Показать сообщение отдельно
  #3  
Старый 07.05.2015, 12:52
Аватар для UsuallySoldier
Принц Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.05.2009
Сообщений: 1,180
Репутация: 1015 [+/-]
"...Иметь или хранить что-нибудь означало таскать …<>… переходя через холмы и болота.
Таскать что-нибудь также означает брать дополнительную нагрузку, и в данном случае второй смысл слова себя оправдывал..."


Тим О'Брайен
«Вещи, которые они несли с собой»




Вместо пролога. "It's dinner time!"

10:55

Что необходимо, чтобы родился шедевр? Чтобы творение, вышедшее из-под пера писателя, кисти художника, рук скульптора, циркуля архитектора зажило своей собственной судьбой, на долгие годы и века пережив своего создателя? Чтобы потомки взирали на созданное с благоговением и восхищением?
Талант? Несомненно. Без природных задатков нет самой сути творчества. Ей нельзя научиться, и большой опыт не заменит предрасположенности – лишь усовершенствует исполнительный аспект: умудренный живописец быстрее подберёт нужные пропорции красок для получения того или иного цвета, скульптор – материал для ваяния, но их творения будут бездушны, копийны.
Упорство? Да, без него в этом грязном и грешном мире невозможно сделать ничего. Именно оно заставляет пройти намеченный путь, переступая через собственное бессилие, отбиваясь от критиков и заглянувшей на огонёк депрессии, отбрасывая в сторону неудачные попытки творения.
Опыт, практика? Их тоже нельзя сбрасывать со счётов. От простого - к сложному. Один раз, два раза… тысячу раз. И тогда, если у вас есть все три компонента, возможно, явится то, что переживёт вас на несколько сотен лет.
Опыта никогда не бывает мало.
Вот и сейчас, склонившись над чертёжной доской, на коей в свете ламп разлеглась прихваченная восьмёркой специальных прищепок ватманская бумага, я в очередной, неизвестно какой по счёту раз, чертил план типовой подземной парковки – исключительно с целью попрактиковаться.
Это была явно гораздо более полезная трата времени, чем, например, шедшее в магистрате заседание о благоустройстве города, которое, скорее всего, в очередной раз обернулось в бессмысленный трёп и бумагомарание.
Впрочем, благостная тишина была вскоре нарушена негромким стуком, после которого дверь приоткрылась, и из-за неё осторожно выглянула темноволосая женщина в очках.
- Господин Вейнкхейм, доброго дня.
- Добрым он был до вашего визита, - сухо откликнулся я. - Слушаю вас, госпожа Уильямсон.
- Вы пропустили заседание…
- Там решались вопросы строительства и планировки чего либо? – фраза прозвучала холодно, казённо.
- Нет, но нам бы пригодилась ваша подпись.
- Оставьте документы. Ознакомлюсь – подпишу.
- А поскорее – возможно?
- Возможно, но не сегодня, - язвительно бросил я.
Женщина поморщилась, но ничего не сказала. Простучала каблуками по деревянному покрытию пола, устроила толстую чёрную папку на рабочем столе, поверх исчерченных замерами и набросками листов. Потом осторожно положила сверху розовый конверт с парой лент.
- Это, - я указал рукой на бумажку, - что? Взятка? Или признание в любви?
- Просили передать вам, - Уильямсон недовольно дернула бровью. – Я не имею привычки читать чужую почту.
- Прекрасно, гляну сам. Спасибо. А что касается чужой почты – мне всегда казалось, что вы устроились на должность одного из специалистов по связям с общественностью в городском магистрате именно для того, чтобы иметь возможность безнаказанно читать письма, не предназначенные для ваших глаз.
- Вы… - женщина задохнулась от возмущения.
- Я, я, и ещё раз я. Выметайтесь, - последовал кивок в сторону выхода.
Уильямсон последовала моему совету, на прощание хлопнув дверью так, что штукатурка посыпалась с потолка.
Кожаная папка с документами и письмо остались лежать на столе. Я со вздохом взялся за первую.
Война, что отгремела четыре с лихом десятка лет назад, дала мне религиозное образование. И по вере своей я ненавижу крючкотворов и разнообразную бюрократию. Больше – только человеческую глупость и невежество.
***
В конверте, насквозь пропитанном ароматом духов из какой-то модельной серии (что поделать, в подобных вещах я не разбираюсь), оказалась короткая записка, начертанная изящным, витиеватым, некрупным почерком, явно принадлежащем женской руке.
"Дорогой друг! Там же, где и обычно, в LAO. 14:00. К.Л.".
Инициалы напрямую говорили о том, что обед, даже будучи перенесённым с обыкновенного своего времени на час позже, будет очень, очень хорош.
__________________
- А что теперь будет?
- Что будет, что будет... А ничего не будет, и это жизнь.(с)