Показать сообщение отдельно
  #15  
Старый 03.02.2019, 19:26
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 159
Репутация: 48 [+/-]
Неделя 8. Дни 50-56
Продолжение 6 главы

Скрытый текст - Ларс, Анна и Вероника:
К вечеру мы все же собрались за планом боевых действий. В моем шатре горели свечи, с улицы доносились еще голоса воительниц, звуки сабаров едва различались, тянуло костром. Уже прошел ужин, довольные воительницы, проведя тренировочный бой, поспешили занять свои посты на ближайшую ночь. Те, кто был не занят, продолжали биться.
Внутри меня вселилось теплое чувство и теперь разливалось по каждой клеточке моего тела. Они все были за меня, они восхваляли меня, они слушали меня и были верны. От меня зависела их дальнейшая судьба, я не могла их подвести. Нам нужен был безупречный план, правом на ошибку не обладали.
Анна наматывала круги внутри моего шатра, не находя себе места. Ларс изучал карту, я держалась рядом с ним. Кое-что я уже успела нанести на план боевых действий по данным, полученным от разведчиц, но основную часть нам оставалось еще придумать.
— Скольких амазонок ты возьмешь в поход? — Ларс задумчиво оторвал голову от плана, я пожала плечами:
— Они все рвутся в бой, Ларс… но все зависит от того, как мы будем действовать.
— Белый ястреб — огромная крепость, которую никто никогда не захватывал, ни с моря, с берега. У Вилорма были маги и, судя по всему, кто-то из своих внутри замка, кто открыл им ворота… и бесчисленная вереница набегов на разведку и обозы замка до этого. Прежде чем напасть, они готовились немало времени, а что имеем мы? — Ларс опрокинулся на спинку стула. Он был серьезен как никогда, будто несколько часов назад мы не стояли друг напротив друга с мечами наголо.
— Белый ястреб находится на скале, если кто забыл! — Анна резко остановилась. — Пока мы будем на нее подниматься, нас забросают стрелами с башен. А кто заберется наверх, тот останется без сил. Как мы будем драться?
— Самое главное — с кем, — я улыбнулась. — Белый ястреб почти пустой. Мы не получим отпора. Нам нужно лишь войти…
— Это твои разведчицы тебе передали?
— Да, Анна, разведчицы! Я разослала амазонок с постами по всему лесу. Если мы вступаем в войну, мы должны быть готовы.
— Войну? — Анна фыркнула. — Я пока не знаю, какие цели ты преследуешь, помогая Ларсу, но он, как я могу судить, и не думал захватывать замок!
— Ларс поддержал меня! И ты не можешь говорить за него.
— Я здесь, если что, — Ларс как глядел перед собой, так и проговорил безразлично. Он до сих пор разглядывал карту. — Нам сложно будет подняться, это верно. Даже если брать на захват всех амазонок и ожидать, что защитников замка будет меньше, на подъем мы потратим немало времени, чем обнаружим себя. Но я готов идти на риск, — он поднял голову и глянул на Анну, затем на меня. — Если ты готова, то я озвучу свой план.
Я сглотнула. Мы готовили серьезное наступление, и я должна была заранее просчитать потери. У Ларса не было армии, но я вызвалась ему предоставить амазонок в наем, а, значит, была в ответе за их жизни. Но я ответила:
— Я готова к потерям, Ларс. Мы вместе должны сделать это.
— Хорошо, — он кивнул и вновь указал на карту. — Твои разведчицы на самых дальних постах должны уже приблизиться к замку, мне нужно получить от них лишь подтверждение своих догадок.
— Говори, что нужно.
— Мне нужен тайный вход в замок, Вероника. В Черном орле есть такой, я сам выбирался через него во время восстания, ты знаешь.
Я кивнула. Историю восстания Ларса я помнила, как никто другой, но кто бы мог подумать, что, спустя столько лет я буду на его стороне? Анна замерла на одном месте. Теперь она слушала.
— Принцессы в ночь захвата тоже выходили через него, поэтому у меня есть все основания полагать, что он до сих пор остался и, возможно, не охраняется в силу неведения о нем нового господина.
— Я скажу амазонкам, Ларс. Если вход под защитой стражи, они не будут нападать. Пока что нам нужны лишь сведения.
— Да, верно. Нам нужно лишь узнать, где он. Попасть внутрь мы сможем легко и незаметно, — Ларс вздохнул, снова посмотрел по очереди на нас с Анной. — Я предлагаю идти небольшим отрядом. Остальных оставить в лесу на случай, если встретим отпор.
— Давай дождемся сведений от разведчиц. Завтра к полудню мы уже будем знать об этом точно. И если наша версия верна, на рассвете следующего дня мы можем выдвигаться на захват.
Ларс кивнул и закрыл глаза, Анна так и оставалась в стороне. С улицы доносились сабары. Их чарующие звуки прерывали голоса амазонок, ведущих ночные беседы возле прежнего поля боя. Теплая ночь, прекрасные мысли, военный турнир! Сегодня обошлось без крови — амазонки знали о наших планах, и поучаствовать в предстоящем захвате хотелось каждой. И своим отказом от кровавой бойни сегодня они проявляли дань уважения друг к другу.
— Если я… не нужна больше, я уйду, — Анна заговорила тихо, и я подняла на нее глаза. Здесь ей было не место. — И не вспомню о твоем предательстве, Вероника, и больше не спрошу… и мстить не буду. Я снова стану незаметной, вот и все. Вмешиваться во все ваши дела я не хочу.
Мы с Ларсом переглянулись. Ожидая, что с Анной нам не управиться, мы не учли, что она откажется участвовать в наших планах. Однако после всего, что случилось, я бы предпочла держать ее поближе к себе, но ответить должен был Ларс.
— Если ты так сама хочешь, Анна, — он поднялся, и девушка отошла на шаг назад. — Но я думал иначе. Я хотел отправить вас вместе через тайный ход, двоих. Следом направился бы я и остальные амазонки. Нам нужно разделить силы.
— В самом деле, Ларс? — я воскликнула. — Мы вдвоем и ты с остальными?
— Вы справитесь, — он улыбнулся. — И амазонкам будет проще следовать за мной, чем теряться в догадках, кого из вас двоих слушать.
Я выдохнула. Мы очень рисковали. Я не пасовала перед опасностью, но идти вдвоем с Анной в незнакомый замок? Что ж, это хорошее испытание на верность. Хитер, Ларс, очень хитер… И я должна была согласиться:
— Отличная мысль! Анна, дорогая, не правда ли?
— Встретимся в битве, Вероника, — не глянув больше ни на меня, ни на мужчину, она покинула мой шатер. Я схватилась за голову:
— Зачем, Ларс? Ты, в самом деле, считаешь, что это правильный ход?
— Еще какой! — он уселся напротив. — Я не могу ее отпустить, и тебе останется только принять это.
— Король Белого Ястреба! — я проговорила медленно, выделяя слоги. — Как тебе, а? Звучит? Даже если жива Изабелла, она будет тебе благодарна!
Ларс усмехнулся:
— Я не спешу радоваться преждевременной победе, Вероника, но надеюсь, что все получится. И да, я хочу поговорить с Изабеллой. В конце концов, у меня для нее вести…
— Благородный, благородный Ларс, — я пропела. — Все бы делал по правилам, да приходится играть. Ты должен быть готов ко лжи, Ларс. Слушать ложь, устранять ложь, где нужно — поощрять ложь, и лгать самому. Пока ты не научишься этому, ты не король. Каким бы честным не был твой меч в войне, для сохранения мира нужна ложь.
— Если что, я знаю, к кому идти за советом.
— Всегда к твоим услугам, мой король, — я приблизилась, заглядывая ему в лицо. Глаза бездонные, расплескивали ночь по его лицу, ровное дыхание заставляло верить в каждое его слово. Он был верен себе до последнего. Он не сможет лгать.
— Я должен оставить тебя, — он поднялся. — Я надеюсь, твои раны неглубокие и затянутся совсем скоро, — он указал на мой правый бок. Я наложила повязку, но время от времени сквозь нее просачивалась кровь.
— Я не подведу в бою, если ты об этом. Тебе самому не помешало бы следить за раной.
— Спи спокойно, Вероника. Завтра мы увидимся.
Я проводила его до выхода из шатра. И, несколько помедлив, вышла наружу сама. Теплая ночь, в противоположность недавней буре, радовала меня одним лишь своим приходом. Немногие амазонки, еще оставшиеся вести тренировочный бой, приветствовали меня безмолвными взмахами и вновь продолжили бороться. Сабары стихали. В углу поварих уже тоже не гремела посуда, костер гас.
Горели факелы вдоль частокола, и в их свете я четко проследила, куда направлялся Ларс. Его шатер, как и в прошлый раз, располагался на самой окраине. Быстрым шагом, совсем не присущим для неторопливости осенней ночи, он настиг его, но возле входа, в свете далеких огней, я увидела силуэт Анны.
Она ждала его, пока мы заканчивали разговор о предстоящем бое у меня в шатре, а теперь, увидев воина, она сделала шаг ему навстречу. Она металась. Что-то говорила, активно жестикулировала и выливала на него свою ярость. Ларс ждал. Я следила. Лишь когда девушка замолчала и замерла на месте, он прошел мимо нее, открыл вход в шатер и жестом пригласил войти. Не сразу, но Анна последовала за ним.
Я сорвалась с места. Бесшумно обходя палатки, я направилась к самому краю. Мне нужно было слышать, о чем они говорили. Если у них заговор, я должна быть готова.
На краю лагеря и вовсе не слышно было голосов из центра. Амазонки, что не несли пост этой ночью, уже готовились ко сну, укладывали детей, готовились к восходу. Я слышала тихие голоса, когда проходила, стараясь не спугнуть воительниц случайным шорохом. Зная их чуткий сон, они могли поднять караул прямо посреди ночи. Но сегодня они заслужили тихую ночь. Сегодня я вновь стала их королевой. Они вновь следовали за мной.
Среди треска факелов я различила два тихих голоса. В противовес амазонкам, они вели сосредоточенную беседу, никак не относящуюся ко сну. Я устроилась рядом. Благо, сегодня тепло, и можно не беспокоиться о теплой одежде.
— Так, значит, король… да?
— Я не знаю, Анна, но мы должны попробовать. Если мы освободим Изабеллу, это лучшее, что мы можем сделать для Софии и Марии. Мы можем принести мир в их дом.
Анна выдохнула:
— Ты прав, конечно, прав, Ларс… я поддержу тебя.
— Мне это важно, спасибо.
Они замолчали. Я напрягла слух, но не услышала ни дыханий, ни шепота. Они находились рядом и просто молчали. Вскоре послышались шаги.
— Анна? — шаги прекратились. — Ты… не останешься?
— Что, боишься, вернусь к Веронике закончить начатое? — в ее голосе я услышала насмешку. Ну-ну, дорогая, смейся. Ты же прекрасно помнишь, благодаря кому ты до сих пор жива. — Нет, я не пойду к ней. И даже приму твое решение отправить нас вместе в потайной ход замка. Это, правда, очень остроумно.
— Как ты выбралась из Мирсула?
— Я… спалила таверну, — в ее голосе я услышала улыбку. Очень любопытно. Анна сжигает таверны Мирсула с завидным постоянством. Надеюсь, теперь там не было Вилорма? Хотя… а какая мне теперь разница?
— Наслышан, — Ларс говорил очень мягко, словно боялся ее спугнуть. — Благодаря этой суматохе я сумел уйти незамеченным.
Вновь послышались шаги, голоса стихли. Я вслушивалась в ночную тишь, но, кроме треска факелов, ее ничего не нарушало.
— Я не... хочу спрашивать, что будет дальше, — Анна выдохнула. — Если я должна быть с тобой, связанная долгом, то, где бы ты ни был, я буду за тебя.
Я нахмурилась. О чем это она? Если наши жизни как-то связаны друг с другом, если нам предстояло идти вместе по потайным ходам Белого ястреба, мы имели равные шансы быть убитыми вместе, так же, как и вместе жить. Но о какой связи с Ларсом может идти речь?
— Ты вправе делать, что хочешь. Нет никакого долга, что бы ты ни думала…
— Ты оживил меня, — она прошептала. Почему-то мне представилось, что они находятся сейчас так близко, что мне пора было уносить ноги, чтобы не стать случайным свидетелем их близости. Но то, о чем говорила Анна, занимало меня куда больше, нежели любовные утехи двух бывших врагов. Все-таки что-то заставило девушку поменять мнение о Ларсе, теперь она располагала к нему бесконечным доверием, и он тонул в нем.
— Я не знаю, что произошло в пещере, Анна. Я, словно, исцелился, а после… увидел тебя. Вдруг мы оба за гранью прошлого мира, а? Как думаешь? — Ларс говорил очень мягко. Я так и видела, как он улыбается Анне, говоря это. — Пещера теперь закрыта, вход ее завален огромными валунами, Глаз Дракона недосягаем. И если я предотвратил что-то своим действием, то, чего опасалась Изабелла, значит, все так и должно было быть.
Я услышала, как выдохнула Анна, а после раздался скрип старой стали, возможно, ржавой — такой звук, когда касаешься к чему-то стальному, но вскоре я поняла.
— Этот шлем пугает меня, — наверняка Анна подняла его, скрип не прекращался. — Зачем ты достал его?
— Не знаю, я… почувствовал к нему какую-то странную тягу, но стараюсь лишний раз не касаться его. Может быть, он что-то значит?
Ответа не последовало. Несколько шагов и снова скрип стали. Я замерла. Они вновь молчали, но ни словом не обмолвились о заговоре или об амазонках, или о мести… я стала мнительной, зря я сорвалась. Наверное, это был личный разговор, наверное, очень важный для них двоих. Я опустила взгляд, пора было уходить.
— Анна? — голос Ларса стал тише прежнего. — Останься… Нам неведомо, что будет дальше, может быть, наши дороги разойдутся, но я буду спокоен, если буду видеть тебя рядом сегодня.
Проклятье, пора уносить ноги! Мне не нужно было здесь находиться, мне нужно было собираться с мыслями перед вылазкой, и только! Мне нужно было радоваться своему внезапному триумфу и грезить о захвате.
Не дождавшись ответа Анны, я ушла.


10580 знаков.
Итого за 8 неделю: 10580+10501=21081 знак.
Ответить с цитированием