Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 17.07.2017, 00:57
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,976
Репутация: 1383 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Марафон. Тысяча королей (второй том)

режим второй

здесь будет шапка

можно прочитать первый том здесь (на днях добавлю туда ещё две главы и всё серьёзно отредактирую)

тема первого тома временно или насовсем скрыта, пока роман участвует на другом сайте в конкурсе

Цитата:
Почти окончательный список имён персонажей обоих томов, вряд ли сильно изменятся

Никакого приоритетного порядка, некоторые к началу второго тома вообще мертвы; а некоторые мертвы изначально - присутствуют в виде духа.

Вторые имена – этакие прозвища - в конгломерате получают в основном за какие-то особенности или заслуги; присваивает группа близких или друзей; иногда остаётся «по умолчанию» при присвоении с рождения, нередко есть неизменные родословные фамилии; может назначать командир, барон, король.

В тексте будут встречаться вторые имена намного реже основных. Чаще всего их игнорируют даже в официальных документах, но иногда используют, чтобы избежать путаницы в одинаковых именах.

Вторые имена у некоторых персонажей изначально скрыты или выдаются позже по сюжету
Хайнс Максимус
Жектр Сокрушитель
Мирелла Сфирена
Дрог Скоморох
Муна Богемна
Корабус Мерзлотник
Вендр Недомолвок
Нарывака Несс
Девон Находка
Нансен Варгус
Най
Хеши
Мадз
Орона Голос-из-Стали
Пожиратель Душ
Лодес Убийца Королей / Разящий Оком
Бенедор Несокрушимый
Костинг Костолом
Тодас Грозный
Руций Скрёбыш
Тракеций Скрёбыш
Лорд Паук

это не все персонажи

Последний раз редактировалось Vasex; 23.07.2017 в 23:21.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 23.07.2017, 23:21
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,976
Репутация: 1383 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
успел нахреначить. еще процентов 30 - и будет конец главы, допишу на днях. это предпоследняя глава первого тома. выкладываю для отчётности, но скоро удалю этот пост. потом ещё последнюю главу в конце следующей недели выложу, потом тоже удалю.
в итоге буду выкладывать здесь только главы второго тома.
Скрытый текст - 21800:
Глава 25: Стезя Хранителей Слова

Ветер, обступая вагонетку, завывал чуть ли не громче её равномерного грохота при соприкосновениями с рельсами.
Большая часть пути на северо-запад Грандуа проходила в полной темноте. Это был тоннель для перевозки ресурсов без участия человека, потому озаботиться об освещении, не говоря уже о других удобствах, никто не удосужился. Тоннельная рельсовая дорога не всегда шла по прямой, иногда виляла, отчего на поворотах у Хранителей Слова перехватывало дыхание – лишь Вендр и Нансен встречали это с усмешками, задирали руки и взвывали от радости, остальные, даже не боящаяся смерти Мирелла, сжимались от ужаса и паниковали.
- Заткните свои крики, вы можете вызвать обвал, - ругался Жектр. – Мы посреди проклятой Грандуа.
- Был бы здесь Хайнс, он бы хотя бы останавливал бег времени в моменты опасности, - сетовала Мирелла. – Как он мог нас покинуть?
- У него не было выбора, - отвечал Жектр.
- Нам его будет сильно не хватать. Пожалуй, пока только одна я это понимаю. Но и вы поймёте.
- Особенно когда он расколется.
- Он не расколется.
- Призраки раскалывают призраков всегда.
- Но не сразу. Хайнс не расколется так быстро. Мы что-нибудь успеем придумать, прислать подмогу.
- Самим бы выбраться и уцелеть.
- Он ведь знал всё, что только можно знать. Он всегда действовал во благо.
- Во благо Цинады?
- Во благо большинства. Во благо Конгломерата.
В короткие мгновения путь через горы освещался – где-то из-за обвалов непрямое синеватое свечение Рашмы находило дорогу сквозь глыбы камней и льда, где-то имелись выходы шахты на поверхность, иные станции-остановки, где-то было светлее, чем в тоннелях под толщей гор. Иногда маги создавали свечение на концах своих посохов, но в основном экономили силы, хоть и тащили с собой несколько бутылей восстановления.
В такие светлые моменты Жектр ловил на себе холодный взгляд Миреллы. Многое в этом разговоре не звучало, но прочитывалось иначе.
И всё же это не имело бы значения, если бы они погибли в этой дороге, потому слова оставались на привязи.
Да и реальный холод был куда сильнее.
Призраки Хранителей Слова и их надзиратели отстали от вагонетки. Если они и могли обогнать коней, то с вагонеткой потягаться не могли. Разве что где-то могли обойти за счёт срезанного пути сквозь толщу стен и горных пород. Но предполагалось, что они сильно отстанут от вагонетки к моменту её прибытия в пункт назначения.
- Мы здесь сдохнем от холода, - стучала зубами Несс. В моменты просветов она замечала, что они с Вендром обнимаются, а остальные – старики маги и Нансен – тоже жмутся друг к другу, но отдельно от них, молодых. Так и сидели напротив друг друга, беспорядочно сплетя ноги.
- Ничего. Путь не такой уж долгий. Полдня от силы, - сказал Жектр и добавил с усмешкой: - В Храме Наук зато сейчас жарко, но разве хочется в такую жару?
- Нельзя было сделать человеческие условия на этом переезде? – спрашивал Вендр.
- Как я уже говорил, здесь перевозят только грузы.
- Впрочем, после тех трупных кишок – глупо жаловаться на какие-либо неудобства, - усмехнулся Вендр и вновь весело завыл на захватывающем дух повороте, когда всех начало клонить в сторону. Несс поплохело при этом воспоминании. Она вновь утёрла язык и губы рукавом, но обледенелая одежда была точно точильный камень.
- Малейший обвал на пути… Малейшие неполадки с рельсами… - говорила Мирелла.
- У нас есть тормозной рычаг, - напомнил Жектр. - Но если кому-то так страшно, то сами смотрите за дорогой. Это лишено смысла, почти ничего никогда не видно, да и высовываться из вагонетки под сильный леденящий ветер – не самое приятное занятие.
- Вы уверены, что нам не нужно пользоваться рычагом? – спросил Нансен.
- Думаешь, стоит притормаживать в дороге? – Жектр почесал подбородок через густую бороду. – Я думал об этом. Но во время транспортировки грузов тут никто не сидит обычно. Вряд ли это необходимо. Лучше этот рычаг не трогать, чтобы не застрять где-нибудь насовсем посреди Грандуа. Мы здесь вряд ли выживем.
- Я не об этом. Вы уверены, что в конце пути нас ждут с распростёртыми объятьями? – продолжал серьёзно спрашивать Нансен.
Хранители Слова задумались над этим.
- А с чего бы им не ждать? – спросил Жектр.
- Сейчас идёт охота на магов, - сказал Нансен.
- Эта деревушка… Эти шахтёры… Они на нашей стороне, ведь так? – спросил Жектр Миреллу.
Она пожала плечами, скривившись.
- Договаривался Хайнс. Я не знаю подробностей их уговора.
- Это наши люди, люди Храма Наук. Они тем и зарабатывали, что служили нам. Они поставляли нам титанит, мы высылали им провизию.
- А откуда мы брали провизию? – усмехнулась Мирелла. – Нам её присылали не напрямую. Мы входили в долю сегмента. Предол отвечал за поставки.
- И что это значит? – нахмурился Жектра. – Они сейчас голодают? Для них осада продолжается?
- Быть может, они покинули деревню? – спросил Нансен.
- Да куда им идти? – вздохнула Мирелла. - Только если ехать прямо в пекло войны в этой чёртовой вагонетке. Быть может, они так и поступят, если станет совсем тяжело. И быть может, их не станут казнить, ведь они не маги, всего лишь шахтёры. Это если у Предола не будет каких-то особенных планов на титанит и титанов. А уж через горы пешком они точно не пойдут – это верная смерть.
- Так как же мы будем добираться до портала в Ун? – спросил Вендр. – Он ведь ближайший, верно? Я думал, нас там в деревне просто снабдят всем необходимым и в дорогу…
- Ты, парень, в горах мало жил, - улыбнулся Жектр. – «Просто» не получится. А сейчас ещё период зимы – Грандуа совсем непроходимый, даже для самых умелых скалолазов. Хорошо бы найти какой-нибудь вариант решения проблемы, даже самый сложный, лишь бы он был. Приедем – разберёмся.
- Я о том говорю… - продолжил Нансен. – Может, нас будут ждать не распростёртыми объятьями, а с топорами наизготовку?
Все призадумались над сказанным.
- Может, есть смысл не доезжать? Дёрнуть рычаг и выйти на какой-нибудь заброшенной станции раньше?
Какое-то время ехали в тишине. Затем Жектр сказал:
- По карте ничего другого на пути нет. Есть начало – Храм Наук. Есть конец – Гронез, шахтёрское селение. Больше никаких отметок на карте вдоль пути. Где угодно выйдем – окажемся посередине абсолютного грёбаного ничего. Там и подохнем от холода и голода. Очень быстро. У нас почти ничего нет – пара кусков замороженного мяса и хлеба – это ведь ничто.
- Останавливаться нельзя, - сказала Мирелла. – Да и какой им смысл нарушать уговоры.
- Мы перебили горный отряд, - ответил Нансен. – Это, скорее всего, заметили. Раз уж вас, Хранителей, так активно ищут, ничего им не помешает выслать за вами хотя бы призраков.
- А то и полетят наперерез, чтобы договориться с мужиками о том, чтобы нас убить или задержать, - сказал Вендр.
- Они не успеют. Даже наши призраки – Пакинс и остальные – не обгонят вагонетку.
- Есть ведь ещё призрачная связь, - сказал Жектр.
- Думаете, Предол сейчас ведёт такие дальновидные переговоры, когда всё уже закончилось? Они ведь даже не знают, что произошло и куда ведёт эта шахта.
- Предол – нет, - сказал Жектр. - Предол сейчас поживает добытое кровью. Но Корабус не дремлет. Как только он поймёт, что Хранителей нет в замке… Как только он разузнает, что мощной магией перебили один из горных отрядов… Как только он проследит нас по следу и наткнётся на рельсы в заброшенной шахте. А там и сломанный фонтан сумеет связать и всё остальное воедино. Найдёт карты или тех, кто хоть что-нибудь знает об окрестных шахтах… И тогда вполне может не только отправить погоню, но и сам выйти на связь с управленцами Гронеза. Кто знает, что он им предложит, но в том, что он умеет уговаривать правителей идти на соседей войной – ему не откажешь. Храмовник прав – нас может поджидать засада.
- Всё возможно, когда перестаёшь прикасаться к бутылке, - сказала Мирелла.
Жектр усмехнулся. Но снова почувствовал её напряжение и помолчал.
- Но тогда я не знаю, что делать, - сказал Нансен. – Нам следует что-то предпринять, чтобы спастись.
- Вы почему-то забываете, что с нами путь держит говорящая с духами. Мирелла. Ты можешь связаться с Гронезом, уточнить ситуацию.
- Это был план Хайнса. Я ни черта не знаю про Гронез. Я никого там не знаю.
- Даже я знаю наместника Камнедроба. Ты знаешь почти всех старых призраков как Призрачного Правления, так и по окрестным сегментам, Грандуа… А сколько искажённых изгнали при твоём смягчающем изгнания участии? Свяжись с кем-нибудь, наладь нам связь. Мы должны представлять, что нас ждёт. Мы должны планировать наперёд. Ничего ещё не закончилось.
- Я попробую, - спустя какое-то время ответила она. И принялась колдовать.
Сначала связалась с одним из искажённых, уточнила его местоположение. Затем связалась с другими, кто по слухам мог находиться ближе к их месту назначения. Жектр рекомендовал не говорить лишнего, не распространяться о том, какой городок их интересует. Нансен взволнованно спрашивал – а точно ли искажения не передаются через призрачный канал. Маги на него шикали.
Наконец один из искажённых призраков весело заговорил с Миреллой, старой знакомой, и подтвердил, что находится неподалёку от Гронеза. Она попросила узнать, какие там есть призраки сейчас, чтобы наладить с ними связь. Он пообещал помочь в ближайшее время и сообщить об успехах. Его попросили сильно о них не распространяться.
- А вас они любят, эти искажённые, - отметил Нансен, пугливо ворочаясь.
- Ты как будто и не служил в Храме Наук, - сказала Мирелла. Как будто он не знал отношение учёных-магов к искажённым, особенно со стороны Миреллы, которую саму всю жизнь часто принимали за мутанта.
- Я знаю, что у вас особое отношение к искажённым. Все эти походы в северные моря под лучами Рашмы… Но я тут, по правде, не так давно служу.
Теперь Мирелла прищурено смотрела на него.
- Скажи ещё раз – как тебя зовут?
- Если по-полному… Нансен Варгус. Родовое второе имя.
Жектр и Мирелла хмыкнули, пристально глядя на него.
- Что не так? – удивился Нансен.
- Странный ты. Будто не от мира сего.
- Почему?
Старшие маги промолчали. За них вскоре ответил Вендр.
- С Хранителями Слова дорогу держишь. А имя своё не скрываешь.
- Ох… - спохватился Нансен. – Ну всё же я… вряд ли кому-то интересен… Неужели нынче никому доверять уже нельзя? Мы же вместе выбрались, плечом к плечу сражались.
- Но имя сегодня лучше своё никому не говорить, - сказал Вендр.
- Если Хайнс расколется, - тихо сказала Мирелла, - то Корабус сможет убить нас на расстоянии устами своих чёртовых миньонов.
Несс округлила глаза. О таком она и подумать не смела.
Вскоре искажённый призрак доложил Мирелле во всеуслышанье:
- В Гронезе мало духов. Никому не интересное, ничем не примечательное место. Всего несколько душ, да и то лишь те, кто жили там при жизни или тянет ближе к родным. Должен сказать, что меня активно прогоняли, слушать не хотели, у некоторых местных есть небольшие навыки говорящих с духами.
- Да, в таких отдалённых селениях предпринимают меры для отгона искажённых, - кивнул Жектр.
- Я перечислю вам имена духов. Они будут рады общению, устали от этого отшельнического места.
- Нам нужны самые надёжные из них, мы по серьёзному вопросу, а не поболтать от скуки.
- Я перечислю всех. Их всего восемь.
- Восемьдесят два… - прошептал Нансен, думая о чём-то своём.
Мирелла выслушала призрака. Свечение из открытого связующего канала показывало, как меняется она в лице при упоминании некоторых имён.
- Спасибо, этого достаточно.
- А что у вас произошло? Смотрю на твои живущие своей жизнью волосы… Мирелла, это у вас такие мощные ветра в Храме Наук? Я слышал, назревает война в Паутине…
- У нас нет времени на разговоры о жизни, прости. Пожалуйста, никому о нас не говори. – Она попрощалась с призраком и закрыла канал. – Так, двоих я точно знаю. Одного знавала при его жизни. Очень жаль, что он теперь умер, он куда больше мог бы нам помочь, будучи живым.
- У них будет возможность поговорить с наместником? – спросил Вендр.
- Это же чёртова деревушка, там всего несколько домов и рудники рядом, - сказал Жектр. - У них там у всех есть возможность говорить с наместником. Он, небось, трудится наравне с остальными, а не живёт в роскоши, как барон кляцкий.
- Роскоши там точно не ждите, - сказала Мирелла, особым взглядом посмотрев на Несс.
Та в свою очередь припомнила дыхание через чьи-то кишки. Решила, что теперь до конца жизни будет вспоминать это, если будет чем-либо недовольна. Ведь есть вещи, хуже которых уже ничего не придумаешь. Несс побывала на самом дне жизни, и снова туда угодить не так просто, а остальные проблемы казались на таком фоне сущей ерундой. Муна была права – назад из Храма Наук, из высшего сословия Несс вернётся уже совсем другим человеком. Но не таким, как они представляли. И вернётся ли – тот ещё вопрос. Было бы куда вообще возвращаться.
- Попробую связаться с одним из этих духов, - сказала Мирелла.
- Быть может, одного будет недостаточно, - сказал Жектр.
Ведьма вопросительно взглянула на колдуна.
- Вдруг его поддержкой уже заручился Предол, - пояснил он.
- Призраков не так легко подкупить, материальные блага не помогут. Тем более тех людей, которые хорошо ко мне относились при жизни, а этих ублюдков с дальних земель совсем не знают.
- Лучше договориться с двумя, - поддержал мага Нансен. – На всякий случай.
- Там вообще маги в деревушке есть? – спросил Вендр. – Сейчас объявлена охота на колдунов, им точно нет смысла помогать Предолу…
- Тихо, - шикнула Мирелла, колдуя перед собой в воздухе посреди вагонетки.
- Маги магами, а Предол в переговорах будет жонглировать возможностью поставок, - сказал Жектр.
- Надеюсь, они не догадались связаться с этим городком, - вздохнула Несс.
- Заткнитесь, - процедила Мирелла. А потом сменила выражение лица на максимально добродушное при своей-то кривизне и вечной хмурости. – О, привет, Данден. Ты уже поди помер, а к нам в Храм всё равно не наведываешься…
- Надо же, кто со мной связался! Наведался бы, но приглядываю за своими младшими. Помер преждевременно, а у них никого здесь нет, выживаем, как можем… А у вас как дела? Слышали, что вы в осаде? Говорят, вас ещё не нашли… Выходит, милочка, ты не разучилась ещё находить укромные закоулки в замке?
Они рассмеялись. Мирелла попыталась смущённо сменить тему, но этот Данден ей этого не позволял. Несс округлила глаза. Посему выходило, что Мирелла общается с неким бывшим ухажёром. Неужели найдутся и такие, что на Миреллу западут. Ох уж эти самцы. Впрочем, кто знает, какой она была в молодости.
- Ладно, к чёрту отвлечённые темы. Как видишь, у меня тут не праздное настроение и обстановка. Скажи мне – есть ли у тебя возможность поговорить с наместником?
- С Камнедробом? Он в соседнем доме. Сейчас поищу.
- Дело срочное.
- Понимаю. Я мигом.
По пути он немного рассказал об обстановке в целом.
- Дела идут не очень. Люди отказываются работать в шахтах, пока ситуация у вас там не нормализуется. И поставки пищи задерживаются. Поговаривают, что их теперь могут отменить насовсем, особенно если Предол теперь одержал победу.
- Всё это мы и собираемся обсудить с Камнедробом.
- Мирелла. Вы с Жектром находитесь в плену?
- Нет. Но пока об этом я не хочу говорить. Найди, пожалуйста, наместника. Вопрос очень срочный.
Через какое-то время другой бородатый мужчина, но живой, попытался влезть в разрез призрачного канала.
- Мирелла! Как я рад вас слышать! – добродушно ухмылялся Камнедроб. – К нам тут поступают разрозненные новости, непонятно чему верить! Говорят, Хайнс в плену и крепость пала при штурме Предола и Бедесорна… Но про вас ни слова. Быть может, вы сможете разъяснить ситуацию?
- Приветствую. Не знаю, тайна для вас это или нет, но мы скоро будем у вас. Хайнс в плену, но до этого он договорился, чтобы кто-то из ваших встретил нас по приезду.
- А, так это вы к нам держите путь через тоннель? Да, мы с Хайнсом это планировали. Он не уверен был, что поступит именно так, но такой вариант мы обустроили на всякий случай.
Вскоре Мирелла выяснила, что Хайнс и Камнедроб держали связь через призрака-надзирателя.
- Вот так выдрессировал подчинённого, - посетовала Мирелла. – Этот дух даже после пленения Хайнса ничего нам про это не говорил. Ладно, давай к сути.
Мирелла ещё раз описала, что они движутся и скоро прибудут. Она уточнила – связывался ли с ними кто-то из Предола.
- Да, они знают, что вы – несколько сбежавших из осады – движетесь прямиком к нам через рельсовый тоннель.
Хранители Слова обречённо вздохнули.
- Они не высказывали, что вы имеете какую-то большую ценность для них, - продолжал Камнедроб. – Но чувствовалось, что они очень заинтересованы в том, чтобы вас задержать.
- И что, нас теперь ждёт засада в конце тоннеля? – напрямую грозно спросил Жектр.
- Нет-нет, мы ответили отказом, - ответил наместник. И бровью не повёл. Будто не стоял вопрос жизни и смерти.
От этих слов никому не стало легче. Не чувствовалась правдивость в этом, но и ложь не ощущалась. Знакомый дух Миреллы пожал плечами:
- Я ничего про это не знаю, со мной и при мне никакие такие разговоры не велись.
- Они также сказали, что скоро к нам явятся их духи для продолжения переговоров. Ну и по вашему следу, наверное, выдвинулись преследователи.
- Проклятый Корабус, - покачал головой Жектр. - Быстро же он организовал погоню. Наверное, сам тоже летит сюда.
- Его лично участие не нужно, он остался у Хайнса, я уверена, - покачала головой Мирелла. Она вновь посмотрела на наместника Гронеза. – Через кого Предол держал связь? Кто с вами говорил от их лица? Расскажите всё.
Наместник рассказал. Называл имена, описывал внешность собеседников. Сначала со стороны Храма Наук вёл беседу Корабус – это понятно. Но в последнее время его сменил так называемый Безымянный Лорд – человек в маске, которую носил всё время, не снимая. И какой-то будто искажённый слуга с волдырями по всему лицу тоже нередко подключался к переговорам в последнее время. Со стороны Гронеза – связь осуществляли через самого известного призрака Гронеза. Корабус знал его лучше Миреллы, но вряд ли бы кто-то назвал их двоих товарищами при жизни. Однако в переговорах деловые отношения зачастую превыше дружеских.
- Странно, что продолжает вести наше дело не Корабус, и даже не призрачный барон, а какой-то мелкий засранец, едва взявший бразды правления, - покачал головой Жектр. – И какой-то мутированный никому неизвестный звездюк. Как Корабус подпустил их ко всему этому?
- Может, какие-то великолепные переговорщики? – спросил Нансен.
- Ага, мы видели всё великолепие переговоров во время осады.
- Там что-то произошло, - сказал Камнедроб. – В вашем Храме Наук.
- Ага, его захватили, - усмехнулся Жектр.
- Нет, что-то ещё. Совсем незадолго до этого нашего разговора, полдня не прошло. Резня произошла где-то на верхних этажах.
- Хайнс убит? – спросила Мирелла.
- Неизвестно. Информацию скрывают. Слухи нечёткие. Там, наверное, ещё сами до конца не разобрались в произошедшем.
- Выясните, пожалуйста, что там с Хайнсом.
- Хорошо.
- Теперь о нас, - встрял Жектр. – Что вам предлагали за нашу поимку?
- Чтобы задержать вас? – Наместник отмахнулся. – Говорили, что возобновят поставки пищи.
- И вы не согласились на это?
- Так. Во-первых, я ему нагрубил, сказав, что не доверяю человеку, который скрывает лицо маской. Он мне там что-то болтал о предосторожности, ибо не знает наверняка, как действует ваше некое новое заклинание. Кстати, это правда, что вы убили Лорда Паука?
Мирелла и Жектр переглянулись.
- Нет, - немного неуверенно произнёс Жектр.
- Вот и я не поверил, что такое заклинание может быть у вас. Нашли повод устроить охоту на магов.
Тут заговорил призрак Данден, совершенно спокойно, не подозревая опасности поднятой темы:
- Но говорят, что вы, маги, с расстояния убили всех правителей и известных господ Предола и Бедесорна, и как раз поэтому вам объявили войну.
- Нет доказательств. Так убивать невозможно, - продолжил гнуть палку Жектр. Мирелла растерянно молчала.
- Но есть убитые, кто-то же их убил.
- Пытались нас подставить. Идиоты сменили власть. Двух зайцев одним выстрелом пришили.
- Вот и я так подумал, - кивнул наместник. – Я никому так не доверяю, как Хайнсу. И уверен, что он бы никогда на такие злодеяния не пошёл. Как жаль, что у него не получилось сбежать.
- Его ранили, - сказал Жектр.
- Очень жаль, очень. Но мы рады, что вы движетесь к нам, Жектр. – Наместник всплеснул руками. – Буревестник, способный вырастить оазис нам сейчас очень пригодится.
- Я больше по части камня, - вздохнул Жектр. – Как у вас обстоят дела?
- По части камня у нас немало и магов, и простых трудяг. А вот с едой напряжённо. Думаю, я никого не удивлю, если признаюсь, что мы бросили добычу титанита, раз в Храме Наук и Предоле царит неразбериха. Уже двадцать пять тортиглий сдохло, а поставок пищи всё нет. И так немного поставляли. Мы ведь, можно сказать, тоже, получается, в осаде.
- Как вы выживаете?
- Хех, я Хайнсу говорил, что после тех предыдущих рудников, где я жил и выступал управленцем, на новое место переберусь только если там можно будет хоть как-то прожить на свои силы. Не очень приятное дело – жить зависимыми исключительно от поставок, здесь это ощущается как нигде в Паутине, хоть и весь народ по тем же правилам живёт. Вы, быть может, помните, как мы переносили нашу стоянку чуть дальше на север с предыдущих мест, верно? Тогда много людей померло, когда проблемы с поставками были, когда Скорлупа с Уном конфликтовала у портала. В Храме Наук тоже какое-то время голодали, но по вам так сильно это не ударило, как по нам. В Гронезе всё получше, конечно. Буревестники когда-то вывели русло подземной реки чуть на поверхность и у нас тут есть теперь покрытое льдом озерцо – маленькое, узкое, точно река, пролегает меж скал. Я, наученный опытом, времени зря не терял – за последние годы мы к озеру почти не притрагивались, было оно под запретом, только рыбёшку всякую привозили из Паутины, особенно когда со стороны Фортвола вместе с походами доставляли – ух какую. Живую, как тортиглий! Мы их почти не ели – только по особым редким случаям – большую часть выпускали в озеро, разводили там рыбу. И даже тортиглий там поселили, хотя условия для них не самые благоприятные. Всё было на авось. Но я не прогадал. Чему опыт учит! Теперь у нас здоровский такой выводок рыбёшки, можем жить на неё. Но чтобы прокормить селение – все мужики теперь не в рудниках пропадают днями, а прямо на льду зимуют. Женщины и детишки тоже, хоть и немного их здесь. Некоторые наши, у кого опыт есть и яйца из стали, в окрестности Грандуа на охоту выбираются – на горных козлов, птиц и прочую живность, коей здесь не так много, как хотелось бы, но опасное это дело, конечно. Один помер вот недавно по случайности. Ещё двое много дней зимовали, не способные вернуться в деревню в сильный буран. К счастью, вернулись, но истощённые до неработоспособного состояния, а восстановиться без поставок быстро они не могут. Вот наша дневная выработка, посмотрите.
В разрез призрачного канала Камнедроб показал несколько полок, неплотно заваленных рыбёшками разных размеров, в основном мелкими.
- К завтрашнему утру почти ничего не останется. Потом ещё столько же будет. Останавливаться нельзя. А что будет, если рыбы в озере совсем не останется, не знаю. Требую, чтобы мелкую рыбёшку отпускали размножаться, но не слушают, гадины, только о сегодняшнем дне думают.
- На склад не тащат, запрещено, - кивнул Данден. – Но я наблюдал, как прямо на льду этих мальков сжирают, сволочи.
- В общем, жить можно, но без поставок всё же туго получается. И если бы не моя эта предусмотрительность, не знаю, что бы мы сейчас делали. На одной охоте здесь не продержишься. Молимся богине пресных вод, чтобы нас не подводила хотя бы в этом.
- Так что вам предлагал Корабус и этот Безымянный Лорд? Восстановление поставок?
- Скользкие типы. Знают, чего нам нужно, но очень скользко этих тем касаются. Уверенности в завтрашнем дне мне они не придали. На кой чёрт наши рудники им сдались? Я то понимаю, что им вы нужны, а про нас тотчас же после этого забудут.
- Так поставок не будет?
- Да какие поставки, когда они своей армии платить не могут? Вы не слышали, что они большую часть своего войска – наёмников из других регионов – разгоняют чуть ли не силой. Контракты разорвали, никого кормить и никому платить не собираются. Того гляди, ещё со своей земли скоро прогонять будут. Кукиш им, а не гражданство. Кому-нибудь для вида дадут, каким-нибудь отличившимся офицерам, и всё на этом.
- Здраво рассуждаете, - кивнул Жектр. – Всё так и обстоит. Но разве вас не уговорили поставлять титанит в обмен на еду, как и делалось при Храме Наук, при Хайнсе?
- А для каких чёртовых гхаргов им сдался титанит? Титаны уничтожены, разве вы не слышали?
Маги переглянулись. Мирелла с волнением затараторила:
- Нет, мы уходили в спешке, ничего такого не знаем. Что, прямо все и каждый?
- Всех приказали разбить и привели в исполнение. Безымянный Лорд так решил. Скрёбышей убили, теперь терзают, а мастерскую вообще предали огню со всеми их рисунками.
- Хорошо, что Муна этого не слышит, - покачал головой Жектр.
- Рано или поздно услышит, нечего даже думать о такой мелочи, - пожала плечами Мирелла. – Там почти все наши погибли. Хорошие люди. Это куда важнее всяких железяк и иллюзий вечной жизни.
- А ты по-прежнему не умеешь скорбить, - игриво усмехнулся Данден.
- Так что можете не беспокоиться о какой-либо засаде или о том, что вас задержат и передадут в руки предольцев. Мне это не интересно. Вы вольны поступать, как вздумаете. А мы подкопим ресурсов и, наверное, пустимся искать иное место для жизни. Кто-то вернётся через тоннель в Предол, другие поговаривают уйти в горный поход, охотиться на ходу. В любом случае, мы либо уйдём до прибытия отряда предольцев, либо встретим их, как полагается, с оружием в руках. Не будем нападать, но если придётся защищаться – то многие из нас не струсят, уж поверьте. Я служу Хайнсу, служу Храму Наук, служу Цинаде. В конце концов, я родом оттуда, и мне не хочется, чтобы потом распускали слухи о моём предательстве по отношению к Порядку. В Скорлупе при всей этой вечной жизни репутация имеет великое значение.
- Репутация имеет значение для хороших людей, - сказала Мирелла. – Ты из хороших. Нам приятно это слышать, Камнедроб. Мы поддержим тебя, чем сможем. И благодарны тебе.
- Жду вашего прибытия. Богато стол не накрою, но крышу над головой обеспечу. А буревестнику мы точно будем рады. Да и для всех работёнка здесь найдётся, если вздумаете остаться. Кажется, у вас вариантов немного…

