Тема: Green Hills Asylum
Показать сообщение отдельно
  #264  
Старый 14.07.2013, 19:27
Аватар для Lana Gor
Бабайка
Победитель Литературной Викторины
 
Регистрация: 26.10.2010
Сообщений: 3,691
Репутация: 3108 [+/-]
Вхожу в Двери и преображаюсь - я снова та, что была раньше, не запуганная "сумасшедшая" с неровно стрижеными волосами и затравленным взглядом лишь временами полным дерзкого вызова, а статная и гордая Смерть, чьи глаза взирают на мир одновременно с интересом и равнодушием. Та, в которой нет ни капли страха и сомнений. Мои волосы чёрным шёлком лежат на плечах и спадают вниз по спине, касаясь талии.
"Мир... мрачный мир моего сознания, что дарует неизвестность... Или это не только мой мир?.."

Я смотрю на профиль Калеба и улыбаюсь.
"Он идёт рядом, держа меня за руку. Так тепло и приятно..."
Перевожу взгляд на надгробия, и улыбка медленно меркнет. Но холодный блеск глаз говорит не о печали - это интерес. Любопытство, пытающееся играть с сознанием. Этот мир... это не мир, полный смерти, а мир, для неё. Мир, в котором она живёт.
Мой взгляд выхватывает из общей картины надгробий одно, на котором готическими буквами выведено "Bene vincit, qui se vincit in victoria". Я замираю, и яркая вспышка в сознании являет лицо мужчины, которое я уже видела в своём видении перед тем, как в душе на меня напал МакГриди.
"Вилли..." - услужливо подталкивает память, и тут же снова прячет это воспоминание в своих бескрайних недрах.
Калеб и я стоим на возвышенности, и нашему взору открывается река крови, чьи волны бьются о берега, полные скорби. Но мне не страшно, а спокойно, словно я там, где должна быть.
Вороний крик застаёт врасплох, и я вздрагиваю. А затем, словно по цепной реакции, начинают каркать и другие вороны. Они смотрят в самую глубь души и кричат "
Nevermore. Nevermore. Nevermore".
- Никогда, - шепчу я, и в глазах застыла бескрайняя тоска. А с губ срываются слова поэта, жившего очень давно и давно ушедшего в вечность:
- And the Raven, never flitting, still is sitting, still is sitting
On the pallid bust of Pallas just above my chamber door;
And his eyes have all the seeming of a demon's that is dreaming,
And the lamplight o'er him streaming throws his shadow on the floor;
And my soul from out that shadow that lies floating on the floor
Shall be lifted—nevermore!*

- Не бойся, ангел. Это наш мир. Твой и мой. Нас не удержат стены проклятой лечебницы. Ты ведь хотела этого? Я открыл Двери. Все Двери.
Голос Калеба словно выдёргивает меня из морока. Он приятно холодит кожу, заставляя покрываться мурашками возбуждения, а его прикосновения наполняют тело сладкой истомой предвкушения чего-то волшебного. Того, чего не было в "Зелёных холмах", но было когда-то давно... не в этой жизни.
- Чего ты ищешь, мой ангел? - шепчет он у самого уха, заставляя прижаться к нему всем телом. - Смерти или любви?
- Смерть - это я, а ты... - я облизнула губы кончиком языка, - ты тот, кто рисует мой образ. И кисть твоя - это острое лезвие, а краски - тела убиенных грешников.
Мои руки скользят по бёдрам Калеба и я, по-прежнему оставаясь стоять спиной к нему, поворачиваю голову так, чтоб поцеловать.
- Любовь - вот то, к чему я иду всю свою жизнь...
Bene placito**, - и наши губы встречаются.

-------------------------
* отрывок из стихотворения Эдгара Аллана По "The Raven"
** По доброй воле (лат.)
__________________
«Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!» (с) М. Булгаков


Сообщ-во "За упокой"