Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов > Общие темы > Творчество > Творческий архив

Важная информация

Творческий архив Завершённые конкурсы, и другие исторически значимые темы.

 
 
Опции темы
  #1  
Старый 22.01.2006, 02:44
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,037
Репутация: 612 [+/-]
Восклицание Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив 2)

Тема для публикации и оценки произведений посетителей форума.

Авторам.

1. Текст произведения необходимо скрывать тэгом спойлер
[spoiler="<Текст>"]<То, что вы хотите убрать под спойлер>[/spoiler] Тэг также есть в расширенном режиме редактирования сообщения.
2. Текст рекомендуется прочитать и проверить на наличие ошибок, например в Ворде. В противном случае, вместо оценки произведения вы увидите оценку собственной неграмотности.
3. Имеет смысл сначала прочитать хоть что-то о том как надо и, соответственно, не надо писать (например что-то отсюда). Если вы будете допускать типовые ошибки, то получите типовой ответ, причем нелицеприятный. :)
4. Если для понимания вашего произведения нужна дополнительная информация (произведение по конкретному миру, фанфик, ночной кошмар и т.д.) приведите ее перед спойлером. Не стоит ожидать что читатели хорошо знают описываемый вами мир.
5. Крупные произведения рекомендуется вкладывать небольшими кусками раз в день-два.
Скрытый текст - О трудном выборе критика:
Вариантов, собственно, у критика несколько:
1. Написать: "в топку".
Плюсы: Минимальные затраты, как в плане времени, так и в плане эмоций.
Минусы: Вы не поверите. Вы скажете: "Дурак", - и останетесь при своём, потому что людям свойственно не доверять незнакомцам на слово.
Вердикт: Этот вариант отметаем.
2. Начать разбирать подробно, построчно, тыкая пальцем в каждую нелепость и ошибку.
Плюсы: В итоге всё равно будет "в топку", но, всё-таки, вывод будет подтверждён множеством примеров.
Минусы: Вы всё равно захотите сказать "Дурак", и если даже так не скажете, то подумаете наверняка, а критик, который потерял уйму времени, увидев, как автор огрызается и пытается обелить своё произведение всеми силами, понимает, что время потрачено зря и благодарности ждать не надо. Почему? Да потому что вы ни за что не поверите в то, что ваше произведение не стоит того, чтобы его читали. Честное слово, чем лучше люди пишут, тем предвзятее они относятся к своим текстам, но обычно те, кто через слово допускают грамматические ошибки и вообще не задумываются над качеством написанного, уверены, что и так сойдёт. Хотя, конечно, не спорят с тем, что немного подправить не мешает.
Вердикт: Пока человек сам не поймёт, что он пишет плохо, никто его в этом не убедит, потому этот вариант тоже не приемлем.
3. Начать искать в тексте то, что можно похвалить, параллельно чуть-чуть - очень мягко и деликатно - пожурить.
Плюсы: Автор доволен. Его хвалят. К "журению" относится снисходительно, поскольку тон критика не категричный, а, скорее, просительный.
Минусы: Автор понимает, что он - уже готовый писатель, Боже мой! Первое же выложенное произведение - и такой успех! Он, вместо того, чтобы выучить русский язык на уровне школьной программы и обратиться к учебникам писательского мастерства, продолжает строчить унылые опусы в невероятном количестве, тратя своё время, которое можно было бы пустить на что-то полезное. Когда, наконец, придёт понимание, будет поздно: время упущено, прогресса никакого, а тексты-то были - отстой, что ж никто не сказал сразу? Ах, лицемеры...
(С) Винкельрид



Критикам.
1. Допускается только оценка произведений. Переход на личности считается флеймом со всеми вытекающими.
2. В отзыве необходимо указать что именно понравилось или не понравилось. Если есть только ощущение то его рекомендуется доносить посредством публичных или личных сообщений.
3. Выделения отдельных фраз и вывода "Чушь" недостаточно. Надо дать хотя бы краткие комментарии, описывающие преступления автора против русского языка и логики.
4. Отмазки "надоело" не работают ;).


Напоминаю, размещение чужих произведений без разрешения автора называется плагиатом и карается баном.
(Jur)

Напоминаю, что флуд запрещен правилами. Сказать свое "спасибо" критикам можно через репутацию. Так же настоятельно не рекомендуется ввязываться в споры.
И помните, что тут все на равных - никто не обязан вас критиковать и оценивать. Попробуйте для начала сами сделать то же.
Aster



Последний раз редактировалось Markfor; 24.03.2011 в 20:14. Причина: поправил ссылку на архив темы
  #361  
Старый 31.05.2009, 15:34
Аватар для Kseza
Свой человек
 
Регистрация: 02.02.2008
Сообщений: 318
Репутация: 139 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Kseza
Цитата:
Сообщение от White Raen Посмотреть сообщение
Но подстели хотябы куртку, а то простудишся потом.
Удаляем)
Цитата:
Не вериш? Хочеш покажу свои крылья? Ненадо?
Все, что делаешь ТЫ, пишется с мягким знаком на конце :) Не с глаголом пишется раздельно.
Ошибки не только орфографические, но и пунктуационные.. Но это все наверное ерунда.
Я немного не поняла, какого рода главное действующее лицо.. Он или Она все-таки.
Но за что я люблю твое творчество.. это за эмоции. Они спокойные.. Может, даже немного грустные. Мне нравится :)
  #362  
Старый 31.05.2009, 17:48
Аватар для ersh57
Историческая личность
 
Регистрация: 07.04.2009
Сообщений: 2,289
Репутация: 986 [+/-]
White Raen, прочитал. Один раз. Второй. Не буду обращать внимания на грамматику. Бог с ней, хотя такого количества ошибок здесь еще не видел. Но вот содержание...

О чем? Ни о чем. Просто так. Грусть-тоска и страсть написать что-то. Плюс смены пола по ходу действия-бездействия. Прямая речь не отделена от описания событий. Все перемешано. Это беседа с альтер-эго, пишите вы. С каким? Описание внутреннего мира с неким шизофреническим уклоном? Нет здесь такого. Обычное ничего. Без смысла внутреннего. И подтекстов никаких. И на сюр не смахивает. Простой смысловой шум из ничего. Извините, но более ничего не наблюдаю. Подобные явления бывают в стихах, ежели взгрустнется очень. Но в прозе?

И мне стало интересно. Зачем вы это написали и выложили сюда?
__________________
===============================
ВысокО-высОко только неба синь.
Как туда взобраться, неба не спросив?
Я взмахну руками и летит душа
ВысокО-высОко
Не-спе-ша...
  #363  
Старый 31.05.2009, 23:15
Аватар для Prince ProSpeRo
Ветеран
 
Регистрация: 12.03.2007
Сообщений: 522
Репутация: 77 [+/-]
oligerd,
Цитата:
Ну сломали они оружие. Так. А что дальше?
А зачем знать, что дальше... В этом и прелести басен и сказок.
Нет, я не писал о "личном отказе". Так получилось, что этот непонятный чудо-старик учит некий мирок, в котором каждый житель проходит через его уста. Каждый учит для чего и почему он должен быть сильным и для чего он должен убивать. Признаю, что ещё не могу насытить свой текст всеми смыслами, которые хотелось бы вложить и показать.
Я вижу один косяк в этом тексте, а именно почему люди, слушавшиеся этого старика всю жизнь с первого же раза повелись за этим миротворцем. Сам не могу ответить.
Цитата:
И сила нужна, что бы помочь слабым.
Да вот не каждый, кто обладает силой готов помочь слабому, как то не печально.
Спасибо, что обратил внимание. Я тут сейчас довольно редкий гость, поэтому очень приятно что мф сохраняет набор читателей и критиков))
__________________
Э-э-э, Карнет, еще сыграй!

БлоГ's
  #364  
Старый 31.05.2009, 23:59
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Я внес существенные правки в текст в нескольких ключевых местах. Теперь, надеюсь, возросла информативность текста, да и начальный эпизод не так сильно вызывает желание забросить чтение :) Я надеюсь, что ничего не нарушаю, выкладывая подправленную версию отдельным сообщением.

Скрытый текст - Охотница за головами - 1.2:
ОХОТНИЦА ЗА ГОЛОВАМИ

Часть 1

Охотница напряженно замерла на краю карниза, опоясывающего одну из многочисленных крыш огромного блока мегакомплекса – целого города, умещенного в одно здание. Куда ни кинь взгляд – повсюду виднелись тысячи таких крыш – плоских, приспособленных для посадки кораблей и гравимобилей, и декоративных, покатых, обезображенных огнями безвкусной рекламы на миллионах языков всех Пяти Галактик.

Юми Леико, опытная охотница за головами, сейчас следила за одинокой фигуркой, появившейся в переулке почти в трехстах метрах внизу. Для простого человеческого взгляда это была крохотная точка, теряющаяся в тени, но зрение охотницы было многократно усилено и дополнено чувствительной аппаратурой, вживленной в тело и соединенной с нервной системой.

Юми сверилась с досье, которое операционная система вежливо вывела на сетчатку глаза. Да, с вероятностью в 98,6% это тот, кто нужен. Не медля, Юми прыгнула в пропасть, разверзшуюся между двух башен мегакомплекса, и мощное биомеханическое тело опытной охотницы, послушно кувыркнувшись в воздухе, десяток секунд спустя разнесло в пыль кусок асфальтного покрытия переулка, приземлиляясь за спиной у цели.

Мгновенно сориентировавшись, охотница совершила второй прыжок, и, с невообразимой скоростью сменив позицию, нанесла сокрушительный удар в спину едва начавшей оборачиваться на звук жертве. Многократно усиленный слух позволил Юми услышать хруст костей и чавканье разрываемых внутренних органов. Всего лишь человек – это так просто…

Для верности Юми, сосредоточившись, превратила тело объекта в натуральную кровавую кашицу телекинетическим псионным импульсом.

Охотница за головами встала, и, прощупав окружение датчиками тактического анализатора , расслабилась. Усмехаясь, она томно потянулась, расслабляя мускулы и успокаивая нервы. Тело после нагрузок приятно ныло и просило больше действия, но интересных целей не попадалось уже давненько, и этот типчик исключением не стал.

Планета Карс уже давно начала надоедать Юми, и теперь она окончательно утвердилась в решении покинуть ее. Истребление каких-то заурядных торговцев для их конкурентов – скучно и однообразно. Юми хотела большего, хоть и понимала, что легкая нажива куда надежней и прибыльней.

Операционная система биомеханического тела по приказу охотницы подключилась к ГалНету и отправила ролик заказчику, сопроводив его подмигивающим смайликом. Теперь парень должен перебросить требуемые десять штучек на указанный счет. Бот-наблюдатель и его коллеги потом займутся переливом денег через тысячи банков на разных планетах на один из настоящих счетов Юми.

«Интересно было бы поиграться с товарищем, не переведи он денег», - игриво улыбаясь подумала охотница, вывернув на запруженный проспект, и, минуту спустя, растворившись в толпе.

***

- Юми Леико. Возраст – 103 земных, 5 с копейками галактических. Охотница за головами уже – хммм – 80 лет! – человек, сидящий в глубокой тени, уважительно кивнул. Черты его лица разобрать было невозможно несмотря даже на то, что свет от голографического планшета все же добрался до его щек и кончика носа. Он снова посмотрел на планшет и продолжил чтение. – 3251 успешный контракт, 19 провалов. Последний – 73 года назад… В базе Агентства – альфа-плюс… Очаровательно. Физические данные… Тут все в высших степенях… Псионические способности… Хороший телекинетик, слабый телепат, умеренный блокер…

Напротив него, ярко освещенный падающим откуда-то сверху ослепительно-белым светом, сидел даргонианин среднего возраста – его черная чешуя была в отлично ухоженном состоянии, глаза хищно вглядывались в темноту. Резкие черты лица рептилоида выражали негодование. Он злобно оскалился:

- Эта стерва мать родную продаст! Не стоит на нее полагаться.

- Но лучшего кандидата все равно не найти. Все агенты албфа-плюс сейчас заняты в других секторах, а человека меньшего уровня пытаться отправлять на это задание бессмысленно. Так что мы обратимся за ее услугами. Думаю, наша цена послужит залогом ее верности. Ну а если нет, думаю, у нас достанет ресурсов на небольшой... Акт возмездия, не правда ли?

Даргонианин снова оскалился, но на сей раз его оскал выражал мрачное удовлетворение:

- Как пожелаете!

Он резко встал, отпихнув ажурный стул, и стремительно покинул круг света. Несколько мгновений спустя в полумраке вспыхнул огонек – зажегся кончик сигары. Дребезжащий старческий голос произнес:

- А ящерка, к слову, права. Девчонка развратна, неудовлетворенна своим положением и слишком уверена в своих силах.

- Вам виднее, - отозвались из другого края тени. Человек погасил планшет и посмотрел в сторону огонька:

- В конце концов, у нас нет времени на подготовку своего хода.

***

Ярко-красный и местами потертый гравимобиль пришвартовался к 27 уровню 2685 блока мегакомплекса Карс-13. На планету опускались сумерки и клочки неба, проглядывающие между сверкающих стеклянных и суровых каменно-серых громад небоскребов, окрасились багрянцем. Непрерывный гул плотного потока машин на грави-тяге порой перекрывался рокотом проходящих на высоте 10-15 километров транспортных судов. Яркая неоновая реклама была столь изобильна, что здесь, на нижних уровнях, было светлее, чем наверху.

От парковки, забитой до отказа, в разные стороны тянулись буквально прогрызенные в толще здания коридоры, а влево и вправо вдоль каменной стены, примерно на четыре метра ниже ряда высоких узких зарешеченных окон тянулся длинный, мерзко замусоренный балкон. Бетонное покрытие было усыпано осколками, окурками, жестянками и обильно орошено мочой десятков видов живых существ. Местами на стенах можно было увидеть следы пулевых отверстий, обгорелые места - следы плазмы и прямые тонкие щели, оставленные лазером.

Метрах в ста сорока вдали виднелась двухсотметровая в обхвате опорная колонна блока мегакомплекса. В ней на каждом уровне вместо технических помещений располагались различные увеселительные заведения – чем ниже, тем развратней.

На 27-м уровне работало местечко под названием «Бар Танаки». Хозяин удосужился продублировать название на агнлийском и таффальском языках, забыв про куда более распространенные галактический (завезенный землянами – адская смесь из китайского, русского и английского) и тиронский (популярный среди инсектоидов язык, родственный морзянке).

Из гравимобиля на неровный асфальт парковочной площадки ступила когтистая лапа черного даргонианина. Он был облачен в легкий боевой скафандр без знаков отличия, за его спиной висела скорострельная плазменная винтовка, а в поясной кобуре покоился автоматический пистолет федеративного образца.

К месту посадки вразвалочку направился высокий и тощий как жердь нирианин - он был как минимум на два метра выше коренастого рептилоида. Его большие темно-зеленые матовые глаза осмотрели посетителя с ног до головы.

- Парковка – полторы единицы в час. Оплата за первый час – вперед, - монотонно проговорил он.

Не глядя на парковщика, даргонианин сунул ему две монеты и направился к «Бару Танаки».
***

Где бы ни появилась Юми, она всегда привлекала к себе массу внимания. Среднего роста, светлокожая, явно азиатского происхождения, узкокостная но не хрупкая. Под кожей охотницы бугрились рельефные мускулы, непременный атрибут качественного биомеханического тела. По ее сверхплотной коже, устойчивой к огню лазеров, тянулась лабиринтообразная сетка серебристых нитей нейроионного форсажа, хитрой системы искусственных нейронов, обеспечивающих невероятный контроль над телом.

На лице, вполне достойном быть высеченным античным скульптором и обрамленном непокорными черными прядями прямых, коротко обстриженных волос, горели презрительные искорки чуть раскосых глаз. По левой щеке охотницы тянулся едва заметный шрам, который она не пожелала убирать по странной прихоти. На ее лице время от времени появлялась непроизвольная кривая усмешка, будто охотница вспоминает что-то горькое, погребенное далеко в прошлом.

Одежда Юми была минималистична – тугие черные топ и шорты с несколькими полупрозрачными вставками.

Она заметила даргонианина, зашедшего в бар, но сначала не обратила на него особого внимания. Юми сидела у стены, откуда открывался превосходный обзор на все помещение – в другом месте ценящий свою жизнь охотник никогда не сядет, потому как от прямого попадания, скажем, заряда разогретой плазмы в спину не спасет даже самая мощная броня, не говоря уж про имплантированную защиту.

Черный, как качественная нефть, даргонианин подошел к стойке, заказал какой-то коктейль, затем уселся за столик к картежникам, которые резались в противоположном от охотницы конце зала.

Однако несколько минут спустя он поднялся, отложил карты, и уверенно пошел в ее направлении, огибая столики и разношерстную компанию, заседающую «у Танаки».

- Доброго вечера, - рыкнул даргонианин, усаживаясь напротив нее – спиной к залу.

- Проваливай, ящерица, - Юми холодно посмотрела на визитера.

- Всенепременно, - рептилоид осклабился, - но чуть позже. Такую хорошенькую охотницу всегда интересует пара лишних чипов, которые можно запихнуть в твою накачанную синтетикой попку?

Во взгляде охотницы появилась неприкрытая угроза, что, впрочем, только развеселило даргонианина.

- Значит так, мисс стальные мускулы, есть для тебя работенка. Надо убрать одного парня – быстро и чисто. Ладно, - рептилоид хохотнул, - можно и грязно! Можешь его вообще залюбить до смерти. Мне плевать.

Рептилоид широко улыбнулся, обнажив два ряда белоснежный острых зубов.

Выражение лица Юми сменилось на презрительную гримасу. Она кивнула даргонианину.

- Кто, где, сколько?

В фоновом режиме Юми немедля запустила запись принимаемого глазными рецепторами изображения.

- Сразу к делу, а? Хорошо. Люблю бойких. Жу Гиллишер, Траксис, два лимона. - Ящер хитро глядел на охотницу своими немигающими золотистыми глазами.

Юми не удалось скрыть изумления – таких гонораров у нее сроду не было.

- Кто этот Гиллишер?

- О, всего лишь регент при короле Анатолии хрен-упомню-каком. Покуда мальчонка ходит в подгузники, сей парень правит Траксисом.

Юми покачала головой.

- Давай так, ящерка. Приходи завтра в это же время ко входу в забегаловку уровнем ниже. Если меня там не будет – значит меня не заинтересовало твое предложение. Усек?

Даргонианин высунул раздвоенный язык, со скрежетом отодвинул свой стул, и, не прощаясь, направился к выходу. Юми проводила его взглядом, потом, когда дверь за ящером закрылась, остановила запись, одновременно нагибаясь, чтобы собрать несколько чешуек, оставшихся после ящера.

Усмехнувшись, Юми направилась к барной стойке. Ей хотелось глотнуть чего-нибудь крепкого.

***

Заведение, носящее гордое название «Торговый центр Ра’Дих», расположилось на третьем уровне мегакомплекса. Эти очаровательные места напоминали больше не жилой район, а мусорку после артобстрела. Здешние помещения сгорали не раз и не два, а пулевые отверстия усеивали стены как соты – внутренности пчелиного улья. Сотни лет такого житья превратили нижние уровни мегакомплекса в своеобразное отдельное государство. Полицейские силы охраняли выходы на верхние уровни, ограничивая такой силы разгул преступности «низом», но, с другой стороны, в результате «низ» стал абсолютно бесконтрольной средой. И именно туда держала путь охотница.

«Торговый центр» был ловко запрятан в глубине примерно сорокаметровой в длину и трехметровой в ширину ниши, образовавшейся между двумя сегментами мегакомплекса. Изначально это был провал, тянущийся до нулевой отметки, но мастеровитые обитатели «низа» положили тут металлический настил, закрепленный на двух продольных трубах, проходящих по опорам здания. Стены ниши изрешетили дверьми и крохотными окошками-иллюминаторами. Здесь обитали самые разные личности – наркоторговцы, сутенеры, торговцы оружием, работорговцы, в общем, все те ребята, которые даже на нижних уровнях порой ощущали руки закона, особенно если на источник товаров, валящих на верхние уровни, выходили местные службы безопасности.

«Торговый центр» же оперировал в качестве товара всего-навсего информацией. Ра’Дих, владелец, был пожилым гемеррианцем, и как всякий обитатель Гемерры, он был светлокожим и светловолосым гуманоидом, с орлиным профилем, мощными когтями на руках и ногах и, естественно, с двумя роскошными крыльями с бурым оперением за спиной. Ра’Дих, как и любой гемеррианец мужского пола, обладал феноменальной способностью обрабатывать информацию и строить выводы. Именно благодаря им гемеррианцы были фактически главной расой Талейской Республики, крупнейшей державы Третьей Галактики, даже несмотря на некоторое технологическое отставание гемеррианской цивилизации (сейчас вполне преодоленное).

Говорил торговец со странным акцентом, звонко выговаривая букву «р» и слегка растягивая гласные.

- Привет славным охотникам! – приветствовал Ра’Дих Юми, вошедшую в его темную каморку. За плечами охотницы висел небольшой ранец. Вокруг гемеррианца порхали десятки голографических интерфейсов, по которым проносились огромные потоки данных. Юми намеренно отключила свой тактический анализатор от попыток чтения этих данных – система мгновенно вешалась, перегруженная наплывом информации. Интерфейсы придавали помещению некую мистическую атмосферу.

- Добрый вечер, птичка. – Юми сняла ранец и выудила оттуда колбочку с чешуей потенциального нанимателя.

- Дарг? – прищурившись спросил Ра’Дих.

- Он самый. Нужно узнать, что за дарг. Чем он дышит, где и под кем ходит.

- Давай, охотник. Есть графика или видео? – Из темноты появился маленький робот, напоминающий страусиное яйцо на ножках. Гемеррианец тыкнул когтистым пальцем в него.

Юми протянула машине колбу, и робот сцапал ее в мгновение ока, шустро растворившись в темноте. Юми переслала Ра'Диху видео, которое отсняла в баре. Гемеррианец взмахнул рукой, и перед его носомоткрылось новое окошко, в котором Юми увидела знакомую чешуйчатую физиономию.

- Мммммммммм, - протянул гемеррианец, мгновенно прочитывая тысячи строчек различных текстов, проносящихся перед ним. – На первый взгляд – этот товарищ работает на траксианскую оппозицию. Траксис, знаешь ли, довольно сильная держава по меркам Третьей. Девятнадцать систем, девяносто семь планет, из них двенадцать – с населением более пяти миллиардов. Много землян… Да, 12% населения, 35% правительства. Король и регент – тоже земляне. Довольно необычно. Оппозиция же в основном представлена другими видами, которые считают, что доминирование дюжины сотых – не дело.

- А на второй взгляд? - прервала гемеррианца Юми.

- Тут интереснее. Этого типа – или его точного клона – видели еще на трех дюжинах миров, причем там он к Траксису никакого отношения не имел. Вывод: с траксианцами он имеет лишь косвенную связь, хотя ему и обеспечили почти безупречную легенду.

Ра'дих задумчиво повернулся к охотнице. Его усталые глаза изучающе скользили по лицу Юми, считывая всякую мимическую активность.

- На кого он тогда работает? – спросила Юми, ощущая легкий холодок, идущий по телу от такого взгляда.

Ра’Дих пожал плечами и отвернулся.

- Недостаточно даных. Извини, Юми, тебе самой решать, брать ли этот контракт.

- Чертов пернатый, - фыркнула охотница, - хватит за мной следить!

С этими словами Юми покинула обитель торговца данными.

- Может, стоило ей все же сказать? – спросил гемеррианец, дождавшись, пока хлопнет дверь и обернувшись в самый темный из углов.

- Нет. Завтра, я думаю, мы с ней встретимся. Она отработает свой гонорар и больше я ее не увижу. А так, мало ли что… Ты же сам знаешь, еще не хватало...

- Да, этот может, - понимающе кивнул гемеррианец. – Я упустил этот момент. Ступай мягко!

- Ступай мягко, Ра’Дих! – отозвался черный даргонианин, выходя из «Торгового центра» в служебные проходы мегакомплекса. Он всегда любил «задние двери».

***

Часть 2

- Здесь не занято? – Юми свернула панель данных, на которую были выведены данные по Жу Гиллишеру, и подняла взгляд. К ней обращался землянин, примерно 2 галактических лет от роду, облаченный в мягкую кожаную куртку темно-коричневого цвета, накинутую на летный комбинезон. Его изрядно небритая физиономия выражала искреннюю заинтересованность в посадке именно на этом месте.

- Нет, - кратко ответила охотница и вернулась к чтению. Ее не особо интересовали ни попутчик, ни серо-голубой диск Карса, занимающий весь обзор иллюминатора.

Землянин умостился в кресле и посвятил некоторое время бесстыдному разглядыванию своей соседки. Очевидно, удовлетворившись результатами осмотра, он отвернулся и переключил внимание на других, зачастую не менее любопытных персонажей, попавших в один салон с ним.

- Уважаемые пассажиры компании «Транс-Тигалис», - произнес мягкий электронный голос, - наш корабль отправляется к следующей точке назначения – звездной системе Лимас. Оттуда мы продолжим путь через планеты Гарон, Надис и Аменис, входящие в Траксианское Скопление. Приятного вам полета. До перехода в гиперпространство осталось пять секунд.

Корабль слегка завибрировал, когда мощные электромагнитные установки начали рвать ткань реальности, выталкивая корабль в иное измерение – прорубая гиперпространственный туннель. Иллюминаторы слегка затемнились за доли секунды до того, как их затопило безумное мельтешение фиолетового и белого цветов, рассекаемое вспышками статических разрядов.

- Голографические интерфейсы, расположенные на спинках кресел перед вами, - продолжала электронная дикторша, - позволяют вам регулировать прозрачность окон, вентиляцию, а также дают доступ к прочим услугам нашей компании…

Боковое зрение Юми засекло что-то странное. Она быстро свернула документы, дополнительно усилила зрение и подключила тактический анализатор. Однако машина, подумав пару секунд, объявила о безопасности на 92 – 96 %.

Охотница, впрочем, приучила себя верить даже самым параноидальным ощущениям, более того – семидесятилетний опыт показал, что она поступала правильно, потому как машина оценивает сугубо объективные факторы, тогда как опасность нередко субъективна. Внешне девушка не изменилась – все те же безразличие на лице и расслабленная поза. Однако на деле Юми внимательно оглядывала помещение, заставляя анализатор выискивать малейшие странности. И, наконец, до нее дошло, что же именно обнаружила интуиция: сосед охотницы за головами последние несколько минут неотрывно смотрит в одну точку. Она проследила направление его взгляда - электроника самым заботливым образом даже начертила зону видимости землянина.

Человек смотрел на группу молодых людей – землян – явно мелко-криминального пошиба, которые довольно шумно проводили время, скучковавшись у бара в конце салона. Всего их было пятеро, похоже, невооруженных, дорого, но безвкусно одетых и в разной степени усовершенствованных генетически или биомеханически.

- Согласитесь, интересные ребята, - заявил, обернувшись к Юми, ее сосед.

- Что же в них такого интересного? Обычная группа небедного местного молодняка летит куда-нибудь оттянуться.

- Почти. Скажем так, оттягиваться они минут через восемь-десять начнут на пассажирах. – Человек невинно улыбнулся. Юми вынуждена была признать, что, хоть парень скорее всего бредит, он сумел ее заинтересовать.

- Откуда такой вывод?

- О, понимаете, я за ними слежу еще из самого Мегакомплекса 549, тут, на Карсе. У меня работа такая, следить. Ну, вы понимаете, - мужчина сделал экспрессивный жест рукой. – Жучки, видеонаблюдение, ревнивые мужья с женами.

Юми неожиданно даже для себя искренне улыбнулась:

- Вы – частный детектив.

- А вы – охотница за головами, - отозвался детектив.

- С чего вы взяли? – охотница приподняла бровь.

- Да бросьте. Вы довольно известная на Карсе личность, это раз, и, вдобавок, уж я–то биомеханическое тело, нашпигованное последними наворотами, узнаю за километр. С вашей братией мне пообщаться довелось – ого-го. Будем знакомы, Алекс Вирм, - он протянул Юми руку.

Охотница, минуту поколебавшись, ответила на рукопожатие.

- Юми.

- Вот и познакомились. Собственно, о чем это я? Ах, да. Раз уж так случилось, что мы с вами летим одним рейсом, и по соседству…

- Конечно, вы так случайно на меня наткнулись, что аж удивительно. С каких это дел, скажите лучше, я должна делать не свою работу?

Детектив даже обиделся.

- Я же не предлагаю вам работать бесплатно! Скажем так, я готов ответить вам услугой на услугу в равном объеме. Вы поможете мне обезвредить ребят и доставить их на Лимас Секундус, где я сброшу их шаттлом местной полиции, а потом я помогу вам. Ведь вы явно летите не на прогулку, не так ли?

- Положим, да. – Осторожно ответила Юми. – Но какой от вас будет толк, мистер Холмс?

- Не буду долго себя рекламировать, - отозвался Вирм, - ибо времени мало, но могу вам сказать, что лучшего спеца по средствам слежения, прослушке, дешифровке вам не найти. К тому же у меня есть доступ к неплохому аналитическому отделу и полезные знакомства на многих планетах. Даже в столице Траксиса!

- О, - сказала охотница спокойным голосом, в уме прикидывая выгоды и затраты, приходящие с появлением такого рода помощника, а заодно ожидая результатов од детектора лжи.

- О,- повторила Юми секунду спустя. «Преимущественно правда и полуправда», - гласил отчет системы. У охотницы не было времени читать подробный разбор всех фраз мистера Вирма, составленный системой – к тому же, она была уверена, что имя детектива будет помечено как «явная ложь», а перечень ресурсов – как «полуправда». – И как вы планируете их устранять?

- Нет-нет, только обезвреживать! Они не особо крутые бойцы, особенно для охотника вашего уровня, но вооружились капитально – технологии Надарийцев, этих блондинов-технократов.

- Где они взяли надарийские пушки? – изумилась Юми.

- Да черт их поймет. Очевидно, на нижних уровнях Карса. Но, думаю, это влетело им в копеечку. Идемте-ка лучше в бар. – Детектив встал и галантно протянул руку охотнице.

Юми хотела было возмутиться, но потом сообразила, что это будет не самый верный шаг. Встав при вежливой помощи сыщика, охотница направилась к бару, постаравшись придать походке побольше естественности. Она надеялась, что буйные цветы жизни, жаждущие, если сыщик прав, превратить пассажирский салон в тир, не особо следили за тем, кто как ходит и кто насколько опасен.

На ходу Юми запустила боевой анализатор и запустила нейроионный форсаж, ощущая привычную приятную тяжесть в мышцах, признак устанавливающегося боевого режима.

Боевой анализатор внезапно подал сигнал крайней опасности, и Юми инстинктивно упала на пол, одновременно выбив из равновесия детектива, пихнув его ногой в лодыжку. Вирм хлопнулся прямо на охотницу. Один из парней, как увидела спустя мгновение девушка, вытянул откуда-то изящный, обманчиво хрупкий серебристый пистолет. Вихрь заряженных частиц пронесся сквозь то место, где секунду назад находилась голова Алекса.

- Они знают тебя, Холмс, - прошипела Юми.

- Черт! – отозвался сыщик. – Откуда?!

Охотница перевернулась, скинув с себя неповоротливого Вирма – тот едва успел ухватиться за ручку кресла какого-то напуганного пассажира, чтоб спасти свою челюсть от удара об эту самую деталь фурнитуры. К тому моменту в салоне начал нарастать гомон, отдельные люди принялись подниматься со своих мест – либо чтоб посмотреть, что творится, либо чтоб задать стрекача, а еще двое молодых людей уже вытягивали свое оружие.

С рыком Юми оттолкнулась от пола пассажирского салона, разорвав ковровое покрытие и вырвав из креплений одну из рифленых металлических плит, покрывающих прочные опорные балки опалубки нижней гермоперемычки пассажирского отсека. В воздухе охотница совершила кувырок, и, развивая комбинацию движений, повторила его, перекатившись по полу. Она остановилась у самых ног стрелка, и сумела повалить его на пол резким ударом по ногам.

Такая молниеносная атака переполошила остальных молодых бандитов, чего и добивалась Юми – они отвели стволы от пассажиров, большая часть которых уже вполне открыто паниковала, теперь дополнительно напуганная произведенными охотницей разрушениями. Офицеры безопасности завязли среди галдящей толпы, хотя они, к своей чести, появились в отсеке секунды спустя после первого выстрела.

Охотница мгновенно вскочила на ноги и атаковала ближайшую цель – татуированного блондина, которому еще не было и галактического года. Теперь оставалось разобраться еще с тремя целями, причем одна из них – довольно массивный парень, явно биомеханически усовершенствованный, - уже навел оружие на Юми.

За доли секунды до того, как разряд прорезал воздух салона, охотница снова была на полу. Еще в полете она начала выуживать из миниатюрного отсека в бедре складной ножик. Он привычно лег в руку, а из руки метко отправился в направлении бедра стрелка. Силы Юми не экономила, и нож оторвал от конечности солидный кусок мяса, который, повертевшись в воздухе, ударился о переднее сиденье, по соседству с пожилой нирианкой.

Парень взвыл, и, развернувшись на одной ноге, врезался в своего подельника, который от неожиданности пальнул в потолок и повалился на пол вместе с изрыгающим проклятия подельником.

К этому моменту Юми снова была на ногах – но ее работа уже закончилась. Подоспевший Алекс ловко вышиб у бандита оружие и резким ударом отправил на пол.

Охотница усмехнулась:

- Вот это было всесело! – крикнула она, пытаясь заглушить гвалт, царящий в салоне.

- Можно будет как-нибудь повторить, - подмигнул ей Вирм.
__________________
Барлога не видали?

Последний раз редактировалось Дарин; 01.06.2009 в 00:05.
  #365  
Старый 01.06.2009, 00:22
Аватар для Лекс
Критик
 
Регистрация: 24.12.2007
Сообщений: 2,439
Репутация: 720 [+/-]
Счастье

Принц, фраза "Газеты, журналы, книги в первую очередь состоят из текста" не передать как очаровала. Ну, что сказать... Смесль псевдонаучно-популярной статьи с псевдофилософией. Под конец, кстати, зря упомянул русский язык - нарушаешь внепространственность. А вообще, забавно, так получилось.


White Raen, вот эту фразу "Молча, мне хорошо" точно разделить не надо?
Ну, у нас новый рекордсмен! Диану ты обошла влегкую, поэтому мини-мастер-класс по русскому языку:

- Слова "вериш", "хочеш", "молчиш" "видиш", "береш", "тянеш" так не пишутся, хотя если предположить, что клавишу с мягким знаком заело - простительно.
- "Хотябы", "чтоли" и "ненадо" так пишутся. Но только в комментариях на попсовых сайтах.
- слово "почусвовал" некоторые люди могут недоискаться по словарям.


Итог: оценку по литературе тебе за это вряд ли поставят, а вот пару по русскому - сто пудов. Поэтому, лучше это никому не показывать.
__________________
"Все, что я хотел – это пройти по такой земле, где нет карт"
Майкл Ондатже "Английский пациент"
Поставьте "плюсик" MirfRU! Пожалуйста!
Что почитать?
  #366  
Старый 01.06.2009, 00:47
Аватар для Потполкин
Специфический антидот
 
Регистрация: 13.04.2006
Сообщений: 5,835
Репутация: 1569 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Потполкин
Очередное творение из тучи абсурда. Написано под влиянием джаза и клезмера.

-
Скрытый текст - 6 углов мира сего:
Salenus Almum lod etrum - lod bentrum, - произнёс Сергей Фёдорович, - что бы это значило?
-ЦЫЦ! – прикрикнул на него младший лейтенант кровавой гэбни, - неужто вы не осознали безысходности своего положения?
-… - вздохнул Сергей Фёдорович, - отпустите меня! Пожалуйста... У меня дома дитё и четыре жены. Мне их кормить уже пора.
-А ты на жалость не дави! – лейтенант нахмурил брови и угрожающе ковырнул в носу, - Дитё у него, понимаете ли. А у меня вообще есть знакомый ребёнок, родители которого не хотят его рожать. И что теперь, удавиться? Вы признайтесь, честно, кто вас ЭТОМУ научил?
-Barabudagga-Parabudagga! Ой, Извините! Я вовсе не виноват, это само abracadabra получается! Ой! Вот опять gegegil…
Младший лейтенант кровавой гэбни достал из стола пистолет, зарядил его кучкой православных крестиков и передёрнул затвор. Сергей Фёдорович вжался было в стул, но тут с улицы раздался ужасающий вопль. Лейтенант подбежал к окну, прицелился и открыл огонь на поражение. После нескольких выстрелов, вой оборвался.
-Опять эти проклятые сионисты, - бросил лейтенант, - Вы-то на кой чёрт с ними связались?
-Да ни с кем я не связывался deus etus actus! Ну почему вы мне не верите? – Сергей Фёдорович закрыл лицо руками и зарыдал.
Лейтенант достал из кармана Библию, разорвал её пополам и сделал из неё две лютеранских брошюрки. Затем он отдал их Сергею Фёдоровичу.
-Вот. Если вы прочит…
Он не успел договорить – Zaebos ударил в гонг. Над миром опустился занавес. Протяжно взвыли последние евреи.
Дорогой мой читатель, если тебя обвиняют в еврействе, то лучше признайся сразу. В противном случае тебя всё равно признают евреем и отправят на элитный курорт Газенваген. Если же ты признаешься сам – то, возможно, все обойдётся , и ты сможешь открыть маленькую лавочку по продаже вязаных шапочек.
Хотя, в принципе, всё обойдется и без тебя.

__________________
Та, та-ба-та, та, та-да(с) Wha-ha-ha
  #367  
Старый 01.06.2009, 00:55
Забанен
 
Регистрация: 17.05.2009
Сообщений: 33
Репутация: 10 [+/-]
Вот продолжение. Кстати, название - "Легенда о рождении героя". Правда, пока рабочее.
Скрытый текст - :
Глава 2
Последнее правило

-После себя царь Архидам II оставил сына по имени Агис от своей первой жены Лампидо и второго, младшего, Агесилая от Эвполии. По закону в Спарте власть переходила к старшему сыну, а Агесилаю предстояла обычная жизнь гражданина…- вещал голос лектора.
Дэм, опершись подбородком об руку, смотрел на преподавателя, но остекленевшие глаза выдавали его. Сидевшая возле него Мерил поедала взглядом Трейтона целиком. Позади их пары уже целовались. Стоявший полумрак в лектории давал возможность студентам заниматься посторонними делами. Прозвучал щелчок, и на мгновенье свет в аудитории погас целиком. Появился новый слайд, и монотонный голос лектора снова начал гипнотически действовать на слушателей, погружающий их в сон.
Вдруг Мистер Ленком резко поменял тембр голоса и задал вопрос:
-Кто скажет, в каком году умер царь лакедемонян Архидам II?
Сонливость как рукой сняло.
-Да, мистер Трейтон?
-Царь Архидам II умер триста шестидесятого года до Рождества Христового,- спокойно ответил Дэм.
-Как всегда: очень точно,- усмехнулся лектор и продолжил свой монолог.
«Интересно, каков её принцип работы? Вчера я просидел почти целый день, но так и не сумел найти какой-либо оптики, приделанной к вырезам для глаз маски. Здесь должно быть хоть какое-то обьяснение. Почему как только я ее надеваю мое отражение на любой поверхности исчезает»?
- Эй, может ты, наконец, удостоишь меня вниманием?- с упрёком в голосе спросила Мерил.
-А ты как считаешь? - рассеяно улыбнувшись, спросил Дэм.
Легкая прохлада царила в комнате. Солнце с завистью посматривало в окна помещений, но старость зданий колледжа невозмутимо делала свое дело. Дэм в сотый раз осматривал маску, но результат был всегда один - ничего. Он уже целых три дня тратил почти все свое время на эту находку. За столькие годы у него снова появился интерес хоть к чему-то. Юноша раздраженно кинул её на стол и лег на кровать. «Дурацкая затея, лишь зря потратил время. Но всё-таки интересно: как она работает? Если я и дальше буду уделять ей столько внимания, то моя успеваемость понизиться...»- вдруг резкая боль в пальце заставила выйти с раздумий. Дэм сел и разбинтовал палец. Порез снова кровоточил. Во время обеда он случайно поранился ножом, когда резал морковь. Дэм встал, подошел к столу и кинул туда грязный бинт. Нагнувшись, он хотел открыть шухляду тумбочки, как услышал потрескивание. Поднявшись, он с ужасом попятился назад. Бинт, случайно упавший на маску, начал гореть зелёным пламенём. Но огонь и не думал перекидываться на что-либо другое. Не успев прейти в себя от потрясения, Дэм увидел, как языки пламени исчезли. Ворвавшийся сквозняк развеял пепел по комнате. Трейтон медленно подошел к столу, и, раскрыв рот, уставился на маску. На ней маленькими, тонкими буквами было что-то написано. Вынув с кармана лупу, он прочитал:
Правила призрака
-Хозяином являешься до кончины своей.
-Некому не раскрывайся.
- При использовании будь в ней.
-Прими и…
Дэм ,бледный, как смерть, кинул её в сумку и снова сел, обхватив руками голову.

На станции было тихо. Солнце неспешно опускалось, крася горизонт в оранжево-красный цвет. Маленький мальчик спал, склонив голову на подол матери. Одинокий старик что-то ворчал себе под нос, читая прессу. Трейтон смотрел на закат. В руках он держал цветы. Букет синих фиалок ласкали последние лучи уходящего солнца. Наступил вечер.
Экспресс начал плавно двигаться, набирая ход. Картины в окнах менялись с головокружительной скоростью.
- Здесь свободно мистер?
- Конечно. Прошу, - указывая рукой на свободное место, проговорил Дэм.
Пожилая женщина села и немного помолчав, спросила:
- Извините, вы не подскажете через сколько остановок будет станция Сент - Стоун?
- Следующая как раз ваша.
- Большое спасибо.
- Не за что.
«Что же мне делать? Как в такое можно поверить? А если то, что там было написано, правда..? Тогда…тогда я осуществлю цель всей моей жизни. Нет, не может быть всё так легко. Чтобы одна лишь вещь изменила всё…».
- Прекрасные цветы. Наверное, она очень красивая, судя по букету,- улыбаясь, произнесла женщина.
- Кто именно?- не успев вникнуть в разговор, спросил Дэм.
- Ваша девушка.
- А-а-а!.. Да. Она прекрасна.
- Станция Сент - Стоун,- прозвучал голос диспетчера.
- Мне пора. До свидания, - поднялась незнакомка.
- Пожалуй, я тоже выйду. Мне не помешает немного прогуляться.
Свернув с улицы в первый попавшийся переулок, Трейтон осмотрелся. Поблизости никого не было. Достав с внутреннего кармана маску, он в последний раз посмотрел на неё. Слова, оставленные зелёным пламенем, никуда не исчезли. Наоборот, казалось, что они стали еще четче. Тогда Дэм, замахнувшись, кинул её в мусорный контейнер, который стоял поблизости, и двинулся дальше.



Она спала. Её прекрасные русые локоны спадали вниз по лицу, немного прикрывая его. Дэм сидел рядом и держал мать за руку. Слезы капля за каплей падали на пол от горя, которое тяжко терзало его сердце. Но все-таки он был счастлив, что он здесь, с ней.
За этим всем наблюдал букет фиалок в вазе, который один ничего не понимал, но чувствовал в окружение лишь печаль.
В палату зашел доктор.
-Дэми, уже поздно.Тебе пора идти, придешь завтра, - тихо произнес он.
-Еще чуть-чуть...
-Ладно, десять минут, но не больше.
Дэм вспомнил, как прошлой ночью ему приснилось, что вернулся отец и выздоровила мать. И какое разочарование принесло пробуждение утром....
Закрыв двери, он включил свет. Ужас сковал его горло от вопля. На столе мирно лежала выкинутая маска. Еле сдерживая себя в руках, Дэм подошел к столу. После их последней, казалось, встречи, ничего в ней не изменилось. Теперь, взяв со стола лупу, он дочитал до конца:
-Прими или умри.


  #368  
Старый 01.06.2009, 12:04
Аватар для Toraton
Историческая личность
 
Регистрация: 11.07.2006
Сообщений: 2,355
Репутация: 156 [+/-]
Васекс - Пустяки
_______

В человеческом понимании Сфера была бесконечно огромным вакуумным пространством, где теоретически могли разместиться миллиарды таких Вселенных, как наша. В этой «обители богов» хаотично передвигались множества странных существ. Их форма была неподвластна описанию ни одному языку: видимая оболочка постоянно менялась и представляла собой бесконечно выворачивающуюся фигуру невиданной красоты. Властители… Они прекрасно понимали, что стоят во главе всех цепочек и иерархий, которые не только активны, но и которые только можно вообразить. - приличного размера абзац с нулевым показателем информативности. Размытое описание. Может Лекс и считает начало лавкравтовским, по мне так оно беспочвенное, подвешенное в воздухе, неопределенное. Ему не хватает твердой основы, чтобы читатель мог оттолкнуться и понестись по тексту. Он же делает первый шаг и проваливается. После такого остается только кувыркаться в вакууме неосознанного.
- Ты подготовил конкурсную работу? - могучий диссонанс. - Скрещивание бытового и божественного. Привнесение обыденных вещей на божественный Олимп.
- Ты сейчас смотришь на один из городов Земли. Видишь маленьких существ? Это люди. Все, что построено на этой планете, сделано их руками. Они довольно умны и постоянно совершенствуются в различных сферах. Каждый человек – отдельная личность, у каждого свои мысли, свой взгляд на жизнь, свой характер. Прямо как у нас… - слишком поверхностно. К тому же недостает живых примеров. Я с тем же успехом могу провести пальцем по экватору на глобусе и потом уверять окружающих, что совершил кругосветное путешествие (тактично умалчивая о деталях).
Властитель не мог промахнуться. - властитель ведет себя как озорной ребенок. Как возможно, чтобы создания (т.е. мы люди) оказались "взрослее" создателя?

Итого: Идею произведения я так и не уловил (видать аморфен не только текст).
Что тут еще сказать. - На слабую троечку - не выше.
__________________
Notaku - аниме блог
  #369  
Старый 01.06.2009, 12:34
Аватар для Лорд Паук
Местный
 
Регистрация: 21.02.2008
Сообщений: 90
Репутация: 17 [+/-]
harret, немного напоминает фильм "Маска". Тоже неизвестный артефакт, от которого так просто не избавиться (герой Джима Керри, к примеру, вышвырнул ее в окно, но маска как бумеранг вернулась), и дающий сверхспособности, правда, пока не ясно какие именно.
О недостатках.
"Позади их пары уже целовались" Может, имеется ввиду "парты"? Хотя и этот вариант имеет место быть.
Что такое шухляда? Интересно.
"Некому не раскрывайся" Никому.
Между лекционной, где просматривались слайды, и комнатой Дема не помешала бы пустая строка.
И, кстати, о фиалках. Каким вы представляете себе букет фиалок? Если похожим по форме на букет роз, то ошибаетесь, у них нет длинного стебля, само растение фиалка похоже на маленький кустик.
__________________
-В чем смысл жизни?
-Какой прекрасный вопрос. Неужели ты хочешь променять его на ответ?

Без проблем скучно жить.
Я бы поскучал...
  #370  
Старый 01.06.2009, 15:43
Аватар для Титерина Варвара
Посетитель
 
Регистрация: 01.06.2009
Сообщений: 5
Репутация: 8 [+/-]
Сказка. Называется Троллиха. С ударением на О.
Как говорится, товарищи критики, Додзо!
Скрытый текст - <Текст>:
<
Троллиха

Единственное, чего мы боимся
больше злого – это хорошее,
так как считаем,

что от добра, добра не видят.


Считается, что под мостами, где меж замшелых камней бежит ручеёк, может жить только тролль. Но N., расчесывая по утрам свои каштановые волосы перед зеркалом, знала наверняка, что на тролля она уж точно не похожа. Ведь у неё была такая красивая, молочная кожа и такой густой кобальтовый цвет глаз, что назвать её троллем было даже грешно. Девушка читала, что тролли носят грязную одежду из коровьих шкур и никогда не моются, а ведь она- N. умывала лицо студёной водой из ручейка так часто, что жемчужные капельки не успевали высыхать на пушистых ресницах, и отчего её взгляд казался ещё более жизнерадостным, искрящимся. Да и одежда у N. была очень красивая. Ей так шёл жёлтый, белый и красный, что она никогда не расставалась с этими цветами. N могла считать себя самой красивой девушкой под мостом, даже не взирая на то, что она всегда жила одна.
Да! Никто и никогда не спускался под мост, да и зачем, подумайте сами? Даже сама N. всегда признавалась себе, что если бы жила там – на Верху, то ни за что бы не спустилась под каменные, мрачные своды гранитного моста. Девушка никогда не поднималась наверх, так как была твердо уверена в том, что раз уж живёт под мостом, то ей тут и самое место. Ведь N. всегда любила, чтоб все вещи в её прелестном домике с водяной мельницей были разложены по местам, посему, считала неправильным идти туда, где её уж точно никто не ждал! Да и потом на Верху, происходило слишком много всего нехорошего, печального и злого! Нужно было каждый день бороться с невидимыми врагами и с врагами видимыми, а здесь, Внизу, было всё: и покой, и тишина, а главное, вещи! Ах! Чего только не прошло через руки N.! Те, кто жили на Верху считали, что Вниз можно сбрасывать то, что ненужно! Поначалу N. не знала, что надо делать с вещами, ведь книги учили её не брать чужие вещи, но, однажды какой-то дедушка, притащив внучка на мост, принялся журить его и давать какие-то наставления и до N. долетели его слова:
- Кидай! Прям туда кидай своё барахло! Кинь под мост, и никто уже не скажет, что оно твое! Как бабка тебе песню пела, помнишь?
Всё, что под мостом валяется,
бесхозным тут же нарекается!
А раз бесхозное, то его можно спокойно брать, отстирывать в студёной воде, чинить и присваивать! В доме N. было всё: сундучки, мешочки из кожи, катушки ниток, бутылки, куклы, гвозди, 6 старых утюгов, 2 медных чайника, 8 серебряных ложечек, два ящика разноцветных пуговиц, кузнечные меха с заплаткой, 29 подков, бочонок вина, который случайно скатился откуда-то с краю, целая банка разноцветных, душистых обмылков, мириады недоношеных башмаков и целые кипы книг, которые инквизиция приказала уничтожить. В общем у N.,было всё, что нужно! В том числе и деньги, которые путники кидали под мост, чтобы ещё один раз вернуться в город.
Как- то в октябре, кажется в пятницу, N., накинув на себя тёплую енотовую шубку, пошла проверять, не свалилось ли чего нового, ведь ночью что-то определённо упало! Она даже слышала глухое «пуф», и надеялась, что это был мешок с мукой, который по случайности слетел с повозки мельника. Такое случалось не особо часто, но 1-2 раза в год точно. Мешок муки пришёлся бы кстати, ведь она так давно не пекла ни пирожков, ни булочек. Утро выдалось туманным, небо на Верху было затянуто тучами, колючие ветки по краю оврага заиндевели, и даже вода в ручейке покрылась тонкой, хрустящей корочкой льда.
N. вскоре и вправду обнаружила мешок, но то был не мешок с мукой! Нет! Подойдя поближе, она увидела на мешковине коричневые пятна запекшейся крови и расстроено покачала головой. В её памяти тут же возродился тот день, когда под мост сбросили старую, жёлтую, как воск, покойницу. Глаза у неё ввалились, пальцы рук были похожи на скрюченные птичьи лапки, в общем N. тогда впервые увидела мертвеца, о которых писали в книжках, но, вместо того, чтобы, как положено испугаться, решила, что писатели уж слишком преувеличивают. Девушка закопала покойную и каждую весну в марте, так как попала старушка к ней в марте, приносила на могилку жёлтые, терпко пахнущие веточки мимозы.
Признаться, N. была просто донельзя расстроена тем, что пред ней лежал не мешок белой, вкусной муки, а какой-то страдалец, которому не повезло прошлой ночью. Но, делать было нечего! Девушка схватила мешок за тот край, где у тела была нога и поволокла его к домику, как вдруг! Внезапно из мешка донёсся стон!
- Прошу вас, не надо!
N. медленно повернула голову так, будто бы это была не мольба, а просто шорох ветра среди поникшего ковыля. Отпустив свою тяжёлую ношу, она медленно наклонилась и стащила мешок с туловища.
И я, дорогой читатель, могу заверить вас в том, что хоть под мост и скидывали всё, что только может прийти в голову, в тот раз жители Верха перешли все границы! Они докатились до того, что сбросили в овраг самого настоящего, чистокровного принца! И вот он – прекрасный юноша голубых кровей лежал на ледяной гальке с разбитым лицом в одной тоненькой шёлковой сорочке.
- Умоляю, - изнеможенно пролепетал он, - объясните, за что?
N. ему ничего не ответила. Вовсе не потому, что не умела говорить, девушка, имея уйму свободного времени, изучила множество языков. Просто, не имела привычки раскрывать рот и произносить лишние звуки. Так же, как не привыкла говорить сама с собой. Она всегда молчала, это было её нормальным состоянием. Поэтому, N. безмолвно накинула на принца свою шубку и, перевалив его через своё хрупкое, узенькое плечико, дотащила до дома. Внутри её мельничного дома горели свечи, создавая ощущение уюта и покоя. У N. была только одна кровать, и она, само собой, разумеется, досталась принцу. Девушка быстро нагрела воды в большом кривобоком чайнике и стала вытирать с юноши кровь, пот и грязь.
Она уже подозревала, какими последствиями чревато каждое мгновение, проведенное юношей под мостом. Ведь, помимо того, что теперь он находился не на своём месте, было и другое, более плохое событие, которое принц предвещал. В многочисленных книгах по ботанике N. читала, что если посадить какой-нибудь домашний, нежный цветок в дикие заросли, то он либо погибал, а гибели незнакомца девушка не хотела, либо совсем дичал и, разрастаясь, губил дикие цветы! От таких мыслей ей становилось невероятно мерзко, посему, она решила не жалеть средств, для ускорения выздоровления замёрзшего пришельца. Горячий чай с мёдом, лимоном и малиной, тёплый шарфик, грелки и стеганые одеяльца - у неё было всё, чтобы в считанные дни поставить принца на ноги и поскорее выпроводить его из-под моста назад, на Верх!
Но когда последний кусок грязи впитался в горячее, мокрое полотенце, она увидела, что у принца не было глаз! Его веки, обрамлённые короткими, золотистыми ресницами не закрывали ничего, кроме зияющих, исцарапанных глазниц. Те, кто скинули несчастного под мост, туда, где место лишь ненужным вещам, выкололи ему глаза.
- Поломанный принц? – тихо сказала N. неожиданно даже для самой себя. И тут же сообразила: сломанного принца скинули под мост за ненадобностью, значит теперь, как жестоко и нелепо это не звучит, принц принадлежит ей! Пришелец, услышав тихий голос девушки, тут же встрепенулся и нахохлился, как напуганная птица.
- Кто вы, леди?
- Я - N., - коротко ответила она.
- Где я? - так же робко спросил юноша.
- Ты - под мостом.
- Под мостом?- голос незнакомца задрожал, он схватился своими тонкими руками за златокудрую голову и стал судорожно перебирать пряди, потом юноша, хлопая губами, как рыба, выброшенная на лёд, прошептал,- Моя госпожа, вы - тролль?
N. не знала, что нужно было ответить, но почему-то сказала:
- Да.
Принц вздрогнул, услышав роковой ответ и закрыв лицо руками, зарылся в подушку и стал тихо плакать. N. никогда никого не успокаивала, да и сама ни разу в жизни не роняла ни одной слезинки, посему жалеть принца не стала и пошла готовить обед, думая над тем, для чего в хозяйстве может пригодиться принц.
Желтый глиняный чайничек, посвистывая, пускал кучерявые комочки сладкого дыма. На тарелках лежали яичницы, по 2 «глаза» на каждого, и печёный картофель. Почуяв запах еды, принц нервно проглотил слюну. Когда N. бережно подала ему тарелку, он тут же накинулся на завтрак, даже невзирая на то, что всю жизнь привык питаться фазанами и ананасами, а из напитков предпочитал древнее вино из праотцовских погребов. В мгновение ока проглотив яйца и картофель, он облегчённо вздохнул со словами:
- Я был уверен, что тролли едят на обед ил.
- А я, - пробормотала N. поднеся чашку к розовым губкам, - была уверена, что люди вообще не едят.
Её слова смутили принца, и он спросил:
- Вы никогда не видели людей?
- Признаю, я даже не верила в то, что вы существуете…
- Но кто же тогда, по-вашему, строит мосты?
- Небеса… Ведь вы то же самое думаете про горы, а ведь мы, тролли знаем откуда они берутся.
- Разумеется! Люди и тролли весьма похожи. Никто из нас не может считать правдой то, чего не видит….
- Другими словами, теперь весь мир для вас не более чем вымысел,- умозаключила N.
Принц вздохнул со всей возможной человеку грустью и снова лёг в кровать, а девушка-тролль пошла искать для него новую одежду и, представьте себе, не прошло и часа, как она её нашла! Это была шёлковая сорочка с тонким кружевом, льняные брюки и чёрный, длинный-предлинный плащ с синей, как небо подкладкой. Ощупав одежду, принц с радостью надел её, благодаря небеса за то, что троллиха принесла ему чистые одежды, а не лохмотья, пропитанные зловонием.
Через пару дней принц встал на ноги, а N. вышила на лоскутке шелка красивый узор и завязала ему глаза, уж слишком сильно зияющие дыры пугали её. Она, к сожалению, не знала, для чего вообще нужны принцы, кроме, разве что, для безделья и соколиной охоты! Но ведь под мостом соколов не водилось, а бездельничать N. не могла.
Троллиха решила, что была бы в сотни раз благодарней Верху, если бы они сбросили вниз какую-нибудь повариху или швею.
-Но, тем не менее, я до такой степени жадная,- как сказала она сама себе в минуту раздумий,- что не хочу выгонять принца из оврага! В хозяйстве лишним принц не бывает! Так что буду с ним разговаривать!
- Как тебя зовут? - спросила тролльчиха, чтобы начать разговор.
- Мишель, моя госпожа!- отозвался принц с верандочки.
- Мишель, скажи мне, зачем ты упал ко мне?
- Я не сам, хозяйка - тролль, меня уронили.
- Ну надо же…
- Но я не грущу!
- Неужели?
- Да, все уж лучше под мостом, с вами, моя добрая хозяйка, чем там, в холодной клетке…
- Принцев держат в клетках?- ни на шутку удивилась N., оторвавшись от разборок в новых упавших сокровищах.
- Я не так выразился… Все принцы и принцессы - пленники бешен замка.
- Мда… Не повезло вам, ребята! Вот у нас, троллей, всё проще простого! Живи себе под мостом, делай что хочешь, читай.
-Читай? Тролли умеют читать?
- Ха! Ещё бы!
И их разговор плавно перетёк в пересказы всевозможных книг. Троллиха знала очень многое, порой даже больше самого принца. Перед ними пролетали мириады страниц, которые нашла под мостом N. и те, которые нашёл в библиотеке Мишель.
- Я бы никогда не представил, что троллиха может быть такой мудрой и... милой? – не раз думал принц засыпая. А N. ни о чём не думала.
Когда пришла весна и расцвели кусты мимозы над оврагом, по мосту пронеслась шумная, пёстрая конница. Всадники трубили в фанфары, стучали в бубны, и королевский глашатай кричал на всю округу:
- Зимой при трагическом происшествии пропал принц нашего королевства! Его отец не находит себе места от горя и велит сказать всем: «Кто найдёт и приведёт его сына- принца Мишеля домой, в замок, получит от короля всё, что пожелает!»
N. и Мишель услышали все от самого первого слова до последнего. И, не успела троллиха опомниться, как принц уже лежал у неё в ногах и молил:
- Моя хозяйка, прошу вас, отпустите меня.
Троллиха ни на шутку удивилась, ведь принц говорил, что в замке ему было плохо, а с ней хорошо. Но что уж тут поделаешь? Ведь не могла же она держать его насильно. Хоть он и был брошен в Низ, как ненужная вещь, Мишель был живым человеком. N. закуталась в дырявый платок, взяла юношу за руку и, набравшись смелости, впервые в жизни выбралась из оврага!
- Какие у вас нежные руки, моя госпожа!- удивился Мишель, когда они вышли наверх. Она тут же отдёрнула руку.
- Я не думал,- всё не успокаивался принц, - что у тролльчих бывают такие руки…
- Но ведь не у всех же людей, как у тебя, руки мягкие!- хмыкнула девушка, в душе боясь, что её разоблачили.
- Это правда, - согласился Мишель.
Идти пришлось не долго, так как замок рос прямо впереди. Он тянулся вверх, держась за горы тяжёлыми, бурыми стенами. Стражи за милю приметили прекрасную девушку и златокудрого юношу. Они бросились к ним, N. собралась было бежать, но Мишель не пустил её со словами:
- Не бойся, моя госпожа троллиха, они не посмеют тронуть тебя, я не дам.
Она ни разу в жизни не чувствовала себя так, как сейчас. Девушка знала, что ей здесь не место, знала, что случиться что-нибудь. Не обязательно плохое, но обязательно неправдоподобное, такое, какое не должно случаться каждый день. Это пугало N. Страх кусал её, грыз как червь подгрызает корни орешника.
Когда придворные и стража высыпали к входу в замок, она не выдержала и, оттолкнув принца, как стрела слетела с горы.
Троллиха бежала, бежала и бежала до тех пор, пока не врезалась в заросли мимозы, но и на этом не остановилась! Только кубарем скатившись вниз в свой родной овраг, она ощутила себя в полной безопасности. Тут не было ни чего красивого, но и ничего ужасного. Это был просто овраг, просто дом и просто маленькая Троллиха, которой не хотелось ни чего хорошего и ничего плохого.
И вот, отдышавшись немного, убедившись что за ней никто не пришел и не придет, наверное, девушка сняла платок и… отправилась искать: а не упало ли что-нибудь ещё в её подмостное царство?

Автор:Титерина Варвара >
  #371  
Старый 01.06.2009, 16:05
Аватар для Лекс
Критик
 
Регистрация: 24.12.2007
Сообщений: 2,439
Репутация: 720 [+/-]
Титерина Варвара, очено понравилось! Замечаний несколько, и все они незначительные, но... Во-первых, придумайте героине имя, все будет лучше чем N, во-вторых, есть масса раскошных числительных, чтобы не писать циферки, в-третьих, название рассказу о таком милом существе можно было придумать получше. И вот тут не очень понятно "Признаю, я даже не верила в то, что вы существуете…" Она ж видела покойницу. И вот тут "Троллиха знала очень многое, порой даже больше самого принца" не очень хорошо. Порой больше, порой меньше, их IQ лавировали, лавировали, да не выловировали.
А вообще рассказ очень и очень хороший.
__________________
"Все, что я хотел – это пройти по такой земле, где нет карт"
Майкл Ондатже "Английский пациент"
Поставьте "плюсик" MirfRU! Пожалуйста!
Что почитать?
  #372  
Старый 01.06.2009, 17:45
Аватар для Титерина Варвара
Посетитель
 
Регистрация: 01.06.2009
Сообщений: 5
Репутация: 8 [+/-]
Лекс,
Спасибо большое за лестные отзывы.
А по поводу имени и названия... вы уж мне подсобите. Страдаю тем, что не могу дать приличное имя женскому персонажу и назвать произведение.

"Порой больше, порой меньше, их IQ лавировали, лавировали, да не выловировали."
Жаль, я как раз этого и боялась, что вызвет вопросы. Дело в том, что она пытается сделать вид, что она троллиха, поэтому врет и выкручивает. А я за неимением писателького опыта я не могу, как бы это выразиться, донести идею до читателя.Опять же прошу совета.

Последний раз редактировалось Титерина Варвара; 01.06.2009 в 17:49.
  #373  
Старый 01.06.2009, 18:42
Аватар для Toraton
Историческая личность
 
Регистрация: 11.07.2006
Сообщений: 2,355
Репутация: 156 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Zommer Посмотреть сообщение
Знаю, что это несколько против негласных правил, но все же хотелось бы узнать... Хоть кто-нибудь прочел "Партию"?
По идее я должен был прочитать. Но внутренний навигатор чего-то сбился. Одно дело - пропустить переосмысление на тему Борхеса, но фантастическое произведение... и правда фантастика.
___


Партия
_______

Она по привычке добиралась пешком, сломав по дороге не один и не два посоха. - это уже фантастика или простое преувеличение? Если не ошибаюсь посох - это очень толстая палка, которую и намеренно не сразу сломаешь, а уж использую как опору при ходьбе...
Конечно, никаких шахмат тогда и в помине не было, это были куда более простые и незатейливые игры, вроде «кто дальше бросит камень» или «чей рык испугает птицу».
...
Именно тогда группа мутировавших приматов поднялась на ноги и стала использовать на охоте палки. Именно с того момента появились люди и стали упорядочивать окружающий их мир. С той Его победы началась история нового вида. Земля изменилась навсегда.
- 1. Уверены, что приматы занимались такой фигней - бросанием камней и запугиванием птиц?
Сразу видно идет описание избранных. Однако человек не может эволюционировать в течении всего одной жизни. Опять какие-то философские заморочки?
2. Вряд ли одна победа могла так быстро повлиять на развитие вида. Это долгий процесс.

Пока фантастического не наблюдаю.

И тогда кроманьонцы, те что были слабее, хуже и даже глупее одолели неандертальцев, за которыми должно было быть будущее. - альтернативная реальность? Эволюция наоборот! Получается, что и мы с вами хуже и даже глупее неандертальцев.
И если Она относится к неандертальцам, то, по идее, должна была вымереть как вид.
Шахматы использовались только для больших, важных, ключевых Партий. Все-таки ничего совершенней люди не дали им для Игры. - правда что ли? А как насчет Го.
Его фигуры были синими, Ее красными. Никаких Черных и Белых. Черное-белое, добро-зло, свет-тьма – это людские игры. Они играли на ином уровне. - они просто играли фигурами другого цвета. То, что этими играми чего-то решали - я не согласен. Тут дело уже не в Порядке и Хаосе, а в таланте и упорстве в тренировках. Поэтому развитие планеты будет определять лучший шахматист. Не потому, что так правильно, а потому, что ему так хочется. Желание одного, противостоящее желанию многих. Но... возможно эта игра - всего лишь воплощение процессов происходящих в мире.
И тогда это точно не будет иметь никакого отношения к фантастике.
Это пойдет философия.
Только цвет воды и цвет огня. - голубой и желтый.

Итого: Разбирать особо нечего. Ни одной "реальной" строчки, ни одного реального события. Сплошная иллюзия действия. По настоящему произойти это не могло, но происходит опосредовано, вытекая из деятельности всех нас.
Я так надеялся почитать что-нибудь фантастическое.
__________________
Notaku - аниме блог

Последний раз редактировалось Toraton; 01.06.2009 в 18:45.
  #374  
Старый 01.06.2009, 21:24
Новичок
 
Регистрация: 01.06.2009
Сообщений: 1
Репутация: 0 [+/-]
Полёт Эарендила

Рассказ-фанфик по "Сильмариллиону" Дж.Р.Р. Толкиена. Эарендил - первый эльфийский космонавт.



Скрытый текст - «Вингилот» - «Цветок Пенный» - вот имя моего корабля. Но на самом деле это имя моей жены, Цветка-у-Моря. Потому что Винги – только я зову её так.:
«Вингилот» - «Цветок Пенный» - вот имя моего корабля. Но на самом деле это имя моей жены, Цветка-у-Моря. Потому что Винги – только я зову её так.
Он изменился для того, чтобы подняться в Небесный Океан. Теперь моему кораблю уже не ходить под парусами. Сильмарилл и валар изменили тело корабля так, как изменилась Винги, шагнув в море с маячной башни. Так, как, верно, менялась её бабка Лутиэн, когда надевала на себя звериную шкуру.
Только обе они вновь стали людьми. «Вингилоту» стать морским кораблём не суждено.
Атани рассказывают, будто я поднялся в Среднее Небо без возврата на земную твердь. Это не так. Иногда я выхожу в море на кораблях родичей Винги, и над моей головой снова хлопают паруса, руки ложатся на весло, а палуба качается под ногами, вторя дыханию океана. Отец не зря дал мне моё имя – я не знаю, как смог бы жить, вовсе оставив водный океан.
Ещё атани говорят, что я поднялся в Среднее Небо один. Это тоже не так. Даже Среднее Небо полно опасностей, и семеро друзей со мною, и я – их капитан. Всякое бывало за эти годы – и звёздные дожди, и солнечный ветер, опасный там, за пределами воздуха, и даже Моринготто дважды тянул из-за Стен Ночи свои лапы (если, конечно, это ещё можно называть лапами). Но мы всегда возвращались домой.
Ещё говорят, что это сбитый мною дракон сокрушил Тангородрим.

… Когда за Моргота взялись валар, и эльдар Валинора высадились на Восточном Берегу, к Тангородриму было не подступить. На многие лиги вокруг Трёхглавой кишели орки, в воздухе роились крылатые твари. А сам Моргот заперся под горой, и Камень моего корабля горел от гнева, когда «Вингилот» проходил над этими горами – он слышал два остальных, всё ещё томившихся в проклятой короне.
Теперь Камень моего корабля для него то же, чем был когда – то наполнявший паруса ветер. Это его мощь поднимает «Вингилот» в небеса и движет вокруг мира – ближе путей Тилиона и Ариэн, выше полёта самых могучих птиц.
Летучих тварей разогнали Орлы и птицы Йаванны. А мы три дня и три ночи обстреливали уруков с воздуха – ведь «Вингилот» может заходить и на Ближнее Небо.
Да, так мы зовём небеса: на Ближнем гуляют тучи, по Среднему – небесные камни и чужая твердь, а на Дальнем сияют огнём великие звёзды. А ещё есть Вечное Небо – но туда не попадёшь, пока Единый Бог не позовёт за собой.
«Вингилоту» было опасно держаться в воздухе: над Анфауглит ходили безумные ветра. Валар бывают очень, очень страшны, и об этом не следует забывать. Сам Манвэ и есть ветер; Тогда воздух над Анфауглит кипел чёрной пылью и вращался, как вода в нолдорской стирке белья. Мало я видел таких штормов.
И вдруг всё кончилось: полил дождь, превращая пыль в жидкую осклизлую кашу. А от Трёхглавой поднялся в небо гигантский чёрный дракон.
Он был велик, словно кит-полосатик, и его несли большие кожаные крылья, а хвост был пострашнее клыков и рогов.
Здешние драконы большие и безмозглые, и кровь у них холодная, как у ящериц, а вот жадности и злобы очень много.
Мы сбили того дракона на немаленькой высоте, и он, кувыркаясь, обрушился куда-то в горы.
Воздух к тому времени уже очистился, грозовой ливень прибил поднятую ветрами пыль, а объединённые силы ваньяр, нолдор и атани гнали остатки морготовых тварей – многоногих и многоруких. Орков среди этой толпы уже не было.
Дракон свалился куда-то в горы, и как раз вслед за этим земля тяжело вздохнула: раз, другой и третий. А потом горы задрожали.
Сила Ауле раскалывала горы изнутри, а Тулкас со своими майяр отыскал Моргота, затаившегося в тесной кладовке. И Камень моего корабля звал остальные два, всё ещё скованные проклятым железом.
Если приложить к этому Камню ладони – хотя я и не делаю этого без особой нужды – то свет пронизает из насквозь, и станут видны кости. А умом я увижу, что делается с остальными двумя. Это похоже на осанвэ. Они одного корня, одного света, одного ума и одних рук. Кажется, они никогда не переставали слышать друг друга – и, может, ещё живущих. Тех, кого позовут. И закрываться от рук оплётшего их в Проклятое Железо, от его стремлений и мыслей. Уходить в раковину, словно моллюск – от хищника. И так – почти шестьсот лет.
Я боюсь за того, кто попробует вновь их позвать. Наверное, валар пока обойдутся без этого.
Я слышу – нет, я почти вижу это. И эта мерзость столетиями изводила свободные народы, посылая им всякие беды!
Он похож на огромного ирча, и так же, как они, хватает всё красивое и блестящее. И так же, как они, жесток с тем, кто слабее, и безумно боится того, кто сильней.

Земля дрожит и покрывается трещинами. Успели бы отыскать те норы, что Моргот прорыл под своими горами! Кто ещё может таиться там – недобитые твари, неведомая опасность или же пленники, которые годами не видели неба?

Иногда киты сбиваются с морской дороги и выплывают на мелководье, после не умея выбраться обратно. Дракон был как раз размером с такого кита. Но берег не вздрагивает подобно палубе корабля, когда кит бьётся в мелкой воде, силясь вернуться в океан.
Как-то дед Тургон, ещё давно, в Городе-среди-Гор, рассказывал о том, почему колеблются иногда Эред-Энгрин. Он ставил на стол кружку с водой и ударял снизу в столешницу кулаком. Кружка звякала и падала набок, роняя воду ручьём. Если так же ударить по столу сверху, вода в кружке лишь всколыхнётся, и только.
Так же и расплавленный камень Эред-Энгрин, текущий из жерл Трёхглавой, подобен этой воде.
«Вингилот» обходил Арду круг за кругом, и мы видели, как нехорошо всему окрестному краю, не только Трёхглавой Горе.
Войско Запада давно покинуло опасную Равнину Пепла. Только валар и майяр ещё были там, но для них гибель – лишь потеря оболочки, не более. Для них она не так страшна, как для иных живущих.
На следующее утро обвалился боковой конус Трёхглавой, а следом и две большие вершины. Земля внизу шла трещинами, в них вскипали вода и жидкий камень, и ядовитый пар поднимался до неба, застилая солнце.
А потом начали плясать земли Дортониона и Эред-Ветрин, Талат-Дирнен и Дориата, Хитлума и Арверниэна. Беда шла как степной пожар, и валар не справлялись, не могли её остановить.
Горько знать, что есть беды, с которыми не справляются даже боги.
И ещё горше видеть, как уходит под воду край, который привык называть своим.
Долина Гондолина и устье Сириона были моим домом много лет. Оссирианд и Дориат были домом моей жены.
И в иных краях жил мой народ, люди, которых я оставил, уходя на Запад за мечтой. И вот теперь земля, на которой они жили и за которую умирали, уходила от них, словно песок сквозь пальцы. А я ничего не мог сделать. Не мог даже быть на этой земле – «Вингилот» не умеет сесть здесь, только на особом поле на западе Валинора, а это совсем другие края.
И тогда я снова взял сильмарилл в ладони. И услышал песню боли и отчаяния. Услышал океан и огонь. Это камни, вечные, неуничтожимые, плакали о несбывшемся…

…Забери силу, забери боль, забери сомнение, забери страх, забери горизонт, забери морской путь, и сил нет, не вздохнуть. Ты, вечный, негасимый свет, ведь горя и неправды нет! Останови бурю, останови шторм, сохрани жизнь и сохрани дом! Лучше я к тверди вовек не вернусь, но пусть прекратится разрушение, пусть! Дуб и берёза, река и гора, падению здесь прекратиться пора!

…Я очнулся первым. Корабль висел у кромки Среднего Неба, остановившись в одной точке и вращаясь вместе с Ардой. На ардастационарной – так мы говорим.
Тучи разошлись, и было видно, что осталось от моего края. Но осталось! На том месте, где прежде был Ангбанд, стлались волны; Дортонион и холмы к востоку от него превратились в цепь островов, Криссаэгрим и Эред- Ветрин щетинились вершинами, а Эред- Луин стали береговой грядой.
Но буйство подземелий стихло, и твердь больше не походила на крышку котла.
А у новых берегов – если приглядеться – стояло множество кораблей.
А если очень-очень хорошо приглядеться – я могу и это - и прислушаться как следует – это я тоже могу…
Единый Боже, это они! Эльвинг всё-таки ошиблась! Это они, мои близнецы!

…Я возвращаюсь домой. Там, на Западном Берегу, теперь мой дом. Там ждёт меня моя Крылатая, не разучившаяся летать птицей в небе и ходить женщиной по земле. Это умение было у её бабушки, передалось и ей.
Я везу для неё вести. И горькие, и радостные. Разные вести. Одно расскажут у Маханаксара, другое привезут телерские корабли. Они уже летят под попутным ветром на запад, они несут тех, кто ныне возвращается домой.
Но я хочу успеть прежде их. Потому что я везу весть, самую важную для отцов и матерей.
Для отца и матери.
Для нас.
Весть о том, что наши сыновья Эллерондо и Эллероссэ живы.


Сказ о море,
Сказ о земле,
И о буре,
И о воде,
О парусах,
Что уходят за Край –
Чтобы увидеть,
Чтобы узнать.
Чтоб отстоять и правду, и честь,
Чтобы отринуть глупость и лесть,
Сказ о любви, что не знает преград.
Камни как звёзды над миром горят.
  #375  
Старый 01.06.2009, 21:42
Аватар для Zommer
Посетитель
 
Регистрация: 09.05.2009
Сообщений: 62
Репутация: 14 [+/-]
О! Низки поклон Toraton'у за то что откликнулся и прочитал!

Теперь буду отбиваться... Да. скорее это не фантастика, а философия. Некая Коэльвщина (тьфу три раза через левое плечо) если угодно.

Разумеется все это лишь символы. По поводу Го - оно упоминалось, как игра призванная решать вопросы философских учений и прочих идей. Я считаю что шахматы все-таки совершенней чем го, хотя Го и не решается компьютером. Могу в принципе эту свою версию обосновать, но для этого здесь не место.

Она не относиться к неандертальцам, Игроки какое-то время курировали оба паралельно существующих вида. Насчет того что неандертальцы "лучше, умнее, красивее и круче" - это разумеется лишь авторское предположение, впрочем оно ничем не опровергается. Их вымирание говорит лишь о том, что данная ветка была менее приспособленной, но не факт что менее умной, сильной и т. п.

Кстати данная зарисовка вполне могла бы стать вступлением к некоему более объемному произведению о противостоянии тех самых марионеточных президентов и безрассудных фанатиков. Возможно в противостояние вмешалась бы и некая третья сила. Но это все лишь додумки, в ближайшее время браться за написание подобного я не буду.

Ну и главный вопрос. Что есть критерий по которому определяется "фантастичность" сиречь принадлежность к фантастике того или иного произведения?

Могу в личку закинуть рассказ, который является чистейшей безысходной постапокалиптикой. Полагаю, что выкладывать в общей теме его не стоит из-за некоторой "жесткости" повествования. Но просто хотелось бы измерить "градус" фантастики на другом примере.
__________________
Господь сказал: если Я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу весь город и все место сие. (Быт. 18:26)
  #376  
Старый 01.06.2009, 22:02
Аватар для Toraton
Историческая личность
 
Регистрация: 11.07.2006
Сообщений: 2,355
Репутация: 156 [+/-]
Zommer

Что-то не похоже это на отбивание. Скорее на взвешенное выражение собственных представлений. Такое общение мне по душе.
_ _ _ _ _ _ _


Алекс Шагратов - Витий разящий
_______

Внушительный отрывок попался. С одного раза не укусить. Придется разбираться с ним в несколько заходов.
_______

Разящий брался и выполнял любую работу, если за неё качественно платили и теперь именно он мог определять условия заключения сделки. - т.е. в срок и в полном размере?
Кто-то смотрел с любопытством, кто-то с обожанием, но везде присутствовала надежда. - обобщаем. Надежда на что?
Да, конечно, вампиры быстры, хитры и крайне опасны, но если действовать с умом, то много времени их устранение не занимает. - набиваем цену герою?
Что собственно Витий и собирается продемонстрировать. Нет, он не собирается растягивать время, позволять противнику нанести себе раны – так обычно поступают те, кто хочет получить надбавку к сумме, за тяжесть работы – он убьёт его быстро, от этого его репутация только выиграет. - выдумки. Никто так не поступает.
Вот уже и мэр вышла, сама встречает гостя, показывает степень уважения. - лишнее.
-И тебе здравствия, Витий, - ответила мэр. – Проходи в дом, я велела накрыть на стол и приготовить комнату. Ты, наверное, устал и проголодался с дороги. - этот мэр - это не мэр, а владелица местного трактира или гостиницы. Будь герой хоть трижцы убивцем вампиров, никто бы его встречать не вышел. Мэр - женщина. Еще круче, чем мэр - держательница гостиницы.
«здесь не императорский дворец, здесь граница империи с весьма опасным врагом. Надо есть обильно, а не вычурно». - связи между врагами и вычурностью не уловил. Едят обычно то, что доступно. Или они подобно спартанцам казнят поваров-виртуозов.
К’брян находился в горной части империи и являл собой глубокий каньон, как будто кто-то огромный пропахал камень. - К’брян - это что?
"являл" - страшное слово. Настолько страшное, что намного страшнее "был", использованном в любом мысленном количестве.
город являл собой военную крепость. - второе явление города. После такого остается только могилку для текста копать начинать.
Странно, что в таком стратегически важном месте стоит именно город, пусть и с крепостью, а не единственно помянутая крепость с офигительно огромным гарнизоном. А еще лучше целой армией.
К’брян находился в горной части империи
...
Однако самих горожан больше пугало болото.
- болото в горах? Возможно такое в природе и существует, но в контексте отрывка похоже на штамп.
А вот тут Витию пришлось серьёзно задуматься. Риск увеличивался многократно. Одно дело вампир и совсем другое скопище монстров, большинство из которых он даже не встречал. - неправдоподобно. Профи должен знать почти все, что связано с профессией. Если он такой незнайка, то сразу должен отказаться и идти тренироваться на упырятах.
-Скажите честно, у вас преступность в последнее время сильно увеличилась?
-Нет, напротив, грабежей стало меньше.
-Конечно, ведь, грабители сами могут стать жертвами и одним кошельком тут не отделаться.
-Думаете, патрули можно снять?
- сидят, рассуждают, а мне все больше кажется, что автор не совсем представляет себе, что за город он выстроил. То ли крепость на границе - защита от орков, то ли торговый город, где есть чем воришкам поживиться. Откуда там столько народу? Что эти тысячи в горах делают? Тем более рядом со столь опасным местом. - Это я про локацию с чудовищами. Классика РПГ: стоит город, окруженный полоской леса или пушистой травки, но стоит отойти на пару сотен метров и сразу темный лес или болото с чудищами.
-Можете, разумеется, оставить, но если на них нападут в одном конце города, пока я буду в другом – меня не вините.
...
-Вот выполню работу, тогда и обсудим, - улыбнулся Витий. – Думаю, вы меня не обидите.
- детский лепет. Никакой он не профессиональный охотник за вампирами.
Если наемник, то на первом месте для него - деньги.
Веда смотрела в окно на удаляющегося охотника за чудовищами. На одного из самых легендарных в настоящее время. - можно хоть сто раз заявить какой герой невероятно крутой и могучий, но если он через строчку то плетет что-то невразумительное, то лыбиться, то размахивает двуручным мечом, держа его в одной руке (до меча я еще не дочитал, но уверен, что-нибудь в таком духе будет обязательно), я все равно буду сомневаться в его способностях на деле доказать свою крутость.

Итого: Это для затравки, дабы показать, что текст не так гладок, как хотелось бы автору.

Цитата:
Сообщение от Винкельрид Посмотреть сообщение
Рассуждение о женщинах, которые так и жаждут прыгнуть в постель к герою советую выбросить, пока до них не добрались настоящие насмешники нашего форума.

Надеюсь, что автор все же оставил эти кусочки на своих места. Обещаюсь добраться до них в след. серии.
__________________
Notaku - аниме блог

Последний раз редактировалось Toraton; 01.06.2009 в 22:52.
  #377  
Старый 02.06.2009, 11:00
Аватар для celeriomir
Посетитель
 
Регистрация: 28.09.2008
Сообщений: 35
Репутация: 2 [+/-]
Глава вторая

Скрытый текст - :
Кровавое сияние небес едва брызнуло кармином очертаний плывущих по небу облаков. Залипшие глаза уверенно не хотели открываться, боль во всем теле возбуждала жгучее желание вернутся в объятия сладковатого небытия, бессознательности. Улететь далеко, растворится в мерцающих волнах теплого прибоя. А волны обжигали, накатывали, потоками обтекая тело, будоража и тихо стеная тупой болью.
Холодный, ледяной прибой.
- Элрик.
Небытие…. Прекрасное чувство бессознательности . Разве стоит покидать его ради каких то там рун храмовников?
- Элрик, очнись!
Слова письменами врезались в сознание, обрели резкость, засияли.
- Я же вижу, ты даже глаза открыл.
- ...небытие…, Геенна!
Парень попробовал подняться. Трясущиеся руки едва приподняли его на локтях, голова словно ядро от мортиры клонила вновь упасть на песок. Настойчиво.
Он сидел на песке, посреди залитой утренним светом набережной, и трясся продрог от свежего ветра и леденящей воды. Волны обтекали его с невероятной ритмичностью, отдавая во всем теле ужасным ледяным жжением.
- Х-холодно…, - едва смог он выдавить из судорожно сводимых дрожью губ.
- Знаю, приятель. Но уж прости, я тебе не помощник: ногу задело, еле выплыл, еще и тебя тянул. Вот теперь даже с места сдвинутся не могу.
Элрик превозмогая жуткую боль в ребрах и постоянно накатывающиеся судорожные спазмы, развернулся на бок, запрокинув голову.
За мим, раскинувшись пластом на песке лежал недавний собеседник. Нагретый лучами восходящего солнца изодранный кожаный колет, и мягкая обувь выдавала профессию.
- Диб…, забытье тебя, рад….
- И я рад, парень, - выдохнул полной грудью тот, обессилено махнув согнутой в локте рукой, словно приветствуя, - сейчас немного отдохнем, и в путь дорожку.
Парень немного полежал, не меняя положения. Пелена бессознательности со временем прошла, освобождая место боли и острому холоду. Собравшись с силами он подполз к приятелю подальше от колкой пены и плюхнулся рядом.
- Интересно, где мы?
- Если верить словам капитана, где то между Вейсничем и Лемондом.
Парень закрыл глаза, подставляя обветренное лицо нежным лучам весеннего солнца. Ветер мешал согреется.
- Найти бы домишку какую-нибудь. Согреться бы….
- Ага! – Диб повел головой, видимо пытаясь изобразить манерный кивок, - Парень, очнись! Мы на кон-ти-нен-те! Здесь везде враги, смерть за каждым кустом, за каждым поворотом! А ему – домишку!
Тот привстал, всматриваясь в горизонт, словно что – то вспоминая.
- А что случилось?
- В смысле? - наделил его энергичным взглядом вор.
- Ну, там на корабле…. Вроде…. После того как мы в трюм прыгнули…. Что – то рвануло. А дальше не помню.
- А-а! Ну да. То–то я думаю, сразу ты как – то обмяк. Видно здоровски тебя той балкой огрело.
Парень потрогал затылок, где массивная шишка и корка запекшейся крови образовала массивную лепешку. Голову тут же прострелил разряд острой боли, вырвав из груди протяжный стон.
- Сорвало в носовом трюме крышу. Я то упал сразу на пол, - он усмехнулся, - вот, а ты ж не пригнулся, и тебя этой самой ка-ак бацнет по башке. Ну ты и ушел валятся. Я ж был подорвался, вздумал бежать. А кругом – пекло. Всюду трещит, взрывается. На передней мачте вспыхнул парус. Вскоре все вокруг пылало. Представь – кругом дым, огонь, крики, выстрелы. Я был, схватился за свой «Дуплет», - извлек он из потайного кармана заветный пистолет, - да как увидел что там творится, тут же передумал. Оба корабля разваливаются, кругом кучи трупов, обрывков тел, а они еще и сражаться лезут! Я был более предусмотрительным, и шмыгнул за борт. Ну – и тебя прихватил. Закинул на связку досок. Наверное, от фальшборта оторвало – чудесный плот. А сам уперся в него, и давай отгребать подальше. Так не успел и ста метров проплыть как что – то ка-ак рявкнет. Засветилось все – словно днем. А потом обломки посыпались. Я ж нырнул, ногу задрал, а в нее стальной кнехт на скорости пулей и вонзился. Можно сказать – тебя собой загородил.
Диб повернул голову, закинув за нее руки, и самодовольно улыбнулся.
- Ну, теперь, как видишь, идти не прытко могу. Гвоздь достал, а в ранку вода соленая попала. Пришлось обезбаливающего проглотить. Немного переборщил с дозой – теперь нога онемела. Подождем, пока пройдет.
- А где ты этого обезбаливающего то взял? – поднял бровь парень, разглядывая края порванной штанины товарища в поисках заветной дырки в ноге.
- Я же вор. Мне во тьме можно чего хочешь отхватить. Некоторые хозяева на замки даже ловушки стали вешать – с первого взгляда при игре светотени не сильно и различишь. А врежет она тебя по пальцу, иль чего лучше – пульнет иглой – зарядом. А он еще и отравленный бывает – то либо вой – а тогда смертушка верная, либо глотай настои гильдийские. Вот я и ношу с собой шансовый набор на отвороте – это чтоб ты, если чего, знал.
Он с деловитым видом замолчал, в ожидании реакции собеседника.
Тот не заставив себя ждать, восторженно кивнул.
- Я уж немного оправился. Ты дай мне свой пистолет…. На всякий случай…. А я пойду – разведаю что здесь.
- Не дам.
Элрик смущенно нахмурился.
- Но ведь опасно….
- Он не заряжен. Я не убийца – пистолета не заряжаю, - улыбнулся тот, - так что сходи, да осторожней. Лучше – ползком, скрывайся кустами и не выходи на открытую местность. И не торопись! - мы никуда не спешим.
Хларкаи, обрадовавшись столь профессиональному совету, кивнул, поспешив вверх по прибрежному склону.
- И пыль не поднимай! Дышать нечем, геенна его….
Через пять метров пологого песчаного подъема, взору открылась поросшая высокой травой и небольшими кустами можжевельника, равнина. Вдалеке протянулся островок редкого леска, за которым высился силуэт холма с расположившимся на нем сооружением. Яркое солнце заливало его высокие стены, превращая замковые башни и высокие стены в один большой сияющий столп. Понять что это до конца было нельзя, посему, подгоняемый страстным желанием выведать его тайну и забыв про страх, парень зашагал в его сторону. В ботинках чавкала вода, и спустя несколько сот шагов ему пришлось их снять, повесив за шнурок через плече. Проведя рукой по поясу, он ужаснулся.
- Дедово оружие! Геенна! Ге-енна!!!
Сорвавшись с места он рванул обратно к берегу. Пролетев вниз по склону, стал нервно бегать вокруг недоумевающего товарища, обрыскивая мелкие щепки и камушки.
- Диб! Где мое оружие?!
Тот гротескно повел головой.
- Если бы я его не выбросил, мы бы ко дну пошли…
- ТЫ! Как ты смел!!! – с ненавистью и остервенением рванул вора за отвороты камзола, - Это же…
Из под полы блеснул полированная латунь рукоятки. Рывком отдернув отворот обнажил пристегнутые на ремешках к подкладки парные пистолеты Фокса Хларкая.
Яростно выхватив оружие, парень заткнул его за чудом не размотавшийся после всех приключений кушак, и бросив гневный взгляд на обманщика:
- Вот значит как! Выбросил?!
Диб кисло улыбнулся.
- Ну, я пошутил…. Понимаешь – у меня такая профессия, вот и решил до поры до времени….
- А ну тебя, вор несчастный! Дела что хочешь!
Обиде и гневу Элрика не было пределов. Вначале – такой хороший человек. Честный, профи, а в действительности….
- Элрик. Прости, я не хотел!
Тот лишь свирепо сверкнул глазами.
- Я прошу прощения! Геенна….
Пусть все пропадет! Пустынный берег отражал эхо проклятий беспомощного вора, лепетание чаек и тихим шумом прибоя. Оскорбленный стоял в растерянности и гневе, не пытаясь понять, что же в действительности его ждет дальше. На какой-то миг смысл происходящего ускользнул, оставив лишь чистые чувства.
- Я считал тебя совсем другим…. Ты, бесчестный обманщик. Не нужны мне такие друзья…, спутники. Уйди с глаз!!!
Вор горько опустил глаза.
- Если б мог. Мне это все тоже не нравится, прости.
Холодность фразы усугубила.
Парень усмехнулся, глядя на беспомощно сидящего в песке мокрого, жалкого товарища по несчастью.
- А вообще – какого черта! – вдруг вспылил тот, - Я тебе жизнь спас! Где благодарность? Где «спасибо»! Или ты думаешь два пистолета давно умершего предка – слишком великая цена как для дружбы?!
Оба замолкли. Элрик – от негодования и сомнений, Диб – от собственных слов, словно залпом выронивших такое смелое «дружба». Не в его это стиле. Никогда не имевший друзей кроме хорошего вина и теней коридоров, не в праве внезапно назначать кого-то на пост друга. Глупо. Смешно!
И он усмехнулся.
Парень все стоял, терзаясь, сомневаясь и негодуя. Вскоре он окончательно запутался, сознание все терзала мысль о нелепости и бессмысленности а берег был все так же одинок и выжжен солнцем.
Кровью в висках стучали минуты неловкости и молчания.
Поднимающиеся над горизонтом светило вскоре не оставила в нем ни капли эмоций. Распластаный спутник, незнакомая земля, кораблекрушение. Все не так!
- Я вспылил, - едва выдавил из себя парень, словно извиняясь за глупоту ситуации нервными попытками поправить пистолеты за мокрым суконным поясом, - Вернусь, нет выбора. Мы ведь уже, получается, повязаны.
- Спасибо, уж…, покачал головой Диб, вздыхая, - И зачем к беспамятству пистолеты, если нет заряда?!
- Надо.
Под джентельменскими туфлями Харкая зашуршал песок, меряя его шагами вверх по склону. Он все еще был командиром группы, отвечал за людей, их будущее, их жизни. Пускай даже из группы остался лишь один. За ним – королевство, оно смотрит с надеждой, что молодой рыцарь сможет закончить начатое. Хларкаи идут! Он им всем покажет!!!
Мысли придали сил, остатки обид прошли, и их тут же заместило сияние стен далекого замка.
Только вперед. Четыре километра выжженной степи полностью высушили одежду. Боль от ушиба давала о себе знать. И без того нестройные мысли свернулись в тягучий, комкообразный клубок, упрямо застрявший посреди сознания. Дующий с моря ветер растрепал волосы, приятно снимая своими порывами наступающую жару.
Воздух над сияющими стенами задрожал, стройные башни стали казаться чудесным видением. Сном, в котором был он, вор на берегу, корабль в огнях залпов и сказочный замок, блестящий боками стен и рвущийся ввысь тремя большими и множеством маленьких башенок да переходиков. С каждым шагом видение становилось все четче, ритмично отображая каждый шаг в объятом тупой болью мозгу. Со стороны опушки леска сверкнула ленточкой дорога, показалась высокая арка ворот, оттеняя сплошную стену массивным навесным барбаканом. В одной из амбразур блеснуло жерло орудия, - идти оставалось не более километра.
Устав спотыкаться о сухие кочки, путаясь в выжженной траве, Элрик свернул к лесу, решив благоразумно зайти через центральные ворота.
На барбакане возникло шевеление. Число охранников зыркающих из под козырьков бургиньотов увеличилось, заставив молодого человека внизу на тракте подтянуть кушак, щегольски выставляя полированную латунь рукоятей пистолетов.
- Здравствуйте, господа хорошие! – собравшись с духом, бросил он в сторону ворот.
Ответа не последовало. Стражи лишь невразумительно переглядывались. В бойницах возникло несколько блестящих стволов.
- Стой, где стоишь! – гулко донеслось с балкона фланкирующей башни.
- Сударь, я особо уполномоченный посланец Королевства Элрийского, - уперся Элрик в бедро кулаком, приподнятый оглашенным им статусом, - прибыл к вам с миссией от Департамента Разведки….
Ворота гулко распахнулись, скрежеча массивными петлями. Из проема вырвалось несколько всадников.
- Особо уполномоченный, говоришь?
С рослого мерина на съежившегося парня взирал блестящий ствол драгунского карабина.
- Я посланец…, - только и смог выдавить Элрик, вновь теряя ощущение действительности в глубинах подошв туфлей.
- Один? Разберемся…, подняв оружие вверх, усатый остроскулый офицер щелчком разрядил замок, - Забирайте его!


- Элрик…!
Довлеющая темнота камеры распахнулась силуэтом двери, через которую вместе со скупым светом факелов влетел худощавый силуэт. Потрепыхавшись в сене, профессиональный вор, нынешний коронный агент Диб Обскур, сел, потирая ушибленное плече.
- Что ты здесь делаешь. Я думал, это меня только посчитали преступником, - заметив удрученную физиономию друга, осекся, - а ты уже длоговорился…. Ладно.
Тот кивнул, не проронив ни слова.
- Ты с ними пробовал поговорить?
- Думаю, ты сам пробовал, - нехотя проронил, скосив взгляд Элрик, - Результат понятен?
Диб вздохнул, сжав губы.
- Ну вот, а еще спрашиваешь.
Немного поерзав на кипе сена, служившей и одеялом, и ложем в холодной каморке темницы, вор пересел поближе.
- Так что же с тобой случилось такое? Я был более чем уверен….
- Слушай, - нарочито вспылил парень, - оказывается, им я очень похож на велебрианского рондашъера. А кто ж знал, что храмовники их ненавидят больше чем беллвутов!
- Храмовники, - удивленно поднял бровь собеседник, - а что они здесь забыли?
- По всей видимости, это их остров.
- Остров?! – еще более удивился тот, - Вот так на, с тобой общаешься – столько интересного узнаешь. Прям не верится – как я жил без тебя до этого?
- Не иронизируй. Ну, в общем – мы на острове. Опаленном солнцем клочке земли с парочкой деревьев и укрепленным замком в центре. Замок, кстати не старый – вычурный, красивый, побеленный – на солнце вон как слепит…. - Элрик причмокнул, пересев на не затекшую ногу, - А замок, оказывается, волшебный! Как меня завели во двор, заметил наверное: масса человек в коричневых мантиях, стражи не меньше. А то и больше. Я пытался объяснить им о своей миссии….
Вор закрыл глаза и поморщился. Парень не заметил.
- …, а они даже слушать не слушали. Отволокли к начальнику стражи, рослый такой, бородатый мужичара, с молотом инквизиции на черной рясе. Он все долго выпытывал про корабль, про пиратов, про мою диверсионную, шпионскую деятельность. Даже пытками грозился, - потер он распухшую пунцовую щеку, - и правда. Нуспел оглянутся…, гады!
- Успокойся. Что ты им говорил?
- Один из стражей ударил. А тот все допрашивал: откуда я родом. Из Элри же, самого короля Великого Города подданный! Они – вновь бить! Били, гады, как не в себя! Сейчас живого места нет; зубы все шатаются…,
Элрик отвернулся, вытирая лицо рукавом изодранной рубахи.
- То-то думаю – неважно выглядишь.
- В геенну! Иди…!
- Не бери в голову, - он похлопал товарища по плечу, пытаясь сообразить что в таких случаях делают нормальные люди, - всех когда-нибудь били. Меня тоже били – и живой ведь.
- …они забрали дедово оружие, туфли. Мерзавцы, раздели, побили и сюда бросили. Я ненавижу их! Здохните!!!
Крик эхом разнесся по отгороженному тяжелой деревянной дверью с решеткой, коридору. Лениво проходящий стражник выругался.
- Молчи, разбойник. Скажи спасибо что сразу же не повесили. Застрелить – пули жалко….
Парень рванулся было наорать сквозь зарешеченное окошко проклятий ему в след, но Диб рывком вернул его обратно на сено.
- Не советую. Мы вместе – уже хорошо.
- Что ж хорошего, - процедил тот сквозь зубы, сбрасывая руку Обскура.
Будь терпелив, скоро ночь, а там – мало ли что может случится. Пока, ложись спать – попробуй отдохнуть перед нелегкой тишиной.
- Как? Ты что – то задумал?! - все не унимал он своей импульсивности.
- Да тише ты. Спи, так надо. И ни о чем не думай, сейчас – это моя задача. Спи.

Ночь принесла нестерпимый холод. Своды и без того сырого подземелья покрылись влагой, искрившейся в свете отблеска коридорного факела. Диб задумчиво смотрел через ржавые прутья дверного окошка, иногда что то бормоча себе под нос. Стражник, по-видимому, задремал, и несколько факелов потухли, оставив лишь резкий запах догорающей пакли. Тени легли на пол длинными силуэтами, что позволяли прикинуть размеры коридора и его освещенность, вводя вора в еще большую задумчивость.
- Элрик, - позвал он друга, не поворачиваясь, - ты уже проснулся?
За спиной послышалось шевеление сена. Поборовшись какое то время со сном, элрик наконец уснул, и крепко спал до сего момента упрямо не взирая на холод и сырость. Потирая глаза протяжно просопел:
- Нда…
- Уже пора. Приходи в себя; придется кое-чему поучится.
- Чему же? – все так же тер глаза, в нежелании приобщатся к рухнувшей на него по пробуждению действительности.
Вор лишь подошел и рывком поднял его с пола.
- Мне не до шуток. Хочешь выбраться, слушай меня. Пояс есть? А пряжка?

Легкий щелчок едва тронул тишину коридора. В углу, над столом стражи потрескивал факел, а под ним мирно сопел часовой, корча во сне придурковато – наивные рожи. Сквозь халатно приоткрытый проход на лестницу прокрался легкий сквозняк; тронул пламя он скользнул вниз по стене и подкравшись к двери разбился о ее открывающуюся створку. В миг показалось, что какая то тень прошмыгнула в тускло освещенном пятне пола.
Нет. Это был лишь мираж. Все такая же гробовая тишина, сопение солдата, потрескивание факела….
Пламя мигнуло и погасло. Коридор погрузился в кромешную тьму. По пыльному каменному полу прошуршали неловкие шаги, шуршание одежды. Легкий шлепок продолжился грузным ударом о пол. Чернота коридора угнетала все больше, когда в конец не зазвенела снимаемой кирасой и скрипом петель ушей каски.
Новый сквозняк тронул ведущую наверх, халатно оставленную открытой, дверь. Потянул сильнее; слегка скрипнули двери. Тень скользнула по полу за порогом, исчезла. Нет, это не могло быть тенью – лишь плод ночного воображения да игра огня факела на стене. И сквозняк.
Элрик приглушенно чертыхнулся, вновь зажег факел, предварительно затащив увесистого стражника в камеру и закрыв замок.
«Вот работает» - мелькнуло в голове, - «отмычка из запонки колета и язычка ремня конечно лихо, но понятно. Остальное….»
Он лишь покачал головой, опустил непривычно покрытую тяжелым бургиньотом голову, и захрапел. Имитировать охранника выходило весьма сносно, право – боязко как-то.

Профессиональный вор Диб Обскур скользил вдоль древней кладки стены, пытаясь не задевать складками непредусмотренного для подобных операций, колета неровности.
Сводчатое помещение арсенала охранялось медленно бредущими вдоль стеллажей стражниками в количестве двух человек.
«Не совсем….»
Длинная тень легла, от мерцающего на дальней стене огонька, скрылась.
В два шага перескочил меж рядов, остановился прислушиваясь.
«Не совсем….»
Тень за спиной второго солдата скользнула как раз в момент, когда он отвел взгляд на блеснувший во тьме клинок.
- А…. Показалось.
- Что Джим?! – оживленно спросил с другого конца комнаты, второй.
- Да ничего. Видится тут всякое. Надо бы к настоятелю пойти – может каких-нибудь рун пропишет. Вон, Севжу дал ясеневые, так у него сразу ребенок родился.
- А ну такие руны! Представляешь – у мужика, не бабы, у Сержа сын родился!
- Да не… Баб какая-то…
- Слушай, а где ты на острове то бабу видел, окромя храмовой поварихи?
Тот почесал затылок, скосив водянистый взгляд в темноту.
- Ну да. У нее токо похлебка жуткая рождается. Ты прав. Не пойду к настоятелю.
Оба в задумчивости замолчали, глядя в пустоту. Из приоткрытой двери потянуло сквозняком, заставив желающего полечится отставить абсолютно бестолковую в помещении алебарду, и пойти закрывать. Ночь была как и прежде: спокойна, сыра и скучна.

Настоятель Эванс Валфон не спал. Последнее время сон доставлял лишь хлопоты, а усталась была делом поправимым. Проглотив очередную рунную пастилку с тивасом из сосны, он отпил из богато украшенного серебром хрусталя и вновь углубился в чтение.
Свод обширной библиотеки терялся во тьме. Едва выхваченные силуэты многоярусных шкафов слегка подрагивали при свете восьмиконечного светильника, оставляя утомленному долгой работой разуму лишь клочок окружающей обстановки; не сбивая, не давая какого либо повода для лени или глупых сомнений.
Страница перевернулась. Великий метр Алкуин знал о чем пишет. Совершенный труд по позднеруннической традиции, легкий язык и глубочайшая степень обработанности материала: вплоть до ранее не встречавшихся звездных таблиц и их векторов для более точного начертания заклинаний. Подробнейшие пояснения по каждой руне Великого Футарка…. От обрушившегося на него за месяц чтения потока информации старенький инквизитор согнулся в буквальном смысле. От старой выправки не осталось и следа, а синяки под глазами были лишь подтверждением его физической деградации.
Наверное – это старость, подумывал он редкими минутами отдыха, прохаживаясь по длинной галерее балкона. Все признаки были на лицо. Даже адепт – аптекарь, еще успевший пройти школу знаменитого Боунского университета Практической Семантики, ворчливый Лодзеф, не мог с этим ничего поделать. «Великий Закон не перепишет ни один из существующий»: двести восемьдесят вторая страница третьей главы раздела метафизической космологии; «Летопись» Алкуина. Хоть память его не подводит, улыбнулся Эванс, поглаживая аккуратную седину бородки.
Старость – награда мудростью, за которую платишь самочувствием.
За мудростью же всегда стоит высокий профессионализм, но даже такой профессионал как он не мог остановить наступающего забвения.
Последнюю точку в сомнениях поставил эксперимент, проведенный неделю назад. Простая транслокация из-за легкой небрежности, чуть было не переросла в легендарную и полу мифическую телепортацию. Но результат ошеломил: Элри по всей видимости решило вмешатся. Впервые, за сорок пять лет!
Но это было не главное – мысль тревожившая его с самого момента начала белвутских брожений, переросших в настоящую реконкисту, наконец получила подтверждение – в Дорне действительно что-то нашли….
Амулет едва дернулся. В сознание прокрался образ, зашелестев сухими страничками мыслей.
- Здравствуйте, мистер Диб Обскур.
Старческий голос был спокоен и сыпуч, словно песок на побережье.
Вор замер, не веря в возможность своего обнаружения.
- Я бы попросил вас подойти ближе к свету – не удобно вести беседу с тем, кого плохо видно, не так ли? Ай простите – совсем забыл, вам с вашей профессией это совершенно необязательно.
Диб, поверженный в совершенное замешательство полностью потерял дар речи.
- Не переживайте – ваша профессиональная гордость не должна пострадать – я использовал руну обнаружения. Тем более – ваш профессионализм и теперь безупречен - аура была едва ощутима.
Огромная «Летопись» тяжко ухнула, закрывшись. Эванс мягко улыбнулся.
- Простите стражников за подобное поведение с вами и вашим другом, который, кстати, сейчас спит на посту как и полагается настоящему стражнику. Это была вынужденная мера – ваша миссия, и особенно то, что с ней связанно важно настолько, что вы и представить себе не можете. Поэтому даже моим инквизиторам лучше думать о вас как о разбойниках.
Избавившись от неловкости и непривычности быть обнаруженным, Обскур вышел на свет, изо всех сил стараясь не щурится и сохранять надменность взгляда. Получалось плохо.
- К чему все это? Вы странно себя ведете как для того, кого я хотел убить и украсть планы замка.
-Все нормально. Как вы уже могли догадаться, я в вас нуждаюсь. Кроме того, убивать – не в вашем стиле. Аура прописана идеально и в ней нет места агрессии. Это смог бы прочесть и дилетант…. В свое время. Да и признайтесь – шли вы сюда без всякой надежды на успех – просто, чтоб куда то прийти, и при возможности – сообразить побег. Плана, ведь, не было?
Диб подтянул под себя стул и уверенно сел, закинув ногу за ногу.
- Я всегда так работаю.
- Рад. Вижу - вы в нужном расположении духа, и можете слушать с должным мне вниманием. Вы романтик, мистер Обскур. Скрытый романтик, бегущий от своих страхов во тьму; признаться у вас это весьма неплохо получается, но не об этом речь.
Вы тайный агент, и понимаете меру важности молчания, посему буду с вами предельно откровенен. На континенте царит хаос.
«Он изобрел порох!» зло мелькнуло в голове Обскура. Странный тип. Не нравится мне это…. Не совсем….
- Храм уже полностью потерял свое могущество, а влияния футарической магии и остатков былой мощи едва хватает, чтобы выживать. – маг сплел перед лицом пальцы, играя морщинами в свете свечи, - Вопрос стоит уже не о удержании того, что есть, а наследовании того, что осталось.
- Поясните…, - смысл речей говорящего становился Дибу все более непонятным.
- За последние три тысячелетия мы накопили огромнейший объем знаний и теоретической мощи, которую сложно переоценить. Последний академический собор сделал вывод что суммарных знаний хранящихся в множестве храмовых библиотек достаточно чтобы смоделировать искусственным образом любое явление окружающей природы, и даже – примитивную судьбу человека. Мы уже вплотную подходили к решению проблемы сотворения мира и выведения идеальной формулы мироздания, как грянула беда. Все выросло на основе Велебрианского вольнодумия. Несколько местных храмовников решило заняться независимой практикой и экспериментировать с рунами вне системы храмового контроля. Естественно их попытались онуздать, а ведь правильно! Сложно себе представить до чего бы довели не контролированные и зачастую плохо продуманные эксперименты с рунами на уровне аттов! Это стало бы настоящей катастрофой, но некоторые этого не понимали!
Влебрианские меценаты, обладающие неограниченной властью, взяли их под свою протекцию. Именно там разросся источник ереси, хаоса и забвения!
Увлекшийся старик в порыве затряс головой, словно пытаясь оборвать наплыв воспоминаний.
Пламя светильника дрогнуло, заиграв тенями бумаг. Стеллажи с книгами словно зашевелились, заставив вора поморщится: «ненавижу сквозняки, пламя играет, тени не стойкие: могут заметить….».
- В общем, - скрестив руки на груди, наконец прервал тираду, - о белвутском восстании вам и без того известно.
Вор не стал перечить. Из соображений времени. Ситуация и так гнела, а многословность настоятеля приводила в непривычный ступор.
- Вы мне нужны.
Наступил момент, когда ступор наконец прервал в голове Обскура всякое мышление.
- Как и королевству, вы нужны мне агентами на континенте.
- Хах! – всплеснул руками вспыхнувший Диб, - Нанимают просто на ходу! Вижу у вас на континенте без работы не останешься! Нет-нет, вы не перебивайте, послушайте, нас чуть было не убили в морском бою, едва не утонули, были вами захвачены как последние преступники и даже нормально выспатся не смогли, а тут – в рекруты! Извините, я чуть – чуть не понимаю!
- Я ожидал этого, - Эванс ответил мягкой улыбкой, утопая ладонями в глубине рукавов, будьте спокойны – в этом нет ничего колдовского. Просто – холодный расчет. Как уже говорилось – я тремлюсь сохранить достояние Храма, хранящееся у меня в библиотеке. Когда последние королевства благочестия памяти падут, флот беллвутов доберется и до нас, и это будет полным крахом Старого Мира. Конца эпох, всего сущего, что уйдет в забвение вместе с истинными знаниями о рунах. Люди вновь будут верить во множество богов, приносить им жертвы, убивать друг друга без разбора.
- Не знаю, сударь. Именно последним сейчас они и занимаются. И занимались – во всех временах.
Старик лукаво улыбнулся.
- Вы умен. Даже как на коронного агента. Вот только не могу понять – к чему эти отказы. Ведь я еще ничего не предложил, а наше сотрудничество может стать взаимовыгодным.
Диб, взглянул на догорающие в настольном светильнике свечи.
- Не со мной нужно говорить. Я простой вор; многого не понимаю. Вот парень….
- Парень спит, а вы здесь. Решайте, - нельзя всю жизнь переносить ответственность на других.
- Морали учить вздумали?
- Нет, - старик щелкнул пальцами, остро блеснув фиолетовым взглядом, - я лишь мотивирую. Подумайте – ведь я могу снабдить вас картами, необходимым оружием, храмовым оружием, заметьте. У вас же нет ничего, я же вам дам все – и вы отказываетесь, даже не зная, чего же я хочу!
Диб почувствовал слегка угнетенным. Старик был убедителен, харизматичен, знал на что давить. Полумрак усиливался с каждым погасшим огарком.
- Ну. Чего же? – неловко попытался сгладить он.
- Наконец, то! Ждал этого вопроса, признаться, с нетерпением. В Дорне вот уже пол года идут усиленные раскопки. На сколько я знаю – вы направляетесь именно туда, а использование ретранслирующих формул для слежения я не могу из-за очень странных помех. Скорее всего там вскрыли руины доисторической эпохи. Так вот….

Маленькая лодочка отплыла от укрытой плачущими ивами пристани окрашенная предрассветным багрянцем. Заря слегка подожгла обрывки облаков, удивительно резко вырвав силуэт замка среди плоского блюдца острова. Вор молчаливо курил на носу, когда пытающийся наконец проснутся парень промычал себе под нос.
- Та что там произошло? Чего это нас сразу так отпустили?
Вор молчаливо выпустил в него тонкую струйку дыма.
- А что это за мешки? Ящик подомной?! Диб!
- Ладно, ладно. Томить не буду. Настоятель выдался весьма приятным человеком. Мы поболтали, договорились.
- О чем?! – Элрик упрямо не слышал неловко сокрытого сарказма.
- Хэх. Интересно наблюдать, как ты бесишься. - парень фыркнул, - Он желает получить сведения, которые мы добудем для Фальтагнера. В общем – и волки целы, и овцы сыты.
- Наоборот! Тьфу ты, я уж думал, что нас продали в рабство. И что нам за это?
Тот весело повел бровью, блеснув в карминовых лучах покрытым рунами стволиком.
- Во-первых, и самое важное, инструкции о выполнении, кои мы должны были получить по прибытии в Вейснич. Вот тебе и магик – ничего не утаишь! Так, второе: нас снабдили храмовым ружием. А третье, и,пожалуй – самое главное. Исключительно ценные карты и планы Дорна двадцатилетней давности. Не спорю – за такой период времени многое могло изменится, но ничего лучше все равно не найти – храмовые карты совершенны, я всегда любил ими пользоваться. Хоть они и редко попадались. Помню, шел я как то в поместье Валензы, да и думаю – заскочу ка по дороге в городской архив – никто ведь от этого не обеднеет. Вот так – интересно мне стало, что же в том архиве держат. Я, значит, обрался, обошел двух вечно дремлящих охранника и зашел в хранилище. А там – кипы книг огромные, сводчатые окна и стойки со свитками в коженых тубусах – до потолка. Ну, я там таки обомлел – в жисть не видел столько бумаги, ей памяти! Я тогда подумал, - а дай пойду вглубь, там может чего интересного лежит. И да – под двумя большими шкафами лежала кипа всяких бумаг. Просто рулонами! Я значит, давай в них рытся: а там все рисунки какие – то непонятные, условности там всякие и руны по бокам. Ну я сразу понял – храм как храм. Только вот их смысл был совершенно неясен. А потом я наткнулся на один рулон – а там все как в денвольфе когда на него смотришь с близлежащих гор. Вот я и смекнул – что такое карта о которых торочат портовые крысы за пинтой отвратительного разбавленного пойла….
Он провернул барабан длинного пистолета, исщерпленый тонкой магической вязью.
- Но пистолет хороший. У меня тоже был подобный стволик.
Смотревший все это время безучастным взглядом на силуэт удаляющихся стен, парень встрепенулся.
- Диб, интересная история, Но все же – ты не рассказал про инструкции. И не хотел бы сам погрести?
Тот сжал губы, вытряхнул о край невысокого борта трубку и картинно вздохнув, сел на место парня.
- Собственно инструкции, - зевнул он, слабо перебирая веслами, - весьма просты. Прибываем на континент, а по его словам до берега на постоянном бризе мы приплывем к заходу солнца, а там уже действуя про ситуации направляемся к Дорну. В дорне, же, если верить этому, как его…. Эвансу! Если верить Эвансу – будет весьма непросто. Город отлично защищен: Крофтнирский архиграф Ульфгарден Герц какой то там по счету, не поскупился ни на охрану, ни на средства сохранения секретности. По едва выросшим с последних войн деревням крестьянам вообще запрещается упоминать название Дорн, а младенцам рассказывают о ужастном дракое, притаившемся среди его высоких стен….
- Диб, - Элрик прочистил горло, манерно кашлянув, - что то не клеится.
- Ладно – ладно! – засмеялся вор, я пошутил. Это все выдумка и ничего такого мне настоятель не говорил. Но смысл остается, я лишь решил придать ему… Эмм – литературной формы!
Собеседник опустил взгляд, поджав под себя ноги.
- Ну, так как нам в таком случае туда проникнуть?
Диб перестал грести, потянув носом попутный ветер. Улыбнулся.
- Интересный вопрос, Элрик. Интересный. Я люблю интересные вопросы. Есть такая воровская мудрость – интересные вопросы нужно решать ночью. Не интересные, собственно, тоже. И вообще – почему мы еще не под парусами.
Он решительно втянул весла и подскочил к парусиновой связке, разматывая канат. Маленькое суденышко закачалось.
- Теперь мы будем командой на этом судне! Элрик как назовем его?!
Тот не мог не удивится внезапному порыву друга. Диб явно изменился. Перестал быть угрюмым, - это было сложно не заметить.
И он улыбнулся.
- Эстрит!
- В честь бабы? - гротескно скривился Обскур, разворачивая полотнище паруса.
- Ну да!
Друзья весело засмеялись. Спустя несколько минут, над одиноко плывущем в зеркале золотого неба, океане, вспыхнул белоснежный треугольник. «Эстрит» легкой ласточкой заскользила по утренним волнам, словно желая навеки расстаться с одиноко застывшим меж вечных вод, островом.


не забываем тэг спойлер

Последний раз редактировалось Jur; 02.06.2009 в 12:06. Причина: не забываем тэг спойлер
  #378  
Старый 02.06.2009, 11:15
Аватар для Zommer
Посетитель
 
Регистрация: 09.05.2009
Сообщений: 62
Репутация: 14 [+/-]
Рассказ на тему занимательной демонологии

Скрытый текст - Рутина:

- Рррр! Гаф! Гаф! – докладывал начальнику Мефистофель, тот чья очередь быть Надзирателем Промежности как раз подходила к концу.
- Ссссссс! Щщщщщщ! – Сатаниил был недоволен. Очень недоволен. Этот хромой кобель Мефисто настолько увлекся своими играми с отдельными смертными, что проморгал важнейшее изменение. Коренное, ключевое изменение. Да на периферии, да не в разлюбимейшой его Европе и даже не в Новом Свете, куда Мефисто тоже частенько наведывался. Таких просчетов главный Наблюдатель Промежности пусть и не входящий в Совет Семи конечно не должен был допускать. Чай не мелкий бесенок - заслуженный и уважаемый, весь в регалиях. Но Мефисто расслабился, обленился, доломал таки католиков с протестантами и совсем позабыл от своего снобизма про тихо копошащихся в своей глуши русских. А те тем временем задумали строить Рай на земле. И так уж сложились звезды, что никто не мог сказать точно, получится у них это или нет.
- ЩЩЩЩЩ! СССССССС! Так, срочно переходим все на язык задолбавшей нас проблемы, ментальность будем прощупывать! – Темнейший внезапно обернулся из своего привычного змеиного облика огромным человекоподобным существом. Он прямо с каким-то желчным исступлением разглядывал пухлую папку с разными досье под названием «Русская литература» - основная беда нынешнего правления Ада. – Твою мать! Идиот ты безмозглый, Мефисто, а не наблюдатель. Черт! Именно что мелкий черт, раскудрить тебя через коромысло. Худший надзиратель, хреновый как жопа в яблоках! – Князь тьмы бил когтистой лапой по длинному столу совета и прочие демонические сущности лишь молча внимали гневу начальника.
Сейчас Мефистофель тихо поскуливал, как побитая дворняга, и ничегошеньки не осталось от былого лоска и великолепия, которым он вскружил голову немалому числу смертных. Сатаниил в гневе был страшен. Ну, а то! Это была его первейшая обязанность и одна из множества официальных должностей «Главный по Гневу», мог и разжаловать ведь в низший чин. После этого Мефисто пришлось бы вступить на работу в качестве какого-нибудь заштатного безымянного «кошмарника» или «дурманного визитера» или еще хуже «детского пугала», со всеми вытекающими последствиями как-то месть за старые обиды дорвавшихся до вчерашнего господина средних чинов и, конечно, смертная скука этого рутинного занятия.
И так продолжатся могло и пятьсот лет, а то и тысячу. Бафомет вот до сих пор «Сектантское Идолище», Бегемота так и ваапще того… С грязью смешал… Ходит теперь, в кошек вселяется, даже законное право на «Вселение в Тело Смертного» не оставил. Шутник-Бегемот, мать его растак… Нельзя с начальством шутить, а он этого так и не понял за много-много лет. Нельзя тайком гадить Сатаниилу в суп, «Просто чтобы поглядеть на Его рожу». Вот и сидит теперь незнамо где, незнамо в каком теле и мяукает. Крыс жрет… Шутник… Дошутился, блин…
Темнейший, правда, в отношении Мефисто, скорей всего сменил бы гнев на милость, - все таки кадрами опытными не разбрасывался, особенно во время форс-мажорных обстоятельств. Новые кадры брать было просто неоткуда, смертные чего-то не торопились создавать каких-то особенных религий с развитой демонологией, так что работали на поддержания Баланса все те же знакомые и успевшие страшно друг другу надоесть лица.
В Высшем Совете по-прежнему кроме Сатаниила за длинным столом заседали заседали Люцифер, Мамон, Асмодей, Вельзевул, Левиафан да Бельфегор. Лилит забегала в Канцелярию когда-никогда, тоже имела немалый возраст и авторитет. Хотя в Раю-то оно конечно получше было, куда Лилит по давнему договору была вхожа. И даже в населенной смертными Промежности, доставившей демонам столько головной боли существовать в целом было удобней и приятней, Мефистофель, столько лет бродивший по Земле, это хорошо понимал. Ну и эти еще… «Языки». Советчики. Кукульканы, Локки, Гекаты, Кали, Сеты, Мары, Миносы всякие и еще с пару десятков самых талантливых, которые смогли во время Политеистического Беспредела наследить так, что по указанию сверху Сатаниил взял их к себе на синекурные должности.
В принципе, «языки» ни за что не отвечали, отчетность не вели, советом Совету («тавтология» - прозвучало новое слово, на русском языке где-то на периферии сознания Мефисто), правда, и впрямь могли помочь, опыт-то поболе, чем даже у некоторых из Великолепной Семёрки. Да тока в большинстве своем уже были совсем выжившие из ума маразматики, безнадежно отставшие от жизни. Азазель вот еще очень усилился в последнее время. Поговаривали, метил на место нового Наблюдателя или даже хотел войти в Высшую Лигу на место уже основательно подзабытого смертными Бельфегора, но пока «Убивец» продолжал заниматься любимым делом, а именно провоцировал массовые геноциды везде где тока мог и какими угодно средствами. Последними его детищами была Французская Революция и походы Наполеона. Гражданская в Штатах не в счет. Так – легкая разминка, не более того.
Итого набиралось у Сатаниила девять главных помощников да плюс еще кучка выживших из ума советчиков-«языков», которых Темнейший ни во что не ставил, ибо должность Главного по Аду они все безнадежно профукали, когда еще была возможность ее занять.
Самый же Главный (Главный Главных, как его обычно называли в официальных документах, а за глаза Бородатым) по праву считал Сатаниила наиболее достойным кандидатом на должность Темнейшего, ибо самый первый разлад (по версиям некоторых наглых бесят-вольнодумцев первое расщепление личности Бородатого) произошел у него как раз с ним. Тогда Сатаниила чаще называли Ариманом, и разладилось все у них вовсе не в иудейских верованиях, а еще раньше с приходом Зороастра. Бесята-вольнодумцы иных воззрений так и вообще считали первой рискнувшей перечить Главному Главных Лилит. Но об этом они вслух наговорили и думать старались пореже, ибо за такое… Да что там говорить. Кто в Аду, да еще и на нижайших должностях, тому объяснять не надо,
что есть вечные мучения в теле смертного, к которому их запросто могли приговорить.
Трудно, ой как трудно быть обреченным тянуть должность мелкого чиновника в Канцелярии, в этом плане жизнь маленьких бесов мало чем отличалась от жизни маленьких смертных.
Впрочем, крупным начальником тоже быть нелегко.
Сатаниил был очень заинтересован в сохранении Баланса, поскольку его сынок так до сих на территории Промежности и не порезвился. Бородатый-то посылал своих уже раз так где-то пять-шесть, ну а что ему поперек скажешь-то, а? Либо идти и начинать с нуля свой Мир (никто не рискнул, кроме одного из отпрысков Бородатого, проживавшего в Индии о котором ныне было вообще ничего не известно), либо принимать правила игры. А чуть Баланс накрениться – все. Прикроет Бородатый всю эту лавочку и глазом не моргнет, на то он и Главный Главных.
- Просрали все души! Все просрали! Не я просрал, вы просрали! Вы просрали, так вас растак! Разжирели, с бедами давно не сталкивались, проверок сверху не приходило и тут… Разжирели, засиделись, ты вот вообще забегался, Надзиратель хренов… Встать! Всем встать, я что мальчик, чтоб вы тут ржали в кулак передо мной? Я блин Начальник Адской Канцелярии! – Сатаниил указал на бушующую за окном Геену Огненную и простирающиеся за ней бескрайние горизонты всех возможных преисподен, которые только выдумали люди, со времен самых первых осознавших суть греха племен. – Это просто, думаете? Просто, по-вашему? За этой хренью следить, чтобы нам сверху тотальный медный таз не пришел, а? Я Начальник Адской Канцелярии, а вы хреновы проектировщики, ни хрена сами сделать не сможете! Мне стыдно за вас, Азазель – пацан совсем, но он мать его делает, делает хоть что-то, а вы…. ПРОСРАЛИ ВСЕ ДУШИ!
«Нда… Амнистии не будет» - с грустью понял Мефисто, перекинувшись из черного пуделя в элегантного господина с тросточкой. «Как же он все-таки орет, ужас. Смертным показать – так те не поверят, что так вообще можно орать. Даже Бегемот не поверит, хотя ему при встрече опишу все в красках. Может он придумает как Сатаниилу отомстить и хоть лет через сто, но в суп снова нагадить».
Темнейший убивался еще долго:
- Значит проникнувшись идеями, обратите внимание, европейскими, Мефисто европейскими, идеями, эти бешенные ортодоксы наваяли незаметно великую литературу и накопили нереальный заряд духовности. А теперь они удумали строить в Промежности Рай, он же царство праведников… и если не принять экстренные меры – они построят! Построят! Чего делать тогда будем? Промежность на то и Промежность, что промеж нами и армией Бородатого. Кому мы нужны будем, кому они нужны будут, если у них там будет Рай? Быстро, быстро всех кого можно ко мне сюда, на летучку, будет мозговой штурм…
Да все и так были здесь. Только Азазель-«Убивец» еще прилетел, да Лилит пришла, видно ей было интересно чем это все дело закончится. От Лилит советов ждать не стоило, а вот «Убивец» кажется взял свое и будет он теперь главным Наблюдающим начиная века с двадцатого и далее. Кончилась эпоха интеллигентного, кроткого и ироничного Мефистофиля, начнется скоро эпоха мордоворота и убийцы Азазеля.
- Предлагаю нас всех выпустить к ортодоксам! – сделала первое предложение Кали, потрясая своим ожерельем из черепов. – Нас нужно вселить в каких-нибудь аватар и мы покажем им, что такое ярость забытых богов!
Сатаниил поморщился. Все «Языки» сколько он их помнил выражались очень пафосно, былые заслуги покоя не давали, но это предложение не стоило даже и рассматривать. Двадцать-тридцать умалишенных уже не перевернуть эту машину вспять, что-то серьезней тут требуется.
- Может, восстановим Политеистический Беспредел? – ухватился за мысль своей коллеги Локки и хищно оскалился. – Нас восстановим, да и потом в Митгарде у дикарей где-то еще остались неплохие экземпляры. Из тех, что до сих пор по земле ходят и не списаны в утиль. Вот, Ктулху, например, полинезийский. Его бы грамотно раскрутить, может, чего и получится…
Сатаниил не удостоил бога обмана даже взглядом. Эти уловки и намеки на тему «а давайте восстановим» он слышал всякий раз, когда ситуация хоть чуточку выходила из-под контроля. Хрен вам, а не Политеистический Беспредел, уроды. Отвоевались. Надо раньше было думать.
- Отмотать время назад, неплохой вариант – это уже Кукулькан. - Мне лично случалось такое проделывать… ну когда я в силе еще был. Может сработает? Исправим ошибки, задушим так сказать в зародыше всех этих с чистыми помыслами?
Этому уроду ничего не надо другого, кроме как очередная тысяча-другая сожженных в его славу сердец. Не перевернет он, конечно, время, теперь только Бородач такое может сделать, даже Джизус отказался от подобных экспериментов, поскольку Отец ему строго-настрого запретил. А тут какой-то заштатный списанный в утиль демон.
- Еще! Еще! Еще версии! Давайте! – Станиил прикрыл глаза и тер виски. Голова болела страшно.
Тяжело быть большим начальником, когда все вокруг идиоты.
«Языки» разошлись. Они очень громко крича и перебивая друг друга кинулись предлагать варианты один безумнее другого. Даже ярость Темнейшего не всегда могла пересилить нестройный какофонический хор нескольких десятков глоток, забытых, но не сдавшихся бывших богов, а ныне просто демонов.
Высший же Совет молчал. Всякий боялся отхватить, перетянуть на себя еще хоть капельку раздражения, которое досталось Мефисто. Лучше было молчать, ведь каждый держался за свое место. «Языкам»-то ничего не сделается, за ними историческая память и покровительство Главного Главных. А вот они могли запросто попасть под горячую руку и быть разжалованными в кого угодно. Пример Бегемота не давал покоя всем входившим в Высший Совет.
Это так тяжело служить в Канцелярии, когда начальник такой идиот.
- Хорош! – стукнул кулаком по столу Сатаниил. Все «языки» разом смолкли.
- Может быть… - попытался было начать Мефистофель, но Темнейший удостоил его таким взглядом, что хромоногий поневоле проглотил язык.
- Я знаю, что делать, - дождался своей очереди Азазель. – Мы дискредитируем их духовность. Пусть строят свой Рай на земле, только пусть к власти сперва придут Демагоги, затем Палачи, а после лицемерные Ничтожества. И вот увидите, их чистый светлый посыл еще долгое время будет наводить ужас на весь мир. Их нарекут со всей духовностью Абсолютным Злом, даже если над истинным Абсолютным Злом они сумеют одержать победу. Демагоги-Палачи-Лицемеры. И нет никакого Рая на земле.
Все. Это был Триумф. Триумф убийцы и мордоворота. Мефисто понимал, что Азазель был прав от первого до последнего своего слова. Лучшей идеи и не выдумаешь. Сразу видно, кто внимательно следил за жизнью в Промежности, а кто развлекался там в свое удовольствие.
- Молодец, - Сатаниил наконец хоть немного да успокоился. – Учитесь, олухи… Учитесь… Нда… заступишь на должность в… (Темнейший полез за списками хронологических таблиц) в 1908 году 30 июня по их ортодоксально-христианскому летоисчислению.
- Можно мне будет как следует обставить свое… Хм… Вступление в должность? – глаза Азазеля как-то нехорошо поблескивали.
- Хрен с тобой, можно… Только я ж тебя знаю – выбери себе какое-нибудь место потише. Сельву бразильскую или, может, Сибирь. А то нафиг поуничтожаешь весь материал, - когда Темнейший не был закупорен в собственной ярости, он был воистину по-царски щедр. Как и подобает Начальнику Адской Канцелярии, впрочем.
- А мне теперь что? – рискнул таки подать голос Мефисто.
- Сссссс…. Щщщщщ…. – ответил ему принимая прежний свой облик Сатаниил. Это означало примерно следующее «Прочь с глаз моих, отправляешься в Промежность в теле пса с ограниченным правом на вселение в тело смертного. Смертный, доступный для временного вселения, будет единственный. Нищеброд, фигляр и позер некто Коровьев.»

Мефистофель глазом не успел моргнуть как оказался в теле побитой дворняги, где-то на окраине шумного города. Он перестал понимать язык людей, они быстро носились туда-сюда и им не было дело до того, что бывший Надзиратель ныне скуля бегает где-то по холодным морозным улицам в виде собаки.
Навстречу ему вышагивал жирный черный кот. Бегемот, сомнений не было. По давней традиции собака ринулась на кошку, а та ответила мерзким кошачьим шипением и тщетными попытками оцарапать собачью морду. Облезлый клубок сумела расцепить только неожиданно подошедшая рыжая проститутка Геля, которая оторвалась от своих семечек и отчего-то забрала этих ничем не примечательных кошечку с собачкой к себе в каморку.
Уже спустя буквально полчаса Лилит (а это конечно же была она) сумела разорвать заклятие Сатаниила, так что Мефисто вместе с Бегемотом, побитые но все такие же злобные пили чай с баранками уже в человеческой форме. Язык им был ныне известен тоже всего один. На нем и приходилось общаться.
- Значит, главный по Промежности теперь Азазело… Хе-хе… Нда…. Будут они еще твое правление вспоминать, все будут. Этот своего не упустит, всех со всеми стравит. Может, даже не один раз. И назовет очень пафосно как-нибудь, например, Мировая Бойня.
- Скорее уж Мировая Война, он уважает свое ремесло, – отвечал Бегемоту Мефистофель. Тело Коровьева ему решительно не нравилось, этот нищеброд даже стекла в пенсне себе не мог новые вставить.
- Ну, пусть Мировая Война, по сути-то все равно Бойня. И еще вот что интересно, нашему Начальнику я отомщу. Вселюсь как-нибудь в какого-нить начальника поменьше и попытаюсь насколько это возможно речь рогатого Санька повторить. То-то смеху будет! Главное, чтоб с него смертные смеялись, вот это будет месть – Бегемот облизнулся, предвкушая очередную мелкую пакость.
- Мальчики, мальчики, ну почему ни один из вас не хочет его пожалеть? – Лилит больше не нужно было притворяться, и она вела с себя не как дешевая шлюха, а со всем подобающим первой жене Адама достоинством. – Он же старается. Старается. И в отпуске давно не был, его рутина засосала. Просто от рутины уже не знает куда деваться, а положиться ему не на кого, кроме как на карьериста и убийцу, туповатого Азазеля. Ничего. Я похлопотаю там наверху и в отпуск его отпустят. У Джизуса попрошу, он ведь добрый… Пусть поиграться Темнейший где-нибудь на земле… Да хоть в этом же городе! Сделает пару-тройку добрых дел, для разнообразия. Мы его тут встретим, Азазело опять-таки не даст приему плохо пройти. На Саньку то всегда ностальгия и добродушие накатывает, когда он здесь. Вспоминает былые дела… А потом пускай какой-нить морфинист все это дело и опишет. Мы Сатаниилу инкогнито обеспечим, все будем шифроваться, под псевдонимами все будем. Я вот той же Геллой могу побыть… Ты Мефисто, будешь Коровьевым или еще какое старое свое имя вспомнишь. Бегемот будет кот, - тут Лилит очень искренне засмеялась, а Бегемот кинулся по привычке на пробежавшую по загаженному полу мышь.
- Переврет все твой морфинист – раз. Все попутает – два. Все о своем будет писать, как все эти бездари – три. Да и потом возьмется ли описывать отдых самого врага рода человеческого?
- Возьмется, возьмется… Он увидит перед собой не ужасного Пожирателя Душ, а человека… э… ну пускай не человека, сущность… он увидит перед собой некую предвечную сущность очень уставшую от рутины. Вот и все. А таким то почему бы Темнейшего и не описать? Может даже людям понравится… Ты не смотри так, я всегда про людей помню, они мне больше родня чем вам… Ну хорош! Уже весь чай выдули, проклятые животные! Пора бы и делом заняться, - сказала Лилит и сбросила с себя платье.
Москва. 30 июня 1908 год.
__________________
Господь сказал: если Я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу весь город и все место сие. (Быт. 18:26)
  #379  
Старый 02.06.2009, 13:59
Аватар для Титерина Варвара
Посетитель
 
Регистрация: 01.06.2009
Сообщений: 5
Репутация: 8 [+/-]
В настоящее время занята написанием сего безобразия.
В качестве способа повествования выбрала серию рассказов. В них речь идет событиях связанных с деятельностью уймы различных персонажей, основных и побочных.
Этот рассказ о побочном персонаже должен по задумке быть в самом начале, но началом он как таковой не является. Действия, описанные в нем и во всех остальных, ! заранее предупреждаю!, не несут никакой смысловой нагрузки и служат исключительно для развлечения.
Все короткие истории о похождениях Бенедикты, можно расценивать как самостоятельные произведения.


Скрытый текст - <Текст>:
<

Титерина Варвара

Чёрный ларец мечтаний

Лети-лети навстречу мечте,
Сражаться если готов!
Сделай же шаг, чтобы найти
Ларец- хранилище снов!


-Сборник рассказов о невероятных событиях, которые не дают ничего ни уму, ни сердцу.-


Чёрный Ларец мечтаний:
Бенедикта и Самодовольные Мира Сего.


Даже если единственный друг - настоящий козёл,
он все равно единственный друг.


Бобовая ферма госпожи Бенедикты располагалась в одном из самых невзрачных уголков Видимой Вселенной, там, где холодное небо на горизонте сходилось с зелёными осколками, поросшими сурепкой и перьями ковыля. Хотя, конечно, фермой владения госпожи Бене называть казалось весьма сложно, фермерским домом там был всего лишь большой, дырявый как ситечко сарай с чёрной, плюющейся дымом старушкой- трубой. А ведь у других фермеров, на соседних островках были чудесные многоэтажные дома, с мельницами и даже озёрами в больших каменных чашках, дрейфующих вокруг их ухоженных летучих полей кукурузы, томатов или репки.
Хоть овощи у Бенедикты сносно росли. Если уж говорить на чистоту, то она выращивала самую надменную говорящую фасоль во всей Видимой Вселенной. Её фасоль была настолько высокомерна, что порой бобы, состарившиеся и созревшие, не хотели вылезать из своего гигантского стручка, пока Бене, каждому из них, лично не читала приветственную речь.
То утро было как всегда холодным. Дождь шедший в предрассветные часы налил в каменные островки-чашки соседей свежую воду, а для Бенедикты, особенно постаравшись, превратил весь участок в сплошную, коричнево-зелёную кашицу. Бене, по привычке, надела калоши, и зашлёпала к высокому бобовому стеблю, который уходил столбом вверх, за кучерявые рожки облаков. А из своего стручка, сверху на неё глядели три молодые фасолины:
-Вот ведь опять идёт, жалкое млекопитающее! – фыркнула первая фасолинка, подпрыгнув в стручке.
- Действительно! Ишь ты! Опять топает сюда! Калоши по верх тапочек и как дама вообще может так одеваться!- проворчала вторая.
- Кудрявая, растрёпанная, вечно в чёрном, как будто траур! А эта её рубашка и эти, тьфу! Панталоны! Экая неотёсанная дереве!
-А ну тихо там! – прикрикнула на них Бенедикта и пригрозила черпаком. Хозяйка фермы стояла под самым стручком и пила из бочки дождевую воду,
- Нет, а…Фасоль и ещё что-то мне говорит! – ругалась она сама с собой,- вот дождётесь у меня! Созреете, и пущу вас на овощной суп!- Бене кинула черпак в бочку, и он громко плюхнулся об воду.
- Ой-ой-ой! На суп!- передразнили её бобы сверху, - ты сначала достань нас!
Помимо того, что Бенедикта выращивала фасоль, она ещё и готовила из неё чудесный бобовый суп- пюре который разливала по консервным банкам в своём доме-заводике. Дело шло не плохо, фасоль, всегда ворчливая и не довольная тяжкой долей овоща, росла и зрела даже в неурожайные годы, а консервные банки, даже не смотря на то, что Марвин любил пожевать то, что нормальные звери не едят, были в достатке.
Марвин-вонючка или Марвин-поганка, всё едино. Это старый, облезлый козёл, который жил за домом. Он ел пожухлую, но всегда мокрую траву, на которой росли пахучие, коричневые поганки, поэтому Бене его так и звала. Марвин-поганка - нелепый крылатый козлик.
Так вот, суп Бене продавала одному мелкому торговцу, который рассылал его ящиками в ближайшие порты и там банки расходились по кораблям небогатых охотников за сокровищами или же на столы Стражей Океана. Ходили слухи, что даже король небесных пиратов, который, по рассказам, был жутким скрягой, кормил своих подчинённых её супом, в прочем, это было больше похоже на россказни, чем на правду.
Но мы ушли так далеко от начала нашей истории что и не заметили, как из гущи облаков и тумана, вырвался остров и, медленно подплыв к ферме Бенедикты, остановился.
Это был холмистый, поросший нежными колосками осколок. От него с треском отваливались небольшие кусочки и уплывали в даль, за облака. Вообще, в океане такие острова-странники не редкость, они часто, как корабли пришвартовываются к осевшим соседям, чтобы потом вновь уплыть, а через какое-то время опять вернуться. Но этот холмистый остров таил в себе одну очень неприятную вещь, и когда хозяйка фермы, надев соломенную шляпу и вооружившись своим излюбленным оружием- черпачком, подошла ближе.
Раздался громкий оглушительный свист! Трава полетела в разные стороны вперемешку с жёлтым и красным пухом, и, не переставая визжать как попугай, нечто пернатое и яркое ринулось на Бенедикту. Удар! И поверженный враг, лишённый чувств уже лежал под бобовым стеблем.
- А-а-а-ай! Спасай нас, деревенщина!- завопили фасолины, которые росли снизу.
- Ха-ха-ха! А мы высоко!- похвастались те, что росли выше.
- Гадкий Ветер с Холмов! – огрызнулась Бенедикта.
Ветра С Холмов. В Океане они были, конечно, не самыми странными существами, но тем не менее, для любого человека, представить и принять, что снизу у существа может быть пара коричневых, человеческих ног в сандалиях, майка до колен, а сверху птичья голова и крылья вместо рук. Яркие красные пёрышки, желтый пух. И это было бы более чем прекрасное существо, если бы оно не ело фасоль. Да, для хозяйки фермы, дрейфующий остров с человеко-попугаями был просто напастью какой-то. Осколок всегда приплывал по утрам, и Ветра с Холмов без страха и зазрения совести бросались на бобовый стебель. Вот ведь обиды то сколько, не находите? Но делать нечего! Бене, оттащила крикливого любителя зёрен обратно на его остров и оттолкнула осколок ногой. Он медленно поплыл вперёд, рассекая облака. Высокая трава среди камней шевелилась, летели красные перья, жёлтый пух, слышался свист.
Ещё одно ничем не примечательное утро для Бене и для её надменной говорящей фасоли.


*****
Печурка работала во всю мощь, и бобовое пюре в чане оживлено бурлило и брызгалось, будто бы спрашивая:
- Ну когда же ты меня в банку нальёшь?
- Уже скоро! Уже скоро!- отвечала ей хозяйка фермы.
Бенедикта сидела у окна в старом, кресле с клетчатой обивкой, пила чай из маленькой фарфоровой кружечки с отбитым краем. Она следила за Марвином, который тщетно пытался допрыгнуть до белья, висевшего на длинной верёвке.
- Вот ведь скачет, а! Поганец! – ухмылялась Бенедикта. Не переставая крутить педали, она вытянула свободную руку и дёрнула за рычаг.
Булькающий чан с супом опрокинулся в воронку и консервные банки, вереницей двинулись на заправку. Они катились вперёд по конвейеру, железные, с яркой этикеткой на которой красовались две улыбающиеся фасоли и красная надпись с завихрушками: «Домашний Бобовый суп Хозяюшки Бене»
- А что? Простенько, зато со вкусом!- ответила бы вам Бенедикта, если бы вы спросили её о причинах столь странного названия.
И вот, за работу взялись механические руки. Они были гордостью фабрики, во всяком случае Бенедикта ими гордилась. Как же ловко этим рукам удавалось подхватывать баночки, вытирать их белыми платочками и укладывать в деревянные ящички.
Когда раздался звонки свист раскаленной печки, хозяйка фермы перестала крутить педали. Этот сигнал означал, что на сегодня, но и то, что печушку вот-вот разорвет. Бене подсокчила на кресле.
Не теряя времени даром, вооружившись черпаком из бочки, которым было принято размешивать суп, Бенедикта ринулась за дом, туда, где болталось на верёвке её бельё.
Если бы вы сели в клетчатое кресло с педалями, то из окна вам бы открылся чудесный вид на задний дворик, где Марвин, который добрался таки до белья, сбивая поганки, спасается от черпака.

*****
Настал вечер, наказанный козлик был привязан у самого причала, куда обычно прилетал небольшой грузовой кораблик, чтобы забрать очередную партию супа. А так, просто причал, из простых жёлтых дощечек, с которых уже почти слезла краска и фонарный столб. На нём висел один единственный стеклянный шарик со свечкой внутри, которую Бенедикта, по привычке, зажгла перед закатом.
И вот, ночь. На траве блестела роса, а дым старушки-трубы, на фоне чёрного пречерного неба, стал казаться совсем белым, даже прозрачным.
Вдалеке свистели Ветра с Холмов, блестели огоньки далёких миров и что-то щёлкало. Это были сардельки на сковородке. Бене осторожно обжаривала их с чесноком до румяной корочки. Суп из бобов, если честно, она терпеть не могла. Ей казалось отвратительным есть тех кого она на дух не переносила. Бене думалось даже, что если проглотить хотя бы куложечку супа, то мигом потеряешь уважение ко всем.
После ужина чай, а после чая в постель.
Кровать у Бенедикты была прямо за креслом. Окно она никогда не завешивала, ночи в Океане и без того были тёмными. И вот, масляная лампа затушена, ночная рубашка надета, колпачок с помпоном тоже. Теперь можно закутаться в одеяло из лоскутков, зарыться в мягкой подушке, потонуть в складках перин. За окном тишина, так тихо, что собственное дыхание кажется похожим на шум ветра.
Перед сном в беспокойные головы, вроде головы Бенедикты всегда забредают не менее издерганные мысли. Повернувшись на бок, Бене зажмурилась. Ей представились сотни зеленых, ухмыляющихся лиц, которые постоянно помыкали ею, и которые она так жестоко использовала.
Потом ей вспомнился Марвин и пара чулок, те, что он сегодня ухлопал.
Но это ведь были всего лишь чулки, в остальном козлик почти ничем её не расстраивал. Вещи – дело наживное, но слова, особенно бранные. А Марвин не умел говорить. Возможно, за это она и любила его, за то, что он не говорил гадостей, а без похвалы Бене уж как-нибудь прожила бы.
Бенедикта уже подумала, а не пойти ли, не отвязать его, но поздно. Сон обхватил её своими теплыми лапами.
-Какие же тут тихие ночи.- пролепетала она сквозь дрему,- В Океане. Плывут облака, Марвин вопит как резанный…Что? Марвин? С чего бы это он?
Бенедикта выскочила из тёплой кровати и, опираясь на подоконник, стала вглядываться в ночную тьму. Марв всё не унимался, его кривая тень, скакала вокруг фонаря, как вдруг раздался тихий хлопок и не то, что свет пропал, исчез и козлик. Было слышно, как внезапно поднявшийся ветер теребил паруса.
-Паруса? Но ведь небесный торговец Шляпа только по утрам прилетает! Да и Марвин его просто терпеть не может …- подумала было Бене,-
-Пираты!- радостно объявила Бенедикта. Но потом схватилась за голову и принялась суетиться. Она тут же взялась за черпак, скинула ночной колпачок и спряталась в чан из-под супа. Снаружи доносился ровное, хлюпанье пиратских ботфорт по грязи и чей-то истерический хохот. Всё ближе и ближе…Шарах! Дверь распахнулась, и громкий голос заверещал:
- Ути-и! Хозяюшка встречай гостей!- сквозняк развевал складки бархатного плаща, посеребрённого светом далёких миров, изумрудное перо на шляпе распушилось. В ответ была тишина.
- Стряння…- потянул тот же писклявый голос. Этот некто видимо был на веселее, так как что-то забавно откаблучивал, входя в глубь дома, - А здесь никого и неть, кроме того странного козлика…Обидно…Эй! Дармоеды! Вы погрузили животное в трюм?!- внезапно этот голос так изменился. Да и шаги стали какими-то слишком ровными, прямо как у марширующего Стража.
- Да, капитан Орион! Погрузили!- ответил ему хор из звонких мужских голосов.
- Отличня-я…- промурлыкал пищащий голос, потирая ладони. Нет, Бене не видела, как он их потирал, просто раздался характерный звук, а у Бенедикты был отменный слух.
-Постойте, как они его назвали?
- Капитан Орион! Что прикажете делать?
- Грузите ящики с супчиком, болваны! Зачем мы, по-вашему, сюда приехали а? За старым козликом?
- Нет, капитан, за провиантом, но ещё вы говорили, что вам очень охота поухаживать за этой…
- А ну молчать!- за воплем последовал громкий звук пинка,- А то я тебя самого в консервную банку засуну! А ну живо грузите ящики, проглоты!
- ОРИОН?!- Если бы Бенедикта не зажала себе рот рукой, то выкрикнула бы это имя вслух.- Капитан Орион! Гроза всей видимой вселенной. Ну, или хотя бы злейший враг Стражей. Хозяин несметных похищенных богатств, подлый обманщик, вор, трус и, вдобавок, тот ещё ловелас. Аж, мурашки по коже от такой смеси отвратительных качеств. И мой суп! Да что суп, он похитил Марвина!
Мимо скользкого, пропахшего бобами чана туда-сюда сновали пираты, стуча ботфортами по деревянному полу, они выносили ящики.
Внезапно тень бархатного плаща навился над котлом. Бенедикта видела, как блестели в темноте глаза Ориона, как он подтаскивал пустой ящик, как уселся на него в вольной позе и…начал стонать.
- Ох-ох-о-ох! А я так готовился к этой встрече! Завил кудри, надушился, начистил сапоги и как всегда! Нет, ну надо же! В какой раз мне так не везёт, а? Мухомор?
- В тридцать пятый, капитан! – прохрипел в ответ чей-то старческий голос.
- Тридцать пятый! Вот вселенская подлость! Я так готовился, а этой Бене и след простыл!
- Может она здесь и не живёт вовсе?
- Да, как же так? Ведь тот барыга…Как его звали…Котелок? Шлем?
- Шляпа, капитан.
- Да! Точня! Шляпа! Ведь он мне своей удачей клялся, что она живёт здесь! Неть, видимо даже за деньги не купишь информатора…Ох…Ну довольно с нас! Забирайте последнее и уходим!
Через пару минут топот и шлёпанье прекратились. Настала гробовая тишина, паруса зашуршали, и корабль через мгновенье растворился в небе.
Мерзкие, гадкие пираты уплыли, оставил Бенедикту совсем одну, без супа и без Марвина, в чане, пропахшем бобами…

*****
Чуть только облака начали покрываться румянцем Бенедикта, стала собираться. У пиратов был её единственный, пусть не самый верный и лучший, но всё-таки друг Марвин. А ведь Бене никак не могла вспомнить, зачем она держала его у себя, да и как он вообще очутился на её осколке.
Но Марвин-поганка, Марвин-пожиратель чулок и маек, Старый облезлый козлик. Теперь он был в пиратских лапах.
- Ха! Я ведь не из робкого десятка!- говорила сама с собой Бенедикта, одевая праздничную одежду: самые кружевные панталоны, самое черное платье. И вот она вышла на улицу, в кармане звенели монеты, а на голове, прикрывая непослушные волосы, лежала коричневая широкополая шляпа. Бенедикта двинулась под бобовый стебель.
- И куда это ты собралась? – поинтересовалась фасоль с нижних веток, - Ты, что совсем обнаглела? А кто будет отгонять от нас Ветров С Холма, а? Эй! Млекопитающее! Не игнорируй меня! Я потомственная фасоль! Мои прадеды росли на этом стебле! И Прадеды их прадедов!
- Да! Да! Куда это ты собралась? – вторил ей хор из других фасолей. Весь стебель, уходивший прямо в небо, был охвачен шумом из противных, надменных голосов. Бобы смотрели на хозяйку фермы сверху вниз, спрашивали, зачем она собирает вело-жавль? Интересовались, почему это она не грозит им черпаком, и куда делся тот противный козёл?
- Не ваше стручковое дело! – крикнула им в ответ Бенедикта. И, в сопровождении громогласных возмущений и брани, она подвезла вело-жавль к самому краю пристани. Она злилась. Не спала всю ночь, только и делала, что злилась на этих надменных существ, что окружали её. Сами себе короли, сами себе фермеры. Никакого даже маломальского уважения к ней. Делают, что хотят, говорят, что вздумается. А Марвин хотя бы не говорил ничего. И все равно, что у Ориона – сотни приспешников. Марвин молчал- это было причиной. Ей мало что светит в этой авантюре.
- Главное, не надежда на хороший исход, а то, что хотя бы пару дней, вокруг неё не будет хохочущих зеленых мордочек. – убеждала она себя. И, в конце концов уговорила.
Через дырочки в досках проглядывали золотистые лучи, ветер гонял щепки и жёлтый птичий пух. Вело-жавль скрипел колёсами. Как же давно Бене не летала на нём. Вело-жавль это своего рода велосипед, с воздушным шаром и крыльями, только, пока не начнёшь крутить педали, шарик не надуется, а крылья останутся неподвижными.
Ветер на краю был сильным, облака, такие мягкие и пушистые, плыли где-то снизу, и небо вокруг было чистым, как влажный утренний воздух. Бене перекинула ногу через седло, и, оттолкнувшись, под громогласные вопли фасоли упала в небесную бездну.
В наступившей тишине было слышно лишь, как переговариваются особо смелые бобы:
- Ну что же, она умерла, товарищи! Какие будут предложения?
- Да что тут думать, господа, нам всем крышка! Сейчас прилетят Ветры с Холмов и слопают нас!
- Говорите за себя! Вы то прям у корней растёте! А до нас, на верхних квартирах, и не дотянуться ха-ха!
- А все-таки жалко, что она утонула в небе, я даже как-то привязался к этому зверьку!
- Что за сантименты! Фи! Заведём другого питомца, тоже мне! Проблема!
Внезапный порыв ветра, с громким свистом врезался в стебель, и несколько бобов даже выскочили из своих стручков! Сначала поднялся шар вело-жавяла, обтянутый сеткой, потом тонкие колёса. Бенедикта села поудобней, поправила шляпу, и вело-жавль, паря на величественных крыльях ринулся вперёд, подгоняемый ветром и громогласными проклятиями надменной фасоли.

Иллюстрация:
Это Бенедикта, такая, какой я лично её вижу. Вовсе не навязываю свое восприятие, так что можете это считать просто приложением.

>

Последний раз редактировалось Титерина Варвара; 02.06.2009 в 14:00.
  #380  
Старый 02.06.2009, 15:24
Аватар для Toraton
Историческая личность
 
Регистрация: 11.07.2006
Сообщений: 2,355
Репутация: 156 [+/-]
Алекс Шагратов - Витий разящий
_______

Продолжение банкета

_______

А что взять? Пару клинков, кинжал, метательные ножи. Пожалуй, хватит. - уж их то куда?! Против быстрого противника, пока замахиваешься, уже труп.
Интересно еще что за арсенал у охотника. Все вышеперечисленное он мог и на себе таскать, не выбирая. Это как набор "благородного" джентльмена. Тем более у границы с орками. Меч с кинжалом, по любому, всегда с ним - греют тело и душу успокаивают.

Если тварь вырвется и попробует вернуться в болото лишняя нагрузка задержит, и вампир сумеет выжить. - он же в городе собрался охотиться; откуда болото? Во второй части предложения пропуск: между "задержит" и "сумеет выжить".

Если тварь вырвется, то останется уповать только на смелость стражников городских стен. Другой преграды на пути к болоту не имелось: гоняться же за быстроногой тварью по скалам Витий считал делом бестолковым. Приходилось полагаться на опыт и охотничью смекалку. - Отыскать кровососа на пустых улицах города и, пока тот не разобрался кто перед ним, убить. Если не удастся, хотя бы ранить. Тогда совсем другой разговор пойдет. Выследить жертву, теряющего силы с каждей каплей, Витий мог даже ночью.

Что будет дальше Витий себе представлял – вампир затаится и станет ещё осторожнее, а ждать его не входило в планы Разящего. - зачем ждать, если можно выследить?

Вообще я смотрю автор довольно вольно обращается со словами. Втыкает, которые первые под руку подвернуться, а потом еще и не вычитывает их.

Нельзя сказать, что постель в доме главы города ему не льстила, но мало ли что взбредёт в голову хозяйке дома. - чего это за намеки?

Женщины вообще падки на героев, он не раз имел возможность в этом убедиться. - это мысли автора или самого героя? Герой думающий о себе, что он герой! Или автор додумывающий за читателем. О герое нужно не рассказывать, его нужно показывать. Лучше один раз увидеть творимый им героизм, чем через строчку о нем слышать.

Даллкен, конечно, дама серьёзная, но лучше до наступления темноты он посидит здесь, в таверне, чем полежит там, в доме мэра. - очень много нахожу того, что можно смело вырезать. Герою видите ли вечером биться с вампиром, а он понимаете ли не о том думает.

-Ты ошибался. Как и все мои трофеи. - выпендреж пошел! Не дело это.

-Надеюсь, завтра у тебя одним трофеем станет больше, - ухмыльнулся бармен.
-Станет, только не говори трофею, он ещё не в курсе.
Стены таверны затряслись от дружного хохота.
- самый плоский юмор, который я только слышал. - Петросяновский стиль.

Кинув быстрый взгляд на тело жертвы, Витий понял что опоздал. - зачем три страницы тратить на восхваление героя, если одним предложением рушишь весь образ. Задолго до этого предложения все поняли, что Витий слегка припозднился.

-Я, обычно, не пью женщин, - хрипло произнёс вампир, вытирая рукой кровь с лица, чтобы позже слизать с кожи ещё не свернувшуюся влагу. – Спору нет, они вкусны и питательны, но нет удовольствия от убийства, - он улыбнулся, обнажив клыки. – Я предпочитаю побеждать, а не избивать. - логика бетонная. Вместо того, чтобы убижать, вампир штампует главную злодейскую ошибку - начинает без умолку болтать, давая время герою обдумать план победы.

Вслед начинает болтать и герой. Уже клиника.
Я уже молчу про содержание диалога. - Верх глупости.

Несколько минут они кружили вокруг друг друга, изучая соперника. Первым не выдержал вампир. Он с рёвом бросился на Вития, но тот успел отскочить в сторону и рубанул клинком по открывшейся спине. Промах. Шпиг, поняв, что промахивается, ушёл вниз, совершив кувырок. Снова пауза, вмещающая в себя перемещения с целью занять место повыгоднее для решительного наступления. Разящий вспоминает всё, что ему известно о вампирах, весь свой боевой опыт против них. Такое впечатление, что этот Нилгоб какой-то особенный. Его поведение не увязывается с его сущностью. - слабенькое описание драки, вмещающее промах по открывшейся спине, уходы с кувырком и паузы, вмещающие перемещение.

Во время битвы вампир не выглядит крутым парнем. Особенно после отлета на десять шагов после удара в грудь. Чего же его до сих пор не убили?
Почему вампир просто не убежал? Он же быстрее.

В неверном свете звёзд было видно, как лезвие вспарывает одежду, кожу и мышцы, но для вампира это не многим хуже царапины. - противоречие. Удар меча - царапина, но вампир прикладывает много сил, чтобы избежать этих царапин. Если бы он был столь неуязвим, он бы не обратил внимания на меч, пошел бы напролом, смял защиту охотника и свернул ему шею.

И когда уже они закончат болтать!? Напоминают героев комиксов или пародий.

-Да где же ты? – в сердцах закричал Витий. - это по твоему профессиональный подход к охоте на вампиров?

Итого: Слабо:
1. Слишком много лишнего: сократить текст минимум на четверть.
2. Заняться речью и поступками персонажей: они не должны вещать как герои детских мультиков и действовать вне логики.
3. Вычитать текст: хорошенько поразмыслить над правильным словоупотреблением.
4. Тексту не хватает серьёзности и атмосферы. И не скажешь с первого взгляда, что вампир терроризирует город.
5. Наконец подумать, способен ли один хилый (это мы выяснили по ходу текста) вампир нагнать ужаса на десятитысячный город.
__________________
Notaku - аниме блог
 

Метки
креатив, проза

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Программы обработки текста Jur Творчество 26 12.07.2018 22:19
Трансформеры / Transformers (1984-2014) Derek Waren Кино 910 10.05.2018 21:35
Фанфики - кто хочет почитать и выслушать критику - смотрим здесь Линолеум Творчество 141 20.03.2016 10:55
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив) Jur Творческий архив 2998 19.03.2009 16:23
Нужно ли закрыть тему "Свои произведения, кто хочет почитать и дать критику?" Superman По сайту и форуму 42 24.08.2007 17:29


Текущее время: 04:42. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd.