Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #21  
Старый 10.01.2019, 19:32
Аватар для ЗамГлавВедьмВреда
Ветеран
 
Регистрация: 16.02.2013
Сообщений: 677
Репутация: 322 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Эдвина Лю Посмотреть сообщение
Напомни потом сказочку хихинскую тебе рассказать про мышиный помёт и буйволиное дерьмо )))
А других сказок там нет? А то обещания такой сказки ошень напоминает тонкое оскорбление
__________________
"Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?” (Матф.6:23)
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 10.01.2019, 19:59
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Цитата:
Сообщение от ЗамГлавВедьмВреда Посмотреть сообщение
А других сказок там нет? А то обещания такой сказки ошень напоминает тонкое оскорбление
Ну если только благородный дон хочет оскорбиться...
Сказки как бы есть, но отдельно.
Ответить с цитированием
  #23  
Старый 10.01.2019, 20:05
Аватар для ЗамГлавВедьмВреда
Ветеран
 
Регистрация: 16.02.2013
Сообщений: 677
Репутация: 322 [+/-]
Ну,ладно, посмотрим что там за сказка. Вдруг смешная, не зря же страна называет Хихин.
__________________
"Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?” (Матф.6:23)
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 14.01.2019, 08:42
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Скрытый текст - Глава 5, почти сырая:
Глава 5.
Учитель задерживался. А в мертвецкую спустили из больничных покоев свежий труп, который Тобиаса совсем не вдохновлял. Вчера днём привезли раненого, старого знакомца Тоби и Дарда – Дастина Лири. Ранен парень оказался тяжело, его несколько раз пырнули ножом, причём с таким расчётом, чтобы умирал долго и мучительно. Правда, Бенволио Ниро сказал – выживет. Сам, сказал, прослежу.
Но, видимо, не уследил – потому что вот он, Дастин Лири, с лицом, закрытым синей простынёй, лежит на каталке и ждёт, пока его переложат на стол. Только что умершего от внутреннего кровотечения. Ещё тёплого.
А между прочим, должны ведь прибыть мирногвардейцы. С выяснениями, кто напал на парня. И что тогда будет делать он, Тоби Франкотт? Подмастерье, оставшийся на сегодня и без главного некроманта-патологоанатома, у которого выходной, и без учителя, который на совете генералов, и даже без Хелли Дард. У начальницы их отдела приёмный день. Она наверняка начнёт с Кэри… Тоби и сам бы с удовольствием лучше встретился с Кэри, развлёк разговорами, может быть, угостил бы чем-нибудь вкусным. Эх, вот бы сейчас доесть ту запечённую в углях форель, что осталась с ночи! Хелли непременно выбросит остатки – она терпеть не может рыбу. Но делать нечего, Тоби Франкотт – судьба твоя нынче такая: заступать на работу и делать её как умеешь.
Вообще-то он неплохо умел. Но не в полном же одиночестве! Вдруг не получится что-нибудь?
Разгорающийся день сулил жару не хуже, чем в юго-восточных степях Хихина, где, говорят, солнце выжигает травы до самых корней. При таком раскладе даже приятно будет скрыться в морге, где недавно оборудовали холодильные комнаты. Тоби втайне завидовал простакам. Не имея магии, они трудились и изобретали потрясающие вещи. К примеру, электричество. Фонари в городе, холодильные камеры, скоро, наверно, в каждом доме можно будет видеть не керосиновые лампы или газовые светильники, а яркие красивые лампы. Говорят, в Азельме строят очень большие машины для генерации электричества. Вот бы посмотреть, как они работают!
А маг между тем слегка ленив – ему куда проще щёлкнуть пальцем, зажигая огонёк лишь для одного себя, чем изобретать огромные машины, несущие свет для целого города, страны или человечества.
Тоби поплёлся в мертвецкую, и едва не был сбит с ног кем-то в жёлтой робе и почему-то в платке, завязанном на хихинский манер – так, чтобы скрыть нос и рот. Поскольку поверх волос у человека была форменная докторская шапочка, тоже жёлтого цвета, то можно сказать, что Тоби увидел лишь одежду. Изрядно заляпанную кровью, что не очень-то украшало униформу лечебницы.
Человек в окровавленно-жёлтом не извинился, а лишь оттолкнул от себя Тоби и убежал прочь. Франкотт внезапно ощутил дурноту, граничащую с обмороком. Ему пришлось прислониться к стене возле двери и несколько секунд простоять так, тяжело дыша и борясь с накатившей тошнотой. Голову сдавило, в уши как будто набилась земля, глаза застило омерзительной гнойно-зелёной мутью. Кто-то разделил все его чувства разом. И отнюдь не пополам – выбрал почти до дна. Хорошо, что Тоби не открыл ведущую эмоцию, но и она оказалась пока чуть ли не обесцененной. Восстанавливаться теперь ему по полной, как бы ещё в руки здешних врач-магов не угодить… до чего ж плохо-то, оказывается.
Он сполз по стене и некоторое время сидел спиной к ней, пока не начала проходить муть перед глазами, а потом поднялся на ноги и переждал очередной приступ дурноты. Мертвый Дастин Лири никуда не спешил и Тобиаса не торопил, а вот мирная гвардия и городская полиция могли пожаловать в любой момент. Так что покойника следовало подготовить. А как тут подготавливать, когда ноги как у тряпичной куклы? Тоби подумал даже сначала добраться до столовой, глотнуть их мерзкого кофе и слопать три-четыре булочки – авось полегчает! Но потом передумал – вдруг не успеет? Больше ведь заняться Дастином некому.
И он распахнул дверь в мертвецкую. Тут его всё-таки вывернуло наизнанку. Тело Дастина Лири подверглось основательному, продуманному надругательству, из-за которого посмертный допрос сделался невозможным. Мертвецу отрезали язык и отрубили пальцы. И Тоби определённо видел того, кто это сотворил.
«Шлейф магии, - мысли в голове Тоби тоже сделались ватными, - надо зафиксировать шлейф. Возможно, будет шанс опознать…»
Он схватился за край каталки с трупом. Надо раздеть беднягу Лири, надо засвидетельствовать причину смерти и посмертные увечья. Надо действовать, а не стоять, пошатываясь от слабости.
«Давай, Тоби, - подбодрил он себя. – Встряхнись. Ведь это твой бывший соратник, вы вместе сражались когда-то, так давай – вперёд, двигай костями, взбодрись, двигайся!»
Его ведущей эмоцией всегда был драйв. Азарт от работы, будь то кулинария или некромантия. Но сейчас нападавший оставил ему очень и очень мало, развеяв эмоции по коридору морга. Вяло помотав головой, Тоби откинул с тела тёмно-синюю простыню, сдвинутую таинственным кроваво-жёлтым человеком до пояса, и принялся срезать с мёртвого тела одежду.
Его прервало мягкое, деликатное притопывание. Вот же, и не заметил даже, как вошли два полицейских и три мирногвардейца – Светлых мага, один из которых даже щеголял новенькими нашивками старшего офицера. Это с чего, интересно, столько чести какому-то Дастину Лири? Может быть, эна Альенд устроила кому-нибудь там разнос из-за ранения мага своей ложи? Жаль, что не успели они к живому… да и мёртв он уже слишком безнадёжно. Ни сказать, ни написать…
- Хотели посмертные показания снять? – обречённым тоном спросил Тоби. – Вы уж простите, но вряд ли получится. Но я видел постороннего мага, который здесь…
- Мы думали, что вызов у нас к живому, - хмуро буркнул один из полицейских.
- И нечего на посторонних вину сваливать, - ещё мрачнее сказал другой.
После того, как правительство обновило служакам форму, полиция больше не походила на чёрно-полосатых насекомых. Но их всё равно по старой памяти звали «мухами». Только теперь это были синие мухи с блестящими нашивками на рукавах. Очень хорошо видными издалека. А мирная гвардия сменила серые мундиры с жёлтыми полосками поперёк живота на голубые. Нашивки на плечах сияли золотом, кокарды на кепи блестели солнцами и змеями – символы Ордена Отражений и королевской династии Кешузов.
Вспомнив, что Дард при первом же удобном случае обозвал мирногвардейцев «голубями», Тоби мысленно ухмыльнулся. Ему удалось-таки взять себя в руки, не нагрубить, не показать страха. Но они тут теряли время на совершенно ненужные вещи: стояли и записывали, как выглядит несчастный покойник. Один вытащил из большой сумки-чехла камеру, установил громоздкую треногу и принялся делать снимки.
- Здесь поработал Светлый маг, - начал объяснять Тоби, - прошу зафиксировать шлейф.
Старший офицер прищурился и обвёл взглядом помещение. Процедил сквозь зубы рядовому – мол, фиксируй. Тут-то и вошёл Дард.
Какой-то он был не такой, как обычно с похмелья. Обычный похмельный учитель непременно бы что-нибудь отпустил по поводу нерадивого ученика и сборища голубей и мух… но нет. Этот учитель выглядел бледным, усталым и совершенно не склонным ни к ядовитым шуткам, ни к жалобам на головную боль. Он словно бы и не пил вчера. Просто как будто не выспался.
Тоби покосился на его руки. Первый знак того, что пора платить по кредиту – левая рука. Она сразу как-то ссыхается против прежнего, становится тёмно-коричневой. И сейчас она заметно потемнела. Наверно, скоро придётся тащить на кладбище очередного ягнёнка или поросёнка.
- Ясных дней, учитель, - виновато сказал Тоби.
- Можете что-нибудь сделать с этим? – старший офицер мирногвардейцев указал на тело Лири кончиками пальцев, затянутых в жёлтую перчатку.
Жест получился такой брезгливый, что Тобиас, как человек впечатлительный и чуткий к проявлениям эмоций, передёрнул плечами.
- Могу, - согласился учитель, похлопал по робе, нашарил в боковом кармане мятую пачку папирос и закурил.
Разнообразия ради – от спички, которая резко запахла, на какой-то миг забивая запах свежей крови от мертвого тела.
- Могу похоронить боевую единицу по-человечески. Я тут сторожем, иногда, по настроению – могильщиком. А если вам установить причину смерти – то дожидайтесь патологоанатома. Или к себе в участок тащите – у вас там свои кадры на это водятся.
Ловцы и полицейские выразительно переглянулись. Как это – быть могильщиком «по настроению», они наверняка не представляли.
- Я могу предложить, учитель? – вмешался Тоби. – Одну простую вещь. Мне под силу!
- Подмастерьям слова не давали, - буркнул Дард. Но, затянувшись, глубокомысленно добавил:
- Ладно уж, говори, оболтус.
Нет, сегодня с учителем определённо творится какая-то странная непонятица. Ученик некроманта сглотнул всухую, прежде чем решиться произнести то, от чего ему делалось не по себе. Страшновато, но надо. Зачем надо? А вот на этот вопрос Тоби вряд ли ответил бы.
Его снова начало мутить, теперь уже, кажется, от голода. Даже мерзкий кофе из столовой показался ему сейчас чудесным напитком – только вот добраться бы до него… Вкус любого, даже самого гадкого напитка всё равно лучше привкуса смерти, который сейчас поселился во рту. Ведь редко кто добровольно соглашается принять в себя чужой дух даже ненадолго.
- Его дух ещё здесь, рядом, - начал Тоби. – Его можно допросить ещё одним способом – о котором вандал не подумал. Сделать подселенца… Если учитель сделает это, то я могу быть добровольцем.
- Это что? Магия ложи Смерти? – напрягся старший офицер мирногвардейцев.
- Да, голубок, она самая, - учитель затушил окурок о лоток для использованных инструментов и оставил его там. – Ну, что ж, на такое и сторож сгодится. Только ты не особенно-то рассчитывай, Тоби, что удержишь дух от шалостей. Минут десять, и я его выгоняю. Кстати, можно вопрос?
- Можно, - сухо сказал офицер.
- Почему вы не отследили шлейф на месте убийства? – спросил учитель Дард.
Ему ответил один из «мух»:
- Так ведь убийства-то ещё и не было… ну, то есть мы туда пришли, да только днём эта улица людная, так что…
Полицейский посмотрел на товарищей в поисках поддержки.
- Бездари, - подвёл итоги учитель Дард. – Ну, давай… оболтус. Готов?
Тоби коротко кивнул. Он знал, что сейчас учитель подхватит дух покойника, который сейчас по воле некромантов прикован к убитому телу. Подхватит, вытянет из тела и впустит его к Тобиасу. И задача его, как ученика, дать место этому духу, но не позволять ему собой завладеть.
«Ох… ясных дней, Тоби!» - словно толкнуло его что-то изнутри. Похоже, как будто подташнивает. Или что-то в этом роде.
«И добрых снов, Дас», - с лёгкой заминкой мысленно ответил Тоби.
«Жаль, что мы с тобой так встретились, Тоби. Но раз уж так… то ты послушай. У меня семья. Жена, две дочки, сын! Совсем маленький ещё! Слушай, проследи, чтобы их не загубили! Прошу!»
- Тоби, ну ты чо там? – спросил учитель. – Готов?
«Скажи, где они. Я наведаюсь к ним и прослежу. И эне Альенд передам!»
- Готов, учитель…
- Дастин Лири, попробуйте описать нам тех, кто на вас напал, - велел седобородый мирногвардеец.
«Тебе надо отвечать, - подумал сам себе Тоби. – Я… как бы отойду в сторону. Не смогу увидеть и услышать тебя, потому что ты как бы… как бы будешь полностью я. Давай, Дас, расскажи им, кто тебя порезал, а потом запиши адрес своей семьи. Я помогу!»
- Эн Лири?

Да, это был он, эн Дастин Лири, ветеран Хихинского конфликта – один из тех, кому власти были обязаны отражением нападения кочевников на Канцелон. Это был он, Тёмный маг, которому после воссоединения позволили служить в мирной гвардии и велели подать заявление в Рандеворс. Интисса – слишком маленький городок, в нём нет ни одного старшего офицера мирной гвардии, только местная полиция. Да, это он, Лири, который приехал сюда и был тяжело ранен тремя людьми в масках. Под чёрными пальто была голубая форма – он помнит это наверняка. Ему трудно описать их, но он художник…
- Это правда, - подтвердил Сарвен Дард. – В крепости Моро перед сражением он нарисовал на стене лик Спящего!
Да, он художник, он сможет нарисовать лицо того человека, с которого успел сдёрнуть маску.
Нет, он был без сознания, когда его убили здесь, но шлейф магии…
- Майкл Керлисс, - суховато сказал мирногвардеец-офицер. – Я отследил. Благодарю эна Франкотта, что сказал.
- Так я уже могу убрать подселенца из тела моего ученика? Пресловутый эн Фракотт мне как бы ещё самому понадобится, - пробурчал Дард.
Да, это был он, Дастин Лири.
Да, его больше нет.

***
Ждали только Дарда. Вильермо Лета бесконечно развязным тоном, используя всю свою язвительность и все свои ужимки, уже раз десять предложил начать совет без некроманта, и, кажется, Дэнни его поддерживал.
Но Чезаре упрямо ждал. Дард важен. Должны присутствовать все генералы.
В зале для совещаний собрались все генералы и Кормчие, а также те, кого они считали необходимым пригласить. Чезаре видел их учеников, детей, приближённых, супругов. Только ложа Боли присутствовала в таком составе, что сердце сжималось. Фелицата Ниро со взрослой дочерью, Бенволио Ниро с учеником и ван Конрад – как обычно, одинокий. Ходили слухи о том, что у него четырнадцать учеников. Но их никто никогда не видел. Где Арсениус прячет этих детей, не знал даже Дэн.
Сарвен Дард по прозвищу Упырёк, которое никак и никому не удавалось забыть, вошёл в зал быстрым шагом, а за ним, слегка пошатнувшись, в дверь ворвался Тобиас Франкотт. Вид у него, в отличие от мрачного, угрюмого учителя, был встрёпанный и встревоженный.
- Вижу, все собрались, - едва разжимая губы, сказал Дард. – Прошу простить. Я опоздал.
Длинный стол, за которым все расселись, разделил Дарда и Дэнни ненадёжной преградой. Чезаре так и чувствовал, как эти двое напрягают шеи, чтобы не поворачивать головы и не видеть друг друга. Вернее – враг врага.
- Этой ночью эн Дард занял подобающее ему место генерала ложи Смерти, которое пустовало уже около трёхсот лет, - сказал Чезаре, глубоко вздохнув. – Сегодня эн Конрад делает заявление об отказе от его высокой должности. Но прежде чем он начнёт, я прошу вас выслушать меня.
Единственный Светлый на этом собрании. Надо было хоть Кэри Дайлен и Майкла Керлисса, что ли, пригласить. А то как-то уж очень неуютно. На празднике были ещё два-три Светлых мага, кроме Роза, была и Линлор, а сегодня он один.
Но ведь так лучше.
Лучше ведь?
- Дело в том, что Вершители, в число которых вхожу и я, собирались совсем недавно на свой собственный совет. На котором воссоединение магов подверглось жёсткой критике. Один из Вершителей утверждает, что объединение Орденов вредно для магии всего нашего мира. Пока что король, приняв его слова к сведению, обещал мне не предпринимать опрометчивых шагов, но я бы посоветовал Тёмным держаться настороже и…
- Это всё болтовня, - перебил его Дард. – Они уже принялись за нас. Нас просто снова взялись уничтожать. Физически. Кто не верит – спуститесь в мертвецкую. Эн Лири, ложа Власти. Изрезан ножом. Вчера его немножко не добили, так вернулись нынче утром, отрезали язык, пальцы и заодно уж добавили парочку ударов ножом в печень. Очень грязно и очень глупо.
Совет всколыхнулся. Чезаре от неожиданности сел, а вот Делия Альенд, напротив, встала. Бледная, осунувшаяся, постаревшая сразу лет на десять женщина.
- Мало ли кто… - начал Чезаре, но Тоби подошёл к его месту и положил на стол два листка простой писчей бумаги с карандашными рисунками. Синий карандаш плохо лёг на бумагу, но рисунки всё-таки поражали мастерством.
На одном неизвестный художник нарисовал четыре склонившихся лица, закрытых повязками до самых глаз. Один из этих людей был и на втором рисунке, но на нём скрюченные пальцы чьей-то руки тянули с лица платок. Это лицо, недоброе, тревожное, искажённое почти до неузнаваемости, вызвало у Делии тихий вскрик.
- Это же наш Керлисс, - растерянно сказал Лета.
- Наш, - с непередаваемым ядом в голосе подхватил Дард. – И наш Лири, прошу заметить. Заслуженный ветеран двух ключевых конфликтов в истории Тирны. Отец большой дружной семьи. Ехал к своему генералу. Собирался поступить на службу в мирную, блюдь её дери, гвардию. Так какого мрыча вы продолжаете это делать?
- Что именно? – спросила Делия.
- Что сейчас вы собирались? Объявить о вступлении в должность ещё одного генерала в присутствии Светлого мага, в толпе родных и знакомых… ещё могли бы позвать сюда детей, учеников, слуг и кладбищенских нищих. Как это делали раньше? Да так, чтобы ни одна собака, не принадлежащая к Ложе, подумать не могла, что вон тот парень слева – генерал.
- Ты сам вчера при всех заявил, - возмущённо начал Кормчий Моро, кажется, моментально принявший «собаку» на собственный счёт.
- У меня на то были свои расчёты, - сказал Дард, - я, если б мог, объявил бы об этом и на весь мир, но только вот класть весь мир хотел на меня.
Чезаре услышал, как негромко фыркнул Дэн.
- Но вот этого, то, что вы сейчас хотите заявить, эн Конрад, вы во всеуслышание не делайте. Кому надо – те уже знают. А ещё лучше – назначьте во всеуслышание кого другого, чтобы внимание отвлечь.
- А смысл-то, смысл-то какой? – вмешался Бенволио Ниро. – Раз все присутствующие и так уже всё знают?
- Не все, - буркнули сразу несколько голосов.
Ну разумеется, не все – Чезаре окинул взглядом троих из Кормчих и тех, кто с ними прибыл. И сын эны Альенд, кажется, тоже не в курсе. В чём-то Дард, видимо, прав.
- Смысл в том, что вы все дураки. Не удивлюсь, если кто-то использует здешних пациентов для того, чтобы через них приглядывать за нами. К примеру, Дастина Лири убили и обещали ему особо сладкую смерть для его семьи – и ведь не просто так, а зная особое отношение к нему как ложи Смерти, так и ложи Власти…
Чезаре заметил, как передёрнуло Тобиаса, и нахмурился. Впечатлительный всё-таки парень. Слишком трепетный для некроманта. И Делия вздрогнула.
- Этот ваш… наш Керлисс вот тоже – сколько он уже тут? Сколько он знает? Личности двух генералов ему известны точно. А может, трёх? – Упырёк посмотрел на Делию, но она отрицательно покачала головой. Значит, хватило ей ума не говорить своему заместителю о том, что она генерал.
- Но это не всё. На рассвете шёл я, как обычно, в морг на службу, - продолжил Дард, - и неожиданно получил предложение, от которого ещё пару лет назад не смог бы отказаться. Да что там… я и сейчас бы…
И он, пошарив в кармане, выложил на стол великолепнейший револьвер с серебряной инкрустацией, и кольцо с крупным зелёным камнем. На вид дорогое, решил Чезаре.
- Мне заплатили вот за него, - Дард указал на Дэна Софета ван Лиота пальцем. – Зная, что я его враг и, очевидно, учитывая ещё не сделанное Конрадом заявление. Поэтому я хочу, чтобы оно не прозвучало.
- «Я хочу», - Дэнни встал, опираясь на стол, и в ответ Дард развалился на стуле ещё небрежнее. – «Я хочу», он сказал. Кто тебе заплатил? Да кто вообще возьмёт на себя труд искать такого червя, как ты, и платить за…
- Сядь, м… Дэнни, - Чезаре протянул руку, и вещи, извлечённые некромантом из кармана, легли на его раскрытую ладонь. – Это… Светлый маг, пожелавший остаться неизвестным, забавно. Шлейф есть, но слабый. Как будто смазанный след.
- Нас хотят извести, что не новость, - гнул своё Дард, - противно лишь оттого, что вы, Светлые, делаете это так топорно. Меня это унижает.
- Эн Дард… Сарвен, ты не понял. Я не на той же самой стороне, что заказала Дэнни…
- А на чьей ты, блюдь побери, стороне? – заорал Дард, бледнея.
Аффектация. Сейчас начнётся аффектация. Она уже подкатила Дарду к горлу упругим комом, и сейчас…
Люди медленно вставали со стульев, словно повинуясь воле некроманта. Он ещё не знает, что в силах генерала. А генерал беспрепятственно черпает эмоции у своей ложи… столько, сколько сумеет, не захлебнувшись.
- Забудь, друг трупарь, - прозвучало в напряжённой тишине. – Я ценю твой порыв.
Необыкновенно проникновенный голос, чудесно поставленный баритон. Потрясающей красоты звучание фразы – словно вступление к пьесе, а не простые слова.
И Дарда словно развернуло прочь от Роза. Хотя он не шелохнулся, сидя вразвалку и даже слегка раскачиваясь.
- Я рад, что ты не хочешь попробовать убить меня ещё разок, - продолжил Дэн. – Можно сказать, польщён. Но давай дослушаем Роза.
Чезаре увидел невероятное. Сначала Дард оскалился и, казалось, вот-вот схватится за оружие, чтобы пристрелить Дэнни. Но затем втянул голову в плечи, сел смирно, перестав раскачиваться на стуле, и пробурчал:
- Хорошо, палач.
Боится он Дэна, что ли, по старой памяти? Раньше-то ведь боялся.
- Кхм. Так вот. Что сейчас такое творится в Рандеворсе – я ещё не знаю, но выясню, - продолжил Чезаре, кивком поблагодарив бывшего ученика. – А вам, господа Кормчие и генералы, придётся рассредоточиться. Король очень не хочет сокращать количество подданных на несколько тысяч людей. Но он поверил Вершителям в том, что касается воссоединения. И я даже понимаю, почему: объединившись в единое целое, Ордена образовали очень значительную силу. Раньше мы расходовали энергию на вражду, рассуждает его величие. А нынче – на что нам расходовать её? И король смотрит на Тёмных с прежней опаской. Это Тёмные убили его предшественников, Тёмные застрелили его юную жену. Он охотно поверил Вершителям, что вы, друзья мои, опасны. Но он гуманен. И пока что в его планы входит всего лишь разобщение Орденов, а затем – ликвидация лож. Я предложил бы всем Кормчим и генералам скрыться. На всякий случай назначьте себе замену, но никому не говорите о том, кого выбрали. Возможно также, придётся объявить о роспуске лож и ликвидации поселений.
- Мы не можем, - застонал Кормчий из крепости Террейн.
- Всего лишь объявить, а потом затаиться, - почти умоляюще сказал Чезаре.
- Но есть ли смысл? – спросил Конрад.

Только что у людей были планы. Работать, обучать, общаться друг с другом. В конце концов – жить свободно и открыто, не боясь облав, обысков, притеснений, арестов и казней. Им простили прегрешения, они отбыли наказания за преступления. Начали жить с чистого листа.
И всё начинает рушиться. Конечно, они воспринимают это болезненно.
- Почему король решил взяться за старое? Зачем ему эта канитель? При Кардавере такое началось, да никак не кончится, - вступил вслед за Арсениусом ван Конрадом недружный хор голосов. – Как это соотносится с убийством Лири?
- Убивать Тёмных начал кто-то другой, не король, - Чезаре начал объяснять, зацепившись за последнюю фразу. – Договор держит королей так же крепко, как и нас, Вершителей. А Керлисса поймают и будут судить…
- Его уже арестовали, - встрял Тоби..
Он явно чем-то гордился, только Роз не понимал – чем же именно. Хотя… Чезаре бросил взгляд на рисунки, лежащие перед ним. Ну да, Лири убили. Для опытного некроманта не слишком тяжёлая задача – опросить свежий труп. Но нарисовать портрет Керлисса с отрубленными пальцами? А у Тоби пальцы в чём-то синем. Выходит, эти двое, Дард и Франкотт, решили проблему не самым безопасным путём – подселили дух убитого в тело ученика. Как бы не было последствий.
- Так что в итоге, учитель? – музыкальный, исключительно приятный для слуха голос Дэнни перекрыл голоса остальных.
- Затаиться. Всем генералам необходимо разъехаться и затаиться. И на всякий случай то же рекомендую сделать Кормчим, хотя их положение чуть лучше.
- Это погубит лечебницу, - сказала Делия отчаянно.
- А я согласен с Розом, да? - произнёс ван Конрад. – Ложа Боли подчиняется Вершителю.
Он отвесил глубокий поклон Чезаре.
- Мы уходим в тень. Пусть люди разбираются со своими простаковскими болезнями сами, да? У короля где-то там в запасе есть маг ложи Боли, как мне известно. Я отзову и его. У меня четырнадцать учеников, включая наших детей, - Роз не сразу осознал, что Конрад сказал «наших» - хотя, насколько известно, не являлся отцом. Фелия, Бенволио – да, насчёт Дэнни ни в чём нельзя быть уверенным, но Конрад всегда слыл отчаянным одиночкой.
- А я заявлю о роспуске ложи, но никого, кроме себя, под удар подставлять не стану, - заявил Лета. – Никаких отставок от меня никто не дождётся. И я остаюсь при лечебнице по крайней мере до тех пор, пока не выпишутся пациенты, которых я сейчас веду.
И почему при этих словах Роз моментально подумал о Кэри? Ах да, надо напомнить эне Альенд, чтобы заменила ей врач-мага.
- Мне тоже придётся остаться здесь, - буркнул Дард. – Не думаю, что на меня в здравом уме хоть кто-то покусится.
- Я тоже остаюсь! – воскликнула Делия отчаянно.
- Нет, - Чезаре подавил желание надавать всем тумаков. – Вам хотя бы временно необходимо уехать. Вы же видите, что начали именно с ложи Власти.
Делия Альенд, казалось, вот-вот заплачет.
- Это, я надеюсь, временно, - утешил её Роз. – Ну же, Делия. Доверьте дела эну Лете и езжайте на море.
Да, немного не такого совещания он ожидал. И Дард, кажется, так до конца ему и не поверил – вон как поблёскивает глазами.
И снова Чезаре увидел, как пересеклись взгляды некроманта и скрипача. Разве что молния не сверкнула между ними.
- Сегодня я отбываю в Азельму, - сказал он сухо. – Его величие прислал мне приглашение на приватную беседу. Может статься, я оттуда уже не вернусь. Не знаю, как вы поступите, но я предупредил честно. И прошу другим Светлым так, как вы доверились мне, не доверять.
- Как не вернёшься? – спросила Делия.
И Дэнни посмотрел вопросительно.
- Как мне кажется, король считает, что так много магов ему не нужно. В том числе и Вершителей. Достаточно будет одного.
- Так не ходи туда, - сказал Дэн удивлённо.
- Не могу, - ответил Чезаре. – Я должен.
- Но если ты считаешь, что тебя пустят в расход – так на что ты рассчитываешь? Что ты хочешь узнать? - сердито сказал Конрад. – Это только в книжках так делают: всё расскажут, а потом пытаются убить. Тебе так не повезёт, да.
- Я рассчитываю на договор, - ответил Чезаре. – На то, что во время беседы никто меня убивать не станет. А уж как выпытать из короля то, что мне необходимо знать, это ведь дело техники.
И поймал взгляд Дэна, который усмехнулся уголком рта. Кому-кому, а магам Боли о технике выпытывания говорить не стоит – они в том поднаторели.
А ведь сила договора уже давным-давно подверглась и не таким испытаниям. Тем более, что нарушали его не единожды, и не одна сторона, а обе. Но Чезаре всегда напоминал себе, что там, во дворце, растёт их общая надежда, Светлых и Тёмных – будущий король Ланделий, настоящий маг, не пустышка, как Грет Кешуз. И воспитывают его те, кому сам бы Чезаре доверил это непростое дело, и во главе магов «тайного круга» там сейчас тоже подходящий человек, и ради этого можно потерпеть ещё немного. Достаточно лишь выиграть ещё немного времени. Поиски затаившихся генералов, к примеру, могут затянуться очень надолго, а пока они живы, усилия по лишению магии немалой части населения затруднятся. Роспуск лож Ордена Теней, привычная для Тёмных игра в прятки и догонялки выиграют ещё хотя бы пару лет. Мало, очень мало, но Ланделию уже тринадцать лет, это почти тот же возраст, в каком сам Грет пришёл к правлению Тирной. Потом придётся избавляться от Грета – отвратительная, грязная работа. Чезаре не раз ловил себя на том, что заниматься ею не желает. Как не желал и раньше, при существовании ложи Смуты, приложившей немало сил для устранения династии Кешузов. Но говорить об этом сейчас, да ещё с генералами, Роз не собирался.
Может быть, он ещё поделится этим с Дэнни, без лишних ушей. А может, и нет.


Ответить с цитированием
  #25  
Старый 20.01.2019, 19:17
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Скрытый текст - Глава 5, немного причёсанная:
Тобиас пристроился было посидеть на заднем крыльце, где спокойней всего и дышится легче. Уже с утра стояла жуткая духота. Ещё и цветы пахли одуряюще, особенно липа. Вообще-то Тоби ждал учителя Дарда – тот вроде бы должен был уже прийти из дома, но задерживался. Наверно, дело в Хелли. Опять Хелли! Страшно было, что она вцепилась в учителя, словно пиявка. Только не высасывала кровь, а как бы наоборот.
А тем временем в мертвецкую спустили из больничных покоев свежий труп, который Тобиаса совсем не вдохновлял. Дело было в том, что накануне привезённый Лири вдруг умер. Нет, не так: его кто-то ночью пришёл и убил. Зарезали ножом. И ведь должны прибыть мирногвардейцы. С выяснениями, кто напал на парня. И что тогда будет делать он, Тоби Франкотт? Подмастерье, оставшийся на сегодня и без главного некроманта-патологоанатома, у которого выходной после праздничной ночи, и без учителя, и даже без Хелли Дард. У начальницы их отдела приёмный день. Она наверняка начнёт с Кэри… Тоби и сам бы с удовольствием лучше встретился с Кэри, она уж всяко приятней солдат.
А ещё хотелось перекусить. Эх, вот бы сейчас доесть ту запечённую в углях форель, что осталась с ночи! Хелли непременно выбросит остатки – она же терпеть не может рыбу. Но делать нечего, Тоби Франкотт – судьба твоя нынче такая: заступать на работу и делать её как умеешь.
Он вроде как и умел. Но не в полном же одиночестве! Вдруг не получится что-нибудь?
Разгорающийся день сулил жару не хуже, чем в юго-восточных степях Хихина, где, говорят, солнце выжигает травы до самых корней. При таком раскладе даже приятно будет скрыться в морге, где недавно оборудовали холодильные комнаты. Тоби втайне завидовал простакам. Не имея магии, они трудились и изобретали потрясающие вещи. К примеру, электричество. Фонари в городе, холодильные камеры, скоро, наверно, в каждом доме можно будет видеть не керосиновые лампы или газовые светильники, а яркие красивые лампы. Говорят, в Азельме строят очень большие машины для генерации электричества. Вот бы посмотреть, как они работают!
А маг между тем слегка ленив – ему куда проще щёлкнуть пальцем, зажигая огонёк лишь для одного себя, чем изобретать огромные машины, несущие свет для целого города, страны или человечества.
Тоби поплёлся в мертвецкую, и едва не был сбит с ног кем-то в жёлтой робе и почему-то в платке, завязанном на хихинский манер – так, чтобы скрыть нос и рот. Поскольку поверх волос у человека была форменная докторская шапочка, тоже жёлтого цвета, то можно сказать, что Тоби увидел лишь одежду. Изрядно заляпанную кровью, что не очень-то украшало униформу лечебницы.
Человек в окровавленно-жёлтом не извинился, а лишь оттолкнул от себя Тоби и убежал прочь. Франкотт внезапно ощутил дурноту, граничащую с обмороком. Ему пришлось прислониться к стене возле двери и несколько секунд простоять так, тяжело дыша и борясь с накатившей тошнотой. Голову сдавило, в уши как будто набилась земля, глаза застило омерзительной гнойно-зелёной мутью. Кто-то разделил все его чувства разом. И отнюдь не пополам – выбрал почти до дна. Хорошо, что Тоби не открыл ведущую эмоцию, но и она оказалась пока чуть ли не обесцененной. Восстанавливаться теперь ему по полной, как бы ещё в руки здешних врач-магов не угодить… до чего ж плохо-то, оказывается.
Он сполз по стене и некоторое время сидел спиной к ней, пока не начала проходить муть перед глазами, а потом поднялся на ноги и переждал очередной приступ дурноты. Мертвый Дастин Лири никуда не спешил и Тобиаса не торопил, а вот мирная гвардия и городская полиция могли пожаловать в любой момент. Так что покойника следовало подготовить. А как тут подготавливать, когда ноги как у тряпичной куклы? Тоби подумал даже сначала добраться до столовой, глотнуть их мерзкого кофе и слопать три-четыре булочки – авось полегчает! Но потом передумал – вдруг не успеет? Больше ведь заняться Дастином некому.
И он распахнул дверь в мертвецкую. Тут его всё-таки вывернуло наизнанку. Тело Дастина Лири подверглось основательному, продуманному надругательству, из-за которого посмертный допрос сделался невозможным. Мертвецу отрезали язык и отрубили пальцы. И Тоби определённо видел того, кто это сотворил.
«Шлейф магии, - мысли в голове Тоби тоже сделались ватными, - надо зафиксировать шлейф. Возможно, будет шанс опознать…»
Он пошатнулся и схватился за край каталки с трупом. Надо раздеть беднягу Лири, надо засвидетельствовать причину смерти и посмертные увечья. Надо действовать, а не стоять, качаясь от слабости.
«Давай, Тоби, - подбодрил он себя. – Встряхнись. Ведь это твой бывший соратник, вы вместе сражались когда-то, так давай – вперёд, двигай костями, взбодрись, двигайся!»
Его ведущей эмоцией всегда был драйв. Азарт от работы, будь то кулинария или некромантия. Но сейчас нападавший оставил ему очень и очень мало, развеяв эмоции по коридору морга. Вяло помотав головой, Тоби откинул с тела тёмно-синюю простыню, сдвинутую таинственным кроваво-жёлтым человеком до пояса, и принялся срезать с мёртвого тела одежду.
Его прервало мягкое, деликатное притопывание. Вот же, и не заметил даже, как вошли два полицейских и три мирногвардейца – Светлых мага, один из которых даже щеголял новенькими нашивками старшего офицера. Это с чего, интересно, столько чести какому-то Дастину Лири? Может быть, эна Альенд устроила кому-нибудь там разнос из-за ранения мага своей ложи? Жаль, что не успели они к живому… да и мёртв он уже слишком безнадёжно. Ни сказать, ни написать…
- Хотели посмертные показания снять? – обречённым тоном спросил Тоби. – Вы уж простите, но вряд ли получится. Но я видел постороннего мага, который здесь…
- Мы думали, что вызов у нас к живому, - хмуро буркнул один из полицейских.
- И нечего на посторонних вину сваливать, - ещё мрачнее сказал другой.
После того, как правительство обновило служакам форму, полиция больше не походила на чёрно-полосатых насекомых. Но их всё равно по старой памяти звали «мухами». Только теперь это были синие мухи с блестящими нашивками на рукавах. Очень хорошо видными издалека. А мирная гвардия сменила серые мундиры с жёлтыми полосками поперёк живота на голубые. Нашивки на плечах сияли золотом, кокарды на кепи блестели солнцами и змеями – символы Ордена Отражений и королевской династии Кешузов.
Вспомнив, что Дард при первом же удобном случае обозвал мирногвардейцев «голубями», Тоби мысленно ухмыльнулся. Ему удалось-таки взять себя в руки, не нагрубить, не показать страха. Но они тут теряли время на совершенно ненужные вещи: стояли и записывали, как выглядит несчастный покойник. Один вытащил из большой сумки-чехла камеру, установил громоздкую треногу и принялся делать снимки.
- Здесь поработал Светлый маг, - начал объяснять Тоби, - прошу зафиксировать шлейф.
Старший офицер прищурился и обвёл взглядом помещение. Процедил сквозь зубы рядовому – мол, фиксируй. Тут-то и вошёл Дард.
Какой-то он был не такой, как обычно с похмелья. Обычный похмельный учитель непременно бы что-нибудь отпустил по поводу нерадивого ученика и сборища голубей и мух… но нет. Этот учитель выглядел бледным, усталым и совершенно не склонным ни к ядовитым шуткам, ни к жалобам на головную боль. Он словно бы и не пил вчера. Просто как будто не выспался.
Тоби покосился на его руки. Первый знак того, что пора платить по кредиту – левая рука. Она сразу как-то ссыхается против прежнего, становится тёмно-коричневой и почти перестаёт действовать. И сейчас она у учителя бессильно повисла да заметно потемнела. Наверно, скоро придётся тащить на кладбище очередного ягнёнка или поросёнка.
- Ясных дней, учитель, - виновато сказал Тоби.
- Можете что-нибудь сделать с этим? – старший офицер мирногвардейцев указал на тело Лири кончиками пальцев, затянутых в жёлтую перчатку.
Жест получился такой брезгливый, что Тобиас, как человек впечатлительный и чуткий к проявлениям эмоций, передёрнул плечами.
- Могу, - согласился учитель, похлопал по робе, нашарил в боковом кармане мятую пачку папирос и закурил.
Разнообразия ради – от спички, которая резко запахла, на какой-то миг забивая запах свежей крови от мертвого тела.
- Могу похоронить боевую единицу по-человечески. Я тут сторожем, иногда, по настроению – могильщиком. А если вам установить причину смерти – то дожидайтесь патологоанатома. Или к себе в участок тащите – у вас там свои кадры на это водятся.
Ловцы и полицейские выразительно переглянулись. Как это – быть могильщиком «по настроению», они наверняка не представляли.
- Я могу предложить, учитель? – вмешался Тоби. – Одну простую вещь. Мне под силу!
- Подмастерьям слова не давали, - буркнул Дард.
Обошёл вокруг тела, попыхивая папиросой, и вдруг велел:
- Ладно уж, говори, оболтус.
Нет, сегодня с учителем определённо творится какая-то странная непонятица. Знать бы, что происходит сейчас в его голове. А может, лучше всё-таки и не знать.
Ученик некроманта сглотнул всухую, прежде чем решиться произнести то, от чего ему делалось не по себе. Его снова начало мутить, теперь уже, кажется, от голода. Всё, что угодно – даже мерзкий кофе из здешней столовой! – лишь бы отбить этот запах лилий вперемешку с вонью мертвечины. Запах смерти…
Нечасто кто-то добровольно соглашается принять в себя чужой дух даже ненадолго. Тоби только в книгах такое и читал! «Вот зачем тебе это надо, Тобиас Франкотт?» – спросил он себя. Но ответа сам себе так и не дал: надо так надо.
- Его дух ещё здесь, рядом, - начал Тоби, кашлянув. – Его можно допросить ещё одним способом – о котором вандал не подумал. Сделать подселенца… Если учитель сделает это, то я могу быть добровольцем.
- Это что? Магия ложи Смерти? – напрягся старший офицер мирногвардейцев.
- Да, голубок, она самая, - учитель затушил окурок о пустой лоток для использованных инструментов. – Ну, что ж, на такое и сторож сгодится. Только ты не особенно-то рассчитывай, Тоби, что удержишь дух от шалостей. Минут десять, и я его выгоняю. Кстати, эны офицеры, можно вопрос?
- Можно, - сухо сказал офицер мирногвардейцев.
- Какого шура вы не отследили шлейф на месте убийства?
Ему ответил один из «мух»:
- Так ведь убийства-то тогда ещё и не было… ну, то есть мы туда пришли, да только днём эта улица людная, так что…
Полицейский посмотрел на товарищей в поисках поддержки.
- Бездари, - подвёл итоги учитель Дард. – Ну, давай… оболтус. Готов?
Тоби коротко кивнул. Он знал, что сейчас учитель подхватит дух покойника, который сейчас по воле некромантов прикован к убитому телу. Подхватит, вытянет из тела и впустит его к Тобиасу. И задача его, как ученика, дать место этому духу, но не позволять ему собой завладеть.
Он ожидал чего-то особенного, но пока всё, что ощутил – это плавное укачивание. Увидел – темноту. Услышал – как учитель мурлычет песню. Он только одну её и знал. Старую солдатскую песню «Мы рыли окопы».

«Ох… ясных дней, Тоби!» - словно толкнуло его что-то изнутри. Похоже, как будто подташнивает. Или что-то в этом роде. Может, это потому, что совпало с ощущением укачивания?
«И добрых снов, Дас», - с лёгкой заминкой мысленно ответил Тоби.
«Жаль, что мы с тобой так встретились, Тоби. Но раз уж так… то ты послушай. У меня семья. Жена, две дочки, сын! Совсем маленький ещё! Слушай, проследи, чтобы их не загубили! Прошу!»
- Тоби, ну ты чо там? – спросил учитель. – Готов?
«Скажи, где они. Я наведаюсь к ним и прослежу. И эне Альенд передам!»
- Готов, учитель…
- Дастин Лири, попробуйте описать нам тех, кто на вас напал, - велел седобородый мирногвардеец.
«Тебе надо отвечать, - подумал сам себе Тоби. – Я… как бы отойду в сторону. Не смогу увидеть и услышать тебя, потому что ты как бы… как бы будешь полностью я. Давай, Дас, расскажи им, кто тебя порезал, а потом запиши адрес своей семьи. Я помогу!»
- Эн Лири?

Да, это был он, эн Дастин Лири, ветеран Хихинского конфликта – один из тех, кому власти были обязаны отражением нападения кочевников на Канцелон. Это был он, Тёмный маг, которому после воссоединения позволили служить в мирной гвардии и велели подать заявление в Рандеворс. Интисса – слишком маленький городок, в нём нет ни одного старшего офицера мирной гвардии, только местная полиция. Да, это он, Лири, который приехал сюда и был тяжело ранен тремя людьми в масках. Под чёрными пальто была голубая форма – он помнит это наверняка. Ему трудно описать их, но он художник…
- Это правда, - подтвердил Сарвен Дард. – В крепости Моро перед сражением он нарисовал на стене лик Спящего!
Да, он художник, он сможет нарисовать лицо того человека, с которого успел сдёрнуть маску.
Нет, он был без сознания, когда его убили здесь, но шлейф магии…
- Майкл Керлисс, - суховато сказал мирногвардеец-офицер. – Я отследил. Благодарю эна Франкотта, что сказал.
- Так я уже могу убрать подселенца из тела моего ученика? Пресловутый эн Фракотт мне как бы ещё самому понадобится, - пробурчал Дард.
Да, это был он, Дастин Лири.
Да, его больше нет.

***
На совете ждали одного только Дарда. Вильермо Лета бесконечно развязным тоном уже раз десять предложил начать совет без некроманта, и, кажется, Дэнни его поддерживал.
Но Чезаре упрямо ждал. Дард важен. Должны присутствовать все генералы. Он повторял это всякий раз. Пока Лета не угомонился.
В зале для совещаний собрались все генералы и Кормчие, а также те, кого они считали необходимым пригласить. Чезаре видел их учеников, детей, приближённых, супругов. Только ложа Боли присутствовала в самом жалком составе Фелицата Ниро со взрослой дочерью, Бенволио Ниро с учеником и ван Конрад – как обычно, одинокий. Ходили слухи о том, что у него четырнадцать учеников. Но их никто никогда не видел. Где Арсениус прячет этих детей, не знал даже Дэн.
Сарвен Дард по прозвищу Упырёк, которое никак и никому не удавалось забыть, вошёл в зал быстрым шагом, а за ним, слегка пошатнувшись, в дверь ворвался Тобиас Франкотт. Вид у него, в отличие от мрачного, угрюмого учителя, был встрёпанный и встревоженный.
- Вижу, все собрались, - едва разжимая губы, сказал Дард. – Прошу простить. Я опоздал.
Длинный стол, за которым все расселись, разделил Дарда и Дэнни ненадёжной преградой. Чезаре так и чувствовал, как эти двое напрягают шеи, чтобы не поворачивать головы и не видеть друг друга. Вернее – враг врага.
- Этой ночью эн Дард занял подобающее ему место генерала ложи Смерти, которое пустовало уже около трёхсот лет, - сказал Чезаре, глубоко вздохнув. – Сегодня эн Конрад делает заявление об отказе от его высокой должности. Но прежде чем он начнёт, я прошу вас выслушать меня.
Единственный Светлый на этом собрании. Надо было хоть Кэри Дайлен и Майкла Керлисса, что ли, сюда затащить. А то как-то уж очень неуютно. На празднике были ещё два-три Светлых мага, кроме Роза, была и Линлор, а сегодня он один.
- Дело в том, что Вершители, в число которых вхожу и я, собирались совсем недавно на свой собственный совет. На котором воссоединение магов подверглось жёсткой критике. Один из Вершителей утверждает, что объединение Орденов вредно для магии всего нашего мира. Пока что король, приняв его слова к сведению, обещал мне не предпринимать опрометчивых шагов, но я бы посоветовал Тёмным держаться настороже и…
- Это всё болтовня, - перебил Роза Дард. – Они уже принялись за нас. Нас просто снова взялись уничтожать. Физически. Кто не верит – спуститесь в мертвецкую. Эн Лири, ложа Власти. Изрезан ножом. Вчера его немножко не добили, так вернулись нынче утром, отрезали язык, пальцы и заодно уж добавили парочку ударов ножом в печень. Очень грязно и очень глупо.
Совет всколыхнулся. Чезаре от неожиданности сел, а вот Делия Альенд, напротив, встала. Бледная, осунувшаяся, постаревшая сразу лет на десять женщина.
- Мало ли кто… - начал Чезаре, но Тоби подошёл к его месту и положил на стол два листка простой писчей бумаги с карандашными рисунками. Синий карандаш плохо лёг на бумагу, но рисунки всё-таки поражали мастерством.
На одном неизвестный художник нарисовал четыре склонившихся лица, закрытых повязками до самых глаз. Один из этих людей был и на втором рисунке, но на нём скрюченные пальцы чьей-то руки тянули с лица платок. Это лицо, недоброе, тревожное, искажённое почти до неузнаваемости, вызвало у Делии тихий вскрик.
- Это же наш Керлисс, - растерянно сказал Лета.
- Наш, - с непередаваемым ядом в голосе подхватил Дард. – И наш Лири, прошу заметить. Заслуженный ветеран двух ключевых конфликтов в истории Тирны. Отец большой дружной семьи. Ехал к своему генералу. Собирался поступить на службу в мирную, блюдь её дери, гвардию. Так какого мрыча вы продолжаете это делать?
- Что именно? – спросила Делия.
- Что сейчас вы собирались? Объявить о вступлении в должность ещё одного генерала в присутствии Светлого мага, в толпе родных и знакомых… ещё могли бы позвать сюда детей, учеников, слуг и кладбищенских нищих. Как это делали раньше? Да так, чтобы ни одна собака, не принадлежащая к Ложе, подумать не могла, что вон тот парень слева – генерал.
- Ты сам вчера при всех заявил, - возмущённо начал Кормчий Моро, кажется, моментально принявший «собаку» на собственный счёт.
- У меня на то были свои расчёты, - сказал Дард, - я, если б мог, объявил бы об этом и на весь мир, но только вот класть весь мир хотел на меня.
Чезаре услышал, как негромко фыркнул Дэн.
- Но вот этого, то, что вы сейчас хотите заявить, эн Конрад, вы во всеуслышание не делайте. Кому надо – те уже знают. А ещё лучше – назначьте во всеуслышание кого другого, чтобы внимание отвлечь.
- А смысл-то, смысл-то какой? – вмешался Бенволио Ниро. – Раз все присутствующие и так уже всё знают?
- Не все, - буркнули сразу несколько голосов.
Ну разумеется, не все – Чезаре окинул взглядом троих из Кормчих и тех, кто с ними прибыл. И сын эны Альенд, кажется, тоже не в курсе. В чём-то Дард, видимо, прав.
- Смысл в том, что вы все дураки. Не удивлюсь, если кто-то использует здешних пациентов для того, чтобы через них приглядывать за нами. К примеру, Дастина Лири убили и обещали ему особо сладкую смерть для его семьи – и ведь не просто так, а зная особое отношение к нему как ложи Смерти, так и ложи Власти…
Чезаре заметил, как передёрнуло Тобиаса, и нахмурился. Впечатлительный всё-таки парень. Слишком трепетный для некроманта. И Делия вздрогнула.
- Этот ваш… наш Керлисс вот тоже – сколько он уже тут? Сколько он знает? Личности двух генералов ему известны точно. А может, трёх? – Упырёк посмотрел на Делию, но она отрицательно покачала головой.
Значит, хватило ей ума не говорить своему заместителю о том, что она генерал.
- Но это не всё. На рассвете шёл я, как обычно, в морг на службу, - продолжил Дард, - и неожиданно получил предложение, от которого ещё пару лет назад не смог бы отказаться. Да что там… я и сейчас бы…
И он, пошарив в кармане, выложил на стол великолепнейший револьвер с серебряной инкрустацией, и кольцо с крупным зелёным камнем. На вид дорогое, решил Чезаре.
- Мне заплатили вот за него, - Дард указал на Дэна Софета ван Лиота пальцем. – Зная, что я его враг и, очевидно, учитывая ещё не сделанное Конрадом заявление. Поэтому я хочу, чтобы оно не прозвучало.
- «Я хочу», - Дэнни встал, опираясь на стол, и в ответ Дард развалился на стуле ещё небрежнее. – «Я хочу», он сказал. Кто тебе заплатил? Да кто вообще возьмёт на себя труд искать такого червя, как ты, и платить за…
- Сядь, Дэнни, - Чезаре протянул руку, и вещи, извлечённые некромантом из кармана, легли на его раскрытую ладонь. – Это… Светлый маг, пожелавший остаться неизвестным, забавно. Шлейф есть, но слабый. Как будто смазанный след.
- Нас хотят извести, что не новость, - гнул своё Дард, - противно лишь оттого, что вы, Светлые, делаете это так топорно. Меня это унижает.
- Эн Дард… Сарвен, ты не понял. Я не на той же самой стороне, что заказала Дэнни…
- А на чьей ты, блюдь побери, стороне? – не выдержал и повысил тон Дард. – Ты – Светлый!
Аффектация. Сейчас начнётся аффектация. Она уже подкатила Дарду к горлу упругим комом, и сейчас…
Люди медленно вставали со стульев, словно повинуясь воле некроманта. Он ещё не знает, что в силах генерала. А генерал беспрепятственно черпает эмоции у своей ложи… столько, сколько сумеет, не захлебнувшись.
- Забудь, друг трупарь, - прозвучало в напряжённой тишине. – Я ценю твой порыв.
Необыкновенно проникновенный голос, чудесно поставленный баритон. Потрясающей красоты звучание фразы – словно вступление к пьесе, а не простые слова.
И Дарда словно развернуло прочь от Роза. Хотя он не шелохнулся, сидя вразвалку и даже слегка раскачиваясь.
- Я рад, что ты не хочешь попробовать убить меня ещё разок, - продолжил Дэн. – Можно сказать, польщён. Но давай дослушаем Роза.
Чезаре увидел невероятное. Сначала Дард оскалился и, казалось, вот-вот схватится за оружие, чтобы пристрелить Дэнни. Но затем втянул голову в плечи, сел смирно, перестав раскачиваться на стуле, и пробурчал:
- Хорошо, палач.
Боится он Дэна, что ли, по старой памяти? Раньше-то ведь боялся.
- Кхм. Так вот. Что сейчас такое творится в Рандеворсе – я ещё не знаю, но выясню, - продолжил Чезаре, кивком поблагодарив бывшего ученика. – А вам, господа Кормчие и генералы, придётся рассредоточиться. Король очень не хочет сокращать количество подданных на несколько тысяч людей. Но он поверил Вершителям в том, что касается воссоединения. И я даже понимаю, почему: объединившись в единое целое, Ордена образовали очень значительную силу. Раньше мы расходовали энергию на вражду, рассуждает его величие. А нынче – на что нам расходовать её? И король смотрит на Тёмных с прежней опаской. Это Тёмные убили его предшественников, Тёмные застрелили его юную жену. Он охотно поверил Вершителям, что вы, друзья мои, опасны. Но он гуманен. И пока что в его планы входит всего лишь разобщение Орденов, а затем – ликвидация лож. Я предложил бы всем Кормчим и генералам скрыться. На всякий случай назначьте себе замену, но никому не говорите о том, кого выбрали. Возможно также, придётся объявить о роспуске лож и ликвидации поселений.
- Мы не можем, - застонал Кормчий из крепости Террейн.
- Всего лишь объявить, а потом затаиться, - почти умоляюще сказал Чезаре.
- Но есть ли смысл? – спросил Конрад.

Только что у людей были планы. Работать, обучать, общаться друг с другом. В конце концов – жить свободно и открыто, не боясь облав, обысков, притеснений, арестов и казней. Им простили прегрешения, они отбыли наказания за преступления. Начали жить с чистого листа.
И всё начинает рушиться. Конечно, они воспринимают это болезненно.
- Почему король решил взяться за старое? Зачем ему эта канитель? При Кардавере такое началось, да никак не кончится, - вступил вслед за Арсениусом ван Конрадом недружный хор голосов. – Как это соотносится с убийством Лири?
- Убивать Тёмных начал кто-то другой, не король, - Чезаре начал объяснять, зацепившись за последнюю фразу. – Договор держит королей так же крепко, как и нас, Вершителей. А Керлисса поймают и будут судить…
- Его уже арестовали, - встрял Тоби..
Он явно чем-то гордился, только Роз не понимал – чем же именно. Хотя… Чезаре бросил взгляд на рисунки, лежащие перед ним. Ну да, Лири убили. Для опытного некроманта не слишком тяжёлая задача – опросить свежий труп. Но нарисовать портрет Керлисса с отрубленными пальцами? А у Тоби пальцы в чём-то синем. Выходит, эти двое, Дард и Франкотт, решили проблему не самым безопасным путём – подселили дух убитого в тело ученика. Как бы не было последствий.
- Так что в итоге, учитель? – музыкальный, исключительно приятный для слуха голос Дэнни перекрыл голоса остальных.
- Затаиться. Всем генералам необходимо разъехаться и затаиться. И на всякий случай то же рекомендую сделать Кормчим, хотя их положение чуть лучше.
- Это погубит лечебницу, - сказала Делия отчаянно.
- А я согласен с Розом, да, - произнёс ван Конрад. – Ложа Боли подчиняется Вершителю Светлых.
Он отвесил глубокий поклон Чезаре.
- Мы уходим в тень. Пусть люди разбираются со своими простаковскими болезнями сами. У короля где-то там в запасе есть маг ложи Боли, как мне известно, старый бездельник, да-да. Я отзову и его. У меня четырнадцать учеников, включая наших детей, - Роз не сразу осознал, что Конрад сказал «наших» - хотя, насколько известно, не являлся отцом. Фелия, Бенволио – да, насчёт Дэнни ни в чём нельзя быть уверенным, но Конрад всегда слыл отчаянным одиночкой.
- А я заявлю о роспуске ложи, но никого, кроме себя, под удар подставлять не стану, - заявил Лета. – Никаких отставок от меня никто не дождётся. И я остаюсь при лечебнице по крайней мере до тех пор, пока не выпишутся пациенты, которых я сейчас веду.
И почему при этих словах Роз моментально подумал о Кэри? Не забыть сказать Делии, чтобы заменила ей врач-мага.
- Мне тоже придётся остаться здесь, - буркнул Дард. – Не думаю, что на меня в здравом уме хоть кто-то покусится.
- Я тоже остаюсь! – воскликнула Делия отчаянно.
- Нет, - Чезаре подавил желание надавать всем тумаков. – Как раз тебе, Дели, хотя бы временно придётся уехать. Вы же видите, что начали именно с ложи Власти.
Делия Альенд, казалось, вот-вот заплачет.
- Это, я надеюсь, временно, - утешил её Роз. – Ну же, Делия. Доверьте дела эну Лете и езжайте на море.
Да, немного не такого совещания он ожидал. И Дард, кажется, так до конца ему и не поверил – вон как поблёскивает глазами.
- Сегодня я отбываю в Азельму, - сказал он сухо. – Его величие прислал мне приглашение на приватную беседу. Может статься, я оттуда уже не вернусь. Не знаю, как вы поступите, но я предупредил честно. И прошу другим Светлым так, как вы доверились мне, не доверять.
- Как не вернёшься? – спросила Делия.
И Дэнни посмотрел вопросительно. Нахмурился, подобрался и стал похож на худого, потрёпанного ворона.
- Как мне кажется, король считает, что так много магов ему не нужно. В том числе и Вершителей. Достаточно будет одного.
- Так не ходи туда, - сказал Дэн удивлённо.
- Не могу, - ответил Чезаре. – Я должен.
- Но если ты считаешь, что тебя пустят в расход – так на что ты рассчитываешь? Что ты хочешь узнать? - сердито сказал Конрад. – Это только в книжках так делают: всё расскажут, а потом пытаются убить, и у них ничего не получается. Тебе так не повезёт, да.
- Я рассчитываю на договор, - ответил Чезаре. – А ещё на то, что во время беседы никто меня убивать не станет. А уж как выпытать из короля то, что мне необходимо знать, это ведь дело техники.
И поймал взгляд Дэна, который усмехнулся уголком рта. Кому-кому, а магам Боли о технике выпытывания говорить не стоит – они в том поднаторели.

А ведь сила договора уже давным-давно подвергалась и не таким испытаниям. Тем более, что нарушали его не единожды, и не одна сторона, а обе. Но Чезаре всегда напоминал себе, что там, во дворце, растёт их общая надежда, Светлых и Тёмных – будущий король Ланделий, настоящий маг, не пустышка, как Грет Кешуз. И воспитывают его те, кому сам бы Чезаре доверил это непростое дело, и во главе магов «тайного круга» там сейчас тоже подходящий человек, и ради этого можно потерпеть ещё немного. Достаточно лишь выиграть ещё немного времени. Поиски затаившихся генералов, к примеру, могут затянуться очень надолго, а пока они живы, усилия по лишению магии немалой части населения затруднятся. Роспуск лож Ордена Теней, привычная для Тёмных игра в прятки и догонялки выиграют ещё хотя бы пару лет. Мало, очень мало, но Ланделию уже тринадцать лет, это почти тот же возраст, в каком сам Грет пришёл к правлению Тирной. Потом придётся избавляться от Грета – отвратительная, грязная работа. Чезаре не раз ловил себя на том, что заниматься ею не желает. Как не желал и раньше, при существовании ложи Смуты, приложившей немало сил для устранения династии Кешузов. Но говорить об этом сейчас, да ещё с генералами, Роз не собирался.
Может быть, он поделится этим только с Дэнни, без лишних ушей. А может, и нет.

Ответить с цитированием
  #26  
Старый 22.01.2019, 07:41
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Скрытый текст - Ну ок, глава 6, ужасно неудачная:
Глава 6. 24 день 4См 2338 г. Я ничего не боюсь
Тоби
Уныние, охватившее Тобиаса по дороге в Интиссу, передалось, кажется, даже лошадям. Разве что тело Дастина Лири оставалось полностью безэмоциональным, но зато его дух успел Тоби порядком поднадоесть.
Если Тоби ел, то дух Лири витал рядом и завидовал. Если дремал, сжав поводья, – дух подглядывал сны и мешал. Просто ехал и думал – дух вился около и печалился. У художника из ложи Власти оказались на редкость стойкие эмоции. Обычно, если уж душа умершего оставалась не привязанной к телу, она легко улетучивалась. Отвязать душу и предать её забвению и покою – дело даже не столько некромантское, сколько благочинное, но священника к покойному не призвали. «Мухи» и «голуби» лишь зафиксировали данные, сделали несколько снимков на диковинные камеры, вспыхивавшие ослепительно и оставлявшие потом в воздухе странный неприятный, запах, да записали показания некромантов. Затем покойника признали ненужным для дальнейшего следствия, преступника арестовали и увели, других троих убийц принялись искать, а Тоби нанял повозку с двумя лошадками, да и отправился в Интиссу – двое суток пути, которые эна Альенд тут же оплатила. А Дард и вовсе пытался сунуть Тобиасу бирки. Но Тоби терпеть не мог переносы – от них у него терялся аппетит и начинались головные боли. А к здоровью своему и в особенности к аппетиту ученик некроманта относился трепетно.
И поехал-то он потому, что его Лири просил – мол, отвези моё тело в родное поместье, скажи родне сам. Тоби чувствовал себя в какой-то мере причастным к трагедии – всё-таки какое-то время душа Лири пребывала в его теле – и согласился.
И уже даже немного об этом жалел.
Заночевать пришлось на обочине. Гроб с забальзамированным телом занимал всю повозку. Тобиас распряг и привязал к дереву лошадей, взял одеяло – ночь стояла тёплая и ясная – и залёг под телегу, где и заснул. Разумеется, неугомонный Лири сразу же устроился подсматривать сны.
- Я так уснуть не могу нормально, - пожаловался Тоби. Сейчас, в полусне, он видел сидящий рядом смутный силуэт, словно соткавшийся из серого дыма. – Ну чего тебе неймётся?
Он не ждал, что Лири ответит, и потому, когда услышал призрачный голос, подскочил, да так, что ушиб голову о днище повозки.
- Блюдь твою выверни наизнанку, - выругался он по-дардовски крепко.
- Объединиться, - сказал Дастин Лири из гроба. Скрипуче, но весьма слышно.
- Что?
- Попасть в твоё тело. Только чтобы поговорить с детьми. Прошу.
Тоби пробрал озноб. Дух-подселенец редко когда может проникнуть в чужое тело сам – тут требуется помощь некроманта, и весьма опытного. Но не хотелось бы проверять – сумеет ли это сделать Лири. Хватит ли у него воли и эмоций на такое?
- Ох, Дастин, - Тоби вдохнул ночного воздуха и лёг на спину, потирая ушибленную макушку. – Боюсь, без учителя я не в силах…
- Прошу! Прошу! Прошу!
- Да и опасно, - Тоби лихорадочно соображал, как поставить заслоны от предполагаемого нападения и вторжения духа.
- Я не хочу никому причинить зла, - умоляюще сказала душа Лири, чей голос прозвучал у Тоби не в ушах, а в голове. Как при мыслесвязи. – Только ещё раз обнять детей. Две дочки и сын, Тобиас. Ты ведь понимаешь – им больше не увидеть отца.
Тоби понимал, прекрасно это понимал, он потерял отца дважды, и второй раз действительно навсегда. В суете и суматохе его не подняли сразу. А потом как ни старались… ничего уже не вышло. И он решился.
- Только давай договоримся, Лири, - сказал он. – Не старайся меня подавить или изгнать из тела! Я некромант, я опытнее, я, в конце концов, сделаю так, что без меня тело умрёт. Ясно?
Поверит ли ему Дастин Лири? Или только посмеётся?
Но духу было не до смеха. Вряд ли вообще души способны смеяться. Хотя кто знает? Может быть, вместе с некоторыми эмоциями они и чувство юмора могут сохранить?
- Поскорее, - взмолился Дастин Лири спёртым голосом из гроба в повозке.
- Я бы, конечно, лучше сначала выспался, - пробормотал Тоби. – И поел. А уж потом…
Тут что-то ощутимо толкнуло его. Ого, да он решил сам прорваться? Ну уж не бывать такому.
Тобиас выполз из-под телеги и сел на тёплую землю, полуприкрыв глаза. Настроился на нужный лад. Аж засвербело что-то внутри. Азарт. Это похоже на аппетит, только куда как более нервное, щекотное. И сразу накатило чувство голода – да, действительно, вот бы сейчас рыбки копчёной под холодненькое пиво. Или хотя бы хороший кусок мяса, да с зеленью, да с хлебушком… Где-то у него там с собой были лепёшки с сыром да чесноком, старый ирнар с хмельной горчинкой и молодые огурчики, которые в Рандеворсе уже начали на грядках спеть…
Не-не, так на необходимый лад не настроишься. Драйв, вот что ему нужно. Настоящий, который от работы бывает, когда в теле всё гудит от напряжения, а в голове радость, даже восторг – ишь ведь, как здорово получается! Вот чем надо духов-то в себя запускать…
Тоби икнул и неожиданно понял, что дух Лири уже внутри.
Это не походило на прошлый раз, когда Лири оказался в его теле под присмотром учителя Дарда, вовсе нет. Но вот что отдыха не будет – это, конечно, обидно. А Дастин Лири не собирался давать его уставшему телу Тоби, это точно. Он впряг лошадей в повозку. Обе недовольно фыркали: у них отняли торбы с пшеницей, вставили вместо них жёсткие мундштуки в рот, заставили тащить гроб по темноте – всё, что так не хотелось ни им, ни телу Тобиаса.
«Это же чистое самоубийство – так гнать по ночной дороге!» - успел подумать Тоби, прежде чем его окончательно оттеснили от управления руками, ногами и даже головой.
Где-то вдали уже зарождалась заря двадцать четвёртого дня четвёртого Светлого месяца. Ехать до имения Лири надо было ещё целые сутки.

***
Вильермо
Кэри дышала так тихо, что Вильермо очень хотелось склониться к её лицу и ощутить лёгкое дуновение. Проверить, точно ли – дышит. Густо-синий сумрак позднего вечера скрадывал очертания кровати и спящей на ней, но в окно светила луна, почти полная, и в её-то свете Вильермо рассмотрел, что ноздри Кэри подрагивают, а грудь слегка приподымается и опускается под покрывалом.
Нет, не стоит приближаться и наклоняться над нею. Он обещал быть терпеливым и ждать. А сейчас надо, как и в прошлую ночь, посмотреть, что там у Кэри со снами.
Мало в тот раз успел ухватить – слишком краткой оказалась Ночь Краткого Сна. Хотелось бы понять, с чем придётся работать.
И пусть Роз, конечно, рассердится, но он, Вильермо Лета, отсюда просто так не уйдёт. И пусть Делия думает что хочет, особенно после утренней истерики той Светлой помощницы, с которой его занесло на праздник к Дардам – но Кэри никто другой лечить не будет.
«Никто не знает её так, как я. Никто не видит всех её страхов и, самое главное – никто, кроме меня, не умел достучаться до её души. Только я всегда мог разговаривать с нею мысленно. Она моя».
Но нынче сон был о маленькой рыжеволосой девочке с очень взрослыми тёмно-карими глазами. Девочка сидела на коленях у Кэри и ела рассыпчатое печенье, усеивая крошками светлое короткое платье.
«- Эли, а где котёнок? – спросила Кэри.
- Какой котёнок, мама?
- Я слышала мяуканье сегодня. Ты опять притащила в сад кошку?
- Вовсе нет. Ты не любишь котиков, и папа сказал – давай не будем сердить маму…
- Он так и сказал?
- Почему ты не любишь котиков?»
Вильермо услышал обрывки мыслей Кэри – в них смешались какие-то давние кошмары, где присутствовали мёртвые кошки, и воспоминания об Эдварде Гисли, так похожем на сытого кота, что даже смешно. И ещё маленькая белая кошка, сидящая на краю кровати, в ногах. От этой кошки ледяные мурашки бежали по коже Кэри. Она дрожала от озноба.
Маленькие крепкие руки во сне Кэри взяли её за щёки, притянули к веснушчатому лицу девочки. Сколько ей лет? Пять-шесть. Славная девчушка!
«- Посмотри на меня. Ну? Посмотри на меня! – взрослым голосом, со взрослыми интонациями сказала Эли. Нет, не сказала – приказала. – Чего ты боишься каких-то кошек?
- Прости. Я не хотела тебя пугать, - виновато улыбнулась Кэри. Капнули несколько слезинок. На светлой ткани девчачьего платьица пятнышки от них казались тёмными.
- Я ничего не боюсь, - с какой-то грустной гордостью ответила Эли. – И ты не бойся. Я же с тобой!»
И Вильермо почувствовал, а может, догадался – в девочке отсутствовал страх.
Но Кэри никак не могла успокоиться, она плакала, плакала, плакала…
Вильермо глубоко вздохнул, чуть задержал дыхание, медленно выдохнул. Нехитрое упражнение помогло ему сосредоточиться. Маги ложи Страха легче других справляются со сновидениями – как своими, так и чужими. Сейчас Кэри лучше всего погрузиться в забытье без снов. У этой практики есть недостатки, но не слишком существенные при верном подходе. Первый – это беспрерывная связь пациента и врач-мага, но Лета никогда и не желал отказаться от права на такую связь с Кэри. Даже наоборот – он забрал бы её себе. Всю. Навсегда. И если её дочь на самом деле такая, как он увидел во сне – то и с дочерью бы забрал. Прирождённый маг Страха, никогда не видел таких задатков в столь юном возрасте.
А второй недостаток забытья, в которое он погрузил Кэри – это, конечно, пробуждение. Если её вывести из этого состояния слишком резко, если она испугается или взволнуется – пиши пропало. Она будет одновременно страшно уязвима и бесконечно могущественна. Правда, вовсе ненадолго – после вспышки могущества Кэри, ослабленная душевной болезнью, скорее всего быстро умрёт.
Как хорошо, что он, Вильермо Лета, рядом. И не позволит, чтобы такое случилось.
Несколько часов подряд он караулил Кэри, а потом, прервав хрупкое забытье пациентки, с удовлетворением констатировал, что она просто спит. Крепко, спокойно, без страшных сновидений. Счастливо вздохнув, Лета прикрыл худое плечо женщины покрывалом, уселся поудобнее на свой стул и закрыл глаза. Поспать хотя бы полчаса, вот что…


***
Кэри
Кэри Дайлен проснулась и обнаружила Вильермо Лету на его уже ставшем обычном месте – на стуле у окна. Он сидел, прикрыв усталые глаза, и в неярком свете очень раннего утра Кэри видела его чёткий профиль. Угловатое, осунувшееся лицо, увеличившуюся за несколько лет лысину, глубокие тени под скулой и глазом, бледную кожу. Густые брови, нередко насмешливо изгибающиеся, сейчас слегка сдвинулись к переносице – словно во сне Лету что-то тревожило.
Ночам, проведённым без кошмаров, Кэри была обязана именно этому бессменному дежурству. И, наверно, Вильермо ждал от неё какой-нибудь особой благодарности, но вот незадача – она не испытывала ровно никаких чувств, кроме вины. Вот человек почти не спит ради неё, а она даже не старается восстановиться, разве что выспалась опять. А между прочим, узнай Дайлен, что в её палате постоянно ночует мужчина – и не объяснишь ему ничего… Хорошо хотя бы Лета больше рядом не ложился, да и Кэри больше не спит раздетой…
Она потянулась, села, кутаясь в покрывало, и Лета моментально открыл глаза и повернулся к ней.
- Как спалось? – спросил он.
- Никаких кошек, - ответила Кэри.
Но зря она про них вспомнила. Нехорошее чувство, горечь во рту, и словно кто пальцами надавил на веки – боль в глазах.
Лета сразу заметил это. С лёгким стоном потёр лицо и вымученным голосом попросил:
- Не думай о ней.
- У древних племён Тирны белая кошка считалась символом смерти, - сообщила Кэри.
- Послушай…
- Ты знаешь, что ещё до появления ложи Смерти её изображали с закрытыми глазами?
- Древние вытёсывали из брёвен огромные фаллосы и обмазывали кровью девственниц, - сообщил Вильермо. – И никто ничего. Ну какие там кошки!
- Их лепили из белой глины и покрывали узорами. И ни одну из них не делали с открытыми глазами, - не слушала его Кэри. – Понимаешь?
- Нет.
- Я видела Её, - сказала Кэри.
- Кошку?
- Смерть! Когда меня убил Дард. Он убил меня, а она стояла там и ждала. Она стояла там… белые волосы и закрытые глаза! Гисли сказал, что видел, какого они цвета, но забыл.
- Кэри, к моему глубочайшему сожалению, которого я ни секунду не испытывал, но готов утверждать обратное – Гисли умер.
- Вот! Я видела их. Всех, кто умер. И Гисли, и Сэнди! Они были возле неё, похожие на тени, но вполне зримые. И…
Вильермо сел на пол возле кровати, спиной к ней.
- Я здесь, я с тобой, - сказал он. – Ты ведь чувствуешь, как я привязан к тебе? Неразрывная связь… нет, не волнуйся, это связь врач-мага и пациентки, а не то что ты подумала.
- Она меня поцеловала, - не слушая его проговорила Кэри. Она и не думала волноваться по поводу какой-то связи. Что-то ведь между ними было всегда. С того самого момента, как они впервые повстречались в трактире за кружкой пива. – Она поцеловала меня и сказала, что отпускает ненадолго. Послушай, я тебе очень благодарна, Вильермо. Я выспалась, мне почти хорошо.
- Почти, - сказал Лета, не оборачиваясь.
Она нерешительно коснулась волос на его затылке – коротких упрямых завитков, тёмных, без следов седины. Редеющие ближе к лбу, где залысины делали голову Леты беззащитной, как обнажённые чувства. От легчайшего прикосновения Вильермо чуть вздрогнул и отодвинулся.
- Не стоит этого делать, - сказал он спокойным тоном.
- Мне не нужен маг Страха. И, как показала встреча с Дэном ван Лиотом, маг Боли тоже не нужен. Мне надо поговорить с Дардом.
- Никаких встреч – ни с Дардом, ни с Хелли, ни даже с Тобиасом. Никаких мужей, тёть, дядь и прочих посторонних личностей. Сейчас тобой занимаюсь я. После того, как ты встречалась с Хелли и с Дэном, я вымотался как тряпка на ветру, весь до нитки. Послушай, страх смерти – тот же страх, что и другие, он лечится, и лечится моей ложей. А кому, как не мне…
Опять это чувство вины. Не стоило просить Лету о том, чтобы встретиться с магами ложи Смерти. Он, наверно, даже не поймёт, что над Кэри не довлеет страх смерти, на неё давит сама Смерть. Тот её образ, который доходчивее всех влияет на измученную душу.
Что там ей Хелли сказала? Ты чувствуешь, что скоро станет спокойнее?
Нет, Кэри не чувствовала.

Но в конце концов Лета ушёл. У него и помимо Кэри были дела. Она оделась и поплелась в столовую, но запахи, которые оттуда шли, вдруг подняли волну тошноты, и Кэри прошла мимо гостеприимных дверей, к лестнице, ведущей к выходу во внутренний двор. Там, на крыльце, можно было покурить, не привлекая чужого внимания.
Она села на единственную деревянную ступень, вытянула ноги, расправила синее платье, закурила и выпустила в светлое ясное небо струйку дыма. Солнце ещё не принялось жечь по-настоящему зло, и от лип на дальнем конце двора приятно пахло только что распустившимися цветами. В Сольме липа будет цвести еще только дней через десять, если не больше, а здесь уже вовсю…
- Прости, - рядом неуклюже сел, чуть подвинув её, Сарвен Дард.
Кэри даже не удивилась.
- Угу, - сказала она и протянула ему коробку с сигаретами и спички.
Он молча закурил. Они сидели, прикасаясь плечами, и пускали дым. Молча и почти неподвижно.
Потом Дард спросил:
- Чего ты хочешь-то?
- Что? – не поняла Кэри.
- Да этот лысый член, Лета, ко мне сейчас подскочил, глаза как у самовоскрешённого, будто щас целоваться ко мне полезет. Говорит – тебе плохо совсем, напугал до икоты. А я смотрю – ты куришь сидишь, всё вроде в порядке. Соврал?
- Не совсем, - Кэри откашлялась после неожиданного заявления некроманта, достала вторую сигарету, прикурила от Дардовой, затянулась. – Просто он не отличает страха смерти от… от Смерти. Только не называй его так… хорошо?
- А, - Упырёк затушил окурок ботинком и принялся крутить новую сигарету в пальцах. Незакуренную. – Ну я отличу. Ты меня уж прости, а?
Кэри долго молчала. Хелли Дард очень её смутила откровениями о снах Дарда. Хотя в действительности они, эти сны, могли быть лишь её, Хелли, снами. Тогда за что просит прощения некромант?
- Ты обещал затолкать мне в глотку жизнь, - сказала Кэри.
- Я виноват перед тобой. Ты знаешь, что должен делать верный слуга моей госпожи? Ты знаешь, чего она хочет?
Кэри покачала головой.
- Помимо всех смертей – ещё только одну в год, но преподнесённую лично от меня лично ей. И тогда всё будет замечательно для всех… кроме меня. Потому что я не могу.
- Ты из-за этого подрался с Хелли?
Дард скрипнул зубами и скомкал сигарету. Хрустнула тончайшая бумага, просыпалась наземь табачная крошка.
- Ты не знаешь, - сказал он. – Но ты меня всё-таки постарайся простить. В твоей болезни виноват действительно я. Не понимал просто, как это всех вас коснётся, а теперь понимаю.
- Но… ты можешь что-нибудь сделать? – робко спросила Кэри.
Упырёк уткнулся ей в плечо лбом, и она почувствовала запахи мыла и табака, идущие от его волос. Но почти сразу отодвинулась – не по себе ей было от таких вот проявлений эмоций.
- Могу, - сказал он. – Только дай мне время. Теперь уже не очень много времени… ждать. Уже не очень. Передай этому своему лысому члену…
- Дард!
- Ну а что? Несвятые чурсы, да я когда понял, за кого ты вышла – я ж обрадовался, что у тебя всё хорошо, мужик у тебя хоть и Светлый маг, а порядочный человек, офицер. А теперь этот похабник у тебя в палате ночует? Вечно вас, баб, как мух на дерьмо, к таким вот тянет…
Кэри стало смешно и обидно. Она отбросила окурок и встала, отряхивая брюки от пыли.
- Ну знаешь, - сказала и закашлялась. – Знаешь что? Ты Лету не понимаешь, вот и не встревай. А ночевал он там на стуле, он мне помогал от кошмаров избавиться. Знаешь, какие у меня кошмары, Дард?
- А знаешь, какие – у меня? – внезапно оскалился Упырёк.
Раньше у него были плохие зубы, а нынешний оскал выглядел опаснее и внушительней.
- Я люблю тебя, эни Кэри, - сказал он неловко. – Не так, как он. Ему лишь бы до дырки твоей дорваться. Ты с ним поосторожней.
- А с тобой? – Кэри отступила на шаг.
Не потому, что боялась некроманта. Просто помнила о Хелли, её угрозах. Да и то, что Дард перешёл на такие щекотливые темы, ей не нравилось.
- Я тебе друг и ты мне друг, - сказал Дард. – Прошу об этом не забывать. Это единственное, во что я ещё верю.

***
Хелли ждала его, сидя на крыльце. Уже года три она так не делала. И из лечебницы они давно не возвращались вместе. Обычно Дард приходил домой значительно позже, находил ужин на столе, а жену или в палисаднике, за поливкой цветов, или уже в кровати.
Она сидела и ждала, чтобы, как раньше, молча выкурить с мужем по папироске, глядя, как тяжело пролетают в сумерках возвращающиеся в ульи пчёлы. И как солнце растворяется в облаках, окрашенных жгучим оранжевым и ещё немного – сизым цветом.
Дард сел, чуть-чуть бедром подвинув Хелли – что тоже являлось частью их безмолвного ритуала. Прижавшись плечом к плечу, они курили, пускали в воздух дымные облачка и молчали, молчали. Дард вспоминал, как утром точно так же сидел с Кэри – но там всё было по-другому. Хелли своя, родная, неотъемлемая часть жизни, и все эти годы она находилась рядом. С нею пережито куда как больше, чем кажется. Это заставляло его плотнее прижиматься к жене плечом. Её невысказанная боль касалась Дарда острым краем и резала глубоко, очень глубоко.
Потом Хелли обняла его и глубоко вздохнула.
- Я должен тебе что-то сказать, - осторожно начал Дард.
- Не надо, Упырёк.
Его передёрнуло. Он уже давно не слышал этого своего прозвища.
- А откуда ты знаешь, что именно я хочу сказать? – буркнул Дард.
- Я знаю, - спокойно ответила Хелли. – Но ничего не изменится оттого, что она снова объявилась от того, что ты чувствуешь. Я всё ещё твоя жена и твой подчинённый…
Она бросила окурок в траву и придавила его ногой в крепком рыжем башмаке.
- При чём тут это? – удивился Дард. – Я хотел сказать не о Ней…
- Я понимаю, - кивнула Хелли. – Прежние привязанности иногда кажутся очень сильными.
Дард её не очень понял, но он слишком устал, чтобы спрашивать. Обхватил рукой шею Хелли, прижался головой к её голове. Если бы Хелли догадывалась о том, что ему порой так хочется зарыться в её волосы пальцами, лицом, губами – отрастила бы она их хотя бы до плеч?
- Столько всего произошло, а день никак не кончится, - сказал Дард устало. – Ещё и Тоби до сих пор не вернулся. Чую, не так с ним что-то.
- Упырёк… Назначь меня своим заместителем. Всё к тому и идёт, чтобы мы…
- Хелли, я уже нашёл заместителя, только ещё не сказал ему, - ответил Дард. – Теперь мне надо заявить, что ложи Смерти больше нет. Ты остаёшься здесь, я уезжаю.
- Надолго? – Дард почувствовал, как она скрипнула зубами. Тихонько. Но желваки заиграли, и он понял – до взрыва Хелли осталось совсем чуть-чуть.
- Не знаю. Посмотрим.
- А она?
- А что – Она? Она со мной, - Дард пожал плечами. – Я Ей слово дал. Наверно, придётся и дальше кормить Её больше обещаниями, чем жертвами, но…
Он внезапно умолк и повернулся к жене лицом. Она подняла голову, глядя с недоумением. Словно не о Смерти спрашивала, а о ком-то более… земном.
- Поди-ка сюда, - сказал Дард, хотя сидели они вплотную прижавшись друг к дружке. Но этого было слишком мало, он обнял её больной рукой, притиснул к себе до боли. – Ты это о ком с самого начала речь вела? Вот эти «прежние привязанности», «она тут появилась»… ты про Кэри?
Услышав это имя, Хелли вздрогнула так, словно он её ударил. Или пронзил кинжалом. Ревнует всё-таки. Надо было сразу почувствовать и понять. Всё-таки вот нечуткий он в этом смысле. Не догадался. А должен был.
- Я тебе уже говорил, Хелли. Не было у нас и не будет ничего. Почему ты мне не веришь?
- Я вас видела, - вздохнула Хелли. – Я слышала, что ты ей говорил. Слушай, давай уедем вместе. Куда бы ты не собирался…
- Но ведь ты хочешь остаться, - неуверенно ответил Дард.
- Да, особенно теперь, когда лучший маг Боли приехал сюда, - кивнула Хелли.
- Это ты о ком?
- О твоём этом… друге-скрипаче.
- Он мне не друг, - буркнул Дард. - Зачем он тебе?
Хелли встала. Прошлась вдоль ряда каких-то цветуёв – Дард всегда забывал названия растений, едва они отзвучат. Ну растут какие-то, ну воняют по-разному. Некоторые их ароматы при этом отвратительным образом сочетаются с запахом мертвечины: потом нюхаешь цветок и думаешь, ого, вот этак на похоронах-то того парня воняло! Пока Дард мучительно вспоминал, как называется розовый лохматый цветок размером чуть ли не с его голову, Хелли сорвала его и стала терзать несчастные лепестки.
- Затем, что я беременна. В прошлый раз была Фели, и она не помогла… и я подумала – вдруг теперь…
Дард застонал.

***
Мыслесвязь с Керлиссом прервалась внезапно. Дайлен не успел даже назначить час для нового разговора. Ну да Спящий с ним, успеют ещё связаться.
Сказанное Майклом не то чтобы смутило Дайлена, но заставило всерьёз призадуматься. Стало быть, все генералы сейчас находятся там, в Рандеворсе – и даже больше, чем все! Их заместители, ученики, правые руки, секретари, телохранители – все там. Осталось только связаться с Кором Венделой из Азельмы, уточнить план – и можно будет действовать.
Вернувшаяся накануне от сына Магда Вендела забрала Пчёлку, и Дайлен уже посматривал на часы в нетерпении. Ишерри должна была прийти совсем скоро. Странно, что её ещё нет… она не любила опаздывать.
В их доме, где Кэри всегда старалась поддерживать порядок, но никак не могла удержать его – в доме сейчас казалось пусто и почему-то холодно. Хотя на улице который день стояла отличная погода, лишь изредка перебиваемая наспех проливающимися дождями. Пахло поздними пионами, едва удерживающими тяжёлые розовые и белые короны, натужно жужжали пчёлы и шмели, перетаскивающие тёмно-золотые толстенькие тельца с цветка на цветок. Дайлен перегнулся через низкий подоконник и сорвал несколько белоснежных, сильно распустившихся пионов, коснулся губами одного из них. Лепестки напоминали кожу Кэри – всегда чуть-чуть прохладную, шелковистую. Зачем ему Ишерри? Когда-то он с ума сходил по Ишерри, но едва пришла пора выбирать – как он выбрал Венделу. Сначала ему казалось – это его долг. Поддержать старшего офицера, не дать пропасть боевому товарищу… но, положа руку на сердце – разве не женился он на ней ещё и потому, что она – своя, она маг, она – та, с кем Дайлен одной крови и одних убеждений?
Ишерри не вышла замуж и нисколько не подурнела. Ишерри нашла работу в одной из городских школ, где преподавала гимнастику для девочек и девушек не-магов. Ишерри выглядела очень стройной, очень красивой и очень злой. Это разнило её с Кэри, которая всегда сдерживала норов, а потом сделалась вялой и безразличной. С Кэри, которая исхудала и выцвела. К тому же Кэри одного с Дайленом возраста, а Ишерри моложе.
И вот он ждал её, и с каждой минутой чувство вины становилось острее, а другое, пряное, приятное чувство предвкушения встречи, постепенно гасло. Дайлен понимал, что окончательно запутался – и сейчас, хоть это и нелепо, пытался решить дело при помощи свидания. Будь что будет, решил он. Или Ишерри не придёт; или придёт, но с нею уже ничего не выйдет; или будет, но уже не столь легко и сладко, как прежде… они встречались нечасто, украдкой, и всякий раз получалось всё, что только могло.
Будь Ишерри магом… или не будь Кэри одержима своей болезнью… как знать, может быть, тогда и решать бы не пришлось ровным счётом ничего?
Дайлен покосился на окно, из которого виднелась калитка и залитая солнцем тропка между заросшими клумбами. Именно в этот краткий миг в комнате с тихим звуком рвущейся бумаги появился незваный гость. Вернее – гостья, но совсем не та, которую он ждал.
- Ясных дней, Стини Дайлен.
Дайлен не сразу узнал эту невысокую, коренастую женщину со смуглой кожей и выбритой наголо головой.
- Ясных, - выдавил он. – Вы некромантка из свиты Дарда. Так?
- В точку, - женщина улыбнулась. – Только никакой свиты у Сарвена Дарда нет – лишь несколько близких людей. У вас много близких?
- Сколько-то уж есть, - удивлённо ответил Дайлен.- Но вам бы я не советовал их пересчитывать.
Он не очень понимал, к чему этот разговор. Неужели Тёмные что-то выяснили? Надо предупредить Керлисса.
- Отец, мать, - Хелли выставила вперёд обе руки и по одному разгибала пальцы маленьких крепких кулаков. – Брат, сестра, племянник. Дочь, жена и любовница. Ещё есть родня жены, но это уже не очень в счёт, так? Всё верно?
- А вам что за интерес? – Дайлен уже начал прикидывать, что сможет противопоставить своей гостье.
Не драться же с ней? Да и что она сможет сделать – маги ложи Смерти обычно не сильно драчливы, предпочитают действовать при помощи нежити. Кладбище далеко…
- У меня, - сказала некромантка, - есть только Дард. У него – только я и ещё ученик, Тобиас. Вы представляете, насколько крепко мы с ним держимся друг за друга? Ученик не в счёт.
За окном еле слышно скрипнула калитка. Дайлен занервничал. Ещё не хватало, чтобы Ишерри увидала тут эту бритую некромантку! А если некромантка будет угрожать Ишерри? Тоже нехорошо.
Он отошёл к столу, прислонился к нему спиной в надежде нашарить под кучей бумаг оружие. При этом не выпуская пион из левой руки – чтобы не вызывать особых подозрений.
- В общем, эн Дайлен, вот тебе почти дружеское предупреждение: следи за своей женой, - сказала гостья и в тот самый момент, когда Ишерри открыла дверь, исчезла.
Дайлен даже не заметил, как она порвала бирку-подорожник. Но, видно, порвала, раз пропала!
Так он и встретил любовницу – спиной к столу, с цветком в одной руке и револьвером в другой. Знак сердечной привязанности и смертельное оружие.
У них никогда не было такой великолепной ночи, но ранним утром Дайлен сообщил Ишерри, что уезжает в Рандеворс. Проводил её, сдерживая остатки спокойствия, залпом выпил горячий чай, не чувствуя ни боли, ни вкуса. Отправился в пункт связи, заказал срочный телефонный разговор с лечебницей. Непривычно было такое, да ещё в другой город звонить – как в другой мир. Стремительно прижившееся новшество, которое обрадовало и простаков, и магов – сообщение между городами Тирны стало простым и, пожалуй, почти заменило мыслесвязь.
- Приёмный покой, - сонно сообщила трубка, - эна Линнис, дежурная сестра…
- Эна Линнис, скажите, будьте добры, координаты палаты эны Кэри Дайлен, - попросил Дайлен.
- Не положено, - ответил медный раструб. Деревянная, покрытая чёрным лаком рукоятка трубки стала скользкой оттого, что рука Дайлена вспотела. – Её врач-маг запретил эне Дайлен общаться с…
Дайлен скрипнул зубами и послал неведомой ему эне Линнис такой посыл, что девушка в далёком Рандеворсе тихо вскрикнула в трубку. Что ж он наделал-то? Неужели преобразовал её сонное спокойствие в чёрную, вязкую тревогу и страх? Разве Светлые маги делают так?
«Мне надо, - оправдываясь то ли перед дежурной, то ли перед собой, подумал Дайлен. – Мне ведь очень надо! Ради Кэри, ради нашей дочери!»
- Эни Линнис, вы не понимаете, - сказал он, пока ощущение тревоги у девушки не развеялось, - мою жену хотят убить. Я старший офицер Мирной Гвардии, и я приказываю вам. Координаты палаты. Срочно.
- Дддвадцать пять-четырнадцать, - пролепетала эна Линнис.
Торопясь и подогревая в себе злость к Дарду, неведомым образом опутавшему его жену, Дайлен вписал координаты в бирку и разорвал кусочек глянцевой бумаги.

Ответить с цитированием
  #27  
Старый 28.01.2019, 11:04
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Лю долго думала и решила начать с начала.
Которое было раньше другим началом, ещё начальнее этого.
Тапки, летящие в мою сторону, принимаю, но право уворачиваться от них оставляю за собой.
Скрытый текст - Черепок, часть 1, глава 1:
19-20 день 4 См, 2338 год. Старые знакомые

Не выпуская из ладони холодную, чуть влажную руку жены, старший офицер Стини Дайлен огляделся в поисках знакомых лиц. Он уже сомневался: а не зря ли они приехали в знаменитую лечебницу Рандеворса?
У главного крыльца, в маленьком сквере, царила нехорошая суета. И всё оттого, что телега, в которую впряжена была худая пегая лошадь, проехала по красивой клумбе и остановилась прямо возле беломраморной лестницы. Двое рабочих в холщовых фартуках взяли на руки истекающего кровью человека. Нарукавники и фартуки не-магов сразу промокли от крови. Врач-маг уже командовал с крыльца санитарами. Подать носилки, всем разойтись… Ну да, у телеги суетился народ – должно быть, человек десять в жёлтых долгополых одеяниях, персонал лечебницы, и ещё пациенты – без счёта.
Дайлен, наконец, узнал одного из персонала: то был Тоби Франкотт, сын покойного некроманта Томаса. А вон и Майкл Керлисс, он-то Дайлену и требовался. Позарез требовался! Керлисс выскочил откуда-то из-за угла, словно конь в мыле – потный, всклокоченный, и на руках тоже кровь. Носилки принесли, раненого на них положили, и Дайлен заметил, что Тоби всё крутится возле них, а раненый, до синевы бледный, держась за изрезанный живот, говорит о чём-то с молодым некромантом. Тоби ушёл следом за санитарами внутрь, придерживая край носилок. …Взрослый совсем стал, а лицо всё такое же, детское и круглое. Это почему-то показалось Дайлену неприятным.
Керлисс отогнал от крыльца зевак и с усталым радушием на лице повернулся к Дайлену и его супруге.
- Ну вот так-то, - сказал он. – Ох, простите, эна Дайлен, офицер Дайлен! Идёмте в приёмный покой, вас там, наверно, уже ждут.
Холодная ладошка в широкой ладони Дайлена дрогнула.
- Ясных дней, эн Керлисс, - безразлично сказала Кэри.
И опустила голову ещё ниже, так что тёмно-рыжие, курчавые волосы совсем скрыли её лицо.
Керлисс перехватил взгляд Дайлена и сочувственно поджал губы. На его слегка осунувшемся лице лихорадочно горели глаза – некогда горячие, ясные, сейчас просто беспокойно-серые, как речная вода в весеннее половодье. Дайлен по застарелой привычке ловца принялся определять эмоции. Очень странный набор эмоций… раньше, помнится, Майкл Керлисс распространял вокруг себя только умиротворение и благодушие. Кажется, он всё, что угодно, мог преобразовать в спокойствие. А сейчас Керлисс нервничал. Быть может, из-за раненого? Но Дайлен не считал, что второму по влиятельности человеку в больнице следует переживать из-за какого-то неизвестного пациента. Более того – куда правильнее было бы продолжать распространять своё безграничное спокойствие. Разве нет?
Кэри шёпотом попросилась домой.
- Вижу, она действительно наш пациент, - вздохнул Керлисс.
Дайлен угрюмо кивнул.
- Она совсем не в себе, и почти не спит вот уже неделю, - сказал он. – Приходится прибегать к магии.

Приёмная тоже оказалась прохладной и очень чистой. За стойкой на высоком стуле сидела девушка в аккуратной жёлтой одежде, со спокойным прямым взглядом. Симпатичная такая девушка, совсем молоденькая. При виде её Кэри напряглась, и Дайлену пришлось почти силой заставить жену сесть.
- Всё будет хорошо, Веснушка, - уговаривал он её, - это же лечебница, тебе тут помогут. Посмотри, тут Майкл, он наш давний знакомый, ещё со времён твоей службы. Ну же, Кэри. Майкл тебя в обиду не даст!
Тут Майкл похлопал его по плечу и сказал:
- Пойдем-ка на минутку ко мне. Не бойся, за Кэри приглядят. Да? - с нажимом обратился он уже к девушке за стойкой.
Та улыбнулась и кивнула.
Стини так устал за поездку, что с облегчением оставил жену в приёмном покое и поплёлся за Керлиссом. Кабинет заместителя управляющей лечебницей находился совсем рядом с приёмным покоем. Уютный, в светло-серых и коричневых тонах, с мягкими креслами и широким столом, кабинет манил вымотавшегося Дайлена. Сразу захотелось откинуться на пухлую спинку кресла и закрыть глаза. И не думать, не думать ни о чём. Просто не думать.

Майкл долго возился за ширмой в углу возле входа, журчала вода – видно, там стоял умывальник, - шуршало полотняное полотенце. Пока он приводил себя в порядок, Стини Дайлен едва не задремал – но увидел там, на грани дрёмы, пропасть и себя на её краю, колючие ветви, за которые пытался схватиться… вздрогнул и открыл глаза. Керлисс уже сидел за столом на стуле с красивой резной спинкой – посвежевший, с влажными волосами, с усталым мудрым взглядом. Даже торчащие в стороны уши, казавшиеся когда-то смешными, теперь вызывали некое уважение: говорят же, что те, у кого оттопырены уши, являются людьми умными и терпеливыми.

- Я тебя предупреждал, чтобы ты этого не делал, - указывая глазами на дверь, сказал Керлисс.
Дайлен понимал, что имеет в виду бывший сослуживец – его брак с Кэри.
- Тогда, семь лет назад, - продолжил Керлисс. – Я тебе говорил, останься на расстоянии, как друг. Добром это не кончится. Расстанься ты с нею тогда – было бы легче. А теперь? Ты же её в это состояние и втащил…
- На самом деле нет, - буркнул Дайлен. – На самом деле не я.
- А кто? – фальшиво изумился Керлисс. – Разве она не из-за твоих шашней с Ишерри впала в дисфорию?
- У меня нет шашней с Ишерри, - ответил Дайлен. Почти честно, между прочим. – Кэри снова… ей снова снится её смерть, и я тут ни при чём.
- Ты говорил, что вы хотели расстаться, - напомнил Майкл. – Это могло спровоцировать…
- Нет, - покачал головой Дайлен. – Я с ней так и не поговорил насчёт этого – мне было не до того. Кэри снится смерть. Ей надо пройти лечение у Тёмных магов. Не могу сказать, что рад этому, но… в нашем с ней случае воссоединение Орденов может считаться благом.
- Воссоединение – величайшее благо и дело всей жизни Вершителя Роза, - почему-то очень язвительно сказал Керлисс. – Мы должны быть счастливы оттого, что Вершитель Роз превозмог все трудности на своём пути и смёл прочь всех несогласных с его политикой. Нет больше ни Светлых, ни Тёмных, и магия отныне едина… Вот ты, старший офицер, счастлив?
- А как же, - вяло согласился Дайлен. – Счастлив по самые брови. Давай, выкладывай, что там у тебя. Ты ведь не за тем меня позвал, чтобы семейные проблемы обсуждать?
- Почему же? У тебя жена, дочь. Может, мне не всё равно?
Дайлен изобразил кислую мину. Понятно же, что есть у Керлисса к нему какое-то дело. Тем более, что, приглашая Кэри в лечебницу, тот обмолвился, что «как раз хотел поговорить».
И Керлисс принялся источать умиротворение и благость, как это было раньше ему свойственно. Но делал он это как-то очень уж сильно. И подействовало на Стини расслабляюще. Его так и потянуло в сон – всё-таки в последние дни он сильно устал. Выматывающая борьба с Кэри, которая, в свою очередь, боролась с призрачной смертью…
- Ты же знаешь, как появилась эта больница? – начал Майкл.
- Её открыл Чезаре Роз, - ответил Дайлен, подавляя зевок.
- Нет, вовсе нет. Эту лечебницу основал маг ложи Боли по прозвищу Чёрный Скрипач, а эн Роз лишь ему помогал. Здесь больше половины персонала – маги всех Тёмных лож. А ведь твоя Кэри – она очень плотно притёрлась в своё время к Тёмным… не так ли? Она водила дружбу с магами Страха и магами Смерти.
- Водила, - подтвердил Дайлен. – Но почему это тебе важно сейчас? Сам сказал только что: магия отныне едина. Нет больше ни Ордена Отражений, ни Ордена Теней.
- Ордена есть. Невозможно их упразднить. Ордена – они ведь появились не без причины. И не каким-то там Вершителям Розам решать за всех Светлых магов, чтобы они воссоединялись со своими извечными врагами.
Эти разговоры и раньше тревожили Дайлена. Он всегда ощущал несправедливость того, что Ордена объединились. Пострадало немало ловцов, хороших парней, оставшихся за бортом. Им не нашлось работы: Тёмных магов не надо было больше ловить. Ещё хуже приходилось тем, кто остался на службе: разбирать дела преступников-простаков несложно, карать преступников-Тёмных привычно, но что делать с преступниками-Светлыми магами? А между тем они даже не всегда понимали, в чём их проступок. Походя разделили чьи-то мрачные эмоции? Отвели от собственных семей или приятелей беду, остановив какого-нибудь Тёмного, источавшего страх?
Несправедливость. Ведь многие продолжали чувствовать в магах Тёмных лож своих врагов. Триста лет вражды, пятьдесят с лишним лет зачисток – их так просто не изживёшь.
- И что с того, что Ордена ещё есть? – спросил Дайлен.
- Что ты слышал о Чистом Зеркале? – напрямую спросил Керлисс, подавшись вперёд.
Дайлен почувствовал, что никак не может собраться. Ни напрячь мускулы, ни даже сопротивляться мысленно. Он медленно погружался то ли в сон, то ли в транс.
- Ничего, - пробормотал он. – Дай мне спать…
- Подожди, - очень мягко сказал Керлисс. – Я скажу тебе ещё кое-что, и ты сможешь уснуть. Ты отдохнёшь, как следует отдохнёшь, но сначала…
Дайлен глубоко вдохнул. Да, это не прежний Майкл. Этот – не лопоухий юнец, распространявший вокруг себя добродушие и спокойствие. Этот может запросто тебя придавить и не заметить… Но всё же, как хорошо и тепло стало телу, как спокойно! Усталость уже уступила место раслабленности, как вдруг из приёмного покоя донёсся грохот и женский визг.

***
Пока молодая женщина в жёлтой длинной робе расспрашивала её, Кэри пыталась сохранить спокойствие. Но едва предложили пройти в палату, взяли под локоть, направили к дверям, как она взбунтовалась. Куда пропал Дайлен? Где Керлисс? Как она могла не заметить, куда и когда они пропали?! Они исчезли, а её тем временем хотят запереть!
В страшном беспокойстве, почти в отчаянии, стиснувшем грудь, Кэри повела глазами вправо, влево, но приёмный покой оказался пуст. Безупречно, стерильно чист и пуст. Девушка-помощница, поняв, что на пациентку накатывает нечто страшное, неумело попыталась разделить плохие эмоции. Но прикосновение чужой магии подействовало на Кэри примерно так же, как масло на огонь. Её сознание помутилось. Страх прорвал тонкую плёнку, под которой скрывался, плёнка лопнула, разошлась по швам, выпустила наружу ночные кошмары. По полу запрыгали, отскакивая, кровавые шары разного размера – от горошины и до здоровенной тыквы. Понимая, что вот-вот соскользнёт в липкий жуткий сон, Кэри ударила себя кулаком по губам. Девушка-помощница перехватила её руку, занесённую для второго удара, и сказала:
- Эна Дайлен, присядьте. Я позову врач-мага, только присядьте пока вот сюда, прошу вас!
- Я не Дайлен! – Кэри вырвалась из цепких, но не слишком сильных рук и врезала по гладкому миловидному лицу девушки.
Та отшатнулась, грохоча столом, о который ударилась спиной, и снова попыталась разделить эмоции Кэри.
Смешно! Что там разделять, когда и так всё разрушено? У мёртвых – какие эмоции?! «Остаточные», как говаривал один щуплый некромант?! Мертва, мертва. И в списках нет её, и метка её погасла давным-давно. Смешно искать и разделять воды мёртвого болота, которым стала душа. Кэри отрывисто засмеялась. Мертва, мертва, и белая кошка зовёт её за собой, но что-то мешает спуститься туда, в зыбкую пустоту, где её ждут.
Кэри увидела, как из-за стойки поднимается на задние лапы, медленно забирается на столешницу белая кошка с закрытыми глазами. Завизжав, Кэри отшвырнула девушку в сторону: нельзя, чтобы кошка не добралась до живой – нет, нельзя живым с такими тварями встречаться. И в тот же момент откуда ни возьмись появился Керлисс, сжал её в объятиях, прижал к груди. Почему он, почему не Дайлен? Он в опасности? Её семья под угрозой? Визжа и брыкаясь, Кэри рвалась из крепких рук – выручать Дайлена, защищать дочь… спасать мир ценой своей жизни, если Смерть ещё согласна принять её.
- Эна Дайлен! – умоляюще крикнула девушка-помощница. Кажется, в приёмный покой прибежали ещё люди, но Кэри уже их не видела.
Глаза застила чернильная тьма, в ушах нарастал звон. Дышать сделалось совсем трудно.
- Я не Дайлен! Я Вендела! – кричала Кэри, вырываясь, и тогда кто-то ещё схватил её, но обнимать не стал.
Тряхнул как следует – аж зубы лязгнули, дал несколько раз по щекам и рявкнул:
- А ну прекрати!
И чернильное пятно перед глазами растворилось.
Но Кэри не успела понять, кто ей помог – потеряла сознание. Только и уловила, что запах мужских духов – терпких и резких. Как голос. Как пощёчина. Как беспощадный обморок.

Открыла глаза и первым делом поняла, что запах никуда не делся. Зашуршало чистое, свежее постельное бельё, засквозило откуда-то ночной свежестью – словно где-то распахнули окно. Кэри поморгала и присмотрелась – рядом с кроватью кто-то сидел на стуле. Тёмный, неподвижный силуэт. Ей показалось, что обладатель силуэта подглядывает в её сны, и от этого ей стало не по себе. Слегка не по себе – потому что Кэри увидела, что силуэт шевелится и поняла, что он – живой человек, настоящий, не из мира теней.
Ах да, запах. Всё тот же резковатый, щекочущий запах.
- Проснулась, - сказал тёмный силуэт знакомым голосом из прошлого.
Пожалуй, чуть более низким и хриплым, чем Кэри его помнила.
- Ннне подходи, - сказала она.
Как обычно, после вспышки, она чувствовала себя разбитой и едва живой.
- Не бойся, - ответил посетитель. – Я твой врач-маг… и пока на этом мои интересы к тебе ограничиваются. К моему величайшему сожалению.
- Уходи.
Ей было всё равно, уйдёт он или останется. Но всё-таки какое-то беспокойство испытывала – слабое и смутное.
- Где… - она забыла имя. Вылетело из головы. Осталось только легкомысленное прозвище. - Где Ветерок?
- Кто?
- Мой муж… Стини Дайлен.
- Пришлось его отсюда вытолкать взашей, - буркнул силуэт. – Я бы ограничил твоё общение только собой и палатной сестрой, драгоценнейшая и изумительнейшая эна Вендела. Но, боюсь, никто не прислушается к моим доводам.
- Мне нужен не ты, - сказала Кэри.
Врач-маг Рандеворсской лечебницы, генерал ложи Страха и её бывшее увлечение по имени Вильермо Лета встал со стула, потянулся, слегка хрустнув суставами.
«Сколько ему сейчас лет, - подумала Кэри, - сорок пять, сорок шесть? Не рановато ли хрустеть?!» Он сел на краешек кровати, поправил покрывало. Его эмоций Кэри не почувствовала. А ведь раньше была отличным диагностом – легко распознавала, кто и что чувствует! Но и своих эмоций ведь не осталось – вот сейчас, когда Лета её касался… а ведь она раньше думала, что влюблена в него…
- Кто же тебе нужен? Этот твой муж, который ничего не понимает в тебе? Или Керлисс?
- Нет, - Кэри качнула головой. – Мне нужны маги ложи Смерти.
- Ну и зачем тебе какие-то трупари? – удивился Лета. – У тебя расстройство сна, это работа для магов ложи Страха. Еще я могу порекомендовать тебе обратиться к прекраснейшей, любезнейшей и умнейшей Фелицате Ниро – ты ведь должна помнить её брата, Бенволио Ниро? Так они оба здесь! Но если Бенволио больше специализируется на физических недугах, Фелия исцеляет душевные…
- Нет, - Кэри покачала головой. – Мне нужен маг ложи Смерти. Кто-то, кто занимается расстройствами воскрешённых и самовоскресших людей. Керлисс говорил – здесь есть и такие специалисты. А тебе.. лучше уйти.
Но Лета не ушёл. Он поступил неожиданно: подвинул её к стене и лёг рядом. Теперь их отделяло друг от друга лишь тонкое покрывало. Кэри понимала, что должна была почувствовать хоть что-то. Смущение, негодование, может быть, даже возбуждение. Но нет – она испытывала разве что некоторую неловкость, не зная, что делать дальше. Боясь шевельнуться, она так и осталась в той же позе – спиной к стене, с полусогнутыми ногами. Лицом к лицу с Летой.
- Я когда-то в тебя влюбилась, - сказала она, скорее, для себя, чем для Вильермо.
- Ага, а потом выскочила замуж за другого. Я ведь ещё два года торчал там, в Сольме, пока не увидел, как тебя увозят рожать в этот ваш комитетский госпиталь… Так этот твой Дайлен от тебя на шаг не отходил. Посмотрел я на вас… да и уехал. Я бы всё равно так не смог... с тобой.
Кэри чуть отодвинулась от него, потому что его дыхание касалось её лица.
- Я любил тебя тогда, - сказал Лета. – А он нет. Но он с тобой остался. Почему?
Кэри молчала. Ей вовсе не хотелось ему рассказывать, что именно произошло тогда, около шести лет назад. Вильермо было достаточно знать только, что они с Дайленом поженились, а потом у них родилась дочка.
- Тебе всё-таки придётся уйти, - прошептала она. – Нельзя так вот…
Вильермо Лета осторожно потянул покрывало прочь, нежно перевернул Кэри на спину, в темноте через тонкую рубашку касаясь её шрамов – так, словно знал их наизусть. На правом плече – след от удара ножом, узкий рубец, твёрдый и белый. На талии слева – два следа от прошившей бок насквозь пули. И самый страшный рубец – сквозная рана, проходящая сквозь сердце и выходящая со спины ниже лопатки. Кэри знала, что там всё ещё дыра, и вот с этой дырой ей и надо обратиться к человеку, который точно будет знать, что с нею делать. Или чем-то закрыть, или покончить с Кэри навсегда. В физическом смысле.
Вильермо остановил руку именно на этом рубце рядом с левой грудью, и задержал дыхание. Кэри почувствовала, как под его пальцами стучит её сердце – пожалуй, оно всё-таки стало биться чаще и сбивчивее, чем раньше.
- Я понимаю, - сказал Лета. – Понимаю, что с тобой и как… я видел твой сон. Я знаю, что ты боишься смерти. Но работа со снами и со страхами – это работа для меня, а не для трупарей. Или по крайне мере для магов моей ложи, прекраснейшая эна Вендела, если я тебе так противен.
- Мне не нужен маг твоей ложи, - снова возразила Кэри. – Мне даже не нужен ты – я же понимаю, что столько лет спустя та влюблённость прошла, всё прошло… Я согласилась приехать сюда только для того, чтобы найти хорошего некроманта, не из тех, кто тупо сидит на кладбище и пьёт горькую, а из тех, что грамотны и умеют работать с такими… как я. С воскрешёнными. Если ты видел мои сны – ты должен знать. Керлисс и другие считают, что я выгорела, что у меня депрессия, но если ты видел… если ты видел мои сны, ты знаешь, что это не депрессия. Это другое. Да и выгоревшие истерик не устраивают – они как свечи, которые догорели до конца, никогда уже ни на что не способны. Нет, Вильермо, меня преследует Смерть. Она обещала мне когда-то, что заберёт меня. И она хочет меня забрать. Но почему-то не может. Мне нужен некромант.
- Кэри, это именно депрессия, - Лета вернул покрывало, укрыл её, и она услышала тихий вздох сожаления. – Депрессия лечится. И хорошо, что она не сопровождается выгоранием. Немного терпения – и твои эмоции будут в порядке, магия вернётся, чувствительность восстановится и…
Лета сел к ней спиной и снова вздохнул – на этот раз глубоко, тяжело и горько.
- И вот тогда мы продолжим обсуждение твоего брака. Потому что я виню в твоём плачевном состоянии твоего мужа. Как твой врач-маг, в первую очередь я тебе велю отдыхать и поменьше общаться с другими магами. По крайней мере несколько дней. Особенно это касается твоего мужа. И вообще твоей семьи. Хотя бы неделю – никакой семьи. Спи, гуляй, отдыхай… хотя насчёт сна я к тебе отдельно ещё приду поговорить. И никаких магов ложи Смерти. Не надо.
С этими словами Вильермо вышел из палаты Кэри, которая глубже зарылась в подушку и тихонько всплакнула. Вот и Лета объявился, и тоже не видит того, что с нею происходит. Не понимает.

***
На лестнице здорово сквозило. Кэри повела плечами. Она вдруг забыла, зачем вышла из своей палаты. Зачем надела это жуткое прямое, длинное платье, куда собиралась. Но раз вышла, надо идти. Наверх или вниз? На первый этаж или на третий? А может быть, плюнуть на всё да забраться повыше… сколько в здании этажей? Хватит ли, чтобы, долетев до земли, попрощаться с жизнью?
Но нет. Кэри сразу вспомнила, кто ожидает её по ту сторону. Белая кошка с закрытыми глазами. Пока ещё – с закрытыми…

Она опомнилась, когда сообразила, что стоит у первой ступеньки, взявшись за перила. Посмотрела на дверь – выход, стало быть, там. Скорее всего какой-то запасной или служебный. Нет, ей определённо туда не надо, Вильермо же сказал, чтобы никуда не ходила… Ах нет, сказал, чтобы поднялась на третий, спросила бы там его помощницу. Обрадовавшись, что вспомнила, Кэри повернула обратно, и в этот момент дверь позади скрипнула. Кто-то вошёл.
Кэри не любила оставлять спину беззащитной, и резко повернулась к вошедшему.
- Эне помочь найти отделение восстановительного лечения? – спросил он с равнодушным видом.
- Дард?
- Простите?
- Дард!
Кэри кинулась к нему, прижалась к его груди. Он был всё тот же, что и раньше – щуплый, невидный, почти на голову ниже её ростом. Правда, пахло от него неожиданно приятно: свежестью и мылом. И ещё - табаком, не каким-то дешёвым, а вполне приличным.
Тут же захотелось курить.
Дард неуклюже обхватил её спину одной рукой, неуверенно обнял и тут же отстранил от себя.
- Кэри Вендела? – спросил он.
На его лице отобразились недоумение, ужас и даже боль. И Кэри сразу же погасла и сжалась. Вот и он видит её постаревшей, подурневшей и… он ведь некромант. Наверняка видит и то, что она в шаге от смерти. Не стоило ей обниматься с ним, портить ему настроение. Скорее всего, Дард вполне счастлив – вон он какой свежий да аккуратный. Что ему до неё, тем более – такой?..
- Кэри Дайлен, - поправила Кэри виноватым тоном. – Уже почти шесть лет Дайлен.
- Вот как, - без особого удивления сказал Дард. – А я-то думал, у тебя будет другая фамилия.
Он мало изменился, даже левая рука была всё такая же ссохшаяся, только не видно, есть ли на ней, повыше локтя, серебряный браслет с двумя крысиными мордами. И серые с желтизной глаза, и угловатое худое лицо – ничего не изменилось в Сарвене Дарде. Разве что сделался опрятнее, одевался теперь иначе – в аккуратную светло-жёлтую робу, фартук, нарукавники… И волосы собрал в пучок на макушке. А вот его взгляд стал ещё более тоскливым, как у волка, только теперь запертого в клетке. Кэри внезапно ощутила укол совести – за то, что плохо его искала, за то, что не пыталась переписываться с ним. Они ведь могли бы стать настоящими друзьями.
- Как ты здесь оказался?
- Я? Да так… я тут сторожем в морге. Это всё из-за Хелли. Помнишь Хелли?
Как не помнить. Коренастая темнокожая жительница степей с очень коротко стриженными волосами и вульгарной раскраской в пол-лица. Такая грубоватая, резкая и язвительная.
- Она здесь консультирует по вопросам состояния людей после принудительного воскрешения. Ты ведь… к ней?
- Не знаю, - Кэри пожала плечами. – Мне как-то уже всё равно.

Дард, словно решившись на что-то, взял Кэри за руку и притянул поближе к себе.
- Дай я тебя ещё раз обниму, - сказал он неловко. И в самом деле обнял. – Слушай, ты совсем что-то никуда не годишься. Завтра на рассвете… ты будешь со мной стреляться?
- Что? – Кэри так и отпрянула от него
- Учти, я отлично стреляю, мне жив-курилки аплодируют стоя, - сообщил Дард доверительно. – Так что давай, взбодрись. МЫ с тобой отложили наш поединок слишком надолго, но теперь-то ничто не помешает тебе получить сатисфакцию. Если, конечно, я не пристрелю тебя.
Он так и сказал «сатисфакцию», чурсов некромант!
Кэри толкнула Дарда, он пошатнулся и засмеялся.
- Драться? В любое время, - процедила она сквозь зубы.
Вот ведь и подумать не могла, что некромант окажется настолько коварен! Семь лет, семь проклятых лет выжидал, даже не намекая на своё существование. И каким при встрече прикинулся добряком, вроде как обрадовался… И словно нож в спину!
- Но если ты отличный стрелок, а я нет, то почему бы не уравнять шансы? Магический поединок решил бы вопрос! – процедила Кэри, чувствуя, что у неё от напряжения еле шевелятся губы и язык. Слово замёрзли.
Дард сузил глаза и хмыкнул.
- А ещё лучше – твоя магия против моего револьвера, - предложил он странным голосом.
И Кэри, уже собравшаяся высказать ему всё, что вертелось на языке, запнулась.
- Да ты смеёшься, Сарвен Дард, - сказала она с недоумением.
Но Дард выглядел абсолютно серьёзным. Он с поднял обе руки – здоровую правую и высохшую до локтя левую, которую удерживал с некоторым трудом, – и показал ей. Рукава скользнули вниз, но браслета Кэри так и не увидела за складками.
- Вот этими руками, - сказал он тихо и внятно, - я запихаю жизнь тебе обратно в глотку, если ты вдруг решишь сдаться и сдохнуть, Кэри Вендела. То, что связывает нас, больше дружбы и сильнее любви.
- Любви? – Кэри вздрогнула, снова почувствовав сквозняк. Наверху кто-то явно открыл дверь или окно – по лестнице пробежал шустрый холодный ветерок.
- И кстати, я тоже женился, - ухмыльнулся некромант, показывая ровные белые зубы. Раньше они, помнится, не блистали белизной! – Заходи к нам с Хелли вечером на праздник. Будут только самые…
Он с секунду подбирал нужное слово.
- Будут только свои.
- Тёмные? – уточнила Кэри. – Маги ложи Смерти?
- Нет, - ответил Дард, не задумываясь. – Только свои.

***
Она обняла его. На какое-то мгновение Дард почувствовал близость. Настоящую. Не такую, как с Хелли. Их объединяла смерть, а не жизнь и не любовь. В этом, верно, и было всё дело.
Дард приоткрыл дверь на улицу, прислонился к косяку и закурил. У него подрагивали пальцы, а к лицу прилила кровь, словно его застукали за неприличным занятием. Долго не мог успокоиться и собраться с мыслями – так отчего-то взбудоражила его встреча с Кэри.
Он даже не спросил, почему она посетила лечебницу. Хотя это и так ощущалось довольно явственно – Вендела и семь лет назад не умела сдерживаться, чтобы не выплёскивать наружу эмоциональный фон. И сейчас ничего не сумела от него скрыть. Вот «ничего» - это то самое и есть, Дард сначала даже решил, что Вендела выгорела начисто. Но он успел прислушаться к ней – и всё оказалось и сложнее, и хуже.
Волей-неволей призадумаешься о том, что полноценное воскрешение не стоит тех усилий, что в них вкладываешь. Убить кого-нибудь… а ведь ради Кэри, получается, жизнь отдал не кто-нибудь, а старый добрый Томас Франкотт. Потратить невероятно много энергии, чтобы поднять тело и вернуть в него дух… отыскать мага ложи Боли, чтобы смертельная рана перестала быть таковой.
И для чего?!
Чтобы она начала сходить с ума, потому что её каждый день, безотлучно, преследует Смерть? Напоминает о себе, зовёт, и ничего не может сделать. Сама ведь отдала Кэри Венделу Дарду в собственность. А ему эта собственность к чему? Разве он просил себе когда-нибудь эту женщину?!
Надо всё-таки узнать, что здешние хрыч-маги собираются с Венделой творить, и как её будут лечить. Небось припишут обычную депрессию от выгорания, синдром ветерана, может быть, ещё что-то такое. Дойдёт ли Вендела хотя бы до диагностики у Хелли?
Дард докурил, щелчком отбросил окурок в сторону урны, стоявшей у крыльца, и, попав, улыбнулся. Ему всегда нравилась собственная меткость.
Можно, конечно, отыскать эту старую камбалу Делию и объяснить ей кое-что. Или лучше потолковать с магами ложи Страха? Скорее всего, Кэри начнут сейчас таскать по специалистам, а главные душеведы в лечебнице – из магов ложи Страха. Тогда лучше всего поговорить с Вильермо Летой. Хотя к этому члену на ножках у Дарда никогда душа не лежала. Уж очень он был… похабный.
Да и стоило ли соваться в работу лекарей? Не лучше ли не высовываться из своего морга, сидеть там тихо, чтобы никто не трогал… а за Кэри приглядела бы Хелли. В своё время она, конечно, крепко ревновала Дарда за одни только воспоминания о Кэри, но ведь столько времени прошло. Сейчас уже наверняка всё утихло. Можно объяснить Хелли проблему, она поработает с Венделой, потом маги Страха тоже что-нибудь сделают, и, возможно даже, генерал ложи Боли приложит к ней свои руки, а он, Дард, просто побудет в стороне. Потому что есть вещи, которых лучше избегать, которые не надо трогать.
«Но они есть, - упрямо сказал ему внутренний голос. Он, кстати, походил на голос Роза. – Ты никуда не денешься от Смерти и никуда не денешь Венделу. Тебе придётся заявить о себе всему миру – хотя бы чтоб спасти её!»
Вообще-то у него и так уже набрался изрядный список для договора со Смертью. И все сроки уже вышли. И она уже предъявляла свои права на него. Плохо это было, очень плохо – и если Кэри пока ничего не грозит в физическом смысле, то кое-что ещё давало серьёзный повод для беспокойства.
Похоже, в стороне больше не останешься. Пора встретиться с Госпожой лицом к лицу, перестать бегать от неё, как от назойливого кредитора. Нельзя слишком долго обманывать ожидания Смерти…

Но подошёл праздничный вечер, а Сарвен Дард так и не поговорил ни с кем по поводу Кэри.
Гости начали прибывать, едва пробило шесть – в его маленьком доме не так-то часто собиралось столько людей одновременно, и в комнатах скоро стало душно. В конце концов кто-то предложил выставить столы на задний двор. Так и сделали. За домом росли приземистые кусты да всякая цветущая пакость – в «цветуях» Дард никогда не разбирался, и просил у жены только одного: лишь бы не сильно воняло. Особенно он не выносил запахов сирени, жасмина и белых лилий. Всё ему казалось, что эти «ароматы» отдают трупной вонью. Вот если б пахло от всех цветуёв табаком…
Сарвен устроился на скамеечке, поглядывая на суету со столами и посудой, закурил очередную папиросу. В чистом воздухе пригорода носились ласточки и стрижи, и пахло близкой грозой.
- Как бы не полило, - озабоченно сказала Хелли, озабоченно поглядывая на небо.
- Ничего, не польёт, - хмыкнул один из «своих» - некромант Йозеф. – Бери вот эти кувшины, красавица, и тащи к столу. Сарвен, что ты куксишься? Праздник всё-таки.
Дард покосился на коллегу и не ответил – только дёрнул плечом. Большой, добродушный, Йозеф высунулся из окна по пояс, протягивая Хелли кувшины, скрылся и тут же появился вновь, с парой бутылок. И посмотрел на Дардов в ожидании ответа.
- А это он не ожидал, что придут такие важные люди, - неохотно пояснила Хелли. – Он, видишь ли, желал всё устроить скромно, а тут затевается дружеская встреча всех генералов и прочих серьёзных шишек. А у нас паркет не натёрт, деликатесы не поданы, хрусталь не отполирован и всё такое.
- Насчёт деликатесов я бы не волновался, - из другого окна высунулась круглая румяная физиономия Дардова ученика Тобиаса Франкотта.
Ему в этом году исполнилось двадцать лет. По меркам Тёмных уже взрослый парень и самостоятельная боевая единица. А вот в Светлом Ордене за ним бы ещё поприглядывали с годик-другой. На всякий случай. Впрочем, Тоби ещё считал себя учеником Сарвена Дарда. И жил неподалёку, и приходил часто. И в лечебнице числился помощником патологоанатома, а не одним из сторожей. Тоже, стало быть, обучался, и успешно.
Из окна следом за Тобиасом вырвались запахи – достаточно приятные, чтобы дать представление о готовящихся яствах.
- Я пригласил одного человека, а этот человек болен, - буркнул Дард. – Вдруг она начнёт беспокоиться и ей станет хуже?
- Он позвал Кэри Венделу, - снова встряла Хелли. И по её тону сразу стало понятно: будет пилить. Долго и нудно, как умеет, верно, только Хелли Дард. – Я же тебе сказала – её просто так не отпустят, мышиный ты помёт! Надо было заявить врачам, что ты её забираешь.
- Если это разумно, - ввернул Агне Йозеф, ставя рядом с ним большой поднос ранней зелени, и невесть чему засмеялся. – А что? Раз она больна – пускай сидит в больнице. Зачем ее забирать?
- Да если хочет – пожалуйста! Просто заяви об этом. Чего там стесняться?
- Как можно забрать живого человека? – возмутился Дард, досадуя, что сам не подумал о том, чтобы заявить камбале Альенд о своих планах. – Хорошо, я сейчас схожу за нею.
- А эн Роз вроде говорил, что её приведёт, - снова высунулся в окно Тоби.
- Но я схожу, - проворчал Дард. – Почему я не могу зайти за боевым товарищем в лечебницу?
Хелли отвела взгляд и принялась с грохотом расставлять тарелки по составленным в ряд столам.
Всё-таки сердится и ревнует. Но сказал - так надо идти. А с женой он разберётся.

Кэри Венделу Дард застал в приёмном покое, где девушка-помощница с крупным синяком на скуле испуганно хлопала глазами. В маленьком зале покоя собралось немало людей. Кэри сидела на стуле, сложив скрещенные руки на груди, и хмурилась, а Вершитель Чезаре Роз негромко спорил с генералом Делией Альенд о том, кто именно поручится за пациентку. Рядом стоял ещё генерал Лета, старый похабник, но он как раз помалкивал. Что даже странно – уж у него-то язык длинный, как бы не запнулся. И не только язык, но оно хоть молчит...
Поодаль стоял и хрыч Конрад, но он делал вид что вообще ни при чём.
Эна Альенд, генерал ложи Власти, имела множество регалий и полномочий, отлично владела ведущей эмоцией ложи и умела управляться с армиями, но тут отчаянно проигрывала. Дард нерешительно кашлянул и сказал:
- Простите, эна Альенд, но эна Дайлен, - тут он понял, что ему непросто будет привыкнуть называть Кэри чужим именем, - приглашена ко мне в гости на праздник Краткого сна. Как и остальные, кстати, которых мы с эной Дард очень ждём.
- Вы что, сговорились? – жалобно вскричала старая камбала.
Хотя, если честно – не такая уж она была старая и не такая уж камбала, но что поделать? Раз обзовёшь человека, даже мысленно – и прозвище намертво к нему приклеивается. Разве что вон Роз исключение.
- Почему ты не хочешь её отпускать? – удивлялся Роз. – Я понять не могу. По вашим же условиям – кто-то из генералов, из основателей лечебницы, из главных врачей может разрешить пациенту отлучиться отсюда ненадолго. Разве слова двух… нет, даже трёх генералов и одного, кхм, скромного основателя не могут считаться достаточным основанием для выхода из лечебницы? Тем более что ваша пациентка будет под надёжным присмотром.
Надёжный присмотр… Даже как-то слабо сказано. Маг ложи Боли, который пациентку не знает и, скорее всего, присутствует здесь просто потому что Роз позвал. Маг ложи Страха, член на ножках, который когда-то весьма недвусмысленно приставал к пациентке. Ну и до полного эффекта – он сам, бывший Упырёк, который пациентку в своё время вообще убил. Всё остальное – детали! Дард понял, что его начал разбирать смех, только когда заметил, что генерал Лета поглядывает на него как-то странно, даже сочувственно. Вот не хватало для полного счастья напороться на сочувствие Леты!
- Хотел сказать – да какой я вам генерал, - сказал Дард, - но если вопрос в том, сколько генералов нужно, чтобы забрать одного пациента из клиники… то да, я присоединяюсь к просителям. Доставим вашу пациентку утром обратно, в целости и сохранности. Если хотите, даже в трезвости. Хотя тут придётся, конечно, немного потрудиться. Удержать такого бойца от рюмки – занятие непростое.
- Я вообще не особо поддерживаю, - вставил Лета, - ваше желание затащить Кэри на вечеринку. Но если уж вы взялись за дело, то пиши пропало! Поэтому, эна Альенд, я буду за ними следить, чтобы не подпаивали пациентку и не слишком ее волновали.
- Главное, сам её не слишком волнуй, - не удержался, огрызнулся Дард.
- А вам бы всё шуточки, эн Дард, - явно уже готовая сдать позиции, сказала Делия Альенд. – Вы ведь ещё даже не заявили своих прав…
- Может быть, мне и вас пригласить? Для полного-то комплекта, - спросил некромант. – Как раз будете свидетелем заявления.
Старая камбала, кажется, никогда не улыбалась. Вряд ли она умела веселиться. Но сейчас нерешительная улыбка всё-таки появилась на её полном, красивом лице.
- А на кого я вам лечебницу оставлю? – спросила она.
- Так вы что же, с семьёй праздновать не собирались? – удивился Дард. – Я вас в самом деле могу попросить прийти?
Тут эна генерал ложи Власти сухо сообщила, что её муж, сын и дочь уехали сегодня к морю, а она сможет присоединиться к ним только завтра вечером, ведь её обязанность - повсюду сопровождать второго основателя, который пока ещё даже не прибыл. А остальным веры никакой нет. И в общем да, лечебницу оставить не на кого, потому что даже Керлисс…
- Точно! – сказал Чезаре Роз. – Керлисс – как раз тот человек, на которого мы можем оставить клинику в эту ночь. Кроме того, здесь остаются дежурить врачи, врач-маги, маги и даже некроманты. Правда, эн Дард?
- Да, - подтвердил Дард, не уточняя, впрочем, что старенький дежурный некромант в морге будет скорее спать, чем дежурить.
Мёртвые всё равно сильно праздновать не собираются, чего уж там. Полежат тихонечко до завтра.
В конце концов, там, в его доме, и так уже достаточно всякого народа, одна лишняя боевая единица погоды не сделает. А что единица боевая, сомнений у некроманта не возникало – он имел счастье познакомиться с эной Альенд ещё несколько лет назад, когда по настоянию Хелли устраивался здесь на работу.
- Сдавайся, Делли, - сказал Конрад вкрадчиво, и его морщинистое лицо изобразило улыбку. – И прихвати вина из своих запасов, да. Готов спорить – у Дардов только горькая настойка и бесконечное количество белого ирнара. Приличные люди такое не пьют. Даа.
Дард сначала хотел возмутиться, но покосился на Кэри и смолчал. Ещё несколько слов – и она сама передумает куда-либо идти, запрётся в своей палате и будет там целую ночь заниматься угрюмым самокопанием. А если уснёт, то будет видеть во сне смерть. Нет, так не годится.
Он подошёл к ней, взял за руку и заставил подняться.
- Вы как хотите, - сказал он, - а я воспользуюсь правом генерала забрать пациента из лечебницы, ненадолго и в оздоровительных целях. И давайте решайте побыстрее, кто сейчас будет у меня пить ирнар и всё остальное. А то знаете, что?
Он сделал паузу.
Роз, который бывал у Дарда, пожалуй, немного чаще других, кивнул. Он знал.
- Тобиас там запекал мясо, когда я уходил, и томил перепёлок, и еще собирался жарить какую-то мудрёную рыбу на углях. Если не поспешить – нам ничего не останется. Идёмте, эна Дайлен. Тоби будет очень рад видеть вас. И Кормчий тоже. И Хелли!
Насчёт Хелли Дард, конечно, не сильно был уверен. Но полагал, что уж как-нибудь справится с этим вопросом.
Вильермо Лета и Роз с готовностью двинулись следом за ним с Кэри. Генерал ложи Боли, старый хрыч Арсениус ван Конрад, чуть помедлив, последовал за ними. И уже на выходе из лечебницы Делия Альенд догнала всю компанию.
Ну вот и отлично.




Последний раз редактировалось Эдвина Лю; 28.01.2019 в 11:23.
Ответить с цитированием
  #28  
Старый 04.02.2019, 21:21
Аватар для ЗамГлавВедьмВреда
Ветеран
 
Регистрация: 16.02.2013
Сообщений: 677
Репутация: 322 [+/-]
Всё, приехали? Временная петля? Я теперь вынужден буду тысячу лет читать Ваш Марафон сначала, потом совершать ошибку и начинать всё заново, до тех пор, пока не найду решение?=\
__________________
"Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?” (Матф.6:23)
Ответить с цитированием
  #29  
Старый 04.02.2019, 21:44
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Цитата:
Сообщение от ЗамГлавВедьмВреда Посмотреть сообщение
Всё, приехали? Временная петля? Я теперь вынужден буду тысячу лет читать Ваш Марафон сначала, потом совершать ошибку и начинать всё заново, до тех пор, пока не найду решение?=\
Это ж тебе не продаман, да и я собственно ввязалась не за-ради чтобы написать, а чтобы отредактировать уже почтииии, почти готовое.
Оно дальше-то есть. Только не слишком высокого качества. Хоть я и не уверена, что шибко лучше становится. Так что...
Ответить с цитированием
  #30  
Старый 05.02.2019, 07:47
Аватар для ЗамГлавВедьмВреда
Ветеран
 
Регистрация: 16.02.2013
Сообщений: 677
Репутация: 322 [+/-]
Умеете же вы,женщины, всё запутать. Сказку то не забудьте рассказать, за все этими редакциями, что могут стать бесконечными, ибо идеал не достижим, а гнаться за ним любят многие.
__________________
"Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?” (Матф.6:23)
Ответить с цитированием
  #31  
Старый 05.02.2019, 08:02
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Сказка, рассказанная Хелли Рэй где-то когда-то на привале, ещё до написания третьей книги )))

Когда бог создавал мир, он сделал его красивым. Он создал траву, деревья и камни, и создал бескрайнюю степь, и быстрые реки. Он сделал моря, облака и горы. А потом стал смешивать траву и глину, чтобы лепить зверей. Звери получались у него разные – маленькие и большие, смешные и страшные.
А потом бог долго гляделся в отражение озёр. Он почувствовал одиночество. Звери разбежались во все стороны, птицы разлетелись, рыбы нырнули глубоко под воду. И решил бог сделать людей. Много людей, чтобы, даже если кто и убежит, всегда нашлось бы с кем поговорить.
Первых он слепил тоже из глины и травы, или из соломы. Но потом ему стало не хватать глины, и в людей бог стал подмешивать помёт зверей. Он был липкий и, смешанный с другими компонентами, хорошо лепился.
И вот одним людям досталось много глины и мало помёта, а другим наоборот, потому что то были и мыши, и кошки, и тигры, и слоны, и буйволы, и землеройки. Поэтому и характеры у людей получились совсем разные. Люди, в которых оказалось много буйволиного помёта, были сильные, могучие, а люди, которым досталось маленькое мышиное дерьмо – мелкие, робкие, невидные собой.
И вот смотрю я на тебя, Дард, и понимаю, что помёт в тебе самый что ни на есть мышиный. И то ли тебе огорчаться, что ты незаметный и робкий, а то ли гордиться, что ты не большая куча буйволиного дерьма…
Ответить с цитированием
  #32  
Старый 05.02.2019, 08:18
Аватар для ЗамГлавВедьмВреда
Ветеран
 
Регистрация: 16.02.2013
Сообщений: 677
Репутация: 322 [+/-]
А я же знал, что сказка с намёком! Знал! Вот же вы, женщины, какие мстительные! Ты критикуешь их и измываешься на их творчеством, а они тебе отвечают тем же. Не-бла-го-да-рные!
__________________
"Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?” (Матф.6:23)
Ответить с цитированием
  #33  
Старый 05.02.2019, 08:32
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Цитата:
Сообщение от ЗамГлавВедьмВреда Посмотреть сообщение
А я же знал, что сказка с намёком! Знал! Вот же вы, женщины, какие мстительные! Ты критикуешь их и измываешься на их творчеством, а они тебе отвечают тем же. Не-бла-го-да-рные!
Да ты знаешь, я её написала ещё года два назад

Но если тебе понравилось, я могу специально для тебя сочинить ещё и похуже
Ответить с цитированием
  #34  
Старый 05.02.2019, 08:40
Аватар для ЗамГлавВедьмВреда
Ветеран
 
Регистрация: 16.02.2013
Сообщений: 677
Репутация: 322 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Эдвина Лю Посмотреть сообщение
Да ты знаешь, я её написала ещё года два назад
Реверсионистка, сесксистка, а теперь еще и ведьма( с пророческим даром)! Не осталось добрых и светлых людей. Я совершенно один на весь мир=\


Цитата:
Сообщение от Эдвина Лю Посмотреть сообщение
Но если тебе понравилось, я могу специально для тебя сочинить ещё и похуже
Ну, попробуйте, если не боитесь, а то я ведь тоже тот еще сказочник, могу на брудершафт рассказать сказочку
__________________
"Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?” (Матф.6:23)

Последний раз редактировалось ЗамГлавВедьмВреда; 05.02.2019 в 19:30.
Ответить с цитированием
  #35  
Старый 05.02.2019, 09:08
Аватар для Cveтлана
(Не) добрый хранитель традиций
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,476
Репутация: 1258 [+/-]
А я помню эту сказку
__________________

- В чем сила, магистр?
- Сила в Ньютонах, падаван.
Ответить с цитированием
  #36  
Старый 07.02.2019, 21:09
Аватар для ЗамГлавВедьмВреда
Ветеран
 
Регистрация: 16.02.2013
Сообщений: 677
Репутация: 322 [+/-]
Прочел старо-новое и...что тут сказать? Не так уж и много изменений. Но когда сюжетные линии не напоминают оливье, то читать становится удобнее. Если я правильно понял, появилось чуть больше уточнений. Я наконец-то понял хоть чем Светлые занимаются в этом мире. Дозоры,дозоры,дозоры...
Хелли - варварша или что? Откуда она знает о таких понятиях как "деликатесы" и "натирание хрусталя" перед приходом важных гостей? И почему во всех эротических сценах женщин домогаются?;)В этом мире не умеют иначе? Или это чей-то бзик?;) Почему нет Инквизиции? Кто вообще контролирует всех этих магов? Неужели прижиматься к груди человека, что ниже тебя на голову удобнее,чем прижать его к своей? Радует, что это не очередное фэнтези о спасении мира. О спасении души,сознания и самого себя читать интереснее, но местами сюжет обещает перспективы Санта-Барбары, что не может не пугать и не вызывать желания пошутить про женскую манеру написания.
И на правах шутки:
- Ты слышал что-нибудь о Чистом Зеркале?
- О том самом Чистом Зеркале - единственном чистом зеркале на весь мир?!


P.S. И где там обещанные сказки?
__________________
"Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?” (Матф.6:23)

Последний раз редактировалось ЗамГлавВедьмВреда; 07.02.2019 в 21:11. Причина: патамушта!
Ответить с цитированием
  #37  
Старый 07.02.2019, 21:29
Аватар для Эдвина Лю
Человек с большой буквы Лю
 
Регистрация: 10.02.2012
Сообщений: 6,108
Репутация: 1174 [+/-]
Кыш, кыш, тётя не в духе слегка. Поэтому лучше пока не шутить.
Ответить с цитированием
  #38  
Старый 07.02.2019, 21:48
Аватар для ЗамГлавВедьмВреда
Ветеран
 
Регистрация: 16.02.2013
Сообщений: 677
Репутация: 322 [+/-]
Потомки здесь памятник возведут,ибо сегодня я устоял перед соблазном роковой шутки. Без дураков, это событие. Надеюсь, не взрослею.Тьфу,тьфу,тьфу!
Возвращайтесь в дух поскорее,а то ведь...ну,Вы понимаете. Пуф!(исчез).
__________________
"Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?” (Матф.6:23)
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Доска почёта: 10 самых-самых... неоднозначных злодеев MirfRU Статьи 66 25.04.2015 18:00
Второй шанс для диснеевских злодеев (17.12.2013) MirfRU Новости 3 20.12.2013 01:43
Рокировка злодеев (12.09.2009) MirfRU Новости 1 13.09.2009 08:11
В компании злодеев (26.05.2008) MirfRU Новости 4 27.05.2008 22:09


Текущее время: 15:55. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.