Показать сообщение отдельно
 
Старый 04.04.2019, 15:29
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 11.07.2007
Сообщений: 3,189
Репутация: 1101 [+/-]
Режим редактирования: - 77 - 78 - 79 - 80 - 80,5 -

Скрытый текст - Часть 2. Глава 4:
4. С чего начинается магия


Первым испытанием на прочность в академии стала чистка, это когда с тебя снимают шкурка за шкуркой всё, чем сумел обрасти в людской жизни. Маги – это уже не люди, с них спрос особый. И лишняя скорлупа им не нужна, мешает работать. Процесс очень похож на то, как снимаешь слой за слоем шкурку с луковицы... Но одно дело с луковицы, а то с себя... Эффект правда от этих действий одинаковый – реветь иногда приходится. После таких мероприятий, как правило, происходит первичная трансформация, но на данном этапе – это всего лишь выравнивание восприятия мира. Пока ещё не сложное и незаметное окружающим, но более чем ощутимое для тебя.
Если вам кто-нибудь скажет, что трансформация – это легко и приятно, не верьте. Трансформация - это всегда тяжело и очень-очень больно. По крайней мере по началу. Даже когда зарядкой занимаешься, можно и мышцу потянуть и молочную кислоту схватить. А тут идёт разрыв нервных связей на самом нежном уровне, установка новых, прокладка обходных или наоборот прямых путей в собственной требухе. Что-то откуда-то отрывается, что-то по новому скрепляется, без вашего ведома, без предупреждения, без информации о том, когда и чем всё закончится. Будто находишься в горниле, а невидимые руки из тебя жилы тянут. Привыкнуть к этому нельзя. Можно только переждать, пережить, продышать, пролежать, в основном в позе эмбриона. К врачам обращаться бесполезно, все физиологические показатели в норме. Если только температура будет на границе нормы. Но самочувствие, будто сжигают заживо.
Пройдя по спирали пару-тройку кругов ада, стало понятно, что основная масса человеческого мусора осталась позади. Тогда ведьмочку допустили к более сложной работе. Но порадоваться тому, что самый ужас остался позади, не успела. По заверениям учеников постарше, самые сложные испытания ещё впереди. Так что чистки – это детский лепет. И если неохота работать в таком стиле дальше, лучше даже не начинать. А довольствоваться привычным существованием. Благо, тех знаний что уже здесь выдали, хватит надолго.
Чара прикинула все за и против, решила, что боль, не самое страшное, что есть в жизни и вошла в пленяющую раз и навсегда аудиторию. Магическая работа, как и любая другая, начинается с теории.
За кафедрой стояла миловидная женщина в наряде восточных мотивов. Длинная шаль напоминала сари, волосы собраны в небрежный пучок, а на лбу только нарисованного третьего глаза не хватало. Но, лишняя атрибутика в академии не приветствовалась, а третий глаз, он даже если не нарисован, всё равно есть.
О, эта вечная классическая завораживающая борьба между мужчиной и женщиной. Две силы, две противоположности. Есть истории о том, как кто-то из них пытается доминировать, а кто-то подчиняться. Или не пытается... сопротивляется, борется, но мало что вразумительного выходит, потому что в итоге всегда действует главный закон – всё должно быть добровольно. А в подчинении или доминировании нет никакой добровольности. Там есть подавление, ограничение, уничтожение, отторжение. А развития, то ради чего всё и затевается, нет. Добровольность есть только в равновесии. В целостности, возможности быть самостоятельным у обоих партнёров. И соединяться или разлетаться по своему усмотрению. В идеале из двух сил нужно создать что-то новое. Третью силу. И от этой третьей силы или реальности будет снова рождаться новое, заставляя сверкать мир новыми гранями.
Но боги постоянно об этом забывают. Законы спускаются с небес. И люди, забыв своё предназначение, исполняют чужую волю. То матриархат на земле устроят, то патриархат. Но это не приносит нужного результата. Зато порождает войны. И всё также две половинки человечества мечутся между собой, не в состоянии понять. Расходятся на время в разные стороны и всё равно тянутся друг к другу наперекор фальшивым запретам. Мало кто пытается эти запреты обойти. И, в общем, правильно делает. Потому что сейчас везде стоит защита от дурака или слишком резвых любителей свободы. Граблей покладено много. С избытком. Шаг сделаешь – три шишки. Дальше - больше. Инструкций по преодолению грабель ни у кого нет. Вслепую идти не реально. Проще десять раз подчиниться правилам или исполняющих их обязанности, переложить ответственность, уйти в сторону. В конечном итоге выбрать себе удобного партнёра, правильную работу и жить карикатурно долго и счастливо. Но влечение всё равно возьмёт верх. Не может удовлетворить запросы Адама подчиняющаяся Ева, в его сны всегда будет приходить Лилит. Законы земли и законы собственной души – главнее всех законов на свете. И если игнорировать эти законы, человек становится доступен внезапной или скоротечной смерти.
Это первое, чему научили ведьмочку в академии. И предложили применить эти знание на практике, чтоб избежать скорейшего плачевного итога. Для начала хотя бы понять, что в жизни нужное, а что лишнее. Предложение Чаре понравилось. Как говорится, начни с себя и пусть весь мир подождёт. Но на поверку результат оказался каким-то плачевным. Куда ни кинь – одни обязательства, ограничения, ухищрения, отъём времени, словом - грабли... а что ей из этого вороха остаётся себе? На желания, на стремления. Собственные! Не чужие, не навязанные и не под эгидой – надо и должна или неприлично. В какие пункты социальной необходимости вложена душа? Да не очень-то как-то и много. Ну ладно, дети и всё с ними связанное – понятно. Они необходимы. Земля просит. Можно сказать даже требует. И даже как-то жаль, что их нельзя рожать в одиночестве. Что-то подсказывает, что проблем стало бы меньше, по крайней мере семейных. Но опять возникают на пороге сознания две изначальные силы, которые должны взаимодействовать. И понимаешь, что такая система закономерна. Так должно быть. Ладно, что получилось, то получилось. А вот кроме детей, что ещё её?
- Всё начинается с тебя, - бормотала под нос избитую фразу ведьмочка, красной линией проходящей по всему курсу лекций.
Пройдённый материал несколько накренил собственную картину мира, и эта самая картина никак на место обратно вставать не собиралась, назойливо указывая на пробел собственных возможностей. Сейчас она ещё автоматически исполняла существующие обязанности, но понимала, что с них страстно хочется соскочить. А как?
- Человек должен делать то, зачем пришёл, - продолжила бубнить ведьмочка. - Огородик и цветочки, конечно хорошо, но как-то мелко. В формуле «расплодиться и помереть», никакого волшебства нет, нет магии, нет ничего нового. Так делают все, или почти все. Но суть от этого не меняется.Так зачем она здесь?
- Нужно создавать что-то новое. Третью силу, которой ещё нет, - подсказала Карин.
Она появилась возле яблони, как некогда Геральт на кухне. Только тот вваливался, как гром с ясного неба, а при появлении наставницы не образовалось даже ветерка. Она бесшумно прошлась по тропике вдоль дома и остановилась у цветника.
- А как вы здесь? – спросила Чара, ковыряясь в земле.
- Это не я, это проекция. Когда-нибудь сможешь создавать сама. Очень удобно кстати. Можно одновременно несколько дел делать. Но не отвлекайся. Думать и делать можно одновременно и в единственном теле, правда, ведь? Итак, создавать...
- Создавать... – повторила, возвращаясь к мысли ведьмочка. - Хороший вопрос. А что?
- А что тебе нравится?
- Хм... Проблема в том, что ничего не нравится. По крайней мере настолько, чтоб дух захватывало.
- Так не бывает. Ты просто забыла и не можешь вспомнить. Это нормально.
- Не нравится мне такое «нормально», - процедила Чара, выковыривая раскидистый сорняк. - Забыть просто. А вспомнить?
- Тяжело, но возможно, - сказала наставница. – Что-то ведь ты хочешь? Или хотела в девстве? Или играла во что-то?
- Единственное во что я играла – это в Золушку, - рассудила Чара, отложила тяпку в сторону и уставилась на неё. - Что-то всё никак в принцессу обратиться не могу, и это мне не нравится. Ещё с мальчишками в войнушку играла. Они меня всё расстрелять пытались. Фиг у них получилось. Но вообще хочу делать реальность людей лучше. Их убивает теперешняя не хуже войны.
- Это слишком размытое понятие, - небрежно отметила Карин, разглядывая завязи смородины. - Никакой конкретики. Чем именно не нравится реальность, и в чём именно хочешь сделать её лучше? Кастрюльки со сковородками расписывать? Чечевицу перебирать?
- Нет, - замотала головой Чара, - Это слишком... просто.
- Тогда думай. Что не слишком просто, что тебе под силу и сделает существующую плотную реальность лучше.
Карин исчезла, оставив Чару наедине с собой. Очень вовремя. Ведьмочка как раз начала злиться, что слабовольно позволила опутать себя таким грандиозным клубком бестолковых не нужных ей дел. Вроде мелких, но в общей массе жутких, жгучих, ранящих, тяжёлых. Нет, с этим багажом определённо что-то надо делать. Чара вспомнила последний Рагнарёк и поёжилась. Делать-то надо. Но аккуратно. Хватит уже необдуманных взрывов. Только-только воссоздала волшебную реальность, которая нуждается в прочной основе, и её надо создать чего бы это ни стоило.
Чем именно занять себя, в тот день она так и не придумала. И решила подумать об этом завтра. Но на следующий день, и на следующий и далее ничего в голову не приходило. Чара уж совсем потеряла веру в себя, но спасение пришло из зоопарка. В академии был свой зверинец. Зоопарком его называли в шутливой форме для новичков. Они-то наивные думали, что войдя внутрь, увидят клетки со зверями. На деле оказывались с животными нос к носу. И приходилось на ходу учиться понимать, что хочет тот или иной чудный зверь. Карин говорила, что такие упражнения хорошо развивают интуицию. И действительно, в пространстве со зверями заносчивые становились покладистыми, тихони, становились увереннее в себе. Везде нужна гармония. Межвидовое общение помогало нащупать грань дозволенного, возможного, необходимого. Создавать тем самым нечто третье. Некоторые ученики, привыкнув к какому-то животному, приходили просто посоветоваться с ним, чтоб сделать сложный выбор. Животные, как дети земли, иногда лучше чувствуют реальность и тот, кто умеет наблюдать за ними, редко ошибаются в своём выборе. Чара как раз пришла сюда, чтоб понять, чего именно она хочет.
Гуляя по территории зверинца, она поняла, что не все животные здесь находятся без клеток. Одним из таких невольников был лев. Крупный, спокойный. Никакой опасности за ним не чувствовалось. Чем он так не угодил академии, что оказался за решёткой? Это казалось какой-то дикой ошибкой.
- Почему именно он в клетке? – как-то спросила наставницу Чара. – Многие звери здесь свободны.
- Он сам там хочет находиться. Считает, что это безопасней для окружающих. Когда-то мы пытались его оттуда выпустить - бесполезно.
- Но ведь это не обычный лев. Это человек. Когда зверь рыщет по клетке, картинка меняется. Тогда вижу человека, повторяющего траекторию движения животного. Одежда – холщевая рубаха, крест на плаще, в левой руке шлем, на поясе меч. Похоже рыцарь, возможно тевтонец.
Наставница внимательно посмотрела на Чару.
- Да, - согласилась она, - правильно. Любопытный экземпляр, не правда ли? Он считает, что в зверином обличье для него лучше.
- Почему так?
- Это давняя история. Не интересная, как всё пошлое и низкое. С тех пор он не меняет обличья. А для верности загнал себя в клетку.
- А может у меня получится вывести его из клетки, не бояться быть тем, кто он есть? Настоящим.
- Не советую этого делать. Только потратишь время. Это как раз тот случай, когда действует система добровольного заключения.
- Но это неправильно. Он прекрасен. И раз он здесь, значит, у него тоже есть своя вселенная? Случайные люди сюда же не попадают? Уверена, он может украсить этот мир. Я могу с ним создать нечто новое, где ему будет комфортно.
- Ему уже комфортно там, где он есть, - сказала с раздражением Карин. – Но попробуй, это твой выбор. Больше отговаривать не стану. И предупреждаю, тебя ждёт разочарование.
- А я не боюсь.
На несколько месяцев чудо-лев стал её увлечением. Два одиночества, сказали бы люди. Но людей здесь не было. А маги, даже начинающие, уже такого себе не позволяют.
Она приходила с ним разговаривать. Делала маленькие подарочки. Иногда ей казалось, что лев слушает. Иногда, когда он довольно урчал, Чаре даже удавалось его погладить. Тогда казалось, что ещё немного заботы и внимания и зверь станет человеком. Косматая грива постепенно разглаживалась, становилась мягкой. Характер менее колючим. Ведь так просто согревать кого-то теплом, когда у тебя его в избытке. Лев нежился в оборудованной иначе клетке, иногда казалось, что он ждёт прихода ведьмочки. Человеческие проекции стали возникать чаще. Обрели чёткость и стали более длительными по времени. Ещё чуть-чуть. Ещё чуть-чуть. И невозможное станет возможным. И это волшебство совершит она. Вместе с этим изумительным благородным созданием.
В один из праздников, когда в школе никого не было, Чара провела возле клетки почти ведь день. Что-то читала вслух, строила очередные воздушные замки, поминутно заглядывая в свою выдуманную реальность иногда задерживаясь там чуть дольше, чем нужно. Благо место и время позволяли. В определённый момент, вынырнув из мечты, поняв где находится, ведьмочка обернулась. И увидела, что лев стал человеком. Он стоял и тихо смотрел на неё. Осталось только открыть клетку.
Чара отодвинула засов, распахнула решётчатую дверь. Медленно рыцарь сделал несколько шагов к выходу, осмотрелся. Показалось, в его взгляде мелькнул огонёк любопытства. Ещё бы, стоит только перешагнуть порог, и окажешься на свободе. Он взялся за дверную ручку.
- Уходи. Ты отвратительна, - голос хриплый, речь плохо различима, взгляд потускнел.
Рыцарь с резким грохотом захлопнул металлическую дверь. Эхом и порывистым ветром грохот пронёсся по вселенной Чары. Задул фонари в парке, склонил молодые деревья, тряхнул купол неба. С замираем она заглянула туда, ожидая начала разрушения. Но нет, опасения не оправдались. Воздушный мир выстоял. Можно возвращаться к реальному.
Обернувшись львом, рыцарь улёгся в дальний угол и больше не обращал никакого внимания на Чару. Все последующие посещения ничего не изменили. Лев больше не замечал приходов ведьмочки. Ему было хорошо так, как оно есть. Наставница Карин оказалась права.
- Ну, что? Получилось? – спросила Карин в один из вечеров, когда Чара сидя на полу на стопке книг и обхватив колени, как завороженная опять смотрела на великолепного зверя.
Внутри стоял ком. Хотелось разреветься от бессилия и несправедливости, но в академии не приветствуется избыток эмоций. Надо держать лицо в любой ситуации. Но эта история всё-таки кое-чему её научила.
- Я хочу уметь сметать границы, - твёрдо сказала ведьмочка. – Да, сейчас у меня не получилось, но я буду работать. И потом, когда-нибудь добьюсь, чтоб это стало возможным. И может быть, даже с ним. Он достоин большего, чем сидеть в заточении.
- Хорошее желание, - сдержанно улыбнулась Карин. - Но может стать невыполнимым. Имей ввиду. Не все границы можно смести или уничтожить. Насилия быть не должно. Человек должен сам захотеть открыть их.
- При каких условиях?
- Это решать ему. Ну и тебе. И не спеши. Если ставка за открытие будет слишком высока для тебя, твоя личная вселенная не выдержит. И опять окажется уничтоженной. Уже сейчас звякнула, не правда ли? – наставница пригляделась к ученице, та отвернулась. Признаваться в своей слабости в очередной раз не хотелось. Карин поняла её настроение, и как ни в чём не бывало, продолжила. - А создавать с нуля, сама понимаешь... это и тяжело и сложно. Иногда долго, а иногда и невозможно.
- Я постараюсь больше ничего не рушить, это последний раз был, - пообещала себе Чара. - Из любого действия буду выуживать выгоду. Любая открытая или закрытая дверь будет только укреплять меня.
- Посмотрим. И что, есть у тебя новый объект для изучения на примете?
- Возможно... Очень мне этот лев одного мага напоминает. Будто что-то внутри него сломано. А он ни увидеть, ни исправить это не может. И от этого кажется, временами сам себя ненавидит.
- Всё возможно... Когда-то Алистер Кроули сказал: «Каждый мужчина и каждая женщина – это звезда. Все мы свободны, независимы, ярко сияем в своей славе; каждый из нас – целый блистательный мир». Человек он был, мягко говоря, отвратный. Но оставил после себя такое наследие, что меняет границы реальностей по сей день, помогает людям стать настоящими. Если они не боятся.
- А я не боюсь.
- Даже после такого? – Карин указала на льва с удовольствием избавившегося от человеческого облика. – Люди бы сказали, что жизнь тебя ничему не учит.
Собеседница фыркнула.
- То люди. Но мы то здесь учимся не быть людьми, правда? Я прекрасно понимаю, что за это иногда придётся платить ошибками и разочарованием. Но уверена, когда-нибудь на этом пути отыщется крупный бриллиант, - и озорно улыбнулась. - А с моей наглостью и упрямством по-другому и быть не может.

Скрытый текст - Под настроение:
Watch on YouTube


Перевод


14 053
__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (ПС в VK) --<-@

Последний раз редактировалось KrasavA; 04.04.2019 в 15:34.
Ответить с цитированием