Показать сообщение отдельно
  #12  
Старый 20.01.2019, 18:35
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 159
Репутация: 48 [+/-]
Неделя 6. Дни 36-42

Глава 6
Скрытый текст - Ларс в лагере амазонок. Продолжение:
Жаркую ночь сменил холодный день. Ветер все набирал силу, и даже у нас в лагере полотна шатров бились в исступлении, ведя борьбу со стихией. Как в день захвата Белого Ястреба… буря набирала силу. Вот-вот, и дождь обрушится на лес.
Я не выходила. Даже лучше, что погода шалит и гонит от нас нежданных гостей. Сегодня мне нужно одиночество.
Укутавшись в лоскутное одеяло, я с ногами забралась на кровать. Кому я буду нужна, и так знает путь к моему шатру, сама я наружу не выйду. Ночь победила меня сегодня, и сейчас заполняла тьмой мое тело. Я покорно принимала ее, я повиновалась ей, лишь бы не открываться. Она обязана защитить меня.
Амазонкам нужна сильная королева, нужна гордая и властная воительница, которая поведет их за собой куда угодно, и они будут ей за это благодарны. Они молоды и свободолюбивы, они жаждут битвы, крови и благой ярости, но все источники поводов для войн исчерпаны, все враги повержены, и их королева отчего-то устала.
Неправильно все это. Я должна вести их, зажигать огонь в сердцах, заражать идеей битвы! Мысли амазонок о врагах и войнах не должны гаснуть от порывистого ветра, они должны верить мне, а я не вправе потерять власть.
Поверх одеяла я накинула шкуру. Холодно. Амазонки шумели снаружи, разбегаясь по домам — никто не желал оказаться настигнутым врасплох стервозной бурей. Она не правит здесь, это — мои владения, и, нагулявшись, она должна уйти.
Ларс не приходил. Я уговаривала себя, что мне все равно, где он, но, отгоняя неугодные мысли о шторме, я постоянно возвращалась к нему. Его вещи так и оставались брошенными в углу моего шатра, но подойти к ним я не решалась. Он не здешний, он не среди нас, у него другая жизнь, мне незачем лезть в нее без приглашения.
Но он позовет, я знаю, он должен пригласить меня. Он неспроста здесь, что ведет его, мне неведомо, но пока что мне следовало принимать его как важного гостя. Он еще раскроет себя, он покажет свое лицо и свои цели, вот тогда и поиграем.
Шатер встрепенулся от внезапного рывка, и я вздрогнула. Сегодня будет сложный день. Амазонки повысили голос и кричали друг другу обрывистые фразы. Они рисковали попасть под власть ветра, получить травмы, но должны были защитить лагерь по мере наших возможностей.
Вообще, конечно, и Ларс мог там быть, мог предложить помощь в укреплении — это на него походило, но девушки бы скорее побросали свои занятия, чем приняли помощь от чужака. Они все только и мечтали, что покончить с ним, уж в этом я не сомневалась. Да и Ларс не такой дурак, чтобы не понимать очевидного. Ему не следовало высовываться.
Судя по всему, он то и делал. Насладившись горячей ванной ночью, ему следовало бы вернуться ко мне за вещами, но его не было до сих пор. Вариантов ночлега в лагере для мужчины оставалось немного. Его могла пустить к себе моя сердобольная и доверчивая Кейра (которая, кстати, до сих пор не показалась мне сегодня), или Эррейя — увлечь в шатер сладострастия. Неважно…
За упругим трепетом шатра я перестала слышать звуки леса. Голоса амазонок стерлись равнодушным завыванием ветра. Сегодня я буду одна, и это будет главная награда для расставления моих приоритетов. Мне нужен покой.
И я смирилась. Неслышно выдохнув, я опрокинулась на кровать и закрыла глаза. Но, как ошпаренная, снова села, ощутив на себе холодный порыв ветра. Входные створки моего шатра шевельнулись, и в центре жилища, не говоря ни единого слова, разместилась темная фигура.
С кровати я вскочила в тот же миг. Слишком уязвима, слишком открыта… я пропустила врага!
Ларс застыл у входа. Он не проходил вперед, как будто, ожидая разрешения, но я молчала. Волосы его были взъерошены, рубаха помята, от него так и разило холодом. С улицы…
Тысячи вопросов к нему застряли у меня в горле, но я не решалась спросить. Все-таки он пришел ко мне и, наверняка, имел свои причины, хотя вряд ли среди них была хоть одна, связанная с уходом из лагеря. В такую погоду даже в шатрах амазонок было небезопасно.
— Где моя помощница?
— Командует подготовкой к буре, насколько я могу судить о вашем быте.
Я кивнула. Это хорошо. Кейра росла, взрослела и превращалась в настоящую амазонку со временем. Я могла бы воспитать в ней свою преемницу, если бы титул королевы не переходил через смертельный поединок.
— Твои вещи там же, у входа, — я указала в дальний угол шатра. — Можешь переждать бурю здесь.
— Спасибо.
Ларс не стал облачаться в доспех, он опустился на корточки возле мешка и запустил руку внутрь. Находясь в центре шатра, я следила за каждым его движением, но поводов для сомнений в безопасности его намерений у меня не возникало. Что он говорил, то он и делал. Не стремясь к войне или раздору. Я подошла.
На мешке с походными вещами лежал тот самый свиток, что вчера мы не сумели изучить. Несомненно, Ларс искал именно его. Он коснулся ладонью жесткого пергамента и провел по свитку, словно убирая дорожную пыль. Печать на свитке была уже вскрыта, но меня куда более интересовало его содержимое, нежели адресат. И, видимо, Ларс, в этом случае, был со мной солидарен.
Робким движением он поднял свиток с земли и выпрямился. Наверное, мне стоило уйти, но я спросила:
— Что в нем?
Ларс в ответ перевел внимательный взгляд на меня, будто изучая. Но сейчас мне нечего было скрывать, я действительно хотела знать содержание.
— Подойди, — он махнул мне рукой, и я приблизилась. Переведя взгляд с меня на бумагу, Ларс раскрыл свиток.
Ровным почерком, знатным пером Мирсула здесь были выведены главные слова, наверное, в корне переворачивающие судьбу беглого воина. Резная печать Мирсула в виде восьми пересекающихся треугольников, говорила о подлинности бумаги. Ларс, наверняка еще до конца не осознавая свое счастье, нерешительно опустил руку. Его лицо побледнело, а щеки, словно впали в один только миг, глаза помутнели. Он не верил.
— Мой лорд, — я поклонилась в пол, — как прикажете вас называть?
Ларс смял в руке бумагу. Мне казалось, что, даже находясь в шаге от него, борясь с возможным оглушением от порывов ветра, я слышала бешеный ритм его сердца. Теперь у него были права, теперь он мог владеть чем угодно, теперь он — лорд.
Он сел за стол. Закрыв лицо ладонями, он, словно, пропал на несколько минут. Он имел титул, право владения землей, право содержания слуг, армии, скота. Да он был счастливчик!
— Ну что, есть мысли? — я расположилась напротив. — Такие бумаги на дороге не валяются. Поделишься, как заслужил?
Также молча, не меняя выражения лица, он взялся за кувшин. Наполнил кубки себе и мне, прохрипел:
— Выпьем.
Я расхохоталась:
— Ты меня пугаешь, Ларс! Это что — твоя защита? Да ты плясать должен!
— Не твое дело, что я должен, Вероника, — Ларс осушил кубок залпом. — Теперь я окончательно запутался…
— Не смеши меня, — я отставила свой кубок. — Все предельно ясно. Тебе нужно продумать стратегию развития, вот и все. Ты под покровительством Уркулоса теперь.
— Ты многое не знаешь. Мне пришлось бежать из Мирсула, на меня объявлена охота, и Уркулос — мой главный враг.
— Ах, вот как? — я улыбнулась. — Тогда тебе нужна будет армия, — я приблизилась и шепнула, — и крепость.
Ларс сощурил взгляд и несколько отстранился. Какое-то время он отсутствовал вовсе. Ветер за пределами шатра так и не унимался, я позволила себе погрузиться в размышления. Фигурки на моей мысленной карте замельтешили в круговороте, меняясь местами, и расклад представлялся мне крайне занимательным.
Белый Ястреб, как выяснилось, оказался обезглавлен; Черный Орел, не найдя Глаз Дракона, ушел в тень и лишний раз не высовывался; Уркулос охотился за Ларсом и строил подземный ход к моим владениям; Анна снова пропала; в моих владениях находился лорд… Но еще я с каждым мирным днем теряла свою власть.
— Мне нужно время, — вдруг Ларс заговорил. — Я должен все продумать. Уркулосу ничего не стоит отменить изданный ранее указ.
— Не нагнетай! — я поднялась и зашагала по шатру кругами. — Если хочешь, я помогу тебе составить план.
— Я знаю, что ты стратег, Вероника! Но как тебе доверять? Ты же предашь при любом удобном случае.
— Какой ты скучный, Ларс, — я закатила глаза. — Думаю, моя выгода при помощи тебе очевидна. Мне проще будет дружить с тобой, чем с кем-то другим, поэтому… мы построим тебе поместье, наберем армию, слуг, кого хочешь! И все это будет законно!
— Да ты уже все рассчитала, я смотрю, — Ларс вздохнул. — Но все не так просто, как хотелось бы тебе, Вероника! Посмотри вокруг — мы окружены врагами, нам не пройти свободно и шага, твой частокол и страх народа перед амазонками помогает тебе от захватчиков, но мне, в первую очередь, нужна будет защита. Я не смогу отбиваться в одиночку от толпы врагов.
Я остановилась в своих скитаниях напротив стола. Все верно, Ларс, тебя не упрекнешь в непредусмотрительности, но как же готовность рисковать? Заметив на себе взгляд, мужчина также поднялся. Наверное, он мог бы и считать мои мысли, но моя догадка вмиг кольнула где-то внутри своей дерзостью и совершенной доступностью, как никогда прежде и в любое другое время в будущем. Но действовать надо было сейчас.
Я расплылась в улыбке. Огромная цель, на которую не мог позариться даже Мирсул со своей армией, вдруг стала достижимой для Ларса.
— Ты находишься в нужном месте, Ларс, — я пролепетала. Теперь в бой сердца воина подключилось еще и мое. Мне не хватало лишь войны, кровопролитной битвы с трофеями и почетом, для сохранения власти, и сейчас, помогая Ларсу получить владения, данные ему законом, я могла обрубить на корню заодно все мои внутренние недовольства.
— Я помогу тебе. Но мне нужна уверенность в победе.
Ларс подошел и заглянул мне в глаза. Я не отвернулась. Теперь я говорила, что думала, и мне это нравилось.
— О чем ты говоришь? Я не могу быть уверен, что завтра буду жить, ты толкуешь мне о некой победе, которую сама себе придумала. Если тебе нужна война, — он покачал головой, — я не помощник.
— Все наоборот! — я зарычала. — Без боя власть ты не получишь, но я готова помочь тебе. Ты законный владелец поместья, но у нас есть добыча покрупнее… мой король, — я подошла к нему ближе и сжала запястье, не скрывая улыбки. Но Ларс буквально впился в меня глазами, считывая мысли, и я таяла под его безмолвным напором. Ну же, Ларс, бери выше, мы должны рискнуть…
— Ты сошла с ума, — он прошептал. Он догадался. — Это невозможно…
— Вилорм смог, — я лишь пожала плечами, — сможем и мы.
— Даже с армией амазонок нас слишком мало, нам не выиграть бой.
— Не совсем так, Ларс. Нас слишком много, поверь мне. Мы захватим Белый Ястреб, ты будешь править, и замок вновь станет неприступным, как в былые времена.
Я смотрела на него, не в силах оторвать взгляд. Вот он — новый король Белого Ястреба, в его силах вернуть ему былую славу, в его власти наладить жизнь простых людей и расправиться с врагами. Нет никого более достойного на трон, чем Ларс. Ему ничего не останется, как принять титул, ему придется быть королем.
Под неуемным гнетом стихии палатка гнулась, как тонкий лист. На улице пошел дождь, и теперь жесткие капли сливались с порывами ветра и устраивали многоголосую мелодию на полотнах моего шатра. Голоса амазонок снаружи утихли — все разбежались по домам, а, может быть, их заглушал дождь.
Хорошо, что я здесь. Хорошо, что Ларс пришел ко мне. И я помогу ему. Амазонки обычно не вмешиваются в военные дела замков, не принимают чью-либо сторону в битвах, нам не нужно завоевывать земли. У нас есть веками созданная территория, где мы правим, где господствуют наши законы, и большего нам не надо. Мы воюем, если дело касается наших интересов, если дикие звери рушат наши дома, и если есть угроза нашей безопасности, мы нападаем. Но мы не наемники. Но сейчас я должна была помочь Ларсу.
— Берегись! — он толкнул меня плечом, и от неожиданности я повалилась на землю, он следом.
— Что за…
Я не успела накинуться на него. Через мгновение на том месте, где я стояла, пролетел нож. В исступлении я стала хватать ртом воздух, словно задыхаясь, но не могла вымолвить и слова. Опоздала… амазонки подняли бунт…
— Ты выходила сегодня? — Ларс рядом прижал мою руку к земле и смотрел только на меня. Я не могла шевелиться, слова застыли в горле, и по ногам пошли судороги. Как я могла? Как я могла допустить восстание?
До боли закусив губу, я замотала головой. Дождь так и выстукивал ровный ритм по полотнам шатра, я не слышала ни звука снаружи, я не видела Кейру…
— Нет, нет, — мои губы задрожали, и я зажмурилась, — она не могла предать…
— Т-ш-ш...
Ларс выглянул через стол, внимательно разглядывая вход. Я затаилась. Если амазонки вздумали свергнуть меня, мне предстоял бой. Только сильнейший имеет право занимать трон королевы. Я также осторожно повернула голову в сторону входа. Только косые струи дождя врывались на порог, ветер шевелил полотна. То, что происходило снаружи, я увидеть не могла.
— Возьми оружие, там… за кроватью.
Ларс достал меч и бросил мне, сам вооружился старенькой секирой, глянул на кинжал. Я оставалась безучастна. Дыхание рваными обрывками наполняло грудную клетку, но я старалась дышать ровно. Ларс дотянулся до кинжала…
— Ларс! — от неожиданности я вскрикнула, но рефлекторно отбила второй. Он пролетел в сантиметре от мужчины, и я вскочила на ноги. — Ты в порядке?
— Д-да, — он медленно повернулся ко мне, растягивая слова. — Но взгляни на это.
Он протянул мне оружие невидимого убийцы. Изогнутый кинжал, резная рукоять, символы на лезвии… я подняла второй. Перевела взгляд с оружия на мужчину и обратно. Ларс едва заметно покачал головой. Сомнений быть не могло. Такие кинжалы использовала только Анна.
— Так где, ты говоришь, вы виделись в последний раз?
— Она спасла меня! Зачем ей нападать вновь? Не понимаю…
Я вздохнула:
— Это Анна, для боя ей причина не нужна.
— Но в этот раз у меня причин более чем достаточно, Вероника. Дерись со мной, — Анна показалась у входа. Ветер холодным порывом набросился на мои волосы, я невольно отвернулась. Она принесла сырость и холод в мой шатер, и если от нее мне остается ждать лишь кровь и разрушение в лагере, я вынуждена буду ее изгнать.
— Здравствуй, Анна, моя радость. Я рада видеть тебя.
Я приблизилась к ней, но она выставила перед собой лезвия мечей. Ларс возле меня замер. Несомненно, он глядел на нее. Ее мокрые волосы налипли на шею, с доспеха и одежды, перемешавшись с грязью на теле, стекала вода. Если верить Ларсу, что они вместе были в Мирсуле, то путь она преодолела ничуть не меньший. Но что-то ей повстречалось на пути, от чего бедняга выжила из ума.
— Анна, объясни. Что случилось? — Ларс бросил секиру и тоже подошел. Не думая ни капли, один из мечей девушка направила в его сторону.
— Стой! Не подходи, Ларс! Я должна решить это немедленно!
— Анна, прекращай чудить, — я рассмеялась как можно безобидней, — мы не можем драться друг с другом. Все прекрасно помнят о нашем единственном бое.
— Хочу повторить! Но теперь я не допущу ошибку, оставив тебя в живых!
Нет, она говорила серьезно. Полностью уверенная в собственной правоте, она не спешила отказываться от своих надуманных убеждений. Так что же ты узнала, Анна? Как жаль, что нас слышит Ларс…
— Все это лишь прошлое, Анна. Сейчас любой вопрос можно решить гораздо проще. Ты устала с дороги, промокла, и дрожишь, как кленовый лист. Я распоряжусь приготовить для тебя ванну, — я говорила как можно мягче. — Ларс не даст соврать! Она поистине великолепна! За это время как раз поспеет ужин.
На мгновение Анна все же задумалась. Она посмотрела на Ларса и слегка повела плечом, ее губы сжались.
— Говори, — она понизила голос, второй меч вновь смотрел в мою сторону. — Говори мне только одно, Вероника. Почему ты предала меня? Почему ты позволила Вилорму выжить? Я не понимаю этого! Ты спасла меня, и я не могла позволить тебе погибнуть на моем посвящении, но то, что ты сделала после… зачем?
Я выдохнула. Почему-то я тоже глянула на мужчину, но он и вовсе не мог знать, о чем говорила Анна. Ларс осторожно встал между нами, скрестив руки на груди. Теперь мой ход.
— Анна, не вини меня, я скажу тебе, но не сейчас. Я скажу, когда мы будем одни.
Ларс перевел взгляд с меня на Анну и обратно. Девушка ответила:
— Ларс, уйди. Ты должен понять меня. Мне нужно решить это сейчас.
— Анна, не проси! Если я уйду, боюсь, здесь не останется живого места, и вы обе нескоро очнетесь от морфия. А это ломает все мои планы, — он дотронулся до ее предплечья. — Очень скоро мы выдвигаемся на захват Белого Ястреба. Ты с нами?
Анна неуверенно опустила один меч.
— Что… ты сказал? — теперь она уставилась на Ларса. — Это она тебя надоумила?
— О, моя крошка Анна, — я обошла ее сбоку и, уже не страшась нападения, обняла ее за плечи. Девушка и вовсе опустила мечи, — тебе нужен отдых. Присядь.
Я усадила ее за стол, но она не отрывала глаз с мужчины. Он расположился напротив. В шатре появилась Кейра:
— Моя госпожа, буря разрастается. Мы укрылись, но наш ужин… потухли все факелы, все костры.
— Не переживай, Кейра. У нас есть запасы. Распорядись амазонкам лакомиться. Хоть какая-то же должна быть польза с этой непогоды. Тем более наша ванна горячая в любое время, я права? Любезная Анна устала с дороги.
— Вы можете пройти за мной, — Кейра опустилась на одно колено перед девушкой, но та огрызнулась:
— Я никуда не пойду, пока вы двое не объясните, что здесь происходит!
Я махнула помощнице, и она скрылась снаружи. Мы все вместе расположились за столом. Анна скрестила руки на груди и ждала объяснений, Ларс разглядывал ее, я начала:
— Итак, что мы имеем? Законного правителя, — я указала на Ларса, — непревзойденных воительниц, — глянула на Анну, и она отвернулась, — разруху в Белом Ястребе. Перед нами открыты все дороги!
— Законного… правителя? — девушка выдавила из себя слова и уставилась на Ларса. Брови ее хмурились.
— Уркулос… дал мне это, — Ларс со вздохом протянул бумагу девушке. — Полагаю, я имею право на титул.
— И еще на многое другое! — я поспешила озвучить главное. Анна принялась читать. Ее лицо не менялось. Лишь когда она закончила, швырнула свиток нам в лицо:
— Все это обман! Уркулос не из тех, кто раздает земли беглецам!
— Но зато раздает умершим, — Ларс улыбнулся. Анна застыла. Немой вопрос завис в ее взгляде, но при мне она не решилась его озвучить. Я нарушила паузу:
— Нам остается лишь продумать тактику. Ах, как же давно я не была в битве!
Анна со скрипом отодвинула стул:
— Кейра, зайди! Отведи меня в ванну, — моя помощница появилась незамедлительно и жестом показала следовать за ней. — Пускай эти сумасшедшие все решают сами. Я в этом не участвую.
Они вышли. Ларс схватился за голову. Я поднялась.
— Если хочешь, я все продумаю сама. Можешь идти к ней, — я кивнула в сторону выхода, но Ларс лишь вскочил:
— Это очень серьезно, Вероника! — он воскликнул. — Если мы действительно решимся на захват, мы должны продумать каждую мелочь! Так же, как и пути любого возможного отступления.
— Даже не думай, Ларс, — я выдавила сквозь зубы. — Я не отступлю. И ты должен меня поддержать. Ты будешь править и, поверь мне, ты заслуживаешь этот титул, как никто другой.
Мужчина поднял на меня глаза:
— А как же Изабелла? У нас нет оснований думать, что она погибла. В первую очередь, это она королева Белого Ястреба.
— Все это решаемо, Ларс. Твои цели благородны и не несут разрушения. Ты можешь стать для нее освободителем, ты сможешь вернуть ей трон, а можешь сам занять ее место. Все права на стороне победителя. И именно поэтому я королева.
Ларс долго не отвечал. Он смотрел куда-то мимо меня, как будто взвешивал слова. Наконец, он очнулся:
— В твоих словах есть истина, Вероника. Ты во многом можешь оказаться права, и у меня нет оснований тебе не верить, но как ты справишься с Анной? Она отчего-то ополчилась на тебя,… но и без этого она была неуправляема!
Но я расхохоталась:
— За это не переживай. Однажды я ее уже приручала. А теперь у нее есть ты, — я хитро подмигнула Ларсу и расположилась на кровати, он проводил меня взглядом.
— Где ты умудрилась перейти ей дорогу?
— Сейчас это неважно. Сейчас у нас другая цель. И мы должны достучаться до Анны, чтобы и она поверила в достижимость сказанного. Только она одна можешь решить исход битвы, и ты прекрасно знаешь ее ценность как бойца.
— И не только, — Ларс пробубнил, но я его услышала. Переведя взгляд себе под ноги, он направился к выходу. Я вновь осталась одна.
Отчего-то мне стало легко. Все складывалось, как надо, и моего участия для удачного развития событий почти не требовалось. Сегодня лагерь амазонок вновь обрел свою королеву.



13536 знаков + 7874 знаков добавила к сообщению выше, в завершение сцены.
Итого за 6 неделю 21383 знака.

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 27.01.2019 в 17:51. Причина: Добавление текста за 7 неделю (3215 знаков)
Ответить с цитированием