Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов > Общие темы > Творчество > Творческий архив

Творческий архив Завершённые конкурсы, и другие исторически значимые темы.

 
 
Опции темы
  #1  
Старый 22.01.2006, 02:44
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,055
Репутация: 619 [+/-]
Восклицание Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив 2)

Тема для публикации и оценки произведений посетителей форума.

Авторам.

1. Текст произведения необходимо скрывать тэгом спойлер
[spoiler="<Текст>"]<То, что вы хотите убрать под спойлер>[/spoiler] Тэг также есть в расширенном режиме редактирования сообщения.
2. Текст рекомендуется прочитать и проверить на наличие ошибок, например в Ворде. В противном случае, вместо оценки произведения вы увидите оценку собственной неграмотности.
3. Имеет смысл сначала прочитать хоть что-то о том как надо и, соответственно, не надо писать (например что-то отсюда). Если вы будете допускать типовые ошибки, то получите типовой ответ, причем нелицеприятный. :)
4. Если для понимания вашего произведения нужна дополнительная информация (произведение по конкретному миру, фанфик, ночной кошмар и т.д.) приведите ее перед спойлером. Не стоит ожидать что читатели хорошо знают описываемый вами мир.
5. Крупные произведения рекомендуется вкладывать небольшими кусками раз в день-два.
Скрытый текст - О трудном выборе критика:
Вариантов, собственно, у критика несколько:
1. Написать: "в топку".
Плюсы: Минимальные затраты, как в плане времени, так и в плане эмоций.
Минусы: Вы не поверите. Вы скажете: "Дурак", - и останетесь при своём, потому что людям свойственно не доверять незнакомцам на слово.
Вердикт: Этот вариант отметаем.
2. Начать разбирать подробно, построчно, тыкая пальцем в каждую нелепость и ошибку.
Плюсы: В итоге всё равно будет "в топку", но, всё-таки, вывод будет подтверждён множеством примеров.
Минусы: Вы всё равно захотите сказать "Дурак", и если даже так не скажете, то подумаете наверняка, а критик, который потерял уйму времени, увидев, как автор огрызается и пытается обелить своё произведение всеми силами, понимает, что время потрачено зря и благодарности ждать не надо. Почему? Да потому что вы ни за что не поверите в то, что ваше произведение не стоит того, чтобы его читали. Честное слово, чем лучше люди пишут, тем предвзятее они относятся к своим текстам, но обычно те, кто через слово допускают грамматические ошибки и вообще не задумываются над качеством написанного, уверены, что и так сойдёт. Хотя, конечно, не спорят с тем, что немного подправить не мешает.
Вердикт: Пока человек сам не поймёт, что он пишет плохо, никто его в этом не убедит, потому этот вариант тоже не приемлем.
3. Начать искать в тексте то, что можно похвалить, параллельно чуть-чуть - очень мягко и деликатно - пожурить.
Плюсы: Автор доволен. Его хвалят. К "журению" относится снисходительно, поскольку тон критика не категричный, а, скорее, просительный.
Минусы: Автор понимает, что он - уже готовый писатель, Боже мой! Первое же выложенное произведение - и такой успех! Он, вместо того, чтобы выучить русский язык на уровне школьной программы и обратиться к учебникам писательского мастерства, продолжает строчить унылые опусы в невероятном количестве, тратя своё время, которое можно было бы пустить на что-то полезное. Когда, наконец, придёт понимание, будет поздно: время упущено, прогресса никакого, а тексты-то были - отстой, что ж никто не сказал сразу? Ах, лицемеры...
(С) Винкельрид



Критикам.
1. Допускается только оценка произведений. Переход на личности считается флеймом со всеми вытекающими.
2. В отзыве необходимо указать что именно понравилось или не понравилось. Если есть только ощущение то его рекомендуется доносить посредством публичных или личных сообщений.
3. Выделения отдельных фраз и вывода "Чушь" недостаточно. Надо дать хотя бы краткие комментарии, описывающие преступления автора против русского языка и логики.
4. Отмазки "надоело" не работают ;).


Напоминаю, размещение чужих произведений без разрешения автора называется плагиатом и карается баном.
(Jur)

Напоминаю, что флуд запрещен правилами. Сказать свое "спасибо" критикам можно через репутацию. Так же настоятельно не рекомендуется ввязываться в споры.
И помните, что тут все на равных - никто не обязан вас критиковать и оценивать. Попробуйте для начала сами сделать то же.
Aster



Последний раз редактировалось Markfor; 24.03.2011 в 20:14. Причина: поправил ссылку на архив темы
  #1161  
Старый 03.05.2010, 17:52
Аватар для Wizard
вАлшепникЪ
 
Регистрация: 03.12.2007
Сообщений: 4,962
Репутация: 1529 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Великий Некто Посмотреть сообщение
- Ну как? – осведомился мастер.
- Он прекрасен, - искренне ответил Аскольд.
Что ни говори, но его новый посох действительно был прекрасен, пусть и по-особому. По плечо длинной, толщиной в два пальца и, что, безусловно, главное, смолисто-черный. Это не могло не радовать юного мага. Кроме того, по спирали посох обвивала линия из вырезанных рун – это тоже смотрелось изумительно. Хотя, конечно, руны – не украшение, а самая что ни на есть функциональная часть, но… невежественным обывателям это неизвестно, а значит то, как вырезаны руны имеет значение.
Ничего не напоминает? Мальчик-о-котором-уже-устали-говорить.

Цитата:
Сообщение от Великий Некто Посмотреть сообщение
"мечем"
Вообще ужасная ошибка.

Цитата:
Сообщение от Великий Некто Посмотреть сообщение
площадь Пентакля.
глуповато звучит

Цитата:
Сообщение от Великий Некто Посмотреть сообщение
копья самого апостола Констанция.
А вот это, на мой взгляд, интересно.

Терпимо. Могло быть хуже? Да. Могло быть лучше? Тоже да.
__________________
Вот почти. Ага. Скоро вылезу. Главное - не трогать.
  #1162  
Старый 03.05.2010, 18:13
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,941
Репутация: 1910 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
хм, скорее притча чем рассказ) посылался на конкурсы но до финала не дожил
Скрытый текст - Истина жизни:
Истина жизни

Седобородый старец, облаченный в плотное, добротно скроенное шерстяное одеяние, сделал первый шаг…
Идти в гору было намного сложнее , чем идти вниз. Сердце ускоряет свой ход и дергается в груди, точно соловей пытающийся вырваться из золоченой клети. Ноги, не смотря на преклонный возраст, мягко пружинили, оставляя по себе примятую траву, быстро распрямляющуюся под робким осенним солнцем.
Он упрямо шагал вперед…
Спина потеет и, кажется, что ты взбираешься по отвесной скале, а не по пологому холму. Красивый резной посох из красного дерева с заветным семенем, зажатым в основании, впивается в землю, порой вырывая из нее комья, неторопливо соскальзывающие к подножию холма.
Поступь у немолодого человека была тихая и шаркающая…
Тело согнулось под грузом прожитых лет, старческие губы шепчут непонятные слова. Такое бывает, когда ты стар и одинок. Глаза слезятся при встречном ветре, чистом и не стесненном запахами людей.
Он остановился, чтобы перевести дух…
Отсюда холм кажется, очень обширным или это очи в очередной раз подвели своего господина? Впрочем, скоро он сможет прекрасно обходиться и без них. Сегодня наступит день истинного бессмертия и человек уподобится великим исполинам вот уже, который век стоящим на зависть кратковечным.
Его руки – все в морщинах и старческих пятнах, в волнении теребили до блеска отполированную рукоять…
Когда вершина покорилась ходоку, боль в груди отступила. Открылся прекрасный и чарующий вид на далекое море, беззаботное и мирное в эту пору. Старик всегда любил эту стихию. Пенные буруны напоминали ему молодой пыл и задор юноши, когда-то бросившему вызов смерти.
Ветер взвевает редкие волосы, нежно теребит седину…
Ему все же потребовалось время, чтобы вспомнить заветные слова. Казалось бы, столько раз повторял эту формулу, старательно выводя литеры на папирусе, дабы свести их в единый безумный и не повторный рисунок – октограмму. Но в решающий миг все спуталось и превратилось в вереницу ничего не знающих символов.
Он гордо смотрит на небо, бросая вызов незыблемым доныне законам…
Почувствовав, что время настало, ведун с силой ударил посохом оземь. Древко лопнуло. Будто изъеденное термитами оно разлетелось сухой трухой по округе. Заклятое семя, так тяжко добытое и бережно хранимое, упало в аккуратно проделанную ранее ямку. Чародей уже пел заклинание.
Согбенная фигура неотвратимо опускалась на размокшую от дождей землю, словно замаливая грехи у закатного солнца…
Почва стала вязкой, постепенно всасывая в себя тело. Там, в земных недрах, ноги срастались с первыми ростками, образуя корневище. Волна хлада пронзила старика. Сначала чресла, а затем и туловище покрылись зеленой корой, с каждой секундой твердея и стягивая как корсет. Больно не было. Лишь легкое чувство потерянности и утрата былого уюта промелькнули крылатой тенью.
Уже не человек, но еще не древо – нечто среднее между этими понятиями корчилось и извивалось в разные стороны, пытаясь ускорить преображение…
Половину жизни он искал подходящую форму для своего замысла, другую – нужные ключи для его осуществления. Ничто живое не может существовать на свете дольше, чем дерево. Растения живут веками, накапливая знания и силы с каждым годом. Только слившись с одним из этих исполинов можно обрести безграничное долголетие.
Вопль не то отчаяния, не то счастья разнесся над окрестными взгорьями…
Руки растягивались и удлинялись, тело тянулось ввысь. Внутренности превратились в ровные кольца волокон, образующих ствол. Кровь стала древесным соком, смолой. Трудно дышалось – рот превращался в дупло. Глаза впали, нос и уши стали острыми сучьями. Голова набухла и взорвалась кроной.
Молодая, почти голая сосна начинала жить…

Громоздкое старое дерево высилось над самым обрывом…
Обширные ветви свешивались книзу, порой касаясь камней утеса. Корни, годами буравящие землю, надежно держали гиганта, не давая упасть в пропасть. Иглы, даже весной темные и мятые, давно перестали привлекать своим видом ищущих кров от дождей путников.
Оно повидало многое за это время…
Небо сходило с ума и исходило огненной желчью, море выходило из берегов, порой исчезало за чертой горизонта. Сам холм, на котором стояло дерево, измельчал и осел под тяжестью сосны.
Одинокая сосна у обрыва печально шевелила могучими ветвями на сильном ветру…
Половина ствола, рассеченного молнией, тихо поскрипывала. Она иссохла и давно бы отвалилась, но могучее корневище все еще питало ее у основания, забирая земные соки. Унылое зрелище, которым побрезгует кисть художника. Но не только ствол сосны отпугивал всех в округе. Сам дух ведуна, сплетенного чародейскою лозою с семенем, был тому виной.
Далекий гром возвестил о скорой буре…
К сожалению, цель, к которой он так стремился, так и не была достигнута за эти столетия. Чародей в своей наивности полагал, что именно долголетие поможет постигнуть истинную причину жизни. Ее значение и смысл. Как ни грустно было осознавать, ведун не приблизился к открытию тайны ни на шаг.
Белесые росчерки освещали хмурые облака – небесную свиту неспешно приближающегося с запада ливня, …
Пышущее жаром лето сменялось золотой и пасмурной осенью. Ее затмевала морозная зима, не сразу отдающая бразды правления веселой и лучезарной весне. Сезоны проносились перед исполином мгновениями, особо не запоминаясь.
Стройные фигуры в шкурах и мехах незаметно подкрались к рослому дереву…
Что-то знакомое угадывалось в их очертаниях, родное. Из глубин заскорузлой памяти всплыло не то слово, не то звук: «люди». Оно когда-то принадлежало к этому роду. Жило вместе с ними, делило кров и еду. Хотя возможно и нет. Давно это было.
Люди, улыбаясь и переговариваясь, достали продолговатые блестящие предметы…
Неспешный ход мыслей оказался прерван внезапной резью. «Боль» – подсказала память. Сосна не могла видеть их обычным зрением. Дерево ощущало: гулкое эхо шагов, запах, грубый и потный.
Пилы постепенно вгрызались вглубь ствола. Железо хоть и нехотя, но брало окаменевшую древесину…
Образы чередою проносились в сознании и таяли во мгле. Прошлая и нынешняя жизни выстроились в правильный порядок. Оно не испытывало ни страха ни ярости от попрания своих прав на существование. Лишь досаду от того, что не смогло завершить дело.
Сосна уже падала, ломая ветви под своею тяжестью, когда…
Догадка, словно рассветные лучи разрезающие мрак, поразила умирающего. Ответ всегда был рядом, гулял где-то окрест. Мы рождаемся не для того чтобы умереть, живем и совершаем деяния не только ради себя. Жизнь – не фаза, не акт. Это цикл, круговорот в природе. Люди порождают себе подобных, продолжая свой род, передавая ценные знания об окружающем их мире потомкам. Мы продолжаем жить даже после смерти, напоминая о себе своими поступками.
Лесорубы принялись споро распиливать дерево пополам, потом на четверти…
Его цикл завершался, но необходимо было сделать последнее усилие, только для себя. Несуществующие губы зашептали заговор. Беззвучный голос провозглашал, постепенно стихая навсегда:

Огонь души погас,
Земля забудет нас,
Но дети не забыли,
Кем их отцы при жизни были…


– Славно потрудились, – произнес, заканчивая ставить походную палатку, Карл. – Теперь земля тут точно начнет плодить, как и сказала ведунья. Дерево все соки земные пило – ничего остальным росткам не оставляло. В скорости и деревеньку можно будет тут разместить. Верно, Ганс?
– Угу, – откликнулся дородный мужчина с всклокоченной бородой. Человек достал из-за пазухи кисет и набивал табаком самодельную трубку. – Только дождь поспел не ко времени.
– Ничего, – успокоил его товарищ. – Сейчас Зиги разведет костерок, поужинаем. Эй, Зигфрид! Ты там до утра стоять намерен?!
Сребровласый Зигфрид еще немного постоял у бревен, нежно проводя рукою по древесине, и вразвалочку засеменил к друзьям. Они быстро развели костер и отведали наваристой пшеничной каши.
– Ну, что сегодня, – позевывая, сказал Карл. – А, Зиги? Пираты с Забытых островов? Или лихие гоблинские шайки Союза Вольных Городов? Какой историей ты развлечешь нас сегодня?
Зигфрид с минуту смотрел на полыхающее пламя, собираясь с мыслями, и начал:
– Слышали ли вы когда-нибудь сказ о человеке, возжелавшем познать истину жизни?

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.

Последний раз редактировалось Flüggåәnkб€čhiœßølįên; 03.05.2010 в 21:46.
  #1163  
Старый 03.05.2010, 19:06
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 12,640
Репутация: 990 [+/-]
Цитата:
Сообщение от oligerd Посмотреть сообщение
А вы точно это уже не опубликовывали на форуме?
Выкладывал, здесь это приложил для иллюстрации слов о бессюжетных отрывках :-))
Цитата:
Сообщение от oligerd Посмотреть сообщение
Вот уж не думал, что диверсант/снайпер "примечает" по-бабьи
Бывает, что пробивает на такие фразы, особенно в момент эмоционального наполнения, так сказать. У всех по-разному. Но в общем-то согласен про срывы темпа, хотя кому как.
  #1164  
Старый 03.05.2010, 20:13
Аватар для Великий Некто
Местный
 
Регистрация: 26.06.2009
Сообщений: 124
Репутация: 45 [+/-]
Цитата:
Сообщение от KrasavA Посмотреть сообщение
Четыре слова и уже грамматическая ошибка. И это в "напутствии" на чтение собственного творчества. Что же будет дальше?
Что, всего одна ошибка на четыре слова? О-ла-ла, я определенно делаю успехи=))


Цитата:
Сообщение от KrasavA Посмотреть сообщение
Тэк-с... а дальше.. пояснения к миру и отсутствие действия, через звёздочки пояснения к герою и слабое действие, дальше навязчивое пояснение к герою и отсутствие действия... и под конец... опять набивший оскомину и герой и ничего интересного.
Итог: а сюжет вообще планируется?
Сюжет? М? А он нужен?..
Шучу.
На самом деле истину вы глаголите, чистую истину. Действительно, динамики нет никакой, это нужно будет испавить. Впрочем, это можно объяснить моей попыткой прежде всего вызвать эмоции к персонажу... я перестарался=(

Цитата:
Сообщение от Wizard Посмотреть сообщение
Ничего не напоминает? Мальчик-о-котором-уже-устали-говорить.
Вы таки это заметили... да, от асоциаций трудно удержаться, полностью согласен. Возможно, этот кусок нужно вообще выкинуть, но что поставить на его место я еще не придумал=(

Цитата:
Сообщение от Wizard Посмотреть сообщение
Терпимо. Могло быть хуже? Да. Могло быть лучше? Тоже да.
Лучшая похвала, которую можно было ждать. Польщен=)

KrasavA,
oligerd,
Wizard,
Большое вам данке шен.
__________________
ГОСПОДЬ: Ты знаешь Фауста?
МЕФИСТОФЕЛЬ: Он доктор?
ГОСПОДЬ: Он мой раб.

(ГЁТЕ)
  #1165  
Старый 06.05.2010, 18:03
Аватар для Диана
Ветеран
 
Регистрация: 04.04.2008
Сообщений: 525
Репутация: 200 [+/-]
Вот. Простите, что пока что торможу и не вливаюсь в процесс - о так давно не была здесь, отвыкла...
моя работа, которая, кажется, не имеется всякого смысла, но в которую я вкладываю всю душу.
Кусок, без введения, первых абзацев...
Это скорее воспоминания героини о прошлом.

Катя.
Скрытый текст - катя:
Меня зовут Малявка Кэтти. Пусть так.
Кровать потеряла границы. Мое тело распростерлось по ней; я извернулась до боли в спине, чтобы комната прокрутилась и предстала в самом странном ракурсе.
Было бы интересно, если бы я жила на потолке… если бы все было точно так же, как сейчас, но над ее головой был навес из кровати.
Я бы устроила свою спальню, свое логово, прямо под шкафом. Чтобы чувствовать крышу над головой, защиту от всего мира…
Я бы выглядывала в окно, смотрела вверх, и видел асфальт двора. А вниз, как в воду, смотрела бы в небо. Я сидела бы на подоконнике, «лежащем» на полу-потолке. И занавеска была бы – как дождь, идущий снизу вверх.
Я раскинула ноги и руки. Начинало казаться, что я лечу.
Какой удивительной стала бы моя жизнь, если бы все перевернулось с ног на голову! Я бы водила сама с собой хороводы вокруг люстры, превращенной в волшебный букет… А по вечерам, чтобы свет не был столь слепящим, я надевала бы бумажный колпак.
Ничто сейчас не волновало меня сейчас так, как проблема пяток, испачканных побелкой.
Мои волосы рассыпались по покрывалу. Я наизусть знала его рисунок, - густой, богатый, изменяющийся то и дело, в полной палитре красок.
Это была моя зеленая комната, моя сказочная детская. Мой зеленый сад, в котором я с каждым годом поднимала свои ветви все выше и наращивала новую кору.
И еще это был последний день.
Я не пошевелила ни пальцем, чтобы облегчить жизнь этим гребаным уродам, стараниям которых я теперь выметаюсь на улицу.
Наша прелесть сумела придти ко мне ранним утром и сделать мой кофе настоящими помоями. «Мне очень жаль… Все так некрасиво получилось… Но теперь такое трудное время… А ты сильная девочка». На языке прелести это значит: «Выметайся вон, сучка!»
Я не пошевелила ни пальцем… Все краны в доме за один день ярости оказались сорванным. Мои руки уже два дня не дотягивались до ручки смыва в туалете. Все останется им в первозданном беспорядке.
За все общение с прелестью я стала как она. И я не спустила ее слестницы, что мне хотелось сделать все послдение годы жизни отца, все годы жизни в браке с ней.
«Я не могу любить ее только потому, что она твоя жена, - сказала я ему. – Если она окажется хорошей – тогда да. Если нет…»
Если нет.
Я не посмела тронуть своей комнаты. И в ней все осталось так, как всегда было при мне.
Как ни странно, все происходит по-честному. Ей досталась квартира, а мне – деньги.
Поэтому я взяла только свои вещи. (Мое грязное белье стало последнием подарком моей любимой мамочке.)
Когда ты оказываешься без работы, но при деньгах, чувство реальности подводит тебя. Будущее уже никого не колышет. Если бы я знала, что завтра у меня не будет ни копейки, я все равно притащилась бы в самое дорогое местное кафе и вызвонила из дома больного Ярика.
После посещения офиса с температурой, вылезающей из градусника, его тоже ничто не колыхало.
С некоторых пор он стал верить в несбыточное – и нашел филиал Бойцовского клуба. Он был избит, но далеко не счастлив, и растворимый кофе из фарфора жег разбитые губы.
- Ведь теперь твое слово – закон, - усмехнулась я. – А если кто-то не подчиняется или переспрашивает, тебя это не теребит…
Он чуть не подавился.
- Прекрати, - поморщился Ярослав. – Какого черта ты вообще сюда именно пришла? Тут же дорого. А растворимый, - с нажимом и громко сказал он, – кофеек я могу и дома выпить! Так какого же!..
Он подумал и поболтал ложкой.
- Это место для фанатов кофе из пакетика… и для богателньких буратино.
- Я – богатенький буратино… Знаешь ли, нам, богатым и беззаботным, требуется идти на сделки с миром… И пить кофе там, где обязывает положение!
- Заткнись.
И я заткнулась. Потому что знала, чего Ярику стоит и его клуб, в котором его с увлечением уродовали и он с увлечением уродовал кого-то, чего ему стоят разговоры с начальником, его тяжелый взгляд, и счет за потраченное время такого большого человека, снизошедшего до такого мелкого офисного служащего.
- Что ты теперь собираешься делать?
Если бы он теперь позвал меня куда-то, пригласил к себе домой, к его сестре и матери, третьей головой Гидры в его империи женщин, я бы согласилась, не раздумывая ни минуты.
- Я сниму номер в гостинице.
- Это же дорого.
- Ну и ладно. Ну и… Если деньги закончатся, я поголодаю, потолкаюсь по вокзалам и попрусь к нашей прелести. Ее репутация не даст мне погибнуть с голода.
- Ну и что?
- Я хочу ящик шампанского.
- Боже… Зачем?
- Я пьянею от одного бокала шампанского. Представь, как все по фиг мне станет, если я выпью ящик…
Я вылетела в дверь, в ночь. А Ярослав шипел что-то через стойку ушлой официантке, оформляющей пятисотенный заказ на две чашки чая с булочками. Он считал, что больше никогда не придет в эту лавочку для идиотов, - и поэтому с удовольствием рассказывал ей все, что так давно копилось в нем… Он уже не возмущался растворимым кофе, он возмущался всем миром. Он показывал свои зубы с щелями, - они пошатывались, нескольких ударов хватило бы, чтобы выбить их, - и словно говорил, что такому человеку, как он, уже не страшен охранник в значительной позе.
На работе его ждет глючный компьютер с кредитным интернетом, с 58 письмами в почтовом ящике. Его сестра не может найти себе парня. Его начальник мечает уехать куда-нибудь поскорее и бросить их всех разбираться с налоговой.
И охранник становится сущим ребенком.
Это были самые крупные деньги на карманные расходы, полученные мной от папы за всю жизнь.
Возле погасшего здания детского мира я остановилась. Я вспоминала, как в детстве становилась возле витрин с кулами Барби… Как они занимали все мои мечты, как они заставили меня верить в любовь и счастье.
- Еще мне хочется купить себе куклу.
- Да? А как же шампанское?
- Ну… да. Черт. Почему он не работает?
- Потому что сюда не ходят такие большие девочки, как ты…
У Ярослава горел лоб; мне стало его жаль и я отправила его домой поскорее. Чтобы он пришел в себя, я посадила его в троллейбус и помахала ручкой на прощание. Не думаю, что он видел меня в темноте. Но все равно – махала.
В гостинице почти никого не было, и я могла выбрать какой угодно номер. Я спросила, чтобы окна были на восток. Как у меня дома.
При виде пустого номера у меня никогда не возникало и не возникает мыслей о людях, которые жили здесь до меня. Как и все, как и я, они оказывались бесцветны, и не оставляли в бездушной комнате никакого следа, который мог бы намекнуть о них самих. После каждого из них оставался пустой вылизанный номер без признаков человеческого пребывания.
Я бросила ключ куда-то, пихнула чемодан в шкаф-купе. Я не зажгла света, а повалилась на кровать. У меня совсем не было сил.
…я так и не увидела дня. Я проснулась снова в глухой темноте, мне мерещилось шуршание по углам комнаты. Я не могла понять, как я могла так недолго спать.
Я не сразу поняла, что проспала сутки.
Кровать снова потеряла границы. Мне показалось, что у меня растут ноги и руки, что я расползаюсь во все стороны.
Я взяла телефон. Мне показалось, что я выдернула его из розетки, - но нет, и в трубке игриво мигали гудки. Что там нужно нажать, чтобы заказать чего-нибудь в номер?
Мне хотелось исполнить свою мечту. Мне хотелось выпить ящик шампанского.
Кнопки не слушались пальцев, не попадали под них. Наконец, чей-то голос ответил мне.
- Прочтите, я могу достать ящик шампанского?
- Да, конечно… Но причина вызова… Наш отель, - завела она шарманку, - участвует в акции «Жизнь без вредных привычек». Каждый человек должен осознавать, для чего и почему он травит сам свой организм. Вы хотите ответить на некоторые вопросы?
Кровать потеряла границы.
Здесь был не беленый потолок. Они просто заклеили его белыми обоями.
Теперь я знаю, как мне сделать так, чтобы не ходить с белеными пятками.
- Как часто вы пьете?
- Очень редко. Папа всегда был против этого.
- Хорошо, - она записывала. – Ну а теперь? Что же случилось теперь?
- Наша прелесть захватила мир.
- Хорошо. Как много вы собираетесь выпить?
- Так, чтобы мне все стало по фиг.
- Хорошо. Не беспокойтесь. В ваш номер доставят шампнское.
Я вскочила кровати – я не хотела, чтобы кто-то заметил меня в таком состоянии.
Наша прелесть захватила мир.
У нее всегда складывались с людьми хорошие отношения. Мои соседи, знавшие и не любившие меня с детства, готовы были терпеть ее у себя дома хоть каждый вечер.
Но зато теперь я – богатенькая девочка.
А человека с сотнями тысяч мало волнует окружающий мир.
Кредитка должна быть где-то в сумке. Бешено я открылам олнию я вытрясла оттуда все мои вещи.. мою тетрадку, в которой я рисовала всякие идиотские картиночки синей ручкой, мое платье, в котором провела значительную часть своей жизни.
Но моего бумажника с кредиткой не было.
Маска, изображающая богатство, вернулась на мое лицо. Девушка с ведерком шампанского с улыбкой вошла в комнату и вышла с той же улыбкой. Процесс прошел в гробовом молчании.
Я съежилась на кровати, обняв запотевший бокал. Лицо горело. И я прикладывала к нему лед, чтобы жар прекратился.
Исчезновение всех моих денег уничтожило всю радость.
Мне больше не хотелось шампанского. Я хотела водки, которую пробовала лишь раз в жизни.
Мне все еще было жарко; в шкафу меня ждала спасительная прохлада. Я влезла в шкаф, прижала к груди ноги и отпила еще. Створка с мягким чмоком задвинулась за мной. Все. Я в домике.
Бутылка была со мной; бокал вспотел и согрелся, его противно было держать в руке. Зато горлышко еще было холодным, словно только что я достал его изо льда.
Со мной был и телефон. Я взяла трубку, и гудки наигрывали какой-то мягкий танго, а голос девушки вновь спрашивал причину моего обращения в доктору Шампани.
- Мне так жарко… фу… ужасно.
- Откройте окно.
Входя в гостничный номер, только самые странные особи человеческого рода думают о том, сколько человек здесь покончило с собой. Нисколько. Они все – незнакомые тени, и даже если сидя именно на этом подоконнике они раздумывали, какой после него станет жизнь маленькой дочки, меня это не трогало ни капли. Так же, переходя через дорогу, можно было подумать, сколько человек были сбиты именно здесь…
И я открыла окно. Я правда подумала, не отправиться ли мне туда, в воздушную свободу, не стать ли мне инопланетным гостем в загробном мире…
Но я чуть остудилась. И мне совсем не хотелось умирать.
Я снова забралась в свой шкаф. Возле меня свешивалась какая-то тряпка…
Наша прелесть наверняка уже затеяла ремонт в нашей квартире. Ей никогда не нравилась кухня. И моя комната. Она не привыкла ждать… Она не привыкла жить так, как ей не нравится.
У меня заболели зубы; и начинало болеть запястье, которое я непроизвольно кусала. Иногда я просыпалась по утрам и находила у себя на руке голубой синяк. Это обычно значило, что кто-то достал меня так сильно, как только возможно.
Я запихала в рот жесткий рукав, глядивший меня по плечу. Через секунду он уже был пропитан шампанским, которое я вдыхала в себя. Мои зубы сжимались на плотной ткани и проделывали маленькие дырочки, чуть раздвигая нитки.
Мысли стали тяжелыми и далекими; мне больше не хотелось ни о чем думать. Но отец все время лез на память, загораживая собою все. Словно я в чем-то была перед ним виновата!..
Но каков же прощальный подарок…
- Эй, вы, там… Я хочу есть… принесите чего-нибудь…
- О да, разумеется… Мы заботимся о наших клиентах.
Мне стало так хорошо… Позвонив Ярику, я не нашла слов. И бросила гудящую трубку.
За стеной что-то трещало и мерно поскрипывало. Защелкал замок; крючи со звоном упали на пол. Два гулких голоса, просеивающиеся сквозь стену, - это были мужчины… Они говорили о чем-то; опять скрипы, опять слабый шорох разговора…
Они еще долго шарахались там, за стенкой. Эта парочка голубых не спала той ночью. И я тоже.
В тиши запел будильник; он визжал сигнальной, катастрофической песней, пожаром, наводнением… трагедией и паникой. Воздух дрожал от неумолчного звука, тонкого, уносящегося ввысь.
Так жаль…
Папа женился не сразу после того, как мы остались вдвоем. Представляю, каких усилий ему требовалось на то, чтобы терпеливо уговаривать свою дочь на то, что «ему еще можно пожить своей жизнью, он не может теперь похоронить себя заживо». И он не похоронил – это она, наша прелесть, наша любимка, сделала за него всю работу. И все считали их хорошей парой и счастливой семьей.
А я вроде как мешала им. О да. Конечно же.
Такая нехорошая девочка.
Когда она готовила очередной свой кулинарный шедевр, верх мысли, верх вкуса, папа делался счастлив, словно все возвращалось на свои места. И вкусный обед в кругу своей семьи – как мало нужно было моему отцу для полного счастья!
Они не спали той ночью. И я не спала.
Она сидела, прижавшись ухом к стене. Стоны и вздохи… Закрыв глаза, заткнув уши, я уходила вдаль.
Воздух разогрелся, может, от моего судорожного дыхания. Может, просто я сидела здесь уже слишком давно и дышала испарениями из пустой бутылки. Я не хотела ничего слышать. Мне срочно требовалась моя личная камера. Жара давила на меня, прохлада за металлической перегородкой дверцы-купе сделалась главной мечтой… Пальцы ссокальзывали с гладкого металла, ногтям не за что было зацепиться; я все быстрее дергалась, телефон отлетел куда-то в другой угол, бутылка порокинулась. Я царапалась, толкала дверь, прижимала к ней руки, но потные ладони все равно соскальзывали.
Это все моя мамочка.
Единственное, о чем я мечтала, это надавать ей пощечин. Она испортила всю мою жизнь.
Она сделала вид, что все в порядке.

Тогда мне предстояло переехать к матери. Ку-ку, Ярик, он не знал, что у меня есть родная мать!
Почему так получилось, я не знала. Я была в поколении, воспитанном чужими людьми. И моя родная мать была таким же чужим человеком, как и все, и на нее я смотрела со скрытым, зашнурованным страхом, говорила, как с учительницей в школе. Дом моей матери – холодный дом Снежной королевы.
Они все поломали мою жизнь.
Эта дверца перекрыла все, что было до этого. Вздохи за стенкой; я сжималась в комок, как жертва под лапой хищника. Господи… господи…
Если бы эта маленькая гадинка не уперла у меня деньги, мне не пришлось бы возвращаться к своей матери. Мне не пришлось бы возвращаться в свою старую жизнь.
Дверь. Дверь. Ей уже так не хватало воздуха, и тут она, эта большая гадина, отлетела с грохотом в сторону; боже, как же она гремела!.. Так гремят только двери в ночи, когда ты вылезаешь в туалет, а дверь за тобой хлопает на сквозняке, и на ноги поднимается весь дом. Ты идешь справить нужду под прицелом их ушей, исследующих скрип твоих тапочек, твое смущенное сопение.
Она грохнула так, что после удара наступила глухая тишина.
И только я валялась на полу, меня разбирал смех; я ржала, и каталась по полу, по полу, где кто-то наверняка дрожал в конвульсиях хоть однажды. Если здесь есть привидение, они должны мне заплатить…
И никаких звуков за стеной.
- Думайте о смерти, педы! – орала я, пока меня разрывало на две части. - ….., думайте о смерти!
А потом я вернулась к своей матери. Больше не было никаких денег, никаких бокалов шампанского, ничего…

__________________
одиннадцатиклассница. длиннющее слово, правда?
  #1166  
Старый 06.05.2010, 18:54
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Диана, интересный, психологичный рассказ. Мне очень понравился. :)
Есть пара моментов, мне кажется, их стоит поправить.
Скрытый текст - вот:
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Мое тело распростерлось по ней;
Мне кажется, лучше вопрос не "по чему?", а "на чём?" - распростёрлось на кровати.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Было бы интересно, если бы я жила на потолке… если бы все было точно так же, как сейчас, но над ее головой был навес из кровати.
Очень много "бы" в одном предложении.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
После посещения офиса с температурой, вылезающей из градусника,
Нет, смысл фразы я уловила, но вылезающая температура - очень странно.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
и для богателньких буратино
л
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
с 58 письмами
пятьюдесятью восемью письмами
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Я не могла понять, как я могла так недолго спать.
Выделенное "я" лишнее.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Бешено я открылам олнию
м + "молния"
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Она сидела, прижавшись ухом к стене.
Она или Я?
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Ей уже так не хватало воздуха, и тут она, эта большая гадина, отлетела с грохотом в сторону
Не совсем понятно, кому не хватало воздуха и что отлетело в сторону.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.
  #1167  
Старый 07.05.2010, 22:43
Новичок
 
Регистрация: 09.04.2010
Сообщений: 2
Репутация: 0 [+/-]
Боюсь, в отношении позитивности ничего хорошего я сейчас не принесу... зато принесу два отрывка. Первый меня чем-то раздражает, но не могу понять, чем именно. Не то прямая речь героев построена невнятно, не то сами обороты хромают, не понимаю. Второй, вероятно, не настолько убог, но все ж таки. Предупреждаю, много букв, очень даже.

Скрытый текст - Ловец Душ:
-Мой лорд? – Он вошел, склоняясь в почтительном поклоне. У каменного стола, рядом с дальней стеной комнаты, темнела неподвижная, будто статуя, фигура. Она медленно покачала головой.
Закутанный в пышную, тяжелую черно-серую мантию с россыпью алмазов на воротнике и груди, труп не касался старого темно-бордового ковра на полу, паря в нескольких сантиметрах над ним. Лицо прикрывала белая металлическая полумаска, оставлявшая открытыми тонкие, бескровные губы и бледный подбородок. На плечи ниспадала снежно-белая копна волос, полностью скрывающих уши. Крупный рубин, лежавший на столе, отражал дрожащие блики пламени, яростно полыхавшего в большом камине круглой комнаты.
Тонкие пальцы, обтянутые мертвенно-бледной кожей, сквозь которую виднелась кость, разгладили пожелтевший от времени свиток, придавив верхний край рубином.
Лич быстро взглянул на долину внизу. Через узкое окно башни было видно, как множество человеческих силуэтов копошатся возле массивных каменных врат, темнеющих в самом конце долины. Движения рабочих были непривычно плавными и точными. С темно-серого неба сыпался густой снег. Ловец Душ кивнул самому себе и снова опустил взгляд на свиток, который прижимал к столу. Старый пергамент был исчерчен ровными, резкими линиями, иногда в сопровождении подписей и комментариев. От одного взгляда на мешанину деталей у смертных начинало рябить в глазах.
-Господин, все готово. Завал разобран.
Ловец Душ медленно обернулся к своему живому слуге. В светлых волосах высокого, стройного человека с надменным лицом таяли крупные снежинки. Темно-синие, как воды Озера Двух Небес, глаза, внимательно смотрели на лича. Фридрих Монсеррон, бывший лорд-регент всемогущей гильдии магов. Всемогущей и задравшей нос до самой облачной реки. Вальдек Яррон, лорд-архимаг, слыл самым могущественным магом в мире, а его ближайший сподвижник оказался двуличным предателем. Осторожные касания к разуму волшебника, которыми Ловец Душ наметил нужные изменения, сделали свое дело. Постепенно Фридрих принялся за то, чего хотел мертвец в далекой северной крепости, принимая его желания за свои. С незаметной помощью лича, Фридрих был близок к осуществлению своей давней мечты, к трону гильдии. Мысленно пожав плечами, Ловец Душ оборвал все интриги нового слуги и приказал прибыть в Зеркальные горы.
-Наши гости на месте? – В тонкой ладони мертвеца вспыхнули контуры простого посоха, и через мгновение слабая дымка пропала, оставив настоящий посох из светлого дерева.
-Да. – Фридрих отошел в сторону, пропуская хозяина вперед. Тихий шорох длинной мантии был единственным звуком, сопровождавшим движение мага. Он уже давно не касался ногами земли.
Волшебники начали спуск по крутой винтовой лестнице, ведущей с вершины башни, вырезанной в склоне утеса. Чем больше ступенек оставалось позади, тем холоднее становился воздух, и тем больше на стенах оказывалось потухших факелов.
-Я бы желал узнать одну вещь, господин.
-Спрашивай. – Ловец Душ повернул лицо к спутнику.
-На воротах лежат три печати, составленные из концентрических кругов. Мне незнаком такой почерк. В самом меньшем случае, маг, их положивший, человеком не был. – Фридрих перешагнул через изломанную ступеньку. – Я так и не смог понять, каким образом их создали.
-Не человеку, и не эльфу, и не карлику принадлежат печати. Позволь просветить тебя.
-Тысяча шестьсот двадцать три года прошло с тех пор, как Сон Бесконечный стал полузабытой легендой. Я говорил, что давнее землетрясение изменило весь лик Зеркальных гор. Сон Бесконечный ушел в глубины земли, и мы полагали, что навеки.
-Значит, землетрясение в прошлом месяце… это были вы?
-И да, и нет. – Едва заметно пожал плечами Ловец Душ. – Опасно для Круга использовать высшую магию. Никто из нас не желал воевать с гильдией раньше срока. Это землетрясение было естественным. Я дал ему силы. Таким образом все возвращается на круги своя. Зеркальные горы обрели прежний облик. А мы обрели Сон Бесконечный.
-Я считал, что война с гильдией для Круга нечто вроде священной идеи, которую предпочитают обсуждать, но никогда не приводить в жизнь.
Лестница кончилась, и маги вышли за каменный порог башни. Тихий шорох падающего снега приглушал марш мертвых. По широкой заснеженной долине, прочь от каменных врат, двигались ровные колонны мертвецов в задубевших и грязных меховых доспехах. Ловец Душ поднял ладонь, и неживая армия замерла, повинуясь воле создателя. Маг и лич быстро двинулись вдоль неподвижных шеренг. Почерневшие от холода и смерти лица застыли в своих предсмертных гримасах, но казалось, что мертвые глаза следят за каждым движением своего повелителя. Фридрих поежился.
-Так оно и было в последние два тысячелетия. За это время мир успел о нас позабыть, и даже гильдия предпочла убрать записи о Круге в дальние архивы Камани. А мы не стремились напоминать. Мы копили силы. Нам некуда было спешить. Круг бессмертен.
Маги наконец подошли к тяжелым вратам из темного камня. Вырезанные в створках стражи – закованные в броню гиганты, опиравшиеся на молоты – сурово смотрели на непрошенных гостей с высоты своего роста.
-Пленных сейчас приведут. – Фридрих задумчиво посмотрел на гранитные статуи, пряча руки в широких рукавах своей мантии. В рядах оклоку появилось движение, и скоро через шеренги вытолкнули первый десяток истощенных, бледных мужчин в одеждах из шкур и меха. Грязные волосы цвета соломы, пустой взгляд темных глаз и бессмысленные лица указывали, что о пленниках не слишком заботились.
-Мы опустошили первый лагерь, господин. – Во взгляде волшебника мелькнула неуверенность. Он хотел сказать что-то, но смолчал. Маска лича повернулась к нему. Черные провалы глазниц, казалось, впились в человека взглядом давно сгнивших глаз.
-Угрызения совести? Жалость? – Бледные губы скривились в усмешке. – Мнилось мне, что те люди, которых ты отправлял на костер по ложным обвинениям в демоничестве, не вызывали в тебе раскаяния.
-То было… другое. – Фридрих отвел взгляд. – Они мешали мне. Политика не бывает чистой. В противном случае я рисковал своей головой.
-Не должно быть разницы. – Едва заметно пожал плечами лич. – Истинные милосердие и жалость не делают разницы между врагами и жертвами.
Повинуясь безмолвной команде, оклоку начали выстраивать прибывающих пленников в колонны перед воротами.
-Две сотни жизней. У каждой из этих душ был дом, свои желания и страсти. Ныне все они послужат Великой. Ни жизнь, ни смерть не должны быть напрасными. Сим мы подтверждаем это высказывание.
-Позвольте мне начать приготовления к ритуалу, господин. Чем раньше мы начнем, тем…
-Твое неверие не имеет значения. Мне не нужен ритуал. – Лич неторопливо переместился вплотную к створкам. Полы мантии по-прежнему подметали землю, но следов на снегу не было. – Смотри и запоминай. Я продемонстрирую силу Великой.
Он медленно развел руки в стороны, и ладони, поднятые к воротам, мягко засветились зеленым. Фридрих кожей ощутил, как начало расти напряжение, рассыпавшееся вокруг, как нити сухой, но прочной паутины. Свечение на ладонях изменилось, теперь сквозь них проходили плотные потоки мутно-болотного света, которые начинались из ничего над головой мага. Они плавно изгибались, спускаясь к запястьям, проходили сквозь них, и касаясь темноты ворот, исчезали. А на створках медленно проявлялись ровные, пересекающиеся друг с другом круги. Через несколько минут створки стали похожи на темное озеро, в которое бросили камень. Круги светились ярче, проявляя все большую часть своего узора, пока Ловец Душ не опустил руки. Потоки света медленно угасли, но кружевной узор не исчез.
А затем от заледенелой громады ворот бесшумно отделились два каменных исполина, грозно поднимающих молоты.
Лич с тихим шипением втянул воздух в прогнившие легкие и вытянул вперед обе ладони. С них сорвалось что-то невидимое, тихо прозвеневшее в воздухе, а рука одного из гигантов упала на снег и рассыпалась щебнем. В это время второй страж сделал следующий шаг, оказался над магом, и обрушил свой молот прямо на голову мертвеца.
Защитный покров на мгновение полыхнул солнечным светом, и от каменного молота осталась только оплавленная рукоять, а с кончиков пальцев Ловца Душ сорвались всполохи бронзового света. Там, где этот свет касался камня, он мгновенно превращался в песок, и рассыпался. Второй удар гиганта превратил в обрубок его правую руку, а третьего не последовало. Исполин с тихим шорохом рассыпался в гору песка. Его собрат, до этого упорно пытавшийся преодолеть ледяные оковы, приморозившие ноги к земле, на мгновение замер – лич презрительно отряхнул руки, словно смахивая в его сторону невидимые капли, и второй страж рассыпался на каменные глыбы.
-Примитивно. Ничего иного от первой преграды я не ждал. – Ловец Душ обернулся. Полторы сотни человек, выстроенных в три ряда, мрачно молчали. Те, кто еще не утратил способность соображать, со страхом смотрели на мага. Остальные бессмысленно уставились перед собой. Между рядами живых людей стояли оклоку с обнаженным оружием.
-Смотри же. - Ловец Душ подозвал Фридриха. - Смотри, как Поток размывает берега. Жизненная сила подобна бурному потоку вод, который способен сокрушить плотину. Власть Потока в его первозданной, сырой мощи. Он рушит плотины единым ударом. Власть Слова в знании о том, как изменить опоры, чтобы рухнула плотина. Результат один и тот же, но средства разные. – Лич обвел рукой долину. – Все, что ты знаешь о магии, является знанием об устройстве мира. Слово, Чтение сил, дает лишь инструменты для влияния на мир. И как другими инструментами, этими может воспользоваться любой. – Он усмехнулся. – Поток, Длань, не дает инструментов. Он дает свободу влиять на мир, не марая руки инструментом. Не ремесло, но Искусство. Что бы не говорили современные последователи Слова, эта техника никогда не сравнится с истинным процессом творения.
-Прошу прощения, господин, но современные школы магии говорят, что Поток суть саморазрушителен для мага. Впуская в себя такие силы, человек рискует рассудком и телом.
-Оправдание для ограниченных книжных червей, которые всю свою жизнь пользовались магией для листания книг. – Пренебрежительно отмахнулся лич. – Истинно, Поток опасен для слабовольных. Буде не хватит у тебя сил его контролировать, он сотрет тебя во прах. Но настоящий маг не признает ограничений.
Он вытянул руки навстречу замершим людям и подался вперед, словно обнимая нечто невидимое. Густой снег, падающий с неба, стал черным. Мир вокруг дернулся, словно холст под ножом, и два прозрачных хлыста, сорвавшись с рук лича, вонзились в глаза пленного. Человек выгнулся дугой, раскрыв рот в беззвучном вопле, и начал высыхать. Секунда – и на угольно-черный снег упал скелет, обтянутый кожей. А в следующий миг двести человек содрогнулись в бесшумном крике, и один за другим стали падать на землю. В неестественной тишине явственно был слышен стук сухих костей, когда остовы переставали держаться на ногах.
Ловец Душ резко подался назад и свел руки. И мир взорвался кровавым светом. Все вокруг заполнил багровый туман, протянувший свои щупальца к воротам. Он впитывался в ярко-зеленые круги на створках, и они гасли, скрывались под кровавым налетом.
Камень пошел трещинами, сочащимися кровью. Черное солнце выглянуло из-за темно-красных туч, на мгновение окрасив долину в ярко-карминный цвет. Стая освежеванных птиц кружилась над бойней, роняя тяжелые капли крови на дрожащую землю.
Лич тихо хлопнул в ладоши. Багровый туман вздрогнул, словно живой…
И с оглушительным визгом рассыпался на осколки, как цветной витраж. Мир становился прежним. Через несколько секунд о недавнем безумии напоминали только осколки темно-красного стекла, рассыпанные по белому снегу, да черная пасть коридора, которую раньше скрывали ворота. От них остались лишь обломки стекла.
Ловец Душ приподнял уголки губ в слабой пародии на улыбку. В его протянутую ладонь лег красный осколок.
-Вот так одна реальность накладывается и проникает в другую.



Скрытый текст - Харай Механист:
Только появившись в Полынной башне, Харай Механист активировал маскировочную матрицу. Его искалеченное тело на миг окружил ребристый купол света, сжавшийся вокруг носителя и принявший заданные формы. Свет погас, сформировав невысокого, жилистого салидорца с темной кожей и короткими черными волосами.
Закончив изменения, Харай с любопытством огляделся. Он, без сомнения, попал в Полынную башню, то есть туда, куда вел его личный маркер Возврата. Им он пользовался два года назад, и с тех пор здесь мало что изменилось. Уходящие ввысь голые каменные стены, полумрак, наполненный шорохом и шелестом, шепоты и скрипы старых деревянных лестниц вдоль стен. Верхняя часть Полынной башни всегда была занята библиотекой, вернее, той ее частью, что уцелела после пожара. Там, куда поднимались лестницы, начинались толстые деревянные перекрытия, удерживающие пол второго этажа башни. Именно там каменные стены скрывались за книжными шкафами, уходящими вверх и вверх.
Пустое пространство первого этажа никогда не использовалось из-за призраков, объявившихся после пожара. На самом деле, давно, еще лет двести назад, Харай заключил сделку с главой Гильдии механиков, которым принадлежала Полынная башня, предоставив ему несколько уникальных томов в обмен на неприкосновенность нижних частей башни. Сегодня Харай с удовлетворением убедился, что карлик держит слово. Слой пыли на полу прозрачно намекал, что по нему не ходили уже очень, очень давно.
Отведя глаза библиотекарю, невовремя остановившемуся у лестницы вниз, Харай прошел мимо, и покинул башню. Арочная дверь выводила вовсе не на каменную мостовую, как обычная дверь, а на легкий, ажурный мост из дерева и мрамора. Он протянулся над разноцветными крышами квартала Торговых караванов, и примыкал к серой громаде Гильдии механиков. Больше похожее на крепость в миниатюре, чем на главное здание любой другой гильдии, обитель технологии Эледира переживала расцвет. Впрочем, как и сама технология. Несмотря на то, что приток магов был все так же велик, механики и ученые тоже начали прибавлять в количестве. Особенно это стало заметно после демонической войны, когда выяснилось, что демонам нечем защищаться от обыкновенных пушечных ядер.
Харай довольно сощурился на сентябрьское солнце в темно-синем небе. Ему нравился снег, и зима тоже нравилась, но за века почти безвылазного пребывания в Морозных горах и то, и другое успели надоесть до зубовного скрежета.
Со стороны королевского дворца, как раз по левую руку от моста, по которому сейчас шел Механист, донесся легкий, звенящий свист. Харай повернул голову туда, и с любопытством присмотрелся к творящемуся на главной площади. Прямо перед дворцом, высоким, очень хрупким на вид домом короля Лина, раскинулись три пестрых шатра, от которых и шел давешний звук. Харай безошибочно определил купола передвижного цирка – вполне обычное для Салидора явление. Туда стекался народ, кто-то что-то кричал, где-то звенели инструменты, словом, царила привычная суета.
Лич коротко усмехнулся, и продолжил свой путь, все-таки его дело было гораздо важнее цирковых зрелищ. Да и неинтересно ему было смотреть на всякие глупости.
Массивные железные ворота, буквально напичканные открывающими и закрывающими механизмами распахнулись, гулко скрежеща сотнями шестерней, и Харай вошел в полутемный каменный коридор, освещенный одними электрическими лампами под высоким потолком. Они давали болезненно-яркий белый свет, но он рассеивался, не успевая добраться хотя бы до середины стены.
За коридором находился зал, и вот он-то был полной противоположностью запасному входу Гильдии. Здесь буквально кипела жизнь. В больших котлах булькали живые отвары и смеси, бормочущие невнятные ругательства, в колбах бесновались чьи-то законсервированные конечности и органы. Между столами, подставками, подиумами и кафедрами носились механики в темно-серых робах и толстых перчатках с широкими раструбами. По воздуху носилась вонь животных отходов, паленых волос и мяса, чьи-то визгливые вопли и вездесущий гул, грохот и шипение сотен и тысяч механизмов. В центре зала громко гудел большой железный куб со множеством проводов, насосов и труб, ежесекундно источая снопы искр и посылая через провода потоки электричества. В ближнем углу грохотал паровой пресс, печатающий детали и куски других машин. Где-то у второго выхода из зала шипел и переливался сиреневым штормогенератор, конструкция из двух спиральных шпилей, высокопроводящих нитей и грозового камня, создающего непрерывные потоки электричества в добавление к основному генератору. Этой лаборатории оно всегда требовалось, даже больше, чем остальной Гильдии, вместе взятой. Именно в этом огромном зале, освещенном лампами и нитями, механики совершенствовали свои умения и ставили опыты, сочетая магические ветви некромантии и трансмутации с современной механикой.
Когда Харай, стараясь не задеть ни один из грохочущих агрегатов, пробирался ко второму выходу, справа что-то сверкнуло, свистнуло, и рядом с магом полыхнул матовый ромб рефлекторного щита, отразивший мелкий снаряд в стену. Полетела каменная крошка.
-Ой, простите, мессир маг, простите! – Тонкий подросток с желтоватыми волосами и посеревшей кожей кинулся к нему, размахивая руками.
-Я в порядке. – Харай повернулся к машине, около которой трудился этот парень. – Что это?
-О… - Юноша благоговейно выдохнул. – Это тысячествольник. Смотрите.
Механизм выглядел, как тысяча ружейных стволов, соединенных вместе, вставленных в большой цилиндр и закрепленный на железном подиуме. От двух стволов шел пар.
-Это гениально, мессир маг. Новая замена ружьям! Смотрите, мы заряжаем пули сюда. – Он хлопнул по цилиндру. – А потом просто жмем на рычаг… Разойдись!
Стоявшие напротив стволов механики с воплями и проклятиями разбежались в стороны, а юноша дернул рычаг.
И цилиндр пришел в движение. Он загрохотал, выдавая мощные струи пара, а затем стволы начали изрыгать огонь. Стена напротив мгновенно превратилась в решето, обнажив стальную перегородку, от которой пули начали отскакивать, и юный практик поспешно дернул рычаг вверх. Медленно, нехотя, механизм начал останавливаться.
-Недурно, недурно. – На иллюзорном лице Харая появилась ядовитая ухмылка. - И сколько лошадей нужно, чтобы передвинуть эту груду металла? Считая запас пуль, порох да еще и электричество?
-М… я об этом как-то не подумал, мессир маг. Но уверен, способ уменьшить вес есть!
-Мне на ум пришли два. Если подумаю, найду еще десяток. Удачи в раздумьях, ученик.
Механист хмыкнул и спокойно отправился дальше.
Кабинет Грандинженера Дограна с первого взгляда напоминал каменный мешок. Со второго – тоже. Ни одного окна, голые стены, голый пол, восемь электрических ламп, круглый железный стол, вращающийся на тонкой ноге, заваленный кипами бумаг, чертежей и книг. И одно кресло, уже занятое хозяином кабинета.
Догран Дрограр за прошедшие двести лет совершенно не изменился. Короткая борода грязно-серого цвета, мускулистые руки, сверкающая залысина и глубокие черные глаза. И рост, конечно – чуть выше, чем по пояс человеку.
Когда дверь скрипнула, впуская Харая, Грандинженер склонился над столом, что-то вычерчивая на большом листе бумаги. Услышав скрип, Догран глухо выругался и раздраженно отшвырнул стальную линейку в угол.
-Ну кому еще приспичило? Тебе что, человек, неймется? Ну так уборная в другой стороне!
Механист усмехнулся, запирая за собой дверь. Догран в хорошем настроении, иначе непременно попробовал бы дать пинка незваному гостю. Мысленным указом он выключил маскировочную матрицу, и с удовольствием наблюдал, как глаза карлика медленно округляются.
-Х… Мастер Харай? Это ты? Двести лет прошло!
-Я заметил. – Лич прищелкнул пальцами, на мгновение включая материализатор – напротив стола Грандинженера появилось глубокое кресло ярко-синего цвета, в которое Харай и сел, тихо клацнув железными сочленениями тела. – В такие моменты обычно задают один и тот же вопрос, но ты всегда был противником традиций.
-Воп… А, ну да. Но догадаться несложно. Что-то нужно, да? – Догран сложил крупные руки вместе, оперевшись о стол. – Надолго к нам?
-Еще не знаю. Но мне наверняка понадобится поддержка.
-Это, конечно, можно. За те книги… мы ведь еще так и не все изучили, до тебя нам далеко. Да, так вот. В меру своих скромных сил я поддержу тебя… Но думаю, хочешь большего?
-Там видно будет. – Харай рассеянно пожал плечами. Пневматика тихо зашипела. – Но перво-наперво мне нужно, чтобы ты свел меня с кем-нибудь значительным из местной Гильдии магов.
-Насколько значительным? – Догран удивленно посмотрел на лича. Раньше тот не выказывал интереса к магам… и правильно, умения мертвого волшебника превосходили все, что было доступно нынешней Гильдии.
-Чем больше, тем лучше. Главный архивариус, например, или мастер смотритель свитков.
-Понятно, понятно. – Карлик задумчиво запустил пальцы в бороду. – Знаю такого. Кешим Хранитель Историй, вот кто тебе нужен.
-Я слышу в твоем голосе сомнения.
-Кешим очень редко покидает башню Гильдии. А войти просто так туда, сам понимаешь, нельзя… То есть, ты-то можешь, конечно…
-Но мне это не нужно. – Харай кивнул. – Так что ты предлагаешь?
-Послезавтра начинаются выпускные проверки в нашем техномагическом отделении. Кешим будет присутствовать как наблюдатель от Гильдии магов, я, как наблюдатель от Гильдии механиков, и трое учителей-экзаменаторов. Ты бы мог заменить одного из них.
-Вот как? Можно и так… можно и так. Давно не пробовал себя в роли учителя, пора подновить опыт. Что предстоит?
-Там всего четыре ученика, и только двое специалисты-техномаги. Еще один некромант, и еще один трансмутатор. Совершенно уверен, что мы можем смело заменить гирра Валаша на тебя. Он преподает техномагию, но ты-то куда лучше… После проверок сможешь познакомиться с Кешимом, ну и заодно уж проверим, чему там наших аколитов учит Валаш.
-Условия?
-Условия? – Догран моргнул. – А, Тьма… поймал. Ладно. Вот тут я нашел недавно одну книжку в старой части наших факториумов, но ни перевести, ни тем более, понять смысла я не смог. – Он достал из-под кип бумаг небольшую книгу в потертом, темно-бежевом переплете.
-Сейчас посмотрим. – Харай аккуратно взял ее механическими пальцами и открыл первую страницу.
А уже через минуту закрыл книгу. Двойной шифр, которым был написан текст, маг разгадал почти сразу.
-Это не то, о чем ты подумал, Догран. Здесь много чего написано, но это в основном орочьи ругательства.
-Чего? – Карлик удивленно посмотрел на гостя.
-Более чем уверен, что эту книгу написали в качестве небольшого урока слишком жадным до знаний магам. – Харай пожал плечами. – Можешь использовать в том же качестве. Заодно повеселишься, глядя на лицо того, кто потратит пару недель на расшифровку текста.
-Ну и… - Глава механиков витиевато выругался на гномьем. – Ладно, глядишь, пригодится. Значит, вот так. – Он встал на ноги, звякнув колечками кольчужной мантии. – Послезавтра приходи в Зал Часов и Шестеренок. Ну, приготовься, если тебе надо… только что-то сомневаюсь. Я представлю тебя как гирра Ладака. Как в прошлый раз.
-Годится. – Харай кивнул, поглаживая край стола. – Да, вполне годится…
Залитый ярким электрическим светом, Зал Часов и Шестеренок полностью оправдывал свое название. Каждую пядь стен и пола занимали вращающиеся, тикающие, громыхающие и звенящие часы, шестерни и поршни. Они не замирали ни на мгновение, заполняя огромный зал грохотом и скрипом. Только у входа, рядом с большими воротами из обсидиана оставался свободный участок обычного, каменного пола. Там и стояли четверо учеников в робах механиков с кипами свитков и тетрадей. Они лихорадочно перечитывали свои записи, проклиная собственную невнимательность и разгильдяйство.
-Ну, вот мы и пришли. – В зал вошли трое. Догран Дрограр в неизменной кольчужной мантии, шел впереди, заранее хмурясь. Рядом шествовал невысокий полный человек в зеленом плаще, с треугольной серьгой из рубина в левом ухе. По другую руку от мастера-механика шел еще один человек, словно специально подобраный в противоположность первому – высокий, худой, как палка и в черно-буром плаще. Гирра Валаша будущие маги среди прибывших не заметили, и насторожились. Похоже, в экзамене ожидаются непредвиденные перемены.
-Итак, все собрались. – Догран остановился перед учениками, сложив мускулистые руки на груди. Его голос едва-едва был слышен из-за шума механизмов. – Ваш экзамен прост, как всегда. – Карлик хмуро поглядел на упорядоченный хаос шестерней и поршней, бушевавший в зале. – Нужно пройти от сих и до тех дверей в другом конце зала, не пользуясь ничем, кроме техномагии. Обычная телепортация, само собой, запрещена. Вас будут оценивать гирр Кешим от Гильдии магов. – Кивок на полного человека с серьгой. – И гирр Ладак, архимастер Гильдии механиков. – Движение в сторону худого. Лица учеников вытянулись. Они никак не ожидали, что их будет оценивать сам архимастер, которого никто не видел уже лет десять. Волнения прибавилось.
-Ну, чего встали?! – Догран сердито рыкнул. – А ну, пошли!
Как только четверка аколитов начала нараспев читать свои заклинания, Харай повернулся к Кешиму.
-Что вы думаете, гирр? Сколько у нас будет новых магов?
Толстяк равнодушно пожал плечами. Его дико раздражал царящий в этом зале грохот, к тому же он терпеть не могу техномагию.
-Не знаю, архимастер. Кстати, позвольте узнать, где вы пропадали столько времени?
-Тут, и там… - Лич отмахнулся. Разумеется, он не был архимастером Гильдии механиков. Хотя мог бы им стать без особого труда. Харая мало волновали глупости вроде номинальной власти и самоутверждения, а только их и давал сомнительный титул архимастера.
-Похоже, одно из “там” оказалось очень далеко. О, смотрите, одним дураком меньше.
Самый торопливый из аколитов первым ступил на бушующий пол, понадеявшись на Отталкивающее поле, своего рода аналог левитации, строящийся на том, что тело мага отталкивается от поверхности вверх. Черноволосый юноша ошибся только в одном – для Отталкивающего поля нужна относительно ровная и неподвижная поверхность, а постоянно вращающиеся шестерни и колеса мгновенно сбили поле, и юный ученик с диким воплем исчез между зубцами шестеренок, окрасившихся кровью. Его “коллеги” с опаской посмотрели на это место, но упорно продолжили колдовать.
-Какая жалость. – Харай хмыкнул. – Скажите, гирр Кешим, я могу получить доступ к вашей главной библиотеке?
-Камани? Зачем бы это? – Архивариус подозрительно посмотрел на собеседника. – Доступ в Камани закрыт для всех, кроме высоких чинов Гильдии магов, а вы им уж точно не являетесь.
-Но вы бы могли сделать исключение?
-А вы так и не ответили на вопрос.
-Историей интересуюсь. Помните, есть такая, в которой говорится про нашествие мертвецов с юга и их повелителях?
-Проклятые? Зачем вам?
-Вижу, вы знаете, о чем речь. – Харай доверительно улыбнулся. – А ведь большая часть тех, кого я спрашивал, разводили руками. Определенно, ваши знания впечатляют. Но ведь умный человек никогда не откажется пополнить свой запас знаний?
Кешим уже раскрыл рот, но в этот момент на двое учеников смело шагнули на вращающийся пол. Тут же раздался жуткий скрежет и визг. Догран с кислой гримасой заткнул уши, а Кешим поморщился, блокируя слух.
Аколит, шедший по левую сторону, был окружен мерцающим, переливающимся всеми оттенками перламутра силовым полем. Харай узнал в этой защите Купол Абсолюта, правда, в немного переделанной версии. Утыканная проводами и транзисторами перчатка на левой руке аколита вся была покрыта электрическими разрядами и начинала дымиться. Судя по всему, Купол был завязан на нее, и сейчас артефакт выдерживал чудовищную перегрузку. Купол Абсолюта способен остановить любое физическое воздействие, но его прочность зависит от силы воли мага и его способность терпеть боль, которая тем сильнее, чем больше нагрузка на Купол. Механист мысленно поаплодировал аколиту – он догадался завязать заклятие на артефакт, а сам только подпитывал его силой, не старадая ни от боли, ни от давления тех сотен шестерней, что застряли, встретившись с Куполом. Жаль только, что перчатка, похоже, долго не протянет.
-Находчивый юноша. Вернее, будет, если выживет. – Харай улыбнулся и перевел взгляд на второго ученика. Тот поступил гораздо элегантнее. Его тело попросту проходило сквозь многочисленные механизмы, как сквозь воду, не причиняя человеку вреда. Механическое единство, вот что было применено. Служит примерно для тех же целей, что и заклинания, с помощью которых проходят сквозь стены, горы и прочие преграды. То есть дает беспрепятственно проходить сквозь механические преграды. И пока что этот мальчишка шел вперед гораздо увереннее, чем применивший Купол Абсолюта.
-Тоже недурно, как вы думаете, гирр Кешим?
Толстяк мрачно посмотрел на улыбающего техномага – тому шум и скрежет были нипочем.
-Когда дойдут, тогда и увидим.
-Ну, в таком случае у нас еще много времени. Так что, гирр, вы пустите меня в Камани?
-Да ни за что.
-Совсем ни за что? – Харай усмехнулся.
-Я обсужу этот вопрос с мастером местной Гильдии. Вас, господин Ладак, уведомят о нашем решении.
-А вы уверены, гирр Кешим? Я ведь не хочу ничего особенного, только изучить материалы о падении Проклятых… вспомните, сколько мороки с этими официальными запросами, заявками… не проще ли решить дело своими силами?
Скрежет внезапно сменился оглушительным ревом и грохотом металла. Перед вырвавшимся вперед аколитом из крутящего хаоса вынырнул гигантский червь, составленный из железа и непрестанно вращающихся шестерней. Харай разглядел довольную улыбку Дограна. Червь был элементалем, очень редким подвидом железных, механическим. Как и любого элементаля, его было сложно призвать, а подчинить еще труднее. Можно быть уверенным, никому, кроме самого Дограна, да еще Харая, такое не под силу.
Червь с диким лязгом выпустил струю обжигающего пара, но аколит не растерялся, встретив ее Кристальным щитом. Судя по тому, что его следующее движение оказалось каким-то неровным, Харай решил, что парень все же обварился. Неудивительно, Кристальный щит ведь отражает атаку, направленную с одной стороны, а пар понемногу расползался во все стороны.
Из пальцев аколита вырвалась тонкая цепь, и словно копье, ударила в червя, пройдя тело твари насквозь. Элементаль дернулся, вместе с ним дернулась Металлическая обманка, аколит неуклюже отпрыгнул в сторону, уходя из-под удара железного хвоста… и червь распался на две равные половинки, которые тут же начали рассыпаться.
Догран поднял большой палец, сияя широченной ухмылкой. Харай усмехнулся. Похоже, мастер не волновался из-за потери своего элементаля. Его убийца применил единственно верный способ справиться с такой махиной – Металлическую обманку. На вид простая цепь из железа, она прочно застревала в теле любого элементаля, и постепенно ослабляла его связь с материальным миром. Ну а если маг исхитрялся нанести какой-то значительный ущерб этой цепью, то элементаль почти сразу же возвращался на свой план, лишенный всякой возможности зацепиться за материальный мир.
-Неплохо, неплохо. Ну, гирр Кешим?
-Что “ну”? – Он раздраженно покосился на Харая. – Вы меня достали, гирр Ладак! Я дам вам доступ в Камани, но только туда, где лежат материалы, касающиеся Проклятых!
-Отлично. Это меня вполне устраивает. И мы…
Его слова прервал чудовищный вой пошедшего вразлад комплекса шестерней и часов левой половины зала. Окруженный Куполом Абсолюта ученик наконец понял, что его артефакт не выдержит такой нагрузки, и активировал Смерть механизмов. Заклятие прошлось по всему пути мага, превращая бешено вращающиеся шестеренки, валики и поршни в ржавые куски металла, тут же рассыпающиеся и падающие вниз. Они сталкивались друг с другом, с работающими частями механизмов, с комплексом действующих деталей правой стороны зала, с Куполом Абсолюта, со скрытыми ловушками и даже еще одним механическим элементалем.
Червь, разозленный тем, что его логово кто-то разрушил, рванулся вперед, сцепляя стальные челюсти на перламутровом Куполе. Перчатка аколита заискрилась, поле померкло, и в этот момент прямо в глотку твари ударил Луч Диссонанса. Тело механического червя тут же перестало подчиняться разуму. Оно пошло волнами, задергалось, рассыпая вокруг себя мелкие детали и куски арматуры, а хитрец, лишившийся своей защиты, быстро пробежал мимо элементаля, и бросил в не успевшую оправиться тварь небольшую склянку. Она разбилась, и тело существа окутал плотный, желтоватый туман.
Харай кивнул, оценив изящество выдумки. В обычных обстоятельствах, механический элементаль легко сопротивляется разъедающим металл веществам. Ни кислота, ни заклинания коррозии, ни иные подобные вещества обычно не могут оказать влияния на тело червя. Но когда он бьется в судорогах, вызванных диссонансом, разум элементаля пытается подчинить свое тело и настроить механизмы защиты, а в это время кислотное облако быстро разъедает сталь.
Уже через пару минут червь перестал дергаться и затих. Железный остов стремительно таял в желтоватом облаке, а удачливый ученик уже касался ногой безопасного, каменного пола на другом конце Зала Часов и Шестеренок. Одновременно с тем, что шел по правой стороне зала. Они облегченно остановились там, привалившись к прохладным стенам, и выжидающе посмотрели на своего товарища, еще стоявшего в самом начале пути.
Все это время он что-то шептал и чертил в воздухе небольшой железной палочкой, а Догран непонимающе хмурился, глядя на эти художества. Только Харай еле заметно улыбался, он уже разглядел и понял, что такое долгое колдовство не явялется одним заклинанием. Механист разглядел Бога Машины, заклятие, временно дающее магу все свойства могучего механического голема. Потом появился узор Часов с маятником, причудливой смеси техномагии и магии времени, он сплелся с Богом Машины и в них проявилось третье кружево – Воспоминание, из арсенала магии разума. А затем железная палочка резко пошла вниз, дернулась влево, и Харай удивленно рассмеялся. Ученик в медно-серой мантии растворился в воздухе… одновременно возникнув на другой стороне зала, целый и невредимый.
-Тьма побери! Так вот зачем этот засранец крутился на той площадке целыми днями! - Догран довольно расхохотался.

  #1168  
Старый 08.05.2010, 14:13
Аватар для BloodRavenCaptain
Мастер слова
 
Регистрация: 19.11.2008
Сообщений: 1,322
Репутация: 340 [+/-]
Страницами раннее выкладывал первую главу в недоделанном состоянии. Ныне же она закончена.

Скрытый текст - Охотник, глава первая:
Глава первая: Ослепленные.


Нам нечего бояться, кроме страха
Лайтус Перес, имперский философ конца М41

- Зачем ты живешь? – спросила у Рыцаря девушка.
- Зачем я живу? – переспросил ее воин и, подумав, объявил:
- Моя жизнь – это битва. На свете множество вещей, которые мне ненавистны. И пока я стремлюсь стереть их в порошок, моя жизнь не бессмысленна…
- А ты пробовал… любить кого-нибудь? – осторожно спросила его девушка.
- Пробовал, - решительно ответствовал ей Рыцарь. – Но эти люди постоянно предавали меня…

Отрывок из «Баллады о Черном Рыцаре»

Дата: 134.М39.
***

Ей-богу, десять лет уже работаю барменом, а такое пугало вижу в первый раз!
Ну, представьте себе – высокий голубоглазый брюнет, судя по манерам, аристократ – но одет так, что смотреть противно. Бомжи и те уже начали прилично одеваться, а этот – на тебе! – приходит в приличное заведение в настолько грязных одеяниях, что ими теперь и помойку совестно украшать. Даже некогда красивые кружевные манжеты (кстати, а какого черта они пришиты к рукавам плаща?) свалялись и сейчас больше походили на тряпки.
Единственное, за что можно парня похвалить, так это за аккуратно выглаженные серые брюки со стрелками и высокие туго зашнурованные армейские сапоги, подбитые металлическими пластинами. Да, сапоги у него просто монументальные! Всем сапогам сапоги! Эх, если бы этот гад не был настолько громадным (под два метра, черт возьми!), я бы ему так навалял, что родная мать потом не узнала бы. А сапоги с бездыханного тела себе бы и притырил – зачем добру пропадать?
В общем, заявляется этот чудик в мой бар и сразу же начинает присматриваться к Сабрине – смотреть, конечно, есть на что. Не перечесть, сколько мужских сердец разбила наша неудавшаяся Принцесса. Честно говоря, я и сам за ней таскался после ее неудачи на выборах, пока не осознал, что эту продажную девку больше интересует содержимое моего кошелька, а не я.
Сабрина, заметив что новенький положил на нее глаз, тут же начала ему подмигивать, посылать воздушные поцелуи и вообще, всячески привлекать к себе внимание. В это время парень сел за стойку, щелкнул пальцами и заказал себе виски. Голос у него был низкий и хриплый – создавалось впечатление, будто это чучелко с шести лет по десятке пачек сигарет в день выкуривал. Хотя, кто его знает – вполне возможно, что мой нынешний клиент является почетным членом клуба анонимных курильщиков.
Только пробило десять, как в заведение начала подваливать вся шваль Старого Города – чиновники, синдикатовские информаторы, воры, наемники, туристы и прочая шушера. Вот и Кривой Глазго сегодня решил заявиться – хотя, лучше бы он этого не делал. От одного его вида уже начинало сосать под ложечкой. Перебинтованная рука, разбитый в кровь нос, да синяки под обоими глазами размером что твоя слива. Говорят, это его сам Принц так отделал, будто бы за какой-то проступок. Но кто знает, Его Высочество вообще очень импульсивен и готов взорваться из-за любой мелочи. На прошлой неделе, вон, свою шестнадцатилетнюю горничную попытался изнасиловать, тоже по какому-то нелепому поводу. Благо, Дядя оказался рядом - отметелил нашего Принца за милую душу, да еще наказ дал: «Чтобы девчонку даже пальцем не смел трогать!» Молодец этот Дядя, держит сопляка в узде. Конечно, очень жаль, что Карл III ушел из жизни, так и не воплотив своей мечты об объединенном Городе - нынешний наследник синдикатовского трона не приемлет мирных договоров. Ему войну подавай. Ну а подбитые танки не хочешь, а? Горящие трупы на площадях? Намотанные на траки кишки женщин и детей – тоже не хочешь? Мальчонка еще в войнушку не успел наиграться, а тут ему уже бразды управления всей Организацией сунули, опекуна приставили и велели управлять этим балаганом. Я вот, знаете ли, надеюсь, что его прихлопнут, а на освободившийся Трон посадят кого-нибудь более мирно настроенного. Ту же Сабрину, например…
Отвлекся я от мрачных мыслей, глянул на свое чучелко - а он знай себе виски хлещет да дымит как паровоз. Первый стакан ухлопал, второй, - не успел я оглянуться, как дело уже и к десятому подходит. Крепкий парень. Тут я у него и заметил на шее… это.
Золотистый крест с распятым скелетом посередине, а над головой у этого скелета нимб. Тут-то на меня будто ушат холодной воды вылили – сектант! Как пить дать, сектант! Не знаю, правда, что этот крест означает, но то, что парень – еретик, сомнений нет.
Тут я в себя прихожу и понимаю, что чучелко на меня вроде как уже минут пять пристально так смотрит своими голубыми глазищами. Спрашиваю: «Что смотришь?» Он пару секунд молчит, достает из кармана что-то вроде бумажника и тихо спрашивает:
- Сколько с меня за выпивку?
- Десятка, - отвечаю. Он достает десять золотых монеток из бумажника и складывает их передо мной горкой. Я интересуюсь, не хочет ли дорогой гость отдохнуть в номерах. Чучелко бросает взгляд на Сабрину, ухмыляется и говорит, что отдыха никогда не бывает слишком много. Смотрю я на его улыбку, а самого аж в дрожь бросает.
Казалось бы, чего уж обыкновенной улыбки пугаться? Да нет, ребятишки, что-то не то в этом парне, поверьте моему чутью. Пусть даже он и смеется, но в его глазах все время пляшут весьма нехорошие огоньки. А зубы у него острые-острые…
Заплатил он за номер на третьем этаже, взял у меня ключ, подкатил к Сабрине и, судя по ее звонкому смеху, просто таки очаровал дурашку. Ну, думаю, недолго вы с ней побарахтаетесь. Как только парочка прошла наверх, я сразу же схватил телефонную трубку и позвонил прямиком в Отдел Расследований, заодно известив и УСС, что дело пахнет керосином. Пусть они с этим пареньком разбираются…

***

Торопливо бросив в сумку мобильный и завернутый в бумагу бутерброд, Сабрина последний раз кинула взгляд на некогда любимого ею человека. Сержант Специального отряда Быстрого Реагирования (или, сокращенно СОБР) Дэниел Фостер крепко спал, уткнувшись лицом в подушку, и, судя по всему, просыпаться не собирался вовсе. Тяжело вздохнув, девушка покинула дешевую съемную квартиру, в которой они с Дэниелом жили уже два месяца, предварительно оставив на столе записку: «Не ищи меня. Сабрина».
Утро выдалось свежим. Дул легкий ветерок, где-то громко лаяли собаки, сочно пахло жарящимся мясом. Даже фонари на потолке Сектора будто бы горели ярче (хотя, все двадцать четыре часа к ним подавался один и тот же заряд). Отчаянно борясь с желанием прикорнуть на остановке, Сабрина села на первый утренний автобус. Внутри, кроме водителя и громко храпящего парня, с надвинутой на глаза кепкой, никого не было. Девушка достала из сумочки телефон и, поискав контакт «Елизавета», набрала номер.
- Да? – вопросил утомленный женский голос из трубки.
- Привет, сестренка! – воскликнула Сабрина, постаравшись придать своему голосу как можно больше задора. Но тут же запнулась, неслышно всхлипнула, и продолжила уже обычным тоном. – Как дела?
- Сколько лет, сколько зим, – буркнула в ответ Елизавета. – Старшая сестра наконец-то вспомнила обо мне, да? Не прошло и века… Чем занималась все это время? Какие-нибудь мысли пришли в твою светлую головку? Может наконец изобрела план, как забраться на Трон, а?
- Давай не будем об этом сейчас… - уклончиво заметила Сабрина и тут же перешла в контратаку. – Послушай, а ты помнишь какой сегодня день?
- Да, - помолчав, устало ответила Елизавета. – День маминой смерти.
- Ну, может, отложим хотя бы ненадолго наши семейные разборки и помянем усопшую? – деловито осведомилась Сабрина.
- Очень мило, - пробормотала младшая сестра. – Прошло десять лет, как ее уже нет… а помянуть решили только сейчас…
Сабрина молчала. Говорить было не о чем. В конце концов, с чего бы сестра должна ей верить? После всего, что произошло?..
- Ладно, я согласна. Встречаемся в баре «Ночной сверчок», в девять вечера. Пока, - бросила Елизавета и повесила трубку.
- Пока, сестренка… - ласково сказала Сабрина, услышав гудки. Тут она вспомнила, что у Елизаветы сегодня день рождения. «Черт, опять забыла», - со злостью подумала Сабрина, но было уже поздно.
Девушка убрала телефон и посмотрела в окно. Мимо проплывали сине-зеленые жилые дома, обшарпанные магазинчики, автомастерские, покрытые листами проржавевшего железа, и прочие достопримечательности бедных районов Старого Города. В одном из домов зияла огромная дыра, диаметром около двух с половиной метров. Сабрина фыркнула – за семнадцать лет никто так и не взялся ликвидировать последствия войны с Орками. Конечно, на восемьдесят каком-то ежегодном Совете Синдиката было выдвинуто предложение собрать команду профессиональных ремонтников и наконец привести в порядок разгромленные улицы, но… Но. Головы всех членов Совета были слишком заняты новым экономическим планом, основной целью которого значилось укрепление несущих колонн Сектора Восемь. Этих старперов вполне можно было понять – куда уж думать о красоте, когда буквально над тобой грозятся рухнуть семь жилых уровней, высотой по два километра каждый. Это уж не говоря о том, что под угрозой находятся жизни всех живущих в Старом Городе людей, так как каждый школьник знает – стоит провалиться одному уровню, как за ним последует другой, третий… и так до тех пор, пока на месте некогда самого большого населенного пункта не останется лишь огромная воронка. Больше всех, пожалуй, достанется Сектору Сто – самому суровому и темному месту на всей Кафиссии. Несчастных мутантов просто раздавит массой девяносто девяти жилых уровней и их обитателей.
Девушка постаралась отвлечься от мрачных мыслей, которые так и лезли ей в голову. Вечер был распланирован. Делать было ровным счетом нечего. Выйдя на остановке «Типография», Сабрина огляделась. Все было по-прежнему. Дети на улице играли в футбол, банды опять устроили разборки, а старина Хью все так же чинил часы в своей неприметной каморке. Пять лет прошло, но в этом месте время будто остановилось.
А вот и он. Дом 148/36А. Квартира 94.
Как ни странно, старый ключ подошел. Не без труда открыв дверь, девушка закрыла глаза и шагнула внутрь.
Обстановка так и не изменилась с тех пор, когда Елизавета отправилась учиться на медицинский факультет. Все вещи лежали на положенных им местах. Не было лишь старого кресла-качалки, в котором так любила сидеть Лени Лоренс. Сабрина подошла к зеркалу, причесала волосы, и ее взгляд упал на фотографию, висящую на стене. С нее на девушку глядела привлекательная женщина с двумя младенцами на коленях. Рядом с ней сидел и улыбался мужчина в зеленом мундире. Завидев его слащавую улыбку, Сабрина схватила ножницы и начала тыкать ими в глаза красавчика с фотографии. Когда чувство ненависти наконец утихло, девушка выпустила ножницы, обессилено упала на диван и тихонько заплакала.
- Мать… - прошептала она. – Почему?.. Почему Железный Закон был ему важнее, чем семья?..
… Сабрина пробыла в квартире почти весь день. За это время она успела заново изучить свою младшую сестру и ее повадки. Когда она последний раз видела ее, Елизавета была веселой семнадцатилетней девочкой, только готовившейся вступить в большую жизнь. Ее просто переполняли идеи, которыми она не преминула как-то раз поделиться с Сабриной. Девушка задумывала реформировать всю систему лечения, поставив ее на бесплатную основу, также повысив жалование врачам-хирургам. «Они, - говорила Лиз, - наши самые главные бойцы в войне со Смертью. Как же можем так их недооценивать?..» Однако, судя по всему, учеба сломала ее внутренний стержень, в то время как практика в травмпункте окончательно перечеркнула все романтические устремления. Дневник, который она вела с пятнадцати лет, так и пестрел фразами в духе: «Сегодня была дюжина с огнестрелами, пара зарезанных и одна избитая проститутка. Прекрасный денек…» Сабрина вздохнула. Младшая сестренка, что же с тобою стало? Неужели это зверье тоже сожрало тебя, как это когда-то произошло и со мной? Где твоя былая жизнерадостность? В твои-то годы быть такой ледяной… Кроме фотографии на стене не было больше никаких следов их родителей. Все сгинуло. Теперь во всей вселенной остались только они двое. И Елизавета, судя по всему, уже успела отдалиться от нее на порядочное расстояние…
Аккуратно закрыв дверь, Сабрина покинула этот дом скорби. В нем не было радости – лишь мертвец, безуспешно прикидывающийся живым…
Она медленно шла по улице, громко шаркая сапогами и не обращая внимания на мужчин, которые жадно пожирали ее взглядом. Ей было уже на все наплевать. Странно, но впервые в жизни ее посетило ощущение, будто бы происходящее вокруг было лишь плохо поставленным спектаклем. И самым плохим исполнителем оказалась она, актриса, невовремя забывшая свой текст и роль в этом действе.
Бар нашелся сразу – на его неоновой вывеске двухметровыми буквами было выведено «Ночной сверчок». Заняв столик в самом углу, Сабрина начала присматриваться к людям. Не без удивления она узнала бармена, сорокалетнего козла, который полгода назад (как раз после неудачи на выборах) пытался ухаживать за ней. Конечно же, после пары свиданий она ему отказала. Сейчас этот бармен бросал на нее полные ненависти и злобы взгляды. Несомненно, он узнал ее. Девушка закрыла глаза и тяжело вздохнула. За что же все ее так ненавидят? В конце концов, она никому не желала зла. Что делать, если никто не может тебя понять и видит в тебе лишь вещь, пусть и фантастически красивую вещь?.. Елизаветы все не было. Сабрине даже пришла в голову мысль, что младшая сестренка намеренно решила задержаться, чтобы лишний раз позлить ее. Старый фокус, усмехнулась она, поглядывая на часы. Он проходил только в детстве, на пикниках, когда ты, маленькая Елизавета, постоянно отставала от нас с матерью, чтобы лишний раз лицезреть мою злость. Конечно, ты тогда многого не понимала и все вокруг тебе казалось забавным… Но, по всей видимости, произошедшие с тобой изменения не пошли на пользу твоему характеру. А вдруг я тебя уже не узнаю, с тревогой подумала Сабрина. Какая ты стала? Может быть, услышанная мною неприязнь в голосе только частичка того, что ты ко мне испытываешь? Да, я виновата! Я оставила тебя тогда на произвол судьбы, без каких-либо средств, и отправилась завоевывать Трон, ну что с того? Каждый совершает ошибки в жизни. В конце концов, если бы Грегори оказался слабее меня, я бы отменила этот чертов Железный Закон! Маму бы простили, а наше имя навсегда очистилось бы от позора…
Увлекшись размышлениями, Сабрина не сразу заметила нового посетителя. Это был высокий мужчина лет тридцати пяти или около того, с уродливым резаным шрамом на левой щеке и прикрытой спутавшимися смольными волосами правой половиной лица. Его голубые глаза горели огнем веселого безумия. Обведя всех присутствующих неприятным оценивающим взглядом, он пристально уставился на Сабрину, и ее вдруг посетила мысль, что этот человек пришел за ней.
«Вот как ты действуешь, Грегори, - горько подумала девушка. – Решил окончательно ликвидировать угрозу для Трона, да? Ну что же, посмотрим, кто кого…»
Она стала внимательно наблюдать за мужчиной, в это же время незаметно заряжая револьвер. С собой у нее было только десять патронов, однако девушка понимала, что вполне хватило бы и трех. В конце концов, это всего лишь человек, пусть и киллер, нанятый Синдикатом.
Тут ее охватили сомнения. А вдруг она ошибается? Что если она пришьет невиновного? Сабрина задрожала при мысли, что не более чем через десять минут этот симпатичный в общем-то парень будет лежать с простреленной головой под проливным дождем в луже собственной крови. Она извлечет у него из кармана водительские права и окажется, что он был обыкновенным бухгалтером, просто решившим немного отдохнуть после работы …
Нет, все нужно было обязательно проверить. Тем более, бухгалтера этот человек напоминал меньше всего. Его движения, его манеры и кинжал, заткнутый за пояс брюк, выдавали в нем бойца, и это уж не говоря о руках. Даже дураку было ясно, что этими руками чаще всего сжимали пистолет, а не перо или счетную машинку.
В этот момент у Сабрины уже созрел план. В ход пошли обыкновенные женские уловки, приправленные совсем небольшим количеством личной симпатии. Вскоре, незнакомец их заметил и даже начал отвечать легкой улыбкой.
Расплатившись за выпивку, кинув на нее взгляд и усмехнувшись некоему вопросу, заданному барменом, он стал приближаться. Сабрина начинала понимать, что все ее подозрения оказались беспочвенными. Но если он не киллер, то кто же?..
- Я бухгалтер. Могу доказать, - ухмыляясь проговорил мужчина и сел напротив нее. На сердце у Сабрины заскребли кошки.
- Нет, спасибо, я вам верю! – затараторила она, судорожно пытаясь взять ситуацию под контроль. – А знаете, я сначала подумала, что вы работаете охранником или кем-то еще… последнее время появилось множество охранников и вообще… будто бы в Старом Городе есть, что охранять, - Сабрина звонко рассмеялась, но смех получился немного вымученным. Мужчина благосклонно поглядывал на нее сверху вниз, и девушка начала постепенно успокаиваться. Что же это, в самом деле? Паранойя, дорогая моя, сказала она себе. Паранойя и переутомление, вот что это.
- Я вас сразу узнал, - сказал незнакомец, вытащив из кармана смятую пачку сигарет. Посмотрев на Сабрину, он спросил: - Курите?
Девушка в ответ кивнула, взяла протянутую ей сигарету и закурила. Мужчина продолжил:
- Вы – Принцесса Сабрина, так? Вторая наследница Трона Синдиката.
Сабрина поперхнулась дымом и нащупала в кармане револьвер. Как же это так, потрясенно подумала она. Кроме членов Синдиката об этом никто не знает, но…
- Не беспокойтесь, я вас не раскрою, - усмехнулся он. – Полгода назад я был приглашен в королевский двор помочь со счетами. Мельком мне удалось взглянуть на ваши дебаты с Принцем Грегори. Правда, вскоре я был вынужден отлучиться из Города… Ваша политическая программа мне понравилась. Вы – необыкновенная девушка, Сабрина. Я искренне удивлен фактом нашей встречи. Неужели вы проиграли выборы? Извиняюсь, если влезаю не в свое дело, но я только вчера вернулся в Город и еще не успел во всем разобраться…
Сабрина расслабилась. Вот оно что… Обескураженный поклонник, всего раз видевший ее при дворе. Влюбился по уши, потерял голову?.. Ну что же, ей это только на руку…
- Да, - протянула она, поправив волосы. Незнакомец внимательно смотрел в ее глаза. – Четыре с половиной года я потратила на то, чтобы стать своей в Синдикате, восстановить право на Трон, постараться хоть немного очистить имя своей несчастной матери и заставить людей поверить, что я желаю им только добра… Но я проиграла. И вот, вы видите меня здесь, забытую и никому не нужную…
- Почему же? – горячо возразил незнакомец, не заметив фальши в ее голосе. – Вы нужны мне! Я имею множество связей при дворе. Хотите, мы заново организуем выборы? Я думаю…
- В этом нет необходимости, - холодно отрезала Сабрина, мысленно поблагодарив Императора за эту встречу. Попытавшись сменить тему, она спросила:
- А как вас зовут? И сколько вам лет, если не секрет, конечно же?
Эти безвинные, в общем-то, вопросы почему-то вогнали незнакомца в краску. Парень сконфузился, с его лица слезла маска торжественной самоуверенности, обнажив некий секрет, который был тщательно сокрыт от чужих глаз. Задумчиво почесав заросшую густой щетиной щеку, незнакомец наконец выдавил:
- Меня зовут Джек Риппер и мне двадцать семь лет. Обычно в работе я пользуюсь псевдонимами, но пред такой красивой женщиной я просто не в силах соврать.
- Правда? – удивилась Сабрина, громко рассмеявшись. Внутри же у нее все сжалось. «Двадцать семь лет? – подумала девушка. – Да он же мой ровесник! А выглядит на все тридцать пять, а то и больше… Господи, мальчик, что же с тобой произошло?»
- Джек Риппер, - протянула она. – Джек Потрошитель? Какое забавное имя. Если не ошибаюсь, в истории Древней Терры упоминался серийный убийца с таким же именем…
- Убийца был не один, - убежденно сказал парень. – Уж поверьте мне. Их было несколько, но действовали они под одним псевдонимом.
- Вы правда так считаете? – азартно вопросила Сабрина, предвкушая горячую дискуссию. И тут она вспомнила, с какой целью пришла в бар.
- Знаете, - заговорила Сабрина, неловко хихикая, - а давайте-ка пройдем наверх, в номера. Здесь становится жарко…
Парень не возражал. В общем-то, он сам хотел это предложить.
Перед тем как подняться, Сабрина кинула взгляд на дверь. Елизаветы все не было. Но бармен… этот сукин сын явно что-то замышлял. Плевать, с ним разберемся потом, подумала Сабрина и последовала за Джеком. Этот парень оказался для нее тем самым заветным шансом на реабилитацию и она просто не могла его упустить. Что же насчет последствий…
В конце концов, терять ей было больше нечего…

***

Осторожно вырезав жертве глаза и с пренебрежением засунув их себе в карман, убийца сделал два маленьких надреза под каждым ухом и аккуратно очертил все лицо скальпелем. Закончив эту процедуру, он снял кожу лица девушки, обнажая мышечные связки. Из пустых глазниц на него смотрела непроглядная тьма.
Девушка не кричала - ее рот был плотно зашит металлическими нитями, но даже сквозь плотно сжатые губы доносились отголоски стонов…
После того, как горло было перерезано, отделить голову от туловища не составляло труда. Убийца ухмыльнулся и, аккуратно распоров брюхо жертвы, начал вытаскивать кишки. При этом он немного не рассчитал сил и дернул на себя, разом вываливая большую часть внутренностей наружу. На плащ брызнула кровь. Лицо убийцы скривилось в гримасе неудовольствия. Он убрал скальпель в карман и достал нож для свежевания.
Для того, чтобы полностью снять всю кожу с тела девушки, ему понадобилось всего пять минут. Убийца действовал профессионально и бесстрастно. Быстрыми и короткими взмахами кинжала он разрубил сочленения рук и ног жертвы. Не хватало всего пары штрихов…
На улице уже завывали сирены, и десяток подкованных сапог отстукивали на лестнице кульминацию мелодии «Поступь рока». Убийца ухмыльнулся, неторопливо забаррикадировал дверь шкафом и снова принялся за свой шедевр. Обезглавленное тело без рук и ног он обернул в простыню и посадил на стул в углу номера. Отрезанная голова уже покоилась на подоконнике в огромной луже крови, мерно капающей на пол. Убийца распорол кровать крест-накрест и невольно залюбовался. Картина была окончательно готова.
В этот момент оглушительный взрыв разнес дверь в щепки…

***

Капитан Карас раздраженно почесал нос и бросил нетерпеливый взгляд на Джорджа Кьюзака, главного криминалиста Седьмого Отдела, выжидая, когда же наконец этот пижон закончит свою работу. Но тот лишь умиротворенно покуривал сигару и ненавязчиво мурлыкал под нос новый шлягер. Он даже не потрудился взглянуть на труп – просто отдал приказ увезти тело на базу, «где со всем и разберемся».
Для представителя самого зловещего Отдела во всей синдикатовской полиции Кьюзак был слишком привязан к предметам роскоши. Его тонкие пальцы были унизаны золотыми перстнями штучной работы, ярко-красный костюм тщательно выглажен, а внешняя сторона воротника белоснежной рубашки усыпана бриллиантовой крошкой. Нафабренные усы блестели от душистых настоев. Ни много ни мало, Джордж казался отпрыском какого-нибудь Благородного Дома, но истина была намного прозаичнее. Три года назад Кьюзак служил Арбитром, но по неведомым причинам (вполне понятным и очевидным) перешел на сторону Синдиката, раскрыв при этом все планы Арбитрариума на ближайшие пять лет. Получив гражданство в Старом Городе, он решил поступить на службу и подал документы в Седьмой Отдел, целью которого стояла борьба с ересью и инакомыслием. Этот Отдел являлся гарантом того, что у Инквизиции не будет предлога лезть со своей «помощью» на Кафиссию.
Останки уже были вынесены с места преступления и разложены по черным мешкам. Кьюзак внимательно рассмотрел каждую деталь, бросил пару ничего не значащих фраз и велел увозить «эту раскромсанную дрянь». Караса передернуло. Как бы он ни относился к Сабрине Лоренс, Кьюзаку все же стоило проявить хоть чуточку уважения к мертвой. В конце концов, судя по предварительным оценкам, жертва умирала долго и мучительно. Даже когда ей вырезали глаза, девушка все еще была жива. Прозвучало мнение, что причиной такой выносливости послужил некий сильнодействующий наркотик. Карас попытался собраться с мыслями. Свидетели уже были опрошены. Их было всего двое – бармен и рядовой Колин Рендалл, боец Специального Отряда Быстрого Реагирования, которому посчастливилось первым ворваться в тот злосчастный номер. Судя по всему, спокойно спать он не будет еще года три. Заикаясь, солдат все же изложил все произошедшие с ним события, от начала операции до момента, когда он взорвал дверь и вошел. Карас с содроганием вспомнил лицо несчастного парня – застывшую маску почти суеверного ужаса, на которой единственным темным пятном были обезумевшие глаза.
С барменом дела обстояли еще хуже – тот, в отличие от Колина, просто подавленно молчал, схватившись за голову. Карас знал его лично – этот человек был первоклассным информатором, когда дело касалось сплетен и слухов. Но сегодняшний день должен был стать для него судьбоносным – как-никак, в сети наконец-то забрела крупная рыба. Капитан поморщился. Еретики… Хоть про них никто никогда не слышал, Синдикат все же содержал ликвидационную команду из десяти бывших экзорцистов Экклезиархии. Как только поступил звонок с известием, что в баре «Ночной сверчок» появился культист, тут же был собран отряд сержанта Фостера, к которому наскоро прикомандировали хмурого священника по имени Карлос. Им потребовалось двадцать минут, чтобы добраться до места. Столько же потребовалось убийце для свершения его темного дела. Сержант Рендалл божился и клялся, что когда он ворвался внутрь, еретик все еще находился в номере. Но через секунду исчез, будто бы его и не было.
Карас нюхнул табаку, смачно чихнул, и, открыв глаза, застыл, не смея шевельнуться.
Прямо перед ним стояла молодая темноволосая девушка, бледная, как сама смерть. Она не смотрела на капитана, она смотрела сквозь него. На ее предплечьях были вытатуированы эмблемы Хирургеона – цепочка ДНК, венчающаяся темными крыльями. На ключице стояло клеймо в виде цифры «III». Третья наследница Трона Синдиката. Принцесса.
Девушка сощурилась и наконец заметила вытянувшегося перед ней стрункой Караса:
- Это… - медленно начала она, пытаясь унять дрожь в голосе. – Убийство, да? Кто… кто убит?
- Сабрина Лоренс, мисс, - невольно отрапортовал капитан, удивившись собственной расторопности.
- Мне нужно взглянуть, - решительно сказала девушка, отодвинула Караса в сторону и подошла к фургону, в который грузили останки. Дорогу ей преградил своей широкой грудью Кьюзак.
- Нельзя, Принцесса, - буркнул он, узрев «III» на ключице девушки. – Это ужасно.
- Я работаю в Хирургеоне, идиот, видала и пострашнее, - бросила девушка и расстегнула молнию на одном из мешков. Ее зрачки на секунду расширились. Принцесса сделала пару нетвердых шагов и рухнула на колени. Прижав руки к лицу, она громко зарыдала.
- О, Принцесса, пожалуйста, успокойтесь! – уговаривал девушку Карас, накинув на нее свой темный плащ. – Поднимитесь, вы же так простудитесь!
Но девушка все не унималась. Капитан понял, что она просто пытается выплакаться. В этот же момент, он лихорадочно пытался сообразить, кем приходилась этой девушке убитая, тоже в каком-то смысле Принцесса. Была вероятность, что прямо перед ним сейчас находилась старшая сестра Принца Грегори. В воздухе вдруг запахло повышением.
Умолкнув и утерев слезы рукавом плаща, Принцесса подняла свое заплаканное лицо к капитану и тихо прошептала:
- Вы… вы ведь не узнали меня, да?
- Мне достаточно того, что вы наследница Трона, - решительно ответил Карас. В общем-то, так и было. Но девушка вдруг как-то странно усмехнулась и начала медленно говорить, постепенно повышая голос:
- А ты знаешь, солдат, кто я? И как меня зовут? Какое место я занимаю в Семье? Знаешь ли ты обо мне вообще что-нибудь, маленький, жалкий кусок дерьма? – ее голос сорвался в крик, из глаз ручьем заструились слезы.
Карас молчал. Кьюзак тоже. Они были всего лишь полицейскими, а не постоянными членами Организации. Им было трудно понять всех хитросплетений политики Королевской Семьи. Для них было важно лишь то, что все они подчиняются Принцам и Принцессам – остальное казалось несущественным.
- Елизавета, как же, как же! Сабрина часто рассказывала о тебе. Она утверждала, что вы сильно похожи. Теперь я и сам это вижу. Но, в отличие от нее, ты творила только зло. И у меня начинают возникать подозрения, что ее смерть – твоих рук дело…
Дэниел Фостер медленно приближался к Принцессе, держа правую руку на кобуре с пистолетом, а в левой сжимая наручники. Он подошел к Елизавете, защелкнул на ее руках браслеты и объявил:
- Ты арестована по подозрению в убийстве, с целью государственного переворота.

  #1169  
Старый 08.05.2010, 15:56
Аватар для Диана
Ветеран
 
Регистрация: 04.04.2008
Сообщений: 525
Репутация: 200 [+/-]
BloodRavenCaptain, честно говоря, начало порядком шокирует. О_о
Дальше я ожидаю чего-то вроде резни серпами, кучи крови, трупов в бомжовых брюках "с отглаженными стрелками"...
Но нет.
Бомжи - не говорите о них, пожалуйста! Позабудьте об этом слове. Оно задате тот самый неверный тон, делает ваших персонажей куклами, ряжеными в безвкусные одежды.
Так, что касается предметов... золотые монеты, которые хранят в бумажнике - это, простите, какое-то извращение.
А Сабрина эта - странная девица. Охотница за кошельками - купилась-таки на хмыря в вонючем тряпье! Да, кстати, в начале вы старательно напирали на затрапезность вида незнакомца, затем оказалось, что у него вполне приличные брючки и отличные армейские сапоги. С ума сойти, право слово.
Мысли бармена о великих мира сего... должно быть, это четко отработанный прием всех нас, товарищей писателей. Должно быть, так и надо, опять же, удобно - в доступной форме объясняет многое.
Но иногда мне кажется, что бармен должен быть просто человеком, который не задумывается о всяких там чувачках, сидящих дааалеко наверху.

Сабрина меня поражает. Говорила уже, кажется?
Даже фонари на потолке Сектора будто бы горели ярче (хотя, все двадцать четыре часа к ним подавался один и тот же заряд).
Мега фраза. Потрясает воображение.
Сабрина, Сабрина, Сабрина... Подпольшщина с человеческим лицом; разве что только в отношениях всех этих людей нет ни капли человечности.
Читаю дальше. Подводные камни, да?
Бармен оказывается сорокалетним козлом. Какая досада.
Мужчина благосклонно поглядывал на нее сверху вниз, и девушка начала постепенно успокаиваться. Что же это, в самом деле? Паранойя, дорогая моя, сказала она себе. Паранойя и переутомление, вот что это. Сабрина - я уже опасаюсь за ее психическое здоровье!
Я честно ждала, что она кончит в дурдоме. Но нет! И вот, я дождалась резни, крови и кишок! Ура.
А бомжовый парень-то оказался совсем не так прост! Какая прелесть. Всем бы так. Его умения пригодились бы при разделывании курицы; быстро он управился.
Оказывается, я не ошиблась в начале.
Принцессы тоже плачут. Вне всяких родословных я уже чувствую себя ущербной.

Вот такие вот мыслишки среднестатистического читателя. Скажем так - начало впечатляет, и даже если я могу упиваться сарказмом в течение первой главы, я бы прочитала следующую. Может, слишком много для одной главы... Много принцесс и информаторов. Такой вот милый винегредик.
Очень даже. Есть пара фраз, которые слишком, например
- Да, - помолчав, устало ответила Елизавета. – День маминой смерти.
[I]Торопливо бросив в сумку мобильный и завернутый в бумагу бутерброд, Сабрина последний раз кинула взгляд на некогда любимого ею человека.
[/I]

Прямо перед ним стояла молодая темноволосая девушка, бледная, как сама смерть. или
- Ты арестована по подозрению в убийстве, с целью государственного переворота.
Там, кстати, запятая после "убийстве", кажется, не нужна.
Может я и не люблю всего этого, всяких мрачный сестренок, радикально непохожих, ночных клиентов, золотишка в бумажниках, Принцев и Кривых Глазго (тоже, после такого планета ляжет в едином порыве)... да и язык - он похож на многих других.
А я думаю, что каждый пишущий человек, и вы в том числе, должен говорить своим голосом и о своих собственных темах.
А так - все нормально. =) Не обижайтесь на меня.
__________________
одиннадцатиклассница. длиннющее слово, правда?
  #1170  
Старый 08.05.2010, 18:53
Аватар для BloodRavenCaptain
Мастер слова
 
Регистрация: 19.11.2008
Сообщений: 1,322
Репутация: 340 [+/-]
Диана, честно говоря, я ожидал подобного. Нужен ведь кто-то, кто почувствует капельку фальши во всем этом (честно говоря, ныне я узрел гребаное море).
А теперь - "ня!" комментарии!
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
трупов в бомжовых брюках "с отглаженными стрелками"
Ня! Прошу прощения, а что не так-то?
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Бомжи - не говорите о них, пожалуйста! Позабудьте об этом слове. Оно задате тот самый неверный тон, делает ваших персонажей куклами, ряжеными в безвкусные одежды.
Ня! Тут прошу учитывать психологию персонажа. А он является представителем так называемого среднезажиточного класса. Just fucking business, но в первую очередь хозяин бара посмотрит на то, как клиент одет. А одет он действительно неважно.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Так, что касается предметов... золотые монеты, которые хранят в бумажнике - это, простите, какое-то извращение.
Ня! Здесь прошу прощения, условность бэкграунда. Ничего не могу поделать, но монеты имперцы действительно хранят в бумажниках.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
А Сабрина эта - странная девица. Охотница за кошельками - купилась-таки на хмыря в вонючем тряпье!
Ня! Это позиция бармена, какбе. Саму Сабрину стоит оценивать по второй части главы.
Алсо, не забываем, что она сначала приметила его как киллера. Однако, есть несколько негласных правил, по которым действуют убийцы Организации. С жертвой они не заговаривают, да. Это во-первых. А во-вторых, убийца был высококлассным лицемером. Ну, или актером, если угодно.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Да, кстати, в начале вы старательно напирали на затрапезность вида незнакомца, затем оказалось, что у него вполне приличные брючки и отличные армейские сапоги.
Ня! Ну, так оно и есть. Дерьмовый, изорванный в клочья плащ, растрепанная голова, повышенная небритость, но остальные детали внешнего вида более-менее приличны.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Мысли бармена о великих мира сего... должно быть, это четко отработанный прием всех нас, товарищей писателей. Должно быть, так и надо, опять же, удобно - в доступной форме объясняет многое.
Но иногда мне кажется, что бармен должен быть просто человеком, который не задумывается о всяких там чувачках, сидящих дааалеко наверху.
Уже устал протестующе някать. Ну там же сказано, что бармен имеет прямое отношение к Организации, узнает Принцесс и неплохо разбирается во внутренней политике Синдиката. Я уж не говорю, что он позвонил не просто в полицию, а прямиком в Отдел Расследований, что окончательно утверждает его... кхм... повышенную осведомленность.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Мега фраза. Потрясает воображение.
"Нажми на кнопку, получишь по баш..." В смысле, вот:
http://warhammerinfo.ru/pages-8.html
Старый Город является всего лишь хреново построенным Ульем. Как бы не стоит удивляться его многоэтажности.
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Сабрина - я уже опасаюсь за ее психическое здоровье!
Не беспокойтесь за нее. Она уже в мире, намного лучшем, чем этот. Лучше следите за Елизаветой. Эта маленькая стервочка доставит еще множество сюрпризов...
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
А бомжовый парень-то оказался совсем не так прост! Какая прелесть. Всем бы так. Его умения пригодились бы при разделывании курицы; быстро он управился.
Оказывается, я не ошиблась в начале.
Про разделывание курицы - поражаюсь вашему умению читать между строк. Как вы думаете, зачем ему внутренности жертвы, а?
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Ты арестована по подозрению в убийстве, с целью государственного переворота.
Я сам охреневаю от этой фразы.

Итак, подведем итоги. Главу действительно нужно редактировать и я весьма благодарен вам за помощь, ибо сам бы я не управился. Есть множество моментов, где я нагнетаю слишком множество пафоса, а иногда это перерастает в откровенную фальшь. Следовательно, диалоги и фразы будут меняться. Однозначно.
  #1171  
Старый 09.05.2010, 00:45
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
На 9 мая решила выложить что-нибудь соответствующее. И вот...
Скрытый текст - Путь:
Ветка плетью стегнула по щеке, зашуршала опадающей листвой. Под босыми ногами чавкала мокрая листва.
Сгущались сумерки, между деревьями залегли рваные тени.
- Сейчас дойдём до Ежовки, маленький, и всё будет хорошо,- уговаривала Лиза, отводя плечом очередную ветку. Исхлёстанные щёки горели огнём.- Недалеко осталось. Вот ещё этот овражек перейдём, потом по тропке до ельника, а там уже недалеко. Капельку потерпеть осталось.
Младенец на её руках, завёрнутый в одеяло, помалкивал.
Лиза поудобнее перехватила свёрток с ребёнком и скривилась: боль в раненом плече не давала отвлечься ни на минуту. Прислонилась к берёзовому стволу, перевела дыхание. Правый рукав пропитался кровью, красные капли брусничинами украшали палую осеннюю листву.
- Ничего, ничего, Ванечка,- твердила она младенцу. Оторвалась от ствола и побрела дальше.- Ничего. Вот только доберёмся до деревни… Вот только…
За спиной над лесом мешался с облаками чёрный дым далёкого пожарища.

На рассвете Лизу разбудил грохот автоматных очередей. Ещё не понимая, что происходит, она вскочила и сразу бросилась к колыбельке Ванечки. Малыша выстрелы не разбудили, и он начал хныкать, стоило матери подхватить его на руки.
Босая, в тонкой сорочке, она выбежала на крыльцо дома. И в тот же момент услышала стрекотание мотоциклов, пронзительные женские крики. Лиза оцепенела, застыла на месте. Мозг сверлила одна – единственная паническая мысль: «Не может этого быть! Не может быть!»
- Лизка!- по широкой центральной дороге бежал, хромая и помогая себе палкой, старый Акимыч. Бежал как раз с той стороны деревни, откуда доносились выстрелы.- Лизка, немцы! Немцы!!!
Не остановившись ни на секунду, он проковылял мимо Лизиной калитки. Бежал к своему двору, спасать жену и невестку.
Откуда-то донеслись пронзительные бабьи причитания. Из какого дома – не определить, в каждом могли так причитать. На улице никто не показался.
Немцы, немцы, немцы!..
- Немцы!!!- орал Акимыч. Обернулся, махнул руками.- Лизка, беги!!!
Только этот крик заставил её пошевелиться.
Лиза металась до дому, не зная, за что хвататься и куда бежать. Им же говорили, что немцы обойдут стороной, не сунутся в болота. Как же они сунулись, как не побоялись?
Схватив большую корзину, девушка начала кидать в неё вещи, одной рукой продолжая прижимать к себе младенца. Страшно было хоть на секунду отпустить его от себя. Ванечка рыдал, но успокаивать его времени не хватало. Лиза уже поняла, куда побежит: за лесом, в деревне Ежовка, жила родная тётка, она много раз звала девушку к себе. Лизе не хотелось уходить из дома, где они жили вместе с Алёшенькой, но теперь…
Взгляд мельком упал за одно, и сердце остановилось: к крыльцу приближались двое немцев.
Лиза забыла обо всём и бросилась в сени, оттуда через заднюю дверь в огород. Она неслась сквозь заросли старой малины, не чувствуя под собой ног, прижимая к груди Ванечку. Позади раздался крик на немецком, а потом ударила оглушительная очередь.
Правое плечо обожгло; Лиза закричала и упала, едва умудрившись не подмять под себя ребёнка. Так бы и осталась лежать, накрытая болью, как одеялом, если бы не плач Ванечки, требовательный, настойчивый. «Что же ты, мамка, лежишь? Вставай и беги, как хотела! Я же один не справлюсь!»
- Да, Ванечка, да, миленький…- прошипела Лиза, едва начиная шевелиться.- Я уже бегу. Видишь? Я уже бегу…
Ползком через чужие огороды, не слыша выстрелов, не обращая внимания на боль. Только вперёд, к лесу, под зыбкое укрытие деревьев. Даже Ванечка перестал плакать, притих, как мышонок.
И вот уже древесные стволы сошлись за спиной, укрыв беглянку от горящей деревни, от немецких автоматов.

Лиза шла целый день, сначала сквозь лес, потом через болото по узким тропам, потом снова лесом. Падала и подолгу лежала на стылой земле, глядя на залитое серыми облаками небо, но находила силы вставать. Все мысли сошлись в одну точку, сконцентрировались на Ванечке, тихо сопевшем в одеяльном коконе. Она шла, не гладя по сторонам, не обращая внимания на кусты и поваленные деревья, на груды валежника. Она шла по прямой, по самому короткому пути, насильно заставляла себя передвигать дрожащие ноги. Всё ради того, чтоб донести ребёнка до места, где о нём позаботятся... Перед глазами плыла темнота, в неё проваливались деревья, в ней пропадала едва заметная тропинка. Глубокая, холодная тьма, как зимняя прорубь, тащила Лизу на себя…
А потом деревья расступились, тьма подалась в стороны, и девушка вышла на ромашковое поле, огромное, до самого горизонта. Вышла в ясный, солнечный день, в аромат летнего разнотравья, в трели птиц, под пронзительно – чистое небо. А навстречу Лизе по полю шёл высокий парень. Она приложила ладонь ко лбу, разглядывая его, и сердце вспыхнуло радостью: Алёшенька. Её Алёшенька, любимый, единственный, два месяца назад сгоревший в своём танке… Он шёл ей на встречу, раздвигая ромашки, улыбался, и на щеках, как прежде, играли ямочки, и солнечные лучи отражались в родных серых глазах.
- Алёшенька!
Лиза сорвалась к нему, обняла и прижалась, уткнулась лицом в знакомое плечо. От Алёшеньки пахло травами и мёдом, совсем как в первую их встречу. В густых русых волосах запуталась травинка.
- Я никуда тебя не отпущу,- прошептал Алёшенька ей в волосы.
- Я никуда тебя не отпущу,- эхом повторила Лиза.
И тут же встрепенулась, огляделась по сторонам:
- А где Ванечка? Надо торопиться. Немцы, ночь…
- Глупенькая моя,- рассмеялся Алёшенька, гладя её по голове.- Какие немцы? Война давно закончилась. Ты посмотри вокруг: разве в этом мире может быть война?
Война закончилась… Лиза, смеясь и плача, обняла мужа. А перед глазами кружились и танцевали в золотых лучах ромашковые лепестки…

Лошадь шустро тащила телегу по разбитой лесной дороге. Эвакуировали сельскую больницу, раненных перевозили дальше в тыл. Дорога была дальняя и опасная, поговаривали, что немцы вошли в местные леса, но пока на пути никто не попадался. Только под вечер миновали выжженную деревню…
- Стой! Стой, погоди!- Один из бойцов с перевязанной головой вскочил на ноги, глядя на придорожные кусты.- Слышали?
- Что слышали?- недовольно спросил возница, натягивая повод.
Телега остановилась, разговоры смолкли, и в наступившей тишине люди разобрали тонкий детский плач.
- Ой, ребёночек!- ахнула медсестра, сопровождающая раненых.
Она спрыгнула с телеги и скрылась за кустами, чтоб выйти через минуту с рыдающим младенцем на руках.
- Там женщина,- сообщила она солдатам.- Мёртвая. Ребятки, похоронить бы её надо. Я покажу.
И она передала малыша безногому бойцу, оставшемуся в телеге.

...так.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.

Последний раз редактировалось Sera; 09.05.2010 в 00:48.
  #1172  
Старый 09.05.2010, 01:02
Аватар для reco
Ветеран
 
Регистрация: 26.02.2007
Сообщений: 530
Репутация: 164 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для reco
BloodRavenCaptain
Вам нужно указание на фальшь? Извольте, эпиграфы псевдоличностей меня совершенно не впечатлили. Я рискну поспорить с уважаемым Лайтусом Пересом и заявлю, что боятся обычно не страха, а вещей, его вызывающих. По второму эпиграфу: весь пафос убивает выражение "в порошок". Из-за моей спины выглядывает Станиславский и кричит некую сакраментальную фразу.
Далее. Вы уж извините, но в отрывке чувствуется стиль, присущий многим МТА. Я для себя определил его как "залихватская фантастика(фэнтези)". Это когда типа весело, сумбурно и совершенно бессмысленно. Я не буду разбирать весь отрывок, немного пройдусь по началу, ну а вы, надеюсь, уловите общий смысл моих претензий)
1.Допускаю, что некоторые индивидуумы способны заправить отглаженные брюки в берцы, но решительно пасую, когда бармен заявляет, что желает навалять кому бы там ни было. Его дело коктейли смешивать, ага. Вопрос вдогонку: как наш забияка определил, чем и как подкованы берцы? По звуку? Фига с два, простые гвозди так же цокают.
2.Очень сомневаюсь, что хитрюшка Сабрина, по ходу собаку съевшая в совращении мужчин, будет действовать так примитивно и прямолинейно, как например посылая воздушные поцелуи. Вы сами видели когда-нибудь такое непотребство? Или общение с проститутками пока только на уровне картинок Плейбоя?
3.По десятке пачек сигарет в день? Это типа гипер-гипер-гипербола? Перебор, ага.

Далее комментировать данный текст нет ни малейшего желания, т.к. поведение персов и описание автором текущих событий не вызывает ни малейшего доверия. Пишет человек без опыта и без знаний, т.е. типичный МТА. Напомню: надо писать так, чтобы читатель высказал противоположную точку зрения фразе незабвенного господина Станиславского. Ага?

Sera
1.А где в вашем рассказе фантастика?
2.По тексту: очень много повторов! Уже в первых предложениях листва-листва. Читайте текст перед выкладкой ВСЛУХ. Используйте синонимы. Алешенька может быть любимым, юношей, родненьким и т.д.
3.Страдает логика повествования. Младенец стоик какой-то, с ним бегут, мотыляют, а он молчит. Далее: немцы(фашисты, враги, фрицы - синонимы!) стреляют, а он молчит! Во, мать на руки взяла - заорал! Чудо, а не ребьёнок, ага)))
__________________
Как писать интересные книги? Ответ здесь

Последний раз редактировалось reco; 09.05.2010 в 01:24.
  #1173  
Старый 09.05.2010, 08:33
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
reco, спасибо.
По пунктам:
1. Фантастики не видно, потому что её нет.
2. Согласна.
3. Практика показывает, что когда ребёнка мотыляют, он молчит. Пример - прогулки по ухабистым дорогам в коляске, и чем больше ухабов - тем крепче сон. Да и на звук многие реагируют значительно слабее, чем на внезапное прикосновение.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.
  #1174  
Старый 10.05.2010, 18:51
Аватар для interes123
Местный
 
Регистрация: 10.05.2010
Сообщений: 97
Репутация: 69 [+/-]
отрывок один мой. покритикуйте:
С тех пор, как я перестал быть человеком, мне редко удается уснуть. Это бывает, когда я болен или обессилен. После боя или долгих скитаний, моя черная кровь густеет, и я становлюсь медлительным и чувствую самую настоящую человеческую усталость.
Я сплю не более суток, и в это время меня стараются не беспокоить, потому что считается, что сон – это во благо. Лично я так не думаю. Если бы я мог это контролировать, то не спал бы годами. Нет, я не боюсь быть убитым во сне. Хотя было бы крайне глупо умереть такой смертью, шансы все же невелики.
Скрытый текст - Читать полностью:
И дело не в проявлении слабости, сравнимой только с человеческой слабостью, нет. Дело в том, что мне снится.
Все черное и гнусное, что есть в моей голове и моем сердце, а так же все то, что я вобрал в себя от моих жертв и не успел осмыслить и переварить, обрастая ирреальными подробностями, воплощается в самый извращенный жуткий уродливый кошмар.
«Душа бесится» - так говорит Эван. Я рад, что он так считает, потому что у меня более приземленное мнение на этот счет – моя сущность пытается перебороть те мелкие осколки от былой души, что я еще храню и пытаюсь не растерять окончательно.
Я уверен, что сны меня губят. Они рушат во мне то, что я называю смыслом своего существования, идеей, целью и мечтой. Порой я просыпаюсь и не помню, зачем я здесь, что я называю плохим, а что хорошим. За что я дерусь? За кого я заступаюсь? Кто я, в конце концов? Мои глаза затягивает черная дымка, и я ничего не вижу, кроме беспросветной тьмы и безграничного, всеобъемлющего отчаяния. И тогда я начинаю искать свет…
До сих пор мне удавалось вовремя взять себя в руки, но с каждым разом я чувствую, что сделать это все сложнее. Я становлюсь сильнее, но и темнота внутри меня становится все больше.
Последний раз я спал неделю назад. И с тех пор, не могу об этом не думать. Это странно, потому что обычно единственное мое желание – забыть. И хотя кошмар оказался не таким ужасным, как часто бывает, тем не менее, он меня не на шутку взволновал.
Никогда еще мне не снилось мое прошлое. Чужое – да, возможно. Но мое собственное – никогда. Тот день, вернее ночь, в которую я стал другим – все это ожило спустя триста лет в моем сне и пробудило жуткую боль, в которой я тону, и не вижу спасения. Мне не пережить это так легко. Я чувствую – что-то должно случиться.

Сибирь. Наши дни.
- Он не чувствует след уже несколько дней, - тихо прошептала Фрида, надеясь, что Дорат не услышит ее грустных размышлений вслух.
- Он должен, мы уже близко, - прорычал в ответ Кристиан.
- Что-то случилось, она погибла или уехала. Так не бывает, - в задумчивости, устремив свой взор на верхушку сосны, на которую несколько минут назад взобрался Дорат, ответила Фрида.
- В любом случае, это ничего не меняет. Мы должны разобраться, - уже мягче проговорил Кристиан.
В черном плотном плаще, перетянутом тугим широким кожаным поясом на талии, и опущенным на плечи капюшоном, Кристиан стоял позади Фриды, прислонившись к соседней сосне, и также наблюдая за Доратом наверху.
По его лицу нельзя было догадаться, о чем он думает, и в каком он настроении. Поэтому Фрида нехотя озвучила то, что и так было ясно им двоим без слов, но ей хотелось узнать, все ли в порядке у их предводителя, и догадаться по интонациям в его голосе, насколько он вымотан, зол или расстроен. Вот уже четыре недели они прочесывали леса и горы Монголии и России, разыскивая девушку, на след которой напал Дорат, считавшийся лучшим следопытом среди хантов. Понимая друг друга без слов, иной раз они не разговаривали между собой по несколько суток. А после недавней болезни Кристиана, когда он проспал почти сутки, а потом несколько дней не мог прийти в себя, обессилевший душой и телом, и уставший от продолжительных поисков, он вел себя особенно скрытно и отчужденно.
Дерево затряслось, хрустя и разбрасываясь ветками, когда Дорат, вонзая в прыжке свой кинжал в ножны, приземлился на землю.
- Мы в получасе пути от города. Она была там несколько суток назад. Я думаю, мы опоздали, - отчитался он.
Кристиан, всматриваясь в противоположную сторону от той, на которую указывал его следопыт, тихо поинтересовался:
- Что там?
- Там север, и нет ничего. В городе я слышу парочку джинги и одного люцина.
- Но ее там нет, - резко повернувшись к Дорату, рыкнул мужчина.
- Но она была там, - склонив голову, виновато протянул Дорат, - И, учитывая, что находится там, было равноценно смерти, я не верю в то, что она еще жива. А если это и так, то мы потеряли след.
- Что ты хочешь этим сказать? – практически беззвучно прошипел Кристиан.
В отличие от своего предводителя, Дорат всячески избегал смотреть глаза в глаза. Он был выше, более гибкий и стройный, лучший из всех учеников школы хантов, но никогда не сомневался в превосходстве Кристиана над ним и всеми прочими сородичами. Его кудрявые волосы, цвета шампанского, неровно и коротко подрезанные на вышине плеч, спасали его от гневного взгляда Кристиана, заслоняя кудряшками белое как снег лицо. Решив, что заслужил недовольство и практически провалил задание, кружа вокруг и около, но так и не приведя отряд в срок к намеченной цели, он зло оскалился, разочарованно шатая головой, и ругая себя за очередную неудачу.
- Так что? – тихо, но зловеще повторился Кристиан.
Вспыльчивый, упрямый и привыкший открыто выражать свое мнение, даже если это навлечет на него взрыв ярости со стороны предводителя, Дорат выпалил то, что было у него на уме, и к чему он не терпел приступить:
- Я считаю, что мы должны войти в город и убить люцина, а также для верности всех джинги, - заключил он.
Фрида, услышав его заявление, молча затрясла головой, очередной раз поражаясь глупости брата. Они были очень похожи друг на друга внешне. Фрида была ниже и тоньше, а светлые кудряшки, обрамлявшие ее лицо, были более крупными и гладкими, но что-то в чертах ее лица, тонкие выступающие скулы, большие округлые глаза, и прочие неуловимые с первого взгляда мелочи, безоговорочно роднили ее с братом.
Характером же, она была его полной противоположностью. Все ее физические недостатки – потеря в быстроте, силе и нюхе, - с лихвой покрывались ее рассудительностью, рациональностью и хитростью великолепного стратега.
Заметив, как Кристиан сцепил челюсти и сверкнул глазами на брата, девушка тут же отреагировала:
- Это нужно будет сделать, Дорат, но не сейчас, - тонким голоском, как птичка, пропела она, и, удостоверившись, что внимание мужчин теперь направлено только на нее, продолжила. – Так же мы знаем, что она и не на севере, Кристиан, потому что вчера мой брат прочесал все в радиусе ста километров к северу. Можно было бы полагать, что она еще севернее, где мы еще не искали, но тогда мы бы это знали по ее следу. Поэтому нам нужно отправиться в город и расследовать до тех пор, пока не получим ясность, что с ней произошло. Ведь есть надежда, что она все еще жива.
Дорат кивнул, соглашаясь с сестрой. Кристиан лишь сильнее вжался в дерево, бесцельно вглядываясь вдаль, туда, где они еще не искали, где была еще надежда. Он не хотел смириться с мыслью, что все кончено. Слишком дорого ему давались эти вылазки, полные опасностей и разочарования. Они уже понесли потери, и он не хотел потерять еще и этих двух своих лучших хантов, а в результате так и не нагнать цель. Это был неоправданный риск. Тем не менее, Фрида была права, на севере девушки нет. А значит, они должны отправиться в город.
- Фрида права. Мы пойдем в город, но будем действовать тихо, - заключил он.
- Каков план? – в нетерпении засуетился Дорат.
- Никакой крови больше, хватит, - громко и четко прикрикнул Кристиан.
Когда брат с сестрой покорно кивнули кудрявыми головами в знак подчинения и уважения его власти, он вновь понизил свой голос:
- Нас больше, поэтому на нашей стороне сила. Мы его допросим, потом решим. Джинги мы трогать не будем, - светлые головы вновь поклонились. – Наша задача – разобраться в этом деле. Давайте разделимся. Зайдем в город с трех разных сторон, чтобы никто не просочился. Встретимся, как обычно, ночью в центральном парке или заброшенном доме. Действуем по обстановке, но тихо и осторожно. Фрида, ты зайдешь с запада.
- Да, господин, - надевая капюшон и затягивая пояс такого же, как и у мужчин, черного длинного плаща, Фрида приготовилась к бегу.
- Дорат, зайдешь с юго-востока.
- Хорошо, - с готовностью откликнулся тот.
- Я зайду с севера, и поищу ее дом. Люцина будем брать ночью втроем, а до этого мы просто не должны дать ему уйти. Перекрикиваемся, только, когда опасность миновала.
- Принято, - согласился Дорат, ловя свой плащ из рук сестры, и затягивая пояс потуже.
Кристиан в последний раз взглянул в глаза своего отряда, и кивнул, в знак того, что можно отправляться, и больше инструкций не последует.
Приняв сигнал, брат с сестрой поклонились и отступили назад, отстранившись на несколько шагов, затем выбрали нужное направление и скрылись в гуще деревьев.
- Не отставай, сестренка, разделимся у города, - прикрикнул на бегу Дорат.
Вслед за ними и Кристиан, накинув свой плащ на голову, исчез между деревьями.


ладно, спасибо за обратную связь, но как-то вы видимо не привыкли особо ее выражать ) маловато будет. а продолжение буду выкладывать (даже выложила уже) в своем жж http://interes123.livejournal.com/

Последний раз редактировалось Markfor; 31.05.2010 в 17:32. Причина: объединение сообщений
  #1175  
Старый 12.05.2010, 11:27
Аватар для Yellow Dragon (СКВ)
Посетитель
 
Регистрация: 11.06.2009
Сообщений: 64
Репутация: 17 [+/-]
Что ж, выкладываю пролог "Неотона":

Скрытый текст - Пролог:


К вечеру буря утихла. Серые рваные облака алели по краям. Земля Тэринии впервые за тридцать тысячелетий увидела солнечный свет. Высокие сухие деревья своими скрюченными ветвями тянулись к солнцу. Их лишённые листвы ветви и торчащие из земли корни, покрытые слоем пыли, тянулись к светлому небу, моля о дожде.
Улицы Айтеса, как и других городов Тэринии, были пустынны. И лишь длинные тени, отбрасываемые домами, зловеще чернели в свете лучей заката. Закутавшись в чёрный плащ и накинув на голову капюшон так, что были видны одни светящиеся красным глаза, поднимая едва успевшую осесть пыль, без особой цели, по улицам брёл красный дроу.
Едва ли он отдавал себе отчёт, зачем и куда идет. Едва ли понимал, идет ли он вообще. Он даже не думал о заходящем солнце, которое видел впервые в жизни. Нет, он ничего не видел, так как практически ослеп и почти потерял разум: он не видел, ничего не понимал, ни о чём не думал. Мысли, образы, воспоминания и даже реальность разбегались, путались и отдельными искрами вспыхивали, но тут же гасли в темноте его сознания.
День угасал. Солнце скрылось. Лишь у горизонта горела алая полоса, теряющая яркость и краски. Вскоре землю накрыли сумерки. Совершенно обессилив, айдроу упал на землю, поднимая облачко пыли.
Между тем город вышел из оцепенения. Горожане выглядывали из своих домов, с суеверным ужасом и восхищением глядя на звездное небо. На поверхность выходили даже жители подземной части города. Становилось темнее, отчего звёзды разгорались всё ярче. Лишь единицы видели их раньше.
Раус Крэл, скользя межу ними, легко улавливал их эмоции. Он и сам, несмотря на произошедшие днём события находился в наилучшем расположении духа. Запрыгнув на ближайшую крышу, он огляделся вокруг. Никогда он не видел такого оживления на улицах, никогда так не был оживлён сам, но, в отличие от стоящих внизу, у него была определенная цель. Закрыв глаза, он сосредоточился, а вскоре уже перелетал с крыши на крышу. Увидев то, что искал, он остановился. Внизу было большое столпотворение. Горожане окружали что-то неподвижное, завернутое в чёрную материю, не решаясь подойти. Раус, пролетев над их головами, приземлился на свободное пространство рядом с лежащим. Крикнув «разойдись» удивленной толпе, Крэл поднял его и вновь запрыгнул на крышу, и вскоре был уже на другой стороне города.
– Господин Атериус, - произнёс Раус, опуская его на скамью под старым скрюченным деревом, и, осторожно придерживая голову айдроу, коснулся длинными белыми пальцами его лба.
Тот открыл глаза и невидящим взором взглянул на небо. Когда же он увидел Рауса, его взгляд немного прояснился, а глаза расширились.
– Крэл?.. – его голос прозвучал сдавленно и хрипло, но, в то же время, резко. – Это ты, оружейник?..
– Да, господин, это я.
– Но что здесь делаю я? – спросил Атериус, предпринимая тщетную попытку подняться. – Что произошло? Почему так… светло? – он попытался вспомнить события минувшего дня сам, но видел лишь темноту, тот мрак, который тридцать тысяч лет покрывал землю Тэринии.
– Буря рассеяла тьму, - ответил Крэл его невысказанным мыслям. – Как это ни печально, но эту бурю принесли за собой горгульи.
– Горгульи?.. – Атериус и не заметил, как смог приподняться на локте. Воспоминания возвращались. – Да… конечно… сотни крылатых демонов, кружащих над городом… Каковы разрушения?
– Большинство воинов и магов, принявших бой, убито. Был разрушен ваш дворец, и почти все, кто был там – мертвы.
– А моя дочь? Она тоже убита? – голос Атериуса срывался.
– Госпожа Аккирия пропала во время битвы. Говорят, её унесли горгульи. Но, как бы то ни было, она жива… И в нашем мире.
– Так найдите её! – он подскочил.
– Она жива, но её что-то скрывает, - он задумался, подбирая слова. – Некий барьер…
– Что это может быть? – теперь он говорил резко.
– Господин, я – оружейник, а не волшебник. Могу сказать лишь, что это очень мощная энергия.
– Она враждебна?
– Скорее нейтральна, по крайней мере, пока. Думаю, я смогу найти её, - произнес Раус. – Но сначала я должен отвести вас к оставшимся в живых магам.
Спустя некоторое время они уже шли под сводом подземного города. Тусклый свет, падающий на них из окон, выхватывал из тьмы фигуры и белые лица темных эльфов. Атериус двигался медленно и хромал, но от помощи отказывался. Крэлу было невыносимо идти такой скоростью, и, хотя Раус не хотел этого демонстрировать, он то и дело засыпал на ходу.
Когда они свернули в боковой туннель, им навстречу вышел юноша из чёрных дроу, янтарные глаза которого светились во мраке. Он произнёс что-то на языке жестов, но Атериус был не в том состоянии, чтобы уследить за его движениями.
– Он сообщил, что его послала Иссара Миртрей, – шепнул Раус. – У меня появились предположения о месте нахождения вашей дочери.
– Тогда не теряй времени!
– Хорошо. Следуйте за Драгом.
Оружейник посмотрел вслед двум удаляющимся фигурам. Он видел, что биополе Атериуса сильно ослабло, но помочь ему мог лишь он сам при помощи жреца или белого мага. Раус вздохнул и отправился на поиски.
Драг не был так терпелив, как его предшественник. Он то и дело убегал вперёд, лишь изредка показываясь в поле зрения Атериуса.
Атериус никогда не любил подземелий. Да, он прожил всю свою жизнь, почти четыре века, в накрытой темной пеленой Тэринии, но одно дело магический черный туман, а совсем другое – тонны земли над головой. Резкая пульсирующая боль в голове заставила его осесть на землю. Когда она прошла, остались лишь усталость и слабость. Когда к Атериусу подбежал Драг и попытался поставить его на ноги, то он лишь безвольно свалился на камень.
Проклиная все на свете на языке чёрных дроу, юноша уселся рядом и стал думать, что делать дальше. Тут он почувствовал ледяное прикосновение стали и резкую боль, после чего погрузился во мрак.
Оставив чёрного дроу без сознания, вардатокс пнул Атериуса, затем, схватив его за ворот, рывком поставил на ноги. Атериус открыл глаза и попытался рассмотреть напавшего на себя в инфракрасной части спектра. Единственное, что он смог вынести из размытой тепловой картинки – это огромный рост (но ниже, чем золотые дроу) и крепкое телосложение нападавшего.
– Ну, Ат'Квертсит, куда ты дел медальон? – произнёс вардатокс на ломаном тэринийском.
Его вопрос громом прозвучал в голове айдроу. Не важно, кто это, суть в том, что он их посланник. Они не получат медальон ни от него самого, ни от его дочери. Да, сейчас эта вещь у Аккирии, а она неизвестно где. Судя по всему, они этого не знают. Вот и хорошо, хоть какое-то преимущество, пусть временное и сомнительное…
Эти мысли позволили ему собраться с силами и сосредоточиться, он скрестил руки перед грудью и, резко разведя их в стороны, освободился, после чего выхватил мечи, и обоими клинками замахнулся на врага с разных сторон. Но тот ожидал такой атаки, потому, поднырнув под смертоносные лезвия, сделал кувырок назад, при этом вытаскивая из пояса плеть. Он замахнулся ей и дернул на себя. Атериус потерял равновесие, и, воспользовавшись этим, вардатокс занёс ятаган для решающего удара…
Раздался щелчок. Вардатокс резко дернулся и рухнул на землю, едва не придавив Атериуса. Ат'Квертсит поднялся на ноги и подошёл в сидящему на земле Драгу, в руках которого был арбалет.
– Что ж, спасибо, - сказал Атериус, подавая Драгу руку.
Они подошли к остывающему телу. Атериус, соединив кончики пальцев и собрав в ней энергию, призвал шар желтовато-белого света.
– Да он зеленый! – удивился Драг, глядя на труп.
Атериус ничем не высказал своего удивления, ведь когда имеешь дело с демонами возможно всякое.
– Рассказывают, что около ста лет назад несколько таких существ видели на одном из болот Западного Материка. Но они исчезли также неожиданно, как и появились.
Он поднял с земли ятаган убитого и осмотрел резьбу на рукояти. Нет, эти символы ему не знакомы.
– Мы должны уйти отсюда, – только и сказал он.
– Конечно, – отозвался Драг, снимая с убитого пояс с какими-то колбочками и бутылочками, большинство из которых были из какого-то серого металла с матовой поверхностью.
Он застегнул пояс на себе, после чего они двинулись дальше.
– Ты хоть представляешь, что может там находиться? – спросил Атериус.
– Конечно, нет. Но в Академии я смогу в этом разобраться. Там есть отличная алхимическая лаборатория.
Атериус кивнул. Но где же Аккирия?
Вскоре, пройдя мимо очередной тускло светящейся колонны, они оказались у крутой лестницы, бегущей вглубь. Драг шел впереди, Атериус не спешил его догонять, так как он с детства не любил подземелий, предпочитая им чёрный туман поверхности. А теперь туман рассеялся… Мир меняется, к добру или к худу.
Внизу замерцал лиловый огонёк. Спустя ступенек пятьдесят, они смогли разглядеть сидящую у стены в позе эмбриона фигуру в мантии с капюшоном. Заслышав их шаги, она ловко, но без тени угрозы, оказалась на ногах и откинула капюшон.
– Госпожа Иссара, я думал, вы будете в Академии вместе с остальными, - произнёс Драг, поклонившись.
– Вас долго не было, и я хотела удостовериться, что с вами всё в порядке. Надеюсь, что демоны больше не вернутся.
– Но если вы хотели нас встретить, то почему ждали здесь? – спросил её Драг.
– Кришт сообщила мне, что вы уже подходите, - пожала плечами Иссара.
Летучая мышь, услыхав своё имя, села хозяйке на плечо.
– На нас напали, вот мы и задержались! – со злостью проговорил Драг.
– Ладно, остальное расскажешь по дороге, – спокойно ответила дроу, переводя взгляд на Атериуса, отстранённо смотрящего куда-то в пустоту. – Господин Атериус, вы слышите меня?
Айдроу молчал и ничего не замечал.
– Похоже, его снова нет с нами, - заметил Драг.
– Только этого не хватало, - проворчала Иссара, соединяя перед собой пальцы, и стала что-то тихо шептать.
Между ладонями образовалась зеленая искра, которая, высвободившись, достигла лба Атериуса и погасла.
– Что ж, Эльвандарай никогда не питала к айдроу тёплых чувств, - пожала плечами Миртрей, сидящая на её плече Кришт возмущенно пискнула и улетела прочь.
Взгляд Атериуса прояснился, и Иссара мысленно поблагодарила богиню. Иначе бы пришлось подвергать жизнь Ат'Квертсита (или свою) опасности.
– Пойдёмте, – произнесла она и, прежде чем кто-либо задаст очередной вопрос, ушла вперёд.
Драг и Атериус последовали за ней.
Оказавшись в просторном зале Академии, Иссара приказала слуге-скергу показать Атериусу его комнату.
– Завтра собирается совет, поэтому вам следует хорошо отдохнуть, – сказала она напоследок.
Отпустив слугу, Атериус рухнул на кровать, но, несмотря на усталость, сон не приходил. Стали слышаться неясные шорохи и далекие голоса. Айдроу перевернулся на бок. Голоса стихли, но шипение становилось все громче. Когда оно стало невыносимым, Ат'Квертсит зажал уши руками и вскочил.
Его оплели ползущие отовсюду холодные тени, сковав движения, а шипящий громовой голос произнёс:
– Теперь ты наш, айдроу! Говори, куда ты его дел!.. Ну что ж… ты сам выбрал свою судьбу!
Тело и разум Атериуса пронзила нестерпимая боль...
Когда его голова соприкоснулась с каменным полом, он был уже мёртв.

– И что это за подземелье?
– Нижний Айтес.
– Стой! Какое отношение ты имеешь к айдроу?
– Я? Никакого. Если бы ты следил за подопечными, то бы понял, почему мы здесь.
– Подопечными? – усмехнулся он. – Почему я последний узнаю об их существовании?
– Очень смешно!
– Если ты говоришь о вардатоксах, то заблуждаешься. Я никогда не был ни их покровителем, ни их союзником.
– Да, ещё скажи, что не имеешь к Варде никакого отношения!
– Ещё слово – и считай, что этого городка никогда не существовало, - прошипел он
– Иллидео, остынь! Айрэ не допустит подобного!
– Айрэ? – теперь он уже откровенно смеялся. – Да Айрэ не обращает внимания и на более серьёзные разрушения!
– Варда? Она разрушена кометой. Таковы законы Космоса.
– «Таковы законы Космоса»! Что ты вообще знаешь об этом! Если Вселенная наградила нас огромным могуществом, то мы сами можем влиять на её законы! Разве не для того мы существуем?
– Хватит! Вот мы и дошли…
– Вардатокс? Здесь?
– А я о чем тебе говорю!
Иллидео склонился над ним.
– Это одиночка, наёмник. А ведь в кланах вардатоксов такие случаи редки. И всё же, как он попал на Неотон?
Он дотронулся трупа, и тот мгновенно превратился в пепел.
– А знаешь, кто стоит за этим наёмником?
– Неужели этот мир только и делает, что пытается себя уничтожить?
Эхорран лишь пожала плечами.


Как-то так.
__________________
Единственный, кто может осознать величие Разума - это он сам.
  #1176  
Старый 12.05.2010, 16:08
Аватар для Nikanor
Свой человек
 
Регистрация: 30.09.2008
Сообщений: 300
Репутация: 130 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Nikanor
Тэк-с, начнем...

Yellow Dragon (СКВ), как я понял, это пролог к какому-то эпическо-героическому фэнтези со всеми вытекающими. И мир псевдо средневековый. Если так, то понятия биополе и инфра-красный спектр кажутся нелепыми.

Цитата:
Сообщение от Yellow Dragon (СКВ) Посмотреть сообщение
он скрестил руки перед грудью и, резко разведя их в стороны, освободился, после чего выхватил мечи, и обоими клинками замахнулся на врага с разных сторон. Но тот ожидал такой атаки, потому, поднырнув под смертоносные лезвия, сделал кувырок назад, при этом вытаскивая из пояса плеть. Он замахнулся ей и дернул на себя. Атериус потерял равновесие, и, воспользовавшись этим, вардатокс занёс ятаган для решающего удара…
Ничего не понял, если честно. Нужно как-то переписать этот кусок, я так думаю.

Цитата:
Сообщение от Yellow Dragon (СКВ) Посмотреть сообщение
сидящую у стены в позе эмбриона фигуру
Сидеть в позе эмбриона - глупо и неудобно. Да и, как я понял, эта фигура - не последний человек (извините, дроу) в иерархии правления чего-то там. А вы часто видели, чтобы люди (опять же, дроу), обремененные властью, так сидели?:)

В общем, итог таков: начиналось всё пафосно, с заморочками об окончании глобального катаклизма - ну да это ладно. Дальше было понятно: идет кто-то, падает, его находят. А вот дальше пошли непонятки: куда-то идут, с кем-то говорят, чего-то делают. Дело даже не в том, что неясно, что за амулет и почему за ним охотятся. Это, как я понимаю, главная интрига произведения. Вся загвоздка в том, что вообще непонятно, где кто находится и зачем всё делается.
Мой совет: полностью переписать этот кусок, добавив долю описаловки и разъясниловки:)
  #1177  
Старый 14.05.2010, 11:27
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,254
Репутация: 1476 [+/-]
Скрытый текст - Диане:
Диана,
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
Я бы выглядывала в окно, смотрела вверх, и видел асфальт двора.
пол? м или ж?
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
После посещения офиса с температурой, вылезающей из градусника, его тоже ничто не колыхало.
я не уверен, что так "можно", но звучит сильно. Мне нравится. Не знаю, можно ли усилить эту сцену в контексте, потому что текст и так усилен в достаточной степени чувствами... Вот когда температура "вылезает" и "вылезает" и аж страх пробирает, как будто бы, вот вот и...
Цитата:
Сообщение от Диана Посмотреть сообщение
в его империи женщин,
если я когда-н. использую эту фразу, вы на меня в суд не подадите?
Итого: очень мощный текст, насыщенный жизнью до предела, чувственный, эмоциональный и при этом не становящийся приторным, как то в 80% происходит с женской лирикой. 10 из 10. Отлично.

Sera,
Скрытый текст - 2:
Цитата:
Сообщение от Sera Посмотреть сообщение
Ветка плетью стегнула по щеке, зашуршала опадающей листвой. Под босыми ногами чавкала мокрая листва.
если читать вслух, то и в правду складывается ненужный ритм. Очевидно, это происходит из-за сходных, ммм, окончаний, что ли (как то это по другому называлось)... глаголов
Чего ветки лицо исхлестали? Видно она и впрямь очень торопилась... Сколько раз лазил по лесу, клещей ловил, камуфляжку рвал, но лицо не разу не исхлестало...
Не повезло девушке, что сказать... И немцы попались каратели из сс или набранных для зачисток из местных уголовничков, и на болото поперлись с единственной целью набить фрагов. Хоть ребенок цел остался... Если честно отрывок интересный, но я не очень верю, что можно вот так при стечении всех худших факторов и случайностей, получив ранение, прочесать через болото и лес к "нашим".
__________________
Учитель логики не расстроился, когда его друг утонул. Он не умел плавать, вот и утонул. Все логично
  #1178  
Старый 14.05.2010, 20:09
Аватар для sir-ris
Ветеран
 
Регистрация: 23.10.2008
Сообщений: 776
Репутация: 434 [+/-]
Сообщение Вот. Говорят, бльше для девочков. Но мнение мальчикофф приветствуется)))

Предупреждаю честно: те, у кого идиосинкразия на эльфов, читают на свой страх и риск. За обострение автор ответственности не несёт!
Скрытый текст - Элька и Эльф:


Элька родилась и выросла здесь, в Долине, в небольшой деревушке возле ручья. Она была последышем - поздней радостью красавицы-матери, отца и двух взрослых братьев. По всей округе не сыскать было столь искусных кузнецов, и никто из мастериц не плёл таких тонких воздушных кружев, как её матушка. А за ручьём на холме жили эльфы. Они жили там всегда. Их светлые дома с террасами и балкончиками утопали в яблоневых садах. Летом над долиной плыл дивный аромат яблочного мармелада, а осенью склоны холма одевались в золото и багрянец.
Молодёжь обеих деревень вместе ходила на луг, плела венки и встречала рассветы, при этом девушки чаще заглядывались на эльфов. Парни не то что бы с этим смирились, но в открытые конфликты не вступали: когда дело шло о замужестве, красотки всегда выбирали своих. Мир подкрепляло ещё и то, что в деревне никогда не было полукровок.
Элька заметила Эльфа ещё девчонкой. Ей нравились его золотистые волосы, чуть раскосые синие глаза, узкие ладони с изящными пальцами. Ни у одного из парней не было такой тонкой талии и длинных ног, а главное, никто не улыбался ей так, как он! Элька про себя так и называла его - Эльф. Разумеется, у него было собственное имя - Эллиен, рядом с ним всегда находились его весёлые и красивые друзья, но Эльфом для неё был только он один. Можно сказать, Элька росла, не сводя с него глаз. Она смотрела, как он запрокидывает голову, когда смеётся, как говорит, как легко и изящно двигается…. Она старалась наблюдать незаметно, но Эльф ловил её взгляд и улыбался, как улыбаются не в меру любопытному ребёнку. Тогда Элька краснела и убегала, пряча глаза.
Домашние к склонности своей любимицы относились по-разному: матушка о чём-то тихо вздыхала, отец качал головой, улыбаясь в усы, а братья добродушно подсмеивались:
- Гляди, Элька, он же для тебя старый: ещё с нашей бабушкой гулял!
После таких слов она обычно резко разворачивалась, так, что тяжёлая русая коса описывала полукруг, и убегала куда-нибудь подальше от дома. Ей было нечего бояться: вся округа знала её братьев-молотобойцев.
Однако Элька взрослела, и её наблюдательность стала приносить плоды. Она унаследовала от матери камень-самоцвет: красу и стать, но огранила его сама. Девчонка прекрасно знала, когда можно взлететь на косогор, перемахнув через изгородь, а где стоит пройтись павой, чуть покачивая стройными бёдрами. Туго шнуруя корсет, Элька никогда не забывала расстегнуть верхнюю пуговку тонкой блузки. Она редко пользовалась мостиком через ручей, предпочитая брод. При этом край верхней юбки поднимался так, чтобы было видно короткую нижнюю, белоснежно-кружевную. Но самое главное - Элька научилась скрывать интерес к своему Эльфу, и среди шумной компании он стал всё чаще появляться один…

Эльф лежал в траве, подложив руки под голову, и смотрел на плывущие в синеве облака. Элька сидела рядом, сосредоточенно выбирая из охапки цветы для венка. Один уже красовался на её голове, другой она плела для Эльфа. Венок должен был быть «мужской», поэтому и цветы для него подходили не все. Эльф приподнялся на локте, выплюнул травинку и спросил:
- Хочешь, я буду танцевать с тобой на Празднике Урожая?
Для эльфов это означало образовать пару.
- Нет, - ответила Элька, водружая готовый венок ему на голову.
- Почему? - эльф от неожиданности сел.
- Братья говорят, ты для меня старый, ещё с нашей бабушкой гулял, - лукаво улыбнулась Элька.
Он рассмеялся, как обычно запрокидывая голову. Элька придержала съехавший с его волос венок и вдруг наклонилась, коснувшись губами его щеки. До этого она ни разу не видела его глаза так близко! Эльф притянул её к себе, и Элька ощутила вкус его губ. Яблочный мармелад! От его волос пахло лугом и солнцем. Внезапно закружилась голова, по телу пробежала горячая волна, сладко растаяв где-то внизу…. Элька упёрлась руками в грудь Эльфа и выдралась из его объятий. Вскочив, она запустила в него венком, но промахнулась. Эльф улыбался.
- Дурак! - почему-то крикнула Элька и пустилась бежать вниз по косогору.
В её глазах блестели слезинки: она ещё никогда не была так счастлива. Вдогонку Эльке летел его серебристый смех и совершенно счастливый голос:
-Эль-ка-а-а!

Когда пришла война, эльфы исчезли из Долины за одну ночь: просто ушли, оставив свои дома. Люди снова что-то не поделили между собой, и Дивный народ не захотел оказаться меж двух огней. Элька бродила по покинутому саду, не решаясь заглянуть в мёртвые окна. Она не очень хорошо понимала, что происходит, её сердце разрывалось от тоски. А потом пришла настоящая беда: в огне войны сгорел отец, вслед за ним где-то сгинули братья. Матушка от горя слегла и больше уже не встала. С тех пор война не раз с лязганьем прокатывалась по Долине. Яблоневый сад вырубили, дома эльфов и половина деревни сгорели в пожаре, который устроили отступавшие войска. Немногие оставшиеся в живых жители, в основном, женщины с детьми, ютились в уцелевших постройках.
Теперь Элька жила у тётушки, отцовой сестры - своей единственной родственницы. Девушка очень изменилась за это время. Лишения и тяжёлая работа сделали её руки сильнее, а ноги крепче. Исчезла детская неопределённость черт: скулы стали резче, возле губ пролегла упрямая складка. Синие глаза на похудевшем лице казались ещё больше. Очарование юности уступило место спокойной и сильной женской красоте. Элька не понимала, насколько была хороша, и даже радовалась, что Эльф её не видит. Впрочем, он был рядом каждое мгновение её жизни.
Линия фронта перемещалась то в одну, то в другую сторону. За три года войны люди научились распознавать её приближение по звукам, доносившимся из-за холмов. Тогда они собирали свой нехитрый скарб и прятались в лесу, в заранее вырытых землянках. В то утро загромыхало внезапно и очень близко. Люди похватали, кто что мог, и кинулись в лес. Уже на полпути хватились Верушки - малышки, родившейся перед самой войной. Только что крутилась возле материнской юбки, и вдруг пропала! Несчастная мать побелела и опустилась на землю, прижимая к себе грудничка: Верушка, весёлая «топушка» - единственная памятка от сгинувшего на войне мужа. Второй-то уже - «дитя войны», каких щедро дарили женщинам обе воюющие армии.
- Не пугайся ты так, подружка, - обняла её Элька за плечи. - Отстала Верушка и домой потопала. Я сбегаю.
- Ох, Элюшка, громыхает-то совсем близко, - заволновалась тётка.
- Ничего, тётя, я быстро!
Элька помчалась назад. Крепкие ноги уверенно несли её к дому. Впрочем, это она по привычке: от родного дома, как и от большинства домов деревни остались лишь обгорелые печные трубы. Вот и амбарушка, где теперь ютились сразу несколько семей. Элька влетела внутрь и окинула быстрым взглядом комнату.
- Верушка! - тихо окликнула она ребёнка.
Из дальнего угла раздался детский плач. Элька облегчённо перевела дух: перепуганный ребёнок мог спрятаться куда угодно, а времени на поиски уже не было. Она подхватила девчушку на руки, кинулась к двери, да так и застыла: на пороге стояли эльфы - разведка передовых частей наступающей армии. Они молча смотрели на неё. Элька слишком хорошо знала, что означает такой взгляд мужчины. Она инстинктивно прижала к себе ребёнка и отступила назад, думая только об одном: как бы не напугать Верушку.

Командир подал знак рукой, и разведчики исчезли так же бесшумно, как и появились. Свет из открывшейся двери упал на его лицо, и девушка увидела перед собой своего Эльфа, вернее, то, что от него оставила война. Забившееся радостью сердце замерло, пропустив удар: Элька поняла, что перед ней чужой и опасный мужчина, который не то что не помнил, а никогда не знал её! Война выжгла её любимого изнутри, не тронув только красивую оболочку.
Она почти не испугалась, хотя прекрасно понимала, что сейчас произойдёт. Эльке почти три года удавалось избегать незавидной участи подруг, и сегодня ей снова повезло: всё же это был не кто-нибудь, а её Эльф! Она берегла себя для него, так не всё ли равно, как это случится? Девушка осторожно посадила Верушку на лежанку и поставила перед ней корзинку с разноцветными клубочками. Посмотрев в пустые глаза Эльфа, она начала медленно отступать в глубину амбарушки, за перегородку. Он шёл вслед за ней, не снимая руки с рукоятки длинного ножа, не сводя напряжённого взгляда.
Девушка остановилась возле соломенного тюфяка, накрытого лоскутным одеялом, и повернулась к Эльфу. Не торопясь развязала тесёмки: юбка упала на пол. Нижняя рубашка прикрывала стройные ноги едва до колена. Увидев это, он проглотил слюну. Элька усмехнулась про себя: кружевные нижние юбки уже давно никто не носил. Следом за юбкой к её ногам упала кофта, затем рубашка. Элька переступила через жалкую кучку одежды и резко подняла руки, распуская тяжёлый узел волос. Упругая девичья грудь от этого движения приподнялась, заставив эльфа быстро шагнуть вперёд. Он положил руки ей на плечи и слегка надавил, заставляя опуститься на тюфяк.
Когда Элька увидела над собой чужие глаза своего Эльфа, она невольно зажмурилась, а почувствовав его обветренные губы, отвернулась: они больше не пахли яблочным мармеладом. Торопливые руки блуждали по её телу. Наверное, он всё делал как надо - уже не мальчик, но Элька ничего не чувствовала. Она думала только об одном: скорее, пожалуйста, пусть это, наконец, случится! А когда это случилось, только закусила губу, чтобы не застонать. Его волосы коснулись Элькиного лица, и она вдохнула их запах - запах войны и смерти. Глаза защипало. Ей вдруг нестерпимо захотелось туда, где смеётся матушка и улыбается отец, где из кузницы доносится весёлый перезвон, а над Долиной плывет аромат спелых яблок. И её Эльф с волосами, пахнущими лугом и солнцем, кричит счастливым голосом:
- Эль-ка-а-а!
Девушка вдруг изогнулась и прильнула к нему, обхватив его плечи руками, будто ища у него защиты. Она почувствовала, как по телу Эльфа прошла судорога, он закусил губу и тихо застонал. А Элька, осознав, что произошло, чуть не рассмеялась: она, наконец, поняла, почему в деревне не было полукровок. Просто эльфы умели управлять процессом! В глазах Эльфа мелькнуло что-то, похожее на растерянность. Он нашарил на полу юбку, бросил её Эльке и резко поднялся. Рядом с ней упал тяжёлый кошелёк, затем ещё что-то, поменьше. Хлопнула дверь.

Элька держала на ладони маленькое яблочко, мастерски выточенное из зелёного камня. Эльф носил его на шее, на ремешке, сплетённом из цветного шёлка. Он оставил его будущему ребёнку. Девушка торопливо оделась, подобрала кошелёк, подхватила на руки Верушку и помчалась прочь из деревни. Она едва успела: на околице уже появились солдаты. Элька никого не встретила по пути, но была уверена, что её проводили. Она передала ребёнка счастливой матери и спустилась в землянку.
- Что-то ты задержалась, доченька, - с тревогой заглянула ей в лицо тётка. - Случилось чего?
- Всё в порядке, тётя, - деревянным голосом ответила Элька и бросила на стол набитый серебром кошелёк. - Этого вам надолго хватит.
Тётка всё поняла и закрыла рот руками, из её испуганных глаз хлынули слёзы.
- Деточка моя! Не уберегла, - прошептала она.
Девушка быстро собирала вещи, тётка растерянно следила за ней. Затянув тесёмки заплечного мешка, Элька повернулась и протянула женщине маленькое зелёное яблочко:
- Тётя, я ухожу. Если придут и будут спрашивать обо мне - не бойся, отдай им это.
- Кому «им»? Да куда же ты, доченька? - заплакала та в голос.
Девушка погладила её по щеке:
- Не плачь, тётя, всё будет хорошо.
Выбравшись из землянки, Элька глубоко вздохнула и быстро зашагала по лесу прочь из Долины. Она вернула Эльфу амулет, отказавшись от его отцовства, и теперь он обязательно её найдёт. Её и сына. Их малыша будут звать Элль - ведь в нём только половина от Эльфа! Её любимому придётся заслужить право быть с ними рядом, а она тем временем найдёт средство избавить его от поселившейся в нём войны.
__________________
Не пей вина, Гертруда! (с)
В харизме нужно родиться(с)
  #1179  
Старый 14.05.2010, 21:30
Аватар для Toraton
Историческая личность
 
Регистрация: 11.07.2006
Сообщений: 2,355
Репутация: 156 [+/-]
sir-ris - Элька и Эльф
___

Она была последышем - поздней радостью красавицы-матери, отца и двух взрослых братьев. По всей округе не сыскать было столь искусных кузнецов, и никто из мастериц не плёл таких тонких воздушных кружев, как её матушка.
Требуется усилие, чтобы переключиться с героини на кузнецов. Второе предложение по идее должно развивать мысль о девочке, но, раз, и на первый план вылазят кузнецы и мать.

А за ручьём на холме жили эльфы.
Если собираешься каждое новое предложение уводить в сторону, то выделяй мысли хотя бы абзацами.

при этом девушки чаще заглядывались на эльфов.
"чаще" чем кто?

Мир подкрепляло ещё и то, что в деревне никогда не было полукровок.
Очередное предложение появившееся в повествовании как бы вдруг: что ещё кроме отсутствия полукровок поддерживало мир?
Трудно уследить за ходом событий - мысль блуждает! ни на чём не останавливается и не концентрируется в развитии.

Домашние к склонности своей любимицы относились по-разному:
Хотя по сути одинаково одобрительно.

Ей было нечего бояться: вся округа знала её братьев-молотобойцев.
До этого и не подумал бы, что девушке стоит чего-то боятся. Новость, не скрою, неожиданная.

Однако Элька взрослела, и её наблюдательность стала приносить плоды.
В этом тексте все будет "оп-па" и "вдруг". Где там о наблюдательности говорилось?

Туго шнуруя корсет, Элька никогда не забывала расстегнуть верхнюю пуговку тонкой блузки.
Куртизанка, мля! Это точно деревня?! Судя по корсету не аналог двадцатого века на дворе. Богатая и продвинутая получается деревенька. И корсеты и косы у них в одном флаконе. А сарафанов со шпильками в комплекте не имеется?

Она редко пользовалась мостиком через ручей, предпочитая брод.
Какое это имеет отношение к предыдущему предложению о блузке?

Элька упёрлась руками в грудь Эльфа и выдралась из его объятий.
Не то!

Поскольку я не нащупал в тексте сюжетного каркаса, то не вижу смысла в дальнейшем чтении.

Итого: Ожерелье из фраз. Красиво, но не съедобно.
__________________
Когда выйдет - даты выхода фильмов и сериалов
  #1180  
Старый 14.05.2010, 21:48
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
sir-ris, вам говорят правду, рассказ исключительно для женщин. И для сверхчувствительных мужчин. Два момента я не поняла:
1 - если воевали люди с людими, то откуда взялся отряд эльфийских разведчиков? Они же вроде бы сбежали от войны. Или нет?
2 - куда отправилась Элька в конце? Тем более наверняка зная, что беременна, без денег. И с чего решила, что Эльф станет её разыскивать. В тексте он заплатил и исчез.
В итоге мне понравилось, прочитала легко.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.
 

Метки
креатив, проза

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Программы обработки текста Jur Творчество 28 16.08.2020 22:41
Трансформеры / Transformers (1984-2014) Derek Waren Кино 910 10.05.2018 21:35
Фанфики - кто хочет почитать и выслушать критику - смотрим здесь Линолеум Творчество 141 20.03.2016 10:55
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив) Jur Творческий архив 2998 19.03.2009 16:23
Нужно ли закрыть тему "Свои произведения, кто хочет почитать и дать критику?" Superman По сайту и форуму 42 24.08.2007 17:29


Текущее время: 20:29. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd.