Показать сообщение отдельно
  #284  
Старый 01.08.2018, 15:55
Аватар для KrasavA
Ведьма с Шипами
 
Регистрация: 11.07.2007
Сообщений: 3,306
Репутация: 1121 [+/-]
Закрываю предыдущую неделю.

- 68 - 71 - Летний редактирование.

Скрытый текст - 13. Вам сюда:
13. Артефакт


В Приморском Аврора с Савелием сошли с корабля. Девушка осторожно обернулась. Ален стоял, облокотившись на поручень, смотрел в никуда. Кожа бледная, губы поджаты. Отстранён от всего, ни на кого не реагирует. Нормальная реакция после проявления собственной огромной для человека стихии воздуха. Такого Аврора ещё не видела. Без обучения, без подсказок, на одной интуиции сделать то, что некоторым и после обучения не под силу. Сейчас он сам не понимает, что с ним происходит. Состояние должно быть разбитым, а сознание с трещиной. Тяжело это переживать самостоятельно. Но, наверное, он справится. После таких катаклизмов у человека два пути. Либо забыть что было, всё отрицать и от этого стать примитивным. Либо признать, что есть нечто большее, чем заповеди жрецов. А также есть что-то, о чём они не договаривают.
Что произошло в ту ночь, Аврора сказать ему могла, но он не спрашивал. Проходил мимо неё со стеклянным взглядом, хотя она несколько раз специально попадалась ему на глаза. Значит, нечего влезать в это дело. Её помощь он всё равно не примет. А впрочем, некогда ей сейчас с ним заниматься. У Савелия к концу плавания перестали воспаляться глаза, с этого момента только и жди провокаций от жреческих прихвостней. Нет, надо доделать до конца хотя бы одно дело. А с Аленом, наверное, когда-нибудь ещё встретятся, когда он будет не в таком убитом состоянии. Тогда и поговорить можно будет, если захочет слушать. А нет, так нет.
Корабль остался позади, впереди дорога в столицу. На перекладных без происшествий добрались быстро. Подъезжая к столице Аврора девушка ощутила холод. Исследователи. Её невидимо ощупывал такой же Эдик, как у Карин. Только тот был подчинённым у мага, а здесь он был хозяином над человеком. Надо расслабиться, отрешиться, прикинуться овцой, чтоб её не сразу вычислили, и она успела здесь сделать всё, что задумала. Холод начал отступать. Аврора аккуратно исследовала себя изнутри. Нет, вроде всё тихо, пронесло. Никаких пометок и печатей не оставил. Значит, не чувствует в ней опасности. Можно перевести дух.
- Смотри, - толкнул её Савелий.
Девушка открыла глаза. У мужчины ни настроение, ни самочувствия не поменялись. Значит, он ничего не почувствовал. Это хорошо. В нём тоже ничего опасного не увидели. Тем не менее, потенциальной жертвой он быть продолжает.
- Да смотри же ты, - недовольно показал на небо Савелий.
В небе висели колокола. Сами по себе, будто на облаках. Они давили своей громоздкостью, неуместностью, объёмами. Девушка поёжилась, но вида смены настроения от некомфортного зрелища не подала.
- Иллюзия, - фыркнула Аврора.
- Разве?
- Ну, не совсем, - поправилась она. – За счёт звона колоколов жрецы покрывают землю. Даже там где не видно обиталищ Бессмертного, куда не доносятся о нём песнопения, донесётся звук колокола. А раз донесётся, значит, там гипотетически действуют его законы на всех, кто под его юрисдикцией. Представляешь, насколько может разнестись звук от такого колокола? Да, он не зазвонит, но символизировать о том, что от него не сбежишь, как ни старайся.
- Но ты ведь не под его юрисдикцией?
- Я на его земле. Выть на их манер я не собираюсь, но тем не менее, здесь работают другие законы. Здесь даже сила Карин слабее в несколько раз. Надо быть осторожными.
Разместившись в гостинице, Аврора напялила на себя подобающие столице наряды, а именно бесформенную юбку и платок, старящий её лет на десять, дала Савелию кучу рекомендаций, а сама пошла налаживать «контакты с обществом».
На следующий день Аврора уже стояла на клиросе при хоре. У них как раз «сопрано не вышло». Искать замену было некогда. А тут её подруга объявилась, сказала, что «на подмогу от заболевшей». Регент не особо удивился. Ещё бы, после заклинания согласия. А Аврора получила удобное место на балконе, откуда можно было наблюдать за происходящим, не толкаясь в духоте внизу. Певцы, между тем не особо горели желанием с ней общаться. Делали вид, что её нет. Чувствовали, видимо, что в рассказанной ей истории что-то не так, но регенту перечить не могли. Уткнувшись в ноты, они старательно выводили рулады. С чувством святости, светлым привкусом всепрощения и растворения во вселенной. Аврора время от времени фыркала. Не растворились бы до нуля, святоши, прямо при ней. Тем не менее, сама тоже старательно открывала рот и одним глазом поглядывала на расположенные по стенам артефакты.
Ей нужно яйцо стихий. Но к несчастью, оно находилось от неё за колонной. И чтоб внимательно его разглядеть, то и дело приходилось покидать своё место или перегибаться через перила, а за пением, даже иллюзорным, не так-то просто это делать. Между тем, она всё же заметила, что в определённые моменты, оно настолько ярко мигает, что даже колонна не мешала видеть синий отблеск. Странно всё это. Стихия воды, проявленная в храме? Здесь должен быть кто-то очень сильный. Настолько, что даже жреческие путы не смогли утихомирить такой хаос.
Теперь Аврора внимательно приглядывалась к людям, что находились рядом с колонной. Перемещались поближе к храмовникам или прислуживали. Кошмар. Они были одеты все на один манер, с одинаковым благим выражением лица и одинаковыми жестами. Кто же из них мог давать такой резонанс с артефактом? Под конец служения Аврора уже отчаялась выявить подобную паршивую овцу, но тут из-за колонны показалась барышня. В лёгком белом платье, с длинными тёмными волосами. И хотя всем женщинам обязательно было находиться здесь в платке, у неё на голове была только ажурная диадема. Смотрелась краля в этом море людского однообразия, словно бриллиант. Ей первой разрешили подойти поцеловать руку жреца. Храмовники ей уступали дорогу, и она словно лодочка заскользила к выходу. Яйцо стихий мигнуло ещё раз, словно прощаясь, но Аврора уже и без этой подсказки узнала её и поняла, почему этой барышне столько привилегий. Солара. Не зная своей силы, она была заложницей жрецов. Какие планы они на неё сроили, пока оставалось загадкой. Но только ясно, что тиражирование её паршивых стишков, только способ держать её при себе, как можно дольше, создавая иллюзию её значимости и необходимости. Глупышка. Зная нравы жрецов, ей скорее предстоит сыграть роль жертвенного барашка, чем невесты Бессмертного. Хотя, с ним при жизни тоже особо церемониться не стали. Ей бы по такому отношению хоть какие-нибудь выводы сделать. Но нет, не смотря на свой дар, ей тоже думать собственной головой не хочется. Верит всему подряд.
Когда Аврора хотела уйти, к ней подошёл регент и сказал, что её ожидает жрец. Певчая сделала благое лицо с реверансом и отправилась на аудиенцию. Перед вычурно украшенной дверью в кабинет Онуфрий, по очереди входили податели, просители, а также претенденты на освободившиеся по любым причинам должности. Ещё бы, скоро большой праздник, надо будет прочесать ряды неугодных прихожан, как сорняки. Работы много, штат должен быть укомплектован и верен. Аврора надеялась, что её заклинание доверия не даст регенту проболтаться, что она на замене. Но здесь, видимо певчие постарались, возможно, кого-то из своих хотят на хлебный период поставить. Теперь придётся выкручиваться. Она вошла последней из соискателей на должность. Жрец указал ей, где можно садиться, а сам уставился в характеристику. Её подписывала сама Аврора, но жрецу об этом знать не обязательно.
Пока Онуфрий разглядывал документы, Аврора разглядывала фреску на стене. Аппокалипсис. В верхней половине картины, Бессмертный с сонмом ангелов в раю готовится к битве. Ангелы вооружены мечами, Бессмертный только простирает руки вверх, давая напутствия к сражению. Сам он сражаться не может, потому что святой. Хорошая отмазка. Древние боги первыми шли в сражение, а этот... Жрецы его лишили возможности влиять на события. И в какой-то мере Авроре даже жаль это божество. Но это его выбор. Здесь уже ничем помочь нельзя.
В нижней половине картины, чёрная тень в развевающемся плаще, верхом на драконе. Девушку привлекало яйцо в руках у демона. Оно было разноцветным - красный, голубой, зелёный, жёлтый. Каждому цвету своя четвертинка расположенная вдоль. Из яйца, словно вырывался красный орёл, в клюве у него игла. Что гармонировало с красным зловещим фоном ада. Ну с этим понятно. Яйцо замыкала стихия огня, крылья орла – это языки пламени. Интересный артефакт, правильно Нелюдим указал на него. Аврора отвлеклась от фрески, нетерпеливо кашлянула. Да что жрец до ночи собрался её здесь держать?
- Значит, говорите, закончили певчую школу в Серой гавани, - наконец подал он голос. - Подтвердили квалификацию в Приморском, там же прошли годовую практику, а теперь зачислены временно на место Митрофании.
- Совершенно верно, - Аврора поправила норовивший скатиться платок и опустила глазки.
- Что вас подвигло на такой похвальный путь развития.
- Всегда хотела. – Сладострастная чушь давалась ей с трудом. - В храме обязуюсь быть предельно любезной, чтоб не очернить святых стен.
Жрец причмокнул губами, послюнявил палец, полистал документы.
- Всё-таки странное имя вам дали при первом омовении.
- Ох уж эти родители, всю жизнь теперь мучаюсь. Ни те замуж выйти, ни те хорошую работу найти, сразу на странное имя смотрят, - поднесла край платка к глазам девушка, изображая печаль. Потом более жёстким голосом добавила. – Но зато, есть и перспектива, доказать всем, что я могу и с таким именем быть жить человеком. А у вас есть замечательная возможность помочь мне в этом. Любая традиция, в том числе на имена, со временем требует изменений, не правда ли?
Жрец задумался. Аврора выждала немного, чтоб он обработал информацию, понял революционность такого решения и какие вслед за ним могут придти дивиденды именно для него. Онуфрий откинулся на высокую спинку кресла, сложил руки на животе, просверлил девушку заплывшими глазками.
- Не справишься, - подытожил он. - Скоро большой праздник, работы много.
- Поверьте, у меня хорошая подготовка. А не справлюсь, можете у меня из оплаты вычесть.
- Хорошо, если выдержишь сложный графиком во время праздника, должность твоя. А митрофанию можно перевести на менее ответственную должность.
Аврора поклонилась, вышла из кабинета. Поверил он ей или нет, время покажет. Но задерживаться здесь не следует, надо приступать к делу и сматывать из этого осиного гнезда.
Следующие несколько дней Аврора также появлялась в храме, подолгу наблюдала за Соларой, изучая её поведение. Каждый раз, когда воспитанница жрецов оказывалась в храме, новоиспечённая певчая стояла на клиросе, под потолком. Ища глазами, где же барашка? Солара каждый раз сидела в третьем ряду, в светлом платье с длинной юбкой и с благоговением внимала жрецу Онуфрию. Тот по своим обязанностям нёс с амвона святую чушь. Повсюду горели свечи, придавая торжественности и таинственности происходящему.
В один из дней, по окончании служения должно было состояться ещё одно занятное действие под названием освящение воды. То ещё таинство. Портить то, что идеально по своей природе. Пока хор старательно повторял написанные слова, внимание Авроры привлекла одна старушка. По виду ничего особенного, а поведение настораживающее. Платок вывернут наизнанку. Все кланяются, она приседает. Все зажигают свечи, она тушит. А потом взяла в рот святой воды и выплюнула в платок.
Аврора не выдержала и захохотала. На непристойный звук обернулось полхрама. Солара тоже. Новоиспечённая певчая поймала её взгляд, барашка отвернулась. Служители между тем вычислили, наконец, колдунью и под руки вывели за дверь. Вот им забот теперь, после колдуньи освящать всё. Ладно, на сегодня аттракциона хватит. Надо в следующие несколько дней попробовать выловить Солару по дороге домой.
Аврора времени не теряла, навела кое-какие справки, пока была в городе. И не без успеха. Жрецы девочку, оказывается, давно приметили, ещё ребёнком. И в её детском прошлом осталась тёмная история, за которую, как за ниточку теперь можно выдернуть эту девицу из добровольного рабства. Есть, конечно вероятность, что та останется верной внушённым правилам. Но попытаться надо. Яйцо стихий, она с Савелием как-нибудь добудет. Но что с артефактом делать без двух оставшихся стихий? А тут сама удача в руки идёт. К помощи Карин Савелий сказал не прибегать. А в столице отыскать подобное проявление хаоса, просто невозможно. Оставшихся самородков либо уничтожили, либо поработили. Кто уж что выбирал. Либо, как Ален, теперь как перекати-поле по окраинам страны околачиваются. Лишь бы со жрецами поменьше встречаться. Вспомнив старшину, Аврора вздохнула. Если бы Савелий на корабле ей рассказал о разговоре с Нелюдимом, она бы нашла способ поговорить с носителем последней нужной стихии. А теперь... Что уж теперь.

Скрытый текст - Под настроение:
Watch on YouTube





Скрытый текст - 14. Вам сюда:
14. Солара


Золото храма осталось позади, но в природе и без жёлтого металла было на что посмотреть. Голубой простор бескрайнего неба. Вкусные облака безе, набухающие почки просыпающихся деревьев, возвращающиеся домой птицы. Какая красота. Хороший сегодня день. Солара медленно шла по мощёным улицам, почти парила. Радовалась слепящему солнцу и улыбалась. Как одухотворённо и проникновенно милейший жрец Онуфрий читал сегодня святые слова. Какая умилительная и торжественная церемония первого омовения. Она специально осталась посмотреть на неё, почувствовать возвышенность и трогательность момента. Хотя кроме родственников там больше никого не было, она скромно стояла в уголке и радовалась, как ребёнка провозглашают рабом.
Только один момент за весь день испортил ей настроение. Взгляд певчей. Это не раба Бессмертного. Что она там делала? Больше похожа на ведьму, хотя, наверное, она ошибается. Нельзя так плохо думать о людях. Раз она стояла наверху, значит служители всё проверили, значит, наверное, всё в порядке. Ей, как женщине, вообще не стоит влезать в мужские дела. И правильно. Думать, анализировать, делать выбор, свершать дела, подводить итоги. Явно мужская работа. Она будет довольствоваться выводами, которые сделают другие и сообщат ей позже, после необходимых утомительных манипуляций.
И всё-таки, какой пронзительный взгляд у этой девицы. Резанула, будто вынула кусок души. С чего бы это? И что она здесь делает? Солара замерла. Отделившаяся от стены тень, слегка поклонилась.
- Доброго дня, госпожа. Прекрасно сегодня выглядите.
Солара не отвечала. Поджала губы, дыхание задержала. В голосе незнакомки скользила плохо скрываемая издёвка. Но молчать не вежливо. Не этому её учили.
- Что тебе надо? - после заминки надменно осведомилась она.
- Хорошо, что спросили. Меня кстати, Аврора зовут. Хотела подарочек сделать.
- Зачем. Мне ничего не надо от такой, такой...
Слова плохо подбирались, ругаться не вежливо. Аврора терпеливо ждала определения, казалось, еле сдерживая улыбку. Наконец компромисс был найден.
- Такой как ты.
- Да, понимаю, - кивнула девица. – Выгляжу странно. Ваше право. Но подарок всё-таки хочу отдать.
- Разговор закончен.
Солара отвернулась и гордо зашагала прочь. Не позволит она одурачить себя какой-то падшей женщине.
- Хочешь знать, почему погиб твой отец? – услышала она вслед.
Неожиданно. Откуда она знает и зачем вообще влезает в это дело? Нехотя, Солара всё же обернулась.
- Я и так знаю. Чернь убила. Трусливо, подло, предательски. Их всех потом вздёрнули.
- А тех ли вздёрнули? И почему это случилось. Неужели понятие несчастного случая снимает все вопросы? Но если вам удобней думать, что это несчастный случай, тогда другое дело.
Аврора отвернулась, намереваясь уйти.
- Нет! – выпалила Солара. - Дай, что там у тебя. Подарок. Но если ты меня обманула, я жрецу нажалуюсь. Он тебя высечет и выкинет.
- Как вам будет угодно, - Аврора протянула ей конверт. – Там все инструкции. Сегодня ночью вас ждёт серьёзное путешествие.
- В каком смысле? Я никуда не собираюсь с тобой.
Но певчая уже не слушала, исчезла в соседнем переулке, оставив Солару наедине со своими метаниями. Открывать конверт или нет? Что там вообще может быть. И причём тут ночь.
Парить по мостовой уже получалось. До дома она добралась, теребя краешки конверта. Что там? В чём замешан отец? Надо ли это знать? Всё давно известно. Ей сообщил о несчастном случае жрец. Не доверять ему она не может. Наверняка там какое-нибудь неподтверждённое враньё. Зачем бередить то, что давно ушло. Она счастлива, окутана заботой, вниманием и пониманием. Нужно ли ставить на карту свою безмятежную жизнь ради глупого любопытства. До вечера она ходила вокруг конверта, раздумывая, стоит ли открыть или запечатанным бросить в печь.
Солнце скрылось за горизонтом, и мир стал восприниматься несколько другим. Почему так происходило, Солара не понимала. Но в преддверии ночи отношение к вещам менялось. Обескураживало, что эффект от звездного неба разнился. А причину изменения вектора метаморфоз, девушка не улавливала. Иногда обострялись страхи, а иногда наоборот, снимались. Последнее произошло и теперь.
С приходом тьмы, воспитанница почувствовала себя в уютном нерушимом мирке, с крепкими стенами. И конверт пугал не так сильно, даже скорее не пугал совсем и открылся без труда. А может она просто устала за день бояться? На ладонь вывалился выкованный лист берёзы на цепочке. Черешок осью проходил по всей поделке, а сам лист представлялся в виде тонких переплетающихся и изгибающихся жилок. В основании вставлен фиолетовый аметист. Вес для такой безделушки был тяжеловат, но что больше удивило, чувствительно холоднее, чем температура окружающего воздуха. Разглядев вещицу, Солара достала из конверта записку.
«Сними с себя все атрибуты Бессмертного. Надень амулет и ложись спать. Подружись с кошкой».
И всё? А где обещанное загадочное путешествие? Всего-то лечь спать с новым украшением. А причём тут кошка? И зачем снимать привычные защитные амулеты? Не будет она этого делать. Просто наденет выкованный листик поверх них.
Но это не удалось. Каждый раз, когда девушка надевала на себя новую цепочку, та раскрывалась, разъезжалась, соскакивала, не хотела контактировать с телом наотрез. Пришлось подчиниться условиям, снять все религиозные атрибуты. После этого непокорное украшение разрешило надеть себя. Оно приятно холодило через ночнушку, и Солара не заметила, как провалилась в сон.
Открыв глаза, она оказалась стоящей в чёрном пространстве, внутри начерченного на полу белой краской квадрата. Сначала никого видно не было, но приглядевшись, девушка поняла, что не одна здесь. В таких же начерченных квадратах рядом стояли люди. Молодые и старые, мужчины и женщины, в богатых одеждах и бедных. Глаза их закрыты, они покачивались на месте, вроде как спали и походили на гигантские водоросли. По специально выделенным проходам между оцепеневшими людьми, расположенных группами, ходил старик в белой рясе с большой связкой ключей и всклокоченными волосами, бил колотушкой и приговаривал:

Тук-тук, поверь. Открой дверь.
Дверь откроешь – Ты ничего не стоишь.
Черта не бойся, сам не беспокойся.

Потом, подходил к выбранной группе и читал текст отдалённо напоминающем оморочку:
- За высокими стенами, с нами?
- Да, - единым дыханием отвечали люди-растения.
- Под защитой Бессмертного, вечного?
- Да.
- Не выйдешь отсюда ни в жизнь никогда.
- Да.
Ключник удовлетворённо кряхтел и шёл дальше. Он внушал страх. Когда подошёл близко к её сектору, Солара похолодела. Вдруг он поймёт, что не спит. Спасение, что её квадратик находился почти в центре, и была вероятность, что старик слеп или плохо видит и не заметит, что она другая. Во время чтения заклинания для их группы, Солара старательно имитировала сомнамбулу, но успокоилась лишь, когда старик, гремя ключами, проковылял дальше и повернулся спиной.
Теперь нужно было понять, что делать. Раз он говорит, что здесь высокие стены, значит, так оно и есть. Наверное что-то похожее на силовое поле. Захочешь выйти, тут же шум и гром настанет.
Пока девушка размышляла, в проходе показалась черепаховой окраски кошка. Она спокойно перемещалась по тёмному помещению, и казалось, целенаправленно не попадалась на глаза старика. Кошка. Солара поманила жеманную красавицу и та охотно пошла к ней сквозь толпу спящих людей. Она с лёгкостью преодолевала пол расчерченный квадратами, не производя шума. Значит, перемещаться между квадратами можно? А стены, они только элемент внушения?
Вслед за кошкой, девушка осторожно выбралась из нарисованных ограничителей. Звон ключей далеко, нужно понять, что это за место и что искать. А рассчитывать можно было только на мистическое животное. Кошка привела её в кабинет. Здесь стены были настоящие, а не выдуманные. Можно было не опасаться, что её увидят. Стеллажи доверху забиты литературой, при внимательном рассмотрении, на столе оказались бухгалтерские книги и несколько комплектов с расценками.
Солара не верила глазам. Это что? Такие счета! Совершенно неадеватные суммы взамен тех услуг, которые предоставляет Бессмертный. Вот, например пункт: «Сохранение жизни». Оплата: «Десять лет рабства с постами и молитвами». А снизу мелким шрифтом, который почти не разглядеть, пришлось напрячь зрение: «Сохранение здоровья в стоимость услуги не входит». Как так? Быть благодарным за то, что инвалидом остался, а не умер на месте? Так лучше бы умер, чем вот так. Какая-то ерунда. Не может быть.
Так, а где пункт «Здоровье». Что за него заплатить надо? Сколько не искала Солара этот пункт, так найти и не смогла. Что это значит? Что здоровье Бессмертный не поставляет? А кто поставляет? Но ведь сколько людей, кто ходит к нему исключительно, чтоб излечить свои болячки. Получается напрасно. Кошмар. Солара смотрела бухгалтерские документы и с каждой новой страницей входила в больший ступор. Текст больше не воспринимался. Казалось, что глаза стали стеклянными. Девушка отложила бумаги, потерла лоб.
Кто может объяснить, что здесь происходит? Нужно найти того, кто в курсе.
Так, а что здесь можно найти про отца? Она нашла его по фамилии и году смерти. Звон ключей становился ближе. Шаркающая походка не давала сосредоточиться. Девушка выдрала нужные ей листы из книги, вложила их в комплект с расценками, свернула бумаги трубочкой и проснулась.
Солара проснулась с охапкой листов в руках. Первый раз из сна удалось принести нечто материальное. На груди горел амулет. Если перед сном он был холодным, то сейчас почти обжигал её. Она отвела его в сторону, положив на одеяло. За окном было темно, в комнате кто-то копошился. Кот, наверное.
Поворочавшись немного, девушка включила свет, чтоб рассмотреть приобретение и вздрогнула. В кресле возле письменного стола расположилась Аврора. Она откинулась на спинку, покачивалась из стороны в сторону и гладила коричневую ящерку.
- Я уж думала, так и не наденете амулет, госпожа, - начала она разговор первой.
- Как видишь, одела, - поправила кованный лист Солара. – Можно его уже снимать? Повозиться, с ним, правда, пришлось. А что ты здесь делаешь? И как вошла?
- Давайте по порядку. Снимать можно. Сюда войти не проблема. Замки, как известно, делаются от честных людей. Нечестных они не остановят. Что делаю? Охраняю. Сон зачарованный, нельзя чтоб тревожили. А то выбраться будет оттуда сложно. Или войти обратно. Спокойней, когда всё своим чередом идёт. Смотрю, достали бумаги. Сложно было?
- Страшно, - прошептала воспитанница, но собралась, выпрямила спину и совсем чуть-чуть срываясь, продолжила. – И да, достала. Но тебя это не касается. Сама разберусь. Здесь всё почитать надо, посчитать, продумать. И лишним глазам здесь делать нечего.
- Хорошо. А если не разберётесь? Тогда что?
- Тогда... – Солара посмотрела в потолок, - пойду к жрецу.
- А вот это не советую, - Аврора спрятала ящерку запазуху и подошла к кровати.
- Почему?
Солара медленно отклонялась назад, пока певчая склонялась над ней.
- Есть знания, которые никто просто так отдавать барашкам не будет.
- Кому?
- Значит так, - развернулась непрошеная гостья. - Я помогла достать вам эти бумаги, и думаю, что разобраться в них мы должны вместе.
- Не должны. Если тебе нужно было туда, почему сама не пошла?
- Меня не пустят. – Села на краешек стола Аврора. - Путь туда открывается только избранным, коей являете вы. Я там не прописана.
- А я значит, в этом ужасе прописана? – листы опять были аккуратно сложены и свёрнуты в трубочку.
- Таковы правила игры. На войне как на войне.
- Какой войне? Что это вообще за место было?
- Это был рай.
Солара недоверчиво уставилась на неё, теребя амулет. Аврора вздохнула.
- Ну, хорошо, не рай, а перевалочный пункт туда, доступный из сна. Вернее один из них. Думаете, как некоторые люди во сне умирают? Да просто просыпаются не там где нужно случайно. И сразу в рай. Или как повезёт.
- Врёшь.
- Тогда как вы думаете, из сна бумаги приволокли? Вы были в приграничном сне. Там есть информация, но обычным людям она недоступна. Амулет помог проснуться в опасном месте, а потом притянул обратно. Всё понятно? Или думаете, я вам бумаги здесь на кровать положила?
Солара полистала документы. Нет, всё верно. Это именно то, что она видела. Подлога нет.
- И всё же, мне кажется, жрец лучше знает, что здесь написано, - упрямо произнесла она.
- Конечно, знает. Поэтому или вывернет всё наизнанку, как у них принято. Или сделает всё, чтоб те кто видел бумаги, быстро о них забыли. И о вас в том числе.
- Как это?
- Как у них принято. Провозгласит вас отступницей, прочтёт анафему, пошлёт ликвидаторов и дело с концом. Вас могут в другой город для этого спровадить, там создать несчастный случай. А потом представить как свершившуюся кару небесную. И будут по-своему правы, но для вас это уже не будет иметь значение.
- Я не верю.
- Хорошо, госпожа. Это ваше право, верить или нет. И с бумагами можете делать, что хотите. Понимаю, дело касается вашей семьи, последнее слово за вами. Но можно, попросить об услуге? В город приехал мой знакомый, гостиницы ему не по нраву, а перекантоваться где-то надо. Можно он у вас, поживёт? Места смотрю у вас достаточно.
- Он чужестранец?
- Можно и так сказать.
- А не убийца?
- Нет. Приличный тихий такой дядечка, мухи не обидит.
- А почему нет, Бессмертный сам чужестранец, - медленно произнесла Солара. Она уже стянула с себя кованый лист и надевала привычные защитные амулеты, потом продолжила. – Он велел привечать гостей, особенно чужестранцев.
- Вот и договорились, - подытожила Аврора. – Он, правда, любит смотреть новые места, так что если будете выходить куда, смело берите с собой. А то ведь заблудится, бедолага, как потом искать.
- Ну ладно, мне не сложно. Если приставать не будет.
- Не будет, - заверила Аврора.
На следующий день в маленькой комнате поселился угрюмый бородатый дядька. Хлопот не создавал, не шумел, сам себе готовил, с разговорами не лез. Солару это устраивало, не до него было.
В тот же вечер она погрузилась в странные бухгалтерские счета, добытые из сна. По всему выходило, что отец крупно задолжал жреческой структуре. И она в качестве возмещения ущерба взяла жизнью, послала ликвидаторов расквитаться с должником, а потом свалила всё на местных забулдыг. В этом, Аврора права. Повесили совсем не тех. Но, долг приведший к такому исходу, начал расти не сразу, а после определённой временной точки в геометрической прогрессии. И теперь Солара пыталась понять, что перед скачком денежной гиперболы произошло. Какое загадочное событие? Ничего в голову не приходило, обычные дни. И она копалась в памяти дальше. Что ей отец говорил, намекал, делал. Но кроме улыбок, шуток или просто ровного настроения в голову не приходило.
Нет, так дело с мёртвой точки не сдвинуть. Надо найти дневник. У отца была куча дневников. В каком именно нужная запись? Ещё несколько дней ушло на попытки найти ключ к выросшему долгу. Первое, за что всё-таки зацепился взгляд, это аудиенция у Онуфрия. О чём они там разговаривали? Не указано. Но жрец-то должен помнить о чём. Может ошибка? Нет, похоже, всё правильно. Были посещения ещё два раза, и каждый раз долг моментально увеличивался. Что это значит? Что задолжал отец этим добрейшим людям? Надо выяснить. Но Аврора сказала не ходить туда. Может не надо? Страшно всё-таки узнать правду. Но хочется. Солара походила по комнате. Любопытство побеждало с разгромным результатом. И спустя несколько дней предостережения не казались уже такими опасными. Какая разница, что ей сказала певчая? Она вообще тут недавно. Что она может знать о святейших и праведнейших жрецах? Да ничего. Так что она будет придерживаться выученных с детства истин во, чтобы то ни стало. Ведь если не жить ради них, то ради чего?
Девушка сложила в сумочку документы и собралась выходить.
- Дорогая мамзель, можно вас сопроводить? - осведомился квартирант с галантным поклоном. Поклон получился кривой и кажется даже с издёвкой, но Солара была занята своими мыслями не обратила на это внимание. А гость продолжал. – Всё равно размяться хочу и город посмотреть.
- А ну да, - отозвалась она, вспоминая просьбу Авроры, - но я уже ухожу.
- Так и я уже готов.
Скрытый текст - Под настроение:

Watch on YouTube

Перевод




Скрытый текст - Отчёт за неделю 23.07-29.07:

Всё в этом посте

Всего: всего знаков - 22 052
Новые - не считала. Забодалась уже, правда.
Перенесено: почти всё, это Франкенштейн
Удалено 3000

__________________
- Будто ведьмовство зависит только от силы!
...ведьмовство – это ведь не сила, а умение с ней обращаться.
Т.Пратчетт
@->--
Каждый достойный в моей теме увидит магию. Неудачники облизнутся и укусят, не зная, что тема ядовита... Мир праху сему...


Последний раз редактировалось KrasavA; 06.08.2018 в 10:46.
Ответить с цитированием