Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов > Общие темы > Творчество > Творческий архив

Важная информация

Творческий архив Завершённые конкурсы, и другие исторически значимые темы.

 
 
Опции темы
  #1  
Старый 22.01.2006, 02:44
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,072
Репутация: 619 [+/-]
Восклицание Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив)

Тема для публикации и оценки произведений посетителей форума.

Авторам.

1. Текст произведения необходимо срывать тэгом спойлер
[spoiler="<Текст>"]<То, что вы хотите убрать под спойлер>[/spoiler] Тэг также есть в расширенном режиме редактирования сообщения.
2. Текст рекомендуется прочитать и проверить на наличие ошибок, например в Ворде. В противном случае, вместо оценки произведения вы увидите оценку собственной неграмотности.
3. Имеет смысл сначала прочитать хоть что-то о том как надо и, соответственно, не надо писать (например что-то отсюда). Если вы будете допускать типовые ошибки, то получите типовой ответ, причем нелицеприятный. :)
4. Если для понимания вашего произведения нужна дополнительная информация (произведение по конкретному миру, фанфик, ночной кошмар и т.д.) приведите ее перед спойлером. Не стоит ожидать что читатели хорошо знают описываемый вами мир.

Критикам.
1. Допускается только оценка произведений. Переход на личности считается флеймом со всеми вытекающими.
2. В отзыве необходимо указать что именно понравилось или не понравилось. Если есть только ощущение то его рекомендуется доносить посредством публичных или личных сообщений.
3. Выделения отдельных фраз и вывода "Чушь" недостаточно. Надо дать хотя бы краткие комментарии, описывающие преступления автора против русского языка и логики.
4. Отмазки "надоело" не работают ;).


Напоминаю, размещение чужих произведений без разрешения автора называется плагиатом и карается баном.
(Jur)


Последний раз редактировалось Jur; 19.03.2009 в 10:45.
  #1001  
Старый 16.09.2007, 20:34
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
Продолжаем... Вставка IV

ВОЙНА

Он вспомнил трюм большого тэдрола . Милэн накинула ему на плечи теплый замшевый плащ. Он сидел на тюках с каким-то нужным хламом, чувствовал, как непривычно дрожат руки, непривычна была и боль что терзала его после сражения с магами. Захотелось повыть, или распустить крылья.
Краг Дип жался к его ногам, и старался изо всех сил поделиться энергией. Этот старый зверь вырос на Калтокийи и воспринимал Гэла как самого близкого друга. Прижимался огромной головой к побелевшей руке Стража и старался не скулить как щенок.
- Милэн я считаю, что команды стоит отпустить в отпуск, ребята очень переживают за свои семьи. Но капитаны решили собраться в команду, я думаю где-то есть тихая полезная работа для калтокийской команды. Нам не стоит сейчас оставаться наедине с кровавой памятью. Полетим на Джарке. Гэла наверно заберем с собой. Вы тут уже разберетесь без калтокийского флота. Достаточно регулярных войск и патруля, - Джар закончил говорить и теперь пытался прикурить сигарету для Гэла.
Дип заинтересовано посмотрел на Джара.
- Хорошо, я согласна. Капитуляцию объявили, осталась только бумажная работа, но есть один существенный вопрос - вы справитесь с Гэлом? Ты же понимаешь, какой он сейчас, - Милэн посмотрела в зеленые глаза Джара.
Дип оскалился в клыкастой ухмылочке.
- И какой же я сейчас? – спросил Гэл, с вызовом глядя на сестру и на друга. И тихо проговорил - мне просто нужно отлежаться.
- Тебе нельзя сейчас оставаться одному, как и всем нам, тебе Милэн тоже не следовало бы заниматься капитуляцией, доверь это другим политикам, мы выполнили свою работу, и выполнили ее хорошо, нам нужно отдохнуть, полетели с нами, или слетай в империю, Рол будет только рад, - уговаривал Джар. Посмотрел на улыбающегося Дипа и ткнув ему пальцем в черный нос проговорил, - ты с нами не летишь…
Дип обижено клацнул клыками Джар едва успел одернуть руку.
В ангар вошел Нэйл, его волосы белели как пепел сожженных городов, лицо потемнело, умыться он не успел:
- Милэн пора, все собрались. Я думаю время подписать договора и разобраться с виновными. – Нэйл посмотрел на Гэла, - да братец ты действительно перебрал, но напугал ты их всех здорово.
- Жаль, что одной победой мы только отстрочили поражение, - Гэл грустно улыбнулся, и добавил, - Дальше будет хуже. А сейчас нам действительно всем стоит воспользоваться временной тишиной и отдохнуть. Что Джаргалд не боишься взять на борт больного тэйла, я не адекватен сейчас, могу соваться.
- Не пугай тэйл, не первый миллион лет мы знакомы, я знаю, как тебя успокоить, - возразил Джар, возразил не уверенно, но решительно, - тем более даже в таком состоянии ты остаешься командиром, а командир никогда не навредит своей команде.
- Ты еще больше идиот, чем я, - засмеялся Гэл.
Дип поддел руку Гэла головой с мольбой заглядывая в его белые глаза, Гэл погладил умного зверя по голове:
- Извини Дип. но ты остаешься с Милэн.

ЛЭНОРА

Заседание, совещание, вечерний сбор врачей для обсуждения сложившейся ситуации - не важно как это назвать.
Лэнора устала за день.
Никто сегодня не умер и то хорошо.
Десяток операций по удалению воспаленного аппендицита у больных привели ее в состояние угрюмой сонливости.

Воспаление слепой кишки было главным проявлением вируса Юд, спасти больных можно было только с помощью операции.

Лэнора молчала, слушая своих помощников.
Медсестра по имени Кри веселая толстушка с румяным кукольным личиком принесла крепкий фирго и поставила его перед своим капитаном.
Лэнора посмотрела на темный напиток в белой чашке и поняла, что пора отдохнуть.
Нужно распустить персонал по палаткам и, назначив дежурных позволить всем остальным выспаться, так дальше нельзя люди вскоре начнут падать.
Сейчас, когда количество больных уменьшилось, а выздоравливающие могли заботиться друг о друге, стоило отдохнуть.
А еще нужно спросить военных, нет ли среди них докторов, чтобы подменить уставший медперсонал.

Вот тут в эту минуту капитан военного корабля вошел палатку, где заседали доктора.

Лэнора изумилась его бледно-серому лицу, его страшному сходству с призраком, он посмотрел на врачей своими жуткими белесыми глазами и поздоровался:
- Здравствуйте.
Присутствующие застыли как скульптурная композиция «не ждали», как завороженные, до неприличия внимательно изучая незнакомого им человека. Гэл улыбнулся. Лэнора спохватилась, встала, подошла к капитану военного корабля и пригласила его войти:
- Добрый вечер, заходите капитан да Ридас. Садитесь. Вот свободное кресло.
Гэл по-юношески смущенно улыбнулся, подал ей руку, она провела его во внутрь палатки как больного ребенка, помогла сесть. Боялась, что он упадет. А ему была приятна ее помощь. Хотя в этом он даже сам себе не признавался. Не признавался себе, что просто хочет видеть эту женщину рядом с собой, разговаривать с ней, чувствовать ее прикосновения. Он даже готов был на бесполезное обследование, лишь она непосредственно этим обследованием занялась. Боялся признаться в том, что почувствовал, когда посмотрел на нее, боялся забытого чувства.
Он сел в предложенное кресло. Осмотрелся. Доктора, присутствующие на собрании продолжали изумленно изучать бледно-пепельное лицо призрачного капитана. Лэнора кашлянула, привлекая внимание к себе. Народ смутился, и как ни в чем, ни бывало, внимательно начали смотреть на капитана Лэнору. Она решила подвести итог рабочего дня и распустить всех отдыхать.
Гэл прислушался к словам Лэноры, она называла цифры. А за каждой цифрой стоял человек. Те то заболел, те, кто выздоровел, те, кто остался носителем болезни, но ни слова о коренных жителях, упоминались только колонисты и команды застрявших на космодроме Бро кораблей.
Гэл решил не высказывать свои мысли при всех, а потом поговорить с Лэнорой и выяснить, почему никто на этой базе не интересуется местными племенами и их здоровьем.
Когда совещание закончилось, он попросил проводить его к кораблю. Она удивилась:
- По законам этикета мужчина провожает женщину.
- Вы доктор, а я едва держусь на ногах, и при чем здесь законы этикета? – спросил Гэл.
- Я все же настаиваю на обследовании, – Лэнора верила в вою правоту, и в силу ргодкасонской медицины.
- Я согласен пройти обследование, но если его будете проводить вы непосредственно, – голос Гэла был хриплым и мрачным, как и он, сам, в этот момент.
- Почему именно я? – удивилась она, - у меня в команде есть нужные специалисты, я хирург я не занимаюсь заболеваниями.
- Тогда, увы, обследование меня не интересует, я и так знаю причины и следствия моего недуга, – проговорил Гэл, не без улыбки.
- Зря конечно, - она пожала плечами, - подождите, а почему именно я вас интересую как врач?
- А кто вам сказал, что вы меня интересуете как врач? – Гэл остановился, рассматривая ее лицо. Его глаза белели в полутьме.
- Я попрошу вас не продолжать, - остановила она его, - мы работаем вместе, я не допускаю подобных отношений. Я вообще сейчас не допускаю подобных отношений, - она смутилась и пошла вперед.
Гэл догнал ее. Шел рядом и молчал. Она прервала молчание сама, налаживая светскую беседу:
- Вы разговариваете как хорошо образованный человек из высшего света, а выглядите, извините, как пират, - изумилась Лэнора, - как призрачный пират.
- Вы к счастью не встречали пиратов. Среди них бывают очень образованные и аристократичные люди, - ответил Гэл.
- Я не могу определить вашу расу, - не унималась Лэнора.
- А это страшная военная тайна, - загадочным голосом ответил Гэл, - мы все калтокийцы.
- Вот уж умение политика ответить на вопросы так чтобы не дать информации, - Лэнора улыбалась.
Ему было приятно видеть, что она улыбается, и нравилось идти рядом с ней.
Наступила густая темная ночь, такая густая тьма может быть только на средних широтах планеты.
Космодром освещался прожекторами, искажались цвета, углублялись тени, что может быть нереальнее, чем воображение.
У Гэла было ощущение, что они просто прогуливаются по аллее ночью.
Гэл уже вечность как не влюблялся - странное чувство.
Он легко мог представить себе сейчас, что просто гуляет с любимой девушкой.
А почему бы и нет?

По тихой аллее мирного города.
По пешеходной дорожке старого космодрома.
В мире, где о войне не слышали.
Где и представить себе не могут что такое взрывы силовых снарядов.
Где никогда не знали, как сгорают города.
Не слышали о магических ударах, и о боевых мутантах.
Где только в страшных книжках есть рисунки зомби, а оборотни никогда не трансформируются для убийств.
Все это должно быть где-то далеко и не реально.

Реальна только дорожка света и девушка что идет рядом и улыбается его шуткам.

***
Кэрфи пришел в себя в тесной каюте без иллюминаторов. Тусклое освещение настенных ламп слабо рассеивало сумрак. Твердый пол и серые стены, ничего из мебели.
Дикая боль терзала затылок. Кэрфи не без опасения потрогал шею. Ощутил слипшиеся от крови волосы, и шрам на затылке, пуля лежала рядом со второй рукой халкейца, мутно поблескивая смятыми боками. Обыкновенная пуля, не взорвалась, не раскинула его мозги по стенкам черепа, только вонзилась в позвонки, вызвав кратковременную смерть. Теперь вот вышла из тела и лежит себе, как простой кусок железа притворяется безобидным предметом.
Рядом кто-то плакал.
Кэрфи огляделся, в углу сидела молоденькая тонкая девушка, она старательно утирала слезы руками и старалась плакать очень тихо, чтобы не разбудить маленького беловолосого мальчика, спящего на ее коленях. У ее ног лежало еще одно тело.
Кэрфи вспомнил его - парня, которого, не щадя, в упор, расстреляли в ресторане пассажирского корабля захваченного пиратами. И он даже не сопротивлялся…
Халкеец попробовал встать, голова напомнила о себе. Ползти оказалось легче, он пополз на коленях к этой милой беспомощной плачущей девушке, у нее покраснела щека и запеклась кровь возле носа.
Она изумленно посмотрела на его передвижение, невольно улыбнулась сквозь слезы. Вновь размазала соленые капли отчаянья по своему милому личику. И издала короткий смешок, скорее всего, нервный.
- Я думала, вас убили… - прошептала она, - очень много крови.
- Здравствуйте, – тоже прошептал он, - почему вы плачете?
- А вы разве не понимаете? – изумилась девушка, - мы пленники, нас продадут, мне так страшно, так страшно. Его тоже убили… - Она показала на тело у своих ног.
- Всегда есть выход, мы убежим, - видимо Кэрфи был из тех, кто не сдается, он был бессмертным и готов был презреть все на пути к целям.
Что для него еще одна смерть. Он готов был испытать их сотнями, лишь бы достигнуть цели.
Но Эннэ, увы, не готова была разделять подобное мнение. Она могла умереть только раз. И маленький ребенок на ее руках отнюдь не позволял ей подобного безответственного риска.
Кэрфи перевернул человека, что лежал в углу каюты, присмотрелся, убрал волосы с его лица и неожиданно вскрикнул:
- Нодиец! Как есть нодиец!!! Нет, этот не умрет!
Эннэ зашипела на него. Она не совсем понимала, о чем говорит светловолосый красавец. Ребенок во сне заплакал она начала его укачивать как младенца:
- Тихо…
- Но это нодиец… - шепотом и восторженно повторил Кэрфи. – настоящий, и он дышит. Он же бессмертен, они так редко встречаются их только тысяча настоящих бессмертных. За миллион лет не родился ни один бессмертный нодиец. Только долгожители. Какие у него глаза? Ты видела его глаза? Какого они цвета? Ты знаешь, что они на девяносто процентов все оборотни?
Эннэ изумленно рассматривала восторженного красивого парня, с горящими глазами, не все понимала, из того, что он говорил, нечаянно залюбовалась им. Ей казалось, что красивее человека, чем этот стоящий на коленях перед ней русый парень она не видела.
Тот, кого назвали тэйлом и нодийцем, был красив, но красота его была темной завораживающей и нечеловеческой, несмотря на то, что от человека он как бы и не отличался.
А этот светловолосый парень был такой близкий такой живой и такой молодой.
- Синие глаза у него были, - прошептала она, - а потом черные, А что такое тэйл?
- Тэйл? Это легенда, это очень сильный и большой оборотень, но их кажется, на самом деле не существует. Это такая легенда, они… - Кэрфи изумленно посмотрел на нодийца, - а кто его так называл?
- Пираты, - шептала она, - пират в сером плаще и главарь тоже его так называл…
- Тэйл?.. – Кэрфи присмотрелся к нодийцу внимательнее, - тэйл это не просто зверь - это бог зверей, их еще называли зверобогами. Но очень давно. Мой отец древний бессмертный рассказывал мне, что тэйлов не больше трех-четырех во всем Мире, и они были всегда, они стражи этого мира. Но это только красивая легенда. Сказка.
- Они его боялись, - Эннэ гладила белые волосы ребенка, - мне так показалось, что они его боялись.
- Мама! – крикнул ребенок и проснулся. Осмотрелся сонными глазами и увидел отца начал вырываться с рук Эннэ, продолжая уже кричать, - папа!
Эннэ выпустила ребенка из рук, малыш обнял отца и тихо начал шептать:
- Папа. Папочка, - не дождавшись ответа, сын нервно затормошил отца за плечо, - проснись!
Гэл открыл глаза. Еще не приходя в себя, обнял сына, говорить он не мог, щупальце паука, спасаясь от когтей вампира, повредило горло и продолжало давить гортань, прижимая ее к позвонкам, несколько секунд он восстанавливал горло, обводя его с другой стороны киридового щупальца, старался не стонать, только стиснул зубы покрепче.
Эннэ и Кэрфи молча наблюдали, как завороженные.
Гэл гладил голову Айрэ, пытаясь успокоить малыша, глаза его казались желтой бездной, как будто небеса опрокинулись и удивленно изучали новый мир со смертельной тоской.
Эннэ зажмурилась, чтобы не видеть жуткого взгляда того, кого называли тэйлом.
Кэрфи весь был на грани величайшего открытия, горел нетерпением, жаждал знаний:
- Ты кто? – спросил халкеец.
Гэл вернул своим глазам синий цвет, посмотрел на Кэрфи как на глупого ребенка, что задает слишком умные вопросы, до которых еще не дорос. Закашлялся без особого желания говорить вообще, но говорить нужно, Айрэ испуган:
- Все хорошо малыш я жив, - Гэл снял со своей груди сына, - дайка я сяду. Зачем же он так жестоко?
Кэрфи помог ему немного подняться и сесть, отперевшись о серую стену. Айрэ подполз к отцу, залез ему на руки и прижался к нему, как будто хотел сказать, что теперь его никто не сможет вытащить с надежной защиты отцовских рук.
- Папа это пираты? Страшные пираты? Как из сказки? – затараторил ребенок.
- Да малыш, это страшные пираты. Но в сказке всегда все заканчивается хорошо.
- Они тебя заколдовали, у тебя глаза, как у тебя, когда ты котик, были. – Айрэ внимательно начал изучать глаза отца, - а теперь не как у котика…
Эннэ решилась открыть свои глаза. Кэрфи решил повторить вопрос, но уже более конкретно и настойчиво:
- Почему они назвали тебя тэйлом?
- Отстань халкеец, и без тебя света мало, - ответил нодиец с кривой улыбкой полувежливости полупосыла.
- Что значит и без меня света мало?! Мы в одной шлюпке, мы должны знать, кто мы есть, чтобы освободиться, - возмутился молодой бессмертный.
- Освобождаться мальчик будешь сам, на себя и надейся, - ответил Гэл, - можешь начинать уже биться о дверь своей каатэр-толовой головой. Скольких ты положил, подняв бунт в ресторане? Мертвые не снятся?!
Гэл крикнул и сразу же схватился за грудь, отстранив сына, щупальца паука шевелились при каждом рывке, реагировали на любое движение, Гэл боялся, как бы паук не пробил наружный чешуйчатый и кожный покров тела.
- Папа тебе больно? – Айрэ умел чувствовать боль, он даже умел вызывать чужую боль на себя, но Гэл посмотрел сыну в глаза и пресек это милосердие.
- Пройдет.
Эннэ испуганно следила за назревающей ссорой двух мужчин, Один ей нравился, другого она боялась, но обеих она уже считала друзьями, так было легче переносить реальность.
- Ты хочешь, чтоб тебя продали как скот? А я не дамся. Я бессмертный. Мне отец всегда говорил, что на тех, кто долго живет больше ответственности, - Кэрфи гордо вскинул голову. Русые кудри задрались как гребень гордой птицы и упали на высокий красивый лоб античного халкейца.
- Вот именно что ответственность лежит на тех, кто долго живет, а тебе еще и пятидесяти нет. Высшее существо…
- А ты, тот, что прожил миллион лет, и заржавел как старый брошенный корабль!.., – взвился Кэрфи, - тебе все равно, что будет с тобой и с твоим сыном. Хочешь, чтобы он вырос таким же рабом как ты сам!? Мне говорили, что нодийцы воины. Это сплетня! Ты не воин! Ты тряпка!
- Не кричи на папу! – завизжал Айрэ. – мой папа капитан корабля и я когда вырасту, буду капитаном ка, кол, калтокрикойского корабля! Вот…
- Так ты еще и калтокиец?.. – Кэрфи встал, посмотрел на живописную картину отец и сын сверху вниз, - нет… Ты не можешь быть калтокийцем… Ты не воин, тебя стреляют, а ты даже не шевелишься, люди бунтуют а ты ничего не делаешь, врать сыну подло. Нодиец.
- Да заткнись ты халкеец, - устало попросил Гэл, он старался не шевелиться и не кричать, помнил, что вокруг его позвоночника и ребер обвились киридовые щупальца паука.
- Да как ты можешь? – вмешалась Эннэ, - да как ты можешь такое говорить? Как ты не понимаешь что у него ребенок на руках, твой отец тоже бы сидел тихо, если бы к твоей голове приставили оружие, ты что совсем дурак?!
Она вытянулась во весь свой маленький рост, перед высоким двухметровым халкейцем казалась тростиночкой рядом многолетним могучим деревом. Но готова была защищать справедливость и здравую мысль несмотря ни на что. Кэрфи изумленно посмотрел на тоненькую девушку, потом на Гэла. Прозаически плюнул, отошел и сел у противоположной стены.

Как раз в этот момент появился Ларсард, он успешно восстановил свое лицо и теперь мог безболезненно улыбаться.
Дверь бесшумно отворилась.
Кэрфи подобрал ноги.
Ларсард вошел.
Кэрфи кинулся на него стремительной молнией.
Ларсарда на пути полета Кэрфи не оказалось.
Зато аросцы четверорукие и очень большие нарисовались в дверях неприступной стеной, или массой что поглотила халкейца.
Глухие удары, крики, беспомощное не угрожающее рычание. Вновь глухие удары, несколько хлестких, несколько звучных оплеух и кулаком по лицу. Стон. Тишина. Аросцы вернули Кэрфи в каюту.
Как выплюнули.
Избитого, с поломанной ногой и заплывшим лицом парня со всей силы бухнули о стену, по которой он сполз как брошенная тряпка и застыл, пытаясь вернуть себе возможность дышать.
Гэл посмотрел на эту сцену не без одобрения. Воспитательный процесс на лицо, по лицу и очень кстати. Как там говорили жители планеты Рос, - «за одного битого двух небитых дают» - знающие люди...
Ларсард полюбовался окровавленным лицом халкейца. С улыбкой посмотрел на Гэла и вежливо проговорил:
- Ваша светлость - вас хочет видеть господин Зэрон, не будете ли так любезны, позволить моим людям проводить вас, я знаю, что самостоятельно вы сейчас передвигаться не можете, не позволяет паук, повредивший ваш позвоночник. Но вы не волнуйтесь, мы вымнем из вас паука, как только прибудем на место, где намеренны, вас оставить, до тех пор, пока не ослабнет ваше влияние на мировую политику.
- Сам дойду, - Гэл поднялся, держась за стену, едва сдерживал улыбку, и стон. Ситуация была частично комической если бы не явный трагизм происходящего. Если бы не стоны избитого Кэрфи у стены. Если бы не маленький Айрэ что мертвой хваткой прирос к нему. Если бы не Эннэ что отвернулась к стене, и плакала, не в силах сдерживать страх и отчаяние… Он бы засмеялся.… А может быть это и есть истерика? Он ведь никогда раньше не был в подобной ситуации, никогда… Айрэ его первый ребенок. А Лэнора никогда не была в опасности. Но что такое смерть любимых женщин и близких друзей он знал слишком хорошо. Вернуть мертвого человека к жизни он бы смог, но это опасно, со смерти в жизнь не возвращаются прежними. Таковы законы, и не время их нарушать.
Но что такое самому быть жертвой он успел уже узнать, все началось с той истории на планете Милта.

Далi буде
  #1002  
Старый 17.09.2007, 09:45
Посетитель
 
Регистрация: 29.01.2007
Сообщений: 19
Репутация: 1 [+/-]
ПОКОЙ УМЕРШИХ.

Я сидел в небольшой каменной нише. И что я тут делаю? Мне страшно(есть чуть-чуть), холодно и голодно, и очень хочется спать. И ради чего я подвергаю себя таким испытаниям?
Во всем виноват азарт. Наш фамильный бич.
Никогда не верил в привидения. Даже когда был маленьким. Мама считала, что каждый нормальный ребенок должен бояться темноты. Я не боялся. И мама называла меня уникальным.
Легенды о призраках замка Левинкорг были, наверное, древнее самого замка. Сколько неупокоенных душ бродили по длинным темным корридорам не знал никто. От нескольких десятков до нескольких сотен. Да, история Левинкорга была страшна и кровава.
Ну не верил я во всю эту ерунду. О чем вчера и заявил Ноутилу, огромному любителю таинственных историй. Он часами мог рассказывать о последнем дне юной графини фон Левинкорг, или о ее внучке, полоумной Гариде, убившей собственных детей. Наслушался всего этого от деда, и теперь с собственными подробностями передает другим, при случае и без него.
Мои слова задели Наутила. Он начал приводить десятки свидетельств и доказательств, но примолк после резонного замечания, что сам то он не видел ни одного привидения. А потом вдруг выдал:
- А как ты можешь говорить, что их не существует, если их не видел?
Умнее фразу составить Наутил не смог. Но мысль была ясна: чтобы доказать, что в огороде нет камня, надо туда пойти и увидеть, что его действительно там нет.
И мы поспорили, что я просижу всю ночь в самых дальних корридорах замка и не увижу ни одного призрака. Глупо, конечно. Я ведь могу и не сказать, что что-нибудь увижу. Но расчет Наутила состоял в том, чтобы я испугался и отказался от спора, тем самым доказав его правоту. Недождешся.
Сначала я решил всю ночь продрыхнуть. Но это оказалось не таким уж простым делом: здесь было очень холодно. Я сидел, обхватив колени руками, и пытался согреться. И проклинал Наутила в купе со своим азартом и инстинктом спорщика.
На какое-то время я все-таки задремал. Проснулся от того, что тяжелая портьера, закрывающая мое убежище, легонько шелохнулась. Первая мысль - я ее сам задел. Но я ее не касался, а она шелохнулась еще раз. Волосы на голове зашевелились.
Аккуратно, лишь бы не издать ни звука, я выглянул в коридор. Была глубокая ночь, и не видно было ни зги. Я уже хотел спокойно вернуться на место, когда из за поворота, метрах в десяти от меня, выплыло...
Теперь волосы на моей голове не просто шевелились. Такое впечатление, что скальп хочет убежать.
Из-за поворота выплыло самое натуральное привидение: прозрачный и светящийся силуэт женщины в белых одеждах. Открыв рот я смотрел, как призрак проплыл мимо меня и исчез в конце корридора, на винтовой лестнице.
Наверное, я так бы и сидел, уставившись в след...кого? юной графини, или сумасшедшей Гариды? или еще кого? если бы из-за того же угла не вынырнула еще одна белая фигура. На этот раз мужская.
Мне даже не пришло в голову спрятаться. Но моя персона, похоже, призрака не интересовала. Он меланхолично проследовал в том же направлении, что и дама.
Привидения шли одно за другим. Они появлялись из смежных коридоров, из дверей в комнаты, или прямо из стен. И путь их лежал к винтовой лестнице, ведущей в подвал.
Все-таки я набрался смелости и двинулся за каким-то мальцом, тоже, ясное дело, в белом.
Лестницы, переходы, тоннели. Я петлял по лабиринту замка, боясь заблудиться, и думал, что архитектора стоило бы повесить за такую планировку. Впрочем, с ним, очень может быть, так и поступили, и он вместе с другими бродит где-то здесь.
Я упустил момент, когда выскочил в большой овальный зал.
И был не в силах пошевелиться. В кромешной темноте, разделившись на пары, в вальсе кружились светящиеся призраки. Десятки пар. Я смотрел на этот мистический бал, и по моему телу бежали мурашки.

Ничего я наутро Наутилу не рассказал. Конечно, он не поверил. Но проверять все равно не станет, струсит. А души умерших тревожить незачем. Они нашли покой, пусть не на том свете, так на этом.

----------------------------

ШИЛО НА МЫЛО.

Руки, ноги, плечи синхронно двигались. Лезвия кос поблескивали в тусклом лунном свете.
Посреди большого поля три зайца косили траву. Была ли она Трын, или не Трын - неизвестно. Как ночью все кошки серы, так и трава - одинаково темна, хоть волшебная, хоть самая что ни на есть простая.
- Эх, - в сердцах сказал один заяц, откидывая косу, - надоело.
Еще один ушастый остановился.
- Всем надоело.
- А мне больше... Как рабы, ей богу...
Третий заяц - на вид самый коренастый и серьезный - тоже перестал косить.
- Бунт? - сурово сказал он, переводя строгий взгляд с одного приятеля на другого.
Этого хватило, чтобы пресечь мятеж на корню: оба путчиста мигом принялись за работу.
И снова три зайца не очень увлеченно, но усердно, косили траву.
- Может, споем? - робко предложил тот, которому все надоело болше, чем другим.
- Споем, выпьем и закусим... Работай.
Командир - тот плотный и серьезный - снова был неумолим: сам косил неутомимо, словно робот, и явно хотел, чтобы и другие не отставали.
Но нерадивым труженникам повезло: где-то недалеко раздался хриплый волчий вой, и почти сразу рядом с троицей появился его источник - волк. Можно было бы его назвать серым, но сейчас извечный заячий враг был выкрашен в настолько яркий зеленый цвет, что даже ночь не могла скрыть этой странности в его внешности.
- Ну что, работяги, устали? - рявкнул он, и начал приплясывать. Не стоит, думаю, упоминать, что он вполне уверенно чувствовал себя на задних лапах.
- Перекур, - сказал заяц-предводитель и первым подал пример, аккуратно положив косу на траву. - Ну что, волчара, скажешь?
Волчара довольно лыбился.
- А ничего... Поднажать просят.
Зайцы переглянулись. На их мордочках растерянность сменялась недовольством. И общую мысль выразил, конечно, главный:
- Куда уж... И так всеми ночами вкалываем...
А волку было все-равно.
- Я то что? Сами понимаете... - и тыкнул пальцем в небо, многозначительно закатив глаза.
Зайцы одновременно и очень выразительно вздохнули, но уже никто перечить не взялся.
- Ну давайте, давайте, братцы, - напутственно сказал волк, собираясь уходить.
- Слушай, а че ты такой зеленый?
Волк не ответил: приплясывая, он исчез в ночной темноте.
А заяц-предводитель обьяснил:
- Это новые хозяева его заставили... Не дай бог, и нас...
Три зайца косили траву, и каждый мыслил о своем.
Бунтарь думал, что они всю жизнь были рабами. С самого своего рождения. Он даже вспомнил тот день когда они начали косить траву, совсем не эту и совсем не здесь... Из трех он был самым свободолюбивым, и такое положение дел - вечное кошение нескончаемой травы - для него было самым непереносимым.
Нейтральный думал, что скоро рассвет,и можно будет отдохнуть. Ему было все-равно, свободен он или нет.
А главный заяц думал, что все они глупцы - и сами зайцы, и их бутафорский супостат - волк. Он даже припомнил апогей их общей недальновидности:
- Да, мы согласны.
А зеленые человечки довольно потерали руки.
Откуда взялись зеленые человечки? Кто их знает. Просто появились и предложили четырем героям новое, интересное место работы. И четыре героя согласились - еще бы. И что изменило? С волком - не ясно: стал чем-то вроде бригадира при зайцах, носится взад-вперед, да еще и зеленым стал, как хозяева. А зайцы как косили, так и косят. Только теперь вокруг - чужбина. Они - невольники. И песен о их нелегком и в физическом плане, и в психологическом, труде никто не поет.
- Шило на мыло, - пробубнил себе под нос предводитель, - и что в песенке родной не жилось?
Три зайца косили траву, уже не такую темную: ранний утренний свет рассеял ночные обманы зрения, и было видно, что вокруг зайцев раскинулось необьятное поле синей травы...

---------------------------

ВИНОВНИК ВСЕГО.

Шериф был на редкость честный. Потому что был на редкость молодой для этой должности и для такого крупного города в целую тысячу душ. Он сидел в кабинете и делал то, что ни один шериф не будет делать в здравом уме: заполнял какие-то бумаги. Он настолько увлекся своим занятием, что не заметил появившегося перед его столом посетителя.
Мужчина был невысок и вобщем-то обычен на вид. И одет не бедно, но просто. И хотя его костюм был явно не для путешествий, впрочем, как и его туфли, видно было, что он только что с дороги, так он был словно припорошен пылью.
Посетитель кашлянул, чем подбросил шерифа на месте. Но последний быстро опомнился, нахлобучил на голову неизменную шляпу и выжидательно уставился на визитера.
- Внимательно вас слушаю, сэр.
Пыльный мистер присел на самый краешек стула, как то обреченно вздохнул и сказал, обнаружив совсем не идущий к его телосложению бас:
- Уважаемый сэр, я пришел сюда сознаться в том, что виновен во всем.
И замолчал. Шериф сидел с внимательным видом и ждал продолжения, которого не следовало.
- В чем - во всем?
- Абсолютно во всем.
Странный посетитель замолчал, показывая видом, что сообщил все необходимое. Замолчал и служитель закона, потому что задумался. А думал шериф, что помошник сегодня не вышел на работу, сославшись на болезнь дочки, и, значит, послать за мистером Пибоди - психиатром - некого. А еще он думал, что, вполне может быть, Пибоди уехал в Глидберг. Присутствовали в голове шерифа и другие мысли, но все они сводились к единственному выводу: девать посетителя, явно сумасшедшего (а ведь и не скажешь сразу) было некуда. Ну не садить же его за решетку за ВСЕ?
- И что же вы конкретно совершили, сэр? - осведомился шериф, все-таки решив пораспросить винящегося.
- Все. Все пригрешения мира на моей совести, и мне от этого очень тяжело.
Законник начал что-то понимать.
- Уж не к пресвитеру ли вам надо, сэр? По-моему, это по его части.
- По-вашему, - резко отрезал посетитель, на миг изменившись в лице. - А по-моему, за преступления отвечает шериф, а не служитель церкви. - При том последние два слова он произнес с заметным отвращением.
- Но позвольте, - сказал шериф, - как же я могу арестовать вас, если вы, конечно, хотите этого, за все. Такой формулировки нет...
Пыльный посетитель грустно вздохнул и поднялся.
- И так везде, - словно сам себе сказал он. - Мне никто не верит, и я остаюсь без наказания. А многие остаются без отмщения и без удовлетворения.
Он начал пятиться к двери, и шериф за этим наблюдал с облегчением: короткий разговор с незнакомцем порядком его утомил и почему то испортил настроение.
- Что ж, пойду искать справедливости в другом городе, - сказал виновник всего и вышел из кабинета, а шериф сидел и тер глаза: ему показалось, и очень явно, что из штанов посетителя, когда тот развернулся в двери, выглядывал длинный хвост с кисточкой. Закончив с глазами, молодой законник подумал, что стоит сегодня контору закрыть и самому проверить, в городе ли мистер Пибоди.

Последний раз редактировалось Markfor; 02.12.2007 в 00:52. Причина: объединение сообщений
  #1003  
Старый 17.09.2007, 23:02
Аватар для Markfor
Офицер в отставке
 
Регистрация: 27.12.2005
Сообщений: 1,234
Репутация: 312 [+/-]
Уважаемые форумчане, обращаю ваше внимание на то, что с сегодняшнего дня действуют новые Правила раздела Творчества.
  #1004  
Старый 18.09.2007, 01:30
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
v

ЖУРНАЛИСТЫ

Милэн на миг застыла на трапе. Она осматривала маленький космодром как будто ничего подобного никогда раньше не видела.
Жара, пыль, ветер.
Пустые контейнеры из-под овирия валялись посреди поля так же как пластиковые банки из-под пива. Этикетки на тех и других выцвели под ярким белым «солнцем».
Красная пыль покрывала: космодромный мусор, корабли, здание вокзала ровным оранжевым налетом.
Горячий ветер играл пылью как барышня кисеей.
Несколько десятков кораблей лениво укрылись назойливой пылью рискуя остаться на этой планете навсегда. Еще день другой и их не откопают.
Горячий ветер заметил новеньких и бросил пыль им в лица. (Местный ритуал, сразу пыль в глаза…)
Гэл выбрался на трап, обвешанный сумками с фотоаппаратами и кинокамерами, как многодетная мать малолетними детьми. Он ругнулся, пыль попала ему в глаза, он резко отвернулся, вытирая свободной рукой лицо и наступил на ногу почтенному господину средних лет, который следовал за ним.
- Извините… - пробормотал Гэл, поправляя сумку с фотоаппаратурой, она все время вырывалась из-под других сумок.
- Смотреть под ноги нужно! – крикнул чинный господин в кремовом шелковом костюме, - остолоп, - добавил, вдохнул свежей пыли родины и расчихался проклиная свое возвращение.
Следовавший за ним высокий худой человек в коричневом балахоне добродушно рассмеялся:
- Ничего наша пыль по крайней мере не смертельна как на Ралге.
(Да это утешало, Ралга действительно была планетой сюрпризов, там все ядовитое, вернее - яда в ней больше чем безядия.)
Но к счастью Милэн и Гэл прилетели на Милту, здесь даже змеи не ядовиты, но огромны что мамонты Ивири .
Гэл развернулся, ухмыльнулся почти незаметно. Милэн только головой взмахнула.
Почтенный кремовый господин не успокаивался:
- Приезжают тут… Кому вы тут нужны? Из-за вас все войны – журналюги.
- «Это точно…» - подумала Милэн, - «Это справедливо…»
Таможенный досмотр на вокзале не занял много времени.
Таможенник – толстый, очень толстый, почти идеально круглый дядька на коротких ножках. Чернокожий и синеволосый, вероятно эмигрант (местные люди были желтокожими и желтоволосыми). Привстал из-за своей стойки на которой большими золотыми буквами было написано - ТАМОЖНЯ и брезгливо осмотрел высокую, худую фигуру Гэла с ног до головы. Лицо Гэла вызвало у него нервный кашель, тогда он посмотрел на Милэн и изумленно сел обратно. Шепча про себя, - «Близнецы это проклятие богов. Особенно такие близнецы».
Милтянка, приятная маленькая и хрупкая женщина, изящная как фарфоровая статуэтка, мило улыбнулась, церемонно поклонилась сложив руки у груди и попросила предоставить надлежащие документы.
Гэл и Милэн соблюли местные обычаи, повторив поклон милой таможенницы. Сумочки и сумки с аппаратурой вновь завалились все вперед едва не перетянув Гэла в горизонтальное положение. Милэн тихо смеялась. Гэл посочувствовал всем телеоператорам мира что продолжают работать с отсталой громоздкой техникой.
Женщина с желтыми как «солнце» Фэллады волосами, что были затянуты в тугой узел на затылке и закреплены изящными заколками в виде змеиных драконов, протянула руку за документами также приветливо улыбаясь. Чернокожий Лаоирт сел развалившись в свое массивное кресло, по обычаям его планеты близнецы прокляты и прикасаться к ним столь же опасно что к прокаженным. Его круглые глаза, казалось не замечали гостей.
Милтянка проверила пластиковые карточки которые здесь называли паспортами, сверила данные карточек с данными в компьютере, фотографии сверила с лицами и хитро ухмыльнулась:
- Добро пожаловать на Милту, ваш термин пребывания на нашей планете сутки, если по той или иной причине вы задерживаетесь, следует уведомить паспортный контроль, агенты паспортного контроля работают при каждом полицейском участке. Удачного дня.
Гэл и Милэн столь же открыто улыбнулись и забрав документы пошли к выходу из прохладного помещения вокзала. Милтянка смотрела им в след и улыбалась:
- Невероятно каких только людей не встретишь в этом захолустье…
- Нашла чему удивляться, смазливые мордахи, худые существа, да еще и близнецы, не жди от них добра, это дурной знак, - ворчал житель планеты Лаоирт.
На улице гостей встретило уже знакомое пыльное облако. «Солнце» поднялось выше и пекло немилосердно. Равнина желтая нескончаемая тянулась к горизонту, ее пересекала широкая черная дорога, над дорогой искажало линии марево. Горизонт терялся в пыли. Чахлые кусты даже не пожелтели, побурели.
Гэл поправил надоевший фотоаппарат, что все время болтался на его шее сам по себе:
- Мне здесь не нравиться… - насторожено изрек он.
- И мне не нравиться, - ответила Милэн, - съездим на объект, и завтра с утра уберемся отсюда.
Автобус с космодрома к городу уходил по мере заполнения его пассажирами. В салоне было душно и жарко. Уже знакомый господин в светлом шелковом костюме, ругался с водителем утирая шею пожелтевшим от пыли платком. Он требовал чтобы водитель немедленно включил кондиционер. Обещал пожаловаться в транспортную службу, пугал немалыми связями в министерстве. Тощий его соотечественник в балахоне, кожа которого напоминала источенный временем папирус, молча терпеливо сидел на своем месте, его узкие как щелочки глаза казались безднами накопившими человеческие знания.
Водитель Высокий мощного сложения человек едва сдерживая себя за рамками сферы обслуживания. Сжав кулаки резко повернулся, залез в автобус и злобно включил кондиционер. А потом крикнул на шелкового пассажира:
- Закройте дверь! А то, есть ли разница работает охладитель или не работает.
Гэл и Милэн поспешили вскочить в автобус. Милэн споткнулась на ступеньках, сумка с компьютером и микрофонами упала с ее плеча, едва ли не ей под ноги. Она, успела ее поймать и даже частично сохранила равновесие. Подняла глаза и увидела протянутую ей желтую руку. Подняла глаза выше. Наткнулась на черные узкие глаза на молодом массивном, скуластом лице. Гэл что уже подхватил сестру под руку, тоже встретился взглядом с незнакомцем. Неприятный осадок остался.
- Давайте вашу руку, - сказал милтонец, - здесь неудобные крутые ступеньки.
Милэн протянула ему не руку а сумку:
- Тогда возьмите это, но осторожно, а взобраться по ступенькам я и сама смогу.
Гэл вошел в салон автобуса, закрыл за собой дверь.
- Сильнее! – крикнул водитель, - ну что смотришь на меня, дверь пристукни сильнее, не закрылась.
Гэлу начинало здесь нравиться. Первым побуждением было треснуть дверью так чтобы окна повылетали, но он сразу подавил в себе этот естественный позыв…
Милэн села в неудобное кресло с высокой спинкой обтянутое грязной пыльной тканью, на вершине кресла прилеплен кусок как бы чистой ткани под голову. Милэн подумала что на войне о гигиене ну думают, но осеклась – на Милте стабильный продолжительный мир.
Гэл расплатился с водителем, водитель дал ему сдачу на две кредитки меньше чем нужно было. Гэл хотел поставить наглеца на место но вспомнил что он сейчас всего лишь оператор регионального телевиденья в этом районе космоса и не может знать сколько стоит проезд на Милте даже с мыслей тубильцев. Но молодой парень что продолжал держать в руках сумки Милэн проследил за обменом денег между пришельцем и водителем:
- Я бы попросил вас, господин, расплатиться с гостем нашей планеты как следует…
- Что! – окрысился водитель.
Молодой милтиец вынул из кармана пластиковую карточку ткнул ее под нос водителю, водитель открыл ящик в котором держал деньки достал две кредитки и протянул их Гэлу.
- Здесь нужно аккуратно размахивать кошельком, обворуют несмотря ни на что, - говорил местный парень отдавая деньги Гэлу, Гэл ждал продолжения назидательной речи, и дождался, но не назидательной, - Олрэ Дэйзэро-Кайр, ваш сопровождающий.
- Зачем? – недоуменно спросил Гэл.
- Ну все что ли? – раздосадовано спросил водитель, завел двигатель автобуса и, - тогда поехали.
Автобус резко дернулся с места.
Гэл и Олрэ едва не упали. Олрэ поддержал пришельца под руку и улыбнулся ему:
- Садитесь, господин журналист, дорога здесь неровная еще упадете.
Гэл держась за спинки кресел дошел до Милэн, она пододвинулась освобождая для него место. Олрэ сел рядом в соседнем ряду.
- Мы не просили о сопровождающем… - сказал ему Гэл.
- У нас разгул бандитизма, опасно… - ответил ему двухметровый милтиец слишком уж откровенно улыбаясь.
- А вы сможете нас защитить? – спросила Милэн перекрикивая гул старого мотора.
- Я представитель службы порядка, и обучен защищать мирных людей от бандитов, - гордо задрав подбородок ответил Олрэ, хотел произвести впечатление на Милэн, не скрывал что она ему понравилась. Милэн не разделяла его чувств.
Гэл только головой мотнул.

Города на планете Милта приземисты. Наполовину подземные. Милтяне врывались в «землю» спасаясь от пыли и жары. Узкие улицы, двух и трех этажные дома с частыми маленькими окошками, закрыты ставнями где многочисленные дырочки давали достаточно света чтобы не натыкаться на мебель, но пропускали столь же мало пыли как и света. Все было красно желтым, Милэн даже удивилась как незаметно пустыня сменилась этим городом.
- Я нашел для вас хорошую гостиницу, апартаменты под «землей» это немного дороже но намного удобнее, наша пыль может вызвать неприятные заболевания, не нужно рисковать, - заговорил Олрэ.
- У нас не столь щедрые командировочные, - ответил ему Гэл.
- Не беспокойтесь, - махнул рукой милтиец, - наше государство наделяет вам содержание на время пребывания, вы же будете снимать древние развалины и тем самым привлекать туристов на нашу планету, а туристы - это прибыль, как видите мы достаточно дальновидны и умеем вкладывать инвестиции.
- «Какой умный спец парень» - подумала Милэн, - « слова такие знает…»
- «Два дня учил… слово инвестиции…» - мысленно ответил ей Гэл.
- «Думаешь действительно будет у нас помещение? Бесплатное?» - спросила Милэн.
- «Не исключено… с решеткой вместо двери», - с легким звериным рычанием в мыслях ответил Гэл, - Нужно будет от него избавиться».
- «Не смотри на меня…» - оскалилась Милэн.
Салон автобуса наполнился пылью, как мысли опасением. Пыль плавала в воздухе переливаясь под солнечными лучами радужным спектром.
Милтиец в светлом шелковом костюме начал ругаться, вынул из кармана платок побуревший в родной среде и громко сморкался объясняя остальным пассажирам что у него аллергия.
К счастью водитель промолчал, он до отказа повернул ручку на кондиционере, проговорил несколько лестных сравнений и остановил автобус у приземистого красного здания:
- Гостиница!
Гэл каким-то образом умудрился перевешать на Олрэ половину своей аппаратуры и ноутбук Милэн. Теперь он почувствовал себя уверенней и наметил некий план по избавлению от назойливого сопровождения. Ведь все равно вначале они должны на самом деле снять старые развалины, на объект они намеревались попасть ночью.
Олрэ поправляя сумки с трудом выполз из автобуса, он хотел подать руку Милэн но она уже выскочила из автобуса, стараясь постоянно держаться возле Гэла, ограждаясь братом от ухаживаний молодого агента милтийских спецслужб.
Гэл осмотрелся, вправо тянулась длинная улица что теряла в пыльной дали свои очертания. Слева поворот, несколько тусклых выцветших дорожных указателей, и рекламный щит с тенями и пятнами, когда-то на нем была изображена женщина что держала на руках тарелку с популярным блюдом, но безжалостное солнце сожрало рисунок, как съедало все краски кроме красного и желтого в средних широтах Милты, но на экваторе жить было практически невозможно.
Приземистые дома врастали в почву касаясь подоконниками окон каменного тротуара. Несколько прохожих в светлых одеждах тканью намотанной на голову, так было легче переносить жару. Люди спешили по своим делам как муравьи пытаясь вновь нырнут в спасительную прохладу подземелий своего основного города.
Милэн подумала что днем даже в широких полотняных штанах может быть жарко, но главное чтобы не холодно.
Олрэ отвлек обоих гостей от созерцаний городских красот:
- Предпочтительно таки спуститься в подземный город. У вас мало времени…

Нижний город разительно отличался от верхнего. Спускались они по эскалатору, что медленно двигал ступеньки вглубь Милты в спасительную прохладу. Оказавшись на тротуаре Олрэ не дал времени на осмотр указал на подножие гостиницы, верхнюю часть которой наблюдали пять минут назад в верхнем городе:
- Нам сюда.
Здесь улицы были тоннелями. Справа и слева ступеньки вверх и вниз. Стены, дверные проемы и лампы дневного света повсюду. Примитивно но уютно.
Вошли в гостиницу. Довольно обширный вестибюль, ковры на каменном полу. Обслуга в костюмах что скопированы с костюмов работников гостиницы Пайры десятилетней давности. Ничего с местного колорита.
Олрэ подошел к женщине что сидела за высокой стойкой и называлась (скорее всего) администратором:
- Заказан двуместный номер на сутки, номер оплачен.
Женщина посмотрела на него большими глазами. Ее черное лицо не покидало уныние. Лаоиртянка резким движением сняла ключ с крючка и бросила его на стойку:
- Восемьдесят шесть…
- Спасибо, - ответил Олрэ, поправил на животе надоедливый фотоаппарат и указал рукой на лифт, - нам вниз.
По дороге вниз что длилась еще пять минут и привела Гэла и Милэн в состояние раздражительности (они не терпели узких лифтом и слишком уж замкнутых пространств) милтиец рассказал как правительство его родной планеты десять лет назад позволило беженцам с Лаоирты поселиться в городах Милты. Особенно возмущало его что эти чернокожие толстые существа совершенно обнаглели и теперь Милтяне считают себя низшей расой, а быть неприлично толстым теперь становится в моде. Мало того обычаи Лаоирты вытесняют привычное на Милте. Танцы, одежда, музыка, высокие столы и стулья, куда катится планета забывая родное.
«Мне бы твои заботы…» - думала Милэн.
Номер на две комнатки и маленькую гостиную был даже уютным, отсутствующие окна заменялись стереокартинами, изображения на них можно было выбрать по вкусу. Милэн сразу начала щелкать по кнопочкам разыскивая пустынный пейзаж. Гэл оттащил ее от окна напомнив что им пора собираться.
- Через двадцать минут мы позавтракаем в ресторанчике двумя этажами ниже, через час нас ждет маленький автобус. Съемочная группа нашего телевиденья хочет поехать с вами, - окончательно испортил им настроение Олрэ.
В дверь постучали, и не дожидаясь ответа ворвались.
Тоненькая как тростинка Милтянка впорхнула внося с собой запах цветов (духи наверно):
- Здравствуйте! – вскрикнула девушка схватила Гэла за руку, - Гнакаро, меня так зовут, я так рада что могу работать с вами, я сделаю о вас репортаж как вас зовут?
- Гэл.
Милэн улыбнулась девушке потом Олрэ отступая к ванной:
- Я приму душ с дороги, пыли у вас много, - и закрыла за собой дверь.
Гэл мысленно обозвал сестру предательницей. Гнакаро говорила бес умолку, да так быстро что слова сливались в единый шумовой поток.

Милтянские тележурналисты оказались хорошими ребятами, оператор у них конечно занимался этим делом впервые, ему старались незаметно рассказывать как работать с камерой, объясняя гостям что старый оператор заболел, а новый еще не освоился. Гэл сразу же определил цепкий взгляд человека службы безопасности и понял что избавляться нужно будет не только от Олрэ но и от этого высокого широкоплечего и даже могучего мужика что изучал гостей тяжелым недоверчивым взглядом и добродушно улыбался одновременно. Избавляться придется также от девушки Гнакаро что очень откровенно смотрела на Гэла намекая на более дружественные отношения.
Милтянского оператора звали Кэол, и мысли его были закрытыми, причем на странном уровне.
Просчитав уровень магии скрывавшей мысли Кэола Гэл и Милэн недоуменно переглянулись. Гэл невольно посмотрел на дорогу пытаясь увидеть гравитатор что сопровождает их маленький пыльный автобус.
Автобус подскакивал на ухабах грунтовой дороги вызывая у веселых журналистов смех и шутки.
Гнакаро почти прижималась к Гэлу, и продолжала задавать профессиональные вопросы:
- А вы давно на телевидении?
- Нет… - вежливо врал Гэл.
- Это ваше первое задание?
- Нет…
Олрэ поддерживал Милэн под руку. Милэн пыталась отстраниться от него но автобус был так мал. Гэл обнял сестру отгораживая своей рукой ее от назойливого милтянина. Олрэ это не понравилось, также не понравился взгляд потемневших глаз инопланетного гостя, и Гэл поймал его невольную агрессивную мысль: «ну погоди у меня, еще поговорим».
Вот тогда они поняли что бежать нужно прямо с развалин древнего храма. Иначе серьезного разговора не избежать.

Автобус остановился у подножья скал. Журналисты высыпали из него половина присутствующих были в этом историческом месте впервые. Стояли задрав рты рассматривая гряду стен что непонятно как цеплялась за скалы обвивая их могучей змеей.
Милэн даже не поверила что храмовый город процветавший на Милте миллион лет назад так хорошо сохранился. Память мгновенно перенесла ее в период расцвета цивилизации Нии на планете Мио, что теперь стала Милтой. Храмовый город на скалах в окружении садов, справа огромная яма - была озером с удивительно прозрачной водой, видно было дно на глубине пяти метров, озеро было священным и служило для жертвоприношения богам, Милэн тогда в него и бросили как жертву… Под вой труб и грохот священных барабанов.
А сейчас все напоминало костяк былого величия. Полуразрушенные стены цвета охры с маленькими окошками бойницами. Храмовники воевали. Воевали с другими храмовниками, с поклонниками дня. Этот храмовый город когда-то принадлежал ночи и поклонялся смерти.
- Здесь очень давно поклонялись светлой богине Лиливо.
- Что? – удивленно переспросил Гэл которого тогда давно миллионы лет назад толкнули в пещеру темной богини Дони что правила этим городом. И он должен был умереть…

Странное было приключение. Милэн позволила бросить себя в воду (это было проще чем воевать с жителями целого города) затаилась на глубине, выпустила чешую из-под кожи, легла на мягкое песчаное дно, дожидаясь утра когда все служители темной богини уйдут с берега. С рассветом праздник полночи заканчивался. Но ее зрение что могло видеть в полной темноте заметило нору… Почему бы и нет? Спросила себя Милэн и влезла в эту нору.
Нора оказалась подводным тоннелем. Вынырнула Милэн на берегу пещерного озера. В зажимах вдоль стен горели факела, у стены стоял Гэл, его обнимала темноволосая чернокожая женщина. Стражники с копьями присутствовали и при этом жертвоприношении.
У Дони были желтые змеиные глаза в окружении темных длинных ресниц. Она обнимала так страстно руками что медленно превращались в змеиные кольца, обвивала его тело сжимая его в смертельной страсти. Гэл растерялся в ее страстных объятиях, растерялся когда почувствовал вместо женских рук змеиное тело когда ресницы легли на кожу чешуей. Дони обладала магией и ее жертвы ощущали перед смертью наслаждение. Любопытство не позволяло Гэлу начать свою собственную трансформацию.
Милэн тихо и незаметно выскользнула на противоположный берег так интересно было посмотреть на то чем закончится встреча двух оборотней с одним неизвестным.
Дони поцеловала Гэла. И тогда он понял что наслаждение, о которых рассказывал стражник всего лишь гипноз. Разочарованный Гэл преобразился в огромного зверя, кольца змеи не могли удержать звериного тела в своих смертельных объятиях, а два змеиных клыка ни в какое сравнение не шли с клыкастой пастью тэйла.
Она вновь вернула себе человеческий облик и упала на пол стоя на коленях перед зверем томно смотрела ему в глаза:
- Прости меня всемогущий повелитель, я не узнала тебя в человеческом облике.
Милэн поджала под себя ноги сидя на каменном уступе на берегу пещерного озера, история больше не забавляла.

- Точно светлой? – переспросила Милэн наивно округляя глаза.
- Да, найдены документы… - уверенным голосом отвечала Гнакаро.
- А-а-а, - дуэтом ответили Гэл и Милэн.

В город вела неудобная разбитая дорога что почти вертикально поднималась к арке где когда-то были ворота. (Массивные деревянные ворота окованные железным узором).
Журналисты обвешанные аппаратурой, как праздничное дерево дарами ищущих благословения богов крестьян, пешком взбирались по крутому подъему к заветной арке. Гэл и Милэн делали вид что устали не меньше других. Цепкие, недоверчивые взгляды Олрэ и Кэола преследовали их и изучали, ловили каждое слово и даже гримасу, считали каждую каплю пота на лбах. Пришлось потеть. «Солнце» поднималось к самой высшей точке на небосклоне. Ни облачка на грязно буром небе (А когда-то небо на Милте было пронзительно синим, как и вода, а зимой падал снег, да, да - на Милте падал снег, белый искристый и холодный.)
Под спасительное прикрытие стен добрались через час, улицы храмового города были арочными, стены домов искривленные специально чтобы замыкать пространство над головой. Сейчас это было на руку потомкам тех древних строителей. Гнакаро развязала тюрбан на голове и тряхнула своими рыжими волосами:
- Ух, я думала что растаю, - она улыбнулась Гэлу, - а хотите я расскажу вам что было в этом городе давным-давно когда здесь жили люди? Вторые этажи надстраивали специально чтобы балки смыкались над улицами чтобы жители могли спокойно ходить по улицам днем, ведь тогда на Милте было еще жарче чем сейчас…

- Да-а?.. – удивленно соглашался Гэл, благословляя шкуру степного волка в которую они с Милэн кутались ночуя возле костра в степи. Шлюпка на которой они спасались выскользнув с горящего корабля, рассыпалась после стремительного соприкосновения с почвой. Через два часа после падения они собрались и ожили, одежда сгорела. Полуголых путников подобрали купцы что везли товары в город темной ночной богини Дони. Глава обоза посчитал сколько он может получить за столь необычных рабов, одел, накормил и много пообещал чужакам. Шкура огромного степного волка согревала тэйлов две ночи, иначе они бы превратились в зверей - иней под утро блестел на траве и в гривах огромных вьючных туров. (Теперь таких животных на Милте нет). Иней блестел в черных волосах близнецов. Им сказали что проводят их к людям если они по ночам будут поддерживать большой костер. Но когда обоз приехал в город Дони, купцы связали их как диких кошек (тем более сопротивлялись они аналогично) и продали …

- А вот дворец светлой богини, я вам покажу алтарь где девушки возлагали цветы. Как дар для Лиливо. Жрецы выбирали самую красивую девушку она становилась богиней, - рассказывала милтянская журналистка историю своей планеты…
- Жрицы… - шептала Милэн, - и не цветы, а кровь.
- А на обряды нормальному человеку с нормальной психикой лучше не смотреть… - шептал в ответ Гэл, его немного передернуло от воспоминаний.
- Что? – спросила Гнакаро.
- Красивые наверно были обряды… - улыбнулся ей Гэл.
- И крики громкие… - ворчала Милэн, - «хорошо что я была всего лишь неприкосновенной жертвой, иначе город перестал бы существовать значительно раньше».
Гэл грустно улыбнулся.

Поставили и настроили аппаратуру. Гэл ходил с камерой на плече снимая все что показывала ему Милэн, ныряя в свои воспоминания.
Олрэ молча следовал за ним.
В огромной зале без крыши, пронизанной лучами «солнца» как нитями прялки. Олрэ застал Гэла врасплох:
- Почему вы согласились с утверждениями этой девочки, вы ведь знаете что город поклонялся ночи?
- У каждого своя версия?
Олрэ многозначительно пожал плечами.

Что говорила Милэн ведя репортаж, да много чего, рассказывала что видит, пересказывала вытяжки из официальной истории Милты, брала интервью у Гнакаро объясняя что девушка, потомок жителей города, и рассказывая сказку о том что вероятно светлая Лиливо была похожа на свою нынешнюю соотечественницу. Милтянка краснела и смущалась когда Гэл направлял на нее объектив рекомендуя повернуться в профиль рядом с едва заметной фреской. На фреске женский профиль с символами змеи. Змея, оказывается, тоже атрибут дневной Лиливо, символ мудрости.
Кэол опустил камеру, забыл ее выключить:
- Господа пока собираться, скоро стемнеет…
Гэл и Милэн как бы не обратили внимания на то что обычный оператор, новичок командует журналистами. Все начали собираться, но журналисты не военные, оказалось что все запаслись бутербродами, напитками, и даже хмельными напитками.
Красивые пришельцы за день стали любимцами съемочной группы их угощали в первую очередь. Предлагая попробовать фирменные семейные бутерброды или пироги. Напиток похожий на пиво, только сладкий, пошел по кругу, и сборы затянулись. Кэол не мог позволить себе кричать на журналистов. И Олрэ не мог позволить, потому сборы затянулись дотемна.
Кэол начал заметно нервничать и подговаривать водителя. Водитель подговорился и начал уговаривать творческих людей ускорить совместный ужин в пользу безопасности, потому что ночная дорога, бандитизм, и прочие факторы…

Аппаратуру упаковали, забросили в автобус, журналисты забрались в салон, Гнакаро постаралась сесть рядом с Гэлом и болтала без умолку. Милэн оттеснил Олрэ, он рассказывал ей о проблемах преступности.
- «Это добром не кончится», - думал Гэл, - «зря мы не убежали».
- «Ты чувствуешь как блокированы мысли?» - спрашивала Милэн, в который раз снимая руку подвыпившего Олрэ со своей талии и давясь желанием оскалить клыки.
- «Что-то знакомое в этом, кто-то знакомый», - раздумывал «вслух» Гэл.
- «А то что мы не смогли сбежать потому что воля ослабела, ты почувствовал?» - Милэн отодвинулась от Олрэ.
- «Да, но это под силу лишь одному существу… Дурные шутки…»
- «Боюсь что он не шутит…»

Далi буде
  #1005  
Старый 18.09.2007, 22:22
Аватар для glider
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2006
Сообщений: 245
Репутация: 4 [+/-]
Abver, интересные у тебя рассказы. Вроде бы ничего такого - легкое гладкое повествование, незамысловатый сюжет. А как дочитаешь до конца да вдумаешься в смысл ::;) 8) ;) ...

Xitti, хоть и прочитал только два последних отрывка, выскажусь. Сюжет ... затягивает, однако. Загадки, загадки, сплошные загадки ;) В ближайшем будущем прочитаю остальное. А также - буду ждать продолжения.
Как написано ... местами коряво, но корявостей немного, и в ходе чтения они не очень заметны. Но все же :
"Гэл выбрался на трап, обвешанный сумками с фотоаппаратами и кинокамерами, как многодетная мать с малолетними детьми" - выделенный мной предлог у тебя пропущен.
"Красивые пришельцы за день стали любимцами съемочной группы их угощали в первую очередь. Предлагая попробовать фирменные семейные бутерброды или пироги" - такое ощущение, что автор хотел поставить запятую, а поставил точку :) Или вернуть запятую, или - перефразировать так, чтобы получились два полноценных предложения, а не предложение плюс, извини, огрызок с причастиями вместо глаголов. Например, как-нибудь так (по первому варианту) : "Красивые пришельцы за день стали любимцами съемочной группы - их угощали в первую очередь, предлагали попробовать фирменные семейные бутерброды или пироги"
Ну и далее подобные мелкие "закорючки" ...
  #1006  
Старый 18.09.2007, 22:30
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
glider
Большое спасибо за отзыв. Буду закидывать роман дальше.
Я знаю что местами коряво, :( Я, просто, как следует еще не вычитала текст, а со знаками препинания меня подружит только коректор. Те же проблемы иногда с предлогами. Но я стараюсь с ними подружится. :)


VI
Автобус резко затормозил, да так что его развернуло на дороге, и он едва не перевернулся. Девушки завизжали. Близнецы подумали что оглохнут. Дверца открылась в салон ворвались люди в черных масках с оружием. Олрэ резко прижал Милэн к себе она почувствовала как холодное дуло пистолета уперлось ей в скулу:
- Даже не думай о сопротивлении, это найтийский пистолет и пули в нем киридовые… - жестко и насмешливо проговорил ей на ухо улыбчивый парень на имя Олрэ.
«Черт!!!» - думала Милэн, - «откуда у вас это взялось, из какой преисподни вы откопали кирид?»
Гэл почувствовал такой же пистолет у себя под мишкой, медленно повернул голову в сторону, новичка оператора, Кэола, тот улыбнулся в ответ и показал второй рукой вставай.
Все происходило быстро. Вязали всех. Но только двоим замкнули руки киридовыми наручниками. Угрюмые высокие парни вытащили близнецов из автобуса, едва ли не на руках нежно передали на борт гравитатора где бросили под ноги человеку со знакомым пергаментным лицом. Найтийские автоматы целеустремленно упирались в тела пленников. Последними в гравитатор вскочили Олрэ и Кэол. Люк захлопнулся.

Всю съемочную группу затолкали в грузовик и увезли в неизвестном направлении.

Странным было не то что украли простых журналистов с таким правительственным шиком, странным было то что близнецы не могли сопротивляться. В такой ситуации сопротивление было необходимостью, а они не могли ничего делать. Стоило поднять голову как начиналось необычное головокружение, давно забытая слабость - недостаток энергии.
Оба поняли что энергии их попросту лишили, но не могли поверить что это с ними произошло. Не могли поверить что ОН воспользовался своим правом так… Так глобально…
«Согласна - мы не правы, что тогда посмеялись над твоими планами!» - мысленно крикнула Милэн, - «Не правы, когда сказали, что ты не посмеешь воспользоваться нашей слабостью на закате созидания».
Пили пиво, с НИМ как с другом, опьянели, шутили, кто ж знал, что он вспомнит их шуточки и отыграется в такой способ, - «А что ж ты нам приготовил друг Лиар? И почему здесь и сейчас. И почему наше любопытство сильнее нашего отсутствующего здравого смысла. Какую шутку ты придумал, если местные солдаты вооружены киридом, но не будешь ведь ты над нами издеваться всерьез. Пошутишь и отпустишь, мы ведь только формально принадлежим тебе вместе с Миром, ты же не серьезно друг Лиар? Потом посмеемся, выпьем славного вина, нужной давности», – спрашивал Гэл.
На что они надеялись тогда? Ведь всерьез испугались, что Лиар не шутит…
ОН обещал не выдавать тайну Стражей, обещал, что о кириде будет знать только он.
И откуда только он узнал, что они не могут нейтрализовать мрамор и кирид?
Как он тогда смеялся над маленькой слабостью всемогущих тогда Стражей, говорил, что это хорошая штука против них, и что они оказывается, тоже не идеальны. А значит, худо-бедно их можно контролировать.… А потом сказал что пошутил.… А шутил ли.
«Черт. Все Лиар я испугалась!» - подумала Милэн.
«Не нужно продолжать, я согласен, ты можешь прижать нас!..» - разозлился Гэл, - «Все ты выиграл спор… С нас бочка вина… Ответь Лиар! Не молчи. Мы ведь друзья?..»
«Если хочешь…. То даже братья….»
Но вокруг Стражей была такая телепатическая тишина, как будто исчезли все люди вокруг.
Гэл зарычал, - «Ну доберусь я до тебя….»
Возле лица Гэла солдатский ботинок пахнущий казармой. Запах оружейного масла, туалетной воды, гравитационного топлива, человеческого пота, и кирида. Едва заметный еле уловимый запах кирида. Запах метала. Запах кожи которой обиты сиденья, запах крема которым чистят ботинки. Гэл попробовал подняться, закрученные за спину руки мешали, ствол найтийского автомата уперся ему в позвоночник заставил вновь лечь.
Олрэ нежно поднял Милэн и посадил ее рядом с собой, расстегнул пуговичку на тонкой рубашке коснулся кончиками пальцев шеи пленницы, еще миг и Милэн вцепилась бы клыками в эту руку, но ее опередили, а его спасли:
- Убери от нее руки, - строго, тихо и внятно проговорил человек с пергаментной кожей на лице, - иначе я тебя застрелю…
Олрэ вжался в спинку диванчика, побледнел, но вопросов не задавал. Кэол ухмыльнулся:
- Парня поднять?
- Подними и усади, только аккуратно… - распорядился Пергаментноликий, - не простые пленники…

Гравитатор приземлился. Пахло травой, росой, раздавленными цветами:
- Почему вы ни о чем не спрашиваете? – Человек с желтым пергаментным лицом пристально посмотрел в глаза Гэлу, - любой бы на вашем месте возмущался…
- Зачем играть теперь, - ответил ему Гэл, - есть поговорка насчет открытых карт, возмущаться бессмысленно.
- Как вы могли поступить столь легкомысленно, неужели в Совете больше некому заниматься столь мелкими объектами как наши слады отходов? – худощавый милтиец поднял свое тощее тело и вежливо поставил на ноги хрупкую Милэн.
- Позвольте задать встречный вопрос, - Гэл ухмыльнулся, - с кем имею честь разговаривать?
Кэол поднял Гэла удивляясь самообладанию незадачливого оператора и легкомысленного Старейшины Совета.
- Помощник императора по внешним связям, - представился пергаментоликий и немного склонил голову перед закованным в наручники Старейшиной, - Арвас Тинитроги, а этот почтенный человек, - Арвас показал на Кэола, мой помощник и секретарь.
Гэл пожал плечами и улыбнулся:
- Склады отходов говорите? Забавно вы называете завод по изготовлению искусственного топлива для овириевых двигателей…
- В Совете знают? – улыбнулся Арвас.
- Знают… - ответил Гэл.
Милэн продолжала молчать изучая обстановку. За бортом прохладный вечер полярной зоны Милты. Здесь весна. Листва шелестит на деревьях, молодая и наверно нежно зеленая. Поет птица заливисто и радостно. Где-то течет вода.
- Но теперь всемогущий Совет закроет рот и наш завод приобретет законную форму, - нехорошо ухмыльнулся Арвас, - и поставки нашего топлива будут официальными.
- О вечность! – насмешливо вскрикнул Гэл, - почему же столь мелко?! Разве вы не хотите половину Совета?
Арвас выпустил руку Милэн. Ее сразу и очень нежно почти невесомо подхватил Олрэ, даже не облапил, а просто поддержал, Милэн насколько могла, отодвинулась от назойливого милтийца.
Пергаментноликий шагнул к Гэлу взял его рубашку комкая в сильной жилистой руке, притянул юного старейшину к себе, и тихо зашептал ему в лицо:
- Если вы будете разговаривать с нами подобным образом в дальнейшем, мы вынуждены будем применить к вам пытки, и в результате вы все равно подпишете те документы, которые мы вам предложим подписать…
- Да что вы говорите господин помощник императора? – вызверился Гэл, - вы оказывается ничего не знаете о тех кого поймали…
- Я знаю о вашем злонравном норове, господин Старейшина, достаточно весьма нелестных данных, я знаю что вас называют Бешенным, но также знаю что вы сейчас слабы и подконтрольны и не можете проявить себя в полную силу, вы зверь без клыков господин Бешенный, и потому я бы порекомендовал вам заткнуться и не провоцировать нас на противодействие.
- Ух ты… - только и ответил Гэл. Арвас оттолкнул его в руки солдат, те в свою очередь аккуратно вывели из гравитатора. Милэн попросту передали из рук в руки как ребенка.
- Я бы попросил вас господа не хамить Императору… - предостерег Старейшин Арвас Тинитроги.
Гэл и Милэн переглянулись.

Император зевал. Его подняли с постели и он еще не совсем понимал почему он позволил себя разбудить. Небольшая гостиная рядом с его спальней. Запах человеческого сонного тела. Едва прилизанные редкие волосы на голове венценосной особы, остриженные на уровне худых плеч, острый нос, узкие щелочки глаз, узкий рот, резкие очертание скул. Худощавый поживший на свете умный и уставший человек. Он боялся потерять власть и боялся что его жизнь будет продолжаться также скучно и рутинно еще долгие годы. Боялся интриг и заговоров и просил перемен в жизни. Молодая девушка лет шестнадцати массировала ему ступни и тоже завала. Слуга принес утренний фирго, с добавками лечебных трав. Император лениво потягивал горячий напиток обжигаясь и одергивая чашечку ото рта.
Арвас ворвался пыльным вихрем внося в гостиную новые запахи, запах пустыни средних широт, запах раздавленных цветов и влажной земли на подошвах сапог.
Император посмотрел на своего доверенного помощника недовольным взглядом:
- И что вы и вправду уверенны что на Милту прилетели именно Старейшины Совета? Ведь это абсурдно друг мой.
- Я уверен. Мои осведомители заинтересованы в том чтобы мы их придержали на Милте.
- Это не опасно встречаться с ними? Для меня? - император отставил горячую чашечку на столик рядом со своим огромным глубоким креслом, и погладил по голове сонную девушку.
- Проявите почтение, - Арвас немного склонил голову, - это могущественные существа, и мы вероятно сможем с ними договориться без эксцессов, они непредсказуемы и своенравны но может быть ваше величие окажет на них благонравное влияние.
- Хорошо приведите их, - распорядился император, величественно махнув рукой.

Император Милты потерял на миг способность выражать свои мысли в словесной форме.
На порог его малой гостиной ступили Старейшины Совета Пяти Галактик. И они были юными. Старейшины были очень юными существами, не надменными, грустными, удивленными, насмешливыми, закованными в наручники.
Император рассмотрел необычно красивые, гармоничные лица двух взлохмаченных гостей, юноши и девушки, близнецов и заставил себя отдать великодушное распоряжение:
- Арвас ну зачем же так жестоко, сними с них эти кандалы, они мои гости.
Арвас хотел было возразить но наткнувшись на жесткий взгляд императора подчинился и отдал распоряжение Кэолу.
- Присаживайтесь, - предложил император своим необычным гостям, - у вас была тяжелая ночь, может фирго? – император играл доброго хозяина дома великодушного и гостеприимного, хотя чувствовал что рядом со старейшинами его начинает немного знобить.
Гости молча сели потирая запястья. Милэн поправила взлохмаченные волосы, закинув непослушные мелко веющиеся пряди назад. Гэл повторил тоже движение мигом позже и почти синхронно. Император улыбнулся рассматривая их как будто они были скульптурами в его летнем саду, дорогими и редкими:
- Вы близнецы?
- Да, - просто ответил Гэл.
- Как же вы так неосторожно? Коллеги, - говоря слово коллеги император ощущал легкое головокружение от высот с которыми мог себя сравнить, пять галактик и его маленькая планетка – коллеги…
- Я бы хотел задать вам подобный вопрос… - схамил Гэл.
- О чем вы? – император прекрасно понял намек, но старался виду не подавать, пригладил волоски на голове что попытались приподняться в корнях. Почувствовал озноб и резкий прилив ненависти и одновременно восторга перед этими существами. Он уже начинал понимать что перед ним не люди.
- Вы не опасаетесь что Калтокийцы вывернут вашу маленькую планету наизнанку? – мягко и нежно спросил Гэл.
Милэн улыбнулась.
Арвас обошел Гэла стал рядом с императором, сложил руки на груди и изрек:
- Не беспокойтесь мой повелитель, то что он говорит только бравада… У нас есть покровители способные защитить нас от гнева наемников, и наши покровители столь же могущественны как и эти древние Старейшины.
Император недоверчиво посмотрел на помощника, потом на злое лицо Гэла и улыбнулся:
- Если так, то все проще, сейчас принесут фирго и мы приступим к переговорам, мой секретарь уже готовит документы для легализации наших заводов.
- Вы действительно уверенны что мы позволим легализировать продажу радиоактивного топлива на косморынке Мира? – удивленно спросила Милэн.
Арвас удивленно посмотрел на девушку, что впервые заговорила с момента ареста.
- За то что вы подпишете документы мы обеспечим вам вполне удобное проживание на нашей планете… - ответил император, - в моей резиденции месяц вам покажется просто отдыхом.
- Что? – удивленно и дуэтом спросили близнецы, Гэл закончил, - вы втянуты в ловушку, разве можно заключать договор с такими как мы, Он вас не спасет, использует и бросит, вы хоть соображаете настолько вечные мстительны?
- Вечные и боги - это сказки. Наши ученые не нашли подтверждений о неких высших существах которых вы именуете вечными, - надменно как всезнающий учитель ответил император.
Арвас смущенно кашлянул в кулак.
Гэл и Милэн недоуменно замолчали. Оба…
Слуга принес поднос с фирго и бутербродами. Гэл подумал что ему сейчас кусок в горло не полезет. Милэн про себя отметила что тоже не хочет фирго.
Слуга снял с подноса и расставил на маленьком столике чашки и тарелки. После чего бесшумно удалился. Император щедрым жестом указал на столик:
- Угощайтесь господа, привыкайте к этому дому.
Близнецы понимали что дальнейший разговор утратил смысл. Слепые котята поймали хвост раненного тигра и наслаждаются игрой с пушистой кисточкой не осознавая истинного размера своей свирепой добычи.
- Вам выделили комнаты, я сам вас провожу, - Арвас слегка поклонился старейшинам, - у вас будет день на размышления, советую отнестись к нашим предложениям благосклонно.
Гэл сделал глоток со своей чашки и улыбнулся слегка демонстрируя острые клыки что довольно таки заметно увеличились на глазах у помощника императора:
- Всенепременно, и к вам и к вашим предложениям, - клыки исчезли. Арвас побледнел.
Император ничего не заметил, он зевнул и извинился, слегка поклонился своим гостям и вышел в сопровождении ошалевшей девушки-массажистки что совсем не хотела уходить.

В комнате их вежливо оставили одних.
Гэл метнулся от стены к стене лупнул кулаком по запертой двери и прислонился к ней лбом. Милэн села на диван сложив маленькие руки на коленях.
- Вот и все, - тихо сказала она, - доигрались…
- Бежать нужно… - ответил ей он
- Тогда сейчас… - Милэн встала, подошла к окну, рассвет наметился тонкой алой полоской на горизонте, - местные слишком беспечны, жертвы хуже нас.
- Боюсь, нас просто провоцируют на побег… Хуже нас ближайшую вечность жертв не будет, - Гэл подошел к сестре обнял ее за плечи, прижал к себе, - ой сестренка, заварили мы с тобой, теперь расхлебывать будем.
На окне решетки не было, под окном пропасть, скалы. Окно открылось легко, ветер развеял длинные волосы стражей. Они превратились в огромных тэйлов и выскользнули в окно. Когти цеплялись за гранит. Спуск был быстрым и стремительным, как бег по отвесной стене. Вниз, в заросли леса, в нехоженые полярные леса Милты. Там можно затеряться. Силы конечно осталось мало, но на преображение зверя и поддержание звериной формы хватит, главное не останавливаться, жаль что нет энергии превратиться в дракона, Он отмерял ровно столько, сколько нужно на безумный побег. Проверить решил, достанет ли им ума не воспользоваться ловушкой и не затягивать на шеях узел удавки. Ума хватало, но упрямство взывало к глупостям, что угодно лишь бы не играть по его правилам, все угодно лишь бы наперекор. Вымотать себя чтобы ему не досталось. Но близнецы знали Он еще отыграется, и очень скоро.
Внизу был не дикий лес, перелесок, за перелеском дорога – трасса, за трассой национальный парк – заповедник.
Тэйлы знали каких редких животных в этом заповеднике недоставало, конечно же их самих.
Внизу, в перелеске их ждали, и на дороге тоже. А возле трассы длинной преградой тянулся нескончаемый забор…
Пятьсот метров до забора растягивались вечностью.
Мокрые ветки по морде.
За спиной шелест. Нужно оглянуться. Гэл услышал этот неестественный на этой планете, но такой знакомый звук. Ворлоки!!! Оборотни! Они меньше, слабее, но их много.
Милэн бежала за Гэлом, начал капать мелкий дождь. Ворлоки вряд ли догонят, они вдвое меньше, и бегают медленнее. Но как они громко бегут, как тяжело, как тяжело дышат, понятно это не урожденные оборотни, их свойство приобретено в процессе воздействия на них магии, если ворлоков сделали из милтийцев, то твари получились скорее всего крупные, но они все равно не догонят беглецов, слишком тяжело дышат…
Забор.… Перескочить с разбега не выйдет, силы не те. Прыжок, в прыжке трансформация. Гэл вцепился в забор руками, посмотрел на сестру повисшую рядом, глаза желтые, зрачки вертикальные улыбочка клыкастая, мокрые волосы прилипли к лицу, жутенький индивидуум, но он сам выглядел не лучше, трансформация наполовину лишила их одежд, два лохматых дикаря с планеты Урк.
Бег с препятствиями. Забор преодолели почти, не заметив, Гэл дорвал ветхую штанину.
В темноте они видели хорошо, Милэн оглянулась - о как вас много серых. Ворлоки заметались под забором, они тоже не могут перепрыгнуть слишком высокий забор. Она решила не смотреть, как они преодолеют это препятствие. Некогда.
Впереди дорога, нужно ее пересечь. На дороге машины. Пересечь в этом месте не получится, а там лес за дорогой, а в лесу так легко затеряться, но тэйлы бегут вдоль дороги.

Далi буде

Последний раз редактировалось Xitti; 18.09.2007 в 22:37. Причина: Добавление текста
  #1007  
Старый 19.09.2007, 02:50
Посетитель
 
Регистрация: 29.01.2007
Сообщений: 19
Репутация: 1 [+/-]
РАЗОЧАРОВАНИЕ МИСТЕРА БЕЛЛА.

Телефон звонил. И в этом диком, сводящем с ума, дребезжании сейчас для одного человека заключалось все, в этот проклятый звук свернулось все мироздание.
Человек сидел в большом, не дешево обставленном, кабинете, сжимал в правой руке револьвер, и с испугом смотрел на незамолкающий аппарат. Не просто с испугом - с животным, абсолютным ужасом. Он уже много раз подносил револьвер дулом к виску, по долго жмурился, пыхтел и кривлялся, и столько же раз пистолет опускал. Телефон надрывался, а человек безрезультатно пытался покончить с собой.
Выжигающий душу зуммер оборвался, и нерешительный самоубийца облегченно вздохнул. Он бросил оружие на стол, уронил лицо в ладони и захныкал. Жалко себя было до одури.
Телефон опять задребежал, и мужчина схватил пистолет так, словно это была последняя спасительная соломинка. И опять повторилась виденная нами сцена: стоны, гримасы и поднимание-опускание руки с оружием. И снова выстрела не последовало.
На этот раз трезвонили долго, и человек порядком утомился кончать с собой. В конце концов, он не выдержал и резко поднял трубку, ударив себя по уху.
- Да, - рявкнул он, иллюстрируя, как крайний испуг может привратиться в крайнюю агрессивность. Впрочем, эта агрессия сразу же потухла, и человек испугался еще больше своего тона. - Да, - тихо и с нотками мольбы сказал он.
В трубке некоторое время царила тишина. А потом хриплый голос ровно произнес:
- Ну что же ты, стреляйся.
Револьвер выпал из разжавшейся руки.
- К-кто вы? - пролепетал мужчина.
- Это не имеет никакого значения. Так что же ты не стреляешься, милейший?
- А откуда вы знаете?..
- Уже битый час наблюдаю, как ты тычешь себе в череп стволом. Надоело...
Человек заозирался, в его сознании всплыли все те сцены с секретаршей, которые этот кабинет видел, а, может быть, и не только он... Непотребства вылазили из недр памяти одно за другим, и хозяин кабинета натурально покраснел.
- Ну так что, стреляться будем?
Несчастный всхлипнул:
- Я так не могу...
- Ну а как можешь? - участливо спросили из трубки.
- Когда телефон звонит громко, и долго... Я его боюсь.
- А что так?
И тут страдальца прорвало, он разрыдался и заплетающимся языком, частя и сбиваясь, поведал всю историю своих несчастий, приведших к необходимости самостоятельного ухода из жизни и к дикому страху перед всем и вся, и, почему то, в особенности, перед телефоном.
- Они меня найдут, - рыдал в трубку бедолага, - и на куски порежут.
В трубке долго молчали.
- Да, - наконец, сказал хриплый голос, - твое дело - труба. И я готов тебе помочь: клади трубку, а я буду звонить, так долго, как тебе надо.
Он не соврал, и минут через тридцать в кабинете громыхнул выстрел... А после него наступила тишина, даже телефон перестал звонить.
...К ночи труп убрали и кабинет истоптали десятки ног полицейских, судмедэкспертов, журналистов... и личностей не вполне определенных занятий. Здесь же почти целый день бродила шокированная секретарша и повторяла: "Никто не виноват, никто." Она была не права: косвенный виновник самоубийства мирно стоял на письменном столе. А между ним и таким же аппаратом в соседней комнате путешествовали электронные импульсы, и если бы кто-то ночью поднял трубку, он мог бы услышать прелюбопытный диалог.
- Сволочь ты, - говорили из соседней комнаты, хотя у телефона никого не было. - И зачем ты это сделал?
- Надоел он мне, - отвечал кабинет, хотя, опять же заметьте, и тут было пусто. - Говорил много и трубку часто кидал. Такое неуважение...
- М-да... Жесток ты братец. Что бы сказал мистер Белл?
- Он бы разочаровался. Но неужели ты думаешь, что человеческий Бог до сих пор в людей верит? Недолго это длилось после их создания.
- Мы слишком долго жили бок о бок с людьми...
- И слишком стали на них похожи...


БЕДНАЯ НЕКРИНА МОРТИРОВНА.

- ..., собака, ...
Наверное, премилое четвероногое млекопитающее семейства canis не было бы в восторге от того, что его русскоязычное название соседствовало с самыми эмоциональными словами и фразами народного великого и могучего.
- ...
Дергаю страховочное кольцо и поминаю всех его рукотворных родственников до сотого колена.
- ...
Может оно на меня просто обиделось?
Может быть все что-угодно. Одно наверняка: земля приближается со скоростью свободного падения, а мой парашют там, где незадачливый воз из старой басни.
- Я не хочу умирать, - сообщаю я бьющему в лицо ветру, после того, как иссяк запас бесполезного в данной ситуации лингвистического оружия. - Я для этого слишком молод.
- Для лошади двадцать лет уже смертельный возраст.
Дергаюсь, насколько, конечно, это возможно в полете.
- Кто здесь?!
Может, перед лицом неизбежной гибели все сходят с ума? Гибель... Не хочу я разбиваться в дребезги. Как не присутствует у меня никакого желания быть сраженным пулей, или тихо-мирно скончаться в своей постели.
- Я не хочу умирать, - повторяю я. Как-будто меня кто-то может услышать.
- Чтож делать, коль судьба такая?
Поворачиваю голову.
Видели хоть раз старуху-экстремала? Такое чудо, в принципе, возможно. Боевой сейчас пошел пенсионер.
А костлявую, в балахоне и с косой наперевес?
- Ну что, милок, допрыгался? - шамкает бабулька и бойко подмигивает мне костяной глазницей (оказывается, и так бывает).
Хорошо, что встречный поток ветра удачно садит мою челюсть на место.
- Предупреждали ж тебя, что опасное занятие выбрал. А ты? Вот и некого винить.
- Э-э-э, - выдаю я гениальную фразу, осматривая странную попутчицу. Обычная такая Смерть. Насколько она может быть обычной. - Хороший у вас парашют, бабуля. Мне б такой.
Да, уж. Как раз сейчас бы не помешал.
- Ишь размечтался. Заработай сначала.
Здорово идет, думаю я. Чувствуется сноровка, и немалая.
- Тысячу разменяла.
Понятно. Карга на нашем брате-парашютисте пенсию зарабатывает.
- Не бойся, больно не будет. Еще до удара душенку твою прихвачу.
Успокоила, ничего не скажешь... А еще сильно меня задело слово "душенка".
А вредная старуха скалится и подмигивает своими проклятущими костями лица. Только ветер между ними свистит.
- Слышь, бабка...
- Некрина Мортировна я. Летим что так долго? Так это я тебе кое-какие правила должна обьяснить. Только сейчас вспомнила. Старая стала, памяти никакой, совсем спасу нет.
Пока заслуженный труженник загробного мира жалуется, я обдумываю единственный возможный путь к спасению.
- Так вот, как туда попадешь...
Хрясь кулаком в костяной лоб, и старая не успевает договорить. Хоть лоб и костяной, а мозги под ним удар держат с трудом.
Нельзя бить пожилых людей, корю я сам себя, подтягивая к себе тело в балахоне. Оправдываюсь лишь тем, что это не человек. Но на самоедство не хватает времени. Его вообще осталось мало.
- Прости, Некрина Батьковна, не видать тебе моей души как своей загробной пенсии.
Снять в воздухе с чужого плеча ранец и переодеть его на себя: высший пилотаж. Но я справляюсь.
Да, ерундой смерть-экстремалка не пользуется, думаю я, дергая спасительное кольцо. Падение резко замедляется. Мое падение. О теле в черном балахоне подобного не скажешь. Оно растворяется на фоне земли.
- Изверг! - только и слышу я последнее обо мне мнение обманутого ветерана Преисподней.

Приземлился я удачно. И с тех пор не сделал ни одного прыжка. Хотя гибнуть парашютисты просто перестали. Видимо, нескоро потусторонний кооператив костлявых старух подготовит достойную замену безвременно усопшей Некрине Мортировне.
  #1008  
Старый 20.09.2007, 10:55
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
VII

Ночь.
Темно.
Небо фосфорится тяжелыми тучами.
Дождь шумит.
Недалеко завыла собака, протяжно, с отрывом как на покойника…
Оказывается здесь где-то людские поселения.
Машины остановились.
Они знают, где беглецы, и даже, скорее всего их наводят.
Близнецы услышали тяжелое дыхание ворлоков. Решили разделиться. Милэн посмотрела на Гэла, он кивнул соглашаясь. И они разбежались в разные стороны.
Кто-то из них должен добраться до портала, тот, кто доберется, вернется и освободит того, кому это не удастся сделать.
Дождь усилился.
Мокрая трава под лапами.
Милэн бежала настолько быстро насколько могла.
Машина мчалась по дороге, но она обогнала ее.
Была, не была,… рванула на дорогу. В лес. Почти не слышала выстрелов, стреляли из найтийского автомата, он с глушителем, она только слышала, как свистят пули рядом с ее телом. Первая пуля вонзилась в бок, когда она почти пересекла дорогу. Только успела подумать, - «лишь бы не разрывная!!!». Боль вызвала фейерверк перед глазами, пуля столкнулась с ребром. Милэн споткнулась, покатилась в мокрую траву. Но некогда лежать. Правая передняя лапа онемела, как тэйл заставила себя встать даже не осознавала. Но бежать так быстро как секунду назад уже не могла.
Свист пуль над головой заставил позабыть о парализованной лапе.

Гэл сегодня был удачливее.
Он быстрее пересек дорогу и вломился в лес.
Может, Лиар решил оставить его на закуску.
А может быть, действительно, он сможет убежать.
Лишь бы смог.
Должен.

Милэн притерпелась к боли, не оглядывалась, слышала, как следом тяжело скачут ворлоки, слышала крики, и топот сапог… со всех сторон. Над головой лучи прожекторов, над головой свист малых гравитаторов.
Еще год назад на этой планете не знали гравитаторов. Еще год назад они летали на своей медленной технике в космос на ближайшие планеты. Еще год назад они летали на кораблях купленных у соседей. Пользовались старым космодромом что, построен здесь, с незапамятных времен, Советом. Теперь вот купили гравитаторы. Молодцы. Вовремя.
Милэн свернула в сторону.
Крутой спуск вниз, то ли яма, то ли старый карьер.
Прыгнула вниз, неудачно приземлилась на парализованную лапу уже на крутом склоне, прострелянные ребра горели огнем. Глинистая почва размокла, небольшой уступ на котором остановилась Милэн перестал быть стабильным и ринулся вниз в темноту, унося с собой огромного зверя – пятьсот килограммовый хищник что скользит по склону холма, ломая молодые деревья и сминая кусты это зрелище не для слабонервных. Длинная шерсть набрала столько мокрой глины что можно слепить сотни горшков. Падение закончилось, Милэн лежала в глине как гусь готовый к костру. Встала на нетвердых лапах, отряхнулась без надежды сбросить с себя всю налипшую грязь, зарычала осколки кирида напомнили о себе, голова закружилась, она едва не села вновь.
Зато дождь кончился.
Только ей сейчас все равно.
Прислушалась…
Запах леса, и множество шума вокруг. Ищут. Знают где она, готовы встретить здесь, внизу, и очень назойливо-настойчевы в своем гостеприимстве.

Гэл пока действительно благополучно оторвался от погони.

А Милэн нарвалась на ворлоков.
Они встретили ее на дне карьера.
Набросились все скопом, не давая возможности даже посмотреть сколько их.
Ей показалось что очень много, что все жители Милты превратились в оборотней, ради поимки двух тэйлов.
Они серьезно, намеренны, ее загрызть… Один впился клыками в спину, - «ну уж нет ребята, извините, но я буду сопротивляться», - рыкнула Милэн. Резко повернувшись, она вцепилась мелкому зверю в голову, сомкнула клыки на его черепе, тряхнула, отбросила. Второго поймала за горло. Третьего рванула когтями…
Ворлоки не волки, они в сознании своем люди, они не урожденные звери они хотят жить, они осознают страх, они отступили.
Милэн оскалилась, шерсть на затылке стала дыбом, - «ну кто еще?!»
Три зверя на траве начали медленно возвращать себе человеческий облик. Они были мертвы. Милэн чувствовала на клыках сладковатый вкус человеческой крови. Сплюнула.
Конечно, тварям страшно, они вдвое меньше тэйла, хоть их и много, но никто из них не хочет вновь бросаться первым.
Милэн даже забыла об осколках кирида в груди. Но вот отступать как бы некуда. Тварей много они окружили ее со всех сторон.
Нет - отступать всегда есть куда.
Она бросилась на них сама.
А они не отступили.
Разорвав двоих, вырвалась, выпрыгнула из кольца.
Ворлоки отступили. Через миг она поняла, почему - дождь из кирдовых игольчатых пуль вонзился в ее тело. Как она могла сделать еще несколько прыжков, не осознавала, и уже совсем теряя сознание, бросилась на первый гравитатор, сбивая с него седока.
Вот тогда то они и выстрелили в нее пауком.
Странное ощущение потери сознания. Как будто окунаешься в сон, давно она такого не испытывала.
На войне, конечно, бывало, что тело теряло сознание. И очень давно, несколько вечностей назад ее отключали как разум, и она уже забыла как это. Как это когда воспринимаешь действительность как сон, когда не можешь влиять на людей, которые бросают тебя в клетку.
«А Гэл таки сумел оторваться от погони», - это была ее последняя мысль.

Милэн видела сон.
Но сном это не было.
Гэла встретили в каньоне.
В километрах двух от того места где убили Милэн.
Так же как и ее саму, его туда загнали перевертыши.
Так же как и она сама, он сражался с ними, но не долго.
Он успел убить двоих, прежде чем был расстрелян, с воздуха, с гравитатора.
Местные вели себя как опытные охотники. Загонщиками у них были перевертыши, а наводчиком маг, который напрямую общался с Лиаром. Маг наделенный огромной силой. (Милэн поняла что очень хочет подержать клыками горло этого мага).
В охоте на Гэла милтийцы учли, (были наблюдательны, наверно) что даже расстрелянный оборотень может броситься на гравитатор, потому ниже чем на три метра не спускались. Пока не удостоверились, что зверь умер.
Ворлоки рискуя своими шеями, подошли проверить.
Милэн в своем сне кричала Гэлу, чтобы он просыпался, кричала, что Кэол спрыгнул с гравитатора и сейчас будет стрелять пауком!
Но Гэл ее не слышал.
А она не могла проснуться…

Кэол подошел к мертвому зверю не без опасения. Осветил его фонарем. Толкнул ногой в бок.
- Осторожно, - раздалось за спиной ленивое предупреждение, - его кровь может оказаться агрессивней его самого.
Милтиец оглянулся, увидел массивную фигуру копроконца - доктора Коре. Этот ученый всю жизнь изучал оборотней путешествуя по всему Миру. Как Арвас нашел его, Кэол даже не задумывался. Знал лишь что услышав сообщение о том что будет возможность познакомиться с аджарами доктор не раздумывая примчался на Милту.
Теперь доктор стоял над огромным телом зверя и озадаченно дергал мочку своего уха.
- Тогда я вас пущу первым, - ухмыльнулся Кэол уступая дорогу ученому.
Доктор ухмыльнулся не менее презрительно, подошел, присел рядом с поверженным зверем, достал небольшой нож с ножен на поясе и прикоснулся лезвием к окровавленной шерсти. Присмотрелся к лезвию освещая его своим фонарем, и лишь после этого растер кровь аджара пальцем по помутневшему металлу:
- Странно, я был уверен… - озадаченно проговорил доктор Коре.
- В чем? – спросил Арвас.
Кэол вздрогнул услышав голос своего начальника и повелителя, вновь злясь на себя что не услышал тихих шагов старого политика.
- В том что это не аджар, - тихо неуверенно ответил Коре, - аджары мельче, на одну треть, а это самый крупный с подобных существ. Но я не смею поверить что он не мутант. У настоящего тэйла должна быть агрессивная кровь. Хотя тэйлы и не изучены, никто не смеет отрицать что они существуют. Но увы никто не доказал обратное. Посему сошлись на мысли что они вымерли. Этот парень не аджар. Я не знаю что это за зверь…
Вышел еще один персонаж, ему не нужен был фонарь, он видел в темноте. Он был ростом около двух метров, бледное лицо светилось в лесном мраке как намазанное фосфором, глаза казались темными норами змей, бледные губы слегка кривились в улыбке, одет он был в длинный кожаный плащ, заворачивал полы, замерзая в холодном климате:
- Тогда господин Коре я вас поздравляю перед вами вымерший индивидуум, - проговорил мрачный незнакомец, – а кровь его велением Всевышнего нейтрализована.

Очнулась Милэн, казалось, через вечность после сна.
Ну что ж, она была в клетке, как зверя содержать, и положено, рядом Гэл, они все еще не собирались становиться людьми. И пока перевоплощаться не собираются, хотя пауки так жестоко стягивают ребра, что шевелиться не хочется.
Но стоит только вернуть себе человеческий облик как назад возврата не будет. А вырывать паука больно… Особенно когда все тело изорвано киридом. Милэн не смогла изъять из себя все осколки, часть острых заноз еще резала ее при каждом движении.
Она почувствовала взгляд. Подняла голову.
Арвас стоял рядом с клеткой и смотрел на пленников. Во взгляде его было сожаление, но отнюдь не гнев.
Милэн внезапно бросилась на решетку клетки оскаливая клыки.
Милтиец отшатнулся.
Гэл поднял голову. Только его сестра могла отличить оскал от улыбки. Гэла позабавило ее поведение.
Арвас насторожился. Не подходя ближе чем на полметра он тихо проговорил не до конца веря в то что звери поймут его:
- Я не успел предупредить вас что бежать бессмысленно…
Милэн вновь оскалила клыки. Стояла ощетинив шерсть на загривке и рычала. Гэл сел, очень правдоподобно зевнул демонстрируя огромные острые клыки.
- Вы же цивилизованные существа, я думал мы сможем договориться, - продолжал говорить Арвас, - предлагаю прекратить этот спектакль и вернуть себе человеческий облик.
Милэн в ответ вновь бросилась на решетку сминая ее прутья.
Арвас отступил еще на шаг. Вздохнул действительно сожалея:
- Вы не понимаете, если не согласитесь сотрудничать, вас вновь расстреляют.
Конечно они понимали что этот человек вероятно не хочет лишней крови, но оба были так сердиты что не могли принять подобное сочувствие. Он сожалел? Наверно… Но вряд ли готов был помочь тем кого только что поймал? Тем более применив Паука Арвас автоматически становился врагом. Ни одно дружественное существо не будет забивать кому-то в грудь отвратный механизм что впивается почти в кость своими тонкими киридовыми щупальцами.
- Я бы хотел вам помочь, - с безнадежностью в голосе прошептал Арвас.
Гэл вновь лег. Милэн подошла, легла рядом прижалась к нему своим звериным телом, так значительно теплее, им сейчас так холодно… Лапы предательски дрожали. С каждой минутой энергии все меньше, если так пойдет далее то завтра они не смогут встать.
Лиар не шутит…
Лиар не шутит!..
Но разве за своим столь серьезным поступком он понимает что натворил?
Он перебрал на себя управление Вселенной что и так принадлежит ему…
Но готов ли он сейчас к такой ответственности?
Достаточно ли у него знаний терпения и терпимости управлять незаконченным Миром?
Достаточно ли опыта?
Опыта совершенно нет…
Нет не злило стражей то что молодой Всевышний так совершил с ними.
Не злило…
Но то что огромный Мир оказался в руках не повзрослевшего за три вечности бога настораживало, и заставляло опасаться будущего…
Что искал Лиар когда ушел от них?
Что нашел на пути своего познания.
Что хочет теперь доказать?
Кому доверил свои надежды и страхи?
Кто пообещал ему помочь воплотить мечты?
Кто посоветовал так поступить с драконами.
Или все сам?..

Император вошел в подвальную комнату посреди которой стояла клетка с пленными тэйлами. Теперь он более серьезно относился к своим коллегам. Любой ценой решил заставить пленников вернуть себе человеческий облик. А они твари уперлись.
Бледный маг в черном плаще скользнул в комнату тенью. Застыл маревом рядом с клеткой:
- Они не подчинятся, - проговорило марево хорошо поставленным приятным голосом.
«Он читает наши мысли?..» - оскалилась Милэн, - «Забавно. Лиар самолично управляет этим существом».
Гэл поднял голову, присмотрелся к незнакомцу. Тот в свою очередь присел в шаге от клетки на корточки всматриваясь в желтые глаза первого Стража в зверином облике, потом перевел взгляд на второго, Милэн оскалилась.
- Вымотайте их, - предложило человекообразное чудовище, - энергии в них мало, она убывает, две три регенерации, и они не удержат звериную массу. Ради сохранения сил вернут себе более энергоемкий образ.
Доктор Коре стоял у стены рассматривая пленных оборотней, он покачал головой, подошел:
- Неужели вы не можете с ними просто договориться?
- Они не склонны к переговорам… - ответил призрачный маг.
- Вы читаете их мысли? – недоверчиво спросил Коре.
- Да, - ответил маг и взмахнув полами кожаного плаща эффектно развернул свое тело к выходу.
Арвас стоял мрачнее тучи.
Император скривил тонкие капризные губы. Ленивым жестом руки призвал к себе солдатика что дежурил у стены:
- Отряд двенадцать сюда с оружием.
Арвас смотрел на пленников ожидая что они проявят хотя бы каплю страха:
- Вы безумцы, - проговорил Арвас подходя к клетке, - безумцы… Вам ведь хоть немного должно быть страшно? Почему вы настолько спокойны?
Стражи молчали. Берегли силы. Просто легли на грязный бетонный пол.
Два милтийца и копроконец вышли следом за магом Ларсардом.

Во всю стену комнаты, где находились Стражи, огромное зеркало. При тусклом освещении пленники видели отражение своих звериных тел. Две пепельные тени. Стекло бронированное. Забавно, они думают что могут безопасно наблюдать за расстрелом тэйлов. И они тоже не нормальны - еще не знают с кем связались…
Да тэйлы безумцы. Но есть в них ненависть к плену к клеткам и цепям. А безвыходное положение приводят их в ярость. И если нет выхода они будут биться об стену, пока не проломят ее. «Может быть я боюсь замкнутого пространства?» Оправдывала свою злость Милэн, - «А они утверждают что я спокойна. Только подпишите документы, только подыграйте нам. Это всего лишь нормальные политические межпланетные рыночные отношения – переговоры правящих структур под прицелом киридового автомата с пауком в груди, только за флажки заходить нельзя. А мы попробуем. И наверно еще не единожды».

Пришла расстрельная команда.
Двери бы закрыли…
Так уверенны что звери не выберутся из клетки.
Напрасно.

Они бросились на прутья. Милэн уже попробовала сопротивляемость металла когда пугала Арваса, теперь знала как разнести эту клетку. Прутья острые, но все равно.
Гэл кинул свое тело первым, прутья разошлись.
Не даром тэйлы наполовину коты, а кошка может проскочить в щель в половину меньше чем она сама объемом. Гэл проскочил. Милэн за ним.
Расстрельная команда была настроена только на расстрел двух оборотней в клетке. Но никак не на бой с этими оборотнями. Солдаты растерялись когда звери набросились на них. Половина из десяти карателей разбежалась, половина начала стрелять, один даже попытался ударить Милэн ногой по морде. Когда ее клыки сомкнулись на этой самой ноге, парень был почему-то очень удивлен. Второй из тех кто не совсем растерялся, отскочил и начал стрелять, пришлось тэйлам очень быстро двигаться, как не хватало сейчас скорости в движениях, как не хватало сил. Парень с прокусанной ногой (Милэн подумала что нужно было отгрызть) стоя на колене судорожно жал на курок, его лицо превратилось в маску злости и боли.
Целью тэйлов были не каратели…
Зачем им каратели?
Не нужны им каратели…
Их интересовало стекло.
В него они и бросили свои тела.
И небольшой магический импульс впереди.
На магический импульс ушел весь запас энергии, но они были такими злыми.
Кто-то догадливый захлопнул входную дверь, а ведь могли уйти через ту дверь.
Почему не ушли?
Потому что зверь думать не умеет?
Умеет, но они пообещали магу что когда найдут, убьют, а обещания нужно выполнять. Бронированное стекло разлетелось вдребезги.
Милэн показалось что император заорал в страхе.
Приятно стрелять в зверя с гравитатора, а встретиться лицом к морде совсем не приятно.
«Здравствуйте!» - веселилась Милэн, - «Но не долго…»
Император выскочил из комнаты.
Арвас был спокоен (ничего себе выдержка) так уверен что тэйлы его не тронут.
Коре вжался в стену и не шевелился, ему было страшно, но он не мог поднять на оборотней даже тот небольшой нож который бесполезно болтался на его поясе.
Маг окутал себя магическим полем.
«Почему Арвас не стреляет?» - думала Милэн. Она бросилась на милтийца, он всего ишь поднял руку защищая горло, - «ты различаешь нас сейчас Арвас? Ты же вооружен игольчатым пистолетом! Почему ты не стреляешь Арвас?! » - Она повалила его на пол, он по-прежнему закрывал горло ладонью, - «Стреляй! И я загрызу тебя!!!»
Гэл бросился на мага, пробил хлипкую защиту, маг упал, поставил небольшое поле возле горла, все равно что защищаться зонтиком от падающего метеорита. Глупо…
Маг, не знает - но магию придумали драконы.
- Вели своим людям отступить, - тихо зарычала Милэн на ухо высокому милтийскому сановнику.
Жалкие остатки расстрельной команды, в количестве трех уцелевших, вломились в комнату добивая бронированное стекло.
- Убери свои клыки от моего горла, – спокойно ответил он.
Милэн отстранилась, немного, но он, о нахал, вцепившись в ее загривок приподнялся на локтях и махнул карателям:
- Уйдите! Они не шутят, - а потом посмотрел на нее и улыбнулся, - если бы ты хотела меня убить я бы с тобой уже не разговаривал, надеешься что я тебя пощажу?
Она не могла понять как он их различает, в зверином облике они совершенно одинаковы.
- Мне некогда обсуждать добрые порывы твоей души, выведи нас за пределы магического поля, - гавкнула Милэн, - и убери от меня свою руку, пока не откусила!
Арвас одернул руку от оскаленной пасти, качнул головой:
- Злая ты.
- Не заговаривая мне клыки, вставай!!! – Милэн немного отступила.
Парни в черной форме вернулись в соседние «апартаменты» и оттуда не сводя со зверей стволов следили за тем что происходит.
Гэл вцепился в горло мага, но загрызть его не успел. Из стены вышла светящаяся тень Лиара. Он эффектно взмахнул рукой в сторону Гэла.
Арвас улыбнулся и поднялся. Милэн рыкнула на него. Доктор наблюдал за всем происходящим внимательно изучая оборотней своими светлыми глазами. Они его напугали, он в отличие от других знал какими могут быть тэйлы, но он не знал что тэйлы сейчас слабее простого перевертыша, хоть и сильнее ворлока.
Милэн повернула голову изучая тень бога.
Маг исчез из-под лап Гэла.
А Милэн поняла что бросаться на тень бесполезно, это всего лишь проекция Лиара, даже не самого Лиара а его божественного облика.
Арвас стоял, рисковать он не собирался, даже пистолет не доставал. Милэн только чувствовала что милтиец сейчас почему-то охотнее защищал бы пленных оборотней, удивленная улыбка не сходила с лица высокопоставленного помощника императора. Любил он таких противников как эти неведомые твари…
Гэл разочарованно повернул огромную клыкастую голову в сторону фантома.
С клыков эффектно капала кровь мага - таки успел надгрызть.
Лиар натянуто улыбнулся.
Брат и сестра подошли ближе к нему обошли призрак, как львы обходят потенциальную жертву. Он смотрел на них и улыбался, как будто улыбка прилипла к его фантому. Вновь вскинул руки и Стражи поняли что самое время убежать. Рванули к выходу поскальзываясь на когтистых лапах по гранитным плитам пола.
Дверь они вынесли. Дверь была не столь крепка, как та которая закрывала первую камеру.
Милэн даже почувствовала как Лиар фыркнул обеспокоенный бунтарским поведением своих драконов. Как обвел взглядом, заинтересованных происходящим, Коре и Арваса. Остановил тяжелый взгляд «всемогущего» на испуганных солдатах. Лиар пока еще молод (соотносительно) его забавит страх смертных. Ей стало интересно выдержит ли психика рыжих узкоглазых милтийцев лицезрение подобных событий…
Тэйлы ворвались в коридор. Наткнулись на императора. Император отшатнулся. Вот кого бы Милэн убила не раздумывая: сладкого улыбчивого, приторного правителя Милты который чувствовал себя впервые незащищенным, как будто был голым младенцем. Но сейчас тратить время на него не могла. Просто прыгнула на императора завалила, цапнула за плечо поближе к шее, и помчалась следом за братом.
Император тяжело поднялся держась за шею едва сдерживая стон. Осмотрелся, увидел что он один в коридоре. Понял что спасение императора, дело рук самого императора и побежал к выходу. Его преимуществом было знание подвала.
Выскочив из ловушки он дернул рычаг и закрыл бронированные двери.
Запутанные коридоры старого замкового подвала, сухого и холодного.
В таком подвале хорошо скапливать запасы вина, и пить вино в таком подвале тоже хорошо, а вот бегать по такому подвалу не удобно. Возможности ограничены.
Тэйлы не могут читать мыслей не видят событий, не знают что будет за поворотом…
За поворотом люди с найтийскими автоматами.
Молодцы, готовы встретить тэйлов и сейчас.
Гэл резко свернул.
Милэн споткнулась, покатилась по гранитному полу, почувствовала что лапа перебита, попыталась вскочить. Гэл на миг остановился, а она заорала - весело когда зверь орет на людском языке хрипло едва не лая:
- Беги!!! Беги! Черт возьми!!! - На Милэн обрушилась тяжелая сеть, она начала рвать ее когтями и тут почувствовала паука, проклятый механизм таки сломал ей ребра и проткнул сердце. Спецназовцы для порядка всадили в нее несколько десятков пуль. Держать звериное тело она уже не могла, на это тоже нужна энергия, а остатки ее они израсходовали на бунт. Милэн еще успела почувствовать холод наручников, киридовых наручников на своих запястьях, еще почувствовала прохладную руку Лиара на своем лбу, услышала его голос:
- Приковать нужно цепями, если не хотите чтобы они повторили те же действия, мой маг только завтра сможет вновь быть с вами, а до тех пор к ним даже не заходить.
- Парня еще не поймали… - возразил Арвас, - мои люди его ищут, он где-то спрятался.
- За пределы поля он не сможет уйти, ищите, - говорил холодный голос Лиара, - только запретите вашим людям вступать в ближний бой с ним, лишь огнестрельное оружие и никакого героизма, иначе он убьет их.
- Почему они не убили нас? – злой голос доктора Коре.
- Вы не сопротивлялись…

Далi буде

Последний раз редактировалось Xitti; 20.09.2007 в 15:59.
  #1009  
Старый 20.09.2007, 15:32
Посетитель
 
Регистрация: 29.01.2007
Сообщений: 19
Репутация: 1 [+/-]
ДОСКА ПОЧЕТА РАЯ.

На середине радуги встретились двое. Первый был низок и плотен, а так же рогат, при копытах, хвосте и круглом красном пятачке. И самым непристойным образом гол. Второй был высок, строен, бледен и при сильно развитых клыках. И одет в отличный костюм-тройку.
Некоторое время они стояли и подозрительно меряли друг друга взглядами.
- Ну и местечко вы выбрали, - недовольно проговорил высокий и стройный.
- Уж лучше, чем на северном сиянии или на лунной дорожке, ответил низкий и плотный.
- А Влад где? - спросил первый, нехорошо сощурив маленькие поросячьи глазки.
- Отдыхает, - бестрастно ответил второй.
Рогатый видимо расслабился. Тяжело вздохнул.
- Эх, перестал он уважать нашего хозяина. Совсем от рук отбился.
Клыкастый окаменел лицом.
- Вашего хозяина,- процедил он сквозь зубы.
Черт еще немного повздыхал, посетовал на неуважение и черную неблагодарность. Вампир в ответ молчал и поминутно поглядывал на золотые часы.
- Ладно, к делу.
- Мой господин желает забирать души себе. Все.
Вампир замолчал, гордо вскинув подбородок.
- А наш хозяин хочет лишь соблюдения договора. Кстати, подписанного Тепешем. Без принуждения.
Черт упрямо сложил руки на груди.
Разговор предстоял тяжелый.

- Главное, чтобы генератор не дал сбой.
Последний час Андрей только и делал, что сыпал сложнейшими физическими и техническими терминами, из которых "генератор" был самым простым и понятным.
- Да и что-нибудь другое не кокнулось.
Свою речь глава нового проекта НИИ климатологии Андрей Говриков закончил тихо и неуверенно. Совсе не так, как ее начал.
Ему было всего двадцать шесть лет, и по научным меркам он был зеленым юнцом, даром что очень талантливым юнцом, уже доктором наук и автором нескольких изобретений. Молодость в науке означает, в первую очередь, отсутствие выдержанности и терпения. Да, этого Говрикову действительно не хватало.
Шесть неудачных попыток провести эксперимент, работу всей непродолжительной жизни, по крайней мере на данный момент, не способствуют повышению самооценки.
Седьмая неудача означала полный провал и конец карьеры ученого. Значит - конец всего. Слишком много было поставлено на кон. И осознание этого тоже не повышало настроения.
Нажатие маленькой красной кнопки положило начало эксперимента. Сделав это, Андрей понял, что испытывает самоубийца, нажимая курок.

- Неужели мы будем обсуждать каждый пункт договора, составленного больше пяти веков назад? - вампир снисходительно улыбался.- Он не выдержит и беглого просмотра самым невнимательным юристом.
Черт начинал закипать.
- Может еще смету на души за эти пол-тысячи лет составим? - зло прошипел он.

Высокотехнологический процесс, в который были вовлечены огромные человеческие и материальные ресурсы, вошел в свою завершающуюся фазу. Андрей зажмурился и скрестил пальцы на руках, попробовал даже на ногах. В эти секунды решалась его сутьба.

И в эти же мгновения два посланника двух великих владык темной стороны мира были уже готовы вцепиться друг другу в глотки. Но не успели: земля ушла у них из-под ног, а точнее - радуга.

Все вокруг ликовали. У Говрикова не осталось на это сил.

Падая, черт жалел, что не стал в свое время ангелом. А ведь была возможность, если бы не грешил. Крылья бы сейчас очень пригодились.
О чем жалел вампир было неизвестно.
Но ясно одно, что Андрей Говриков досрочно, пусть и нечаянно, обеспечил себе место в раю, лишив Тьму двух своих верных слуг и на время оттянув смерть многих людей. Честь же ему за это и хвала.


...NON P...S CANINA.

Робот закрыл лицо железными руками.
- Доктор, неужели мне нельзя помочь? - Он говорил медленно, четко отделяя слова. Но в этом механистическом голосе чувствовались нотки горечи.
- Увы, друг мой... Но медицина в вашем случае бессильна. - Доктор был человеком, и на робота он взирал с некоторой жалостью. - Друг мой, не стоит так убиваться. В конце концов, медицина - это далеко не все. Есть еще роботехника, электроника, кибернетика... Простая механика, наконец.
Робот очень натурально вздохнул, точнее, издал звук очень похожий на вздох.
- Я перепробовал все, доктор. Только вы можете решить мою проблему.
Теперь вздохнул врач, и чувства в этом вздохе было гораздо больше, чем в суррогате железного человека.
- Мой милый друг, - мягко начал доктор, - не кажется ли вам, что у робота, заявившего, что он болен - большие проблемы...
- Да-да, у меня ноет печень, колет в почках и тошнит в желудке...
-...учитывая, что нет у него ни печени, ни почек, ни желудка...
-...но ведь они у меня болят...
-...и это означает, что у него не все в порядке с психикой...
- Доктор, что же мне делать?
- Друг мой, есть такая отрасль медицины - называется психиатрия. Думаю, посему медицина может вам помочь избавиться от полом... м-м-м... проблем со здоровьем.
Сияя хромированной кожей и керамическими зубами, робот летящей походкой (что при его нескольких центнерах веса было зрелищем не для слабонервных) покинул кабинет терапевта. А доктор долго смотрел в закрывшуюся дверь.
- Медицина, - с непонятной интонацией сказал он и кнопкой вызвал следующего пациента.

***
- Доктор, по-моему, я умераю.
Мертвец сидел, опустив голову, и пальцами нервно теребил полу грязного халата.
- Доктор, я себя ужасно чувствую.
На этот раз эскулап не стал вздыхать, он вообще старался дышать реже: от покойника шел сильный запах разложения.
- Кто-то же должен мне помочь?
Все таки доктору пришлось провести осмотр, какой бы неприятной ни была эта процедура. Через пять минут, моя руки, он сказал:
- Должен вас огорчить, друг мой...
- Все так плохо?
- Хуже некуда, друг мой - вы уже мертвы.
Робот попытался поплакать, и даже выплакал один глаз. Преодолев отвращение, доктор попытался поддержать пациента.
- Друг мой, ну разве стоит переживать по таким пустякам? В конце концов, на Земле мертвых в несколько раз больше, чем живых. Так что неизвестно, кто на нашей планете хозяин... Возможно сама медицина вам не поможет, но есть такой раздел - паталогоанатомия. Именно она занимается проблемами не совсем живых...
Покойник радостно ковылял к выходу, а доктор тихо шептал:
- Медицина - это вам...

***
Доктор тоскливо осматривал сорванную с петель дверь.
- Из зарплаты вычтут...
- Доктор, у меня жуткая изжога. И с кишечником проблемы. И эмаль на зубах отпадает. И...
- Пасть откройте... Подышите... Глубже... Аккуратнее, вы мне волосы опалили... Берите рецепт и уходите... Пить каждый раз перед едой...
- Доктор, и это все?
- Все.
- Медицина творит чудеса!
- Это точно.
Доктор смотрел в толстый зад некрупного дракона и пытался вытереть влажной салфеткой сажу с лица.
-...это вам не, - зло шептал он, - совсем не...

***
Зеленое... Нет, желтое... Нет, красное... Короче, разноцветное и очень странное на вид существо с трудом взобралось на стул, осмотрелось десятком круглых глаз на длинных шейках, и наконец сфокусировало взгляд на хозяине кабинета.
- Доктор, - сказало существо, - я болен.
Врач с усталым удивление поднял брови.
- Чем? - осведомился он.
- Я думало, вы мне скажите.
- Жаль, что вы не собака...
- Что?
- И даже не самец...
- Что вы имеете в виду?
Существо выглядело очень удивленным.
Доктор отвечать не стал: он открыл ящик стола, взял скальпель, решительно подошел к существу и несколько раз его ударил. А потом спокойно уселся обратно в кресло.
- Что вы со мной сделали? - через некоторое время спросило существо.
- Убил, - спокойно ответил эскулап.
- Но зачем?
- Я не разбираюсь в медицине инопланетных существ... А теперь знаю, куда вас направить. Там вам точно помогут... Спросите в регистратуре, куда пошел мертвец... А может вы его и встретите - у регистратуры всегда такие очереди... Вот и пойдете вместе.
Инопланетное неизвестно что медленно уползало по направлению к своему здоровью, а доктор брезгливо рассматривал покрытый слизью скальпель и приговаривал.
- Жаль, что ты не собака...

***
- И вообще, доктор, особых жалоб нет. Просто хотел пройти медосмотр. Как говорится, проще предупредить болезнь, чем ее лечить. Ведь верно?
От призрака так и веяло здоровьем и жизнерадостностью. От улыбался, потерал руки, и вообще находился в постоянном движении.
Доктор сидел, подперев кулаком щеку, и без малейшего интереса рассматривал нового пациента. Правда, в духе было что-то знакомое...
- Деньги заплатили? - спросил он.
- Да.
- Отлично. Вы больны. Смертельно.
Призрак на секунду замер.
- Откуда вы знаете?
- Вижу.
- Ну а ощупать?
- Вы ведь бестелесны.
- Верно... Но откуда вы знаете, что я смертельно болен?
Доктор смерял привидение презрительным взглядом.
- Вы ведь бестелесны? - спросил он.
- Да... - ответил призрак.
- И вы пришли на медосмотр, - терпеливо продолжал врач.
- М-да...
- И вы предполагали, что у вас могут найти болезнь?
- Не дай Бог...
- Уже не дал... Так вот, вы смертельно больны. И единственный выход из положения и ваше спасение - выйти из этого кабинета, пойти влево по коридору, увидеть робота и встать за ним в очередь...
Призрак засуетился еще больше.
- Доктор, еще что-то можно сделать?
- Конечно, медицина - это не... Послушайте, тут ко мне мертвец приходил на прием, и вы с ним чем-то похожи...
- Этот оплот нечистоплотности и болезней - мое бывшее тело. И знать я его больше не желаю. Пусть хоть сгниет.
- Уже... А вы идите, идите. В разгар дня очереди только растут.
Привидение уплыло, а доктор достал из стола альбом с карандашными зарисовками каких-то разрезов тела.

***
Здоровенный кобель оглушительно гавкнул, тяжело запрыгнул на стул, вывалил лопатообразный язык и вполне внятно сообщил:
- Док, мне нужна операция. А то мне кранты.
Доктор улыбнулся.
- Только что ваши портреты рассматривал, - сказал он и повернул к псу альбом. Собака внимательно посмотрела на искуссные рисунки.
- Но у меня нет проблем с...
- Очень жаль.
Пес озадаченно облизнул нос, но все-таки продолжил.
- Кот у меня, - сказал он и пристыженно опустил глаза.
- Злокачественный? - серьезно спросил врач.
- Качественный - толстый и сильный. И злой - не дай Господь.
- И где он у вас?
- В животе...
И кобель поведал душераздирающую историю войны в Лукоморье, противостояние элитного спецназа с бандой русалок во главе с беглым каторжником Котом по прозвищу Сказочник...
- Потрясающе, - восклицал доктор, - фантастика, вот это да!... - Весь рассказ он пропустил мимо ушей, но все-таки смог уяснить, что в животе у бывшего спецназовца сидит упитанный кот и не дает бедняге житья.
- Ходит туда-сюда, - жаловался пес, - то сказки сказывает, то песни поет. При этом нет бы днем петь - для тонуса, а ночью сказки - для снов. Так нет, он ночью спать не дает своим воем, а днем все настроение портит своими тоскливыми историями...
Он говорил еще долго, но все же минут через тридцать выдохся.
- Лучше бы у тебя с потенцией проблемы были, - резюмировал доктор и достал из ящика стола скальпель, не очень чистый, но достаточно острый...

***
Рабочий день закончился. Доктор аккуратно сложил документы в стопки, по возможности затер пятна крови на полу. После этого он хлебнул из фляжки чистейшего спирта, походил по кабинету. И наконец, вышел в коридор, полный народу. Люди (и не только) стояли к одному врачу.
- Кто последний? - спросил доктор. Откликнулась огромная черепаха. И эскулап стал мирно ждать своего череда, вызывая одобрительные взгляды.
Вот за белой обшарпаной дверью скрылся хромированный робот, и когда он выходил его керамическая улыбка сверкала пуще прежнего. После него в кабинет зашел бестелесный дух, и после приема тоже выглядел куда счастливее...
Дошла очередь и до отработавшего врача...
Терапевт и психиатр встретились молча. Терапевт сел, психиатр налил, и оба одновременно выпили.
- Хоть бы один нормальный посетитель, - сказал психиатр, наливая по второй.
- А я чем плох? - спросил терапевт, выпивая.
- Пациентами. Как и я.
Мензурки наполнились по третьему разу.
- По-третьей... Давай хоть с тостом.
- Ну, говори...
- За медицину, ибо medicine est non p...s canina.
- Хорошо сказал. Ну, вздрогнули.
И они выпили: по-третьему, по-четвертому и пятому разу... Да и дальше не останавливались.
  #1010  
Старый 20.09.2007, 15:58
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
VIII

Цитата:
Сообщение от Val Посмотреть сообщение
в пердпоследнем предложении вместо открытого боя лучше написать ближний бой!
Хорошее замечание. Спасибо, скорее всего я заменю фразу:Soldier:

---------------------------------------------------

Милэн теряя сознания, осознавала только то, что она его уже ненавидит, за боль, за сеть, за кандалы, за предательство. Она осознала насколько Лиар терпеливо готовился и ждал. Ждал когда драконы отдадут свою энергию неизвестным даже им хранителям. Верховный хранитель знал что на закате творения создатели миров попробуют просто жить как люди легкомысленно полагая что им на жизнь и работу хватит половину драконьей силы, вот и дождался…
Лиар хорошо изучил, теперь уже своих, драконов, слишком хорошо. Но не до конца, потому что сейчас озадачен неразумным поведением таких уже изученных существ. Он просто забыл насколько бывают безрассудны древние драконы. И он ошибался драконы никогда не считали его маленьким и слабым никогда не воспринимали его маленьким забавным зверьком, любили по-своему, а Лиар их не понял и ушел… Ушел три вечности назад…
Лиар прочел мысли Милэн, а она почувствовала его растерянность. Он присел рядом с ней, с нежностью повернул ее почти мертвое окровавленное тело, убрал сеть с лица и волосы:
- Извини, - прошептал, - но нельзя по другому.
«А можно было просто поговорить с нами». – Думала она в ответ.
- Вы меня не слушали…
«Разве?..»
- Я для вас всего лишь хранитель…
«Нет - не просто хранитель а главный хранитель, древнейший. А что ты хочешь? Хозяин Мира?»
- Изменить этот мир, спасти его, - ласково и мечтательно проговорил он, - но без вас это невозможно. Неужели вы не видите что он рушиться? Со временем вы поймете что я прав. Жаль что вы не желали меня слушать раньше. Жаль что Гэл никого и никогда не слушает…»
«Жаль. Мне тоже жаль…Жаль что столь же упрямо по мальчишески не слышал нас», – устало и уже без эмоций ответила она».
Он вздохнул, опустил ее мертвую на гранит. Чьи-то руки подняли уже человеческое и такое легкое девичье тело. Чьи-то руки скрепили кандалы цепью, укутали ее во что-то теплое и она вновь потеряла сознание и увидела тьму, увидела первозданность материи когда она просто разрозненная масса, когда еще ничего не сотворено.

И вновь ей приснился сон…

Подвал закрыли герметичными дверьми толщиной в метр, эх если бы не Лиар, если бы хоть ту половинку силы от общего могущества, Гэл бы вывернул этот подвал на изнанку.
Но Лиар вытянул из них энергию.
Конечно все хранители берут энергию драконов.
Заканчивая творить миры драконы ослабевают.
Хранители пользуются силами драконов для становления.
Но Лиар поступил по-другому, он забрал всю силу у своих драконов, без остатка. Виной тому страх? Виной тому недоверие? Виной тому жажда власти? Жажда самостоятельной власти? Под лозунгом я вырос и беру то что принадлежит мне по данному вами праву? Беру Мир и Драконов…Что послужило толчком к подобным действиям, страх что драконы создав Мир тотчас его разрушат? Значит Лиар им не доверяет… Он не первый кто воспользовался так данной ему драконами властью и могуществом. Не первый… Но что он хочет доказать им здесь на Милте? Что он хочет доказать? Ведь сам он никогда не был в подобных ситуациях, никогда не был в плену, никогда не бывал расстрелян, его никогда не пытали!!! Он был странником, могущественным и ищущим истину странников, чистой душой жаждущей понимания и любви… Откуда эта грязь, кровь и упреки?
Подвал закрыт. Все выходы вместе с вентиляцией. Но тут есть кислородные аппараты. Гэл решил их сломать, тогда они откроют хотя бы отдушины и будет возможность сквозь них выйти из подвала. А дальше можно еще раз сбежать.
До кислородных аппаратов еще предстоит ему добраться. События напоминают компьютерную игру, квэст найди кислородную машину если не умеешь читать мысли и не знаешь где она может находиться. Есть второй путь, найти комнату управления. Что легче? Все тяжело, когда на каждом шагу ждут солдаты с автоматами, и они не намеренны брать беглеца живым.
Группа спецназовцев во главе со Кэолом перекрыли коридор. Парни чувствовали себя не совсем уверенно, особенно если учесть что охотятся они на очень большого оборотня. Наличие в коридоре оборотней поменьше отнюдь не поднимало им боевой дух. Одно их радовало второй зверь пойман.
Ворлоки загоняли Гэла со всех сторон подвала, не совсем они конечно были уверенны что справятся с Гэлом, но да им выбирать не приходилось.
Гэл поймал ворлока, который охотился за ним. Прижал когтистой лапой к гранитному полу:
- Где кислородные аппараты?
Ворлок замотал упрямой головой.
- Оторву голову, но начну с задних лап, - спокойно предупредил Гэл.
- Отсюда налево, коридор направо, комната сорок два, но дверь там бронирована, - взгвизнул зверь на низких нотах.
- Благодарю, - гавкнул Гэл и приложил оборотня головой к полу достаточно сильно чтобы отключить и недостаточно что бы убить, - загонщики рготовы.
За поворотом ждали солдаты:
- Вернусь, убью, - проворчал Гэл вспоминая недобитого ворлока в коридоре.
Солдаты начали стрелять сразу же. Гэл понимал что и одного десятка пуль ему сейчас хватит чтобы свалиться бездыханным звериным трупом. Он прыгнул на солдат раскидывая их в разные стороны. Пули что попали в него взорвались, задняя лапа перестала слушаться, шея, казалось, вообще начала отсутствовать. Но злости пока хватало.
Кэол не успел поменять обойму как зверь подмял его своими огромными лапами. Хвала бронежилету, пластины выдержали, но когти так прошлись по ним что запахло каленым металлом. Кэол не успел достать нож, как клыки твари сомкнулись на его запястье, секретарь Арваса не встал, взлетел. Зверь утянул его вглубь коридора прикрываясь, насколько мог. Солдатики перестали стрелять боясь зацепить Кэола. Арвас возник из глубины коридора за спиной Гэла:
- Отпусти моего помощника.
Кэол пробовал вырваться, Гэл разомкнул клыки и схватил милтийца за запястье огромной лапой. Лапы твари оказались почти как руки у человека формой, но сила с которой он держал запястье Кэола могла позволить зверю оторвать парню руку:
- Будешь вырываться загрызу, - предупредил Гэл Кэола.
Секретарь затих.
- Открой дверь и открой выходы с подвала, если не хочешь чтобы твой человек был разорван, - говорил Гэл обращаясь к Арвасу который стоял за его спиной.
- Увидев вас впервые я еще как-то верил магу что вы Старейшины Совета, но сейчас. Сейчас не могу поверить что столь легендарные и мудрые, по слухам, правители могут быть настолько безумными, - ворчал Арвас, - а ее ты решил здесь бросить?
- Открывай дверь! – Крикнул Гэл, он перехватил лапой Кэола за горло бросив его онемевшую руку а свободную продемонстрировал Арвасу, когти стали еще длиннее и блеснули, в тусклом свете электрической лампочки, сталью.
- Хорошо. Только не нервничай, заходи, - Арвас открыл дверь, и отстранился.
- Ты первый, - распорядился Гэл.
Арвас вошел. Гэл метнулся к двери. Кэол болтался в его лапе как беспомощный ребенок, он только ухватился руками за мохнатую лапу потому что боялся что тварь нечаянно все же разрежет ему горло. Гэл бросил секретаря в дверь, попал в Арваса, оба милтийца покатились по полу.
- Если бы я был безумен как ты говоришь, - Гэл навис над помощником императора, - ты бы уже не дышал. Открывай двери подвала!
- Подвал отключен от пульта мальчик, открыть дверь можно только с пульта на пятом этаже дворца, - ухмыльнулся Арвас.
- Думаешь что я тебя не убью! – Гэл на миллиметр вонзил когти в горло Арваса.
Кэол вскочил, схвати со стола рацию и обрушил ее Гэлу на голову. И Гэл сам не зная почему не убил смелого человека, а просто сложив лапу в кулак дал милтийцу по морде. Кэол улетел за стол и там затих приложившись головой о пол покрытый тонким ковриком. Арвас подумал что Гэл убил его помощника, начал отчаянно сопротивляться. На полу лежал автомат, Кэол выпустил его когда улетал за стол. Арвас нажал на курок, осечка. Гэл повернул к сановнику свою жуткую голову:
- Патроны кончились?.. – язвительно спросил зверь, - Где кислородные аппараты?
- Этот пульт отключается сразу как только закрываются двери, кислородные аппараты находятся на верхнем уровне, даже если ты сломаешь вентиляторы шахты не откроют, здесь много мелких отдушин. У тебя нет шанса…
- Я еще стою на лапах, значит шанс есть, - проворчал Гэл.
Поднялся из-за стола Кэол, одной рукой почесывая затылок, на котором образовалась идеально круглая шишка, а второй пробовал прочность своей челюсти, на миг, усомнившись что она на месте:
- Чтобы оборотень меня да так по морде, - ворчал побитый милтиец.
Арвас удивленно смотрел на живого секретаря:
- Ты его не убил?..
- Вызывай императора, - говорил Гэл. Он устало сел, задняя лапа отказывалась держать тело.
Арвас положил на стол бесполезный автомат, велел Кэолу сесть, посмотрел на Гэла уже как на полного идиота:
- Зачем тебе император?
- Ты мой заложник, - отвечал Гэл. Он тщательно слизывал кровь с передней лапы пробуя вырвать клыками киридовую занозу с запястья, - я безумец буду лишь в том случае когда выясниться что ради власти твой повелитель предаст тебя также как мой брат предал меня сегодня.
- Твой брат? – Арвас стоял у видеотелефона, но на слова Гэла оглянулся, - тот призрачный бог что вмешался сегодня?..
- Вызывай императора!
Дверь содрогнулась под ударом.
- И прикажи своим людям отступить, я не слишком сдержан чтобы бесконечно сохранять человеколюбие, а мое терпение не бесконечно.
Пергаментоликий тощий Арвас потрогал оцарапанную клыками Гэла шею и крикнул в сторону двери:
- Отойдите от двери, но будьте готовы!
Дверь перестала содрогаться. Наступила тишина. Арвас набрал экстренный номер императора. Ответили не сразу, но со старта вопросом:
- Вы их угомонили?
На экране видеотелефона сердито-озадаченное бледное лицо императора Милтийского, шея его была наскоро забинтована, кровь выступала на кривом белоснежном бинте алыми пятнами. Арвас, не совсем уверенный в себе после слов Гэла о предательстве брата, отстранился, чтобы император смог увидеть морду Гэла.
- А, - довольно оскалился император, - вы его поймали? Заприте их, на нижнем ярусе.
- Увы это не мы его поймали, это он меня поймал, - ответил Арвас, - он требует чтобы его отпустили.
- Никаких переговоров, отпустить его мы сейчас не можем, это уничтожит нас, надеюсь ты понимаешь это Арвас? – голос императора стал холодным и злым.
Гэл начал смеяться:
- И тебя предали старый политик, он ведь даже не задумался…
- Заткнись зверь! – Арвас повернулся к Гэлу и схватив его за шерсть со злостью посмотрел в желтые глаза.
Гэл клацнул клыками прямо перед носом у господина Арваса. Да так что тот отшатнулся:
- Помни с кем разговариваешь… - прорычал Гэл, - меня с моей должности пока еще не сняли, а вот тебя уже кажется, списали.
Император молча наблюдал за ссорой, угрюмо и неуверенно подвел итог переговоров:
- Извини друг, я не могу рисковать планетой, ты был прекрасным помощником, но сейчас разговор идет о нашей Родине, все слишком далеко зашло, и этот зверь действительно пока еще Старейшина, ты представляешь что будет если он вырвется, нас разорвут. Прости.
Экран погас.
Гэл начал смеяться.
Арвас схватил блестящее металлическое кресло на колесиках и обрушил его на бесполезную аппаратуру. Кэол стоял за спинами зверя и человека, он все понял и растерянно спросил:
- Они нас списали?..
- Нет другого выхода, - не совсем уверенно проговорил Арвас, - родина в опасности.
- Да что вы говорите? – разозлился Гэл, - Родина? Не родина а всего лишь ваш император, давно я за ним наблюдаю… Все это - глупая высокопарность. На самом деле ваш император всего лишь дрожит за собственную шкуру. Родина... Когда же вы поймете что главное - это жизнь? – Гэл не заметил как совершенно по-звериному начал бить себя хвостом по бокам, - каковы планы предусмотрены для такого случая? Спасать вас нужно, идиотов!
Арвас удивленно посмотрел на беспощадного зверя который оказался совершенно не беспощадный, а просто уставший и раненный:
- Метаном накачают и взорвут, - медленно ответил Арвас.
Кэол выругался.
- Где те отдушины, о которых ты говорил?
- Я проведу, - Арвас рванулся к двери.
- Стой, - гавкнул Гэл, - выведи меня и отпусти, объясни где это есть, а сам уводи людей в противоположную сторону, закройтесь где-нибудь, я не способен сейчас на чудеса, я могу лишь вызвать взрыв на начальном этапе, и давайте побыстрее!

Гэл огромными прыжками мчался к вентиляционной системе, тщательно внюхиваясь в воздух, он тихо ворчал:
- Я идиот, они в меня стреляют, а я их спасаю… я полный идиот, и никогда не исправлюсь, прав Лиар, с идиотами только так и нужно…
И он услышал запах газа.
Ему стало себя очень жаль, почему-то почувствовал себя таким маленьким и беспомощным.
Так не хотелось гореть.
Гэл взмахнул лапой и высек фейерверк искр с гранитной стены.
Рвануло.
Он еще успел подумать о сестре.

Свет погас.
Аварийные лампочки тускло мерцали окрашивая людей в красные цвета.
Арвас почувствовал как содрогнулись стены подвала, услышал рокот взрыва, он держал девушку оборотня на руках и прижимался к дрожащей стене, прижимал ее голову к своей тощей груди тонкой рукой.
Кэол присел, интуитивно закрывая голову руками.
Солдаты прижимались к стенам прикрывали раненных.
Олрэ испуганно крикнул:
- Мы погибнем!
- Подвал выдержит, вот только вентиляция вся в той стороне полетит ко всем чертям.
Милэн застонала, Арвас погладил ее по щеке как ребенка.
Доктор Коре прижимался спиной к стене:
- Тэйлы не горят в огне, даже шерсть не горит только белеет.
- Тебя заботит только твой драгоценный зверь?! – Вызверился Олрэ, - а то что именно они спровоцировали эти события ты помнишь?!
- События спровоцировали мы сами… - проворчал Арвас, - идемте, нужно отнести раненных в лазарет, приковать зверя и найти второго пока он не очнулся.
- Ты уже мог бы плюнуть на все… - Огромный Коре забрал легкое тело девушки из рук Арваса, - тебя ведь убили.
- Он призывает вас к предательству! – крикнул Олрэ, - его нужно арестовать, я всегда говорил что ваш доктор шпион Совета!
- Прекрати истерику щенок! – крикнул Арвас.
Свет загорелся, тускло и неуверенно, но все вздохнули с облегчением, если восстановили свет, восстановят и вентиляцию. Даже Олрэ повеселел:
- Сейчас прибудут спасатели.
- Я думаю что стоит отойти вглубь подвала, - рекомендовал Арвас, - я не уверен что вначале пойдут спасатели, а вот черная команда с огнеметами сто процентов уже вошла в подвал, предлагаю закрыться в комнате двенадцать. У страха глаза не только большие но и слепые.
Черная команда была вооружена не огнеметами, а теми же автоматами, к которым тэйлы уже начали привыкать.
Гэл лежал под стеной куда его швырнуло взрывной волной. Шерсть побелела как и глаза. Он пробовал подняться. Но понял что на лапы он еще день встать не может, они были перебиты осколками гранита. Тэйл поднял голову и пронзительно завыл, дурная шутка, сложно не выть когда невозможно встать, когда ранения не соизмеримы с жизнью. Но в этом подвале вой был опрометчивым. Люди в скафандрах появились в дыму как призраки первых покорителей космоса. Они не задумывались над тем может зверь встать, есть ли у зверя силы. Инструкции предусматривали лишь расстрел при встрече, инструкции запрещали переговоры. И они нажали на курки.
Две секунды и на полу в луже собственной крови лежало растерзанное пулями обнаженное человеческое тело, белые волосы рассыпались по полу окрашиваясь в красный цвет. Один из солдат подошел к беспомощно мертвому врагу, пошевелил его ногой, удостоверился что зверь мертв, заковал.

Далi буде...

Последний раз редактировалось Markfor; 21.09.2007 в 19:01. Причина: объединение сообщений
  #1011  
Старый 21.09.2007, 13:13
Аватар для Val
Мастер слова
 
Регистрация: 28.12.2005
Сообщений: 1,596
Репутация: 142 [+/-]
Цитата:
с легкомысленной мыслью
- легкомысленно полагающие (думающие)
Цитата:
Милэн теряя сознания, осознавала только то, что она его уже ненавидит, за боль, за сеть, за кандалы, за предательство. Она осознала насколько он терпеливо готовился и ждал когда они отдадут свою энергию неизвестным даже им хранителям, знал что на закате творения они попробуют просто жить как люди с легкомысленной мыслью что им на жизнь и работу хватит половину драконьей силы, вот и дождался… Он хорошо изучил, теперь уже своих, драконов, слишком хорошо. Но не до конца, потому что сейчас он озадачен неразумным поведением таких уже изученных существ. Он просто забыл те давние времена когда он познакомился с ними, забыл насколько они бывают безрассудны. Он многое забыл, помнил только пренебрежение. Но он ошибся драконы никогда не пренебрегали им, и никогда не считали его маленьким и слабым никогда не воспринимали его как он несправедливо считал маленьким забавным зверьком, любили по-своему, а он их не понял и ушел…
- "он, она, они" - имя, сестра, имя!!!
__________________
Черен круг небесной сферы -
Лишь сгущает мрак в округе.
Вот, что значит жить без меры,
Обагрив по локоть руки!
  #1012  
Старый 21.09.2007, 15:25
Аватар для Snake_Fightin
Снейк железного дракона
 
Регистрация: 21.01.2007
Сообщений: 5,903
Репутация: 3334 [+/-]
Лампочка

2Abver
Сочиняешь неправдоподобные надуманные сценки, где всё существует ради воплощения притчи, чтоб лишний раз сделать читателю нотацию? Не нравится
__________________

— Где мои драконы?!
  #1013  
Старый 21.09.2007, 16:11
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,072
Репутация: 619 [+/-]
Я таки не критик и сказать что не понравилось не могу. :) но хотел бы посоветовать быть внимательней к деталям и терминам. Волки (Canis) - это род, а семейство - псовые (Canidae). (Яндех - сила) ;)
Если вы посмотрите на строение черепа - подмигнуть костями невозможно. данные кости неподвижны. "оказывается, и так бывает" за отмазку не катит ;).
Удачи.

Upd. Кстати, я тут еще подумал: парашютисты перестали умирать, но почему вдруг они перестали падать?

Последний раз редактировалось Jur; 21.09.2007 в 19:04.
  #1014  
Старый 21.09.2007, 17:21
Посетитель
 
Регистрация: 29.01.2007
Сообщений: 19
Репутация: 1 [+/-]
О костях черепа - это "гротеск". Смерти в виде старухи с косой тоже не бывает. Как мне от этого отмазаться?
Вывод: не умеешь критиковать - не критикуй.

ОДИНОКИЙ БОГ.

Инопланетянин шевельнул усиками и стал внимательнее рассматривать существо, лежащее на расстрескавшейся пустынной земле.
Таракан, которого тень пришельца защищала от палящего солнца, тоже мотнул усиками, и обоим показалось, что общий язык найден.
Наверное, думал инопланетянин, это единственный разумный обитатель этой планеты. Экспедиции расы с мира... впрочем, оставим его название, ибо все равно невозможно его произнести, ни тем более написать... не единожды находили некогда цветущие, но ныне мертвые миры. Как этот. Что могло привести к гибели целых цивилизаций? Войны? Катастрофы? Эпидемии? Или просто вездесущее время, от которого нет ни спасения, ни защиты? Впрочем, были и другие варианты. Например, разум, достигший наивысшей степени развития, начинал менять свою физическую сущность. На это ученые тоже натыкались не раз. Одни превращали свой шарик в мыслящий планетоид. Вторые растворялись в эфире и астрале, становясь местечковыми богами. Третьи тоже хотели могущества, но все же оставляли себе какую-никакую, но физическую оболочку. Четвертые... Пятые... Но реже всего был распространен вот такой вариант: одна-единственная особь, бесконечно бессмертная, бесконечно мудрая и бесконечно могучая. Живой, но очень одинокий бог. По опыту было известно, что с такими надо вести себя очень осторожно.
- Мы представители расы с планеты ... Мы не агрессивны и не желаем никому зла. Мы хотим сотрудничать. Нами движут только научные интересы. Мы...
Инопланетный ученый говорил внятно, используя проторечь. Такой способ коммуникации, как уверяли ксенолингвисты, должен быть с горем пополам понятен любому разумному существу.
-... ведь контакт обеих рас...
Закончив речь, инопланетянин на всякий случай прокрутил ее в голове, сначала словами, потом образами, на случай, если это раса телепатов.
Одинокий бог опять шевельнул усиками, но больше никаких признаков понимания не подал.
Инопланетянин вздохнул, повел одной парой рук, потом другой, разминаясь, и начал танцевать. Не от радости, конечно. Это был особый, разработанный спецами по межрассовой коммуникации комплекс движений, как и проторечь, должный быть понятным всем. По идее. Вполне может быть, что это существо воспринимает реальность исключительно визуально.
И ответом было лишь пренебрежительное движение все тех же проклятых усиков. А еще ученому показалось, что в крохотных глазках мелькнул вопрос: "Парень, а не идиот ли ты?"
Какой непонятливый, раздраженно подумал неудачливый контактер. Придеться применить последний метод... И он стал оголять гузло. Дело в том, что далекими предками его расы были насекомые. И известно, что способ общения насекомых - феромонный. Грубо говоря, говорят они с помощью запахов. От членистоногих раса с планеты с непроизносимым названием далековато ушла по эволюционной лестнице, и железы, некогда ответственные за выработку феромонов, давно превратились в рудименты. Но для ответственных за контакт их специально выращивали и пересаживали.
Он чувствовал себя полным придурком, и, похоже, то же чувствовал обьект контакта.

Таракан недовольно дергал усиками.
И что за болван, думал он, мешает моему спокойствию? Шумит, руками-ногами машет. Ко всему прочему - воздух испортил. Тень от него - вот и вся польза. [...]
Тут таракан устыдился собственных мыслей. Он уже достаточно пожил, чтобы не бояться смерти. Но все же что-то внутри противилось необходимости покинуть белый свет.
Ты уже старый, говорил он себе, род выгнал тебя, потому что ты перестал приносить пользу. Лучше уж изжариться в пустыне, нежели вечно позориться беспомощностью и безполезностью.
Инопланетянин, будь он неладен, начал свои изощрения по второму кругу. А старый таракан скосил глаза вправо, в сторону небольшого посадочного бота, на котором прилетел этот настырный идиот. Зрение уже было не то, но он все же высмотрел цепочку сородичей, поднимающихся сбоку по трапу. Он даже разглядел несколько сыновей, и испытал сразу двойную гордость: за свое семя, и за себя, все таки с толком проведщего последние часы жизни. Его все-таки будут помнить, песнь о нем будет включена в генетическую память бесконечной цепочки потомков, ведь без него новый мир, вполне может быть, не обрел бы новых хозяев...
Сейчас туповатый инопланетянин убедится, что здесь ловить нечего, и улетит на боте на головной корабль, а тот в свою очередь оправиться в метрополию. И никто так и не обнаружит пары сотни маленьких насекомых, способных выжить всегда и везде. Много лет пройдет прежде чем жители непроизносимого мира поймут причину гибели цивилизаций...

После третьего раза феромонного унижения инопланетянин понял, что либо "одинокий бог" совсем спятил от своего одиночества, либо... Да какая разница! Главное, контакт с ним установить невозможно. И нечего, значит, попусту тратить время. В конце концов, в галактике миллионы обитаемых планет.

Дальше все было так, как предсказывал старый умерающий таракан: бот прилетел на головное судно, которое отправилось к миру-метрополии - для ремонта, дозаправки...
Это был райский уголок вселенной: много воды, много тепла, очень много растений, животных и другой живности. Истинный Эдем. И через миллион лет восьмая щупальца уж совсем неведомого чудища вступила на засохшую почву этого Эдема. Тень от большого тела легла на спокойно лежащего таракана.
Этот контактер начал с того, что его коллега миллион лет назад оставил на самый конец.
И что за болван, - так же, как и его далекий предок, подумал таракан, и приготовился к долгому представлению.

---------------------

ПРАВО.

Убей его, убей его, убей его...
Что-то шептало в голове эту фразу, не давая собраться с мыслями, не разрешая отдохнуть, не позволяя сосредоточиться.
Ты должен, он твой враг...
Я олжен, он мой враг...
И я бью, быстро, сильно и прямо в сердце - словно всю жизнь только тем и занимался, что вгонял кому-то в грудь нож.
А он умерает, тоже быстро, но силы в смерти нет... И остается только труп, еще теплый, но уже противный на ощуп, как противно все, что когда-то носило в себе жизнь.
Я убил. Впервые в жизни. Но страшно даже не от этого: осознаешь, что дал себе ПРАВО отнять чью-то жизнь, и это право останеться с тобой навсегда. Известно, что хищник, попробовавший человеческой крови, никогда не сможет от нее отказаться. Человек - самый опасный хищник на Земле... И он тоже никогда не сможет отказаться от крови себе подобных...
Я шел по темной аллее, а в голове билась новая мысль: "Ты убил. Зачем? Кто дал тебе право на это?"
"Я сам, - отвечал я неизвестно кому. Может, своей совести. - Почему я этого не могу?"
"Ты убил. Зачем? Кто дал тебе право?"
"Ты убил. Зачем? Кто дал тебе право?"
"Ты убил. Зачем? Кто дал тебе право?"
Я закрываю уши ладонями, но проклятая фраза еще громче звучит в моем сознании.
"Тебе не уйти от правды," - опять слышу я.
- Кто здесь! - не выдерживаю и кричу во весь голос, но аллея пуста.
"Всегда с тобой".
Это говорит во мне, это говорит из меня, это говорит для меня...
- Ты - совесть?
"Совесть? Ты убил человека, просто так, потому что не любил его и даже не пытался понять... Откуда у тебя совесть?"
- Ты - Бог?
"Какие вы все-таки самоуверенные, люди... Праведники жертвуют собой ради мимолетного божественного внимания, а грешники мнят себя достойными разговора с Ним."
- Кто ты?
"Я? Я - ПРАВО, которое ты дал сам себе. Я - ПРАВО, которое выделяет тебя из толпы. Я - ПРАВО, которое делает тебя равным Ему. Я - ПРАВО, которое делает тебя нечеловеком."
Я стоял посреди ночного парка и понимал, что схожу с ума.
"Я ПРАВО, которое съест тебя изнутри."
Падаю на колении начинаю выть: у меня теперь нет разума, у меня нет мыслей, у меня не осталось личности... У меня есть только одно...
Кто-то берет меня под мышки и куда-то везет, но мне уже безразлична моя судьба.
"Открою тебе один секрет, - шепчет ПРАВО, мягко отдаляясь, словно покидаю мою бренную голову, - убивать надо просто, без прав, законов, морали, совести и рефлексии - нет всего этого в природе, выдумал человек эти глупости... Ты ведь не веришь фантастическим книжкам?.. Убивать надо просто... и тогда будут тебе обеспечены и совесть, и разговор с Богом и Рай в конце пути..."

--------------------------

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ НА АЛТАРЬ АНТИЛОГИКИ, ИЛИ ВАСЕК ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ.

Как много дел считались невозможными, пока они не были осуществлены.
Плиний Старший.

- У меня три новости: плохая и две хороших.
- Давай с плохой.
- Сразу все: через пол-часа мир может погибнуть.
- И где же здесь хорошие?
- Ну что через пол-часа, а не сразу, и что "может". Может и пронесет.
- Ты величайший оптимист в мире.
Это точно. Мой дружище Том - весельчак и оптимист. Это ему (да и мне) помогает жить. Надеюсь - поможет и умереть.
- Ну и что случилось?
- Короче, крякнул этот движок, и скоро мы уподобимся ему и уткам и проделаем тоже самое...
Я скептически рассматривал металлическую бандуру. "Гравихренотень", как называл ее Том. Жуткое чудовище: количество торчащих из нее штук всех видов и форм могло привести неподготовленного человека в панику.
Ничего нового я не увидел, и мой суровый взгляд переехал на щуплого доцента - ботаника, который был прикреплен к гравихренотене и проверял экспериментальную его работу.
- Мой друг прав, профессор?
Конечно, этому без году студенту до профессора было как нам до Альдебарана на четвереньках, да еще и с бодуна...
- Поймите, кваззигравитационный реактор синторального типа... - Излюбленное начало излюбленной речи, которую мы, несмотря на нашу научную темноту, можем прочесть наизусть в любое время суток.
Если пропустить пару десятков слов примерной длины букв этак по двадцать-двадцать пять, упростить столько же терминов и кое-как все оставшееся привести в удобоваримый вид... С помощью этого нового двигателя можно в один миг очутиться в любой точке вселенной, как бы она далеко не находилась. И энергии на это почти не уходит. Но если что-то случиться с ним, то и каюк может прийти всему миру...
- ... мегаколлапс.
Том громко поскреб давнешнюю щетину.
- Про вселенский капут ты раньше не говорил, док...
Я грозно сдвинул брови и придал голосу угрожающие нотки.
- До-о-к...
Студентик топтался на месте, смущенно уставившись в пол.
- Короче ... того. Вселенная схлопнется. И все. - Запас его высоконаучных понятий иссяк.
Я вплотную придвинулся к мозгляку.
- А кто пел песни о его надежности? Ваш директор. И все начальство. И...
- Вероятность неполадок - одна к десяти в триллионой степени...
- Значит нам редкостно неповезло, да?
Я нависал над бедолагой-научником. Том ухмылялся. А время текло.
- Ладно, надо что-то делать. Что если его поченить?
Сказано сделано: Том хищно сжимал в руке универсальный инструмент и готовился вскрывать корпус злосчастного квазидвигателя. Но доцент не собирался к нему присоединяться.
- Док, без тебя не справимся.
Но ботаник и с места не сдвинулся.
- Понимаете, - мягко начал он. Но я его перебил.
- Понимаем. Высокотехнологическая техника и тому подобное. Ничего, и не с такими справлялись.
- Не в том дело. Реактор очень прост... Но это технологии чужих и устроен он на синторальной логике...
- Короче и проще.
- Только специальный компьютер, тоже на технологии чужих, разбирается в этих движках. И под его контролем все чиниться. Но я его поправить не могу. Как и любой из людей. Это просто непостижимо для человеческого мозга... Даже вскрыть его не удастся. И не старайтесь.
Том, доселе азартно крутивший очередной болт, неуверенно опустил руки. Тото крышка не снималась, хотя казалось, ее ничего не держит.
- Нам всем конец. И всему миру тоже. - Так студент закончил.
Я погрузился в тягостные раздумия. Не хотелось мне умерать. Совсем прям не было желания.
На выручку мне пришел Том.
- Может Васька позовем? Шанс...
Ну конечно! Если встречаешься с чем-нибудь необьяснимым - зови бортмеханика Васька. Он разберется и обьяснит.
Через три минуты я откупоривал очередную бутылку.
- Не пролевай, Васек. Чай, не казенная.
Васек старался. Еще бы: сам капитан вливает ему в глотку чекушку за чекушкой из личных запасов. И еще спрашивает, не нужна ли добавка.
- Все, - лопочет бортмеханик. - Я ... я ... в кон ... кон ...
Что он в кондиции, самой нужной - это точно.
- Пошли! - Теперь командовал он. Еще бы, он наша единственная надежда. - Ос ... дите отсек... Ик...
Мы с Томом подчинились безропотно. Студент же заартачился.
- И что этот пьяница будет делать. - Он недовольно упер руки в бока. - Он ведь даже не знает, что такое синтористика. Слова то такого не слышал...
Мы силой вытащели строптивого из машинного отсека и плотно закрыли дверь.
- Это таинство, - сказал я, - ритуал. Жертвоприношение на алтарь антилогики, если хочешь.
- Да вы... - и хлипкий ученый треснул Тома в нос. - Он же его сломает!
У студента началась истерика. Все порывался вызволить дурмашину из лап "механика-садиста". Удержать его было трудно, но мы справились. Вот ведь какие страсти. Прямо реакторофилия какая-то.
- Ниче, - приговаривал совсем необижающийся Том, - наш Васек с галапетянином общий язык нашел и пять лет с ним дружит. Что ему твоя гравихренотень...
- Как, - лопочет успокоившийся студент, - С ними же вообще никаких контактов. Их никто не понимает...
- А он вот... Как выпьет, так ему любая синторальная логика по зубам...
Через сорок пять минут мы зашли в машотсек. Богатырский храп сотрясал металлические стены. Он с лихвой перекрывал веселое гудение заработавшего реактора. Студент, охая и ахая, бегал вокруг него. Лишь когда он споткнулся, его взгляд упал на лежащие вокруг непонятного назначения детали. Рот научника искривился. Он подлетел к мирно спящему бортмеханику, схватил его за грудки и стал бешено трясти.
- Что ты наделал! - орал он. - Что ты натворил!
Васек захрюкал и открыл один глаз.
- Что ты сделал с реактором!
- Хлама всякого лишнего напихали, - пробормотал пьянчужка и снова захрапел.
С реактором, конечно, все было отлично: работал лучше прежнего и ничего коллапсировать не собирался. Васек после пробуждения ничего не помнил и сам искренне удивлялся своим великим свершениям, комментируя, что под хорошую водочку он могет и не такое. Студент же все вокруг бортмеханика крутился, пытаясь, небось, выведать у того секреты синторальной логики какого-то там типа. И однажды даже спросил у меня, нет ли в моих закромах хоть пары чекушечек. Не для себя, конечно. "Хитрый ты, - сказал я ему, - небось премию хочешь и научное признание?" Тут же залился краской. "Ничего, хоть тут найдется приминение васькиного таланта. Да и помощ отечественному двигателестроению... Через неделю на Казандоле будем. Там и возьмеш: я подскажу у кого. Только хорошую бери..." На Казандоле доцент затарился так, что дал рождение очередному мифу об алкогольных свершениях русских космолетчиков.

------------------------------

БОГ УМЕР.

Мальчик сидел на вершине холма и смотрел на красное, переливающееся небо. Он думал. Он вообще часто приходил сюда и по многу времени проводил в раздумьях.
Сегодня он думал, что раньше небо было другим. Так говорила Заура, выжившая из ума старуха, самая старая в деревне. Она вообще рассказывала много интересного.
Железные звери и птицы, говорящие ящики. Все эти чудеса присутствовали в ее сказках. Она говорила, что люди когда-то умели гораздо больше, чем сейчас: они умели летать и ходить под землей, легко осушали целые моря и двигали горы. И могущество людей стало таким, что еще чуть-чуть и они сравнялись бы с богом.
Колдун деревни постоянно ругал старую Зауру, махал на нее руками и грозил когда-нибудь увести ее далеко в лес и оставить, потому что уже ничего делать не может, кроме как рассказывать всякую ерунду и откровенную ересь. Но все знали, что это пустое: слушать старуху любили все, от мала до велика, даже вождь. Да и где это видано: отводить старого человека умерать в лес.
Конечно, многие воспринимали рассказы Зауры как простые сказки, но мальчик думал иначе.
Вот колдун говорил, что небо - это большая скатерть, за которой от людей прячется добрый и всемогущий бог, чтобы не ослепить людей своим видом. Почему же, если бог такой всемогущий, ему не сделать так, чтобы люди могли его видеть. Ведь он добрый, и, значит, не должен быть страшным.
А Заура рассказывала, что небо когда-то было другим. И смотреть на него можно было долго, не так, как сейчас. И бог ни от кого не прятался, находясь у всех на виду и даря людям тепло и радость. А потом он обезумел, и всем пришлось туго. И древние отгородились от него красным щитом.
Хоть это и звучало не очень правдоподобно, но мальчик больше верил старухе, а не колдуну. Потому что часто слышал от Зауры фразу "Бог умер", смотрел вверх и думал, что будь бог жив, небо бы было другим.

---------------------------

ВСЕ КАК У КОРОЛЕЙ.

Топор взлетел и опустился, и в это мгновение уложилась вся его жизнь.
Дворцовое детство, часто голодное, нередко холодное. Но дворцовое. Другого у него не было, да и не хотелось ему другого. Да, те годы многому его научили: врать, прятаться, бить из-за угла, и , конечно, интриговать. Как без этого? Начальная школа жизни для будущего монарха. Впрочем, тогда вопрос о его воцарении стоял очень остро. Настолько остро, что на это острие юный принц вполне мог напороться и безвременно скончаться.
И седельное отрочество. Именно седельное. Потому что жесткое конское седло было одной из немногих вещей, четко отпечатавшихся в памяти. Были битвы... Но после пятой они слились во что-то кроваво-грязное и шумно-орущее... И, конечно, ночевки под открытым небом. О опять холод, и опять голод... Все не как у королей...
И монашеская юность. С постоянным страхом быть убитым. Это чувство настолько вьелось в плоть, что больше его не покинуло никогда.
И, наконец, зрелость. Чего только в ней не было. И дворцы, и монастыри, и конская попона... Холод и голод... Теперь все как у королей.
И очень много крови. В этой жидкости коронованные особы купаются, ее же пьют, на ней же для них варят супы. Да и коронуют их не елеем. Это всеобщее заблуждение.
А еще родственные связи, которых никогда не было. У него были сотни кузенов и кузин, несколько десятков дядей и тетей, родители... Кузенов и кузин он видел часто и столь же часто хотел каждого из них убить. А дяди и тети очень хотели смерти его самого. Замкнутый круг. Родители... У короля нет ни отца, ни матери. Есть король, и есть королева, которые преграждают тебе путь к трону...
Их кровь... Была и она.
Войны... Предательство... Убийства... И прочая, и прочая, и прочая... Все как у королей.

Последний раз редактировалось Markfor; 02.12.2007 в 01:02. Причина: объединение сообщений
  #1015  
Старый 22.09.2007, 11:40
Мастер слова
 
Регистрация: 16.08.2007
Сообщений: 1,398
Репутация: 498 [+/-]
Размещаю до конца первую главу... Все выложить не могу - переписываю сызновна...

Между тем солнце уже садилось. Прекратились пения незаметных птиц. Лишь разносились звуки дятла, где-то очень далеко долбившего деревья. Поднялся ветер. Стало холодно. Небольшой отряд из восьми человек начал собираться: потушили небольшой костерок, проверили снаряжение. Дмитрий без особого интереса прочистил автомат намоченной тряпкой. Мужчина не решился разбирать оружие, - слишком мудрено все было сделано. В армии он не служил, – не успел. Во рту снова все пересохло. Пить не дали, – сказали нельзя.
- Ну, как ты? – спросил Диму, подошедший Жора.
- Нормально! – буркнул тот. На самом деле ногу жгло нещадно. Словно, ее сверлили сотни маленьких муравьев. Банально, но на другие сравнения Диме сейчас было не по силам.
- Врешь? Я и Вовик тебя понесем. Носилок, извини, нет, так что смастерили сами.
- Спасибо.
- За что, Серый? На войне все братья и сестры. Сегодня помогаю тебе, завтра ты мне. Или же размечтался, что все делаем просто так?
- Да нет, я не думал, - Дмитрий решительно хотел уйти из этой гоп-компании, но физически это не представлялось. - Куда мы идем?
- Знаешь, решили, что возвращаемся обратно. Кто-то неспроста «кнопку» оставил. И никто из пацанов не может ручаться, что мы повторно «не сядем» на мину. Из нас саперов нет. А жизнь класть – за просто так не хочется. Если бы был приказ – то да! Поперли бы напролом. А так...
Жора молодецки зевнул. Дмитрий поклясться мог, – он не увидел в этой бездонной дыре трех верхних зубов.
Подошел Влад. Казалось, он потерял за день не меньше пяти килограммов: лицо осунулось, глаза беспокойно бегали. В руках мужчина держал фляжку.
- Марк сказал, чтобы ты выпил это. Он, вроде, медучилище закончил. Толи в Соликамске, толи в Бобруйске, черт его разберет! – сказал Влад и отдал Дмитрию флягу. - Жорка уже сказал, что тебя понесут?
Дмитрий утвердительно кивнул. Другого ответа быть не могло.
- А почему... - Начал мужчина.
- Послушай. Нам по-прежнему дорого время. Ты знаешь. Следует предупредить «верхушку» о ловушке в лесу. Причем – очень быстро. Мысль ясна? – Договорил Владимир и вопросительно поднял левую бровь вверх.
- Конечно. - радостно ответил Дима...
... Отряд шел очень медленно. Дело в том, что после прохождения место взрыва «кнопки» бойцы боялись наступить еще раз на подобную гадость. Любят «чечены» количество, а не качество. И это факт! Во главе команды был поставлен Влад. Он единственный, кто досконально знал здешние места.
О новеньких Дмитрий не стал расспрашивать. Просто не захотел.
Несли мужчину Жора и Вовик – грузный большой мужик. С орлиным носом, поросячьими глазками и тупой улыбкой. Один его глаз постоянно нервозно дергался и хаотично бегал по бельмам. Жорик рассказал, - что это осталось от осколка гранаты и, что Вовик привык к своей странной болезни. Еще Дима подметил, – пятеро новеньких были незнакомы Сергею, то есть ему.
Нога по-прежнему ныла.
- Вернемся на гражданку – проставляешься, Серый. - завел разговор Жора. - Девяносто килограмм на собственном горбу – не шутка. Кстати, анекдотик одни вспомнил – приезжает генерал в часть, в столовую заходит, а там обед. Личный состав «шрапнель» кушает. С селедкой. «Ну, как, товарищи бойцы, на питание жалобы есть?» – интересуется генерал. Все молчат. «Нету жалоб, - констатирует генерал. - Выходит, хорошо у вас питание, товарищи бойцы? Ну вот ты скажи?» – показывает на ближайшего солдатика. Тот подскакивает: «Так точно, товарищ генерал! Питание выходит хорошо! Входит плохо!»
- Ха! Смешно! Вам не привыкать. - решил пошутить Дмитрий. Но Жора, видимо, шутку не понял и резко поднял носилки верх, так, что нижняя конечность отозвалась болью. - Твою... Аккуратней нельзя?
Отряд остановился. Владимир поднял правую руку вверх – в знак полной тишины. Ночной мрак окутал бойцов. Тихо дышал толстый Марк, беспокойно переглядывался одним глазом Вовик.
Дима тоже ощутил беспокойство – сердце начало биться быстрее, зрение обострилось.
Тишина...
- Идем дальше, только тихо, - скомандовал Влад.
Дмитрий на всякий случай вытащил из даденной сумки автомат. Жорик начал беспокойно крутить головой по сторонам.
- Угнетают, сволочи, - шепотом произнес Марк. От отличительно от остальных спокойно вел себя, было видно, - мужик даже не напрягался по поводу вероятной облавы.
- Может здесь и прям, – нет никого? –спросил Дима.
- Не, у Влада нюх на опасности, - начал Жорик. - Серый, ты больно нервный какой...
Хлопок! Мужчина схватился руками за грудь и тяжело повалился на землю. Носилки накренились. Вовик потянулся за автоматом, висевшем на груди, но не успел, – звякнуло в кустах оружие, - пуля прошибла ему лоб.
Дмитрий сильнее сжал оружие, и ...
... Опять кругом пустота. И опять тягучая. Неслышно звуков.
Вот только пахнет свежими розами. И откуда только запах? Что это за МЕСТО? Защебетали птицы где-то очень-очень далеко. Но каким-то искусственным металлическим звуком.
Дима взъерошил левой рукой свои короткие волосы и снова двинулся дальше.
Неожиданно появилась знакомая фигура мужчины. Только вместо красного балахона на нем был одет брусничный пиджак.
- Это школа бальных танцев... Два шага направо... Два шага налево... О! Сергей! Приятно снова увидеть тебя! – фигура развела руки в стороны.
- Тоже... рад, - смущенно промолвил Дмитрий. - Только я – Дима. Понимаете? Меня так зовут!
- Конечно, понимаю! Что тут не понять, Сергей? Ударился головой, с кем не бывает. Война – дело рискованное и опасное. Зато от девчонок... Им нравятся сильные парни.
- Хватит! Кто вы? – Дима сжал кулаки.
- Я? Твой глюк. Называй, как хочешь! Моцарт, Пушкин, Плеханов, Коля, Вася. Выбирай! Одно знаю точно – ты Сергей! Это школа бальных танцев... Два шага направо... Два шага налево... Хорошая песня, неправда ли?
- Хочу обратно! – жалобно закричал Дмитрий. Все тело жгло, выворачивало. - Верните домой! Отстаньте от меня! Пожалуйста!
- У вас, молодой человек не все в порядке с головой. Дайте, гляну, – может какой винтик выпал? У меня, их много... Несуществующих.
- Отойдите от меня!
Грянул гром. В «небе» появились большие синеватые облака. Из сумрака, ближе к фигуре в пиджаке, начали подходить странные существа: маленькие рогатые человечки с козлячьими бородками, шарообразные существа с большими черными глазищами., двухголовые змеи.
- Шоу уродов, прям. - подумал Дмитрий. - Вероятность, что, когда я проснусь, – окажусь прямиком в белой палате, – равна стам процентам.
- А вот, и наши друзья, - знакомься! – произнес незнакомец и неприличным жестом руки показал куда-то вдаль. - Все возможные отклонения в мозгу собрались здесь! Когда представиться еще раз такая возможность. Кстати, я тут мобильник нашел, случаем не твой? – мужчина в пиджаке вытащил из внутреннего кармана пиджака миниатюрный сотовый телефон.
Диму, словно током прошибло. Это был его мобильник!
- Догадайся, где я его нашел? На станции метро. Ах, да, забыл, - меня же не существует. Забирай, короче.
Дмитрий взял телефон в руки. Неожиданно забринькала мелодия, - кто-то звонит.
- Ал...ал..ло, - шепотом произнес мужчина.
- Дима? Это ты? – в «трубке» послышался знакомый женский голос.
- Галя! Помоги мне!
- Что случилось? Почему такой нервный? Проблемы в университете?
- Нет! – застонал Дмитрий. - Я... Я не знаю. Здесь темно.Очень темно. Розами пахнет. Алло? Алло? Галя?
В трубке зашумело:
- Влад... Ложись, парни! Это обстрел...
Сигнал оборвался. Дима тяжело вздохнул и тяжелым взглядом уставился на незнакомца. Тот беззаботно жевал нижнюю губу.
Исчезли запахи. На мельчайшие частицы распались чудовища. Раскололись осколками, словно фарфоровые вазы. Тучи в «небесах» поменяли свой цвет из синюшнего на белый. Пошел крупный снег.
- Не серчай на меня, парень. Получается у нас с тобой так. Ты – хороший человек, - грустно сказала фигура...
... Дима открыл глаза – кругом лес. Пахнет порохом. Ни единого звука. Светает.
Мужчина пошевелил пальцами руки – вроде, все нормально. Только нога по-прежнему болталась плетью. Боль прошла, но надолго ли? Рот забит черной землей. И когда успел?
Вокруг в неестественных позах лежат парни. Жора, Марк, Вовик, новенький... Стоп! Влада нет и четырех парней. Значит бросили. Или нет? Ждать собственного спасения?
Дима дополз до Жоры – на его комбинезоне маленькая темненькая дырочка, лицо –бледное. Интересно. Мужчина не выдержал вида покойников и сблевал вчерашний небогатый ужин. В голову ударила знакомая боль.
- Когда же все закончится, - не спросил, а подытожил Дима.
Раздались звуки выстрелов. Где-то на севере... Или на юге... Поднялся легкий ветерок. Запахло кровью.
Дмитрий не стал обыскивать трупы бывших товарищей. Ему было противно от одного из вида. Еще несколько часов назад – они дышали, разговаривали. Вообщем жили.
- Я мыслю, – значит существую. Вроде так говорил Декарт? Он не прав. Я боюсь, – значит существую, и если, ничего не предприниму – умру. Веселые перспективы. - Дима начал рыться в карманах куртки. - Что?! Телефон? – мужчина вытащил предмет наружу. - Черт!
Зашелестели листья. Послышались низкие голоса двух – трех мужчин. Разговаривали они грубо и быстро.
Дима напрягся. Влад с новенькими? Мужчина поднял с земли автомат. Стало очень и очень жарко. Но фляга валялась где-то среди парней. Облизав губы, Дмитрий снял оружие с предохранителя. Голоса приближались. В шагах в тридцати от кустов.
- А что, если убить себя самому? – осенило мужчину. - Все так просто? Выстрелить в голову. Смерть без мучений.
Дима навел дуло к подбородку. Одно нажатие... Из кустов вышел бородатый мужик кавказской внешности. Одет он был в спецкостюм, на голове маленькая вязаная шапочка. В руках автомат Калашникова.
Дмитрий сглотнул, быстро навел орудие смерти на приближавшегося, и указательным пальцем нажал на курок. Тишину порвала автоматная очередь. «Кавказец» никак не успел отреагировать. Пули прошибли ему низ живота. Позади послышались голоса. Заклинил автомат у Димы. Он механически выбросил оружие. К нему подбежал молодой человек с таким - же оружием. Дмитрий закрыл глаза. Мир перевернулся.
  #1016  
Старый 22.09.2007, 14:45
Аватар для Andara
Местный
 
Регистрация: 14.06.2007
Сообщений: 153
Репутация: 31 [+/-]
Время уходить

Закат окрасил воду кровью. Грохот прибоя заглушал шаги. Изард поднялся на вершину скалы. Как давно он не был здесь? Год? Два? А может, целую вечность? Вот только что такое вечность для его рода? Проклятие? Вечная скука? Или великий дар?
Нет. Наверно все же дар. Хоть и живет он уже очень долго, но все же…
Как прекрасен этот закат. Суровые скалы веками сопротивляются натиску воды. Они тоже защитники. Защитники пологих равнин. Не стояли бы гордые скалы на своей вековой страже, и море шутя поглотило бы плодородные равнины, уничтожило бы жизнь на них.
Целая вечность для того, чтобы насладиться жизнью. Целая вечность на страже мира.
Вечность – это так много и так мало.

«За плечами – тяжкий груз расставанья. Ее глаза… Давненько никто не провожал меня со слезами. Хотя я и не появлялся в городах уже уйму времени. Так почему же в этот раз судьба привела меня в этот городишко? А может это не судьба? Может я сам настолько истосковался по людям, что свернул в первый попавшийся мирок, заселенный этими странными существами. И здесь встретил Ее. Два года я не покидал этих мест. Два года моя семья не могла найти меня. Я забросил свой долг Хранителя. Сестре пришлось довольствоваться лишь краткими сводками об этом мире. Кажется, она все поняла. Но сейчас мой долг зовет меня домой. Путь долог, а времени осталось мало. Надо спешить.
Лишь шаг отделяет от пропасти, в которой бушует прибой. И лишь шаг отделяет от портала в другой мир. Но как же не хочется делать этот шаг. И как не хочется покидать Ее. Она так хотела пойти со мной, но что я могу дать ей там, дома? Я живу вечно, но я могу погибнуть в любой момент. Иногда я дома, но чаще я блуждаю там, куда немногие могут попасть. Я не могу взять Ее с собой в странствия.»

Ветер теребил снежно-белые волосы, а Изард все не решался сделать шаг, который надолго уведет его из этого мира. Казалось бы, все сказано, все решено. Осталась мелочь – сделать один единственный шаг и Дорога сама ляжет под ноги. Но что-то по-прежнему держит, не дает уйти, тянет назад за полы длинного плаща. Изард оглянулся. Лучше бы он этого не делал:он увидел лишь бездонные глаза, в которых плескалась боль.

"Прости, любимая."

Изард сделал шаг и под ногами вспыхнул огонь портала. Она смотрела ему вслед. И тогда, сквозь свет, он вновь увидел искрящийся водопад и девушку, выходящую из воды. Видение померкло и сменилось новым: единорог, бредущий по раскаленной земле.
Портал сомкнулся за спиной. Изард сделал шаг, другой. Трава оплела ноги. Переход отнял много сил, но надо продолжать путь. До следующего портала еще далеко, да и пройти их надо немало. Изард не видел, как Она рванулась за ним, не видел, как ослепительно белый единорог застыл на утесе. Единорог сделал шаг…


Любопытно ваше мнение)))
__________________
...Каждый выбирает для себя
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
каждый выбирает для себя... (с)

Последний раз редактировалось Andara; 27.09.2007 в 17:42.
  #1017  
Старый 22.09.2007, 23:40
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
***
Встать он смог, шаг ступил и понял, что идти он, кажется, не может, позвоночник действительно перебит.
Гэл стиснул зубы, не позволяя себе застонать. Аросцы хотели унести его на руках, он воспротивился:
- Я пойду сам, дай мне минуту.
- Как хочешь… Но я считаю, проявление гордости в такой ситуации глупостью, - проворчал Ларсард. После чего вышел из каюты в коридор.
- Папа! – кричал Айрэ, схватившись за ногу Гэла, - не уходи, пап… - мальчик заплакал.
- Не плачь, я ненадолго, нужно поговорить с одним человеком, слушайся Эннэ, - Гэл с трудом управляя рукой, погладил белые волосы сына, посмотрел на Ларсарда в дверном проеме и напомнил о существенном промахе тюремщиков, - Покормить их нужно, или хотя бы напои.
- Хорошо, хорошо. Не командуй, твоя светлость, - засмеялся вампир из коридора.

Зэрон, в новом теле молодого парня с длинными черными волосами, завязанными в хвост, бледным красивым лицом и черными, как ночь глазами, сидел в мягком кресле.
Кресло стояло у большого иллюминатора по соседству с креслом близнецом и низеньким чайным столиком.
За иллюминатором плясали протуберанцы подпространства.
Корабль входил в подпространственный канал, было чем полюбоваться. Все цвета спектра присутствовали на полотне подпространства, яркие как неоновые огни большого города, но не такие настырные. Картина мира была гармоничной и дивной, переливалась невероятными оттенками.
Гэл присмотрелся к цветам, высчитал направление.
И хмыкнул:
- Уходим на окраину, в тридцатые галактики?
Зэрон встал, приветствуя гостя, улыбнулся. Аккуратно пожал руку Гэла, чтобы не доставлять ему лишней боли, указал на свободное кресло. Сам вернулся в свое, поправил длинный белый шерстяной плащ, точная копия плащей тех, что носили старейшины Совета. Что иногда носил сам Гел.
Гэлу помогли сесть. Он с трудом заполз поближе к высокой спинке кресла и подтянул ноги под себя. Ощущал, как замерзают ступни. Был босым, забыл обуться, когда выскакивал со своей каюты, не до обуви тогда было, да и сейчас обувь его интересовала менее всего.
- Я честен перед тобой, - заговорил Зэрон, вежливо улыбаясь, - мы летим в тридцать шестую галактику, на планету Сэнп, вино будешь?
- Не откажусь, - Гэл изучал неоднократно поверженного врага в новом обличье, - Вновь погубил молодого мальчика, кем был этот человек в теле которого ты живешь? Художником?.. Музыкантом?.. Или ученым подающим надежды? А тут ты старый проклятый разум Древнего Палача…
- Ты хоть понимаешь, что ты летишь в ссылку? Тебе не выбраться, - удивился Зэрон, - телепортироваться с сыном ты не сможешь. Не рискнешь перебрасывать ребенка через половину Мира. Через десятую галактику. Особенно когда твои силы почти на нуле.
- Хочешь вызвать у меня скупую демоническую слезу? – спросил Гэл, не скрывая злость. – Я могу тебя поблагодарить. Ты уже знаешь, что моя жена собирается со мной разводиться (не без вашего участия) и забрать сына. Считай, что ты делаешь мне услугу. Я смогу сам вырастить своего ребенка на милой планете Сэнп. Я думаю, ты даже более моего заинтересован в том чтобы мой сын жил подольше, - Гэл вскинул голову прожигая Зэрона взглядом, он даже боли не чувствовал в этот момент, - что еще радует я не буду видеть тебя и слышать о тебе.… И о Лиаре надеюсь тоже… Кстати он знает о том кто ты?
- Непредсказуемый бешенный нелюдь… - засмеялся Зэрон, - я счастлив, что у меня такой враг, и очень рад, что ты любишь своего сына больше чем ненавидишь нас, - Зэрон проигнорировал последний вопроси.
- Нас? – удивился с пренебрежением Гэл, - Нас... Ты слишком много на себя берешь последний хранитель… - презрительно бросил Гэл, - неосведомленный Лиар позволяет тебе подобное нарушение субординации? Нас… - Гэл засмеялся, - или ты сравниваешь себя с маленьким всевышним, гордый Граалл.
- Осторожно, Бешенный, ты не так могуч, как кажешься сам себе… - Зэрон выпрямился в кресле сидел с натянутой как струна спиной. Смотрел на Гэла, что тоскливой полуулыбкой изучал бесконечность за иллюминатором, - мы, - нажим на слово Мы, - связали тебя сейчас, и сможем справиться с тобой потом. Тебя тоже можно сломить, и ты будешь служить НАМ… как верный пес.
Гэл очень медленно закрыл синие глаза, очень медленно открыл глаза, когда они стали ярко желтыми. Когда зрачки вертикальные как у разозленной змеи запылали черным пламенем:
- Я плохой слуга, да и раб из меня никакой, перебью вам всю посуду, сломаю вашу мебель и напоследок напьюсь и вцеплюсь тебе в горло. Оставь меня в покое, целее будешь. Видишь, твой маленький нынешний господин Лиар до срока даже не приближается, ума хватает тебя подставить.
Зэрон сорвался со своего кресла, схватил Гэла за ворот рваного пауком окровавленного свитера и приподнял, испепеляя его взглядом. Но испепелить не мог, просто старался прожечь. Или заставить отвести взгляд вертикальных зрачков. Он был силен. Но воля одного Граалла никогда не будет обладать силой способной сломить стража. Зэрон и не надеялся, он надеялся лишь на одно, что когда-нибудь увидит Стража у ног. А вот у чьих ног? Он даже боялся думать у чьих ног в последствии может оказаться Волн…
- Ты забываешь, что твой сын в моих руках, - процедил сквозь зубы Зэрон.
- Я это помню… - шипел Гэл сквозь клыки, - отпусти меня, задушишь. Мне больно.
- Я разорву тебя, а когда ты соберешься, разорву вновь, – рычал Зэрон.
- Я уже слышал это сегодня, – хрипло сказал Гэл, когда его отпустили. Паук рванулся в груди, прожигая огнем, легкие вновь были разорваны.
- У меня остался к тебе один вопрос Вервето, - Зэрон успокоился и вновь сел в свое кресло.
Принесли вино, подали один бокал хранителю, второй Стражу.
Гэл взял изящный бокал на длинной тонкой ножке.
Бокал был очень дорогим вырезанный из тонкого цельного хрусталя прозрачный до невидимости с узорами, что были почти незаметны и искрились как изящные снежинки.
В бокале красное вино, яркое как кровь такое же густое.
- Я весь во внимании, – ответил Гэл, вдыхая аромат вина, - недурственно, планета Итлан, вину лет пять на вскидку, точнее не скажу, а сорт знаю, Родогоччи.
- Ты знаток вин? Вервето, - улыбнулся Зэрон, - а вопрос простой. Как твое умное тело реагирует на кровь твоих братьев - простых драконов?
Гэл сделал один глоток, и вопрос застал его почти врасплох, он застыл, судорожно глотнул очень дорогое вино, но нечаянно-специально сломал ножку бокала, что была прочнее каатэр-толла, сама чаша бокала упала на белый ковер, расплескав рубиновую жидкость как кровь невинных жертв:
- Ты не посмеешь, - прошептал тэйл.
- Я хочу просто посмотреть на реакцию. Мой нынешний «Повелитель»… велел провести эксперимент, чтобы знать, как тебя усмирить, и какова степень боли, – Зэрон наклонился к Гэлу, внимательно изучая его лицо, - зачем ты сломал такой дорогой фужер и расплескал вино, ковер придется заменить. Ты я вижу, слов на ветер не бросаешь, начал бить посуду… – Зэрон встал.
На том же подносе, на котором стояли дорогие хрустальные фужеры с планеты Шортлог, находилась киридовая емкость. Зэрон взял ее, открыл. Яркий запах осенней листвы распространился по большой каюте. Тяжелые руки аросцев легли на плечи тэйла.
- Черт! Зэрон!.. Я тебе на словах все расскажу! И как действует и какова степень боли. А когда я перегрызу твое горло, ты это даже почувствуешь!..
- Заткнись демон! – гаркнул Зэрон, спрячь клыки, или паук разорвет тебе сердце. И помни – твой сын в моих руках! Руку сюда! Дрянь!
Гэл вырывался, клыки увеличились до размера волчих.
Паук зашевелился, но боль сейчас уже не пугала.
Укусил за руку одного из своих мучителей.
Аросец вскрикнул и, схватив тэйла за волосы, запрокинул его голову, ища взглядом, что бы такого использовать в качестве кляпа.
Гэл зарычал.
Аросцы заставили его протянуть руку, с трудом удерживая рычащего тэйла.
На кончиках пальцев зверя появились острые когти:
- Это же зверюга какая-то… - возмущался четверорукий здоровяк, - сильный какой.
- Держи! – кричал второй с прокушенной рукой, - морду держи! Он меня сейчас загрызет? Да что ж это за нелюдь такая! Куда ж ты рвешься? Куда ты денешься? Держи его руки. Он еще и когти выпустил!
Зэрон деловито разрезал руку Гэла киридовым ножом и капнул в ранку ртутную жидкость, пахнущую осенью – кровь молодого дракона.
Аросцы сразу же отпустили дикого зверя, и очень резво разбежались в разные стороны, едва не сбив с ног Ларсарда, что вошел в большую каюту.
Гэл раньше ненавидел только боль. Но теперь он уже чувствовал ненависть к жителям планеты Аросса - огромные четверорукие трехметровые идиоты, лысые как колено ребенка, тупые как недоразвитые обезьяны. Он даже не стыдился подобного проявления расизма. Потому что ненавидел боль. Руку сжигало заживо. И сознание он потерять не смог. Сидел, прижавшись к спинке кресла прогрызая его кожаную спинку.
- Ты назло мне портишь хорошие вещи? – ухмыльнулся Зэрон, - твоя кровь прожгла ковер и само кресло, мало того, ты его клыками сгрыз, второе обещание выполняешь?
- Ничего, - зарычал Гэл, - я и третье выполню, только сначала напьюсь.
- Ну, ну… - кивнул головой Граалл, и нежно провел рукой по всколоченным волосам стража, - только не сегодня. Хорошо, реакция на драконью кровь меня удовлетворила.
- Удовлетворила? – повторил Гэл и рассмеялся, отстраняясь от руки последнего хранителя, - рассказать тебе о том, что должно удовлетворять мужчину?
- Наглеешь демон. – Зэрон улыбнулся рассматривая пленника как ценную, очень ценную вещь, - ничего, и такого как ты можно сломать, - Зэрон повернулся к вампиру и отдал распоряжение, - Ларсард мне нужна, будет поставка этого препарата, договорись с канрогоскими драконами, устроит любая цена. Власть стоит дорого, а особенно такая власть, и господин готов платить. Только не объясняй им истинной причины, они против старых драконов никогда не восстанут.

Господа вам инетесно что будет дальше?.. :) не люблю быть оратором в пустом зале... :(

Я на Самиздате: http://zhurnal.lib.ru/m/markowskaja_a_a/.
Там непонятные глюки, потому вторая часть в разделе повести....
Жду отзывов.... :))

Последний раз редактировалось Markfor; 02.12.2007 в 01:03. Причина: объединение сообщений
  #1018  
Старый 24.09.2007, 20:34
Аватар для reco
Ветеран
 
Регистрация: 26.02.2007
Сообщений: 530
Репутация: 164 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для reco
Эгей! Вот я и зашел, а кроме неких Abver и Xitti, такое ощущение, что и не пишет никто. Так, пролистаем темки - ура! Старый знакомец
Винкельрид
Привет! Как всегда стильно написано, обороты дай бог каждому. Как ни странно, рад что ты ушел от руссо-славянского фэнтези, которое я читал в твоем исполнении когда-то и перешел на легкий бульварный жанр, хоть и в виде эксперимента. Продолжение дай про тетеньку, а то дюже заинтересовало, кто такая и почему такая) Царапнуло иностранка-эмигрантка, француз (картавый говорок, я всегда думал, хотя льстивый кот тоже имеет право на существование), застучали шаги (так и хочется сменить их на каблуки).
Теперь буду захаживать. Пишите, господа, обещаю высказать своё фи хорошим вещам и двойное фи - плохим. Кому чего не понравится, пишите в личку, но помните: с нами Бог и три пулемета!))

Прошло 3 часа... Дополнение поручику Винкельриду aka С. Алфёров: спасибо за проду, как сказал бы мой хороший знакомый Люьюис: всё страньше и страньше; как сказал бы я: игра слов, имеющая неплохой шанс уйти от стёба в добротный покет. Подумай и найди силы довести до конца с тем же качеством, я себе на полку с удовольствием поставлю, как яркий образчик оригинального жанра. Даже перечитывать буду)
__________________
Как писать интересные книги? Ответ здесь

Последний раз редактировалось reco; 24.09.2007 в 23:01.
  #1019  
Старый 25.09.2007, 08:08
Новичок
 
Регистрация: 31.08.2007
Сообщений: 3
Репутация: 0 [+/-]
Вопрос Только подумай

Только подумай.

Начало.
Наш город молчал. Ему просто не нужно было говорить. Все даже больше чем нужно, слышалось без слов.. .
Это началось три дня назад. Мой парень, Крис сделал мне предложение 28 июля в нашем любимом ресторане «Полночь». Я была так счастлива , что даже забыла сказать «Да!» , когда услышала такой знакомый и тут же новый для меня вопрос. Опомнилась я только уже жадно целуя его. . .
К сожалению , как всегда и бывает когда все слишком хорошо, именно в тот день я должна была идти на дневной эфир, на радио. Два года назад я закончила факультет журналистики и теперь каждый день мой голос слышали миллионы людей. Мне нравиться общаться. Всегда включая кнопку on line я пытаюсь представить себе всех этих людей, их настроение, состояние, чем они занимаются слушая меня , о чем думают. . . Тогда я уже не вижу перед собой только студию и черную сетку микрофона, я становлюсь частью всего , что происходить в городе в эту минуту. . .
Вообщем , я всегда с радостью шла на работу. Но только не в тот день. Не замечая ничего , я как обычно шла по алее через парк , потом свернула на центральную площадь, перешла перекресток. . . Все мои мысли были только о предстоящей свадьбе. Я думала о пышном белом платье, лимузине , о количестве знакомых и родственников , которых можно пригласить, о торте с ванильным кремом , о статуэтках молодоженов , а не первой , но брачной ночи . . .
Вдруг кто то сказал: «не думай , что все так легко сложится»,-потом другой голос произнес: «Посмотрим , что ты скажешь после свадьбы.» Ничего не понимая я подняла голову и увидела мужчину в сером деловом костюме, который смотрел на меня с той непонятностью и презрением , с которой на меня еще никто не смотрел. В ту секунду , которая пролетела, когда я шла рядом с ним , мы оба поняли , что ничего не произнесли. Это наши мысли! Он услышал о моих мечтах про свадьбу, а я – его ответ на мои мысли . . .
Дальше началась паника. От такого потока мыслей разрывалась голова. Кто то думал о неудачном совещании, кто то о смерти прабабушки, кто то жаловался на жару, которая действительно помогала сходить с ума. Это были самые страшные минуты в моей жизни. Люди ругались , а читая все новые новые мысли друг друга начинались побои. Я шла в общем потоке и старалась не о чем не думать. Голова через 5 минут начала болеть. Все вокруг толкалкались , протискивались , лезли вперед, кричали, падали в обморок. В ушах звенело так, будто тысячи тарелок бились прямо в них, а голова разрывалась . . . Ненависть поглотила квартал. Угрозы от девушки в золотистом сарафане сыпались на пенсионерку с палочкой , которая подумала , что той , этот сарафан не идет. Муж и жена, только , что пережив ссору, теперь орали друг на друга , узнав , что еще не остыли от всего этого. Мама рвала на себе волосы , прочитав мысли своей шестнадцатилетней дочери, которая вспоминала прошлую ночь, которую она провела с местным диджеем. . .
О том , что бы идти на работу не было и мысли. . . Я мечтала попасть к себе в квартиру. Хаос и больше ничего. Все казалось страшным сном, но к сожалению это была реальность. . .
Поток хлынул и утащил меня за собой. Незаметно, согласно этому течению я оказалась на 122 улице возле дома своих родителей. Мысли и воспоминания детства всплыли перед глазами и проснулось смешное , но спасительное желание прибежать к маме. Мне показалось , что я просто прижмусь к ней , поплачу и все пройдет. На эти наивные мысли я сразу получила с сотню насмешливых и напуганных ответов. Теперь страх сменил ненависть. Люди были в отчаиньи. Некоторые молились. Я тоже попробовала , но меня тут же сбили тысячи мысленных молитв других людей. Но вот! Мне повезло: человек , который шел рядом упал в обморок и я смогла пробиться в щелку между домами. Я ужаснулась собственной жестокости. И вернулась. Это была женщина , лет 45 , которая по видимому страдала астмой. Последней ее мыслей перед обмороком была : «Где ингалятор. Астма. . .». Я пригнулась и схватив ее за руки оттащила в сторону. Мысли путались. Было трудно понять , что думала я , а что остальные на улице. . .
Но вот мы оказались в щели между двумя серыми домами. Я стала рыться в сумочке и нашла нашатырный спирт , который купила утром в аптеке из-за порезанного пальца. Вот и пригодился! Я провела бутылочку возле носа незнакомки и она очнулась. Это была смуглая латиноамереканка , с широкими губами и печальными глазами янтарного цвета. Через каштановые волосы проглядывала седина.
Я подумала о том , что нам лучше пойти к моим родителям и переждать там. Она кивнула и я тут же прочитала мысль о том , что я милая девушка. Это была первая хорошая мысль , которую я услышала в тот день. . .
Так я познакомилась с Гретой. Мы пошли к моим родителям и за время , когда мы ехали в лифте, она мысленно, не произнося ни слова, рассказала мне все о себе. Грета развелась с мужем пол года назад , иммигрировала в США и даже еще не успела зайти в снятую квартиру, как все это началось. Она ехала тогда в такси с центрального аэропорта. И ее просто выкинули на одной из улиц. Вот так мы и встретились.
То , что я увидела у родителей мне вспоминать больнее всего. Они всегда были счастливой парой, хотя и почти пенсионного возраста. Мама- вечно улыбающиеся, жизнерадостная и ласковая. Папа -истинный джентельмэн и глава семьи. Я – единственная дочка в семье, получала ровно столько любви и заботы сколько нужно было ,и ровно столько строгости , сколько полагалось при правильном воспитании ребенка. И все это- идеальное, сказочное, спокойное и родное, все то , что дается раз и на всегда, наша колыбель , наш единственный дом, уголок в этом огромном и порой непонятном мире, как например сейчас, все это прекрасное разрушилось в тот ужасный день.
Они кричали и дико ругались. Мы с Гретой пытались их успокоить, но что скажешь или подумаешь, когда супруги вдруг узнают об измене 15-летней давности или о том , что голос одного из них всегда раздражал и раздражает другого. Что оказывается я получилась по «залету» и на маминой свадьбе не было ее родителей, потому что они запрещали ей выходить замуж. И папа часто пил пиво после работы и не хотел даже смотреть на меня в первые пол года моей жизни. А мама 4 раза выбрасывала папины вещи через окно. . . Через 3 часа к нам постучались люди в форме назвались « исправительной комиссией по охране безопасности граждан.»
Больше я своих родителей не видела. Их увели , только по той причине , что в связи с « чрезвычайной ситуацией» таких людей , как мои родители, которые не могут переносить данную ситуацию, следует изолировать из общества, так как они могут быть опасны для других. Таков был вердикт. Если честно у меня поменялось понятие о справедливости тогда. Она просто перестала иметь для меня значение. Внутри что то разбилось и глухо отозвалось в пустой душе. Самое ценное -родительская любовь разлилась и вытекла из моего сердца, как кровь из свежей раны. Тогда ведь не чувствуешь боли, просто понимаешь , что происходит , что то не правильное и все. Их увели в тот невыносимый день, который оказался первым , но не последним. . .
Мы с Гретой пошли ко мне. Через час, или два к нам пришел Крис и мы так и решили жить все вместе.
Так все и началось. Наш город действительно молчал в тот день и теперь вы знаете почему.
** *

На второй день после того , что произошло, начались беспрерывные сообщения и новости от властей. Запрещалось находится в общественных местах и в местах большого скопления людей. Запрещалось даже выходить за продуктами в супермаркет. Каждая улица, могла выходить в определенное время суток, тем самым не пересекаясь с другой, близ находящейся . Правительство быстро соорентировалось . Отменились все международные встречи и конгрессы . Новости постоянно напоминали о нововведенных правилах. На рекламных щитах блестели свежие вывески вроде: «Забудь о том , что можно выходить из квартиры» , или « Покаемся братья и сестры, в ожидании большого конца.» Быстро закрыли все «бунтующие» каналы и газеты. Осталась только «New York Times» и пару государственных каналов. Мы могли 24 часа в сутки видеть что происходит только благодаря интернету. Выступления Папы Римского и кадры « no comment» из Палестины и Китая , митинги в Египте и хаос в России. Люди никак не могли смириться с концом света, который пропагандировали все религиозные наставники мира, начиная христианами и заканчивая язычниками. А что это еще могло быть? Скажите вы мне, что все люди начнут слышать мысли друг друга в одно и тоже время во всем мире, я бы никогда не поверила. А теперь это было жизнью нашей планеты и этой жизнью приходилось жить всем ее существам.
Мы кое как прожили тот день. Вышли за продуктами ровно в 14.30. , как нам и полагалось и вернулись через пол часа , так и не надышавшись горьким воздухом в котором витал страх. Ночь мы встретили на крыше, это нам пока еще разрешалось. . .
Слезы на стекле.
Я проснулась и увидела перед собой измученное , но красивое лицо Криса. Солнце не пробивалось через шторы и вообще было очень темно. Может уже и светило пропало с неба и скоро начнут расходиться литосферные плиты? Вот он, конец?
-Нет, просто пошел дождь и небо затянули тучи ,- улыбнулся Крис прочитав мои печальные мысли ,- я унес тебя с крыши, когда началась буря. Как спалось?
- Отлично ,-соврала я .- Мне даже ничего не снилось. От родителей есть вести? - его родители 2 года назад уехали в Сингапур. И теперь у него не было возможности с ними связаться. Телефон уже неделю не отвечает.
- Нет. К сожалению. . . Беги в душ, а я разогрею завтрак. Грета в гостиной читает что то ,- в его голове блуждала только одна мысль: не потерять меня в этом водовороте событий.
- Ей ,- я догнала его ,- Я люблю тебя.
Он наклонился и поцеловал меня.
- Я тоже тебя люблю.
Душ заставил меня приди в себя. Вода стекала по коже огромными каплями. . . Через стенку, сама того не желая я услышала мысли Греты. Она думала о своем бывшем муже, который бил ее 10 лет и навсегда лишил возможности, да и желания иметь детей.
Я вышла из ванной и увидела перед собой премилую картину : Крис в зелененьком фартуке накрывал на стол и расставлял желтые тарелки. В вазе стояли белые розы. На кухне пахло летним салатом и блинчиками. Крис просто– чудо!
- А я все слышу! - он обнял меня и поцеловал в щеку, - Тебе нравится?
- Конечно! Ты- умница !А где розы взял?
- Сосед выращивает на балконе. У тебя хорошие соседи !- он был как ни в чем не бывало. Крис оставался самим собой, в то время как другие превращались в монстров.
- Позову Грету ,-сказала я, но она вероятно услышала мои мысли потому что уже садилась за стол.
Несмотря на то, что завтрак был очень вкусным, а обстановка на кухне витала самая , что ни на есть уютная, мы молчали. Думать не хотелось. Я чувствовала что сегодня будет еще хуже , чем вчера. Дождь все лили и лил оставляя на окнах потоки блестящей воды. Все это еще больше навеивало грусть и отчаянье.
-Что будем сегодня делать? ,- радостно произнес Крис и я увидела на его лице тень не выносимой боли. Не смотря на это он улыбался.
-Я буду спать ,- сухо сказала Грета ,-я не выспалась- гром всю ночь мешал заснуть.
Она сделала глоток бренди который уныло болтался в бокале.
-Разбудите меня пожалуйста , когда можно будет выйти на улицу.
Мы одновременно кивнули.
-Спасибо ,-добавила Грета , уже выходя из кухни ,- ты , замечательно готовишь, Крис.
Мы остались одни.
- Не думай , что мне легко ,-неожиданно Крис встал и подошел ко мне.
Я еще не привыкла к тому , что он читает мои мысли.
-Я просто не хочу , что бы ты отчаивалась. Сейчас очень легко сломаться. Но что бы ни случилось. . ,-он прервался и глубоко вдохнув сказал – если даже нам суждено умереть завтра, нужно прожить эти последние дни не в страхе, правда ?-ему было тяжело говорить, речь получалась не совсем убидельной.
То что он не договорил я услышала из его мыслей. Он просто хотел , что бы я любила его как раньше. Он хотел все вернуть.. .
Не заметно на глаза навернулись слезы. Крис подошел совсем близко. Я слышала , как быстро и тревожно бьется его сердце, как прерывисто он дышит. Но вдруг, на один миг , я обо всем забыла. Он наклонился ко мне и его нежные руки обхватили мои талию, так сильно, будто бы я падала , а он держал меня из последних сил. . . Вот наши губы уже почти встретились, как вдруг, словно напоминание из того мира я услышала громкий крик.
Через секунду мы уже стояли в тамбуре. В сердце что то кольнуло: женщина с круглыми, перепуганными глазами, кричала на девочку, вероятно ее дочь и выкидывала вещи на серый пол. Вдруг я вспомнила, где видела их раньше. Это были мама и дочка, которые ссорились в первый день на улице из-за того , что девчонка провела ночь с диджеем. И вот сейчас она выгоняла бедную на улицу, когда такое творится! Как люди не понимают что сейчас за время! Как они могут ругаться когда нужно объединиться и постараться пережить это всем вместе.
- Да прекратите вы, наконец - крикнула я . Девочка оглянулась и медленно посмотрела на меня. Слезы спокойно стекали по ее лицу , взгляд был ровным и уверенным , никакого страха , никакого отчаянья. Она глупо улыбнулась и подняв с пола пыльный школьный рюкзак пошла к лифту, провожаемая прокленаниями матери.
- Вы слышали про исправительную комиссию? Вас же могут забрать туда навсегда! Нужно сохранять спокойствие. . .
- Оставьте меня! -женщина отвернулась и захлопнула дверь.
Мы с Крисом переглянулись. Мгновенно прочитав мои мысли он помчался за девочкой. Я подбежала к лифту но он не работал. Тогда вслед за Крисом я побежала по бесконечным ступенькам вниз. Наконец я догнала их. Девчонка сидела на бетонной плите леснечной площадке прижавшись к стене и закрыв лицо руками.
-Зачем вы пошли за мной ? - спросила она не поднимая глаз.
Я пропустила этот вопрос.
-Куда ты пойдешь? К нему?
Она мысленно ответила «Да».
-Куда? У него есть квартира?
-Нет. Он живет с друзьями в клубе. Это на окраине.
-Живите с нами, - не задумываясь выпалила я.
- Зачем ?- она посмотрела на нас красными глазами ,- Что бы быть в полу метре от мамы и каждый день слушать ваши моральные лекции. Никто не может просто понять что мы действительно любим друг друга.
Ей не возможно было не верить. Почему этого не поняла ее мать? Все ведь можно прочитать в ее мыслях! Ее чувства кричали громче чем какие то предрассудки и запреты родителей.
- Я верю тебе. Вам ,-сказала я настолько убедительно на сколько могла ,- Ты бы узнала если бы я соврала.
Она молча смотрела на меня. Мысли кружились в ее голове , добавляя в еще детские черты лица какую то мудрость и серьезность. Совсем не давно я была такой же. . .
-Если твой парень живет далеко от сюда- мы не сможем выйти с ним в одно и тоже время. Нас поймают и закроют в камеру исправительной комиссии ,- сказал Крис вспоминая как начинался наш с ним роман.
-Мы можем его забрать! – в первые за последние три дня я улыбнулась ,- Нашей улице дается пол часа с 15.30 до 16.00. Если мы за это время успеем забрать его оттуда и не попасться на глаза патрульным полиции, все будет в порядке. Дальше скажем , что он жил с нами все время, еще до начала всех этих событий.
Надежда промелькнула на лице девочки, как первый лучик солнца перед рассветом скользит по глади еще темной воды. . .
- Если нас поймают .. ,-начал Крис.
- .. .мы ничего не потеряем. Какая разница, все равно умрем. Ты сам говорил мне сегодня, помнишь ?- от его взгляда по телу пробежала дрожь и я замерла не отрывая глаз. ..
Девочка кашлянула и я быстро посмотрела на нее.
- Я вам наверно мешаю, -сказала она улыбаясь. Я пойду на вверх, а вы догоняйте.
Едва она ступила на первую ступеньку, он резко повернул мое лицо к себе. . . Дальше я уже ничего не помнила .. . Только его губы и руки , которые забирали меня себе .. .
-Девочка ждет нас ,-задыхаясь сказала я все еще целуя его.
-Я боялся что ты уже не сможешь меня так целовать ,-он посмотрел на меня и улыбнулся. Сколько боли было в этой улыбки, сколько любви в карих глубоких глазах.
Я ничего не сказала и схватив его горячею руку побежала вверх по лестнице.

Льды тают.
  #1020  
Старый 26.09.2007, 22:11
Аватар для reco
Ветеран
 
Регистрация: 26.02.2007
Сообщений: 530
Репутация: 164 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для reco
From_another_world
Интересно было почитать очередную версию того, что же будет, когда всё тайное станет явным, действительно кошмар. Ну я так понимаю, что вам и ошибки надо указать? Тэк-с, вот малая часть багов, обильно произрастающая в данном тексте.
1. В который уже раз понимаю, что вот не любят у нас люди Била Гейтса, ненавидят его программы и не пользуются Вордом, который для некоторых заменяет все непрочитанные учебники по русскому языку. Ошибок море...
Все это еще больше навеивало грусть и отчаянье. навевало, однако? или нагоняло?
речь получалась не совсем убидельной мм, это как?
провожаемая прокленаниями матери. чем-чем? да и вообще тогда проклятиями.
леснечной площадке аа, понял, это площадка в лесу!
Я пойду на вверх А я пойду в ввниз!
схватив его горячею руку горячачую, горючучую и т.д.
2. Смысловые конструкции хромают на каждую балку.
выбрасывала папины вещи через окно. . . Через 3 часа первое через заменить на "в"
разлилась и вытекла я всегда думал, что такие беды происходят наоборот
Отменились все международные встречи и конгрессы Можете меня расстрелять, но такие вещи сами не могут отмениться. Обычно их отменяют.
Осталась только «New York Times» и пару государственных каналов пара, но лучше "несколько", бывает "пара ботинок"
Дождь все лили и лил О какой такой девочке Лили тут идет речь?
Она сделала глоток бренди который уныло болтался в бокале Глоток уныло болтался? Это как? Я тупой, поясните.
Девочка оглянулась и медленно посмотрела на меня Национальность девочки - эстонка))
3. Ну и так, по мелочи..
и этой жизнью приходилось жить всем ее существам и мазал я масло масляное
Покаемся братья и сестры, в ожидании большого конца ржунимагу, я очень испорченный тип))
литосферные плиты это чего, в небе что ли?
Напоследок: зпт и тчк, а также дефисы у нас вроде пока никто не отменял.. или я чего пропустил?
Итог: дочитал до конца в надежде, что автор раскроет причину мысленной революции, но увы.. Льды тают.
Abver
Было бы просто здорово, если бы вы стреляли не одиночными, а выдали целую очередь. С контрольным выстрелом в конце.
pokibor
Если вы про меня, то я не жаловался, а намекал на отсутствие хороших произведений. Ну если у вас версия ОТРЕДАКТИРОВАННАЯ, что такая здесь редкость, то почему бы и не выложить? Хотя я больше предпочитаю читать законченную вещь, а не отрывки.
__________________
Как писать интересные книги? Ответ здесь

Последний раз редактировалось reco; 26.09.2007 в 22:32.
 

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 17:57. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd.