Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов > Общие темы > Творчество > Творческий архив

Творческий архив Завершённые конкурсы, и другие исторически значимые темы.

 
 
Опции темы
  #1  
Старый 22.01.2006, 01:44
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,056
Репутация: 619 [+/-]
Восклицание Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив 2)

Тема для публикации и оценки произведений посетителей форума.

Авторам.

1. Текст произведения необходимо скрывать тэгом спойлер
[spoiler="<Текст>"]<То, что вы хотите убрать под спойлер>[/spoiler] Тэг также есть в расширенном режиме редактирования сообщения.
2. Текст рекомендуется прочитать и проверить на наличие ошибок, например в Ворде. В противном случае, вместо оценки произведения вы увидите оценку собственной неграмотности.
3. Имеет смысл сначала прочитать хоть что-то о том как надо и, соответственно, не надо писать (например что-то отсюда). Если вы будете допускать типовые ошибки, то получите типовой ответ, причем нелицеприятный. :)
4. Если для понимания вашего произведения нужна дополнительная информация (произведение по конкретному миру, фанфик, ночной кошмар и т.д.) приведите ее перед спойлером. Не стоит ожидать что читатели хорошо знают описываемый вами мир.
5. Крупные произведения рекомендуется вкладывать небольшими кусками раз в день-два.
Скрытый текст - О трудном выборе критика:
Вариантов, собственно, у критика несколько:
1. Написать: "в топку".
Плюсы: Минимальные затраты, как в плане времени, так и в плане эмоций.
Минусы: Вы не поверите. Вы скажете: "Дурак", - и останетесь при своём, потому что людям свойственно не доверять незнакомцам на слово.
Вердикт: Этот вариант отметаем.
2. Начать разбирать подробно, построчно, тыкая пальцем в каждую нелепость и ошибку.
Плюсы: В итоге всё равно будет "в топку", но, всё-таки, вывод будет подтверждён множеством примеров.
Минусы: Вы всё равно захотите сказать "Дурак", и если даже так не скажете, то подумаете наверняка, а критик, который потерял уйму времени, увидев, как автор огрызается и пытается обелить своё произведение всеми силами, понимает, что время потрачено зря и благодарности ждать не надо. Почему? Да потому что вы ни за что не поверите в то, что ваше произведение не стоит того, чтобы его читали. Честное слово, чем лучше люди пишут, тем предвзятее они относятся к своим текстам, но обычно те, кто через слово допускают грамматические ошибки и вообще не задумываются над качеством написанного, уверены, что и так сойдёт. Хотя, конечно, не спорят с тем, что немного подправить не мешает.
Вердикт: Пока человек сам не поймёт, что он пишет плохо, никто его в этом не убедит, потому этот вариант тоже не приемлем.
3. Начать искать в тексте то, что можно похвалить, параллельно чуть-чуть - очень мягко и деликатно - пожурить.
Плюсы: Автор доволен. Его хвалят. К "журению" относится снисходительно, поскольку тон критика не категричный, а, скорее, просительный.
Минусы: Автор понимает, что он - уже готовый писатель, Боже мой! Первое же выложенное произведение - и такой успех! Он, вместо того, чтобы выучить русский язык на уровне школьной программы и обратиться к учебникам писательского мастерства, продолжает строчить унылые опусы в невероятном количестве, тратя своё время, которое можно было бы пустить на что-то полезное. Когда, наконец, придёт понимание, будет поздно: время упущено, прогресса никакого, а тексты-то были - отстой, что ж никто не сказал сразу? Ах, лицемеры...
(С) Винкельрид



Критикам.
1. Допускается только оценка произведений. Переход на личности считается флеймом со всеми вытекающими.
2. В отзыве необходимо указать что именно понравилось или не понравилось. Если есть только ощущение то его рекомендуется доносить посредством публичных или личных сообщений.
3. Выделения отдельных фраз и вывода "Чушь" недостаточно. Надо дать хотя бы краткие комментарии, описывающие преступления автора против русского языка и логики.
4. Отмазки "надоело" не работают ;).


Напоминаю, размещение чужих произведений без разрешения автора называется плагиатом и карается баном.
(Jur)

Напоминаю, что флуд запрещен правилами. Сказать свое "спасибо" критикам можно через репутацию. Так же настоятельно не рекомендуется ввязываться в споры.
И помните, что тут все на равных - никто не обязан вас критиковать и оценивать. Попробуйте для начала сами сделать то же.
Aster



Последний раз редактировалось Markfor; 24.03.2011 в 19:14. Причина: поправил ссылку на архив темы
  #1841  
Старый 09.12.2010, 13:15
Новичок
 
Регистрация: 23.11.2010
Сообщений: 6
Репутация: 14 [+/-]
Покритикуйте, если не сложно? ;-))
Скрытый текст - <Машина Времени>:
<-Батюшка! Петр Лексеич! Вернулсяяя! - Аркашка вломился в царские покои и бухнулся на колени.
Царь разлепил веки и мучительно выплыл из какого-то мутного, тягостного сна.
-Чего орешь? Кто вернулся? - хриплым спросонья голосом спросил он холопа.
-Дык, как же? Этот головастый, который вам машину, чтобы в будущее заглядывать, сладил, Попов. Вернулси он, целехонек. Радостный главное такой! Балаболит чего-то не по нашему - кажись умом подвинулся. Оно и понятно, почитай три месяца гулеванил в завтрем...
-Кончай вопить! - царь все никак не мог собраться с мыслями. Едва вспомнил - весной еще Попов этот исчез. Искр было, грохоту, дыму... Машину с той поры не трогали, так и оставили как есть в подвале, заперли на замок и стражу поставили. И вот надо же, вернулся.
Царь велел подавать одежду и завтрак. И пока одевался, подгонял челядь - занервничал. Любопытен был государь, охоч до новых штук, спасу нет.
Сев завтракать, не утерпел, велел Попова привести.
-Здрав будь, Петр Лексеич! - Попов как-то небрежно поклонился, по свойски так. Шельмец, совсем там в завтрем, от рук отбился.
-Проходь, садись, да сказывай - махнул царь куриной ножкой на табурет напротив.
-Ой, отец родной - все расскажу, ничо не утаю. Был я в завтрем-то. Как есть был - вот те крест! Все видел, все узнал, все изведал. Даже и не соображу, с чего начать.
-Ты не томи, шельма. Говори уже - истомил предисловиями!
-В общем так. Столица там в Москве...
-Ну, это ты, положим, врешь! Не для того мы силы наши и умения положили на землю северную, чтобы столицу назад вертать.
-Не вру, ей-ей! Правда - вот те крест!..
-Да хватит креститься то! Дальше говори!
-Видел я памятник тебе! Дюже странный, но главное ведь, что помнят, верно?
Царь молчал.
-По улицам там повозки самоходные носятся - вонь от них страшенная! А вот за табак наказывать стали.
Царь укоризненно покачал головой, но не перебивал, слушал.
-По небу птицы стальные летают, а в домах лектричество и на улицах ночью светло, как днем. Компутеры ишо там у всех. И пиво. Много пива. И весело, барышни кругом, лампочки мигают...
Я ить когда перенесся, сперва дюже напугался - ночь, а светло, народу как в муравейнике, все кричат, фейерверки запускают. Да свезло мне, подобрали ребяты молодые, не дали пропасть. У них и обретался все это время, покуда ждал как пружинка на машине сработает, возвратная.
Ну и учился, по мере сил. Для отчизны старался! Для тебя, царь-батюшка! С собой ведь, акромя ума назад взять ничего не возьмешь, вот и старалси!
Всему обучили, ребяты меня. Я в сетке всю историю прочел россейскую и про радио и про паровозы-тепловозы и про Гейтса басурмана, будь он трижды неладен... Я теперя и фотожабу смастерю из любой фотки и серфить могу по сетке, да и дрова повесить сумею. А то ишо и...
-Ты вроде по-русски говоришь, а я ни слова не пойму. Ты мне вот лучше скажи, победим мы шведов?
- Я вот в Гугле лазил...
Терпение царя иссякло. Спятил Попов! Как есть, спятил. Подвинулся умом в краях далеких и несет околесицу.
-Ты вот что, друг любезный. - перебил царь Попова. - Ты ежели важного ничего не разведал - погодь гоголем ходить. Ты ступай пока, отдохни. А мне подумать надо...

Наутро машину разломали и сожгли вместе с чертежами. И указ издали: запретить Попову и сыновьям его к изобретательству прикасаться. Под страхом смерти. Плетей всыпали окаянному, он враз в ум то и вернулся. Словами глупыми сыпать перестал и вроде как вовсе забыл приключению свою.

Эпилог:

-Накося, сынок. - Попов протянул Ваньке красивый конверт, залитый сургучом.
-Что это, батя?
-Это сына, надобно хранить в глыбокой тайне! Это и фамилию прославить может и со свету сжить. Чертежики там кое-какие, Марконькиной машинки. Ты сберечь должон и сыну передать. А тот свому сыну, а уж тот пусть и распечатает. А то ишь, изобретать запретили. Поповых так просто не возьмешь!
И тихо добавил: «Ламеры мастдайные!» >
__________________
Люди столько в тюрьме не сидят, сколько мы в Интернете

Последний раз редактировалось Svyatoslav Lee; 09.12.2010 в 14:43.
  #1842  
Старый 09.12.2010, 20:00
Новичок
 
Регистрация: 29.08.2010
Сообщений: 1
Репутация: 1 [+/-]
Доброго времени суток.
Оставляю оригинальное творение, результат часового вдохновения, койе посетило меня достаточно давно. Интересно мнение стронних людей, т.к. знакомые литераторы отозвались достаточно положительно об нижеследующем. Штампов, вроде, не наблюдается, "вордом проверено. Имеет место быть отсутствие некоторого количества правильных знаков препинания, вроде бы.
Жду критики, с уважением.

Скрытый текст - <Текст>:
<Город (отметка стоянки) на пути следования группы Вородора №2. Местное название: "Старград";
население: около 20 000 человек (с предместьями - 24 500);
положение: в устье реки (класс реки, географическая отметка и привязка к глобальной карте),
местное название: Кельдаавль;
фортификация: замок;
степень защищенности: 10/15 (зачеркнутая приписка аккуратным, каллиграфическим подчерком: "группа бронебойцев его с землёй сравняет" (приписка в копии отчета отсутствует));
занимаемая площадь: (перечеркнутые столбцы четырёхзначных чисел, приписка аккуратным витиеватым подчерком синими чернилами: "2.4 площади Порт Сигара с предместьями согласно масштабу карты (карта прилагается));
географическое положение: (далее всё перечеркнуто, можно разобрать только одну надпись теми же чернилами: "климат умеренный, но холодновато").
Население:
- гуманоиды;
- прямоходящие;
- руки - стандарт;
- ноги - стандарт;
- отклонения от базового генотипа (приложены пять пузырьков с разноцветными жидкостями);
- маскировка основному научному персоналу: стандарт для миров типа (длинная строчка из цифр и латинских букв);
- маскировка вспомогательному персоналу: не требуется (зачеркнуто, размашистые каракули: "Наглая ложь! Маскировался путём полного заворачивания в дорожный плащ (марка и тип плаща приписаны синими чернилами) и полушлемом на голову. Вроде не признали");
- особые отметки: в некоторых городских кварталах (см. ниже) население по расовому типу неоднородно (приписка чернилами: "приезжие"). Население, в целом, дружелюбно.

Описание городской структуры.
(Канцелярский шрифт перечеркнут, описание приведено синими чернилами с множеством завитков и загогулин).
Город не большой и не маленький по местным меркам, строился на руинах древней крепи, остатки стен и башен которой восстановлены и используются в местной оборонительной структуре (хотя, право, я не представляю, от кого защитят ТАКИЕ стены и башни!). Выстроен сей город в устье реки, центральная часть его в основании клина носит название "Набережная белого камня" и является по сути военным портом. Согласно разведанным, полученным лично мной, в этом порту находятся на стоянке три военные галеры и одно парусное судно (приведена классификация галер и парусника). Еще одна галера находится на стапелях в стадии восстановления 55%. Команды всех вышеозначенных судов расквартированы в припортовых бараках, но большую часть своего времени проводят пропивая жалование в многочисленных борделях в соседнем портовом районе (бордели, все как один, грязные, прокуренные с тесными комнатёнками, исключающими возможность манёвра. Обслуживающий персонал сплошь хамки и грубиянки, которые только и горазды обворовывать своих клиентов. Качество обслуживания отвратительное, ни в какое сравнение не идут с (зачеркнуто). Одним словом, я остался недоволен!). Над Набережной белого камня возвышаются стены местной Академии наук и магии, которая напомнила мне Академию Хардина и времена моей юности. Академия делит вершину холма с административными зданиями и достаточно скромным королевским дворцом, в коем, за неимением правящей династии, восседает выборное правительство. Оба строения возведены на древних фундаментах, но это уже стезя геологов с базы, я этим не интересовался. Достаточно тихий район, несмотря на большое количество студентов (верно, сказывается груз знаний). Академия граничит с двумя районами, один из них носит название "Погост", второй - "Золотые ворота". Погост представляет собой остатки древнего кладбища, кое располагалось много ранее у подножия крепости на холме. Ныне на руинах кладбища выстроены несколько богатых вилл местной знати. Каждая обязательно с фамильным склепом. Слухи в городе утверждают, что все обитатели вилл сплошь и рядом мертвецы, покойники, упыри и кровососы. И что живут они исключительно на земле своих предков и покидают виллы только по ночам. Всё это чепуха. Я лично проверил каждую виллу и смею утверждать, что вся местная знать - живые люди с достаточно специфическим вкусом крови и стилистикой одежды похожие на молодёжное направление, именуемое в мире Рыцарей - "Готы". Золотые ворота - богатый и шумный район купцов всех мастей и крупных ремесленников. Форму имеет в виде пятиугольника. В центре района пятиугольная площадь, именуемая площадью Совершенства. Там же на пложади находится городское управление, префектура и бани. Бани меня порадовали, качество обслуживания на высоте, однако сам я в силу физиологических причин не смог оценить его в полной мере. Остаётся верить на слово Григориану и Фианоре. Гворд же, во время исследования города, мылся по ночам в реке; был не раз замечен местными пьяницами и благополучно принят ими за галлюцинацию. С севера к Золотым воротам примыкает район, именуемый Кельдаавль. Расположенный вдоль реки он надвое рассекается снабжающим его водой каналом. Этот район является центром промышленности в Старграде и в ближайших сотне лиг, основная масса ремесленников проживает именно здесь. Население разнородно. Преобладающая его часть - люди (ссылка на каталог рас), но присутствуют несколько общин эльфов (ссылка на каталог рас), эмигрировавших сюда после одной из войн, а также конгломерат гномов (ссылка на каталог рас). Район примечателен одной из своих инженерных конструкций, а именно системой водоснабжения города и окрестностей. Примечательно, что местный уровень технологического развития не позволяет создать нечто подобное, посему я сделал вывод, что эта конструкция очень точно восстановленная по образцу работающей ранее (как утверждают слухи: несколько веков назад) установки.
Установка эта есть четыре водонапорных башни, кои представляют из себя установленные на монолитных каменных основаниях чугунные бочки (зачеркнуто, приписано: обечайки) с многочисленными питающими их водой трубами (далее всё зачеркнуто и написано поверх зачеркнутого: снабжены достаточно продвинутой технологической системой стальных труб (возможно из нержавейки) и вспомогательных коммуникаций, обеспечивающих водой все городские районы и некоторую часть предместий. Структура и механизмы насосной станции опережают местные технологии минимум на 150 лет и включают в себя пруд-отстойник, фильтр очистки крупных загрязнений, фильтр тонкой очистки и угольный фильтр. Из обечаек через систему экономии воды при помощи акведуков вода поступает в городские районы к потребителям. (Схема установок, общий план и фотографии прилагаются).
Кельдаавль с юго-востока граничит с (.....), который по сути и является собственно городом.
Население здесь тоже разнородно, но в меньшей степени, чем в вышеозначенном Кельдаавле. Район славен рынками, на которых, как утверждают слухи, можно купить всё и всех. Лично не проверял за неимением достаточного количества денежных средств. Порадовало наличие в нём специализированной лавки по распространению и продаже печатной продукции, некоторые образцы которой крайне занимательны.
С юга с вышеозначенными (.....) и Золотыми воротами граничит Порт. Портовый район или, как его еще называют, Гавань черного дерева. Имеет отвратительно развитую инфраструктуру по сравнению с другими районами, префектура в нём расположена крайне неудачно, из-за чего район сей полон разнокалиберной шпаны и бандитов. Такое ощущение, что при всём порядке и законченности города Порт строили наспех. Однако именно в нём мы выбрали одну из таверн в качестве базы для научных и иных исследований. Именно в нём мы собрали 90% всей необходимой информации, именно в нём встряли в переделку (из которой нас выручала группа Рождественского) в результате которой был нанесен незначительный ущерб защитным городским сооружениям. (Приписано каракулями: «Частично обрушили башню на древнем фундаменте и тридцать метров крепостной стены»).
Данный город однотипен с большинством городов в изученных и уже исследованных мирах, однако удивляет его планировка и характер застройки, а так же инженерно-технические сооружения. В связи с этим рекомендую снарядить более узкоспециализированную группу, для изучения этого феномена.

Нижеподписавшиеся:
нач. группы - Вородор (витиеватые закорючки всё теми же синими чернилами)
пом. нач.группы - Максимилиан (далее указан бортовой номер брони и номер ИИ по списку)
боец группы - Гворд сын Аазмунда (каракулями приписано: "вот теперь всё верно")
специалист - сер Григориан Морентти, паладин ордена Скорби (зачеркнуто, поверх написано: Специалист по контактам и общению)
маг поддержки - Фианора (изящный росчерк пера)

Всё это жирно подчеркнуто и под чертой подписано:
"1. Не халтурить!
2. Отчет переделать согласно форме (номер формы), а не гнать отсебятину.
3. За нештатную ситуацию Вородору объявить выговор в письменной форме, Гворда лишить премии, как главного участника погрома, Группу Рождественского премировать".

Начальник Базы полковник Еремеев.
Дата, подпись.
>
  #1843  
Старый 09.12.2010, 20:50
Аватар для Евгений Анатольевич
Местный
 
Регистрация: 11.01.2009
Сообщений: 118
Репутация: 33 [+/-]
Svyatoslav Lee, Замечательно. Хороший текст. Стилистика в норме, за исключением некоторых мелочей, в которых и я, к сожалению, не уверен. Лаконичный текст, ничего лишнего. Поздравляю! Рассказ удался.

Зануда,
Цитата:
Сообщение от Зануда Посмотреть сообщение
Во-первых, мы давно не виделись, а во-вторых, он по профессиональной необходимости имеет дело с рассветом.
Пунктуация. Кажется - что-то напутано.
Уважаемая. Я понимаю эффект недосказанности, ценю это. Но! Все должно быть в меру. Мало кому хватит терпения дочитать тяжелый текст, чтобы понять в чем дело. Мне не хватило. Уж простите. Либо стройте логическую последовательность, либо делайте развязку ближе, чем она есть.


Kitar, Уважаемый. В этом случае получается "отчет о наблюдении". Впринципе, написано более-менее грамотно, но! Даже если вставить это в бОльшую по объему работу по указанной(созданной) вами вселенной - ни в коем случае не вставляйте это в полном объеме. Стиль текста получается научный, разбавлен книжным. Таким языком пишут доклады, отчеты. Но, даже в этом случае книжного стиля должно быть меньше. Это одно. Это не ошибка, ни в коем случае. Это стилизация. Ну пусть она будет. Дело не в этом. Проблема в том, что текст читается тяжело, а объем его больше, чем хотелось бы. Люди любят читать текст, который "льется, как вода", а за этот глазки цепляются. Тяжеловато. Это можно использовать, как дополнительную сводку информации к определенной местности (как в научной фантастике), но никак не вкраплять текст такого содержания и объема в художественное произведение.
Не принимайте близко к сердцу критику, это субъективное мнение, оно может и, скорее всего, отличается от истины. Текст неплох, осталось найти ему применение.

Работайте, друзья, мое почтение.
__________________
Мое почтение...

Последний раз редактировалось Евгений Анатольевич; 09.12.2010 в 21:05.
  #1844  
Старый 11.12.2010, 17:59
Аватар для BloodRavenCaptain
Мастер слова
 
Регистрация: 19.11.2008
Сообщений: 1,322
Репутация: 340 [+/-]
Начал кое-что, параллельно "Охотнику". Скажем так, предыстория одного из персонажей. Задумываю как небольшой рассказ. Пока начало.
Скрытый текст - Странник:
Странник


***

В баре было так душно, что, казалось, глаза медленно плавились и текли из глазниц. Стояло удушливое первое число восемнадцатого месяца. Восточный ветер приносил лишь клубы пыли и запах смерти – война давала о себе знать. Клиентов почти не было, так что бармен занимался тем же, чем и обычно – протирал рюмки и стаканы.
- Мир твоему заведению, добрый хозяин.
Бармен лениво уставился на посетителя – высокого худого мужика в потрепанной шляпе и таком же плаще. В промасленной кобуре на левом бедре покоился револьвер из хромированной стали. Хотя вся одежда клиента была буквально пропитана пустынной пылью, револьвер выглядел как новенький. Заняв место и бросив пару медных монет на стол, странник проскрежетал:
- Настойку из корней керекса и информацию о делах в регионе.
- Ты, парень, случайно не с востока? - поинтересовался бармен, выполнив заказ.
- С северо-запада, - лаконично ответил посетитель. – Так как у вас тут дела?
- Не знаю как у вас, северян, но у нас обычно за информацию платят, добрый человек, - сказал бармен. Странник пожал плечами и бросил на стол еще горстку монет. Бармен удовлетворенно кивнул, достал из-за пазухи сверток бумаги и показал его клиенту.
Сверток оказался объявлением о наградах за голову Билли Ясноглазого, Джонни Душителя и Гарри Топора.
- Я не охочусь, - ответил странник, возвращая сверток бармену. Тот обиделся:
- Так какого черта ты тогда спрашиваешь? Обычно, о делах интересуются только деловые люди, а ты, посмотрю, обыкновенный пройдоха.
- Слушай, - через силу выговорил клиент, - до севера не доходят новости отсюда. Просто расскажи, что происходит.
- Да так бы сразу и сказал, - хохотнул бармен. Посетитель было раскрыл рот, чтобы заметить, что он сказал именно это, но предпочел смолчать. – Так вот, смотри: на востоке у нас Альянс вышибает дерьмо из сепаратистов. Последнее время участились набеги на караваны с севера, поэтому «синие мундиры» не дремлют. Натолкнешься на конный патруль в пустыне – приложи правую руку к сердцу, а левую подними воздух и громко, чтобы солдаты слышали, крикни: «Слава Республике!» Должно помочь.
- А если не поможет?
- Должно помочь, - повторил бармен. – Если, конечно, их сержант не окажется каким-нибудь отморозком из Минстера.
- Учту.
- Что-нибудь еще интересует?
- Какой сегодня число и год?
Бармену показался этот вопрос странным. Он внимательнее пригляделся к страннику. Ореховые глаза незнакомца были пустыми и полубезумными, он тяжело дышал и даже иногда что-то шептал под нос. Кожа на предплечьях выгорела, беспалые перчатки, расплавившиеся от жары, почти прилипли к кистям.
- Сынок, ты сколько шел по пустыне? – задал бармен встречный вопрос.
Глаза странника забегали, будто он силился вспомнить что-то давно забытое:
- Не знаю. Полгода. Может год. А может и больше…
- Из какого ты города? – продолжил бармен допрос. Его вдруг заинтересовал незнакомец, и вопрос, откуда он взялся.
- Я… я не помню, - клиент побледнел. Казалось, еще чуть-чуть, и он грохнется в обморок.
- А ты попытайся, дружок, продолжал давить бармен. – Как зовут твою мать?
- Эльза. Нет, Лора. Нет, Лора. Ч-ч-черт! – в сердцах выругался незнакомец и вдруг забился в конвульсиях. Обмякнув, он рухнул на пол.
Бармен задумчиво почесал затылок, достал из-под стойки бутыль воды и напоил странника, подперев его голову коленом. Незнакомец очнулся, обвел безумными глазами помещение и пробормотал что-то резкое на непонятном бармену языке.
- Да у тебя, дружочек, бред, - ласково заметил хозяин заведения. – Ладно, поступим так: ты снимаешь у меня комнату, а я беру оплату, идет?
Незнакомец не ответил – он снова отключился. Отнеся безжизненное тело странника в одну из комнат, бармен вернулся обратно. В каждой руке он держал по небольшому мешочку с позвякивающими внутри монетами. Развязав один и высыпав его содержимое на стол, бармен обнаружил странные серебряники с выбитыми на них двуглавыми орлами. Пробормотав под нос ругательство, он собрал их в мешочек и проверил другой. Там-то он и нашел так обожаемые им медяки.
Неожиданно кто-то снова заговорил за его спиной на непонятном языке. Бармен резко обернулся, выхватывая из кобуры револьвер, но тут мужчину настиг выстрел в плечо.
- Не трогай мои деньги, - благожелательно заявил странник как ни в чем не бывало. Бармен тяжело дышал, придерживая рукой кровоточащую рану.
- Кто ты, черт возьми?! – прохрипел он.
- Это неважно. А теперь говори, тварь, что ты сделал с Кассиусом?! Говори!!!
- Не знаю никакого Кассиуса и не знал! Оставь меня в покое и убирайся отсюда! – завопил бармен, махнув на странника окровавленной рукой. Огонь в глазах стрелка тут же поутих. Незнакомец глубоко вздохнул и заметил:
- Сдается мне, ошибочка вышла. Лучше бы ты все-таки сразу сказал, какой сегодня год и число…
- Первое мая восемнадцатого месяца Года Смерти! – крикнул бармен, сам того не желая.
- Ну вот видишь, можешь, когда хочешь, - процедил странник. Запустив руку в мешочек с медяками, он зачерпнул горсть и бросил их бармену. – За причиненный моральный ущерб. Adios.
Незнакомец тронул двумя пальцами полей шляпы и направился к выходу.
- Эй! Может все-таки скажешь, кто ты такой?! – посмел окликнуть его бармен. Странник остановился:
- Если придут «синие мундиры», скажешь им, что меня зовут Джон Фарсон и я иду на восток.
  #1845  
Старый 12.12.2010, 19:32
Аватар для Евгений Анатольевич
Местный
 
Регистрация: 11.01.2009
Сообщений: 118
Репутация: 33 [+/-]
Цитата:
Сообщение от BloodRavenCaptain Посмотреть сообщение
так душно, что, казалось, глаза медленно плавились и текли из глазниц. Стояло удушливое
лучше сменить, близко стоят однокоренные. На тавтологию смахивает.

Цитата:
Сообщение от BloodRavenCaptain Посмотреть сообщение
Отнеся безжизненное тело странника в одну из комнат
от обморока не умирают... Лучше сменить прилагательное.

Вот похож этот стрелок на чувака с запада. А adios, все-таки латиноамериканское выражение. Не уверен, но мне кажется, что они как-то не контачили. Может - от того, что я не знаю созданную Вами вселенную. Много бы вопросов открылось.

Написано более-менее интересно, но справедливой оценки дать не могу, так как сравниваю с Кинговским стрелком и романом Кликина "Ни слова о магах"
Стиль есть. Хорошо пишет автор. Только вот диалоги. Обычно, когда пишут прямую речь, проговаривают фразы героев, правят, чтоб на слух они были ровными. Тогда и в тексте будет гладко. Неплохое чтиво. Продолжайте!
__________________
Мое почтение...
  #1846  
Старый 13.12.2010, 14:58
Аватар для BloodRavenCaptain
Мастер слова
 
Регистрация: 19.11.2008
Сообщений: 1,322
Репутация: 340 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Евгений Анатольевич Посмотреть сообщение
Написано более-менее интересно, но справедливой оценки дать не могу, так как сравниваю с Кинговским стрелком и романом Кликина "Ни слова о магах"
Кингом навеяно.
Еще:
Скрытый текст - Странник:
***

Навстречу всаднику двигались огромные клубы пыли.
- Тпру! – буркнул странник и резко натянул поводья на себя. Конь остановился и нетерпеливо заржал.
Спешившись, странник стянул с лица платок и начал вглядываться в горизонт, пытаясь различить приближающихся. Пустыня напоминала ему закипающую сковородку - животные, обычно привычные к запредельным условиям жары, и те попрятались от нещадно палящего солнца. Даже воздух казался осязаемым и густым, словно кисель.
Странник не мог разглядеть униформы, поэтому сделал первое, что пришло ему в голову – правую руку прижал к сердцу, а левую поднял вверх и проорал:
- Слава Республике!
Неверно.
Первая прилетевшая пуля проделала в голове скакуна аккуратную круглую дырку. В глазах животного так и застыло выражение легкого недоумения. Затем на странника один за другим посыпались выстрелы. Громко вскрикнув, он повалился за мертвое тело коня, крепко зажмурил глаза и притворился смертельно раненым. Вскоре, стрельба прекратилась. Всадники приблизились к «трупу» странника и его коня.
- Что за черт? Это не синенький! – презрительно пророкотал грубый голос. – Эй, Джейк, посмотри у него в карманах! Граждане Альянса всегда носят с собой документы.
Странник почувствовал, как его обшаривают чьи-то грубые руки. Закончив осмотр, тот, которого называли Джейком, произнес:
- Милорд, при нем только фляга с водой да револьвер. Ничего интересного.
Странник услышал, как всадники начали спешиваться и про себя ухмыльнулся. Он насчитал ровно шесть человек, включая Джейка.
- Ничего не понимаю. Если не синенький, то кто? Гастролеры в этих краях не шастают…
- А я не гастролер, - прошипел странник, пнул Джейка в пах и воспользовался его обмякшим телом как живым щитом. Увидев, что незнакомец прикрывается их товарищем, сепаратисты замешкались. Это стоило им жизни.
Указательным пальцем странник нажимал на спусковой крючок, взводя курок большим. За время своего путешествия по пустыне он успел попасть в такое количество передряг, что эти два простых с одной, но сложных с другой стороны действия выполнялись у него на автоматизме. Оставалось только целиться в головы. Не прошло и пяти секунд, как все, кроме стонущего от боли Джейка, были мертвы. Странник сунул револьвер обратно в кобуру, бросил свой щит на землю и, усмехнувшись, заметил:
- Они стали мертвецами до того, как успели продырявить тебя. Цени это.
- Маленький сукин сын… сраный ублюдок… - хныкал Джейк, держась руками за ноющие от боли гениталии.
- Ну-ну, будет тебе, - примирительным тоном произнес странник и носком сапога пнул сепаратиста по почке. Тот ойкнул и заткнулся.
- У меня к тебе несколько вопросов.
- Пошел ты, - прошептал Джейк, не в силах прийти в себя.
- Плохо ведешь себя, детка, - процедил странник и, вынув револьвер из кобуры, произнес: - Я знаю, ты сейчас думаешь, сколько выстрелов я сделал – шесть или пять? Честно говоря, я так увлекся, что даже сам не знаю. А вот теперь подумай, уродец – повезет ли тебе? Ну?
- Я скажу! Скажу, черт тебя подери! Спрашивай! – заорал Джейк.
- Хороший мальчик. Какое сегодня число?
- Я… я не знаю… - всхлипнув, пробормотал сепаратист.
- Ты меня расстраиваешь, Джейки. А когда я расстраиваюсь, мистер 45-ый калибр тоже расстраивается. Шевели мозгами быстрее, иначе спекутся.
- Первое мая восемнадцатого месяца… год не помню! – крикнул Джейк. Странник нахмурился, приставил к голове сепаратиста ствол револьвера и тихо сказал:
- Я солгал, что не посчитал количество выстрелов. Их было пять.
Резкий, душераздирающий крик Джейка был прерван грохотом револьвера. Пустыня с удовольствием поглотила еще одну человеческую душу.
- Радуешься, мразь? – с ненавистью в голосе поинтересовался странник, перезарядив револьвер. – Недолго тебе осталось, ох, недолго…
Сняв с трупа Джейка компас, странник поднял с земли флягу с водой и снова направился на восток…


Последний раз редактировалось BloodRavenCaptain; 13.12.2010 в 16:06.
  #1847  
Старый 15.12.2010, 11:21
Аватар для ashigaru
Новичок
 
Регистрация: 21.10.2010
Сообщений: 9
Репутация: 3 [+/-]
Скрытый текст - Филадельфийский университет:
Профессор дрожащей рукой полез в карман и вынутым платочком попытался скрыть причину повышенного уровня влажности в аудитории. Он был хорошо знаком с Теорией Вероятности, но она, даже по дружбе, ни за что бы на него ни поставила.
Потерпев неудачу, он бросил растерянный взгляд на сидящего напротив студента.
Порядка 20 минут они просидели в тишине, не считая периодически издаваемые профессором звуки, которые заставили охранника пару раз наведаться и поинтересоваться, не мучают ли здесь животных на экзамене по истории XX века.
По истечению времени, с лицом человека, который «раз уж позвал всех в ресторан, так и должен за всех платить», профессор попросил у студента зачетку.
От безысходности профессор сфокусировался на лежащей на столе ручке. Нехотя, с театральными паузами, он потянулся за ней. Заполучив предмет, с которым его связывали столько разбитых надежд, он нашел, наконец, нужным подпрыгнуть:
- Ага! – Вскричал он, скалясь. – Придумал! Вот вам последний вопрос! Филадельфийский эксперимент! Что? Впервые слышите? Не знаете? То-то же! За экзамен вам четверка и не больше!..
Студент постеснялся прерывать радость профессора, предварительно не откашлявшись:
- Филадельфийский эксперимент – эксперимент, проведенный США 28 октября 1943 года, в котором, с помощью мощного электромагнитного поля вокруг, мы пытались сделать наши корабли невидимыми для радаров противника. Эксперимент прошел неудачно. Поле вызвало галлюцинации у людей: члены экипажа эсминца были уверены, что их тела вмурованы в корабль и что они ни с того ни с сего самовозгораются. Поле было настолько сильным, что наблюдавшие с берега имели те же самые галлюцинации и видели людей, самовозгоравшихся и застрявших, им даже казалось, что эсминец переместился на несколько сотен километров. Удивительно, но и местные жители района, куда «телепортировался» корабль, попали под воздействие поля и клялись, что корабль действительно видели и что на их мнение никак не сказались стоящие рядом опустошенные бутылки спиртного. Эксперимент провалился из-за ошибочности теорий Николы Теслы о…
- Но как вы можете знать это? Почему вы считаете, что все было именно так? С чего вы вообще взяли, что этот эксперимент на самом деле проводился? Что он не выдумка?
- Все это есть в документах, вчера рассекреченных правительством, - ответил студент.

Медицина к середине XXI века достигла невероятного уровня, и даже перенесенные 13 инфарктов подряд не спасли профессора от неприятного диалога в больнице:
- Ну что, довольны? Добились, чего хотели? – ставя «отлично», спросил профессор (сказать, что он был просто красным от злости, значило проявить полное отсутствие наблюдательности и упустить из виду только что установленный на Земле температурный максимум).
- Теперь я доволен! – Как можно вежливее, учитывая положение профессора, завопил студент.
- Послушай, один раз я допустил ошибку, но ты – избранный, ты должен все исправить! – Объявил профессор со всей драматичностью, которую ему могли позволить посещения школьного драматического кружка (к стыду медицины середины XXI века многие психические заболевания по-прежнему не лечились).

Студента звали Хинк, и он очень хотел стать уборщиком.
Человек, поступивший на исторический факультет, просто мечтает о такой работе. Хорошо проявив себя в учебе, можно было заполучить место в историческом районе города. Здесь уборщик получал конечно меньше, чем нефтяной магнат, но на жизнь, дом, дачу, личный самолет и на свой собственный хула-хуп вполне хватало.
Исторический район города сохранили таким, каким он был еще 30 лет назад, и превратили в большой музей, где можно было узнать, что раньше жилось очень даже скучно.
Здесь не было никаких новомодных штучек и вся техника и все убранство были начала века. Несмотря на то, что последний посетитель этого «музея» был те же 30 лет назад, район не перестраивали, так как многим он полюбился как удобная дыра в бюджете под грифом «реставрация культурных памятников».
Политики - люди совестливые, поэтому и без требований увеличивали расходы на поддержку «музея» и всего в нем в рабочем состоянии. Доверять роботам-уборщикам наводит чистоту и порядок можно было, только если у вас имелась пара запасных первых ЭВМ, да и к тому же починить их в случае чего они могли, только отправив на ремонт компании-производителю.
На выручку пришли историки-уборщики – специалисты широкого профиля, представлявшие собой олицетворение идеала мужчины, способного не только выведать, что за подозрительные звуки доносятся из прихожей, но и лампочку правильно вкрутить.
За это их ценили политики, но не ценили женщины.
Лампочки давно вышли из употребления, а эти жуткие звуки всегда были только поводом эту самую лампочку в прихожей вкрутить. Высокая зарплата несколько компенсировала в глазах прекрасной половины увлечения их избранников допотопной техникой. Но вот чего они никак не понимали, так это зачем на историческом факультете, на который и так мало кто подавал документы, в довесок учили истории.
С тех пор как все пришли к выводу, что копаться в земле в поисках руин совсем не так интересно как в поисках нефти, большинство людей плюнуло на изучение истории. Старомодные преподаватели говорили что-то про дань традициям и что это вроде как исторический факультет да шутили: «вот сядете неудачно в машину времени, и что делать будете?»
Каждый студент знал, что он будет делать, доведись ему оказаться в прошлом. Во времени, когда все проблемы карьерного роста решались сочетанием защитного костюма и бластера. Пожалуй, один только Хинк не грезил идеей изменением прошлого. Не грезил хотя бы потому, что тогда пришлось бы заново переучивать всю историю, а Хинк штудировал ее днями и ночами. Ему это совсем не нравилось, но утром – бассейн, и изменить ничего было нельзя. Он, как и все, не видел в этих знаниях какого-либо смысла, но вот его преподаватель по истории отличался тем, что на экзамене любил спрашивать именно ее.
Помимо основных 63 вопросов в билете на экзамене соискателя оценки «отлично» ожидали еще и дополнительные. Говорят, один студент получил четверку только из-за того, что плавал в колебаниях ценных бумаг на Нью-Йоркской фондовый бирже в годы второй мировой. Хинку нужна была только пятерка, тогда бы его взяли работать в Эмпайр-стейт-билдинг, поэтому он пытался запомнить каждую мелочь, каждого актера, выходившего на Бродвейскую сцену, но даже несмотря на это, он ни за что бы не получил «отлично», если бы не его друг.

Его друга звали Сальвар, и познакомились они в университете.
Тогда Сальвар был без пяти минут отличник, а Хинк перепутал аудиторию. Хинк этого не знал, но не загляни он в кабинет в разгар экзамена по истории XX века и не отвлеки тем самым преподавателя, Сальвар не смог бы заглянуть в шпаргалку и не ответил бы на последний (313 по счету) вопрос. Из благодарности Сальвар решил помочь Хинку в учебе, да к тому же численность студентов-историков тогда постепенно приближалась к численности динозавров и встретить другого единомышленника статически представлялось возможным Сальвару только через 232400 лет.
Сальвар стал образцом для подражания Хинку, и ему очень хотелось поработать с ним в паре, в Эмпайр-стейт-билдинг.Никто не мог тягаться с ним в знаниях истории XX века (конечно, желающих особо не было, но все же). Особенно много он знал о Николе Тесле. Он знал о нем столько, что идея человеческой реинкарнации жила в то время только из-за его примера.
За день до экзамена была рассекречена кипа документов, связанных с Филадельфийским экспериментом, и Сальвар предложил обсудить именно их. Говорил в основном Сальвар и в основном неприличные вещи. Словами, от которых покраснел бы опытный сапожник, он выражал некоторое сомнение в правдивости документов и предложил сжечь Белый дом. Хинк напомнил, что год назад, когда были опубликованы детали расследования ФБР по поводу смерти Теслы, он уже пытался это сделать, и ничего у него не вышло. Также Хинк предложил относиться чуть более профессионально к документам, в конце концов, все выглядело вполне логично. В следующую секунду Сальвар поведал Хинку о неизвестных ему страницах биографии его ближайших родственников, после чего они разошлись.
Но, несмотря на их разное отношение к документам, Хинк шел на свой первый рабочий день сказать Сальвару: «Спасибо!»

Хинк предъявил охраннику зачетку, поправил бейджик и начал искать Сальвара по этажам Эмпайр-стейт-билдинг. Хинк хотел сделать ему сюрприз.
Хинк не знал, что делать сюрпризы такое утомительное занятие. Добравшись до 83 этажа, он уже почти не чувствовал собственных ног. Хинк даже грешным делом подумал, а не отправился ли Сальвар в ближайший магазинчик за спичками, но тут увидел вдали коридора кабинет с включенным светом.
В кабинете Сальвара не оказалось, но вот чего было в достатке, так это работы. На полу были разбросаны детали от старой техники, которую очевидно кому-то предстояло собрать. «Не сделал ли Сальвар мне такой сюрприз на первый рабочий день?» - Подумал Хинк и продолжил исследовать кабинет в поисках подкрепляющих новую теорию свидетельств.
У стены, на тумбочке лежала какая-то тетрадь, а в самом центре находился необычный объект. Если вам когда-либо доводилось видеть машину времени, то вы бы ее без труда узнали, но вот Хинк описал его как древнее массажное кресло.
Совсем обессилевший, Хинк удобно устроился в кресле, включив, как ему показалось, расслабляющий режим, и открыл последнюю запись тетради, ожидая увидеть там поздравительное сообщение.

«Поздравляю!
Вам таки удалось обмануть общественность, но не меня. Я знаю, как все было на самом деле.
Правительству удалось разузнать, что Никола Тесла близок к изобретению машины, позволявшей путешествовать между мирами и во времени, и они попыталось обменять ее на ящик шампанского. Тесла отказался, потому что ящик ему был не нужен совсем, а уж шампанское подавно. Тогда, отчаявшись договориться, они решили Теслу убрать, чтобы он не продал свое изобретение другим.
Тесле подали на завтрак отравленные блинчики с отравленным джемом и довольно неплохим на вкус, но тоже отравленным кофе. Устранив его, люди правительства для порядка перевернули номер Теслы верх дом и взяли с тумбочки его записи.
Но всем ученым мира не дано было постигнуть изобретения гениального Теслы, и они построили, цитирую попавший мне в руки документ: «какую-то хрень». Неудивительно, что эксперимент провалился.
Им не удалось организовать стабильный переход между реальностями. Эсминец бросало то в одну параллельную вселенную, то в другую, что не лучшим образом сказалось на здоровье экипажа. Под конец заряд устройства кончился, и корабль вышнырнуло обратно в наш мир в сотнях километрах от военной базы в Филадельфии.
Мне удалось заполучить записи Теслы. Все это время они, как и многие другие секретные документы, хранились на самом видном месте в Эмпайр-стейт-билдинг. Их не перевезли в 30ые вместе с другой документацией просто потому, что об их существование знали лишь единицы, а управлять делами с того света довольно проблематично.
Тесла действительно был близок к созданию машины времени, и через год-другой он бы ее завершил, но ему не позволили! Мало того, они не смогли даже понять революционность теорий Теслы, и они, провалив эксперимент, дискредитировали Теслу, и сейчас мало кто даже знает этого гениального ученого, опередившего свое время на сотню лет!
Но твой век настал Тесла! Я построил твою машину времени!
Ради науки и ради Теслы я должен отправиться в прошлое и предотвратить его убийство. Мои знания истории позволят сколотить начальный капитал, и с моими деньгами я и Тесла, вместе, укорим развитие человеческой цивилизации в десятки раз!
Так как Минздраву до сих пор неизвестны последствия для здоровья от путешествий во времени, дневник должен помочь мне в случае полной или частичной потери памяти».
Дальше следовали котировки акций, инструкция по сборке шалаша и детали устройства машины времени.

«А Сальвар здорово пишет» - поймал себя на мысли Хинк, когда к нему, сидящему на полу, обратился человек, очевидно не ценивший хорошее чтиво:
- Что вы здесь сделаете? Часы приема давно закончились.
- Я здесь работаю, - Хинк гордо выставил грудь вперед, демонстрирую бейджик уборщика.
- Ваши документы, пожалуйста… зачем вы даете мне вашу зачетную книжку? Я смотрю у вас были одни пятерки за 2042 год, очень смешно, убирайтесь отсюда…
Только когда Хинка выводили из здания, он понял насколько дурной писака Сальвар.

Хинк очутился в Нью-Йорке 7 декабря 1942 года.
Все что ему хотелось, так это отблагодарить своего друга за предоставленную уникальную возможность.
«Элдридж» - ближайший корабль, отправлявшийся в будущее, ждал путешественников на своем борту только 28 октября 1943, к тому же билеты на рейс не продавались. Сам собрать машину времени Хинк не мог, потому что некоторые вещи раздобыть довольно-таки проблематично, если ты не президент. Ситуация осложнялась еще и тем, что за сотню лет Америка здорово изменилась, и Хинк имел распространенные в свое время азиатские черты лица. Это было особенно неприятно в день годовщины налета японцев на Перл-Харбор. Конечно, черный цвет кожи несколько сглаживал положение, но Хинк все равно чувствовал себя неуютно.
Серьезная инфляция американского доллара к 2042 году первоначально порадовала Хинка. Одной купюрой с достоинством в 1 000 000 000, он мог скупить полгорода, но все банки отказывались ему эту банкноту разменять.
Проблема с деньгами решилась достаточно просто, с первого же найденного цента Хинк заработал достаточно для житья денег на бирже, на что, правда, ушло немало времени. С получением путевки в будущее все было сложнее.
Хинк снял соседний номер с Николой Теслой и периодически совершал к нему дружеские визиты тогда, когда кто-либо эти самые его визиты мог заметить. Он даже просил подавать его завтрак в номер Николы, чтобы были свидетели, которые навели бы ФБР на него. Хинк подумывал для большей уверенности оставить свой бейджик у Теслы в номере, но постеснялся хвастать перед всеми должностью уборщика…

- Почему ты никогда не пьешь кофе? – Спросил Хинк Теслу за завтраком.
- Он вреден. Ты можешь раньше умереть.
- Да?.. я никогда тебе не говорил этого, но ты сегодня умрешь…
- Правда? А еще люди меня считают странным - засмеялся Тесла.

В ночь с 7 на 8 января 1943 года Тесла умер от сердечной недостаточности. Когда ФБР постучала в дверь Хинка, чтобы разузнать, какие отношения его связывали с Теслой, он зевнув ответил: «Да мы вместе машину времени создавали».
Больших трудов ему стоило уговорить впустить себя на корабль на время испытания. По плану предстояло отправить «Элдридж» на пять минут в будущее. Эксперимент был настолько секретным, что многие люди наверху считали его обычным испытанием средств противорадарной маскировки. Хинк, пользуясь тетрадью Сальвара, настроил устройство на возвращение в «свое настоящее» время.
На этот раз галлюцинации никого не беспокоили. Претворив свой план в жизнь и приказав всем членам экипажа оставаться на корабле, пока он не осмотрится снаружи, Хинк заспешил к человеку, которого так давно хотел увидеть.

- Привет, Хинк, ты не знаешь, где моя тетрадка?
- Знаю, где она только не была, она войну прошла, можно сказать.
- В смысле?
- Ты о чем только думал, создавая эту машину?
- Так ты был в прошлом? Она работает! И амнезию не вызывает!
- Был ли я в прошлом? Из-за тебя я уйду на пенсию не как все нормальные люди в 110 лет, а в 111!
- Это неважно! Ты спас Теслу, и он отправил тебя сюда? За мной?
- Никто Теслу не убивал. Кофе был паршивым, но не отравленным.
- Но люди не умирают от сердечной недостаточности в 86 лет!
- Ты так помешался на Тесле, что забыл, что люди не жили раньше до 140.
- Но-но – Сальвар не знал, что сказать, как забывший слова актер на сцене, пару актов назад задушивший надоедливого суфлера.
Человек, очевидно, не переносивший дурных представлений обратился к ним:
- Что вы здесь сделаете? Часы приема давно закончились.
- Мы здесь работаем, - Хинк и Сальвар гордо выставили грудь вперед, демонстрируя бейджики уборщика.
- Ваши зачетки, пожалуйста… у вас четверки по истории XX века, здесь могут работать только те, у кого одни пятерки, давайте, убирайтесь отсюда…

Сидя у входа в здание, Хинк и Сальвар искали свои ответы в луже:
- Странно это…
- Да, странно… почему охранник был голый?..
- У меня же буквально секунду назад была пятерка…
- Вошел в одежде, а потом она раз и исчезла…
- Стой!.. История меняется! Я ответил неправильно на дополнительный вопрос о Филадельфийском эксперименте и получил четыре!..
- А нудисты таки протолкнули свой законопроект!..
- Нужно что-то делать!
- Зачем?
- Как ты не понимаешь!? Если мы не получили пятерки, то ты не мог собрать машину времени, а я в нее сесть. Эта наша реальность не могла появиться! Пытаясь скорректироваться, она будет изменяться, пока не исчезнет совсем, потому что только так придет в равновесие!
- Допустим, я мог бы собрать машину времени и в другом старом здании. В Эмпайр-стейт-билдинг мне нужны были только записи Теслы, их было бы несложно раздобыть и не работая там.
- Тогда у нас есть еще время все исправить… пока из наших зачеток не исчезнет экзамен по истории XX века, и мы не получим за него неуд.
Хинк взглянул в свою зачетку, там по-прежнему стояла четверка.
- А как ты вернулся?
- Филадельфийский эксперимент, помнишь?
- Тогда отправляемся в Филадельфию!

Когда они добрались до корабля, Хинк заглянул в зачетку… тройка!
- Я должен еще раз отправиться в прошлое, вернуть корабль на место…
- Нет, отправлюсь я, ничего не случилось бы, не построй я машину времени, не случилось бы, знай я лучше историю…
- Но тебе придется сломать стабилизатор, ты должен провалить эксперимент!
- Я знаю.
- Ты умрешь!
- Я знаю.
- Надеюсь, ты сгоришь!
- Я зн… прости, что?
- Надеюсь, ты сгоришь, тогда они перепутают наши тела…
- А! Я постараюсь.
- Спасибо.
- Спасибо тебе. Уничтожь записи Теслы, уничтожь мою машину времени, но сохрани память об этом! Прощай.
Спустя минуту Элдридж исчез. История повторилась. В зачетке Хинка снова стояла пятерка. Тогда-то он понял, что без прошлого нет ни настоящего, ни будущего…

…откуда я знаю эту историю 50-летней давности? Потому что это история об основателе нашего университета, дорогие первокурсники. – Выступал ректор перед бесчисленной толпой будущих историков…

__________________
Ignoramus et ignorabimus - Не знаем и не узнаем

Последний раз редактировалось ashigaru; 15.12.2010 в 22:14.
  #1848  
Старый 15.12.2010, 11:26
Аватар для Евгений Анатольевич
Местный
 
Регистрация: 11.01.2009
Сообщений: 118
Репутация: 33 [+/-]
Цитата:
Сообщение от BloodRavenCaptain Посмотреть сообщение
Затем на странника один за другим посыпались выстрелы.
- я бы перефразировал, не устраивает "затем". ИМХО в начале предложения не звучит.

Цитата:
Сообщение от BloodRavenCaptain Посмотреть сообщение
Указательным пальцем странник нажимал на спусковой крючок, взводя курок большим.
- это не новость. На барабанных револьверах так и делается. Надо бы перефразировать. Не очень лаконично звучит.

Придраться практически не к чему, вроде все гладко, за исключением субъективностей и еще одного фактора: Возможно мне это только кажется, но в первом рассказе манера говорить у Вашего странника была несколько иной. В какой-то статье по писательскому мастерству советовали завести отдельную страницу (для себя) и хорошенько описать героя. Манеру говорить, внешность, любимые фразы, или привычки. Это должно помочь, попробуйте. Работа получается интересной. Но Вашему Страннику я бы поубавил пыл, сделал его более "холодным", работайте. Мое почтение..

ashigaru,

Цитата:
Сообщение от ashigaru Посмотреть сообщение
Профессор дрожащей рукой полез в карман и вынутым платочком попытался скрыть причину повышенного уровня влажности в аудитории.
- такое ощущение, что его обильный пот послужил причиной влажности аудитории. Тут больше подойдет следствие

Цитата:
Сообщение от ashigaru Посмотреть сообщение
самовозгорающихся и застрявших, им даже казалось,
- С временами напутано.

Вычитки маловато, поработайте над "корявостями"
__________________
Мое почтение...

Последний раз редактировалось Евгений Анатольевич; 15.12.2010 в 16:28.
  #1849  
Старый 17.12.2010, 23:11
Аватар для BloodRavenCaptain
Мастер слова
 
Регистрация: 19.11.2008
Сообщений: 1,322
Репутация: 340 [+/-]
... еще пара отрывков и глава будет закончена.
Скрытый текст - "Охотник", глава первая:
Глава первая: Тупик.

Лучше господствовать в Аду, чем прислуживать в Раю.
Джон Мильтон, «Потерянный рай»

Дата: 878.135.М39.
***

Капитан Дэниел Роско наблюдал за работой саперов, копошившихся в узком туннеле, ведущем к Восьмому Сектору. Гарант – так, кажется, назвала это Елизавета. Гарант того, что штрафники не побегут обратно, впервые узрев мощь имперской военной машины. Для сотен солдат, с готовностью отправляющихся на войну с хаоситами и ксеносами, отбросы Нижних уровней не представляли и малейшей угрозы. Во всяком случае, гвардейцы должны были так думать – на то и был расчет. Пока паникующие штрафники вяжут имперцев в ближнем бою, Стрелки начинают операцию по саботажу. Линии обеспечения, маршруты подкреплений, полевые штабы – все это вмиг будет обращено в прах. Выходцы из Гильдии Вольных Стрелков достигли превосходных результатов в мастерстве диверсий – долгая их вражда с Синдикатом была тому доказательством. Бандиты, тщательно соблюдающие нечто вроде кодекса чести, не продавались никому, но война «чисто из интереса» стала для них делом жизни. Неудивительно, что как только Черная Королева предложила им возможность померяться силами с прославленной Имперской гвардией, те сразу согласились.
Капитан Роско хмыкнул: штрафникам не пришлось даже ничего предлагать – эти сами вызвались участвовать в защите Старого Города. Может быть бедолаги надеялись, что гвардейцы возьмут их в плен? Или же думали, что Черная Королева будет настолько глупа, чтобы вооружать разномастный сброд с Нижних уровней, а потом не проконтролировать их прямую доставку на поле боя? Уж кто-кто, а Елизавета бы точно позаботилась о том, чтобы её солдаты воевали, а не хаотично покидали поле боя, теряя снаряжение. «Позаботилась» во всех смыслах…
- Докладывает «Глаз Ворона», несколько разведотрядов имперцев вошли в зону видимости. Дальнейшие приказания? – раздался из рации бесстрастный голос Коннорса, сержанта отряда Стрелков.
- Дождитесь прихода основных сил. Далее все по плану: пошлете вперед штрафников, и позаботитесь о том, чтобы каждая бандитская сволочь подохла, - произнес капитан. – Затем переходите к главной задаче. Если возникнут затруднения, выпустите мутантов. Надеюсь, еще помните, как их нужно использовать?
- Дать сгрудиться вокруг противника, а потом одновременно детонировать все ошейники с взрывчаткой – я знаю, - ответил Коннорс. – «Глаз Ворона», конец связи.
Роско отложил рацию и воззрился на саперов:
- Эй, вы как там, скоро закончите? Через пять-десять минут здесь начнется серьезная заварушка, а мне приказано инспектировать готовность всей линии фронта на Четвертом Уровне.
- Сейчас-сейчас, - растягивая слова, пропел в ответ сержант подрывной команды. – Не торопи сапера – взрывчатка, она такая: концентрации требует!
- Боже-Император, дай мне сил не перебить всех этих придурков до прибытия основных сил. Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста… - прошипел Дэниел, взял автомат и двинулся к БМП.
Внутри транспортера сидело около дюжины солдат-новобранцев, формально сопровождающих капитана во время выполнения задания. Их лица, как и физиономия Дэниела, были скрыты балаклавами и темными очками, отчего у врага могло создаться впечатление, будто бы противник не знает страха. Конечно же, они боялись, боялись так, что их волнение тут же передалось капитану. Он хлопнул по плечу ближайшего к обрезу двери рядового и пробормотал что-то вроде: «Ничего, и не такое переживали…»
Задание должно было быть выполнено быстро и четко. Черная Королева неожиданно отдала приказ вытащить Дэниела из самого эпицентра боевых действий на Третьем Уровне, чтобы проверить боеготовность войск на Четвертом. Роско понимал её мотивы: в конце концов, он единственный, на кого можно было положиться в таком деле. Советники были против объявления войны Империуму. Объяснять, что развязал конфликт принц Грегори, было бесполезно – старики слишком сильно боялись смерти и все торопились сдаться на милость Имперской гвардии. Личная охрана Королевы несколькими показательными расстрелами заставили их страшиться гнева Елизаветы, а не какой-то там смерти.
Роско все никак не мог привыкнуть к тому, что снова находится в относительно мирной части Старого Города. Он и отряды под его командованием сдерживали основной натиск сил противника, в то время как штрафниками командование затыкало дыры в обороне. Метр за метром, синдикатовцы отступали, заставляя, однако, врагов попотеть. Узкие переулки, из-за которых имперцы не могли ввести в действие боевые машины, и огромное количество прекрасно простреливаемых перекрестков превращало гвардейцев в подсадных уток. Неожиданно вылезший из окна полуразрушенного здания пулеметчик, упакованный патронами по самые яйца, мог задержать продвижение гвардейцев на три-четыре часа. И это уж не говоря о многоуровневости самого Старого Города…
Не успел Роско поудобнее расположиться в кресле, как снова ожила рация:
- Гов… «Гла… она»… мы… тяж… ери… нуж… ержка… срочно! Они прут со всех сторон! – гласил паникующий Коннорс. Где-то раздался взрыв. Дэниел насторожился. Звук шел со стороны Дворца.
- Твою-то мать… Как же так… - пробормотал капитан, рванул к водителю и заорал: - Заводи!
Снаружи по броне тут же застучал десяток пар кулаков – подрывники решили, что о них позабыли.
- Скоро прибудут солдаты, держитесь! – только и успел проорать Дэниел ошеломленным инженерам, захлопывая дверь.
Капитан в последнюю очередь хотел бы оставить их здесь, посреди заварушки, но в нынешней ситуации обеспечить безопасность Королевы было гораздо важнее, чем вывезти с потенциального поля боя дюжину саперов. Транспортер рванул с места, распугивая всех подвернувшихся ревом мотора. Роско в это время лихорадочно думал, как же имперцы сумели прорваться. Мысли о том, что штрафников и Стрелков смяли, и подкрепление, которое должно было прибыть к туннелю двадцать минут назад, может уже не успеть, Дэниел старался отогнать. Капитан представил конструкцию Старого Города: восемь вертикальных Уровней, каждый разбит на десятки Секторов. Дворец находился на Четвертом Уровне, в Девятнадцатом Секторе – ближайшем к Мировому Океану…
- Ну конечно! – прошептал Дэниел и повернулся к солдатам. Капитан строго осмотрел рядовых. Неоперившиеся птенцы, никогда и в боях настоящих не участвовавшие. Эмоции на лицах, скрытых балаклавами и очками, невозможно было прочесть. Роско глубоко вздохнул и начал:
- Я буду говорить с вами откровенно, как со своими солдатами. Генштаб допустил ошибку в стратегии – и из-за этого все наши успехи в обороне летят коту под хвост. Никто не ожидал, что имперцы воспользуются водным путем, чтобы обойти линию фронта. Конечно, мы привыкли к мысли о нерушимости внешних стен, да и я, дурак, тоже купился на это… Так или иначе, сейчас нам придется разбираться с огромной брешью в линии защиты, а учитывая количество мест, которых я так и не успел проинспектировать, эта брешь становится все шире. Возможно, сегодняшний день станет для всех нас последним. Будет чудом, если мы сумеем победить…
- Капитан, ты это… не хорони нас раньше времени… - испуганно подал голос один из новобранцев.
Роско довольно хохотнул:
- Что, засранцы, перепугались? Ладно, расслабьтесь, думаю, ничего серьезного не предвидится. Вряд ли там большой отряд, но как и всегда – надеемся на лучшее и готовимся к худшему…

***

Вошедший был высоким мужчиной неопределенного возраста – его лицо скрывала тень. Пытаясь адаптироваться к вторгшемуся в темную камеру свету, пленник начал быстро моргать глазами. Помогло совсем чуть-чуть. Приглядевшись к усыпанному орденами мундиру, узник различил опознавательные знаки Имперской гвардии.
- Надо же. Я думал, что они пришлют, по крайней мере, охотника на ведьм или даже инквизитора, а прибыл всего лишь один военный офицер. Довольно оскорбительно с их стороны, не находите? – узник пытался придать своему тону сарказма, но выходило пока что не очень.
Офицер беззлобно ткнул пленника пальцем в лоб, смахнул несуществующую пылинку с тщательно отполированных панцирных наплечников, расправил полы дорожного плаща и сел на стул в углу камеры. Узнику стало интересно, что скажет собеседник, однако офицер продолжал молчать.
- Ну что, так и будем играть в молчанку, или все же скажете, зачем вы сюда пришли?
Воззрившись на пленного, офицер промолвил:
- Ты Бакалавр.
Сказанное не было вопросом. Офицер знал, с кем разговаривает. Судя по всему, перед тем, как войти в эту загаженную наножуками камеру и начать разговор, он тщательно изучил дело узника. Последнего это не радовало. Однако…
- Этот голосок до боли мне знаком, - осторожно начал он, но офицер его перебил.
- Заткни пасть, мразь, и слушай: можешь дурить голову адъютантам генерала, но не мне. Я знаю тебя в лицо. Можешь не лгать. Эти гвардейцы простодушны - им все равно нет дела до дезертира из армии Синдиката. Ты крыса, Бакалавр - рассчитывал убраться с гибнущей планетки под видом пленного, но увы – не твой сегодня день. Интересно, куда ты дальше намеревался направиться? Случаем, не на Калеб? Прекрасные пляжи и туристический сезон – места лучше, чтобы залечь на дно и отдохнуть, не найдешь.
- Александр, маленький ты сукин сын, прекрати плеваться, как дитя, ей богу… – брезгливо заметил пленный, осознав личность своего собеседника.
- Для тебя я Александр Рамирез, Лорд-Командир Сектора Зеро!
В камере включился свет – очевидно, это сделал телохранитель, которого Рамирез оставил снаружи. Очевидно, для придания большего драматизма моменту. В глазах Александра плясали опасные огоньки. Да, подумал Бакалавр, такого можно испугаться.
- Ну здравствуй, Виктор. Давно не виделись. Десять лет прошло, а ты все так же весь в делах. Довольно неприятно, когда тебя объявляют государственным преступником, верно? Одно радует – знает об этом лишь кучка посвященных. И инквизитор Карциус. Как жаль, что он погиб.
- Чего ты хочешь, Александр? Девочку? Виски? Соснуть мой потный хрен? – устало вопросил Бакалавр. – Что до инквизитора… Поимел я удовольствия с ним встретится. Самодовольный кусок имперского дерьма – как и все вы. Но он довольно умен, это признаю. Кстати, передашь на Терру, что я больше никогда, слышишь, НИКОГДА не возьмусь за подобное. О, если бы они видели результаты проекта, то вряд ли бы сейчас спокойно спали в своих уютненьких постельках.
- Я пришел не ради того, чтобы уговаривать тебя, Виктор. Десять лет бюрократы Администратума просеивали информацию из всего Империума, лишь бы найти хоть какую-то зацепку. Никакого результата. Мы даже решились на такой безумный шаг, как подключить Ордо Еретикус. Конечно, никто не может просто так отдать Инквизиции приказ начать поиски какого-то никчемного отступника, до тех пор, пока их самих это не заинтересует. Однако, пара дружеских советов Верховному Магистру, и тот предлагает одному из инквизиторов проверить своих учеников в действии – под видом инкогнито разузнать настроения на десятке планет. И ведь странное дело – ни один из этих бедолаг не вернулся. Начал действовать некий странный… я бы даже сказал систематический фактор. Из оставшихся отчетов мы заметили, что аколиты исчезали сразу после того, как упоминали о Том-Самом-Бакалавре-с-Терры в обществе. Что за друзей ты себе завел? Почему они так не хотят, чтобы тебя нашли?
- Они знают, что я приведу вас к ним, - процедил Виктор. – Что до аколитов Карциуса… Мне жаль. Правда, жаль. Я пытался ему об этом сказать, но старик не слушал. Запустил бутылкой в мою сторону. Даже попытался пристрелить, но был так пьян, что и царапинки не оставил. Кто только пустил сюда этого некомпетентного ублюдка?
- После того, что твои «друзья» сделали с его учениками, я не удивлен подобной реакции, – саркастично отозвался Лорд-Командир, устроившись поудобнее на стуле. – Но не будем нарушать покой покойников. У тебя всего два пути, Виктор. Вернешь проект – и, возможно, мы даже восстановим тебя в звании главного исследователя. Не вернешь – что же, твоя воля. Всего лишь одним трупом больше.
Бакалавр уставился на Лорда-Командира. В его глазах одновременно смешались и страх и ненависть.
- Проект… знаешь, я бы рад вернуть, да он не у меня… - пробормотал Виктор.
- Что ты этим хочешь сказать? – нахмурился Александр.
Бакалавр ухмыльнулся.
- У него есть носитель.

***

- Так в чем же дело? – нетерпеливо спросил Рамирез, постукивая кончиками пальцев по столу.
Генерал Штраус крякнул от досады и скривил свой маленький некрасивый рот. Около половины офицеров, находившихся во временном штабе, расстегнули верхнюю пуговицу на рубашках. Штраус проявлял вопиющее нарушение субординации – при появлении Лорда-Командира не встал с места, чтобы пожать тому руку, и вообще, всячески показывал, что у него есть более важные проблемы, чем разбор очередных бюрократических проволочек. Но Рамирез прибыл не с инспекцией. Одного из самых могущественных людей Сектора интересовал ход войны.
- Поначалу кампания шла успешно, - несколько раздраженно промолвил генерал. – Однако, мы недооценили тот факт, что этим мерзавцам нечего терять.
- Генерал, я не люблю читать отчеты. Изложите мне все факты, быстро и кратко, – недовольно произнес Александр, посматривая на хронометрон. Было очевидно, что один из самых могущественных людей Сектора теряет терпение. «Меньше чем через час ты от меня не уйдешь, сукин сын…» - со злорадством подумал Штраус и неторопливо продолжил:
- В пятьдесят пятом году поднялся бунт крестьян против «благородных». Губернатору это было выгодно, ведь местные аристократы начали медленно, но верно перетягивать одеяло власти на себя. Определенно они заслуживали хорошей порки. Неожиданно, бунт приобрел планетарный масштаб – отовсюду приходили сообщения о крестьянах, громящих виллы и особняки аристократов. Все бы ничего, чернь бы поволновалась, да успокоилась. Но не тут-то было: оправившись, аристократы начали собирать наемные карательные отряды и жестоко расправляться с зачинщиками мятежей. И в дело вступил Синдикат. Первоначально, это были четыре Семьи, занимающиеся производством оружия для самозащиты. Но увидев, что на бунте можно неплохо заработать, они подсуетились, создали Организацию, посадили на пост директора парня из семьи Лоренсов (пожалуй, самая разумная из всех Семья), и за разумную плату начали вооружать отряды мятежников. Скоро это вылилось в полноценный вооруженный конфликт. Аристократы проиграли и с остатками своих армий бежали в Города. Говорят, что большую часть из них настигли и вырезали. Но здесь, в Столице, благородные нашли убежище в Башне Правосудия, у Арбитров. Те изолировали все входы и выходы, активировали защитную систему и заявили, что каждый, кто приблизится к Оцеплению ближе, чем на семьсот метров, будет считаться нарушителем.
- Это что же за Арбитры такие? – недоверчиво спросил Александр. – Почему они согласились помочь аристократам? Их что, не предупредил губернатор?
- Я полагаю, что губернатор, параллельно проведению имперской политики в Старом Городе, вел свою игру. Увы, нам уже ничего не узнать – пару недель назад синдикатовская диверсанты сумели обойти защиту Оцепления и взорвать фундамент Башни. Сейчас там остались лишь руины.
- После того, как Оцепление ушло в изоляционизм – почему не прислали новых Арбитров? Должен же был кто-то защищать Столицу? – поинтересовался Рамирез.
- Эту обязанность на себя взял Синдикат. Губернатор и Администратум подписали контракт с директором Карлом Лоренсом, при условии, что ни один синдикатовец не будет принимать присягу Империуму.
- И Муниторум не обратил на это внимания? – недоверчиво спросил Александр.
- Были дела и поважнее, поверьте мне, - покровительственным тоном произнес Штраус. – Орки в соседних системах начали подозрительно шевелиться, активизация культов и прочее и прочее. В итоге, мы имеем то, что мы имеем – мощную самодостаточную полувоенную организацию, способную противостоять нам уже на протяжении…
- Двух месяцев, - закончил за генерала Рамирез. – Что насчет командования противника? Есть ли ценные данные?
- Во-первых, нужно отметить её… - Штраус нажал несколько кнопок, и над столом спроецировалась голографическая копия женской головы. При этом, многие офицеры почему-то болезненно вздохнули: - Это Елизавета Лоренс, Третья Наследница Трона Синдиката, также известна как Черная Королева. В её цепких пальцах сосредоточено командование инфраструктурой Старого Города. Эта девушка подчинила себе почти весь Совет Директоров, за исключением некоторых особо упертых членов – насколько нам известно, они уже погибли в результате «несчастных случаев». Довольно неординарная личность, я бы хотел заметить…
- Обыкновенная избалованная девчушка, - резко оборвал генерала Александр.
- Э, нет, - хитро ухмыльнувшись, проговорил Штраус. – Эта детка намного интереснее, чем вам кажется. Десять лет назад её мать объявили предательницей, дочерей из-за этого лишили прав на Трон. Старшая полтора года назад была убита при довольно странных обстоятельствах. Эта смерть послужила началом целой цепочки странных событий, в результате которых от руки Елизаветы пал предыдущий принц – Грегори. Обыкновенный дворцовый переворот, но, хочу заметить, очень изящно исполненный.
- Генерал, может вы перестанете лизать ей задницу и продолжите? – не допускающим возражения тоном проговорил Лорд-Командир. Штраус стушевался, нажал на кнопку и пробурчал:
- А это – Дэниел Роско, капитан Армии Синдиката. Тот еще мерз-завец, - у генерала от волнения даже задергалось веко. – Верный цепной пес Елизаветы, является полевым командиром вооруженных сил. Фактически, кровь наших солдат на руках этого мерзкого шлюхиного отродья… - продолжал Штраус, багровея. Адъютант принес ему стакан воды, но тот отчаянно замотал головой. – Все эти уловки, засады, мины на трупах наших гвардейцев – его проделки. Мы его оттесняем, но каждое сражение многого стоит. Да вы еще его танкеток не видели!
- Танкеток? – переспросил Рамирез.
- Именно! – срываясь на фальцет, выпалил Штраус. – Мы даже не можем ввести свои бронированные части, а эти мелкие крысиные подонки уже приспособились – разъезжают на своих машинах смерти, месят наших солдат, а трупы бросают на съедение прирученным мутантам!
- Заткнись, - жестко процедил Александр, крепко сжимая кулак. – Отзывай своих людей, некомпетентный кусок дерьма. Это была проверка – и ты её не прошел. Можешь отправляться на Рэйвен XVIII, там как раз нужны недоразвитые имбецилы.
- Как вы смеете?! – завопил Штраус. – Я, генерал Его Величества Императора, сектора Зе…
Монолог Штраус так и не успел закончить – он был прерван гулким треском, раздавшимся от столкновения кулака Лорда-Командира и лба генерала.
- Унесите его, - брезгливо произнес Рамирез, снимая перчатки и выбрасывая их в урну. – Итак, кто теперь здесь за старшего?
- Я, сэр, - отрапортовал возникший из ниоткуда адъютант.
- Объяви солдатам: их перенаправляют. И еще кое-что… Свяжись с лейтенантом Лексом Риппером, пусть вводит своих ребят.
- Прошу прощения, сэр, из какого полка лейтенант Риппер?
Рамирез вздохнул как человек, никогда не знавший отдыха:
- Одиннадцатый Кафиссийский. «Торговцы смертью».

***

То, что увидел Кай, потрясло рядового до глубины души.
Отряд Кая был послан зачистить Седьмой Сектор, приготовив его для продвижения имперских войск. Несмотря на то, что приказ генерала Штрауса мог понять даже кретин: «Ни в коем случае не разделять армию!», лейтенант Керн все же решился на самовольные действия. Третий Уровень был захвачен имперцами только наполовину, в то время как на территорию Четвертого гвардейцы побаивались соваться – ведь Дворец вместе с основной частью армии Синдиката находились именно там. Однако, сопротивления имперцы не встретили – район был пуст. Порыскав по Сектору еще некоторое время, сержант Гилсборн пришел к выводу, что бойцы Черной Королевы вернулись во Дворец – без их «духовника», капитана Роско, солдаты мало что могли сделать.
Вскоре, ушей гвардейцев достиг глухой грохот. Кай снял винтовку с предохранителя и стал настороженно всматриваться вдаль. К аванпосту приближалось огромное облако пыли. Поначалу, рядовой не мог различить, кто или что это, но через пару минут его взору предстала крупная толпа разнообразно экипированных гвардейцев. Однако, это были вовсе не бойцы Четырнадцатого Карпатского, а совершенно незнакомые личности, на масках которых красовались зубастые ухмылочки. Приглядевшись к наплечникам этих гвардейцев, Кай различил цифру одиннадцать. Выстроившись по стойке «смирно», отряд приготовился поприветствовать командующего офицера. Но «зубастики» спокойно прошли мимо, не обратив на своих собратьев внимания.
- Сержант, что за дела? – возмутился Кай. – У них такой вид, будто они имеют полное право находиться в занятом нами районе. Мы здесь укрепились первыми! Эй! – окликнул Кай одного из «зубастиков», выбившегося из строя. Тот молча уставился на гвардейца. Кай скорее не увидел (глаза всех «зубастиков» были скрыты желтыми потрескавшимися очками), а почувствовал, как солдат сверлит его взглядом, и желание разъяснить ситуацию мгновенно пропало. – Да что же это такое…
- Я, кажется, начинаю догадываться, кто это, - загробным тоном промолвил Гилсборн. – «Торговцы смертью». Ветераны Одиннадцатого Кафиссийского, охотники на Орков. Они сумели отвоевать Старый Город у восьмимиллионной орды зеленокожих, при этом потеряв всего две тысячи человек.
- Варпов бред, - бросил Кай. – Такого просто не может быть.
- Еще как может, - продолжал вещать все тем же тоном сержант. – Эти парни – полнейшие отморозки, даже боли не чувствуют, да к тому же еще и крайне скрытные. Слышал, что они вообще не разговаривают с теми, кто не из их полка.
Пока Гилсборн говорил, «зубастики», размеренно шагая, продолжали свой путь. Некоторые из них нарочно громко стучали каблуками сапог по мостовой, дабы, видимо, быстрее навлечь на себя огонь предполагаемого противника.
- Ну и засранцы, - процедил Кай и, рухнув на пустой ящик из-под боеприпасов, начал разочарованно насвистывать полковой марш. Сержант лишь пожал плечами. Но стоило ему отвернуться, как позади раздался сухой надтреснутый бас:
- Сержант Рене Гилсборн, Четырнадцатый Карпатский, разведывательный батальон?
- Так точно, - неохотно подтвердил сержант, воззрившись на собеседника. Это был громадный детина в местами побитой панцирной броне. На плечах у него висели лоскуты материи, некогда, видимо, бывшие лейтенантскими погонами. Кай неожиданно приметил, что рисунок на маске командира несколько отличался – на его «зубах» багровели капельки крови.
- Я лейтенант Лекс Риппер. Рад познакомиться, - сквозь силу произнес командир «зубастиков» и протянул ладонь для рукопожатия. В отличие от слов, в его тоне радости почти не было. Казалось, что лейтенант по-настоящему разговаривал много лет назад, и сейчас силится вспомнить, как это делается. «Нет, они точно те еще засранцы», - подумал Кай и испугался своей мысли – вдруг Риппер её услышит.
- Поступил приказ от командования – Четырнадцатый Карпатский в полном составе отзывается с Кафиссии и передислоцируется на Рейвен XVIII до получения дальнейших указаний, - бесстрастно произнес лейтенант. – Ваш отряд ослушался приказа.
- Чего?! – завопили Кай и сержант одновременно. Риппер лишь кивнул. Его паршивая ухмылочка, как и манера общения, начинала выводить рядового из себя.
- А почему нам об этом не сообщили по воксу, а? Что на это скажешь? – отчеканил Кай. Внутренне он уже торжествовал. Лейтенант лишь воззрился на Гилсборна. Секунд десять они, что называется, играли в «гляделки», но в итоге сержант сдался и произнес:
- Прошу прощения… Но Кай прав. Ничего подобного мы не слышали.
- Это значит, что вы были настроены не на ту волну, сержант.
Гилсборн вспыхнул и уже раскрыл рот, чтобы произнести уничтожающую тираду – но лейтенант развернулся на каблуках и двинулся к своим солдатам.
- Извините, ребята, - поникнув, прошептал Рене. – Это… этого не должно было произойти.
Кай бросил в сторону сержанта испепеляющий взгляд и заметил:
- Это уже не в первый раз, сержант. Знаешь что я думаю? Такими темпами нам никогда не стать настоящими воинами. Да и какие из нас к черту разведчики?! Я вообще из винтовки только на стрельбище палил! Что скажешь, а, Рене?!
Сержант молчал.
- Ты ведь собирался сделать из нас героев! «Мы проберемся в тыл и убьем Королеву, ля-ля-ля, утрись, Горбиц!» И к чему мы пришли? Все, я сваливаю.
- Ты куда? – крикнул вслед рядовой Дженкинс.
- За этими засранцами, зарабатывать себе славу, - одними губами прошептал Кай на бегу.

***

Проезжая мимо домов, Дэниел в который раз с грустью отметил, что они пусты. Еще перед началом каких-либо военных действий Черная Королева приказала эвакуировать всех мирных жителей. Никому, кроме водителей, она не сказала, куда эти люди отправятся. Капитан подозревал, что Елизавета приказала увезти беженцев к руинам древней метеостанции – как-никак, сейчас это единственное безопасное место на всей планете. Имперцам там нечего вынюхивать – после Войны в Болотах мало кто туда захочет соваться. Однако, по данным, оставленным еще разведчиками принца Грегори, метеостанция только казалась руинами – на самом деле, все оборудование было в исправности, будто его только вчера обслужили техножрецы.
Новобранцы продолжали волноваться. Роско рассказал им несколько совершенно уморительных анекдотов, однако хихикнули от силы два человека. Поняв, что парням сейчас не до смеха, капитан занялся проверкой своего оружия.
- Приехали! – крикнул водитель.
Дэниел, как и всегда, вышел первым. Глазам капитана предстала довольно безрадостная картина: площадь перед Дворцом была буквально завалена порубленными на куски трупами солдат Синдиката. Судя по количеству гильз, бой был жестоким – противник штурмовал здание несколько раз, но синдикатовцы каждый раз оттесняли гадов обратно. В конце концов, оборона пала. Капитан был потрясен. Он ехал всего лишь пятнадцать минут – и за это время имперцы успели уничтожить защитников Королевы и проникнуть в святая святых – Дворец Синдиката.
- Приготовить оружие! – скомандовал Дэниел, сняв автомат с предохранителя. Отряд занял позицию у дверей. Роско махнул рукой и солдаты двинулись вперед.
Холл также был усеян трупами. Стены были заляпаны кровью, а тело пулеметчика, оборонявшегося за мешками с песком, было буквально растерзано – солдат держался до последней капли крови, пока его не упокоили очередью в голову. Глаз капитана подметил труп в незнакомой униформе. Перевернув тело носком сапога, Дэниел присмотрелся к имперцу. Это был довольно мускулистый мужчина в полном комплекте панцирной брони – даже бока сапог оказались прикрыты адамантовыми пластинами. Роско показалось странным, что именно такой с головы до ног бронированный бугай погиб первым. Но времени на то, чтобы сделать выводы, не хватало, и отряд двинулся дальше.
Впереди еще шел бой – стрекотали синдикатовские пулеметы, рявкали дробовики, изредка даже подвывал огнемет. Пару раз громко разорвались гранаты. Нападающие были вооружены стандартными имперскими лазерными ружьями, однако звук от выстрела был несколько другой – более высокий и пронзительный.
- Пойдем врукопашную… - прошептал Дэниел и вытащил нож. Новобранцы нервно кивнули и последовали примеру командира. Капитан прильнул спиной к стене и выглянул из-за угла. Высунься он чуть больше, пришлось бы стелить себе постель в земле лопатой. Дернувшись, Роско постарался успокоиться и сдержаться от многоэтажной бранной тирады.
- Срань Императора, - пробормотал он, лег на пол и пополз.
Перед капитаном возникла широкая спина одетого в зеленое гвардейца, палящего по солдатам Синдиката из бронебойной снайперской винтовки. Дэниел затаил дыхание, подполз ближе, размахнулся…
И получил сокрушительный апперкот. Чуть не задохнувшись, Роско рухнул на пол с грацией мешка, наполненного картофелем. Тут же на снайпера с дикими криками бросились два новобранца. Гвардеец аккуратно перехватил одного, ткнул новичка несколько раз в живот его собственным же ножом и отбросил. Второму удалось повалить стрелка на землю, но тот, ловко дернувшись, вылез из-под синдикатовца и пнул его сапогом в лицо. Послышался треск ломающихся очков и новобранец, взвыв, отлетел.
Снайпер обернулся к капитану. Лицо стрелка было закрыто маской, с намалеванной на ней зубастой ухмылочкой. Капитан глубоко вдохнул и сосредоточился на противнике. Не было вокруг никакого боя, шальных пуль, которые так и норовят продырявить твою голову, лазерных лучей и прочих прелестей войны – во всей вселенной для Дэниела не было ничего важнее, чем этот стрелок. Аккуратно перебросив нож в левую руку, Роско обошел гвардейца и сделал обманный выпад. Снайпер отпрянул и переключил все свое внимание на клинок, не заметив, как капитан уже делает подсечку. К чести имперских военных инструкторов, стрелок в самый последний момент успел отпрыгнуть в сторону и взять инициативу на себя. Достав из ножен широкий тесак, гвардеец несколько раз рубанул воздух – Роско аккуратно избежал всех его атак. Снайпер фыркнул и начал наступать на капитана. Дэниел уклонялся от взмахов тесака, не забывая время от времени стараться достать противника ножом. Однако, все его попытки пропали даром, так как гвардеец держал синдикатовца на расстоянии. Неизвестно, сколько это еще бы продолжалось, если бы один из новобранцев не снес снайперу голову.
Роско отряхнул мундир от налипших на него кусочков мозгов, похлопал новичка по плечу и произнес:
- Благодарю. Но больше никогда так не делай…
- Что дальше, капитан? – вопросил один из солдат.
- Обойдем гадов с фланга и живо в тронный зал. Мы должны удостовериться, что с Королевой все в порядке. Задача ясна?
Новобранцы кивнули. Капитан вдруг заметил, что они уже не боятся боя. Страх донимал их ровно до того момента, пока они сами не увидели, что происходит на войне, и как только увидели – успокоились и стали более рассудительными.
- Ну, пошли!
Пробравшись через небольшую галерею и обогнув сражающихся, отряд достиг дверей тронного зала. Личная охрана Королевы, видимо, сейчас помогала солдатам обороняться.
Дэниел сначала постучался и, лишь после того, как ему не ответили, открыл дверь.
Тронный зал был пуст.

Последний раз редактировалось BloodRavenCaptain; 17.12.2010 в 23:13.
  #1850  
Старый 18.12.2010, 09:36
Аватар для Navarre n.
Посетитель
 
Регистрация: 26.07.2010
Сообщений: 27
Репутация: 16 [+/-]
<удалено>
Выставляю на ваш суд.

Скрытый текст - Без названия:
Бежать, бежать, неважно куда, главное как можно скорей бежать, он должен скрыться от магов, от собак, ото всех, кто мог его увидеть и услышать, от любого случайного прохожего, потому что они тоже умрут. Все умрут, любой, кто его заметит, кто взглянет в его уставшее в шрамах лицо, любой, кто заденет плечом или вдохнет его запах. Они убьют каждого, стирая его из жизни, из памяти, из истории. Бежать – но куда? Скрыться – где? Лишь бы не нашли, только не сегодня, только не сейчас!

…с неба в переулок упало нечто большое, лохматое, и застонало, пытаясь подняться. Трое ублюдков, во всю глотку только что смеявшиеся, отступили назад, судорожно ища свои раскладные ножи. Я же, испуганно пискнув, забилась в самый темный угол. Косматое чудище наконец-таки поднялось на ноги, пошатываясь сделало пару шагов и вскинуло голову. Это оказался давно не бритый, заросший мужчина, правую щеку рассекал шрам от виска до шеи.
Целую вечность длился один вдох. А после бывшие только что шавками, почувствовавшими свое превосходство, подонки стали шакалами, отчаянно кинувшимися на разъяренного волка, и замертво упали на асфальт. Рядом тяжело упал и волк, вконец обессиленный схваткой и получивший ножом в бок…

Почти что нирвана. Знакомая до боли тишина. Странное, не естественное спокойствие. И это проклятое чувство, что кто-то рядом. Словно снова сковали цепями и заточили где-то далеко, глубоко, где сам дьявол никогда не бывал.
Нет, нет! Просыпайся! Это сон, просто сон и надо просто проснуться!


– …стой, не убивай! – выпаливаю первое пришедшее на ум. Чувствую, как капельки пота скатываются по спине. Животный страх, я снова его испытываю, только теперь передо мной мой спаситель, гигант, сильной рукой прижавший меня к двери.
– Кто ты? – спрашивает он. У меня перехватывает дыхание, ловлю тебя на том, что бессмысленно открываю-закрываю рот. – Кто ты? – повторяет он уже со злостью в голосе.
– Я была в переулке, где ты убил тех троих, помнишь? – глубокий вдох перед еще одной скороговоркой. – Тебя ранили и… я привезла тебя сюда… здесь, дома, перевязала тебе рану… вот…
Сердце бешено бьется, кровь стучит в висках. Я так не волновалась на первой в своей жизни сессии, как сейчас, перед этим странным человеком с холодным блеском в глазах. Он убирает руку, отступает на пару шагов, все еще пристально на меня смотрит.
– Зря. Что это за место?
– Моя квартира, – удивленно вскидываю бровь, развожу руками.
– А год? Какой сейчас год?
– Две тысячи десятый… а что?
Он хмурится, садится на кровать. На бинтах нет пятен крови, значит, швы не разошлись.
– Ничего. И долго я тут?
– Два дня. Тебя вообще сильно ранили.
Смех.
Он смеется? Да что вообще, черт возьми, происходит?
– Царапина, сам бы выбрался.
Теперь уже я смеюсь, от нервов.
– Сам? Колотая рана в боку! Скажи спасибо, что легкое не задело! И обошлось без зара… – осекаюсь под его ироническим взглядом. Дура. У него же все тело – пособие, столько шрамов. – Тебе бы себя в порядок привести…

Дождь всегда спасал, смывая следы, стирая запахи, давал еще один шанс на выживание, издевался пестрой радугой в небе и заманивал в людные, но такие теплые и сухие места. А этот дождь – искусственный, грубый, только раздражает кожу и глаза, ядовит на вкус и какое-то странное ощущение после него, словно слоем грязи покрылся.

…сначала хотела рассказать все подруге, все с самого начала. Но вовремя спохватилась, ведь ОН запретил, да и час ночи, как оказалось. Я нашла свой старый дневник, где последняя запись была больше года назад, когда мы с Дэйлом начали встречаться, и все-все, что произошло за эти три дня, записала. Про нападение вечером возле клуба, про здорового Невклидия, упавшего с неба, про то, как я везла его в машине домой, не зная, о чем больше беспокоиться, о машине или о нем. Писала о своем первом медицинском опыте оказания первой (да и второй, пожалуй, тоже) помощи. О том, каким красавцем он вышел из душа (и – о боги! – я готова была отдаться на месте), как он разбил нос Дэйлу, пьяному придурку, пришедшему у меня права качать, а главное то, что он сказал – забыть о нем. Как можно забыть такого человека?..

Снова бежать. Не так быстро, но и не останавливаясь. Через ночь, через тени освященного города, вдоль шумных дорог. От заката до рассвета по опавшей листве и мусору, глотая пыль и вдыхая тяжелый запах испарений. Как бы это не убило раньше преследователей!

...я услышала их в полусне, стоило лишь сомкнуть веки. Пара пищащих голосов и один бас. Черт, черт, черт! Понимаю, что надо проснуться, но меня словно тянет в водоворот сна. Я борюсь, но не могу, сил не хватает, слышу их где-то вдалеке, а мозг уже начал обрабатывать информацию, еще чуть, и соскользну с островка осознания…
Меня выдергивает волосатая лапа, зажавшая рот, а горящие зеленым светом глаза заставляют застыть как в параличе.
– Ну и где он? – растягивая слова, спрашивает нависший надо мной монстр с огромными ушами, жабьим ртом и напрочь отсутствующим носом. Я лишь вожу глазами, пытаясь что-нибудь увидеть.
– В спальне ничего нет, – жалобно пропищал кто-то вне поля зрения.
– Обыщите еще раз, – пробасил державший меня. – Он не мог уйти бесследно. – И обратился ко мне: – Ты же знаешь, о ком я, не так ли?
От его растянутого в подобие улыбки рта меня бросает в дрожь. Пытаюсь повертеть головой, всем своим видом показывая, что – нет, не знаю. Но я знаю… Каменная стена, думать о каменной стене! Большой такой, каменной, Боже, дай мне сил, стене!
– А он считает иначе, – злобно протянул жабоподобный.
Сверху на меня уселся еще один, поменьше, под его весом я вспомнила, что у меня есть тело, но было уже поздно. Он держал в руках мешок, мерзко хихикал и елозил, от чего у меня выступили слезы. Как же это унизительно, мерзко и больно! Закончив, он достал из мешка… Боже, он достал голову! Человеческую, с капающей кровью голову! И эти знакомые в полусвете глаз чужаков очертания… Дэйл? Нет… только не он… Боже, пусть это будет не он!
Широко распахнув глаза, голова отчетливо произнесла:
– Привет, малышка!
Я кричала в лохматую ладонь, бессмысленно пытаясь вырваться…

Первое правило – никогда не имей друзей. Не заводи друзей. Вообще забудь это слово – друг. Если не можешь быть кому-то другом, то не стоит искать себе таких. Второе правило – не геройствуй. Кто бы, где бы и когда бы ни попал в беду. И третье правило – чисть за собой. Любого. Каждого.
Он нарушил все три правила, впервые за пять лет. Теперь, ощутив ее боль, его раздирала совесть. Но надо идти вперед.


…сколько прошло времени? В короткие всполохи сознания я озираюсь, вижу всю ту же камеру, ощущаю всю ту же цепь на ноге и слышу все тот же мелодичный голос, что-то успокаивающее нашептывающий на ухо. Вспоминаю, что это бард, друг виновника нашего заточения, и мне становится тепло и уютно в его объятьях, и от мысли, что он еще жив, пусть и в таком странном затхлом месте…

Порой опытная дичь зазнается и ловится в самый простой капкан новичка. Он попался, как если бы вчера вышел на улицу, так легко и просто. Как же он годами мог убегать?
Его бьют по лицу, а он улыбается. Ногами пинают в живот, а он смеется. Ему заламывают руки, надевают кандалы, а он доволен и про себя благодарит своего врага, пославшего именно этого жабоподобного идиота за ним. Им не понять, чего он рад. А он все еще жив; вымотан, снова избит, скован, но жив и еще будет жить. День или два, он будет жить.


…знакомый голос возвращает меня к реальности. Обнаруживаю себя лежащей на холодном полу, до того обессиленной, что повернуть голову кажется не возможным. Глаза привыкают к мраку, и я узнаю эту высокую мощную фигуру человека, сведшего с ума весь мир. Бард рассказал и про то, кто он, этот странный Невклидий, и про его дочь полуэльфийку, которую из-за хрупкого равновесия рас не рискнут трогать, и про этих существ из подземелья… Он много рассказывал, я много слушала, я все это повторяла на пытках, но ни разу не вспомнила даже, как он выглядел. Не смогла. Хотела – ведь тогда бы меня быстро убили, не мучили, никакой больше боли и страха. Но… но… Может, потому что я была ему обязана, может, потому что бард просил, может, то я дура, или может просто из-за поцелуя, ставшего лучшим моментом в моей жизни.
– Завтра вас повесят. Кроме тебя, – пропищал ушастый, закрепляя цепь на стене, ухмыльнулся и ушел…

Его будут пытать, жестоко и сурово, пока все не вытащат, а после убьют, задавят, как таракана, и закончится наконец-то эта безумная гонка сквозь время и место. Эльфийские города, гномские кузни, людские разрушенные деревни, страшное будущее шумных и грязных миров. Но сначала его заставят смотреть, как корчатся на виселице бард, крестный его дочери, и девушка из будущего, хрупкая случайная жертва. Только он не будет сожалеть, а закроется в скорлупе своего сознания, как она научила за пару часов до смерти.
Они не знают, что он будет жить, что память о нем сохранилась, где-то там, далеко, в узорах чернилами, и вскоре он вновь родится, осознается, вспомнит себя и продолжит долгий путь к единственной цели в своей веренице жизней – уничтожить обреченный мир.



17.12.2010
__________________
...life is just a memory...

Последний раз редактировалось Navarre n.; 19.12.2010 в 07:47.
  #1851  
Старый 18.12.2010, 12:42
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,801
Репутация: 1604 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
просто стёб

написано как внеконкурсная юмористическая работа в темах обсуждения конкурса на тему "Путешествие во времени", во как всё сложно

Ошибки и погрешности
Скрытый текст - Имя нам - Легион, ибо много нас:

– 1 –

Не успел Кузьмич опрокинуть в себя пятую кружку, как началась война. Сверху тяжело ухнуло, по стенам пробежала скрежещущая дрожь. Звякнула металлическая посуда, кружки и тарелки гуськом поспешили спрыгнуть со стола, но Кузьмич первым делом поймал бутылку водки за горлышко и пробасил:
– Ишь ты, куда собралась!
– Ась? – полюбопытствовал Козликов. Он оторвал раскрасневшееся лицо от ладоней и направил его на собутыльника. Пьяные глаза чаще закрывались, чем открывались.
Кузьмич дождался, пока тряска прекратится, аккуратно поставил бутылку с кружкой на опустевший столик. Раздумывал, что важнее: спешить на палубу, где и без него разберутся, или ещё немного пригубить, чтобы потом теплей было под северным солнцем? И пока он взвешивал все «за» и «против», последовал новый удар по кораблю. Бутылка ловко увильнула от громадной лапищи Кузьмича и завершила тройное сальто, разбившись о железную обивку дверей каюты.
– Ишь ты… – только и успел сказать, а потом подумать Кузьмич, печально глядя на осколки.
– Ась? – удивлённо вопрошал Козликов, которого ударом скинуло со скамьи. Он сидел на холодном полу, и выпучивал сонные глаза, пытаясь осмотреться.
– Дела-а! – многозначительно протянул Кузьмич, нахлобучивая офицерскую фуражку.
Он поднялся, расправив могучие плечи и пузо. Левой рукой поднял на ноги рядового Козликова, отрезвил бодрящим подзатыльником, снова поднял, а правой – отворил дверь в коридор, поймал кого-то в дыму за руку и встряхнул маленько.
– А ну, докладывай, что происходит! – рыкнул Кузьмич.
– Напали! Напали! – перепугано пропищал морячок. – Стреляют, убивают всех!
– Ой, может, в каюте обождём? – испугался Козликов.
– Нельзя, долг зовёт! – покачал головой Кузьмич. – Ты забыл, кто мы? Охрана – мы!
– Ох рано встаёт охрана! – ни с того, ни с сего пропел Козликов и звучно рыгнул.
– Кто напал? Пираты что ли? С какого судна? – Кузьмич опустил морячка на ноги.
– Незнамо я! – Морячок бежал вслед за Кузьмичом, размахивая руками. – Вроде и не было судна!
– Как это не было? С неба явились что ли?
– Марсиане, значит! – заключил Козликов, который плёлся следом, раскачиваясь от стены к стене, уверенный, что нефтяной танкер «Иванов» попал в шторм.

– 2 –

Морячок умер первым, хотя надо было приложить немало усилий, чтобы промазать, стреляя в Кузьмича. Голова единственного трезвенника взорвалась, окатив Козликова расплавленными мозгами.
– Ишь ты! – в сердцах воскликнул Кузьмич, спрятавшись за краем стены. Козликов, хоть и нажрался в хлам, догадался последовать его примеру.
Стена – и не стена вовсе. Так, жалкие дымящиеся руины капитанской рубки. Чем так разнесло кормовую часть корабля, намётанный глаз Кузьмича определить не смог. Будто фантастическая корова языком слизала. «Хорошо, что не по грузовой части танкера целили, иначе беды не миновать!» – подумал Кузьмич. Обломков нигде не было, зато по всей палубе валялись трупы моряков и офицеров. Большинство – со швабрами в руках. По всей видимости, противник свалился на головы, как гром среди ясного неба.
– Мамочки, что творится! – Козликов вжался спиной в стенку, не в силах оторвать взгляд от обезглавленного морячка, который рухнул перед ним на колени, а через несколько секунд опустился на бок.
– Отставить панику, солдат! – повысил голос Кузьмич. Он осторожно выглянул за угол.
Что-то свистнуло, и Кузьмич отпрянул. Фуражка моментально расплавилась, оставалось только сбросить пепел с лысины. Что офицер и сделал.
– Ишь ты… – удивлённо протянул Кузьмич. – Лазеры у них хорошие, метко летят.
– У кого? У марсиан?
– Не знаю. Не видел я, откуда стреляли.
– Ой, не к добру это, Кузьмич!
– Тоже так подумал. Ну-ка давай обратно к лестнице.
– Сматываемся, Кузьмич?
– Тактическое отступление, ничего ты не понимаешь, Козликов.
И пока они двигались вдоль полуразрушенной башни, воздух вдруг наэлектризовался, стало тяжело дышать, запах озона усилился, вытесняя запах горелой плоти. Козликов с перепугу сиганул во тьму и кубарем скатился по ступенькам, вспоминая все флотские ругательства. Кузьмич притормозил у входа, огляделся. Танкер быстро окутывался каким-то странным электрическим вихрем. Когда он сформировался в колоссальный смерч, в центре которого находилось судно, Кузьмич протянул «Дела-а..» и поспешил за Козликовым.

– 3 –

– Дурное предчувствие у меня, Кузьмич! – пожаловался Козликов.
– Соберись, тряпка! На нас вся страна надеется!
– Эх, две недели до конца службы оставалось. Каких-то две недели!
– Отставить разговорчики!
– Чувствуешь, Кузьмич, качка пропала? Не движемся мы по морю, забрали нас инопланетяне окаянные, говорю тебе, точно забрали! Подняли своим лучом в небо, того гляди, уже где-нибудь на орбите болтаемся!
Они наведались в потайной оружейный отсек возле каюты капитана, о котором последний частенько любил вспомнить во время хорошей пьянки. Теперь страшно было подумать, что он встретил свою смерть, как пить дать, на капитанском мостике, быть может, у штурвала.
Кузьмич обвесился автоматами Калашникова, Козликов тоже один взял, хотя и сомневался, что успеет им воспользоваться. Мысли о превосходстве противника в вооружении и даже количестве не покидали солдата.
– Нельзя наружу выходить, Кузьмич, ой нельзя! Задохнёмся в космосе!
– Отставить, я сказал! Как мы можем быть в космосе? Там же невесомость!
– Луч инопланетный гравитацию сохраняет, небось! В космосе мы, правду говорю! Чувствуешь, похолодало? – Козликов явственно ощущал, как у него стучат зубы, а по спине бегают мурашки.
– Козликов, угомонись! Фантастики своей начитался, набухался ещё сверху, а теперь умничаешь тут!
– Тихо, Кузьмич. Слышишь? Кто-то идёт!
Из коридора отчётливо доносились равномерные шаги. Тяжёлая поступь, будто робота, приближалась к складу с оружием.
Козликов укрылся за одним из шкафчиков и дрожащей рукой принялся показывать Кузьмичу спецназовские знаки, куда ему идти, кто кого прикрывает и так далее. Кузьмич стоял посреди склада и озадачено смотрел на рядового, медленно хлопая глазами и пытаясь понять, что от него требуется.
– Гранат у нас нету, если ты об этом, – пробасил он.
Козликов зажмурился и приложил указательный палец к губам. Шаги за дверью прекратились.
– Прячься! – беззвучно шептал Козликов Кузьмичу. Офицер оставался на месте, поглядывая то на дверь склада, то на рядового. Кулачищами он держал автоматы, которые в масштабе с его телом, казались игрушечными.
Двумя или тремя мгновениями позже незнакомец продолжил движение по коридору. Козликов вслушивался в удаляющиеся шаги, почувствовал, что от сердца отлегло, выдохнул, смахнул с лица пот. Кузьмич переступал с ноги на ногу, над чем-то размышляя, а потом воскликнул:
– Ну не могу я так отсиживаться, когда рядом разгуливает враг!
Он с воинственным кличем вывалил своё массивное тело в коридор и начал стрелять вдаль, хотя никого там не замечалось. Козликов, проклиная всё на свете, подбежал к Кузьмичу и захлопнул дверь склада между ними. Повернул блокирующее колесо и был таков.
– Прости, Кузьмич! – Козликов чувствовал себя ничтожеством. – Я всем расскажу о твоём героическом поступке! Родина тебя не забудет!
Выстрелы стихли. В коридоре опять кто-то затопал.
Козликов сжался в комок возле двери, даже дышать перестал. Авось, пронесёт!
В бронированную дверь постучали.
Козликов не ответил.
Постучали настойчивее.
– Да открывай уже, не томи!
«Кузьмича голос подделали, изверги! Это ж надо до чего техника у марсиан дошла!» – Козликов печально посмотрел на автомат и уже подумывал о суициде.
– Етить твою налево, Козликов! А ну живо открыл дверь старшему по званию!
Ноги рядового от такого командного тона инстинктивно побежали выполнять приказ. Как выяснилось, Кузьмич мало того, что уцелел, так и победил в перестрелке, в которой теоретически не имел шансов выжить.
– Ты только взгляни, Козликов! – Он вытянул перед собой могучие руки ладонями вверх.
– Куда?
– Во! – Кузьмич показывал ладони.
– Кузьмич, ты шутишь так или тебя контузило? Я ничего не вижу!
– В том-то и дело! – Офицер отпустил невидимую кучу, которая обрушилась на ноги Козликова. Тот взвизгнул от неожиданной боли. – Это человек-невидимка, представляешь?
– Матерь Божья, и вправду! – Козликов присмотрелся и различил несколько багровых пятнышек, висящих в воздухе над полом. Прозрачность возле этих мест заметно подрагивала. – Ты подстрелил невидимку, Кузьмич! Ну ты даёшь! Ну мужик!
– Рано радоваться, Козликов. Давай-ка изучим эту диковинку.
Под костюмом-невидимкой укрывался толстый-претолстый голый-преголый мужчина, ничуть не уступавший Кузьмичу в ширине плеч, бёдер и всего остального. Только ростом не вышел.
– Однако, на тебя эти марсиане немного похожи! – удивился Козликов. – Может, ты тоже у нас марсианин, а, Кузьмич?
– Да с чего ты вообще взял, что это марсиане?
– Венеряне?
– Люди это простые! Не пудри мне мозги!
– А откуда у них тогда такое вооружение? Лазерные бластеры, костюмы прозрачные…
– Новейшие разработки какие-нибудь! Шпиёны это! Американцы, точно говорю!
Броню Кузьмич с горем пополам натянул, а вот со шлемом-невидимкой возникли проблемы. До подбородка едва дотягивался.
– Одна шея видна, – покачал головой Козликов. – Провалится твой план, Кузьмич.
– Подумаешь, шея.
– Русская толстенная шея в воздухе висит – вмиг раскусят. Да ты только на кадык этот русский посмотри! Ох, не получится тебе, Кузьмич, шпиёнов обмануть.

– 4 –

– Хватит придуриваться, Козликов, мы не в космосе – сам видишь.
Козликов выпустил застоявшийся воздух из лёгких, шумно задышал и сразу же закашлялся. Морской воздух стал каким-то спёртым и вонючим. Они стояли на палубе танкера и оглядывались: вместо бескрайных водных просторов вокруг танкера расположились какие-то нефтяные вышки, навесные заводы и маленькие грязные городки. Всё держалось на громадных сваях, а с высоты птичьего полёта море теперь напоминало запутанный лабиринт из всяческих станций. От былого морского величия ничего не осталась: грязная, как в луже на помойке, вода устало облизывала основания надводных сооружений. Короче, надоело это тупое описание, переходим побыстрей к диалогам!
– Где мы, прости господи? – Козликов взглянул на небо, которое занимали тяжёлые серые тучи.
– Видать, перенесли нас с кораблём куда-то в секретное место, солдат, – Кузьмич почёсывал невидимыми пальцами щетину на подбородке. – Может, и вправду, марсиане?
– Нет же, смотри! Американский флаг! И вон ещё! – Козликов указывал на нефтяные вышки. – Только огней нигде нет, заброшенные они какие-то. Что делать будем?
– Ты, Козликов, тут обожди. Я прогуляюсь к носу, может, что разузнаю.
– Страшно мне, Кузьмич!
– Мужайся, солдат. Не всё потеряно. Увидишь ещё Машку свою.
– Да хрен с этой Машкой! Свою жопу надо выручать!

– 5 –

– Стой, кто идёт! – Козликов сидел в темноте коридора, тыкая в сторону улицы автоматом.
– Я это. Пушку опусти, – буркнул невидимка.
– Кто «я»? Спой гимн России, а то пристрелю!
– Кончай придуриваться, Козликов! Помощь твоя нужна. – Шея Кузьмича приблизилась и положила на пол ещё одного невидимку. – Ты английский знаешь? Вот короче одевайся, пойдём, будешь переводить мне, о чём эти невидимки тараторят. А то, как видишь, с одним мне общий язык найти не удалось.
Второй американец оказался таким же громадным, как и предыдущий. Пока его извлекали из костюма, Козликов успел придумать несколько глупых шуток, вот некоторые из них: «И где таких штампуют? Точно конвейерная работа!», «Такое ощущение, что их заливают в эти костюмы в расплавленном виде, а потом жижа затвердевает и солдат готов!», «Кузьмич! Что они с тобой сделали, изверги?»…
Естественно, после толстяка, которому, к слову, Кузьмич свернул шею, броня-невидимка оказалась для Козликова слишком большой. Ему казалось, что он напялил какой-то глубоководный скафандр. Ещё можно было провести ассоциации с улиткой или черепахой, но Козликов об этом не подумал.
– Может, спрячемся где-нибудь, авось всё образумится?
– Нельзя, рядовой. Охранять мы это судно должны. Такова наша судьба.
– Может, тогда вернёмся за водкой? Тяпнем немного для храбрости…
– Где это видано, чтобы в нелёгкий час русский человек о водке думал? Нельзя, Козликов. Работать надо, долг свой выполнять.
– Правду говоришь, Кузьмич. Да только без водки тяжко.
– Тяжко. Но боженька терпел и нам велел.
– Ш-ш-ш, Кузьмич! Слышишь голоса? Мы уже близко!
Других невидимок герои отыскали в носовой части танкера. С внешней стороны возле палубы висела в воздухе небольшая платформа с какими-то плоскими экранами, окружающими ещё одного пухленького мужичка, который внимательно изучал свою аппаратуру. Невидимки кричали ему с корабля что-то на английском, он иногда отвечал.
Козликов начал шёпотом переводить для необразованного Кузьмича:
– Так… А, ясно… Они говорят о том, что корабль зачищен, нефтяные резервуары не задело в ходе перестрелки. Так… Что-то лопочут про машину времени… так, подожди… о боже, кажется, я понял… Мы попали в будущее! Американцы говорят про какой-то временной портал! Танкер вместе с нами похитили из нашего времени в будущее, ведь у них тут сильная нехватка нефти…
– What the fuck? – раздался незнакомый голос под боком.
– Э-э… Кузьмич? – переспросил Козликов, в надежде, что послышалось.
– Who are you? What… Are you Russian?
– Чего тебе, рядовой? – пробасил Кузьмич с другого бока. – Давай дальше переводи.
Пространство вокруг Козликова едва заметно подрагивало, что означало наличие солдат-невидимок. Козликов закусил губу от напряжения.
– No, we are not from Russia! – с усмешкой воскликнул он. – This is just a joke! Huh-huh-huh! Just a joke!
– Козликов, переводи дальше, мать твою! – донеслось сбоку.
– I think, we are not alone! – воскликнул один американец-невидимка.
– I think, we’ve got a company! – вторил ему другой.
– Fuck! They are invisible like us! What we gonna do?!
– О чём они трендят, ёлки-моталки!
– I think, I know where they are! Look at their weapons! They are fucking… ancient! Two of them!
– Yeah, I’m ready for fire!
– Kill them! Bustards!
– Ложись, Кузьмич! – завопил Козликов, падая на палубу, открывая огонь из «калаша» и целясь наугад.
Кузьмич слишком долго размышлял над тем, с какой стати ему нужно ложиться. Сразу несколько лучей пронзили пространство под его шеей, ещё столько же над ней, а один пучок частиц чиркнул по ней сбоку, рана моментально запеклась.
– Ишь ты! – взревел Кузьмич и начал стрелять по американцам-невидимкам, даже забыв, что среди них где-то притаился Козликов. К счастью, опустить прицел автомата немного ниже он не догадался. Водил очередью слева направо туда-сюда.
Когда магазины автоматов опустели, наступила пронзительная тишина. Вокруг Козликова чуть выше палубы растекались кровавые узоры. «Трупы-невидимки, – радостно подумал он. – Эх, жалко, что Кузьмич где-то среди них!»
И тут он различил в сумерках могучую шею, болтающуюся в воздухе там, где и раньше.
– Кузьмич? – удивился Козликов.
– Козликов? – ещё больше удивился Кузьмич.
– Живучий ты, однако, – позавидовал Козликов. – Да ещё на ногах стоишь. Вот что значит русский мужик! Богатырь!
– Ты о чём? Это царапина всего лишь!
– Ещё скромничает, ты посмотри какой! Эх, Кузьмич, Кузьмич! Хорошим ты был человеком.
– Козликов, всё в порядке у меня с шеей, просто царапина!
– Постой… Тебя ведь лазерами пронзило! Сам видел!
– Значит, срок годности у бластеров вышел. Всякое бывает.
– Да ты заговорённый! Божественной защитой наделён! – воскликнул Козликов.
– Это не есть защита, русский человек! – донеслось с платформы, которая висела рядом с танкером. Человек в белом одеянии подался чуть вперёд, пытаясь разглядеть невидимок. Он был лет сорока-пятидесяти. Возможно, и старше. Смотря до какого уровня дошла пластическая хирургия. – Это есть костюмы invisible… пардон… невидимость. Свет проходить через вас, не застревать. Прозрачный костюм. Поэтому вы остаться alive. Вы понимать меня?
(на этой отметке текста злобные критики, малолетние тролли и физики-ядерщики уже готовы задушить автора)
– Шпиён! – вдруг догадался Кузьмич и принялся перезаряжать автомат, да не мог найти невидимый карман, куда положил дополнительный магазин.
– Не горячись, Кузьмич! – Козликов подошёл чуть ближе к перилам. – Вы говорите по-русски?
– Я знать русский! Мой мать был русский!
– Родители – гомосеки! – ужаснулся Кузьмич, бросил автомат, подобрал лазерный бластер. Но там мигала надпись «Low Battery… Please wait 5 seconds» и застрелить учёного не получилось. – Китайская подделка! – Кузьмич отбросил оружие и сплюнул от досады. На экран внутри шлема.
– Пожалуйста, помогите нам! – взмолился Козликов.
– Вы убить все мои коллеги! – нахмурился учёный.
– Это была вынужденная мера, вы же понимаете!
– Я благодарный вас жизнью за это! Вы помочь мне сильно, когда убить эти злодеи! Они держать меня насильно, fucking bitches. Я предупреждать их! Я говорить им, что русский человек и русский oil – это большой опасность!
– Мужик, не торопись. Объясни, что произошло, где мы?
– Вы – там, где были. Вы из past time… прошлый время. Вы из 2010 год. А сейчас 2153!
– Сри?! Это ты нам? – вспылил Кузьмич. – Рядовой, попридержи его. Я на склад за оружием сбегаю.
– Успокойся, Кузьмич! – крикнул Козликов и сразу забыл об офицере, выпучил от изумления глаза, обдумывая, насколько далеко их забросило в будущее. В голове крутилось очень много вопросов, и он не знал, какой следует задать в подобной ситуации. – Извините, а вы, собственно, кто такой? Учёный?
– Да, моё имя – Маркус. Я есть гражданин of Америка.
– Америка? Вы хотели сказать, Соединённые Штаты…?
– Америка! – покачал головой Маркус. – Америка быть almost везде сейчас. Она захватить весь планета.
– Зажравшиеся подонки! – взревел Кузьмич. – Кто у вас главный? Мы должны покончить с этим беспределом!
– Спокойно, это не наша война, не наше время.
– Мы не можем так просто всё оставить, Козликов! Я не хочу, чтобы мои правнуки питались фастфудом и чтобы костюмы-невидимки пришлось для них на заказ делать!
– Думаю, их в первую очередь будут волновать гены их прадеда, – буркнул под нос Козликов.
– Что?
– Говорю, что смысла нету сейчас с американцами воевать, Кузьмич! Лучше вернуться в наше время и предотвратить такой поворот событий.
Пока Кузьмич призадумывался, Козликов снова обратился к учёному.
– Так вы воруете нефть из прошлого в будущее? Но разве это не меняет ход истории?
– Меняет. Но не наш история, а чужой история. Вы знаете про параллельные вселенные? Их бесконечный множество. Мы уже давно научился перемещаться в прошлый время, но не в свой временной flow. Мы изменять ход событий только в других flows, вот на что способен кротовый дырка в пространстве.
– Вы можете вернуть нас в наш мир и наше время? – дрогнувшим голосом спросил Козликов. И добавил: – Пожалуйста!
– А не то убьём, глазом моргнуть не успеешь! – заверил учёного Кузьмич.
– Хороший ребята вы, – вздохнул Маркус, сидя на своей платформе с компьютерами. – Firstly, я давно могу быть в другой точке пространства уже. – Он похлопал рукой по приборной панели. – Но есть один маленький проблема. Мой машина пространственно-временного перемещений requires очень много времени для новый расчёт и подготовка. Secondly, есть ещё один маленький проблема. В битве с бандитами мне пришлось вызывать дополнительный сила.
– О чём вы говорите?
– Я очень сожалеть, честный слово. Я не знать, что вы победить всех и освободить меня. Солдаты уже лететь сюда.
– Сколько у нас времени?!
– Секунды, мистер, считанный секунды.
– Живо включай свою машину и возвращай нас в 2010-ый год! – взревел Кузьмич, свесившись через перила и пригрозив американцу кулаком.
– У нас нет время. Расчёты – сложный штука. Малейшая погрешность…
– Маркус, помоги нам! Будь человеком! – закричал Козликов. И соврал для пущего эффекта: – У меня двое детей! А у Кузьмича больная раком дочь!
Кузьмич, к несчастью, верил своим ушам. Считанные секунды были потрачены на крики и неразбериху.
Воздух заскрежетал и стал ещё плотнее. В сотне метров от танкера над водой сквозь пространство прорезался суровый на вид летающий объект, похожий на грузовой вертолёт, только без пропеллеров.
– Я попытаться, хорошо, я попытаться… – Пальцы Маркуса забегали по светящимся клавишам. На висячих экранах возникали и исчезали сложные расчёты, таблицы и графики. – Я попытаться, я могу помогу!
Козликов услышал, как Кузьмич топает в сторону кормы.
– Тактическое отступление?
– Нет, Козликов, пора сматываться. Патроны закончились, лазеры не работают…
Недовертолёт начал опускаться на палубу танкера. Из него выпрыгивали пухлые солдаты, нажимали потайную кнопку на броне и становились невидимыми.
В следующее мгновение судно окутал потрескивающий электрическими разрядами вихрь. Кузьмич взглянул на платформу с учёным, увидел, как она с бешеной скоростью вращается вокруг своей оси. Потом поглядел вверх и увидел, как в небе, куда упирался электрический смерч, начала развёртываться гигантская чёрная дыра.
Кузьмич нащупал невидимого Козликова, повалился вместе с ним, закрыв голову руками. А потом время и материя вывернулись наизнанку.

– 6 –

– Ты живой, Козликов?
– Сэ с миа ич
– Не слышу, что ты говоришь?
– Сле с ме узь ич
– Ты, кажись, голосовые связки повредил? Ничего-ничего, не беда, Машка тебя и таким любить будет. Может, даже сильнее.
– Слезь с меня, Кузьмич!
– Ой, так бы и сказал!
Воздух стал чище, небо больше не укрывал жуткий смог, море снова было свободным, спокойно дремлющим гигантом.
– Who has killed them? – кричали солдаты-невидимки, столпившись над трупами солдат-невидимок неподалёку от охранников танкера.
– Russian! Russian soldiers! – заверял их Маркус, сидя в своей машине пространственно-временных перемещений. – They went in that way!
– За мной, Козликов! – Кузьмич ринулся на встречу невидимкам, громко топая по палубе. – Мы ответственные за безопасность танкера и груза! Не дадим поганым американцам завладеть нашим добром! Мочи супостатов!
Загребущими лапами Кузьмич хватал толстых мужиков в костюмах-невидимках и бросал их за борт, валял по палубе, пинал ногами и руками. Лазеры беднягам не помогали, американцы отчаянно кричали по внутренней связи, их вопли заглушались помехами. Козликов наблюдал за могучей шеей Кузьмича, болтающейся в воздухе из стороны в сторону, помогал ему молитвами. Молитвы помогли: очень скоро Кузьмич носился по танкеру и не мог нащупать больше ни одного невидимку.
– Я рад, что вы справиться с этим солдаты тоже, – сказал учёный из будущего Маркус, когда Кузьмич и Козликов набросились на него с криками, почему он их сдал. – Но у нас есть теперь ещё один маленький проблема. Я же говорить вам, fools, что малейшая погрешность может испортить всю situation! Я же говорить!
– Ну что на этот раз?
– Мы немного промахнуться! Мы попасть в 1943-ый год! Не 2010, а fucking 1943!
– Козликов, – обратился к товарищу Кузьмич. – Попроси, чтобы он уже завязывал со своим «сри». У меня нервы не железные, я могу и не выдержать. А потом – держите меня семеро, но это быдло я хорошим манерам научу!
– Так возвращай нас в 2010-ый! – воскликнул Козликов, пропустив слова Кузьмича мимо ушей. А зря. Кузьмич схватил его за невидимые шкирки, потряс и снова выразил всё недовольство по поводу числительного, которое то и дело произносил учёный-американец на родном языке.
– Мне потребоваться какой-то время! – нахмурился Маркус. – Вы же не хотеть снова из-за ошибки в расчётах попасть к какой-нибудь динозавр!
Козликов прыснул от смеха, представив, как Кузьмич будет сражаться с тираннозавром. И, сцуко, победит!
– Похоже, у вас, Маркус, снова времени в обрез… – сказал Козликов, быстро позабыв о Кузьмиче в юрском периоде. Он уставился на небо, откуда с нарастающим рёвом приближалась чёрная точка.
– Это всего лишь птичка, не бери в голову! – отмахнулся Кузьмич.
– Так, мы в Северном море недалеко от Франции, а точнее... Нормандии. – Козликов погрузился в раздумья, стиснув виски пальцами. – Так, сорок третий год, сорок третий год… На чьей стороне была Нормандия? Сорок третий год… О господи! Они же воевали потом с американцами! Они на стороне Гитлеровской Германии! Франция захвачена! Здесь повсюду кишат враги!
Точка в небе выросла до очертаний самолёта, заходящего на цель. Рёв тоже усилился.
– Хех, ты посмотри-ка, Козликов! Это, оказывается, не птичка! Вот мы дураки!
– Маркус, перемещай нас по-быстрее! Это вражеский истребитель! Маркус!
– Да не бойся, Козликов, – хлопнул его по плечу Кузьмич. – Самолёт так быстро не поймёт, какой стране принадлежит наша посудина. Флаг был на вышке, сгорел во время взрывов на палубе. Нашему учёному хватит времени, чтобы…
Та-та-та-та! – заговорил истребитель и по палубе заскакали искры и щепки.
– Стреляет! Ложись! – среагировал Кузьмич и навалился сверху на Козликова, чуть не убив оного.
– Не поймёт, говоришь? – вопрошал Козликов, перекрикивая пальбу истребителя. – А название танкера «Иванов» русскими буквами ни о чём не говорит?
– Название не умеет говорить! – нахмурился Кузьмич. – Долго же тебя алкоголь не отпускает, Козликов!
Самолёт пронёсся над ними, обдав волной ветра, и начал заходить на новый круг. Внутри танкера под палубой что-то громыхало. «Нефть!» – мелькнула кошмарная мысль в голове придавленного Козликова.
– Почти готово! – крикнул Маркус. – Осталось только задать параметры судна, чтобы его тоже переместить во времени!
– К чёрту судно! – заверещал Козликов и, приложив максимум своих усилий, сдвинул с себя Кузьмича и бросился к платформе учёного. – За мной, Кузьмич! Мы должны покинуть корабль!
– О чём ты говоришь?! – заорал офицер. – Остановись! Это приказ! Мы должны защищать его! Забыл, кто мы?
Козликов оттолкнулся от перил, допрыгнул до платформы с аппаратурой, зацепившись руками за её край. Маркус помог ему взобраться.
– Дезертир! – затопал от ярости ногами Кузьмич-невидимка.
– Уходи, Кузьмич! Танкер сейчас взорвётся!
Танкер и вправду начал дрожать, изнутри раздавался грохот. Палуба ходила ходуном, содрогалась от внутренних толчков.
– Предатель! – Кузьмич подобрал лазерный бластер. – Так и знал, что тебе нельзя доверять, Козликов. Мутный ты тип, это я сразу просёк.
В этот момент истребитель снова начал стрелять. Пули пробежали оглушительной дробью по поверхности танкера. Одна из них угодила в Кузьмича, который целился в Козликова. Брызнула кровь, мужик беззвучно повалился.
– Кузьмич! – выпучил глаза Козликов, попытался спрыгнуть назад на танкер. Маркус удержал его толстой рукой и сказал:
– Я запускать машину времени! Ему уже не помогать! Кузьма dead.
– Ааааааааа! – закричал Козликов.
– Нооооооооу! – закричал Маркус.
Истребитель заходил на новый круг. Внезапно корабль содрогнулся особенно сильно, раздался мощный взрыв сначала в одной его части, потом в другой. Волна взрывов катилась в сторону машины пространственно-временного перемещения.
Та-та-та-та! – начал свою песню пикирующий самолёт.
Пиу-пиу-пиу! – донеслось со стороны Кузьмича.
Самолёт задымился и с печальным воем рухнул прямо в кормовую часть корабля.
– Кузьмич! – кричал Козликов. – Скорее к нам, ты успеешь!
– Мы сгореть вместе с ним! Я запускать машину…
Кузьмич медленно поднялся, держась одной рукой за окровавленное плечо, а второй удерживая лазерный бластер. Он оглянулся – волна огня быстро приближалась – побежал к платформе Маркуса так быстро, как только мог. Платформа начала вращаться, появилось энергетическое поле.
Танкер, казалось, на секунду перестал взрываться, сжался, а потом изверг колоссальный пузырь пламени. В этот момент Кузьмич находился в свободном полёте, его толстые, как сардельки, окровавленные пальцы уже почти касались края платформы. Вокруг бесновался огонь и электрические всполохи.
А потом пространство и время в очередной раз вывернулись наизнанку.

– 7 –

Они снова были в море. Только теперь без танкера. Зато с машиной пространственно-временного перемещения.
– Ты как, Кузьмич? Сильно больно? – хлопотал вокруг товарища Козликов.
– Так, царапина, – говорил Кузьмич, радуясь, что он всё ещё невидимый. Он не хотел, чтобы товарищи увидели его слёзы.
– Конечный станция, fucking shit! – довольно спокойно проговорил Маркус, глядя на дымящийся искорёженный осколок, который торчал из панели управления. Прощальный поцелуй нефтяного танкера «Иванов». – Сломаться мой машина! Теперь этот piece of shit может только летать по небу. А перемещаться во временной flow невозможно.
И тут началось немыслимое. Пространство здесь и там над морем открывало на миг чёрные дыры и оттуда вместе с языками пламени, осыпаемые осколками взрывающегося танкера, вываливались такие же платформы пространственно-временного перемещения. На каждой из них сидели Козликов и Маркус. За каждую из них цеплялся Кузьмич-невидимка…
– Это ещё что за проделки дьвола? – непонимающе хлопал ресницами Козликов.
– Вот это уже марсиане! – закивал Кузьмич, отключая невидимость. – Другого объяснения не вижу.
– Holy shit… – протянул Маркус.
Кузьмичи, Козликовы и Маркусы смотрели друг на друга с платформ. А появлялись всё новые и новые. И, казалось, чёрные дыры никогда не прекратят открываться.
– Что происходит? – задал первый вопрос, который крутился на уме, Козликов.
– Я понимать! – воскликнул Маркус, вскочив с кресла. И также вскочили другие Маркусы на своих платформах. – Я всё понимать! Раньше мы перемещались в разный временной flow! Chesus Christ! Теперь мы продолжать движение во время в одном временном flow! Но по теории о существовании бесчисленного множества миров, бесчисленное множество наших копий оказались вместе с нами в одно время, в одном месте! – Маркус так разволновался, что даже тараторил без акцента. – Удивительно!
– Ммм, понятно, – сказал Козликов, которому ничего не было понятно. И задал второй вопрос, крутившийся на уме. – А почему они выскакивают в разных точках пространства, но так кучно?
– Это всё погрешность, - махнул рукой Маркус.
– Там я! – запоздало воскликнул Кузьмич, указывая на ближайшую платформу. Он с улыбкой помахал другому Кузьмичу рукой, и тот ответил тем же.
– Мы хоть в нашем времени? – задал третий вопрос Козликов.
– В вашем.
– Ну, слава богу.
– Там тоже я! – Радости Кузьмича не было предела.
– Но есть один маленький проблемка.
– Ну что ещё?
– Я не поменять временной flow…
– Ты это уже говорил.
– Да, но это и есть ещё один маленький проблемка…
– И что это значит, Маркус?
– Взрыв танкера способный изменить события в прошлый время. Обычно мы перемещаться в разных параллельный вселенный. Но у меня было очень мало время because of взрыв и самолёт, поэтому я забыть поменять временной flow. Если этот событие повлиять на будущий время, ваш мир может очень сильно измениться.
– Типун тебе на язык! Страхи какие говоришь! Ну дык проверь, изменился?
– Есть только один способ проверить это. Летим к побережью!
– Козликов, смотри, Козликов, смотри! Там ты! – Кузьмич прыгал от волнения, тыкая пальцами во все стороны.
А платформы всё выскакивали и выскакивали из пространства.

– 8 –

Спустя пару часов Кузьмичи поймали несколько солдат-невидимок. Форма у них была камуфляжной, цвета хаки, с вышитой фашистской символикой на плечах. Спрашивается, нафига им камуфляж?
В одном из прибрежных домиков Козликовы и Маркусы отыскали политические карты мира и компьютеры с интернетом. Выяснилось, что Гитлер выиграл Вторую Мировую войну и захватил весь земной шар, нигде просто не было способных противостоять ему. Оказалось, что пара американских солдат-невидимок из будущего добрались до побережья Нормандии в 1943ьем году, их взяли в плен, а немецкие учёные стали изучать необычные костюмы и разработали свои образцы. Которыми позже снабдили всю армию. Ещё чуть позже невидимыми стали делать наземную и воздушную технику, и даже флот.
– И что теперь делать? – спрашивали Козликовы.
– I don't know... – пожимали плечами Маркусы.
– Как что? Освобождать Русь-матушку! – говорили Кузьмичи, включая невидимость.
А платформы всё пребывали и пребывали.
– Всё, конечно, хорошо, – добавляли Маркусы. – Но есть один маленький проблемка…
  #1852  
Старый 18.12.2010, 13:35
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
BloodRavenCaptain, в первой части я изменений не заметила, и это с моей стороны рассматривается как плюс. Да и потом написано неплохо, без особо бросающихся в глаза косяков. Молодец, работа продолжается.))
Но пара моментов всё же есть, и я не могу про них не спросить, просто для личного понимания:
Скрытый текст - моменты:
Для начала неясно следущее: приходит "один из самых могущественных людей Сектора" в некий штаб (я так поняла), и ему начинают обрисовывать ситуацию с такого-то года, с момента такого-то местечкового бунта. А что этот "один из самых" вообще не в курсе происходящего, и ему надо разжёвывать всё с самого начала? Не верится. Тем более, что потом он резко берёт бразды правления в свои руки - как так, если десять минут назад он не знал, кто такие Арбитры? Ещё раз не верится. В общем, этот отрывок показался крайне странным и противоречивым.
И далее
Цитата:
Сообщение от BloodRavenCaptain Посмотреть сообщение
площадь перед Дворцом была буквально завалена порубленными на куски трупами солдат Синдиката. Судя по количеству гильз, бой был жестоким
Значит, площадь завалена трупами, а Дэниел судит об интенсивности боя по количеству стреляных гильз? Оригинальненько.
И вот ещё
Цитата:
Сообщение от BloodRavenCaptain Посмотреть сообщение
Холл также был усеян трупами. Стены были заляпаны кровью, а тело пулеметчика, оборонявшегося за мешками с песком, было буквально растерзано
Очень много было сконцентрированы в одном месте, и это сразу бросается в глаза.

Но в целом - вполне прилично, видно, что над текстом работал. Продолжай в том же духе.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.

Последний раз редактировалось Sera; 18.12.2010 в 13:37.
  #1853  
Старый 18.12.2010, 14:11
Аватар для BloodRavenCaptain
Мастер слова
 
Регистрация: 19.11.2008
Сообщений: 1,322
Репутация: 340 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Sera Посмотреть сообщение
Значит, площадь завалена трупами, а Дэниел судит об интенсивности боя по количеству стреляных гильз? Оригинальненько.
Хм. Обрисую так. Имперцы использовали лазерные ружья и оружие ближнего боя. От ружей гильз нет - в них используются энергоячейки. А у синдикатовцев - автоматы с разрывными патронами. По количеству гильз герой судит о том, как оборонялись защитника Дворца. А учитывая то, что единственный труп имперца он находит лишь в холле... в общем, эта сцена говорит нам о профессионализме "зубастиков".
Цитата:
Сообщение от Sera Посмотреть сообщение
Очень много было сконцентрированы в одном месте, и это сразу бросается в глаза.
Согласен. Как уже говорил, писал ночью, и к концу отрывка в голове уже образовался вакуум.
Цитата:
Сообщение от Sera Посмотреть сообщение
Для начала неясно следущее: приходит "один из самых могущественных людей Сектора" в некий штаб (я так поняла)
Верно.
Цитата:
Сообщение от Sera Посмотреть сообщение
А что этот "один из самых" вообще не в курсе происходящего, и ему надо разжёвывать всё с самого начала? Не верится. Тем более, что потом он резко берёт бразды правления в свои руки - как так, если десять минут назад он не знал, кто такие Арбитры? Ещё раз не верится. В общем, этот отрывок показался крайне странным и противоречивым.
Это была проверка компетентности. Рамирез уже держал наготове кафиссийцев, просто нужно было последний раз удостовериться в полном ламерстве карпатцев. И, как видно из следующего отрывка (Кай и Ко), бедняги из Четырнадцатого вообще ни на что не годны.
  #1854  
Старый 18.12.2010, 14:40
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Цитата:
Сообщение от BloodRavenCaptain Посмотреть сообщение
Хм. Обрисую так. Имперцы использовали лазерные ружья и оружие ближнего боя. От ружей гильз нет - в них используются энергоячейки. А у синдикатовцев - автоматы с разрывными патронами. По количеству гильз герой судит о том, как оборонялись защитника Дворца. А учитывая то, что единственный труп имперца он находит лишь в холле... в общем, эта сцена говорит нам о профессионализме "зубастиков".
Хм. А не кажется ли тебе, что это должно быть ясно из текста, а не подтекстовых ремарок?
Цитата:
Сообщение от BloodRavenCaptain Посмотреть сообщение
Это была проверка компетентности. Рамирез уже держал наготове кафиссийцев, просто нужно было последний раз удостовериться в полном ламерстве карпатцев. И, как видно из следующего отрывка (Кай и Ко), бедняги из Четырнадцатого вообще ни на что не годны.
А кажется, что автор специально строит из "одного из самых" придурка, чтоб обрисовать читателям положение дел. Чего-то не хватает для понимания, что это именно проверка, а не фиглярство в угоду тех, кто не в курсе.

Vasex, забавно. Ни черта не поняла в околонаучной теме, хотя читала все комменты в "Вопросах", но Кузьмич мне понравился, и прочиталось всё на раз. Собственно, можно было обойтись и без пометки "стёб", и так всё понятно. Улыбнуло.)))
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.
  #1855  
Старый 18.12.2010, 14:52
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Решил поделиться мааааленьким наброском всплывшей в голове идеи небольшой повести. Претендует на статус "юмористического космофэнтези". Буду признателе за отзывы об этой идее.
Скрытый текст - Слезы пустоты:

Слезы пустоты

Варгас несся по коридору, не обращая внимания на боль в раненой ноге. Мерцающие светильники, словно верстовые столбы, мелькали слева и справа, металлический пол грохотал в унисон с сердцем. Со всех сторон нарастал мощный гул, все вокруг вибрировало.
Варгас споткнулся о плиту, внезапно вставшую дыбом, и едва не упал. Он уперся больной ногой, которую прострелила такая невыносимая боль, что…
Мир вспыхнул всеми оттенками багрянца, а Варгас все же очутился на полу.

Две флотилии стремительно сближались. Одна подходила снизу-слева, а другая – прямо сверху, если вы висите над экватором планеты Балис в 00:06 по времени местного нулевого меридиана, и ваша макушка смотрит на север. Самое интересное, что, во-первых, эти флотилии прибыли к планете абсолютно синхронно, а, во-вторых, друг о дружке они узнали только в момент прибытия.
Адмиралы флотилий, как и положено уважающим себя адмиралам, распорядились наставить на иностранных коллег как можно больше пушек. Капитаны – а они, стоит отметить, тоже уважали себя не меньше адмиралов – охотно спустили приказ по командной цепочке. Энтузиазм по мере прохождения все ниже и ниже постепенно угасал. Это, похоже, еще одно подтверждение справедливости закона сохранения энергии: ведь вдумайтесь, передавая приказ, адмирал отправляет вниз по иерархии некий объем командирской энергии. Дальше она поступает к капитанам, дробясь на n, где n – число капитанов. Капитаны тратят энергию на передачу информации лейтенантам, те отправляют приказ командирам батарей, снова тратя часть энергии на передачу, а остаток деля на k, где k – число командиров батарей. Неудивительно, что до рядового состава доходят лишь огрызки этой энергии, и смотрится этот состав весьма кисло.
Впрочем, как бы кисло не выглядели члены экипажа рангом пониже, пушки они все же навели – наверное, не хотелось куковать на гауптвахте.
Итак, первая часть формальностей была соблюдена – внушительное число стволов уставилось друг на дружку. Теперь можно было перейти на следующий этап.
Ах, да, ведь как можно говорить о следующем этапе с неподготовленным читателем! Понимаете ли, в тот день над планетой Балис встретились флотилии эльфов и гномов. Корабли эльфов больше всего смахивали на алюминиевых бабочек, гномья же флотилия напоминала стайку утюгов и при этом умудрялась коптить даже в открытом космосе.
Адмиралом эльфов был некто Катеберн, племянник эльфийской королевы Териэли Златовласой. Он любил танцевать, охотиться, петь песни и убивать гномов.
Адмиралом гномов был Фурин Дуболом, известный мастер тактики и стратегии, руководитель крупнейшего гномьего горнодобывающего синдиката. Говорят, у него в кабинете на почетном месте висело чучело головы эльфа, но это только слухи, и нам, как людям приличным, дорогой читатель, не пристало верить всяким слухам, не так ли?
Королевства гномов и эльфов воевали уже пять тысяч лет из-за мелкого приграничного инцидента – гномья флотилия прилетела на очаровательную планету Каффаген и перекопала ее всю в поисках ценных руд (коих там, к слову, не нашлось). К сожалению, это был любимый заповедник тогдашней эльфийской королевы (Териэли Златовласой – эльфы, они, знаете ли, не склонны умирать), где паслись стада птичек и бабочек, столь тешащие взор Ее Величества.
А еще там находилась пасека принца Тернобрилла, где он разводил алкоднорских пчел, дающих не мед, а медовуху, которую очень любят эльфы. Так что гномы умудрились оскорбить сразу двух членов эльфийской королевской фамилии. Гномы же тоже сильно обиделись на эльфов – как же так, богатая углеродом планета, а ни тебе стали, ни титана, ни даже толком нефти! Это как вообще понимать?
Так и вышло, что после этого досадного случая вот уже пять тысяч лет утюги давили бабочек, а бабочки дырявили утюги.
Понятно, что такие конфликты обычно питают сами себя. После каждой мало-мальски серьезной потасовки стороны обижались друг на дружку еще больше, так что теперь уже сложно даже представить, как бы они смогли помириться.
Впрочем, в последнее время (где-то с тысчонку лет) конфликты стали несколько более редкими – у воюющих сторон прибавилось насущных проблем. Гномов замучила нежить, в изобилии разводящаяся в любой шахте, эльфы рассорились с людьми и начали искать союзников для войны на два фронта.
Короче говоря, командирам всех флотилий было приказано не палить до тех пор, пока по ним не откроют огонь. К счастью всех присутствующих на орбите Балиса (и на самом Балисе, кстати, тоже), адмиралы эльфийской и гномьей флотилий были хоть и злобные, но исполнительные.
Таким образом ситуация зависла до прибытия дипломатов с обеих сторон…

- Это просто возмутительно! – грохнул Фурин по столу. Не будь стол металлическим – пришлось бы его заменять. – Я должен сидеть и пялиться на этих остроухих фрааакаров(1), пока они там на своих фиговинах ржут над нами и бухают!
Фурин яростно осушил пинту пива и потребовал еще.
- Ничего, мой тан! Мы еще порвем их, вот увидите! Как наши дипломаты облажаются, так сразу и…
Это взял слово Бабин, старший сын младшей дочери троюродной племянницы бабушки отца двоюродного племянника брата Фурина, Курина. Этот славный молодой гном отвечал во флотилии за снабжение, но всегда хотел поступить в десантный корпус. К сожалению, он не вышел ростом – никого выше, чем метр сорок туда не брали.
- И мы отвалим как позорные гнолли, вот что будет! – тан снова грохнул по столу. Один из паропроводов, походящих через конференц-зал, зашипел в подтверждение.
- Бруксин граадт(2)! – выразил общее мнение Багин, заведовавший компьютерными системами флота.
- Мы бегаем от фраааалххх дррррн(3) уже тыщу лет! Куда такое годится? Страдает экономика! Военпром недополучает заказы, в результате Алмазный Престол урезает финансирование. Падает качество, падают объемы производства, а значит еще и экспорт страдает!
- Кризис! – развели руками несколько гномов из присутствовавших в зале.
- Ладно, что уж тут поделаешь, - вздохнул Фурин. – Короче, всем быть наготове. Это может быть наш шанс сделать эльфам прааагнош(4)!

Адмирал Катеберн возлежал в капитанском кресле. С ним в кресле (оно, кстати, больше напоминало двуспальную кровать) возлежала Натариэль, второй астронавигатор, которую он полюбил сегодня утром. Впрочем, адмирал начинал вновь испытывать любовь к Лариэли из отдела закупок, а чувства к Натариэли угасали… Угасали… Удалялись в серебристый рассвет…
Катеберн пригубил вина и посмотрел на обзорный экран. О, как эти отвратительные конструкции проклятых горных карликов портят красоту бесконечного космоса! Как хотелось ему выхватить шпагу и исколоть их бородатые тушки!
Но нет, нет, королева запретила! Когда королева что-то запрещает, она или запрещает, или не запрещает, это знает каждый. Когда, говоря «Нельзя», она улыбается – это значит «можно». Если же она надувает губки – значит «нельзя» все же означает «нельзя».
Эльф не знал, что заинтересовало королеву в этом Балисе. Скорее всего, это все Корнволл, этот маг из колена Горлаэнов, с которым королева в последнее время проводит много времени. Катеберн откровенно сгорал от любопытства, но выудить из Териэли хоть слово он не мог. И даже начать бой с гномами нельзя! Все что ему оставалось – это любовь. К счастью, ее у эльфов было выше крыши и еще малость сверху.
_________________
1- Тебе, любезный читатель, лучше не знать, что означает это слово. Отметим только, что оно связано с физиологией.
2 - Это выражение мы тоже не рискнем переводить. Общий смысл его можно выразить фразой: «Ай-яй-яй, как нехорошо!»
3 -Остроухие извращенцы.
4 - Данный термин описывает то, что может случиться с симпатичными молодыми девушками в темных переулках. К сожалению, почтенный Фурин не знал, что, вполне вероятно, эльфам бы это пришлось по вкусу. Дивный народ!


__________________
Барлога не видали?
  #1856  
Старый 18.12.2010, 15:47
Аватар для Евгений Анатольевич
Местный
 
Регистрация: 11.01.2009
Сообщений: 118
Репутация: 33 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Дарин Посмотреть сообщение
что…
Мир вспыхнул всеми оттенками багрянца, а Варгас все же очутился на полу.
- Вот тут как-то многоточие не вписывается. Да и вообще - не очень хорошо построено предложение. Бросается в глаза.

С ориентировкой в Вашем расск..Повести я не определился, так что оставлю попытки сообщить, как это так не так.

Цитата:
Сообщение от Дарин Посмотреть сообщение
Это, похоже, еще одно подтверждение справедливости закона сохранения энергии:
- тире там нужно.

Цитата:
Сообщение от Дарин Посмотреть сообщение
Это взял слово Бабин, старший сын младшей дочери троюродной племянницы бабушки отца двоюродного племянника брата Фурина, Курина.
- этим не насмешишь, только запутаешь.

Пока не смешно. По крайней мере - мне. Что-то невразумительное пока. Может стоит добавить фабулу посильнее и крутить уже свои остроты вокруг нее? Вобщем - пока сыровато. Надо бы поработать, я думаю.
__________________
Мое почтение...
  #1857  
Старый 18.12.2010, 16:08
Аватар для BloodRavenCaptain
Мастер слова
 
Регистрация: 19.11.2008
Сообщений: 1,322
Репутация: 340 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Sera Посмотреть сообщение
А кажется, что автор специально строит из "одного из самых" придурка, чтоб обрисовать читателям положение дел. Чего-то не хватает для понимания, что это именно проверка, а не фиглярство в угоду тех, кто не в курсе.
Просто нужно будет вставить фразу Рамиреза о том, что о Кафиссии он ничего не знает, исключая того факта, что Лорд-Командир знаком с капитаном К. Дрейком и его ребятами. Делов-то.
Цитата:
Сообщение от Sera Посмотреть сообщение
Хм. А не кажется ли тебе, что это должно быть ясно из текста, а не подтекстовых ремарок?
Я пытался, но текст немного перегруженным получался. Попробую еще раз со свежей головой.
  #1858  
Старый 18.12.2010, 23:27
Аватар для Линолеум
Сожран в Ужастиках 2015
 
Регистрация: 11.02.2009
Сообщений: 996
Репутация: 533 [+/-]
Мертворожденный рассказ. Концовку еще не придумал - ваши предложения. Ну и критика, разумеется.

Скрытый текст - ПЕРЕКРЕСТОК:
…«Сегун Йомицу на ночных улицах Эдо пробовал на живых людях остроту своего меча. Другие самураи переняли обычай окроплять новый меч горячей человеческой кровью, и утром в придорожных канавах находили трупы зарубленных бродяг, попрошаек, разбойников»…

На небе еще сияли звезды, когда Левтид проснулся. Стараясь не разбудить жену и детей, он выскользнул из дома в ночную прохладу. Плеснул из деревянной бадьи пригоршню бодрящей дождевой воды на лицо, и, вооружившись мотыгой, зашагал к полю.
Весь месяц Артемисий, над Лаконией царствовала удушающая жара, обезвоживая землю и губя посевы по всему ному. Илоты, живущие вдоль благословенной реки Эврот, еще худо-бедно справлялись с засухой, доставляя на обгоревших, под палящими лучами, плечах, воду на поля. Левтиду, ютившемуся у скалистых подножий Тайгета, приходилось засветло подниматься к горным источникам, чтобы напоить себя с семьей и дать хоть какие-то крохи живительной влаги, погибающему урожаю.
Рискуя оступиться на предательски скользких склонах, с бурдюком, обвязанным вокруг пояса, он взбирался на добрую тысячу локтей к, бившему из недр горы, роднику по нескольку раз на день. Наблюдая за хилыми ростками пшеницы, Левтид приходил в отчаянье, осознавая, сколь напрасны эти старания и риск. Заколов ягненка, он обменял его на конгий благовоний, чтобы принести жертву богам.
Боги приняли подношение. Спустя день, громадная туча, зацепившись свинцовым брюхом за горный пик, извергла на землю потоки воды. Много часов дождь поил почву, и, наконец, закончился. Левтид не знал – Зевс ли пригнал «овцу» на заклание, услышав мольбы, или та сама отбилась от «стада» громовержца - не сильно он и задавался подобной мыслью. Лишь почтительно поблагодарил да, встав пораньше, отправился на поле, чтобы разрыхлить размякший грунт, дать напитаться воздухом.
Мотыга с легкостью сапала землю, та охотно поддавалась. С каждым пройденным рядом, с каждым окученным побегом, сердце Левтида все более наполнялось радостью и надеждой на спасение урожая. Тихонько напевая, он споро орудовал цапкой – тяжелый и монотонный труд сегодня только бодрил. Молочная пелена утреннего тумана, оседала на его, разгоряченном работой, облаченным только в набедренную повязку, теле прохладным каплями.
Левтид разогнулся, отерев со лба пот, жадно припал к бурдюку с водой. «Если все пойдет хорошо», - подумал он. – «То я смогу наполнить его вином».
В какой-то момент, Левтид настолько увлекся, что не заметил, как туман окутал его с ног до головы. Мужчина огляделся – на расстоянии вытянутой руки очертания предметов становились нечеткими, зыбкими; даже звуки бесследно тонули в этой белесой кисее. Левтид не был пуглив, ему случалось с одним лишь пастушьим посохом и ножом отбивать от волков подраненную овцу, но сейчас вдруг стало не по себе. Казалось, этот туман выполз из самих недр Аида, что духи мертвых неслышной поступью ходят вокруг, постепенно сжимая кольцо, тянут костлявые пальцы к теплому, дышащему, живому… Левтид пытался успокоиться, пытался убедить самого себя, что движущиеся в тумане тени, всего лишь ветки жимолости, но получалось плохо. И когда послышались шаги, то он не сдержал испуганного вскрика.
- Кто здесь, покажись?! - Ответа не последовало, лишь шуршание камней под чьими-то ногами зазвучало громче и ближе. С мотыгой наперевес, обливаясь холодным потом, Левтид еще раз крикнул в туман свой вопрос.
- Чантошинасай о зэккьоузуру! – Голос ответившего был низким и властным, таким голосом мог кричать только свободный гражданин, возможно воин; только вот ни единого слова из сказанного Левтид не понял – то ли туман насколько искажал звуки, то ли говоривший нес какую-то тарабарщину, но, как ни странно, звуки живой речи подействовали успокаивающе – илот опустил мотыгу.
- Почтенный господин, прошу простить мое невежество. Я принял вас за злого духа.
-Каттэнанетсу о фукуна! Нанисама?! – Услышав бряцанье, Левтид еще больше уверился, что незнакомец воин. Однажды, в детстве, ему приходилось видеть войско на марше, и звук, который издавало оружие на поясах шагающих солдат, врезался в память на всю жизнь.
Неожиданно, подул ветер, разрывая плотное одеяло тумана на куски, разгоняя пелену в стороны. И тогда, наконец, Левтид увидел хозяина безсмысленных фраз.
Таких одежд он не встречал даже у периэков, что бывали на рынке в Амиклее. Просторная, светло-голубого цвета, рубаха не похожая на хитон, ноги скрывает странная юбка, подпоясанная куском материи с заткнутыми за нее двумя клинками. Широкая, сплетенная из ветвей лозы, шляпа скрывала половину лица, выставляя напоказ лишь мощный подбородок и волевую линию плотно сомкнутого рта. «Сильный, очень сильный человек», - подумал Левтид, удивленно разглядывая незнакомца. – «И сразу видно, что издалека».
- Меня зовут Левтид, а живу я здесь неподалеку. И если, почтенный господин захочет отдохнуть с дороги у моего очага, то буду только рад. Человек я простой и невежественный, но законы богов и гостеприимства чту верно. И если господин немного подождет, пока я обработаю этот жалкий клочок, я буду очень признателен.
Мужчина не проронил ни слова, а лишь молча кивнул и, скрестив ноги, уселся прямо на влажную землю. Левтид облегченно выдохнув, вновь принялся за работу – благо, ее оставалось немного.

Доротея поставила перед незнакомцем миску с козьим сыром и, опустив взгляд, подошла к мужу. На лице жены, Левтид явственно прочитал тревогу.
- Он странный, – негромко произнесла Доротея, глядя как младшая дочь, Юлия играется с щенком всего лишь в шаге от гостя. Тот сидел, непривычно подоткнув под себя ноги, что-то мастеря. В его руках квадратный кусок, никогда невиданной Левтидом и его семьей, тонкой розовой материи, превращался в фигурку птицы. Явственно различались крылья, изгиб шеи, маленькая головка – илот только диву давался, насколько живой казалась поделка – еще чуть-чуть и взмахнет крыльями, зачирикает звонко, а то и взлетит.
- Колдун! Ты привел в дом колдуна! – Шепотом запричитала Доротея, испуганно ахая, прикрывая рот рукой.
- Замолчи, глупая! – Левтид дернул жену за косу. – Даже колдуны не отвечают на хлеб и кров неблагодарностью, даже они чтят законы! Пойди-ка, лучше посмотри, запеклась ли рыба.
Доротея наградила мужа негодующим взглядом и, не проронив ни слова, ушла к очагу.
Незнакомец, тем временем, закончил мастерить фигурку птицы и протянул увлеченно, даже засунувшей в рот, от усердия, палец, девочке.
- Оригами. Суре о кутереяроу.
Ребенок важно вынув изо рта палец, схватила подарок; смешно шлепая босыми ножками, побежала, затем, на полпути, вернулась, свободной рукой подхватила забытого щенка, уж, на этот раз, выскочив из дома.
Левтид осторожно подошел к гостю.
- Почтенный господин, прошу простить мою дочь.- Илот старательно подбирал слова. - Она всего лишь ребенок и не знает, как вести себя со свободными людьми.
- Саджи! – Незнакомец лишь небрежно махнул. – Токороде котониннатейру о якимоно?
- Сейчас, господин! - Доротея, Зоя, долго еще вас ждать?!
- Не надо так кричать! – Огрызнулась жена, неся деревянную доску с, сочащимися жиром, рыбьими тушками. – Зачем ты делаешь вид, будто понимаешь, что он говорит.
- Если честно, то ни слова. Но чувствую, что зла он нам не принесет.
Гость кивнул, благодаря, молча принялся за еду, отщипывая руками маленькие куски рыбьего мяса. Левтид присоединился к трапезе. Незнакомец вызывал противоречивые чувства, что впрочем, никак не сказывалось на аппетите – он сегодня на славу поработал.
«Спасу урожай», - жуя, размышлял Левтид. – «И все наладится, все будет хорошо».
Он ошибся.
Утром следующего дня пришли спартиаты.

Для молодого воина, Криптия – праздник силы и духа, одна из первых проверок на возможность, в будущем, с гордостью носить алый плащ, на возможность называться настоящим спартанцем. Для илота же – это день ужаса и боли, день плача, день резни. И когда Левтид увидел группу вооруженных людей, уверенно шагавшую к дому, то сразу понял, что произойдет. Он жил далеко, на отшибе от остальных, поэтому спартиаты не скрывались: громко смеялись, обсуждая некоего Агапа, что попался на воровстве, за что получил десять ударов палкой по пяткам, каждый раз крича, точно поросенок. Но Левтид не обманывался благодушным тоном беседы, ему хватило взглядов, что юноши бросали на него, на, испуганно сжимавшую в объятиях детей, Доротею. Хватило, чтобы понять, что они также беззаботно будут смеяться, когда начнут натягивать, как струны арфы, его, Левтида, кишки. Внезапно, илота затрясло, дрожь зародилась где-то в глубине и, как болезнь, распространилась по всему телу, делая непослушными руки, подгибая колени. Левтид хотел, что сказать и не смог – мысли и слова путались, обрывались бессмысленными звуками, холодный пот заливал глаза. Он понял, что скоро умрет, но не испугался, лишь стало жутко тоскливо и обидно за жену и дочерей, за почти спасенный урожай, и, почему-то, за некстати заглянувшего гостя. Обидно и жалко.
Чья-то мозолистая пятерня ухватила Левтида за плечо и отодвинула в сторону . Отодвинула легко, хотя он был мужчиной крепкого сложения. Тот, не удержавшись, седалищем плюхнулся на землю, тупо смотря, как странный незнакомец, вчера вышедший из тумана. Оголенный торс покрывали шрамы, много шрамов. Незнакомец лишь взглянул на Левтида, на смеющихся, и, казалось, сразу все понял. Зашагал навстречу спартиатам и ничто в его походке, его движениях не выказывало и капли волнения. У Левтида затеплилась слабая, безумная надежда.
«Может, я все-таки спасу урожай», - мелькнула глупая мысль.

Перекресток…

Друг напротив друга – самурай в одних лишь просторных штанах хакама, и шестеро спартанцев. Пятеро коротко стриженных юношей не старше пятнадцати, босых, одетых лишь в грязные засаленные гиматии, сжимали в жилистых руках короткие увесистые мечи. Шестой, мужчина средних лет стоял чуть позади, ссутулившись под , некогда красным, а теперь вылинявшем, плащом. Нещадное солнце пропекало землю насквозь, превращая воздух в горячий, обезвоженный студень, но шестой спартанец кутался в тяжелые бурые складки, точно искал спасения от холода.
Самурай стоял чуть откинув назад торс. Взгляд ястребиных глаз спокоен, как спокойна гладь озера в тихий летний вечер. Неподвижный, смуглый, коренастый – ни дать ни взять камень, укоренившийся посреди поля.
Он не боялся: дайсе на поясе, Бусидо в сердце и опыт, что приходит с грузом прожитых лет придавали ему уверенность в собственных силах. Каждый воин знает, что когда наступает пора умереть, то нужно быть готовым умереть с честью. А о смерти и чести, самурай знал не понаслышке.
Юные спартиаты вообще не задумывались о страхе смерти: Агогэ не учило их бояться. Их больше, они сильнее, и быстрее незнакомца, а главное, сегодня Криптия, сегодня их день. Под сальным рубищем, перекатывались стальные желваки мышц, молодая кровь бурлила от адреналина, требуя выплеска.
И чужак не заставил их долго ждать.
- Шидоу! – Самурай, чуть пригнувшись на широко расставленных и чуть согнутых ногах, медленно, точно нехотя, потянул катану из ножен. Спартиаты без звука рванулись вперед – лишь зашуршала под босыми ногами, иссохшая от жары, глина…

Цель Пути воина заключается в том, чтобы пройти его до конца. Он не привык останавливаться и не привык отступать, если того требовал Долг. А сейчас Долг требовал встать на дороге этих шестерых. Пятеро щенков его не волновали: уметь кусаться еще не значит укусить. Вот их сэнсей заслуживал отдельного внимания – под бесформенным мичиюки , прятался настоящий воин, представляющий реальную угрозу. «Возможно, именно ты окажешься тем, кто прервет мой Путь», – он медленно выдохнул, успокаивая сердцебиение, приводя тело и разум к гармонии. – «Но прежде чем сцепиться с волком, необходимо разобраться с волчатами».
Рука легла на рукоять Дайто. Казалось, меч задрожал, почувствовав прикосновение хозяина. Он видел, как напряглись юнцы, буравя его пятью парами глаз. «Сейчас»… - улыбнулся он. – «Сейчас».
- Начали! – Клинок тихо запел, выезжая из ножен. Пятеро напротив только этого и ждали – без звука рванулись навстречу - лишь зашуршала под босыми ногами, иссохшая от жары, глина…

Жара стоит невыносимая, но я лишь плотнее кутаюсь в плащ. Терпеть невзгоды – удел спартанца, а я, несмотря ни на что, все еще спартанец. Пускай многие презирают меня, пускай плюют вслед – мне все равно. Я был там, с Леонидом и остальными четырьмя тысячами, пока они отлеживались в безопасности, лаская чресла друг-друга. Не моя вина, что я не погиб рядом со своим царем, хоть я и сожалею о том каждую секунду. Люди лишь игрушки в руках богов, а те, иногда, жестоко шутят. Одна из таких шуток сейчас украшает левый бок. Поэтому, я лишь плотнее кутаюсь в плащ – никто не должен видеть мой позор.
Пятеро - последние из моей агелы, и это их последняя Криптия перед путешествием в храм Артемиды. Я знаю, это их праздник, но меня словно толкнуло изнутри: «иди». Возможно, это была тоска, но спартанец можно тосковать только по родине да сладости битв, поэтому логики в подобном предположении, я не вижу. Но я все-таки пошел и, как оказалось, не напрасно.
Чужак не был похож ни на кого из виденных мною ранее - ни на афинян, ни на платейцев, ни даже на персов. Смуглокожий, безбородый, с узкими щелями глаз, кривым носом, с выбритыми на висках и завязанным в тугой узел, волосами – странствующий мим, позабывший снять маску. Даже два изогнутых клинка на поясе казались скорее пародией на настоящие мечи. Но внутренним чутьем, я понимал – передо мной стоит воин, противник более чем достойный и более чем опасный. Внезапно, во мне проснулась жалость к моим подопечным, к той участи что их ожидала и о которой они еще сами не подозревали. Спартанцу не пристало горевать, но тут я ничего не смог с собой поделать.
Чужак гортанно выкрикнул какую-то тарабарщину, но я все понял и без слов – солнце сверкнуло на вынимаемом из ножен лезвии. Последние пять из моей агелы тоже поняли чужака - без звука рванулись навстречу - лишь зашуршала под босыми ногами, иссохшая от жары, глина…

__________________
- да вот написал рассказ...
- О чем?
- О том, как в одном городе городничий бьет мещан по зубам...
- Да, это в самом деле реальное направление...

Последний раз редактировалось Линолеум; 19.12.2010 в 00:21.
  #1859  
Старый 18.12.2010, 23:57
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Линолеум, ну почему же сразу мёртворождённый? Капельку недоделанный - это да, но сразу ставить такое клеймо не стоит. Рассказ начинается хорошо, и при законченности выйдет вообще очень хорошим.
Вот бы ещё избавиться от кучи совершенно ненужных запятых! Ну, да не стану придираться к мелочам. Если только капельку:))
Цитата:
Сообщение от Линолеум Посмотреть сообщение
подраненную овцу
Я, может, не сталкивалась с этим словом, поэтому не понимаю его. Овца либо ранена, либо нет. А подранена - это как? Чуть-чуть ранена?
Цитата:
Сообщение от Линолеум Посмотреть сообщение
– Зачем ты делаешь вид, будто понимаешь, что он говорит.
- Если честно, то ни слова.
Тебе самому этот диалог не кажется странным?
Цитата:
Сообщение от Линолеум Посмотреть сообщение
когда начнут натягивать, кА струны арфы, его, Левтида, кишки.
В первые момент просто не поняла, что "кА" - это "как". Просто помарка, но ритм чтения сразу сбивает.
То, что написано курсивом, узналось сразу, и, как в прошлый раз, повергло меня в лёгкий шок. Я бы так не написала. Вот.
Далее, если по логике, должен быть красивый бой. И в нём я бы болела за самурая.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.
  #1860  
Старый 19.12.2010, 12:52
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2580 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Вняла просьбе автора и просмотрела его произведение. Так не хочется обижать человека, ведь старался, писал. И далее будут результаты моих стараний чтеца - надо сказать, нелёгкий труд!
Скрытый текст - вот:
Цитата:
Сообщение от Navarre n. Посмотреть сообщение
Бежать, бежать, неважно куда, главное как можно скорей бежать,
Лишнее. И вообще, когда в одном предложении столько раз повторяется одно и то же, возникает желание сказать "Хватит, я с первого раза понимать умею!"
Цитата:
Сообщение от Navarre n. Посмотреть сообщение
Бежать, бежать, неважно куда, главное как можно скорей бежать, он должен скрыться от магов,
Это всё надо разделить на два предложения, потому что иначе всё сливается в одну слитую полосу, а в данном случае это не есть гуд. Не добавляет динамики, а заставляет глаза просто пробежаться мимо.
Цитата:
Сообщение от Navarre n. Посмотреть сообщение
кто взглянет в его уставшее в шрамах лицо
Я понимаю, тут хотелось добавить описания героя, но лично я об это споткнулась. Ладно, уставшее - ещё куда ни шло, хотя есть герой так торопится, то определённо должен был устать. Но в шрамах - определённо лишнее, и опять сбивает динамику. Всё должно говорить за действие, за бег, и ремарки ни к чему. Пусть мы узнаем, что бегун в шрамах, косой и рыжий потом, когда ЭТОТ момент завершится.
Цитата:
Сообщение от Navarre n. Посмотреть сообщение
…с неба в переулок упало нечто большое, лохматое, и застонало, пытаясь подняться. Трое ублюдков, во всю глотку только что смеявшиеся, отступили назад, судорожно ища свои раскладные ножи. Я же, испуганно пискнув, забилась в самый темный угол. Косматое чудище наконец-таки поднялось на ноги, пошатываясь сделало пару шагов и вскинуло голову. Это оказался давно не бритый, заросший мужчина, правую щеку рассекал шрам от виска до шеи.
Целую вечность длился один вдох. А после бывшие только что шавками, почувствовавшими свое превосходство, подонки стали шакалами, отчаянно кинувшимися на разъяренного волка, и замертво упали на асфальт. Рядом тяжело упал и волк, вконец обессиленный схваткой и получивший ножом в бок…
Выделила оба абзаца, потому что просто лень разбирать построчно, когда и без того писать много. К тому же меня они смущают все, целиком. Итак:
начинается с многоточия, и сразу возникает ощущение, что до этого уже что-то происходило, но мы всё пропустили и начали читать с середины. Нет.
Сначала написано про мохнатое чудовище, и воображение рождает именно такое чудовище (читай, здоровенного мохнатого зверя) посреди тёмного переулка. И тут же оказывается, что это был человек. А что, чудовище от человека неотличимо? Ну, хотя бы наличием одежды. Или он был голым и совсем обросшим, как орангутанг? Тогда с первого взгляда не определить, что это человек. Снова нет.
Далее, про шакалов. Это же надо так вывернуть предложение! Читается ужасно, понимается... В этом месте мозг становится жалко.
Далее, схватка... А где схватка? Я опять что-то пропустила? Вот бросаются - а через три слова схватка окончена. Ощущение, что меня обвели вокруг пальца и подсунули пустышку вместо конфетки.


Утомило, честно. Редко такое бывает, это исключение из правила, но дальше пробежала глазами по диагонали. Чтоб текст стал читабельным, с ним надо ещё работать. Много, долго и усердно. А пока - нет.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.

Последний раз редактировалось Sera; 19.12.2010 в 12:56.
 

Метки
креатив, проза

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Трансформеры / Transformers (1984-2014) Derek Waren Кино 912 02.05.2021 12:23
Программы обработки текста Jur Творчество 28 16.08.2020 21:41
Фанфики - кто хочет почитать и выслушать критику - смотрим здесь Линолеум Творчество 141 20.03.2016 09:55
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив) Jur Творческий архив 2998 19.03.2009 15:23
Нужно ли закрыть тему "Свои произведения, кто хочет почитать и дать критику?" Superman По сайту и форуму 42 24.08.2007 16:29


Текущее время: 03:17. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd.