Показать сообщение отдельно
  #175  
Старый 08.08.2013, 10:47
Беззаконие
 
Регистрация: 09.11.2006
Сообщений: 6,909
Репутация: 3480 [+/-]
Она задремала с очередной книгой в руках... задремала в глубоком кресле огромной библиотеки, с полками, теряющимися где-то в темноте под потолком. На столе перед ней был сплошной развал, поскольку Эксель постоянно что-то искала, руководствуясь только интстинктами и одной ей понятной интуицией. Книги по азам магии, исторические фолианты, художественная литература, научная... поверх них разве что неизменно располались папка с документами, что она принесла из старого замка и книга "История королевства". Девушка спала, наклонившись к мягкому подлокотнику, чуть задрав верхнюю губу, иногда она что-то бормотала во сне, но теперь это уже не было похоже на незаконченные заклинания. Она, кажется, освоилась с данными, что перестали литься бурным потоком в ее сознание, а обратились в тонкий ручеек, незаметно скользящий по нейронным связям и заполняющий недостающие пустоты. Жители Башни, кажется, смирились с ее присутствием, по крайней мере, никто не трогал ее и не навещал, но и Эксель, памятуя о том, что "высшие маги" не любят, когда нарушают их покой и уединение, не особо стремилась разгуливать по ней, перемещаясь разве что между библиотекой, чем-то вроде столовой и ее комнатой. Все чаще и чаще ей в голову приходила мысль, что она засиделась в этих стенах, однако пока она так и не решила, куда направиться дальше. Кабаре? А если там уже никого нет? Пару раз подслушав разговоры, плывущие по коридорам башни, Эксель слышала что-то вроде того, что Столица давно заброшена и все "правящие элементы" сбежали из нее. Но это же не повод прятаться здесь вечно...
"... темный невзрачный кабинет - сочетание дерева и выцветшей и потемневшей от времени зелени, освещаемый всего парой-тройкой настенных ламп. Руки в черных перчатках, сцепленные в замок, большие пальцы нервно поглаживают друг друга, указательные подрагивают в желании расцепиться, но если это произойдет, то его жесты станут беспорядочными и нервными, она будет размахивать руками, показывая, что ни черта не спокоен. Темная фигура перед ним, расслабленно замерла в ожидании приказа. Какой приказ она должна отдать?
- Мастер пропал... - голос мужской... она мужчина? - Он не выполнил поставленной задачи, мы предполагаем, что он погиб. Теперь ты понимаешь всю сложность ситуации, если даже он...
- Мастермайнд был слаб на передок и неуравновешен... думаю, его смерть, если таковая все-таки произошла, была неизбежна, учитывая, что он и так взял взаймы слишком много, - голос тени был приятным, даже убаюкивающим, однако внутренности все равно сжимаются в кулак.
- Ты считаешь, у тебя получится лучше?
- Возможно... я не обещаю...смотря кого нужно найти...
- короткий смешок, слека нервный.
- Ты знаешь кого...
Еще один смешок, более продолжительный, почти веселый, но звучащий неестественно:
- Я отказываюсь, я не самоубийца... кого она уже успела покрошить за время ее появления? Вы зае**сь искать замену. А теперь... кажется, я слышал, вы ее потеряли, не так ли? Та помойка свернулась и издохла в огне, как и подобает мусорному ведру, оставив после себя только вонь и отходы...
- Тогда начни с Шута...

Короткий кивок, шорох удаляющихся шагов... за тенью тянутся еще несколько, четверолапых, поджарых, довольно скалящихся фосфоресцирующими клыками ряда так в три... мерзость!
Руки расцепляются, не скрывая нездоровой дрожи в них... стакан в руке... десяток разноцветных пилюль, она проглатывает все это, ощущая, как они скребут по пересохшему небу... напиток обжигает гортань, это явно не вода. Она поднимается, застегивая пиджак, отодвигает тяжелые портьеры. Охотник и гончие не любят яркого света, а сегодня такой замечательный день. На мгновение, перед тем как открыть ее глазам чудесный вид на ухоженный осенний пейзаж, стекло отражает в себе ее лицо, мужское, когда-то очень красивое, а теперь, желтоватое, сухое и, кажется, ломкое на ощупь, как папирус, блеклые глаза, сжатые в скрываемой боли губы, меж которыми, кажется, проступают бурые пятна. Она отшатывается и долго ругается... разве она заслужила такое? Почему она... почему эта сука ей отказала? За что?! Она служила ей верой и правдой!
Кто? Кто служила? Кому?
- Алекс! - одно слово, произнесенное, как проклятие, как самое отвратительное ругательство.
Алекс?
Мама!
- Кто здесь?! - резкий поворот, глаза бегают по сторонам. Он... оно... ее услышало! Страх, паника, - Ты... я чую тебя...
Сухой надтреснутый смех, в котором сквозит желание... оно оформляется в жуткие картины, от которых Эксель кричит и в панике забивается в самый темный уголок чужого сознания.
- Мама, говоришь... Как интересно... - писк интеркома, - Дорогуша, позови Следопыта... а ты... - уже к ней, - никуда не уходи...
Паучьи пальцы касаются ее лица, пытаясь ухватить, вытащить на свет, и девушка, срываясь на писк..."
просыпается от стука, показавшегося ей невыносимо оглушительным. Книга падает на пол, шелестя страницами, открываясь на очередной биографии...
Алекс... мама...
Эксель прижала руку ко рту, нервно грызя сгиб большого пальца, пот градом катился по ее спине, и, кажется, выступил на лбу, капая с ресниц... она враз почувствовала себя полностью выжатой и раздавленной.
- Что это было? - медленно произнесла она, шепотом, еле слышно, опасаясь, что услышит тот самый старческий голос, а потом эти трясущиеся руки прикоснутся к ней, сдавят ее плечи, спустятся, царапая, ниже, к груди, а потом... потом каждая картинка станет явью.
Эксель обхватила себя руками и замерла, вслушиваясь в тишину вокруг, внезапно возникло ощущение, что за ней кто-то следит... более того, кто-то приближается, вот-вот, еще немного и он распахнет двери, нет, появится из темноты в компании множества Гончих... захотелось больше света, захотелось на воздух, прочь из темноты и девушка, вскочив с места, почти бегом устремилась из библиотеки по коридорам и к выходу... в сад? в лес? куда угодно, лишь бы не оставаться здесь...
Паника и страх исчезли только тогда, когда Эксель упала на колени рядом с озером, окружающим Башню, вгляделась в бликующую на солнце водную гладь. Но даже тогда еще нескольк минут в висках стучала кровь, разгоняя адреналин, заставлявший мышцы нервно сокращаться... Девушка глубоко вдохнула... выдохнула... помогло мало, однако ощущение слежки исчезло и Эксель, зачерпнув горстью воду из озера, плеснула на лицо.
- Это всего лишь сон... - постаралась как можно увереннее произнести она, - Наверное... сон.
Но где-то глубоко в душе, девушка чувствовала, что она точно в опасности, и ей нужна помощь, все равно от кого, но помощь нужна. Но кто может ей помочь? Алекс? Ведь она ее... мать... Если бы она ее слышала... если бы она была жива... если бы...
- Мне страшно...
Ответить с цитированием