Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов > Общие темы > ФРПГ: Форумные Ролевые игры > Ролевые конкурсы > Конкурсы: Король и Королева / Мистер и Мисс

Важная информация

 
 
Опции темы
  #1  
Старый 01.12.2010, 23:00
Аватар для Eol Hedryon
Воин Фэриартос
 
Регистрация: 04.05.2006
Сообщений: 1,145
Репутация: 693 [+/-]
Восклицание Король и Королева форума "Мир Фантастики" - 2011. Официальная Часть

Скрытый текст - Heartless:






Скрытый текст - ЭПИГРАФ:


За окном бушевала гроза, дождь лил не переставая третью неделю. С первым днем зимы к осадкам добавился периодический град, рассыпавшийся под давлением леденящего ветра.

В старинных легендах и песнях часто упоминали это место - грань между миром привычным и миром иллюзий, миром живых и миром мертвых, миром между светом и тьмой. Сейчас эта грань была как никогда материальна и готова была разорвать ночное небо реальности для победного и стремительного вторжения мрака.

У самой Грани в древней пещере зашевелилось массивное тело, покрытое грубой чешуей. Сверкая шипами и клыками, существо выползло из своего логова и расправило свою гибкую шею и длинный хвост. Дракон взглянул в ночную темноту и вздохнул...

- Всё кончено... Миру, к которому мы все привыкли, скоро придет конец...

Если рассмотреть звездное небо за пределами нашей галактики, то станет ясно, что именно имел в виду ящер - нечто похожее на парад планет, только гораздо более масштабное - парад Галактик готов был выпрямить Вселенную в единую прямую линию, чтобы рывком сжать ее в микроскопическую точку для полного перерождения всего живого.

- Пришло время...

И, словно в ответ на его слова, Грань начала материализовываться. Шрам на полотне черного неба расширился и первым признаком скорого конца привычной Вселенной стал пронзительный порыв ветра, похожий на стон. Дракон смог разобрать слова, в которые сформировался вой погибающего мира.

- Света больше нет... Время возвращать долги...

- Ты - дракон... Ты создан для одной цели... Искать в полете свою жертву и наносить ей смертельный удар... Верни то, что никогда тебе не принадлежало...

Словно поглощенный этим призывом, ящер сжал зубы и резким ударом располосовал себе грудь и вырвал сердце, всё ещё продолжавшее биться...

- Это сердце станет основанием последнего перед перерождением Мира Символа Власти и Могущества! Я призываю силы великого Совета и даю Вселенной ровно 30 дней на попытку восстановить равновесие...

Дракон сверкнул глазами и выпустил во тьму грозный луч лилового пламени, ознаменовав начало решающего поединка за право обладания последней Короной Мира Фантастики.

Начало Конкурса




Уважаемые участники конкурса, завтра вечером Вас будут ждать первые испытания. Ориентировочное начало 21.00 - 23.00.

Пристегните ремни и... Поехали!


Скрытый текст - Совет:


Три густых облака раскрылись практически синхронно - щелчок когтистых пальцев и перед ящером материализовалось четверо любопытных персонажей: юркая и обольстительная как сама ночь, неподражаемая дама в розовых очках с дьявольскими рожками и ловким хвостом, крепкого телосложения юноша с длинными светлыми волосами и пронзительным взглядом, практически идентичные фигуры мужчины и женщины - он в черном, она в белом, оба прекрасно сложеные, с темными и длинными волосами - с неподвижными масками Комедии и Трагедии на лицах.

Переглянувшись, близнецы сделали шаг вперед.

- Смысла отрицать нет, - молвила девушка, - царство Света пало. Мне больше нечего сказать в его защиту. Молодой человек рядом кивнул.

- Алекс... - прошипел дракон грозно и медленно, словно вырисовывая в воздухе каждую букву, завивая ее множеством ответвлений и даруя ей новые оттенки, - ты собрала для меня информацию?

- Ооо, да, - издевательски протянул юноша, протягивая вперед руку с зажатым в ладони свитком.

- Здесь список тех, в ком может хватить уверенности и смелости..

- И глупости! - рассмеялся близнец.

- ...Тебе помешать. Гроза только начинается. Тьма на подходе, а в душах наемников еще может воссиять луч света.

- Этого не произойдет, - мягко и нежно вступила в диалог искусительница в розовых очках, - я видела лицо Света - это посмертная маска...

- Фарси... - Дракон обратился к девушке с рожками и хвостом, - ты готова?

- Как никогда, - подмигнула искусительница, - всё пройдет на высшем уровне!

- Голова кругом от того, что предстоит пережить осмелившимся вступить, но нашей гениальности нет предела, - парень крепкого телосложения сделал пару шагов вперед.

- А от тебя, Флоу Лавер, мне нужен настоящий взрыв мозга, чтобы никто не смог противостоять нашей мощи!

- Будет исполнено, Владыка.



* * *
Скрытый текст - Рождение Короны:


Пять существ заняли свои места, став углами правильного пятиугольника. Дракон ударил хвостом об пол и центр получившейся фигуры пронизали лучи пурпурного пламени.

- Я отдал своё сердце для создания основания короны...

- Ууу, здорово, а я пойду... - протянул, было мужчина-близнец, но девушка его остановила, взяла за руку и глаза пары загорелись алым пламенем. Через мгновение пространство осветила яркая вспышка и Душа близнецов образовала первый зубец готовой родиться из Небытия короны Мира Фантастики.

- Кому, как не мне отдать короне своё Лицо и настроение? - проворковала Фарси, и подарила Короне второй зубец.

- А мне придется отдать самое дорогое... - вздохнул герой-любовник, томно опустив взгляд.

- Оо

- Эээээ..

- НЕТ!

- Да... я решил, я отдам короне свой гениальный интеллект и мозг, - гордо поднял голову Флоу Лавер и подарил короне третий зубец.

Корона стала полностью материальной.



Сверкнула ослепляющая молния и на Грань медленно стал выползать огромный замок, казалось, собранный из осколков уничтоженных миров и частей их обитателей. Огромный силуэт в форме буквы М охватил Ф-образный вихрь, пересекавшийся подобно кольцам Сатурна с гранями замка и рвавший реальность попалам. Пришло время действовать.

- Ооо, Дааа, - торжественно провозгласил парень-близнец, - а ведь идея с вентилятором, который интегрирует поток частиц вселенной, была моей идеей!

- Отлично... - девушка под маской Трагедии улыбнулась, - с него и начнем! Пусть бросят их всех в комнату с вентилятором. Может сразу удастся кого-нибудь прикончить!

Дракон закрыл глаза. Его губы расплылись в коварной улыбке...

- К замку приближаются претенденты на трон... Алекс...

- Да, Владыка?

- Отдавай Сигнал Тёмным - ПОРА! Пора разлучить нейтральных "королев" со своими суженными!

- А куда изолировать потенциальных королей? - промурлыкала Фарси.

- Есть идея... - сверкнул глазами Дракон.



* * *

Скрытый текст - первое задание:


Итак, дорогие гости нашего конкурса, представляем вам возможность ознакомиться с ПЕРВЫМ ЗАДАНИЕМ!



Тёмные Силы:

- описание действий, как вы украли Нейтральных девушек, как заманили Нейтральных мужчин в комнату с вентилятором

(здесь И ТОЛЬКО ЗДЕСЬ Темные имеют право скооперироваться),

Нейтральные:

- Девушки должны описать побег (вы можете бежать сами либо скооперироваться с кем-то),

- мужчины – путь из комнаты с вентилятором.


Скрытый текст - Расположение нейтральных персонажей в вентиляторе:

Чтобы не было обидно, Судьба распорядилась выстроить Вас в алфавитном порядке, а чтобы языки не схлестнулись в сражении, при котором пала Вавилонская башня, распределение - по русскому прочтению Имен персонажей

в вентиляторе:

Шахта состоит из 8 уровней. На первом уровне располагается спасительная дверь. На уровень ниже и напротив того места, где находится дверь, находится первый участник, далее - вниз по уровням.

Расположение персонажей:


Bad 13

Grey Fox

СoolStalker

Михаил Волор

Mr. Edvards

Mr. Pooffi

Одинокий странник







Действующие локации:
Комната с "миксером-вентилятором" снизу и опускающимся потолком сверху - каждый персонаж на определенном ярусе и в определенной близости от находящейся на одной из стен спасительной двери. Задача - выбраться. Второстепенная задача ставится следующим образом - сам выбрался, помоги тем, кому это сделать сложнее.)



Тюрьма на закоулках Вселенной - странное место, куда доставляют похищенных нейтральных королев. Каменная кладка древнего замка готического стиля. Крысы, пауки и грозные и угрюмые охранники-великаны. Каждую королеву помещают в отдельную башню огромного замка. Ваша задача - выбраться из своего заточения и добраться до первого этажа замка.

срок выполнения - 3 дня. Крайний срок сдачи - 5 декабря, 23.59 по Московскому времени:)

много не пишите. помните - краткость - сестра таланта!



Пояснения к первому заданию

Второе задание

Третье задание

Четвертое задание

Пятое задание

Шестое задание - Финал

Эндшпиль и подведение итогов


п.с. Флуд запрещен. для флуда и обсуждений используем эту тему:
http://forum.mirf.ru/showthread.php?t=10174
__________________
http://www.almelkov.narod.ru/

Нас ждут Великие Дела!

Последний раз редактировалось Alex S.S.; 08.06.2011 в 12:07.
  #41  
Старый 19.12.2010, 14:07
Аватар для CoollStalker
Мастер слова
 
Регистрация: 27.07.2007
Сообщений: 1,047
Репутация: 1366 [+/-]
«...А ещё хочу приписать для вас, Эллис, что иной раз такая тоска к сердцу подступит, клешнями за горло берёт. Ну, да недолго разлуке нашей тянуться. Ещё маленько подсоблю группе товарищей, кое-какие делишки улажу и к вам подамся, бесценная моя Эллис. Простите великодушно, небольшая заминка. Докончу в следующий раз».

Скрытый текст - Части тела (начало)::
- ИИИ, МЫ НАЧИНАЕМ!!!! - оглушительный голос с примесью закадрового (как раз запланированного в этом самом месте самим режиссёром) нестройного смеха толпы, заставил всех троих потерять ориентацию в пространстве. Где-то над головой вспыхнули софиты, освещая огромную пыльную сцену. Ни зрителей, ни массовки, ни постановщиков не было… никого (даже режиссёра с матюгальником). Одни только пауки по тёмным углам, и… перекошенная калитка из штакетника впереди, манящая открыть ее. Однако на калитке не было даже ручки, только тяжелый амбарный замок, да выемка для кисти в нем.
- А-а-а, - пожурили опять сверху , -
не торопитесь, милые дети,
сначала мне на вопросы ответьте
Готовы ль на все вы, чтоб дальше идти?
Уверены ль в верности вашей затеи?
Быть может вам лучше сойти с колеи,
пока вас в лепешку не передавили?
Вот карта, дверей всего шесть на пути…
Одну за другой эти двери откройте…
Цена ж равносильна ключу к сей двери.
Заплатишь – откроешь, и даже не спорьте…

«Кисть руки отдай и дальше шагай…»
- гласила поскрипывающая табличка над калиткой, висящая прямо в воздухе.
На калитке появилась карта – шесть дверей, одна за другой…
- Какая изумительная поэтическая тирада, - усмехнулся Яков, изучая карту на калитке, - Аж слеза навернулась. Жаль платочком не обзавёлся. Только мы уже не дети, и сворачивать с выбранного пути не намерены. Если нас, конечно, не спихнут тяжёлым сапогом в ближайшую сточную канаву – Сильные мира сего.
Яков в задумчивости потёр амулет, висящий на груди, левой рукой, изучая хлипкую калитку и размышляя, в какое место ей врезать, что бы та сразу не мучаясь, слетела с петель и освободила дорогу ему и его спутникам…
Амулет засветился, и по кисти Якова проскочила электрическая искра. Но удар тока он почувствовал только тогда, когда искра добралась до его предплечья…
Вспышка в голове. Взмах кривой сабли. Отрубленная левая кисть.
Что это было?!
Яков посмотрел на кисть левой руки, поводил пальцами. Что-то здесь было не так. Он её не чувствовал. Но почему? Сняв с неё беспалую перчатку, он ощупал её пальцам правой руки. Кисть была холодной, твёрдой и безжизненной.
Ну, раз так.
Яков решительно подошёл и вложил левую кисть в скважину замка. В механизме замка что-то щелкнуло, и стальные зубья отсекли кисть наёмника от предплечья.
Яков отдёрнул руку, но крови не было. Была заросшая культя со стальным браслетом на её конце.
Что за…
Амбарный замок раскрылся и упал к ногам спецназовца. Калитка распахнулась. Путь был открыт.
- Ну что ж, вперёд, - проговорил Яков и шагнул к следующей двери, зажав в кулаке амулет, пульсирующий под его пальцами, явно требуя, от своего хозяина, что бы он двигался, к следующей двери, впереди всех.
- Весёлая перспективка, - нахмурился Яков, прочитав надпись на табличке витражной двери, - Если так и дальше дело пойдёт, то вскоре и до… - Яков опустил взгляд ниже пояса…
Небольшая молния, соскочившая с амулета, ударила Якова в левый глаз.
Новая вспышка в голове. Взрыв гранаты. Осколок. Острая боль в левом глазу.
Он прикрыл правый глаз и посмотрел на окружающую его реальность левым. В глазу раздалось жужжание и он начал фокусироваться на маленьком паучке в углу под потолком сумрачной комнаты. Теперь Яков мог разглядеть, левым глазом, каждую его лапку. Он чётко видел, как насекомое своими передними коротенькими ногощупальцами подносит к острым челюстям свою жертву, бьющуюся в отчаянии муху, и впрыскивает в её тело яд.
Яков мотнул головой и открыл правый глаз. Левый глаз зажужжал опять и сфокусировался с правым в обычное человеческое зрение.
Яков посмотрел на дверь и на надпись. Амулет, зажатый в кулаке, требовал, что бы он действовал.
- Ну что же, - вздохнул парень, - Кутузов и с одним глазом Наполеона побил. А чем мы хуже.
Подойдя к дверям, он подвёл глаз к дверному глазку, острые венчики сами вцепились в глазное яблоко и, сомкнувшись вокруг него, вырвали его из глазницы Якова. Никакой боли и крови не последовало. Глазница была сухой. Только на глазном яблоке с внутренней стороны были маленькие присоски.
Рука протез, искусственный глаз. Что-то он где-то пропустил. Когда это он уже успел стать терминатором? Явно и здесь без Мерлина не обошлось – этот пострел и здесь поспел.
Дверной замок на двери щёлкнул, та открылась, приглашая следовать дальше, но амулет на груди Якова молчал.
- Ну что, кто следующий на очереди на донорство органов, - Яков вопросительно посмотрел на своих спутников и надел узкие солнцезащитные очки, чтобы не светить дыркой в голове.


«А заминка, разлюбезная Эллис, полагаю, суток на трое, не более. А именно: мне, как сознательному бойцу, поручили сопроводить группу товарищей с братского Запада. Так что ноги мои бегут теперь по длинному коридору, потому как долг революционный к тому нас обязывает».

Продолжение следует...
__________________
Знаток поэзии, ценитель красоты,
И взгляд его пронзителен и ясен,
И наготове комплименты и цветы,
Не поддавайтесь дамы, он опасен…

Последний раз редактировалось CoollStalker; 19.12.2010 в 20:53.
  #42  
Старый 19.12.2010, 14:40
Аватар для Jeremiah
Свой человек
 
Регистрация: 30.04.2008
Сообщений: 419
Репутация: 164 [+/-]
Скрытый текст - Задание №3:
Сквозь сжатые веки мерцал слабый свет. Голова немного кружилась от той бурды что дала демоница. Но глаза всё-таки пришлось открыть. Огромная пустая зала, красный ковёр, вонь свечей из сала и очень пыльные шторы. О Великий второй муж мой Птах! Никакой эстетики! Рядом со мной две девочки. Высокие человеческие девочки. Подросло людское племя за время моего тысячелетнего сна.
- Я пойду осмотрюсь, вы же не против, - спросила я у девочек.
На что получила две постные мины.
В конце зала чего-то виднеется. Присмотревшись, я смогла разглядеть, через смрад свечей и неубранную пыль веков, статую. Трёхглавую, говорящую… стихами. В руках у статуи были сердца. Я дотронулась рукой до груди. Хорошо что у богов только душа.
Статуя предлагала убить, обмануть или предать. Только после этого откроется проход. Все эти «чудесные» варианты были, откровенно говоря, неприемлемы для меня.
Тут меня осенило. Одна из голов статуи - собачья! Хоть и статуя назвала себя другим именем и назвала другого бога, но собаки всегда были, есть и будут слугами Анубиса. Собачья голова произнесла:
Темнота, страх и боль ждут тебя
Окутаешь ложью - туманом себя!
И коль ты готов через мрак перейти
Возьми тот кинжал - в свое сердце вонзи!

Кинжал? У меня нет кинжала, только гильза на верёвочке.
Я улыбнулась, Анубис, бедный сын Небетхет, придётся тебе немного поработать.
Закрыв глаза, я представила себе великого Инпу: могучее тело воина, на плечах собачья голова. Бог некрополей и погребальных мистерий обрёл очертания в моём подсознании и его собачья морда ощерилась в улыбке.
- Здравствуй ещё тысячи лет, моя божественная тётушка, - поприветствовал меня Анубис.
- И тебе того же по тому же месту, племяшка, мне нужна твоя помощь, - ответила я.
- Как всегда ты сразу берёшь Аписа за рога, сейчас гляну что можно сделать.
Я ещё раз обвела зал взглядом, только на этот раз моими глазами смотрел Анубис.
- Вот, тётушка, держи кинжал, им я извлекал сердца тщеславных фараонов во времена нашего расцвета. Он тебе поможет. Но помни цена такой услуги может быть высока, - облик племянника начал тускнеть в моём подсознании.
Кинжал оказался в моей руке. В неровных гранях чёрного обсидианового клинка, плясали всполохи свечей. Рукоять была оплетена узкими полосками дублёной кожи. Взяв его в руку, я уже знала, что нужно делать. Хитёр племяш ничего не скажешь.
Взвесив клинок в руке, подошла к статуе.
- Страж Иридий, - обратилась к нему я, - позволь принести себя в жертву во имя твоего бога.
Лапа статуи поднесла трепещущее сердце к моему лицу. Не раздумывая ни секунды, я воткнула кинжал в сердце. Боль, дикая всепоглощающая боль тут же пронзила мою грудь, но нельзя было останавливаться, нужно было довести задуманное до конца, и я продолжала резать сердце. Мои глаза наполнились слезами, вспомнились все благие и не очень дела. Вспомнился величественный Пер-Бастет, где мне поклонялись люди и располагался мой храм. Там я родила своих детей и отдала им частицу себя. И теперь боль вызываемая клинком Анубиса была сродни той боли. Я знала что сейчас делаю всё правильно. Пол дрогнул и … сердце развалилось на два истекающих кровью куска.
Время замедлило свой бег. Тусклый свет померк ещё сильнее. Из воздуха рядом со статуей начала проявляться фигура. Мой племянник медленно обретал физическую форму в этом мире. Огромная рука протянулась к статуе и часть сердца оказалась на ладони Анубиса.
- Теперь часть твоей души у меня Баст, теперь ты принадлежишь подземному миру!
- Ты обманул меня? – огорчённо спросила я, - За что?
- Придёт время и мы призовём тебя, а пока путь твой свободен! – Анубис пристально посмотрел в глаза собаки и статуя освободила путь.
Часть оставшейся души переполняла злость, горечь и обида, но там меня ждали те кому я была нужна. И я вошла в проход.
__________________
I reject your reality and substitute my own! (Adam John Savage)

Последний раз редактировалось Jeremiah; 19.12.2010 в 14:42.
  #43  
Старый 19.12.2010, 14:57
Аватар для Дусичка
sweet-tooth
Королева Мира Фантастики
 
Регистрация: 27.11.2009
Сообщений: 1,835
Репутация: 1390 [+/-]
Скрытый текст - мы выбираем, нас выбирают...:
Маленький кусочек плоти пульсировал на каменной ладони, притягивая взор, заставляя верить, что это не сон. Холли торопливо просунула руку за ворот куртки и прижала пальцы к ключице. Нет…привычный толчок она не ощутила… значит, это действительно оно… Девушка перевела взгляд на лица вещающего Стража и почувствовала, как опять начинает саднить перевязанное шелковым платком запястье. Она сосредоточилась на словах, вылетающих из трех ртов, пытаясь уловить их смысл. Выбор… она должна сделать выбор… Как странно, но вся ее жизнь – это выбор… мы выбираем, нас выбирают. Первый выбор сделала за нее судьба…
Скрытый текст - ***:
Почти девятнадцать лет назад Холли пришла в этот мир, где ее, похоже, никто не ждал. Мать девочки, Элизабет Ланкастер, не была обвенчана с ее отцом. Этого и не могло произойти, ведь он был индейцем племени ситу – Дэбасиге, Далеко Сияющий Солнечный Свет. Хрупкая девушка из добропорядочной семьи и дикий воин – что связало их? Но в результате этой странной любви на свет появилась очень необычная девочка. Старый шаман Наваджибиг, взяв новорожденную на руки, тихо прошептал:
- Вот я и дождался тебя, Тануэка.
С тех пор ее так и звали в племени: Тануэка, Падающая Звезда. Элизабет Ланкастер умерла два часа спустя, Дэбасиге, проводив любимую к Верхним Духам, уехал, как оказалось, навсегда, даже не взглянув на дочь. Старый шаман поручил девочку заботам скво и, казалось, забыл о ней. Но через месяц велел принести ребенка к своему костру. Развернув цветные тряпицы, он внимательно изучил пищащего младенца. Девочка не имела в своем облике ни одной черты отца. Она была белокожей, как ее мать, крохотные пальчики, миниатюрные ступни, зеленые глаза – все выдавало в ней породу Ланкастеров. Наваджибиг тяжело вздохнул и положил девочку к самому костру. Затянув заунывную песню, шаман взмахнул морщинистыми руками. Над огнем поднялась струйка дыма, легко окутала ребенка. Девочка перестала хныкать, широко открыла глазки, протянула крохотную ладошку и схватила пальчиками дым. Она потянула его на себя, и колыхающаяся серая полоска повиновалась. Девочка потянула кулачок в ротик, и дым послушно потек туда же. Шаман вздрогнул, распахнул глаза и с изумлением впился взглядом в младенца. Ребенок сердито взмахнул кулачками, чихнул и захныкал. Наваджибиг торопливо схватил внучку, прижал к груди и покачал головой. На следующий день он явился в дом Генри Ланкастера и вручил ему его племянницу. Отказаться добропорядочный горожанин, разумеется, не мог, хотя ему очень не улыбалось растить в собственном доме полукровку. Но, во-первых, ребенок был как две капли воды похож на его сестру Элизабет, а во-вторых, он всё-таки был добрым христианином и не хотел увеличивать количество сирот в этом несчастном мире. К тому же небольшой, но увесистый мешочек с неограненными алмазами оказался прекрасным аргументом. Ланкастер даже дал слово, что не будет препятствовать общению девочки с родственниками со стороны отца. Правда, позже он пожалел об этом, но слово есть слово.
Вот так и выросла Холли в двух мирах одновременно…


Коль хочешь ты выйти из мрака – вперед
Отправь свое сердце скорее в полет!
Возьми его в руку, почувствуй в нем жизнь
Откинь от себя, от него откажись!
Приятный голос завораживал, так и просил выбрать именно этот путь. Как, казалось бы, все просто. Отшвырнуть в сторону сердце и уйти… Без лишних хлопот и волнений, без жертв и лишений. Но отказаться от сердца… от себя… добровольно? Холли облизнула пересохшие губы и покосилась на своих спутниц. Они тоже выбирают. Им не легче, чем ей. От этих мыслей девушке стало жарко, напряжение потихоньку стало отпускать. Нет, отказаться она всегда успеет… Или не успеет…тут уж как фишка ляжет… Мысли потекли ровно и почти холодно. Терять себя ей не хотелось ни при каких раскладах. Так, что там еще предлагает Иридий?
Ты хочешь навеки спастись?
За сердце чужое рукою возьмись.
Ценою товарища ты вознесись!
Вот…идеальный вариант… Хотя… Однажды она уже выбирала в похожей ситуации.
Скрытый текст - ***:
Тануэка подгоняла свою кобылку. Уже совсем стемнело, когда она выехала из леса и через холмы понеслась к ранчо братьев Дрейти. Девушка прекрасно видела в темноте, легко ориентировалась на местности и даже уже составила в голове план, как она будет вызволять Бинэси. Подъехав к забору, окружавшему дом, она соскользнула на землю, почти бесшумно перебралась через препятствие и спрыгнула в траву. Двор был освещен неясным светом факелов, люди, собравшиеся у парадного крыльца, громко переговаривались. Девушка быстро огляделась и, скрываясь в густой тени забора, двинулась к сараю, возле дверей которого на корточках сидел парень в заломленной на затылок шляпе. Он держал между коленей винтовку, напряженно вслушиваясь в доносившиеся от дома возгласы. Тануэка подобралась к задней стене сарая, приложила к шершавым доскам ладони и зажмурилась.
- Мигизи, помоги, - под пальцами девушки заплясали язычки пламени, и вскоре в стене образовалась приличная дыра.
Пробравшись внутрь, она ловко перерезала веревки, связывающие Бинэси, и, подставив плечо обессилевшему индейцу, помогла ему добраться до забора. Понимая, что измученный пленом друг не сможет перебраться через забор, Тануэка прибегла к знакомому способу и проделала довольно широкий проход. Добраться до кобылки было делом нескольких минут. Подсаживая Бинэси, девушка вдруг ощутила спиной враждебный взгляд и мгновенно обернулась. Ковбой, охраняющий пленника, смотрел на них и торопливо вскидывал винтовку. Ударив изо всей силы по крупу лошади, Тануэка развернулась лицом к врагу и на мгновенье замерла. Бандит дважды нажал на спусковой крючок. И, словно эхо, во дворе ранчо беспорядочно защелкали выстрелы. Просвистевшие мимо виска пули заставили девушку очнуться. Она вскинула руки и сбила парня с ног воздушным потоком. Он упал навзничь и замер. Тануэка приблизилась к нему и, убедившись, что он всего лишь потерял сознание, двинулась на звуки выстрелов.
Осторожно пройдя вдоль стены дома, она выглянула из-за угла и в тусклом свете, падающем от единственного во дворе фонарного столба, увидела стреляющих друг в друга мужчин. Вот один из них вскочил и мгновенно скрылся за колодцем, другой, воспользовавшись этим, бросился наперерез через двор. Тануэка машинально сделала шаг вперед, и тут же ей в лицо полетела пуля, выпущенная верзилой в огромной шляпе. Волна гнева мгновенно затопила сознание девушки, и она протестующее вскинула руки. Тугая воздушная струя прокатилась по двору.
Эрп выглянул из-за колодца. Двор был усыпан неподвижными телами. У самой веранды под фонарем стояла одинокая фигура. Дэвид поднялся и, не опуская кольта, направился к дому, по дороге разглядывая лежащих в разнообразных позах бандитов. Когда он приблизился, человек шевельнулся и поднял опущенное лицо. На охотника глянули зеленые глаза, в которых мгновенно засветилось узнавание. Шаманка ситу! Эрп облизал пересохшие губы:
- Ты убила их?
Индианка отрицательно покачала головой, потом еще раз внимательно посмотрела в лицо охотнику и почти бесшумно скользнула в тень дома.


Ночью, добравшись до резервации, Тануэка с ужасом узнала, что ее рыжая кобылка принесла на своей спине мертвого Бинэси. Одна из пуль, выпущенная бандитом почти наугад, попала ему прямо в сердце. Холли проклинала себя за свой порыв: вместо того, чтобы спасать друга, она бросилась на помощь бледнолицему. Чувство вины было настолько сильным, что девушка решила покинуть племя. Она не индианка. Ей не место в типи. Наваджибиг, которому она сообщила о своем решении, только вздохнул. Он не мог и не хотел удерживать правнучку, так как прекрасно понимал, как ей тяжело.


Холли еще раз осторожно глянула на товарищей по несчастью. Она их совсем не знает, никогда не встречала. Они тоже хотят выбраться отсюда, и, возможно, если не она, то эти девушки выберут ее сердце, сожмут его и… Но вознестись…хм… Холли сглотнула, потянула дрогнувшими пальцами шнурок шляпы. Стало вдруг трудно дышать. Нет, не то чтобы она боится смерти, как раз наоборот. Но у нее еще столько незаконченных дел. И потом, она обещала Эрпу, что научит его индейским песням. А Холли всегда держит слово. Так что вознестись она всегда успеет. К тому же представить себя в роли хладнокровного убийцы девушка не смогла. Нет, она не будет брать чужое сердце…
Темнота, страх и боль ждут тебя
Окутаешь ложью - туманом себя!
И коль ты готов через мрак перейти
Возьми тот кинжал - в свое сердце вонзи!
Темнокожая девушка подошла к статуе и вонзила возникший ниоткуда кинжал в одно из сердец. Холли вздрогнула.
Боль…она вполне может терпеть боль, к тому же , если бы сердце было сейчас в груди, оно бы болело, терзалось, разрывалось на тысячу осколков… Так странно… Холли еще раз дотронулась до левой половины груди. Сердца действительно нет, но она чувствует тягучую боль, к которой привыкла за эти дни странствий по лабиринту. Если она пронзит свое сердце кинжалом, боль будет во много раз сильнее… И спасения уже не будет. Чем же этот вариант лучше первого? Там, по крайней мере, нет боли, к тому же она будет свободна…сразу…без условий и оговорок. Но только через муки можно обрести что-то стоящее. Это Холли давно поняла, как и то, что самое простое не всегда самое правильное. К тому же вся жизнь человека – это боль, мучение выбора, разлука, безнадежность и ожидание чуда… и опять боль… И если она все-таки выберется отсюда, в чем, к сожалению, не слишком уверена, придется претерпеть еще ни раз и темноту, и страх, и боль… Надежда, правда, умирает последней, и она надеется…
Холли взглянула на Стража, потом быстро нагнулась и вынула из ножен в сапоге охотничий нож , глубоко вздохнула, стремительно шагнула вперед и пронзила свое подрагивающее сердце. Рука не дрогнула, только пальцы, сжимающие рукоятку, побелели. Девушка несколько томительных секунд наблюдала, как блестящая полоска металла погружается в трепещущую плоть, и зажмурилась, ожидая удара боли.




__________________
Какой чудесный день...

Последний раз редактировалось Дусичка; 19.12.2010 в 15:38.
  #44  
Старый 19.12.2010, 16:43
Аватар для Дымка
©Hope Reeves
Королева Мира Фантастики
 
Регистрация: 27.01.2007
Сообщений: 3,787
Репутация: 1722 [+/-]
Скрытый текст - Мое последнее задание на КиК:
Скрытый текст - 1:
До ушей Наяны донесся довольный присвист:
- Какая крошка забрела к нам на огонек, - на бюст Венеры (именно на бюст, а не на голову) опирался светловолосый мужчина в безрукавке и шортах, широко-широко улыбаясь, словно провоцируя заехать ему в челюсть. В очередной раз облапав мраморную грудь, Лавер шагнул к прелестнице поигрывая мускулами… ягодиц.
- Фу ты, Господи, - помахала девушка рукой перед своим лицо. От неизвестно откуда взявшего субъекта так перло духами, неизвестной марки, что впору ищи противогаз. Приложив кулачек к губам, девушка сдавлено кашлянула и поинтересовалась, - Могу я узнать, с кем имею дело, где я нахожусь и как отсюда выбраться? Да и вон того, - указала она на зеркало, но подразумевалось, что там за зеркалом, есть помещения бродит еще парочка людей и один Змей, - парня из соседнего помещения. Можно… сюда. А ты чуть дальше будь. Мы ж не в школе, чтобы ты начал вспоминать, как девчонок в школе зажимать, - глупенько захихикав, девушка закатила глаза и рухнула в лапы ванючки.

(Немножко переписала, то что было)


Сознание приходило медленно и болезненно. Суровая плата за знакомство с неизвестным от которого шел запах хуже чем от скунса. Обхватив руками больную черепушку, девушка привстала и села на мягкое место. Вот сейчас она откроет глаза и очутиться в, опять, незнакомом помещении, без людей и с тысячью вопросов на языке. Да это надоело. Такое приключение без точного сценария ее не устраивают. Актерам нужно долго изучать свою роль, чтобы выложиться на все сто перед зрителями. Тут даже выкладываться не хотелось. Вот именно на это безнадежное дело, как блуждание по неизвестным местам, с неопределенно целью, порядком надоело. Наяна надеялась, что когда она откроет глаза, то выход будет отчетливо виден, как зеленая лампочка ВЫХОД из зала кинотеатра.
Наяна находилась в очередном мрачном зале, компанию ей составляли две разных девушки. Все они смотрели на трехголовую статую.
- Опять какая-то фигня, - буркнула Беретт. Живот начало крутить, а это был верный признак того, что сейчас им будет не до знакомства с друг другом.
Встав на ноги, девушка подошла к двум другим девушкам и только тогда трехлицое изваяние начала вещать стихами. На душе стало так приятно, может потому что одно лицо было в виде собаки и походило на ее Лилу. Ну и вообще приятно, что есть выход и он почти найден. Только вот проблемка, заключалась она в том, что в руках Стража Бога Разрещения, Коварства и Смерти было не только ее сердце, но и сердце двух других девушек. Свое то она узнала. Обиженные мужья и любовники всегда так о ее сердце отзывались.
- Окей. Я не знаю где тот Змей. Если ему это поможет, то я отказываюсь от своего сердца, в его пользу, - сказала Наяна и взяла свое сердце в руки и швырнула в сторону. Когда она его брала, она почувствовала в нем жизнь и другие чувства. Сердце не шмякнулась на пол, она запылав, повисло в воздухе и куда-то поплыло и не в сторону выхода.
- Я об это пожалею. Когда-нибудь пожалею.
__________________
Каждый день ты открываешь коробку. И только от тебя зависит, будет это подарок или гроб...

Среди немыслимых побед цивилизации мы одиноки,
как карась в канализации.




Последний раз редактировалось Дымка; 19.12.2010 в 18:16.
  #45  
Старый 19.12.2010, 21:00
Аватар для Mr. Edvards, esc.
Король Мира Фантастики 2011
Король Мира Фантастики
 
Регистрация: 01.09.2010
Сообщений: 93
Репутация: 68 [+/-]
Третье задание

Скрытый текст - Предложение, от которого нельзя отказаться.:

Скрытый текст - Специальный агент в привычной обстановке:



А может, это все сон? Когда оказываешься в каких-то местах, неизвестных или смутно знакомых, пустынных или среди толп незнакомцев, но не помнишь, как сюда попал – первый признак нереальности происходящего. Агрессивные личности, от которых нужно все время скрываться, или убивать – это проекции хозяина сна. По крайней мере, так говорилось в брошюре «Защити свое подсознание», которую выдавали под роспись для ознакомления. Что, если дело не в моем мозге, а в том, что я в чужом сне?
Та чернулька, новая жертва Мясника. Была или нет? Кажется, я видел ее за несколько секунд до того, как схлопотал по голове… Если так, то ее проекцию встроили в качестве жертвы, тогда с ней все в порядке.
И я не опоздал.
А с другой стороны, если дело в сотрясении и последствиях «экспериментов», то все происходит на самом деле, просто я вырубаюсь и ничего не помню. Я как сомнамбула. Тело сохраняет все моторные функции в полном объеме, просто области памяти не действуют. Что еще не действует?! Что?! Что вылезает на первый план, когда сознание в отключке? Почему я не помню, где был в то время, когда Мясник забавлялся со своими жертвами? Почему я всегда оказываюсь неподалеку, но всегда опаздываю? Что, черт побери, происходит? Зачем старик из Чайнатауна всучил мне ту флешку с инугами-Касперским? Почему духи умерших что-то скрывают, а народец Той Стороны не смотрит в глаза? Только из-за гейсов и амулетов? Или… Или они знают обо мне что-то, что я не хотел бы узнать?!! Но тогда Венди… Что с Венди? Пока я тут, что с ней?
Годдамит. Возьми себя в руки, специальный агент Эдвардс. Отставить сопли. Отставить истерики. Если ты в чужом сне, ты знаешь, что делать. Если ты и Мясник – одно ублюдочное лицо, ты тоже знаешь, что делать.


Где-то сверху вспыхнули софиты – прямо в лицо. Существуют? Или снова игры разума, а тело послушно генерирует реакции кожи и зрачков, повинуясь запросам мозга? И кто эти двое? Впрочем, это-то как раз легко проверить. Если надавить на глазное яблоко, существующие предметы слегка раздвоятся, а вот те, которые созданы в зрительном центре, останутся неизменными. Так. Парни раздвоились и зарябили, следовательно, существуют. А вот с дверью все не так просто. Она, как сказала бы Келли, наша оксфордская звезда, sеmper idem.
Аттракцион. Просто долбанный аттракцион.
А где-то сидят зрители.
Интересно, Мясник снимает свой творческий процесс на камеру?
- Эй, парни! – голос, как ножом по тарелке царапает: глотку дерет после рвотных позывов, - Вы кто? Что это за гребаное место?
Мужик в униформе, берцах и бандане, милитаризированный по самое не бей лежачего, представился не то Якобом, не то Джейкобом. Второй, высокий загорелый громила со сломанным носом буркнул « Дэвид». Ну и ладно, не очень-то хотелось.
Какие-то шарады, новая игра – в загадки. С членовредительством. Джейкоб лезет первым. Как там, в той русской песенке – я стал похож на шального пирата, без глаза и без ноги? Этот остался без глаза и без руки. Ему крюк накрутить, дать попугая, орущего «Пиастррры!», и будет морской волк… «Когда воротимся мы в Портлэнд!»

***
- Эдвард! Иди сюда!
Это Элси. Сейчас Сочельник 20** года, она кружится, запрокинув голову к темному небу, с которого валят крупные хлопья снега. На площади крутят рождественские гимны, елка подсвечена, на катке никого нет… Мы только с семейного ужина, объявили родителям Элси о помолвке.
- Эд, ну что же ты? – крепкий снежок залепляет мне лицо, и я, хохоча, бегу к ней, чтобы повалить в сугроб. Она несется прочь, я хватаю полу ее белой шубки и притягиваю к себе. Ее губы такие мягкие и нежные, наши языки выделывают сумасшедшие кульбиты…
Она медленно отстраняется, и я вижу, что из ее рта бежит темная дорожка. Секунда – и кровь хлынула на шубку, на меня, на снег; кровь и какой-то темный комок . Я хочу закричать, но вдруг понимаю, что у меня нет языка… Элси бледнеет, ее глаза стекленеют, кровь выступает на груди, спине, пропитывает джинсы…
Я стою посреди мансарды дома, предназначенного под снос. На руках тело моей невесты Элизабет Маккаммон, она же первая жертва Мясника, в деле проходит под именем «Арлекин». Сами догадаетесь, почему?
Я задыхаюсь от запаха крови. Он будет преследовать меня вечно.


***

Кровь. Свет софитов. Моя рубашка залита красным. Костяшки пальцев саднят, упертые в крепкую дубовую дверь. Прямо перед глазами – бронзовое лицо, пухлые губки заливает кровь.
Это чувство… Что у меня нет языка… Это не чувство. Его действительно больше нет. Годдамит. Это мерзкое чувство не передать словами. Представляю, как теперь вести допросы. Интересно, страховка покроет эмулятор голоса? Да провались оно все. Если у меня провалы в памяти, это уже неважно. Потому что это означает, что Элси не была случайной жертвой. Это сводит меня с ума. А если все это чужой сон… Я проснусь. Поймаю ублюдков и буду душить голыми руками. Ме-е-е-едленно…
Вот интересно, всплывает некстати мысль, а будет жерва-ухо? Китайская Печать Полного Невмешательства, она же «три обезьянки», без повреждения органа слуха, неполна. Так и знал, дилетанты. Даже пользу из своих игр извлечь не в состоянии, недоучки. Еще бы пентаграмму школьным мелком нарисовали…
Неизвестно. Но любительское шоу потрошителей продолжается. Дэвид направился к новой двери.
«- Эй, Меченый! Ты подошел к черте. Перешагнешь ее и получишь все ответы.
- А плата? В таких делах есть и плата и подвох. Это условия игры. Вы нагреваете жадных олухов пока стоит свет. И будете нагревать, пока он будет стоять.
- Судя по всему, ты будешь только рад заплатить нам. Твоя память, она тебя мучает, она вечно подсовывает укоры и упреки, вечно дерет по живому… Скажи, Меченый, когда вы там, во сне, снова вместе с твоей Элси, сколько раз ты просыпался от того, что подушка промокла от слез? А сколько раз тебе снилось, что она умерла? Ты наверняка просыпался с облегчением – как же, это только сон… Вот наша плата: хочешь все забыть в обмен на ответ?
- Меня интересует подвох, Стряпчий. Вы никогда не работаете в убыток. Говори! Я знаю законы. Если участник сделки спрашивает об оговорках и обременениях, вы обязаны сказать. Вот если не спрашивает, вы не обязаны ни о чем рассказывать… «Договор с силой, в просторечии именуемой Дьяволом», страница 2, пункт 1.3., автор В.Гете.
- Да. Плата – память, но она может быть изъята только вместе с тем, что вы называете разумом. Проклятое образование! Говорил же, что книгопечатанье - зло…
- Ты хочешь забрать мой разум… Я настаиваю на дополнении к стандартному договору, Стряпчий. Во-первых, прежде чем ты заберешь плату, я должен получить ответы и объяснения. Во-вторых, я не приму рекламаций с твоей стороны и сделка не повлечет дальнейших обязательств с моей стороны. В третьих, под «разумом» в этом договоре будет толковаться логическое мышление, багаж знаний и памяти. Все остальное является составляющими личности и не является предметом сделки. Играешь на таких условиях, Стряпчий?
- А ты крепче, чем я думал, Меченый. Так еще интереснее. По рукам.
Что-то быстро он согласился на дополнительное соглашение. Годдамит, неужели я ошибся?! – это была последняя мысль, прежде чем на меня обрушился водопад информации.»

Детектив Эдвардс без чувств сполз по стене. Яков похлопал его по щекам уцелевшей рукой. Эд открыл глаза и растерянно захлопал ресницами.


Продолжение следует...
__________________
На мне Метка Гедэ. А вы верите в вуду?

Недостаточно написать "Счастливого пути, водитель!". Надо еще и разобрать впереди дорогу с мостом.
  #46  
Старый 20.12.2010, 15:27
Аватар для Данаец
Ветеран
 
Регистрация: 11.07.2008
Сообщений: 718
Репутация: 929 [+/-]
Скрытый текст - Научись верно судить себя и тогда ты станешь по истине мудрым:
Вот так вот день начинается…комната, стол, а вокруг стола трое абсолютно не похожих друг на друга мужчин. И каждый сжимает пистолет, направленный на своих «товарищей» по несчастью. Ни стал никто целится себе в висок, предпочёл целится в висок соседу. Что в принципе вполне естественно, если брать в расчёт, кого именно судьба собрала в этой комнате. И что хуже всего, как минимум один из этой комнаты не выйдет. Вынести то его может и вынесут, но исключительно вперёд ногами. А это грустно. Вот и злятся стоящие напротив друг друга. А то, что один из пистолетов заряжен холостыми, только усугубляет общую нервозность. Сразу видно, не привыкли ребята доверять друг другу. Не входит доверие в число их добродетелей.
-Всё с вами ясно господа, всё с вами ясно…Значит всё таки будем сводить счёты? Неужели вам так охота позорится, вместо того, что бы предоставить это судьбе? –тёмный развёл руками.
Ствол его пистолета неторопливо покачивался выцеливая голову вампира…Выстрелить или нет? Позор, судьба…что он знает о судьбе, с такой лёгкостью взывая к тому, в чьём существовании даже не уверен. Это не судьба…это карма…Позор…что он знает о позоре, если считает, что сам выше его. Позор – это быть человеком и плыть по течению уповая на судьбу. Это низводит человека до животного, а он этого кажется и не подозревает…Судьбу надо вершить самому, делать то, что считаешь единственно верным и правильным не оглядываясь на других, ибо отвечать за свои поступки кроме тебя некому. Судьба ни при чём. Это оправдание слабых и глупых. В конце ты увидишь свой путь, это и есть карма, это и есть смысл жизни, это единственное, что достойно уважения. Зачем же ты говоришь с нами? Зачем пытаешься объяснить, оправдаться…Если ты так хочешь доверится судьбе, направь пистолет в висок, закрой глаза и спусти курок, и так или иначе ты узнаешь свою судьбу…узнаешь очень скоро…вне зависимости от того, выстрелит он или нет.
-Вы так уверены в нашей честности? –подал голос вампир.
-Скорее уж не уверен. Иначе бы начал игру первым. Просто мне никто не даст гарантий, что в случае моей смерти вы не смухлюете. – тут же отозвался милитарист…
Ха-ха…гарантии…в случае моей смерти…
В случае твоей смерти, тебе будет мягко говоря насрать на все гарантии. Скажи прямо, зачем это лицемерие…Скажи, что ты боишься! Боишься того, что нажав на курок поймёшь, что твой пистолет окажется с холостым патроном, а вы господа будете с боевыми. И один из них как раз выцеливает мою пустую голову. Верно говорили, что совесть это синоним трусости, а в твоём случае тёмный, разговоры о честности.
-А какие тебе нужны гарантии? – я склонил голову и прищурился с лёгким налётом деланного не понимания. Знаю я какие тебе нужны гарантии, только здесь их тебе никто не даст, адресом ошибся, олимпийские игры проходят за соседней дверью…-Идиоту понятно, что Боливар троих не вынесет, он и на двоих споткнётся… А вы тут пистолетом в нос тычете и монологи о честности произносите. У меня бабушка, когда таких как вы видела, только головой качала и приговаривала: «Ой не жилец!»,- тут я на секунду завис, быстренько пробежавшись в памяти по всем, кто так или иначе был со мной связан…
-Чёрт…у меня даже бабушки не было...но это не важно, раз суть передана верно.
-Да-да…Я конечно понимаю, -вояка ощерился, - что у вас было тяжёлое детство – железная кроватка, деревянные игрушки, картонная обувка…
-Про морковку не забудьте, -вставил я, беспардонно перебив тёмного.
-Какую морковку? – солдат уставился на меня в полном недоумении с широко раскрытыми глазами…
-А ещё я в детстве ничего слаще морковки не ел, -продолжил я абсолютно серьёзно, -не забудьте упомянуть.
Милитарист наконец согнал с лица идиотское выражение и продолжил.
-Упомяну – упомяну…и морковку и прочее, но вопрос о гуманитарной помощи вашей персоне отложим на потом. Так вот, от большинства мне хватило бы честного слова. Но вы господа не входите в это количество…Следовательно остаются одновременные действия.
Тут вампир напрягся, всё это время он внимательно слушал нашу пикировку, а сейчас посмотрел на милитариста и вопрос, который видимо интересовал его больше всех остальных.
-А где гарантии с вашей стороны, что вы не попытаетесь нас обмануть?
-Фирма веников не вяжет, фирма делает гробы, - при упоминании о гробах вампир презрительно скривился, - гарантии тоже не ахти какие качественные, обычное честное слово.
Эх…так хорошо начал и закончил так банально, что за вечер такой, все говорят о честности, а на самих пробы ставить негде.
-Будете играть без фокусов – тоже буду делать я. Нечестно – реакция с моей стороны будет аналогичной. Ну что господа? - оскалился милитарист,- Ваше окончательное решение, ваш Endlosung?
Вы когда своё лицо последний раз в зеркале видели? Сдаётся мне, что последний кто поверил вам на слово, в тот же день ехал с вами прямиком на кладбище…в багажнике…по частям, но за то с полностью засраным мозгом, монологом о доверии друг к другу. Сдаётся мне, что вы просто хотите меня кинуть, как престарелую девственницу. – зевнул я, тем самым смазывая всё впечатление от своей тирады.
Судя по вашей манере разговаривать, в вас действительно часто кидали. Причём чем то тяжёлым, и попадали в голову, - не остался в долгу милитарист. – Впрочем, мы опять отвлекаемся на посторонние предметы. Решение Herrn, решение…
Говорить на отвлечённые темы, мы действительно могли очень долго. Но видимо кому то это показалось через чур затянутым или просто в дело вмешался слепой случай. В комнате мигнул свет…Этого оказалось достаточно, что бы взорвать и без того напряжённую атмосферу царившую в комнате.
Рука стремительно метнулась вверх, направляя ствол пистолета в голову вампира. Боёк бьёт по капсулю…и тишина…холостой…выстрела нет…у меня был холостой…это карма…И уже бесполезно прыгать в сторону или пытаться уклонится, оскалившийся вампир выпускает свой заряд практически в упор, от такого не увернёшься. Тело ломает и отбрасывает к стене, а тишину разрывает грохот выстрелов.

Что же ты лежишь? Вставай, ты же жив! Почему же ты не встаёшь? Ты же сильный…Подняться ведь так легко! Зацепись рукой за стол, подтянись и встань на ноги. Это могут даже дети! Почему же ты лежишь? Где силы? Почему не можешь встать? Откуда этот отчётливый привкус металла во рту? Ты ведь просто упал! Почему собственное тело подводит тебя?
И тут каким то звериным чутьём ты понимаешь, что уже не встанешь…Эта слабость не пройдёт, ты ещё не чувствуешь боли, не чувствуешь страха, но понимаешь, что это всё…Конец! Твоё сердце ещё бьётся, лёгкие ещё пытаются зачерпнуть, прогнать через себя ещё глоток воздуха, не смотря на развороченные рёбра…но всё это уже не имеет никакого значения… И тут приходит боль, дикая боль! Ты хрипишь, задыхаешься, потому что одно лёгкое уже спалось, а второе стремительно наполняется кровью…Всё! Конец! Отзвонили и с колокольни долой! Поднимаешь голову и силишься разглядеть свою грудь, то место, от которого по всему телу пробегают электрические разряды боли. Смотришь с удивлением на медленно расплывающееся, бурое пятно…Всё! Там совсем маленькая дырочка, но ты знаешь, что на спине пуля проделала дыру гораздо страшнее, с разорванными краями и белыми осколками костей… Зачем же ты тогда пытаешься прикрыть эту маленькую дырочку на груди, своей ладонью, которая тут же становится липкой от крови? Твоей крови? Всё! Это конец!

Люди часто упоминают, что перед смертью вся жизнь проносится перед глазами. Наверное этой чести удостаивается только тот, кто действительно жил. Люди странные…чем лучше они живут, тем больше боятся умереть, цепляются за жизнь и так боятся смерти. Наверное именно у таких людей, вся жизнь проносится перед глазами, последней ретроспективой и данью стремительно уходящей жизни. А ты вот, лежишь, пытаешься вспомнить хоть что то стоящее и не можешь. Не вспоминай не надо…Каждый человек в ответе за всё, что произошло в его жизни, за всё что он совершил. Теперь платишь ты…Не ищи смысла своей жизни, ты знаешь, что его нет, смысл – это всегда ограничение, это стены которые сдавливают тебя…Не придумывай для себя не существующих смыслов, будь человеком. Не жалей ни о чём, вспомни кем ты был, вспомни кем ты стал. Ты ведь хотел этого, больше всего ты желал обрести человеческое существование. Отказался от всего, что было твоим миром, поменял на краткий миг людской жизни. Твоя мечта исполнилась и теперь пришёл черёд расплаты. Расплаты через боль, кровь и смерть, потому что слишком велико было твоё желание, слишком уж не осуществима мечта. Не жалей, сейчас ты постигаешь то, что большинство людей не понимает даже в глубокой старости. Ты боишься смерти, ты боишься мук и боли. Преодолей это, оставь позади и тебе откроется истина. Ты поймёшь цену своей жизни и своей смерти, ты поймёшь цену своей наивной мечты, ты увидишь свой путь…Закрой глаза…не бойся..ты чувствуешь, как дрожащий свет свечи пробивается через твои веки, ты чувствуешь запах дождя, что идёт за окном…Разве этого мало? Разве не этого ты хотел? Ощути кожей каждое дуновение сквозняка из-за неплотно притворённой двери. Ты ведь понял? Скажи, что ты понял…Ты улыбаешься…значит ты понял…понял в чём была истинная ценность человеческой жизни. Она заключена именно в этих мелочах, в повседневных тяготах, в тепле своего дома, в шорохе расправляемых перед сном простыней, в запахе старых книг, в пыли осевшей на окне и в движении руки её убирающей. Ты понял…потому что смерть это отсутствие всего этого, всего того, что заполняет человеческую жизнь, делая её хоть чуть чуть осмысленней. А раз ты понял, то ты можешь уйти…улыбнись…ты человек…умирай гордо…Не думай о том, есть ли у тебя душа, не думай о том, что будет дальше. Жизнь не имеет завтра, у неё есть только «сейчас», а сейчас ты ещё жив, у тебя ещё есть время…Скажи чего ты так боишься?

Я? Теперь уже не знаю…

Подумай…что заставляет тебя боятся, ты знаешь, что умрёшь и всё равно тебя что то тревожит. Что это?

Снег…белый, искрящийся снег, рассыпанный пушистым ковром.
Далеко отсюда…однажды я видел деревню, обычная деревня, таких много. Как то утром, пастух, у которого я остановился на ночлег, встал раньше обычного. Разбудив меня, он сказал, что бы я оделся и дождавшись, когда я соберусь поманил за собой. Мы вышли на крыльцо и он указал мне на дорогу, которая вела из деревни. Вся дорога была заполнена лошадьми везущими пустые телеги, а каждую лошадь под уздцы, держал бегущий рядом с ней хозяин. Скрип колёс, цокот копыт, лошадиное ржание наполняли холодный, хоть и весенний воздух. Пар белыми клубами вырывался из лошадиных ноздрей, медленно растворяясь в морозном воздухе. А из дворов появлялись всё новые и новые телеги и везущие их лошади.
-У них праздник, -задумчиво сказал старый пастух, -сейчас они едут на кладбище. Раз в год, в этот день, каждый глава семьи встаёт рано утром, обязательно запрягает лошадь в пустую телегу и ведёт её на деревенский погост. Там он приходит к могила своих близких и каждого зовёт по имени: «Пойдём Васькам, пойдём Светкам, пойдём Димкам…» Просит их души сесть в телегу… Он обойдёт всех, никого не забудет, всех пригласит. А когда каждый займет своё место в телеге, возьмёт лошадь за поводья и повезёт их домой. А дома их уже ждёт растопленная баня и снова он будет звать их: «Пойдём Димкам, пойдём Васькам, пойдём Серёжкам баня готова». Заведёт их, поддаст пару и начнёт мыть. Будет бить веником по воздуху и приговаривать: «Давайте я вас попарю». А когда попарит, придёт очередь хозяйки дома. И она позовёт в баню женщин: «Пойдём Светкам, пойдём Наташкам, пойдём Настькам».
В этот момент из-за поворота показались первые телеги возвращавшиеся с кладбища. Пустые телеги, так почему же кони так натужно храпят, почему колёса в снегу увязают, неужели и правда сидят в телегах души умерших, давят их к земле…
Старик задумчиво смотрел на возвращающуюся процессию, вздохнул, а потом продолжил свой рассказ.
-И в каждом доме, каждом дворе, бережно хранится какая то вещь от умершего, не выбрасывается, не отдаётся, ждёт одного дня в году. И когда в доме накрывается большой стол, а к столу приставляются лавки, на спинках у этих лавок вешаются эти вещи. И вот когда попарят всех, в третий раз зовёт их хозяин, к столу зовёт, просит покушать с ними. И вся семья садится за стол, умершие среди живых и живые среди умерших, никто забыт не будет, никто без угощенья не уйдёт…Каждого вспомнят, каждого помянут, протянут не разрывную нить в прошлое, станут единым родом. Но день закончится, стихнут разговоры, встанет хозяин и позовёт умерших, скажет, что пора обратно ехать. Ровно до середины дороги повезёт, а не середине остановится, попрощается со всеми и повернёт к дому. Отдаст свой долг до конца. Хоть на один день вернёт их к теплу домашнего очага. Так же как когда то потом вернут его.

Кажется я понял, чего ты так боишься…Хоть в этом нет твоей вины, так уж случилось, что ты слишком хорошо знаешь цену одиночеству. Это гложет тебя? Ты не хочешь вновь остаться одним? Боишься этого…Я понимаю….вечность это слишком долго, особенно под конец. Но здесь я не могу тебе помочь…

На секунду, тот кто был компьютерной программой, а в последствии человеком, широко раскрыл глаза, лихорадочно ища взглядом, что то на потолке, а его губы тихо зашептали. И если бы в этот момент кто нибудь вошёл в комнату, то через мерный стук капель по стеклу он смог бы услышать тихий шопот, сдавленную просьбу…
-Не оставляйте меня одного…пожалуйста…не оставляйте…позовите…я приду…я сяду в телегу…вспомните…а я приду…обязательно приду…только позовите…пожалу…

__________________
Плохо - это когда тебя запаковывают в чёрный, непрозрачный пластиковый пакет. Очень плохо - когда по частям. А всё остальное просто отлично.
  #47  
Старый 20.12.2010, 21:00
Аватар для Wendy Wicca
Чокнутый трикстер
Победитель Литературной ВикториныКоролева Мира Фантастики
 
Регистрация: 16.08.2010
Сообщений: 1,981
Репутация: 1369 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Wendy Wicca
Ура! наконец-то я его выложу)))

прим.: мой текст прямым, текст взаимодействия вот такой

- Алиса прошла в дверь, за которой был чудесный сад... - процитировала я, подходя к двум девушкам, оказавшимся со мной в этом мире. - И дерево с надписью «сьешь меня»...
Любимый сумасшедший дом!
Безумен ночью, чокнут днем.
Реальность или нет?
Быть может, я лежу в бреду?
Быть может, я горю в аду?
Кто может знать ответ...
Я плавно проступила из невидимости, и теперь нас было трое. Черноволосая бледная дама слегка зловещего вида (кто это говорит? Привидение в смирилке!) и дама с рыжими, как у меня, волосами, повыше меня на полголовы.
Они были настоящими, а я призраком. Но чувство нереальности происходящего было у меня..

Моя жизнь на Земле прервалась. Мое хрупкое существование в виде призрака чуть не оборвалось всего пару часов назад… А дальше что — рай, ад? Возвращение в искалеченное тело? Помнится, над ним славно потрудились... если только эти воспоминания верны...

Скрытый текст - Symphony of Pain and Pleasure (16+ !!!):
Кровь густыми толчками вытекала из вены на левой руке, стекала по плечу, и щекоча, разливалась по груди. На животе она снова сливалась вместе, образовавала озерцо в пупке, прежде чем устремиться тонкой струйкой между ног и вниз, по внутренней стороне бедер.

Венди била крупная дрожь. Кровь была ее.

- Ты никогда не резала вены себе в ванной? - проворковал мистер Маньяк, руками размазывая кровь по хрупкому тельцу Венди. Прикосновения были легкие, почти приятные... если не вспоминать, что этими самыми руками минуту назад тебе изрезали оба запястья в непонятный нотный узор. - На мой взгляд, это пошло. Неискреннее самоубийство - такая типичная черта нашего неискреннего мира! Суицид больше не побег от мира - он шоу, рассчитанное вызвать у мира сострадание! Какое опошление идеи...

- От-от-т я б-б-бы сейчас сб-б-б-бежала... - застучала зубами Венди, тщетно пытаясь бравировать и поддерживать светскую беседу. В начале их общения она металась и визжала - и это только распаляло подонка, который начал ее кромсать. Сейчас же он был настроен философски - и рефлексировал... Венди не знала, что хуже...
Маньяк грустно вздохнул и прижал висящую девушку к себе, зашептал, обжигая дыханием ухо:

- Не-ет, дорогая моя скрипка, ты еще не отзвучала... Знаешь, я немного увлекаюсь химией и фармацевтикой. Так вот: состав, который я тебе ввел, защищает от болевого шока и не дает потерять сознания. А второй - рука мужчины отпустила грудь, провела по скользкому от крови животу, нежно обвела вокруг пупка, - усиливает нервную проводимость к центрам наслаждения. Чувствуешь, что это значит? - он усмехнулся. - Боль и наслаждение в одном флаконе, прямо как коктейль, который любят эти обыватели...

- Ага... б-б-боль и насы-сы-сы... в-в-вы соду с уксусом н-не пробовали смешив-в-вать? Говорят, тоже кокт...ооох! - обмен остротами прервался, потому что рука маньяка скользнула ниже, и нашла между бедер нечто такое, от чего коктейль, описанный Маньяком, мигом оказался в венах девушки и ударил в голову. Венди, казалось, уже обессиленная, забилась в цепях, тщетно пытаясь вырваться из этого чувства - обволакивающего, овладевающего тобой коктейля из стыда, беспомощности и... наслаждения...

- Я с удовольствием сыграл бы на тебе всю симфонию наслаждения, будь я классиком, - Маньяк другой рукой что-то расстегивал, и вдруг Венди почувствовала, как цепи ослабли, она повисла на руках мужчины. - Но уж извини - сегодня мне пришло в голову, что я еще не пробовал такой прием, как унижение...

Маньяк перенес скованную, окровавленную девушку через комнату и аккуратно погрузил ее в обьемистую ванну, похожую на небольшой, мелкий бассейн. Вода тут же наполнилась алыми разводами крови.
- И ч-ч-то же унизитттттельного в ванне? - удивилась Венди, пока ее собеседник залез в ванну сам.

- Не в ванне, - поправил маньяк, что-то расстегивая. - В методе игры...
Он звонко хлопнул девушку по заднице и рассмеялся.


Задрав гетру, я задумчиво разглядывала свое истерзанное запястье. Шрамы были похожи на надпись, которая пыталась мне что-то сказать...
Тем временем, мои спутницы разговаривали:

- Мы должны решить, кто спасет этот мир и займет место хранителя, - в глазах не среднестатистического существа появилось напряжение.
- Ваши предложения?, - среднестатистическое существо клонило голову на другой бок и непроизвольно погладило ствол винтовки.
- Выбирать придется вам, дамы, - призрачное существо улыбалось, жутко так, когда улыбаются лишь губы, а глаза остаются грустными.


Я слушала их вполуха и отвечала односложно, потому что уже поняла ответ.

Скрытый текст - Разве это жизнь?:
Что нас ждет после смерти? Я всегда считала, что рождение в новом теле! Вместо этого, я брожу по странным лабиринтам "чистилища" в поисках чего-то..

Может быть, весь этот загробный мир - это затянувшийся приход от очередного препарата Маньяка? Может быть, не было никакой больницы, детектива Эдвардса (эй! этого хоть оставьте!) небесной канцелярии и ангела Дэни, башни и ледяного лабиринта... А я еще вишу на ловко обмотанных вокруг меня цепях, или, может быть, плаваю в ванне с кровью, голая, с закатившимися глазами, стучу зубами и пускаю слюни... пока мной в очередной раз по-новому овладевает этот треклятый эстет... читая лекцию о своем видении музыки и эмоций... И стоит мне вывалиться из этого мира обратно...

Сколько можно этой неопределенности! Вся эта загробная жизнь – какая-то ненормальная. После смерти, как гласит Викка, мы тут же рождаемся в новых телах – зверей, птиц, растений… Живем, а не существуем! А это что за кино про мертвую девочку?
Скрытый текст - :





За моей спиной разговор продолжался, и мне пришлось стряхнуть оцепенение.

- Конечно, живой мир – живой хранитель, - среднестатистическое существо сделало мелкий шажок назад, тут же тени вычернили его глаза, нарисовав на лице два пустых провала.
- Какие мы все глупые, - призрачное существо сияло в лучах магического пульсара, - хранитель говорил, что его место должно быть занято, но ничего не говорил о том, что его нельзя занимать мертвой.
- Де юре, поставив призрака хранителем, - среднестатистическое существо сделало меленький шажок вперед, свет вновь освещал его, - мы выполним условие спасения мира.
- Де факто, - не среднестатистическое существо протянуло руки к своим спутницам, - мы получаем уже мертвого хранителя.
- Следовательно, - призрачное существо также протягивало руки почти партнерам, - мир одновременно получит хранителя, и не будет иметь его. Мир освободится!
- Но будет защищен, - среднестатистическое существо забросило винтовку за спину и протянуло руки уже партнерам,- поскольку воля кучки стружек будет исполнена.
- И ты, - не среднестатистическое существо повернулось к призраку, - сможешь избавить этот мир и от хранителя, и от дракона.
- Я подарю ему свободу, - призрачное существо опустило руки, - вот моя смерть и принесла хоть какую-то пользу. Можно сказать спасибо дяде Маньяку...
Живые существа переглянулись, но промолчали. Призрак собрался спасти этот мир, принеся себя в жертву, неуместный момент для того, чтобы узнавать, кто замучил девочку и как.



Скрытый текст - Ренкарнация Венди Уильямс:
Я положила руку на толстую кору дерева и ощутила, как под ней бурлит жизнь — текут соки, ползут мельчайшие жучки, никогда не видящие света... Дуб оказался целым миром, живущим такой жизнью, которой нам не понять...

Стой, что ты делаешь! - ангел заорал на меня.
— Все очень просто... ты не хотел, чтобы я умерла, ангелок? Я смогу жить сотни лет... Ты забыл, что я викканка, а не христианка. Мне в рай и, упаси Богиня, ад, не улыбается — мне положена реинкарнация!

Но наш долг — поймать маньяка! Какая сейчас реинкарнация?
— Эдвардс поймает... А что тут размышлять, девочки, — обернулась я к спутницам, — вы живые, я мертвая... Скоро мы снова будем на одной доске! Потерпите!
Я так не играю больше! Это какой-то дурдом! Я умываю крылья! - возопило подсознание, хлопнуло перьями и стихло, как будто ангел и в самом деле куда-то улетел.

Зажмурив глаза, я прижалась к дубу щекой, обняла его, слилась с ним...
Мне не понадобилась лютня, чтобы шепотом пропеть:
Я - тигр, я - лань, я - дождь, я - ветер,
Я - все живущее на свете
Я - сокол, я змея,
Я - лес, я - небо, я - травинка,
Я - чокнутая арлекинка,
И древо - тоже я!

Мы рождены одной утробой,
Мы с нею связаны до гроба -
Не вправе забывать!
Мы возродимся к жизни новой
Покуда нас терпеть готова
Природа, вашу наша мать!
Я почувствовала, как становлюсь чем-то огромным, всеобьемлющим... уже не девушка в дурацкой одежде, но великан, возвышающийся на много футов над землей...
Чувство собственной мощи и размеров было таким необычным, что я чуть не испугалась... но в то же время, оказалось приятно иметь много пальцев на руках и ногах, на которых колышутся нежные листья... мне почему-то захотелось, чтобы прилетели пчёлы и пощекотали мои сережки — хотя эта мысль была, наверное, пошлой!

Я открыла свои новые глаза - они видели иначе. Лучше. И они видели расцветающий мир - мой идеальный мир! Небеса очистились, трава проросла сквозь камни, вдали промелькнула тень оленя, в небесах закружились птицы... Бабочки садились на меня. И все меня безмолвно благодарили. Каждая травинка обещала быть другом и союзником, каждый зверь подмигивал и махал лапой, птицы - крылом...

Девушки, которые еще недавно были выше меня на голову, теперь стояли где-то внизу, у моих... корней. Моя реинкарнация состоялась. Я стала живой!

Скрытый текст - Возвращение блудного попугая :

Отлично, детка. Ты делаешь успехи.


— Так! Ты же вроде ушел!

Кто ушел? Я?
Нет, ушел занудный ангел,
а пришёл я, твой бес-искуситель.
Будем знакомы: меня зовут Данталион.
Можно Дэни.

Я с подозрением покачала кроной.

— Вы часом не родственники?
Даже не однофамильцы.
А я хотел лишь выразить восхищение твоим ходом.
Как ловко ты набралась сил, влезла в тело дуба!
Теперь мы легко справимся с этими двумя замухрыжками...


— Еще чего! Что я тебе - день триффидов, что ли?

Мда, нелегко с этими нейтралами.
Вроде люди как люди, не то что светлые,
а вот попробуешь их подбить на убийство...

Демон поскреб в невидимой башке, вероятно, рогатой.
Ну, ладно. Но если не ошибаюсь,
в этом мире был еще дракон, который заставляет его
постоянно умирать. Уж это, одолжение, надеюсь,
ты можешь мне сделать?


Я захохотала - и с легким ужасом отметила, что хохот вышел басовитый.

— Хо-хо-хо-хо! Вот этим я займусь с удовольствием!

Выдернув корни из земли, я неуклюже ступила на землю.
— Хуууу-хуууу-хуммм!! - проворчала я, ошеломленно разглядывая, как в сущности выглядит мое тело. Великан ростом с дом, покрытый толстой коричневой корой... и, извините за подробности, с зеленой бородой! Как только мужики с такой кучей растительности управляются? Это ж есть невозможно!
Скрытый текст - :


На мои зеленые ладони вспорхнула птица — видимо, из тех, что еще недавно были обречены воскресать и умирать без конца…

— Где дракон? Веди меня! — проревела я. Птаха испуганно посмотрела мне в глаза (интересно, как выглядят глаза на дереве? зеркало бы сейчас...), кивнула и полетела в нужном направлении. Я потопала за ней и вскоре скрылась из глаз своих спутниц.

Не буду врать, что дальше все было в точности так. Но жители моего мира рассказывали о своей богине такую легенду...
Скрытый текст - ... но мы идем крушить гранит - и Изенгард не устоит!:

Скрытый текст - :


К тому времени, как мы дотопали до пещеры дракона, я уже научилась управлять телом энта, и даже немного изменила его по своему вкусу. По крайней мере, из дуба я стала березой, а копна зелени переместилась с подбородка на затылок, где ей и полагается быть. Выглядело это уже элегантнее. Я осмотрела себя, прежде чем сунуть корни в пещеру — стройная белоснежная энтка, не стыдно и перед врагом предстать. Вперёд.

Дракон спал... Он был черен и зловещ, но при моих размерах казался не больше крупной собаки. На грудном панцире дракона, напротив сердца, виднелась темная проплешина - какой-то хоббит, видно, утащил алмаз.

— Смог? — прорычала я, уже более-менее женским голосом. — Вставай! Легенды об энтках оказались правдой! Буррарррумм!!!

Честный бой! Жесткая борьба! Никаких правил!
МАЧИ!!!!!!!!
*хруст попкорна*


Схватив негодяя за хвост, я быстренько стряхнула с него сонное оцепенение. Для этого всего-навсего понадобилось шваркнуть его пару раз оземь. Рептилия зашипела, начала изворачиваться, захлопала крыльями, но ветви держали его крепко за самое основание хвоста.

— Будешь еще мир губить, чемодан крылатый? Будешь, птеродактиль-переросток? — я шмякала его еще и еще раз об скалу.
В ответ дракон извернулся и пустил в меня струю пламени, прямо в мою замечательную листву. Вам когда-нибудь поджигали все волосы разом? Нет? Значит, не говорите, что знаете, какая это боль!

В неистовстве, я прижала шею дракона к скале другой веткой, пережав его огнедышащую железу, и начала его хлестать горящей кроной. Тем временем, ветки под хвостом продолжали удлинняться и достигли самых чувствительных частей драконьего тела, потихоньку оплетая и охватывая... Дракон почувствовал неладное и драка затихла…

— Плюс два или минус два? — ехидно поинтересовалась я. Чемодан дернулся несколько раз, но притих, стоило мне сжать чуть посильнее и прорасти чуть поглубже внутрь.

Минус два! Давай, детка, давай!


— Хорошо, — прошипел дракон. — Я оставлю этот мир... тебе! Раз он тебе так нужен... Целуйся с ним, сколько влезет!

— Вот и ладушки, — обрадовалась я, и, ухватив «Смога» поудобнее за хвост, раскрутила и зашвырнула в небо «своего» мира. Похоже, он отныне и вправду мой...
Что ж, я выгодно променяла роль призрака на веселую жизнь — могло быть и хуже! Реинкарнация в таракана, например... А теперь у меня свой мир и неплохое тело... если не сгорит к природе-матери!

Можно было и прикончить. А потом искупаться в драконьей крови
и получить супер-мега-броню. А с этой супер-броней
мы бы пошли войной на соседний мир, и...


— Сиди тихо! - я тряхнула в стороны все еще тлеющей «шевелюрой». — Лучше подсказал бы, где тут речка, пока я не облысела...



Через несколько часов «ходячая березка» вернулась на поляну, где оставила своих подруг. Они с трудом узнали меня, ставшую девушкой-березой - но в конце концов, много ли энтов может быть на одной планете? О произошедшем ничего не напоминало, если не считать внезапно поредевшей листвы и поднимающегося кое-где от коры дымка.

— Берёзового сока, девочки? — я наклонилась и протянула им стаканы. - Ну, как, вам нравится мой мир?

Неплохо. Я бы добавил лавовых озер, бордель и бои без правил.
__________________

Снова поет под моим окном Осень - рыжая бестия,
Я выхожу в порог в халате - она танцует в ярких шелках.
Я не готов принимать Вас, Леди - для меня Ваш визит, как бедствие.
А она, смеясь, шагает ко мне и отраву несет в руках.

Последний раз редактировалось Wendy Wicca; 21.12.2010 в 17:39. Причина: спойлеры
  #48  
Старый 20.12.2010, 21:17
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,238
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
- Создайте, пожалуйста, свет, - произнесло среднестатистическое человеческое существо, - у меня есть фонарик на винтовке, но магический свет произведет большее впечатление на судей.
- Я могу светиться, - произнесло призрачное существо, - вот только не знаю как.
- Я дам вам свет, - произнесло не среднестатистическое существо, - я решила, и я вам его дам.

Тонкий лепесток света появился из ладони Селии Варран. Герои, наконец, смогли увидеть друг друга.
Скрытый текст - ***:
Селия осмотрелась. Рядом с ней находились две особы, и обе были знакомы: девчонка-призрак Венди из замка, лёгкая, как пушинка, и девушка Юля из лабиринта, о голову которой Решающая лично разбила огромный осколок зеркала. Сейчас, правда, былая противница не выглядела ни мёртвой, ни даже раненной.
Но Селия, пройдя сквозь врата в этот мир, лишилась всех ран, поэтому восприняла появление Юли спокойно.
Она присела на корточки и пропустила между пальцами прах хранителя. Мелкая кора распадалась тонким древесным порошком, который поднялся в воздух взвесью. Девушка сморщилась и чихнула. Выпрямилась, отряхивая ладонь, и огляделась по сторонам.
Темно… тихо… не холодно, но поразительно пусто. Ещё не мертво, но хорошо чувствовалось, что мир колеблется на самой грани, вот-вот готовый сорваться.
Селии уже приходилось сталкиваться с подобным, но давно, и… тогда всё было совсем иначе, и она сама была иной. Более мягкой и сострадательной, более наивной. Ещё не знала, насколько в мире не любят таких, как она, и не имела шанса сама кого-то возненавидеть.

Он лежал на постели, укрытый по грудь белоснежной простынёй. Молодой парень, русые волосы растрепались по низкой подушке, ямочка на подбородке, под глазами глубокие тени. А вокруг – множество медицинских приборов, поддерживающих жизнь в хрупком теле, заставляющих сердце биться, а лёгкие дышать…
Наука шагнула так далеко вперёд, но учёные так и не нашли способа обходиться без приборов, когда требовалось не оживить, нет, - хотя бы просто поддержать едва тлеющее существование.
- Он в коме уже больше трёх месяцев,- произнесла Армелль, равнодушно глядя на молодое лицо.- Решающие работали с ним, но безрезультатно. Поэтому я хочу, чтоб ты просто почувствовала, как бывает, когда человек зависает на самой границе между жизнью и смертью. Он уже не жив – но ещё не мёртв.
Десятилетняя Селия кивнула и подошла ближе. Неловко, стесняясь, положила свою ладонь на пальцы парня и закрыла глаза. Её всегда было проще сосредоточиться в темноте, хотя бы искусственной, созданной опущенными веками.
Это было как медленное падение в пропасть, в полной тьме и тишине. Лишь мгновение Селия присоединилась к парню, пусть не видя его, но ощущая всей душой. Краткий миг, поселивший в душе страх не смерти, а бесконечного умирания, непрерывного полёта в бесконечный мрак…
Всхлипнув, Селия отдёрнула руку и жалобно посмотрела на наставницу. Сердце выскакивало из груди, на глазах закипали слёзы.
- Я больше не хочу этого чувствовать,- сказала девочка на удивление твёрдым голосом, что никак не вязалось с выражением лица, ещё более бледного, чем обычно.
Армалль обошла кровать и крепко взяла воспитанницу за плечи, заставив смотреть себе в глаза. Впрочем, Селия и не пыталась отвернуться.
- Категорично. Не хочешь объяснить, почему?
- Потому что это больно.
- А кто тебе сказал, что жить приятнее?
Селия упрямо насупилась, и наставница усмехнулась:
- Ничего, ещё поймёшь.

И сейчас было то же самое: мир падал. Он мог бы удержаться сам, без всякой помощи, но привык полагаться на своего хранителя, и теперь умирал – просто потому, что не хотел жить иначе.

Селия коснулась висящей на шее металлической пластинки, напоминающей ей о фон Вейрмайере, и на миг увидела его образ – размытый, как если бы смотрела сквозь запотевшее стекло, но узнаваемый. Едва ли это напоминание можно было считать приятным, однако оно рождало злость, помогающую девушке сосредоточиться и взять себя в руки. Девушка сама не понимала, почему так хочет его убить, но на данный момент это желание было одной из основных причин, почему она всё ещё находилась здесь. Увидеть его ещё хоть раз – и убить.
Она не собиралась менять шанс встречи на сомнительную честь стать пленницей этого мира. Она и без того достаточно была в плену – у способностей, у страхов и сомнений. Как же долго жила, контролируя каждое своё слово, каждый жест, каждую мысль. Как долго не позволяла себе вести себя естественно, подчиняясь строгим правилам, наложенным собственными силами. И теперь не могла променять обретённую свободу на новую форму неволи…

- Поскольку некоторые из нас уже убивали друг друга, а некоторые мертвы изначально, - произнесло среднестатистическое существо, - у нас есть все шансы удачно скооперироваться.
- Убивали? - призрачное существо широко распахнуло глаза.
- Я не хотела твоей смерти, - отстраненно произнесло не среднестатистическое существо, - я всего лишь исполняла волю судей. К тому же я сполна заплатила за насилие над тобой.
- Значит, мы смело можем решить, - среднестатистическое существо склонило голову набок, - все что было, осталось там, в лабиринте.
- Перед нами новая задача судей, - не среднестатистическое существо осмотрелось, - решить судьбу целого мира.
- Мы не можем решить свою судьбу, - призрачное существо светло улыбнулось, - но должны решить судьбу мира.
- Это нелогично, - произнесло не среднестатистическое существо, - не умеешь решить свою судьбу, не решишь чужую.
- Судьи проверяют нас, – размышляло среднестатистическое существо, - пробный мир, пробная опасность, пробное решение проблемы.
Тишина и темнота окружала героев. Ни скрипа опустевшего дерева, ни щебетания птиц, ни треска, предвещающего появление молнии, ничего. Лишь пятно света и трое напротив друг друга.
- Пусто, - среднестатистическое существо поежилось, - кому нужен такой несвободный мир?
- Несвободный? - магический свет ласкал силуэт призрачного существа, - Был несвободный, а стал свободный.
Смех, призрачная ножка прошла насквозь кучку трухи, оставшегося после хранителя.
- Мы должны решить, кто спасет этот мир и займет место хранителя, - в глазах не среднестатистического существа появилось напряжение.
- Ваши предложения? - среднестатистическое существо клонило голову на другой бок и непроизвольно погладило ствол винтовки.
- Выбирать придется вам, дамы, - призрачное существо улыбалось, жутко так, когда улыбаются лишь губы, а глаза остаются грустными.
- Конечно, живой мир – живой хранитель, - среднестатистическое существо сделало мелкий шажок назад, тут же тени вычернили его глаза, нарисовав на лице два пустых провала.
- В задаче ничего не было сказано о живом хранителе, - не среднестатистическое существо непроизвольно начало разминать пальцы.
- Но мертвая, прости, девочка, - среднестатистическое существо кивнуло в сторону призрака, - не может быть хранителем живого мира, это нонсенс.
- Какие мы все глупые, - призрачное существо сияло в лучах магического пульсара, - хранитель говорил, что его место должно быть занято, но ничего не говорил о том, что его нельзя занимать мертвой.
- Де юре, поставив призрака хранителем, - среднестатистическое существо сделало меленький шажок вперед, свет вновь освещал его, - мы выполним условие спасения мира.
- Де факто, - не среднестатистическое существо протянуло руки к своим спутницам, - мы получаем уже мертвого хранителя.
- Следовательно, - призрачное существо также протягивало руки почти партнерам, - мир одновременно получит хранителя, и не будет иметь его. Мир освободится!
- Но будет защищен, - среднестатистическое существо забросило винтовку за спину и протянуло руки уже партнерам,- поскольку воля кучки стружек будет исполнена.
- И ты, - не среднестатистическое существо повернулось к призраку, - сможешь избавить этот мир и от хранителя, и от дракона.
- Я дарую ему свободу, и пойду дальше, - призрачное существо опустило руки, - вот моя смерть и принесла всем пользу. Можно сказать спасибо дяде Маньяку.
Живые существа переглянулись, но промолчали. Призрак собрался спасти этот мир, принеся себя в жертву, неуместный момент для того, чтобы узнавать, кто замучил девочку и как.

Скрытый текст - ***:
Венди прижалась к дубу и растворилась в нём. Селия села на землю и подперла ладонью щёку. Теперь оставалось только ждать, справиться призрачная девочка с целым миром или он продолжит своё падение – но на этом раз вместе со своей хранительницей.
Дуб зашелестел листвой, сдвинулся с места и зашагал прочь, постепенно меняя обличие. Скоро она пропала из вида. Потянулись долгие минуты ожидания. Селии, по большей части было всё равно, умрёт мир или будет жить, лишь бы выбраться отсюда поскорее.
Прошло немало времени, прежде чем появился солнечный свет и залил собой огромную равнину. Поднимались травы, распускали головки цветы. В небо вспорхнули мелкие птахи. Свежий ветерок начал забавляться с листвой могучего дерева. И Селия чувствовала, как мир вокруг оживает.
Призрак вернулась: огромный энт наклонился над девушками.
- Берёзового сока, девочки?- поинтересовалась она.- Ну, как, вам нравится мой мир?

- Красивый,- согласилась не среднестатистическое существо, загасив огонёк на своей ладони. Поглядела на предложенный напиток и отрицательно покачала головой.- Нет, благодарю, я такое в пищу не употребляю.
- Я тоже не буду,- среднестатистическое существо покачало головой.
Энт пожала плечами, вздрогнула, и… показалось, что разорвалась на две неравные части.
"Так уж и быть, пусть живёт",- самодовольно подумало не среднестатистическое существо, вытаскивая девочку из дерева.
Большая вернулась на место, и вросла в землю корнями огромного дуба – нового хозяина этого мира. А меньшая осталась, но это была уже не прежняя прозрачная девочка в ночнушке, а дриада с кожей-корой и непослушными зелёными волосами.
- Нам пора идти, - проговорило среднестатистическое существо, указав на широкие врата, распахнувшиеся неподалёку. Их резные створки сверкали в лучах солнца.
- Да,- кивнула дриада.
- Пора,- ответило не среднестатистическое существо.
Девушки покидали мир, сделав его не просто живым, а свободным.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.

Последний раз редактировалось Sera; 20.12.2010 в 21:30.
  #49  
Старый 20.12.2010, 21:19
Аватар для Ula
Посетитель
 
Регистрация: 05.02.2007
Сообщений: 4,008
Репутация: 1524 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Ula
Отчет № 3. Третий день конкурса.

Скрытый текст - Вводная:
Резные ворота распахнулись, впуская троих участников в комнату… да не комнату, а целый мир. Летнее солнце обдало путешественников ласковыми лучами, в небе резвились птицы, весело щебеча, ноги тут же утонули в мягком цветочном ковре – красота да покой. А посреди всего этого великолепия замер старый и могучий дуб. Он царь всего тут. Внезапно небо почернело от набежавших туч, грохнул гром, сверкнула молния, и мир сразу превратился в мертвое поле. Цветы завяли, с небес рухнули мертвые птахи.
Земля вздрогнула и мир вновь ожил и расцвел.
Удар грома. Темно и мертво все вокруг.
И так продолжалось раз за разом, словно мир не мог решить – жить ему, или умереть. Что выбрать?
Затем, от ствола большого дуба отделилась фигура и упала на руки путешественников, оказавшись высохшим мумифицированным человеком, который скрипучим голосом произнес:
- Я хранитель этого места... Оно долгое время противостояло дракону, что правит здесь. Но мои силы подошли к концу. И этот мир скоро умрет, а дракон получит больше силы... я призвал вас сюда, герои, чтобы один из вас занял мое место. Остальные смогут уйти с миром…
Хранитель содрогнулся и, издав хриплый вздох, рассыпался кучкой сухой коры… и вновь небо стало черным…


- Создайте, пожалуйста, свет, - произнесло среднестатистическое человеческое существо, - у меня есть фонарик на винтовке, но магический свет произведет большее впечатление на судей.

Скрытый текст - № 01:

OST № 01
Тревога. Чувство не контролируемое, не вполне осознанное, но уже вполне оформившееся.
Любопытство. Как же маги создают из ничего что-либо? И является ли способность рассеивать тьму необходимой каждому человеку?
Предвкушение. Судьи поставили цель. Как говорится – вижу цель, не вижу препятствий.
Ожидание. Как минимум чуда и никак иначе.



- Я могу светиться, - произнесло призрачное существо, - вот только не знаю как.
- Я дам вам свет, - произнесло не среднестатистическое существо, - я решила, и я вам его дам.
Тонкий лепесток света появился из ладони Селии Варран. Герои, наконец, смогли увидеть друг друга.

Скрытый текст - № 0:
Теперь можно было рассмотреть своих напарников, не отвлекаясь на щебетание птичек и раскаты грома.
Итак, бледное темноволосое существо вновь оказалось рядом со мной. Просто рок какой-то. Куда не посмотриь, всюду она.
- Не концентрируйся на обиде от поражения, - мысленно убеждала я себя, - в пределах видимости никаких зеркал нет, потому тебе не придется вновь видеть садо-мазо-этюды на тему «Убейте Улу острым осколком зеркала больно».
Призрак юной девочки оставлял саднящее, неприятное чувство. Девочку было нестерпимо жалко, и в тоже время хотелось оказаться как можно дальше от неё. Убийца девочки (сама она уж точно не могла умереть, с такими-то ранами) был очень больной человек. При мысли о нем в душе поднималась волна гнева, желания уничтожить, стереть с лица земли чудовище. И где-то в уголке сознания свербела противная мысль, что твои чувства по отношению к маньяку ничем не отличаются от чувств самого маньяка. Ты испытываешь жажду убить к одному конкретному человеку, а он ко всем людям на земле. Или не ко всем, а только к маленьким, рыжим девочкам. От девочки хотелось избавиться как можно быстрее, поскольку именно она дарила чувство родства с маньяком.


- Поскольку некоторые из нас уже убивали друг друга, а некоторые мертвы изначально, - произнесло среднестатистическое существо, - у нас есть все шансы удачно скооперироваться.

Скрытый текст - № 02:

OST № 02
Скепсис. Можно сколь угодно долго убеждать себя, что жить прошлым глупо, но саднящих ран, а также ужаса от собственной смерти это не отменяет. Также как и ужаса от чужой смерти.
Жажда действия. Цель манила, хотелось как можно быстрее разрешить загадку судей.
Интерес. Результат действия маньяка был виден воочию, потаенное желание узнать детали дразнило сознание.
Вина. Чувство вины было полностью неосознанным, вселенская такая вина перед маленькой девочкой, вина за всеобщее человеческое несовершенство. Гадкое чувство.


- Убивали?, - призрачное существо широко распахнуло глаза.
- Я не хотела твоей смерти, - отстраненно произнесло не среднестатистическое существо, - я всего лишь исполняла волю судей. К тому же я сполна заплатила за насилие над тобой.
- Значит, мы смело можем решить, - среднестатистическое существо склонило голову набок, - все что было, осталось там, в лабиринте.


Скрытый текст - № 03:

OST № 03
Недовольство. Обманывая себя и окружающих, возникает двойственное чувство. С одной стороны, ты пытаешься выиграть, обманывая других. С другой стороны, для того, чтобы твоя ложь была «правдивой», ты должна сама поверить в неё, как следствие, ты начинаешь обманывать себя. Никто не любит, когда его обманывают.
Предвкушение. Судьи хотят получить жертву. Если сделать так, что жертвой окажется бледное черноволосое создание, можно действительно оставить все обиды.
Гадливость. Осознание того, что подлость пустила корни в тебе самой, вызывало стойкое желание принять душ.
Интерес. Как охотничья собака встает на след, так и мне хотелось поскорее разрешить диллему с жертвой.


- Перед нами новая задача судей, - не среднестатистическое существо осмотрелось, - решить судьбу целого мира.
- Мы не можем решить свою судьбу, - призрачное существо светло улыбнулось, - но должны решить судьбу мира.
- Это нелогично, - произнесло не среднестатистическое существо, - не умеешь решить свою судьбу, не решишь чужую.
- Судьи проверяют нас, – размышляло среднестатистическое существо, - пробный мир, пробная опасность, пробное решение проблемы.

Скрытый текст - № 04:

OST № 04
Страх. Бремя решения, от которого возможно зависит судьба целого мира, начало резко придавливать к земле. Страшно было до желудочных колик.
Уверенность. Искусственно создаваемая, осознанная, рожденная из необходимости не стать жертвой, формирующаяся в стальные спицы, впивающиеся в позвоночник и задирающие подбородок вверх.
Беспокойство. Саднящее, тянущее. Хотелось как можно быстрее разрешить проблему, но при этом не испачкаться и остаться с белыми крыльями.
Любопытство. Решение проблемы лежит на ладони – жертва. Интересно, как начнут выкручиваться спутники, чтобы не стать жертвой.


Тишина и темнота окружала героев. Ни скрипа опустевшего дерева, ни щебетания птиц, ни треска, предвещающего появление молнии, ничего. Лишь пятно света и трое напротив друг друга.
- Пусто, - среднестатистическое существо поежилось, - кому нужен такой несвободный мир?

Скрытый текст - № 05:

OST №05
Напряжение. Ощущение свернутой в спираль пружины. Малейший толчок может стать началом.
Любопытство. Поймают наживку или нет?


- Несвободный?, - магический свет ласкал силуэт призрачного существа, - Был несвободный, а стал свободный.
Смех, призрачная ножка прошла насквозь кучку трухи, оставшегося после хранителя.
- Мы должны решить, кто спасет этот мир и займет место хранителя, - в глазах не среднестатистического существа появилось напряжение.
- Ваши предложения?, - среднестатистическое существо клонило голову на другой бок и непроизвольно погладило ствол винтовки.

Скрытый текст - № 06:

OST № 06
Страх. Животный и бесконтрольный. Я не умею создавать свет из пустоты и получать удовольствие от собственный страданий. Чужие страдания также не приносят мне никакого удовлетворения. Я умирала, но это не делает меня бессмертной, как стоящее напротив существо, перепачканное собственной кровью. Страх был самой естественной эмоцией, которую я испытывала.
Напряжение. Пальцы непроизвольно ищут защиты. Винтовка предала уже меня, но инстинкт сохранения не поддавался контролю. Напряжение мешало связно думать.


- Выбирать придется вам, дамы, - призрачное существо улыбалось, жутко так, когда улыбаются лишь губы, а глаза остаются грустными.
- Конечно, живой мир – живой хранитель, - среднестатистическое существо сделало мелкий шажок назад, тут же тени вычернили его глаза, нарисовав на лице два пустых провала.

Скрытый текст - № 07:

OST № 07
Ликование. Попалась. Жажда не стать жертвой сыграла с призрачным существом плохую шутку. Чужое желание избежать участи жертвы рождает стойкое стремление сделать все наоборот.
Интерес. Все ли правильно поняло бледное черноволосое создание?
Готовность. Миттельшпиль плавно переходил в эндшпиль.
Стыд. На самом дне сознания проснулся маленький зверек – стыд. Он плавно запустил коготки в мою душу так, что заломило в затылке. Во имя собственной безопасности, сознавая свою несостоятельность в борьбе с магичкой, я обрекала на жертву девочку. Девочку, уже умершую насильственной смертью.


- В задаче ничего не было сказано о живом хранителе, - не среднестатистическое существо непроизвольно начало разминать пальцы.
- Но мертвая, прости, девочка, - среднестатистическое существо кивнуло в сторону призрака, - не может быть хранителем живого мира, это нонсенс.

Скрытый текст - № 08:

OST № 08
Спокойствие. Никто ничего не должен заподозрить.
Надежда. Найденное решение имеет призрачный шанс спастись всем. Судьям незачем держать мертвого хранителя.
Сосредоточенность. Ошибка может стоить жизни и короны. Нельзя сделать ни одного неверного шага.
Стыд. Приходилось прилагать усилия, чтобы никто, тем более мертвая девочка, не заметили дрожащих пальцев и румянца, выжигающего щеки. Глаза начинало щипать при мысли о подлости по отношении к бедному ребенку.
Оправдание. В сознании запустился механизм сохранения. Внутренний голос настойчиво внушал: «Она уже мертва, ей все равно».


- Какие мы все глупые, - призрачное существо сияло в лучах магического пульсара, - хранитель говорил, что его место должно быть занято, но ничего не говорил о том, что его нельзя занимать мертвой.
- Де юре, поставив призрака хранителем, - среднестатистическое существо сделало меленький шажок вперед, свет вновь освещал его, - мы выполним условие спасения мира.

Скрытый текст - № 09:

OST № 09
Ликование. Да, все удалось. Хотелось прыгать на одной ножке и корчить довольные мордочки.
Стыд.
Оправдания притупили чувство стыда, Я старалась не думать о том, что начнется после того, как ребенок принесет себя в жертву, и я останусь одна.
Надежда. Ничем не подкрепленная, детская. Бесконтрольная вера в то, что предел страданий существует, и мертвая девочка его уже превысила.


- Де факто, - не среднестатистическое существо протянуло руки к своим спутницам, - мы получаем уже мертвого хранителя.
- Следовательно, - призрачное существо также протягивало руки почти партнерам, - мир одновременно получит хранителя, и не будет иметь его. Мир освободится!
- Но будет защищен, - среднестатистическое существо забросило винтовку за спину и протянуло руки уже партнерам,- поскольку воля кучки стружек будет исполнена.

Скрытый текст - № 10:

OST № 10
Апатия. Задача выполнена, эмоции оставили, опустошив. Пустой, гулкий кувшин протянул свои гнутые ручки призраку и бледному темноволосому существу.
Любопытство. Решение проблемы запущено, осталось совсем немного до получения конечного результата.


- И ты, - не среднестатистическое существо повернулось к призраку, - сможешь избавить этот мир и от хранителя, и от дракона.
- Я дарую ему свободу, и пойду дальше, - призрачное существо опустило руки, - вот моя смерть и принесла всем пользу. Можно сказать спасибо дяде Маньяку.
Живые существа переглянулись, но промолчали. Призрак собрался спасти этот мир, принеся себя в жертву, неуместный момент для того, чтобы узнавать, кто замучил девочку и как.

Скрытый текст - № 11:

OST № 11
Грусть смыла стыд, который, безусловно, вернется, но позже.
Грусть смыла любопытство.
Грусть смыла усталость и апатию.
Грусть не оставила места даже для маленького лучика надежды.
Грусть не оставила места ликованию от того, что все получилось так, как я задумано.
Грусть смыла решительность и не оставила ни капли чувству гадливости.
Все закончилось.
__________________

Последний раз редактировалось Ula; 20.12.2010 в 21:30. Причина: последние штрихи, замена песенки "Ликование"
  #50  
Старый 20.12.2010, 21:28
Аватар для Grey Fox
pianist
 
Регистрация: 24.09.2009
Сообщений: 1,479
Репутация: 1076 [+/-]
Скрытый текст - Ab ovo usque ad mala:

Яркий свет ударил в глаза, заставив крепко зажмуриться. Пока глаза привыкали, Эрп быстро оглядел помещение. Пустая комнатушка, дверь , напротив которой стоял он и два его товарища по несчастью, и …все. Кашлянув еще раз, Эрп услышал вопрос от рослого блондина и машинально назвал свое имя. В принципе, ему было абсолютно все равно, с кем рядом умирать , а что умереть рано или поздно придется, в этом он не сомневался. Жизнерадостный голос с преувеличенным восторгом предложил им разгадать загадку. Карта, двери, выкуп…в принципе, как в жизни: за все надо платить. Что ж, он заплатит. Ему, если честно, непременно нужно отсюда выбраться. Не то что он куда-то спешил, но есть несколько дел, которые он хотел бы завершить. Так что там с дверями?
Парень с амулетом на груди расстался у деревянной калитки с кистью руки. Эрп передернул плечами. Не делай добра – не будет зла… Как любил напевать сержант:
Учитесь вы, учитесь вы,
Учитесь вы друзьям не доверять…
Мучительно, мучительно,
Мучительнее после их терять…
Засмотревшись в молочную пустоту за витражным стеклом, Дэвид вздрогнул, когда парень, шедший впереди, отпрянул от глазка и глянул пустой глазницей. Крови не было…да…чем дальше влез, тем ближе вылез… Эрп машинально потер свой глаз и снова передернул плечами… Вот такое недреманное око… Хорошо, что глаз его теперь не видно, вернее глаза…
Блондин, как сомнамбула, подошел к дубовой двери и прижался к бронзовому рту. Когда обернулся, глаза стали бешеными, но, наконец-то, осмысленными…хотя… Эрп сглотнул, глядя на темную струйку, стекающую по подбородку и пачкающую рубашку блондина. Тот криво усмехается своим мыслям и, упираясь побелевшими костяшками пальцев в дверь, медленно идет к следующей. Дойдет ли?
Эрп опережает его, читает мозаичную надпись, усмехается, вынимает из кармана трубку, не спеша раскуривает ее. «Готов вперед идти? Вырви сердце из груди!» Сердце… первый раз Дэвид понял, что это такое, когда ему было… лет пять, пожалуй…

Вот он, пятилетний замызганный малец, пробирается в сад через высокий забор, надеясь поживиться только что поспевшими яблоками. Усевшись верхом на толстый сук, с наслаждением вонзает зубы в сочную мякоть и слышит внизу сухой смешок. Вздрогнув от неожиданности, Крысеныш разжимает пальцы и летит к земле, где его подхватывают сильные руки.
А вот он уже сидит за большим столом в теплой кухне и за обе щеки уплетает горячую похлебку, торопливо откусывая большие куски от огромного ломтя свежего хлеба. На него с сочувствием смотрят три пары серых глаз: высокий мужчина с трубкой в зубах и двое мальчишек.
Сколько Крысеныш себя помнил, у него никогда не было ни семьи, ни дома. Жизнь на улице научила его быстро бегать, умело прятаться, примечать, где что не так лежит, и прибирать это к рукам. Он научился огрызаться, смачно сплевывать через дырку в зубе и никогда не плакал. Даже когда хозяин разоренного огорода поймал его и отхлестал плеткой, мальчишка не проронил ни звука, только искусал в кровь губы. Поэтому он был бесконечно удивлен, когда после предложения хозяина дома остаться жить с ними, почувствовал, как в носу защипало, а на глаза навернулись слезы. Услышав сочувственное сопение мальчишек и ощутив на плече теплую, пахнущую табаком руку, Крысеныш не выдержал и разрыдался. С этой минуты Николас Эрп и его сыновья – Лукас и Эндрю – стали для маленького сироты семьей.

Эрп снова затянулся, чувствуя, как за его плечом нетерпеливо дышат его спутники, и сделал шаг вперед. Маленькие ручки, выросшие из стеклянной поверхности, жадно потянулись к нему. Охотник сглотнул горькую слюну.

Холодный ветер бросал в лицо горсти снега, пытался сбросить одинокого путника с узкой тропинки в зияющую пропасть. Охотник с трудом пробирался к маленькой хижине, прилипившейся к отвесной скале Ленгринского кряжа. Первое задание в роли охотника за головами показалось Эрпу чересчур легким. Надо было найти и арестовать старика, убившего парня, который соблазнил его внучку, а сам женился на другой. Девчонка не пережила позора и утопилась. Старик же явился в дом зарвавшегося богатея и прострелил ему башку. Теперь власти требуют предоставить им убийцу, живого или мертвого. Видно, немало денежек перетекло им в свое время в карман от ныне покойного.
Добравшись до порога заметенной снегом хижины, Дэвид перевел дух, глубоко вздохнул, вынул револьвер и рывком открыл дверь. В полутемной комнате жарко пылал камин, у огня на медвежьей шкуре спиной к охотнику сидел человек. Эрпу был виден его затылок с заплетенными в косу седыми волосами, сгорбленная спина в меховой жилетке. В нескольких шагах от старика у стены было прислонено ружье. Эрп встряхнулся, как пришедший с улицы пес, снял шляпу, подошел к камину и сел на шкуру в двух шагах от старика.
- Метет?
- Метет.
- Выпьешь?
- Да.
Эрп взял протянутую морщинистой рукой фляжку, хлебнул крепкий, обжигающий горло виски, потом сделал еще глоток и вернул флягу хозяину.
- Энни…Она была очень доверчивая… добрая… Никому никогда не перечила…- старик тоже приложился к фляжке и вздохнул. – Девочка моя… ничего, скоро я с ней встречусь…
Старик хлебнул еще, потом повернулся всем телом к глядящему в огонь Эрпу и заговорил спокойно, размеренно, почти бесстрастно:
- Я тебя, парень, услышал, когда ты еще на перевале пыхтел. Не смотри, что руки у меня трясутся и голос дрожит. Стреляю я так же метко, как и сорок лет назад, когда был разведчиком в Линбуртерском полку. В заварушке у Хмельного урочища много тогда полегло стоящих ребят, а я уцелел. Да. Чтобы увидеть, как городской пройдоха с набитыми золотом карманами вертит людскими жизнями по собственному усмотрению. И не жалею я, что выстрелил, что отправил его черную душу прямо в ад. Бог ему и мне судья. Бог, а вовсе не эти молодчики, которые законом ворочают, как хотят, в угоду богатеньких прощелыг. Я не захотел убивать тебя, парень, ведь я о тебе ничего не знаю. Но предупреждаю: живым ты меня не возьмешь. Так что лучше сразу застрели. Ведь и за мертвого награда полагается, не так ли?
Старик умолк, кряхтя, отвернулся от Дэвида и устало прикрыл глаза. Эрп помолчал, глядя в огонь, потом поднялся, сунул револьвер в кобуру, поправил платок на лице и вышел в ночь, прикрыв за собой дверь.

Последняя затяжка оказалась самой сладкой. Эрп сунул еще теплую трубку в карман и шагнул в объятия стеклянных ручек. Холодок пробежал по всему телу, в груди на мгновение стало нестерпимо горячо, но тут же холодная волна безразличия потушила этот странный огонь, и охотник прошел в распахнувшуюся дверь.
С равнодушным любопытством наблюдал он, как блондин с подковой на подбородке просовывает голову в странный абажур на стальной двери, а потом без чувств сползает по стене. Оставив одноглазого нянчиться с обессилившим спутником, Эрп прошел в открывшуюся дверь и остановился перед следующей, не спуская глаз со странного ключа на красной ленточке. «Вот и конец, вы молодцы, вложите в ключ душу и выйдете вы»…
Душа… С тех пор, как он впустил туда эту тварь, есть ли она у него? Или нет, не так… Ее не стало раньше, гораздо раньше.
Рассвет занимался неохотно, как будто солнце отказывалось подниматься над горизонтом. Солдаты, чей сон и так был краток, недовольно просыпались, поеживаясь от утренней прохлады. Сержанты подбадривали своих подопечных, но и у них лица были хмурые и озабоченные. Рядом с Дэвидом присел Лукас, потрепал по плечу, подмигнул, налил в кружку кофе из своей фляжки и зашагал дальше. Эрп с восхищением посмотрел вслед брату, в который раз благодаря Бога за то, что ему довелось служить под его началом.
Заливисто пропел горн, и солдаты, вытянувшись цепью, двинулись к лесу. Разведка еще вчера доложила, что противника поблизости нет, но Лукас, конечно же, проявил разумную предосторожность и не повел своих людей напролом. Чем ближе подходили к лесу, тем неспокойнее делалось у Дэвида на душе. Смутная, сосущая под ложечкой тревога заставляла его до ломоты в глазах всматриваться в темноту приближающейся чащи. Внезапно на опушку навстречу наступающему отряду вышли три фигуры в пестрых развевающихся одеяниях.
Скрытый текст - .:


Они сделали несколько шагов и остановились. Две из них тотчас присели и развели костер, а третья выпрямилась во весь рост, подняла руки и гортанно запела. Солдаты в цепи забеспокоились. Перед ними явно были шаманы. Более того, все три шамана разных племен: весото, конгарти, черони – это было прекрасно видно по расцветке их одежды. Костер перед ними разгорелся, запылал ярким пламенем, огонь постепенно менял цвет, становясь багровым. Лукас решительно вышел из цепи и направился к творящим магию. Дэвида охватила паника. Он крепче сжал винтовку, сделал шаг вперед, готовый броситься и прикрыть брата, и тут пламя взметнулось над костром, выбросило багровый язык и охватило Лукоса, мгновенно привратившегося в живой факел. Дэвид закричал и бросился вперед. А огонь между тем, жадно пожирая траву, как лавина двинулся на застывших в цепи солдат.
Эрп бежал, не чуя под собой ног, вокруг него метались багровые тени и гортанно вскрикивали пораженные магическим пламенем солдаты. Он споткнулся, упал, зарывшись лицом в черный пепел, и тут же услышал голос Лукаса:
- К лесу, скорее, скройся в чаще…
- А ты? Как же ты? – дикая надежда взметнула Эрпа с земли, он заметался, пытаясь в багровом мареве разглядеть брата.
- Я же рядом. Быстрее, я за тобой. Беги, уводи тех, кто еще цел.
Дэвид, привыкший во всем доверять Лукасу, бросился туда, где сквозь сгущающийся кровавый туман темнел лес. Краем глаза он заметил, как вслед ему побежали однополчане, прикрываясь от жара руками, щуря слезящиеся глаза. Лес встретил неожиданной тишиной и прохладой. Бежали, пока хватило сил. Потом один за другим рухнули в прохладный мох. Дэвид отдышался и повернулся, чтобы расспросить брата. Но сколько он ни вглядывался в собравшихся под сенью могучих сосен усталых людей, его взгляд не находил родного лица. Мысленно застонав, Эрп вскочил и, шатаясь от усталости, побежал назад.
Скрытый текст - .:


Огромный луг был усеян телами, скорчившимися в самых замысловатых позах, на лицах застыли гримасы ужаса и муки. На опушке, недалеко от потухшего кострища, на спине, устремив невидящий взгляд в бездонное небо, лежал Лукас. Его лицо было удивительно спокойно. Дэвид опустился рядом с братом на колени, дрожащей рукой прикрыл ему глаза и рухнул в спасительное беспамятство.
Эрп машинально дотронулся ладонью до груди, нащупывая в кармане губную гармошку, подарок брата. Несколько ночей назад, у костра, когда его втянули эти воспоминания, Холли песней помогла ему вернуться, снова почувствовать себя живым. Холли…сердца у него уже нет, не будет души…нужен ли он будет ей?
«Аааа….ты все же сомневаешься в ней. А я тебя предупреждал. Так и будет. Девчонка просто уйдет. И кто же у тебя останется? Я, уж я-то тебя не покину, ни при каком раскладе. Душа, что тебе душа, когда есть я. А девчонка – пшик, туман, морок…Вот что у тебя от нее осталось, что?»
Дэвид мысленным усилием загнал тварь поглубже, но ее слова задели его. А действительно, что у него осталось от Холли? Так, то ли сон, то ли видение…
Утренняя прохлада пробралась за ворот, заставив спящего вздрогнуть и поежиться. Открыв глаза, Эрп сердито покосился на потухший костер, недоумевая, как это он заснул, ведь не собирался же. Приподнявшись на локте, он несколько минут вслушивался в обманчивую рассветную тишину, потом решительно поднялся и пошел к озеру, по дороге раздраженно оттолкнув носком сапога сиротливо лежащее мягкой грудой полосатое одеяло. Мокрые кусты окатили его холодной росой и окончательно испортили настроение. Подбирая слова, которые он скажет внезапно исчезнувшей спутнице, Дэвид отодвинул ветки очередного куста, чтобы холодные капли не катились за шиворот, и замер. У самого берега по колено в темной воде стояла обнаженная девушка. Первые лучи восходящего солнца, казалось, просвечивали насквозь ее гибкое тело. Эрп, затаив дыхание, следил за плавными движениями тонких белых рук, приподнимающих густую волну светлых волос. Влажная кожа блестит, манит притронуться, почувствовать ее упругость, тяжелые груди чуть колышутся, вызывая в душе наблюдателя сладкое томление. Дэвид сделал шаг назад, в кустарник, торопясь уйти, но не удержался и бросил еще один взгляд в сторону озера. Девушка грациозно нагнулась, зачерпнула ладошкой прозрачную воду, плеснула ее себе в лицо и тихо рассмеялась. Потом вдруг резко выпрямилась, обернулась и посмотрела в упор прямо в глаза Эрпу. Тот, прекрасно осознавая, что он невидим среди густых ветвей кустарника, отчаянно смутился, как мальчишка, застигнутый на ветке яблони в чужом саду.
А прекрасная купальщица не спеша вышла на берег и наклонилась к сложенной на траве одежде.
Неслышно ступая по тропинке, Дэвид вернулся на стоянку, разжег костер, и когда Холли вынырнула из кустов, поправляя туго заплетенную косу, ее спутник покуривал трубку, прихлебывая горячий чай.
Эрп криво усмехнулся. Ну, положим, память об этом не исчезнет, а душа…Если девушка захочет, душа вернется….и сердце, возможно, тоже….а если нет…тогда у него есть тварь.
Охотник крепко сжал ключ, наливающийся под его пальцами густой синевой, вставил его в замочную скважину и распахнул последнюю дверь. «Теперь ты мой….»
- Назад, тварь, я еще жив и в сознании, - почти крикнул Эрп и обернулся к спутникам. – Финиш, господа…


__________________
Вне апокалиптической глубинной национальной скорби, вне пессимистического, мученического героизма староверов - нет и не может быть никакой национальной идеи, никакого будущего, никакого патриотизма. (с)
  #51  
Старый 20.12.2010, 22:24
Аватар для UsuallySoldier
Принц Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.05.2009
Сообщений: 1,180
Репутация: 1015 [+/-]
Задание 3

Скрытый текст - Der Massenmord. Неудачная игра в "Русскую рулетку". Неудачная попытка препарировать душу, разум и чувства...:


Пол ушёл из под ног, отправив меня в полёт.
«И опять…»
Действовал я рефлекторно – снял, вернее, сорвал с крепления на поясе странного вида железку, похожую на «голову» средневекового шестопёра, швырнул вверх. Следом за ней потянулся тонкий полупрозрачный трос, при помощи хитрого узла привязанный к колечку снизу, там, где должно было быть древко.
Спустя пару секунд где-то вверху что-то негромко щёлкнуло, боль рванула поясницу.
«Так…приехали».
«Голова оружия» раскрылась, оказавшись обыкновенным трёхзубым крюком. Верёвка натянулась, остановив падение - другой конец страховки плотно охватывал пояс.
«Ну надо же…впервые за шесть лет этот элемент экипировки понадобился… Впрочем, если вернусь – поблагодарю разработчиков снаряжения...»
- Всегда пожайлуста! Думаю, пригодится вам…на лечение! - крикнул я человеку в маске, и, останавливая вращение, опёрся о небольшой выступ. Теперь вместо рук меня держал поясной трос, а ноги упирались в стену.
Подтянуть винтовку было делом нескольких секунд. Особо целиться не имело смысла, а посему я просто хлестнул короткой очередью по участку лепнины напротив колодца, там, где к потолку крепилась огромная хрустальная люстра.
Дверцы ловушки стали медленно закрываться, поскрипывая. Когда они почти захлопнулись, повреждённый потолок не выдержал, и люстра, издав гордое «Дзынь!», ушла в крутое пике.
Последнее, что я слышал, перед тем как участок дощатого пола комнаты окончательно занял свое законное место – громкую нецензурную брань незнакомца
«Не попал…зато наверняка тебя посекло стеклом, засранец…»
- Сказал же – на лечение пригодится, - бросил я в пустоту.
« А ты злопамятен, Рихард. Даже излишне злопамятен…»

Спускался я долго. Шахта оказалась весьма глубокой, и мне пришлось повозиться, несколько раз переставляя трос.
Впрочем, усилия того стоили – до низа я добрался без потерь.
Набив патронами опустошённый приключениями с пауком и потолком магазин винтовки, я устроился в одном из углов штольни с намерением подремать полчасика.

«…Юлия вязала, неторопливо перебирая спицами, задумчиво глядя куда-то в пространство мимо меня.
- Я не узнаю тебя, брат. Не узнаю… Откуда в тебе это? Откуда столько злопамятства, злости и ненависти, особенно по отношению к Решающим? И это притом, что ты великолепно относишься ко мне, а я ведь тоже способна к нетипичному волеизъявлению…
- Не сравнивай этих стеклянных кукол, дур, считающих, что из-за нескольких нюансов им позволено всё, и себя. Не сравнивай! Ты хоть раз убивала людей? Хоть раз? Нет. Именно в этом всё дело - ты творишь, а не разрушаешь. Если бы большинство из твоих сестёр, - в моём голосе скользнула насмешка, - поступали так же…
- Но люди, обычные люди, в чём виноваты? Им ведь тоже достаётся от тебя…
- Ты прекрасно знаешь, что я поднимаю руку, если её поднимают на меня. Простейший закон – «как они поступят со мной – так я поступлю и с ними…»
- «Око за око…» - Юлия покачала головой, - если бы это было так, то мир бы ослеп.
- Зато он был бы справедлив, сестрица, - я усмехнулся. – Он был бы справедлив… Любая сволочь, идущая на преступление, или любитель поливать людей грязью много сотен раз подумал бы над своим очередным поступком. Согласись, никому не захочется поливать ближнего своего дерьмом, если он будет знать, что его за это заставят жрать эти самые отходы человеческой жизнедеятельности ковшами…
Юлия грустно усмехнулась.
- Ты всегда был сторонником грубой силы, Ри.
- Но всегда использовал её только в ответ на столь же грубую силу, - я поправил воротник рубашки, и сделал несколько шагов к двери.
- У меня еще один вопрос, брат. А Селию… Селию ты тоже ненавидишь, как и прочих?
- Кого?...»


Я открыл глаза. Сон явно не пошёл мне на пользу, а только испортил и без того не особо хорошее настроение.
«Подъём…и вперёд шагом марш!»

Штольня, освещаемая фонарями, окончилась небольшой каменной стеной, за которую вела деревянная дверь, покрытая облупившейся коричневой краской. Перешагнув порог, я оказался в кромешной темноте.

Сверкнула вспышка, и посреди царства тьмы замаячил круг света, на котором стоял изящный круглый стол и три мягких, удобных стула. Посреди стола, словно врезанный в него барельеф, сверкнула белым алебастром маска, которая заговорила, как только я стал приближаться к освещённому участку.
- Не стой же на месте, присядь, отдохни,
Дадут тебе все – пожелай только ты.
А если желаешь ты дальше идти:
Сыграй же в игру, барабан раскрути…

С глухим щелчком маска развалилась пополам, открывая круглое углубление, в котором на бархатных подушках лежали три револьвера.
- Один холостой, жизнь дарует тебе…
В других двух заряд – смерть несет он для всех.
Выбора два – жить вам, иль умирать
Ствол у виска – начинайте играть…

Еще несколько шагов, и вот я внутри круга, рядом с одним из кресел.
Из темноты на свет шагнули двое: первый - бледный, высокий худощавый парень, с короткими пепельными волосами, одетый в черный классический костюм с красным галстуком и темно-зелёной рубашкой. Второй – мужчина среднего роста, не очень широкий в плечах, коротко стриженый, по стилю одежды походил на первого, но выглядел более потрёпанно. За собой незнакомец тащил слегка погнутый лом.
Я, оглядев прибывших, усмехнулся, и взял револьвер первым, скрестил руки на груди, держа оружие в правой и время от времени крутя его вокруг указательного пальца.
- Ну что, господа, будем играть? Или будем сводить счёты так…?
« Русская рулетка… Ты ведь не раз играл в неё, Рихард, не раз. Тебе ли бояться этого странного, пугающе – сладостного потрескивания проворачиваемого барабана, тяжести револьвера в руке, холодка стали у виска. Тебе ли бояться смерти?»

«…. Мюрье выглядел расстроенным. Бумаги расползлись белыми пятнами по кабинету, в воздухе витал характерный спиртовой дух.
- Обер-лейтенант, что произошло?
- Ничего особенного, герр гауптманн, - мой подчиненный должен был подняться с места, приветствуя меня, но сейчас ему было явно не до субординации.
- Нет, так не пойдёт… рассказывай, - я устроился в кресле. – Каждый раз, когда ты говоришь мне – «ничего особенного», эта фраза имеет абсолютно противоположный изначальному смысл. Не так ли?
- Так точно…герр гауптманн. Так точно… - лейтенант хлебнул вина прямо из горла бутыли и скривился. – Супруга у меня умерла. Три года мы с ней прожили вместе, детей, правда, ещё не завели… Сгорела почти моментально – порок сердца, да еще и я постарался…
- Что значит «ты постарался?» - я повёл плечом и скрестил руки на груди.
- Помните, мы в начале той недели человечка допрашивали…форсированно. – Мюрье нервно хлебнул очередную порцию вина из бутылки.
- Да.
- Брат это её родной…узнала…и всё. Всё, понимаете, всё! С - сгорела как свечка, менее чем за неделю…
- Не вини себя, лейтенант. Не твоя вина, что он преступник, и не ты его уморил…Не ты. Не ты, а я, твой непосредственный начальник. Можешь считать меня виновником этой трагедии, если тебе так легче. И ещё – сегодня, - встав из кресла, я подошёл к столу, взял один из лежащих на полу бланков, торопливо заполнил его, - иди отдыхать. Или в ресторан - напейся. Это разрешение на отгул по семейным обстоятельствам. Майору я всё объясню.
- Спасибо, - лейтенант поднял на меня странный, какой-то неестественно притухший, мёртвый взгляд. – Я…я не считаю вас причиной её смерти, герр гауптманн.
- Даже если и считаешь, меня это не особо волнует, - я пожал плечами. – Да…и ещё – если наберешься смелости – есть безотказное средство для возвращения вкуса жизни – опасная игра, крайне популярная и в наше время - русская рулетка. Жить захочется сразу…мне в своё время помогло.
- Нет , герр гауптманн, - лейтенант упрямо мотнул головой. – Я так, как вы, не могу…смерти, в отличие от вас, всё-таки боюсь. И ненавидеть не буду - не хочу жить на огне, и вам не советую…
- Я знаю…но решу сам. Удачи, герр лейтенант. В двадцать шесть лет еще всё впереди…даже в таких случаях….»

Молчание было мне ответом.
Пара игроков разобрала оружие, теперь каждый стоял у своего кресла с револьвером в руках.
- Ну так что, кто у нас сегодня первый?
Вновь не последовало никакого ответа. Оба моих сотоварища по игре переводили взгляд с меня друг на друга и обратно, пятясь из круга.
«Ай-яй–яй… нехорошо, господа…»
Я прищурился, и резко отпрыгнул назад. Вовремя – «коллеги» решили прицелиться, но в качестве мишеней выбрали отнюдь не себя.
- Всё с вами ясно, господа, всё с вами ясно…Значит, всё-таки будем сводить счёты? Неужели вам так охота позориться, вместо того, чтобы предоставить это судьбе? - я развёл руками.
- Вы так уверены в нашей честности? – подал голос парень.
- Скорее уж – не уверен. Иначе бы начал игру первым. Просто мне никто не даст гарантий, что в случае моей смерти вы не смухлюете, - я повёл левым плечом.
«Поиграем в благородство. Немного своего собственного, оно ведь у тебя есть…просто видели его лишь очень удачливые люди…поболе – напускного. Ты актёр, особист, ты играешь собой, и тем самым играешь другими. Ты бардовый шарик на доске бильярда-американки, шарик, который расталкивает своих белых товарищей по лузам…»
- А какие вам нужны гарантии? Идиоту понятно, что Боливар троих не вынесет. Он и на двух споткнется... – второй склонил голову и прищурился. - А вы тут пистолетом в нос тычете, и монологи о честности произносите. У меня бабушка, когда таких как вы видела, только головой качала и приговаривала "Ой не жилец!"…Черт... у меня даже бабушки не было...но это не важно, суть то передана верно.
« Острослов... ну-ну, я тебе сейчас язычок-то подкорочу…»
- Да-да…я, конечно, понимаю, - моя улыбка стала ехидной, - что у вас было тяжелое детство – железная кроватка, деревянные игрушки, картонная обувка….
- Про морковку не забудьте, - вставил незнакомец с ломом, беспардонно перебив меня.
- Какую морковку? – я с любопытством уставился на него, состроив абсолютно глупую рожу.
«...Да, ты начинаешь меня забавлять. Хоть какой-то толк от тебя будет. Заодно проверю свой актёрский талант…»

«…Никто и никогда не должен знать, что творится в твоей голове, - штабс-гауптманн выглядел недовольным. – У настоящего особиста не должно быть своих эмоций – только напускные! Только муляж, иллюзия, камуфляж, лейтенант! Сыграй – так, как играет актёр на премьере – драму или трагедию, любовь или ненависть, жизнь или смерть, но помни – ставка здесь гораздо весомее, чем обычные аплодисменты…! И не нарушай это правило, не нарушай…»


- А ещё я в детстве ничего слаще морковки не ел, - продолжил второй серьёзно, - не забудьте упомянуть.
-Упомяну – упомяну…и морковку и прочее, но вопрос о гуманитарной помощи вашей нескромной персоне отложим на потом. Так вот, от большинства мне хватило бы честного слова. Но вы, господа, не входите в это количество…. Следовательно, остаются только одновременные действия.
- А где гарантии с вашей стороны, что вы не попытаетесь нас обмануть? – вновь спросил первый.
- «Фирма веников не вяжет, фирма делает гробы»… - первый при упоминании о гробах скривился. - Гарантии вам тоже не ахти какие качественные – обычное честное слово. Будете играть без «фокусов» – то же буду делать я. Нечестно – реакция с моей стороны будет аналогична. Ну что, господа? – я оскалился. – Ваше окончательное решение, ваш Endlösung?
-Вы когда свое лицо последний раз в зеркале видели? Сдается мне, что последний кто поверил вам на слово, в тот же день ехал с вами прямиком на кладбище...в багажнике...по частям...но за то с полностью засранным мозгом, монологом о доверии друг к другу... Сдается мне что вы просто кинуть меня хотите, как престарелую девственницу... – зевнул второй.
«Не хочешь играть по моим правилам? Пожалеешь, глупый, ох как пожалеешь…»
- Судя по вашей манере общения, в вас действительно часто кидали. Причём чем-то тяжелым, и попадали в голову. Впрочем, мы опять отвлекаемся на посторонние предметы. Решение, Herrn, решение…
Мои соперники замерли, застыли, по-видимому, что-то решая для себя.

Свет, круг света резко мигнул, на мгновение погрузив нас троих в кромешную тьму, но нашим многострадальным нервам, находящимся на пределе, хватило и этого. Загремели выстрелы.
Что-то свистнуло перед моим лицом, я оттолкнулся ногами, и, отлетев назад, проехал на спине по каменному полу, успев таки надавить на спусковой крючок револьвера. Единственный выстрёл показал мне, что в оружии патронов больше нет, а посему, отшвырнув найденную «пушку» в сторону, я выхватил из плечевой кобуры своё оружие - маленький «Глок». «Австриец» выплюнул несколько пуль наугад, туда, где в темноте мелькнула и погасла единственный раз вспышка, после чего всё стихло, только слышно было, как по полу раскатились стреляные гильзы.
Несколько минут я пролежал не шевелясь, вслушиваясь в окружающую меня тишину. Убедившись, что посторонних звуков нет, встал, и осторожно двинулся к столу.
Где-то на половине пути освещение заработало полностью, показав заляпанные кровью каменные плиты пола и распростёртые тела моих соперников.
«Замечательно…»
Я неторопливо направился к первому, парню с пепельными волосами, лежащему сейчас лицом вниз на плитах пола. Подошёл, осторожно ткнул сапогом в бок, и лишь затем перевернул. Остекленевший взгляд пустых глаз с чёрной радужкой, направленных в одну точку не оставлял сомнений – мёртв.
«Ага… Вот кому досталось от меня – три пулевых – два в грудину, одно в голову…»
Я осторожно закрыл глаза покойного.
Второй, к моему вящему удивлению, оказался живым, хоть и «продырявленным». Одно - единственное попадание в туловище - явно результат выстрела первого покойничка, и как последствие – обильная кровопотеря и бессознательное состояние.
Я остановился рядом с «острословом», присел на корточки, убрал пистолет в кобуру. Хоть он меня и не слышит, но всё же…
- Вот живёт человек…и планов у него на будущую жизнь множество. Живёт, воплощает их, и думает, что он гигант, всё сможет, всё успеет. А потом за ним приходит смерть…и всё, нет гиганта, вся его задача – как бы сдохнуть достойно, а не как шелудивому псу. Так вот, мой друг, - я ухмыльнулся, - смерть от пули – это достойная смерть. Смерть солдата, защищающего свою страну, смерть человека, идущего вопреки. Но, поскольку ничто человеческое, в том числе и некоторые пороки, мне не чуждо, то сегодня у меня случился внеплановый приступ жадности – мне жаль тратить на тебя кусок свинца. А посему... ты, мой дорогой друг, помрёшь естественным путём, от кровопотери. Как псина…или как свинья. Выбирай, на кого из них больше хочешь походить, – я по - приятельски похлопал лежащего по плечу и встал. - Доброй ночи, сладких снов.
Несколько шагов, и свет померк…

Воздух здесь был густым, чёрно-синим, словно чернила. В нём плясали странные бардовые сгустки и пепел, из-за чего всё окружающее казалось красноватым. Даже снег, который ветер швырял мне в лицо.
Высокая каменная ограда с изящными литыми решётками, кованая металлическая калитка.
- Вы нарушили правила, герр гауптманн.
Я обернулся на голос. По мощеной плиткой дорожке навстречу мне неторопливо шёл мой двойник.
- Вы нарушили правила… Если лейтенант армейского охранного корпуса Рихард фон Вейрмайер не имел права на чувства, то капитан решил себе это позволить…и обзавёлся ненавистью…и уважением, не так ли?
- И кого ж я так уважаю, помимо коллег?
- Селию. Ты всю жизнь искал достойного противника, но убийца твоих родных боится тебя…а вот госпожа Варран – нет. И ты этому рад… Даже заставив её отступить на край пропасти, ты никогда не столкнешь эту фройляйн вниз…иначе жить станет сразу очень и очень скучно.
- Да кто ты такой вообще, чтобы меня судить… – я рассмеялся. – Совесть? Мораль? Отражение в стекле? А может быть, смерть?
- Смерть…а ты и её не боишься капитан. Не боишься…это она от тебя в панике пытается убежать. Знала бы, кого выпустит в мир – наверное, сама себя бы прихлопнула. Не боишься – потому что уже мёртв. Сам мёртвый, по свету ходишь, и других жизни лишаешь, как специально, так и случайно, просто проходя мимо.
- Дальше, дальше… - я скрестил руки на груди. – Пока ты не сказал ничего нового.
- А держит тебя только это вот состязание с девчонкой…И ненависть. Впрочем, отчасти она заслужена – тебе дали почувствовать, что ты не нужен…и поэтому даже на свою поганую службу ты идешь с радостью - это способ доказать необходимость твоего существования. Отсюда и лютуешь, играешь человеческими судьбами в отместку. Ты страшнее даже Решающих – они хоть самолюбивы. А ты и себя не ценишь….
- Какие слова… - я рассмеялся. – Какие громкие, пафосные, напыщенные, глупые слова. - А вот тебе ещё материал для размышлений - человек таков, каким его хотят видеть окружающие – видят дьявола – будет дьяволом, ангела – ангелом.
- Только вот не надо всё сваливать на них… - мой двойник вытащил кинжал из ножен, и неторопливо пробежался пальцами по клинку.
- Какие мы жалостливые…кто же ты? И где я?
- Твоя совесть, представь себе, – двойник чуть улыбнулся. – А где…собственно, так выглядит твоя душа. Вернее, всё, что от неё осталось. Очаровательно, не правда ли... все оттенки кровавого цвета, – он обвёл рукой окружающий меня пейзаж. – Мороз… впрочем, кое-что здесь ещё живо. Проекция Армелль, например. Ты настолько жаждешь её убить, что она поселилась даже в этом маленьком рукотворном аду.
- Совесть, говоришь… - я прищурился.
« На-ка тебе конфетку за умные речи, «совесть»... Свинцовую конфетку».
Маленький «Глок» покинул плечевую кобуру, негромко лязгнул, выплёвывая стреляную гильзу, и мой собеседник сложился пополам, упал на колено, держась за живот. Из – под прижатых к брюшине рук медленно растекались по одежде ярко - алые струйки крови.
- «Совесть», говоришь… - неторопливо обойти его было делом менее чем на минуту. Несколько шагов – и вот он, скорчившийся на земле, силится повернуться ко мне.
- Ошибочка вышла. Я давным-давно освободился от грязных и разлагающих химер, именуемых совестью и моралью.
По плиткам дорожки, звеня и тускло сверкая в свете багрового пламени, запрыгала четвёрка стреляных гильз.

Окружающая реальность рассеялась. Передо мной вновь был тот самый зал с ясеневым столом и мягкими стульями посередине, разве что тела поверженных соперников исчезли. С потолка, из открытого люка свисала верёвочная лестница.
- А в чём-то…ты был прав. Абсолютно прав, сволочь… - я усмехнулся, и, сгорбившись, словно старик, медленно и тяжело зашагал к ней. Меня бил озноб.
Постояв несколько минут, и таки преодолев навалившуюся слабость, сменил магазин в пистолете и, убрав оружие в кобуру, стал подниматься.




Скрытый текст - Примечание:

На всякий случай - авторство афоризма про совесть в конце принадлежит немецкому философу Ф. Ницше.

__________________
- А что теперь будет?
- Что будет, что будет... А ничего не будет, и это жизнь.(с)

Последний раз редактировалось UsuallySoldier; 21.12.2010 в 16:18.
  #52  
Старый 21.12.2010, 06:09
Аватар для Bad 13
борода из ваты!!
 
Регистрация: 13.05.2009
Сообщений: 4,227
Репутация: 977 [+/-]
Задание №3

Скрытый текст - Радости доктора Пилы:

Очередной коридор привел в тупик... Впереди была комната, в которую не очень хотелось идти.
«Посмотри сколько здесь религиозных символов и прочих штучек» - шипел Азазелло, - «если мы туда войдем шансы на выживания будут такие же, как и у обычных смертных… Это ловушка!».
«Ты забыл, что в этом месте и так решают за нас» - грустно сказал я.
Азазелло был прав комната за дверью источала силу как десяток самых лучших религиозных помещений моего мира… Внутри ней мне проедется полагаться лишь на человеческие рефлексы. Но, пожалуй, это будет весело…

Я вошел в дверь… комната, стол, а вокруг стола трое абсолютно не похожих друг на друга мужчин. И каждый сжимает пистолет, направленный на своих «товарищей» по несчастью. Ни стал никто целится себе в висок, предпочёл целится в висок соседу. Что в принципе вполне естественно, если брать в расчёт, кого именно судьба собрала в этой комнате. И что хуже всего, как минимум один из этой комнаты не выйдет.
«Вот она мужская солидарность» - думаю я. Все поняли смысл задания… Думаю, доктор Пила был бы происходящему несказанно рад..»
- Всё с вами ясно господа, всё с вами ясно…Значит всё таки будем сводить счёты? Неужели вам так охота позорится, вместо того, что бы предоставить это судьбе? – тёмный развёл руками.
«Черт, это темный целиться мне в голову» - нужно, что изменить в раскладе колоды судорожно думаю я, - пока не стало слишком поздно…»
Путь… каждый выбирает свой путь, но почему все вечно пытаются сделать это за меня…
«Стреляй тряпка, стреляй!» - подстегивает Азазелло.
Нет, все ни так просто…
-Вы так уверены в нашей честности? – говорю я, - «Черт вечно меня тянет на философию».
-Скорее уж не уверен. Иначе бы начал игру первым. Просто мне никто не даст гарантий, что в случае моей смерти вы не смухлюете. – тут же отозвался милитарист…

… Ага, сделал бы первый выстрел, вот оно благородство… Нет, смерть одного я точно смогу гарантировать…

-А какие тебе нужны гарантии? – второй склонил голову и прищурился с лёгким налётом деланного не понимания. - Знаю я какие тебе нужны гарантии, только здесь их тебе никто не даст, адресом ошибся, олимпийские игры проходят за соседней дверью…- Идиоту понятно, что Боливар троих не вынесет, он и на двоих споткнётся… А вы тут пистолетом в нос тычете и монологи о честности произносите. У меня бабушка, когда таких как вы видела, только головой качала и приговаривала: «Ой не жилец!».
-Чёрт…у меня даже бабушки не было...но это не важно, раз суть передана верно.
-Да-да… Я конечно понимаю, - вояка ощерился, - что у вас было тяжёлое детство – железная кроватка, деревянные игрушки, картонная обувка…
-Про морковку не забудьте, - вставил незнакомец с ломом.
-Какую морковку? – солдат уставился на парня с ломом.
-А ещё я в детстве ничего слаще морковки не ел, - продолжил парень с ломом, абсолютно серьёзно, - не забудьте упомянуть.
Милитарист наконец согнал с лица идиотское выражение и продолжил.
-Упомяну – упомяну…и морковку и прочее, но вопрос о гуманитарной помощи вашей персоне отложим на потом. Так вот, от большинства мне хватило бы честного слова. Но вы господа не входите в это количество… Следовательно остаются одновременные действия.

Черт, толкают речи, но итог все равно будет один… Меня реально напрягает вся ситуация. Стал смертным… Как это странно всю жизнь я пытался (стремился) стать человеком, и вот когда мне дали такую возможность… естество прости дать «Задний ход»… Почему сам не знаю… Выходит бег от смерти не такая плохая вещь, как мне когда-то казалось...

-А где гарантии с вашей стороны, что вы не попытаетесь нас обмануть?
-Фирма веников не вяжет, фирма делает гробы, - при упоминании о гробах я презрительно скривился, - гарантии тоже не ахти какие качественные, обычное честное слово.

К чему все эти разговоры о честности. Мужчины придавали друг друга в все времена… сейчас ничего не изменилось. Мы трое сами загнали себя в эту ловушку… Думаю, те, кто это подстроили, веселятся… Отсюда один точно не выйдет… Вопрос лишь в том ты или тебя? Чёрт, когда они наконец закончат… Пора действовать… убивать.
Чем меньше мы друг друга знаем, тем проще сделать выстрел.

- Будете играть без фокусов – тоже буду делать я. Нечестно – реакция с моей стороны будет аналогичной. Ну что господа? - оскалился милитарист,- Ваше окончательное решение, ваш Endlosung?
- Вы когда своё лицо последний раз в зеркале видели? Сдаётся мне, что последний кто поверил вам на слово, в тот же день ехал с вами прямиком на кладбище…в багажнике…по частям, но за то с полностью засраным мозгом, монологом о доверии друг к другу. Сдаётся мне, что вы просто хотите меня кинуть, как престарелую девственницу. – зевнул парень с ломом, тем самым смазывая всё впечатление от своей тирады.
- Судя по вашей манере разговаривать, в вас действительно часто кидали. Причём, чем то тяжёлым, и попадали в голову, - не остался в долгу милитарист. – Впрочем, мы опять отвлекаемся на посторонние предметы. Решение Herrn, решение…
Говорить на отвлечённые темы, мы действительно могли очень долго. Но видимо кому то это показалось через чур затянутым или просто в дело вмешался слепой случай. В комнате мигнул свет…Этого оказалось достаточно, что бы взорвать и без того напряжённую атмосферу царившую в комнате.
Пара временная темнота мне на пользу… Если повезет я успею сделать выстрел во второго… Парень с ломом уже летит к стенке… Черт, что это… вояка… боль… лёгкое чувство страха… Ярость Азазелло кипит во мне, но это ничего не изменит… Выстрел в сердце, разрывает на время нашу связь… Последнее, что я вижу это блеск в глазах победителя и лёгкую рану на его плече… Вояка преуспел в нашей дуэли… Последняя мысль о Рен.

Через секунду мой дух (душа у вампира понятие абстрактное) стоит над собственным телом. И размышляет о произошедшем.
«Ну, что ты этого хотел! – накинулся Азазелло, - просто валятся на полу, как куча мяса… Великого Носферату, завалил жалкий смертный».
«А как же древнее придание о том, что Зверя может победить только человек – иронизирую я, - вот тебе шанс…»
«Я хотел, что бы все было в равных условиях» - смутился Азазелло.
«Это в каких же? Когда, один обладаете реакцией десятка смертных… или когда тебя можно превратить в решето, а ты в все рано выживешь и вернешься в мир живых… Нет, Азазелло! Ты испугался подлинной смерти… Ещё бы лишится возможности пить кровь… а также секса с жертвами…»
«А твоя нага? Как ты собираешься ей помочь? Если ты неспособен помочь даже себе – смеётся Азазелло.»
«Да, ты прав мы прикованы к этому месту… нужно, что бы кто-то хотя бы вынес моё тело наружу, и тогда я вернусь… но это не единственный шанс. Есть ещё у Рен моя статуэтка... тотем. Я чувствую, что она нашла её… Если она ей воспользуется ничто нас не удержит…».
«Этой девке плевать на нас! Она пойдет на вызов только, если запахнет жареным – злится Азазелло».
«Вот поэтому ты проигрываешь мне раз за разом. Для тебя личные страсти всегда были на первом месте, а я верю Рен… Я её доверяю… может не абсолютно, но что ждать от такого грешного существа как я».
…Созерцание собственного дырявого тела настраивает меня на меланхоличный лад…
Вы спросите, а как же страх смерти? Его не было тогда и не будет позже…
Сколько раз меня убивали… Нас топили, жгли, вешали… Мое тело оказалось рассчитано почти на любую фантазию мира смертных… Муки души, что может быть хуже для бессмертного существа… Муки плоти для меня вещь обыденная, поэтому скорбеть о дырках в груди я не буду. Подлинное бессмертие тоже иллюзия… Подобным обладает лишь тот, кто никогда не рождался… Все же страхи Азазелло надуманны… Жажда у него всегда была на первом месте.
...Хаос воспоминаний проносится в голове. Я вспоминал своё детство… свою первую боль от утраты той, что когда-то дала мне жизнь, а потом грязный фанатик священник её забрал… мама, я не смог тебя защитить тогда... Много очень много крови, которую я пролил… Воспоминания – это все, что мне пока осталось…
Dixi! (франц.)

__________________
- Я консерватор – люблю консервы! (с)


Последний раз редактировалось Bad 13; 21.12.2010 в 20:49.
  #53  
Старый 21.12.2010, 20:14
Аватар для Helloween
Гуру
Король Мира Фантастики
 
Регистрация: 22.08.2006
Сообщений: 3,488
Репутация: 961 [+/-]
Мир вам.

Скрытый текст - 3ти задание, не судите строго.:
Бар? Бар? Бар!? Как он сюда попал? Что всё это значит? Кто все эти люди?
Вопросы возникали и появлялись в его голове как вспыхивали и гасли галактики звёздном пространстве безграничного космоса.
Драгунов всё же сумел взять себя в руки, и осмотреться, рядом с ним было ещё двое попаданцев, он решил, что это слово полностью характеризует всё, а это мероприятие чистой воды попадалово. Коими оказались две девушки.

Так же он заметил табличку:

"Свод правил"
1.Бармен - лицо неприкосновенное. Заведению нужен один бармен.
2. Бармен выбирается один раз и навсегда.
3.Умереть от любых телесных повреждений невозможно.
4. Бармен всегда должен выполнять только свои обязанности. Просят бокал - подай!
5. Лишь тот пройдет, кто тут умрет.

Драгунов тихо выругался, хоть бы раз за руку поймать, кто так балуется! То на дорогах камни понатыкают, а ты потом мучайся куда тебе, коня прогулять, попутно женится и помереть во время брачной ночи.
Компания разошлась по залу, везде витал запах сигарет и выписки, профессор занял место за барной стойкой, отыскал там сигары и закурил, наслаждаясь дымом и процессом.

Скрытый текст - от Анандиты:
Ренра словно во сне следила за окружающим миром глазами Локки. Взяв контроль над телом, этот паразит разлегся в кресле, забросив одна на другую длинные ноги, в облике молодого Бэзила Рэтбоуна, ещё одного из своих земных любимцев. Откинув голову с вьющимися волосами, сощурив зеленовато-голубые глаза, и поцеживая найденный в баре виски, Локки следил за высоким силуэтом мужчины, расположившегося за стойкой с сигаретой в зубах. Третий объект, присутствующий в баре (определенно женского пола!), возлежал на стойке в весьма изящной позе.
-Предлагаю убраться отсюда всем вместе- сказал Локк, поставив бокал с остатками виски на столик. –Насколько я понимаю, вы, профессор, неплохой магик! И должно быть, слышали о таком существе как Гомункул?
Две пары глаз с любопытством уставились на него.
-Думаю, мы сможем соорудить нечто подобное…насколько я понимаю в магии, нам понадобится по чуть-чуть ингридиента от каждого из нас. Готов предоставить требуемое.
-Что именно?- поинтересовался тот, кого назвали профессором, высокий мужчина с хищными голубыми глазами. В дымке сигареты черты его лица слегка расплывались, что придавало облику загадочность.
-Ну, к примеру, пару капель крови, или волосы…а вы, благородная леди?- взгляд зеленовато-голубых глаз обратился к прекрасной девушке. Та равнодушно пожала плечами.
-Но вы забыли кое-о чем ещё. Мы должны не только найти бармена для этого места…или создать его…но ещё и найти способ умереть. Лично я не представляю, как можно умереть двум смертным…здесь…-ироническая улыбка тронула нежные губы.
Профессор облизнулся, но вовремя взял себя в руки.
-Я считаю, что молодой человек прав…у нас есть шанс избежать участи навсегда остаться здесь в качестве бармена. Но со смертью действительно складывается трудная ситуация. Раз тут нельзя умереть от повреждений…
-Лично я могу предложить выход- мягко промурлыкал Локки, принимая формы и облик прелестной блондинки, в которой профессор слегка обалдев, признал Мэрилин Монро. –Любовь, особенно переизбыток её, зачастую приносит смерть…без всяких повреждений…
Профессор поперхнулся дымом. Девушка презрительно фыркнула и грациозно спрыгнула со стойки.
-В таком случае- её голос звучал холодно по-деловому- почему бы не начать действовать? Я имею ввиду гомункула. Начнем с этого.

- Ну, что ж – Драгунов потёр подбородок соображая – Гомункул… можно попробовать. Только нам потребуется глина… Правда тогда это будет больше голем – Осмотревшись Драгунов продолжил - но это не так важно, к тому же его создать будет проще.


Ингредиенты нашлись довольно быстро, земля из горшков с декоративными пальмами, и вода из небольшого бассеина-фатана. Когда глина была готова, Драгунов проявил зачатки художник, хотя они были весьма скромный и голем получился бы похож на чёрти-что, если бы не Атьяф, на пару они вылепили создание полтора метра в высоту похожего на человека, оставив только углубление в районе сердца.
- Этого мало… теперь нужно кровь и заклинание… - он помедлил – и надо запихать в его голову всё здешние меню, что бы он смог выполнять свою работу.
Кровь была собрана по три капле у каждого в небольшую склянку.
- Число 9 всегда было не простым – Пояснил профессор. – Это будет сердце нашего голема.
Он положил склянку в углубление и заделал его глиной. Осталось заклинание,
- Что бы голем был прочный глину надо закалить, отойдите подальше жар будет сильный.
Драгунов начертил вокруг голема, с дюжину символов, все отошли подальше, профессор вытянул руки в сторону голема и на распев начал произносить заклятие. Символы вспыхнули, голома обуяло багровое пламя, пока профессор произносил слова, пламя бушевало с ужасным рёвом, в помещение стало ужасно душно и жарко. Потом наступила тишина и прохлада, пламя утихло, а Драгунов упал на ближайший стул, стоять было трудно, заклинание забрало почти все силы.
Голлем вдруг зашевелился, сначала пальцами, потом руками, покрутил головой, сделал пару шагов на месте и уставился на удивлённую троицу.
- Получилось – выдохнул Драгунов он понемал, что потратил слишком много жизненных сил, и что ему не долго осталось, смерть лишь вопрос времени.
__________________
Способность человека сопереживать кому угодно, только не ближнему своему, полностью воплотилась в небезызвестных брелках тамагочи.


Последний раз редактировалось Helloween; 22.12.2010 в 01:22.
  #54  
Старый 21.12.2010, 22:48
Аватар для Анандита
Гуру
 
Регистрация: 11.03.2009
Сообщений: 3,511
Репутация: 1848 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Анандита
Скрытый текст - От своего лица, хоть и повтор:

Ренра словно во сне следила за окружающим миром глазами Локки. Взяв контроль над телом, этот паразит разлегся в кресле, забросив одна на другую длинные ноги, в облике молодого Бэзила Рэтбоуна, ещё одного из своих земных любимцев. Откинув голову с вьющимися волосами, сощурив зеленовато-голубые глаза, и поцеживая найденный в баре виски, Локки следил за высоким силуэтом мужчины, расположившегося за стойкой с сигаретой в зубах. Третий объект, присутствующий в баре (определенно женского пола!), возлежал на стойке в весьма изящной позе.
-Предлагаю убраться отсюда всем вместе- сказал Локк, поставив бокал с остатками виски на столик. –Насколько я понимаю, вы, профессор, неплохой магик! И должно быть, слышали о таком существе как Гомункул?
Две пары глаз с любопытством уставились на него.
-Думаю, мы сможем соорудить нечто подобное…насколько я понимаю в магии, нам понадобится по чуть-чуть ингридиента от каждого из нас. Готов предоставить требуемое.
-Что именно?- поинтересовался тот, кого назвали профессором, высокий мужчина с хищными голубыми глазами. В дымке сигареты черты его лица слегка расплывались, что придавало облику загадочность.
-Ну, к примеру, пару капель крови, или волосы…а вы, благородная леди?- взгляд зеленовато-голубых глаз обратился к прекрасной девушке. Та равнодушно пожала плечами.
-Но вы забыли кое-о чем ещё. Мы должны не только найти бармена для этого места…или создать его…но ещё и найти способ умереть. Лично я не представляю, как можно умереть двум смертным…здесь…-ироническая улыбка тронула нежные губы.
Профессор облизнулся, но вовремя взял себя в руки.
-Я считаю, что молодой человек прав…у нас есть шанс избежать участи навсегда остаться здесь в качестве бармена. Но со смертью действительно складывается трудная ситуация. Раз тут нельзя умереть от повреждений…
-Лично я могу предложить выход- мягко промурлыкал Локки, принимая формы и облик прелестной блондинки, в которой профессор слегка обалдев, признал Мэрилин Монро. –Любовь, особенно переизбыток её, зачастую приносит смерть…без всяких повреждений…
Профессор поперхнулся дымом. Девушка презрительно фыркнула и грациозно спрыгнула со стойки.
-В таком случае- её голос звучал холодно по-деловому- почему бы не начать действовать? Я имею ввиду гомункула. Начнем с этого.

Локки благоразумно отступил в тень. Создатель гомункула сидел в кресле, откинув голову и дымя сигарой. Выглядел он совершенно измотанным. Девушка свернулась калачиком на софе. Ренра устало смотрела на высокого грубо сбитого мужчину в наспех подобранной одежде. То был плод их совместных усилий. Ренра подошла к стойке.
-Ты должен делать всё, что тебе приказано- сказала она, глядя в безмятежно-голубые глаза гомункула. –Я приказываю тебе дать мне какую-нибудь настойку, способную быстро и без мучений лишить меня жизни.
Бармен без лишних слов повернулся к шкафу и смешал содержимое нескольких сосудов в маленьком бокале. Раствор несколько раз сменил цвет, в конце концов став пурпурным. Бармен поставил его перед Ренрой.
Она сжала пальцами тоненькую ножку бокала и улыбнулась, глядя на девушку и мужчину.
-За нас! И за то, чтобы каждый из нас обрел то, что ищет!
Она залпом проглотила напиток. Судорожный вздох разрезал ножом повисшую тишину, разжались нежные пальцы…
Бокал покатился по ковру, оставляя пурпурный полумесяц…


Скрытый текст - Локки:

__________________
Любовь побеждает все

Последний раз редактировалось Анандита; 21.12.2010 в 23:00.
  #55  
Старый 21.12.2010, 23:31
Аватар для Дарья_Сталь
Фемида
 
Регистрация: 29.10.2008
Сообщений: 860
Репутация: 360 [+/-]
3-е задание

Скрытый текст - Не бойся смерти - смерти нет...:
Скрытый текст - Встреча с судьей:
- Простите… небольшая ошибка в заклятье, - произнесла дружелюбно девушка в белом, - вам сюда…
и она указала в прямо противоположное направление. Джинн с опаской развернулась, и перед ее глазами возник снежный городок с дубовыми воротами.
- Сюда? – недоверчиво переспросила Атьяф.
Девушка в маске кивнула.
- Не бойтесь, миледи… еще рано бояться… - и тут же растворилась в воздухе, как и появилась. Сначала тело, а потом и маска.
Атьяф немного озадачило странное поведение девушки в маске. Кто это был? Судя по всему, одна из устроителей испытания за Корону, судья… Но она пропала так неожиданно, что спросить ее о чем-то уже не представлялось возможным.
Атьяф снова ждало неизвестное испытание. Что ж, не оно первое и не оно последнее – так вперед!
Цитата:
Джинн пожала плечами и шагнула в приоткрывшуюся дверь, откуда веяло теплом и просачивался мягкий слегка неясный свет.Шаг в двери дался с легкостью, дубовые створки с радостью распахнулись...
...и взгляду Атьяф предстал небольшой стильный бар с диванами и столами и пустующей барной стойкой. Кроме нее в заведении оказались еще двое: высокий мужчина среднего возраста и умного вида и существо, выглядящее в данный момент как статный парень, но джинниха чувствовала в нем еще и нечеловеческую кровь. Мужчина внушал ей несколько больше доверия, однако ни с одним из присутствующих Атьяф не рискнула бы сотрудничать...
Путники кратко познакомились и разошлись по помещению. Не сразу они заметили листок, приколотый к колонне: правила бара...
М-да. Каждое испытание оборачивалось не самой приятной неожиданностью... Но, наверное, судьям было виднее, как рассмотреть среди героев достойного владеть Короной...
Нужно было искать выход отсюда. Устав бродить по залу, Атьяф запрыгнула на стойку - отсюда удобнее было следить за двумя незнакомцами. Мужчина закурил, и джинниха, закашлявшись, отодвинулась дальше, чтобы дым не долетал до нее. Парень в этом время развалился в кресле, потягивая найденный в баре алкогольный напиток.
-Предлагаю убраться отсюда всем вместе, - сказал он. –Насколько я понимаю, вы, профессор, неплохой магик! И должно быть, слышали о таком существе как Гомункул? Думаю, мы сможем соорудить нечто подобное… насколько я понимаю в магии, нам понадобится по чуть-чуть ингридиента от каждого из нас. Готов предоставить требуемое.
Названный профессором, кажется, задумался:
- Что именно?
-Ну, к примеру, пару капель крови, или волосы… а вы, благородная леди? - взгляд зеленовато-голубых глаз обратился к Атьяф. Девушку пробрала дрожь от холода, который царил внутри этого существа... Постаравшись не показать этого, джинниха пожала плечами.
Тем временем парень припомнил, что после появления бармена им всем придется как-то выбраться отсюда - а значит, умереть... Что значит смерть для джинна? Умереть джинну непросто. А умереть навсегда - еще сложнее...
Задумавшись, Атьяф не сразу заметила, что парень перевоплотился в сногсшибательную блондинку и завлекающе манил пальчиком профессора, который также растерялся и от неожиданности поперхнулся дымом. Атьяф громко фыркнула и соскочила с барной стойки:
- Предлагаю действовать. Начнем с первой проблемы - что там насчет гомункула?
- Ну, что ж – мужчина потёр подбородок. – Гомункул… можно попробовать. Только нам потребуется глина… Правда тогда это будет больше голем, его будет проще создать.
Ингредиенты нашлись быстро. Атьяф "взяла" нужное количество воды из бассейна-фонтанчика в углу бара и с ее помощью, действуя струями, словно руками, опрокинула тяжелые кадки и смешала воду с землей. Управлять ей стало труднее, зато теперь смесь годилась для лепки голема. Профессор проявил задатки художника, вместе с Атьяф вылепив создание полтора метра в высоту, похожее на человека. Даже лицо получилось достаточно симпатичным (насколько это возможно в темно-коричневой глине). В груди существа профессор оставил углубление.
- Теперь нужны кровь и заклинание… - мужчина нашел в баре небольшую стеклянную склянку - наверное, для специй - и собрал у всех троих по три капли крови. - Число 9 всегда было непростым – Пояснил профессор. – Это будет сердце нашего голема.
Он положил склянку в углубление и заделал его глиной.
- Чтобы голем был прочный, глину надо закалить, отойдите подальше - жар будет сильный.
Блондинка отошла за колонну, а Атьяф села на софу и закрылась воздушным щитом - но даже сквозь него почувствовала жар мощной магии. Голем испекся, будто в печи. Кажется, профессор совершенно выдохся после приложенных усилий.
Скрытый текст - Голем:
Название: 1291930811_golem.jpg
Просмотров: 165

Размер: 10.6 Кб

Голем повернул голову в сторону каждого из присутствующих, словно приветствуя новых хозяев. И остался неподвижно стоять в ожидании заказов.
Скрытый текст - Смерть Ренры-Локки:
Блондинка вышла к нему:
-Ты должен делать всё, что тебе приказано. Я приказываю тебе дать мне какую-нибудь настойку, способную быстро и без мучений лишить меня жизни.
Голем повернулся к шкафу и смешал содержимое нескольких сосудов в маленьком бокале, поставил перед девушкой. Та сжала пальцами тоненькую ножку бокала и улыбнулась, глядя на Атьяф и профессора.
-За нас! И за то, чтобы каждый из нас обрел то, что ищет!
Она залпом проглотила напиток. Судорожный вздох разрезал ножом повисшую тишину, разжались пальцы…
Бокал покатился по ковру…

Атьяф вздрогнула, кода девушка упала на пол. Какой бы она ни была, ее стало жалко... Но джинниха знала, что смерть двуликой была не вечной.
Она посмотрела на профессора: тот все еще сидел в кресле и пока, видимо, не собирался вставать. Она встала, прошлась вдоль стойки. Умереть... Смерть - это перерождение. Это потеря себя и обретение себя вновь, только, быть может, уже другим существом... Атьяф не знала, чего ждать от своей смерти. Она понимала лишь, что, возможно, это ее шанс завершить дело матери - освободиться от оков, стать полностью свободной.
Джинниха сняла с шеи кувшинчик на серебряной цепочке. Погладила пальцем белый мрамор, с которым никогда не расставалась - с которым даже не мыслила расстаться. Его невозможно было разбить. Его не трогала магия этого мира. Но магия трех существ в странном месте могла найти лазейку даже к сосуду джинна...
Атьяф решительно посмотрела на голема.
- Сотвори мне раствор, который уничтожит этот предмет.
Существо также молча повернулось к барной стойке, и несколько минут что-то булькало, вскипало и опадало, меняло цвет и становилось прозрачным в стеклянном стакане. Наконец голем поставил раствор на стол. Он был бирюзового цвета.
Атьяф секунду помедлила, занесла руку с цепочкой над стаканом... и разжала пальцы.
...бар начал расплываться в белесой дымке, пропали звуки, пропали краски... она не чувствовала боли, она уже не знала, кто она... Она еще не знала, кем она будет.
__________________
Ita scribo, ut sentio.
  #56  
Старый 22.12.2010, 20:18
Аватар для Eol Hedryon
Воин Фэриартос
 
Регистрация: 04.05.2006
Сообщений: 1,145
Репутация: 693 [+/-]
Четвертый этап.
Шанс все исправить.

Скрытый текст - Король и Королева МФ 2011. Глава 4.::

Конкурс Короля и Королевы Мира Фантастики

Глава 4.


Psycho.


В зале судейского Совета весело заливалась хриплым смехом корона, пока судьи медленно продолжали угасать. Ледяная корка, сковавшая девушку в светлом, потекла, словно прослезившись,.. кап-кап… капкап… тресь.
«Мерное покачивание кабины поезда… в темноте, средь загадочно подмигивающих ламп лениво приоткрылся один глаз… а негромкий голос с зевком произнес:
- И почему они уверены, что выигрывает тот, кто остается в живых?..»

По ледяному пламени зазмеились трещины, мириады трещин, которые раскололи статую на куски… девушка, в ужасе распахнувшая глаза глубоко вдохнула, расправляя плечи, и улыбнулась.
- Пора, Алекс… - произнесла она одними губами, протягивая руку близнецу. Тот удрученно кивнул, словно смиряясь с участью, но руки не подал.
«… пробегающие перроны, протяжный гудок… запах сажи…»

***

Лестница, свет… и захлопнувшийся люк в шаге от свободы. Кажется, офицер даже увидел ухмыляющуюся белую маску… Темная комната и единственный живой в ней, пока не понимающий, почему? Почему темнота сгущается, а его не выпускают? Тишина, до этого наполненная хрипами и последними словами умирающих, не дает на это ответа, и не остается ничего, как вновь сесть в кресло, сложить в задумчивости руки и ждать вердикта того, кто придумал это испытание. Через секунду, а может вечность тишину прорезывают мягкие, шуршащие шаги и в кресло напротив садится девушка в белом, аккуратно дергает за завязки на маске, ослабляя их, и поднимает маску вверх, открывая белое, почти неподвижное лицо с широкими полосами царапин, рассекающих его наискосок. Он ее уже видел…
- Вы все правильно сделали, герр Фон Вейрмайер, - произносит она доверительно, проводя рукой по влажным волосам, она что, только из душа вышла? – Два трупа, один живой. Правда, выбор, наверное, совершили неудачный. Вы останетесь здесь, они…
Светлая выдержала паузу:
- Они идут дальше… Да, им будет сложно… да, осознание, что их убили, так и останется с ними. Но такова плата за шаг на следующий этап. Что же касается вас… Звать на помощь и просить изменить что-то бесполезно. Я принесла вам книгу и бутылку коньяка, вашего любимого. Считайте это компенсацией за предыдущие встречи…
Стол идет рябью, и на нем появляется бутылка, бокал, книга, с пока пустой, серой обложкой и… телефон? Старый, дисковой, допотопный… Девушка аккуратно встает из-за стола, оставляя на спинке стула мокрое пятно… купалась в одежде? Она натягивает маску на лицо, и добавляет, глухо и слегка отстраненно:
- Вам позвонят… - шаг назад и белую одежду поглощает тьма вокруг, последний полувздох-полушепот с легким издевательством в голосе, - осколки в лицо было больно…

***

Шоу закончилось, свет потух, и по экрану побежали титры. Шебуршание за кулисами, хлопанье дверьми, тихое но отчетливое: «Куда наступаешь дура, тут же кабель проложен?!», манерное: «Сам дурак…»
Тишина взрывается аплодисментами:
- Всем спасибо, мы закончили… - помахивая сценарием, как веером, ко всем троим вышел парень в черном, сверкая глазами сквозь прорези в белой маске, - от блин, а я думал, что на последний шаг пойдет солдатик…
Голос сочится ехидством и ощущением безнаказанности:
- Правда, мистер пацифист? Ну, в любом случае… По-здра-вля-ю… товарищшы! наша передача взорвала всем мозг… о, и даже одному из участников? Великолепно…
Сценарий летит в темноту, а парень громко аплодирует, явно радуясь происходящему.
- Ну ладно… времени мало, - наконец, зло произносит он… - Ты и ты…
Палец утыкается поочередно в Дэвида и детектива:
- Пшли нахрен со сцены… вам предстоит очередное забавное приключение… - и перед глазами обоих участников темнеет, Темный оборачивается к Якобу, - а тыыыы… я разочарован… она разочарована. Короче, ты не проходишь по рейтингу…
Протягивает он, посмеиваясь, и вынимает из кармана ключ:
- Добро пожаловать на финальную часть шоу… а именно: «Отдохни, не скучай…» - ключ вручается парню, и «режиссер» добавляет, - Вчитывайся с титры, может быть, еще позовут домой… Чао-какао…
Хохотнув, мужчина исчезает, а на темной стене включается проектор.

***
Флоу Лавер дернул заячим хвостиком и перевернул небольшие песочные часы на столе.
- Фарси, из твоей ловушки выбрались, все, не так ли? – произнес он, радуясь, что хоть так может отплатить за шишку на голове. – Как хорошо, что задания, тщательно спланированные с помощью моего совершенного интеллекта, помогут нам эту оплошность уладить.
Демоница только неприязненно поджала губы и отвернулась:
- Я их убивать не планировала…
Машинально поправляя прическу и на всякий случай попшикав в рот двойную порцию одеколона, ФлоуЛавер прошел мимо первой комнаты – ну тут ему ловить было нечего. Одна из девушек медленно, некрасиво сливалась со статуей, добавляя еще одну женскую голову в компанию трех остальных. А вот другая комната…
***
Дубовые двери раскрылись:
- Время, господа, время… - выкрикнул светловолосый мужчина с порога, - Опоздали, прискорбно… жаль…
Он склонил голову, замирая в дверях, а потом резко приподнял ее, улыбаясь одними глазами, и, подойдя к троице, встал между Ренрой и Атьяф, обнимая их за талии.
- Профессор – на выход, - произнес он без улыбки, - Вас амнистировали. А даааамы… с вами мы пожалуй, познакомимся поближе...
Где-то наверху что-то громыхнуло и Флоу Лавер подскочив, затараторил:
- Или нет… профессор, на выход, повторяю, Ахтунг-ахтунг, фашисты атакуют… - светловолосый вытолкал Драгунова за дверь, закрыл их, и вздохнул в облегчением, оттягивая ворот безрукавки, - Дамы? на чем мы остановились?
Грохнуло вновь:
- Да что та… - поискав в карманах, парень вытащил оттуда мобильный телефон и швырнул в руке Ренре, - Я глубоко опечален тем, что не могу остаться с вами… но вернусь сразу, как улажу все дела. Они без меня не могут начать, понимаете ли… Ждите звонка, крошки мои…
Он отошел всего на минутку, закрыл дверь, гаркнул в потолок что-то нечленораздельное, после чего успокоился, вернулся к двери, раскрыл её с ноги и вошел…
…в пустое помещение…
- Да растуды ж твою… - огорченно опустился на колени Лавер, - нечестно…
- Хи-хи-хи, - ехидно ухахатывалась Фарси в углу, - обломчик вышел… все прошли…
Лавер угрюмо поднялся на ноги, поняв, что улов оказался не настолько удачным, как хотелось бы.
- Ну, Драгунов, я еще до тебя доберусь…
- Бабник, - заливалась в углу Фарси.

***
Дыхание Короны и дрожание ее голоса уже отчетливо ощущалось на окружавшей участников состязания и судей действительности – стены покрывались толстой коркой льда, мраморные статуи странных и древних зверей становились еще более загадочными и угрожающими, готовыми ожить в любую минуту.
- Эол… - медленно позвала Корона.
Из-за угла медленно вышел и выпрямился силуэт огромного дракона. Дыра насквозь прожгла его грудь, а вместо глаз теперь сияли маленькие звездочки зеленого пламени. Шипы ящера мерцали и уже полу - растворились в воздухе.
- Почему я так слаба?... – проговорила Корона.
- Слабеем мы – слабеешь и ты, - заключил Эол, - кажется тут всё ясно.
- Не аргумент, - встала в позу Корона, - я чувствую сильное влияние извне… Нам что-то мешает… Или кто-то… Что-то нас ослабевает… Нас должен питать страх каждого участника, но они нас не боятся. Почему?
- Потому что что-то пошло не так… Я чувствую, что участники не воспринимают конкурс так, как надо… Наш мир расплывается на глазах, как наркотическое видение.
- Ну, что ж… - Корона задумалась, - если нас не воспринимают в серьез и считают чересчур серьезными себя, мы ответим им тем же…
- Чем именно? – прищурился Эол.
- Поставим перед реальными их сущностями реальные задачи, - по рокоту Короны было видно, что она смеется.

***

- Ну что, - нетерпеливо повторил стажер, - что дальше-то? – мы их теряем!
- Ушли эти – появятся другие, - умиротворяющее пробурчал старпер, - всё-таки в нашей необъятной стране без блаженных и юродивых никуда, иначе что стали бы делать жар-птица и конек-горбунок?
- Но…
- Ну да, - спокойно продолжил врач, - троих отпустило, еще несколько самовольно подписали себе досрочное освобождение от больничных покоев и пошли по адресам своих опекунов… Ты, это, - он указал взглядом на недопитую бутылку коньяка, - продлеввввать будишь?
- Не…
- А под дичь?
- Под дичь буду. Но всё равно меня не до конца устраивает картина происходящих событий… - студент насупился.
- Ой ты Боже ж ты мой, только тебя спросить забыли…
- Эй, - мальчишка указал на ближайшего больного, проходившего мимо, - так они и в кабинет главврача скоро ломиться будут. Надо бы им продлить, а мы-то потом после работы..
- Истину глаголешь… -Давай-ка ты за смирительной рубашкой, а я – за психотропным.. Пару кубиков Фенозепама никто не отменял.
- А глюков не боитесь?
- Спокойно, - умиротворяющее проговорил врач с опытом, - судя по их ночным бдениям, им приходится не так уж и скучно… Эй… Щас опять уйдет – лови-ка этого!
- Момент!

* * *
Земля уходила из-под ног – потолок становился полом, руки – ногами, а крылья – ластами. Каждый участник чувствовал себя примерно так же, как остальные – не в своей тарелке. Сон становился былью, мечта обращалась реальностью, сменяя зловещий замороженный лабиринт и прекрасные тронные залы с удивительными ловушками на обшарпанные стены с белым потолком и комарами, звенящими над ухом с громкостью взрыва атомной бомбы на заднем дворе. Реальность рвала мир каждого, вселяя инфернальные, фантастические и сказочные сущности в живые слабые и ужасно несовершенные тела… Словно чертик в табакерке, участники вздохнули спертым воздухом больничной палаты. Действие лекарства подходило к концу, вызывая новый приступ агрессии…

Музыкальное сопровождение




Скрытый текст - Четвертое Задание::
Добро пожаловать на четвертую ступеньку нашего конкурса.

От вас требуется вспомнить кто вы и кто ваш партнер. Сил у вас нет, способностей тоже, врачи убеждают, что вы ненормальный, ваше право согласиться с этим или нет. Остаться в реальном мире или вернуться в фентезийно-фантастический тоже ваше право, так или иначе с партнером вы встретитесь.
Дозваться до партнера поможет тотем, но он тоже изменился под влиянием реальности, единственное что его может отличить, это «печать» той вещи, что лежит на этом тотеме: гравировка ли, изображение ли, форма.

Данное задание является одновременно и раскрытием истории вашего персонажа, и заданием для кооперации с вашим партнером, потому что в финале задания пары должны встретиться, вспомнив друг друга, и выбрать мир, в котором останутся - реальный, или фантастический. Те, кто заперты в комнатах и лабиринте, а именно Coollstalker, UsuallySoldier, Кайа Lex – вам предстоит воздействовать на своих партнеров оттуда, где вы находитесь сейчас, находясь запертыми на том этапе, где вы совершили ошибку, но для них в «больничной реальности» вы в коме от переизбытка препаратов и нестабильности сознания,.

Задания должны быть выложены до 23:59 (по Мск времени) 26.12.2010 года .

Скрытый текст - Баллы:
mr.Pooffi9.5 в итоге 24.7
CoollStalker 7.3 , по результатам трех этапов 22.5
Ula_Red8.7 , в итоге 24.2
Sera8.8, в общем 26.8
Mr. Edvards, esc.7.6, по трем этапам 25.1
Wendy Wicca 9.3 , в результате 27.3
Jeremiah7.5 , по итогам 22
Дымка3.3, в общем 16.05
UsuallySoldier 9 , по результатам трех этапов 26.7
Helloween - 6.8 , в итоге 23.5
Анандита 6.8 , по результатам трех этапов 23.05
Bad 13 7.2 в итоге 20.7,
Grey Fox9.2 в результате 24.2
Дусичка 9.2 в общем 26
Дарья_Сталь7.3 , в итоге 24.5

Комментарии к баллам.
mr.Pooffi – Задание выполнено хорошо, в основном сняли за орфографию.
CoollStalker – Мало эмоций, но действо описано неплохо
Ula_Red – Подняли оценку за оригинальность, «уронили» за скучность описания
Sera – Читается легко, но видно, что «напарники» подмяли под себя. предыдущие были оригинальнее и красивее написаны.
Mr. Edvards, esc. – Ожидали большего.
Wendy Wicca – Сняли баллы именно за размер и невнятность (по секрету: первый вариант лучше был)
Jeremiah – Смысл «собаки», предложенный судьей, раскрыли, но эмоций… нет. Потому и оценка.
Дымка – одно слово: отписка
UsuallySoldier – «съел мозг» половины судей, но понравилось.
Helloween - не понравилось судье, придумавшему задание.
Анандита – Могло быть и лучше.
Bad 13 – написано сухо.
Grey Fox– Написано неплохо и с чувствами.
Дусичка – Тоже, хорошо прописанные чувства и действо
Дарья_Сталь – успела в сложных условиях, но балл был снижен со стороны судьи, придумавшего задания.

__________________
http://www.almelkov.narod.ru/

Нас ждут Великие Дела!

Последний раз редактировалось Eol Hedryon; 22.12.2010 в 20:35.
  #57  
Старый 24.12.2010, 21:14
Аватар для Анандита
Гуру
 
Регистрация: 11.03.2009
Сообщений: 3,511
Репутация: 1848 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Анандита
Скрытый текст - Рид:

Скрытый текст - Ева-Ренра:

Скрытый текст - Доктор Кристофер:



Скрытый текст - Задание № 4: ПЛЕННИЦА ЗЕМЛИ:
За окном солнечное утро. Пациентка сидит на подоконнике своей палаты и смотрит сквозь зарешеченное окно на ярко освещенные кроны деревьев. Пение птиц наполняет воздух.
-Здравствуй, Ева- говорит мягкий голос. Девушка медленно сползает с подоконника, нетвердо становясь босыми ножками на мягкие маты, устилающие пол палаты.
-Здравствуйте, доктор- безлико шепчет она.
Высокий стройный мужчина входит в палату. У него добрые глаза и мальчишечье лицо, обрамленное светлыми отросшими волосами. Он с улыбкой протягивает руку. Девушка едва касается кончиками пальцев его ладони и рука её бессильно падает вдоль тела.
-Как ты чувствуешь себя сегодня?- спрашивает доктор, усаживаясь на полу. Пациентка по-имени Ева поднимает голову и её серые глаза немного оживают.
-Я видела сон, доктор! Такой прекрасный, такой приятный сон!
-Сон? Что за сон, Ева? Расскажи мне!
-Мне снилось- тихо говорит девушка, усаживаясь по-турецки напротив доктора-, что я и женщина, и мужчина, и могу превращаться в любое существо. Я путешествовала по другим мирам и рядом со мной был друг… или кто-то больше, чем друг…но я плохо помню подробности…наверное, это из-за таблеток…
-Возможно…-доктор серьезно смотрит на неё. –А там, в твоем сне, у тебя было имя?
-Да…-девушка кивает и ненадолго задумывается. –Но только я не помню.
-А можно мне пойти на прогулку завтра?- вдруг, словно позабыв о течении разговора, спрашивает она и, подняв голову, с надеждой смотрит на доктора. –Я так устала от этих решеток! Рид может со мной пойти! Он присмотрит за мной!
Доктор испытующе смотрит на девушку. Она выглядит очень слабенькой, худой и бледной. Рид, громадный санитар с падающей на лоб темной челкой и немного отросшей бородой понимающе кивает из своего угла.
-Я погуляю с ней, док- мягко говорит он.

…Первое время она только сидела, глядя перед собой. Иногда на неё нападал беспричинный плач или припадок истерического смеха, но она всегда была очень спокойной и тихой. Риду она нравилась. Она напоминала ему младшую сестренку Аннабель, умершую несколько лет назад. За те две недели, что Ева провела в психиатрической клинике доктора Кристофера, он здорово к ней привязался. Да и она тоже тянулась к нему. Иногда они вместе рисовали, или он учил её играть в «камень, ножницы, бумагу». А может, дело было в том, что именно Рид нашел Еву.
Нашел на улице, лежащую у стены многоквартирного дома, голую, в синяках и царапинах. Отбил у шайки подонков, решивших поживиться легкой добычей. Принёс в клинику… На ней не было практически ничего кроме собственных рыжих
волос и странной татуировки на груди в виде силуэта летучей мыши, словно вшитого в кожу темно-алой нитью.
Иногда лицо девушки казалось ему невероятно прекрасным. Обычно это случалось, когда она надолго уходила в себя. Тогда Риду казалось, что он имеет дело с неземным существом. Однажды она уснула на полу под окном, а когда он поднял её на руки, чтобы отнести в постель, заплакала и позвала какого-то Виктора. Рид долго сидел в тот вечер у её постели и сжимал тоненькую бледную ладошку в своей лапище, как когда-то стискивал ладонь умирающей от лейкемии сестры.
За две недели он так привык заботиться о ней, что док Кристофер назначил его приглядывать только за Евой. Рид купал её, кормил, развлекал, находясь при ней почти неотлучно. Ему казалось, что Аннабель вернулась в облике этой девушки, вернулась, чтобы простить его…простить за то, что ТОГДА он так мало был рядом с ней!

Безмятежность летнего дня убаюкивала. Ева шла чуть впереди, чему-то тихо улыбаясь. На ветку кустарника села маленькая птичка и девушка попыталась прикоснуться к ней. Но птичка улетела. Ева оглянулась, посмотрев на топавшего позади Рида с такой грустью, что у него мурашки побежали по спине.
-Не хочешь присесть?- спросил он.
Ренра кивнула и огляделась. Выбрала местечко под раскидистым вязом и уселась в своей любимой позе, скрестив ножки и выпрямив спину. Рид притулился рядом.
-Я боюсь- тихо сказала девушка спустя какое-то время. –Вчера кто-то смотрел на меня из-за окна.
-Твоё окно на третьем этаже- мягко произнёс Рид, наклоняясь, чтобы взять её сухую прохладную лапку-, в него никто не мог заглянуть. А если и заглянет…ты меня зови сразу. Ладно?
-Не поможет- неожиданно сурово ответила Ева, отбросив с лица густую волну рыжих волос. –То, что за мной следило, придет снова. И никому его не остановить. Даже тебе!
-Откуда ты знаешь?
-Не знаю…но знаю…это как знать как дышать, или есть. Мне очень страшно, Рид.
Он обхватил её своими громадными ручищами и девушка забралась к нему на колени, свернувшись калачиком.
-Можно мне поплакать?- прошептала она и, не дожидаясь ответа, дала волю слезам. Рид не пытался утешать свою подопечную, из опыта зная, что это бесполезно. Только гладил её по волосам и баюкал, словно маленького ребенка, как когда-то, очень давно, баюкал Аннабель.
…Это случилось так внезапно, что Рид не мог бы сказать, откуда оно пришло. Ненависть, кошмарная, поглощающая душу ненависть наполнила его душу, просочившись в сердце омерзительным холодным червячком. Ему захотелось немедленно придушить свернувшуюся у него на руках маленькую сучку. Но перед этим перемолоть в пыль её тонкие косточки. Он ненавидел её так сильно, что не было мук, каким он не подверг бы её прежде, чем уничтожить…
-Рид! Рид, мне больно!
Она заплакала, даже не пытаясь вырваться, и это словно отрезвило мужчину. Вернее, что-то другое, словно сгусток горячей, нестерпимо горячей плазмы, вспыхнувший в сердце и выгнавший оттуда червя Ненависти. Рид в ужасе разжал пальцы. Ева плакала от страха и боли, прижимая к груди изувеченную руку.
-Ненавижу!- прошипела старушка, ковылявшая по тропинке мимо в сопровождении медсестры. –Ненавижу тебя, маленькая дрянь! Ненавижу!
Медсестра, в недоумении смотревшая на свою подопечную, внезапно резко вскинулась и её голубые глаза загорелись кошмарной злобой.
-НЕНАВИЖУ!- прорычала она и бросилась на Еву.
Рид не успел даже среагировать. От удара Ева отлетала, сильно приложившись о ствол дерева, и сползла вниз как сломанная кукла. Рид на автомате врезал медсестре, отшвырнув её на старую каргу.
Он не мог бы сказать, откуда это взялось в его сознании, но теперь он ЗНАЛ, что за существом была Ева. И что за тварь напала на неё, пользуясь сначала его телом, а потом телами старухи и медсестры. И теперь, как ни странно, всё встало на свои места. Он знал, что должен делать. Ева даже не успела вскрикнуть, когда он сгреб её в охапку и понёсся к воротам, ловко уворачиваясь от пытавшихся наброситься на них пациентов. Это существо, что вселилось в него, а потом в старуху с медсестрой, овладевало телами сумасшедших с легкостью. Рид мчался, сбивая безумцев словно кегли, понимая, ЗНАЯ, что если им (вернее, этому существу) удастся добраться до Евы, случится что-то по-настоящему страшное. Страшное настолько, что даже при мысли о нём Рида сковывал ледяной ужас, какой бывает лишь в кошмарных снах.
Он и сам не мог сказать, как ему удалось выбраться за ворота, оглушив охранника и успев прошмыгнуть прежде, чем ворота захлопнулись. Он бежал, унося Еву…нет, не Еву…РЕНРУ…да, так её звали по-настоящему. И человеком она не была. Но на данный момент плевать он хотел на то, что она собой представляет. Нужно было просто выбраться куда-нибудь, где нет людей и где эта тварь, что охотилась за Евой-Ренрой, её не достанет…

…Маленькая хижина лесника была уютной и тихой. Хозяин отсутствовал минимум пару недель. Рид поставил чайник и отыскал в шкафчике свечи.
Им предстоит провести здесь пару дней, может, больше, пока он не поймет, что делать дальше. Ренра спала в гостиной, на диванчике, после того, как Рид вколол ей пару ампул морфия (к счастью, морфий нашелся в аптечке лесничего) и вправил сломанную руку.
Чайник вскипел и Рид налил себе растворимого кофе (весьма неплохого качества!). Устроившись с чашкой в огромном облезлом кресле, он погрузился в размышления. То, что он ЗНАЛ, было невероятно. Невозможно. Тем не менее, он сам видел это глазами существа, вселившегося в него. Существа, бывшего некогда божеством жуткого народа, уничтоженного раньше, чем люди появились как вид. Божество Ненависти, проведшее в спячке много эонов и разбуженное несчастной Ренрой, охотилось за бедняжкой уже очень долго. И однажды почти настигло её здесь, на Земле, в начале 20-го века. Девушку спас молодой парень, солдат, недавно вернувшийся с полей битвы. Его звали Бэзил Рэтбоун. Будущий киноактер, суперзвезда. Он был одним из многих возлюбленных девушки, жившей во Времени и Пространстве.
Рид отхлебнул остывший кофе и уставился на тени за окном. Вечерело очень быстро. Рид зажег свечи и затопил камин. Ренра стонала во сне, зовя Виктора. Рид знал теперь, кто такой этот Виктор. Любовник Ренры, Существо Тьмы, ослепительно красивый и столь же опасный. Но Рид знал так же, что именно Виктора девушка любила больше, чем всех своих прошлых и будущих любовников. И эта любовь была не только физическим влечением. Ренра не просто спала с ним. Её нежность к нему пришла из самых глубин Вечности, когда они были созданы единым целым. И даже зная о её двойственной сущности Виктор не отвернулся от неё. И Рид где-то внутри знал, что лишь соединив его с Ренрой можно спасти девушку. Но как?
В неверном прыгающем пламени свечи татуировка на груди девушки, казалось, жила своей отдельной жизнью. Рид приподнялся, пододвинув свечу поближе. Странное чувство посетило его. Будто кто-то прошел по тому месту, где будет его могила. Словно в полу-забытьи он поднялся из кресла и, поставив чашку, подошел к дивану. Ренра спала, разметавшись и постанывая во сне. Татуировка на её груди мерцала красноватой вязью. Не осознавая, что делает, Рид поднес руку ко рту и прокусил вену. Рот мгновенно наполнился кровью, соленой, отдающей металлом. Резкая боль пришла секундой позже. Но он лишь вытянул руку над телом девушки, так, чтобы капли попали на татуировку…

…Память…память волнами накатывалась, захлестывала, разрезала спасительную пелену забытья огненным лезвием. Лица, Времена, чужие небеса, злые миры, где небо черное, словно сердце завистника, и другие, чистые и благословенные. Но увы, их так мало! Виктор! Виктор! Где ты, любимый?!
«Локки, прекрати!»
«Отвяжись, крошка, дай повеселиться!»
«Лишь тот пройдет, кто здесь умрет!»
«Я приказываю тебе дать мне какую-нибудь настойку, способную быстро и без мучений лишить меня жизни.»
«За нас! И за то, чтобы каждый из нас обрел то, что ищет!»
Мгновенная вспышка ослепительно-пурпурного пламени и водопад воспоминаний, прорвав плотину, устремляется в сознание…

-Виктор!
Ренра села, дрожа всем телом. Её била крупная дрожь и стоявший над ней мужчина на миг показался ей каким-то монстром. Лишь спустя пару секунд она вспомнила его и две недели, проведенные в клинике.
-Я должна идти!
-Ты никуда не пойдешь!
Рид почти силой усадил её обратно на диван и сунул в руку чашку с недопитым кофе.
-Я вспомнила, кто я!
-Знаю…
-Ты мне не поверишь!
-Поверю…Ренра!
Она потрясенно уставилась на него.
-Не бойся, тут много чего произошло…я тебе расскажу всё…только чуть позже, ладно?
-Нет! Не уходи! Не оставляй меня одну!
-Я только принесу чайник!

…Они сидят у камина, на огромной медвежьей шкуре, смотрят на огонь и прихлебывают кофе. Весело потрескивает пламя.. Ренра молча переваривает информацию.
-Здесь мы можем отсидеться немного, составить план действий- говорит Рид, подливая кофе. –Ты же, наверное, хочешь вернуться домой?
-Не знаю…-Ренра качает головой. –Я не знаю уже, чего хочу. Я так устала, Рид! Так устала, ты себе не представляешь!- и, немного помолчав, добавляет. -К тому же не представляю, как мне вернуться обратно.
-Если ты попала сюда, то обратно вернуться тоже сможешь. Не сдавайся!
-Я никогда не сдаюсь!
Рид усмехается уголком рта.
-Да…ОН тоже говорил так, верно? Виктор…Ты научила его не сдаваться. Ты сделала его сильнее.
Ренра поднимает голову.
-Ты ревнуешь?
-Нет…не знаю…не в этом дело! Я хотел попросить…забери меня с собой! Когда уйдешь отсюда!
-В том-то и проблема, что я не знаю, как это сделать!
-Ты можешь это сделать!
Тонкие пальцы касаются медальона летучей мыши, болтающегося на груди. Он слегка заляпан кровью, но Ренру это не смущает.
-Пожалуй…-с сомнением говорит она-…только мне ещё столько надо вспомнить!
-Я помогу тебе- шепчет Рид. –Просто позови его! Позови Виктора!
Его глаза вспыхивают в сумраке комнаты, и на губах появляется улыбка.
-Просто позови его- шепчет мужчина.
Ренра стискивает в дрожащих пальцах прохладный металл медальона. Под подушечками бьется далекий пульс любимого. Дыхание перехватывает.
-Виктор!- шепчет она, чувствуя, как горячий комок подкатывает к горлу.
-Твою мать!- рычит Рид, разъяренным котом вскакивая на ноги.
Дверь слетает с петель. На пороге доктор Кристофер. Но в каком виде! Волосы растрепаны, обычно юное, чистое лицо мальчишки перекошено лютой ненавистью. Одежда лохмотьями висит на хрупком теле, пальцы согнуты, словно когти, сведенные судорогой.
-Ненавижу!- шипит психиатр, глядя на оцепеневшую от ужаса Ренру.
-Вызывай!- ревет Рид, бросаясь навстречу одержимому. -Вызывай Виктора! Живо!
По комнате катается шипящий клубок из двух мужчин. Ренра стискивает медальон, пытаясь сосредоточиться. Пульс под пальцами становится сильнее, проникает под кожу, распространяется по всему телу. И медальон теряет ледяную холодность мертвого металла. Теперь он живой!
Краем сознания Ренра понимает, что Рид одержал победу и теперь прижимает Кристофера к полу весом собственного громадного тела.
-Виктор!- почти рыдает она, задыхаясь от невероятного напряжения.
Рид удерживает доктора Кристофера, заломив руки ему за спину. Потом внезапно наклоняется и сдувает вьющиеся волосы с виска побежденного.
-Вы очень красивы, доктор- шепчет он, касаясь губами светлых волос. -А у меня уже так давно никого не было!
Ренра бьется в судорогах, сжимая медальон и выкрикивая имя Виктора севшим голосом.
-Черт тебя дери, девочка!- нехотя встает Рид(вернее, уже не Рид), отправляя психиатра в нокаут сильным ударом кулака. Перехватывает извивающееся тельце девушки, прижимая его, чтобы она не могла повредить себе.
-От тебя вечно одни неприятности!- ворчит он, сдувая челку с лица.
Широко распахнутыми глазами Ренра смотрит на него.
-Локки!?

__________________
Любовь побеждает все

Последний раз редактировалось Анандита; 24.12.2010 в 21:32.
  #58  
Старый 26.12.2010, 10:59
Аватар для CoollStalker
Мастер слова
 
Регистрация: 27.07.2007
Сообщений: 1,047
Репутация: 1366 [+/-]
Пролог
Скрытый текст - И бросало меня по свету белому от Амура...:
Яков, взяв ключ, положил его в подсумок и тут же дружески похлопал на прощание, парня в чёрном, по плечу: - Какаво-чао…
Парень испарился…
«Светлой тебе дороги», - Яков покрутил на пальце кольцо от светозвуковой гранаты, оставшейся висеть на воротнике у «режиссёра» всего этого бардака.
Такс! А теперь по поводу ключа. Яков достал ключ из подсумка и осмотрелся. Ни дверей, ни… даже перекосившейся калитки, только светлый экран от проектора: - Эй! А где обещанные титры? Скучновато тут у вас, даже поломать нечего. В лабиринте хоть монстры были…
«…………………………………………………………………………………………………….»
- А в ответ тишина, - Яков пожав плечами, уселся, свесив ноги со сцены во тьму оркестровой ямы, и потёр амулет, висящий на груди, - Может ты, хоть чем поможешь – цветочек, аленький…Опаньки!
Яков снял с шеи цепочку и посмотрел на амулет, тот поменял свой внешний вид. Теперь это был не мраморный кувшинчик, а искусно вырезанная из опала саламандра.
- Ну и что всё это значит? – удивлённо уставился Яков на амулет, вздохнул тяжело, опять не получив ответ, повесил его обратно на шею, и возмущённо крикнул во мрак, - Что здесь вообще происходит? Объяснит мне хоть кто-нибудь - что всё это значит? И на черта мне сдался этот ключ, если его вставить даже некуда?!
- Всему своё время, мальчик мой, - раздался у него за спиной низкий зловещий голос.
Яков подскочил, резко обернулся, и, сняв с плеча винторез, приготовился к бою. Проектор заработал, и на экране появилась картинка: потрескавшаяся каменистая равнина, по кроваво-алому небу на огромной скорости неслись тяжёлые чёрные тучи. Яков почувствовал дуновение горячего ветра подувшего с экрана, а затем он увидел, как на равнине материализовалась фигура в чёрном тяжёлом балахоне. Из под капюшона струился чёрный дым.
- Интересное кино, - усмехнулся Яков, но ствол внтореза не опустил, кто знает, насколько это кино реально, - Не подскажете ли уважаемый, в какой местности я нахожусь?
Фигура недобро захохотала, и Яков почувствовал, как воздух в помещении стал раскаляться. Он бросил взгляд под ноги и обнаружил, что стоит на расплавленной лаве. Одежда на нём стала дымиться, винторез в руке раскалился, он с руганью его выпустил, и тот повис на ремне у него на плече. Яков попытался сделать шаг назад, что бы встать на маячивший позади него деревянный настил, но неведомая сила удерживала его на месте. Яков почувствовал, как он начал медленно погружаться в кипящую у него под ногами лаву. Он возмущённо посмотрел стоящую на равнине фигуру: - Эй, а можно без этих штучек! Меня вроде как ещё не списали. Ведь есть ещё надежда? Правда?
Существо злобно сверкнула красными безжизненными глазами, осветившими треугольный провал на месте носа и зловещий оскал мёртвой улыбки.
- Если я не ошибаюсь, то я, кажется, понял… - голос Якова слегка вздрогнул, но он и тут решил сыронизировать (погибать так с музыкой), и продолжил возвышенно-торжественным, но в тоже самое ехидным голосом, - …ЧТО ТЫ ЕСТЬ ТАКОЕ!
- Да, ты догадливый, - засмеялась, слегка возмущённая дерзостью собеседника Смерть и у неё в руках появилась огромная коса, лезвие которой засверкало в блеснувшей над её головой молнией. - А что бы тебе было понятней с кем ты разговариваешь…
Смерть вскинула в сторону спецназовца свою костлявую руку на глазах обрастающую гниющим мясом и тут же покрывающуюся серой дряблой кожей. Капюшон слетел с её головы и Яков увидел череп с седыми длинными волосами, охваченный золотым обручем с чёрным огромным опалом в центре, длинной спутанной бородой и клыкастым зловещим оскалом. На Якова смотрели полные презрения мёртвые глаза, полыхающие синим пламенем.
Всё это произошло в одно мгновение, дальше Яков почувствовал, как всё его тело охватило адское синее пламя.
- «И всякий раз, когда их кожа обгорит, её заменим Мы другою кожей, что бы дать вкусить им наказание сполна», - ласково и вкрадчиво процитировала Смерть. – Теперь ты понял – как надо разговаривать со мной?! Или нужны ещё разъяснения?
- Ладно, ладно успокойся! – возмущённо закричал Яков, всё его тело сотрясал леденящий до глубины души холод, - Я всё понял. Больше хамить не буду…Постараюсь. Может, всё-таки договоримся? Чего тебе от меня-то надо?
- Люблю деловых людей, - ласково проворковала, сойдя с экрана, зеленоглазая красотка, стройное тело которой было прикрыто только чёрным распахнутым балахоном, а обнажённые аппетитные груди поддерживал корсет-кольчуга из человеческих костей. Она опиралась на двуручный меч, на клинке которого ближе к острию было прикреплено лезвие в форме полумесяца.
Смерть щёлкнула пальцами, и адское пламя, обхватившее Якова, исчезло. Он вновь стоял на деревянном полу концертной полутёмной студии.
«Кино, всё интереснее и интереснее» - Яков оценивающе посмотрел на стоящую перед ним девушку.
- Я смотрю, вы тоже не ровно дышите к искусству Луиса Ройо. Уважуха!
Смерть, отпустив меч, который остался висеть в воздухе, шагнула к Якову и указательным пальцем правой руки поманила его к себе. Тело спецназовца поднялось над землёй и, приблизилось вплотную к Смерти. Та осмотрела его томным взглядом, проведя своим длинным острым ноготком по его левой щеке сверху вниз, оставляя кровавый след и, приблизив свои чёрные губы к его лицу, страстно задышала. В нос Якова ударил гниющий запах смерти. Он поморщился: - У меня есть мятная жвачка. От запаха изо рта замечательно помогает…
Смерть криво усмехнулась: - Тебе не нравится мой запах? А как тебе это? – и она впилась поцелуем в его губы.
Такого страстного поцелуя, перемешенного с мертвецким холодом, Яков не испытывал никогда за свою жизнь. А потом в его рот проник горячий острый язык девушки и в одно мгновение пронзил его тело до самого низа, и так же резко вышел обратно. Смерть легко оттолкнула его и, скинув с себя балахон, упавший на висящий позади неё меч, сделала шаг назад, и уселась на массивный трон из обсидиана.
Яков не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть после такого смертельного поцелуя. Его тело согнуло пополам, а когда он всё же смог выдохнуть из себя воздух с громким хрипом и разогнулся, то увидел сидящую на троне девушку в черном шёлковом облегающем платье, поигрывающую пальчиками своими длинными, черными, как смоль локонами, спадающими на алебастрово-бледные точёные плечи.
На Якова взглянули чёрные, заполненные мраком глаза, из которых медленно сочилась по бледным щекам кровь. Она была чертовски и смертельно красива.
- Это, - парень протолкнул застрявший в горле комок, во рту стоял неприятный привкус смерти, и всё тело ныло от страстного поцелуя, - Всё это конечно интересно, но давайте в будущем обойдёмся без поцелуев с языком, да и без языка тоже, да и вообще без поцелуев…
Во рту было до того мерзко, что хотело свеситься с края сцены и спустить всё что было внутри него в оркестровую яму.
«Чёрта с два ты этого дождёшься» - прищурившись, посмотрел Яков на ухмыляющуюся красотку с кровавыми слезами, и сделал большой глоток из фляжки со спиртом, что бы продезинфицировать, хоть так свой организм.
- Так вернёмся к нашим баранам, - проговорил Яков, поморщившись и занюхав спирт рукавом, - Зачем я вам ваша мрачность понадобился?
Смерть величественно поднялась с черного трона и простерла свою длань, перстом указывая на Якова. Голос её был страшен и подобен рокочущему грому.
- Настало время вернуть мне то, что ты получил по просьбе, этого выскочки, считающего себя самым великим чародеем на свете, этого никчёмного колдунишки, этого… - Фигура, возвышающаяся над Яковом, стала огромна, она заслоняла собой почти всё небо. За её спиной черноту Ада беззвучно рассекали разряды молний. Всё умолкало, когда гневалась Сама Смерть. – Он вообразил себя всемогущими?! Только Я могу забирать жизни! Только Я могу освобождать от Боли и Мучений! Только Я могу дарить такую милость, как Забвение! Это Я, и только Я отвожу ваши души в Ад или препровождаю в Рай! И наказание моё для провинившихся будет неминуемо! А этот мерзкий червяк посмел управлять мной, он испросил для тебя вторую душу…
Смерть была в ярости. И мужчина это понял. Но это затянувшееся вступление о Сильных Мира Сего, его уже начало доставать. Пусть это и сама Смерть, но всё имеет свои пределы, Яков поднял руку и затряс ей как ученик, рвущийся к доске, ответить на вопрос учителя.
Рыжеволосая красавица в изумрудном платье и алой мантии холодно усмехнулась зелеными омутами огромных глаз, и вновь опустилась на свой каменный трон, кивнув своей очаровательной головкой в знак того, что она слушает.
- Ваша речь, мне очень понравилась. Она просто замечательна. Вы велики и безраздельны, но причём здесь я? Я вроде жив и меня никто не убил пока.
- Ты жив, только благодаря стараниям Мерлина, и моему согласию помочь ему. У нас, видишь ли заключён с ним некий договор…Но тебе незачем знать об этом. Достаточно и того, что ты уже услышал. Я милостиво согласилась помочь ему в спасении твоей истиной души, вырванной у тебя ифриткой Лазим, и заключившей её в чёрную сферу пленённых ей душ. - Вначале её голос был спокоен, и даже немного ленив, но при упоминании ифритки он вновь возрос и загромыхал как удары грома, её глаза засветились ненавистью, - Терпеть не могу выскочек вроде неё, смеющих забирать чужие души. Это только моя привилегия забирать души и…
- Стоп, стоп, стоп, - Яков поднял опять, руку прерывая очередное излитие ярости его собеседницы, - Я это уже слышал. Давайте о главном.
- А ты дерзок солдатик, - Смерть резко встала с трона и, переместившись, к стоящему перед ней Якову, страстно провела длинным алым язычком по щеке, сморщившегося, от очередного подкатившего к горлу приступа тошноты от смрадного запаха из её рта, спецназовца. - Мне бы, таких как ты - отчаянных и дерзких, хотя бы легион, для начала, и я бы стала повелительницей всего и вся. Не желаешь вступить в мой легион? Я буду тебя лелеять и любить.
Зеленоглазая красотка страстно обвила руками шею Якова и прильнув к нему своим пышущим жаром телом, потянулась своими пухленьким губками за новым поцелуем. Яков ловко выудил из пачки «Дирола» мятную пластинку и положил её в ротик смертельной красотки, и пока она моргала недоумённо глазками, отстранился от неё и сказал: - Жуйте жвачку девушка. Вам надо что-то делать со своим кислотно щелочным балансом. А теперь опять вернёмся к нашим баранам. Что там по поводу Мерлина, ифритки и моей души? Я где-то чего-то явно пропустил?
- Ты прав, солдатик, - девушка надув капризно губки, что от неё отказались, уселась вновь на трон и продолжила, пожёвывая жвачку, - Ты потерял часть своей памяти, когда я дала тебе новую душу, во временное пользование. И Мерлин отправил тебя сюда в это измерение, что бы ты прошёл испытания, благодаря которым твоя старая душа сможет вернуться на своё место. Только так можно было сорвать путы Атьяф, с твоей пленённой ею души. И…
- И, - продолжил Яков, разъяснения замолчавшей Смерти, наконец почувствовавшей, и понявшей пользу жвачки, - я таки понимаю, что я прошёл их все, раз вы появились здесь, Ваша Смертность?
- Ну, - улыбнулась ему в ответ молодая женщина с грустными глазами и светлыми длинными волосами (явно было заметно, что жвачка пошла той на пользу), - скажем так, что да. Хотя, - женщина поморщила носик, - ты должен был по правилам отдать свою душу последней из дверей, в этом коридоре…
- А вам мало и так того, что я тут садомазохизмом занимался, отрывая от себя части своего тела, - прервал её возмущённый Яков, - И, кстати, чё за дела?! Где мои собственные рука и глаз? Чего это за протезы терминаторские?
- А мне очень понравилось, - облизнула свои чёрные пухленькие губы, красным язычком, черноглазая красотка, облачённая в латексный красный костюм, - как ты отдавал себя частями. Может, продолжим… - И она ударила по полу плёткой семихвосткой.
- Нет уж, с меня достаточно. Благодарствуем. Верните мне то, что обещано и разойдёмся с миром.
- Ну и зря, - Смерть игриво посмотрела на спецназовца и провела язычком по своим губкам, - я была бы с тобой очень ласкова. Так как?.. Нет?.. Ну, смотри солдатик, ты многое теряешь. Как знаешь. Тогда убирайся отсюда, - расстроенная отказом Якова, девушка указала за свою спину на экран, на котором появилась белая дверь на жёлтой стене, - Вставишь в замочную скважину ключ и вернёшь себе свою душу и память. Но запомни, тебя ждёт ещё одно испытание, ты должен будешь отыскать своё настоящее тело и с помощью своих друзей, вернуть в него свою душу.
- Ну и на том спасибо, - ответил Яков, обходя стороной поворачивающийся вслед за ним трон с сидящей на нём красоткой, провожающей его и пожирающим страстным взглядом, - Очень было приятно с вами пообщаться ваша Мрачность. Остался бы ещё с вами поболтать, но мне надо спешить, на встречу со своей родной душой. А как это… - парень посмотрел непонимающе на изображение двери на экране.
- Не парься, - ответила лениво развалившаяся на троне в вольготной позе красотка, - просто вставь ключ в замок. Всё само разумеется…
- Ну, раз так, - Яков протянул ключ к замку, - Прощайте Ваша Тёмность.
- До встречи, солдатик, - костлявая фигура в сером балахоне, усеянном человеческими черепами, усмехнулась клыкастой улыбкой, - До встречи, – и, поводив челюстями, добавила, - А жвачка действительно занятная вещь. Надо будет заказать пару ящичков…

Вокруг была полная тьма, и он сам был частью этой тьмы. Отовсюду доносился шёпот… Шёпот душ пленённых ифриткой Лазим и питающейся их жизненной энергией. Но что-то сильное и могущественное всколыхнуло это мрачное ничто, и невидимая огромная волна подхватила душу Якова и понесла его к забрезжившему впереди свету.
Хлопок...
И он свободен. Его осветила яркая вспышка и перед его глазами пронеслись в ускоренном времени воспоминания. Все те, которые он потерял во время пребывания в лабиринте.

Жаркая пустыня. Египетский храм с кошачьими статуями. Воздушный шар, закреплённый недалеко от входа.
Яков остановившись возле входа в храм, услышал громкую немецкую речь, и ругань…ругались на русском, но с сильным акцентом. Ну почему, как только хотят выразиться, то все иностранцы переходят на русский язык, своих слов, что ли не хватает? Яков не сильно владел немецким, в пределах школы, да и то на тройку с плюсом, но по русским вставкам, в немецкую речь, он понял, что кто-то кого-то пытается скрутить. И этот кто-то весьма агрессивный и не совсем вменяемый. Похоже, пора и вмешаться в происходящее.
Осторожно выглянув из-за колоны, он увидел, как в освещённом тремя факелами помещении двое мужиков, пытаются скрутить лапы - толи огромной кошке, толи пуме, которую накрыли сетью. Но кем бы это животное ни было, оно просто так сдаваться не собиралось. Оно таскало за собой по всему храму, вцепившихся в сеть орущих мужиков, фыркая, выгибая спину и пытаясь исцарапать своих пленителей.
Вмешательство Якова спасло кошку. Её пленители остались лежать бесчувственными телами в храме, а Яков и весьма эмоциональная кошка продолжили дальнейший путь на воздушном шаре чем-то напоминающем, небольшой дирижабль, оборудованный спиртовым двигателем.
По найденной в корзине карте Яков определил направление до ближайшего оазиса, где находилась резиденция какого-то Салиха. Видимо местного шейха.
За время всего путешествия кошка не произнесла ни слова, хотя по её ужимкам и жестам было ясно, что она разумна и соображает не хуже Якова. Ну, Яков и не настаивал, что бы та общалась с ним вслух. Он как-то привык, что все его девушки чем-то отличаются от обычных людей. В той далёкой своей жизни, которая осталась где-то в другом измерении, ещё до службы в армии у него тоже была необычная подруга. Она была глухонемой, но это не мешало им быть друзьями, и возможно эта бы дружба вылилась во что-то большее. Но несчастный случай, на дороге, отобрал у него девушку. Во время службы в спецназе, у него тоже была не совсем обычная знакомая. Она была старшим прапорщиком, и заодно начальником продовольственного склада в их части. Боевая пышногрудая девушка, перерубающая толстое полено одним ударом топора. И как не странно выбрала она его, хотя от неё в восторге была почти вся мужская часть их батальона. Но она осталась теперь там, в далёком и не доступном, видимо теперь мире. Потом, когда его выкинуло в Артуровской эпохе, благодаря заклинанию Мерлина и смешавшемуся с этим заклинанием портала, открытого другом Эллис, Николя, он познакомился совсем с необычной девушкой-автобусом, Эллис. А теперь вот у него была новая знакомая - египетская богиня-кошка Баст.
По пути к оазису они спасли закопанного в песке чернокожего парня. Как оказалось он один из сыновей короля Зулусов и всего Чёрного континента, отправившийся побродить в поисках приключении по просторам владений своего папы. Двадцатипятилетний великан, как, оказалось, неплохо ещё говорит и по-русски: - Мне ошен нравица говорит на ваш язык. Я учится когда-то в университет «Патрица Лулумба» в Москва.
По его словам его связали во время отдыха и закопали в песок, как раз двое тех субчиков, которые пытались схватить и кошку: -
Они обманули мэня. Они украли у мэня карту местносты, где ест стаят храм египитска багиня Баст, с пэрэвод заклинаниям, чтобы её ожывит. Они связыват мэня пока я спат и закапыват.
Звали парня Саед. Яков посмеялся над занятным совпадением – чего только в этой жизни не встретишь. Даже дракона, можно увидеть. Правда Якову пришлось его повидать пока только в мёртвом виде, и то это произошло по вине Мерлина, но всё ещё впереди.
Вот даже со Смертью успел уже полюбовничать. При воспоминании о смертельных объятиях, Якова аж передёрнуло.
Появление оазиса с резиденцией Салиха ничего хорошего не принесло. Буквально на границе песка и джунглей, они заметили небольшую группку вооружённых людей. Благодаря биноклю Яков ещё издалека понял - что «не всё в порядке в королевстве Датском».
К лошади одного из двух всадников присутствующих в этой группе была привязана черноволосая девушка. Явно её только что протащили по песку вслед за конём. Около неё склонился богато одетый мужчина, и что-то требовал от неё, сжимая её горло своим и руками. По следующему его жесту (он вытер своё лицо) и откинутой на песок беспомощной связанной девушке, Яков догадался, что та плюнула в лицо своему палачу. Дальше последовал удар ногой, в грудь лежащей у ног мучителя пленнице, и знак растянуть её между двумя лошадьми. Этого Яков уже стерпеть не мог. Так обращаться с беззащитным созданием. Он приказал Саеду прибавить газу, а сам, прицелившись в оптический прицел винтореза, стал поливать слуг палача смертельным свинцовым дождём. Мучитель девушки вскочил на коня, скинув предварительно с него седока, и ловко уворачиваясь от пуль спецназовца (как оказалось без колдовства здесь не обошлось), скрылся в зарослях оазиса. Когда шар приблизился к месту обстрела, на песке лежали только убитые спутники палач, и лежащая невдалеке от них, их связанная пленница. Яков слез по верёвке, спущенной с шара, и сразу бросился к тяжело дышащей девушке. Разрезав её путы, он приподнял ей голову и полил её потрескавшиеся губы водой. Девушка пришла в чувство и, открыв глаза, кивком головы и милой улыбкой поблагодарила его за спасение. Затем Саед поднял их обоих в корзину шара, и они отправились подальше от негостеприимного, оазиса.
Девушка оказалась самой обычной джинихой (Яков уже перестал удивляться своим необычным знакомствам с девушками, знать его такая судьба). Звали её Атьяф. Её мучителем был сам хозяин этого оазиса шейх Абдурахман аль-Салих. Из её рассказа Яков узнал, что раньше Аль-Салих был простым вором, помешанным на древних артефактах и завоевании всемирного могущества. Однажды ему попал в руки платиновый перстень с сапфиром, в котором была заточена всемогущая ифритка Лазим. В обмен на сверхчеловеческие способности и вечную молодость ифритка хотела забрать через полтысячи лет у Салиха его душу, чтобы стать, наконец, свободной и почти что человеком. Шейх долго не хотел подчиняться "самке", пусть и всемогущей, но властолюбие и богатые перспективы заставили его, скрипя зубами, принять условия Лазим.
И вот с помощью этой ифритки, Салиху удалось заманить к себе в оазис Атьяф. Они оба хотели воспользоваться её возможностями: одна, что бы увеличить свои силы, а второй, что бы та наделила его магией способной повелевать всеми природными стихиями, благодаря которым он надеялся завоевать весь мир.
Каких только он не придумывал изощрённых пыток, что бы вырвать из неё эту магию. Но девушка не сдавалась. И вот рассвирепев окончательно, от её несгибаемости, он приказал разорвать её лошадьми. Что самое обидное, девушка во всё время пленения, не могла применить против своих врагов ни капли магии. Скрученная по рукам и ногам заговорёнными Лазим верёвками, она была полность беззащитна.
- Жаль, что я не подстрелил этого ублюдка, - Яков стукнул со злостью по дну корзины, по окончанию рассказа Атьяф.
Но Салих как оказалось, не заставил себя долго ждать. Вскоре на горизонте показались четыре лёгких открытых геликоптера с винтами над палубой и с небольшими абордажными пушками на носу. Каждая машина несла на себе по семь вооружённых до зубов разбойников Салиха. Началась погоня. Атьяф пока ни чем не могла помочь своей магией. Слишком ослабла она от долгого плена. А Баст, дала понять, что она пока ещё тоже не восстановилась, после долгого памятникастояния в храме, так что на её магию тоже не надейтесь. Правда Саед, оказался мастером по манёврам и управлению воздушного шара, но скорость геликоптеров была гораздо быстрей. Они приближались всё ближе и ближе. Над головами засвистели пули. Враг метился не только в беглецов, но и в воздушный шар. Несколько ловких выстрелов из винтореза, скосили команду геликоптера, вырвавшегося вперёд остальных, и тот, оставшись без управления, рухнул в пески Сахары. На трёх других, бандиты, поняв какой, ловкий стрелок находится в корзине шара, попрятались за бортами аппаратов, и чуть приотстали. Дожидаясь когда изрешечённый пулями, шар окончательно рухнет на землю, тогда-то они и схватят дерзких беглецов. Ждать оказалось не долго, буквально минут через пять корзина зацепилась за очередной бархан и все пассажиры посыпались из неё на песок как горох. Из опустившихся чуть в стороне геликоптеров высыпала толпа бандитов и вступила в бой с укрывшимися за барханом беглецами. Вооружённые – Яков винторезом, а Саед револьвером, могли бы так долго сдерживать атаку врага, благо патроны позволяли, но они не учли хитрость Салиха и магию ифритки Лазим. Раздавшийся сбоку от спецназовца взрыв, метнувшей в него огненный шар Лазим, отшвырнул его в сторону от его друзей. Острая боль пронзила его левый глаз, и он почувствовал как по его щеке потекла струйка горячей крови, глаз перестал видеть. Но это ещё было не всё, выскочивший из ниоткуда Салих с кривой саблей, подскочил, ко всё ещё оглушённому взрывом, сидящему на песке спецназовцу и взмахнув ею рубанул по голове раненого Якова. Тот в последний момент успел прикрыть свою голову левой рукой, и рубящий удар пришёлся как раз по ней. Отрубленная кисть отлетела в сторону, орошая белый песок красными каплями крови. Взмах кривого клинка, и следующий удар, уж точно должен был добить и без того уже израненного солдата, но шипящее разгневанное существо, набросилось на бандита и, ударом по лицу острыми как кинжалы когтями отогнала того от своей жертвы, прикрыв собой почти потерявшего сознания Якова. Кошка гневно смотрела на пятившегося от неё и перетрусившего Салиха с глубокими кровоточащими порезами от её когтей у него на лице.
«Мерзкий скользкий червяк, как ты посмел напасть на моего друга» - раздался в голове у Салиха гневный голос богини.
Пока Баст защищала Якова от Салиха. За её спиной возле лежащего на песке и истекающего кровью спецназовца образовалась из чёрного дыма чернокожая девушка. Нагнувшись над ним и хищно улыбнувшись ему клыкастой белозубой улыбкой, она прислонила к его груди свою ладонь, и зловещи прошептала: - Знаешшшь кто я? Я твоя повелительница. Теперь твоя душа, моя.
Яков почувствовал, как остатки сил стали оставлять его и последнее, что он услышал, это были крик Атьяф: - Лазим не смей трогать моего друга….
То, что было дальше, он помнил небольшими вспышками сознания, да и то только одни голоса…
…Профессор вы можете вернуть его к жизни? – раздался отчаянный голос Атьяф.
- Дорогая моя, - раздался в ответ мужской растерянный голос, - я механик, но ни как не хирург. Руку и глаз я ему сделаю, но вот душевную рану…
…Кто может нам помочь, - опять услышал он голосок Атьяф, - Ну думай, Бас!
- Нуу, - услышал он, наконец, певучий и чуть тягучий голосок египетской богини, - я думаю, нам стоит попросить помощи у Мерлина. Он мастер в таких делах…
…Колдун если ты не поможешь ему вернуть его душу, - услышал Яков на этот раз, рычащий и разгневанный голос Баст, - Я тебе выцарапаю своими коготками глаза и сдеру с тебя кожу живьём.
- Я разве что-то имею против, - раздался в ответ чуть вздрогнувший, знакомый мужской голос, - Я постараюсь спасти его, но для этого придётся призвать Смерть…
«Это прям сказка, про муравья и блоху уже, получается» - усмехнулся своим воспоминаниям Яков.
…Я согласна на сделку, - услышал он голос смертоносной красотки, - но после этого Мерлин наш договор с тобой расторгается. И дальше каждый шагает сам по себе.
- Я согласен, - со вздохом ответил колдун, - только дай мне точные координаты, куда открывать портал, что бы я опять парня не забросил к чёрту на кулички. Хотя… Видимо его такая была судьба попасть в это измерение…

Диалог закончился и дальнейшие воспоминания начинались с того момента как он оказался в вертикальном тоннеле на небольшой площадке: - Ну, дальше мы уже видели, можно не крутить.
После этой фразы его выплюнуло на улице перед двухэтажным жёлтым домом, с право от дверей на стене висела табличка: «Психиатрическая лечебница №:6».
«Вот вопрос – почему если психушка, то сразу жёлтая?» - Яков протянул руку к дверной ручке и попытался открыть входную дверь…
И тут он с ужасом обнаружил, что его рука свободно прошла сквозь деревянную дверь, и исчезла где-то внутри здания…



Продолжение приключений Якова в посте Дарьи_Сталь
__________________
Знаток поэзии, ценитель красоты,
И взгляд его пронзителен и ясен,
И наготове комплименты и цветы,
Не поддавайтесь дамы, он опасен…

Последний раз редактировалось CoollStalker; 26.12.2010 в 11:19.
  #59  
Старый 26.12.2010, 12:16
Аватар для Mr. Edvards, esc.
Король Мира Фантастики 2011
Король Мира Фантастики
 
Регистрация: 01.09.2010
Сообщений: 93
Репутация: 68 [+/-]
Скрытый текст - We all live in the Yellow Submarine!:

Знаете, жизнь вообще-то прекрасная и удивительная штука. Вот этот розовый … красный… оранжевый зайчик на синем баобабе вам подтвердит, когда слезет. Мы с ним сидели, хрумкали попкорном и играли за маленького человечка - он и по лабиринту бегал, где снежок, и собирал грибочки-яблочки, получал очки опыта, и уворачивался от огнеметов, и убегал от вампиров и еще много чего. А потом зайчики меня щекотать начали, я так смеялся, что аж волосы дыбом встали.
Скрытый текст - Белая рубашка:


А еще прикольно, когда голоса. Одни говорят, другие их перебивают, а потом они мирятся и поют хором, но почему-то все больше ирландские матерные частушки. О, новый голос подключился! После него обычно зайчики цвета меняют. А один раз вообще в рыбок превратились и по небу полетели, вслед за крокодилами.

«- Номер 1023, детоксикация. По ускоренному варианту. Подготовьте маску и форму номер один.
- Вы уверены, доктор Гопкинс? Все же, с точки зрения безопасности, не стоит приводить его в сознание.
- Не-е-ет, не-е-ет! Заткнитесь, и делайте, как я сказал!»


Странно, зайчики мутнеют. Устали, наверно. Один белый остался, здоровенный, животина. Вокруг меня на задних лапках прыгает, надо с ним поиграть, но вставать та-а-ак ле-е-ень…
Хмм… Синие шторы. Яркий свет с потолка. Не могу двигаться. Рядом кто-то есть. Странно, обзор так ограничен… Где я? И кто такой я?
- Мистер Эдвардс, вы слышите меня? – а вот и мой зайчик, беленький, халатик накрахмаленный, ути-пуси… И одной загадкой меньше. - По решению суда вы приговариваетесь к лоботомии и химической стерилизации. Эдвардс, ответьте!
- А откуда мне знать, что вы мне не снитесь? Я же вас не вижу… не вижу… почти вижу… Теперь вижу! Так и стойте. Нет, руку можно опустить. Знаете, доктор… Гопкинс, так? Самонаблюдение, в первом приближении, начинает когнитивный комплекс, что лишний раз подтверждает правоту Фрейда. Да-да, не удивляйтесь, я согласен с ним. А то, что вы сейчас испытываете, называется когнитивным диссонансом и поддается коррекции, поверьте.
- Браво, Эдвардс, вы создали себе отличную маску! Я вами почти горжусь! Идея с невменяемостью, конечно, сложна в исполнении как симфония, слишком много бездарей этим заняты, так что конкуренция велика…
- А вы, доктор Гопикнс, к какой категории вы относите себя? Я вот считаю, что вы просто схватили халат раньше меня. У вас-то нет маски, правда, старина? Вы-то никому не интересны, от этого ночей не спите, док, и с удовольствием поменялись бы со мной местами. Читал, знаете ли, вашу последнюю работу, «Коллективный аутизм: предпосылки и развитие». Гопкинс, ты сам-то понял, что написал? Больше всего смахивает на шизофазию, знаешь ли. Ты бы не палился, что ли…
Он то краснел, то бледнел, лицо пошло морщинами, как резиновая маска Джонни Инглунда-Крюгера. Когда удалось худо-бедно оглядеться, я понял, что мы уже в операционной. Здоровенный оцинкованный ( а не рановато ли?) стол, зайчишки-медсестришки звенят стекляшками, в углу подкатной столик, прикрытый дырявым полотенцем. А какой под этим полотенцем рельеф! Закачаешься! Только что циркулярной пилы для разделки туш не заметно, а пилы для отделения кости от мяса есть, и много. В одной из дыр блестит кривая ухмылка скальпеля. Скальпель… резать… Нож… Мясник! Венди! Девочка моя, что они с тобой сделали? Венди…


Скрытый текст - Смерть и дева:
Записка пришла накануне. Кретины в отделе корреспонденции посчитали ее за глупую шутку, в итоге сегодня срочный вызов. Мэнор-парк. На месте уже работают коллеги из Скотленд-Ярда. Загвоздка в том, что двери дома, двери комнаты и окна заперты изнутри, а в уцелевших зубах жертвы зажата моя визитная карточка. Мясник чертовски остроумен.

Хочется курить. Когда я вхожу в холл, какой-то салага-полисмен как раз блюет в углу. Остальные с вытянутыми зелеными лицами мнутся рядом. Они ничего не могут сказать – только указывают на полуоткрытую дверь в дальнем конце прихожей. Оттуда явственно тянет сквозняком и чем-то, заставляющим вспомнить практикум в анатомичке.

Знаете, что в человеческом теле почти двенадцать метров кишок? Как раз хватает украсить комнату. Эти «гирлянды» нависают над столиком, сервированным на четыре персоны. Но занято только одно место. В полумраке видно только общие очертания тела. Чтобы проверить место на предмет эфирных воздействий свет зажигать не нужно.
*Общий фон нейтрально-положительный, хозяйка была веселой и энергичной девушкой, жила легко и без драм. Уродливый черный гриб – эманации страданий возле стола. Есть. В самом центре «гриба» наскоро заштопанное нутро относительно свежего портала.
«Туда-сюда-обратно», активируется трилистником, не оставляет следов. Почему? Да потому что этим способом перемещения пользуется каждый второй житель Той Стороны. Искать иголку в стоге сена куда более перспективное и продуктивное занятие. Но кое-что сделать можно, запросить у иблисов-привратников, кто продает «Туда-сюда» на сторону, на Эту сторону. Какая-никакая ниточка.*

Кого ты хочешь обмануть? Просто оттягиваешь момент, когда загорится свет. Бредовая мысль – снова увидеть мертвое, искаженное страданием, изуродованное лицо Элси…
Шорох прозвучал в тишине комнаты как выстрел.
- Выходи с поднятыми руками, мать твою ..! - клянусь, до сих пор не понимаю, как не выстрелил в ту же секунду.
Девчонка. Рыжая, в черной одежде, со здоровенной фотокамерой на боку. Симпатичная, пожалуй. Как она здесь оказалась? Куда смотрят эти полицейские дубины?!
- Что ты тут забыла, юная леди?
- Я…я..?
- Нет, Ее богоспасаемое Величество! Какого черта ты сюда залезла? Не хватает острых ощущений?
- Я… Мистер полицейский, я просто хотела сделать несколько снимков…
- … и продать в желтые газетенки?
- Нет, я… Понимаете, я изучаю смерть. Меня привлекает эстетика небытия, тайна смерти… А маньяк, который это делает... Про него говорят, что он своего рода художник!

Сливайте воду, приехали. Еще немного, и у Мясника появятся поклонницы! Будут сами приходить к нему на разделочный стол, раздеваться и просить "сделать красиво".

- Во-первых, я не полицейский. Я из специального подразделения одной очень серьезной конторы, а зовут меня Эдвард Эдвардс. А во-вторых... - я потрепал её лохматую макушку. - Поверь, в смерти ничего красивого нет. Только вонь, грязь и кишки.

- Венди Уильямс, очень приятно... А понятия красоты у каждого свои! Зажравшемуся обществу потребления непонятны тёмные романтики, которые...

Да, пожалуй, от нее так просто не отвяжешься. Что ж, глупость можно выбить только крепким шоком. Это будет жестокий урок, но необходимый.

- Хорошо, юная леди, будет тебе эстетика. Будешь хлебать эту эстетику ситечком. Но не говори, что я тебя не предупреждал, - сказал я и щелкнул выключателем.
Все было даже хуже, чем можно было предположить по запаху. От одного взгляда на безумное чаепитие Венди переменилась в лице и сползла по стенке, оборвав занавеску. Я еле успел подхватить рыжую на руки, чувствуя себя персонажем какой-то дешевой мелодрамы.

Чёрт подери, и что мне теперь с ней делать? Сдать полиции - еще упекут за решетку, чего доброго...
За дверью затопали. Я узнал голоса – отдел направил Толстого Лэнни в качестве фотографа и Ингмара Джонса, патологоанатома. Вот некстати.
- Привет, парни! Я закончил, отчет пришлю вечером. Есть следы воздействия контрабандных артефактов.
- А это…
- Это моя эээ… кузина, напросилась помочь с эфирными следами… Никогда, знаете, раньше не работала на свежем убийстве, устала очень. Да, я в курсе, что не положено, но надо где-то учиться молодому поколению? Ну, мы пошли!

Куда теперь? Я не знаю, где она живет. Не долго думая, взял такси – домой, домой… Любительница эстетики смерти беззаботно посапывала у меня на коленях всю дорогу.
А потом… Мммм… Потом она что-то сделала с моей жизнью, и нам было хорошо. А потом еще. И еще. Пока, разгадав очередную записку Мясника, я не нашел свою девочку в снятом неизвестно кем доме, в ванне, полной крови.


Скрытый текст - Скажем "нет" мозгоедству!:
- О, какой набор начинающего мясника... Или Мясника?! И что из этого имеет отношение к психиатрии, док? Вы патологоанатом по призванию, Гопкинс, а не лекарь душ человеческих.
- Мистер Эдвардс, в конце концов, это Вы здесь и в смирительной рубашке, и смотрите на меня через прорези в маске. А Я – ваш царь и бог и сейчас докажу это…
- А вот маска была лишним, Гопкинс. Или хочешь взглянуть на себя со стороны? – отлично, он достал шприц. – И как, нравится?
- Даже не представляете, как! В моей душе играет музыка небесных сфер! Прощайте, Эдвардс, привет, овощ…
Он расслабился и забылся. Дальше дело техники, тело само вспомнило что-то, чего вроде не должно было даже знать. Ударить лбом в корпус – шприц втыкается в бедро Гопкинса, доктор падает навзничь, задевая поршнем край носилок. Что за компот он мне приготовил, интересно знать? Теперь валяется, закатив глаза, изо рта течет – даун дауном. Зайчики уже бегут ко мне и истошно верещат. Давайте-давайте! Ремни на руках лопаются, сдирая кожу, хватаю первую же медсестричку и швыряю в толпу остальных. Как весело, куча халатиков копошится под разбитым шкафом. С пряжками возиться некогда, рву остальные ремни, один за другим – за стеклянной дверью видны силуэты противников посерьезней.
Маска? Да черт с ней! Так даже страшней. Не глядя, хватаю какой-то скальпель со столика, закидываю тело Гопкинса на каталку и придаю ей ускорение в сторону двери. Несколько секунд наслаждаюсь видом санитаров, которые разряжают шокеры в свое начальство, подбираю шприцы, потерянные медсестричками. Те, кстати, тоже уже оклемались и наступают правильным полукругом.
Женщин бить как-то неудобно, так что играю с ним в дартс их же лекарством. Тетки опадают, как озимые. А вот и придворная кавалерия подоспела. Санитары с одинаковыми мордами, которые дружно просят кирпича, собираются задавить живым весом. Обойдетесь! Скальпель тут поможет, как зубочистка от бешеного носорога. А вот пила – другое дело… Правильно я маску не снял, психическая атака действует даже на санитаров в психушке. Представьте маньяка в хоккейной маске и с работающей пилой по кости!
Это дало драгоценные секунды преимущества, и я атаковал. Тех, которые ломанулись назад, вырубил быстрыми ударами в основание черепа. Погудел пилой, подобрал шокер и разрядил в то место, где должны была быть шея, третьему, особенно здоровенному. Стало тесно от тел на полу, отступил. Черт подери, дверь блокирована, но хоть не открывается… Прости, Венди, я сделал все, что мог. Спасибо тебе за все и прости, что не успел…
В форточку влетело взъерошенное НЕЧТО с белой штуковиной, наподобие бороды рождественского деда на лице и, вытаращив глаза, завопило что-то неразборчивое. Чуть не метнул скальпель… Через секунду не поверил своим глазам:
— Венди? Живая! Он тебя не убил, девочка!
— Эд?
В этот момент, сжимая в объятьях ее дрожащее тело, я почти поверил, что у нас все получится. Нам было плевать на все и на всех – на черта, на бога, на санитаров, на то, что вот-вот рухнет дверь и даже на то, что маску я так и не успел снять… Венди, милая. Ты больше никогда не будешь страдать.
— Нам надо уходить. Я знаю укромное местечко… - честно говоря, я не был уверен, что Контора еще не знает про загородный домик моей бабушки под Эдинбургом, но других вариантов не видел.
— Погоди. Надо уходить, но не только из больницы. Это все вокруг - ненастоящее! Это глюк! Оно слишком обычное, потому что фальшивка! Нам нужно вернуться в наш безумный мир и найти путь домой.
А вот это уже похоже на правду. Значит, не все были не видениями под галоперидолом, вроде зайчиков… Кстати, о зайчиках.
— Вот этот заяц — магический артефакт? Я так понимаю, их нужно соединить с моим… - не случайно же тут стрелки не хватает. Хотелось бы верить. - Будь что будет…
Сработало.
Пейзаж за окном померк, а на его месте появились незнакомые звёзды, промелькнул лабиринт с высоты птичьего полёта, кухня с парочкой знакомых личностей, зеленый мир, студия с софитами… Мы взобрались на подоконник и распахнули окно.
За дверью оклемавшийся Гопкинс уже руководил штурмом двери.
- Откройте, именем психиатрии! – за дверью слышались мощные удары.
Венди потерлась щекой о мою руку:
— А если мы ошибаемся — мы разобьёмся в лепёшку? Не жалеешь?
— О том, что умру не кастрированным идиотом? Да, этого мне точно будет не хватать!
Дверь в операционную рухнула.
— Прощай, жестокий недо-мир! — крикнула Венди, и мы, взявшись за руки, шагнули в окно.

__________________
На мне Метка Гедэ. А вы верите в вуду?

Недостаточно написать "Счастливого пути, водитель!". Надо еще и разобрать впереди дорогу с мостом.
  #60  
Старый 26.12.2010, 12:20
Аватар для Wendy Wicca
Чокнутый трикстер
Победитель Литературной ВикториныКоролева Мира Фантастики
 
Регистрация: 16.08.2010
Сообщений: 1,981
Репутация: 1369 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Wendy Wicca
Скрытый текст - День 1. Факир был пьян и фокус не удался:
— Пост-травматический психоз. — сказал первый доктор. — И начальная стадия шизофрении.
— При поступлении участковый поставил ей «сотрясение мозга».
— Участковые врачи всегда лгут.
Я поёрзала в кресле и улыбнулась первому доктору. На его бэйджике красовалась надпись MD Home. У второго — MD Hopkins.
Скрытый текст - Доктора:


— Итак, Уильямс, — Хоум иронически скривился, — расскажи-ка нам, как ты сюда попала.
Хоть кому-то интересно! Я была почти рада.

— Ну, сперва меня убил Маньяк… Я стала призраком, угодила на тот свет, и меня отправили в Чистилище… Я там вмуровала Маньяка в лёд. А потом мне подарили собственный мир, я стала энткой и надрала задницу дракону… Ну а сейчас я знаете кто? – я ухмыльнулась в их вытянутые морды. — Дриада-призрак! Хотите посмотреть, что я умею?

Соскочив с неудобного кресла, я с наслаждением размялась.
— Я хожу сквозь стены, становлюсь невидимой… Хоп! — я закрыла глаза ладонями и, хихикая, зашла за спины докторам. Правда, они продолжали следить за мной взглядом — наверное, смех выдал...

— Ещё я повелеваю растениями! Вот ваша пальма – она подчиняется мне! — Я схватила горшок с пальмой. Подданная оказалась тяжеловата, и вместо красивого полёта на листьях, как я задумала, рухнула на стол доктора Хоума. Горшок с землёй разбился и ствол обрушился на голову коротышки.
— Санитары! — не своим голосом взвыл Хоум, ища тревожную кнопку под грудой земли. А Гопкинс взглянул на меня с интересом — как на редкое насекомое, которое можно назвать его именем.

— А ещё я со временем научусь летать! — Я вскочила на стол, топча ногами груду земли и окончательно погребая кнопку Хоума. — Может, время как раз пришло?
Раскачавшись на потолочном вентиляторе, я прыгнула в окно. Сейчас выбью стекло и улечу из больницы — вот бы они удивились! Увы, хитрый Гопкинс оказался быстрее: в прыжке он перехватил меня и повалил на кушетку, выкрутив руки.

Тем временем доктор-коротышка, наконец, нашёл свою кнопку и в кабинет ворвались санитары. Меня засунули в смирилку и в два счёта связали рукава за спиной. Затем всадили в запястье целый шприц какой-то дури — от неё закружилась голова и потемнело в глазах.
Последнее, что помню — Гопкинс засекает время на часах. А дальше я провалилась в сон…

Скрытый текст - Ночь. Эстетика Смерти:
Часы показывали без четверти полночь. Я подлезла под жёлтую линию с надписью «Police line – do not cross» и незаметно скользнула в тёмное окно. Ещё шаг – и я у цели.
На той неделе мы с ребятами заключили пари — кто больше снимет мертвецов, преступлений, и прочей гадости нашего мира. Кто-то устроился санитаром в морг, кто-то ездил снимать святые мощи. Но меня не переплюнет никто. Я перехватила частоту полицейской рации и подслушала, где произошло новое преступление Маньяка! Художника смерти, извращенца-виртуоза. Это будут лучшие фотографии в моей жизни!

В дверях раздались шаги, и мне пришлось юркнуть за занавеску. В полутёмную комнату вошёл симпатичный молодой блондин с седой прядью. Огляделся, как мне показалось, даже принюхался…
Клянусь, я ничем себя не выдала — но внезапно он развернулся в мою сторону с пистолетом и рявкнул: — Выходи с поднятыми руками, мать твою! — Я рванулась к выходу, но блондин поймал меня за локоть и развернул лицом к себе.
Чёрт, а ведь он и правда симпатичный, даже если меня сейчас пристрелит…
— Что ты тут забыла, юная леди? Не хватает острых ощущений?
— Я… Мистер полицейский, я просто хотела сделать несколько снимков…
— … и продать в желтые газетенки?
— Нет, я… Понимаете, я изучаю смерть. Меня привлекает эстетика небытия, тайна смерти… А маньяк, который это делает... Про него говорят, что он своего рода художник!

На лице блондина появилось странное выражение, как будто я с размаху наступила ему на больную мозоль.
— Во-первых, я не полицейский. Я из специального подразделения одной очень серьезной конторы, и зовут меня Эдвард Эдвардс. — Мистер наконец отцепился от моего плеча и потрепал по голове, как котёнка. — А во-вторых... Поверь, детка, в смерти ничего красивого нет. Только вонь, грязь и кишки.
О-о, да вы, мистер, прямо как моя бабушка… «Как ты можешь такое слушать», «как ты можешь такое носить…»
— Венди Уильямс, очень приятно... — я сделала книксен. — А понятия красоты у каждого свои! Зажравшемуся обществу потребления непонятны тёмные романтики, которые...
— Хорошо, юная леди, будет тебе эстетика, — перебил меня Эдвардс. — Будешь хлебать эту эстетику ситечком. Но не говори, что я тебя не предупреждал!
Вот! Наконец-то он меня понял! Я с нетерпением сжала фотоаппарат, пока он искал выключатель...

...Вонь. Грязь. Кишки. Двадцать метров кишок. Мёртвые неподвижные глаза, глядящие на меня. Из разных углов комнаты.
Наверное, меня тогда стошнило, но я этого не помню. Я просто закрыла глаза и сползла по стенке. Обморок — не такая уж и плохая штука…

Скрытый текст - День 2. Добро пожаловать в реальный мир, мисс Уильямс!:

Скрытый текст - :


Кошмар прервался на самом интересном месте — я очнулась в больнице.
Села на кровати, поудобнее устраиваясь в смирилке. В палате, кроме меня, были толстуха, обнимающая плюшевого зайца, и хитро зыркающая бабулька. Ни великанов, ни драконов. Под кроватью нет скелета предшественницы. В окне не мрачный замок, а серый осенний сквер. Всё было подозрительно… обыденно!

— Что за дурдом! Где же чудеса и приключения?
О Дьявол! До нее дошло, слышал, Амурчик?
Венди, дорогая, это и есть дурдом... Мы больше не в Чистилище.
Забыл добавить: «ваш К. О.».

Мне эти намёки категорически не понравились.
— Я что, больше не призрак, не энтка, не дриада? Здесь нет маньяка, лабиринта…

Маньяк есть, но в этой ветви реальности — он тебя только изнасиловал и порезал. А ты от стыда и страха сошла с ума и лежишь в дурдоме.

— Попался! Дыра в твоей логике! Почему тогда существуете вы двое?

Ангел устало вздохнул.
Потому что в этом мире ты страдаешь раздвоением личности…
*Кх-кхм!*
Растроением. Ты можешь нас слышать лишь как части собственной души…
Зря стараешься. Дурочка чокнулась окончательно.
Давай, детка, полетаем из окна!
Прекрати! Она же сейчас может и поддаться!
О, Дьявол! Ангел учит беса его работе…

Я не позволю погубить эту невинную душу самоубийством!
Ты такой падкий на троллинг, Даниэльчик. Просто няшка!
Стрельни в меня стрелой, Амур, я почти влюблён в тебя…


— Заткнулись, флудеры! Я админ в этом чате!!! — рявкнула я во весь голос, так что стёкла задрожали. Соседи по палате посмотрели на меня, как на психа. Вы не представляете, каково это — когда психи смотрят на тебя, как на более сумасшедшую.

— Итак, я застряла в «ветке реальности». И чем это плохо?
Это иллюзия, не настоящий мир. Здесь, тебя до конца жизни будут держать в психушке. А Эдвардсу будет ещё хуже… Его обвинили в нападении на тебя, и считают Маньяком.
— Кому-кому? А, так это же красавчик из моего сна!
Не из «сна», а из флэшбека, вообще-то… Наш долг – выбраться отсюда и вытащить его.
— Ну, это я раз плюнуть… — Я вскочила с постели и подошла к дверям. — Сейчас эта дверь отведёт нас прямо к Эдвардсу!
Ой, что щас будет… Где мой попкорн?
Раскачиваясь на мысках, я запела:
Дверь открой - и выйдешь прочь
Дверь открой - и впустишь ночь
Всё соединяет дверь,
что из двух сторон.

Ты и я - две стороны
У невидимой стены.
Между нами только дверь,
шаг - и вышла вон!
Зажмурившись, я шагнула в проём… и приложилась лбом о дверь, которая и не думала превратиться в портал к Эдвардсу!
Бабка и толстуха смотрели на меня с диагнозом в глазах.
Восхитительно. Я чуть не расплакался!
Тебе надо продавать билеты на это, детка.

Венди, дорогая… Магия здесь тоже не действует.


Скрытый текст - Ночь. Мёртвые и живые:
Клетчатый плед, который Эд накинул мне на плечи, и горячий грог немного привели меня в чувство. О Маньяке мы больше не говорили — нам и без того хватало общих тем... Эдди оказался знатоком кельтского фольклора, и всю ночь развлекал меня рассказами своей родины. Дурнота давно прошла, но уходить не хотелось - я почти таяла в его присутствии, и он, кажется, это замечал - но пока не реагировал...

— А вот это что за замок? - я ткнула пальцем в одну из фотографий на стене.
— Замок Огилви. С ним связана одна тёмная история. Если хочешь, расскажу. По глазам вижу, что ты такие любишь, мисс Эстетика Смерти. — Он добродушно улыбнулся.

Я села поближе и осторожно подпихнула его коленкой. Да положи ты уже руку на колено, болван! Не догадывается...
Скрытый текст - :


Чувствуя себя полной дурой, я продекламировала, закрыв глаза:
Скрытый текст - Старый замок:
Я — древний замок, я — старик.
Сто поколений повидал.
И славный род меня воздвиг,
И славный — сокрушал.

Я был когда-то штурмом взят,
И в пропасть рушились мосты —
Но даже пламенем обьят,
Был полон суеты.

И кровь лилась, лилось вино,
И смерти крик, и страсти крик...
Всё это кончилось давно,
Я — брошенный старик.

Я словно высохший скелет,
В глазницах окон — ветра стон...
В своей могиле, сотни лет
В забвенье погружён...



— Отличные стихи! — удивился Эдвард. — Бёрнс?
— Уильямс! — я показала язык. — Экспромт на тему...
Он покачал головой и впервые в его взгляде пропала снисходительность, появилось... уважение? Интерес?
— Ты полна сюрпризов, Венди.
— Ещё как! — выпалила я и поцеловала его. В губы.

Эд не отшатнулся, ответил на поцелуй, даже слегка приобнял. Но даже на верху блаженства я чувствовала между нами стену, которая не позволяет ему ответить как следует… Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я оторвалась от него и посмотрела в глаза.
— Сколько тебе лет, девочка? — он спросил с безобидной усмешкой, но я вспыхнула как морковка.
— Столько не живут! — отрезала я. — Достаточно, чтобы влюбиться — значит, в самый раз! — Я с досадой вырвалась из его рук и уставилась в пустоту.
И тут я заметила Её. На столике стояла фотография девушки едва ли старше меня. В подвенечном платье и перечёркнутая траурной ленточкой.
Вот так «повезло» тебе, рыжая... Влюбилась в безутешного вдовца, который годами тоскует по покойнице...

— Это всё она, да? Ты до сих пор любишь только её? Что, является во снах и умоляет не забывать?
— Дело не только в Элси. Со мной опасно связываться, детка. Меня окружает смерть, а люди, к которым я привязываюсь, имеют нехорошую тенденцию умирать быстро и болезненно. Так было с ней, и я не хочу...
— Я — не она, — перебила я. — Она мёртвая, а я живая... Мне наплевать, что у тебя было прежде — я живу сейчас...

Ладонью я толкнула Эда в грудь, опрокидывая на спину, вспрыгнула на него верхом и придавила к кровати. Мужчина не сопротивлялся, лишь удивлённо покачал головой, ошеломлённый ходом событий.

— Я — маньячка! Сейчас я тебя изнасилую... и съем! — я наклонилась и клацнула зубами перед носом Эдди, безумно ухмыляясь. И тут он впервые на моей памяти расхохотался, да так, что я невольно начала подпрыгивать у него на животе! Из его глаз окончательно пропала Элси Маккаммон, там поселилась Венди Уильямс.

— Иди ко мне... маньячка! — Он обнял меня за плечи и повалил рядом с собой...

***

... Домой я возвращалась уже затемно. Был морозный ноябрьский вечер, в Лондоне наконец-то пошёл снег. Но мне было не холодно — я пылала, довольная, как удав. Потому что, хотите верьте, хотите нет — а это был мой первый раз.
Надо поспешить, пока предки ничего не заподозрили... Я буквально вбежала в парадную, когда двери лифта уже закрывались.
— Подождите-подождите! — крикнула я и с разбегу впрыгнула в уходящий лифт. — Шестнадцатый...


Скрытый текст - День 3. Как конфетку у ребёнка:
Когда рубашку сняли, на руках остались красные следы от ремней. Чтобы убедиться в этом, мне пришлось целый день не чудить. Далось нелегко, но кажется, доктор Хоум поверил.
— Вот видите, сэр! Я совершенно выздоровела, — очаровательно улыбнулась я.
— Все психи обманывают врачей, Уильямс. Ты — не исключение. — Хоум поводил у меня перед глазами молоточком и скорчил ироническую моську. — Если я сказал «шизофрения», значит, она и есть!
Он вышел за дверь, я тут же прильнула к ней ухом — и была вознаграждена за терпение...

— Маленькая мисси не спрашивала о моем пациенте? – это был доктор Гопкинс.
— Делает вид, что всё забыла. Типичная симуляция нормальности шизофреничкой.
— Я тебе завидую. Интереснейшая пациентка!
— Твой кадр не хуже. Где он теперь?
— В западном крыле, за полицейским кордоном. Сидит в рубашечке и масочке, бредит о зайчиках и несет милую чушь о своей невиновности. Но по глазам видно: сам не верит. Ничего, через часик он у меня запоёт ангельским фальцетом Фаринелли…

— Отлично! — прошептала я. — Теперь я пойду в это крыло…
…и скажу: «Дяденьки полицейские, отпустите моего убийцу!»
«Нет-нет, я уже не сумасшедшая!»

Без магии — ты ему не поможешь. Нам нужен Артефакт, раньше это были часы… Поищи, он не мог оказаться далеко!

Обшарив палату, я не обнаружила в ней и следа часов. Но словно в издевательство, меня преследовало назойливое тиканье! Я пошла на звук, и он привёл меня к кровати толстухи-идиотки, пускающей слюни на плюшевого зайца. А в пузо этого зайца были встроены…
О, Дьявол! Отобрать конфетку у ребёнка –
вот дело для настоящего героя!

Я попыталась осторожно вытянуть зайца, но тётка всё-таки проснулась.
— Мама! Плохие дети обижают! — взвыла великанша, вскакивая во весь рост. Только сейчас я поняла, какая она здоровенная - сумо занималась, наверное... Не успела я и пикнуть, как меня схватили и швырнули о стену. Я медленно стекла на пол, шипя от боли и осознавая, что сейчас меня будут месить пудовыми кулачищами…

Бабулька с хитрецой наблюдала за нами. И тут меня осенило.
— Ты вОда! — крикнула я толстухе, и швырнула зайца через всю палату бабке. Та мигом поняла игру и в прыжке поймала грызуна. Идиотка рванулась к ней, сметая всё на своём пути, а я взобралась на подоконник. Когда вОда была уже близко, пенсионерка перекинула зайца мне.
— Всего хорошего, дамы! — я сделала книксен и выскочила на карниз, захлопнув окно под носом у психов.
Снаружи было холодно и промозгло. Завывал осенний ветер, метал брызги мокрого снега, пропитывая мою и без того не шибко-то тёплую ночнушку… В миллиметре от моих босых ног начиналась бездна.
Хм. Если ты сейчас сорвёшься –
это засчитают за самоубийство?
Я буду рад видеть тебя у нас в аду.

— Помалкивай, балласт, — прошипела я сквозь зубы, прижимаясь спиной к холодной стене. Стрелка часов вела меня, как компас. Приставным шагом, вправо. Ещё шаг. Ещё. Свериться с часами — теперь они указывают … вниз! Зажав зайца в зубы, чокнутое привидение заскользило по водосточной трубе. Руки онемели от холода… если не разобьюсь — умру от воспаления лёгких!
Наконец, я нырнула в форточку и …. остолбенела.

Посреди комнаты стоял Маньяк. Вернее, нечто среднее между Джейсоном и Кейси Джонсом: в маске хоккейного вратаря, со скальпелем в руке, голый по пояс. Судя по всему, это была операционная, и тут собирались много оперировать — повсюду валялись тела под наркозом.
От страха я схватила первое, что подвернулось под руку — стойку от лампы. И, не выпуская зайца из зубов, прокричала:
— У меня есть… магический заяц! И я не побоюсь им воспользоваться! — Получилось немного невнятно, но угрожающе.

«Джейсон» замер на мгновение, а затем опустил оружие и бросился ко мне.
— Венди? Живая! Он тебя не убил, девочка!
— Эд? — Я не поверила бы ушам… но глазам пришлось поверить! Это было его тело, его светлые волосы, а из прорезей маски смотрели знакомые глаза с ироничной искоркой. Не помня себя от радости, я бросилась ему на шею, и мы начали целоваться прямо сквозь прорезь для рта. Никогда не пробовали? Попробуйте, оно того стоит. Главная проблема – не застрять!

— Нам надо уходить. Я знаю укромное местечко…
— Погоди. Надо уходить, но не только из больницы. Это все вокруг — я развела руками, — ненастоящее! Это глюк! Оно слишком обычное, потому что фальшивка! Нам нужно вернуться в наш безумный мир и найти путь домой.
Эдди, за что я его ценю, соображал быстро.
— Вот этот заяц — магический артефакт? Я так понимаю, нужно соединить с моим… — Блондин принял у меня зайца, немного покопался с ним, и наконец присобачил свой скальпель на место недостающей стрелки.
— Будь что будет, — прошептал он и сдвинул стрелки вместе.
Пейзаж за окном померк, засияли незнакомые звёзды... промелькнул лабиринт под снегом, мой зелёный мир, студия с софитами… Мы взобрались на подоконник и распахнули окно.

— Именем психиатрии, откройте! — сзади уже ломали дверь.
— Если я ошиблась — мы разобьёмся в лепёшку. — вздохнула я. — Не жалеешь?
— О том, что умру не кастрированным идиотом? — он рассмеялся. — Да, этого мне точно будет не хватать!
Дверь в операционную рухнула.
— Прощай, жестокий недо-мир! — крикнула я, и мы, взявшись за руки, шагнули в окно.

__________________

Снова поет под моим окном Осень - рыжая бестия,
Я выхожу в порог в халате - она танцует в ярких шелках.
Я не готов принимать Вас, Леди - для меня Ваш визит, как бедствие.
А она, смеясь, шагает ко мне и отраву несет в руках.

Последний раз редактировалось Wendy Wicca; 26.12.2010 в 20:34.
 

Метки
конкурс, король и королева

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 12:26. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd.