Показать сообщение отдельно
  #81  
Старый 05.10.2019, 22:40
Аватар для Пикула Юрий
Ветеран
 
Регистрация: 21.12.2012
Сообщений: 587
Репутация: 51 [+/-]
Скрытый текст - Глава 26. Гилберт 6:
Её глаза светились от счастья, и Гилберт утопал в этом непревзойдённом сиянии. Мадлен, Мадлен. Мадлен… Он видел её прекрасный лик, закрывал глаза, и снова перед ним представала она. Сказка превратилась в явь. Они кружились в танце, хотя никто вокруг даже не подавал намёка на пляски. Её звонкий смех ласкал слух, нежный голосок лился, словно ручеек по весне в цветущей долине.
Но внезапно все вокруг всполошились, послышался восторженный шёпот:
—Это он!
— Не могу поверить! Сам маэстро явился!
Гилберт отвлёкся от своей идиллии и спросил у зеваки, что стоял неподалёку:
— О ком речь?
— Ты что с луны свалился? Это же Адам Годерберг! Брат Родрика и, говорят, настоящий творец сего удивительного чудо-дирижабля!
В зале появился высокий худощавый мужчина лет шестидесяти. Коричневый Цилиндр с красной лентой сидел на неряшливых волосах с проседью, которые едва доходили до середины шеи. Тонкие чёрные усики под носом заплетались на кончиках в спираль. А небольшая бородка с ровной седой полоской по центру дополняла и без того чудаковатый образ. Длинный крючковатый нос, изумрудные глаза – всё это было неотъемлимой частью этого диковинного образа. Распахнутый коричневый кожаный плащ развивался в такт походке этого немолодого, но безусловно энергичного человека. Бардовый жилет сидел поверх белоснежной рубашки. Красные штаны и чёрные туфли дополняли картину. Мужчина улыбался, и в его взгляде проскальзывали нотки отчаянного фанатизма.
— Кажется мы нашли того кто нас всех здесь собрал, - сказал Гилберт и с упоением посмотрел на Мадлен.
—Ты слышал? Он настоящий создатель дирижабля. Но что заставило его оставаться в тени?
—Давай сейчас же об этом и узнаем!
—Мистер Годерберг…
Мужчина остановился. Почти как солдат развернулся на бок и пристально посмотрел на Гилберта окидывая его оценивающим взглядом:
— С кем имею честь общаться?
—Хоук. Хоук Мальком. А это Мадлен.
— Чтож Хоук. Вероятно, у вас созрел какой-то вопрос. Только не мешкайте. У меня ещё много дел. Я знаете ли строю свою машину. Вопрос лишь в том, какой шестеренкой окажетесь вы. Полезной или так для красоты.
— Почему вы остались в тени. Я буквально сейчас узнал, что на самом деле Вы изобрели и спроектировали этот дирижабль.
—Кто я? Увольте. Это всё мой братец. Я лишь шут при его дворе. Он тут настоящий король.
- Мне кажется, вы лукавите.
- Порой маленькая шестерёнка заставляет работать весь механизм. Но ведь вы не видите её, вы вспоминаете только о цельном механизме. Надеюсь вопросов больше нет. До встречи!
Таким же лёгким движением Адам развернулся и растворился в толпе.
—Гилберт, что это за странный человек?
—Адам… — сказал Гилберт.
—Да ладно?
Гилберт и Мадлен упоительно переглянулись. Кажется, Адам вселил в них какое-то странное, недоступное чувство надежды. Глаза Гилберта растворились в глазах Мадлен, а та в свою очередь начала таять как нежна апрельская капель. Идилия продолжалась недолго и сразу после этого Мадлен отвела глаза в сторону. Она задумалась. О чём было ведомо, только ей…
Гилберт тоже обеспокился. Он думал, что же было не так. Он ждал, когда Мадлен успокоится. Но молчание длилось целую вечность. А голова не даже не повернулась в его сторону. Гилберт попытался сказать слово. И тогда Мадлен воспряла и сердце стало биться чаще.
Гилберту на секунду показалось, что он не тот принц на белом коне о котором, по-видимому, так мечтала Мадлен. Но он набрался решительности и снова заговорил:
— Что-то не так?
— Гилберт…
— В чём дело?
— Ты стал каким-то другим…
— Все люди меняются, Мадлен, но в душе я остался таким же.
На лице у девушки заиграл румянец.
Гилберт ещё несколько часов смотрел на местных чудаков. Мадлен стояла рядом, и у Гилберта даже не было тени сомнения, что он нашёл именно ту, ради которой обошёл все самые потаенные места Стимфорта.
— Не желаете пирожков? — к паре подошёл упитанный мужичок и вручил Гилберту свежевыпеченный пирог из дрожжевого теста.
Мадлен и Гилберт кушали его как маленькие наивные дети. А затем в иллюминаторах показались звёзды. Гилберта так манили эти небесеные недоступные светила и Мадлен тоже смотрела в эту неизвестную даль. Казалось звёзды переливались различными удивительными цветами. Но потом…
— Гилберт!
— Что?
— Я просто задумался — Гилберт улыбнулся и взял девушку под руку.
Вместе они шли по Пристанищу Чудес, словно путешествуя по сказочной незабываемой стране. Пестрые орки, Гномы испещренные шестеренками, все народы и расы этого странного место провожали счастливыми взглядами пару к двери. Магические фонари мерцали, словно что-то чувствовали. На минуту показалось — кристаллы ожили.
Но впереди был целый механизм жадных до денег людей. С каждым шагом Мадлен и Гилберт понимали, что Пристанище Чудес всего лишь минутная слабость. Оно может подарить тебе минуты счастья. Но если зависнуть там на долго, то счастье наполнит тебя всего и ты лопнешь как мыльный пузырь.
Стены коридора «неслись» в такт шагам пары. Картины в перемешку, с фонарями мелькали рядом и они просто не замечали их. Из каюты вышел пьяный орк и начал что-то вопить. Следом прибежала по-видимому его жена . Ругань и брань, в миг испортили наивную детскую сказку. Гилберт и Мадлен просто не обращали внимания. Но они боялись заткнуть уши, чтобы не спровоцировать сомнительную парочку. Гилберт обернулся и глаза у орка загорелись адским пламенем. Он озверел и бросился вдогонку. Гилберт ни минуты не думая схватил Мадлен, и они понеслись по этому механизму грязи, разврата и похоти. Гилберт бежал быстро, но Мадлен ничуть не оставала. Их сердце билось как одно.
Удар. Удар. Удар. Удар. Тук. Тук. Т..т.
Погоня осталась позади. Гилберт порывисто дышал, но он ничуть не устал. На минуту ему показалось, что это весело. Но затем он взглянул на Мадлен и увидел на её лице испуг.
Он обнял девушку, та припала к его груди и закрыла глаза. Гилберт чувствовал её пульсацию её румяной щеки сердцем. Но вскоре ритм наладился. И они оба успокоились.
Гилберт взял Мадлен за руку и ровным шагом они пошли дальше. Гилберт сомневался. Всю дорогу сомневался. Он подумал, что Мадлен мечтала о принце. Но ведь он совсем не принц. Он вор, сын Банкира и бродяга из трущоб. Боль в коленях поразила Гилберта. Он начал хромать, но держался и шёл. Он шёл до конца. Каюта Мадлен приближалась ужасно медленно. Колено ныло и тянуло вниз. Мадлен непроизвольно одернула руку…
Между Гилбертом и Мадлен нарастало напряжение. Мадлен делала вид что ничего не замечает. Гилберт отвёл глаза и встретился с язвительным взглядом.
«Что не так?» - подумал Гилберт, наивно мечтая о принцессе из башни. Только вод Дракона рядом не было. Но что такое любовь? Разве любовь это когда постоянно всё хорошо. Может быть для кого-то и так. Но для Гилберта — нет. Огонь загорелся внутри Гилберта с новой силой. Походка начала выравниваться и у дверей на лице Мадлен показалась таинственная улыбка. Девушка ушла в каюту. А Гилберт продолжал фантазировать. Он бы мог фантазировать целую вечность. Но тут Дирижабль слегка покачнулся и Сейфорд пошёл по своим делам.
—Мистер Малькольм, извините, вы не могли бы мне помочь? — перед взором Гилберта предстал эльф с рыбьими глазами и странной неестественной улыбкой.
— Да, я вас слушаю… — удивлённо сказал Гилберт.
— Расслабьтесь, — заявил эльф, — Я Слеймиус. Можно просто Слейм.
— Хорошо, Слеймиус — что вам от меня нужно?
— Пройдёмьте в бар, Хоук. Я просто хочу поговорить с вами.
Гилберт пожал плечами и последовал за ним. Впереди показалась Элия. Она явно нервничала и шла слишком не естественно. Гилберт начал замедлять шаг. Довольный Слейм шёл не замечая никого вокруг и когда он скрылся из виду Гилберт последовал за Элией. Тьма манила Гилберта он позабыл об Мадлен и шёл за Элией. Он не знал к чему всё это. Но шёл и просто ничего не думал. Элия непроизвольно повела головой в сторону словно хотела оглянуться. Тогда Гилберт стал красться. Бесшумными шагами Гилберт следовал за неизвестностью. Дыхание выровнялось и нос не издавал ни малейшего шума. Наконец Элия зашла в каюту. Гилберт не знал что там и он решил подождать. Гилберт умел ждать, даже когда впереди была неизвестность...
Элия с каменным холодным лицом вышла из каюты. Лицо отдавало странной, неестественной синевой. А затем она вдруг переменилась в лице и словно ночная кошка ускакала в другой конец коридора.
Гилберт нащупал в кармане отмычку. Он чувствовал каждую шестеренку в этом сложном замке. Щёлк. Щёлк. Щ-щ-щ…щ.щ. щ. щ.Т!
Получилось!
В каюте стоял невыносимый запах. Но Гилберт не предал этому значения. Он начал обыскивать её. В журнальном столике на самом видно месте Гилберт нашёл тетрадь. Один взгляд на листы…
— О боги! Это дневник Ондри!

Ответить с цитированием