Показать сообщение отдельно
  #20  
Старый 14.01.2019, 10:06
Аватар для Фрол Данилов
Мастер слова
 
Регистрация: 29.09.2017
Сообщений: 993
Репутация: 151 [+/-]
Знаете, двойственные чувства у меня от вашего рассказа...
С одной стороны - оно конечно душевно - про то, что обычный бритый дедушка-прохожий с сумками может оказаться Дедом Морозом, про паровозик (кстати, я хоть и родился позже советского детства, но приезжая к бабушке в квартиру с коврами на стенах, играл в игрушки, которые принадлежали ещё маме, в том числе такой паровозик, и любил их, про дедушку ещё говорили, что он может рельсы хоть через весь дом провести, так что я оценил ностальгичный момент), и хорошая мораль про то, что надо помогать тем кому нужно ("Незнайка в Солнечном городе" вспомнился) и верить в чудо, и в принципе разные жизненные моменты смотрятся очень литературно-качественно, диалог живой (и веет от него чем-то приятно-детским, даже "логический скепсис" у героя чисто-детский), и оно конечно пежаль что космоса нет...

С другой стороны, всё же уж очень это похоже на типичное Мери Сью. Человек с унылой серой жизнью, который во всей серости винит мир вокруг, и считает что "Вот дайте ему другой, хороший мир, и уж там-то он развернётся", и вот по мановению волшебной палочки ему этот мир дают. Без пяти минут, извините за выражение, "Бесконечное лето" какое-то (эти пять минут - те самые помощь дедушке и вера в чудо, но не сказал бы, что этого достаточно для вытягивания общей картины). И скажите спасибо, что с типичными попаданцами не сравниваю, хотя похоже (но справедливости ради, ваш рассказ литературно всё-таки заметно выше типичной "попаданческой прозы").
И вот этот ключ. Конечно, благодарный читатель тут дал в комментарии трактовку, что выбрасывание ключа как раз показывает моральный рост героя - мол, он решился обрубить дороги назад в зону комфорта. Это бы давало рассказу +100 очков. Но проблема в том, что тот читатель, который уже настроился на скепсис к мерисьюшности, поймёт это так: "Наконец-то я избавился от серой реальности, так выброшу же ключ - вон как она мне не нужна, и как я её презираю, эту серую реальность, останусь в мире фантазий навсегда". Да и сам факт наличия возможности вернуться обратно - тоже воспринимается как потакание. Сочетание этой возможности и факта выбрасывания ключа конечно должны съедать плохое восприятие друг друга и давать ту трактовку, которая +100 очков, но для плохо настроенного читателя они не съедают друг друга, он лишь видит недостатки того и другого. Может, это конечно сделало бы рассказ более банальным (всё же если принять хорошую трактовку - это выходит довольно интересно), да и не вытянет полностью впечатление, но может, Дед Мороз сказал бы, что возможности вернуться назад нет, и герой бы поколебался перед отправлением, чтобы сакцентировать именно на его выходе из зоны комфорта... Хотя нет-нет. При "правильной" трактовке выбрасывание ключа - это всё же уж очень красивый ход, чтобы от него отказываться, но надо как-то устроить так, чтобы читатель ясно увидел эту правильную трактовку, а не вздохнул раздражённо.
И ещё в копилку - то, что герой пишет рассказы... С одной стороны, может, конечно и интересный приём - рекурсировать тему конкурса, чтобы показать "Клаустрофобия бытия - это наша жизнь", но с другой - это тоже характерная черта мерисьюшности - проецировать свои писательские рефлексии, "Мол, мало вам смотреть на то, как я проецирую свои рефлексии, маскируя под литературу, ещё и смотрите как я рефлексирую по поводу самой литературы". Тут опять же как с ключом - может и интересный приём, но восприниматься скорее будет понятно как.

И вот ещё что. Рассказ "Луна и пушка" имеет много параллелей с вашим. Там тоже герой - знакомый всем обыватель, которого заедает бытовуха, и которому достаётся красивый космос почти просто так (собрать глушильный агрегат - физически наверное посложнее, чем помочь дедушке, а вот морально уже не так хорошо, ну считаем, эта разница не принципиальна). Но всё-таки есть какая-то разница. "Луну и пушку" читать приятно (хоть она пожалуй менее литературна, чем "Прости, Алиса"), и герою хочется сочувствовать, и нет желания называть его Марти Стью. А почему? А вот это сложно сказать. Может, другие читатели-критики помогут мне сформулировать разницу между Гусевым и Дораевым. Вот моя неуклюжая попытка.
Дораев - "Этот мир плохой, дайте мне другой глобус". Гусев - "Люди, ну в мире же много прекрасного, что же вы занимаетесь всякой дрянью!" И "Луна и пушка" утверждает, что доброе и прекрасное живёт где-то внутри всех нас, только заглушено (хех, какой символичной тогда становится глушилка), а "Прости, Алиса" говорит, что мир зашёл в тупик, и на доброе и прекрасное можно надеяться только в рамках чуда.
Гусеву "красивый космос" был дан для воодушевления на то, чтобы жить дальше, а Дораеву остаётся только играть с новой игрушкой размером в жизнь. Ну и соответственно, читателя Гусев также может воодушевить, тогда как глядя на Дораева, останется только вздыхать, что тебе-то такую игрушку не подарят.
Был у меня кажется ещё какой-то довод, вспомню - скажу...

В целом - ваш рассказ довольно красив, чтобы от него отказываться, но больно сильно страдает типичным литературным пороком.
Возможное решение - из того, что герой помог дедушке, развить вот эту самую мысль, что добро живёт внутри нас, только заглушено. И если б только мы разглушили... Эта мысль там есть в одной фразе, но попробуйте показать её "большой мыслью рассказа" (а не то, что мы прозевали все полимеры).

Последний раз редактировалось Фрол Данилов; 14.01.2019 в 11:58.
Ответить с цитированием