Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 25.05.2017, 14:43
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Марафон. Судьбы нет

Режим первый.
Совершенно не умею писать аннотации.
В целом, это предполагаемый мной роман, повествующий о борьбе двух групп людей. Одни, люди с неординарными экстросенсорными возможностями, и их противники, отвергающие наличие у человека всяких необычных способностей, и полагающиеся только на свой ум.

Скрытый текст - Иллюстрация:
[IMG][/IMG]

Судьбы нет
Глава 1
Глава 2
Глава 3

Последний раз редактировалось Денис Мартыновский; 26.06.2017 в 00:07.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 25.05.2017, 14:44
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Глава 1

Скрытый текст - Глава 1:
1.
- Подведем итог проделанной работы. В этой записи я ознакомлю вас с основными фактами моих исследований. Для начала. Сегодня шестнадцатое декабря одна тысяча девятьсот девяностого года. Меня зовут Николай Волошин. Специалист исследовательского института «Гарант». С марта прошлого года проводил ряд экспериментов, наблюдений, бесед с исследуемым объектом. Впрочем, обо всем по порядку. Ваше имя?
- Юрий Мелихов.
- Дата рождения?
- Семнадцатое мая шестьдесят второго года.
- Чем занимались до нашей встречи?
- Торговлей. Продавал всевозможную мелочь тем, кто в ней нуждался.
- Как и при каких обстоятельствах оказались в руках сотрудников госбезопсаности?
- Некоторым людям показалась мое дело слишком прибыльным для мелкого торгаша. Своим умением угадывать потребности покупателей, я заинтересовал определенный круг лиц. Был арестован по подозрению в мошенничестве, позже переведен сюда.
- Итак, Юрий Алексеевич поступил к нам в марте восемьдесят девятого года, как обладатель очень интересной способности. Исследования показали, что Юрий способен видеть жизнь тех людей, с которыми когда-либо контактировал. Другим словами он знает, что происходило с ними в прошлом, на что они способны в настоящем и, главное, что ждет их в будущем. Проще говоря…
- Проще говоря, я вижу судьбы людей. Весь их жизненный путь.
- Совершенно верно.
Кабинет поражал своими нестандартными размерами. Все в нем было мелко, тесно, прижато друг к другу. Четыре одинаковые стены бледно зеленого цвета. У одной шкаф, забитый до отказа всевозможнейшей макулатурой. У другой - стол, третья с дверью и четвертая с одиноким потертым календарем аж за восемьдесят шестой год. Четыре стены в купе с непомерно высоким потолком напоминали лишь одно – колодец. А две плоские фрамуги, забитые под самый верх и источающие бледно-рыжий свет уличного фонаря, только усиливали это ощущение. За небольшим столом сидели двое. Юрий вальяжно восседал на старом скрипящем стуле, совершенно спокойный и безучастный к происходящему. В кресле напротив, облокотившись на стол, располагался Николай, перебирая различные бумаги, делая мелкие пометки в тетради. На столе, помимо материалов различной важности, стояли большой громоздкий диктофон и обыкновенная настольная лампа, свет которой, собственно, и освещал всю эту нелепую комнату.
- Продолжим. В ходе многочисленных испытаний я успешно подтвердил наличие таковой способности у Юрия. А именно. Эксперимент номер шесть, с прилагающимися записями двенадцать и тринадцать, в котором испытуемый детально описал, что будет происходить со мной в течение дня, что потом и подтвердилось. Также эксперимент номер семь, записи от четырнадцатой до двадцатой, с теми же условиями, но в течение недели. Все события, предсказанные Юрием, мне посчастливилось пережить. Далее, во избежание необъективности, проводились испытания со сторонними наблюдателями. Это опыт девятый, проводимый с неким Павловым. В данном задании Юрий предвидел, что будет происходить с Павловым через один месяц, причем сам Павлов, в течение этого самого месяца всячески старался действовать сумбурно, хаотично. Отменял встречи, срывал планы, или же наоборот, принимал множество спонтанных решений. Но, тем не менее, в очередной раз предсказание сбылось. Проводились похожие эксперименты со сроком в два, три, шесть месяцев, а также наблюдения в течении года. Соответствующие записи опытов с двадцать третьей по восемьдесят вторую.
Николай мельком взглянул на Мелихова. Тот чуть заметно улыбнулся, словно факты выше подтверждали давно сказанные им слова.
- В экспериментах шестнадцать и семнадцать оценивалась другая сторона способностей, Юрию требовалось увидеть прошлое. Четверо добровольцев из разных сфер деятельности, совершенно различного кругозора и жизненных позиций, служили для данных опытов своеобразной точкой обзора. В очередной раз Юрий блестяще справился с заданием, причем, ему удавалась приводить такие факты их биографий, о которых он просто не мог знать. Выявленные наблюдения касались самых различных аспектов жизни: мелкого быта, общения со сверстниками, игр. В некоторых случаях испытуемый даже угадывал мечты. Могу с уверенностью заявить, что эти, а также ряд других опытов, доказывают нам о наличие у Мелихова Юрия Алексеевича сверх, я подчеркиваю, сверхординарных способностей.
Николай замолчал. Оценивающе посмотрел на все так же вольно сидящего Мелихова.
Он очень хорошо знал такой тип людей. По работе приходилось сталкиваться с людьми подобного рода, хоть и не так часто, как, пожалуй, хотелось бы. Внешность Мелихова не совсем соответствовала его нутру. Его глаза, с постоянным хитрым прищуром и рот с едва уловимой ухмылкой говорили о непрерывной насмешке, словно Юрий никогда и ничего не делал всерьез, а лишь подшучивал над всеми. Но внутри скрывался совсем другой человек. С сильным непоколебимым характером, обладающий абсолютной верой в свою правоту, в свою правду. Это даже не вера, это четкое осознание, что быть по-другому и не может. Таких людей невозможно загнать в тупик, потому что даже самую безвыигрышную ситуацию они всегда оборачивают в свою пользу. Люди, подобные Мелихову, точно знают вес своих слов. Их помыслы зачастую скрыты от посторонних. Николаю всегда импонировало общение с людьми такого толка. Попытки разобраться в них нередко заканчивались неуспехом, но сам процесс многому учил, сильно закалял как профессионала. Общение с ними напоминало Николаю своеобразную игру, где необходимо всегда четко следовать правилам, внимательно следить за соперником, взвешивать все свои ходы, и постоянно быть начеку, готовым молниеносно среагировать. Но взять на себя смелость сказать, что все эти качества внутренние, закаленные в течение жизни приобретаемым опытом, Николай не решался. Потому что за время долгих бесед и наблюдений, он все больше убеждался, что сила и непоколебимость скорее следствие. Следствие того знания о людях, с которыми Мелихов встречался. Знания недоступного всем прочим и открывающего невиданные возможности выбора самых разнообразных ходов.
- Также к исследованиям прилагается ряд общих предсказаний на будущее. Весьма размытых и нечетких, но есть один очень примечательный пункт. Конкретная дата. Итак, Юрий, скажите, что произойдет двадцать седьмого октября две тысячи пятого года?
Мелихов подался вперед, сложил руки в замок перед собой и, чуть наклонившись в сторону Николая, почти шепотом, желая, чтобы собеседник предельно сконцентрировал внимание, сказал:
- Что конкретно произойдет в этот день, я не знаю. Но я знаю абсолютно точно, что ровно в этот день все, кто обладает хоть сущей способность предсказывать, чувствовать будущее, перестают видеть его. С этого дня для всех нас будущее закрыто, остается лишь пустота, туман, темнота. И что это может означать, я вам сказать не могу.
Крохотный кабинет погрузился в тишину, прерываемую лишь жужжание диктофона и беспорядочным постукиванием снега по стеклу фрамуг. Николай, выдержав необходимую паузу, наконец продолжил:
- На этом я считаю свою задачу полностью выполненной. К данной записи прилагается полный подробный отчет со всеми исследованиями, экспериментами, наблюдениями, записями бесед и прочим. В завершении могу добавить, что все необходимые требования по секретности мною соблюдены полностью. Несмотря на то, что в исследованиях принимало участие довольно большое количество людей, о результатах и особенностях всех экспериментов знаю только я.
Николай, щелкнув кнопкой диктофона, остановил запись. Он остался сидеть неподвижно. Теперь, когда все рабочие моменты завершились, остались только личные вопросы. Потому Николай не решался начинать этот разговор.
- Чего же ты задумался? – омерзительно спокойный голос Юрия заставил слегка вздрогнуть Николая. - Теперь мы уходим!


В последние дни Николай совсем потерял покой, хотя к его чести, держался он превосходно в этом неравном поединке. Мыслями целиком завладели различные противоречия. За время опытов Николай успел досконально изучить, не без помощи Юрия, свою собственную судьбу. В эти неспокойные годы страну ожидали большие перемены, это чувствовали все и без помощи провидцев. Связавшись со спецслужбами, Николай уже определил свой ход событий. Очень скоро он начал бы сильно им мешать, потому что узнал больше, чем ему было позволено. В конце концов, итог лишь один – тюрьма. Но Юрий дал надежду. Как только они оказались в этом кабинете вместе, он сразу же дал понять, что выберутся они только вдвоем. Говорить ему удавалось убедительно, порой даже слишком. Если они уйдут вместе, то Юрий укажет точный путь, по которому следовало бы двигаться, чтобы обмануть саму Жизнь, чтобы изменить свою судьбу. Эти же неспокойные времена могли сыграть на руку. Если же Николай оставит Мелихова в руках госбезопасности, а сам вернется к семье, очень скоро проблемы коснуться их всех. Ради сына и жены, ради самого себя, он должен будет оставить их одних, чтобы злой рок его жизни не зацепил семью. Он готовился к этому дню, время сомнений осталось позади. Но с другой стороны, совсем недавно, в ходе контрольных проверок Николаю удалось узнать нечто новое, нечто, скрываемое так тщательно самим Мелиховым. В тайне от Юрия, ему удалось мельком увидеть события двадцать седьмого октября. Дня, словно пропитанного самой смертью, не даром, что после него лишь тьма. Причем возможность подобного будущего он подозревал и ранее, но только сейчас увидел некие доказательства. Теперь же, одолеваемый мыслями, он не пытался отказаться от их плана, он искал возможность вынести как можно больше выгоды из сложившейся ситуации, старался сыграть наилучшую комбинацию с тем набором карт, что выпал ему.
- Необходимо еще немного времени, чтобы кое-что проверить. Совсем немного. Неделя. Не больше.
- Почти два года ты только и делал, что всячески проверял меня, анализировал. Думаю этого вполне достаточно. Чего ты тянешь? Мы уходим сегодня. Слышишь? Сегодня.
- Мне нужно знать, на что ты готов ради достижения своих целей, - неожиданно громко для самого себя выпалил Николай, но, буквально сразу собравшись, прежним спокойным тоном продолжил, - я знаю новые обстоятельства, в свете которых должен взглянуть на тебя по-другому.
- Волошин, у тебя больше нет времени. Напомни –ка, твоему сынишке сегодня с утра не здоровилось, так? – У Николая сильно, с болью сжалось все в груди, и Мелихов это почувствовал. – Который сейчас час? Без двадцати шесть. Думаю, уже к семи он начнет задыхаться. Жена вызовет скорую, и они спасут его, но ненадолго. К восьмому часу в больнице будет дежурить лишь пара не самых лучших врачей. Потому что незадолго до этого события опытный надежный специалист попадет в аварию, где сломает ногу. Другой же доктор, еще не вернется из отпуска. Как следствие, они поставят не правильный диагноз, и пропишут лекарство, в составе которого сильный аллерген. Я не специалист во всей этой медицинской возне, но знаю точно, что эти пилюли только усилят эффект. К утру у ребенка начнутся сильнейшие спазмы, а к часам девяти он умрет.
Николай, застывший в оцепенении, не сводил глаз с Мелихова, словно сверля его насквозь. Сердце предательски закололо, отдаваясь сверлящими ударами в висках. Казалось, что даже дышать перестал, столь скованным и сосредоточенным он выглядел. Но Мелихову все было ни по чем. Он ждал, наслаждаясь произведенным эффектом. Давая информации, словно гадкому паразиту, осесть в мозгу Николая, чтобы остаться там навсегда.
- Но есть и другой выход. Ты вытаскиваешь меня отсюда и отвозишь на одну квартиру. К девяти часам я должен быть там. За ночь я запущу череду событий, подправлю пару судеб. К четырем утра в той же больнице с сильным порезом руки окажется весьма уважаемый в медицине человек, который к тому же ранее успел защитить работу, по теме того самого компонента. По характерным признакам и благодаря чистому любопытству ему удастся спасти одну жизнь. Ты, конечно, можешь мне не поверить, сорваться домой, заняться поиском квалифицированных врачей, подходящих лекарств. А что если я прав? Успеешь сам разобраться? Теперь скажи, готов ли так рискнуть?
В очередной дуэли Николай потерпел поражение, и теперь, когда бороться больше не имело смысла, он перешел к теме, которую так старательно избегал все это время. Аккуратно подбирая слова, сохраняя предельное самообладание, он начал тихо и размеренно:
- Мы с тобой находимся ни в центральном здании КГБ, поэтому, полагаю, для тебя никогда и не было проблемой выбраться отсюда. Тогда зачем тебе мое участие? Что тебе нужно от меня?
- Все верно. Выйти я мог в любое время. Важно, чтобы ты был повинен в этом, чтобы не смог сотрудничать с органами. Но самое главное, мне нужны все материалы и документы, что ты собрал про меня. Каждая запись, каждая кассета, - все, что я рассказал тебе и что ты понял. Однажды они мне очень пригодятся, поэтому пусть останутся у меня.
Николай медленно поднялся со стула. Лицо его перестало выражать какие-либо эмоции, лишь взгляд, направленный куда-то в пустоту. Он достал свой потертый портфель багрового цвета и замер. Перед Мелиховым теперь стоял совсем другой человек, уничтоживший, а может быть попросту потерявший в себе что-то необычайно важное. Николай начал ускоренно собирать все материалы в сумку:
- Значит, нам нужно торопиться. – Спохватившись, он остановился, затем принял для себя последнее решение. - Ты же понимаешь, что теперь мне нужны гарантии. Тем более не все документы у меня с собой, часть хранится дома. Ты не получишь и тетради из этого портфеля, пока я не буду уверен, что с сыном все в порядке.
- Успокойся ты уже. Жду тебя в шесть утра на пустыре, что за шестой больницей. Знаешь где это? Вот и славно. И да, мне нужны все материалы.

К вечеру все произошло ровно так, как и предсказывал Мелихов, либо, как он все и подстроил. В любом случае, к восьми часам вечера ребенок в тяжелейшем состоянии уже лежал в больнице. Тяжелее всего было Николаю, потому что он знал, что в конечном итоге может произойти. Даже при самых тяжелых заболеваниях родные и близкие всегда надеются, всегда верят, не допуская в своих мыслях самого печального конца, всячески отвергая такой вариант. А Николаю сразу сказали, как будет, если не. Если не довериться Мелихову. Если не оставить все в своей жизни позади. Если не рискнуть. Николай, чувствовал, что словно сделал ставку на жизнь своего сына, и теперь с ужасом ожидал, куда же выпадет шарик на колесе рулетки. И самое страшное, что он не молился, не надеялся, а просто ждал. В конечном итоге, ребенка спасли уже в третьем часу утра. Как только малыш очнулся, отец успел сказать ему всего пару фраз, затем уехал.

Николай подъехал к назначенному месту в половину шестого, и уже тогда Мелихов ждал его, сидя в вишневой семерке Жигулей. Они пошли друг к другу навстречу.
- Как сын? Все хорошо? – с наигранной заботливостью и легкой издевкой поинтересовался Мелихов, на что Николай только обмерил его предельно серьезным взглядом, - здорово!
Николай передал увесистую сумку, забитую до отказа, Мелихову. Тот раскрыл портфель и стал внимательно изучать содержимое, доставая некоторые тетради, пролистывая их, оценивал и сопоставлял разные записи. Затем, перебрав их, спросил:
- Здесь все?
- Абсолютно, - уверено отозвался Николай.
После чего Мелихов, пристально глядя на Николая своим озлобленным прищуром, вывалил все документы на снег, вытряхнул сумку до конца, бросив и её в общую кучу.
- Что ты творишь? Какого черта? – не понимая происходящего, запротестовал Николай, - зачем? Два года кропотливой работы, чтобы все растоптать тут? Зачем нужен был весь этот спектакль? Это что, проверка?
- Волошин, здесь все материалы?
- Да, черт возьми!
Мелихов спокойно подошел к своей машине и достал из багажника канистру. Все также медленно, давая своим действиям произвести необходимый эффект, он плавно зашагал вокруг кучи документов, отвинчивая крышку канистры.
- Со всеми этими материалами даже сейчас можно с легкостью доказать твою невиновность, обвинив во всем меня. Прочитав все это органы безопасности так сильно вцепятся в мое горло, что даже способностей будет недостаточно, чтобы освободиться. - Он начал поливать бензином бумаги, от чего Николай отвернулся прочь. – Поэтому я в последний раз спрашиваю тебя. Здесь все материалы?
Сумев сохранить в голосе прежнюю уверенность, Николай ответил предельно коротко, пусть и не сразу:
- Да.
Чиркнув спичкой, Мелихов кинул её на документы, и вся масса в туже секунду вспыхнула ярким пламенем. Николай схватился за голову, беспомощно глядя на это безжалостное зрелище. Затрещали кассеты диктофонных записей, закоптил портфель. В свете огня лицо Мелихова озарилось особыми пугающими чертами.
- Здесь нет самых главных записей. Пока что, без всей этой мишуры они не имеют силы, пока. Так что поздравляю, Волошин, теперь ты государственный изменник, предатель. – Эти слова Мелихов произносил с особым наслаждением. - Не обижайся, такой был договор. Ты обманул меня, я не стану помогать тебе. А эти записи… Я все равно их найду, поэтому ты не остановил меня, а лишь задержал.
Николай искренне улыбнулся в ответ.
- Ты же никогда и не собирался мне помогать так, может быть это даже не в твоих силах? Выходит, что и к тюрьме я сам себя привел, как ты и запланировал. Но поверь мне, книгу, что не досталась тебе, я спрятал очень хорошо, и однажды она сильно тебе повредит.
- Удачи.

