Показать сообщение отдельно
  #12  
Старый 04.02.2014, 22:24
Забанен
 
Регистрация: 19.12.2007
Сообщений: 11,080
Репутация: 3527 [+/-]
Так же...
Скрытый текст - Деррек Теннебрарум:
Скрытый текст - Деррек Теннебрарум:


Интермедия 1

Старик Брок возвращался в свою комнату, неся под мышкой свёрток. Несколько банок фасоли и бутылка дешёвого пойла. У него было хорошее настроение и он напевал под себе под нос песню про Берту с большими сиськами. Старая песня, но и Брок был не молод. Когда тебе 65 – начинаешь смотреть на некоторые вещи иначе. Потому собственный алкоголизм не казался старику чем-то ужасным.

- …и она ему дала-а-а! – Брок закончил куплет, сплюнул на асфальт и замер.

Прямо на него смотрел пёс. Нет, не так. Правильно будет Пёс. Огромадная тварь, на голову выше самого Брока. Псина скалилась и из её пасти медленно стекала капелька слюны. Но самыми страшными были глаза мертвенно-зелёного цвета. Они пылали.

- Арпх! – из горла Брока вырвался невнятный крик. Пакет выпал из рук. Звон разбитого стекла и запах алкоголя. Но старик не мог отвести взгляд от светящихся глаз.

Звук копыт за спиной, ржут лошади, звенит сбруя. Но Брок не может повернуться.

Женский голос отдаёт короткий приказ на незнакомом языке. Нет, на забытом языке. Брок уверен, что знает это наречие и может понять. Он просто забыл…

А Пёс поднимается, медленно, будто в дурном сне. И даже когда острые зубы начинают рвать его плоть, Брок не может оторвать взгляд от мертвенно-зелёных собачьих глаз.




***

Я понял, что вернулся в Некробург прежде, чем открыл глаза. Запах… Этот чудесный запах сырости, с тонкими нотками гниения и ароматом древности.

Первое, что я увидел - глаз на тонком штативе. Зрачок сузился и снова расширился, внимательно рассматривая меня. Я приподнялся на локтях.

Больничная палата. Инструменты на засаленном полотенце, мигающий свет неверной лампы, моя койка с прикреплённым столиком, на котором и был установлен глаз, и сгорбленная фигура в углу, что пишущая в огромной книге.

- Что… произошло?... – слова даются с трудом, будто я недавно созданный кадавр.

Незнакомец в углу поднимает голову и подходит ближе. Я вижу, что мой собеседник сшит из кусков разной плоти. Вместо руки у него, угрожающего вида, металлический протез с клешнёй-насадкой. Его лицо растягивается в широкой улыбке, и, сквозь дырку в щеке, я вижу золотые зубы.

- Вы пришли в себя, мой Лорд? – в его хриплом голосе тщательно отмерянная унция подобострастия. – Мы все очень переживали за вас.

- Как я сюда попал? Почему я в подвале, а не в Королевском Санитариуме?

- Вы перенесли очень опасную метаморфозу, мой Лорд. Вы ничего не помните?

- Нет, эээ…

- Моё имя доктор Мергель. Ваш отец очень волнуется за вас. Он выделил вам лучшее и самое безопасное место.

- Безопасное? С каких пор в Некробурге есть для меня опасность?

- Город в осаде… - Мергель чуть повернулся и осторожно взял штатив с глазом. – Во время вашего отсутствия на нас напали. Неблагой Двор. Проклятый фейри сломали Барьер.

Я взволнованно вскочил, но голова закружилась, и я был вынужден снова сесть на кровать.

- Выпейте, мой Лорд. Повелителю нужны ваши воспоминания.

Я с сомнением посмотрел на бурую жидкость в стакане. Похоже на жидкое дерьмо.

- Пейте, Лорд, - Мергель внимательно смотрит на меня и я пью.



Интермедия 2

- Что за чёрт? – Дейв осторожно выглядывал сквозь щель в ставнях. Долорес размазала косметику по лицу и теперь напоминала инфернального клоуна. Она старалась не смотреть на половину тела у двери.

- Они ушли? – всхлипнула девушка.

- Нет, я вижу их тени. Они слезли со своих лошадей и просто стоят.

- А этот волк?... Или собака?... – Долорес снова начинает всхлипывать.

- Я его не вижу, - Дейв нервно сжал дробовик.

- Если они захотят – то войдут, - подал голос пожилой бармен, Долорес не знала его имени. – Ставни их не остановят. Их вообще ничего не остановит.

- Заткни хлебало! – рявкнул Дейв. – У нас есть дробовик и револьвер. Пусть только попробуют сунуться! Мы, твою мать, выживем!

Бармен хрипло засмеялся. Его смех напомнил Долорес карканье ворона.

- Скажи это Бейкеру, - он махнул рукой на дверь, где лежала нижняя половина человека. Долорес невольно глянула и отметила про себя, что Бейкер носил идиотские красные носки.

Бармен снова стал смеяться.

"Каркнул ворон: "Nevermore!"

- Заткнись, б***, заткнись! – заорал Дейв.

Ставни буквально взорвались на мелкие щепки. Огромные собачьи челюсти вгрызлись в тело парня. О боже, как он кричал! Но Долорес всё равно слышала хруст рёбер и звук рвущийся плоти.

Девушка просто замерла. Бармен за спиной продолжал смеяться. В проёме окна Долорес увидела женщину. Чёрные волосы и безумно холодный взгляд.

А потом всё загородила фигура пса. Он смотрел прямо в душу девушки своими зелёными глазами. Долорес так и не смогла закричать.

"Nevermore"




***

Воспоминания… Они хлёстко бьют меня, терзая картинами недалёкого прошлого.

Моя комната в Мире Тёплых. Женщина…

Я смотрю на нее, и всё моё существо трепещет от невыразимого ужаса. Я больше не могу пошевелиться. Она подходит ко мне, покачивая округлыми бёдрами, заглядывает в глаза и шепчет:

- Здравствуй, Деррек Тенебрарум. Ты рад меня видеть?



Интермедия 3


Педаль газа в пол. Он не дастся им просто так! Карл Гофри бросил быстрый взгляд в зеркало заднего вида и выругался. Не могут лошади скакать так быстро!

Шестеро всадников в лунном свете. Во главе женщина. Её чёрные волосы развеваются на ветру.

- Господь всемогущий, - шептал Карл, заходя в крутой поворот. – Да прибудет воля твоя…

Женщина вскинула лук. Настоящий, мать твою, лук! Но сейчас, мать твою, двадцать первый век! Карл всхлипнул, вцепившись в руль. Его «Мустанг» рычит и воет. Давно его так гоняли.

Стрела пробила заднее стекло и встряла в приборную доску в паре сантиметров от Карла.

От неожиданности он потерял управление. Машину повело юзом. В конце концов Карлу удалось затормозить поперёк дороги. Он в ужасе посмотрел по сторонам, но всадники просто пропали. Карла трясло. Он разразился рыданиями, глядя на стрелу.

Машину качнуло. Карл поднял глаза и увидел огромную зверюгу на капоте. Кажется, это пёс. Но он размером с долбанную лошадь!

Силуэт пса немного расплывчат, он будто состоит из обрывка тьмы. А глаза пылают зелёным огнём. Пёс повернул голову и посмотрел куда-то влево. Будто чего-то ждал. Дрожащими руками Карл потянулся к бардачку. Пистолет придал немного уверенности. Человек прицелился в зверя. Выстрел оглушил Карла, а пёс даже не пошевелился, хотя пуля попала ему в широкую грудь. Голова зверюги медленно поворачивается. Последнее, что слышит Карл – женский голос. Только он не может вспомнить, что значат слова….




***


Миррел. Я вспомнил её имя!

Она проводит пальцем по моей скуле. От неё пахнет ночью и тайной. Её взгляд – притаившийся хищник, терпеливо ждущий жертву. Шелест её волос – шорох совиных перьев, за мгновение перед тем, как острые когти вонзятся в тельце грызуна. Звук её голоса – флейта, что манит одиноких путников в трясину. Её прикосновения – бархат кошачьих лап, в которых притаились острые когти.

Миррел. Королева Неблагого двора.

- Знаешь, для чего я здесь? – её шёпот завораживает. – Отныне этот мир – мои охотничьи угодья.

Она смеётся и это похоже на перезвон колокольчиков.

Кто-то крадётся по моей комнате. Я не могу увидеть, так как неотрывно смотрю на неё. Но я слышу. Это существо ворчит и сопит. А потом я чувствую резкую боль в ноге. Последний раз я чувствовал боль 54 года назад на занятиях по Философии заклятий. Когда в меня попало довольно мощное заклинание.

А теперь я чувствую острые тонкие зубы, вившиеся в мою лодыжку.

- Добро пожаловать на Дикую Охоту, мой Баргест, - звонко смеётся Миррел.



Интермедия 4


Стэн знал, что они придут. Сны подсказали. Всю свою не столь долгую сознательную жизнь он видел вещие сны. Обо всём. Он заранее знал, что мама умрёт, но ничего не смог сделать. Он много чего знал заранее. И как бы он не старался – дерьмо всё равно случалось.

Сегодня утром он лежал и смотрел в потолок. То, что он видел во сне было слишком необычно и странно. Люди (а были ли это люди?), на лошадях и ужасный пёс, словно бы сбежавший из самых дурных кошмаров. И ещё Стен видел свою смерть.

Предательски хотелось разреветься, глядя, как женщина спрыгивает с коня, отдаёт короткие приказы своим спутникам и вместе с псом идёт к входной двери. Грустно умирать, когда тебе четырнадцать.

Пёс сел в дверном проёме, а женщина подошла к Стену и спросила что-то на непонятном языке. В ответ получила лишь испуганный взгляд.

Она стала повторять вопрос, нетерпеливо теребя застёжку пояса, и с каждым разом Стен всё больше понимал, чего она хочет. Пока вспышка прозрения не сделала её слова ясными и понятными.

- Сколько пар глаз смотрят из Тени? – спросила женщина.

- Три, - Стен сам не понимал, почему ответил так и что это значит. Но женщина довольно кивнула головой.

- Будет ли собачья кровь королевской? – продолжила она свой странный допрос.

- Из точки два пути. Первый несёт смерть твоему роду, второй – приводит к тысячам дорог, среди которых и Путь Славы, Королева. Первый путь начнётся с собачьей крови, второй со слова «Свобода».

Лицо Королевы исказилось в гримасе злости. Она кинула взгляд на неподвижного Пса, потом снова посмотрела на Стена. Мальчика мутило, голова раскалывалась, будто туда насыпали раскалённых гвоздей.

- Как мне победить? – тонкие пальцы вцепились в его плечи.

- Зеркало…

Вспышка боли заслонила остальной мир. Стен обхватил голову руками и закричал. Женщина брезгливо поморщилась, но склонила голову.

- Тень к Тени, Пророк.

Стен уже не слышал её. Кровоизлияние в мозг. Он видел его во сне.




***

Моя память безжалостно вытаскивает на свет детали, раскладывает и препарирует их. Я помню тысячи запахов, о которых я раньше и не подозревал. Ярость, которая рвёт мысли как старую паутину. Голос моей Хозяйки. Подчиняться ей – это моя новая основа существования.

- За мной, Баргест, - звонко смеётся она.

А дальше топот копыт и ветер. За спиной десятки жертв. Убивая их, я чувствую азарт, запах свежей крови и отголоски их последних мыслей. Наш кровавый марш имеет цель. Мы движемся по городу, убивая всех, кто видел нашу Дикую Охоту, к определённому месту. Я – Баргест, предвестник Смерти, ибо сам несу её на кончиках клыков. Я – Чёрный Пёс, мой вой заставляет кровь стыть в жилах.

И вот я сижу на пороге в доме Пророка. Я слышу разговор за спиной, но плохо улавливаю его суть. Чувствую запах злости, что идёт от Госпожи, запах смерти от Пророка, запах молока с кухни, старый и слабый запах лекарств из соседней комнаты, запах бездомного кота под окном, запах мочи из туалета.

Пальцы Госпожи на моём загривке. Она легонько чешет меня за ухом. Я поворачиваю морду, вывалив розовый язык, терпеливо жду приказов.

- Ну-ну, пёсик, мы с тобой весело поиграли, - улыбается она. – Жаль, но я должна отпустить тебя. Но мы ещё увидимся. Обязательно.

Госпожа поднимает руку и говорит:

- Домой. Свобода.

Я бегу по улицам. Я знаю, куда мне нужно. Запах подсказывает.

Громадным прыжком перелетаю через кладбищенскую ограду. Старая могила – один из проходов в Некробург. Я остервенело рою землю, а в ноздри уже бьёт запах родного города.



Интермедия 5

Рональд Уилсон с ужасом смотрел отчёт. 83 жертвы. Некое существо прошлось по городу, разрывая всех по пути.

- Что говорят эксперты? – он поднял глаза на Альтеро, который хмуро смотрел в чашку кофе.

- Ни хрена они пока не говорят, нор Диллан сказал, что эта хрень типа медведя.

- Это вообще ни в какие ворота!

- Это ещё не всё. Мы нашли двух свидетелей. Говорят о волке или огромном псе. Мы немногое успели узнать.

- В смысле?

- Оба свидетеля мертвы. У одного инфаркт, а другого сбил грузовик, прям на глазах одного из наших.

Уилсон недоверчиво уставился на Альтеро.

- Чувствую, с таким геморроем мы тут все огребём по полной.

- Федералы, говорят, заинтересовались.

- Знаешь, Том, я впервые рад, если у нас заберут это дело.

Рональд открыл окно и закурил. Ирландские корни давали о себе знать. Его мать рассказывала о Баргесте, чудовищном псе, который предвещает смерть. И Рональд собирался держаться подальше от этого дерьма. Впервые за много лет он молился.




***

Я сел на кровати, уставившись на Мергеля. Образы из глубин памяти стояли перед внутренним взором.

- Я хочу видеть отца, - глухо сказал я.

- Да, мой Лорд. Я провожу вас, - откликнулся лекарь.

И мы начали путь по сырым переплетениям лестниц Южной Башни.



Скрытый текст - барон Владимир Владимирович Харконнен:
23:59


Велел постелить мою любимую кровать с пуленепробиваемым балдахином и положить мою любимую подушку. Говорят, в неё зашили трёх толстых мальчиков. Врут, знаю я их. Максимум двух.


8:00

Сквозь сон чувствую, что кровать тесновата. Одно из двух: надо или меньше налегать на пончики со спайсом, или казнить плотника, делавшего кровать. Пожалуй, и то, и другое. Не просыпаясь, отдал приказы о ссылке моих повара и плотника на урановые рудники.


9:00

Чувствую, что хвост упирается во что-то стеклянное и ребристое. Странно, кажется, вчера ничего подобного в спальне не было.


9:30

Хвост?! Что-то новенькое. Проснулся, вызвал слугу. Приказал принести зеркало.


9:35

Вызвал другого слугу. Приказал ему войти с закрытыми глазами, вынести предыдущего слугу и принести зеркало.


10:00

Принесли зеркало. Не помещаюсь. Не то чтобы это такая уж новость — я и раньше не помещался. Но теперь приходится осматривать себя совсем уж по частям. Отражается всё больше что-то чешуйчатое. Что за чертовщина? Надо не забыть наказать Фейд-Рауту: это явно его проделки. Или наградить — пацан-то в меня растёт? Нет, всё же наказать: раз я ещё жив, значит, парень облажался.

Однако во что этот засранец меня превратил? Нужен специалист.


10:30

Вызвали зоолога. Он долго ходил вокруг, охал и ахал, бормоча что-то про вымерших птерозавров. Обещал занести меня в красную книгу. Обращается со мной фамильярно, явно не узнал, даже не пал ниц с трепетом, входя в спальню. И откуда они такого взяли? Плюнул на него и решил позвать другого.

От плевка зоолог сгорел. А вот это уже интересно!


11:00

На пробу вызывал слуг по одному и плевал в каждого на выходе. Все сгорают безотказно. Молодцы! Моя школа.


11:30

Решил прогуляться. Случайно сломал дверь в свои покои, обрушил несколько стен. Слуги падают ниц и разбегаются с каким-то особым, искренним энтузиазмом. Никто даже не сплюнул украдкой. А главное, смотрят, сволочи, так, будто и вправду трепещут, вместо того, чтобы коситься, как на жирную жабу. Издеваются, что ли? Надо будет сослать половину на рудники.


11:50

Прицельно поплевался в них, подобрел. Так и быть, сошлю четверть.


12:00

Ощущаю странную лёгкость в теле. При том, что антигравитационный пояс, похоже, кто-то спёр. Оказывается, у нового тела нет пуза и есть нехилых размеров крылья. Полетал немного над округой, нашёл озеро поровнее и полюбовался на своё отражение. Мать честная, да я красавчик: золотая чешуя, длинный, что твой хайлайнер, зубищи — как грёбаные мечи, когти — копья. А главное — стройный. Господи, хорошо-то как!


12:50

Потренировался немного рычать импровизированные рычалки. Например, «Я пламя, я смерть». Выходит вроде бы неплохо. Людишки внизу кто разбегается, кто падает ниц и трепещет. Нет чтобы раньше так! А то, было время, пока парочку не изжаришь на медленном огне, так и дрожать не начнут.


13:00 — 15:00

С пользой провёл время. Обложил данью пять городов. Ещё в трёх пытались подсунуть принцессу — сжёг к чертям. В одном пытались подсунуть принца. Узнали меня, наверное, чертяки. На всякий случай тоже сжёг. В эпоху моей тирании должно быть равноправие! Какие-то карлики на рудниках при моём появлении срочно воздвигли статую и облили меня золотом. Вто это сразу видно — уважают! Не стал их сжигать, тем более что это, кажется, мои рудники.


15:30

Какой-то тип по имени то ли Миннерзингер, то ли Трубадур, пытался всадить в меня здоровенную стрелу. Естественно, ни черта у него не вышло. Я даже специально спустился и расспросил, как его звать и почему он сделал такую тупость. Оказывается, он где-то вычитал, что у драконов брюхо уязвимо. А про силовые щиты он, конечно, не вычитал. Я так смеялся, что, кажется, сжёг его город.


16:00 — 19:00

Площадь моих владений стремительно увеличивается. Около десятка городов официально признали меня властелином, а два города даже переименовали в мою честь — Драконберг и Драконбург. Фантазия у подданных небогатая, ну да ладно, я добрый. На радостях устроил им небольшой фейерверк, ненароком спалил какой-то из двух. По крайней мере, не придётся путать. Хорошо!


19:00 — 21:50

Прилетел во дворец, подсчитываю собранную дань. Золота натащили столько, что решил с сегодняшнего дня спать прямо в хранилище. Во-первых, просторней, чем в спальне, а во-вторых, иначе стопроцентно сопрут. Тем временем оборот золота сразу сократился, курс вырос, инфляция уменьшилась. Ай да я!


21:50

Закончил работу над манифестом «Лучший способ уберечься от дракона — завести собственного». Завтра велю зачитать по всем каналам, а на днях разовью в трактат «О полезности дракона».


23:59

Перекусил принцессами и лёг спать. Ух, завтра я им всем устрою!



Следующий день, 12:00

ПРЕСС-РЕЛИЗ

Администрация барона Владимира Владимировича Харконнена категорически опровергает безумные спекуляции, будто барон вчера превращался в огнедышащего дракона. Эти глупые сплетни распространяют отдельные жёлтые газеты, ссылаясь на не заслуживающие доверия источники. Официально заявляем, что барон в дракона не превращался, что может засвидетельствовать лично, будучи в добром здравии, хотя и в дурном расположении духа. Если бы он и превращался, то определённо не летал в направлении озёрных городов. А если бы и летал, то ни в коем случае не кричал бы при этом «Я свободен! Я больше не жирный! Наконец-то я летаю по-настоящему!», как о том сообщают клеветники. Кроме того, барон, известный своим человеколюбием, даже превратившись в дракона — что само по себе смехотворно! — не стал бы развлечения ради сжигать города.


Об этом невозможном и явно вымышленном происшествии известно со слов бродяги по имени то ли Скальд, то ли Менестрель, якобы последнего выжившего из города Эсгарот. Этот асоциальный элемент утверждает, что дракон будто бы хохотал узнаваемым басом барона и выкрикивал явную чушь. Ещё один якобы «свидетель» — душевнобольная истеричка, именующая себя принцессой, утверждает, что её якобы похитил — кто бы вы думали? — дракон! Неужели старые добрые россказни про НЛО уже вышли из моды? Эта особа утверждает, что с двенадцатым ударом часов дракон превратился в предмет, похожий на тыкву, в котором рассказчица якобы узнала Владимира Владимировича. Нужно ли говорить, насколько абсурдны эти обвинения? Барон Владимир Владимирович Харконнен ничем не напоминает тыкву!


Что касается эпидемии пожаров в стране, несомненно, никак не связанной с приписываемым барону превращением, то администрация Владимира Владимировича Харконнена напоминает: барон давно предлагал реформировать пожарную охрану! Это коррумпированные депутаты Лансраада мешают инициативам нашего мудрейшего барона!


Голосуйте за Владимира Владимировича Харконнена — самого человечного из всех кандидатов!