Тема: 6.3.7.5.
Показать сообщение отдельно
  #18  
Старый 10.07.2018, 18:40
Аватар для AnnBlack
Историческая личность
 
Регистрация: 07.09.2009
Сообщений: 2,042
Репутация: 1801 [+/-]
Скрытый текст - 15. СэвэнЮ. Моррилл. Месть - 2:
— Дальше нет смысла подробно рассказывать, — равнодушно заканчивал историю Хьюстон. — Под предлогами, притянутыми за уши, мы втолкали Питера Моррилла, скованного наручниками, и сына Итана Сэвэнти, Джерри Сэвэнти, на заднее сиденье машины Хазарда, привезя обоих в участок. Пока мы тащили их к машине через всю компанию, Сэвэнти-младший велел Уильяму Бэрте немедленно связаться с отцом, вызволить его из участка. На наше счастье, он оставил телефон в своём кабинете.
               — Как же охрана компании?! — пришёл в себя от вспышки Боб Честерфилд.
               — Трусоватые ребята какие-то, — пожал плечами Хазард. — Наше шествие до машины не осталось незамеченным. Некоторые пытались преградить нам дорогу, слыша вопли сынка босса, но Хьюстон прошёл сквозь них, даже не оглянувшись.
               — Зачем... — начал Боб Честерфилд, обратившись к Хьюстону, но тут его перебил Хазард
               — Кстати о птичках! А вот и Сэвэнти-старший!
               Хазард не ошибся. В участок величественно вошёл Итан Сэвэнти, генеральный директор транспортной компании «СэкэнЮ». Джерри Сэвэнти впитал в себя практически все отличительные черты от своего отца: матовая, с оливковым оттенком кожа; нос среднего размера без горбинки; правильной формы рот с чуть припухлыми губами; глаза глубокого синего цвета; тон волос тёмно-каштановый немного волнистые. Казалось бы, некоторые изъяны должны чуть ослабить сильный эффект от его внешности, но нет. Он выглядел, как не огранённый алмаз. Небольшие изъяны только подчёркивали его внешнюю исключительность. Что же по поводу характера и управленца толки в народе расходятся: с одной стороны, он входит в касту людей поднявшихся из низов на самый верх, сколотив феноменально быстро огромное состояние. Как выяснили уже инспекторы «принимал активное участие в работе с клиентами», но в то же время... В то же время, как опять же увидели Хьюстон и Хазард в сынке отразился отцовский снобизм и презрительное отношение к среднему слою населения. По сути, они воспринимали людей не высшего сословия не больше чем, как банкоматы.
               Итан Сэвэнти, одетый с иголочки в тёмно-синий костюм и кожаные туфли от Dior, осмотрелся вокруг с намерением отыскать главного. И нашёл ведь! Он тут же прорезал снующий людей на манер Хьюстона и приблизился к тройке мужчин. Сотрудники участка почуяли пришедшую беду. Ведь вместе с Сэвэнти-Старшим пришёл его адвокат, без которого он не обходится. Он сопровождает его на всех встречах. Спрашивается, откуда такое доверие? Все дело в том, что этот адвокат единственный настоящий друг Итана Сэвэнти! Это общеизвестный факт, что со своим адвокатом Свеном Логаном они знакомы с начальной школы. Их дружба выдержала многие испытания. Вот и суди человека по обложке!
               — Боб, — обратился к начальнику участка Сэвэнти-Старший, — как это понимать?
               Боб Честерфилд, как видели Хьюстон и Хазард, не мог справиться с собой. Итан Сэвэнти вызывал у него лютую неприязнь, он не мог никак надеть на лицо профессиональную улыбку. После нескольких безуспешных попыток, суперинтендант прекратил попытки. Теперь на мир смотрел привычный перекошенный недовольством со злобой Боб Честерфилд.            
               — Как это понимать?! А что понимать, мистер Сэвэнти?! — суперинтенданту стоило немалых усилий проглотить обращение к себе от этого выскочки столь фамильярно. Он что же?! Думает они с ним приятели?! На короткой ноге?! Ну уж нет!! — Ваш сын и водитель вашей компании Питер Моррилл задержаны в связи причинения друг другу насильственных действий!! Плюс водитель вашей компании, попытавшись скрыться с места преступления, ударил сотрудника полиции при исполнении служебных обязанностей!!
               — Ну во-первых, — тут же взял слово Свен Логан, пухловатый мужичек в круглых очках в дорогущей деловой экипировке. Несмотря на свою мягкую комплекцию, он считался одним из лучших адвокатов их города. Хватка у него бульдожья, — как нам сообщил свидетель событий, а это сотрудник компании менеджер по работе с клиентами Уильям Бэрта, ваш детектив подставился под удар для законного основания осуществления ареста. Во-вторых, после обоюдного согласия обеих конфликтовавших сторон не возбуждать дела по статье о причинения физического урона, ваши сотрудники настаивали проехать их с ними в участок. Я бы даже поменял хронологию событий, не так ли, инспектор Хьюстон? Первое следовало за вторым.
               Начальника участка злобно сузил глазки, намереваясь прожечь в адвокате Свене Логане дыру, Сэвэнти-Старший лучился аурой «Видали какой у меня Защитник? Похлеще вашего будет!» думал Хазард всматриваясь в лицо большой шишки, только Хьюстон не выказывал никаких эмоций. В общем-то, как всегда. Он оторвался от стены, подошёл чуть не вплотную к Итану Сэвэнти. Свен Логан намеревался сказать нечто возмутительное касательно личного пространства, но осекся, взглянув на Итана Сэвэнти. Ещё долго после этого дела, сотрудники участка вспоминали беззвучный дуэль между инспектором и миллионером. Сам воздух наэлектризовался. Как бы фигурально это ни звучало, но пространство вокруг них стало возможно резать ножом. На приличном расстоянии от места событий полицейские забывая свои дела, останавливались посмотреть, кто выиграет, а кто шёл всё-таки дальше ощущал на себе эффект слоу моушена[10]. Время растянулось, казалось пылинки, замедляли свой танец в воздухе; звук шелестящей бумаги, падающей на стол; работающий кулер с водой; звонок по телефону. А двое мужчин все стояли напротив друг друга, намереваясь поразить другого насмерть.
               — Мы закончили, — поставил точку в дуэли Итан Сэвэнти. Он протянул руку за бумагой. Адвокат дрожащей рукой передал ему листок. Сэвэнти-Старший не отводивший все это время взгляд от взгляда Хьюстона, протянул листок в сторону Боба Честерфилда. — Здесь постановление от федерального судьи о немедленном освобождении моего сына.
               Шеф полиции взял листок, но даже не посмотрел в него. Он, так же как и присутствующие попал под волну. Кивнув только он ушёл в изолятор за Сэвэнти-Младшим. Через несколько минут вышел молодой человек, поправляющий свою причёску. Он чувствовал себя не в своей тарелке. Как щенок, который напрудил в доме, а не на улице, знающий о предстоящем наказании, сравнил Джерри Сэвэнти с собачонкой Хазард. Волна дуэли не накрыла его так сильно, ему не привыкать, но он заметил за собой поменявшуюся стойку. Что ему крайней не понравилось. Навеяло неприятными воспоминаниями.
               — Подобный инцидент больше не повторится, — непонятно к кому обратился Итан Сэвэнти. То ли к полиции, то ли к сыну, в сторону которого он даже не взглянул. Намереваясь уже удалиться, с победным триумфом, Сэвэнти-Старшего и Свен Логана осадил Джерри Сэвэнти фразой:
               — А как же Моррилл? Его мы не забираем?
               Пятеро мужчин дружно как один воззрились на Сэвэнти-Младшего. Вот чего уж точно никто из них не ожидал, так это заботы со стороны правящей элиты к простому смертному. Но в этой опеке прокрадывалось больше беспокойства вместе с нервозностью оставить Питера Моррила в участке, чем действительно человеческая солидарность. Такое не укрылось от цепких взглядом инспекторов и суперинтенданта. Последний тут же прочитал листок от федерального судьи с намерением найти имя водителя. Но его там не оказалось. Шеф полиции проделал все это очень быстро, невзначай, так что адвокат ничего не заметил. Свен Логан, как и Итан Сэвэнти недоумевал намерением сына своего клиента-друга вытащить из тюрьмы этого мужика. Ведь вся структура обжалования задержания в участке строилась на невиновности Джерри Сэвэнти. А он все опровергает таким безобидным заявлением? Адвокат прекрасно понимал, что полицейские, как гончие только почуяв даже самый мизерный стёршийся след тут же ринуться преследовать.
               Но положение своего сына спас Итан Сэвэнти, стрельнувший в него таким взглядом, что сформировавшееся предложением не успело сорваться с губ его сына. Не глаза, а поза и мимика выдали немое восклицание заткнуться и следовать к выходу Сэвэнти-Старшего. Так они и поступили. Небольшая пятиминутная заминка не помешала тройке мужчин удалиться триумфаторами из участка. Они определённо выиграли сражение, но вот выиграли ли они войну?
               — Обработайте этого водилу!! — мял листок в руках начальник участка, — Младший Сэвэнти что-то скрывает!! Ещё эти непонятные недосказанности в споре, приведшие к драке!! Раз нам напрямую не подобраться к их семейке, то пойдём в обход!! — подытожил Боб Честерфилд и, удалившись в свой кабинет, велел одному из попавшемуся под руку офицеров подготовить допросную. Пусть посадят в комнату находящегося в изоляторе мужчину. Офицер ушёл исполнять поручение, быстренько курнувший Хазард сходил за кофе и бутербродами на троих, параллельно вытаскивая телефон из кармана для разговора со своей женой, а Хьюстон, вернувшись к своему столу, рассортировал бумаги по делу Джаспера Форда с включённым теперь туда ещё не вовремя составленным протоколом задержания сына с водителем их главного подозреваемого. Посмотрим, что скажет им водитель кампании, после того, как узнает о своём нынешнем положении. На самом деле, протокол составлен значительно позже положенного, из-за этого они должны были отпустить этих двоих ещё два часа назад. Весь этот фарс предложил разыграть Хазард, как только они посадили драчунов в изолятор с намерением выманить Сэвэнти-Старшего. Он трезво рассудил, что с миллионером им не удастся поговорить во время его работы. Он будет крутиться как угорь, динамя их сообщения. Если же поймают, они не смогут разыграть свои карты на выгодных для них условиях при адвокате. Нужно выйти на разговор тэт на тэт. Была слабая надежда, что, несмотря на приклееность последнего к своему клиенту-другу Сэвэнти-Старший явиться в одиночку. Но нет! Надежда не оправдалась. Однако они все равно, что поковырялись в ранке у больного. И этой самой ранкой является его сын. Тем самым сам того не зная, Итан Сэвэнти дал им возможность зайти в крепость с чёрного входа. Можно даже сказать, что план Хазарда в какой-то степени сработал.
               Краем глаза Хьюстон заметил, как недовольного Питера Моррилла офицеры провели в допросную. Несмотря на освободившуюся камеру от Сэвэнти-Младшего он наверно ещё ждёт, что его тоже заберут. Ожидание праведников — радость, а надежда нечестивых погибнет[11]. Вот прошёл в комнату Хазард с подносом, закрыв за собой дверь. Что же, пора начинать.
               Хьюстон войдя в допросную, увидел расслабленно пьющего кофе Хазарда, уплетающего бутерброд, Питера Моррилла, барабанившего пальцами по столу не притронувшегося к чашке и еде. Хьюстон рассудил, что водитель уже накинулся на Хазарда по поводу своего задержания, но не получив толкового ответа начал раздражаться от всей этой бюрократической галиматьи. Хьюстон отодвинул стул, убрал в сторону свою долю еды, положил бумаги, раскрыв на скорую руку набросанной анкете задержанного. Пока он неспешно проделывал все перечисленные манипуляции, Хазард отставил допитую чашку с кофе, забитую упаковочной плёнкой, собравшийся для проведения допроса. Питер Моррилл также встрепенулся, уставившись на Хьюстона. Тот главный в их компашке, следовательно, беседа будет исходить из его уст. Но нет! Слово взял Хазард:
               — Для записи допроса я должен представиться, несмотря на наше знакомство в моей машине. Я инспектор Хазард. Это инспектор Хьюстон. Я обязан разъяснить вам права и обязанности при даче показаний...
               — Какого черта я все ещё здесь? — прервал его Питер Моррилл. — Почему так долго?
               — Что долго, мистер Моррилл? — уточнил Хазард, прекрасно зная, что тот скажет.
               — Почему так долго нас тут держали? Мистера Сэвэнти освободили нексколько минут назад! Почему я всё ещё здесь?!
               — Хм, — театрально оскорбился Хазард такой несправедливостью. — И в самом деле, — повернувшись, в сторону зеркальной тонировки на всю стену, сказал: — Кто-нибудь принесите заверенную копию от федерального судьи по досрочному освобождению на имя Джерри Сэвэнти. Суперинтендант унёс его в свой кабинет. Придётся подождать минут десять, — уведомил задержанного Хазард об ожидании, отвернувшись от стекла.
               — На имя Джерри Сэвэнти? Что за чушь?! — вспылил Питер Моррилл и в то же время занервничал.
               — Терпение, — попустил его пыл Хьюстон. Мужчина тут же немного сжался на стуле, но дерзость не растерял.
               Как сказал Хазард, после десятиминутного ожидания к ним в допросную заглянула Грэйс Стэмпэр, чем вызвала недоуменный взгляд её внешним видом у Питера Моррилла. Даже такие фрики в участке служат? Ну и шарага у них здесь!
               — Спасибо, — взял копию документа Хазард, после чего офицер Стэмпэр удалилась, закрыв за собой дверь. — Как я и говорил, вот копия от федерального судьи на досрочное освобождение гражданина под именем Джерри Сэвэнти. Вашего имени в бумаге нет. Можете ознакомиться.
            Столь нарочито подробно Хазард говорил на камеру, несмотря на видеозапись. Чтобы у суда в случае чего не возникли вопросы и ни состыковки при рассмотрении дела, если Хазарда вызовут свидетелем. Такая формальная процедура здорово облегчала жизни и устраняла недосказанности. Питер Моррилл, взяв бумажку, прочитал её раза, два или три, об это инспекторам подсказали его бегающие глаза от начала до конца листка. Он все искал ошибку или лазейку. Но не находил. И не найдёт. Там чёрным по белому написано только одно имя: Джерри Сэвэнти.
               Питер Моррилл положил листок, протянул его через стол инспекторам, наконец, глотнул кофе, не притронувшись к еде. В эту самую минуту он прикидывал, что ему говорить, а о чём следует умолчать. Хьюстона и Хазарда интересовали обрывки фраз, сказанные друг другу в гараже Морриллом и Сэвэнти-Младшим. Но начать следовало с другого угла для плавного переходя в нужное им русло.
               — Мистер Моррилл, сколько вы работаете в компании «СэвэнЮ»? У нас тут только ваш домашний адрес, номер телефона, паспортные данные, где и кем вы работаете...
               — Я ничего не знаю, — категорично отрезал Питер Моррилл второй раз, перебив Хазарда, не намереваясь играть в игру полицейских.
               — Вы не знаете, сколько вкалываете на своего работодателя? — парировал Хазард. Так просто с наших рельсов ты не свернёшь!
               — Я буду говорить только через своего адвоката, — не подцепил крючок Питер Моррилл, настаивая на своём.
               После этого Хазард предпринимал ещё несколько попыток подойти к интересующей их теме тактичным способом. Но Питер Моррилл упёрся рогом, не намереваясь отвечать на самые банальные и безобидные вопросы, даже отдалено касающиеся темы. Хазард уже начал раздражаться, кидая взгляды в сторону Хьюстона. Может тот сподобиться подсобить, раз уж он тут сидит? Он же может, когда хочет. Но что странно, Хьюстон этого не хотел. Пока Хазард работал, Хьюстон съел бутерброд и выпил кофе, поморщившись, отметив про себя, как мало в нём сахара. После этого он сцепил руки на столе и смотрел только на свои пальцы. Такое впечатление, что он поджидал чего-то. Ждал, когда Хазард перестанет сюсюкаться с задержанным? Что ж, он дождался!
               — Давайте перейдём к вашему разговору с мистером Сэвэнти в гараже? М? О каких деньгах и записях шла речь?
               Хазард рассчитывал на эффект неожиданности. В конце концов, Питер Моррилл полагал, что его с его работодателем задержали за драку. Так-то так, но причина кроится в их беседе, в обрывках фраз и слов, сказанных друг другу. Так они даже связываться с ним не стали бы. В конце концов, им нужен Сэвэнти-Старший, а не Младший.
               — Не понимаю, о чём вы, — все так же стоял на своём Питер Моррилл, но уже не так уверенно. Вот так да! Что они слышали? Они слышали весь разговор или только его части? Если весь разговор, то этот коп собирается промурыжить его неизвестностью, пока она сам не расколется? Или же они слышали только обрывки, из которых они будут вытягивать из него полную информацию. Больше всего мы боимся неизвестности. Того, что мы знаем, мы больше не боимся[12].     
               — Вы же понимаете, мистер Моррилл, во-первых, ваш разговор услышан, во-вторых, ваш работодатель по совместительству участник беседы, Джерри Сэвэнти не озаботился о вашей защите, только о своей. В-третьих, как вы видите, влияние у семьи Сэвэнти значительно вместе с их возможностями. Нам так трудно к ним подобраться... Но! Как вы думаете, кого нам обработать проще всего? — нарочито сочувственно с нажимом в голосе внушал Хазард. Уже видно, как накрывает бледность Питера Моррилла прямо как тогда! Жуй! Жуй, жуй, глотай!!
               — Он подобен лесу, и как в лесу, на этом пути легко сбиться, заблудиться, забыть, как ты попал сюда[13].
               Питер Моррилл с Хазардам повернулись к Хьюстону. Сказанная не к месту фраза во время допросов не в стиле Хьюстона, подумал Хазард. И кто это Он? При чём тут лес вообще? Так всё прекрасно шло! Какого чёрта он сбил волну к чертям собачим?! В отличие от инспектора, до задержанного не укрылся смысл фразы. Больно он внимательно и оценивающе рассматривал Хьюстона, стараюсь поймать его взгляд. Но за все время, пока шла беседа Хьюстон смотрел куда угодно, только не на подозреваемого. Он словно старался укротить свою вакуумную ауру, защищая, а может, подталкивая к чему-то Питера Моррилла.
               — Эм..
               — Вызовите мне адвоката! Я имею на это полное право! — хлопнул по столу Питер Моррилл. Весь эффект воздействия Хазарда на задержанного прошёл. Теперь его можно брать только измором, а они не могут себе этого позволить. Поскольку протокол о драке не составлен своевременно! Он составлен, но не вовремя! Именно на этом моменте фиксировано внимание федерального судьи, поэтому адвокат Итана Сэвэнти так сиял. Даже без бумажки он имел полное право обжаловать их действия. Но нет! Сэвэнти-Старший напряг Стена Логана добыть бумагу для пущего эффекта. Продемонстрировать насколько далеко заходят его щупальца. На этом же моменте отыграется адвокат Питера Моррилла! Их сделали.
               — Не нужно, мистер Моррилл, — улыбнулся обезоруживающе Хазард, подняв руки ладонями вверх признавая свою неправоту с поражением. — Этот допрос не более чем формальность. Вы свободны и можете идти. Вам нужно только будет забрать ваши личные вещи.
               Мужчина тут же вскочил, с шумом отодвинув стул. В унисон с ним поднялся Хьюстон. Хазард проговорил время окончания допроса, завершив беседу на запись. Как только он это сделал, махнув офицерам за стеклом выходить из записывающей комнаты, трое мужчин вышли в центральный зал оставив мусор в допросной.
               Как только они вышли из комнаты, копии записи допроса им отдала все та же офицер Стэмпэр. Питер Моррилл взял у неё диск, покрутив в руках, спрятал в кармане комбинезона. Не попрощавшись с детективами, он пошёл вслед за ней за своими личными вещами. Когда у него забирали вещи, Хьюстон подметил записную книжечку, зажигалку, ключи от машины и паспорт с водительскими правами. В книжечку он успел заглянуть. Станицы выдернуты. Он не стал говорить Хазарду. Узнать, что было в ней записано, ещё может предстать возможность. А может и нет.
               — Какого черта это значит? — дошёл до стола Хьюстона Хазард, возвысившись над ним, как только тот сел.
               — Шанс.
               — Какой?! — уже намеревался пуститься во все тяжкие Хазард, от раздражения втянув в себя дветрети зажжённой сигареты, как только они вышли из допросной. — Какой ещё шанс? — уже более спокойно спросил Хазард, хотя его глаза-бусинки говорили о противоположном. Уже второй раз они меняются ролями: теперь бесился Хазард от поведения Хьюстона, а не наоборот. — Прямо как из книжки: Каждому из нас выпадает шанс стать козлом отпущения. Взять вину на себя. Но в чём это проявится?
               — Это что? — для поддержания беседы справился Хьюстон. Ему совершенно неинтересно, откуда это, но из вежливости спросил.
               — Из книжки Чака Паланика «Удушье», но кому я это рассказываю? Мужику как раз выпал такой шанс: шанс взять вину на себя. Ты же даёшь ему шанс этого не делать. Не так ли?
               Но Хьюстон его уже не слушал, полностью погрузившись в бумаги. В гудящем участке, где звуки из разных углов кипучей деятельности, несмотря на лето, сливались в единую какофонию. Если долго вслушиваться, можно разбить звук на отдельные фрагменты. Можно услышать даже мелодию с выдержанной одной тематикой. Сложно услышать нечто из ряда вон, но Хазард и Хьюстон услышали. Разбившееся стекло и лёгкий вскрик с проклятиями. Двое инспекторов повернулись узнать, в чём дело. Оказывается, со стола Кейси Чоко упал стакан с водой. Надо бы съездить домой поесть нормально, а потом снова скооперировать данные из полученных информации для решения дальнейших действий, уже забыл об инциденте Хазард. Маленькие неприятности случаются со всеми. Но Хьюстон считал по-другому. Кейси Чоко сидела не за своим столом, а подсела что-то найти, плюс стол этот располагался прямо рядом с выходом из главного зала. Хьюстон надеялся, что его задумка осуществилась. Он подметил, как Питер Моррилл выходил из вещьдоков, но дальнейшее его наблюдение преградил Хазард остановившись прямо по нужному ракурсу. 
               Хьюстон встал, обошёл Хазарда, подступил к офицеру Чоко. Хазард заинтересовавшись, чем его мог привлечь пустяковый инцидент последовал за ним. Кейси Чоко ругаясь себе под нос, как заправский болельщик бейсбольных матчей, привыкший выкрикивать оскорбления во время игры, собирала тряпкой мелкие осколки вместе с водой. Крупные куски она складывала на белый листок, взятый со стола. А в стороне от этих крупных осколков... лежали ключи от машины с мятым клочком бумаги. Хьюстон наклонившись, поднял их с пола, заставив офицера Чоко аж подпрыгнуть от неожиданности от незаметно подошедшего инспектора Хьюстона, и покраснеть до кончиков ушей из-за инспектора Хазарда, который мог услышать, как она ругается.
               — Я... Эти... Эти ключи были в стакане, — тут же решила рассказать, что случилось Кейси Чоко. — Я подошла совсем недавно, ищу нужные мне бумаги. Я стояла, сильно наклонившись к столу... Я только услышала звук чего-то непонятного булькнувшего в стакане с водой, но не успела даже глаза поднять, как этот же человек его опрокинул. Я не успела его поймать. И рассмотрела я его только краем глаза! — она чувствовала себя не в своей тарелке. Больно внимательно инспектор Хьюстон читал намокший развёрнутый им листочек, а инспектор Хазард восхищённо переводил взор с ключей на своего напарника. И так несколько раз. Не веря во что-то только ему известное.
               — Сработало, — всего лишь и смог сказать тихо Хазард. Непривычно тихо, чем вызвал озабоченный взгляд у офицера Чоко. Что случилось-то? Что сработало? Может, стоит им описать мужчину, учинившего этот бардак? Да к тому же, что такого произошло необычного? Неужели... Неужели кто-то специально подкинул ключи от машины с запиской?! Да! Точно! Так и есть! Тогда тем более необходимо описать им мужчину! Кейси Чоко возбуждённо вскочила с колен, намереваясь выложить информацию, как:
               — Мужчина средних лет в оранжево-синем порванном в нескольких местах комбинезоне со смуглой кожей, трёхдневной щетиной, впалыми чёрными глазами, комплекции не уступающий Хьюстону, — удостоив мимолётным взглядом, ответил за неё же Хазард, оставив ту хлопать глазами, а сам переключился опять на Хьюстона.
               — Что там написано? Что там написано? — припрыгивал от нетерпения Хазард. Он не видел надписи на листочке из-за угла наклона, под которым держал бумажку Хьюстон.
               — Сварщиков, 2. Также половина обрезанной мной цитаты.                            
               Хьюстон взяв ключи, пошёл на улицу, оставив Хазарда с отданным ему листочком. Действительно! Первая половина цитаты, без неё он не смог понять, чего хотел добиться Хьюстон этим выпадом. А первая половина гласила: путь мести никогда не бывает прямым. Это что же... Хьюстон подтолкнул водилу косвенно отомстить своему работодателю? По-хорошему, после обыска его машины им нужно его в камеру посадить. Но Хьюстон посчитал, что рыбка-лоцман[14] до этого всегда обслуживающая свою акулу, может обернуться пираньей. А точнее исчезнуть, предоставив пираньям шанс обглодать свою кормилицу-акулу в обмен на свободу. Питер Моррилл схоронился, в этом нет сомнения. Объявлять его в розыск бесполезно.               
               — Инспектор, — попыталась привлечь к себе внимание Кейси Чоко замершего глупо улыбающегося Хазарда, — что прои...
               — Я ОБОЖАЮ ЭТОГО ПАРНЯ!!! — во все горло крикнул Хазард, вскинув руки вверх, и убежал вслед за Хьюстоном, оставив сотрудников полицейского участка шушукаться об очередных причудах этой проблемной парочки.

[10] Ускоренная съёмка — кино— или видеосъёмка с частотой от 32 до 200 кадров в секунду. Используется для получения эффекта замедленного движения при проекции фильма со стандартной частотой кадров, а также в научных целях.
[11] Притчи 10:28.
[12] Цитата из фильма «Безумие» (Sileni).
[13] Обрезанная вначале цитата из фильма «Убить Билла» (Kill Bill: Vol. 1).
[14] Лоцман, или рыба-лоцман — морская рыба из семейства Ставридовые (Carangidae). Часто встречается вместе с акулами, что объясняется двояко: или лоцман питается испражнениями акул, или остатками их пищи.
__________________
Amour, Amour
Alle wollen nur dich zähmen
Am Ende, gefangen zwischen deinen Zähnen

Ответить с цитированием