Последний раз редактировалось Денис Мартыновский; 22.06.2017 в 14:02.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 25.05.2017, 14:45
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Глава 2

Скрытый текст - Глава 2:
2.
- Волошин, смотри, вот личные дела, мне нужно, чтобы ты сейчас оперативно перенес в аккуратные таблички фамилии, адреса, телефоны, краткие данные по всем делам за третий и четвертый года.
- Валерий Михайлович, так ведь пятница, уже седьмой час, нельзя в понедельник...
- Волошин! Там работы на час-два, поэтому ты не мое время тратишь. Быстрее сделаешь, быстрее пойдёшь домой со спокойной душой и чувством выполненного долга. Все. Я побежал, тебя не задерживаю. Не подведи.
Как это обычно бывает под конец рабочего дня, тем более к тому же если это и пятница, у дальновидного, ответственного и трудолюбивого начальника любой масти возникает непреодолимое рвение к работе. Обусловлено такое рвение нисколько личными качествами, сколько совершенно неожиданно пришедшим нагоняем от начальства выше. По установленной веками цепочке этот стимулирующий всех и на все нагоняй весело и непринужденно достигает конечной цели - обычного рядового работника. И так уж получается, что достигает к концу рабочего дня, да еще и, как правило, к пятнице. Стаса налаженные механизмы всей этой безупречной модели интересовали крайне мало, по большей части тревожило другое - проявленная забота начальника о ближнем напрямую угрожала всем планам на выходные. И речь идет не о банальном еженедельном "отдохнуть", а о давно запланированном мероприятие, собрать на которое всех друзей уже было событием. И если часы в окружении бумаг и компьютера он еще мог перетерпеть, то обманутые ожидания простить не в силах. Стас всегда знал, что долгосрочные планы в большинстве случаев не сбываются из-за различных обстоятельств. И он всегда старался свято придерживаться правила - ничего загодя не задумывать. От того нынешнее положение дел расстраивало еще больше. Стоило один раз отойти от правила, чтобы всё показательно сорвалось именно в последний день перед самой встречей. Идя по узкому коридору городской прокуратуры с неизмеримой кипой различных бумаг и папок в руках, Стас, то ли от безысходности, то ли от невозможности как-нибудь повлиять на события, чувствовал лишь одно отчаяние, плавно перетекающие в безвольную апатию.
Он проявил недюжинную ловкость, а главное, изобретательность, чтобы открыть дверь кабинета. Наконец пробрался внутрь и, чувствуя, что вот-вот все повалится, с облегчением свалил макулатуру на стол.
- Добрый вечер! – от столь дружелюбного и громогласного, сколь и неожиданного приветствия Стас вздрогнул. На стуле вальяжно восседал незнакомый мужчина.
- Добрый. - Словно забыв о предстоящих часах наедине с работой, ответил Стас и застигнутый врасплох визитом гостя просто констатировал факт. - Валерий Михайлович уже ушел, да и не время для приемов.
Незнакомец то ли от безграничной уверенности, то ли банально от врожденной наглости, словно специально, зная, что заденет по особенному сильно, совершенно спокойно и безмятежно попивал кофе именно из кружки Стаса. Кофе, скорее всего, принадлежал тоже Стасу, Валерий Михайлович уже давно не пополнял своих запасов, ограничиваясь "парой ложечек" из чужой банки. Причем Стас не исключал того, что гость желал своими действиями произвести особый эффект, но какой именно для него оставалось загадкой. Потому он, решив, что и так уже позволил себе слишком много эмоций на радость гостю, максимально проигнорировал это действие.
- Меня совершенно не интересует этот Валерий Михайлович, я по делу к тебе.
- Ко мне? Это уж вряд ли, - искренне улыбнулся Стас, будто всех прочих невзгод на этот вечер недоставало.
- Волошин Станислав Николаевич, тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года рождения, а именно семнадцатого февраля. Выпускник юридического факультета костромского государственного университета, не с отличием хочу отметить. В настоящее время помощник старшего следователя городской прокуратуры. Все верно?
- Пока да. - Стас неоднократно сталкивался по работе с множеством действительно странных людей. Ему как низшему звену этой системы приходилось отсеивать людей нуждающихся в помощи по настоящему, от некоторого числа тех, кто нес только известную одному себе правду. Потому очередной визитер успешней вписывался во вторую категорию.
- Видишь, все сходится, значит именно к тебе.
- Вы время видели?
- Не беспокойся, дело пяти минут.
Стас не мог видеть своего лица, но четко почувствовал, как оно исказилось в мучительной гримасе. Неимоверным усилием воли он подавил в себе желание просто закричать. Его начало раздражать все: этот душный кабинет, эта мерзкая погода за окном, этот наглый посетитель.
- Ваше имя для начала?
- Григорий Емельянов, но можно просто - Гриша.
- И по какому же очень важному вопросу Вы, Григорий, ко мне? - намеренно выделив обращение чуть громче, поинтересовался Стас.
- Переходим к делу? Мне это нравится. Видишь ли, Стас, мы с командой единомышленников работаем в несколько специфической области. Скажем так, связанной с внутренним миром человека. Это и вопросы психологии, и медицинские аспекты, отчасти и социальные. Если грубо обобщить, то наша деятельность связана с поиском: людей, предметов и даже событий. Но ключевое, конечно же, в нашем деле не то, что мы ищем, а то, как мы это делаем.
- И в чем же заключается специфичность работы?
- В методах. Анализируем сны, поступки прошлого, предсказываем вероятность определенных событий и многое, многое другое.
При очевидно лишенных смысла высказываниях, прямо говоря сумасшедших суждениях, говорить Грише удавалось на редкость убедительно.
- Это действительно очень интересно, но конкретно от меня что нужно?
- Это все слова, Стас, о деятельности в целом. Для подготовки, так сказать. Теперь о главном. Уже довольно длительное время мы занимаемся одним крайне важным делом. Необходимо, чтобы ты понимал, я говорю ни о каких-то мелких аферах или махинациях шарлатанов и проходимцев, речь идет о действительно существенном процессе. - Последнее Гриша произнес максимально серьезно и вдумчиво, потеряв при этом не малую долю, отчетливо бросающейся в глаза до этого, наглости, несмотря на пресловутую чашку с кофе в руках. - И вот тут-то нам и нужна твоя помощь. Не вдаваясь в долгие нудные подробности, скажу, что необходима информация, которая содержится в одном твоем воспоминание.
- Воспоминание? Вы серьезно? – Стас негромко хохотнул, но не от смеха, а скорее от изумления.
- Абсолютно.
- Тут никак не обойтись без "долгих нудных подробностей". Готов помочь вам, если сможете убедить в необходимости этого. Без всякой болтовни. По делу. Что вы хотите знать?
- Нет-нет, все несколько сложнее. Необходимо именно воспоминание.
- Ну и о чем же таком я должен вспомнить?
- Боюсь, сам ты не в состоянии, это незначительное событие из раннего детства, когда тебе не было и четырех.
- Что может заинтересовать в жизни трехлетнего ребенка? – с нескрываемым беспокойством заинтересовался Стас.
Гриша улыбнулся, понимая, сколь абсурдно звучит его просьба со стороны.
- Ну хорошо. Сейчас ведется поиск одного проекта, над которым в свое время работал твой отец. К сожалению, ключевых материалов не сохранилось. Но есть информация, что ты в детстве мог наблюдать их вживую. Конечно, тогда эти записи не имели для тебя значения, да и смотрел ты на них из чистого детского любопытства, зачастую краям глаза, мельком и ненароком. Но все же какая-то часть зафиксировалась в твоем сознании, словно фотоснимки. Именно поэтому нам надо заглянуть в твое прошлое.
- Работаете над проектом отца, значит, Знаете, в какой-то момент мне стало интересно. Боюсь вас расстроить, но моего отца уже лет как пятнадцать нет в живых, и за это время никто и никогда не интересовался ни то, что проектами, а его работой в целом. Я вообще сомневаюсь, что в профессии обычного психолога может быть хоть что-то интересное.
Гриша с улыбкой отреагировал на этот выпад:
- Сразу видно, что воспитывался ты одной матерью. Сдержан, воспитан, предельно деликатен. Умудряешься держать себя в руках в ситуациях, когда другие бы вспылили. Но с другой стороны. Всегда готов отвечать за себя и свои поступки. Сам. Готов терпеть, но до определенного времени, до крайней точки. Похвально.
- То, что вы собрали про меня максимум информации - это похвально. Но разговор окончен. Я не могу вам помочь. Так что прошу, покиньте кабинет. И кружечку не забудьте за собой сполоснуть.
- Зря отца недооцениваешь, - словно и не услышав предупреждения, как ни в чем не бывало продолжил Гриша.
- Потому что не с чего было оценивать. - Совершенно спокойно подытожил Стас, затем с ожиданием посмотрел на визитера. Но тот и не спешил уходить, напротив, с еще большим удовольствием стал допивать остатки кофе. Тогда Стас, не желая продолжать эту странную игру, начал собираться на выход сам, закидывая папки документов в огромный потертый пакет.
- Так и будешь избегать любых разговоров, касающихся твоего отца?
- Вы спокойно не стесняясь зашли в кабинет, почувствовали здесь себя как дома, надеюсь и дорогу обратно найдете так же уверенно.
Стас поспешил из помещения, за ним последовал и Гриша.

Они выбрались на улицу. Хмурые давящие тучи, затянувшие все без остатка, издевались паршивым ветром вперемешку с дождем мелкой моросью.
На дороге ровным слоем от края до края растянулась бескрайняя, серая под стать небу лужа. Стас, не обращая внимания, бросился напрямик через неё, угодив при этом пару раз по самую щиколотку. А Гриша, показав полное отвращение от этой затеи, постарался преодолеть её по краю, еле-еле карабкаясь по уже порядком утонувшей коробке.
- Ну подожди, ты даже не дослушал. Я понимаю, моя просьба звучит странно, - Гриша уже заметно отставал, поэтому приходилось переходить на крик, - но выслушай меня, дай все объяснить.
И в этот момент Стас вспылил:
- Чего тебе надо? Что ты хочешь то от меня, а? Думаешь, завалился так просто, пару слов про отца, и я на все согласен? Весь этот треп оставь себе. Ты понял? Не надо мне сказки рассказывать! Сейчас скажи лучше правду.
- Так ты правды хочешь? Серьезно? А готов ли? Я то вот готов поделиться, только потом не обижайся. А правда вот в чем. Тебе было не больше семи, когда пришлось понять эту самую правду. Помнишь то задание в школе. Нарисовать свою семью. Простое детское задание. Милые трогательные рисунки одноклассников, так сильно отличающихся от твоего. Ну конечно же помнишь, как ты можешь забыть те чувства. Не обида, не злоба, а полная растерянность, словно потерялся, будто тебя оставили одного. Ты, конечно, знал, что отца у тебя нету, но как же сильно заныло от этих счастливых криво намалеванных семей. Мама заботливо давала уклончивые ответы, придумывая истории о командировках, долгих экспедициях, ну и прочей ерунде, о которой любят вешать детям. - У Стаса пробежали мурашки по всему телу. Он остановился и слушал в каком-то страхе или жутком предчувствие. - Потом врать начал и ты, ну или придумывать небылицы о своем папе. Когда тебе исполнилось десять, матушка видимо посчитала, что ты достаточно вырос и уже готов принять реальную, как ей искренне тогда казалось, историю, о том, что отца давно нет в живых. И тот удар, что испытал тогда ты, тоже конечно помнишь. Ну и только лет в пятнадцать, тебе впервые хватило духу или, может быть, времени спросить: "А кем был мой папа? Кем он работал, чем занимался?". Только в пятнадцать лет. А в ответ лишь скудная информация о то ли психологе, то ли психиатре. Да ты и сам толком не разобрался, однако принял. Тебе вполне хватило, чтобы дальше спокойно беззаботно жить. Вот она правда, Стас. Не от того ли ты не говоришь об отце, потому что ничего и не знаешь?
- Откуда тебе то все это знать, откуда? Просто не можешь этого знать!
- Не важно, откуда мне все это известно. Ты упрямо сопротивляешься, не желая слушать. Помоги мне! Одно крохотное воспоминание, которое уже и не принадлежит тебе, так давно все это было. А взамен я могу рассказать о нем, не полную биографию конечно, но уж всяко больше, чем ты знаешь сейчас. И начал бы я свой рассказ с того, что он жив к примеру. Как тебе?
- И я должен поверить в это?
- Я не цирковой фокусник и не гадалка с вокзала. А то, что ты услышал впечатляюще даже для матерого мошенника. Ты же видишь, знаю я куда больше, чем говорю тебе. Сейчас нам с тобой нужна помощь. Неужели ты совсем не хочешь найти своего отца?
Стас колебался с несколько минут, задумавшись, но скорее не над решением, а над ответом. Затем протянул руку и добавил:
- Я согласен, но как только мне что-то не понравиться или я почувствую какую-то подставу, я тут же ухожу.
- Справедливо. Как тебе будет угодно.
- Давай на чистоту, что нужно от меня, ну не детское же воспоминание?
- Ты даже не представляешь как это важно.
- Как хочешь. И с помощь чего ты будешь доставать его?
- С помощью гипноза, конечно же. Стас, я все объясню тебе на месте, тут недалеко, только прошу тебя, давай уже уйдем с этого проклятого дождя.

Работа и связанные с ней, казалось, серьезные проблемы ушли на второй план. Пока они ехали в машине на место, за это время Стас старался во всем разобраться, убедить себя, что не поспешил. Гриша решил разбавить неприятную ему тишину.
- Не переживай ты так. Я не собираюсь пытать тебя. Гипноз - это вполне обычная процедура, которая вдобавок расшевелит твою память, вернется многое из того, что забыл. - Стас в ответ лишь неоднозначно хмыкнул. - Сейчас помнишь что-нибудь об отце?
- Да не особо. Все очень смутно, какими-то обрывками. Как он играл со мной, как гуляли где-то в парке. Помню даже одно застолье, скорее всего мамин день рождения.
- И все?
- В общем, то да.
Но Стас соврал. Все выпады Гриши напомнили ему одну безвозвратно далекую и потому неуловимую сцену, за которую никак не получалось уцепиться. Эта сцена - их последняя встреча с отцом. Но это воспоминание принадлежало ему одному, касающееся только его и отца, столь личное, что им нисколько не хотелось делиться. Хотя как бы Стас не пытался, как бы не концентрировался, ему не удавалось вспомнить какие-то детали. В конце концов, он не до конца понимал, реальная эта была встреча, или плод его воображения. Словно проснувшись, человек отчаянно пытается повторить в памяти свой сон, только что, казалось бы, виденный столь живо. Но больше всего ему хотелось вспомнить лицо отца, конечно, он видел его на различных фотографиях, но тот живой образ, со своими чертами, с присущей ему мимикой, реакциями казался безвозвратно утерянным. Стас прекрасно понимал, что время объятий, дружеских советов и откровенных разговоров, время воспитания и наставлений, - все это давно прошло, и потому он стремился если не узнать все об отце, постараться найти его, то уж точно выяснить, почему он ушел, почему оставил его.

Приехали они действительно довольно быстро. Внутренний небольшой двор, скрытый от больших улиц двумя двенадцатиэтажными домами-близнецами и стоящей поперек них кирпичной пятиэтажкой. Необходимая квартира находилась в одной из высоток, на третьем этаже. Но стоя у её порога, Стас еще больше стал подозревать всю эту затею, после того, как Гриша простучал по двери целый пароль, совершенно проигнорировав звонок. Когда же они вошли внутрь запланированные мероприятия и вовсе стали казаться обычной ловушкой, в которую Стас так нелепо угодил. Двухкомнатная квартира абсолютно не выглядела жилой. Одна комната поражала своей вместительностью, заставленная забитыми до отказу стеллажами явно не бытовой всячиной: листами фанеры, картона, различными деревянными болванками, тюками тканей и прочим. В другой же, в которую и повели Стаса, напрочь отсутствовала всякая мебель, кроме рабочего стола с различной старой аппаратурой, и непривычно огромного массивного стула, стоящего аккурат по середине комнаты.
- Заходи, не стесняйся. - Гриша практически протолкнул Стаса в пустую комнату, где его уже встречали двое. - Знакомься, это мои друзья. Андрей и Шурик. Они помогут мне в подготовке сеанса, а главное в его процессе. Что ж располагайся.
Стас, приняв столь радушное приглашение, конечно оглядевшись на всякий случай, все таки сел на одинокий стул.
- А это безопасно вообще?
- Гипноз? Абсолютно! Для справки, использование гипнотических воздействий известно с древнейших времен и по всему миру, во славу богов и, преимущественно для врачевания.
- Гриша.
- Не хочу вдаваться в подробности и превращаться в нудного преподавателя истории, скажу только, что с помощью гипноза в современном мире вполне успешно лечатся многие болезни, различные фобии и зависимости. Всегда можно заглянуть в корень проблемы, выяснить ее причины. Поэтому данная практика широко применяется и не о чем беспокоиться.
- Гриша!
- Какая-то доля риска определенно есть.
- В смысле?
- Понимаешь, гипноз - это прежде всего работа с сознанием, поэтому в процессе транса многое зависит от человека осуществляющего сеанс. Безалаберное отношение, банальный непрофессионализм, или даже сильное воздействие внешних раздражителей, - все это может привести к нарушение различных процессов: от плохого сна до расстройств психики.
- Проще, Гриша, проще!
- Наш случай интересен еще и тем, что твое сознание будет переноситься на семнадцать лет назад, и в случае неправильно организованного сеанса ты можешь остаться с мышлением трехлетнего ребенка. - Гриша искренне посмеялся над, как ему показалось, удачным примером. Стас смог отреагировать только мелкой еле выдавленной ухмылкой, по которой нетрудно было догадаться и о его мыслях по этому поводу, и об отношении к Григорию, заодно с легкостью оценить настроение и общую готовность к гипнозу.
- Стас, ну ты чего? Тебе незачем беспокоиться, я настоящий гуру в этом деле, специалист высочайшего класса, да прости ты меня за мою скромность.
- И сколько раз ты это делал?
- Не поддается счету. Но есть одна трудность. Чтобы зацепиться за столь ранее воспоминание, нужно сильное переживание или же яркое событие. Кажется, мы нашли что-то похожее, но будет непросто. Неприятный телефонный звонок твоему отцу, свидетелем которого ты мог быть. Это не так уж и много, но попробовать стоит. Готов?
- Не уверен.
- Конечно готов, Стас. - Гриша подал знак своим друзьям. Один тут же задернул плотные шторы, другой закрыл дверь. Комната погрузилась во мрак, лишь одинокая лампочка вырывала у темноты небольшой кусочек, точно, где сидел Стас. Гриша забился в темный угол, откуда и начал свою процедуру.
- Итак, Стас, попробуем переместиться на семнадцать лет назад. Сейчас расслабься, постарайся отогнать все посторонние мысли. Сядь удобней и закрой глаза. Слушай меня и мои слова подскажут, о чем думать, чем занять сознание. Помнишь ли ты, что-нибудь с тех лет, необязательно именно об отце?
- Очень мало.
- Ничего, ничего. Мне не нужно от тебя воспоминание какого-то конкретного события. Где вы жили, когда тебе было три? Там же где и сейчас твоя мама?
- Нет. Тогда еще в трехкомнатной квартире, мама рассказывала об этом.
- А сам ты помнишь что-нибудь об этой квартире? Мебель? Планировка? Может быть примечательные детали?
- Хорошо помню почему-то обои.
- Так, неплохо. И какие они?
- Такого бледно желтого цвета, или даже коричневые. С узором из цветов.
- Еще что-нибудь?
- Необычная люстра в зале кажется. Да, и сервант там же. Его потом перевезли в другую квартиру.
- Замечательно. Теперь, Стас. Постараемся вспомнить больше. Давай представим, что ты в большой комнате, совсем маленький, сидишь на полу среди своих любимых игрушек. Опиши, что ты видишь вокруг себя. Начни с простого. Где находится окно, где дверь. Некоторые детали можешь додумать сам. Воображение подскажет тебе, где что должно располагаться. Итак, что же вокруг тебя?
- Комната кажется очень большой, просторной. Уже вечер. Красивые шторы задернуты. - Стас на удивление четко представил себе эту картину. Формирование окружающей обстановки не вызывало трудностей. Он уверенно описывал новые детали. Пока незаметно для самого себя, под свой голос медленно погрузился в необычный сон.


Отец с сыном расположились на просторном и не в чем не ограничивающим их ковре на полу, усыпанном кучей игрушек, к которым, впрочем, малыш потерял всякий интерес. Оба занимались рисованием в альбоме, но каждый по-своему. Папа старательно выводил очередное яблочко, а Стасик, не менее старательно красным карандашом, не жалея сил, вычерчивал всевозможные линии поверх всех папиных шедевров. И хоть отец, безусловно, радовался старанию сынули и тому, с каким нескончаемым усердием он каждый раз демонстрировал эти художества, он все же жалел свои скромные работы, погребенные под толстым слоем штрихов молодого таланта. Треща на весь дом, зазвонил телефон, и отец, отвлекшись, побежал поднимать трубку, машинально схватив с собой небольшого резинового ежика. Стасику игрушка эта не очень то и нравилась, да и в последнее время внимания на неё не обращал, но когда папа её унес, он уже посчитал, что жить больше без неё не может, и обязательно должен заполучить. Потому рванул за отцом вдогонку, пока не донесся неприятный телефонный разговор:
- Сейчас ничего конкретно сказать не могу, материала слишком мало. - Трубка в ответ изрывалась от надрывного крика, но отец сохранял спокойствие, хоть в голосе и прослеживаются нотки тревоги. - Я уже обсуждал это с Карповым. Результаты будут готовы только по истечению всех испытаний и на основе анализа их результатов. Мне все равно. Если вы считаете это необходимым, можете жаловаться кому угодно.
Стасик взволнованно глядел на отца, не понимая сути, но прекрасно чувствуя его беспокойство.
- Малыш, давай, иди, помоги маме, - стараясь максимально ласково, поторопил сынишку папа.
Стасик расстроенный поплелся на кухню. Но неожиданно для себя самого, остановился посреди коридора, как вкопанный. Замер точно у закрытой двери небольшой боковой комнаты, служившей отцу кабинетом. У малыша возникло острое непреодолимое желание попасть туда. Такое рвение, когда ребенок совершенно забывает о игрушках, еде, обо всем, лишь бы добиться своего. Необъяснимое желание, вспыхнувшее в одночасье. Но как бы ребенок не напирал на дверь, она не подавалась, а роста не хватало, чтобы дотянуться до ручки. Тогда Стасик подкатил детскую машинку для катания, и уже с помощью неё наконец разобрался с преградой. Отец бы оценил проявленную смекалку, вот только само рвение его скорее напугало. Малыш оказался в небольшой комнатке, темной и потому пугающей, но желание двигаться дальше к одной, известной ему цели ничуть не ослабевало. В свете тусклого настенного бра все приобретало жуткие очертания. Письменный стол, весь устланный книгами и папками, с виду небольшой, Стасику казался массивным и основательным. Со стены угрожающе надвигался огромный шкаф, столь высокий, что света крохотной лампы не хватало, чтобы достать до его верхушки, поэтому она растворялась в непроглядной темной пелене потолка. Да еще и скрипучая тахта, прижатая к противоположной стене. Все вокруг пугало малыша, но в то же время и завораживало. Ребенок крайне редко бывал в кабинете, чтобы не беспокоить отца, чтобы не мешать ему работать, или не испортить ненароком что-нибудь важное. И, несмотря на все это, малыш четко знал, что ему нужно. Со слепой уверенностью, порой даже неестественной, он добрался до скромного по своему виду, встроенному в письменный стол сейфу. Маленькие ручки прикоснулись к холодному металлу. Пальчики с проворством опытнейшего вора закрутили механизмы кодового замка. Восемь, шесть, один, три. Замок щелкнул. И малыш, приложив все свои силы, кряхтя, отворил массивную дверцу. На пол посыпались бумаги, тетради, фотокарточки. Малыш со знанием дела перебирал содержимое сейфа в поисках лишь одного заветного блокнота. В коридоре послышались шаги. Стасик наконец-то нашел искомое. Он аккуратно достал увесистую книжецу в кожаном переплете, уже потертом, что только подчеркивало её ценность. Малыш с нетерпением раскрыл книгу и зашелестел бумагой, но каждая перевернутая страница оказывалась совершенно пустой. Ребенок в панике стал быстро листать, пока сильный отцовские руки не схватили его, отчего малыш выронил книгу.
Стас очнулся. Лежа на полу. Лампа на потолке будто выжигала глаза, столь ярко, казалось, она светила. В голове Стаса все перемешалось. Такой странный сон перестал быть сном, перекинувшись и на реальность. Придя в себя, Стас все так же оставался в обстановке недавних видений. И только спустя некоторое время, отморгавшись, он понял, что вокруг него все лишь грубо наспех смонтированная имитация, что дверь кабинета обозначал большой прямоугольный лист картона, приставленный к стулу, что вместо шкафа и кровати - наставленные коробки, а письменный стол сооружен из кусков фанеры. Но с осознанием этого, тоже не сразу пришло и другое чувство, нахлынувшее не сразу, отсроченное, но, лишь чтобы сила оного проявилась во всей красе. Неутолимая головная боль, резкая и практически подавляющая, отзывающаяся с каждым сердечным ударом в висках все больнее и больнее. Стас попытался подняться, но его сразу же повело в сторону, и он повалился на быстро состряпанные декорации. На лестничной клетке послышались голоса, лязг железа, затем негромкое, но предельно четкое "Взрывай". Станислав, шатаясь, ринулся прочь, облокачиваясь на стену, на ватных ногах он, поддавшись инстинкту, плелся, не зная куда. Позади раздался громкий хлопок. Быстро нагнав, его схватили и закрутили ему руки за спину.
- Что вы делаете? Прекратите, - закричал Стас в панике, по большей части уже сам не разбирая, что говорит.
- Глаза! Закройте ему глаза, - послышался зычный голос за спиной.
Голову Стаса стиснул плотный обруч, через который бедолага совсем ничего не видел.
- Хватит! Оставьте меня.
- Да успокойте его наконец.
Ногу неприятно что-то кольнуло, и буквально в мгновение Стас обессиленный повалился на пол, оставаясь еще в сознании какое-то время.
- Что же его дружки забыли прихватить?
- Может специально оставили?
- Вряд ли, они отчаянно искали до последнего, на него просто не осталось времени.
- Даже сеанс толком не завершили.
- Тем лучше для нас. Все, хватит разговоров, грузите его и аккуратнее.

Когда Стас пришел в себя, его охватила паника. Все чувства вернулись, кроме зрения. И лишь потом он, крепко связанный, сидя на жестком кресле, осознал, что глаза все еще были скованы треклятым обручем. Все тело подвывало от боли. Некто тихим низким голосом спокойно обратился к нему:
- Станислав Николаевич Волошин, вы меня слышите?
- Кто вы? Я не понимаю. Я ничего не понимаю, - к Стасу, не заставив себя ждать, вернулась опустошающая головная боль.
- Я повторю свой вопрос, - терпеливо продолжил незнакомец, - вы меня слышите?
- Да! Слышу, я вас слышу, черт возьми!
- Господин Волошин, нам нужно узнать от вас некоторые сведения, представляющие собой огромную ценность.
- Спрашиваете, что угодно, но мне нечего вам сказать, я ничего не знаю.
- О, нам совершенно не нужно вас допрашивать, мы узнаем все иным способом. Приступим.
Сердце Стаса бешено заколотилось. С головы сдернули обруч. Его держали в довольно просторном гараже, используемом явно не по назначению: один из похитителей сидел у стены, уставившись сразу в три развернутых ноутбука, другой, судя по всему главный среди них, расположился за небольшим столом в углу, с удовольствием следя за происходящим. Ну а что больше всего взволновало Стаса, это здоровый необъяснимый аппарат, вокруг которого терлись остальные, стоявший посередине бокса, прямо напротив Стаса. Два окуляра, из которых исходил яркий свет, треща, подъехали прямо к глазам Стаса, пока не уперлись вплотную. Он закричал от боли. Машина загудела. Из проектора, установленного на ней, проявилось изображение на стену: то самое воспоминание. Оно воспроизводилось с другого ракурса, как бы со стороны. Поминутно искажалось помехами, то замедлялось, то ускорялось.
- Записываешь? – спросил главный.
- Конечно. Стараемся улучшить.
На видео мальчишка неуверенно осторожно шел вглубь комнаты. Подошел к сейфу – картинка замедлилась, пару раз дернулась, потом все пошло в обычном режиме. Он умело завертел ручкой сейфа, набрав нужный код. Открыл дверцу. Видео опять застопорилось.
- Ну же, скорей!
- Пульс сто восемьдесят ударов. Он не справляется.
- Продолжаем!
Мальчуган уже взял книжку. В комнату влетел отец. Малыш начал листать страницы.
- Давай! Скорее!
Но неожиданно, бросив книгу на пол, ребенок повернулся как раз в ту сторону, откуда велось наблюдение. Своим детским голосом с еще не совсем четким произношением, улыбаясь во весь рот, заговорил: « Вы опять опоздали! Снова опоздали, как и раньше. Как всегда. Эх, увидеть бы сейчас ваши рожи. Надеюсь, вы сильно взбешены. Но время, время, сами же понимаете. Что ж! Удачи мозголомы!». Изображение погасло.
- Готов! Парень без сознания, – отчитался помощник.
Главарь еще некоторое время смотрел на пустую стену, осмысливая происходящее. Наконец вынес свой вердикт.
- Здесь нам уже ничего не добиться. Всем приготовиться. Нужно переправить парня в Москву.

Последний раз редактировалось Денис Мартыновский; 22.06.2017 в 14:04.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 25.05.2017, 23:29
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - Глава 3:
3

Изматывающий надоевший дождь продолжался уже третий день, прерываясь на незначительные передышки. Усиливаясь временами, иногда заслоняя всякий свет, но по большей части, изливался мелкой бесконечной моросью. Низкие, буквально лежащие на поверхности тучи, совсем стерли разницу между днем и ночью, превратив все в единую однообразную серость. И, несмотря на то, что рассвет наступил около часа назад, оставалось по-прежнему беспроглядно тускло. Импровизированный лагерь, на деле представляющий собой череду из нескольких однотипных кирпичных гаражей, затерянных в глухой полуразрушенной промзоне, пока что спал, затаившись в ожидании команд. Отдыхали все, кроме двух сиротливо забившихся под крохотный навес часовых.
Еще один бодрствующий нервно ходил по кругу перед боксами, периодически отвлекаясь на проверку всего, что попадалось под руку. Дотошно осматривал, закрыт ли замок на воротах, не спущено ли колесо у стоявшего под презентом фургона, не спят ли на посту люди. От нетерпения он в очередной раз взглянул на часы. В этот самый момент вдалеке, среди ветхих построек показался свет. И через некоторое время на подъездную дорогу выехала вереница легковых автомобилей. Бренчание моторов грохотом раскатилось по двору.
- Поднимайте всех. - Ожидавший скомандовал часовым, а сам медленно подошел к выбравшемуся из транспорта водителю. – Почему так долго, Глеб?
- Не паникуй.
- Вы опоздали! Мы не можем настолько задерживаться.
- Дим, ты же понимаешь, нам еще нужны были люди, а это не просто в такой спешке.
- Дождь уже утихает.
- Не рассчитывай так сильно на него, дождь не поможет, если хорошо не подготовиться.
- Времени нет, Глеб.
- Я знаю, поэтому хочу, чтобы уже через полчаса все были готовы, займись этим.
Словно в муравейнике на территории закипела бурная деятельность, где каждый знал свое место и выполнял строго свою задачу. Часть людей получала оружие. Другая группа собирала вещи, поковала багаж. Во двор выкатили весь оставшийся транспорт. В скором времени большинство стянулось перед гаражами. Глеб поднялся на заржавевший остов заваленного крана.
- Внимание. - Он посмотрел на часы, сверяясь со своим мысленным планом. - У нас осталось не так много времени. Наша задача на сегодня выглядит предельно просто: доставить груз до аэродрома. Ни для кого, надеюсь, не будет сюрпризом, что нам захотят помешать. Итак, напоминаю, с кем имеем дело. Эти ребята почти всегда, слышите, всегда знают, что мы собираемся сделать. Можете в этом не сомневаться. Они чувствуют все, что прячут или пытаются скрыть. И абсолютно точно захотят вернуть свое. Но мы свое дело тоже знаем. Не стоит недооценивать наши силы. Дело выйдет непростым, но точно не прогорит, если каждый из вас будет предельно внимателен и осторожен. Парни! Не верьте случайностям и совпадениям. Следите за мелочами.
Водители, сейчас каждый из вас получит конверт с деталями маршрута. По два на машину. Конверт выберете в случайном порядке и ознакомьтесь с планом непосредственно перед выездом. Сопровождение. Ни в коем случае не оставлять главную машину. Но и не теснитесь к ней как на свидании. Держите в зоне видимости. Все, ребята, пора выдвигаться.

Распахнулись двери микроавтобусов. Из кирпичных боксов начали выводить группу людей. Все как один со связанными перед собой руками, с плотным мешком на голове, и даже в похожей на беглый взгляд одежде. По шесть человек на машину. В кабину одного из фургонов, второпях, скрываясь от дождя, взобрались двое. Один лет пятидесяти, сбитый, бодрый для своих лет, занявший место штурмана, а второй, севший за руль, с виду юнец, если бы не пробивающаяся в шевелюре залысина, небрежно маскируемая зачесанными остатками волос.
- Крот один? - зашипела рация на панели.
- На связи, - отчеканил штурман, затем достал конверты и предоставил выбор своему напарнику.
- Не пойму. Если они все знают, зачем нам четкий план движения? Так ведь точно попадем в засаду. Не лучше ли импровизировать? Действовать по обстановке?
- Засады бояться, как раз, не стоит. Их не так много, чтобы они решились нападать в лоб, - со знанием дела и с искренним желанием поделится опытом, взялся старший за объяснения. - Они действуют всегда хитрее. Им что нужно? Чтобы мы попали в ловушку. Поэтому четкий маршрут не дает им возможности направлять в свои капканы. Манить как котят веревочкой. Я тебе так скажу, река окажется вместо дороги, лучше в нее езжай. Спокойней будет.
- Крот один, в путь. Прием?
- Понял вас. Прием.
Щуплый вскрыл один из конвертов. Внимательно изучив все детали, напарники немедля сожгли оба документа. Раздался сигнал головной машины. Колона тронулась. Крадущейся змеей, цепочка транспорта заскользила по промзоне и, выбравшись, разделилась на первом разъезде. Легковушки сопровождения затерялись в еще не плотном утреннем потоке, не привлекая к "Газелям" лишнего внимания. Спокойно, без каких либо помех, авто закрутилось по одному ему ведомому пути. На очередном перекрестке машина встала.
- Крот один, почему стоим, прием?
- Красный горит. Прием.
По переходу засновали заспанные пешеходы. Серость утра не прибавляла им никакой бодрости.
С противоположной стороны серая "KIA" отчаянно рвалась на поворот. Под уже маячивший сигнал светофора, успела нырнуть в поток, но опаздывающий паренек, влетевший на пешеходную зебру, заставил сделать легковушку резкий маневр. Она крепко саданула в бок проезжающей "девятке", отчего последнюю закрутило. Обе машины тут же перекрыли полдороги.
- Крот один, что за задержка? Прием? - крик из рации тут же вывел из оцепенения водителя.
- Центр, здесь авария, прием.
- Не стойте, хоть по тротуару ломитесь! Прием?
- Принял.
"Газель", ринулась, воспользовавшись общей заминкой. За ней на автомате потянулись другие автомобили. Пока дорожное происшествие не переросло в серьезный затор, все резко заторопились миновать проклятый перекресток. Уже в отражении зеркала, водитель заметил еще одно столкновение. Тяжеловесная красная громадина пожарной службы, без сигналов влетела в гущу транспорта и всей силой, не смотря на визг тормозов, вгрызлась в попавшуюся под руку машину. Жуткий грохот раздался по округе.
- Центр? Центр? Сопровождение... Черт! Ворон сбит, твою мать!
- Крот Один, не останавливаться. Ворон два следует за вами. Двигайтесь по плану. Прием?
- Понял вас, прием, - переведя дух, выжал из себя водитель.
- Началось, - резюмировал старший.
Маршрут все дальше уводил от оживленных магистралей к одиноким, второстепенным двухполосным дорогам. Некоторые из них местами почти полностью утопали под слоем мутных грязных луж. Движение на заводях совсем замедлялось.
На одном из таких заливов две миниатюрные машинки, непригодные не то, что для езды по таким дорогам, а в целом для передвижения, смело начали форсирование водной преграды, к ужасу водителей, утопая местами под самое дно. Одна из малюток, все-таки, нащупала под водой рытвину особой глубины, просев сильно на бок, и окончательно встав. Ожидаемо, на дороге в обоих направлениях сформировалась небольшая пробка.
- Сейчас прорвемся, - подбодрил старший, оценивая возможные варианты.
Но к его удивлению, на пути появился совсем неожиданный гость. Из поворота не торопясь вырулил грозно рычащий, болотного цвета "Урал", словно старый, но все еще внушающий страх матерый дикий зверь. С угрюмым вздохом, ворча, он остановился у нелепой, ничтожной для него помехи.
- Надо сворачивать. Здесь, во двор, - занервничал щуплый.
- Нет. Держимся плана.
- Нам же говорили, следить за всем необычным. Это, по-твоему, не странно? Не дай Бог засада. Не справиться нам.
- Им это и нужно! Нельзя не по плану, - раздраженно пробасил напарник.
- Да мы с маршрута не уйдем, по дворовой дороге объедим это место и вернемся. Ты сам посмотри. Перед нами стоит корыто, битком груженое вояками.
Из "Урала", точно в подтверждение слов, выпрыгнули несколько вооруженных солдат.
Водитель замешкался. Вдобавок, зашипела рация с требованиями объяснений. "Газель" немного сдала назад.
- Оставайся на месте. Куда, дурак?
- Обгоним только.
- Стой!
Старший всеми силами набросился на руль, но юнец настойчиво его оттолкнул. Газель нырнула во двор. Новая проблема совсем не заставила себя ждать. У подъезда вовсю кипела разгрузка. Один из грузчиков виновато кивнул плечами, указывая при этом на забитый до отказа кузов. Мол, а что тут сделаешь, стой и терпи. И снова задний ход. И уже по другую сторону дворовой колеи автомобильный гудок навстречу. Выбора не оставалось, как впрочем, и времени. Петляя по узким дорогам, выкручивая от одного дома до другого, "Газель" выбралась на трассу. От вероятной непопулярности, или от наличия более быстрого варианта, машин на ней почти не встречалось. Водитель прибавил газу. Позади фургона послышался обеспокоенный сигнал от затерявшейся легковушки охраны.
- Куда дальше? Возвращай нас в темпе.
- На ближайшем повороте налево.
- Крот Один? Куда сунулись, черт вас дери! - и без того искаженный треском и шипением радиоэфира, захрипел во всю мощь голос из рации. Отчего ребята поняли, что сильно сплоховали.
- Центр, возвращаемся на маршрут. Возникли проблемы на пути...
Эфир оборвался.
Обычная, насколько это возможно ровная, не сильно разбитая, абсолютно непримечательная дорога буквально затрещала по швам. Затем в одно мгновение целый пласт асфальта провалился под весом фургона. По инерции "Газель" пробурила на скорости носом еще с метр дорожного покрытия, словно слепленного из песка или склеенного из картона. Сопровождение следом нырнуло в образовавшуюся воронку. Треск и звон тысяч стеклянных осколков вперемешку со скрежетом металла. Из-под земли забил гейзер поврежденной коммуникации, и горячая вода хлынула, заливая провал. Послышались глухие удары по кузову, дверям. Рация разрывалась от истошных криков. Водила, очнувшись, с трудом вылез из полузатопленного транспорта, оглядел его, затем кинулся к приемнику.
- Центр! Центр! Крот один раскрыт! Повторяю, крот один раскрыт.
Прерывистый скрежет, с редкими вскриками затянулся. Четкий, настороженный, но при этом спокойный голос Глеба нарушил шипение:
- Все оставшееся сопровождение ко второй машине. Действуем быстро. Кротчайший путь до моста, оттуда прямая дорога до аэродрома.

Крыша жилой высотки неприветливо встречала редкими, но довольно сильными порывами ветра и не унимающейся моросью. К парапету аккуратно пробирался высокий, худощавый мужчина. С высоты открывался неплохой вид на большую часть города. Отличный обзор, несмотря на непогоду. Слева здание вокзала с беспорядочной сетью железнодорожных путей. Правее - центральная малоэтажная часть города с площадью. Еще правее одинаковые коробки спальных районов. За центром широкая река. Город еще спал, и потому царила тишина, изредка нарушаемая то одинокими гудками тепловозов, то затерявшейся во дворах сигнализацией. Мужчина внимательно изучал округу. Пристально осматривая. Вдыхая запахи. Прислушиваясь. Иногда он и вовсе закрывал глаза, начиная, словно что-то повторять про себя. Вскоре он достал телефон. На экране высветилось последнее незакрытое сообщение: "Две группы. Фургоны с охраной. Из промзоны до моста". Мужчина набрал номер.
- Слушаю?
- Мне нужны военные. Часам к восьми грузовик должен быть в городе. Скажем проблемы с караулом и нужно сменить срочно. Только подгадайте момент.
- Понял.
- Также. Приблизительно в одно время возможны два возгорания. На улице Красной. И на Дубовом проезде. Мне нужен проезд. Поэтому пусть Красная улица будет раньше. Они отправят туда основную машину. Вторая должна поехать к Дубовому. У этой пожарной проблемы с сиреной. Проследите за их порядком.
- Все сделаем.
- У вас что?
- На улице Правды, рядом с продуктовым магазином чувствуется сюрприз. Не сегодня-завтра провалится грунт, его сильно размыло. Парни уже работают, чтобы ловушка не подвела.
Первые два перекрестка паршивые. Но дальше, и на Горького, и на Первого мая со светофорами, сможем подшаманить.
- Хорошо, работайте.
Видно, как мужчина сильно переживал, предчувствуя, что самое сложное еще впереди. Руки предательски нервно дрожали. Тогда он достал небольшую кружку-термос. В нос ему ударил сильный запах имбиря, мяты и еще с десяток не менее ароматных трав и специй. Мощный отвар требовался для встряски всех чувств. После нескольких глотков через силу, на лице в тот же миг проявился румянец, а лоб покрылся испариной. Затем пришли и чувства. Другие чувства, сильнее стандартных.
Минут тридцать спустя послышался звонок.
- Парад начался. Две группы разделились. Определить какой фургон наш не получается. Сильная маскировка.
- Начнем тогда. Слушай внимательно. Серая "KIA" с номером шестьсот двадцать три. Она сейчас на Фрунзе едет к первому фургону навстречу. Задерживай ее на каждом светофоре, как можно дольше. Приведи мне ее к перекрестку на Горького к 8:19.
- Справимся.
- Что с пожарами?
- Горим. И там и тут. На первый адрес машинка уже едет. Вот ждем звонок со второго.
- Рано, Тима. Звонку мешай еще... Еще четыре минуты. Записывай номер "8 (962) 565-29-81". Парня надо поторопить в колледж. Позвони в 8.18.Также подключай Лизу. Пусть красавица голосует у Парусного проезда. В двадцать минут. Ее должна подобрать девушка на "Daewoo Matiz". Пускай Лиза приведет ее к половине девятого к Гоголевской, прямо в лужу пусть заводит. Где военные?
- Едут родименькие. Туда же направляются. К половине тоже жди их.
Мужчина отвел трубку в сторону. Он начал принюхиваться, будто пытаясь уловить давно знакомый запах среди десятков других. Трубка в руках затрещала:
- Одну машину охраны убрали, столкнули с гайцами, не скоро выпутаются. Но вторая группа маршрут пока не меняет. А первый фургон подтягивается к перекрестку.
- Задержи немного пожарных, пусть разгонятся.
- Вот и наша малышка. Опа! Готово. Фургон уходит.
- Пусть.
- В яблочко! Что ж, пока тоже по плану мчат. Едут на Гоголевскую.
- Пускай сопровождение затеряется. Неподалеку автобус есть старый, направь его следом за фургоном. Как "Газель" во дворы свернет - действуйте. Должна попасть в ловушку.
И все новые и новые указания, неожиданные распоряжения, нетривиальные решения. Раз за разом мужчине давалось это все тяжелее. Вскоре он и вовсе повалился с ног на черную от гудрона крышу, жадно глотая воздух, желая, наконец, отдышаться. И снова в ход пошла крепкая микстура. Из трубки телефона последовали новые отчеты:
- В первой машине нашего голубчика нет...
Бросив трубку, мужчина вытер пот со лба, затем поднялся, дал себе пару минут прийти в себя, а после набрал другой номер:
- Гриша, я не справляюсь. Первая машина чиста. Но второй фургон ускорился, к нему подтягивается вся охрана. Боюсь, не успею.
- Значит, будем по старинке. Импровизировать. Что-нибудь можно придумать по-быстрому?
- Сейчас, сейчас...
Гриша вырулил с небольшой улицы на широкий проспект. Впереди бодро лавируя в потоке пробирался уже не белый, забрызганный фургон. За ним уверенно сновал вороной устрашающий внедорожник, и чуть отставал бледно-серый седан.
- Грузовик... Грузовик, - послышались нечеткие, еле слышимые слова в трубке. - Грузовик! С длинным прицепом. Везет какие-то стройматериалы... Арматуры.
- Вижу. - Хотя Гриша больше услышал, как в самом начале проспекта, коптил и рычал старый тягач.
- Там проволока с краю, или что-то типа того. Попробуй сбросить через сорок секунд.
- Сделаю.
Гриша вжал педаль газа, стараясь обогнать весь кортеж. Такое поведение не могло не вызвать подозрений, и за ним увязался внедорожник. Поравнявшись с прицепом, Гриша несколькими ударами монтировки смог сбить засов. Из прицепа на проезжую часть посыпались всевозможные металлические детали. Внедорожник суматошно запетлял, а потом и вовсе с визгом закрутился на своих пробитых колесах.
- Гони фургон как можно быстрее. За два поворота до моста очень сложный участок. Еще и дорога мокрая. Будет скорость, возможно тогда не справится с управлением.
- Разогнать, значит? Это можно попробовать.
Гриша прижался за фургоном. Сильное чувство тревоги овладело им, и вскоре он понял, в чем причина. Еле уловимый звон. И вот уже на заднем стекле показались два совсем свежих аккуратных отверстия.
- Нет, ну так совсем же не пойдет. - Гриша открыл бардачок и достал оттуда небольшой пистолет. - Давайте по вашим правилам.
На трассе завязалась перестрелка. Выстрелы гулко раздавались по округе, эхом теряясь в подворотнях. "Газель" всячески старалась покинуть небезопасную зону, пробиваясь с гудками сквозь ворох еще ничего не осознавших авто. На легковом Гриши уже отсутствовало левое зеркало, как впрочем, и большая часть заднего стекла. Несколько пуль просвистели совсем близко, оставляя свои засечки на дверях и крыше. Наконец, его вовсе начали вытеснять с трассы ударами в бок. Он сделал несколько ответных выстрелов и попал в цель, на что седан, нехотя, стал медленно отставать. Пока не подтянулись остальные охранники, оставалось разобраться с фургоном, так отчаянно рвущимся проч.
Легковушка теснилась позади, мешая сбрасывать газ. Но фургон и не собирался тормозить. В очередной поворот "Газель" влетела на всех парах. Колеса заскользили. И фургон всем весом грузно завалился на бок, двигаясь так еще с искрами и противным скрежетом пока не уперлась в отбойник. Следом резко по тормозам дал и Гриша, остановившись в десятке метров от происшествия. После ряда громких пугающих звуков воцарилась тишина. Из кабины опрокинутого транспорта в разные стороны вылетели две металлические колбы и звонко запрыгали по асфальту. Через мгновение из них повалил густой непроницаемый белый дым, скрывая в своих завихрениях весь фургон, словно в диковинном магическом представлении. Гриша осторожно вышел из машины, держа оружие наготове. Снова предчувствие, от которого он успел резко сесть, прижавшись к машине. В дыму сверкнула пара вспышек, а над головой послышался свист пуль. Затем еще. И еще. А после вновь тишина. Гриша добежал до "Газели". Из кузова доносились беспорядочные стон и всхлипы. Внутри вперемешку лежало пять человек, со связанными руками и накидками на головы. Видно, им довольно сильно досталось при ударе. Через рассеивающиеся пары Гриша заметил удаляющуюся пару человек.
Хмурое серое месиво над головой, которое горожане для простоты называли "дождем", измывалось по-особому, играя в свою хитроумную игру. Временами тучи замирали, ожидая подходящего случая. А иногда порции воды досаждали с такой силой, что казалось эта самая вода и не закончится никогда. Именно, видимо, в такой момент Гриша и начал свою погоню. Тяжелые капли забарабанили по округе. В непогоду особые чувства давали сбой. Сосредоточившись, Гриша увидел, короткими мимолетными всполохами, словно ускользающий в памяти сон. Увидел как двое торопливо пробирались через тихий сквер, что забился меж двух безликих пятиэтажек. Причем, один всячески брыкался, несмотря на связанные руки. Гриша побежал через парковку, свернув напрямик к зеленому островку во дворе. Выстрел. Мощный крепкий ствол тополя гостеприимно спрятал за собой. Двое были уже так близки. В один момент, когда их разделяло не больше двадцати метров, крепкий атлетичный водитель фургона, что с таким рвением тянул за собой связанного бедолагу, резко остановился и бросил в воздух горсть странных свертков. Сначала Гриша повалился на колени. На него нахлынула, точно резкая головная боль. Затем появилась и причина. Свертки эти забились яркими огнями, с истошным визгом и искрами по одним себе известным направлениям. Как праздничные фейерверки одни улетали в сторону и отскакивали от стен домов. Другие просто хлопались на месте, оставляя после себя клубы дыма. Внутреннее интуитивное чувство тревоги забилось, словно испуганная птица в клетке, раня ударами свои крылья, но не в силах остановиться. До разума доносились яркие вспышки салютов, затем взрывались реальные, и уже терялась разница между видениями и явью, сливаясь в одно. В довершении мытарств над интуицией дождь опрокинулся всей силой. Лишь стандартные органы чувств могли помочь. И зрение помогло. Гриша сделал быстрый кувырок и отбежал в сторону, и несколько пуль хлопнули около него. Затем эти искры и разноцветные всполохи в очередной раз заполнили разум. А дальше Гриша увидел только, как тот самый водила, так быстро уже оказавшийся рядом с ним, замахнулся на него рукой. Сильный удар в голову сбил с ног, и Гриша всем телом грузно повалился в лужу. Еще удар ногой в торс. Кулак, так от души прошедшийся по лицу, будто в один момент перезагрузил мозг, приведя все чувства и предчувствия в норму. Грише, удалось перехватить инициативу в свои руки, ловко парируя несколько очередных атак. После недолгой возни в воде и грязи, водитель повалился навзничь.
Узник обреченно сидел, привязанный к ограде палисадника. До этого он бежал почти вслепую, спотыкаясь, и боясь в любую секунду расшибиться. И только недавно ему посчастливилось, стянуть чертов мешок. Он сидел на мокрой земле и непонимающе смотрел на свои руки. От шагов позади себя его ощутимо пробрала дрожь. Веревки лопнули под натиском ножа. Узник взглянул на своего освободителя.
- Григорий? - совсем неуверенно и тихо спросил он, не понимая уже кому можно доверять.
- Давай просто Гриша. Вставай. Ты прости меня, Стас. Прости, что так все получилось.
- Что происходит?
- Поднимайся, нужно идти.
- Я никуда не пойду с тобой. – Запротестовал Стас, его медленно охватывала паника.
Гриша вздрогнул, его лицо исказилось, точно от невыносимой острой рези в зубах. Тотчас он почувствовал, как по обе стороны тихого двора с визгом остановились машины сопровождения. Оглядевшись по сторонам в поисках спасения, на глаза ему попалась карета скорой помощи, прибывшая на вызов.
- Ты уж извини, что я опять за старое. Но надо нам с тобой убираться отсюда, да поскорее.
- О чем ты?
Гриша сфокусировал его взгляд на пальцах, потом щелкнул ими и сказал:
- Спать.
Стас обмяк без сознания, погружаясь в очередной глубокий сон.


Последний раз редактировалось Денис Мартыновский; 06.06.2017 в 19:03. Причина: Глава вычитана и отредактирована, но не окончательно, конечно.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 31.05.2017, 23:15
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 4.1:
Стас очнулся в небольшой белоснежной комнате, в мягкой скрипучей кровати. На удивление приятное пробуждение после долгого и очень крепкого сна. И все страшные переживания, все волнение и стресс от пережитого, казалось таким далеким и вовсе взаправду и не происходящим. Страшный сон, который одолевал и мучил ночью, но отступивший с утренними солнечными лучами. А затем Стас увидел в дверях Гришу. С засунутыми в карманы руками и с ехидным, все таким же наглым выражением лица. Стоял, и довольно смотрел на слепого котенка, пытающегося впервые открыть глаза.
- Доброе утро, боец.
- Ты. - С накатывающей яростью, прохрипел Стас. Он попытался подняться, но его словно окатило волной слабости.
- Успокойся, это последствия лекарств.
- Каких еще лекарств?
- Ну мы боялись, что по доброй воли ты вряд ли согласишься на путешествие. Да и дорогу тебе знать не обязательно.
- Что? Где я? Как долго я в отключке? - Стас даже не задавал вопросы, он кричал от переполняющей его злости. - Ты! Что ты сделал со мной? Вся из--за тебя! Где я?
- Тише, тише. Ты в отлично защищенном месте и в полной безопасности.
Стас перевалился и сел на кровать. Руками он обхватил лицо и словно забредил:
- Меня связали. Везли в проклятой машине. В меня стреляли. Стреляли. Пытали.- он замялся. И чуть подскочил, будто вспомни, что-то очень важное.
- В меня тоже стреляли, если тебе будет так легче, - все с той же ухмылкой процедил Гриша. На что Стас предельно серьезно посмотрел на него.
- А большие яркие лампы тебе в глаза вставляли? До тех пор пока от боли сознание не теряешь?
- Ну мне рассказывали об этом.
- Хм. Рассказывали? И как? - Стас замялся. И чуть подскочил, будто вспомни, что-то очень важное. Его глаза забегали, стараясь зацепиться, ухватить ускользающие мысли.
- То воспоминание... Из детства. Все как по-настоящему. Но я не мог быть в том кабинете. Я не мог всего это делать. Этого не могло быть. Галлюцинации? Ты внушил мне все это? Какой то обман?
Гриша засветился от нескрываемой радости. Точно получил давно ожидаемый вопрос.
- Это действительно твоя память о детстве. Твой дом и твоя квартира. Но это и в правду не простое воспоминание. Видишь ли, я обладаю способностью наблюдать некоторые события прошлого. Но объем данных колоссален. Я не могу, словно в поисковике вбить запрос и просмотреть возможные варианты. Это так не работает. Необходима зацепка, закладка, якорь в этом бесконечном потоке информации. В детской памяти остаются только самые яркие, необязательно положительные воспоминания. И нам удалось такое найти.
- Как вы его нашли?
- О, здесь не только я обладаю удивительными талантами. Скоро убедишься.
- Все равно не понимаю. Если это мое реальное воспоминание, как я смог попасть в кабинет, и даже сейф открыть, хотя этого точно не было?
- Как я уже говорил, твое воспоминание послужило нитью, связывающей меня с конкретным событием прошлого. Мы знали как выглядела твоя квартира, где находился кабинет, нам даже удалось вынюхать шифр к сейфу. Но все это лишь сухие факты. Не хватало реальное связи с прошлым. Через гипноз мы действительно погрузились в твое воспоминание. Но уже через него, при помощи маленького тебя я стал исследовать данный фрагмент прошлого. Считай я совместил гипноз с моей способность читать события. То что ты видел это уже мои попытки разобраться в прошедшем. Добраться до потаенного.
- До книги... В том сейфе вы искали книгу.
- Да. Понимаешь. Довольно давно ее пытаются отыскать, но все безуспешно. Пришла в голову такая идея, грубо говоря, прочесть эту книгу в прошлом, благо удалось выяснить, где ее прятали раньше.
- И что? Прочитали?
- К сожалению нет. Я тебя сейчас скорее всего еще раз удивлю, но твой отец предусмотрел и это.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 01.06.2017, 18:37
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 4.2:
Недоуменный взгляд Стаса не заставил себя ждать.
- А ты все в папу не веришь, да? Я могу словно пересмотреть, что было с тобой вчера, два года или десять лет назад. Определенные события оставляют свой след и я способен это почувствовать. Но прочесть тщательно скрываемую книгу, не так просто. Скорее всего, твой отец учел возможность такого и придумал гениальную уловку. Ты хоть толком и не бывал в отцовском кабинете, но точно видел его, и сейф видел, и даже книгу. Потому твоему мозгу легко было представить как ты идешь туда и так далее. Такое часто бывает, когда часть воспоминания оказывается повреждена, и сам мозг связывает две части, что и не отличишь. И вот твой отец, видимо, путем ненавязчивых разговоров, применив особые методики, внушил тебе образ пустой книги. Понимаешь? Как бы я не старался, твое подсознание выдает мне ту самую книгу, но все ее страницы чисты, ни одной записи. Это не какое-то воспоминание, это блок. Каждый раз когда в твоей памяти возникает это книга, мозг автоматически применяет к ней образ пустых листов. И если ты даже и мог видеть, что там написано, это заменено на образ.
- Но ты же сказал, что только часть моя память, а остальное это то, как ты смотришь в прошлое. Разве тогда для тебя важны все эти уловки?
- Верно, но особенность моего дара, это то, что я сильно привязан к конкретному человеку. Потому я не могу просто взять и посмотреть как там жили динозавры, если конечно не найду долгожителя с тех времен. Если бы я смотрел на те же события с твоим отцом, мне было бы гораздо проще добраться до цели. И такие ловушки бы там не сработали. Намного больше информации, которую не скрыть. С тобой же все сложнее. Детская память вещь очень хрупкая. Я переношусь в прошлое, исследую это событие. Но твоя жизнь тогда была наполнена совсем другими мелочами. И потому я всякий раз также натыкаюсь на эту чистую книженцию.
- Невероятно. Фантастические идеи говоришь. Я бы и не поверил во все это, если бы не ощутил все это. Гриша, ну а теперь скажи мне уже, о какой книге ты все говоришь? Что в ней такого особого?
- Я бы тебе сейчас все рассказал, но с тобой на этот счет хотел пообщаться еще один человечек. Так что давай с нами, и все узнаешь.
- Нет, во второй раз я в это болото не полезу.
- Не хочешь узнать всю правду про отца?
- Не хочу, чтобы в этот раз в меня попали из пистолета.
- Стас, не будь ты настолько наивным. Я понимаю, тебе страшно, но ты подумай. Если бы все это было не значительным, стали бы тратить на тебя столько людей такие силы? И подумай за одно, если ты сейчас уйдешь, эти же люди прекратят свои поиски? Оставят тебя в покое? Потому что ты не хочешь? А вот сейчас здесь ты, пожалуй, в наибольшей безопасности.
- Гриша, ты просишь меня представить, что последних дней как-бы и не было. И говоришь такой, пойдем со мной, мило побеседуем, покопаемся у тебя в мозгу. Доверься нам.
- Сам посуди. Тебя носило по городу связанного, с мешком на голове, под звуки выстрелов, а самое яркое событие после пробуждение это то, как ты маленьким сейф вскрываешь. Потому что тебе нужны ответы. И ответы у нас есть, много.
- Ладно, показывай куда ты меня втянул.
Маленькая спальня на деле оказалась частью небольших хозпостроек внутри внушительного полукруглого ангара. Внутри него располагалась и стоянка, и мастерские, внушительная библиотека, даже своя фотостудия. Одно от другого отделялось самодельными сваренными из листов металла перемычками. Под потолком болталась перипетия проводов.
- Что это за место? - с заметным беспокойством поинтересовался Стас.
- Это наше убежище, святая святых.
- И что, здесь все такие особенные как ты?
- О да. Все мы здесь не случайно, нас объединяют особые способности.
- Только не говори что вы древний орден магов или типа того.
- Нет. Наш профиль это экстросенсорика. Сила человеческого сознания.
- Так вы экстрасенсы?
- Боже!
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 02.06.2017, 21:32
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 4.3:
- В определенном смысле да.
- Типа как в разных телешоу? Что делаете? Разыскиваете трупов в лесу? Карму чистите по SMS?
- Боже! Нет! - Гриша нескрываемо возмутился. - Если бы хоть один из нас по-настоящему проявил себя в телевизоре, его бы, и всех остальных давно уже загребли бы спецслужбы под свой контроль. Нет, нам лишний раз светится не к чему.
- И что в лотереях не участвуете? Казино не грабите?
- Нет, ну без мелких грехов не обойтись, конечно. Но, преимущественно, работаем аккуратно.
- Так что же вы умеете?
- Да кто что. Тут у нас нету уровней и классов. Я вот специализируюсь на прошлом, но у меня так же неплохо развита интуиция. А вон тот парень, к примеру, - Гриша указал на смуглого парнишку с легким едва заметным налетом седины на волосах. - Седой, он вот мысли читать может. Так что ты с ним поосторожнее. Или вон здоровяк. Отличный лекарь. Не врач, а, скажем так, знахарь. А есть, например, Лиза, помогала нам кстати вызволить тебя. Так вот она людей дурманит, и может заставить делать, что ей угодно. Как видишь спектр возможностей самый большой.
- И много вас таких во всем мире?
- Единицы, вместе нам просто легче защититься. Поодиночке давно бы отловили. Хватит вопросов с меня, мы пришли. Теперь отдуваться ему.
Они зашли в довольно просторную комнату, служившую видимо залом для совещаний. На стене красовалась детальная карта Москвы. Посередине стоял просторный длинный стол. Имелся даже проектор. Им навстречу приглашая внутрь вышел удивительный персонаж. Лакированные туфли, костюм тройка, очки в стильной оправе. Если до этого, все убежище представляло собой обитель обделенных, тех, кому больше некуда идти, то глядя на этого экстрасенса, казалось, что это все закрытый клуб элиты, не меньше.
- Станислав Николаевич? Добрый день, прошу проходите. - Стас немного растерявшись, подался вперед и машинально протянул руку навстречу. - Меня зовут Алексей, но для всех я более известен как Ткач. Приятно познакомится.
- Ткач?
- Фамилия Ткаченко, - заступился Гриша.
Стас сел за стол вслед за остальными. Ткач взял разговор на себя:
- Думаю, ты уже знаешь, кто мы такие?
- Да, к сожалению.
- Замечательно, -его явно позабавил ответ. - Давай, прежде чем ты задашь резонные вопросы, я распишу тебе вкратце что да как?
Стас лишь едва заметно кивнул. Он начал подозревать, что его оцепенение и возникшая неловкость - последствия очередного таланта, проявляемого к нему.
- Понимаешь, Стас, все мы здесь обладаем различными талантами в большей или меньшей степени. Не всем это нравится, как ты понимаешь. Есть люди, с которыми ты успел уже столкнуться, которым мы крайне не приятны. Они бы рады нас извести под ноль. Но не выходит все. Им неприятно все, что связано, с так называемыми, экстрасенсами. Их это пугает, раздражает. Но сейчас, несмотря на все противоречия, у нас с ними общая цель, как бы это странно не звучало. Существует один весьма особенный человек. Его дар не сравним со всеми нашими. Он способен увидеть судьбу каждого человека, с которым повстречается. И этот особенный человек замыслил нечто необычное под стать своему таланту. Он давно разрабатывает особый план. И всем нам известна дата. Но не известно, что именно он затеял. И, казалось бы, что тут такого, есть план и черт с ним. Вот только все, кто способен хоть сколько-нибудь далеко заглядывать в будущее, после этой даты ничего то и не видят. Понимаешь? И нам всем необходимо его найти, Стас.
- Причем же здесь я?
- Вот тут то все самое интересное. Никто не может его найти уже долгие годы. Но нам стало известно, что почти двадцать лет назад, его долгое время изучал твой отец. Кроме того, нам так же известно, что твой отец сделал невероятное. Он записал саму судьбу этого крайне необычного человека.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 05.06.2017, 21:45
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 4.4:
- Причем же здесь я?
- Вот тут то все самое интересное. О Мелихове известно крайне мало, не говоря уже о его местоположении. Вот что нам известно. Он не всегда обладал таким даром. В юности, когда он только набирал силу, осознавал возможности и делал, по неопытности своей, это очень ярко, демонстративно, им заинтересовались спецслужбы. И Юрий загремел под надзор органов приблизительно на два года. Где его всячески изучали и думали, как можно применить на благо страны. Ключевым специалистом, который исследовал феномен возможностей Мелихова был...
- Отец, - догадался Стас.
- Верно. Судя по всему они нашли общий язык, и даже сдружились. Ведь, в конечном итоге, Мелихову удалось сбежать, не без помощи твоего отца.
- Мама пару раз упоминала с неохотой, что папа в тюрьме. Его за это посадили?
- Да, за госизмену. Стас, во время исследований, твой отец вел личный дневник. Помимо своих наблюдений и мыслей, ему удалось записать нечто весьма уникальное. Судьбу Мелихова. С таким документом его можно будет не только найти, но и даже подчинить.
- А что с отцом? Что с ним стало?
- Ему также удалось сбежать. Домой вернуться он не мог, думаю сам знаешь почему. Последним кто его видел из наших был я. Почти пять лет назад. Тогда мне случайно и удалось узнать о дневнике. Как только мы захотели найти книгу, твой отец исчез. И больше ничего о нем не слышно.
- Он пропал? Ты говорил, что он жив? - с нарастающим гневом Стас обратился к Грише. - Вы даже не знаете что с ним?
- Действительно не знаем, - вступился Ткач. - Но я абсолютно уверен, что он жив. Мертвых нам найти проще. Мертвые не скрываются так сильно, как живые. Общение с таким человеком, как Мелихов не может пройти бесследно. Здесь его многие встречали однажды, можешь поспрашивать. А тем более такое долгое и плодотворное общение. С учетом того, что твоему отцу удается скрываться почти также хорошо, как и Мелихову, вероятней всего, он посвящен в глобальный план. И тут Гриша тебя не обманывал. Хочешь узнать, что с отцом, помоги нам.
-И какого рода теперь нужна помощь?
- Я имею возможностью наблюдать за человеческой памятью. Для меня это как прослушивание музыки на совершенно другом уровне, где я слышу композицию, гармоничную, единую, и стараюсь отмечать в ней различные нюансы и детали. Мне приходилось с тобой работать раньше, но все как то скрытно и мимолетно. Теперь же проведем полноценный сеанс.
- После крайнего сеанса мне как-то не поздоровилось.
- Этого не повториться, поверь. Гриша тогда ввел тебя в глубокий транс. Плюс эти его дополнительные блуждания. Но из-за форс-мажора пришлось резко сворачиваться. Оттого у тебя, - Ткач недвусмысленно покрутил пальцами у виска, - скажем так, возникли осложнения. Сейчас же обстановка другая. Здесь безопасно...
- И мне не о чем переживать, - намеренно передразнивая манеру Гриши, проговорил Стас. - Так вроде все решили. Как не крути, а в моем мозгу чистые страницы дневника.
- Отец позаботился, чтобы случайно видимое тобой содержимое книги стерлось. Но всю память перекроить невозможно. Я постараюсь отыскать любые упоминания о дневнике, найти подсказки где он спрятан. Отец, наверняка, старался не говорить о таком при тебе. Но что-то ты мог подслушать, о чем-то могла сказать твоя мама и так далее. Для тебя это будет приятным отдыхом, полным незабываемыми сновидениями.
- Мелихов. Вам известно, что он задумал?
Гриша и Ткач едва заметно переглянулись. По их лицам стало заметно, что вопрос этот очень серьезен.
- Он слишком хорошо разбирается в людях. Знает больше, чем должен знать человек. Возможно, с его точки зрения, он ведет всех нас к нечто новому, лучшему. Возможно, он дает шанс людям, и желает перекроить мир, под стать людским особенностям.
- И вы хотите остановить его?
- Мы желаем вписать себя в эту новую историю. Оставить нам место, выгодное для нас.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 06.06.2017, 23:06
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 4.5:
- Делайте уже, что нужно, - не совсем удовлетворенный ответом, промямлил Стас.
- Тебе следует только лишь расслабиться. - Ткач пододвинул свой стул поближе к Стасу. Гриша приглушил свет, оставив настольную лампу. - Сейчас мы подготовимся и начнем, а ты пока отдыхай.
Стас откинулся на спинку стула. И хоть внешне он сохранял спокойствие, внутри его переполняла изнуряющая тревога. Его мир, небольшой, крохотный, столь привычный, существующий в рамках и живущий по ясным, четким законам, в одно мгновение разрушился и обернулся чем-то безгранично громадным. Все, что казалось очевидным, логичным, перестало таковым быть. Мир обрел новые правила, и уже обзавелся серьезными проблемами. Люди вокруг него без проблем могли читать мысли, смотреть в будущее и прошлое с такой же легкостью, с какой обыватели щелкают пультом между каналами. А сами мысли стали также вещественны, как страницы книги. И все это навалилось на Стаса с такой силой, что его охватила жуткая непреодолимая тоска. Но сложнее всего давались откровения про отца. Вопросы лезли в голову один за одним, обреченные не найти там ответа. Почему отец оставил все? Правда ли он так самоотверженно борется за идеалы этого Мелихова? Что такого было обещано, чтобы править память своего трехлетнего сына? Почему за все эти годы он даже не попытался намекнуть о себе? И многие, многие другие вопросы. И, наконец, главный среди них. Где же отец находился сейчас? Стас попытался привести свои мысли в порядок, отсечь лишнее, он попробовал убедить себя, что все не так уж и страшно, и большинство проблем попросту выдуманы. Но пронесшиеся в голове недавние события только усилили волнения, напомнив, что все происходящее вполне реально, и уж точно опасно. Наконец, сознание тревожно стало искать причины оставить это место и этих людей. Голос Ткача словно выхватил Стаса из вязкой трясины размышлений:
- Если ты не против мы начнем. - На что Стас только едва заметно кивнул. - Для простоты взаимодействия попросим нашего общего друга проделать свой фирменный прием. Коллега, прошу вас.
Гриша присел рядом. Снова его пальцы замельтешили перед глазами.
- Расслабься. Такой сон как бы взбудоражит твою детскую память. Многие давно забытые события снова пронесутся перед глазами. Разве не здорово? А теперь, Стас, сделай глубокий вдох. Следи за пальцами. Спи.
Щелчок.

Из соседней комнаты доносились знакомые голоса. Родители крайне редко ругались, тем более на повышенных тонах, потому маленький Стасик пораженно вслушивался в каждое слово. Отец бубнил что-то неразборчивое. Наконец, мама, теряя контроль, сорвалась на пугающий крик:
- Я должна смириться с этим? Что ты несешь? Ты в своем уме?
- Пожалуйста, успокойся. Если был бы другой выход, я бы сделал все возможно.
- Так давай просто уедем, дурак! - Послышался плач мамы, отзывающийся резью в сердце. Через всхлипывания мама забормотала, - чертова твоя работа. Чертово государство. Чертова эта книга.
- Не надо при нем, я же просил. Ни слова.
- А чего ты боишься? Тебе то что? Сын будет расти без отца, а ты все боишься, что он про дневник услышит. Ненавижу тебя!
- Это для его же безопасности. Ты знаешь. Ты все понимаешь, я знаю. Но прости, по-другому нельзя.
И сновидение помутнело, исказилось, словно от камня брошенного в реку.
Затем следующие сны, точно наяву. А за ними еще. И каждый новый сон, четче и яснее предыдущего, будто произошло вчера. Вскоре настала очередь самого сокровенного. Воспоминания, ускользающего от Стаса столь долго. Последняя встреча с отцом. В больнице. Стас хорошо помнил, что именно тогда они и общались в крайний раз. Помнил даже некоторые детали палаты. А вот самого разговора абсолютно не мог припомнить. И вроде вот оно. Сейчас. Но каждый раз не получалось зацепиться.


Ответить с цитированием
  #10  
Старый 07.06.2017, 23:10
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 4.6:
Тяжелая болезнь овладела мальчиком, вцепившись своими ядовитыми щупальцами. Он не кричал и не плакал, наоборот, ребенок потерял всякую энергию, жизни стремительно начала угасать в нем. Бледный и обездвиженный он лежал, одурманенный бредом. Машина скорой помощи неслась по городу, озаряя улицы яркими вспышками мигалок, малыш, столь игривый и озорной, не проявлял ни малейшего интереса. Врачи отважно взялись за жизнь маленького борца, и совершили немыслимое чудо. Промученный, перенесший свои личные испытания, ребенок лежал в просторной, мрачной палате, одолеваемый кошмарами. Наконец, загорелся ночник, и в проеме двери показался до боли знакомый силуэт.
- Папа!
- Стасик, малыш. - Отец крепко обнял сына, отчего все страхи развеялись в миг. - Как ты поживаешь? Почему не спишь?
- Я тебя ждал. - Еще нечетко проговорил малыш.
- Что тут у тебя вкусного? - Ребенок равнодушно взглянул на груду фруктов на тумбе и проигнорировал вопрос. Несмотря на свои малые годы, он хорошо предчувствовал, что его пытаются отвлечь. - Стасик. Сынок. Папа очень любит тебя. Я всегда буду любить тебя. И все что я делаю, я делаю только ради тебя.
- Папа? - Большие яркие глаза малыша наполнились слезами а голос задрожал. Отец подсел совсем близко.
- Я должен уехать. Очень надолго, но ты мой малыш, должен справиться и позаботиться о маме.
- Папа нет, останься. Не надо. Папа! - Стасик забормотал сквозь слезы, не давая больше отцу сказать не слова, не отпуская его.
- Тише малыш, тише. Однажды во всем разберешься, ты же у меня самый умный.
- Не надо папа! - не унималось крохотное детское сердечко.
Отец обнял ребенка и поглаживал его, пока всхлипывания не утихли.
- Стасик, посмотри, у тебя тут и игрушки есть. - Малыш никак не желал подаваться на хитрость. - Сынок, послушай меня внимательно. Посмотри на меня. Кто же это? Давай назовем его Зайкой. Добрый Зайка, весельчак, всегда поднимет тебе настроение и никогда не унывает. Посадим его здесь.
Небольшой плюшевый заяц с растрепанными ушами занял место справа от ребенка, на краю кровати.
- А этот мишка, погляди, в рубашке. Такой серьезный зазнайка. А ему имя дадим Ворчун. И он забрался к тебе совсем близко. - Мягкий медвежонок устроился у изголовья. - И смотрят они вдвоем как ты спишь. Следят за тобой. Зайка даже пометки делает. Дадим-ка ему блокнот с карандашом. Пусть записывает. А если ты не можешь заснуть, Зайка тебе поможет. Щелкнет своим лапками, и ты тут же уснешь. А когда проснешься, Ворчун подойдет к тебе и скажет: "Нужно бы еще провести сеанс, да не один". И будут дальше зверята следить за тобой. И приснюсь тебе я. И палата эта приснится. Обязательно приснится. И вспомнишь ты меня, и все вспомнишь, Стасик. И тот случай с красным велосипедом. Помнишь? Красным велосипедом!
Стасик завороженно слушал интересную и необычную историю. Забыв на время о печали. Но все же неотвратимое произошло. Папа на прощание поцеловал сына и ушел. Ребенок остался в пустой, мрачной больничной палате. За окном завывал зимний ветер, метая из стороны в сторону крупицы снега.
- Стас, подъем. Вставая соня. Что, погрузился с головой в детство?
Гриша восседал справа от Стаса, с ноутбуком на коленях. Стас нехотя приподнялся. Ткач сосредоточенно сидел за столом, перебирая какие-то бумаги.
- Ну как, узнали что-нибудь?
- Пока ничего. Но за один раз я и не рассчитывал. Проведем еще с несколько сеансов, тогда будет о чем говорить. - Несмотря на сказанное, видно было, что Ткач все же оставался недовольным результатом.
- Это сейчас будем делать?
- Нет, на сегодня хватит путешествий по волнам памяти. Можешь отдыхать, заняться своими делами. Комнату ты свою видел. А меня, прошу извинить, дела.
Ответить с цитированием
  #11  
Старый 08.06.2017, 23:42
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 4.7:
Гриша поспешил подбодрить Стаса:
- Иди сходи хоть поешь по-человечески, а то физраствор тебе колоть придется. Кухня дальше за жилыми комнатами. Отдохни, и не волнуйся, сегодня точно никто не ворвется с пальбой и не постарается тебя выкрасть. Помнишь я тебе говорил, хорошая интуиция, нас врасплох не застанут.
Стас шел максимально спокойно, не привлекая к себе внимания, оставаясь практически невидимым. Бесшумной, безликой тенью он пробирался по коридорам. Внутри все горело, разрывалось от желания выговорится, от неутолимого чувства заорать во все горло. Но Стас сдерживал себя, а все мысли сводились к одной: "Добраться до комнаты". Его окружали люди, способные уловить его переживания, прочитать мысли, чуть ли не в голову заглянуть. Но этот секрет, что заполыхал неистовым пламенем в груди, принадлежал только Стасу, и делиться он ни с кем не намеревался. Дверь тихо закрылась за спиной. Тяжелый выдох. И хоть стены маленькой комнатки не внушали уверенности, Стас позволил себе немного расслабиться. Он заметался по крохотному пяточку в несколько метров. И каждая клеточка его организма трепетала от воодушевления. Нет. Все происходящее не случайно. Мысли неслись, сменяя одна другую, выстраиваясь в общую картину. Отец знал, что наступит этот день. Он предвидел всю ситуацию. Он детально описал, что произойдет. И те простые слова, сказанные трехлетнему ребенку, отзывались по-другому сегодня, создавая новую незримую, но ощутимую связь с отцом. Через все года его слова обретали иной смысл. Теперь отец не казался кем-то далеким, позабытым и давно оставленным явлением. Нет. Нет. Он присутствовал рядом. И словно и никогда не покидал. Промелькнули слова Гриши: "Такой сон как бы взбудоражит твою детскую память. Многие давно забытые события снова пронесутся перед глазами". Последняя встреча папы с сыном, что так долго ускользала. Ни то что слова, а сами образы растворялись в годах бесследно. Но отец хорошо знал, что вновь окрасит выцветшую память. И потому не переживал за сохранность послания. А что же именно позволило не затерять этот разговор в ворохе прочих детских событий. Гриша как то обмолвился, что необходимо сильное переживание, чтобы зацепиться им за воспоминание. Все верно. С годами остаются только впечатления, не важно положительные или негативные, главное яркие. А что, как не трогательное, разрывающее от тоски и печали расставание с отцом, могло навсегда заклеймить крохотное воспоминание. И если Ткач по-прежнему задумчиво сидел, строя очередные планы нового промывания мозга, значит им не показался этот разговор примечательным и стоящим их внимания. Судя по всему, рассуждал Стас, они не увидели в нем ничего странного. На что, вероятно и рассчитывал его папа. Все это время послание томилось, ожидая своего часа. Идеально спрятанное и замаскированное на время, и полученное в нужный час.
Что так отчаянно ищут все, и о чем нельзя просто сказать, где спрятано, потому что даже сами мысли подвергаются проверке.
Стас перевел дух. Выпил воды. Плюхнулся на кровать и постарался привести свои мысли в порядок. Впервые он заметил, какая стояла поразительная тишина, почти давящая на уши. Он выровнял дыхание.
"И вспомнишь ты меня, и все вспомнишь, Стасик. И тот случай с красным велосипедом. Помнишь? Красным велосипедом!"
Случай с красным велосипедом. Такой велосипед Стас хорошо помнил. Трехколесный. С удобным мягким сидением. На котором малыш так часто гонял по квартире. А вот по улице все не поспевал. Обычно он ставил свои ножки на педали, и его просто везли, толкая за рукоять на спинке. Но он все равно представлял, что сам едет, да так быстро.
Ответить с цитированием
  #12  
Старый 09.06.2017, 23:01
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 4,8:
Удивительно. Даже если бы Ткач перелопатил всю память, в надежде выискать хоть малость значительную внятную историю, связанную с этим трехколесным транспортом, ему вряд ли что-нибудь удалось. Как много в нашей памяти зависело от чувств, от простых эмоций, знакомых каждому. Без привязки к переживаниям большинство событий становились набором сухих безжизненных фактов, даже не всегда связанных между собой. И только наполняясь чувствами, картинка обретала смысл, вкус, мелодию. Смех, слезы, боль, - все это ничто, если бы из нас каждый не ощущал на себе хоть раз, какого это смеяться без остановки, плакать взахлеб, или орать, что есть сил, от боли. При словах "красный велосипед" Стас, конечно же, вспоминал яркую детскую игрушку. Сердце переполняла теплая радость, от по-хорошему доброй привязанности. А затем приходило чувство гордости. И только потом вспоминался случай. В их дворе среди прочей ребятни разного возраста, для Стаса особенно выделялся один мальчуган. Старше него на года два. Озорной, громкий и задиристый. Все он делал, как казалось Стасику, напоказ, хвастаясь. Очередным солнечным летним днем ребятня возилась во дворе кто где. Мальчуган этот уже умудрился довести крохотную девочку до слез, мешая, как ей угодно возиться в песке. А позже и вовсе стал вызывающе гонять на своем уже большом, высоком велосипеде. И так Стасику стало обидно. И за девочку, и за свой маленький медленный велосипед, который не мог так же быстро стремглав мчаться. В момент, когда мальчишка все также надменно опять проезжал мимо детворы, Стасик схватил лежавшую под ногами крепкую деревянную палку и вставил ее прямиком в переднее колесо, не думая о последствиях. Спицы мигом повылетали одна за другой, а мальчуган с криком полетел через руль. Позже ревел уже он. Мама Стасика, конечно, отчитала, пожурила, но он чувствовал что не со зла, а в воспитательных целях только ради. А вечером Стасика ожидал разговор со отцом. Малыш не стал ничего утаивать, а честно рассказал, как все произошло. Отец внимательно выслушал сына, затем успокоил его и сказал:
- Сынок, ты молодец, что храбро решил честно со мной поделится. Ты не струсил от возможного наказания, а решил что так будет правильней. И в твоем поступке это самое главное. Конечно, ломать и портить чужие вещи нельзя. Это плохо. И обижать других тоже нельзя. А вот защищать слабых, заступаться за девочек - это поступок настоящего мужчины. И в этом ты молодец. В такие моменты, сынок, ты сам для себя решаешь, что важнее. Ты знаешь что тебе будет за тот или иной поступок, и сам выбираешь, как поступить правильней. Понимаешь?
- Да, - совершенно спокойно, и действительно осознавая согласился Стасик. Отец потрепал мальчика за голову.
- Еще кое-что, сынок. Однажды, ты окажешься почти в такой же небольшой комнате как эта. Тесной, маленькой и пустой. И вокруг тебя будут только чужие, незнакомые тебе люди. И как бы приветливо они не вели себя с тобой, тебе надо будет принять решение. Они будут пугать тебя, что без них опасно. И во многом окажутся правы. Но тебе нужно будет проявить смелость и решительность, как сегодня. И покинуть то место. Чтобы не произошло той истории с пальцем. Помнишь?
И вот Стас лежал. В совсем тесной выбеленной, но мрачно пустой комнатушке. Один. И в окружении десятков уникальных, непохожих на него, и оттого, вероятно, столь чужих ему людей. Еще день назад, на улицах его родного города из-за Стаса развязалась небольшая, но жуткая война. И соваться за пределы необычного убежища равнялось глупому безрассудству. И хотя здесь его ожидали новые и новые опыты, оставаться одному казалось одним сплошным риском. Все возможные последствия были ясны и предельно очевидны. Стас, вероятно, решил бы остаться, стараясь избежать действовать против двух групп в одиночку. Вероятно, если бы он был один. Ведь с ним оставался его отец.
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 10.06.2017, 22:23
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 5.1:
Мелихов, сидя за столом, старательно дул в кружку с чаем, желая поскорее остудить напиток. Настольный светильник придавал пару от кипятка особой чарующей осязаемости. Со стороны это походило на диковинный ритуал. В тени, не досягаемый лучами лампы, облокотившись на шкаф, задумчиво стоял Николай Волошин. Медленно, едва заметно поглаживал свою бороду и размышлял. Вслух, но больше для самого себя он тихо пробормотал:
- Мне необходимо досконально изучить феномен твоего дара. - Затем выйдя из оцепенения, с большей жизнью в словах продолжил. - Чтобы разобраться, начнем с самого начала. С основ. Итак, ты способен видеть судьбы. Какую часть жизни охватывает это видение?
- Всю. От начала и до конца. - Мелихов чуть отхлебнул из кружки, но остался по прежнему не доволен температурой. Николай, вовлеченный в разговор, подсел за стол напротив.
- Вся жизнь целиком? И так каждый раз?
- Да.
- И насколько это огромный объем информации? Сколь подробно расписана судьба?
Губы Мелихова чуть ощутимо содрогнулись в уголках. Хотя его прищур и форма рта всегда содержали в себе легкую ненавязчивую насмешку.
- Коля, все немного по-другому. Когда ты впервые встречаешь нового для себя человека, ты сразу же оцениваешь его по ряду признаков. Видишь его внешность, его одежду, ощущаешь силу и манеру рукопожатия, быть можешь чувствуешь запах, слышишь его речь, его манеру говорить, - все это доступно и мне. Но так же я вижу его жизнь. Мимолетно, в общих чертах при первом знакомстве и более детально при последующих. Все как в обычном общении с людьми.
- Сложность в том, что подробному анализу твоей способности мешает тот факт, что в ее основе лежит совершенно чуждое науке понятие. Можно долго распинаться и доказывать то, как ты хорошо чувствуешь людей за версту, только в это сложно будет поверить. В процессе моего обучения, и далее во время практики всегда такие понятия как фортуна, вселенский умысел, проклятия, - не имели никакого веса. Даже такая туманная наука как психология, всегда стремится к рациональным естественным терминам. Поэтому давай как следует разберемся. И ответим, пожалуй, на главный вопрос. Юра, объясни, что же такое судьба?
Звучно щелкнула кнопка диктофона, и пленка зажужжала, извещая о начале записи. Мелихов отставил чашку и облокотился на спинку так, что часть лица ушла в тень, придавая ему загадочности и таинственности.
- Судьба, как ты и как многие ошибочно полагают, это не четко прописанная история жизни. Это не линия, не путь из точки "а" в точку "б", где поминутно расписаны все шаги. Определенный общий план, конечно, присутствует, но довольно гибкий. С годами я понял, что судьба это событийность. Набор ситуаций, где обстоятельства каждый в праве выбирать сам. Рассмотрим на простом примитивно примере. Допустим, у тебя есть крохотный милый щенок. И так уж сложилось, что нам с тобой известна его крохотная судьбинушка. Итак, мы видим, что завтра, согласно его жизненному плану, ему предстоит оказаться мокрым. Ситуация ясна. Но обстоятельства, способные привести к ней самые разнообразные. Завтра ты можешь случайно пролить на малыша свой чай, можешь решить его искупать, или же твой сын заигравшись забрызгает собаку из игрушечного пистолета. Видишь? В конечном итоге, для судьбы абсолютно не важно каким образом ситуация будет реализована. В этом и состоит и четкий план и гибкость судьбы. Понимаешь?
- А если я решил погулять с щенком в парке, он убежал и сорвался в реку. Где, к сожалению, утонул. Событие свершается согласно плану, но дальнейшее движение невозможно. Или же случай не даст щенку утонуть в этот день?
- Здесь кроется второй очень важный момент.
Ответить с цитированием
  #14  
Старый 11.06.2017, 22:13
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 5.2:
Не рушимое правило, на котором строится вся наша жизнь. Смерть может настигнуть в любой момент. Она действует вне вселенского замысла, она не привязана к судьбам. Даже если человеку по судьбе предначертано небывалое долголетие, смерть может наступить когда угодно.
- Разве это не противоречит самой идеи судьбы? Как же невидимая рука, что ведёт нас слепых от начала и до конца? И только ей известно, чем все кончится.
- Никакого противоречия нет, в этом наоборот, мне видится логическое осмысление. Без этого простого и совершенного правила, жизнь перестала иметь краски, вкус, насыщенность. Одна преснота. да и только. Сам посуди. Без страха смерти нету прогресса, нету свершений, цели. Сами нормы морали теряют всякий смысл.
- Ты говоришь об осознании неизбежного конца, при условии, что известна точная дата. Но это не так. Мало кому посчастливилось узнать такое. Конечно, все мы знаем, что рано или поздно умрем, но никто не ставит это в абсолют. Смерть кажется далекой, и не такой уж ужасающей. И тогда уже твой закон не так играет.
- Это осознание заложено в подсознание. Ты прав, в большинстве случаев смерть нас не пугает, пока вокруг спокойствие. Но существует незримый инстинкт самосохранения. При любой тревоге, опасности, проблеме, задача организма сводится к одному - избежать гибели любой ценой. Это о вопросе значимости осознания конкретной даты. Что касается жизненного пути. Без этого простого правила, человек бросался бы на ливень из пуль и оставался бы невредим, потому что назначенный срок не наступил. Такое, намного сильнее бьет по адекватности плана.
- Все равно не понимаю. Если, как ты говоришь, судьба, это ничто иное, как событийность. Оговоренность, но столь малая, эти судьбы соблюдаются хоть иногда? Получается слишком большая вариативность. Как же судьбы взаимодействуют друг с другом? Не конфликтуют?
- Я привел тебе максимально упрощенный пример. На деле, условия в событиях очень разнятся. Иногда достаточно соблюдения места, а иногда в жизни есть целый перечень неукоснительных обстоятельств. И человек незримо идет к ним. Кроме того. Вариативность, опять же, видна лишь тем, кто знаком с судьбой. На деле ты можешь прожить всю жизнь, следуя четкому плану, с самыми очевидными вариантами. Но ты вдумайся, насколько же это совершенный и гармоничный механизм. Миллионы жизней переплетены. И они не противоречат друг другу. Потому что судьбам, присуща гибкость. Человек остается пронизан идеей свободы воли, он вправе решать что ему делать и как поступать. И сама судьба поощряет это, лишь направляя его в общих моментах. При одной и той же судьбе, человек может прожить разную жизнь, каждый раз делая на перекрестках новый выбор. Это ли не прекрасно? Когда приходит осознание этой картины, наступает восхищение, чувства переполняют, от причастности к столь уравновешенному и в то же время непредсказуемо разному. Это сама красота жизни и смерти. Это и есть гармония. И я вижу судьбы. Я вижу, как тысячи людей являются частью друг друга, даже не ведая об этом. Как одни поступки, влекут за собой череду других. Даже бездействие, является частью непреодолимого движения. И если ты все еще желаешь узнать, что же такое судьба. И что я вижу. То вот он ответ. Мне открыта гигантская паутина жизней, где определены цели, назначены финалы, но где совершенно не однозначен процесс.
- В процессе твоих наблюдений, тебе приходилось хотя бы раз повстречать сколь нибудь отдаленно похожего на тебя? Кто-то обладает таким же даром?
- Пожалуй нет. Даже близко. Существует много особенных людей. Некоторые способны видеть будущее, некоторым отрыта часть прошлого.
Ответить с цитированием
  #15  
Старый 12.06.2017, 23:14
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 5.3:
Множество людей с уникальными способностями, но очень локальными: чтение мыслей, острая интуиция, удивительное обаяние и так далее. Мне же доступен весь спектр информации о человеке. И прошлое, и сегодняшнее, и грядущее. Таких же мне не доводилось видеть.
- Как ты думаешь, Юра, а для чего все это? Какая цель у мирового переплетения жизней?
- Можно начать распинаться о вселенском едином замысле, о божьем вмешательстве, но ты ведь все-таки ученый. Мне видеться все иначе. Я думаю что судьбы, это часть нашего развития, эволюции. Это как заложенный в генах набор естественно обусловленных надобностей. Стремление к продолжению своего рода, защита себя, избегание опасностей. Я думаю, что наличие цели, плана действий, пусть даже прописанное на подкорке, это столь же естественная надобность, как и осознание того, что если не спать и не есть, то умрешь.
- А что касается тебя?
- В смысле?
- Свою собственную судьбу ты тоже видишь?
Мелихов чуть отреагировал глазами, словно Волошин в очередной раз угадал с вопросом.
- Да. Свою судьбу я, естественно, тоже знаю.
Волошин почувствовал где-то в глубине себя, и взглянул на Мелихова иначе. Впервые этот человек показался ему глубоко несчастным, обремененным своим знанием. Только сейчас, за всей этой непробиваемой стеной из манеры общения и характерной мимики, показался одинокий, уставший человек.
- С этого мой дар открылся мне. С осознания всей своей жизни, каждого ее момента. Хотел бы я не знать ее? Я живу слишком долго с этим знанием, и не представляю как существовать по-другому.
Николай озадачено сидел, вскользь поглядывая на Мелихова, желая отыскать в его лице подсказки, еле уловимые тени сомнения, наигранности. Мелихов оставался невозмутим. Его лицо обрело холодные расчетливые нотки. Диктофон остановил свое монотонное жужжание.
- Значит, по всей видимости, ты уже все и про меня знаешь. Вероятно, оцениваешь, как я подойду к решению той или иной ситуации. Догадываешься, чем все закончится. И что? Какого это?
- Что именно? Знание про тебя? А как ты чувствуешь себя, когда узнаешь возраст человека, или девичью фамилию матери?
- Да перестань. Ты знаешь обо мне больше чем кто-либо. Даже органы госбезопасности, приложив все силы не смогут и на толику приблизиться к тебе. И так не только со мной. Наверняка, обладая такой ценной информацией, существует соблазн использовать ее в своих целях.
Их взгляды встретились, но Мелихов не спешил как-то отвечать, он выжидал, вынуждая Волошина самому строить предположения и догадки.
- Если твой дар реален, если ты умеешь хоть толику сказанного, то я должен поверить, что группа чекистов застала тебя врасплох. И теперь ты вынужденно отбываешь свое наказание? - Мелихов внешне не поддавался на вызовы. - Зачем ты здесь? Это часть твоей судьбы? И ты беспрекословно ей следуешь?
- Можешь мне не верить, но в целом да.
- Давай начистоту, Юра. Я никогда не поверю, что ты оказался здесь случайно. Что ты узник. Мне есть, что терять. Кроме того, при условии того объема знаний про меня, которым ты обладаешь, мне неприятна мысль его использования во вред. И раз уж ты здесь, вместе со мной, изливаешься об основах мироздания, выходит я тебе за чем то необходим. Так вот. Я не хочу никак с тобой сотрудничать дальше, пока ты расскажешь, зачем ты здесь.
- Браво, Коля. Вы Николай ничуть меня не разочаровываете. Блестяще. Правда. Сейчас ты должен знать следующее. Я действительно здесь не случайно. Мне нужна твоя помощь. Ты продолжишь исследования с максимальной ответственностью и отдачей. Проанализируешь все от начала и до конца. А в конце концов поможешь мне выбраться. Доволен?
Николай замялся. Он чувствовал себя беспомощным и слабым, не имеющим возможности хоть как-то сильно противостоять сопернику.
- Я хочу чтобы мы работали с тобой на равных.
- Что ты имеешь в виду?
- Расскажи мне мою судьбу.
- О! Это довольно смелое желание. Готов ли ты к такому? Такие знания оставляют глубокие следы.
- Я не закончил. Так же я хочу знать твою судьбу. И делай что хочешь.
- Очень впечатляет. Я ни капли в тебе не ошибся. Чтож, расскажу тебе на досуге все, что знаю.
- Все что знаешь я узнаю, пожалуй, сам. Для непредвзятости. С помощью гипноза.
Ответить с цитированием
  #16  
Старый 13.06.2017, 23:47
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 6.1:
Свое утро Стас начал на крохотной кухоньке, находящейся на задворках огромного убежища. В приглянувшейся кружке он уверенно трудился над чудодейственным эликсиром, под названием "кофе", отчаянно экспериментируя с дозировками из разных банок. Справедливо рассудив, что если и начинать по наглому пользоваться оказанным ему гостеприимством, то делать это следует с бодрящего напитка. С первых часов подъема Стас решил незамедлительно заняться разведкой. Он деловито пошел в общую рабочую зону. В просторном помещении местами вяло протекала какая-то деятельность, люди сновали кто куда и по большей части не обращали на Стаса никакого внимания, то ли от сильной занятости, то ли от того, что наличие постороннего им не в диковину. В одном уютном уголке, за столом расположилась с виду взрослая женщина, по виду напоминавшая карикатурный образ учителя: очки, строгая прическа, белоснежная сорочка. Стол ее весь был завален газетами и журналами, которые она старательно изучала, не замечая ничего вокруг. Но больше бросалось в глаза то, что совсем рядом, довольно громко вещал старенький телевизор, и буквально на нем два радиоприемники. И все приборы разом изливались новостными сводками. Женщину это нисколько не смущало, наоборот, казалось, что она реагирует на все источники информации, анализирует их. Стас бы и удивился, да только понимал, что ни к чему, по малому привыкая к здешним обитателям и их особенностям. В целом, вся возня в помещении стала обретать смысл. Большая часть сил, по-видимому, направлялась на поиски Мелихова - цели номер один. Но каждый практично использовал свои таланты. Люди, способные улавливать будущее, старались предупредить власти анонимными звонками о возможных происшествиях, чрезвычайных ситуациях. Часть обитателей, принимала у себя больных, оказавшихся здесь через друзей, а также знакомых друзей. Существовала своя команда и для менее благородных целей. Задачей которой ставилось поиск средств на содержание убежища. Группа лиц занималась отводом всех подозрительных пришлых, одурманивая их разум. И раз за разом Стас сталкивался с новыми необычными возможностями, которые раньше казались ему не более, чем выдумкой. Из услышанного урывками разговора двух мужчин, Стас понял, что Ткач и Гриша ранним утром отъехали куда-то в город. И хотя как таковой охраны возле себя Стас не видел, он четко ощущал незримое присутствие, словно взгляд из темноты.
- Рад, что снова обрел отца? - послышался голос за спиной. Стас обернулся. Смуглый парнишка, которого он и не заметил, скромно сидел в кресле. Оставалось не ясным, то ли Стас действительно его не заметил, то ли он крадучись успел тихо подсесть. На немой вопрос в глазах, парень тут же среагировал. - Седой, верно. Можешь так меня и называть. И да это не обидно, я привык.
- Я слышал о тебе.
- Знаю, я ведь умею читать мысли. - Седой поднялся и подошел к Стасу. Последовало рукопожатие за знакомство.
- Интересно. И что, прям все подряд можешь прочитать?
- Нет ну не все, но текущие, громкие - запросто.
- Громкие?
- О, ты даже не представляешь насколько люди громко думают. Иногда они совсем не следят за своими соображениями. Мне порой кажется, что мой дар бесполезен, уж по глазам все прочесть можно.
- А защититься как-нибудь можно от тебя?
- Не думать, - смеясь ответил Седой. Что ж, рад был знакомству, надо идти, намечается дельце в городе. Отдыхай.
- А ты сейчас в город?
- Да. Стас, нет не проси. Я не могу тебя взять с собой. Это опасно, в первую очередь для тебя. Дождись Ткача, он выведет тебя подышать.
- Пожалуйста. Я готов все время сидеть в машине. Со мной столько произошло за последние дни. Неплохо было бы отвлечься. И потом, это город, в котором я родился.
Ответить с цитированием
  #17  
Старый 14.06.2017, 23:10
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 6.2:
- Ладно, давай за мной. Пока Ткача нет, прокатимся немного. Только ему ни слова.
- Договорились. - Стас не на шутку обрадовался.
Только выйдя на улицу, Стас оценил, насколько огромным и в тоже время неприветливым выглядел ангар. Засмотревшись, он даже натолкнулся на Седого.
- Аккуратнее. Тебя же не десять лет взаперти держали. Спокойнее. Дыши полной грудью.
- Я видел внутри довольно много машин, почему не пользуемся ими?
- Это наш боевой резерв. Тебе уже говорили о умниках?
- Умниках?
- Ну, этих специалистах, что хотят истребить нас?
- А, да, слышал уже.
- Так вот, они ведь тоже очень хитры на всякие примочки. Чтобы нас не застали врасплох, есть всегда готовый резерв. Понимаешь?
- Да. Так куда едем сейчас? - оба уже подошли к небрежно припаркованной легковушке.
- Так, по мелочам. Заглянем на пару адресочков.
Стас сидел на задних местах, задумчиво глядя в пробегающие картинки окна. Его переполняла тревога. В первую очередь, от ощущения, что смогут вновь повториться недавние события. Что, считаемые здесь врагами, попытаются забрать свое.
- Не переживай. Эти ребята хоть и круты, но не всемогущие. И потом, не забывай, я умею читать мысли, уж как-нибудь уловлю любого, кто пожелает к нам приблизиться. - Седой, не желая оставаться беспричастным, всячески старался подбодрить Стаса. При общении, он так часто обращался к не озвученным мыслям собеседника, сам того не замечая, что разговор часто переходил в одинокий монолог. - Вижу ты заностальгировал по родным краям?
- Не думал, что вспомню эти места. Здесь ведь где-то недалеко дом, в котором я рос.
- Хочешь, заскочим по пути?
- Если позволяет время.
- Позволяет, все оно позволяет. Давай адресок. Все, маршрут скорректировали. Скоро будем.
Миновав несколько поворотов, машина встряла в пробку, в густом, почти недвижимом бесконечном потоке. То тут, то там раздавались гудки, и даже скорая помощь, с трудом пробивалась по крайней левой полосе, периодически пробивая путь себе оглушительной сиреной. Седой, хоть и старался держаться спокойным, по некоторым признакам сильно нервничал. Суетливый взгляд, участившееся дыхание, монотонная перебивка пальцами по рулю.
- Мы точно не опоздаем по делам? - Тихо спросил Стас из своего угла.
- Не понял?
- Ну, по тем твоим делам?
- А, нет, нет. Все нормально. Успеваем. - Глаза Седого опять пробежались по зеркалам. - Нет, ну откуда здесь пробка. Перекопали что ли опять все?
- Я ведь почти не знал своего отца. Мама неохотно о нем рассказывала. Но одно она всегда утверждала точно. - Стас смог заинтересовать Седого, который поглядывал на него через зеркало.
- И что же? Что он превосходный специалист в своей области? Психолог что ли?
- Верно. И он успел научить меня одной простой истине. - Стас как бы дал возможность продолжить Седому, но тот немного растерявшись, решил промолчать. - Если хочешь скрыть правду, говори ее.
- Интересная мысль.
- Я вот думаю, что ваш Ткач рассуждал так. Если этот чудо-психолог заморочился, чтобы поставить блоки в мозгу сына, значит, там есть что скрывать. И если парень что-то и вспомнит, то кто как не Седой должен оказаться рядом и узнать все. - Седой медленно удивленно обернулся. Его сосредоточенный взгляд говорил, что чтение мыслей впервые где-то подвело. – Думаешь, я сразу не догадался. Отчего ты случайно оказался рядом? С чего вдруг мы едем на мою родную улицу? Все уже вычитал? Что есть подсказки в памяти?
Потерянный Седой, пришел в себя от сильного гудка позади них. Они уже довольно долго стояли на месте, не пытаясь хоть сколько-нибудь проехать вперед. Также Скорая решила подбодрить пробку еще одной порцией сирены. И каждый новый звук, словно сбивал Седого с концентрации.
-А сейчас, как я полагаю, чтение тебе дается тяжеловато, уж больно мыслей вокруг много, да?


Ответить с цитированием
  #18  
Старый 15.06.2017, 23:28
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 6.3:
- Спокойный и уверенный голос Стаса, пугал Седого куда сильнее невозможности сосредоточиться. А сам Стас продолжал изощряться, начав свою игру. - А давай я попробую попрактиковаться в чтении мыслей. Наверняка сейчас размышляешь, где же ты прокололся, что ты сделал неправильно. Ведь все было как на ладони. Вот они мысли об отце, вот и о книге, а вот и подсказки, где ее искать. Ты так внимательно следил за этими явными, нарочито открытыми мыслями, что упустил другие, незначительные. Давай я тебе помогу, смотри.
И Стас предоставил свой разум. Он буквально по слогам обозначил свою мысль, и эффект не заставил себя ждать. Седой, изменившись в лице с ошарашенного и потерянного в нескрываемо напуганное, забил руками по карманам куртки и штанов. В руках у Стаса, точно часть спланированной игры, отбросив солнечный блик, мелькнул мобильный телефон.
- Здорово же заботитесь обо мне. Ни телефона не оставили, никакой связи с внешнем миром.
Седой в крайний раз обернулся. И взглянул он уже не с позиции человека, владеющего ситуацией, знающего обо всем, что от него хотят спрятать и скрыть, а взглядом загнанного зверя. И в этом взгляде происходил отчаянный поиск решения. Седой бросился к бардачку. Стас, продолжая демонстрировать не менее впечатляющую способность предугадывать события, криком поставил точку в своей игре:
- Я не стал бы этого делать. Пора.
У стоявшего спереди фургона распахнулась боковая дверь, откуда молниеносно, резво высадились несколько бойцов. Черная форма, оружие, маски, скрывающие лица. Резкие громкие команды и стремительные движения. В одно мгновение Седого буквально выкинули из машины и бросили в горячий асфальт физиономией вниз. Пока его скручивали и сажали в фургон, к Стасу деловито подошел, видимо, командир ударной группы. Он с виду ровесник Стаса, рослый, крупный, суровый и хмурый, если того требовала обстановка, и с пробивающимся добродушием для друзей и родных.
- Стасян, братан! - Последовали крепкое рукопожатие с добротными хлопками по плечу. - Умеешь же ты заявить о себе. Ну как ты? Не уж то в столицу перебрался?
- Я здесь не по своей воле, но, видимо, задержаться придется. Спасибо, Серег.
- Да без проблем, ты же знаешь, я всегда готовый на любой кипеш. Только ты, конечно удивил. И пробку организуй, и скорую подгони. Кого ловили то? Террориста?
- Да нет, жулика одного проучили. Ты его подержи два дня, потом отпускай, скажи обознались, работа такая.
- Не вопрос.
- И это, - Стас протянул телефон, - верни, только поколдуйте, пусть как новенький будет.
- Обижаешь, все по высшему уровню оформим. А надо? - Командир недвусмысленно показал пару ударов в воздух.
- Нет, оставь. Не надо, что ты.
- Все понял. Стас. Как что, сразу звони.Ладно, надо разгонять всю эту процессию. Удачи, старик.
- Счастливо.

Стас осознавал, что скорее всего экстрасенсы умели искать друг друга, и что вскоре найдут способ связаться между собой. План побега приходилось выдумывать на ходу, и если сначала человек, способный просчитывать размышления, представлял угрозу, и не оставлял никакой надежды. То вскоре, он предстал главной находкой и секретом успеха. Да. пришлось пожертвовать имеющейся информацией, так тщательно запрятываемой отцом. Но за этими очевидными и мощными идеями удалось слабыми нитками собственно и сшить сам план. И потом, мысли о дневнике хоть и выдавали главный секрет, основной козырь оставался за Стасом. Только он мог разобраться в расставленных зацепках, только для него каждое последующая подсказка имела форму, историю, являлась его жизнью. В любом случае гонка началась, в которой Стас оставался на шаг впереди, пускай и крошечный.
Ответить с цитированием
  #19  
Старый 16.06.2017, 23:33
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 6.4:
Седой следовал абсолютно правильно. Отец оставил крохотную подсказку, еле уловимую. Та история с пальцем. Скорее всего, если бы эту историю и нашли в глубинах разума, опять экстрасенсы разобраться бы не смогли. Они бы увидели. Увидели двор Стаса. Обычный панельный дом, стоявший углом, и укрывающий собой вырванный клочок пространства. Зеленый островок среди асфальта и бетона. Стас, вспоминая детство, уже наяву подъезжал к родному месту. И с приближением, каждая деталь, каждый куст, окна, скамейки, фонарные столбы, - все, сбрасывая пыль и налет пройденного времени, обретало знакомые черты. Округа, обросшая новыми магазинами, свежими красками, оставалась при этом той самой, из детства. Раньше, посреди деревьев, на солнечном пяточке стоял детский массивный спортивный городок. Сваренный, будто, из груды, сваленного в кучу металла. И Стасик очень любил там лазить, бегать, играться. Он так резвился там, что с виду бывало мороз по коже пробегал от его кульбитов и скорости, с которой проносился мимо труб. С какой легкостью он взбирался на паутинки металла, и страшно свисал, держась своими крохотными ручками. Теперь на месте той грубой и нелепой, но по-домашнему своей, стояла аккуратная, нейтральная, стандартная площадка, с ровным мягким покрытием, палисадниками, и безопасными детскими аттракционами. Но место это лишь являлось причиной истории, сами действия происходили совсем в другой стороне. Семья жила на четвертом этаже, и зачастую всегда пользовалась лифтом. Но, как это часто бывает в зачине любой истории, однажды лифт сломался. И отец с сыном вынуждены были подниматься по лестнице. Пролет за пролетом. И ровные струны перил так напоминали Стасику о его любимом спортивном городке. Отец и не заметил, как малыш, позабыв о страхе, взобрался на прутья перил. Только папа и успел кинуть взор, как ребенок подскользнулся и сорвался, падая на жесткие холодные ступени. Тогда то он и повредил руку, сломав палец. Стас, остановился перед подъездом. В детстве хлипкая деревянная дверь, издавала при каждом касании жуткие протяжные скрипы. Сейчас, вместо скрипа, оповещением занимался домофон, истошно пища всякий раз при открытии этой тяжелой железной махины. И вот Стас, предупрежденный гудком, проскочил в отрывавшуюся дверь. И даже если бы Ткач и команда добрались до сломанного пальца, разгадку найти им бы не удалось. Главным и определяющим в этой истории, оставалась хитрость от отца. Полив травму, Стасик невзлюбил лестницы в целом, а перила в частности. И каждые новые неполадки с лифтом, превращались в немыслимое испытание, по своему для отца, и по своему для ребенка. И малыш наотрез отказывался всякий раз даже выходить к лестничному пролету, устраивая истерики и поднимая крики. В один такой раз отец придумал простую изобретательную вещь. Он разрешил малышу нарисовать на стене у своей нелюбимой лестницы все, что только захочет его душа. И любопытство пересилило всякий страх. Стасик уже и не думал ни о пугающих ступенях, ни о подлых перилах. Он с упованием малевал мелками одному себе ясную картину, попутно внося изменения в концепцию голыми руками. А отец, включившись в процесс, внес и свою легкую поправку. Стас поднялся по лестницы до того самого пролета. Конечно, новые слои краски скрыли под собой всякие следы его раннего творчества. Хорошо освещенный этаж, чистый и приятный, терял в своей аккуратности всякую узнаваемость. И это означало, что новая подсказка оставалась лишь в мыслях у Стаса. Его искреннее творение, которым он так гордился и хвастался своим друзьям, почему то, вгоняя в краску родителей. И маленький рисунок от папы. Дерево, сухое, с одними лишь ветками.
Ответить с цитированием
  #20  
Старый 19.06.2017, 23:18
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 126
Репутация: 13 [+/-]
Скрытый текст - 6.5:
И вот Стас стоял перед обыкновенной стеной бледно-зеленого цвета, с недавними подтеками сверху. И только он знал, что скрывала эта неприглядная поверхность. Казалось, лишь уловка для ребенка, детская шалость, азарт, однако отец талантливо подмечал такие моменты. Мастерски дергал за ниточки эмоций со сноровкой лучшего кукловода. Восторг и радость сливаясь, отпечатывались незабываемой заметкой в общей канве памяти, забирая с собой крохотную, но ощутимую подсказку. "Помнишь старый дуб у дедушки?" - сказал отец, указывая на свою часть картины. И эту подсказку невозможно отследить. Даже сотни экстрасенсов снова и снова прочесывали каждый уголок разума, оставаясь ни с чем раз за разом. И каждый раз, они бы слышали слова, замечали образы, улавливали звуки, пытаясь разглядеть в них крупицы ценной информации. Но их сердце не забивалось бы в яростном ритме от вида стены. Стаса переполняла гордость и, возникшее так поздно уважение к отцу. От столь тонкой, незаметной, и в то же время необычайно детально проработанной, скрупулезной работы. Но самым поразительным фактом для Стаса являлось то, что все эти частички его детства всегда и не покидали его. Жили в нем. Он помнил и велосипед, И сломанный палец, и дерево у дедушки. Почти двадцать лет без отца он все замечательно помнил. Может быть не всегда так ярко, и детально, но все же достаточно сильно. И только теперь, в нужное время и в необходимый час, непримечательные, и казавшиеся не столь важными ранее детали, фразы, обретали иной смысл. Стас мог бы забиться в неказистую, Богом забытую гостиницу, где постарался бы все вспомнить, не привлекая к себе лишнего внимания. Но только ощущая родные ступени, идя знакомым до боли маршрутом, и глядя на всю ту же, годами измененную стену, подсказка в его мозгу обретала почти ощутимые формы. И потом, он хотел убедиться, что придя по выкраденному следу, экстрасенсы останутся ни с чем. С голой стеной бледно-зеленого цвета, с недавними подтеками сверху.
Старый дуб во дворе столь же старого кирпичного пятиэтажного дома оставался, пожалуй, самой ненадежной частью скрытого плана. Однако, на удивление Стаса, что дедушкин дом, что дерево, по-прежнему мирно соседствовали, словно годами проверенные друзья. Дедушкина пятиэтажка располагалась на другом конце Москвы, далеко на Северо-Западе. Самого дедушку Стас помнил совсем смутно, от того, что дед сильно болел, и виделись с внуком они редко и всегда при неприятной для ребенка обстановке лекарств и бесконечного лечения. Но Стас, при этом почти детально часто вспоминал и квартиру дедушки, ее обстановку, двор у дома. Массивные шкафы, набитые книгами, посудой, картины, фотографии, ковер на стене, потрескивающий плинтус под ногами, выключатели с длинными веревками, особый запах и даже желтоватый густой свет, - все создавала другую, в чем-то волшебную сказочную атмосферу. Уже ребенком Стас ощущал в этих местах совсем иную жизнь, с другим течением времени. Тесные комнатки. Мрачные подъезды. И, в противовес, яркие сочные, утопающие в зелени дворы. На задворках такого двора, величаво, по хозяйски, наблюдая за округой, стоял красавец дуб. Вовсе не сухой, наоборот, улепленный зеленью. Но крепкие ветви, как сильные руки, выделялись, восхищая взор. И местные жители с уважением относились к нему, почти уловимо оказывая ему знаки внимания, здороваясь, переговариваясь. В один из дней, отец с сыном коротали время на улице, пока дедушка, как много позже узнал Стас, изнывал от мучительных болей. И вскоре малыш добежал до дерева.
- Посмотри, сынок, какой красивый, большой, сильны дуб. Правда? - Мальчик подняв голову и оглядывая исполина, согласно кивнул.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 19: Misty - Ловушка судьбы Креатив Архивы конкурсов 15 25.03.2016 19:23
Рулетка судьбы lolbabe Архив: конкурс «Ужастики» 32 01.07.2015 21:09
Креатив 17: Бароша - Похожие судьбы Креатив Архивы конкурсов 2 17.03.2015 11:19
Суперменеджер, или Мотыга судьбы (2011) Iron Man Кино 2 01.08.2011 19:17


Текущее время: 01:08. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.