Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов

Форум «Мир фантастики» — фэнтези, фантастика, конкурсы рассказов (https://forum.mirf.ru/index.php)
-   ФРПГ: Форумные Ролевые игры (https://forum.mirf.ru/forumdisplay.php?f=20)
-   -   [игра] Мифопроект (https://forum.mirf.ru/showthread.php?t=16260)

Argumentator 12.03.2014 20:06

Мифопроект
 
организационная тема
Скрытый текст - третья ночь празднования осеннего равноденствия, через несколько часов после описанных ниже событий:

Осеннее равноденствие - праздник особый. Если если зимой Народ с нетерпением ждет весны, весной - приветствует грядущее лето, а летом - предвкушает урожай, то осень - время ожидания испытаний. Плоды земли собраны, охота на зверя в самом разгаре, грибы, ягоды, всё это изобилие - не навсегда. Голод и холод приближаются. Осенне равноденствие - пик благополучия перед наступлением зимы, прощание с теми из Старших, кто связан с теплыми временами года и покидает людей на некоторое время, то ли вызывая этим все зимние бедствия, то ли скрываясь от них и оставляя своих потомков на попечение более суровых своих сородичей, которые не боятся отправить слабого ребенка или зажившегося старика в Посмертное Царство. В ближайших к Священному Месту лесах облаченные в звериные шкуры жрецы божеств охоты и дикой природы справляли свои ритуалы-игры, в которых охотник становился добычей, убитые животные возрождались (пускай и символически) для новой жизни, а духи тотемных предков вселялись в тела своих потомков, передавая тем часть своей жизненной силы и звериной мудрости. Пшеница ссыпалась в последнюю зерновую яму вместе с чучелом Хозяйки Урожая, которая в своём сне будет набираться сил для новых посевов и всходов, очередного витка вечного цикла смерти и возрождения растений. У одних костров вожди, послы и старейшины, взывая ко вниманию богов, приносили совместные жертвы, смешивали кровь, обновляли клятвы и договоры перед наступлением тяжелых времен; у других Мудрецы и барды пели сказания - и древние как мир, священные, ритуальные, повтороение которых напоминает людям о великих свершениях Предков и восполняет их сил, и новые, воспевающие подвиги героев, высмеивающие негодяев, о любви, о чести, о том, как люди могу преодолеть собственную дурную судьбу и о том, как судьба всё же настигает человека; у третьих угощали гостей и угощались сами - не жалея ни плодов недавно собранного урожая, ни первой убоины. Те же самые костры после наступления ночи увидят и хороводы, и прыжки, и постепенно стихающие разговоры уставших от трехдневного празднества людей, и спящих. Но до этого Народ в очередной раз соберется на холме-родкове и вокруг него, и даже до самых дальних специально назначенные люди в вечерней тишине будут передавать слова Мудрых, которые спустятся с противоположного холма с камнем и поведают им о знаках, увиденных в пламени костров, движении звезд и в снах, ниспосланных богами - а так же о решениях суда.

***

Редкая, вытоптанная трава на склоне холма не видна - скрыта разномастными одеялами, ковриками, скатками, подстилками. Коврики и подстилки не видны за одетыми в крашеную и некрашеную, тканую и кожаную одежду, за головами, плечами, телами собравшихся людей, сидящих, стоящих, иногда чуть ли не лежащих друг на друге. Никто не повышает голоса - и всё же вокруг стоит гул. Народ ждет своих Мудрецов. Ратари, оретаны, милинги - все союзы, каждое племя, даже самое малое - представлено хотя бы одним своим членом. Они ждут.
Внезапно тишина - казалось, невозможная, при таком-то скоплении людей - опускается на холм. Идут. От трех стоячих камней на старом кургане в паре сотен метров от концов "подковы" медленно спускаются облаченные в белое фигуры. В этот день их пятеро. Пепельноволосая старуха-пророчица из ратари, Птичий Смех, идёт впереди, за ней, поддерживая под руки Голос Камней, самого старого из мудрых, хранителя священного места, следует Отказавшийся От Всего, некогда выдающийся вождь олкадов, тоже древний старец, но всё еще необычайно крепкий для своих лет - в одной надбедренной повязке; замыкают шествие Слуга Камней - тот, кто когда-нибудь сменит старейшего на его посту, и Говорящий За Других - еще весьма молодой, но уже широко прославленный своей мудростью в решении споров бард, который для нынешней церемонии был избран говорить от лица совета мудрых. Медленно они приближаются к небольшой рукотворной насыпи-помосту, с которой и будет провозглашено то, что должно быть услышано. Наиболее важные спорные вопросы были решены и наиболее грозные предсказания были сделаны в первые дни, на третий же обычно оставляют дела частные и знаки благоприятные. И всё же чья-то судьба зависит от высказанных здесь слов... Мудрые восходят на помост, становятся полукругом. Вперед выходит Говорящий. Они начинают.

После приветственных слов речь ведется о решении по вынесенному на суд спорному делу - две девицы из племени тыбан не поделили приданое. Конфлик возник из-за того, что законы племени позволяют вождю в определенных условиях брать вторую жену, и в данном случае младшая из сестер - от старшей жены - требовала себе часть приданого старшей сестры от младшей жены. Решение было просто - раз общие законы племенного союза ничего не говорят об отношениях между детьми разных жен - только о старшинстве. Правой признали старшую из сестер - но пока Говорящий озвучивал приговор мудрых немало усмешек и тихим шепотом передаваемых ехидных замечаний пробежало по толпе. Досталось обоим спорщицам, дошедшим со своим мелким раздором аж до Мудрецов.
Бард закончил речь о наследстве и прервался, чтобы обменяться парой реплик с Отказавшимся От Всего, и...

- Народ! Да-да, я к вам обращаюсь! Пусть простят мне братья-Мудрецы что прерываю их чрезвычайно важные речи про девиц и коров. - высокий старик с выбритой как у мудреца передней частью головы, в некогда нарядном и кипельно-белом, а нынче залатанном и испачканном одеянии внезапно оказался на помосте. Позже многие утверждали, что видели, как он появился откуда-то со стороны леса и прошел по самому краю толпы, осторожно ступая между сидящих и стоящих там, но в тот момент никто не мог понять, как он оказался на собрании. Однако по Народу ранесся шепот: "Тот Из Леса Мертвых". - Не пора ли нам вспомнить кое о чем более насущном? Боги, ритуалы, традиции? Я как-то задремал под дубом - разморило после сытного обеда из печеных желудей - и знаете какой сон навеял мне Зарытый Под Дубом? - те, кто находился ближе всего к помосту увидели, как Говорящий За Других изменился в лице, а Птичий Смех приподняла свою вечно скошенную в сторону голову с плеча. - А такой, что вы забыли о том, что такое честь! Да-да, вы! Забыли!
Как-то по весне, этого самого года, как перевалы горные открылись, отправилась ватага добрых молодцев под водительством храброго вождя Тефеса в поход, на южан. Похожие вот на тебя молодые дураки, в поход за побрякушками из сокровищницы Царицы Цикад, тьфу! - взгляд Того бродил по людям, выхватывая из толпы то одного человека, то другого. Многие вздрагивали, отводили взор. - И такой это был храбрый вождь, что возвращались они в основном сразу ко мне, в Лес Мертвых, а не по домам, с награбленным. И вернулись-то не все, нет! Где душа Дакора, сына Таргора, я вас спрашиваю, добрые молодцы? Где? Не знаете?
Конечно вы не знаете! Вы что, думаете, бросить по возвращении горсть соли в костер да три раза имя назвать - это то же самое, что похоронить по-человечески? Дураки и трусы! - многие нашли бы что возразить мудрецу, но не нашлось таких, кто осмелился бы прервать его речь. - Я знаю, где душа Дакора! Зарытый мне поведал, да-да! Кто-то успех похоронить его там, за горами. По их, южному обряду. Понимаете, что это означает? А то, что теперь он томится в их Посмертном Царстве! Хорошо, а? Не вернется его душа на нашу родную землю, не поможет нашим богам в дни последней битвы, когда Звездные сойдут с небес и начнут переделывать этот мир под себя... Забыл ты, Народ, что значит честь. Как бы боги не решили вам о ней напомнить! О, боги умеют исцелять забывчивость! Взвоешь, Народ, да поздно будет! Не до коров тебе будет, не до девиц! - старик сплюнул, после чего замолчал. Тишина снова повисла над холмами, гнетущая тишина. Впрочем, ненадолго. Бард что-то тихо, но явно встревоженно зашептал говорившему. Сбавив тон, Тот продолжил:
- Ладно тебе, Голосистый, извини. Я своё слово сказал. Пойду, запалю костерок, погрею старые кости. Посмотрю, найдутся ли тут те, кто еще не разучился слушать слова Мудрых. Приданое... Не умилостивите вы Зарытого - не будет у тебя нужды в приданом! Всё вы тут будете прокляты. Вот как ты, и ты! - уже повернувшись спиной к совету, уходя, резко развернулся и дважды ткнул старик тощим пальцем в толпу, и многие содрогнулись, думая, что на них указал Мудрый. - Впрочем, если хотите спастись... Пойду я... Погрею кости...
И он ушел. Толпа расступилась, пропуская грозного пророка. Сомкнулась за ним. Позволила удалиться. И только после этого поднялся ропот. Негодующий, немного недоверчивый, но главным образом - недоуменный. Его прервал скрепучий, тихий говор Голоса Камней. Ропот стих. Мудрец объявил Народу, что послание брата его во мудрости было услышано, и что надо простить Тому резкость слов, но принять во внимание суть их. Что Совет обсудит между собой изреченное Тем предупреждение Народу - и донесет решение вождям. Что боги мертвых, особенно если сами они мертвы, любят устрашать людей карами, но бояться их не надо - над живыми они не властны. И что к делам живых надо возвращаться, а дела мертвых оставить им самим, жрецам и мудрецам...

***

Пылали костры, звучала музыка, люди ели, пили и веселились. Осталась в прошлом очередная светлая пора жизни, наступала пора тёмная - но жизнь-то не заканчивалась. Хотя по лицам многих - старых и молодых, здоровых и хворых, воинов и землепашцев, мужчин и женщин - нет-нет да и пробегала легкая тень грусти. "Вот и лето прошло, словно и не бывало..."

Пылал одинокий костер и за небольшим пригорком у березовой рощи, посвященной Белой Охотнице. Неопрятного вида старик, укрыв ноги старой, линялой волчьей шкурой, медленно пережёвывал суховатое мясо кроличьей лапы. Он никуда не спешил. И лишь закончив трапезу, отшвырнув в сторону кость, произнес, не оборачиваясь, обращаясь к сидящему рядом на корточках человеку:
- Ну? Что еще ты хочешь от меня услышать? Пожелание счастливого пути?
Скрытый текст - Примечание:
События праздника до и после речи Того Из Леса Мертвых можете описывать - а можете и не описывать, дело ваше. Фантазию не стесняйте, придумывайте любые детали. Если что - я одерну, не беспокойтесь. Если нужны конкретные детали - например "общие знания" о том или ином месте/человеке/боге - обращайтесь. Темп игры пока что будет медленный - персонажи постепенно подтягиваются к костру мудреца, задают вопросы, получают ответы.

Арык 13.03.2014 13:54

- Брось, – крутобедрая оретанка потянула Казарнака к себе, - не обращай на этого баламута внимания!

Три дня, пока длились праздненства, они провели вместе, и те были сладкими (не говоря уже о ночах), но, кажется, пришло время расстаться.

- Прости, - Казарнак мягко отстранил девушку от себя, - вопрос жизни и смерти…

Фыркнув, оретанка влепила пощечину, и сама испугалась своей дерзости, но черноволосый воитель не ответил – лишь улыбнулся, шепнув еще раз:

- Прости…

Округ бурлила толпа, и Казарнак стал работать локтями, упорно продвигаясь к помосту. Уже один облик старца, явившегося неожиданно, будто вырвавшийся из-под земли дух, вывел Казарнака из равновесия, ибо напомнил о прошлом; слова же о Царице Цикад вонзились в грудь дулеба, ровно ядовитые дротики.

- Смотри, куда прешь! – взревел могучий милинг, попытавшись ухватить Казарнака за плечо, но тот выскользнул ловко, как юркая рыба из рук.

Казарнак жадно ловил каждое слово старца, и когда тот метал в толпу яростные, подобные молниям, взгляды, один, казалось, достался и ему. После того, как речи были окончены, черноволосый воитель последовал за отшельником – в синих глазах ярко пылала надежда. Но сразу добраться до старца не получилось – милинг оказался настойчивым…

Уладив дело, Казарнак вернулся к пригорку, и без труда разыскал жреца. Тот, увлеченный зажаренным до хрустящей корочки кроликом, на подсевшего к огню дулеба будто бы и внимания не обратил. Казарнак произнес положенные слова приветствия, затем осторожно спросил про Тефеса и его злополучный поход. Отвечал старик нехотя, односложно, всем видом являя свое недовольство. И когда терпение его, казалось, совсем уж иссякло, Казарнак задал главный вопрос:

- Что известно тебе о Царице Цикад?

Jade 13.03.2014 16:39

Празднование осеннего равноденствия являло собой замечательную возможность повстречаться с интересными людьми и задаром набить брюхо свежим мясом. Собственно, последним Рин активно и занималась последние три дня, то и дело, ухватывая самые лакомые кусочки гостинцев.
А вот с людьми ей не везло. Кругом была лишь серая масса из пьяных и веселых тел, которые были целиком поглощены праздничной атмосферой. Она не знала, о чем с ними говорить, потому просто молчала. Впрочем, она даже не могла сама себе дать ответ, что или кого она хотела тут найти. Просто после расставания с Лейсом ей понадобилась найти кого-то еще, кто бы могли бы позаботиться о ней. Ведь сама она ничего не могла в этом мире, ей требовалось опекунство. Только вот она так и не придумала, как найти себе нового заботливого друга. В свое время Лейс первый проявил интерес к одинокой хмурой девочке. Тут же все проходили мимо нее с полным безразличием. И это заставляло Рин ненавидеть этих людей все больше и больше. Какая уж тут дружба?
Когда же экспрессивный и озабоченный божествами старик внезапно ткнул в нее пальцем, восклицая что-то о проклятии, она от неожиданности чуть не уронила свой кухоль с пивом.
- Впрочем, если хотите спастись... Пойду я... Погрею кости... - закончив речь этими словами, старик уступил сцену другим старикам, или же "Мудрым", как их тут называли.
Рин вообще-то были безразличны эти старики с их божками, но это был первый раз на сим празднике, когда кто-то привлек такое внимание к ее персоне. Да и еще тот дед говорил что-то о проклятии… Хотя может он говорил о чем-то другом и просто случайно ткнул пальцем в ее сторону? Но если все же он знал о ее печати, то представлял собой потенциальную угрозу. Можно было бы проигнорировать его и быстро уйти из этого селения от греха подальше… если бы только ей было куда идти.
Тяжело вздохнув, Рин вышла из толпы и отправилась высматривать этого старца. Девушка довольно быстро обнаружила его за трапезой у костра в компании со статным воином, тело которого было расписано татуировками. Украдкой подобравшись поближе, она прислушалась к их разговору.

AnneLinn 13.03.2014 17:00

Совместно с Argumentator'ом
 
Спаретра всегда любила осеннюю пору. И не столько за изобилие, сколько за саму атмосферу: летнее солнце, прощаясь с людьми, перестает быть палящим, становится как никогда ласковым и умеренным; небо все еще синее; много красного, желтого, оранжевого и золотого вокруг. Как поговаривает мать, осень - единственная пора, когда золото получают все и даром.
Бывать на празднике осеннего равноденствия ранее Спаретре еще не доводилось, поэтому на протяжении всего пути к месту назначения девушку переполняли предвкушение и любопытство. На время она даже забыла о своих невзгодах и трудностях: и о накалившейся усилиями сестер обстановке в семействе, и о становившимся изо дня в день все более гнетущим ощущении неизвестности и какой-то подвешенности "между небом и землей". Все это словно враз перестало существовать, вытесненное и впечатлениями от смены мест, и предвкушением предстоящего собрания. Пожалуй, впервые в жизни Спаретра увидит такое большое количество самых разных людей в одном-единственном месте.
На маячившую поблизости с боевито-недовольным выражением мордашки Альду средняя дочь вождя обращала ровно столько своего внимания, сколько положено обращать на что-то досадное, но неизбежное, с присутствием которого лучше и дешевле сразу примириться. Тактика холодной вежливости выручала в подобных случаях всегда, выручила и на этот раз.

Первые два дня пролетели как два часа. Миру и впрямь было много. Сначала Спаретра от обилия шума, пестроты и всевозможных зрелищ-развлечений вновь ощутила себя ребенком, попавшим на ярмарку. Но освоилась и втянулась она на удивление быстро. Хотя девушку увлек процесс наблюдения за доселе неизвестными ритуалами и странными людьми с разных краев света, однако о своей цели она не забывала ни на миг. Нет, вовсе не о споре с Альдой. На самом деле Спаретра не испытывала ни малейшей привязанности к вещам и приданое никогда не являлось для нее чем-то первостепенным; уступать же сестре она не хотела чисто из принципа, ведь такая уступка означает лишь одно - согласие с тем, что дочь второй жены хуже дочери первой. Хотя с чем-с чем, а с этим Спаретра согласиться не могла, но гораздо сильнее девушку беспокоило другое. Нечто, о чем сама она предпочитала молчать даже с самыми близкими людьми, отделываясь в случае крайней необходимости самыми общими, краткими и расхожими фразами.
Улучив подходящий момент, девушка выменяла одно из своих медных колец на дикого голубя (негоже идти к богине с пустыми руками) и направилась прямиком в рощу Белой Охотницы. У Спаретры сразу, еще в самом начале событий возникла уверенность, что именно влиянию и незримому вмешательству этой богини она обязана своим недавним решением. Конфликт с Альдой - всего лишь следствие, не более. Искать же надо первопричину.

В роще не сложно было найти не старую еще жрицу, всю раскрашенную в белое, но с губами и руками, вымазанными кровью - она должна была вкушать плоть каждой из жертв, достававшихся богине. Присев на колени перед березовой колодой, заменявшей алтарь, Спаретра свернула шею своей жертве и передала её служительнице. Та быстро и привычно вцепилась птице в горло, прожевала, с почтением положила приношение у корней дерева. Вынула изо рта несколько перьев. Вопрошающе посмотрела на девушку.

- Простите, - тихо, но очень внятно сказала Спаретра. - Мне нужен совет. Это долгая история, и она касается... Моего предназначения. Возможно... У меня есть некоторые подозрения, подкрепленные фактами.

После этого чуть спонтанного вступления девушка как могла кратко и понятно изложила свою историю.

- Может ли это... быть волеизъявлением Белой Охотницы? Или я заблуждаюсь?

Жрица нахмурилась. Было заметно, что толкование знамений не было ей приятно.
- Всё, что случается выше корней гор и ниже Луны, может быть знаком, ниспосланным нам Старшими. Но Белая чаще использует животных в качестве посланцев своей воли. Черный лебедь... - за этими словами последовало многозначительное молчание. Женщина закатила глаза и как-будто мысленно обращалась к богине. - ...нет, я не дам тебе ответа. Нам, младшим, дано лишь то, что Старшие считают нужным. Почтительная просьба может расположить их к ответу - а может и быть проигнорирована. Но не оставляй надежды. Спрашивай, жди и внимательно смотри по сторонам. Мудрые говорят: чаще бывает, что знаки, ниспосланные богами, остаются не увиденными или непонятыми, чем не посланными.

Что ж, значит, еще не время. Да и не рассчитывала Спаретра, что все разрешится так скоро и так легко, почти без усилий с ее стороны. Поблагодарив жрицу, девушка вернулась в их с отцом и сестрой временный дом и сразу же легла спать.

Настал для кого-то самый радостный, а для кого-то просто решающий третий день. Альда по такому случаю разоделась во все свои обновки и старалась скрыть волнение за показной уверенностью и невозмутимостью.

- Вот увидишь, Совет признает мою правоту, - сказала она Спаретре. - Я — дочь старшей жены и иду путем, благословенным Сияющей Хранительницей. А ты, если не переменишься, превратишься либо в приживалку, либо в осквернительницу рода!

- Увидим, - улыбнулась Спаретра. - За меня тоже есть, кому заступиться. И на божественную защиту я тоже вправе рассчитывать.

Альда в ответ фыркнула. Не обращая на нее внимания, Спаретра отправилась восвояси и остаток дня провела в играх и общении. Испортить ей удовольствие она никому не позволит. А мудрецы... На то они и мудрецы, чтобы повиноваться их решению и, каким бы оно ни было, принять его с достоинством и спокойствием.

Суд был скорым. И Альда все-таки просчиталась. Крупно так просчиталась. Однако, услышав насмешливые шепотки, Спаретра окинула сначала собравшихся, затем сестру недовольным, тяжелым взглядом. Так, а вот этого она Альде, пожалуй, не простит. Если той нравится выставлять себя мелочной склочницей — кто бы спорил, но тянуть за собой других... И старика-отца позорить... Ну нет.
«Погоди, красотка, ты получишь еще не один урок почтения к старшим. Как-нибудь, в более подходящее время. А пока твоего перекошенного личика мне вполне достаточно», - подумала Спаретра с веселым злорадством.
Однако не успела она додумать эту мысль до конца, как вмешался со своей речью старик в лохмотьях. Говорил он долго и страстно, и чем дальше шла речь, тем сильнее хмурилась Спаретра.
Как бы то ни было, своей цели он добился. Вместо того, чтобы пойти вслед за сестрой и отцом прямиком в дом укладывать вещи, девушка отправилась искать пророка. И разыскала его в роще Белой Охотницы. Это знак, не иначе...
Старик сидел у костра в компании какого-то мужчины, по виду дулеба, и что-то рассказывал ему. Дождавшись, покуда жрец закончит отвечать на вопрос, Спаретра решительно вступила:

- Позвольте недостойной и мелочной женщине вмешаться, о мудрый, - произнесла девушка с улыбкой. - Очень уж любопытство взыграло, и, смею уверить, оно отнюдь не праздное. Скажите мне вот что, если считаете нужным, - секундная пауза, Спаретра судорожно облизала губы, - неужели так мало славных воинов гибнет и пропадает в чужих краях? И лежит вовсе непогребенными? Много. Очень много. Так почему такой чести и такого беспокойства о своей загробной участи удостоился только этот Дакор? Что в его душе такого важного? Уж простите мне мою прямоту.

Greenduck 13.03.2014 17:30

Люди… Их слишком много вокруг. Таргор не привык к этому.
Многоголосый шум складывался в непрерывную какофонию из обрывков пустых фраз. Слишком много разговоров, слишком мало смысла.
Старик потянулся и зевнул, почесав лысую голову. Шёл к концу третий день его пребывания на празднике. Сегодня должно обязательно что-то случиться. Алая ягода предсказала родную кровь, а серебристая ящерка путь. Была ещё Руна Утраты… Но слишком размыты были её очертания.
Всеобщее веселье действовало на мыслительные способности Таргора угнетающе. И он так и не смог сложить Знаки и понять смысл. От этого ещё больше раздражался.

На холме пахло немытыми телами, винным перегаром и влажной шерстью. Таргор отвоевал себе достаточное удобное место. Стоило немного покряхтеть, да похромать, как молодой воин-миллинг уступил свою подстилку и потеснил компанию оретан, твердя об уважении стариков.
Скоро появились Мудрецы. Впереди шла Птичий Смех. Таргор узнал её. Была как-то в их селении. На редкость сварливая и прожорливая старуха.
«Сколько ж ей зим минуло?» - подумал Таргор.
Он и сам уже далеко не юнец, скоро Переправщик заинтересуется. Но Птичий Смех уже была старухой, когда Таргор только бороду брить начал.
А потом появился Он. У Таргора даже дыхание перехватило. Вспомнил слова Барсука о том, что судьба в кадык вцепится.
И он даже не удивился, когда имя сына прозвучало. Только глаза опустил и более не поднимал, пока Тот не ушёл.
Медленно поднялся старый ратари с земли. Сгорбился, будто лет десять добавилось к возрасту, и побрёл костру.
Самообладание постепенно возвращалось к Таргору. С мрачной иронией он заметил, что Тот умеет заинтересовать людей. В свете костра стоял молодой воин в татуировках. Из таких, что даже нужду справляют героически. И ещё и из дулебов. Вот уж от кого рыбой несёт всё время.
Рядом стояла девушка. Лошадница, если по одежде да по внешности судить. Гордая и непокорная. И чрезвычайно болтливая для бабы.
Цепкий взгляд Таргора сумел ещё одну девчушку выхватить из темноты. Вроде как и не при делах она, а уши навострила. Сразу захотелось проверить, не украла ли чего.
- Так почему такой чести и такого беспокойства о своей загробной участи удостоился только этот Дакор? Что в его душе такого важного? Уж простите мне мою прямоту, - произнесла лошадница.
Губы Таргора дрогнули, но он промолчал. Просто подошёл ближе, уселся на корточки у самого костра. Уставился пронзительным взглядом на Того, игнорируя пришлых, и стал ждать, что же ответит Мудрец.

Argumentator 13.03.2014 20:59

Цитата:

Сообщение от Арык
- Что известно тебе о Царице Цикад?

- Царица? О, это богиня! Женщина! И по женственней твоей Зеленой Госпожи, дулеб. - сказал глядя в глаза Казарнаку старик. Воин дернулся, но смолчал. Тот усмехнулся. - Не обижайся. И она не обидится. Боги вообще снисходительно относятся к нам, людям - пока это им выгодно. Ей вот выгодно, чтобы ты отправился на свои поиски. История с поясом, да? Зарытому выгодно, чтобы достал из Иного Мира душу Дакора. А я, чтобы угодить обоим божествам, обеспечу тебя спутниками для похода к чужеземцам - и ни он, ни она ни на кого не обидятся. Все будут счастливы. Кроме Царицы Цикад - если, конечно, она действительно здесь замешана. Тогда спутники тебе понадобятся - её избранник ведь правил целым народом! Его потомки и ныне властвуют над людьми... Но к нам присоединилась юная дева, которую сегодня оценили в три изукрашенных сундука тряпок, побрякушек и звенелок, а так же две дюжины кобыл! - старик, хихикнув совершенное не как мудрец, ткнул пальцем во вставшую по другую сторону костра Спаретру. Та, впрочем, не смутилась.
Цитата:

Сообщение от AnneLinn
- Позвольте недостойной и мелочной женщине вмешаться, о мудрый, - произнесла девушка с улыбкой. - Очень уж любопытство взыграло, и, смею уверить, оно отнюдь не праздное. Скажите мне вот что, если считаете нужным, - секундная пауза, Спаретра судорожно облизала губы, - неужели так мало славных воинов гибнет и пропадает в чужих краях? И лежит вовсе непогребенными? Много. Очень много. Так почему такой чести и такого беспокойства о своей загробной участи удостоился только этот Дакор? Что в его душе такого важного? Уж простите мне мою прямоту.

- Почему? О, я открою тебе эту тайну! В том походе храбрый и мужественный Дакор, да будет дух его перенесен в Лес Мертвых, к подножию самого могучего из дубов, во время разграбления одного из святилищ божеств, которым поклоняются иноземцы, познал девственницу, от роду которой было семь раз по десять да еще семь зим, и от того набрался такой душевной силы, что без неё в последние дни Земные уж никак не совладают со Звездными! - голос Того Из Леса был величествен и воодушевлен, лицо - сурово и внушительно, но в уголках глаз плясала огонёк насмешки. - Такого ответа ты от меня ждала? Чушь. Зарытый Под Дубом просто хочет полюбоваться, как твой призрак будет бродить, неприкаянный, среди деревьев, не находя себе места и медленно, бесцельно истаивая! - выкрикнул старик, вскочив со своего места, прямо в лицо девушке, так что та аж отшатнулась и побледнела. - Или такого? Снова чушь. Откуда мне знать?! Боги вообще не всегда следуют путями пользы, справедливости, разума. Боги бывают злонамеренны, эгоистичны и безумны - особенно если они мертвы. Но они ведь остаются богами, так? - старик повернулся к Казарнаку. - Дева слишком хочет понять волю богов. Думает, что это даст ей какое-то особое право решать за саму себя. Она думает, судьба - в руках Старших, и только. Что ж, её - может быть, раз уж сама так решила! Но чтобы познать судьбу - нужно уметь видеть знаки. Да и знаки нуждаются в толковании. - пронзительный взгляд вновь на несколько секунд упёрся в оретанку. - Вот он тебе растолкует! - длинный тощий палец указал на тихо подошедшего к костру с третьей стороны пожилого воина. - Ты ведь думаешь, что умеешь видеть, не так ли, Таргор? - Тот сделал несколько шагов в сторону Таргора, потом подхватил из костра небольшую веточку, отхаркнулся прямо под ноги ратари, потом тлеющим концом нарисовал что-то на земле. - Как истолкуешь этот знак? О чем он говорит тебе, братец-мудрец?
Скрытый текст - примечание:
На земле остался знак, который Таргор может попробовать "прочесть", используя или знания примет и символов, полученные от матери и других людей, или умение смотреть и слушать, которым учил Барсук, или как будет угодно, Грин-Грин, если у тебя появится собственное мнение на этот счет. Что-то вроде взрыва-всплеска слизи, к которым тянется черная "молния", в которой есть кусочки тлеюшего угля. Решай, каким методом будешь истолковывать, пиши мне.

AnneLinn 14.03.2014 08:22

Уметь видеть. Уже второй человек в священной роще говорит ей это. Сначала жрица, теперь мудрец. Пускай ни сам этот старик, ни его речи не внушили Спаретре ни малейшей симпатии, однако она сделала над собой усилие, напомнив самой себе, что такие, как этот старец, имеют право вести себя как угодно. И какая разница, каким образом высказаны справедливые слова - тоном вежливым и обходительным, ядовито-насмешливым ли.
Какого ответа ожидала она сама? Интересный вопрос. Уж всяко не про изнасилования старушек-жриц и не пугалок про неупокоенных, тут старец все же хватил лишку. Его же серьезный ответ звучит красиво и емко, но суть не нова. Старшим виднее, Старшие раскрывают отнюдь не все и не в самые удобные для смертных моменты. И чтобы узнать, получить ответ, надо рискнуть самой. Ничего не остается, кроме как принять вызов? Быть может. Но пока стоит послушать, что скажут другие. Особенно тот мрачного вида немолодой человек, к которому обратился старец с призывом расшифровать знаки. Сколько много вновь прибывших...
С этими мыслями Спаретра медленно кивнула и вся обратилась в слух.

Арык 14.03.2014 09:40

Резкий тон жреца едва не вывел Казарнака из себя, но все же тот сдержался. Дороги, большие и малые, исхоженные во множестве, научили хитрости. Нет, он не будет перебивать, не будет грубить – будет слушать.

Вскоре перед костром возникла девушка, и тоже задала вопрос. Она была стройна, красива, и чем-то похожа на одну из старших сестер, Айрис, но чувствовался и характер, как у другой сестры – Бригитты… Воспоминания о доме, о семье, захолонули сердце, Казарнак с трудом их отогнал.

Хватит думать об этом, оборвал он себя, нет у тебя больше дома, ты – отрезанный ломоть!

Однако, от воспоминаний не получилось так просто избавиться: у огня появился коренастый ратари. По лицу его тянулся шрам, из-за отсветов костра казалось, будто бы он извивается. Кулаки Казарнака сжались, синие глаза вспыхнули злобой – еще раз пришлось напомнить себе о сдержанности.

Успокойся, увещевал он себя, ведь именно этот человек не сделал тебе ничего дурного!..

Но внять голосу разума было непросто: Казарнаку вспомнился алтарь со следами когтей, и оборотень в медвежьей шкуре, и страшная смерть Тетрика…

Отшельник тем временем потребовал растолковать знак. Стряхнув оцепенение, Казарнак внимательно посмотрел на человека со шрамом – что же тот предпримет, как истолкует?

ar_gus 14.03.2014 10:31

Артонис не спешил на Праздник: большое сборище народа, длящееся целых три дня, не привлекало недавнего отшельника. Самое важное должно произойти в последний день - вот его-то и надо пожертвовать...

Стоя чуть в стороне от основной толпы, кальва со скукой и лёгким недоумением слушал Мудрецов. И ради этих споров о наследстве друид велел тебе возвращаться? Неужели старый хитрец провёл тебя, как мальчишку, использовав удобный повод?
Появление неопрятного старика, следом за которым благоговейным шепотом летело "Тот Из Леса Мёртвых" заставило встрепенуться, нарушив заунывный ход вещей. Однако слова, прозвучавшие надменно и вызывающе, лишь слегка пробудили интерес. Артонису не было особого дела до чужих потерь и заблудших душ. Что же до возможного проклятия - беды племён кальва начались не этой весной и, стало быть, не связаны с гневом Старших из-за неудачного похода иного племени. Разум привычно анализировал: весной через перевалы племени, кажется, никто не проходил - горы молчали о походе. Ни следа не осталось на горных тропах, ни слова не проронили горные народцы, обычно обсуждающие крупные события. Или отряд выбрал другую дорогу - или... Впрочем, что гадать, если можно задать вопрос.

Народу возле старца собралось изрядно, один другого краше. Поступить ли как положено, приветствуя компанию? Пожалуй, рано: Артонис видел их первый - и, возможно, последний раз в жизни. Всё зависит от полученных ответов... или не полученных. А потому...
Горы учат многому, не в последнюю очередь тишине и осторожности. Стараясь двигаться как можно тише, рудознатец приблизился к горящему костру и остановился за спиной мудреца, на самой границе света и тени. С интересом взглянув на сидящего на корточках пожилого уже человека, напряжённо всматривающегося в странный то ли рисунок, то ли знак на земле, Артонис тихо заговорил:

- Сдаётся мне, Тот Из Леса Мёртвых, что ты, как все Мудрые, не сказал нам и сотой доли правды об этой странной истории. То ли Зарытый не был слишком разговорчив, то ли это не для всяких ушей - впрочем, это между тобой и Старшими. Я хочу о другом спросить. Беды и тревоги Народа начались не этой весной - и, значит, рано судить о проклятьях и мести Старших. Но... всем нам есть о ком подумать и позаботиться в Посмертье. Споры Их вокруг душ предков... Скажи, мудрый человек, отразятся ли они на наших Ушедших?

Голос кальва, звучащий подобно шелесту дальней осыпи, стал ещё тише:

- И ещё спрошу, о мудрый Тот. Отряд, о котором ты говорил, выбрал длинную обходную дорогу - или прошёл через перевалы бесследно. Горы молчат об их пути. Ответь мне, если можешь: не связаны ли со всей этой историей... Старшие Гор?

Последние слова прозвучали едва ли не с ненавистью.

Greenduck 14.03.2014 16:41

Таргор глубоко вздохнул и сосредоточился. Мир вокруг стал восприниматься по другому, словно паутина взаимосвязанных событий, идей, образов. Но он так ничего и не увидел в знаке на земле. Не касалась его Судьба. Зато люди вокруг...
Таргор поднял голову. За спиной старика стоял ещё один пришлый с татуировкой на лбу, но старый воин не удостоил его вниманием до поры.
Но ведь зачем-то Мудрец начертал символ. Может посмеяться хотел, а может намекает на что-то.
- Падающая звезда предвещает горести и бедствия, может войну кланов, - глухо пробормотал Таргор. - Иногда она означает "Посланника Богов". А быть может ты просто хотел, чтобы я искал тайный смысл в плевке.
Таргор поднялся на ноги. Он уставился в пламя и проговорил громче:
- Дакор - мой сын. Я не знаю, чем его душа важна Старшим. Но мне и нужно знать. Судьба вела меня сюда. Я давно не видел сына. С его одиннадцатой весны.
Таргор говорил отрывисто, будто каждое слово причиняло физическую боль.
- Я освобожу душу Дакора.
Таргор умолчал, что видел. Судьбы стоящих у костра были переплетены вместе, словно волокна верёвки. Они были связанны с его собственной судьбой. Пусть сами делают выбор. Он окинул собравшихся с кривой ухмылкой на губах, чуть дольше задержав взгляд на дулебе. А потом снова опустился на корточки у костра.

AnneLinn 15.03.2014 08:12

За спиной мудреца тихо, с какой-то кошачьей грацией возник еще один пришлец. Человеку менее внимательному и не так хорошо знакомому с наукой бесшумного передвижения могло бы показаться, будто тот мужчина возник прямиком из теней. Темнота и расположение вновь прибывшего прямиком за спиной у старца помешали Спаретре сделать окончательные выводы относительно племенной принадлежности. Впрочем, в следующий момент у нее почему-то возникла уверенность, что разглядеть всех собравшихся должным образом она еще успеет.

Цитата:

Сообщение от Неизвестный (Сообщение 1756560)

- Сдаётся мне, Тот Из Леса Мёртвых, что ты, как все Мудрые, не сказал нам и сотой доли правды об этой странной истории. То ли Зарытый не был слишком разговорчив, то ли это не для всяких ушей - впрочем, это между тобой и Старшими. Я хочу о другом спросить. Беды и тревоги Народа начались не этой весной - и, значит, рано судить о проклятьях и мести Старших. Но... всем нам есть о ком подумать и позаботиться в Посмертье. Споры Их вокруг душ предков... Скажи, мудрый человек, отразятся ли они на наших Ушедших?
И ещё спрошу, о мудрый Тот. Отряд, о котором ты говорил, выбрал длинную обходную дорогу - или прошёл через перевалы бесследно. Горы молчат об их пути. Ответь мне, если можешь: не связаны ли со всей этой историей... Старшие Гор?

Пришлец задал резонный вопрос. Спаретра едва заметно кивнула, одобряя. Сам того не желая, этот человек подтвердил ее собственную мысль относительно потерянной души воина. Интересно, будет ли Тот Из Леса Мертвых столь явно грубить и ему? Вряд ли. Девушка только усмехнулась и приготовилась слушать ответ мудреца. Однако первый ответ пришел немного с той стороны и не от того.

Цитата:

Сообщение от Пожилой воин (Сообщение 1756695)
- Дакор - мой сын. Я не знаю, чем его душа важна Старшим. Но мне и нужно знать. Судьба вела меня сюда. Я давно не видел сына. С его одиннадцатой весны.

Спаретра даже замерла на мгновение. И не столько от самих слов, сколько от полного боли тона, которым оные были произнесены. Такое совпадение не может быть простой игрой случая. Это или хитрый силок, расставленный с неведомой целью темными духами, или же то, о чем Спаретра подумала сразу, еще только отправляясь в рощу с целью задать вопрос. Если сама судьба привела сюда этого человека, то почему бы не...
Девушка чуть дернула головой, дабы поскорее настроиться нужным образом и прогнать резко нахлынувшее чувство беспокойства. Перебарщивать не стоит, ведь этак можно в каждом камне, в каждой тени начать видеть знамение. Но и разворачиваться и уходить пока не поздно Спаретра тоже не собиралась. Происходящее с каждой минутой захватывало ее все больше.
От внимания девушки не укрылось, что воин почему-то задержал, хоть и совсем ненадолго, взгляд на мужчине-дулебе. Который пришел к костру самым первым. Что же его заставило так скоренько откликнуться на призыв Того? Северянин - очередная «горячая голова», что называется? Или дело совсем не в этом? И не только у него одного, конечно же... Все они так или иначе, но оказались в одном месте в одно время, слетелись, словно ночные мотыльки на огонь...
«Молчи и продолжай слушать», - шепнул оретанке внутренний голос.

Argumentator 15.03.2014 13:22

Пока ратари размышлял над знаком из слюны, земли и угля, мудрец обернулся к только что подошедшему, в котором без труда можно было по татуировкам опознать представителя кальвов. Голос Того стал мягче, выражение лица - спокойнее.
- Ночной Смотрящий может служить тебе глазами, но думать ты должен сам, вошедший в третий круг. Не думай, что умеешь слушать голос гор лучше всех живущих. Кости Земли раскинулись широко, далеко. Два больших хребта, множество малых ребер - тяжело узнать, что говорит каждая косточка. А что до Старших... Не сложно обидеть Холодное Сердце. Один крылатый посланец - и враги знают о твоём приближении. Обманешь Господина Горных Дорог - и не будет тебе обратного пути. Не знаю, что на уме у Молчания Камня, но если дело касается его - ответ утонет в непроницаемой тишине. А Рачительный Хозяин в подземных Чертогах Мертвецов никогда не упустит возможности взять то, что считает своим... Я же не покидаю своего леса. Брожу среди деревьев, слушаю, что шепчут неупокоенные. Многое мне ведомо, но не всё. Даже умершим тяжело признаться в святотатстве - если оно имело место. Даже потерявший почти всё может умудриться сохранить что-то - например, тайну.
Между тем Таргор нашел то, что счел достойным ответом на знак. Мудрец выслушивал его со злой усмешкой, но под конец - смягчился:
- Чушь. Это был просто плевок. Но и в чуши может быть больше смысла, чем хотелось бы всем нам. В любом случае, Зарытый просит от нас не небывалого. Боги мертвых соперничают друг с другом, это в самой их сути. Они проводят по земле и по душам людским границы, потом строят планы, заговоры, замыслы - лишь бы разрушить их и провести по новой, отхватить себе больший кусок. Война за посмертие. Она редко выплескивается за пределы Царств, в мир живых. Но такое уже случалось. Неурядицы в Царствах - проблемы для живых. Пока Трое не могли решить, кому же из них править Островом Мертвых - умерло три поколения людей. В течении жизни трех поколений духи умерших возвращались в мир и не знали, куда им идти. Ты, - кивок Таргору, - помнишь об этом, конечно. Ни один ратари не забудет. И если Зарытый зашевелился в своей могиле... - глаза старика сощурились, лоб нахмурился. - Пострадать могут все. Каждый. Мертвые, живые. Все. - складки на лбу разгладились. - Или же никто кроме вас, дураков. Он, - тычок пальцев в дулеба, - ищет свою побрякушку. Она, - указующий перст в направлении оретанки, - смысл жизни. Ты, - кивок Таргоры, - душу сына. Кальв хочет ответа от Горных. Вам всем по пути. И найдутся еще. Нити судьбы сплетаются в канат - хватайтесь за него, если осмелитесь. Я лишь показал вам, что он есть - для этого и существуют Мудрецы, так?

Арык 15.03.2014 17:00

Людей у костра становилось все больше, но дулеба это отнюдь не обескуражило – отшельник наделал шума, и многих его речи заинтересовали. Очевидно, именно этого он и добивался, вот только нужно ли оно Казарнаку, быть нитью, вплетенной в узор? С другой стороны, старик говорил о потомках Змееубийцы – дескать, их множество, а значит, спутники могут оказаться кстати. Но если рассматривать отшельника как иглу, плетущую свой узор, то в чьих ловких пальцах она пляшет? Старшие ведут свои игры, вот только фигурками в них – люди...

Казарнак еще раз взглянул на оретанку, ратари, кальва, взглянул по-иному. Огонь, игравший на лицах, играл и внутри – в каждом чувствовалась сила. На миг Казарнак и правда увидел узор, в котором поиски пояса Госпожи были только фрагментом…

Дулебу стало не по себе, бросило в жар – он отстранился от огня, отшатнулся от туманных речений старца, всякое желание проявлять инициативу иссякло. Казарнак почувствовал себя щепкой, захлестнутой бурным потоком. Захотелось вырваться, убежать, однако, он знал, что уже поздно…

ar_gus 15.03.2014 20:02

Артонис слушал взвешенный ответ старика, чуть наклонив голову и слегка кивая на каждой фразе. Впрочем, соглашался он скорее с собственными мыслями: Горные непредсказуемы, коварны и своенравны. Никто не спросит с Них доказательств обмана или святотатства, особенно если живых не осталось. Впрочем, так ли?
Есть вопросы, которые следует задавать, глядя в глаза собеседнику - они могут сказать больше. Артонис резко поднял голову, попытавшись встретиться взглядом с мудрецом, но Тот уже повернулся к пожилому ратари.
Цитата:

Война за посмертие... Пострадать могут все... Мертвые, живые... Или же никто кроме вас, дураков.
Теперь, к сожалению или к счастью, всё встало на свои места.
"Хранитель Побегов, старый хитрец... Надеюсь, ты знал больше, чем сказал мне при встрече три дня назад. Понимал: скажи мне сразу всё - уйду на поиски один. Или - до сих пор не ведаешь истинной опасности?"
Стоит ли говорить о мелочах, когда решение очевидно?

- Страшные вещи говоришь ты, мудрец. Война между Властителями Посмертья, затрагивающая оба мира... и горстка людей из Народа. Спасители? Или... Не вовремя упавший камень вызывает лавину, и сыграть такую роль не пожелаешь и врагу. С другой стороны, пастух, решивший спасти стадо, попавшее между двух стай Снежных Волков, станет их добычей. Но тем самым сможет достичь цели. Если будет на то благословение Старших, поход через горы не будет слишком тяжёл - я проведу. Зовите меня Артонис.

С этими словами кальв сделал шаг в круг света и застыл, скрестив на груди руки.

AnneLinn 16.03.2014 06:58

Цитата:

Сообщение от Тот Из Леса Мертвых (Сообщение 1757305)
Война за посмертие. Она редко выплескивается за пределы Царств, в мир живых. Но такое уже случалось. Неурядицы в Царствах - проблемы для живых. Пока Трое не могли решить, кому же из них править Островом Мертвых - умерло три поколения людей. В течении жизни трех поколений духи умерших возвращались в мир и не знали, куда им идти. Ты, - кивок Таргору, - помнишь об этом, конечно. Ни один ратари не забудет. И если Зарытый зашевелился в своей могиле... - глаза старика сощурились, лоб нахмурился. - Пострадать могут все. Каждый. Мертвые, живые. Все. - складки на лбу разгладились. - Или же никто кроме вас, дураков. Он, - тычок пальцев в дулеба, - ищет свою побрякушку. Она, - указующий перст в направлении оретанки, - смысл жизни. Ты, - кивок Таргоры, - душу сына. Кальв хочет ответа от Горных. Вам всем по пути. И найдутся еще. Нити судьбы сплетаются в канат - хватайтесь за него, если осмелитесь. Я лишь показал вам, что он есть - для этого и существуют Мудрецы, так?

Горстка дураков? Понятно, ее, горстку эту, не жалко. Никому. Ни Старшим, ни мудрецам. Все естественно. Только вот она сама раньше полагала, что к жертвенности, как и к совести, взывают немного иным образом. Ну да неважно. Суть Тот Из Леса Мертвых, опять же, уловил и выразил верно. Она, дочь вождя оретанского племени тыбан, ищет судьбу, свое предназначение, волю Старших о себе и своем деле. И не в ее власти отказываться от того, что поручили в роще Белой Охотницы. Может, именно этого - участия в странном и жутковатом походе за душой павшего - от нее и хотят боги. Может, в процессе она найдет хотя бы частичный ответ...

Спаретра, скорее почувствовав, нежели заметив на себе еще чей-то взгляд, тоже посмотрела на других откликнувшихся. Дулеб неотрывно, как одурманенный, глядел на отшельника. Или, скорее, в пустоту? На его лице было выражение пугающей решимости. Той самой, что возникает чуть ли не помимо твоей воли. Что ж, оретанка его очень хорошо понимала.
И вновь Спаретра поежилась, хотя стояла не так чтобы далеко от огня. Осознание неотвратимости чего-то столь же пугающего, сколь и важного навалилось на нее, и девушка почти физически ощутила тяжесть возложенной миссии. Возложенной на них всех.

Назвавшийся Артонисом вышел на свет, и Спаретра смогла его разглядеть и заключить, что он явный кальва. Он точно выразил мысли и соображения большинства и говорить что-то после него Спаретра не видела особой нужды.

- Нити судьбы... Канат... - проговорила девушка мягким, чуть растерянным тоном, который мало соотносился с ее прямым, испытующим взглядом. - Да, я готова.

Последняя фраза была произнесена на редкость твердо и решительно.

Argumentator 16.03.2014 10:40

Напряженное молчание на минуту повисло над угасающим костром. Тот Из Леса Мертвых переводил свой взгляд со Спаретры на Артониса, с Таргора на Казарнака. А потом отвернулся, чтобы схватить из небольшой кучки веток немного топлива и подкинуть в пламя. Злой огонёк пропал из уголков глаз старика, исчезли легкий румянец на щеках и кривая усмешка, лицо его выражало мрачное удовлетворение.
- Хорошо. Сейчас - идите. Думайте думы, молитесь, веселитесь, спите - делайте что хотите. Возвращайтесь на это место к рассвету солнца. Вы дадите клятву товарищества во имя достижения цели, я отмечу вас знаком избранников Зарытого. Обсудите путь, соберетесь в дорогу... Время дорого - зима близко. Идите. - старик садится, и отброшенная в сторону шкура снова возвращается на колени. Вторая заячья лапа извлекается из спрятанной за кустом котомки. Беседа с Мудрецом окончена.
Скрытый текст - примечание:
Первой четвертке лучше разойтись. В дело вступает оставшаяся пара игроков.

ar_gus 16.03.2014 13:18

Цитата:

- ...Время дорого - зима близко. Идите.
Вопросы не закончились, но сейчас, кажется, и правда не о чем говорить. Да и Тот явно не настроен на беседу - что ж, есть время подумать, чтобы задать утром правильный вопрос. Один, ибо едва ли стоит тратить много времени перед выходом на пустые разговоры и хлопоты.
Разумеется, Артонис мог бы выйти в любой момент: нужно ли птице готовиться к возвращению в небо? Однако за остальных спутников он не поручился бы. Осмотрев будущих спутников - воин-дулеб, пожилой (чтобы не сказать - старый) ратари со шрамом - и на несколько мгновений задержав взгляд на девушке, кальв обратился к ним:

- Собирайтесь в дорогу, раз уж Судьба ведёт нас. Не знаю, доводилось ли вам видеть Хребет Земли вблизи, ощущать под ногами её дрожь... Там, у перевалов, ждут своего часа холода и свирепые вьюги. Даже в лучшие дни лета не уделивший сборам должного внимания способен найти единственный путь - в Чертоги Мёртвых. Подумайте, достаточно ли готов каждый из вас к этому переходу, хватит ли ему... опыта взять всё необходимое. Увидимся на рассвете - и да минует каждого взор Ночной Охотницы.

С последними словами Артонис коротко кивнул собравшимся и неспешно двинулся во тьму, подыскивая место для ночлега. В памяти продолжали всплывать фрагменты разговора.

"Ах, мудрец, мудрец! "Кальв хочет ответа от Горных"... Два невыносимых года я тщетно искал встречи с Ними. Порой слышал их смех и голоса - рядом, за поворотом тропы, в соседнем зале пещеры... Как хотелось догнать, посмотреть в глаза! И вот - нынешний сезон, проходивший до сих пор в пустых скитаниях. Действительно ли я до сих пор хочу получить ответ? Не знаю..."

Daniel 16.03.2014 19:18

Все дни празднества Фаркаш провёл в стороне, держась на расстоянии от веселья, разгула и песнопений. Впрочем, как он помнил, так проводил всю свою жизнь: рядом с людьми, но немного в сторонке, балансируя на границе маленького круга света и окружающей его бескрайней тьмы, на границе жизни и смерти, полнокровного веселья и мертвецкого спокойствия.

Часть души его рвалась присоединиться к общему веселью, однако вторая призывала к благоразумию и осторожности. Таких как он редко любили, а вокруг было слишком много людей. Лишние проблемы ему были не нужны. Соответствуя своему имени*, Фаркаш всегда был готов к худшему пути развития событий -- подтянутый, настороженный, недоверчивый и напряженный, он готов был выплеснуть из дряхлого тела свои силы и уничтожить любого недоброжелателя.

Он сам не знал, что привело его на праздник Равноденствия. Обычно Фаркаш избегал подобных многолюдных сборищ, однако иногда, видимо, даже его волчьей душе хотелось хотя бы просто побыть рядом с людьми, праздником, весельем. Он устал бродить один по пыльным дорогам.

Однако, вскоре он пожалел о своём решении.
--...Всё вы тут будете прокляты. Вот как ты, и ты!..- перст безумного мудреца впился прямиком в душу Фаркаша. Сомнений не было -- указали прямо на него. Молния страха пронзили внутренности бродяги, одинокая волчья натура его подобралась, готовая бежать или убивать -- иного, казалось, не дано.
Но никто не заметил, на кого именно указал старец. Слегка успокоившись, Фаркаш глубоко вдохнул и расслабил сжатые кулаки. Вопрос всё же оставался: как много известно Тому Из Леса Мёртвых?
Мрачная решимость заполнила сердце Фаркаша, и сильной, пружинящей походкой, довольно необычной для людей столь убогого и дряхлого вида, он отправился вслед за старцем.

***

Утащенная у кого-то трубка и большая пригоршня курительной смеси, завёрнутой в крупный лист, помогали скоротать время. Фаркаш, никем не замеченный, стоял в тенях среди деревьев, опираясь плечом о ствол деревца. Аловатые блики от тлеющего табака плясали на морщинистом лице. Прикрывая огонёк рукой, он мрачно наблюдал за мудрецом и всеми, кто к нему подходил. Изредка до него доносились обрывки фраз, какие-то слова, однако он не вслушивался. Чужие тайны его интересовали мало -- Фаркаш хотел сохранить свою. Он ждал, когда все уйдут и оставят наконец старика одного, между делом бормоча что-то самому себе под нос разными голосами.

Наконец, последний проситель покинул костёр Того Из Леса Мёртвых. Отлипнув от ствола березы и выдохнув облачко дыма, Фаркаш неторопливо пересёк поляну и вошёл в круг света от костра. Напряжение медленно жгло его мускулы.
Помолчав мгновенье, Фаркаш заговорил:
-- Почему ты назвал меня проклятым? Что тебе известно обо мне? И что ты можешь рассказать мне о Посмертных Царствах?- голос Фаркаша слегка дрогнул.

В глубине груди его тлел огонёк силы, готовый мгновенно вспыхнуть и утопить в крови всё живое вокруг -- как он, вынуждено, уже когда-то делал в своём родном городе; в глубине груди его жил кровожадный берсеркер. Он не знал, чего можно ждать от мудреца, поэтому должен быть готовым к любому развитию событий.

* - Фаркаш (венг. Farkas — «волк», буквально — «хвостатый») — фамилия венгерского происхождения. Также личное имя (в венгерских католических святцах используется как аналог немецкого «Вольфганг»).

Jade 17.03.2014 17:14

Девчонка тихонько слушала в сторонке старца, и хоть говорил тот достаточно громко, что б его было слышно, но это его словоблудие и манера говора не давали Рин вникнуть в суть его речей. Но общая направленность разговора ей понравилась. Понравилась тем, что она там не фигурировала. Вероятно все же старец указал на нее случайно, а значит – можно расслабиться.
Она облегченно выдохнула.
Хэх, а ведь она даже подумывала о побеге с города… Неужели она переняла параноидальность у своего отца? Нет-нет-нет! Нужно поскорей забыть об этом и вернуться к поиску подходящей компании, ведь зима близко.
Она сделала глоток из чаши и еще разок обвела взором компашку у костра. С этими своими разговорами о мертвых богах, они создавали впечатление какого-то сборища сектантов. Вряд ли ей стоит связываться с ними. Да и вообще, каковы шансы, что они захотели бы с ней нянчиться?
Рин развернулась и тихонько потопала обратно к праздной толпе. Пива в чашке оставалось совсем мало и стоило наполнить ее вновь, а заодно и прихватить кусочек поджаристого мяса, ведь это последний день праздника, нужно было набить живот до упора!

Argumentator 19.03.2014 13:11

Старик и виду не показал, что удивлен внезапным появлением нового гостя у его костра. "А девчонка-то всё же ушла..." - пробормотал он едва слышно себе под нос, и только затем ответил милингу, не оборачиваясь:
-- Про тебя, голодные души, я знаю многое. Достаточно, чтобы тебя прибили к дереву железными кольями.
Животный страх и напряжение снова терзали внутренности Фаркаша. Решить вопрос с Тем Из Леса Мёртвых нужно было здесь и сейчас.
-- Объяснись, старец, и не бросай слов на ветер,- бросив острый взгляд из под бровей, глухо сказал Фаркаш.
Плавной походкой он приблизился к костру мудреца и незаметно отвел одну ногу немного назад -- в случае чего он мог резко прыгнуть на противника и выиграть инициативу в бою. Главное провернуть всё тихо и быстро, не дать тому поднять шум.
Практически выпущенная сила перекатывалась в жилах и связках, питая их энергией и доводя до состояния натянутой тетивы. Стоило бы только Фаркашу заподозрить в действиях старика что-то неладное -- и лавина из силы прорвалась бы мгновенно, и обрушилась бы на всех, кто окажется рядом, и сокрушила бы их в мгновенья, и размела бы их в стороны, подобно окровавленным листьям.
Два слова в ответ сказал Тот - и колдун услышал короткий треск, как-будто порвалась некая нить, лопнула тетива, натянутая у него в голове - и готовая было рвануться в мускулы, жилы, кости сила растеклась в стороны, покинула его, как и не было её. От изумления он даже растерялся на секунду. "Как?" Мудрец использует Язык? Незаданный вопрос, видно, прозвучал для Того громче горной лавины:
-- А ты думал, что все души колдунов спокойно приходят в Лес и ложатся у корней? Нет, они стонут, и мечутся, и бормочут, и говорят... Я знаю о магии в дюжину раз больше тебя, волк. И срать на мнение "братьев", которые не знают, и не хотят знать, и боятся того, что не знают. Кто призовёт меня к ответу - перед тем отвечу... - старик впервые за время разговора повернулся к Фаркашу. - Садись. Ты мне нужен, иначе не указал бы на тебя. И я тебе нужен, если жить хочешь. А жить ты хочешь, да? Сможешь. Долго - меня переживёшь, если будешь умным волком. Садись.
Страх ледяными когтями ковырялся во внутренностях Фаркаша. Впервые кто-то развеял его силу. Этот мудрец оказался гораздо сильнее, чем предполагал колдун.
Впрочем, у него имелось еще несколько козырей в рукаве. Но использовать их колдун пока что не торопился. Во-первых, Тому Из Леса Мёртвых был зачем-то нужен Фаркаш, значит, убивать его он не станет; во-вторых, старец мог развеять их так же, как развеял его накопленные силы.
Немного успокоившись, Фаркаш присел у костра. В груди всё еще ворочалась злоба и обида -- мудрец украл его силу, то, что Фаркаш ценил более всего.
-- Я дам тебе два знания - разрешенное, но малоизвестное и запретное, тайное. И потребую в уплату две услуги - явную и сокровенную. Ты согласен, голодные души?
-- Хотелось бы прежде узнать, что за услуги. И что за знания. Будет ли мне прок от них?,- буркнул Фаркаш. Впрочем, в душе его уже загорелся огонёк жажды. Ведь знания для колдуна означают могущество и силу.
- Так слушай! - и старик перешел на громкий шепот, так что если даже кто посторонний и сумел бы подкрасться к ним незамеченным - всё равно ничего не услышал бы. Эти два знания и две услуги остались исключительно между колдуном и мудрецом.

AnneLinn 19.03.2014 13:54

Спаретра покинула рощу с тяжелым сердцем. Чувство было такое, словно, согласившись на это дело, она перешагнула некий важный рубеж. И прежней уже не станет никогда. Определенно, из этого похода вернется уже другая Спаретра. К счастью ли, к горю ли. Если вернется... Но думать о плохом и вообще лишнем как-то не хотелось.

Объяснение с отцом, как и следовало ожидать, вышло долгим. И тягостным. Очень мягко говоря. Для обоих. Девушка ощутила такую острую жалость к старику, что на пару мгновений ни много ни мало возненавидела саму себя. Он рассчитывал, что суд Мудрых положит конец семейным неурядицам, а вышло так, что главные трудности только начались, этим судом ознаменовавшись... Никогда еще вождь не выглядел таким старым, утомленным и почти измученным. У него не осталось сил даже для того, чтобы повысить голос и принудить дочь к подчинению, настолько старик оказался подкошен. Никогда еще Спаретра не видела у отца столь растерянного, потухшего взгляда.
"Сумеет ли он и далее выполнять свой долг? - промелькнула непрошенная тревожная мысль. - Вдруг вернется домой и отречется? Или совсем сляжет? Вот пересудов-то будет... Дескать, с двумя девицами разобраться не смог, аж вмешательство мудрецов понадобилось. И оно не помогло... Все из-за меня. И из-за этих двух куриц тоже, чтоб их ночные гости кошмарами терзали".

- Знаешь, дочь, я не буду мешать, - голос вождя был совсем бесцветным. - Если ты уверена, что так хотят Старшие...

В ответ девушка только сильнее сжала губы. С семи лет не плакала, не будет и теперь. Хотя душу словно железными крючьями рвали.

- А ты не больно радуйся, - не преминула напомнить она сразу воспрявшей и не думавшей скрывать ликование сестре. - Это еще не значит, что я не вернусь.

На рассвете, после всех утренних молитв, Спаретра со своим скарбом и двумя лошадьми (отец таки уступил ей вторую, темно-гнедую, специально для поклажи, в помощь вороной дочериной любимице), в сопровождении лучшей подруги - белой овчарки Динги - как и было условлено, вернулась в рощу Белой Охотницы. При солнечном свете все казалось таким радостным, дружелюбным, а вчерашние пугающие разговоры у костра - не более, чем странным, пугающим сном. Но то-то и оно, что "казалось". Разум упорно напоминал об обратном. Что ж, значит, так тому и быть. Спаретра слегка улыбнулась сама себе и принялась ждать остальных. Своих... спутников? Товарищей по несчастью?

Арык 19.03.2014 14:06

Птица-ночь, распростершая над миром крылья, смотрела мириадами очей-звезд. Костры сыпали искрами, струны звенели, лились песни, лились речи, лилось терпкое вино. Вот сошлись в пляске-поединке огнебородые милинги, вот пошли вкруг пламени олкады, то вздымая руки, то опуская, а вот извивается дикой кошкой девушка-ратари, мужчины же отвечают одобрительным рыком. Погруженный в себя, Казарнак удалялся от костров все дальше и дальше, пока не оказался один на один с ночью. Утром отшельник скует их в одну цепь, а цепь, сомкнув крайние звенья, превратит в кольцо. Казарнак, как и спутники, будет связан с Зарытым – за попытку обмана, за попытку побега накажет сама Судьба. Вопрос остался, вопрос никуда не исчез: стоит ли возвращаться, дабы стать частью целого?

– Как же быть? – спросил дулеб у ночи, спросил у Госпожи. Он ждал знака, ждал ответа, но темнота лишь смеялась сотнями голосов, доносившимися со стороны костров, со стороны всеобщего праздника.

Казарнак сидел долго, следя за тем, как ночь догорает вместе с кострами. Ярким росчерком упала звезда, и одновременно с этим сверкнуло что-то на соседнем пригорке. Не в силах поверить, Казарнак метнулся туда, долго ворошил траву, пока не нашел холодно поблескивающее колечко. Простой ободок, зато с камешком, с малахитом. Прижимая подарок к груди, Казарнак истово зашептал Госпоже благодарности. Сомненья отброшены, выбор сделан, и к отшельнику он отправится отнюдь не в смятении. Кольцо, правда, оказалось слишком узким – пришлось, продев тесемку, повесить на шею. Зато за пазухой, и с пальца не соскочит!

В общинном доме Казарнак едва не наткнулся на оретанку и милинга – тех самых, с которыми распрощался в толчее. Благо, увлеченные друг другом, они дулеба не заметили. Быстро собрав вещи, Казарнак направился к всхолмью, где заночевал Тот. Небольшой круглый щит перекинут за спину, дорожная сума пристегнута к поясу, в руках – копье. Казалось, Казарнак не идет, а скользит, как скользит по водной глади водомерка. Вокруг было тихо, покойно, лишь трепал волосы ветер, раздувая угли нового дня.

Greenduck 19.03.2014 22:12

Таргор покинул мудреца со странным чувством отрешённости. Так, наверно, ощущает себя щепка, подхваченная бурным речным потоком.
"Повинуйся року" - говаривал Старый Енот. Таргор сначала возражал, что каждый сам кузнец своей судьбы, но чем старше становился, тем тише звучали его возражения.
Он вспоминал слова того велеречивого кальва с татуировкой, размышляя даже не над смыслом сказанного, а над манерой речи и поведением. Что-то в этом юноше было... Что-то чуждое... Но Таргор не мог уловить что именно.
Старый воин решил перекусить и выпить перед сном. Среди праздной толпы он и увидел давешнюю девчонку, что так и не решилась подойти к костру.
Он остановился рядом, выбирая кусок зажаренного мяса. Хотел что-нибудь сказать, но передумал. Её судьба - её дело.
После Таргор отвернулся и потопал прочь.

Стариковский сон чуток и пуглив. Его может спугнуть неосторожная мысль или лишний глоток мёда. Но Таргор обычно хорошо спал. Его храп иногда принимали за рычание голодного волка. Вот только сейчас Плетущая Сны никак не могла поймать его мысли в шёлковые сети. Мысли ратари бежали по дороге воспоминаний, петляя и путаясь в обрывках образов далёкого прошлого. Ему виделся мальчишка, который никак не мог угодить своему отцу и считающий его почти чужим. Теперь уже ничего не исправишь. Хоть после смерти искупить вину...

На рассвете Таргор собрал свои вещи и оружие, вместе с небольшим запасом провизии и двинулся к месту встречи.
Рыбак и лошадница были уже на месте. Последняя привела с собой целый зверинец. Подойдя ближе Таргор покосился на лошадей. Не любил он этих животных. Как-то не доверял.
- Свежего следа, - Таргор махнул рукой своим будущим спутникам и опустил свой скарб на землю.

ar_gus 21.03.2014 19:32

Последняя ночь Великого Праздника - не лучшее время для сна, она для плясок, песен и веселья. По крайней мере большинство людей именно так и считают.
Артонис медленно пробирался к краю стойбища, стараясь не выходить на яркий свет: отвечать на приветствия и вопросы, отказываться от искренних приглашений присоединиться к гуляниям не хотелось. Принять - невозможно, надо как следует отдохнуть перед дальней дорогой и многое обдумать.

Найти место, до которого не долетали бы шум праздника и свет множества костров, означало бы уйти слишком далеко. Однако смех и пение не станут серьёзной помехой привыкшему спать под грохот обвалов и горных рек. Куда труднее совладать с тяжёлыми мыслями... но Артонис твёрдо решил: утро вечера мудренее. За ночь вопросы исчезнут - или окончательно сформулируются.
Ночь прошла спокойно: проснувшись незадолго до рассвета, кальв наскоро проверил амуницию - скорее по привычке, нежели по необходимости. Его сборы были закончены, не начавшись: всё необходимое не первый год лежало в сумках, периодически пополняясь и заменяясь.

Первые лучи восходящего солнца уже окрасили небесный свод, а Артонис только приближался к холму мудреца. Он не слишком спешил, рассчитывая прийти последним: без него вряд ли начнут, проявлять нетерпение не следует. К тому же давешние вопросы, вопреки надеждам, не рассеялись. "Клятва товарищества" - звучит маняще, ободряюще, но... Да в придачу ещё и "знак избранников Зарытого". Кажется, продолжение вчерашнего разговора выйдет непростым.
Новые знакомые уже собрались в указанном месте. Да не одни, а с пополнением. Увидав белоснежную овчарку, настороженно стоящую рядом с девушкой, Артонис удовлетворённо кивнул. Он полностью доверял собственному дару, да и возможные спутники при разгорающемся свете утра не выглядели беспомощными - но лишняя пара глаз и чутких ушей, не говоря уж о способности найти нужный след, не помешают. Но вот лошади...

- Доброго света! - вскинув руки в приветственном жесте, кальв ускорил шаги, внутренне собираясь.

Argumentator 22.03.2014 15:55

- Всё в сборе, да? - вышедший из-за деревьев Тот Из Леса пришел не один - за ним следовал угрюмого вида воин с массивным посохом-дубиной и боевым ножом за поясом, так ж готовый для похода. Худой, в поношенного вида одежде - не из тех людей, с которыми хотелось бы ночевать под одной крышей. За собой он вёл на привязи небольшого белого барашка. Когда мудрец встал там, где вчера было кострище - новоприбывший сделал несколько шагов в направлении собравшихся и остался стоять там. - Хорошо. Это - Фаркаш, и он пойдет с вами. Но сперва - клятва. Начнем!
Угюмый выхватил из-за пояса нож и одним быстрым движением руки переразал животному горло. Тот моментально оказался рядом с глубокой деревянной миской, собирая кровь, пока забойщик удерживал барашка. После чего начался обыкновенный, привычный для каждого, совершавшего сколь-нибудь дальнее путешествие в малознакомой компании ритуал. Мудрец призвал богов, охраняющих законы и клятвы, в свидетели произносимых обязательств, потребовал от присутствующих назвать своё имя и свой род, отпить немного крови животного, а затем каждый из них назвал других своими спутниками. Остатки крови из миски Тот вылил на землю ровной лужицей и, наклонившись над нею, быстро принялся чертить какие-то знаки. Фаркаш же тем временем, оттащив тушу животного в сторону, начал споро её потрошить - мясо пригодится им на следующем привале. Мудрец, закончив свой "рисунок", поднялся, и парой движений ноги забросал его песком и пеплом.
- Теперь - пройдите над этим местом. - он ткнул себе под ноги, туда, где только что рисовал в крови и пыли. Один за другим переступили через указанную точку спутники - последними были Фаркаш и Спаретра, приладившая избавленного от внутренностей барашка на спину одной из своих лошадей. Свершив ритуал, они снова стали полукругом. Старик продолжил.
- Клятвы даны, печать наложена. Если случится вам повстречать на своём пути жреца, мудреца, слугу одного из богов или Старшего - расскажите им о своём поручении, и печать послужит подтверждением. Свершаете вы этот поход не только ради собственных целей, но и ради блага всего Народа - поэтому можете ждать от них помощи. Если же сомневаетесь в их намерениях - помните, что пока вы сами не откроете её существования - лишь мудрый способен увидеть печать, и то не всякий, но лишь тот, кто в достаточной степени наделен умением видеть, а это дано далеко не каждому даже из Старших. - на несколько секунд Тот умолк, как будто давая собравшимся время обдумать его слова. - Еще три указания я вам дам, слушайте. Вам нужна будет еще одна спутница. Вы можете потом брать с неё клятву, можете и не брать. Можете убедить её пойти, можете взять с собой силой, можете плюнуть на неё и оставить здесь. Но она - лекарка, а без этого вам придётся тяжело на вашем пути. Я описал её внешность Фаркашу, он укажет на неё. Это первое.
Близится зима, и если перевалить через Малый Хребет вы успеете наверняка - переход через Большой будет, скорее всего, уже закрыт снегом. Без помощи Горных не обойтись здесь. Зимовать в землях племен Междугорья - гиблое дело, надеяться на Старших - играть в кости со смертью. Но есть и другой путь - по воде. Спуститесь до моря, и, если найдете в котомках достаточно ценных вещей, чтобы оплатить места на корабле - убедите Людей Моря доставить вас на юг вплавь, а через горы пойдете в обратный путь, уже весной. Выбор тут за вами. Это второе.
И последнее. Если решите пойти морем - можете повстречать Хромую Старуху. Она сторожит Мыс Безумцев - и она враждует со мною. Слуг её не бойтесь, и даже если занесет судьба в её жилище - всё может обойтись. Она - из настоящих Мудрых, и может помочь вам - но меня поминать не стоит. Если же пойдете через горы - не забывайте о Сидящем На Вершине. Много всякого рассказывают о нём, половина - ложь, однако сила его велика. Но, если верна часть из этих слухов, бескорыстно помогать людям - не в его обычае. Будьте готовы, что он потребует платы. Это третье и последнее. Я сказал, вы выслушали. Задавайте свои вопросы.

Арык 23.03.2014 14:02

Вонзив копье в землю, скинув щит, Казарнак переступил над вычерченными кровью знаками. Один шаг, но кольцо на груди нагрелось… или же ему только так показалось? Новый спутник, представленный Тем, как Фаркаш, больше походил на разбойника с большой дороги, и доверия отнюдь не внушал, но раз отшельник говорит…

Снова взяв в руки копье, дулеб внимательно выслушал и про лекарку, и о превратностях двух дорог, когда же Тот Из Леса предложил задавать вопросы, замялся. Спросить о кольце? Но нужно ли об этом знать отшельнику, нужно ли знать спутникам? Поразмыслив, Казарнак решил, что нет. Дело касается лишь его и Госпожи, иным не следует совать в него нос.

– Расскажи мне еще о Царице, – попросил он, – каких каверз стоит от нее ждать, и стоит ли ждать от потомков Змееубийцы?

Argumentator 23.03.2014 14:48

- О Царице Цикад знаю не многое, но что знаю - поведаю. - тоном деревенского сказителя начал Тот, отвечая дулебу. - Город, которым правят потомки её избранника, зовётся Сухое Озеро. Из иных богов почитают там за покровителей Зимнего Царя и Царя Лета - это два её супруга. Некогда Летний царил в течении всего года, но потом с востока пришли люди, поклонявшиеся Зимнему, и осели в этих местах. Была большая война, озеро пересохло, народы смешались, и богам пришлось поделить между собой времена года, души людей - и жену. - небольшая пауза, удерживающая интерес слушателей. - Старые имена их забылись, они взяли себе нынешние. Говорят, и Царицу раньше именовали иначе, когда озеро еще было полным воды, и силы её были больше. Но на что способна она сейчас, и что у неё на уме - того не знаю. - старик усмехнулся. - Не рассчитывай все ответы получить у Мудреца. Мир слишком велик, чтобы кто-то один, человек или Старший, мог понять его во всей полноте. Смотри, спрашивай, слушай - на Юге тебе скажут больше.

Арык 23.03.2014 15:37

Сказанного Тем Из Леса дулебу вполне хватило. Если народы расколоты, пояс будет проще достать, ведь всегда можно столкнуть две силы лбами. Сложнее пришлось бы, имей он дело с единым, сплоченным народом.

– Благодарю за ответ, – склонил Казарнак косматую голову, - для меня он сродни чаше воды, преподнесенной в знойный день уставшему путнику.

Отступив в сторону, дулеб снова оперся на копье, погрузился в свои мысли. Какую из двух дорог предпочесть? Сам он, конечно же, выбрал бы море, но что предпочтут спутники? Да и малахит в кольце мог говорить о том, что следует выбрать горные перевалы…

AnneLinn 23.03.2014 16:20

Оретанка тепло ответила на приветствия обоих воинов и кальва-проводника и продолжила ждать. Процесс, собственно, не так чтобы затянулся. Тот Из Леса Мертвых, конечно же, пришел, и даже в сопровождении угрюмого человека с дубиной. Новый спутник? Что ж, тем больше шансов выжить. А что вид подозрительный... с этим можно смириться. При желании - уж точно. Да и судить первому впечатлению - значит рисковать многим. Очень многим.

Дальнейшее Спаретра сочла отчасти ожидаемым, отчасти не слишком. Ритуал, жертвоприношение, металлический вкус крови во рту... Всего этого следовало ожидать, посему девушка была морально готова к чему-то подобному. Ощущения были не сказать, чтобы совсем неприятные. Мрачные предчувствия тоже словно отступили. На их место пришли спокойная уверенность и не менее спокойная готовность последовать куда будет велено. А вот это можно отнести к весьма приятным неожиданностям.

Между тем мудрец закончил свои предостережения и любезно предложил ей и ее спутникам задавать вопросы.
Вопросов у Спаретры не было. Как и желания оные выискивать и задавать. В особенности после того ответа, что она получила прошлой ночью у костра. Дочь вождя, мягко говоря, не особенно привыкла к хамству в свой адрес. Но, заслышав ранее слово "лекарка", Спаретра медленно кивнула. Необходимый в походе человек, тем более, если по-настоящему сведущий. Однако кое-какую вещь нелишне оговорить сразу. Просто на всякий случай.

- Перевязать и заговорить рану сумею я, - коротко изрекла девушка. - Но не более того.

ar_gus 23.03.2014 19:02

Новый спутник не вызвал у Артониса ни особого доверия, ни сильных опасений. Вид, конечно, не лучший, но... кальв чуть усмехнулся, представив, как выглядел он сам последние два года, изредка спускаясь с гор к людским поселениям. За порождение ночи не принимали - и то ладно. Однако искать ещё и лекарку? Две девушки в небольшом отряде, идущем по не самым дружелюбным землям - двойная опасность. Мысль промелькнула - и ушла до поры в тень: Артонис понимал, что для таких обсуждений не время и не место. Коротко кивнул новому спутнику и сосредоточился на происходящем.
Ритуал, знакомый с первого Посвящения, заставил мимоходом задуматься: сейчас, проведённый накануне непростого и, видимо, важного похода Мудрецом - не станет ли он чем-то большим, чем простое обещание поддержки и помощи спутникам? Хотя беспокоиться об этом рано... или поздно. Рассказы о Царице тоже не слишком волновали кальва: до неё ещё предстоит добраться, если будет на то воля Старших. Выбор пути для него также был очевиден - лучше знакомые опасности, чем неведомые. Но и этот вопрос мог немного подождать. Сделав несколько шагов и остановившись слева от Мудреца, Артонис рассудительно заговорил:

- С вашего позволения, Мудрый Тот... Вы говорили, что души участников неудачного похода в основном вернулись на родину. Но довелось ли кому-либо из уходивших возвратиться во плоти и можем ли мы с ними поговорить?

Сформулировав, наконец, вопрос, волновавший его со вчерашнего дня, Артонис не скрывал волнения. Отведя взгляд от мудреца, кальв смотрел теперь прямо в глаза Таргору:

- Ты старший среди нас, и ты умеешь, кажется, видеть сокрытое... Согласись: если рассказ выживших даст нам крупицы знания о грядущих преградах и опасностях, потраченные на разговоры полдня могут спасти наши жизни.

Argumentator 25.03.2014 13:41

Старик ответил и на этот вопрос, однако в голосе его послышалось что-то похожее на раздражение:
- Конечно же, есть и такие. Но если мертвые могли что-то скрыть от меня - уж тем более живые не расскажут вам ничего ценного! Впрочем, если у тебя есть желание тратит на них время, и вы всё же решите пойти через земли олкадов, через горы - найти нескольких не составит труда. На празднестве они не появлялись... - Тот сплюнул. - Лут-Ийон. Оттуда эти чернобородые обычно ходят в свои набеги. Там ищи. - еще раз обводит группу своим пронзительным взглядом, как бы спрашивая: "Ну, всё? Чего стоите?"

Daniel 25.03.2014 15:25

Рука слегка дрожала, когда Фаркаш перерезал животному горло, сердца коснулось раздражение и тоска -- он не любил, когда силу тратили впустую. Однако удар ножом был идеален -- за время странствий забойщик не растерял своих навыков.
Далее были знакомые ритуалы. Но Фаркаша не покидало ощущение, что теперь все эти клятвы -- больше, чем простая формальность.
--...я описал её внешность Фаркашу, он укажет на неё...- забойщик утвердительно склонил голову.
Выслушав всё сказанное, Фаркаш заговорил:
-- Я предпочту идти посуху. В этом деле я опытен и смогу быть полезным, тогда как плавать на кораблях мне не доводилось. Если, конечно, большинство будет за морской путь -- что ж... Однако, прежде нужно найти эту лекарку, я считаю.

ar_gus 25.03.2014 20:07

- Все мои знания, все мои навыки так или иначе связаны с горами. Они - мой второй дом, и предпочтения очевидны, - вторил новообретённому спутнику Артонис. - На морских путях пользы от меня не так много. К тому же -что мы знаем о нравах и обычаях приморских племён? Кто-нибудь общался с ними? Как встретят они столь пёструю группу, как наша, да ещё и с двумя девушками; какую плату потребуют? Не хотелось бы однажды утром проснуться на каком-нибудь незнакомом берегу без пожиток... или не проснуться вовсе.

Кальв медленно обвёл взглядом группу, но паузы, чтобы дать кому-либо ответить не сделал.

- На горном же пути мы, благодаря любезности Мудреца, рассказавшего о выживших в злосчастном походе, можем узнать многое. Мёртвые не рассказали правды и заставить их не получается? Что же... быть может, - улыбка Артониса напоминала оскал, - живые будут сговорчивее? Им, по крайней мере, есть чего бояться.

Арык 27.03.2014 07:10

Уже двое были за путь через горные перевалы, но дулеб все еще сомневался. Его стихия – озера и реки, а море – та же вода, пусть и соленая. С другой стороны, и в сухопутных походах он за последнее время поднаторел, да и камешек малахит все не выходил из головы… Как же быть?

- О дорогах я сужу по опасностям, могущим на них поджидать, – сказал он негромко, будто разговаривал сам с собой, – посему оба пути видятся равнозначными. В таких делах стоит довериться провидению, и не будь среди нас толкователя знаков, предложил бы бросить жребий, но он среди нас есть, так что…

Повернувшись к Таргору, Казарнак окинул того холодным взглядом, словно бы сомневался – а способен ли сей старик хоть на что-нибудь? Сухо же прозвучал и вопрос:

- Что скажешь, ратари?

Greenduck 27.03.2014 21:11

После свершения обряда Таргор хранил молчание, наблюдая за своими спутниками. Он подмечал манеру речи, движения и ещё множество мелких деталей. Умение наблюдать и замечать Таргор выпестовал долгие годы.
Новый человек в группе не вызывал неприязни, скорее интерес.
А потом речь зашла о двух путях.
- О дорогах я сужу по опасностям, могущим на них поджидать. Посему оба пути видятся равнозначными. В таких делах стоит довериться провидению, и не будь среди нас толкователя знаков, предложил бы бросить жребий, но он среди нас есть, так что… - проговорил дулеб и посмотрел на Таргора.
- Что скажешь, ратари?
Старый воин выдержал холодный, будто слегка насмешливый взгляд. И отплатил паузой перед ответом.
- Знаки... - Таргор говорил медленно. - Ты хочешь, чтобы я трактовал их, дулеб? Но при этом не доверяешь мне. Почем тебе знать, быть может я совру для собственной выгоды?
Таргор замолчал, обводя взглядом присутствующих.
- Я не видел прямых Знаков. Но я знаю, что Судьба дала Знак ему, - ратари уставился в глаза Казарнаку. - Скажи, рыбак, ведь я говорю правду? Тебе был Дар. И он указывает наш Путь. Так?

Арык 28.03.2014 07:29

Потрясенный, дулеб отступил на шаг. Будто не ответил Таргор, а хлестнул его плетью скрипучего своего голоса, хлестнул в самое сердце. Как завороженный, потянул Казарнак из-за пазухи кольцо, блеснул в утреннем свете малахит.

- Вот… нашел это перед самым рассветом, - он протянул кольцо на ладони, взглянув на Таргора, взглянув на Артониса, - что скажете?..

В сторону Того Из Леса Казарнак боялся даже смотреть…

AnneLinn 28.03.2014 09:35

Относительно пути Спаретра не могла сказать ничего сколько-нибудь определенного. Оба предложенных маршрута казались ей одинаково предпочтительными и одинаково непредпочтительными. О двух концах палка, как говорится. Потомку степей ближе, привычнее и понятнее, ясное дело, путь посуху; другое дело, что в горах девушке бывать еще ни разу не доводилось. И лошадей невозможно сбрасывать со счетов. Сильные и выносливые животные преодолеют, но без дополнительных трудностей всяко не обойдется... Та же история с морем. Воды Спаретра не боялась, плавала хорошо, так как выросла и жила у реки; однако не надо быть гением или каждый день наблюдать толщу соленой бурлящей воды (кажется, так описывал море захожий странник?), чтобы понимать, что путь по реке, пускай и большой - широкой, и путь по морю - совершенно разные вещи. Куда ни кинь, везде Спаретра окажется в новой, абсолютно непривычной ситуации, будет вынуждена приспосабливаться. Поэтому можно и не ломать голову особо, стараясь выбрать из двух зол меньшее. Тем более, когда меньшего-то и нет, оба равновелики.

- Я готова подчиниться общему решению, - сказала девушка. - Каким бы оно ни было.

Затем оретанка перевела взгляд на воинов - молодого дулеба и пожилого ратари, - между которыми как раз завязалось некое подобие спора. Вернее, начиналось оно как спор, а продолжилось вещами куда более необычными... Девушка следила за происходящим, сконцентрировав все внимание, и пока не торопилась с какими-либо выводами.

ar_gus 29.03.2014 14:12

Артонис подошёл ближе к Казарнаку. Не будучи специалистом, он не готов был рассуждать о качестве изделия. Камень - дело другое: цветовые переходы, неровная поверхность... да и серебро немного подскажет.

- Интересная вещица тебе попалась. Простое колечко вроде, вот только... - оторвав взгляд от находки, кальв смотрел попеременно то на дулеба, то на ратари, обращаясь к обоим. - Нет в наших краях таких камней. Малахит встречается, да качество не то. Наш похуже будет, а этот издалека привезён, да не вчера. Видишь - камень неровный, да и серебро тёмное... Старая вещь, чтобы не сказать - древняя. Но чистая, словно не в земле лежала, а на прилавке.

Кальв подошёл к дулебу вплотную и понизил голос до полушёпота:

- Хороший камень, добрый: на жизнь да радость. Вот только мудрые люди сказывают, будто владеющий им внимание к себе привлекает. Иногда даже излишнее. Так что будь внимательнее!

Тон кальва был предельно серьёзным, но в уголках губ притаилась еле заметная усмешка.

Арык 29.03.2014 18:54

Предупреждения дулеб, казалось, не услышал, а вот слово «издалека» повторил про себя. Для него все сложилось: камень, добытый в дальних горах – дальняя дорога чрез горы. Мудра Госпожа, вложила в кольцо не одно указание – несколько.

- Да, дулеб, - негромко проговорил Таргор, будто подслушал мысли, - ты сам ответил на свой вопрос. Идем через горы, дело решенное.

- Да, - Казарнак поспешил кольцо убрать, спрятать за пазухой, искоса поглядывая на Того Из Леса. – Тогда дело за небольшим – отыскать лекарку…

ar_gus 30.03.2014 14:12

Цитата:

– Тогда дело за небольшим – отыскать лекарку…
Спорить было бы глупо, но это - не единственное важное дело. К тому же такой толпой, да ещё с собакой, косулю загонять хорошо, а не очередную спутницу искать.

- Думаю, с этим пара человек запросто справится, -заметил Артонис. - Едва ли так уж необходимо идти на поиски всем сразу: решит ещё, что её похищают. Фаркаш, само собой - единственный знающий внешность таинственной спутницы. И... Спаретра, наверное? Тебе, возможно, легче будет найти общий язык с девушкой. Остальным предлагаю, если уж мы решили - мы же решили? - идти через горы, проверить снаряжение и подумать, всё ли у нас есть.

AnneLinn 30.03.2014 14:56

Что ж, через горы так через горы. Дулеб Казарнак стал тем, благодаря кому решился вопрос. Вернее, его кольцо. Как там сказал Таргор? Дар. Оретанка едва заметно кивнула. Порою дары играют очень серьезную роль... Зачем-то девушка провела ладонью по своему железному ожерелью. По лицу пробежала легкая тень. Но это было лишь мгновение.

Цитата:

Сообщение от Артонис (Сообщение 1769571)
- Думаю, с этим пара человек запросто справится. Едва ли так уж необходимо идти на поиски всем сразу: решит ещё, что её похищают. Фаркаш, само собой - единственный знающий внешность таинственной спутницы. И... Спаретра, наверное? Тебе, возможно, легче будет найти общий язык с девушкой. Остальным предлагаю, если уж мы решили - мы же решили? - идти через горы, проверить снаряжение и подумать, всё ли у нас есть.

Спаретре не особенно хотелось идти уламывать неведомую лекарку. Куда охотнее она осталась бы со всеми проводить приготовления. Другое дело, что Артонис рассудил вполне справедливо. Нужен кто-то, дабы уравновесить Фаркаша. А то еще напугает девчонку. Второй же мужчина в данной ситуации - плохой вариант.

- Никогда не вызывала большого доверия у девиц моего племени, - спокойно ответила Спаретра кальву. - Дружбу охотнее водила с их братьями, чем с ними. Говорю просто на всякий случай, чтобы строго не судили, если что-то пойдет не так... Впрочем, попытаюсь.

Арык 30.03.2014 18:35

Устроив щит за спиной, Казарнак выдернул копье, перехватил поудобнее.

- Я не большой знаток гор, - сказал он, обращаясь уже к одному Артонису, - но могу пособить, коли придется торговаться.

Помолчав мгновение, добавил:

- Лично мне нужны новые баклаги под воду, а то старые прохудились. Как раз думал озаботиться этим на местном торжище…

Greenduck 31.03.2014 18:19

Таргор мрачно слушал разговоры о лекарке. Судя по всему это и была та девчонка, которая ошивалась вчера у костра, но так и не подошла.
- Видать и правда скоро Мать Всех Битв начнётся. Куда катится мир? Бабу уговаривать. Видел я её. Недавно первую кровь ещё роняла, - проворчал ратари. - У нас в племени такие не то что мужского слова - взгляда слушаются.
Он сплюнул на землю перед собой.
Таргор подошёл ближе к Фархашу.
- Будет сопротивляться - силой приведи. Уж четверо-то мужчин научат девчонку покорности.
Таргор прищурился, бросив быстрый внимательный взгляд на Спаретру.
- Пойду тоже по местным торговцам пройдусь.
Закинув на плечи походную суму старый воин подошёл к Артонису и Казарнаку.
- Небось про вино никто не подумал. Баклагу надо взять на первое время. У походного костра самое оно. Если меру знать.

AnneLinn 31.03.2014 20:49

Спаретра поймала на себе взгляд Таргора и выдержала его, не отводя собственного. Интересно вышло. Неясно, к кому в большей степени относится обещание научить покорности - к неведомой еще лекарке или же к самой оретанке. Девушка едва заметно поджала губы. Ну да ладно, пока есть дела поважнее, чем искать подвох в словах старого воина.

- Ежели совсем сопротивляться будет и ни в какую - аркан при мне, - пожала плечами Спаретра. - Так проще. Но ничего не поделаешь, сначала надо по-божески.

Помолчав пару секунд, девушка повернулась к Фаркашу:

- Не вижу причин медлить. Готова идти.

ar_gus 01.04.2014 00:14

Цитата:

- Ежели совсем сопротивляться будет и ни в какую - аркан при мне...
- Это, пожалуй, излишне будет, - с некоторым сомнением пожал плечами Артонис, снимая и ставя на землю походные сумки. - С лекарем в походе, конечно, надёжнее. Но доверять своё здоровье - а, возможно, и жизнь - тому, кто действует по принуждению... Я бы не рисковал. В конце концов, мы и сами кое-что умеем: дожили же до сего дня. Ну потратим ещё немного времени и средств на покупку лечебных зелий...

Daniel 01.04.2014 16:41

Фаркаш молча вперил мрачный взгляд из под бровей в говорящих. С того самого момента, как он произнёс клятву, ни одно слово не слетело с его губ. То ли ему было скучно и абсолютно безразлично, то ли он просто не склонен был болтать попусту.
Судя по всему, на Фаркаша в болтовне на привале, у искрящего костра, спутники могли в будущем не рассчитывать.
-- Не вижу причин медлить. Готова идти,- Фаркаш удовлетворённо кивнул и коротко обронил:
-- Пойдём.
Решительно отвернувшись от группы навязанных товарищей, он зашагал обратно в сторону уже редеющей толпы, которая всё еще смаковала остатки празднества Равноденствия. Он ни разу неоглянулся, следует ли за ним Спаретра. Взором же пытался выцепить в толпе хоть кого-то, кто попадал бы под описание Того из Леса Мёртвых.

Argumentator 04.04.2014 14:22

Празднество закончилось. Следы радости и веселья на лицах, одеждах и вокруг жилищ еще были видны, но улыбки уже начинали затухать под напором приближающейся будничной рутины, винные пятна на лучших туниках переставали казаться уместными, превращались в обычную грязь, а разбитые бутылки, раздробленные кости, рыбья чешуя и несъедобные части плодов из остаток обильной трапезы становились просто мусором. Празднество закончилось, и следующее ожидалось уже не скоро, и совсем в другом настроении. Зимнее солнцестояние - не столько праздник, сколько ритуал, воззвание к Старшим, еще один обязательный элемент годичного цикла, то, что нужно сделать, чтобы не распалась связь времен и за долгой зимой наступила короткая, бурная весна, время пробуждения добрых, живых, летних богов от спячки, начало новой жизни. Но до него еще предстояло дожить.
Пока же Народ пробуждался ото сна и начинал собираться в дорогу. Многие еще лежали в постелях, гамаках, на скатках, в палатках, на земле. Через них переступали, переползали, их обходили, собирали пожитки те, кто решил подняться по раньше и выдвинуться в путь вперед остальных. На расчерченных линиях-улицах было, конечно, еще не так много людей, как в любой из дней самого праздника, но движение было довольно бойким. Торговцев украшениями, амулетами, оружием стало гораздо меньше, зато куда чаще можно было увидеть, как путники набирали в дорогу припасы - вяленое мясо, плоские лепешки, сушеные ягоды, орехи. Впрочем, не только. Возле одного из хорошо сколоченных прилавков ближе к центру лагеря спутники и обнаружили искомую лекарку. Невысокая, хрупкая, больше похожая на ребенка, чем на взрослую женщину, в одеянии с замысловатой вышивкой, она перебирала пальцами меха и ткани зимних плащей под сонным взором торговца из племени одорисов, что обитают далеко на севере и западе и торгуют самыми лучшими шкурами. На её гладком личике с огромными глазами застыло выражение подозрительного внимания, как будто девушка была уверена в обмане, и теперь лишь тщательно выискивала - в чем же именно заключается изъян? Она была одна.

AnneLinn 04.04.2014 18:46

Спаретра молча шла рядом с Фаркашем. Неразговорчивости и неприветливости спутника она даже обрадовалась. Такие люди ей всегда были понятнее неуемных, норовящих залезть в самую душу, трепачей. Нет, Спаретра никогда не была против бесед как таковых; просто она всегда делила разговоры на необходимые, бесполезные, но интересные и бесполезные и неинтересные. К пустопорожней болтовне девушка прониклась нелюбовью еще в отрочестве, вдоволь наглядевшись на идиотски хихикающих и перешептывающихся сверстниц. Особенно невыносимы были подруги Агунды и Альды. Нет, уж лучше суровое молчание занятых делом пастухов.

По сторонам оретанка смотрела не особо, хотя между делом и подумала, что неплохо будет прикупить на обратном пути орехов и сушеных ягод. В основном же ее мысли занимало предстоящее. Что за лекарка? Как она отреагирует на такое посещение? Конечно, про аркан Спаретра сказала больше для красного словца, однако что есть то есть: с ним она научилась управляться гораздо лучше, чем с обязанностями посла. Если бы все решало только умение хорошо заговаривать узлы и далеко кидать, то прекрасно было бы. Но лучшее - враг хорошего. Раз уж придется примерить на себя личины непривычные, то начинай прямо сейчас. В ледяную воду лучше окунаться сразу...

Наконец Фаркаш остановился и указал на одиноко стоящую девицу, по виду ребенка или недоростка. Очень угрюмого и недоверчивого недоростка. По узорам на ее одежде не представлялось возможным определить ее племя просто потому, что таких узоров Спаретра ранее никогда не видела. Впрочем, сейчас было не до домыслов. Гораздо нужнее подойти и заговорить.
Так, Фаркаш - плохой толмач, вся основная нагрузка будет на оретанке. Но это не значит, что не нужно спрашивать его мнение.

- Давай сначала чуток понаблюдаем, - предложила девушка спутнику, при этом не выпуская из виду интересующую их цель. - Дабы не спугнуть.

Арык 04.04.2014 20:16

Казарнак присматривался и к баклагам, и к мехам, но остановился все же на бурдюках, кои приобрел в количестве двух штук у раскосого шкурника-олкада. Цену тот задрал до самых до небес, но дулеб, почувствовав в крови торговца вино, без труда обратил торги в свою пользу. Благодушное состояние олкада продержится немало времени, и многих еще ждет товар за полцены…

Наполнив бурдюки водой у ближайшего колодца, Казарнак совершил еще несколько покупок по мелочи, и уже собрался было возвращаться, как заметил Фаркаша и Спаретру близ одного из прилавков. Кажется, там шла торговля одеждой. Меха дулебу были никчему – умел и с холодом справляться, и с жарой, а вот на врачевательницу взглянуть было б интересно. Стараясь не привлекать излишнего внимания, он приблизился.

AnneLinn 04.04.2014 20:44

В ответ Спаретра получила кивок. Чего и следовало ожидать. С минуту оба присматривались, оценивали обстановку. Девица явно никуда не торопилась и вообще могла себе позволить роскошь долго и вдумчиво изучать мех. А вот сама оретанка и ее спутники такого позволить себе не могли. Каждая минута в железе ценится, как поговаривает отец.
Итак, вперед. Получится беседа - прекрасно, не получится... Не велика потеря. На крайний случай кого другого подыщут.
С этими мыслями Спаретра легкими, но решительно шагами направилась к хмурой девице. Тоже подойдя к прилавку, оретанка остановилась на расстоянии трех шагов от лекарки.

- Мир тебе, - сказала она и продемонстрировала пустые ладони в принятом у кочевников тыбан жесте приветствия.

Greenduck 04.04.2014 20:54

По древнему преданию Молчаливый Охотник создал похмелье, когда Свар Каменный Живот напился после удачного похода и не смог дать отпор Королю йотунов. С тех пор каждый воин знал: за весельем следует расплата.
Но кого это когда останавливало... Таргор вздохнул, вспоминая веселые попойки с друзьями. Теперь от слишком кислого вина ратари мучила изжога, да и пил он редко.
Но всё же воин приобрёл баклагу местного вина, а потом неспешно прохаживался у торговых рядов. Удачное время для покупок. Многие торговцы спешили домой и сбрасывали цену. Несколько лепёшек по олкадскому рецепту, мешочек сушёных душистых трав для похлёбки и тёплая шапка с "ушами" прикрыть лысину - всё это отправилось в походную суму.
Напоследок Таргор купил у неприятной женщины со срощенными бровями печёное яблоко и неспешно двинулся к месту сбора, по пути жуя сочную мякоть.

Jade 07.04.2014 15:25

Ранее этим утром она попрощалась с Лейсом, который повел свой караван обратно в родные края Милингов. И теперь Рин не могла избавиться от беспокойства. Лейс ушел, а другой компании она себе так и не сыскала. Конечно, все еще можно было догнать караванщика и отправится с ним, но тогда ее будет ждать еще одна унылая зима, во время которой прекращались все приключения. И все было бы хорошо, если бы девочку не поджимало время. Тратить еще несколько полнолуний на неинтересную оседлую жизнь ей отчаянно не хотелось.
Рин зевнула, она сегодня рано встала и толком не выспалась. Сколько она уже так стоит у этой лавки? Может, хватит уже мех щупать, а таки попробовать поискать других компаньонов? Хэх, но где их возьмешь? Есть ли тут доброжелательные торговцы, которые продолжают бороздить просторы в зимнее время? С этими мыслями девочка отпустила мех и повернулась было к торговцу, что бы задать свой дежурный вопрос о возможных путниках, когда незнакомая женщина обратилась к ней.
- Мир тебе - сказала она, демонстрируя жест приветствия.
Рин машинально ответила жестом на жест, молча всматриваясь в незнакомку. Что-то в ней привлекло внимание Рин. Ах точно, просто она уже видела эту женщину ранее, а точнее – вчера. Она – одна из тех подозрительных личностей, что обговаривали богов у костра… А рядом с ней кто? Какой-то бродяга с морщинистым угрюмым лицом. Его Рин видела впервые. Они вместе? Что они хотят от нее?
Невольно вспомнился момент, когда вчерашний старик указал пальцем в ее сторону. Неужели это все-таки не было случайностью? Они знают о ее проклятии? Если это так, то нужно срочно рвать когти.
Но погодите, если они знают о проклятии и хотят ее поймать, то какой смысл им вот так заявляться к ней посреди белого дня, да еще и в людном месте? Не проще было бы повязать ее ночью или устроить засаду на выходе из поселения? Может еще не все так плохо, раз уж они тут, то стоило попытаться прояснить их намерения. И для начала она попробует с ними поговорить как обычно.
Девочка чуть изменилась в лице, натянув маску дружелюбной улыбки, она защебетала веселым голоском:
- Приветствую. Если вы ищите девочку для развлечения, то вы ошиблись. Хотя я вас не виню. Мало кто может устоять перед моей красотой. Но коли вы ищите помощи лекаря, тогда я могу вам помочь. За определенное вознаграждение, разумеется. Или вы тут по иному делу? Тогда… - Рин сделала небольшую паузу. Обычно тут она заканчивала словами "Тогда обращайтесь к Лейсу", но теперь-то она была одна. - Тогда… я вас выслушаю.

AnneLinn 07.04.2014 17:11

Лекарка оказалась куда приветливее и словоохотливее, чем можно было предположить по выражению ее лица. Пускай улыбка ее и вышла какой-то натянутой, однако упрекнуть девицу в грубости пока было нельзя. Радует, что она сразу приступила к делу.
Спаретра сделала вид, что вообще не услышала первую трель собеседницы про развлечения. Сразу предполагать худшее не такое уж и чудачество в этом мире. А если честно, то совсем не чудачество. Другое дело, что сама оретанка не замышляла ничего подобного. В этом плане незнакомке повезло.

- Да, по иному. Но и оно связано с твоим умением лечить, - начала девушка спокойно и без обиняков. - Нам довелось услышать о нем немало лестного. Но скажу сразу: нашей группе требуется не одна залеченная рана, а постоянное сопровождение лекаря. В походе. Если тебя это не привлекает, то извини за беспокойство. А если не отвергнешь сразу, то задавай свои вопросы. Постараюсь ответить на них.

Jade 07.04.2014 18:19

- …Но скажу сразу: нашей группе требуется не одна залеченная рана, а постоянное сопровождение лекаря. В походе.
Глаза девочки хитро блеснули.
- Хо-хоу… Значит, хотите меня взять с собой?
- Если тебя это не привлекает, то извини за беспокойство.
- У-уу, как холодно с твоей стороны…
- Если не отвергнешь сразу, то задавай свои вопросы. Постараюсь ответить на них.
- Ну зачем же мне сразу отказывать, когда я как раз ищу себе достойного нанимателя? И не волнуйся, мой предыдущий хозяин все еще жив и здоров, просто наши с ним пути временно разошлись. А на счет вопросов, то естественно меня многое интересует. Для начала можешь сказать, как зовут тебя и твоего… сужденного? – девочка кивнула в сторону молчавшего незнакомца, что сопровождал женщину.
- Меня же зовут Рин. Странствующая лекарка без рода и племени. Да, и если будем обсуждать дело, то может перейдем в более подходящее место? И к слову, я сегодня еще ничего не ела...

AnneLinn 08.04.2014 19:06

Цитата:

Сообщение от Незнакомка (Сообщение 1775263)
- Хо-хоу… Значит, хотите меня взять с собой?

- Да, - кивнула Спаретра. - Нам нужен лекарь. Поход предстоит трудный, через горы.

Цитата:

Сообщение от Незнакомка (Сообщение 1775263)
- Ну зачем же мне сразу отказывать, когда я как раз ищу себе достойного нанимателя? И не волнуйся, мой предыдущий хозяин все еще жив и здоров, просто наши с ним пути временно разошлись. А на счет вопросов, то естественно меня многое интересует. Для начала можешь сказать, как зовут тебя и твоего… сужденного?

- Я - Спаретра из племени тыбан, чей дом - оретанские земли, - ответила девушка. - А моему спутнику имя Фаркаш, он - боец нашего маленького отряда.

Цитата:

Сообщение от Незнакомка (Сообщение 1775263)
- Меня же зовут Рин. Странствующая лекарка без рода и племени. Да, и если будем обсуждать дело, то может перейдем в более подходящее место? И к слову, я сегодня еще ничего не ела...

А лекарка не промах. Впрочем, Спаретра ничего не имела против тактики "не догоню, так хоть погреюсь"; вернее, в данном случае это звучало бы "не сговорюсь с нанимателем, так хоть поужинаю". Что ж, понятное желание. Однако сама оретанка была на этот счет немного другого мнения.

- Мы не можем позволить себе тратить время в корчме, - спокойно изрекла девушка, чуть пожав плечами. - Уж не обессудь. Поэтому вот встречное предложение: наша группа расположилась здесь поблизости, около Рощи Белой Охотницы. Почему бы не убить одной стрелой двух зайцев? И поешь, и заодно сразу всех увидишь.

Jade 09.04.2014 16:29

- …Поэтому вот встречное предложение: наша группа расположилась здесь поблизости, около Рощи Белой Охотницы. Почему бы не убить одной стрелой двух зайцев? И поешь, и заодно сразу всех увидишь.
Предложение выглядело разумно, если бы Рин могла доверять собеседнице. Но она пока еще ни капли ей не доверяла, а лишь пыталась "прощупать почву". Если они знали об ее проклятии, то это могло оказаться простой ловушкой. Заманить и накинуться толпой - чем не план захвата? Все это слишком плохо пахнет, риск неоправданно велик.
Да и поход в горы… и это накануне зимы?.. Вряд ли у нее получится насладиться путешествием в горы в такое-то время года. Но, с другой стороны, не факт что ей выпадет еще одна возможность побывать в горах, ведь время на исходе…
Девочка немного приуныла и улыбка покинула лицо Рин.
- Спасибо за предложение, но я сомневаюсь, что готова к переходу через заснеженные горы. Такой поход опасен и сложен, мне потребовалось бы время и средства на подготовку. А вы, как я вижу, сильно торопитесь. Пожалуй, вам лучше подыскать другого лекаря. Хотя вряд ли тут кто смог бы сравниться со мной в этом ремесле, но и забот от него вам будет меньше. Ведь горы – не моя стихия, а мое тело, сколь бы не было красиво, но физически слабо. Поэтому… желаю вам удачи в вашем походе. А теперь простите, но мне и правда не терпится перекусить.
Рин повернулась, готовясь уйти прочь.
Тело было напряжено, а уши навострились, стараясь уловить любое движение Спаретры или ее спутника. Ведь, если их к ней привела проклятая печать, и они пришли что б заманить ее в ловушку, то не исключено, что теперь они могли попытаться повязать девочку силой.

Арык 10.04.2014 20:15

Заметив напряжение юной врачевательницы, Казарнак подошел осторожно, как к чуткому зверьку. Вонзив копье в землю, он протянул руки ладонями вперед, сказал, как можно спокойнее:

- Мир тебе, Рин, я – Казарнак из Озерного края. Верно подметила: лекарей много, вот только нужна нам именно ты. Что до гор, то я и сам не большой их любитель, но знаки судьбы есть знаки судьбы. Поверь, чем смогу – помогу, в обиду не дам.

Девушка остановилась в сомнении, а дулеб, подхваченный наитием, сорвал с шеи тесемку, протянул на ладони кольцо.

- Вот, - сказал он, взглянув Рин в глаза, - прими в знак наших добрых намерений.

Jade 11.04.2014 17:24

Пока она следила за Спаретрой, кто-то грациозно подкрался к ней и демонстративно вонзил копье в землю. Рин с визгом подпрыгнула от неожиданности и, потеряв равновесие, приземлилась на пятую точку.
- Мир тебе, Рин, я – Казарнак из Озерного края. Верно подметила: лекарей много, вот только нужна нам именно ты. Что до гор, то я и сам не большой их любитель, но знаки судьбы есть знаки судьбы. Поверь, чем смогу – помогу, в обиду не дам.
- Ч-что?… - пролепетала ошеломленная девочка.
- Вот, - сказал он, взглянув Рин в глаза, - прими в знак наших добрых намерений.
Что мог Казарнак видеть сейчас в глазах этого перепуганного загнанного в угол зверька? Вероятно, целую массу неописуемых чувств.
- Что это?.. – она было растерянно потянулась к кольцу, но потом опомнилась и отдернула руку – Стойте! Вы кто такие?! Почему вы на меня прыгаете среди белого дня?! Что вам от меня нужно?! Поход? Да какой еще поход в горы зимой?!! Вы даже не похожи на торговцев! Не лгите мне! Чего вы на самом деле добиваетесь?!
Она была на грани срыва. Голос дрожал. Ее крики были пропитаны злобой и страхом.
Недовольно стиснув зубы, Рин начала спешно нашептывать заговор очарования, приковывающий внимание собеседника к узорам ее одежды. Если эти трое на нее накинутся, она попытается запутать их взмахами рукавов с узорами и улизнуть.

Арык 11.04.2014 20:02

Пораженный поведением лекарки, дулеб отступил на шаг, стиснул в кулаке кольцо. Из долгих странствий он знал: дар зачастую искажает разум, а то и вовсе лишает его. Если с девушкой не все в порядке, она вполне могла увидеть в нем чудовище, узреть отсвет Госпожи, и коли оно так, что предпринять? Боясь сделать хоть одно неверное движение, застыв каменным истуканом, Казарнак с надеждой взглянул на товарищей…

Daniel 11.04.2014 23:55

--...Вы кто такие?!..?!...Что вам от меня нужно?!..Вы даже не похожи на торговцев! Не лгите мне!..
Вопли Рин и её надменно-истеричная манера держать себя порядком раздражали Фаркаша. Будь его воля, он бы плюнул на всё и давно послал её к демонам. Однако, если верить словам старца и тому, что он сообщил Фаркашу, она действительно могла бы оказаться очень полезной в походе. Осталось понять, чего будет больше: пользы от лекарских навыков или вреда от истеричного характера.
Глубоко вдохнув, он унял вспыхнувшую в груди злость и как можно спокойней проговорил:
-- Тихо! Никто не врал тебе, так как никто и не говорил, что мы торговцы. Мы выполняем одно поручение, и нам был нужен лекарь. Ты отказалась. Если передумаешь -- мы будем еще некоторое время у рощи Белой Охотницы,- он махнул в нужном направлении рукой. Резко развернувшись, он бросил своим спутникам:
-- Чёрт с ней. Пойдём, мне надоело тратить своё время. Если она захочет -- присоединится, время еще есть. А нам еще нужно подготовиться к походу, - он решительно зашагал прочь, всем своим видом показывая, что нужно уходить.
Отойдя от Рин подальше и дождавшись, когда спутники его нагонят, он подозвал их поближе и прошептал:
-- Кто-нибудь из вас проследите за ней, не упустите из виду! Я сейчас вернусь. Но она не должна понять, что за ней следят, старайтесь не попадаться на глаза, а если всё же попадётесь -- сделайте вид, что покупаете что-то для похода и её вообще не замечаете. А я сейчас вернусь. И будьте готовы к небольшой заварушке, но не вмешивайтесь!

Дождавшись кивка оретанки и дулеба, Фаркаш нырнул в толпу и запетлял по стойбищу, проворно двигаясь между юрт и шатров. Он внимательно осматривал толпу, но глядел не на людей, а им под ноги. Он искал кошек. Эти маленькие зверьки хоть и пугливые одиночки, но часто пробираются поближе к людям в надежде урвать и себе кусок праздника -- стащить рыбину или кусок свежего мяса.
Он искал кошек. Ведь ведьмы любят кошек? Иногда они и есть кошки. Фаркаш криво ухмыльнулся своим мыслям.

Наконец, взгляд выцепил яркую серую тень среди каких-то тюков. Зверёк тащил в зубах добычу.
-- То, что надо...-тихо прошипел старик. Плавно и спокойно он приблизился к кошке, стараясь не спугнуть. Замер в паре шагов, после чего быстро и негромко пробормотал что-то и коротко взмахнул рукой в сторону животного.
Глаза кошки мигнули призрачно-зелёным светом, вокруг головы закружилась бледная дымка того же цвета, исчезнувшая через мгновение. Лапы зверька подкосились и он рухнул наземь без чувств. Фаркаш, пока кошка не пришла в себя, поднял обмякшего зверька с земли и вынул из своего мешка верёвку, шепнув ей что-то. Та вдруг приподнялась, затанцевала на его ладони подобно змее, прыгнула и молниеносно обивались вокруг кошки. Та уже пришла в себя, однако была отправлена деловитым Фаркашем в мешок. Жалобное мяуканье было едва слышным оттуда.

Старик быстро оглянулся по сторонам -- в этой части поляны почти никого не было, и он был закрыт с двух сторон стоящими рядом шатрами. Никто ничего не заметил.
После всего этого Фаркаш торопливо направился обратно, выискивая в толпе своих невольных спутников или Рин.


Текущее время: 02:34. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd.