Показать сообщение отдельно
  #25  
Старый 10.12.2017, 15:59
Аватар для Cassidy
il buono
 
Регистрация: 05.11.2010
Сообщений: 2,191
Репутация: 1012 [+/-]
10 700 знаков. Из-за компа выгоняют)
Выложусь остатками либо сегодня ночью, либо завтра днем.
Скрытый текст - Глава 5 (1):
Глава 5

1

Ключ снова застревал в замке. Он дергал им из стороны в сторону, маленький фонарик-брелок со звоном бился о дверной косяк, и тут Женя понял, что дело не в замке. Дверь была заперта изнутри.
Он повернул голову, прислушиваясь. Изнутри доносился негромкий голос Птахи из хрипловатых динамиков его старого музыкального центра. Женя постучал. Потом подождал и постучал еще раз. После третьей попытки послышались мягкие шажки босых ног по линолеуму. Глазок на секунду озарился крохотным огоньком, он махнул рукой и дверь открылась.
Кристина запрыгнула на него, обхватив голыми ногами, и всосалась в его губы. Он, придерживая ее ладонью за теплую попку, вошел в свою квартиру и захлопнул дверь. Она отлипла от его губ и прошептала на ухо своим сладким голоском:
— Я тебя хочу.
От ее горячего дыхания на своей шее, Женя почувствовал, как своенравная змея заползает в его штанину, но мысли все еще витали где-то далеко. Да еще этот сраный рэп… Когда только он начал так раздражать? Видимо тогда же, когда и сомнительные компании.
— Круто, - ответил Женя без особого энтузиазма. – Только сначала мне нужно в душ. Жарища там неимоверная. Ты чего здесь? У тебя вроде уже были выходные?
Девушка слезла с него. Все еще горячая, в своих черных кружевных трусиках и в его футболке с индейцем. На смазливой мордашке скользило что-то похожее на обиду.
— Умеешь ты слова подобрать. Я тебя ждала. От тебя бензином несет.
— Ты уж извини, - он легонько провел костяшками пальцев по ее гладкой щеке. – День был аховый. Так что сначала душ, потом все остальное.
Она явно хотела что-то добавить, но Женя не стал слушать. Хоть с женщинами и нельзя быть в чем-то на сто процентов уверенным, он не сомневался, что не был для нее любовью всей жизни. Да и ей, если быть честным, до Марины было далеко. Кристине был нужен спонсор, ему – кто-то, кто будет согревать его в постели по ночам, как бы старомодно это не звучало. Поэтому, к чертям все эти сопли. Он не давал ей повода заблуждаться на счет их отношений, поэтому ничего, кроме желания и легкой жалости к ней не испытывал.
Он взял из комода трусы с носками и чистое полотенце. Прохладный душ, хлынувший на голову, бодрил и прогонял из головы всю смуту. Ему бы очень хотелось, чтобы этот момент был самым настоящим эпилогом его прошлой жизни. Больше не будет никаких угонов, стрелок, налетов, ограблений. Не будет никаких Степанычей, Арсенчиков и всей их прогнившей кодлы. Он отдал той женщине большую часть денег, но кое-что осталось. Кое-что, что он потратит на снасти, припасы и билет на поезд. Хватит даже на бутылку виски, чтобы попрощаться с Димоном, его далеким от бандитской жизни, приятелем. И с Петровичем, если у старика возникнет такое желание…
В дверь ванной постучали.
— Ты долго? – услышал он едва различимый за шумом воды голос Кристины.
— Не терпится, киска? – крикнул Жена, ухмыльнувшись.
— Тебе звонят!
— Скажи, что перезвоню!
Кого там, на хрен, принесло?
— Что-то срочное! Это Петрович!
Женя выключил воду, вылез из ванны, не вытершись и гадая, какое же дерьмо на этот раз свалилось ему на голову. Маловероятно, что Степаныч передумал и решил все-таки послать за баблом или им самим, но мысль эта, тем не менее, холодила спину. Он вышел в прихожую в чем мать родила. Девушка с беспокойством протянула ему трубку стационарного телефона.
— Слушаю, - сказал Женя, стараясь, не казаться старику взволнованным.
— Ты когда намерен отчаливать? – спросил Петрович. Голос его звучал все также спокойно. Хоть это и мало что значило, Женя все равно почувствовал облегчение.
— Чем раньше, тем лучше.
— Хорошо, - сказал старик. – Не затягивай с этим.
— Что-то случилось?
— Делегация к Богатыреву приезжает. Какие-то серьезные типы, пахана аж потрясывает, рвет и мечет.
— Какое отношение это имеет ко мне?
— Нехватка персонала.
— Это еще что за дерьмо? Степанычу не хватает братков? Как так?
— Всех, вроде как, собираются нагнуть, для прочесывания города.
— Петрович, я знаю, мужик ты что надо, но может, выложишь уже все как есть без всяких ребусов?
— Ладно, - вздохнул старик. – Если кратко. Серьезные парни ищут одного человека. Человек, якобы, бродяжничает, поэтому нужно будет шнырять по притонам, помойкам и ночлежке. Не спрашивай, за каким хреном такая возня ради какого-то придурка, потому что я сам не знаю. Но факт в том, что задействованы будут все, в том числе и я. Про делегацию мало что известно, какие-то серьезные типы. Степаныч собирается поттягивать ребят с районов, даже ментов, по слухам, подключат. Бродяга точно не жилец. Так что, не засиживайся. Пакуй вещи и сваливай из города.
— Что вообще… - начал Женя, но Петрович положил трубку.
Вот так, значит. Шухер какой-то наводят. Удачно он свалил.
Кристина стояла рядом, хлопая своими большими непонятливыми глазами.
— Что-то случилось?
Он не ответил. Просто прижал девушку к себе и прильнул своими губами к ее. Ручка с выкрашенными черным лаком ногтями, скользнула по его груди, опустилась на живот и ниже.
Так или иначе, все это дерьмо его уже не касается. Но когда он, лежал под выдохшейся Кристиной, мысли почему-то вернулись к незнакомому бедолаге, которого вскоре будет искать весь город.

2

С девушкой он попрощался тем же вечером. Как и ожидалось, уровень возмущения был невелик. А вот Дима, с которым он встретился чуть позже в местном баре, удивил его своим погрустневшим, каким-то потухшим видом.
— Ты же знал, что я не задержусь надолго, - сказал Женя, присаживаясь за столик.
На большом экране шел хоккейный матч, который в любой другой вечер его бы заинтересовал. Подвыпившие мужики спорили друг с другом, смеялись, и чуть ли не подпрыгивали, громко крича, когда шайба оказывалась в опасной близости от чьих-нибудь ворот. Бармен носился взад-вперед, как заведенный отрабатывая чаевые.
— Когда ты едешь? – спросил Дима. На столике стоял полупустой (или полуполный, в зависимости от мировоззрения) стакан темного пива. Женя поставил перед приятелем бутылку Джека, но тот на нее даже не взглянул, ожидая ответа.
— Билет купил. Завтра к полудню я уже того, чух-чух.
Женя и Дима учились вместе в ПТУ, и даже не смотря на различающиеся взгляды к потасовкам, парень ему всегда нравился. Добрый, пусть и слабый. Все время что-то читал, ковырялся в компьютерах и, что малость удивительно, в двигателях. Для Жени так и осталось загадкой, как этот парень оказался в училище рядом с такими как он, и почему не продолжил учебу в университете имени еще какого-нибудь умного хрена. После окончания шараги они общались изредка, но всегда душевно. Парень, казалось, знал все на свете, у него были тысячи различных историй. От вопроса, почему столь дерьмово жилось как в Российской Империи, так и в СССР, до того, насколько крутым надо быть, чтобы не обоссаться от боли, когда тебя кусает муравей-пуля. Пока Женя вскрывал чью-то новенькую Ладу, Дима постигал тайны мироздания. Работал он программистом в местной библиотеке, и в определенный период жизни пребывал в роли отъявленного домоседа. До тех пор пока Женя не начал таскать его по клубам и барам. Он всегда старался оградить парнишку от своих темных делишек, закрывал его собой, когда какое-нибудь быдло в пивнухе начинало на них рыпаться из-за того, что в очках с большими линзами Дима был якобы похож на извращенца.
Наверное, больше всего Женя гордился днем, когда свел Диму, тогда еще девственника, со своей подругой по имени Рита. Он-то ожидал, что они разок перепихнутся, Дима почувствует себя более уверенным, и больше не будет трястись как осенний лист в компании девчушек. Однако сексом дело не ограничилось. Дима и Рита уже больше года жили вместе. Развратная оторва со временем превратилась в милую девчушку, ради которой робкий до этого молодой человек, мог запросто ввязаться в драку, и, что самое удивительное, выйти из нее победителем. Женя не питал ложных иллюзий по поводу того, что он, какой-то гопник, легким махом изменил чьи-то сложные судьбы, но повлиять он действительно повлиял. От того и сложновато сейчас было смотреть в глаза человеку, которого он, пожалуй, мог назвать своим другом.
— А когда приедешь?
— Не знаю, - Женя откинулся на спинку стула. – Думаю, не скоро.
Ему хотелось добавить, что может быть, он вообще не никогда не вернется в этот сраный городишко, но благоразумно промолчал.
— Ты что, сильно расстроен?
— Ну нет, с хрена ли, просто друг едет непонятно куда и, наверное, не вернется. Ты знаешь, мы с Ритой расписаться собираемся…
— Вот это круто! – Женя хлопнул Диму по плечу.
— Моя маман против, ее маман всеми конечностями за, а мы хотели свадьбу сыграть. Я собирался позвать тебя свидетелем…
— Ох, старик… - Женя нахмурился.
— Но это ведь ты нас познакомил!
— Виноват, - усмехнулся он. – Дружище, я не люблю свадьбы. Это круто, типа новый уровень жизни любого мужика, но это не по мне, понимаешь. Я не выеживаюсь, я не то, чтобы настолько крут или независим, просто… Сам знаешь…
— Да причем тут, на хрен, это! – засмеялся Дима. – Раз в жизни, ради старого приятеля мог бы и поступиться своими принципами. Ты ведь и сам тогда собирался с Мариной…
А потом он вдруг замолчал, словно получил кулаком под дых. На лице у Жени играла отнюдь несчастливая ухмылка.
— Чувак, прости, чего-то меня понесло…
— Да все нормально, - попытался успокоить его Женя.
— Нет, правда. Я не хотел. Идиота кусок.
— Успокойся ты, - Женя снова потянулся через стол и хлопнул друга по плечу. – Это ты меня извини. У тебя сейчас счастливый период в жизни, я за тебя очень рад. Но мне вот совсем нелегко в последнее время.
— Эти твои пацанские мутки?
— Че… чего? – хихикнул Женя.
— Ну блин, чем ты там обычно занимаешься. Что-то недоброе произошло.
— Не то, чтобы что-то, с чем раньше не сталкивался. Просто понял, что все это дерьмо все больше растягивает мешок, привязанный к ноге, а вокруг люди как раз прыгают с тонущего Титаника, а мешок меня затягивает на дно, и…
— Прости, ты сегодня уже пил?
— Нет, а что.
Дима сорвал с бутылки виски пленку.
— Ничего, просто заговорил какими-то сложными метафорами.
— Ну извиняй, не знаю, как проще объяснить.
— И не нужно проще, я тебя понял. Но тебе обязательно куда-то ехать? Почему нельзя просто найти нормальную работу здесь?
— Слишком много хреновых воспоминаний, слишком много знакомых отвратительных рож, которые я вижу каждый день, просто прогуливаясь по улице.
— Ясно. Ладно, не буду больше про свадьбу…
— Свадьба – это круто, Дим!
— Да-да, - сказал он, поднимаясь со стула. – Пойду схожу к бармену, а то ты что-то о рюмках не подумал.
Женя остался за столиком один, чувствуя, что нужно заканчивать с прощальной бутылкой поскорее. А то еще назовут ублюдком за то, что отказался быть свидетелем на свадьбе.
Дима вернулся с рюмками и они принялись за Джека. Женя почти не говорил, наслаждаясь россказнями друга о несостоятельности внешней политики России, о том, что Крым, быть может, и не наш, о том, почему людей больше не отправляют в космос, и о том, почему новые «Мстители» были настолько унылыми, а новый «Безумный Макс» был настолько сногшибательным. О свадьбе или о Женином отъезде они больше не говорили.
Когда поллитровая бутылка уже подходила к концу, на плечо ему легла теплая рука.
— Че, зарплату пробухиваешь? – спросил знакомый неприятный голос.
— Тебя-то каким хреном сюда занесло? – буркнул Женя, не оборачиваясь.
Арсен взял стул из-под соседнего столика и подсел к ним. Дима молча следил за действиями незнакомца.
— Че, твой дружбан? – спросил гопник.
— Скажи, когда в последний раз тебе выбивали зубы? – спокойно поинтересовался Женя. Дима напрягся, вид его стал еще серьезней. – Я тебя что, приглашал за стол?
— Какие мы грозные, а, - захихикал Арсен.
Алкоголь в крови закипал, Женя был как раз в том состоянии, чтобы исполнить свои угрозы. Опасное состояние, которое неизменно сопровождалось его легкой улыбкой, не сулившей ничего доброго.
— У тебя десять секунд.
— А то что? - послышался не менее противный голос за спиной.
Кто-то подошел ближе и почти дышал ему в затылок. Кто-то не один. Арсенчик, наверное, не любил гулять один.
— Пахан всех поттягивает, слыхал? – спросил гопник за их столиком, ковыряя между зубами зубочисткой. – Бомжей будем трясти, прикинь.
— Класс, - ответил Женя, а потом обратился к Диме. – Было приятно пообщаться, но сейчас тебе лучше идти.
— Это кто ваще? – нахмурился Арсен. – Не Риткин ли хахаль?
— Я ее жених, - ответил Дима, поднявшись из-за стола, сжимая и разжимая правый кулак. Тоже нехороший признак.
Женя решил уберечь друга, пока еще не стало слишком поздно. Вскочил со стула, приобнял его за плечо и направился к выходу.
— Давай-давай, дружище, езжай домой, не порть себе вечер, - подговаривал он нарочито веселым полупьяным тоном. – А то тут местная быдлота уже подтягивается.
— А как же ты? – тем же пьяным голосом спросил Димон.
— Да я то что, меня не тронут, просто придурки…
Кое-как он выпроводил его в тамбур, а потом обернулся. Его место занял какой-то лысоватый мужичок, двое каких-то зеленых юнцов тоже присели за столик. Арсен не сводил с него глаз, ухмыляясь и выставляя напоказ свои на четверть золотые зубы.

Ответить с цитированием