Показать сообщение отдельно
  #22  
Старый 17.01.2015, 07:36
Аватар для Одинокий странник
Live fast, die young
Король Мира Фантастики
 
Регистрация: 08.05.2010
Сообщений: 8,904
Репутация: 3242 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Одинокий странник
Итак, я прочитал "Записки у изголовья" Сэй Сёнагон.
Так что же можно сказать о Сэй Сёнагон? Личность это весьма малоприятная, но интересная. Она императорская фрейлина, и её общественное положение и круг общения очень значимы для книги. Во-первых, она очень большое значение придаёт чинам; заметив, как меняется статус человека после повышения, хоть сам он, казалось бы, тот же, что вчера, она делает вывод не о ложности подобного возвышения, но о том, что это - самая желанная вещь из вообразимых. В этом смысле интересно её фанатичное преклонение перед императорской семьей - поначалу я подозревал лесть, поскольку накал восторга по поводу чего угодно, связанного с императором или императрицей, выглядел совершенно неестественно, однако по мере чтения осознал, что, вероятно, их статус действительно вводит Сэй в экстаз. Как у наших блондинок - стразы и новенький мабах у папочки-чиновника.
Но вопрос статуса - совсем не вопрос о власти. Поразительно, но в дневнике женщины, постоянно вращающейся среди главнейших лиц государства и интересующейся жизнью двора, нет ни одного упоминания о государственных делах, политических решениях и хоть о чём-то, касающемся управления, даже мельком. Не могу не отметить очаровательную мысль, что, казалось бы, завидна судьба канцлера - второго человека в стране, однако свиты ему не полагается, и шлейф очень уж короток, так что на самом деле должность не так уж хороша.
Вообще красота и статус - определяющие факторы любой её оценки. Сэй Сёнагон не любит некрасивых людей и говорит об этом с какой-то детской прямолинейностью. Им лучше бы не попадаться достойным господам на глаза, ведь они (несомненно, злонамеренно) оскорбляют чувствительный взгляд. Простонародье, а тем более слуги, также плохи по самой своей сути. Всадник, медленно скачущий в лунном свете по улице, декламируя стихи, прекрасен - но какое разочарование, если это простолюдин! Если слуга напевает стихотворение, показавшееся вам прекрасным, значит, вы горько ошиблись. Конечно, презрение к простонародью естественно для аристократки IX века, но Сэй Сёнагон являет удивительный пример неприязни к простым людям именно за то, что они работают и бедны.
Точно так же Сэй Сёнагон оценивает и себя, поэтому упоминание о том, как красиво она была одета или в каком пышном экипаже ехала, часто сопровождается сетованием, что никто из благородных господ этого не видел. Жизненные случаи, описанные ею, почти все сводятся к моментам, когда она остроумно (или ей, по крайней мере, так кажется) высказалась, написала хорошее стихотворение или услышала похвалу, ну на худой конец - оказалась подле императрицы в людном месте. Впрочем, иногда она описывает свои переживания - за отсутствием настоящих проблем, их вызывают растаявшая снежная горка или вовремя не пришедший ответ на письмо, или своих любовников, к которым, если она этого искусно не скрывает, не испытывает сильных чувств.
Кроме того, заметную часть "Записок у изголовья" составляют списки - того, что пугает, что прекрасно, что отвратительно, что быстро проходит и тому подобные, несть им числа. Это очень напоминает современные флэшмобы или таблицы в дневничках для девочек, какие, помнится, любили мои одноклассницы лет в девять. Списки иногда поражают странными ассоциациями, например, Сэй страшит чашечка жёлудя или якорь.
Написаны "Записки у изголовья" изящно, Сэй Сёнагон, несомненно, имела навыки в этом. Слог и внятен, и в меру украшен. Кроме того, ей хорошо даются зарисовки-образы, как пейзажные, так и ситуационные - женщина, ожидающая возлюбленного, ссорящиеся в постели супруги, монах в келье или заклинатель у постели больного... Всё это описано весьма хорошо. Правда, описания дневникового плана почему-то сосредоточены на одеждаз, полностью игнорируя индивидуальные черты внешности персонажей, зато можно оценить тогдашнюю моду.
Итак, "Записки у изголовья" - вещь инфантильно-женская, но очень интересная с точки зрения нравов и обычаев эпохи.
__________________

Крылья легенды хрупкие, словно весенний лёд
Слово недоброе - камень, песня, сбитая влёт
Я не пророк, не певец, я странник, идущий через века
Душу растерзанной сказки грею в слабых руках (c)
Ответить с цитированием