Показать сообщение отдельно
  #401  
Старый 09.02.2019, 02:14
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 969
Репутация: 210 [+/-]
Марафон-4, 28803/27600 знаков задолженности. Задолженность (дни 38-52), закрыл. Теперь бы еще умудриться закрыть эту неделю за два оставшихся дня...



Процветай среди варваров!


Скрытый текст - spoiler:
3. Люди храма (нгат. "санга", не путать с одноименным великим кланом!). Конечно же, и здесь есть своя ловушка. Наиболее точный перевод этого слова на старосиятельный - "жречество". Но лишь малая часть таких "жрецов" на самом деле является служителями культа. Тех, кто непосредственно творит ритуалы, правит жертвенные пиры и поёт гимны богам можно опознать по уважительной приставке к имени. У мужчин это "Ах-", примерно значащее "священный господин", у женщин, соответственно, "Иш-", священная госпожа. Чтобы еще больше запутать читателя упомяну, что далеко не все такие священные господа на деле являются людьми храма. Князья и знать тоже могут пройти посвящение в жречество и участвовать в ритуалах, более того, последние три сотни лет это все более и более популярная практика. Так, на момент 1035-года нами правит великая княгиня Озерного края Иш-Тангареи.

Пустошные вожди в глухих областях даже могут содержать местное святилище и выполнять в нем обязанности старшего жреца, при этом в прочее время оставаясь общинниками по сословию. Впрочем, бывает и наоборот, старший жрец может в свободное от ритуалов время исполнять вождеские обязанности для своей деревни и в случае столь частых здесь кризисов и катастроф организовывать ополчение или спасательные работы. Бывают и храмовые общины вообще без жречества! Варвары любят противоречия и исключения. Впрочем, у них своеобразные отношения со своими богами, что вы уже наверняка успели понять хотя бы по этой книге. По большому счету, стоит принять за правило, что в пределах своего диоцеза старший жрец это такой вождь клана, которому по долгу приходится еще чаще отчитываться перед божественными предками, чем прочим детям Четырех Владык, и который выдает своим вассалам землю или ресурсы под условие того, что те будут так или иначе работать на храм. Как вы можете заметить, в конечном счете у варваров все сводится к вопросам вассальных клятв, обязательств и вознаграждения за службу. Только в случае важнейших жреческих общин их клятва вручается не князю, а непосредственно богам, что сильно ограничивает возможности местного князя влиять на храмовников. По мнению самих варваров иногда это к лучшему. А иногда и нет.

Важно: сходство с клановыми вождями усиливается тем, что варварским жрецам начисто чужды привычные нам концепции аскезы (за пределами четко оговоренных искупительных и очистительных ритуалов), целибата, пацифизма и нестяжательства. Многие из них передают власть и имущество по наследству, ходят в шелках и золоте, носят при себе оружие, вплоть до огнестрельного, и не стесняются пускать его в ход. И при этом считаются образцовыми вассалами божьими! При общении с таковыми не вздумайте вести себя как проповедники и морализаторы. В лучшем случае вас не поймут или выставят на смех. В худшем вас примут за укулли. Вам не хочется, чтобы вас приняли за укулли, если, конечно, вы не решили отправится к Иль-Дасачу, отцу нашему, особо замысловатым способом.

Большинство храмовых людей, что ожидаемо, приписаны к тому или иному храмовому комплексу. Их общины правильнее всего было бы называть словом "орден", но после эпохи священных войн с Орденом Священного Контура само это слово оказалось изрядно скомпрометировано. Большинство тех, кого мы назвали бы простолюдинами, работает на полях и в мастерских храма, или даже участвует в торговых экспедициях. Словосочетание "жрец торговли", которое бы ввергло Сиятельного священника в праведную ярость, здесь приемлемо и, даже, почтенно.

Храмовые земли обычно обладают значительными льготами, впрочем, от храма ожидается, что в случае бедствий (а они здесь часты) его амбары и сокровищницы будут вскрыты, а средства пойдут на помощь пострадавшим. На практике все конечно, зависит от благоразумия, твердости воли и порядочности конкретных вождей и конкретных жрецов. Храмовники также (если они не давали клятву сидеть на земле и платить урожай) обычно обладают куда большей свободой передвижения. Дело тут даже не в том, что на дорогах Ядолунья стоят кордоны и заставы (даже богатейшие княжества редко способны контролировать пустоши за пределами оазисов), сколько в том, что большинство клановых и княжеских войн, постоянно сотрясающих Нгат, обходят храмовые города стороной. Один мой знакомый жрец даже с гордостью утверждал, что именно храмовники, с их налаженными связями между разными священными городами, нейтралитетом в мелких войнах и культурным значимостью и являются той силой, которая удерживает Нгат от окончательного сползания в пучину междоусобиц. Впрочем, в противовес я все-таки упомяну, что вражда между иными храмовыми городами может гореть не меньшая, чем между свирепейшими воинскими, а храмовые стрелки из Хатцэрэна, считающиеся лучшими на Юге, свой навык оттачивали не по биоте стреляя.

Важно: впрочем, особо священные города существуют на самом деле. В их черте запрещено ношение оружия, кроме храмовой стражи и случаев нападения чужаков или монстров с пустошей. В них могут найти убежище уцелевшие люди погибших кланов, кровники, беглецы и изгои. Это, например, главный культовый центр южного Нгата, Кауарак, место, где проходят переговоры между князьями южан и где зажигается главный огонь Кау в Ядолунье. Имейте в виду, что там в случае чего сможете найти убежище и вы, но вам также стоит вести себя там предельно учтиво и смиренно. Впрочем, не так давно Сойдан Кан-Каддах ввел в священный город войска во время события, получившего название "резня в день Киновари". Только время покажет, как после этого из ряда вон выходящего случая будет развиваться история.

Что интересно, нашему человеку иметь дела с храмовниками проще всего (если, вновь повторюсь, это не староверческий город). Большинство важных санга неплохо образованны (именно храмы Хоккуна спонсируют большинство университетов) и, как не странно, лишены суеверий. Нгатайская религия (если её вообще можно назвать такой) весьма прагматична, и если вы не будете колдовать неположенную магию в неположенном месте вам проблем от них ждать не стоит. В значительной мере благодарить за это следует наш клир. Подмастерья Обсидианового Кузнеца, славны его удары, сумели наладить вполне рабочие отношения с коллегами из варваров. И даже недавно организовали факультет магии в университете Аэх-Таддера. Странник, постарайся не пустить их труд насмарку! В том числе высшей магией. Наш народ давно и осознанно отрёкся от этого наваждения. И официально отречётся от вас, вздумай вы пойти дорогой Сиятельного.

Кстати, с храмовниками средний путник и будет очень часто иметь дело. Одной из обязанностей жречества является то, что мы бы назвали "обеспечением культурного досуга сограждан". Именно храмы организуют большинство праздников и фестивалей, которые так привлекают туристов в варварские города, и далеко не всегда это религиозные праздники, так что даже тем набожным путникам, кто не решился еще принять новую доктрину, есть на что посмотреть. Культы новых богов, Шанад и Цамми, также присматривают за многими священными местами для утуджеской веры, а места эти включают в себя красивейшие священные рощи, водопады и лесные кромлехи. Не говоря уже о тех самых зиккуратах, которые стали для чужеземцев символом Четырех Народов. Но и вне комплексов пирамид и стоячих камней могут оказаться храмовничьи общины, хотя путник даже может и не подозревать что они таковые. Многие санга лишь номинально приписаны к своему храму, а на практике держат постоялые дворы и гостиницы, служа добродетели гостеприимства. В таких храмовых постоялых дворах тоже могут действовать запреты на вендетты и ношение оружие. И нет, дорогой читатель, вам в таком случае не удастся повести себя как герой из дешевого законтурного романа, который обманывает суеверных дикарей тем, что магия - это, якобы, не оружие. В большинстве таких заведений установлены блокираторы заклинаний. А попытка колдовать вызовет скандал. Или привлечет к вам внимание староверов.

Некоторые храмовые общины в дальнем Тсаане даже включают себя жриц любви в прямом смысле этого слова. Если вы вдруг возжелали навестить их, следует напомнить об опасности для здоровья, о том, что это ритуал, а не услуга, и о том, что это крайне уважаемые у тсаанаев люди, и поведя себя с ними как к с обычными продавщицами ласк, вы смертельно рискуете. Тсаанаи считаются более спокойным и утонченным народом, чем их южные кузены, но более спокойный и утонченный варвар - все равно в первую очередь варвар.

Кстати, ученые и учителя, или, как их называют варвары "люди калама и кодекса" также зачастую, пока крайней мере формально, принадлежат к жречеству. Ваш покорный слуга, например, считается младшим жрецом Тейорре (так нгатаи называют Тьолль, богиню-книжницу Тавалика) и консорта её, Хоккуна, да снизойдут они до меня вдохновением! Но на практике я не принимаю участия в ритуалах.

Важно: в крупнейших священных городах действуют оракулы. Если вы назовёте себя потомком богов, то вы можете посетить их и задать вопросы. Но будь осторожны и понимайте, что делаете! Дело тут даже не в обидчивости варваров и острых глефах храмовой стражи. Многие годы тому назад один молодой дасачче вздумал в кураже юности пошутить над язычниками и задать нарочито дурацкий и воистину коварный вопрос их богам. Когда рассеялся дым от жертвенной жаровни, на всю приемную залу прогремел сверхъестественный голос, на чистейшем языке Дасаче назвавший юнца придурком и в деталях разъяснивший ему все скрытые камни его вопроса. Я не берусь утверждать, была ли тут уловка жрецов (повторюсь, не обманывайте себя, это действительно образованные и искусные люди) или же в тот день Кау и впрямь посетил свой оракул. Но теперь нашего человека пускают туда только под присмотром, уже немолодому дасачче до сих пор припоминают эту дурость, а самое главное варвары получили лишний повод похохотать над безрассудными и излишне гордыми потомками владык этого мира!


Последний раз редактировалось Snerrir; 09.02.2019 в 14:19.
Ответить с цитированием