Ответить с цитированием
  #3  
Старый 30.07.2017, 23:54
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,976
Репутация: 1383 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - продолжение главы 25, но это ещё не конец, увы ---- 26600 знаков бп:
Подходить к конечной станции всё же было страшно. Скорость вагонетки замедлялась, пассажиры отбили все бока на непредназначенных для живого груза поворотах на рельсовом пути сквозь горы, но на это никто не жаловался; больше переживали по поводу того, что их может ждать в конце пути. Камнедроб не отличался навыками дипломатии, всегда был прямой как палка, но уверенности в завтрашнем дне это придавало мало. Ситуация могла измениться в любой момент, ведь на кону стояли жизни жителей Грозенга, жизни их детей. Хранители Слова ещё несколько раз обсудили возможность остановить вагонетку раньше, чтобы не нарваться на осаду. Но какие варианты они не перебирали – например, осторожно красться по тоннелю, издалека изучая местность, где могла быть засада, - всё сводилось к тому, что они не выживут, пустившись в бега. Грозенг превратился для них в единственный способ выжить. Если жители горной деревушки предадут их – не останется выбора, кроме как сдаться.
В итоге подъезжали к конечной остановке с хмурыми лицами, готовые к бою на смерть, но с надеждой на помилование.
- Только бы не предал, только бы не предал… - бормотала Мирелла.
- Я бы не рассчитывал на то, что наша судьба зависит исключительно от решения наместника, - говорил Жектр. – Если жители решат, что его вариант с нашим спасением, сильно уж невыгоден для них, его легко могут сместить. В другом мире можно было понадеяться, что простолюдины недостаточно информированы, но Корабус, кажется, уже успел связаться с каждым жителем, да и сами они могли бы сложить одно с другим самостоятельно: связались бы с кем-нибудь из Храма Наук и узнали бы, насколько плачевной может обернуться для них ситуация, если что-то не предпринять.
- Остаётся верить в преданность подданных Порядка, - вздохнула Мирелла. – Никогда всерьёз не думала, что дойдёт до такого.
- У Порядка с идеологией не всё хорошо, - сказал Вендр. – Но эти люди знают, кто их кормит. Их держали не силой, ими дорожили. Вряд ли они так легко переметнутся на другую сторону. В Храме Наук никто не служил по принуждению.
Несс тихо вздохнула. Жектр ответил адепту тьмы:
- Сейчас они кормят себя сами. А это может изменить мышление.
Вагонетка уже сильно замедлилась, постукивание колёс стало очень редким. Посудина подползала к станции Грозенга. Все ожидали увидеть свет в конце тоннеля после этой беспрерывной тьмы, но в конце пути было довольно полутёмное помещение. И если бы не светлячки факелов в отдалении – можно было заметить, что путь окончен, только когда стены раздвинулись бы в стороны, а вагонетка окончательно остановилась.
Старшие маги крепче сжали посохи. Руки Вендра исчезли в полах плаща, наверное, взявшись за рукоятки кинжалов. Нансен, совершенно не таясь и боясь излишне нервировать врагов, извлёк меч и возложил длинное тяжёлое лезвие себе на плечо остриём вверх. За рукоятку он держался с некоторой излишней небрежностью. Несс оставалось лишь сжимать кулачки.
Люди с факелами были немного вооружены. Серьёзных доспехов и оружия у них не имелось, но были охотничьи луки, топоры, шахтёрские каски. Никто из них не держал оружие на изготовку, хотя по виду они немного нервничали. Позже стало понятно, что они переминаются с ноги на ногу не от нервов, а от лютого сквозного холода в этих пещерных хоромах, но всё равно напряжение в их лицах и речи было заметно.
Жектр и Нансен первыми выбрались из вагонетки. Никаких напускных приветственных криков, их встречали лишь кивки и едва разборчивые «добро пожаловать». Наместник Камнедроб выступил вперёд – тяжело опирался на трость против старческой хромоты, никакого иного оружия при себе не имел, хотя огромные руки у широкоплечего старца, казалось, могут переломать все кости одним рукопожатием или хлопком по спине.
- Дай же тебя обниму! – прорычал он Жектру, растопырив свои массивные вилы.
Маг с неприкрытой неохотой поддался. Камнедроб радостно сдавил его и даже на радостях приподнял над землёй.
Вскоре все расслабились. Нансен перестал коситься на окружающих, повернулся к вагонетке и начал помогать остальным из неё выбираться.
- Новые лица – большая редкость в нашем краю, - болтал Камнедроб. – Потому даже несмотря на обстоятельства, есть в этом немало приятного. Хотя бы глазу.
- Мы тоже рады вас видеть. – Мирелла приобняла наместника, когда тот освободил Жектра. – У вас всё в порядке?
- Да… - Наместник в ответ на это немного смутился, почесав затылок. – Но пока вы ехали, предольцы ни на мгновение не смолкали. Связывались с нами через наших призраков. Очень уж хотят вас задержать.
Среди встречавших Хранителей Слова мужчин, жителей Грозенга, были два призрака. Одного из них, Дандена, храмовники уже знали.
- Они и сейчас пытаются вызвать меня на разговор, - признался он. – Стучатся во все двери, короче говоря.
- Они на вас давят, это так ясно… - вздохнула Мирелла.
- У них есть интерес, есть рычаги давления, - с печалью ответил Камнедроб. – Я вынужден заботиться о моих людях.
Хранители умолкли, с опаской глядя на наместника.
- Но вы тоже входите в их число, - возразил Камнедроб с горечью в голосе, он начал греметь басом громче. – Что я за вождь, если буду предавать своих! Мы всё это время, пока вы добирались, обсуждали ситуацию и решили, что предавать своих мы не станем. Некоторые из наших готовы драться, как наши собратья на стенах Храма Наук, хоть и понимают, что это безумие и прямой путь в могилу.
- Они не сунутся сюда всеми войсками, не должны, - сказала Мирелла. – Все ведь слышали, что армию распускают, ей нечем платить.
- Одного крупного отряда… Да что там, пары десятков бойцов может оказаться достаточно, - сказал один из местных.
- Пока мы с вами – такой небольшой группы вам не стоит бояться, - ответил на это Жектр. – Но лучше, конечно, в прямой конфликт не вступать.
Камнедроб продолжал говорить:
- … Другие предлагают снарядить вас с дорогу и отпустить в горы, чтобы и вас, и нас политическая опасность миновала. Куда вы собираетесь, в Ун? Мы вас снабдим припасами на несколько дней – большего не в силах предложить. Возможно, растянете их на больший срок. А если ещё сумеете добывать мясо в пути или колдовать оазисы… Вы же сильные маги, вам должно быть легче пережить невзгоды Грандуа, чем нам, простолюдинам. И если вы уйдёте, сразу же, к нам у предольцев может не найтись претензий. Нас могут и не тронуть, тем более битва, кажется, окончена, а им сюда соваться несподручно через весь Грандуа. А уж если поднимут на нас оружие, то и мы не дрогнем.
- Остаться нам здесь не позволите? – спросила Мирелла. – Что же вам такое напели по призрачному каналу?
- Дело не в «напели». – Камнедроб вновь почесал затылок. – За вами в погоню выдвинулась крупная банда.
- Корабус выслал, мы слышали, - сказал Жектр. – Но как они сюда доберутся без вагонетки? Пешком через тоннель? Верхом? В любом случае это займёт немало времени. За вагонеткой даже призраки не угнались.
- Они как-то подготовились, - сказал Камнедроб. – Плоты какие-то для рельс приловчили, с колёсами. Ну или телеги, называйте, как хотите, но они как вагонетки. Вёслами от земли отталкиваются, да и другие какие-то приспособления на самом плоту имеются. Будут здесь меньше, чем через полдня.
- Сколько их? – спросил Жектр.
- Два тяжёло загруженных плота, - ответил один из селянских магов-каменщиков. Он прильнул ухом к рельсам. Простой человек, конечно, так далеко через них не слышал, но этот с помощью магии мог. – Человек двадцать пять, не больше.
- В любом случае, могут выслать ещё, - посетовал Камнедроб.
- Мы не смеем подвергать их опасности, - тихо сказала Мирелла Жектру, хотя всё равно её все слышали. – Этих людей могут не тронуть. Корабусу нужны только мы.
- Мы не справимся при переходе через Грандуа, - покачал головой Нансен. – Мало кому это удаётся, но эти люди живут в горах, прекрасно к ним приспособлены. А мы решаем всё впопыхах. Мы на одну мороженую рыбу там долго не протянем.
- Мирелла, - сказал Жектр. – Мы с тобой разумные старые люди. Посмотри на себя. Ты калека, ты едва ходишь. Как ты собралась пробираться через горные перевалы с этой тросточкой? Как ты себе это представляешь? Нам придётся тащить тебя. А я и сам хожу не лучше. Ещё у молодых есть шанс, да только посмотри на них – одна ничего не умеет, другой тоже не обучался охотничьему мастерству, с Нансеном тоже непонятно… Это безумие ломиться в Грандуа.
Мирелла обвела взглядом Хранителей, остановилась на Несс и тяжело вздохнула, потупив взор.
- Мы чертовски устали, - сказала наконец она. – Нам нужно собраться с мыслями, отдохнуть, обсудить всё. Не одну меня еле держат ноги. Эта чёртова вагонетка отдохнуть ничуть не помогла. Штурм крепости, подземная река, вся эта спешка и выживание… Я просто готова упасть прямо здесь, если не придумаем ничего лучше.
- Я даже не понимаю – день сейчас или ночь, - сказал Нансен.
- Сколько времени до прибытия предольцев? – спросил Жектр.
- Говорим же, меньше, чем полдня, - ответил Камнедроб. – Поесть можете. Посидеть за столом, поговорить. Но поспать нормально не получится. Чего мы стоим здесь? Пройдёмте в хижину. Всяко лучше говорить в тепле.
Люди выдвинулись, покидая шахтёрскую станцию. Они выбрались наружу и спустились по склону горы к крохотной деревушке, которую едва можно было рассмотреть: снег толстым слоем покрывал крыши нескольких приземистых, скорее даже утонувших в снегу каменных домов, и тем самым они сливались с белым полотном вокруг, становясь практически невидимыми, если смотреть на них с такой высоты. Только если погода позволяла и хорошенько присмотреться, можно было различить тоненькие струйки дыма. Хотя деревьев в округе почти не росло, но здесь добывали какой-то особенный подземный древесный уголь.
Озерцо, конечно, когда Хранителям на него оказали, оставляло гнетущее впечатление, что выжить за счёт одного его попросту невозможно: какой-то там горный каньон, ага, простая расщелина или попросту щель в скале, куда толком свет не пробивался, и люди туда заходили по льду практически боком. Не видно было насколько далеко этот «ручеёк» простирается вглубь гор, но с виду было ясно, что много рыбы там водиться попросту не может, этого точно недостаточно. Но Хранители молчали, глядя на это и слушая об этом. Никакие маги воды не помогли бы жителям Грозенга в долгосрочной перспективе.
- Вы не бывали здесь никогда, - говорил Камнедроб. - Если бы Хайнс был здесь, он бы обратил внимание, что мы потихоньку расширяемся. Почти каждый дом за последние годы прибавил дополнительных комнат, пристроек. Всё-таки у людей здесь семьи. Детишки рождаются, вырастают, вот уже заводят новых.
Женщины и дети почти не встречались. Некоторые поглядывали из крохотных окошек, другие на мгновение появлялись в дверях и снова прятались, наслышанные про всю серьёзность ситуации, хотя были и любопытные, полные смелости, которые даже подбирались ближе, задавали вопросы, а мужчины их шумно отгоняли.
Старейшина отвёл Хранителей Слова в самую крупную центральную хижину. Казалось, что это был его дом, но это было не так. Его хибара была чуть ли не самой крохотной в деревушке из-за того, что семья насчитывала всего двоих. Будь эта деревушка доступной для других людей, будь она возле торговых путей или других дорог, это мог бы быть трактир, для Хранителей он сейчас выполнял именно такое предназначение. Изначально это был склад-амбар для всего – для всех видов ресурсов. Но даже в мирное время и процветание Храма Наук склад сильно пустовал, поэтому его переоборудовали под большой общий дом – для нескольких семей или одной многодетной. Пользовались им посменно, иногда здесь переживали особенно холодные времена семьи из домов попроще.
В главном большом помещении имелся длинный стол, который отнюдь не богато, но с большим уважением накрыли, встречая гостей. Женщины и дети ютились вдоль стен и по углам, мужчины ими помыкали, но в этом не виделось ничего жестокого. Всё-таки именно мужики были всеобщими кормильцами и никто иной, хотя некоторые женщины из-за нужды теперь тоже носили охотничьи луки или таскали рыбу с озерца.
- У нас времени немного, но вы поди ничего не ели долгое время, вам нужно набраться сил.
Хранители Слова благодарили старца.
- Нам одного только тепла и спокойствия уже достаточно, такой кошмар кругом, - вздыхала Мирелла.
Несс спросила хозяев, где можно умыться. Очень уж хотелось при воспоминаниях о кишках, через которые приходилось дышать, при воспоминаниях о раненных и мёртвых, которых видела в Храме Наук, хоть и старалась держаться от всего этого как можно дальше. Люди умирали на пути к вагонетке, она это тоже помнила, хотя знание об этом доходило с большим опозданием; а в такие моменты она думала лишь о том, чтобы выжить или просто не потерять сознание. Но вот теперь никуда бежать не нужно было, это было странное, почти забытое чувство.
Впрочем, все вокруг напоминали, что ничего не окончено. Враг на хвосте. И совершенно непонятно, как дальше будут развиваться события. Их арестуют? Их будут пытать? Их казнят? Впрочем, после всего пережитого на Несс навалилось бессилие и странное наплевательское отношение к таким вещам. Ну и пусть казнят. Я заслужила. Я наворотила дел. Родители будут терзать мой призрак до скончания веков, а я даже не буду сопротивляться.
Однако реальность снова и снова возвращала Несс к суровой правде жизни. Уборная этих деревенских рабочих была худшей из всего, что ей доводилось видеть. Даже слуги её отца-барона жили в лучших условиях, чем эти люди. Будто попала в самое низшее сословие. Несс даже подумать не могла, что будет скучать по уборным Храма Наук, где почти никто не убирается, где мрачно, холодно и темно, но так уютно, по сравнению с этим местом…
И они ещё рассматривают вариант отправиться своими силами через горы… Что тогда? Гадить под себя? Пить собственную мочу, чтобы прожить ещё день? Может, сразу покончить собой? Достаточно уже наделала дерьма, достаточно дерьма нахлебалась.
Так Несс и стояла в тесном помещении, пялясь в большое тёмное бездонное отверстие в полу, откуда тянуло вонью и холодом.
Вскоре Хранители Слова перекусили, заново всё обсудили.
- Корабус не остановится, - говорила Мирелла, пока хозяева не слышали. – Не в этом мире. Он пойдёт до конца, будет следовать за нами духом по пятам до победного конца, сколько бы это времени не заняло. И он всегда будет находить сторонников. Так что даже если мы перебьём всех этих преследователей – найдутся ещё.
- Если Хайнс расколется… - начал Жектр.
- Он не расколется. Не так быстро.
- Если Хайнс расколется, Корабус не будет нас преследовать.
- Он просто убьёт нас на расстоянии.
- Если способен будет контролировать Слово устами своих подчинённых. При такой власти его слуги могут утратить к этому призраку интерес.
- Мы не знаем, как он их находит, чем подкупает. И полегче с упоминанием заклятья – тут многие верят, что мы не при чём.
- Корабус контролирует распространение слухов, насколько это возможно. Он собрал армию под левым предлогом, и мы этот предлог подтвердили от безысходности, но в то же время он не заинтересован в том, чтобы Слово распространилось по всей Паутине раньше, чем он им наиграется, чем достигнет всего, чего желает его поганая душонка.
- Это не значит, что нам так легко поверят.
- По правде сказать, я сам долгое время не верил, что вы с Хайнсом не задумали что-нибудь себе на пользу с помощью этого Слова, вопреки благу большинства. Но я ошибался.
- Как же так вышло с Хайнсом? – Мирелла наконец нашла время об этом поговорить.
- Он сказал что-то про то, что капитан идёт ко дну со своим кораблём. – Жектр отпил компот. – Сунул мне камень. А я долго уговаривать его не мог. Не тащить же мне его на плече. К тому же он действительно выиграл нам время. Корабус не мог предположить, что все Хранители сбежали, кроме самого Хайнса, которого Корабус винил во всех возможных злодеяниях…
- Теперь уже не важно, что Корабус думает о степени нашей вины, нашего злодейства, - сказала Мирелла. – Он не остановится, пока не отомстит. А ведь это я его убила.
- Не говори глупостей. Это я охватил его камнем, что могло пережать сосуды.
Тут вставил слово Вендр, сидящий на другой стороне стола:
- Дело не только в мести. Он получил цель. Он не может больше пить, наслаждаться радостями жизни. Только это даёт ему повод для существования в загробной жизни здесь, подле нас. Он будет добиваться своего.
- Ну как, ребятушки, набрались сил? – с шумом подошёл к гостям Камнедроб, прихрамывая. – Вы уж извините, что не даём вам покоя. Но времени у нас всё ещё не много, а солдаты вот-вот прибудут, а плана у нас всё ещё нет. Что делать будем? Вы уж извините, что сегодня всё так второпях.
- Мы должны принять бой, - сказал Жектр.
- Разве? – спросила Мирелла. – Призраков мы не остановим. Они сообщат об атаке, и всех жителей Грозенга потом перебьют.
- Это не точно. Сюда движутся люди Корабуса. Быть может, у него больше никого нет.
- Он собрал целую армию.
- Нет. Это армия Безымянного Лорда.
- Судя по тому, что нам говорили, Безымянный Лорд сейчас тоже участвует в этой канители. Как и призрачный барон и другие, убитые… - Мирелла промолчала о Слове, покосившись на хозяев. – Убьём одних – придут другие. И жителям Грозенга точно не поздоровится. Мы не можем так поступать с этими людьми, Жектр. И дело не только в человечности, это не разумно.
- Тоннель не так сложно оборонять, - сказал Камнедроб. – По большому счёту мы вообще можем его закопать, завалить камнями.
- Выйдут на другой станции или пробурят дорогу магами.
- Они же против магии!
- Это на словах. У них были маги в войске. Немного, но были.
- Армию распускают. Они не посмеют сильно тратиться.
- Да и Хайнс у Корабуса в плену. Мы теперь не самые важные мишени. Самое ценное Корабус уже заполучил. На нас так тратиться уже не должен.
- Самое ценное? – спросил Камнедроб.
- Он будет вечно пытать Хайнса, пытаясь вызнать заклинание, которого не существует, - сказал Жектр, продолжая утаивать правду о Слове.
- Бедняга Хайнс, - вздохнул Камнедроб. – Очень жаль, что у меня мало людей. Так бы я обязательно выдвинулся бы к нему на помощь. Вы уж простите нас, стариков, мы должны были помогать вам в осаде…
- Никто вас не винит, - заверила Мирелла. – Вас слишком мало. И вы бы не успели. Мы узнали о нападении слишком поздно. Пу-но-тас. Только зря погибли бы, стали бы первыми жертвами битвы, напав на кольцо осады с внешней стороны.
- Хайнс говорил нам приготовить вагонетку и не встревать, даже лишний раз не связываться через канал. Мы были запасным планом. Ох уж эти маги. – Камнедроб закончил печально бормотать, выпрямился и расправил плечи. Глаза его блестели от слёз, но говорил он боевито. – Просто скажите, что делать. Вы ведь из нас всех самые умнейшие, а мы, верные слуги Порядка, сослужим, как уж сумеем.
- Решений на выбор много, - почесал подбородок Жектр. – И в то же время ни одного хорошего. Но сдаваться нам в плен точно нельзя.
- Я за то, чтобы сражаться, - сказал Вендр. – Нансена даже не спрашиваем. Храмовники готовы биться до конца, верно?
Нансен, не в меру ненасытный, впервые оторвался от горшка с рыбьим супом, поводил взглядом по окружающим его лицам, вздохнул, пожал плечами, и вновь вернулся к еде.
- Сражаться! Мочить врагов! – бодро вскинул сжатый кулачок Дрог.
- Одна ты, Мирелла, как всегда, против драки, - усмехнулся призрак Дандена. – Наверное, потому что магия у тебя совсем не боевая.
- Я не против кровопролития, скажем, на эшафоте. Чтобы всех этих ублюдков перерезали, казнили, что угодно. Но сражаться сейчас не лучшая затея. Не понимаю, почему вы никак не выкинете эту мысль из головы. Армия Предола сметёт эту деревеньку и даже не заметит. Даже если они распустят часть войска… У нас этого войска вообще нет.
- У нас выгодная позиция, - сказал Камнедроб. – Мы прекрасно знаем местность, имеем, хотелось бы верить, неисчерпаемый запас ресурсов. Нас долгой осадой не возьмёшь. А против штурма… Возведём баррикады в тоннеле, укрепимся, пускай попробуют взять. А если ещё вы, маги, помогать будете…. Вы же верховные маги Храма Наук!
- Для серьёзного боя нас слишком мало, - сказал Вендр. – Но у нас толком нет выбора. Будем надеяться, что кроме этого отряда – других наступательных отрядов здесь не будет. Очень уж не выгодно им будет сюда, на край жилого мира, людей отправлять на верную гибель.
- Мало, не мало… - поворчал Данден. – Мне говорили, что вы перед сдачей Храма Наук хорошенько потрепали и предольскую, и бедесорнскую армию. При таких потерях разумный противник мог бы даже отступить.
- И ещё раз напоминаю, что времени совсем ничего. Первая телега вот-вот прибудет на станцию. Времени почти не осталось.
Камнедроб начал собираться, напялил большую пушистую шапку.
- Так мы идём встречать предольских ублюдков?
- В любом случае мы все идём. Если говорить с ними – то там, как с гостями. Если сражаться с ними – лучше места не придумаешь. Нельзя давать им закрепиться на местности и дождаться подкрепления. Быть может, они повернут назад, если поймут, что своих мы так просто не предадим и так запросто не отберёшь.
Хранители понурили головы в раздумьях.
- Или убирайтесь, пока есть время. Вам решать, - сказал наместник. – Но жители Грозенга готовы сражаться. Мы все тут служим Порядку.
- Да куда убираться?
- Есть дороги, ведущие через горы практически к Храму Наук. Дороги тяжёлые, чёткой тропы нет, люди почти никогда не ходят, а охотники так далеко не забираются. Но в центральных горах должно быть много дичи. Я думаю, что выжить там можно, если, конечно, не ныть и на жопе не сидеть, сложа руки. По пути к Храму свернёте, куда вам надо – к Уну, я полагаю, на ещё менее благоприятные маршруты – через высоченные перевалы, которые почти никто никогда не преодолевал. Но вы маги, вы что-нибудь придумаете. В конце-концов, с вами лучший буревестник в этих краях, ведь так?
- А как же гхарги?
- По пути к Уну гхаргов встретить не должны. Тем более на поверхности, а ведь внутри гор прячутся, на поверхности почти никогда не выбираются. Это в Западных Горах из-за их вулканической неспокойности им часто приходится выходить к людям, отсюда и стычки там, и дурная репутация. А здесь, в Грандуа, с гхаргами всё иначе, особенно на безлюдном западе. Но всё же стоит быть осторожнее и в пещеры не углубляться. Люди слишком плохо знают, что сейчас творится в этих горах.
- А если держать путь на восток? – спросил Жектр.
- Через горы? К центру Паутины? – усмехнулся Камнедроб. – Вот там самые опасные горы и переходы, там гхаргов издавна было много, встречаются часто. В Скорлупе гхаргов много, и большинство из них, как известно, расположено в центре Грандуа…
- Не думаешь же ты… - начала Мирелла, глядя на Жектра.
- Ничего не думаю. Я не знаю, как поступить. Но если мы уйдём, Корабус точно будет знать, что мы держим путь в Ун. Ведь у нас не остаётся больше никаких вариантов. На ледник мы точно не пойдём под палящие лучи Рашмы.
Камнедроб добавил:
- Ах да, Рашмы стоит остерегаться в горах. Там, где белизна снега ослепляющая. Он отражает свет, как зеркало, со всеми его искажающими силами.
- Это мы знаем.
- Ещё бы вам не знать! Мы наслышаны, как вы дали предольской армии в зеркальце посмотреться!
Хозяева заржали. Потом все помолчали в раздумьях. По лицам читалось – что жители Грозенга в не меньшей опасности, чем Хранители Слова. И отнюдь не рвутся сражаться, по крайней мере самые рассудительные из них.
Несс вернулась из уборной и тихо присела на краю стола.
- Что думаешь, красавица, уходить вам или сражаться? – спросил её призрак Дандена, подплывая.
- Не знаю, - ответила она. – Я не умею сражаться. Да и бегаю я плохо, но второе получается лучше, чем первое.
- В общем, порешили. Большинство за то, чтобы драться. Одна Мирелла, которая далека от военного дела, против этого. Почти все за то, чтобы не сдаваться, - закивал Камнедроб. – Прихлопнем их сразу же, на подходе к деревне, прямо в тоннеле! – Камнедроб потёр ладоши.
- Мы не будем бить первыми, - ответил Жектр.
- Нет уж, - взволновалась Мирелла. – Если уж идём на такое, то нечего давать им возможность подготовиться к бою.
- Они и так будут готовы. Но жители Грозенга – не неисчерпаемый ресурс. Никто не хочет умирать. На нас движется отряд сопоставимый по количеству с нами. Припугнём их разрушительной магией, показав, что мяч на нашей стороне, и предложим отступить. Быть может, они поступят разумно, не взирая на приказанья подлых призраков, не жалеющих плоть.
- Разумный вариант, - кивнул Камнедроб. – Так и поступим. Дадим им шанс. Довольно пролилось крови, довольно слухов о роспуске армии и подлых играх магов… Есть шанс, что к этим доводам солдаты прислушаются, раз уж мы, объединившись, можем их разбить.
- Если уж идёте на это безрассудное дело, то поступайте правильно – и ударьте первыми, не дайте им даже увидеть свет в конце горного тоннеля, - сказала Мирелла. – Продолжаете тягаться силой? Так битва не закончена! Они всё ещё убийцы. Убийцы для них и мы. Мы должны ударить первыми как можно больнее. Всё вы, мужики, неправильно делаете. Ещё напиться всем вместе предложите!
- Удивительное сочетание кровожадности и трусости, - с усмешкой заметил Данден.
- В трусости меня ещё никто не упрекал, - сухо ответила Мирелла. – Значит, ты меня плохо знаешь. Я ведь совсем не боюсь смерти. Никогда не боялась.
- Мирелла не боится умереть! – встал на защиту сестры Дрог, смешно нахмурив бровки.
- Тогда чего вы бежите? – усмехнулся Камнедроб, не зная про ценность Слова. – Остались бы с Хайнсом!
- Не желаю, чтобы меня пытали почём зря, - ответила Мирелла, немного поразмыслив, взвесив правду и ложь в уме.

Первая импровизированная вагонетка врагов достигла конечной станции. Солдаты – одиннадцать человек в бронированном доспехе - повыскакивали из-за бортов, спешно выстраивая нечто похожее на боевое построение, насколько это было возможно в не самом удобном для этого помещении. Но укрывались щитами грамотно.
Люди Грозенга стояли возле скромных укрытий в виде мешков и бочек, кто-то даже притащил пару заготовленных на будущее бесхозных деревянных гробов, которые действовали на всех очень отрезвляюще. В руках – луки с возложенными стрелами на тетивах, но Камнедроб запрещал натягивать тетиву и целиться раньше времени, раньше его приказаний. Он хотел поговорить сначала, к чему и призывал противников.
- Ублюдки-каменщики! – взъярился один из предольцев. – Совсем ума нет! Бросаете вызов превосходящему войску! Вы должны были просто задержать этих негодяев-преступников, и тогда бы вас всех ждало помилование, как обещал Лорд-Без-Имени! Но вы, как мне думается, решили подписать себе смертный приговор!
- Подожди, подожди! Не ярись! – Камнедроб дружелюбно помахивал руками. У него имелся заткнутый за пояс топорик, но сам он держался лишь за трость, на которую опирался грузным телом. – Мы собрались сначала переговорить!
- А я кто по-вашему? Сраный дипломат? – вспылил единственный офицер в отряде. – Нечего тут думать и не о чем говорить! Эти ублюдки-маги должны быть связаны, закованы в цепи! А вы стоите подле них, даже посохи не додумались забрать! Идиоты! Мы так не договаривались!
- Мы никак не договаривались.
- Всех вас ждёт смерть! Совсем не думаете о последствиях! Предол предложил вам помилование, незначительной деревушке на отшибе сраной Паутины, а вы на него наплевали… И зачем? На вас также плевали эти храмовники! Это Предол вам поставлял еду, а не сраные колдуны! Бросаете бездумно вызов целому войску, Лорд-Без-Имени это так просто не оставит!
- Что-то вас не сильно много для целого войска, - усмехнулся один из селян-шахтёров, поигрывая киркой. – Меньше дюжины.
- Сейчас ещё прибудут!
- Всего ещё одна телега, - сказал тот шахтёр-каменщик, который слушал рельсы. – Столько же людей. У меня, может, столько пальцев не найдётся… - Он показал изувеченную по каким-то былым причинам руку. – Но у нормального человека вместе с хреном – столько наберётся.
- Если вы нас перебьёте, прибудет ещё больше, они сожгут всю вашу деревню и вытрахают вас в ваши дырки в головах! – ярился офицер. Остальные его солдаты в страхе переглядывались.
- Уверен? – спросил Жектр.
- Да, чёрт возьми, уверен! В чём уверен?
- Что твой барон пошлёт ещё людей на верную гибель в этом сраном тоннеле, когда всё, чего они добивались от Храма Наук, у них уже есть?
- Ни хрена не добились! Говорят, пленные мертвы, включая того мага главного! – сказал один из солдат. Офицер на него ругнулся, требуя замолчать.
- Так рано… - удивилась Мирелла. Она склонила голову, её зрачки закатились. Повела рукой перед собой, отчего противники напряглись ещё больше, готовые ринуться в атаку. Но, видимо, поняли, что говорящая с духами вызывает призрачный канал. – Но у меня не получается связаться с этой свободной душой, что-то не так…
- Ещё бы! Какая же эта душонка свободная! Терзают, небось, её!
- Нет, это другое… - Мирелла с бурей чувств посмотрела на Жектра, губы её задрожали.
Солдаты в ужасе переглядывались. Но сдаваться не собирались. Офицер приподнял забрало. От вспотевшего лица валил пар.
- Вы меня своими зачарованными разговорчиками на свою сторону не переметнёте, дезертиром не сделаете, и с пустыми руками я точно не вернусь отчитываться! Жители Грозенга, если в вас осталась хотя бы капля разума, я предлагаю вам сейчас же сложить оружие и сдать этих проклятых…
- Зато вы сможете вернуться с руками, хоть и пустыми, - продолжал спокойно говорить Жектр. – Сам посуди, солдат, оцени, так сказать, обстановку, расклад сил. Стоит ли вам здесь умирать или лучше вернуться за подкреплением? А то и вообще, может, переговорить с командованием. Быть может, это уже совсем неразумные затраты?
- Подкрепление сейчас будет! – Офицер спрятал разъярённое лицо за забралом и вновь встал наизготовку. – И вам точно не поздоровится! С нами великий воин, великий маг, герой! Вы бы видели его послужной список! Он эти горы свернуть может, если пожелает! Так что отступать стоит вам! Думали меня разговорами пронять, как бабы! Что ж, посмотрим теперь, осталось ли в вас хоть что-то разумное и умелое от мужчин!
- Герой? – переспросил Жектр, покосившись на Миреллу. Та вообще не обращала внимание на разговор, пытаясь ещё с кем-то связаться.
- Не могу связаться с Корабусом, - наконец произнесла она.
- Как так? – удивился Жектр.
- Я давно бросила попытки с ним поговорить, он никогда не отвечал, но теперь… теперь совсем…
- Так не образует канал, враг же он ваш, - подсказал Денден. – Просто не хочет говорить. Не принимает вызов.
- Нет-нет, это другое… - Мирелла почувствовала сильный страх. Давно отвыкшая от подобных чувств, она не на шутку испугалась – почувствовала непривычный холодок на коже, волосы на всём теле зашевелились.
- Не могу связаться с Пакинсом… - шептала она. – Не могу… с Муной… Не могу с надзирателями… Что-то не так…
- Что-то блокирует магию? – тихо спросил Жектр. – Как такое возможно?
- У меня магия работает, - тихо встрял Вендр. – Если что, справимся без тебя, Мирелла, тут призраков всё равно не много на нашей стороне…
- А вот и наша вторая группа! – воскликнул офицер. Теперь всем стал слышен грохот колёс прибывающей телеги, замедляющей перед станцией свой ход. – Готовьтесь умирать, ублюдки! Это ваш последний день! Наш маг-герой вскроет все ваши черепушки одним взмахом руки! Из самого Венозенга прибыл помогать Предолу в борьбе с убийцами Лорда Паука! Зря вы не подготовили достойную засаду, теперь вы об этом сильно пожалеете…
Припоздавшая вагонетка-телега практически полностью пустовала. Посреди неё стоял во весь рост Девон и глуповато улыбался. Он слегка кривился из-за какого-то давнего ранения, но, кажется, единственный, кто уцелел во второй вагонетке.
- Где мои люди? – вскричал на него офицер. – Что произошло?
- Выпали за борт, - зевнул Девон, доставая из ножен окровавленное лезвие рапиры. – Ветром сдуло. Я же говорил, небезопасная эта затея. Этот маршрут не предназначен для людей, он для грузов. Нужно или держаться, или быть достаточно тяжёлым, чтобы тебя не…
- Где мои чёртовы люди? – продолжал кричать офицер Предола. – Предатель! Убить его! Убить его сейчас же!
Поборов свой ужас, Мирелла зажмурилась, сама себя ненавидя за трусость, но правильное решение принять сумела. Заверещала:
- В бой! Защищать героя! Это наш человек! Защищайте героя!


Последний раз редактировалось Vasex; 31.07.2017 в 00:00.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 31.07.2017, 22:53
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,976
Репутация: 1383 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - продолжение главы 25, концовка ---- 11440 знаков бп:
И практически в следующее мгновение зазвенела сталь, загалдели люди, вся людская масса пришла в движение. Девон, перемазанный кровью врагов, стремительно метнулся к ближайшим противникам, которые ещё не до конца осознали, что их главный козырь теперь обернулся против них. Толпа предольцев навалилась на него, а другая толпа сначала почти разом выпустила в стрелы, часть которых нашли достаточно мякоти, чтобы вонзиться, а затем навалилась со всех сторон на первую, громыхая топорами по броне и щитам. В одно из мгновений начала боя Жектр взметнул большинство врагов прямо к сводам пещеры, большинство побилось о камень сверху или снизу, но некоторым не посчастливилось вдобавок нанизаться на сталактиты и сталагмиты, которые услужливо удлинились и заострились ещё больше, протыкая незваных гостей.
- Вендр! Призывай тень! Покрой всё тьмой, сразу, без раздумий! – скомандовала Мирелла, облизывая пересохшие губы, несмотря на острый как бритва мороз.
Адепт тени не понимал, чего добивается ведьма, но поверил, что у неё голова сейчас варит лучше, чем его котелок.
Он обернул всех тенью, вырванной из глубины рельсового тоннеля, из недр горы, погрузил происходящее во тьму, будто Рашмы совсем не стало. Видны были лишь искры, что брызгали при соприкосновении стали о сталь или о камень, они коротко освещали искажённые лица – от боли, страха или безумной злобы.
- Зачем тень? – кричал в шум битвы Вендр. Некоторые солдаты, далёкие от боя, задавали тот же вопрос. Но много позже Вендр понял, что сокрылось от глаз в этом бою…
Когда тень спала, битве тоже настал конец. Среди живых здесь предольцев никого не осталось. В лужах крови шумно агонизировали трупы. Некоторые из них смачно шлёпались, отлипая от потолка, сползая со сталагмитов.
Мужи Грозенга почти не пострадали – едва трое мёртвых набралось, ну и несколько не сильно раненных. Когда они поняли, что всё уже закончилось, и перестали беспорядочно толкаться с воздетыми для удара топорами, они надолго заржали, торжествуя, как легко одолели противников. Маги на это почти не обращали внимания.
Девон осматривался с улыбкой, открытых ран он так и не получил, но старое ранение в бедре его, похоже, сильно волновало. Он спрятал рапиру в ножны и тяжело привалился к груде камней.
- Я всё. Передышка. С меня на сегодня достаточно.
- Неужели это тот самый герой? – спросил Жектр.
- Заткнуться! – скомандовала Мирелла. – Все деловые разговоры потом. Соберёмся в хижине, обсудим.
Камнедроб подхватил Жектра сзади так, что тут выпучил глаза, воздел его и потряс по-ребячески.
- Мы смогли! Мы уберегли вас! А вы уберегли моих людей! Мы сделали это!
- Да… да… хватит… - Жектр не на шутку разозлился и стонал от боли.
- Больше они сюда не сунутся! А герой! Ай герой! Какой молодец! Храм Наук умеет находить друзей! Цинада умеет находить союзников! Вы все большие молодцы! Мы тут приберёмся, подготовим к захоронению своих усопших, поможем раненным, а вы пока отдохните. Центральный дом – в вашем распоряжении, господа волшебники.
- Дроб… - обратился к наместнику один из местных бугаев. – А где их духи? Так хотелось над ними поглумиться…
- Наверное, полетели назад восвояси, - предположил кто-то.
- И наши куда-то делись…
- Может, преследуют?
- Идём. – Мирелла практически силой вытолкала Хранителей Слова из пещеры. Вендр и Жектр хотели отдохнуть и ворчали недовольно, не до конца понимая ситуацию. Нансен и Несс держались поодаль, хотя первому следовало принимать участие в бою, как никому другому, но он исхитрился не лезть в гущу боя вопреки своему долгу, но никто на это не обращал внимания. Девон устал и был изранен больше всех, но не сопротивлялся, весело подмигивал на ходу хромающей Мирелле и тихо пошучивал.

- А ты не из молчунов, - сетовала ведьма, когда они наконец убрались с улицы и теперь говорили в комнате этакого грозенгского трактира. Только верховные маги и герой, остальные устало развалились по кроватям и скамьям в главном зале. – Всю дорогу не затыкался.
- Я свою часть уговора выполнил. Привёл к вам Пожирателя…
- Заткнись, - цедила сквозь зубы Мирелла. – В Скорлупе у стен могут быть уши. Тебе повезло, что тут никого рядом нет, я бы почувствовала, но ты совсем не умеешь держать язык за зубами.
- Бросьте. Никто не знает о том, что Пожиратель явился в высшие сословия Паутины. Любой, кто об этом узнаёт, тотчас же умирает… И призрачных свидетелей тоже не остаётся.
- Проклятье, - встрепенулся Жектр. – Пожиратель здесь? Он прямо здесь?
- Пожи… Пожиратель? – искренне не на шутку переживал Дрог.
- Здесь, рядом с нами, - кивал Девон. – Следовал за мной, прячась в основном под землёй.
- Пускай явит себя, - приказала Мирелла.
- Нет! Нет-нет-нет! – воскликнул Дрог.
- Сейчас он отлучился. Наверное, пожирает всех деревенских призраков.
- Да врёт он всё, этот геройский прохиндей, - заворчал Жектр.
- Не врёт, - протянула Мирелла, вглядываясь в Девона.
- Он может обмануть тебя, ты не всесильна в чтении душ. Никто не всесилен.
- Он говорит правду. Хайнса больше нет. Корабуса нет. Муны и Пакинса тоже нет. Он уничтожает всех на своём пути, каждую душу.
Всё это время Девон слушал и довольно кивал, поигрывая бровями и закусив нижнюю губу. Потом добавил:
- Много кого теперь нет. Призрачной семьи барона Предола. Некоторых известных Бедесорнцев. Пожиратель уничтожал всех на своём пути.
- Пожиратель здесь? – в очередной раз дошло до Жектра. – Неужели ваш идиотский план сработал?
- Не наш, - вздохнула Мирелла. - А Тодаса.
- Я не хочу, чтобы меня съел Пожиратель… - плакал Дрог.
- Твою мать. – Жектр расхаживал по комнате, держась за пояс и впиваясь ошарашенным взглядом в углы комнаты. – Пожиратель здесь… Это ведь хорошо, да? Или плохо?
- Ты убил Хайнса? Как это произошло? – спросила Мирелла.
Девон прочистил горло, затем, ковыряясь пальцем в ухе, в общих чертах поведал, что Хайнса убили другие, которые пытались выпытать у Хайнса, как пользоваться портальным камнем.
- Каким ещё портальным камнем? – спросили верховные маги. И посмотрели друг на друга недоверчиво.
- В Храме Наук был портальный камень? – удивлённо переспросил Жектр. Потом схватился за голову, начал много расхаживать и тихо завывать от досады.
- Не знаю. Может, захватчики его принесли с собой, но они пытали Хайнса и случайно убили. А потом предольская стража напала на меня и на них. Это не важно. У меня им завладеть не вышло. Еле ноги унёс. И вообще с вас полагается обещанная награда – мне нужно присвоить легендарный статус, как договаривались.
- Ты не выполнил задание, - строго отрезала Мирелла. – Ты опоздал. Хранители сильно рисковали.
- Так это вы Хранители? Я сразу это понял. Но у нас не было строгого уговора про время!
- Ты обещал, что управишься за несколько дней.
- Я ляпнул, не подумав. Это же чёртов Пожиратель Душ, а не какого-нибудь торговца сопроводить из города в город! И возникли непредвиденные задержки на обратном пути, можете спросить его сами!
- Уж спросим.
- Я справился быстрее, чем смог бы кто-либо ещё!
- Тем не менее, ты опоздал.
- По правде сказать, Хайнс не успел им ничего рассказать, - сказал Жектр. – Иначе мы бы с тобой были бы мертвы. А что стоит тебе накарябать письмо о том, что он выполнил легендарное задание? Он избавил нас от Корабуса…
- Заткнись про Слово, - зашипела на Жектра Мирелла. – И он может нам пригодиться…
- Ой, да все уже знают про чёртово Слово, только про него и говорят, - махнул рукой Девон. – Вы при всех мужах Предола казнили сотни командиров и влиятельных господ, явно не остерегаясь слухов. Проделали с ними это в той же манере, как и с Лордом Пауком.
- Аккуратнее. Местные про Слово не знают, - шипела Мирелла. – Мы их убедили, что это выдумка.
- Что ж, в любом случае, тут вам лучше не задерживаться, - пожал плечами Девон. – Скоро поползут слухи, что вокруг вас исчезают призраки. Или, быть может, вы так боитесь за этот мир, что готовы покончить с собой прямо здесь и сейчас во благо народов Паутины?
Наступила тишина. Мирелла и Жектр переглянулись.
- Я давно готова, - тихо сказала Мирелла.
- А я ни черта не готов, - сказал Жектр со злобой. – И ни разу на это не соглашался. И наша молодёжь не согласится так глупо умирать, когда всё самое страшное позади.
- Это как посмотреть, - улыбнулся Девон.
- Зачем он нам, Мирелла? Пускай юноша ступает восвояси.
- У нас нехватка людей, его навыки могут оказаться полезны, он в ладах с Пожирателем…
- Это всё чертовски ужасная цепочка решений. Даже простолюдинам хватило бы ума держаться от всего этого подальше.
- В наших руках – судьба чёртового мира. А если Слово действует по ту сторону порталов…
- Цинадский король не умер. Не действует.
- Ты пробовал? – встрепенулась Мирелла.
- Пробовал на других, более мерзких и не менее громких типах. Не работает. Быть может, нужно применять Слово на их стороне…
- То есть вы умирать не собираетесь? – вздохнул Девон. – Я выполненное задание зачесть мне не хотите?
- Ты должен помочь нам, чтобы искупить вину за опоздание, - сказала Мирелла. Посмотрела на Жектра. – Он должен помочь нам. У нас слишком мало сил.
- Мы сильнейшие из здешних магов, - ответил буревестник.
- С нами герой. С нами Пожиратель Душ. У нас Слово. Мы подстрахованы. Мы не должны терять времени, но должны убираться к порталу. Мы выберемся, Жектр, у нас появился шанс.
- Это слишком долго и нудно, мне это не нравится, - ответил Девон. – И что вы собираетесь делать? Катиться назад в вагонетке? Так вас там поджидают! Куда больше воинов.
- Мы пойдём через Грандуа к Уну, - ответила Мирелла.
Девон расхохотался.
- Так и представил, как ты карабкаешься по скалам, ведьма. Без обид.
- У тебя есть предложения получше?
- Заберите Слово с собой в могилу, как и планировали изначально.
- Каковы шансы, что в следующий раз подобное сверхразрушительное заклятье попадёт в такие же правильные руки, как у нас? Если Слово распространится, то ты, Девон, умрёшь так же, как и мы… Но мы можем изучить его, уберечь, как опасное, но в то же время очень полезное знание. Любую угрозу можно будет устранить, не вставая с…
- О, я видел, как много благих дел вы этим Словом совершили.
- Мы должны продолжить путь.
- В Ун? Почему в Ун? Тёплое солнышко, пляжи, природные богатства, мир беззаботных людей… Поэтому?
- Нет. Портал в Ун ближе всего. После него прорваться в Цинаду будет проще через другие миры, чем ковылять туда через Паутину, охваченную войной и уничтожением магов, или через Грандуа… Всё это риски, из-за которых можем потерять Слово. Всё может выйти из-под контроля. Но сейчас контроль есть. Мы должны удержать это.
Девон покачал головой.
- Тот парень в маске, который заигрался в тирана, знает, что вы будете прорываться к Уну. Путь будет не из лёгких, с какой стороны не посмотри.
- Но может получиться.
- С этого и начинаются самые ужасные поражения. Когда их не ожидаешь, переоценивая свои шансы. Западный Грандуа полон своих опасностей, вам следовало бы прятаться или идти куда-нибудь в другое место. На восток.
- Через Грандуа? Через гхаргов? На восток, к Цинаде? – после каждого вопроса Жектр усмехался. – Это безумие. Никто такую дорогу не осилит.
- Мне это, конечно, не по нраву, что дорога займёт больше времени, чем полагается, но если на середине пути вы почувствуете, что больше не в силах бороться с судьбой, мы сможем свернуть на юг, к Венозенгу…
- А там твоя любимая академия героев, - заметила Мирелла.
- Да, там мы сможем отдохнуть и официально завершить все дела со мной.
- После смерти Лорда Паука нам теперь ни шагу не сделать в направлении Венозенга. Нас там растерзают.
- Идти через запад Грандуа к поджидающим врагам – ещё большая глупость. Никто не знает, что вы отправитесь на восток, а вот на западе вас будут высматривать ещё долгое время, много-много зим.
- Над этим следует ещё раз хорошенько подумать.
- И не задерживайтесь в этой деревушке. Уже завтра поползут слухи, почему исчезают призраки. А когда подобный хищник всего один, общеизвестный, долго простолюдинов за нос водить вы не сможете. Они догадаются. Вы же не хотите сражаться против целой деревни? Убивать всех этих добрых работяг, бедняков…
- Ты Пожирателя совсем не контролируешь?
- Он сам по себе. Но заинтересован помочь.
- Нам нужно с ним поговорить, прежде, чем принимать какие-либо решения, - сказал Жектр.
- Пожиратель рядом, я чувствую это… - пробормотала Мирелла. – Боги, я его ощущаю… - У неё вырвался призрачный пар изо рта.
В комнате убавилось много света, несмотря на зажжённые простые и синие лампы.
- Ну здравствуйте, маги, - проскрежетала тьма.
- Мирелла! – пискнул в ужасе Дрог.
- Не бойся, мелочь, ваши души неразрывно связаны, слиплись. Я не могу откусить кусок души, я пытался, не выходит. Именно поэтому вы не можете разлететься в стороны. Ты – её фантомное продолжение. Но всех иных призраков в этом регионе постигла иная участь.
- Мирелла! Не умирай! Слышишь? Передумывай умирать! – залепетал Дрог.
Мирелла не могла выдавить ни слова. Она в напряжении водила перед собой рукой, но ничего не происходило.
- Что, ведьма, не ожидала? – спросил Пожиратель, приблизившись к ней. Его лик, его формы – всё было страшно неразборчиво, дёрганно-подвижно, всё терялось в некой призрачной тьме. Он ласково провёл по её щеке ребром ладони, что она, конечно же, не чувствовала плотью, но чувствовала этот холод как-то иначе. – Твои заклинания на меня не действуют. Я не простой дух. Я не подвластен говорящим с духами, давно это уже знал, многократно проверял на тех, кто приходил по мою душу. Так скажи мне, хорошо ли это или плохо? Ибо… представь, какие открылись бы возможности, если бы ты могла делать меня материальным…
- Проклятье, - с ужасом выдохнула старуха, жмурясь от отчаяния и бессилия.
- Истинно так.
- Вы хотели с ним что-то обсудить, - усмехнулся Девон. – Слова ещё не позабыли?
- Не торопитесь, дети мои, - сказал Пожиратель. – Соберитесь с мыслями. У нас с вами много времени. До тех пор, пока вы не умрёте, конечно.



Ответить с цитированием
  #5  
Старый 31.07.2017, 22:54
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,976
Репутация: 1383 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - Глава 26: Пророчества не лгут ---- 10к знаков бп:
Глава 26: Пророчества не лгут

Вот Тодас Грозный, верховный маг Цинады, изучает беспорядок в сокровищнице, где обычно горы золота имели кое-какую упорядоченность, даже несмотря на кажущийся хаос; верховный буревестник следопытствует по каплям крови, пота... Пытается разобраться. Находит даже следы мужского семени на цинадском золоте... Неужели это Вендр вздумал впасть в ребячество? Какой в этом смысл? Он ведь был так хорошо обучен? Что же творится в этом Храме Наук? Быть может, Вендр раскололся под пытками и поведал о том, как держит связь с Цинадой? Но почему же не сбежал, не выходил на связь? Быть может, это теперь не он здесь бывает вопреки установленным срокам. Он бы что-нибудь придумал, хотя бы оставил бы сообщение, почему не может выходить на контакт с Тодасом. Или… Быть может, он повредился головой в бою? Как ему хватает наглости возвращаться сюда со шлюхами? Здесь он точно бывает не один… Если бы была уверенность, что это не Вендр, Тодас устроил бы любопытным путешественникам смертельную западню, назад они бы не телепортировались после его ловушки. Но он боялся повредить Вендра. Слишком ценный экземпляр, слишком большой потенциал. Не может всё так с ним заглохнуть. Тодас не верил в это. Тодас готов был ждать, давать людям новые шансы.
Он не будет устраивать ловушку на месте портального камня. Он отложит многочисленные колдовские дела, сделает себя невидимым наблюдателем. И проверит наверняка – Вендр сюда захаживает или какой-то подозрительный чудак, недостойный жизни.

Вот трапеза-пир в большом доме. Жители Грозенга празднуют хоть и небольшую, но победу. Каменщик, который умеет слышать через материалы очень далеко, докладывает, что тоннель пустует до самого конца, и никто не стремится к ним в деревню нарушить покой. Но Хранители Слова, в рядах которых пополнение, не очень разговорчивы, им совсем не до веселья и не до смеха. Очередное непонятное бремя отягощает их плечи. И почти никто из местных не обращает внимания на то, что куда-то подевались призраки. А если кто-то и переживает, то Дрог их успокаивает, придумывая маленькую ложь.

Вот Най и Хеши продолжают наведываться в сокровищницу Цинады. Они стараются здесь не задерживаться, чтобы не нарваться на короля, казначеев, стражу… Но здесь так тепло, и глаза радуются, они не смеют удержаться. Тем более, что в Скорлупе они держат нелёгкую дорогу в высшие сословия, ближе к Венозенгу, к центру Паутины. У них есть робкая надежда свести каким-нибудь образом портальные камни вместе. Воровка уверена, что этого будет предостаточно, чтобы ни в чём себе больше никогда не отказывать, никакие горы золота тащить отсюда не надо.
Най изучает сокровища Цинады по книгам, которые находит и в самой сокровищнице, и тащит с собой в Скорлупе. Хеши иногда обвешивается драгоценностями на нагое тело.
С подлым сотником и его бандой они разобрались, но опоздали. До этого группу недоумков обчистила другая банда, более серьёзная, которая какое-то время обирала всех, кто пытался покинуть Храм Наук, а потом смылись сами, хотя у них было так много полномочий, что полагали, что они действуют в интересах Предола – передовые бойцы и командиры самого Безымянного Короля, ему ведь нужно было как-то окупить все затраты, вот и действовал самыми прямыми методами в достижении этой цели.
А в мешках банды сотника имелись новые добытые ценности. Последнее, что они сумели урвать поспешным мародёрством. По всей видимости, довольно ценные книги об истории, об известных личностях и артефактах, о мифах, о пророчествах…
Най и Хеши иногда смеялись над всем этим, но в то же время это помогало примерно оценить ценность тех или иных вещей в сокровищнице Цинады.
Но как из неё выбраться хотя бы голым, без сокровищ, с одним лишь камнем, было непонятно. Вход хорошо охранялся, двери открывались редко лишь по особым случаям, когда незаметно никак не проскочишь, а через чертовски толстые стены пробиться своими силами было невозможно. Най и Хеши много раз жалели, что не владеют магией совсем. А тут её требовалось много.
Поэтому Най раздумывал над другими способами. Изучал историю артефактов, особое внимание обращал на речь…

Вот Мирелла и Хайнс, которые спят в большой ложе, будто и не вместе, по отдельности. Они перекрыли магическими барьерами дверь и окно. Они насильно отсыпаются, ибо на утро предстоит долгая и очень трудная дорога.

Вот Вендр и Несс вынуждены разделять тесную комнатушку вместе. Они нервничают и подолгу не могут заснуть, забившись в противоположные углы, точно пугливые животные разных видов, посаженные в одну клетку вместе. Они думают о своих незавидных судьбах, полных неудач и ошибок, они слушают дыхание ближнего своего, они часто думают друг о друге, взвешивают всё, что можно взвешивать. Но ни один из них не делает шаг друг другу навстречу. Иногда они ненавидят себя за это. Иногда они вспоминают, почему недолюбливают друг друга. Но это не бесполезные перебросы мяча через поле. Это колдовской танец, который лишь набирает силу, а не теряет её от новых каких бы то ни было мыслей.

Вот Девон и Нансен решают потягаться в главном зале, кто кого перепьёт. Оба удивлены способностями друг друга, они ещё долго шумно распивают хмельные напитки. А потом Нансен отливает на морозе под россыпью звёзд и тихо шепчет: «восемьдесят четыре…».

Вот Хранители Слова спешно и тихо поднимаются, собираются и уходят по утру. Наместник Камнедроб по большой дружбе помогает храмовым магам, снабжает их остатками пищи. Маги говорят старику, что уходят в Ун, как и говорили раньше, и действительно движутся в сторону запада, в снегоступах. До общего подъёма ещё далеко, когда наместник их уже не видит за ближайшим горным перевалом. Только он не знает, что Хранители Слова решили сменить курс.
На Цинаду.
Пожиратель Душ следует вместе с ними.

Вот жители Грозенга собрались в своей центральной хижине, чтобы разобраться, что происходит. Наместника Камнедроба призывают к ответу: куда делись Хранители Слова? Куда делись все призраки? Неужто в здешних землях завёлся Пожиратель Душ? Люди разочарованы в своём глуповатом старейшине, и самые молодые горячие кровью парни решают занять его место, заколов его в редкой, но традиционно обычной пьяной потасовке.
С Грозенгом также продолжает связываться Безымянный Лорд, предлагая нешуточные вознаграждения за поимку Хранителей Слова.
Жители деревушки вскоре снаряжают группу наемников, готовую идти по следу за Хранителями Слова, чтобы отомстить. Но не за предольцами по ложному следу на запад, а, как опытные охотники-следопыты, на запад, по правильному пути.
И с ними идёт подоспевший со стороны Венозенга новый герой, вооруженный чем-то совершенно неведомым для этих земель, для этого мира, для большинства людей в Конгломерате. У него в руках трубки, которые, когда ему нужно, исторгают громогласный огонь, и способны отрывать головы на далёком расстоянии от него. Именно те головы, которые ему нужно оторвать.
У него два задания – уничтожить Хранителей Слова и остановить Девона, к которому Академия потеряла доверие после многочисленных слухов о его злых деяниях.

Вот Лодес, которому больше верят чем мифам о каких-то там далёких северных Хранителях Слова. Его отныне зовут не только Убийцей Королей. Но также – Разящий Оком, Убивающий Взглядом. Несколько разгульно-разбойных нападений банды под его не самым достойным предводительством, тщетные попытки убить взглядом... Ему говорят, что, возможно, способность требует передышки или срабатывает как-то иначе, когда желание взорвать жертву подкрепляется особыми чувствами или мыслями. Лодес тренируется, изучает свою новую способность, пытаясь разобраться.
Бен и Кость, двое первых поддержавших Лодеса ещё тогда при встрече в трактире, берутся его защищать, словно узрев в этом смысл жизни.
Вскоре, сколотив крупную банду обездоленных из-за повсеместных войн, но не на шутку желающих драться мужланов, они решают прорываться в высшие сословия ради лучшей жизни. Считают, что Лодес должен взойти на престол и править Паутиной, раз сумел уничтожить Лорда Паука – того, о попытках убить которого даже и думать забыли все, но, оказывается, так хотели, теперь это чувствовалось.
Но для этого банде придется идти к югу, где сейчас хаотично бьются бароны мелких сегментов высоких сословий. Это, конечно, означает наличие многочисленных брешей на границе сословий, что должно облегчить прорыв к лучшей жизни. Но Лодес переживает за грядущее окончательное расставание с Несс... Он слышал, что Храм Наук пал, что почти все казнены; он знает, что ей нет смысла возвращаться к разбитому дому, и уж точно она могла слышать от призраков родных, что это он, Лодес, так ей удружил – убил злобным взглядом и её отца, и её мать, и всех остальных после этого, видать, зарубили. Лодес смотрит на карту Паутины и тихо утирает слёзы. Она его не простит. И если даже она выжила в той передряге… Она там. А он здесь. Вытянутых рук не хватает, чтобы соединить эти точки на столе, а ведь это всего лишь чёртова карта, где самая крупная гора или озеро – размером меньше ладони. И теперь, если он уйдёт на юг, к центру Паутины, он окончательно потеряет надежду вновь встретить свою любовь. Быть может, не когда-нибудь, а вообще.
Паутина рвётся, их судьбы лежат в разных плоскостях. Всегда так было. А он не верил, не слушал.
Лодес командует выдвижение на юго-восток, его люди ликуют.
«Конец эпохи неуязвимых, как и гласили пророчества!» - горланят они. – «Люди снова убивают богов!»
Только я убиваю каких-то неправильных злодеев – с непроходящим страхом думал Лодес.
Но он уже видел море на горизонте… То самое море, за которым начинается Полная Тьма…

Вот Най примеряет драгоценную броню, про которую немало читал. У него назревает план. Не до конца продуманный. Быть может, совершенно глупый. Но они не придумали с Хеши ничего лучше. Но она смеялась над этой идеей, ещё как смеялась. Кажется, она не понимала, что он настроен всерьёз. Кажется, Хеши забыла, какие услуги предлагал Най в чумном городе до того, как связался с Ловкачами… Кажется, Хеши забыла, чем промышлял Най в своём селении до призыва в Крайм. Кажется, Хеши забыла, что Най умел лучше всего. Этот дурацкий план мог сработать. Но с большей вероятностью мог провалиться. Однако, когда творческая, такая поэтичная личность заражается столь мощной идеей, душа становится жертвой этой мысли, её заложником, её рабом, и никак от неё уже не отвертеться…
Когда в сокровищницу вошла делегация из каких-то важных господ в сопровождении стражи… Быть может, среди них был сам король Цинады, Наю было плохо видно сквозь прорези забрала, а от пота сильно щипало глаза, но он решительно зашагал к ним, тяжело переступая с ноги на ногу. Непривычный вес брони, непривычная скованность движений для того, что он задумал, почти полное отсутствие тренировок… Портальный камень больно колол в пятку, находясь в утяжелённом сапоге, который шумно буравил золотые монеты.
Но идея была так ярка, так прожигала голову, рвалась материализоваться, что рядом с ней уже всё утрачивало значение. Най не мог не попробовать. Кажется, он уже убедил себя, что даже будь это ошибкой всей его жизни, это будет стоить того…
Стражники взволновались, когда заметили приближающееся к ним из недр сокровищницы чудо. Они выставили перед собой копья, обнажили мечи, но замерли, в испуге и благоговении вытаращив глаза. Сам король цинадский не нашёл, что сказать или воскликнуть, когда пророчество воочию ожило перед ним.
Най остановился подле, возвышаясь над первыми людьми Конгломерата Миров на куче сокровищ в не менее сияющем облачении, что ранее всегда стояло неподвижно в самом центре этого огромного зала, как дань прошлому, дань пророчествам, дань легендам, которые имели обычай оживать и вершить судьбы.
Най набрал полную грудь воздуха.
И выдохнул с впечатляющим скрежетом в голосе, точно говорило нечто совершенно чуждое человеческому, на одном из древнейших почти позабытых языков:
- Аз есмь златозарный доспех.


конец первого тома (чисто сюжетный черновик, и то многое радикально изменю позже)

написано очень поспешно, невычитано ни хрена, блаблабла, буду постепенно исправлять, дополнять, удалять и писать второй том.

з.ы. 21к знаков готово за текущую неделю. понедельник день тяжёлый, это факт)

з.з.ы. почти миллион знаков с пробелами в сумме без пары тысяч)

Последний раз редактировалось Vasex; 31.07.2017 в 23:10.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 06.08.2017, 17:32
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,976
Репутация: 1383 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
список в самых общих чертах всего того, что буду исправлять, перевалил уже за 20к знаков)) и это пока ещё чуть больше половины написанного охватил
судя по всему, общий размер после правок и дополнений увеличится ещё процентов на 20 (миллион двести тысяч знаков первый том). но постараюсь всё лаконичнее делать, чтобы не раздувать описалово до нечитабельности

Последний раз редактировалось Vasex; 06.08.2017 в 17:34.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 13.08.2017, 16:59
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,976
Репутация: 1383 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
этим буду дополнять самую первую главу первого тома
Скрытый текст - 22823:
В первые месяцы плаванья корабль пересёк самые северные регионы планеты, протаранивал себе путь через ледяные просторы. Бортовые маги-буревестники с расстояния раздвигали особенно крепкие глыбы на пути. Первые встречные городки по мере продвижения экспедиции к югу представляли малый интерес, поскольку там не было основных артефактов, которые разыскивали учёные: скрижали Древних. Такое ценное добро можно было найти только в крупнейших городах, во дворцах и храмах.
По картам Древних, доставшимся современникам с других скрижалей, учёные предполагали, где в Скорлупе находятся крупнейшие города этого загадочного вымершего народа. Некоторые мегаполисы были открыты и изучены во время предыдущих экспедиций. Теперь же Роудер и Пакинс со своими людьми двигались по нехоженому пути в поисках новых. В этих огромных городах должны были находиться скрижали – единственные письменные источники Древних, которые уже не раз одаряли людей будущего ценнейшими знаниями в самых различных областях – в науках, в истории, в магии, в религии.
Там, на светлой стороне мирового яйца, было меньше снега и льда, значительно теплее, чем в вечно морозной Паутине, но это не означало, что людям можно было сбросить с себя утепляющие шкуры. На солнце не позагораешь – оно и грело слабо, и испускало разрушительной силы лучи, от которых те же шкуры могли бы если не уберечь, то хоть немного снизить пагубное влияние. Потому экспедиторы нацепляли их на себя как можно больше, чтобы уберечься от Рашмы-Никогда-Не-Заходящего, который теперь прятался не где-то за горами, а торчал из неба прямиком над головой.
Снега и льда почти не было, но растительность тоже практически отсутствовала. Пучки жёлтой травы изредка пробивались через каменистую почву или холодные пески. Кое-где руины зданий или просто выступающие скальные породы покрывал корнеплод – витиеватая система корней, которая тянулась к питательному светилу. Редкий представитель органики, не боящийся искажающей силы Рашмы.
Город внушал своими размерами ещё задолго до того, как люди высадились на его берег. Архитектурой Древние никогда не впечатляли, ведь их культурный уровень развития всегда оставался на довольно низком уровне, несмотря на высочайшие достижения в других областях, но, похоже, им просто не было дела до каких-либо искусств. Загадочные предки людей были невероятно прагматичны, и письменность возникла у них лишь из-за острой необходимости в накоплении и сохранении знаний, так и не развив никакие другие её цели. Так и с архитектурой – владея магией земли, они выдалбливали в скалах свои жилища в первую очередь обустраивая их изнутри, даже если снаружи их дома выглядели совершенно неважнецки. Лишь немногие древние со временем приводили внешний вид своих каменных пещерок в порядок – отёсывали углы и плоскости, наносили какого-то рода резной рисунок, зачастую опять же в прагматичных целях – обозначения тех, кому принадлежит этот дом, кто здесь проживает, какие-либо предупреждения или рунные защитные знаки, возможно, против диких животных и воров. Но как же тогда этот мегаполис внушал? Он был попросту огромен во всех смыслах. Казалось, что он растянулся по всему будто бесконечному побережью материка, полуострова. При этом из-за умопомрачительного количества жителей – дома будто росли друг на друге. Их как-то водружали на крыши друг друга, часто очень неаккуратно, но достаточно крепко. Приделывали внешние ступени, ведущие на верхние этажи. Без каких-либо архитектурных прикрас, грубо, прагматично. Так что этот муравейник рос и вширь, и ввысь.
Теперь, конечно, кроме пустующих зданий, тут практически ничего не осталось. Кое-где попадались непокрытые песком окаменевшие останки Древних. Они достаточно хорошо сохранились, поскольку прекрасно владеющие магией камня, они приноровились покрывать свои тела им, чтобы уберечься от возрастающего уже тогда, давным-давно, искажающего влияния Рашмы. По всей видимости, их плоть сползала, хотя некоторые учёные считали теперь, что её зачастую срывали с костей специально, магическим образом. И эту плоть в итоге либо заменяли камнем, либо вообще сами кости превращали в камень, в основном на ногах – так и ходили на тончайших ходулях.
Самым заметным отличием Древних от современных людей являлся их вдвое, а то и втрое превосходящий рост. Одного такого предка команда Роудера и Пакинса нашла в стоячем положении посреди площади. Встречая собственную смерть, он, поддавшись какому-то нетипичному для Древних, порыву чувств, вмуровал себя в камень, и покрыл тело камнем ещё больше, не давая себе упасть. Подобные каменные памятники с основой в виде настоящей плоти сейчас нередко устанавливали в Венозенге, в Паутине. Конечно, в лежачем или сидячем положении иссохшие и повреждённые от времени, осадков и ветра трупы Древних так не внушали, но этот, удивительно хорошо сохранившийся окаменелый скелет с развевающемся на ветру плащом из смеси древних лохмотьев и собственной затвердевшей плоти впечатлял представленным величием. Он смотрел на Рашму. Быть может, его лицо в тот момент выражало эмоцию – гнев, скорбь, усмешку? – но теперь остался лишённый эмоций череп. В его глазницах уместились целиком бы две головы современных людей. Но кроме своих размеров Древние никаких принципиальных внешних отличий от человека не имели.
Но было ещё кое-что, более незаметное, что отличало их от людей, отличало мозг от людского. Пакинс не первый узнал об этом. Он читал о подобном в заметках учёных из предыдущих экспедиций. А теперь убеждался в этом воочию. Даже Роудер был впечатлён, а ведь он, капитан «Любопытного», не испытывал трепета перед вымершим народом, а был увлечён лишь тем, как бы побыстрее завершить экспедицию и наверняка вернуться домой, чтобы семьи моряков, вызвавшихся на более чем самоубийственную миссию, получили почитающиеся богатства от Храма Наук.
Тут стоит отметить, что у моряков имелись магнитные приспособления - компасы, которые были востребованы лишь в таких дальних экспедициях, поскольку на родной земле – в Паутине – от них не было толку: стрелки вращались, не указывая правильного направления. Ведь владения Лорда Паука, тысяча сегментов Паутины, располагались на стыке вечного света и вечной тьмы – прямо на северном магнитном полюсе мирового яйца. Здесь влияние Рашмы-Никогда-Не-Заходящего сводилось к минимуму, но в то же время люди не погружались глубоко в Полную Тьму, где царствовали неистребимые хищные твари. Поэтому при удалении от Паутины компас указывал не просто на север, я прямиком на дом путешественников…
Так вот дома Древних располагались в определённом порядке относительно сторон света. Поначалу моряки и учёных обращали внимание, что незастеклённые окна располагаются со всех сторон, кроме северной. Потом становилось ясно, что основные улицы – очень длинные и широкие - тоже тянутся строго с севера на юг. Тут Пакинс не без удовольствия объяснял Роудеру и другим не самым образованным морякам, что компас, как им известно, указывает не строго на север, а именно на северный магнитный полюс, который не совпадает с точкой, через которую проходит ось вращения мирового яйца. Но как же тогда Древние понимали, где сходятся силовые магнитные линии всего этого яйца, если сами они не имели такого изобретения, как компас? А здесь ошибиться с расположением улиц было бы проще простого – близость к северному полюсу создавала большую разницу между истинным севером и магнитным. Пакинс, как и другие учёные, имели ряд теорий на этот счёт, а вот моряки не знали ответа, долго гадали, чесали репы, и даже злились, но с ними не спешили делиться подсказками.
Догадки учёных подтверждались и многими другими артефактами Древних. Частенько удавалось найти каменные плиты, которые показывали мировую карту или какую-то её малую часть, ближайшие земли. И всегда её пересекали загадочные для простолюдинов линии, которые указывали не строго на север, а согласно компасам – прямиком на современное местоположение Паутины, ойкумены людей в Скорлупе. Возможно, именно поэтому Древние создали там такое количество порталов в другие миры – эта область имела какое-то особое значение для них. К тому же некоторые пустыри в городе, казалось, не имели вообще никакого значения. Они казались самыми неухоженными и заброшенными, пожалуй, даже во времена расцвета Древних – и иногда встречались чуть ли не в центре городов. Их не заселяли, но почему? Вероятно из-за того, что эти области всегда или тогда имели определённые магнитные аномалии…
В итоге всё сводилось к тому, что Древние, как многие известные виды птиц, рыб, насекомых и червей в других мирах могли видеть или просто ощущать магнитное поле планеты. Учёные до конца не понимали, какая у предков человека была потребность в этом, быть может, это был эффект остаточного рудиментарного органа, который потом сошёл на нет, когда биологическая нужда в нём окончательно отпала.
Некоторые учёные считали, что в головах Древних имелись особые магнетиты, которые были очень чувствительны к магнетизму. Было много иных версий. Но уже никто давно не отрицал, что Древние могу ориентироваться по магнитным силовым линиям.
Отсюда вытекала одна из любопытных теорий, что другое крупное скопление порталов по аналогии с Паутиной располагалось на противоположном – южном полюсе Скорлупы. Людей очень привлекало открытие новых порталов, новых миров. К сожалению, добраться туда не представлялось возможным. Морские экспедиции проходили максимум половину пути – до экватора. С учётом того, что у них получалось после этого вернуться с добытой информацией в Паутину хотя бы в виде нескольких выживших, способных управлять кораблём. До южного магнитного полюса если бы одна из команд сумела добраться – нет ни малейших шансов, что они сумели бы вернуться живыми, передать информацию. А призрачная связь на таком расстоянии тоже не действовала, да и призраки намного чувствительнее к Рашме, их с собой в поход не потянешь.
Считалось, что из-за какого-то катаклизма, быть может, Великого Сдвига, цивилизация Древних потерпела крах, а Рашма завис неподвижно в небесах, тем самым испортив проживание на обоих полушариях Скорлупы. Тогда же, наверное, и повредились магнитные поля. Поговаривают даже, что магнитные полюса могли поменяться местами. Это могло сделать Древних бестолковыми, что являлось одной из возможных причин их падения.
В центре мегаполиса экспедиторов встречало грандиозное сооружение – именно то, что искали учёные. Такие постройки – в виде протяжённых вдоль длинных улиц величественных пирамид или тетраэдров – Древние строили не для каких-то там монархов, как более примитивные потомки, а для хранения своих знаний – самого ценного, что только может быть у разумной цивилизации. Именно в таких местах обычно находили скрижали Древних. Но предстояло ещё как-то пробраться внутрь, такие постройки держались на магических или просто хитроумных замках. Некоторые из них другие экспедиции так и не сумели открыть, решение загадок зачастую подбирали намного позже – уже будучи в Паутине или даже после смерти всех участников экспедиции, когда их письменные труды изучали другие учёные.
Вход, конечно, был запечатан. Следовало разгадать загадку, и она в этот раз была рассчитана не на кого попало, а исключительно на Древних. Считалось, что наиболее опасные и важные знания укрывались за самыми сложными замками, и это был как раз из тех случаев. Пакинс ещё тогда подумал, что это либо момент его величия, либо его последнее постыдное пристанище: он точно расшибёт себе голову об эту стену, но никуда отсюда не уйдёт, ибо это явно лучшее, что он может найти.
Поджигая в специальных наземных устройствах особые красные кристаллы, которые Древние использовали как топливо, учёные наполняли покрытый замысловатыми узорами фасад над входом в цитадель невидной человеческому глазу энергией. С помощью неё там было то ли что-то написано, то ли что-то нарисовано – в любом случае это было ключом к тому, чтобы отворить ворота, выполненные из прочнейшего чёрного камня, как и всё остальное сооружение.
Пакинс приказал настрогать множество мельчайших металлических опилок и крошек. Их подбрасывали вверх, даже стреляли ими из особых переделанных под это дело арбалетов, чтобы посмотреть, как крохи железа поведут себя в этом магнитном поле. Силовые линии выстраивали крошки в нужном порядке, уносили куда-нибудь вверх или вбок, очерчивая одну из линий, так их и зарисовывали, по одной, по чуть-чуть, сидя перед входом в цитадель древних знаний.
Но всё это длилось ужасно медленно. И вырисовывающийся сложнейший узор ничуть не прояснял ситуацию. Настроения команды ухудшались. Её часть изучала городские окрестности, но ничего путного не находила. Другие, в основном моряки, старались поменьше покидать корабль, наиболее защищённый от влияния Рашмы. В какой-то момент уже все начали лысеть, проявлялись и другие признаки лучевой болезни. Учёных поторапливали, но это не помогало. Кроме того, сначала нарастало паническое чувство, что за ними наблюдают из окон мёртвого города, а потом экспедиторы начали находить признаки пребывания в окрестностях какой-то иной живой силы: тлеющие костерки из кристаллов, не дающие заметного дыма; гуманоидные следы подошв; вонь от нечеловеческого пота и мочи в плохо проветриваемых помещениях; плохо зарытые относительно свежие фекалии… То и дело людям казалось, что они замечают кого-то в отдалении, среди руин, или в окне, но почти никогда не находили подтверждений этой информации. Всё это плохо влияло на общий боевой дух, подрывало доверие к командирам, нарастало напряжение между моряками и учёными. Пакинс и сам нервничал, подозревая, что они могут так ничего и не добиться за короткий срок своих жизней под лучами Рашмы, они нуждались в каком-то радикально новом решении. К тому же у Пакинса начинали болеть глаза… Он начал подозревать, что скоро их потеряет. А ведь ещё столько предстояло сделать!
Мало того, словно страшные предвестники слепоты, Пакинса атаковали кошмарные сны. Каждый день ему снилось одно и то же загадочное существо, которое даже толком не получалось разглядеть: лишь недостаточно малая часть очертаний монстра выступала из тьмы, никак не давая сформировать хотя бы приблизительный образ монстра. Быть может, как-то так представляли себе самого Пожирателя Душ, но Пакинс знал, что это не он, ведь он, как учёный, всё же имел более чёткое представление о его внешности по многочисленным свидетельствам и книгам. Нет, здесь было нечто иное. Поначалу оно походило на паука, но лапы его, хоть и достаточно толстые, не были покрыты волосками. Позже, когда снов об этом существе Пакинс повидал уже достаточно много, он припомнил, что нечто подобное видел по картинкам среди водных животных некоторых миров – восьминог или как-то так оно называлось. Быть может, нечто подобное водилось и в морях Скорлупы. Но какое это имело отношение к ситуации?
Кошмарные сны были неразборчивы, но хотя бы частично понятны и запоминаемы.
Вот восьминог, когда ещё ни разу не явил себя, будто запутался в удивительной простыне, окружённый тьмою. Он двигался медленно, не стремился выбраться как можно скорее, быть может, делал это уже очень давно, но, похоже, этой ткани не было ни конца ни края, а разрезать или как-то раскусить изнутри её не получалось у твари. Так восьминог и перебирал лапами-щупальцами, колыхая, сжимая, разжимая то полотном, коим был обёрнут. При множестве складок уже получался точно клубок из множества лент, или даже из одной, бесконечной, у которой не было видно ни одно из концов.
Иной ночью – иной восьминог запутался в сетях, подобных рыболовным. Кто ловит, как ловит, в воде это происходит или уже над водой – непонятно. Во всех подобных снах темнота кругом сохранялась.
А потом темнота уже словно глубже, но в то же время – иногда светлее. Снаружи свет пробивался с огромным трудом, делая содержимое вокруг светлее – тогда становилось понятно, что всё кругом тёмно-красное, полутвёрдое, полужидкое. И где-то в самых крохах этого содержимого – по нитям загадочной паутины карабкался восьминог. Это становилось понятно, когда его освещали заряды молний, которые пробегали по этим нитям.
В следующем сне – а зрение Пакинса становилось с каждым разом всё хуже и хуже – похожие нити, тоже с молниями внутри, и они соединяли целые города огня, целые вселенные пожаров. Эти пожары, казалось, контролируются. По этим фантастическим червям или сосудам с молниями внутри тоже передвигался восьминог.
А затем – нечто совсем огромное – паутина, сотканная практически из той же тьмы, что и любая тьма вокруг. И эта тьма содержала в себе немало пойманных в ловушку жертв – настоящие звёзды. Здесь тоже обитал восьминог, и его размеры не вмещались в человеческое сознание, даже с такой бурной фантазией и открытым для всего нового разумом, как у Пакинса.
И последний сон, из тех, что помнил Пакинс, это нечто ещё более огромное – паутина миров, в которой тоже обитало это чудище. Пакинс не мог этого видеть, но знание практически в словесной форме впивалось в его разум, описывая эту картину, и в качестве заключительного штриха: перед ним предстал будто бесконечный зеркальный коридор отражений. Нечто подобное можно было наблюдать при переходе из одного мир в другой. Пакинс невольно устремил свой взор в глубину таинственного пути, в Междумирье: и там, между отражений одного и того же косяка портальных врат, он лицезрел окончания щупалец восьминога, что спокойно шевелились, гипнотизировали.
Каждый раз Пакинс просыпался в холодном поту в мокрой от пота постели. С учётом того, что кто-то постоянно скрытно наблюдал за путешественниками, подобные сны не на шутку пугали.
Когда разгадывание загадки научной цитадели затянулось уже слишком сильно, а следов наблюдателей накапливалось всё больше и больше, учёные и моряки собрались на первый из решающих советов. Тогда они не подозревали, что таких советов ещё будет чересчур много.
- Мы должны отплывать, искать другие города или отступать в Паутину, - настаивал Роудер и его люди. – Наша главная задача – вернуться с информацией. Если затянем, можем не вернуться вообще. У людей уже выпадают коренные зубы. Ты, Пакинс, скоро потеряешь глаза. Мы уже достигли той самой отметки, середины. Ещё чуть-чуть – и поворачивать назад может оказаться поздно.
- Мы стоим на пороге, возможно, величайших открытий. Вон они, за этой чёртовой дверью. Наши предшественники не находили столь защищённых святынь Древних. Всё остальное, что мы нашли за наш поход, может оказаться мусором по сравнению с тем, что может ждать нас за этими стенами. Нам нет смысла отступать.
На одном из подобных собраний, когда напряжение уже достигло самого пика и готово было обернуться побоищем, Пакинс смирился с возможным предстоящим позором и на удачу ввернул информацию о снах, которые видит.
Поначалу даже учёные отказались верить в полезность этих картин.
- Ты несёшь полнейший вздор! – говорили Пакинсу даже его лучшие товарищи на судне.
- Видите? Ваш главарь уже сам тронулся умом от проклятого сияния Рашмы! – говорил Роудер. – Мы должны уплывать, пока сами ещё способны мыслить здраво. А не то не найдём дорогу домой. Учёный, который верит в собственные сны, подумать только!
Пакинс тогда дождался, когда все угомонятся и вновь дадут ему слово. Он рассказал про то, что многие великие умы среди учёных и прочих мыслителей находили истину через призму снов. Так уж устроен человеческий мозг: он целиком мыслит лучше, чем наша сознательная часть, ведь это всего лишь его часть. А пребывая в бессознательном состоянии, мозг переваривает информацию практически самостоятельно, без помощи или вреда сознательной части, структурирует всё иначе. Быть может, это как художник, которому нужно время, чтобы отдохнуть, и потом по прошествии времени взглянуть на картину будто бы новыми, незамыленными глазами. Быть может, это как говорят – одна голова хорошо, а две лучше: то, что один не замечает, может заметить другой. Или как когда забытое слово никак не приходит на ум, хотя ты его точно знаешь, мозг его знает, но сознание потеряло информацию и не может отыскать, точно пьяное… Подводя итог, Пакинс выразил уверенность, что либо ответ он увидит во сне, либо эти сны обозначают, что он почти догадался, что ответ уже прямо под носом.
Это успокоило многих, показав, что у Пакинса всё под контролем, он лишь ищет альтернативные варианты решения загадки врат. Хотя даже среди учёных тогда нарисовались скептики:
- Ты насмотрелся на этот сложнейший запутанный рисунок магнитных полей, вот тебе он и снится. Ничего в этом от науки нет.
- А восьминог этот… Всего лишь воплощение нашего Лорда Паука, хоть и никакой не паук он вовсе, почти обыкновенный человек, хоть и рисуется на всех флагах и гербах в виде паука. Все мы думаем о доме, все скучаем о доме. О Паутине, конечно же. Во сне я тоже возвращаюсь назад, к своей семье, это нормальное явление. Ты интерпретируешь всё это неправильно, Пакинс. Не зацикливайся на этом, друг.
Но Пакинс не отступал. Пока остальные экспериментировали с рисунком, Пакинс углублялся в антинаучную ахинею ещё больше – совсем себя запустил, начал курить припрятанную ранее на судне дурман-траву, объяснял это тем, что хочет мыслить нетривиально, только так они смогут ускорить процесс, а не тратить драгоценные дни и часы на методичное разгадывание загадки, которое может затянуться на годы, которых у этих путешественников нет. Он даже перестал надевать на себя множество шкур и лишний раз прикрываться от лучшей Рашмы, он просто перестал соблюдать осторожность. Многие всё больше думали, что он сошёл с ума, с ним перестали общаться, его игнорировали, его боялись, его избегали. Пара чудаков, у которых было плохое состояние из-за искажения, присоединились к нему лишь с одной целью – углубиться в своё самоубийственное саморазрушение, но скрасить его хотя бы выпивкой и дурман-травой.
Но Пакинс не сдавался. Он не терял ни мгновения на собственные радости, а всё делал во имя науки, все свои различного толка мысли всеми силами направлял лишь в одном направлении. Он откроет эту чёртову дверь. Они добудут скрижали и героями вернутся домой.
Пока всё это длилось, наблюдателей вокруг становилось всё больше – больше следов, больше свидетельств пребывания. Иногда уже слышен был шум где-то в отдалении, звук непривычных для этих мест обвалов, даже тихие переговоры на тихом нечеловеческом, больше животном языке. Вокруг путешественников в мегаполисе собиралась армия неизвестных существ.
Все подозревали, что это искажённый народ, их уже встречали исследователи в других походах, но очень редко и максимум двух-трёх, которые попадались в ловушки. Некоторые считали их потомками Древних, одним из ответвлений, как люди, но пошедшие по другому пути, менее удачному. Другие исследователи склонялись к тому, что это людские народы по каким-то причинам заселившие солнечную сторону Рашмы, когда он был послабее, и каким-то образом привыкшие к его сиянию – оно, конечно, их тоже заметно искажало, но не так сильно, как людей из Паутины. Если это существо долго пробудет под открытыми лучами Рашмы, оно тоже помрёт, но эти уродцы славились тем, что их очень сложно заметить, очень сложно поймать, они скрывались от людей также умело, как и от Рашмы. Считалось, что они выживают за счёт подземных вод и каннибализма, но редко нападают, поскольку очень ослаблены болезнями.
Однажды моряки, которые бродили в округе по мегаполису, пока Пакинс и остальные колдовали перед дверью, наткнулись в одном из домов на вход в подземный лаз, свежевырытый. Оттуда вело целое множество следов. Лезть во тьму ни у кого желания не возникло, к тому же оттуда шёл страшный смрад, вместо этого собрались на очередное собрание – уже на самом берегу, у лодок, поскольку моряки очень сильно взволновались.
Один кричал:
- Они собирают вокруг нас армию, разве вы не понимаете? Чем больше мы торчим на месте, тем больше их сюда стягивается. Эти обезьяны, как гхарги, живут под сраной землёй, это всё объясняет. И мне, например, не хочется угостить их собой на ужин!
- Вы преувеличиваете, - смеялся Пакинс. – За все походы все исследователи уверяли, что они не агрессивны и избегают стычек. К тому же их описывают, как очень слабых, небоеспособных. Эти твари – вымирающий вид, которые представляют опасность лишь друг для друга. Читайте литературу, а не придумывайте сказки из ничего.
Тут опять подключался Роудер:
- Во-первых, Пакинс, тебе прекрасно известно, что в этих землях никто из людей до нас не бывал. Быть может, у них здесь более развитая цивилизация, чем в других регионах. Мы не знаем, какое у них оружие. Даже если у них примитивные копья, дротики или какие-нибудь луки – это уже очень серьёзно, Пакинс. Мы не солдаты. У нас почти нет оружия, нет брони. Мы не выживем, если на нас нападёт такая же по силе вооруженная группа. Во-вторых, с каждым днём их всё больше. Мы не знаем сколько их, но их уже столько, что они почти не скрываются, они уверены в своих силах. Мы можем очень сильно пожалеть, если останемся здесь, хоть ещё на сколько-нибудь.
- Дайте нам несколько дней, Роудер. Несколько дней, - умолял Пакинс.
- Три дня, - отвечал Роудер. – Потом мы уплываем. С вами или без вас.
Потом, позднее в этот день, произошло нечто любопытное. Несколько учёных в порыве ярости подхватили один длинный кусок каменной плиты и собрались им таранить ворота святыни. Это всё было тщетно, но другие с весельцой наблюдали за происходящими, встречали громкими вскриками торжества каждый бесполезный удар по массивным створкам, когда вдруг из-за крыш соседних домов в учёных полетели стрелы с плохой прицельностью. Лишь одна не сильно ранила одного из людей. Учёные испугались, побросали всё и пустились в бегство к берегу, и тогда Пакинс, как и некоторые другие на бегу рассмотрели вдали точно так же убегающие приземистые вражеские силуаэты. Противники сами испугались не на шутку и поспешно отступали.
В итоге, вновь собравшись на берегу, учёные и моряки решили не отплывать, а вернуться к запечатанным вратам, но проявлять большую осторожность. Они поняли, что враг ещё недостаточно силён и не представляет большой угрозы, но одно все осознали наверняка: дикарей особенно раздражает, когда пытаются проникнуть в эти укреплённые чертоги.
- Они сторожат эту святыню, - пояснял Пакинс. – Значит, там точно есть, что охранять. Быть может, это всё-таки потомки Древних. Интересно, они хотя бы осознают, что защищают, или это уже просто у них в крови или такой ритуал предков. Защищать это табу от себя и чужаков.
Многие сомневались, что это хорошая идея оставаться на одной суше с этими опасными созданиями, некоторые вместе с большей частью моряков всё чаще отступали на «Любопытный», покоящийся в отдалении в море на якоре. Но у других Пакинс распалял тот самый алчный блеск в глазах, который часто бывал в его, ведь это сокровища, это знания, это имена в истории! Они вооружились всем, что смогли отыскать на корабле, и возобновили изучение святыни. Несколько особенно смелых моряков во главе с Роудером выполняли свои формальные контракты, обеспечивая разведку вокруг учёных, но ослабленные искажением люди сильно уступали в проницательности существам, которые жили и охотились в подобных условиях с самого детства.



(ещё немного продолжения потом следует)

Последний раз редактировалось Vasex; 13.08.2017 в 22:26.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 13.08.2017, 17:15
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 11.07.2007
Сообщений: 2,628
Репутация: 987 [+/-]
Какой сложный мир. Мир яйца - интересная идея. Считается, что оно само по себе является готовой и самодостаточной вселенной. Идею о нём можно развить и закрепить в умах людей, с собственным именем автора) Как "Плоский мир Терри Пратчета".
__________________
@}->--
Никогда не теряй, Не теряй своей мечты.
Твёрдо верь, твёрдо знай: Всё на свете можешь ты!
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Мафия #10 - День второй - Второй Jester Архив Мафии 253 02.02.2014 00:17
Последний довод королей MirfRU Рецензии 1 22.04.2013 12:32
Марафон 2 Второй забег на 100 страниц Horadrim Мастерская 50 03.08.2010 05:45
Геральт и убийцы королей (23.09.2009) MirfRU Новости 7 27.09.2009 23:31


Текущее время: 06:04. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.