Показать сообщение отдельно
  #409  
Старый 24.03.2019, 10:46
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 3,270
Репутация: 1114 [+/-]
- 68 + 69 (редактирование) - 70 -71 -

Скрытый текст - Часть 2. Глава 1:
1. Как избавиться от катастрофы


Собрать по кускам себя год назад было трудно. Но, как оказалось, возможно. Одна отрада грела всё это время душу ведьмочке, как последнее время шутится, всё что не убивает, теперь об этом пожалеет, потому что теперь её очередь. И она почти уже была готова убивать, но возможности не представилось. При падении её личной берлинской стены, когда граница между воображаемым и реальным миром пала, и они оказались не приспособлены друг к другу совершенно – прогремел взрыв. Оглушительный, яркий, уничтожающий. Показывая, что ни одна из реальностей больше никогда не будет такой, как прежде. Слишком сильная трансформация с детонацией.
В тот момент истины и про бодливую корову вспомнились, и загадка о зайце и черепахе, и почему черепаха будет у финиша первой, и не менее странная разгадка на неё, больше напоминающую рассказ о строении чёрной дыры и непрекращающейся бесконечности... Короче всё то, о чём честно и без прикрас предупреждается в сказках, всплыло на поверхность и оказалось далеко не сказками, а инструкцией по технике безопасности с возможными вариациями умных и глупых решений при применении или игнорировании этой самой инструкции. И она, как особо одарённая, собрала практически все самые глупые из них.
Бонусом за чрезмерно пылкое рвение, Чаре представилась возможность доказать, что её слова не расходятся с делом и она хоть чему-то, но успела научиться. Может применить эти знания на практике и собрать по кусочкам теперь уже не себя, а что вокруг невзначай разрушила. Магия не терпит резких изменений. Она умеет просчитывать риски и если на кого-то или на что-то сделала ставку, надо этой ставке соответствовать. И стать титаном подпирающим небо, героем с приставкой супер или без неё, маленьким хоббитом, что тащит в Мордор тяжеленное кольцо. Будь кем хочешь, хоть ношенным носком, завязанным в узел, только делай. Можно, конечно уйти с полдороги, и не делать и не соответствовать. Свободу выбора никто не отменял. Но тогда и в жизнь твою магия не вернётся. У неё тоже есть свобода выбора. И за её выбор приходится бороться смертным.
Правило – сам сломал, сумей исправить – на несколько месяцев стало путеводной звездой для недо-ведьмочки. По идее, два мира при должном умении можно было соединить мягче, легче и нежнее. Или хотя бы отстрочить этот процесс, дать волю на саморазвитие. Маги умеют проводить руками по реальности, как пёрышками. Раз – и чудесное изменение в чьёй-то жизни. Или не чудесное, но хотя бы интересное. И всё настолько обыденно и легко, что не придерёшься. Шедевр. Магия – вообще штука незаметная. В этом её суть. На то она и магия... А у Чары, всё как полагается. Первый блин комом. И с ним надо что-то делать, каким угодно способом исправлять. Иначе грош цена ей. А с грошовыми ведьмами магия не работает. Бесперспективные больно.
Чтоб доказать, что она чего-то стоит, воображаемую реальность Чара на время оставила в покое. Собирать по кускам плиточки и стёклышки, тяжело и не эффективно, хотя наверное интересно. Но даже если бы ведьмочка захотела это сделать, тут же напомнила бы себе Золушку, погрязшую в чечевице и горохе. Мышек с тараканами в помощниках пока не было, так что от такой мысли легко было отказаться.
А вот плотная реальность – это дело другое. Её игнорировать бессмысленно и бесполезно, иначе она может стать беспощадной. Самым главным продуктом её работы стал муж. Пришлось разъясняться обоим много, долго, нудно, упорно и с огоньком. И без отрыва от производства несколько месяцев подряд, не забывая про обязанности, в том числе и супружеские. Сложные вопросы, ответы на которые приходилось искать, начинались издалека. Что это было, как её туда занесло, при каких обстоятельствах, что она там делала, что забыла, зачем ей всё это нужно, что будет дальше и где был он всё это время. Слова, которыми можно было создать новую прошивку сломанной реальности, устраивающую обоих, а о разрыве на данный момент времени не могло быть и речи, подбирались с трудом буквально ко всему. То, на что долго оба закрывали глаза, что казалось не существенным или из разряда «и так сойдёт» или «само рассосётся», показало, что ничего само не бывает и уж тем более не рассасывается. Обоюдных претензий было много, сплетшихся в Гордиев узел. Порой казалось, что единственный выход – меч Македонского. Но мало кто знает, что это простой, но самый невыгодный из всех вариантов. Можно потерять несколько лет жизни и здоровье в придачу. Так что приходилось сцепить зубы, сковать нервы и работать дальше. Дверь под названием «Македонский» всегда открыта. Но задача стоит именно исправить, а не бросить разрушения позади себя с формулировкой: гори оно синим пламенем. Пламенем-то оно сгорит, не подавится и не заржавеет и не то проходило, и без таких как она. Только доступа к волшебству ведьмочке больше никто и никогда не доверит. А надо, чтоб доверили. Иначе можно дальше не жить. А основа её следующей волшебной реальности не должна покоиться на костях, как когда-то на воздухе. Нужна прочная ясная реальность со всеми договорённостями. Что можно, что нельзя, какие новые правила игры и где зарыта приправа.
Только через три месяца куски прошлой жизни стали срастаться по новой. Болезненно, сложно, но прочно. С этого момента, стало полегче вести диалог, а в жизнь снова стало просачиваться волшебство. Показывая, что кризис миновал, но дело ещё не закончено, расслабляться рано. Первое радовало, второе держало в тонусе.
Но, всё что ни делается, если оно конечно делается правильно, ведёт к трансформации. Вместе с волшебством в начале весны, в жизнь стали приходить сказочные создания. Они стали первыми лучиками весны в её второй подряд тяжёлой зиме. Когда-то об этих созданиях можно было только говорить, читать или мечтать. Но как оказалось, мир тесен настолько, что далеко за ними ходить не надо, сами являются. Надо только правильно настроить зрение. Одним из первых чудесных поселенцев в её доме стал рыжий домовой. Он хозяйски прошёлся по гаражу, заглянул на второй этаж, облюбовал место на кухне, а потом подружился с котом. С ним на пару пили молоко из миски, и лакомились сметаной, а вечерами играли с метёлкой. Не очень приветливо домовой отнёсся к собаке. Дразнил её иногда, забавляясь, но что молодая псина поймать его может. Зато обязанности исполнял чинно, аккуратно, со вкусом и в срок.
Появился он вместе со старым мотоциклом, привезённым из глухого местечка на окраине страны. До этого ютился в промасленных запчастях, сложенных в коробку в старом доме, оборудованном под гараж. Там он голодал, холодал, но выжил. При смене места жительства, о себе заявил облюбованным уголочком, уроненным мотоциклом и любопытством мужа. Который сначала повертел пальцем у виска на разъяснения жены, что происходит. А потом махнул рукой на некоторые странности, теперь постоянно происходящие в доме с вердиктом:
- Я ещё не дурак всем рассказывать, что моя жена ведьма. Делай что хочешь, только на метле днём не летай. Дождись момента, когда соседи спать лягут.
- У меня машина есть, - отрезала Чара.
Встревать с объяснениями, что этот статус пока великоват для неё, не хотелось. Хотелось спокойного вечера. С появлением домового появилась маленькая надежда, что под конец года она вернёт себе хотя бы часть утерянного.

Вслед за домовым, по специальному приглашению, в гости стал заглядывать денежный демон. Мелкий проказник, весельчак, балагур, водочку любит с кусочком чёрного хлеба. Если угощение приходится по вкусу, одаривает материальными сюрпризами и приятными неожиданными денежными поступлениями.
Чаще всего, тихо приходит, тихо уходит. А иногда проглотит рюмочку, денюшку пометит, а потом знай себе, забавляются с домовым на пару. О... Что они там чудили. Лампу как-то в гараже разбили, свалив вину на собаку. Та после этого два дня отряхивалась от осколков, вычёсывая их из шерсти по дому. Лояльного кота пугали, сквозь стены проходили. Тот щетинился, шипел, спину выгибал, а когда начинал боевой клич производить, тут же оказывался на улице, по причине шумного поведения. А те двое охламонов в соседней комнате со смеху покатывались. Один раз денежный демон даже с домовым водочкой поделился. Они пили единственную рюмку до утра, а потом оказалось, что вся спрятанная на полке коллекция испорчена. Чтоб загладить вину и исправить учинённый кавардак, домовой в сжатые сроки навёл порядок по всем комнатам, даже бельё погладил, а демон с таким энтузиазмом создал ручеёк денежных бонусов, что вскоре коллекция была восстановлена с лихвой.
Возвращающаяся к жизни плотная реальность – это, конечно хорошо. Но Чару всё также манил мир тонких конструкций. С конца весны, всё чаще стала выпадать возможность заглянуть туда, где всё было белым. Что здесь раскинуть на этот раз, Чара не представляла. Идей не было. Энтузиазма тоже. Когда возникал новый образ, он быстро надоедал или устаревал. Роскошный зёленый сад, показался скучным. Бескрайнее синее небо – не радостным, море слишком мокрое, горы слишком одинокие. Слишком всё. И мелко. И не к месту. И даже не получалось подобрать определение и не находилось понимания, что она сама хочет? Хотелось перестать здесь быть одной. Но и пускать кого-то не хотелось. Слишком болезненным оказался последний раз. В постоянном раздражении она сворачивала полусозданные реальности одну за другой в белые капсулы с красной кнопкой и бросала на пол до следующей идеи.
Поиск новой себя оказался не настолько лёгким занятием, как мечталось в начале. Создавать – это сложная и нудная работа, требующая отдачи. Даже слова созвучны. Прав был Геральт. После первого раза, когда строится всё на лёгком восторге и энтузиазме первооткрывателя, повторная попытка становится сложной, жуткой, обессиленной и часто от этого невозможной. Проще всего вернуться туда, откуда пришёл. В обычный мир. И сидеть тихо. И по возможности не высовываться. Где всё просто и понятно. И знакомо. И напрягаться особо не надо. И даже в нём возможна магия и маленькое волшебство. А ведь когда-то хотелось большого. Просто огромного, как весь мир. Только теперь подарить его некому.
Несколько раз Чара задавалась вопросом, а чтобы сделал на её месте Геральт. Он наверняка знает, как правильно начинать всё с нуля. Но его не было. Даже голоса его в голове не возникало. Иногда ведьмочка задавалась вопросом, а помнит ли он её, а заходит ли. Иногда искала следы присутствия его здесь и не находила. Не удивительно. В самом деле, что делать ему среди картонных деревьев. Ясно же, что долго они не проживут. А что делать, чтобы сама жизнь вернулась сюда, Чара не представляла. Без драйва нет искры, без искры нет достойного мира, без достойного мира нет драйва. Замкнутый круг. Плотная реальность пока отбирает слишком много сил.
Скорее всего, маг уже нашёл новую свежую реальность. И наверняка ему там нравится. Там наверняка ярко и нежно, и ждут. И может там новенькая ученица – просто самородок. И не в пример ей, хороша собой. И внимательно слушает всё, что он ей говорит. И никогда не разрушит то, что создала с первым восторгом. Счастливая... А ей вот теперь... Мысль дальше не продолжалась. Что? Ну что теперь? Он всего лишь был гостем здесь. Захотел – ушёл. Скатертью дорога. А ей надо работать дальше.
Но работа дальше не спорилась. Трещина отчаянья внутри не заживала, забирала энергию, трансформировала в пустоту. Всё равно, что постоянно пытаться множить на ноль и ждать положительного результата. С каждым разом, с каждой новой попыткой, получалось всё хуже. Очередная вселенная получилось жутко серой. Бесцветной. Как чёрно-белое кино при засвечённой плёнке. Тени, абстракция и никакой конкретики. Чара с разочарованием в который раз свернула неудавшуюся проекцию. Это даже на заготовку не похожа. Больше на кладбище личных амбиций с надгробными плитами ошибок.
Она смотрела на белую капсулу с красной кнопкой и думала, что всё. Это её последняя попытка. Ни на что большее у неё сил нет, и ещё долго не будет. В отчаянии она сжала ненавистное яйцо и потрясла. Ну как так-то? Почему? Чего ей не хватает для прорыва? Внутри капсулы что-то зазвенело. Что-то плотное, чужеродное. Ведьмочка сунула туда руку и достала... орех. Вернее, датчик похожий на орех. Один единственный датчик. Такие раскладывал в её первом мире Геральт. Значит заходил, был здесь. Значит помнит. Эта мысль подняла из-за спины крыльями и раскрыла над головой звёдное небо. Чёрное, как смоль с бесконечной россыпью звёзд. Они были разными. Очень близкими, казалось можно рукой тронуть, и очень далёкими. Разными по цвету, сдвоенными и спиралевидными. На земле парк с лавочками, фонарями и аккуратными ухоженными деревьями. Под ногами ярко-зелёная газонная трава. В центре фонтан выложенный синим мрамором. Вода приятно шуршит, создавая туман брызг.
Ведьмочка даже сама растерялась. Так просто! Так просто создавать желаемое, главное иметь правильный камертон. А она столько мучилась! Ну, Геральт. Не мог пораньше, что ль заглянуть. Или весточку оставить. Мог бы пару строк на дереве чиркнуть, она бы не обиделась.
Сжав в руке датчик, она согрела его. Если он рабочий, данные придут по назначению. Пусть знает, что она заметила его. Потом бросила орех в траву. Ну что ж. Если верить Геральту, с восстановлением собственной волшебной реальности, можно начинать игру по-крупному. Ну что ж. Поехали, что ли.

Скрытый текст - Под настроение:

Watch on YouTube


11 112

Скрытый текст - Отчёт за неделю 18.03-24.03:
1 2

Всего за неделю 6 стр.
__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (ПС в VK) --<-@

Последний раз редактировалось KrasavA; 24.03.2019 в 10:53.
Ответить с цитированием