Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 13.08.2016, 20:08
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
Мечи Марафон. Солнце Каннеша

Роман. Фэнтези с элементами постапокалиптики.

МАРАФОН НАЧИНАЕТСЯ С ПОСТА № 25!

Нгат пережил многое - междоусобицы князей, племен и кланов. Вторжение Сиятельных - мастеров магии, ненавистников железа, творцов городов из бронзы и волшебного стекла. Их феерический коллапс. Темные века. Череду объединителей и новый распад. Даже когда его народ, нгатаи, дети Пламенного Кау и Неистовой Нгаре, начали терять человеческий облик, превращаясь в жутких полузверей - и тогда Нгат устоял. Но что если древние беды на этот раз обрушатся на него одновременно?

Ханноку Шору из клана Кенна не везет по жизни. Стоило родиться полукровкой - родительские кланы перегрызлись насмерть. Получилось сменить сословие - озверение сделало его изгоем. И даже озверение ему досталось не простое, а чужеземное - в рогатого и крылатого демона. И что теперь делать, если ты выглядишь как тварь из преисподней, живешь в самом нетерпимом княжестве Нгата и при этом удручающе смертен?

---

Домарафонные посты:

Скрытый текст - SPOILER:


Марафонные:



Пост-марафон:
Скрытый текст - SPOILER:

1
2


Альтернатива:
Скрытый текст - SPOILER:


Вбоквел:
Скрытый текст - SPOILER:


Дополнения:


Выкладывается и на самиздате: http://samlib.ru/d/danilin_a_s/

Последний раз редактировалось Snerrir; 26.09.2017 в 04:46. Причина: Апдейт
Ответить с цитированием
  #41  
Старый 14.03.2017, 16:39
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-7

Скрытый текст - SPOILER:
Ханнок с опаской уместился на хлипковатом сиденье. Сам того не замечая, начал нервно постукивать по полу кончиком хвостового клинка.

- Завязывай с этим.

- С чем? – удивился зверолюд и на всякий случай обернул хвост вокруг ножек стула.

- Ты знаешь, с чем! Я достаточно насмотрелся на тебя, чтобы понять – когда тебе это надо, ты у нас и гордый, и самостоятельный. И амбиции у тебя есть. Но как отвечать за свои поступки, то ты сразу становишься жертвой. Ах, врачи напугали меня трупом в подсобке! Ох, меня поработил нобиль с медной башкой и его злобный южный пес! Злые варвары не ценят и не уважают!

Аэадн вскочил с кресла, уперевшись руками в столешницу и подавшись вперед.

- Знаешь, почему тебе вчера влетело больше, чем Шаи?

Химероид нахохлился, зло сверкая глазами на нависшего над ним Кан-Каддаха.

“Потому что он богат. Потому что ты сильнее.”

- Потому что я думал, что уж на тебя-то можно положиться! Юнец рос вдали от настоящего мира, в роскоши, среди охочих до отцовых денег подхалимов. Огарок и эта рыжая – книжники, себе на уме. Но ты мне показался разумным человеком!

- Я – зверолюд! - прорычал Ханнок.

У Аэдана снова дернулось лицо. Ощерившийся демон сжался, ему показалось, что южанин сейчас добавит к вчерашнему удару свежий. Но тот с видимым усилием успокоился.

- Да, ошибся. Все-таки сарагарцы – идиоты. Похоже, близость к Контуру запекает вам мозги. А выглядел нормальным нгатаем.

- Я матавилец, - уже тише добавил крылатый.

- Это еще кто? – глаза у Аэдана были холодные, особенно левый, уже посветлевший до льдистого серого цвета.

- Матавилли. Отродье Кау. Полукровка. А как говорили древние – “полукровок-нгатаев не бывает”, - кисло поджал губы Ханнок, так что клыки стали еще заметнее.

Кан-Каддах вздохнул и встал из-за стола. Сцепив руки за спиной прошелся туда и обратно по зале.

- Ах вот оно что. Да, Ньеч мне что-то такое говорил. Дурной у вас город, Сарагар, хотя когда-то и был первейшим в вежестве. Стражи Закатного Края, гордые, учтивые, готовые впятером атаковать вражью фалангу... А потом вы перестали строить на камне, а начали – на песке.

Остановился у окна, в котором открывался вид на сомлевший от жары город.

- Знаешь, когда мы все сидели под Сиятельными, северянам в чем-то повезло. Дом Укуль старался заботиться о завоеванных аборигенах. Они даже не называли нас Бездушными, как прочие Великие Дома. “Магически неодаренные”, какой изысканно снисходительный термин! Они ограничились тем, что основали свою столицу на западном берегу, понастроили башен и миссий на руинах зиккуратов и принялись пасти и просвещать. Когда завершился Янтарный Век, они просто ушли за Контур.

Нгатай усмехнулся, жестко и кровожадно, по-прежнему отстраненно смотря вдаль.

- А вот на Юге было веселее. Здесь правил Омэль. Им было наплевать на обязанности сильных, спасение душ и исправление нравов, чем забивали себе головы эти изнеженные укулли. Плевать на многовековую вражду нгатаев и утуджеев. Нас просто сообща согнали на самые бросовые земли и предоставили право по-тихому вымереть. Просчитались. Мы не успели подохнуть до коллапса, зато потом – помогли им. Парадокс в том, что поэтому мы сохранили куда больше знаний о прошлом. И мы помним полную версию поговорки: “Полукровок не бывает, наполовину нгатай – целиком нгатай”.

Аэдан указал пальцем себе на висок. Надо отдать аптекарю должное – лекарство работало и кожа светлела уже не так откровенно пятнами. Затем провел рукой по волосам, так что стали видны корни, окрасившиеся в странный, стальной цвет.

- Видишь? Цвета дикого Юга. Но я – нгатай. Целиком и в первую очередь. И не завидуй тем, кто посмеет в этом усомниться. А то, что еще и утуджей – это уже мое лично дело. А теперь посмотри вокруг! Это Терканнеш. Мы звереем уже семь столетий. Здесь ты никого, повторю – никого не разжалобишь своей трудной судьбой. Оправдываться своим проклятием не выйдет! Но здесь ты также и человек. Целиком или никак.

Последний раз редактировалось Snerrir; 14.03.2017 в 16:44.
Ответить с цитированием
  #42  
Старый 15.03.2017, 23:26
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-8, "И поднесли они дары владыкам пафоса и диалогов"

Скрытый текст - SPOILER:


Аэдан поднял со стола бутыль в оплетке. Критически осмотрел пятнистое отражение в сером стекле, явно поддавшись моменту.

- Полукровки, подумать только. Поставь вас небритыми и голышом рядом, и пока рта не откроете – хоть прикладом бей, не отличу ламанца от сарагарая.

Ханнок помолчал немного, нахмурив брови.

- Спасибо. Я тронут, - когда Аэдан рывком развернулся, явно не оценив интонацию, зверолюд добавил:

- Нет. Я вполне серьезно. Воодушевляющие слова. Как бы там сказал Ньеч? Про-грра-шионные, да? Я оценил возможности.

- Прогрессивные. Это называется прогрессивные… - усмехнулся Кан-Каддах.

- Ты мне только вот что скажи - если здесь все так хорошо, почему меня называют нетопырем?

Аэдан до хруста сжал кулак. Зверолюд выпрямился, когти скрипнули по столешнице, оставляя глубокие царапины.

- Ох, как неловко. Что северянин может понимать в благородной древности, не испорченной укульским влиянием? Да вот знаешь, что - словом матавилли тоже изначально не гнушались себя звать и сами князья нашего дурного городишки. И только потом, стоило мне как раз подрасти настолько, чтобы понимать чужую ругань – за него стало возможно получить камнем в лоб! Вы тут сидите на такой же бочке с порохом, которая двадцать лет назад рванула у нас, так что прежде чем смеяться над моей занозой, вытащи копье у себя из задницы!

- Вот, так уже лучше! – внезапно расхохотался нгатай. Зверолюд осекся, сморгнул. Не сразу, но добавил:

- Все-таки вы психи.

- В Ядоземье нельзя сохранить рассудок, но ты можешь хотя бы выбрать, как именно слетишь с катушек… Это еще одна поговорка. - жизнерадостно отозвался псих, наливая сидр из высокого, тонкостенного графина – дорогущая по родным меркам вещь! Передал собеседнику стакан и тот, помявшись, взял. В горле клокотало и Ханнок сделал заметку на будущее разработать связки. Все-таки слишком долго он отмалчивался, от нескольких слов начинает сбиваться на рык.

- Нетопыри… Раньше это была шутка для своих, теперь – что-то иное… Тьмать, все сильно изменилось с тех пор как я уехал! – вновь помрачнел южанин.

- Для своих? – уточнил зверолюд, растирая горло.

- Да, все большекрылые идут от предка Кан-Каддахов. Знаешь, я не хочу идти на второй круг, но у вас всех реальные проблемы со знаниями о юге.

- Ты тоже не всеведущ.

- Да. О Нгаре, мать наша, рыдай – как мы дошли до этого…

- И поешь ты хреново.

- Нет, я еще сделаю из тебя правильного демона! – хохотнул Аэдан, - Кстати, я же тебя не ради старых летописей звал…

В руке у него оказался сарагарский бокал. Целый, хотя тонкая черная черта намекала, что уже – вторично.

- Пить из него не советую, но мне показалось – ты не захочешь так быстро с ним расставаться... Мне надо лучше себя контролировать.

- Да… - Ханнок со странным выражением морды покатал памятку по ладони. Затем огляделся и сказал, шепотом, на языке Сиятельных:

- Все-таки тебе надо вправить Шаи мозги. Палится. Человеку из-за Контура это вредно для здоровья.

Дома за такой чудовищный акцент его бы избили посохом в Доме Дебатов. Вернее, вообще бы проткнули чем-нибудь острым еще в дверях. Но Ханнок крепко подозревал что озверелый укулли Аэдан поймет. И угадал.

- Откуда узнал? – взгляд у нгатая вновь стал недобрым, даром что разноглазый.

- Успокойся, хотел бы засветить – не говорил бы сейчас тебе. Он не знает простейших вещей, лезет куда не следует… Не может отличить общинника от холопа. Бесит зверолюдей. Шпарит как укульский турист – а я на таких дома насмотрелся. Уверен, что в самих каньонниках лучше него разбираюсь, а ведь я всего лишь подделывал их керамику. Готов хвост заложить - он не тсаанай!

- Сегодня будем ужинать дракозлятиной, - налил себе еще сидра Аэдан, которому, похоже самому все это окончательно надоело, - тсаанай он. Когда строили Контур, зацепили часть пустыни… Думаешь я не пытался?


Последний раз редактировалось Snerrir; 16.03.2017 в 23:53.
Ответить с цитированием
  #43  
Старый 16.03.2017, 20:31
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-9

Скрытый текст - SPOILER:
- Сегодня будем ужинать дракозлятиной, - налил себе еще сидра Аэдан, которому, похоже самому все это окончательно надоело, - тсаанай он. Когда строили Контур, зацепили часть пустыни, так что теперь у них есть маленькая резервация каньонников.

- Дай угадаю - Ишканха. Потерянный город Хоккуна. Здесь все считают его лишь аллегорией. Мифом.

Аэдан хмыкнул и откинулся в кресле, рассматривая напиток на просвет.

- Для простого гончара ты чересчур сведущ, мой половинный друг.

- А ты – для простого наемника, - отсалютовал в ответ стаканом Ханнок.

- Да, оба хороши. Выпьем во славу несуществующих полукровок?

---

Ханнок открыл дверь и вошел в комнату, ухмыляясь. Выпивка приятно шумела в голове, как раз настолько чтобы расслабиться, но и не столь сильно, чтобы напоминать о предоборотном помешательстве.

- Я слышала рычание и вещающего летописями Аэдана, - подняла глаза от книги Сонни. - А потом вы закрыли дверь. Но вот - ты еще жив. Что это было?

- Взрослые люди, улаживающие проблемы без мордобоя. Великая редкость в эти дни. Прости, Майтанне, сегодня тебе придется обойтись без моей печени.

- А я надеялась! Но еще не вечер, господин больной, еще не вечер, - девушка встала из-за читального столика, сладко потянулась. Залезла в переметную сумку, достала запасное платье, критично повертела. Вздохнула, и вытащила еще и мерную ленту.

- Он не говорил, что там с судом?

- В ближайшее время. Завтра у них день явления князя народу, наверняка суд приурочат к нему. Здесь не настолько много всего случается, чтобы затягивать, и это явно была самооборона.

Сонни сняла с талии ленту. Огорченно посмотрела на пришпиленную ноготком метку.

- Путешествия. Походная еда… Я сильно похудела.

- Поздравляю, о дева! – пропел от двери подкравшийся Шаи. Нгатайка вытаращилась на него, и под стремительно холодеющим взглядом нобиль сразу увял. Не вышколенной улыбкой, а глазами. Когда знаешь куда смотреть, такое становится легко отследить.

- Хааноок, ты Аэдана не видел? В столовой? Тогда я пошел!

- Он опять издевается, да? Может, мне тоже ему войну объявить? – девушка запустила в закрывшуюся дверь скомканной лентой. - Рога, в следующий раз спроси у вождя, что по закону прилетело бы его убийце!

Ханнок сморщил морду в усмешке. Теперь, когда подозрения подтвердились, многие странности в поведении нобиля получили объяснение. Стало проще и сложнее одновременно. Проще – потому что понятнее, сложнее потому что зверолюд начал испытывать к юнцу толику сочувствия. Сам в свое время оказался в ситуации, когда пришлось быстро осваивать чужую культуру, а ведь, при всей вражде кланов, Заречье – не резервация в стране Сиятельных. Вот сейчас Шаи попал в классическую ловушку – в отличие от восторгавшихся тонким станом законтурцев вечно полуголодные и поджарые от природы нгатаи считали, что красоты должно быть много. Но, все же, сама его способность влипать в эти силки все равно рациональному объяснению не поддавалась.

- Не суди его строго, может у него было особое детство. Очень особое.

Сонни ожгла взглядом уже его. В этот раз подразновидностью “Предатель!”.

- Что было в этом пойле? Нет, я все поняла! Аэдан все-таки отравил тебя, и ты уже предсмертно бредишь. Или на тебя подействовал фон и вызвал поражение мозга! Я напишу трактат и назову его “Ханнокова Болесть”!

Зверолюд покаянно развел лапами, мол, сам себе удивляюсь. Но промолчал.

---

Ранним утром, еще до петухов, Ньеч зевающий в кулак и моргающий спросонья, вышел во двор. Нижняя часть долины утопала в тени и тумане, но солнце уже расцветило в розовый снеговые шапки на западе. Стражник в отсыревшей кирасе, вынужденный всю ночь следить, чтобы не сбежал ответчик, встретил его унылым взглядом и шмыгающим поминутно носом. Когда лекарь вытащил из резервуара кувшин с водой и опрокинул на себя – и вовсе выругался и отвернулся. Акведуки, еще старой постройки, собирали воду прямо от ледников и она была обжигающе холодной.



Вопрос - как лучше будет обозначить состояние, когда звереющие начинают слетать с катушек перед самой сильно изменяющей тело фазой? Предоборотное помешательство? Оборотническое помешательство? Бешенство? Учитывая терминологию:
Нормал - человеческое состояние.
Носитель - тот, про кого точно известно, что может обратиться, обычно из за родственных связей
Оборотень - уже озверевший в течение взрослой жизни
Урожденный, Зверожденный - таким родившийся

Последний раз редактировалось Snerrir; 25.03.2017 в 13:27.
Ответить с цитированием
  #44  
Старый 17.03.2017, 19:03
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,112
Репутация: 1409 [+/-]
m - 3
Здесь и далее описания изменения кровотока при оволчении используют схему Тилива Альте используются словосочетания, которые... м-м, не уверен, стоит ли их запоминать вообще. Какой в них смысл? Заклинания Роллинг были созвучны с существующими (авада кедавра - абра кадабра), у Пратчетта всякие хитрости почти калька с самого последнего научпопа, в ведьмаке иногда автор стёбался, иногда, ну, не важно. Все эти схемы - они действительно так нужны? Если нет, то ведь это мёртвые слова, мёртвое знание.

м-4
Они уже два часа торчали на развалинах старого княжьего дворца, который колонисты едва приступили перестраивать. может, лучше "едва/только начали перестраивать"?
Тут и там к стенам были приставлены шаткие леса, работяги, как озверелые, так и нет, флегматично размазывали штукатурку по сохранившимся перекрытиям, или растаскивали безнадежно прогнившие участки. здесь что-то явно не так, а на моменте "работяги, как озверелые, так не нет, флегматично размазывали"... почему-то представилась картина, что часть рабочих озверело размазывает штукатурку. А вовсе не этнический состав трудящихся.
Когда солнце уже укатилось за западный обрыв долины и городок расцветился бумажными фонарями, Шаи и Караг, на два голоса, по-тсаански заунывно и по-шестолапски грубо, одинаково под хмельком, пели старый, еще царских времен гимн Дружбе Племен. - вот опять, мёртвые слова. Т.е. слова, которые ничем не отзываются в голове. Имена, строго говоря, тоже не отзываются, но совсем другое - эти языки. Они действительно играют роль? Их нельзя заменить на "запели на родных языках"?

м-5
В проеме стоял Ньеч с фонарем в руке, неяркий свет высвечивал бледное, кривящееся лицо, отблесками плясал в черных пятнах глаз. Фонарь, неяркий свет... однако свет отблесками плясал, т.е. отражался в глазах. Плясал - это же быстро, да? Т.е. либо глаза вращались, лицо подёргивалось, либо пламя колебалось. Быстро колебалось, тут же речь идёт о пляске. В фонаре, неярком. Почему в фонаре колебалось пламя? Ведь фонарь обычно штука закрытая, специально, чтобы пламя не колебалось/задувалось.
Ответить с цитированием
  #45  
Старый 17.03.2017, 20:22
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
Ранго, Большинство имен уже так или иначе фигурировали в тексте или будут фигурировать. Там же еще под двести тыщ знаков до этого. Другое дело, что я отлично понимаю что сам себе злобный гоблин раз влез в Марафон на середине текста и что это мне не оправдание)).
Собственно: Тилив Альте - отец героя Тилив Ньеча и здесь доктор с горечью подмечает, что отец, который дома считался светилом науки - здесь лишь подмастерье. Саэвар и Шиенен - цари-объединители, чье политическое наследие сказывается триста лет спустя, и факт что помянутые Джезамул и Тарвэ скончались вскоре после восшествия на престол Шиенена еще сыграет в тексте. Шаи и Караг - важные персонажи второго плана. И тому подобное. Я старался персонажам которые не появляются в более чем одной сцене вообще имен не давать.
С другой стороны изначально-то и была идея написать "этническую" фантастику. Со всякой экзотикой, пирамидами, обсидиановыми мечами, кучей племен, дизайнов утвари, фольклором и т.п. Потому как я малость подустал от засилия условного западноевропейского средневековья и решил разнообразить репертуар хотя бы себе самому. И устал от такового вот тропа: на одно фэнтези-королевство (или еще хлеще - на "расу") приходится по одному языку, культуре, религии, внешность персонажа автоматически соответствует его самоопределению, везде либо одно соц. устройство и законы, либо они наоборот, радикально отличаются друг от друга в зависимости от доброты или злобности роли. В общем, такой вот эксперимент от выпускника кафедры этнологии по изучению обществ архаики, но в вымышленном антураже. Отсюда и навязчивые указания на взаимодействие разных культурных традиций.
Получилось ли, и насколько оно вообще читабельно - это, конечно, совсем другой вопрос.



Насчет фонаря да, надо подумать. Хотя у персонажа глаза, как у ксеноса.


МАРАФОН-10, экспозиция обыкновенная, вычурная, в генетическую крапинку.


Скрытый текст - SPOILER:
Ньеч, и сам теперь дрожащий и сбивший дыхание, встал в стойку и начал утреннее правило. Вначале двигался плавно, осторожно, затем все быстрее. С каждым махом, приседанием и растяжкой движения становились более отточенными и напитывались силой.

Когда отгорели пожары над городами Сиятельных и выжившие покинули укрытия и разбрелись по вновь и безнадежно одичавшему Варангу, бывшие владыки мира сполна ощутили, что на смену вечному полудню разом пришла кромешная полночь. Магия исчезла или стала злой, кусачей. Поддерживающие заклинания приносили больше вреда, чем пользы. Дети часто болели и часто умирали. Взрослых осаждали давно забытые болезни, от которых тело и ум больше не знали, как защититься. Сама их Спираль рвалась на части, меняла благие сегменты на смертоносные. Тех, кто еще недавно ходил по соседним лунам, вновь сцапал когтями естественный отбор.

Кто-то использовал остатки волшебства, чтобы осознанно вернуться к более ранней, примитивной форме. Другие смешали кровь с аборигенами Внешней стороны, заново ставшими из недолюдей повелителями половины луны. Некоторые анклавы вели длинные списки родословий, сводя своих сынов и дочерей как скот, лишь бы только получить более здоровых внуков. Пути были разными, но в результате появился новый народ, внешность которого заставила бы предков рыдать от горя и унижения. Но которому выносливость и опыт обходиться малым давал шанс на будущее в изменившимся мире. Огарки – последыши Сиятельных, люди, у кого краткая пора псевдо-молодости сменялась квази-старостью, долгой, до нескольких сот зим, если повезет.

Ньеч поседел в двадцать, а с двадцати семи вынужден был регулярно заниматься изнурительными упражнениями. Чтобы не окостенели суставы, чтобы не застоялась кровь, чтобы спина не согнулась еще сильнее. И ему еще было легче чем многим, во времена прадеда пришлось бы регулярно облучаться Великим кристаллом Отомоля. Великим… Ньеч видел его - жалкий обломок, похожий на поддельный янтарь, в который насажали насекомых для накручивания цены. Когда был молод дед угас и он, вместе с половиной населения анклава. Отцу пришлось расти вообще без подпитки.

- Кхм.

Ушедший в себя Ньеч едва не сбил концентрацию от неожиданности. Но все же довел последовательность до конца, развернулся и, молитвенно сложив руки, поклонился.

- Доброго рассвета, Хама.

Зверолюд смотрел на него со странным выражением морды, не поймешь – то ли презрение при виде корячящегося во дворе ни свет не заря огрызка, то ли опаска. Может и заслуженная.

- Где Аэдан? Нам пора.

- Не рано ли? – Ньеч еще раз облился и накинул короткий халат – такой же выродок от волшебных мантий, как сам его хозяин – от древних мастеров магии. За забором еще только просыпался Кин-Тараг, от печей харчевен шел первый дым, скрипели тачки водоносов.

- Они решили перенести заседание раньше. Мне это самому не нравится, но так будет лучше – на это дело собирается как-то уж слишком много народу.

---

Князь воссел на циновку правосудия в старом дворце, в той его части, что была хотя бы перекрыта крышей. Даже не черепичной, а тростниковой. Владыка прославленного пограничного города оказался невзрачным человечком, худым, подслеповато щурившим глаза через круглые очки. Он, похоже, и сидеть-то толком по-знатному, скрестив ноги, не умел. Ерзал, морщился, потирал спину и колени. Плетеная конусовидная шапка, украшенная нефритовыми подвесками и странными гранеными иглами, норовила сползти на длинный нос.

Благодушного вида старичок за владетельной спиной, скромно одетый, с пузатым животом, но узкими плечами, все равно выглядел внушительнее господина. Да так оно и было на деле. Аэдан навел справки - Теркана нашла-таки дальнего родича старой местной династии, и посадила на трон, но не давала забыть, кому новый князь обязан за такую честь. Советник из правящего клана, на деле распоряжавшийся казной и войсками, был лучшим напоминанием.


Последний раз редактировалось Snerrir; 20.06.2017 в 13:59.
Ответить с цитированием
  #46  
Старый 18.03.2017, 21:25
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-11, дело о варварской Фемиде.

Скрытый текст - SPOILER:
У зала была два входа. Одним воспользовались Аэдан с “бестолочами” и Хамой. Из другого, чеканя шаг, вышла группа истцов. В разномастных доспехах, броской одежде, молчаливые, но прямо-таки сочащиеся непокорством и едва сдерживаемой агрессией. Гильдия Проводников. Предводительствовала высокая женщина, которую Ханнок помнил по сцене в штаб-квартире. Всех, естественно, заставили сдать оружие при входе, но проводница привычно держала руку у пустующих ножен. Стороны разделяла низкая стенка, но зверолюд все равно чувствовал себя неуютно.

После надлежащих поклонов и клятв честности, заверений чтить волю местного владыки и Великого князя, старик встал с колен. Зашелестев шелковыми рукавами, поднял руки и сказал, ласково так:

- Вы стоите пред ликами князя, а также предков наших - Кау и Нгаре. Вы пришли по делу об убийстве. Аэдан Норхад, человек Терканы, из клана Кан-Каддах, убил Шарру Иниэша, человека из Кауарака, гильдейца, в открытом бою, при свидетелях. Свидетелями со стороны защитника выступают: Хамарве Ишме-Даган, княжий человек…

- Гильдия проводников признает случившееся самообороной и не питает к Аэдану Норхаду вражды, - нетерпеливо хрустнув пальцами выкрикнула предводительница истцов. Ее подчиненные заволновались, зашумели, у кого были морды вместо лиц – оскалились. Княжья стража половчее перехватила древки копий, огнестрельщик начал сматывать с руки тлеющий фитиль. Женщина одним взмахом руки заставила их всех замолчать.

- Хо. Что ж, это вышло быстрее чем я думал, – пробормотал в наступившей тишине старый сановник и сунул руки в рукава. Ему, похоже и в голову не пришлось оскорбляться и требовать соблюдения протокола – вероятно, Гильдия откалывала еще и не такое.

- Я приношу свою благодарность вам за волю к справедливости, - учтиво склонил голову Аэдан.

- Не льсти себе, нетопырь, - женщина жестко усмехнулась. – Шарру был горячим парнем, чересчур горячим. Я велела ему оставить месть на потом, он не подчинился. Несубординация.

Глава отделения повернулась к подчиненным и крикнула:

- Слышали, вы! Несубординация! Я не потерплю, чтобы вы на службе отвлекались на личные вендетты и провокации этих мерзавцев из нетопырей. Наша работа важнее обид отдельных родов. Терканнеш важнее любого отдельно взятого клана. Кто все еще хочет, чтобы его имя попало в родовые саги - может сдать лицензию прямо сейчас!

Гильдейцы мрачно закивали, отводя глаза. Ни один не вышел из рядов. Женщина единым прыжком перескочила барьер и уткнула в грудь Аэдану палец с грязным, обгрызанным ногтем.

- Но вот что еще, Кан-Каддах. Шарру был мне другом и хорошим человеком. Сейчас ты в своем праве, но никто из тех, кому я могу приказывать, не поведет тебя через пустоши. И кого я смогу убедить - тоже.

- И что мне делать? - мрачно отозвался терканай.

- А вот на это мне наплевать, - Проводница, подтвердив буквальность слов, сплюнула ему между сапог и ушла. Соратники также покинули зал, поскрипывая доспехами и кидая через плечо злые взгляды.

- Ну, раз стороны договорились полюбовно, полагаю всем все стало ясно, - старик щербато улыбнулся и вновь поднял руки. В зале воцарилось молчание.

- Кхм. Полагаю, все стало ясно! - повторил советник. Ханнок поежился, такое ощущение что из бочки с патокой сам собой всплыл бронзовый меч. Князь вздрогнул, поправил шапку и тихо прошелестел:

- Моей волей - это дело закрыто.

- Отлично! – мед снова затопил лезвие, - Господин Норхад, пройдите к писцам за грамотой!

Когда Аэдан забирал резолюцию с княжьей печатью, Ханнок услышал, как тот шепнул писцу:

- От кого мне стоит опасаться личной мести?

- Ни от кого, Кан-Каддах, - неприязненно сказал служащий, - Последний он в своем роду. Вы же вырубили весь его клан в День Киновари.

- Что ж, это упрощает дело, - отозвался Аэдан таким тоном, что Ханноку стало ясно – ни к лешему оно ничего не упрощает.

- А я думал что Аэдан зверолюда убил, а они его все человеком зовут… - раздался рядом тсаанский шепот.

“Заткнись! Заткнись! Заткнись пока из-за тебя нас всех прямо здесь не разделали…”

К счастью, Шаи уловил намек величиной с химерьий оскал и сменил тему. А может, у него просто по жизни мозги спеклись от законтурной жизни и постоянно переключались.

- Все так быстро закончилось, и чего они с этим безрогим боялись?

- Похоже, у них здесь пользуются каким-то упрощенным, военным правом. Вот если бы ты с общинниками перецапался, с тебя бы три шкуры спустили… - ответил более опытный Ханнок, спешивший закрепить опасно шатающееся внимание нобиля на сравнительно безобидной теме.

- Эй, куда вы все? У нас сегодня второй иск разбирается! – вернул их в настоящее голос старика. Теперь патоку развела насмешка и толика… сочуствия? Последнее пугало.

Вторая дверь вновь открылась, впуская татуированного химера-мясника с помощницей, женщину, у которой в люльке на спине сонно, недовольно пищал зверолюденок и в этот раз полностью одетую танцовщицу с гильдейского подворья. И, напоследок, предводителя – Ирши-торговца-керамикой с рынка.

- Община Кин-Тарага вызывает на суд Шайе Токкана за оскорбления, попытку сглаза и множественные нарушения общественного порядка! – пропел советник.

- Эй, они переврали мое имя! – возмутился Шаи Ток Каан.

- Ох, во имя сонных предков… - прикрыл глаза ладонью Ханнок. И не заметил как успел привыкнуть к этому южному жесту.

Последний раз редактировалось Snerrir; 18.03.2017 в 21:30.
Ответить с цитированием
  #47  
Старый 19.03.2017, 17:44
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-12, медленное подкрадывание постапокалипсиса.

Скрытый текст - SPOILER:
- Пятьдесят. Пятьдесят золотых… – Шаи стоял, привалившись спиной к внешней стене дворцового комплекса и смотрел на соседний зиккурат. Но явно его не видел.

- Поздравляю, вождь. Теперь ты еще и нищий, - Аэдан с хрустом укусил яблоко и сощурил глаза на сверкающие снеговые шапки – прощальный привет от канувшего в закат солнца.

- А ты и доволен! – простонал каьнонник.

- Нет, - пожал плечами Аэдан. - Тебе больше нечем мне платить. Твоим верным вассалам, - он указал на троицу северян, - кстати, тоже.

- Ты вообще меня не защищал! Молчал и улыбался!

- Как же нет? Тебе оставили целых две перемены одежды. Имя моего клана еще чего-то значит, они не покусились на самое святое для нас, варваров – штаны. Ах да, еще твои книги, но их бы я оценил куда меньше.

- Тьмать, не смей так со мной разговаривать! Ай! За что?! Хааноок, друг, ну хоть ты сделай чего-нибудь! Что ты молчишь? Демон ты или нет?

- Грррау!

Ханнок наблюдал за всем этим, довольно жмурясь и растирая горло. Он совсем охрип. В процессе коллективного раздевания нобиля заводила жалобщиков наступил на все те же грабли, попытавшись заодно атаковать химера. За поклеп на его, Ирши Честнейшего, товар. Зверолюд в ответ повторил лекцию о сарагарском керамическом производстве, только еще более обстоятельно и пред владетельными ликами. Увлекшись, даже потребовал притащить материал и наскоро слепил горшок в тсаанском стиле. И зарисовал жреческую сценку на остраконе. Получилось, конечно, позорно – давно не практиковался и не привык к когтям. Но достаточно, чтобы убедить старика. А может, тот просто решил свести счеты с воинственными общинниками.

В итоге Ханнок здорово пополнил личный словарь нгатайской ругани. А самое приятное – отсудил на месте пятнадцать золотых. Словесные поединки в Доме Дебатов принесли, наконец, свои плоды. Пять тут же ушли Ньечу в счет зверильни, еще пять - Аэдану за аукцион. А оставшиеся зверолюд великодушно ссудил ответчику, чтобы тому хватило денег оплатить штраф. И хотя самого металла лапы так и не коснулись, перевернуть ситуацию с ног на голову было чертовски приятно.

А самое забавное было в том, что если бы нобиль хоть немного умел читать лица, то понял бы, что суровые горожане, с проклятиями покидавшие зал суда, на самом деле тоже были абсолютно, до неверия, счастливы. Дело-то было простейшее, и грамотно поведя защиту легко можно было отбиться. Но как только Аэдан с Ханноком поняли, что никто не собирается доводить процесс до охоты за головами, они переглянулись… и решили помолчать. Законтурные щедроты пока что оставались весьма гипотетическими (о Ньеч, и его всепроникающий лексикон!). А вот зрелище и воспитательная ценность – здесь, сейчас и попросту бесценны.

- Идем уже, светило Тсаана, - Аэдан метко швырнул огрызок в глиняную урну. Мусорить в этом городе было уже попросту страшно. – Нам вновь надо проводника искать.

- Я все хотел уточнить – зачем он нам? – сказал Ньеч.

Ханнок благодарно моргнул – сам хотел спросить то же самое, но голос был сорван напрочь.

- Да, разве ты, великий воин, не способен сам довести нас до Козлограда? – запальчиво перешел в атаку Шаи. Вернее - попытался.

- Вождь, не дури, - поморщился Аэдан, - Я горожанин. И вырос в спокойной области. Да и дело-то не во мне. Даже учитывая, что Терканайский тракт – давно расчищен, нам все равно потребуется сопровождение. Хама, слушай, вправь ему мозги, а? Я уже устал быть для них ходячей библиотекой

Хамарве выстучал трубку о все ту же урну и пояснил:

- Когда южный Нгат стал Ядоземьем, здесь было сурово. Гильдия началась с тех бешеных самоубийц, которые прокладывали пути между незараженными оазисами и искали новые. Отслеживали изменения фона. Правили карты. Заносили в каталоги новых тварей и мутантов, расползавшихся от разгромленных лабораторий Омэля и горячих точек. Когда всерьез проявилось озверение – занялись и им. Они гордятся своей беспристрастностью и отрешенностью от клановых свар и политики. И вам понадобится их печать, если Аэдан хочет протащить северян в населенные земли за Кин-Тарагом. Кинайские врата хороши тем, что их от других оазисов отделяет пустошь – пока будете ее пересекать, проводник успеет понять – не несёте ли вы на Юг какую-нибудь заразу. То же оволчение, например.


Последний раз редактировалось Snerrir; 19.03.2017 в 18:53.
Ответить с цитированием
  #48  
Старый 20.03.2017, 21:43
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-13, политология и зверолюдоведение.

Скрытый текст - SPOILER:
- Человек может всю жизнь проходить потенциальным кин-волком, но так и не озвереть, – вскинул бровь Ньеч.

- На севере, док, на севере, - огорошил его Аэдан. – Под воздействием дикой магии носителей быстро перекидывает в мохнатых. Помнишь, я говорил, что Кин-Тараг опустел вскоре после развала царства? Незадолго до этого защитные чары Укуля над перевалом окончательно сдали. А потом случилось первое массовое оволчение в истории. Я плохо разбираюсь в кинаях, но мнится мне, это не совпадение.

- Нгаре, мать наша… - Сонни побледнела и подскочила к южанину. – Вы… Вы! Вы мне этого не сказали?! Меня же могло перекинуть!

- Успокойся, Майтанне, - Кан-Каддах перехватил ее кулак в воздухе. - В этом году граница дичи доползла почти до Цуна. Мы пеклись под фоном восьмидневку, уж точно. Если бы ты была носительницей, уже бы выла на Ахтой. Как несчастные ублюдки с заставы. Да и потом…

Аэдан позволил себе злодейскую улыбку, мягко, за плечи, развернул девушку лицом к Шаи и добавил вкрадчивым шепотом:

- Я вообще не хотел вас брать с собой. А переубедил меня – он! Только не покалечь мне мальца…

Пощечина. Еще одна. И, под занавес – настоящий удар. Шаи, и сам лицом из меди ставший серым, даже не стал отворачиваться. Лишь утер потекший нос и сказал, в кои-то веки напрочь растеряв гонор, с мукой в голосе:

- Аэдан, тебе доставляет удовольствие терзать меня?

- Да, - согласился уже явно и откровенно бывший наемник. – Вождь, пора тебе вызубрить, что за твои слова и поступки могут, и будут, страдать другие.

У Ханнока настроение тоже окончательно испортилось. Он, наконец, понял почему Кан-Каддах так гнал их через заброшенные земли. И начал подозревать, что многие хутора и деревушки на деле опустели совсем не из-за набегов горцев.

- Мне надо вернуться домой, - скупо и жестко бросил Ньеч. Химер помнил его таким по “Милости”, когда огарок лично заходил в загоны осматривать бешеных оборотней.

- Не советую, док… Ох, во имя злого Кау, не надо жечь меня взглядом. Я не собираюсь тебя удерживать. Иди, если хочешь. Открывай людям правду. Вот только ты ошибаешься, если думаешь, что те, кому это реально нужно, ее еще не знают. Зря что ли династия Дече из Сарагара уже полвека лижет сапоги Ордену! Надеются, небось, что Укуль позволит им отсидеться за Контуром, когда половина княжества разом покроется мехом. С чего бы иначе Нгардоку год за годом строить новые зверильни и вбивать туда уже четверть дохода всего княжества? Милосердие? Тха! Видел я ваше милосердие!

Кан-Каддах осознал, что прохожие начинают на них оборачиваться и приглушил голос.

- Друг мой, я только хочу сказать, что в северной реке плавают слишком большие щуки для нас, карасей. Ты уже обратил на себя внимание Ордена. И если обычный, пускай даже и талантливый специалист вдруг вообще стал фигурой на это игральной доске… Что-то подсказывает мне – начнешь разводить панику – быстро пойдешь на уху. Да и не исправишь ты уже этим ничего. Правда опоздала на три сотни лет.

- Хорошо, - помолчав, сказал огарок, и видно было что далось ему это нелегко, - Я заметил, что у вас тут развита теория по волкам. Помоги мне добраться до ваших знатоков, чтобы я мог хотя бы смягчить грядущее.

Аэдан кивнул. Ньеч повернулся к Сонни, но та его опередила.

- С вами, Учитель, с вами. И даже не отговаривайте.

Хама разразился лающим, сиплым рычанием. То, что это он так, по-зверолюдски, смеется, а не отдает богам убитые едким южным табаком легкие, Ханнок понял не сразу.

- Ох, Аэд, Аэд. Я не зря потратил на тебя три отменных шантажа. Ты все такой же герой…

Прежде чем они ушли на другую сторону акрополя, к гостинице, Ханнок напоследок посмотрел на отлично видную отсюда древнюю стену Кин-Тарага, в два ряда перегородившую долину. Прикрывавшую путь из Цуна в Терканнеш. Даже несмотря на накрывшую перевал ночь по лесам продолжали сновать рабочие, кто при свете фонарей, кто благодаря химерьему ночному зрению. И до него, с внезапным холодком, от кончика хвоста по всему хребту, дошло: они же боятся! Помоги им всем божественные предки, эти свирепые полудикари, охотники за головами, демоны, они же до одури боятся того, что может нагрянуть с Севера!


Последний раз редактировалось Snerrir; 30.03.2017 в 14:54.
Ответить с цитированием
  #49  
Старый 21.03.2017, 22:55
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-14, прикладная дипломантия.

Скрытый текст - SPOILER:
С поисками дело не заладилось сразу. Хамарве знающий, казалось, дела всех в Кин-Тараге, подкинул им несколько имен, приписанных к другим отделениям Гильдии. Но и там либо сразу закрывали дверь перед носом, либо с разной степенью искренности сообщали, что да, они знают - это была самооборона и Аэдан в своем праве. Конечно же, они понимают, что ему нужна печать, но вот незадача, их уже подписали на экспедиции на сезон вперед. Да, и всех их знакомых тоже, вот ведь какое совпадение. Но вы походите, поспрашивайте, наверняка кто-то найдется! Вы же Кан-Каддах, кто захочет отказать такому уважаемому клану?

- А без них совсем нельзя? – спросил Ханнок, сидя за столом в трапезной гостиницы. Он уже успел по достоинству оценить свою порцию мяса, жареного с “кричащими травами”. Сарагарец не знал, что это такое, а по размышлению решил, что и не хочет знать. Но было вкусно. А вот нобиль совсем скис, сидя над остывшей тарелкой и размазывая по ней оловянной ложкой зернышки дикого риса. Нос у него уже облез, да и на остальном лице кожа начинала шелушиться. Отравление дикомагией. Ньеч было встревожился такой бурной реакцией, но замотавшийся Кан-Каддах лишь отмахнулся: “Щенок не привык к фону”.

“О вождь врачей, ты даже не представляешь – насколько не привык”, - хмыкнул про себя зверолюд, но портить шпионские игры не стал.

- Можно просидеть сезон в Кин-Тараге, пока не выйдет срок карантина… - Аэдан устало почесал пегой затылок, - Сезон. Слишком долго. Без сопровождения теперь не выпускают с южных ворот. Тьмать, когда я проезжал здесь в прошлый раз, такого еще не было…

- А договориться?

- Кто-то уже забыл свой опыт странствий без документов? – усмехнулся южанин, - Здесь тебя может за это и не продадут, но штраф такой влепят, что будешь жалеть, что не продали. Если бы не эта дрянная пьеса с мстителями может бы и обошлось, но мы уже засветились по всей Гильдии.

В столовую вошел Хама, в ответ на вопросительный взгляд лишь разведший руками.

- Так, ладно. Где вы там это четвероногое нашли? – Аэдан поднялся со стула с видом человека, собирающегося переплыть Сияющую топь.

- Я думал, ты его в первую очередь проверять пойдешь! - удивился Ханнок.

- Зря! – рявкнул терканай, нацепил купленную в городе южную, косой воронкой, шапку и вышел.

---

Караг Анатаск вжался задними ногами и хвостом в угол своей лачужки. Обычно навостренные уши прижались к голове, желтоглазый взгляд бегал из стороны в сторону, зрачки периодически ловили пробивающийся сквозь шаткую дверь свет и зажигались зеленью. В комнате было три зверолюда и один Аэдан, но последний все равно умудрялся казаться самым крупным. И самым злым.

- Эм, господа хорошие, послушайте… Я и вправду не могу вам помочь! – тянул черношкурый кентавроид уже до боли знакомую песню. На золотой на грубой, привычной к мечу аэдановой ладони Караг старался не смотреть. Но периодически алчно впивался в него глазами.

Хама прошелся взад-вперед вдоль дальней от входа стены. Снял с гвоздя налуч, под негодующим кошастым взглядом демонстративно поправил княжью бляху и вытащил лук. После того как Караг два дня назад передумал в них стрелять, Ханнок оружие толком не видел. Сейчас рассмотрел подробнее. Короткий для такого рослого хозяина, очень странной конструкции - причудливо изломанный, едва ли не ажурный, с непонятными колесиками на кончиках плечей. Словно выплавленный из смолы янтарного цвета. Химер даже сморгнул – поначалу показалось, что тетива двоится в глазах.

- Караг Анатаск… Караг сын Аната, так? Мне говорили, что тебя недавно видели на дальних полях, - котоподобным здесь был лучник, но слово “мурлыкать” сейчас куда лучше подходило таможеннику. – Ты там впрягся в плуг. Очень необычный досуг для Проводника, так ведь?

Хама перевернул лук, взглянул на свет через прозрачный материал.

- Хорошая вещь! Редкая! Таких ведь сейчас уже не делают, так?

Шестолап слышимо сглотнул.

- Со всеми этими перебоями с поставками, Майтаннайское красное в этом году сильно подорожало, - внезапно, с безмятежной интонацией сменил тему Хамарве. - Но некоторые ценители готовы ради него даже в долги влезть, и я их не осуждаю – густой, божественный нектар! Но отдавать за него шестолапский лук… не знаю, наверное, все же перебор. Наследное оружие, передающееся из поколения в поколение… Наверняка родичи не оценят известия о том, что кто-то таскал такое по ростовщикам.

- А знаете, похоже у меня и впрямь есть окно в расписании! - бодро рявкнул варау. Ханнок глянул на пол – когти передних лап кентавроида уже пропахали в мягкой древесине глубокие борозды.

- Отлично, - сказал Аэдан с интонацией, не соответствующей значению слова. - Жду тебя завтра на рассвете у лестницы. Не опаздывай, большезадый.

Караг, получивший обратно оружие и малость осмелевший, возмутился:

- Эй! Давайте сразу договоримся – это последний раз, когда меня так называют!

Кан-Каддах сощурил глаза под козырьком своей дурацкой шапки и сказал:

- Штаны одень.

- Да что вы в самом деле-то! Ничего же не видно! – почти простонал кентавроид.

- Ты меня слышал, - хмыкнул Аэдан и вышел на улицу.


Последний раз редактировалось Snerrir; 22.03.2017 в 02:11.
Ответить с цитированием
  #50  
Старый 22.03.2017, 11:51
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,112
Репутация: 1409 [+/-]
м-6
Прицепиться не к чему, разве что к "былкам".
Странно, они были сильно южнее Сарагара, но в этом году теплее было в горах.
Рисованный химер был вскрыт от паха, до глотки, обнаженные внутренности были каллиграфично подписаны терминами на нгатаике и языке Сиятельных. Гравюра была и впрямь хороша, но вот зачем, Нгаре, зачем южанам понадобилось рисовать на зверолюдской морде предсмертный оскал и вываленный из пасти язык, длинный и алый? У мученика даже рога были изогнуты прямо как у него самого!
я не считаю, как некоторые, что слово "был" следует исключить из литературы, но всему же надо и меру знать. От перебора можно и мёдом отравиться.

м-7
Сам того не замечая, начал нервно постукивать по полу кончиком хвостового клинка. может, просто "кончиком хвоста"?
я вот такую мысль имею - как же много рас! Или даже видов. Возможно ли на одной планете одновременное сосуществование нескольких разумных видов одновременно? Кроманьонцев, конечно, нельзя однозначно обвинять в исчезновении неандертальцев, но осадочек, как говорится, остался. К чему веду, как же они друг друга не перебили ещё во "младенчестве" (на ранних стадиях развития)
Ответить с цитированием
  #51  
Старый 22.03.2017, 18:19
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
Ранго,
Цитата:
Сообщение от Ранго Посмотреть сообщение
Возможно ли на одной планете одновременное сосуществование нескольких разумных видов одновременно?
Самое забавное, что именно этот троп и послужил одной из отправных точек в миротворчестве. Захотелось расписать такой гипотетический сценарий поподробнее. Вид у меня, строго говоря, вообще один, хотя и есть намеки на некую Первую Биоту, не родственную прочим организмам. Собственно, некоторые вехи истории сеттинга, без особых спойлеров:

Дано:

Обитаемая луна, Варанг, обращающаяся вокруг массивной планеты, Ахау. На внутренней, обращенной к планете стороне магическое поле сильное и стабильное. У местных человеков в результате отбора (вначале естественного, с возникновением цивилизации – осознанного) закрепляется чувствительность к магии. Континенты внешней стороны отделены бурным океаном, местные развиваются в относительной изоляции, магополе нестабильное, так что закрепляется противоположная черта – внешники не “видят” магию, зато обладают высокой естественной сопротивляемостью. Собственно, зародыш первого подвидового разделения.

МАРАФОН-15, раз уж представился повод, отвлекусь от основного текста. Итак, Хронология, часть первая:


Скрытый текст - SPOILER:
- до 2000 до н.э.. – на внутренней стороне люди, вдохновленные Первой Биотой, инстинктивно чувствующей магию, начинают осознанно изменять тело в поисках большего магического могущества, хотя большинство наций с генетикой работают очень осторожно. Начинается развитие техномагической цивилизации, что осложняется тем, что местное железо оказывает разрушительное влияние на самый могущественный волновой диапазон магии – Сияющую, Высокую магию. На внешней стороне бронзовый век медленно сменяется железным.

- 1600 до н.э. – появляется секта фанатиков, объявивших Высокую магию единственно правильной и пропагандирующие радикальные техники изменения тела с ее помощью и создание новых жизненных форм. Они называют себя Сиятельными. Их города настолько сильно “фонят” что окружающее население либо тихо вымирает, либо вынуждено само пойти по их пути.

- 1500 до н.э. – столкновения между Сиятельными и адептами техномагии перерастают в полномасштабную войну. Поначалу перевес всецело на стороне Техников.

- 1300 до н.э. – отчаявшиеся Сиятельные создают Ржавь – микроорганизм, питающийся чистым железом и способный долгие века находится в спящем состоянии, легко переносимом ветром. В течение каких-то нескольких лет цивилизации Техников коллапсируют одна за другой. Но цепной коллапс бьет и по самим Сиятельным так что на несколько веков на Внутренней стороне воцаряется хаос.
Афтершок этого хаоса чувствуется и на Внешней стороне – внешники однажды обнаруживают, что их железные оружие и инструменты начинают рассыпаться в прах. За этим следуют голод, массовые миграции, падение ранних железных империй. Местные варвары, застрявшие в бронзе и камне, которых до того никто не принимал всерьез, напротив оказываются в выигрышном положении.

- 1200 до н.э. – Одна из групп таких варваров, известная как Дети Четырех Богов (Аска Тхад-Маоре, маораи), переплывает узкое, со множеством островов, море между внешними континентами и вторгается на Южный, пользуясь вакуумом власти после распада местного железа. За пару столетий они ассимилируют или выбивают аборигенов-утуджеев все дальше на юг, за Водораздельный хребет.

-1100 до н.э. – пришельцы образовывают на захваченных землях четыре союза племен, названные по легендарным первопредкам: Нгат на южных предгорьях, пограничных с утуджеями. Тсаан на засушливом северном побережье, известном как Страна Каньонов, Чогд на восточном высокогорном плато и Канак на островах Узкого моря. С течением времени языки и обычаи этих групп значительно расходятся, но осознание повышенного культурного и религиозного родства остается.

- 1000 до н.э. – Съезд потомков последнего всеобщего вождя четырех племен, закрепивший за ними после его смерти захваченные ими области. Считается условным началом классической маорайской цивилизации. Следующие пятьсот лет проходят в создании героических эпосов, постройке городов и зиккуратов, воздвижении календарных стел и бесконечных междоусобицах.

- 900 до н.э. – хаос на Внутренней стороне подходит к концу. Древняя вражда между магмастерами и Техниками вспыхивает с новой силой, но уже все больше в пользу первых.

- 700 до н.э. – группа нгатайских кланов перебирается через Водораздельный хребет и вторгается в земли утуджеев. В результате сложных, когда враждебных, а когда и союзнических отношений образуется новая область – Южный Нгат.

- 500 до н.э. – падение последнего государства Техников – царства Тавалик. Жители нескольких оставшихся городов этого царства в отчаянии садятся на корабли и выходят в открытый океан. По всеобщему мнению это почетное самоубийство – считается, что внешняя сторона непригодна для жизни из-за нестабильного магического фона. Многие ученые вообще сомневаются в наличии там земли. К радости выживших после перехода по крайне бурному океану, на внешней стороне обнаруживается пригодные для жизни континенты. Странные, кажется вообще невосприимчивые к магии аборигены зовут эти земли Нгат и Тсаан.
На радостях пришельцы – таваликки – тут же развязывают войну, выгрызая себе несколько областей, но, в целом, встраиваясь в местную систему. На основании этого некоторые историки даже отказываются выделять отдельный период истории и считают это продолжением Классической Внешней эпохи.

- 213 до н.э. – Безумство Ксе Ланаи – один молодой знатный таваллики решает организовать экспедицию на Внутреннюю сторону. Несмотря на ожесточенное противодействие, одному из кораблей, под командованием самого Ланаи, удается выйти в море и добраться до Старой Луны. Где его тут же ловят Сиятельные, успевшие в условиях мира за это время необыкновенно развить свои способности.
Обнаружив, что древние враги уцелели, Совет Сиятельных Домов решается на беспрецедентный шаг – они разбирают, изучают и массово воспроизводят корабль Техников.

- 203 до н.э. - через десять лет на Внешнюю сторону вторгается Великая Армада. В течении короткого времени, даже несмотря на то, что магия работает с перебоями, все местные области склоняются под власть Сиятельных. Победители делят завоеванные области между своими Домами. Внешников в соответствии с Сиятельной доктриной объявляют Бездушными – лишенными самой важной, Пятой Души – Души Магии. Начало Янтарной Эпохи.
Таваликки частью истребляют, частью заставляют насильно “вознестись” в Сиятельную форму. Для уцелевших образуют новый Сиятельный Дом – Младший Дом Тавалик, но на деле он является целиком подчиненным другим Домам. Таваллики вынуждены браться за ту работу, которой не желают заниматься Сиятельные (в основном техномагия по мелочи) но которую нельзя и поручить бездушным.
Отношение к бездушным разнится в зависимости от предпочтений правящего Дома – от геноцида и резерваций (Дом Омэль) до кооптации на низших ролях (Дом Укуль).

- 200 – 1 до н.э. – Янтарные Века. Зенит могущества Сиятельных. Впитав некоторые достижения Техников, они достигают небывалого совершенства в магических искусствах, под конец даже настраивая под себя климат и природу луны и стабилизируя магическое поле Внешней стороны. На соседней, маргинально пригодной для жизни луне - пустынном Уллу (по-нгатайски – Ахтое), основываются колонии. На прочих лунах – исследовательские станции.

- ок. 30 до н.э. – специалист по магическому климату, Укуль Окльо обнаруживает страшную вещь – из-за безудержного применения Высшей волшбы и с изъяном проведенной стабилизации внешней стороны, магическое поле луны находится под угрозой переполюсовки, или и вовсе – распада. После того, как ее аргументы отвергнуты Высшим Советом, дом Укуль официально казнит ученую за разжигание паники. На деле же она под прикрытием начинает создание Контуров – систем башен, которые в случае переполюсовки должны обеспечить стабильное поле на коренных землях Укуля на внутренней стороне, а также в колониях на внешней.

- ок. 10 до н.э. – строительная активность Укуля начинает вызывать подозрение со стороны прочих Домов. Подозрение начинает перерастать в панику, когда одно за другим начинают отказывать глобальные заклятья. Между Сиятельным начинается гонка вооружений и захват наиболее стабильных районов. Великие Дома начинают пожирать Младшие.

- 3 до н.э. – Высший Совет официально распущен.

- 2 до н.э. – Укуль бросает строительство Внешнего Контура в провинции Северный Нгат и переводит всех важных граждан колонии в уже построенный Внутренний.

- 1 до н.э. – мелкая стычка между Домами Омэль и Дасаче за стабильный район на Внутренней стороне перерастает в мировую войну. За несколько дней до конца эпохи Укуль запечатывает проходы в Контур, бросая многих граждан на произвол судьбы.

0 – Великий Коллапс. В определенный момент глобальное равновесие сил нарушается окончательно. Дома разом опустошают арсеналы заклятий, артефактов. Целые области оказываются уничтожены огненными бурями, землетрясениями, целые народы растворяются в воздухе, или распадаются в пепел. Просыпаются давно спящие вулканы. Магические твари, как сбежавшие из лабораторий, так и спущенные с поводка специально, уничтожают города.
Внутренняя сторона луны необратимо искалечена, на внешней образуются зараженные области, где тяжело приходится даже устойчивым от природы бездушным. В определенный момент магическое поле даже не просто скатывается в переполюсовку, но полностью исчезает, распадаясь на крайне агрессивные лоскуты. И хотя через сезон магия начинает возвращаться – это уже другая, дикая магия. А еще этого перерыва достаточно, чтобы бездушные, одно уцелевшее племя за другим, смогли поднять восстания. Ослабленные, отравленные магическим откатом Сиятельные обычно оказываются неспособны сопротивляться. В Нгате наравне с восставшими нгатаями свирепствуют и уцелевшие таваликки.
Под затянутыми магической зимой небесами начинается новая эпоха.


Последний раз редактировалось Snerrir; 22.03.2017 в 22:02.
Ответить с цитированием
  #52  
Старый 23.03.2017, 20:42
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
Так, завтра вернусь от хроноложества к самому роману, хотя и не довел время до текущей даты. Но дальше пойдут совсем уже подробные и никому не уперевшиеся заклепки и чересчур спойлерные моменты. Так что вот вторая часть хронологии, которая, надеюсь, разъяснит, как у меня развелся такой расовый паноптикум:


МАРАФОН-16. Хронология-2, даты условны и будут откалиброваны потом... может быть.



Скрытый текст - SPOILER:
0-300 – Темные века. Ойкумена распалась на множество едва сводящих концы с концами оазисов. Крупнейший из них включает в себя Контур и прилегающие области Нгата и Тсаана, относительно защищенные внешним, пускай и недостроенным кольцом башен. На протяжении всего периода климат становится все суше и холоднее. Ледники в горах и приполярных областях разрастаются, так что южные тундровые кочевники и рыболовы сдвигаются на север. Узкое море между двумя внешними континентами медленно высыхает, превращаясь в солончаки и палящие котловины. К концу периода область Канак практически уничтожена. Многие регионы Тсаана, и прежде засушливого, также опустыниваются.

30 – последняя передача сообщений между Контуром в Северном Нгате и Столичным Контуром Укуля на внутренней. Остальные замолкли еще раньше. Вожди колонии отказываются разглашать, что в нем было в передаче, но вскоре после этого коммуникации приостановлены, даже несмотря на то, что несколько из магических передатчиков на орбите Ахау продолжают работу. Колония официально провозглашает себя последним уцелевшим обществом Янтарного Века. С течением времени большинство аборигенов на территории анклава ассимилированы в общность укульцев – внешников по крови и магическим способностям, Сиятельных по культуре. Чистокровные Сиятельные составляют замкнутую привилегированную касту.

60 – человек, называющий себя Сорок-Двенадцать, основывает деревню Теркана в недавно стабилизировавшемся оазисе в Южном Нгате.

70 – разведчики, лекари и шаманы нескольких южных поселений создают сообщество, ставшее ядром Гильдии проводников. Проводники прокладывают безопасные пути между оазисами, отыскивают новые, обновляют устаревшие карты и следят за изменением фона. Проводят каталогизирование новых болезней и новых тварей, как из наследия Сиятельных, так и мутировавших под воздействием фона. Дабы клановая политика не мешала работе, на время службы Проводники отрекаются от любых семейных, родовых и вассальных связей.

75 – первый зарегистрированный Проводниками случай озверения в химеров (позднее также известных как тер-зверолюди, демоны, козлоящеры, драколени и т.п.) Текст записи позволяет предположить, что на самом деле подобные случаи наблюдали практически с самого коллапса.

100 – падение одного из последних уцелевших анклавов Дома Дасаче, при взятии которого осаждающим нгатаям по мере сил помогает Тавалик, ненавидящий Сиятельных так же сильно, как и бывшие бездушные. Это создает прецедент, по которому таваллики вновь ритуально отделяются от прочих потомков переселенцев с внешней стороны, вновь признаются людьми и допускаются к сосуществованию с внешниками. Практическое воплощение этого шага, конечно, разнится от княжества к княжеству.

115 – уничтожен последний анклав Дома Омэль. За свирепость, проявленную в зачистке поселения, один из вождей, Сорок-Двенадцать из Терканы, получает прозвище Магобойца.

150 – при разведывании пути из Южного Нгата в Чогд один из Проводников проходит через Тейварскую пустошь. И обнаруживает, что город отчасти восстановлен и населен странными существами, похожими на кентавров из древних мифов, только с кошачьими чертами вместо лошадиных. Они вносятся в каталоги как “шестолапы”, но сами себя зовут “варау”. Позднее предположат, что это искаженное “тейварай” – “человек из Тейвара”.

175 – Сорок-Двенадцать из Терканы, нисколько не постаревший за это время, захватывает несколько соседних оазисов. Принимает княжеский сан под личным именем Сойдан.

190 – в деревнях, окружающих Сияющую топь, фиксируются первые змеелюди.

275 – Проводники начинают организовывать планомерные экспедиция в развалины городов Сиятельных. При изучении одного из них, принадлежавшего Омэлю и расположенного в горах Водораздельного Хребта, один из вождей Гильдии уходит вразнос вместе со своими людьми. Отбирает все найденные документы, атакует соседний, не ожидающий подвоха оазис – Кин-Тараг и захватывает там власть. Его династия наглухо перекрывает сообщение между Югом и Севером. Покидать переделы оазиса дозволено лишь евнухам, они и ведут всю внешнюю торговлю. Даже несмотря на странные обычаи, после того как восстановлено сообщение с Севером стратегически расположенный Кин-Тараг вступает в пору расцвета.

276 – Неожиданно для всех Сойдан Магобойца, никогда не любивший Проводников, полностью поддерживает их в вендетте с Кин-Тарагом. Стычки продолжаются четверть века.

300 – Восстановление природных ритмов разливов рек и сезонов дождей на Севере обозначает конец темных веков. Формально отчет идет от даты посвящения нового зиккурата Нгаре в окрепшем нгатайском княжестве Майтанне – одной из первых монументальных построек после коллапса.
На Севере начинается Средняя княжеская эпоха.
На Юге темные века продлевает эпидемия Серой Скорби, вероятно начавшаяся после того, как один любопытный князь подкупил Проводников и вскрыл запечатанный город Омэля. Это, вкупе с инцидентом в Кин-Тараге, приводит к тому, что на долгие века устанавливается запрет на изучение наследия Сиятельных.

310 – регулярные вспышки Серой Скорби позволяют выявить закономерность – болезнь никогда не поражает озверевших, либо тех, у кого были озверевшие в ближайшем родстве. И без того крайне враждебное отношение к мутантам, доходящее до погромов, перерастает в планомерные облавы и чистки.

320 – первый год на Севере в котором у Дома Тавалик рождаемость перевесила смертность. Считается своеобразной датой отсчета истории для огарков – заново очеловечишихся потомков Сиятельных.

330 – продолжающаяся эпидемия Серой Скорби приводит к тому, что не подверженных озверению людей, несмотря на все погромы, становится меньше чем носителей этого проклятья. Зверолюди и боящиеся за свою судьбу носители переходят в наступление. Начало Звериных войн.

360 – Один из вождей озверевших, химер по имени Шауреш, захватывает большинство оазисов. Он провозглашает зверолюдей наследниками нового мира, нормалы и не желающие признавать новую доктрину носители подвергаются гонениям. Введенное в государственном масштабе право первой ночи для носителей озверения приводит к тому, что проклятье стремительно распространяется на незатронутые области.

400 – заговор с участием последних “нормальных” кланов Юга и тех зверолюдей, которых не устраивал режим Шауреша начинает восстание. Восставших громят до тех пор, пока держащий до того сторону Шауреша Сойдан Магобойца внезапно не приказывает своим воинам атаковать союзника. После чего переносит столицу нового шаткого объединения княжеств в Теркану, и со странными словами “Теперь паровая колесница окончательно ушла… ” нарушает свой многовековой целибат и берет в жены дочерей соседних князей. Его потомки оказываются носителями особой ветви озверения – большекрылых химеров, хотя никто из них не может похвастаться долголетием прародителя. Так Сойдан основывает клан Кан-Каддах.


Последний раз редактировалось Snerrir; 23.03.2017 в 20:45.
Ответить с цитированием
  #53  
Старый 24.03.2017, 21:21
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-17, никто никогда не ценит технику безопасности.



Скрытый текст - SPOILER:
Утром Ханнок кажется понял, чем их новый проводник был так недоволен, закрывая за ними вчера дверь. Ну, помимо шантажа Хамы, этого страшного человека.

Кентавроид сам по себе смотрелся нескладным, периодически вызывая легкие приступы инстинктивной паники из-за непривычного строения тела. В жутковатой холщовой конструкции на задних лапах, призванной изображать штаны, и вовсе - нелепо. И судя по кислому выражению пантерьей морды – шестолап сам все это прекрасно осознавал.

Гильдеец встретил их у подножия ведущей с акрополя лестницы, как договаривались, едва проорали подъем визгливые южные петухи. Аэдан все равно остался недоволен:

- Почему снаряд такой подержанный? Экономим?

- Ценим уже доказавшее надежность! – огрызнулся Караг. За исключением ухоженного чехла на лук, все остальное его имущество выглядело старым, потасканным. От рюкзака на “человеческой” спине, до колчана, ножен и переметных сумок на крупе. Закрепленный поверх сумок латунный короб и вовсе украшали глубокие параллельные борозды, разлохматившие металл. Ханнок подумал, что не горит желанием сталкиваться с тварью, так поточившей об него коготки.

- Знаете правила? Когда выйдем за стены, решения: куда мы пойдем, как мы пойдем и когда, буду принимать я! – мрачно сказал гильдеец, сжимая древко копья. Наконечник длиной и формой походил на однолезвийный сарагарский меч.

- Ага. Ага. Конечно. – сказал Аэдан.

- У вас тут есть чувствительные к фону? Да? Понятно, - Караг достал из сумки две коробочки. Поднял багровую:

- Если запищит эта – надо вывести их в стабильную зону. Если застрекочет вот эта, лучевая – шестолап показал вторую, с зеленоватой окраской – уходим все и быстро.

- А от чего она предупреждает? – зевнул Шаи, которому даже ранняя побудка не убавила любопытства.

- Лучи войны, – пояснил шестолап. Помигал глазами на непонимающее облезлое лицо. Затем озадаченно почесал ухо, мохнатое и с белым пятном на обратной стороне. – Странно, я думал это и так понятно.

- Тсаан, – скупо пояснил Кан-Каддах.

- Если среди нас есть человек с Дальнего Севера, я должен напомнить форму… - спохватился гильдеец. Аэдан прервал его одним взмахом ладони.

- Так. Послушай, добрый человек. Тракт расчищен уже половину эпохи назад. Не надо изображать из себя знатока, где это не потребуется.

- Я – Проводник! – оскалился Караг, - Это моя работа! Предыдущие меня тоже не слушали!

- Ах да. Они же погибли, - сочувственно сыпанул соли на раны Аэдан, - Какая жалость. Я уверен, вождь, с нами такого не случится!

Ханнок занервничал.

- Послушай, Хама… - шепнул он пришедшему проводить таможеннику.

- Аэд не любит варау. У него есть причины, – туманно ответил княжий человек, покусывая непременную трубку.

- И какие же?

- Такие же, как у меня, - чуть раскрыл и снова сложил крылья Хамарве, - Не бойся, Сарагар. Кан-Каддаху хватит ума оставить это в сторону, когда будет нужно.

Откровенно говоря, не успокоил. Но жест Ханнок взял на заметку – похоже это был эквивалент пожатия плечами.

Напоследок Хама и Аэд обнялись, хлопнув друг друга по спине. Таможенник ушел к гарнизону, терканай украдкой, морщась, потер хребет – друг все никак, похоже, не мог привыкнуть к зверолюдской силище. Из-под шапки посмотрел на навязавшихся бестолочей.

Облезлый нобиль-бессребреник. Огарок с амбициями, сующий седую голову в пасть дракозлам. Его непутевая ученица. Парнокопытный гончар. Теперь еще и это черное четвероногое недоразумение. Да и сам он хорош – пятнистый убийца.


- Да помилует меня предок, - с чувством сказал Аэдан, повернулся к недоумевающим спутникам спиной и зашагал на юг.


Последний раз редактировалось Snerrir; 21.06.2017 в 17:27.
Ответить с цитированием
  #54  
Старый 25.03.2017, 22:47
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-18, прогулки на свежем воздухе. Начало главы 2.9.



Скрытый текст - SPOILER:
- Почему он так на меня смотрит? – спросил Караг. Кончик его хвостового клинка уже час качался из стороны в сторону, все увеличивая амплитуду. Ханнок поймал себя на том, что сам копирует движение и прекратил.

- Это у него профессиональное, – отозвался Аэдан, довольный, словно уже содрал шестиконечную шкуру.

- Я просто никогда не видел варау так близко! – начал оправдываться Ньеч. Чудно, нобиль восхищенно таращился на кентавроида уже второй день, но вот его Караг игнорировал. На тактичного огарка среагировал куда быстрее и болезненней.

За день они почти прошли Кинайские врата. В нескольких забегах к югу от акрополя долина расширялась, но склоны все равно оставались уходящими под облака обрывами – лишь добавилось ровной земли у подножия. Всюду виднелись остатки полей, дамб и складов – Аэдан в момент накатившего благодушия пояснил, что до падения старого княжества местные почти не покидали его пределов. Земля в этой и нескольких соседних долинах, соединенных с разломом тоннелями, была редкостно плодородной. Оставшиеся от Омэля горные разработки давали камни и руды, леса на верхнем плато – древесину. Кин-Тараг сидел в великолепной изоляции почти пятьсот лет, наглухо перегородив сообщение между Югом и Севером. Ханнок поймал себя на мысли, что возможно именно благодаря этому озверение так долго не проникало за горный хребет. Но зато когда проникло, оказалось сродни чуме на переполненном корабле – и вот это уже было куда менее приятным выводом.

То там, то здесь полосатые скалы украшали рисунки. Почти стершиеся от времени спирали, стилизованные танцоры и фантастические звери, колесницы с лунными дисками – наследие утуджеев. Тщательно вырезанные князья, боги и герои в старинных одеждах, драгоценностях, при оружии – творения сынов Нгата. Было даже несколько рельефов Сиятельных, но на них лица были сколоты, а тексты переправлены в редкостную похабень.

Впереди уже виднелись южные стены княжества-крепости. В отличие от северного гарнизона, этот пост был лишь скопищем хранилищ, стойл и гостиниц. Стены также остались нечинеными – Теркана явно не горела желанием делать Кин-Тараг вновь неприступным уже для себя самой.

- Почти дошли, переночуем на заставе, а завтра… - Аэдан не договорил.

Дорога под ногами задрожала. От первого толчка неуклюжий Ханнок шлепнулся навзничь, от последующих едва не попадали остальные. Химер обхватил лапами голову, вжался в бьющуюся в припадке землю. Хотелось зажмуриться, но какая-то неведомая силы заставляла, напротив, таращить глаза.

Зверолюд видел, как заволновалась вода в соседнем пруду – хаотично, словно в бочке по которой лупят палками с нескольких сторон. Как в знойном безветрии закачали ветками деревья. Как из ближайшей усадьбы выскочила семья общинников и, спотыкаясь, побежала к открытой, тщательно выметенной площадке. Различил даже тонкие, словно сами собой зарождающиеся струйки пыли на ближайшей скальной стене.

А затем все стихло.

- Это было неправильно, - сказал Караг.

- Неправильно? – неверяще пролепетал Шаи, утирая выступившую на лбу испарину.

Ханнок осознал, что полностью с ним согласен – это было попросту жутко. Но Караг лишь отмахнулся:

- Я варау. Обычно я чувствую толчки заранее. А сейчас нет. Это пришло словно волна… с юга.

- Пить надо меньше, - посоветовал Аэдан, быстро успокоившийся. - Вставай, Сарагар. Варанг не проснулся – лишь слегка храпит.

Шестолап обиженно фыркнул, достал вощеную табличку и сделал несколько пометок стилусом,

Похоже, для разломных жителей это и впрямь - обычный день. Когда добрались до привратного поселка о произошедшем напоминала лишь женщина, скорбно сметающая с земли черепки от опрокинувшегося лотка с посудой. Даже на дозорной вышке – весьма шаткой на вид конструкции из бревен поверх древней башни, продолжал горгульей торчать стражник-химер, из большекрылых.

“Интересно, научусь ли я когда-нибудь летать” – подумал про себя сарарец, рассматривая собрата по озверению из-под приложенной козырьком ко лбу ладони. Рядом торговался за постой и телегу до Терканы Аэдан.

Словно услышав его мысли, крылатый внезапно вскочил на ноги. Всмотрелся куда-то вдаль. Затем расправил крылья, спикировал на стену и опрометью понесся по ней к соседней площадке. Там стояла рама, а на ней закреплен тяжелый бронзовый гонг.

“Пижоны. Ходят в циновках вместо доспехов, но на тебе – на это блюдо металла у них хватило…”

После первого же звонкого удара Аэдан вздрогнул и выматерился. На втором - схватил ошалевшего Шаи за руку. Третий застал его на полпути к ближайшему дому – каменному, словно вкопанному в землю, со свинцовой крышей.

- Идиоты, живей сюда! Магшторм! – проорал терканай спутникам от входа.

- Дзанг! Тсанг! Да-а-анг! – надрывался гонг.

На очередном ударе Ханнок увидел, как женщина впереди попросту отшвырнула прочь дорогой кувшин и подхватила испуганно заплакавшую девочку на руки. Ему стало страшно, он прибавил скорости. Но у тяжелой, также освинцованной двери не удержался и оглянулся – над стеной стояло зарево, словно солнце решило зайти на юге. Багровыми протуберанцами стремительно наползали на долину Кин-Тарага волокнистые облака, сами по себе источавшие свет.


Последний раз редактировалось Snerrir; 26.03.2017 в 19:51.
Ответить с цитированием
  #55  
Старый 27.03.2017, 00:13
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-19, на всех диапазонах.

Скрытый текст - SPOILER:
Последним в дом ввалились Караг и закрыл дверь. Короткий коридор вел в полуподвальное помещение, сложенное из тесаного камня. Стыки между отдельными плитами залиты металлом.В углу была печь, в другом – пифос с водой. Сюда набилась дюжина человек, из проезжих. Аэдан объяснил, что у большинства хозяйств на Юге есть свои подвалы. А сейчас они были в общественном укрытии.

- А если не успеваешь добежать до своего? - поежился Ханнок.

- Обычно это не проблема, - сказал Кан-Каддах. – Просто именно эта буря оказалось слишком быстрой… и сильной. По правде говоря, я такого раньше не видел.

Аэдан выглядел злым и подавленным. А затем рядом витиевато выругался шестолап, переключив на себя внимание. Он уже достал из поцарапанного короба странную пластину со стеклянными вставками. От загадочной вещи отходил жгут, подсоединявший ее к прочему оборудованию, она топорщилась рукоятями и шпеньками.

- Это просто волчья хрень, - Караг стучал по пластинке когтем, но та, похоже вела себя совсем не так, как требовалась. - Там такой диапазон, что я даже с постом связаться не могу. Похоже, это надолго.

Приунывшие поселяне стали раскатывать циновки, рассаживаться и ложиться дремать. Снаружи, за оконными заслонками тихо потрескивало и шипело. Мать все старалась успокоить дочку – плакать та перестала, но тихо хныкала. У стены скорчился Шаи, сам выглядящий не сильно лучше.

- Вождь, ты как? - спросил его Аэдан, протянул плошку с водой, получив взамен вялый, благодарный кивок. Ньеч морщился, массировал виски и поминутно тер глаза.

- Остаточные вспышки, – пояснил он ученице и затребовал бинт из тсаанского хлопка и антимагический сбор для компресса.

Через несколько часов – внизу было трудно точно отследить время – Караг решил, что снаружи стало безопасно для зверолюдей. Сбегал в гарнизонное укрытие, вернулся еще более мрачным.

- Плохие новости, - с порога заявил он. Похоже пощада чужим надеждам не входила в число культивируемых в гильдии добродетелей, - Ультан ожил.

- Да чтоб вас всех разорвало! – простонал караванщик, с которым Аэдан торговался за аренду повозки. Парень уже едва ли не плакал – животные в спешке остались снаружи, а теперь еще и это непонятное известие.

- Ближайшее городище Омэля, рядом с трактом, - пояснил недоумевающему Ханноку Аэдан. Затем повысил голос, спрашивая:

- Ваши же запечатали Ультан еще давным-давно?

- Запечатали, - Караг вернулся к коробу, вытащил походную книжицу и начал записывать в нее какие-то цифры, наверняка относящиеся к магии. - И залили все входы свинцом.

- И кто мог его вскрыть?

- Какой-нибудь идиот, возмечтавший древних знаний, или сокровищ. Ближайший пост видел вспышку над руинами, добрались обратно только сейчас. Все отравленные до полусмерти, даром что козлоящеры… - гильдеец сделал описку и зло зашипел, - Кан-Каддах, отстань! Я работаю.

Зверолюдям и носителям разрешили покинуть укрытие после заката. Шаи и Сонни предстояло просидеть там минимум до утра. Да и Ньеч сослался на головную боль с непривычки. Ханнок все же решил выбраться наружу – пора привыкать к безумству Терканнеша, этой, может быть, новой родины.

Небо погасло, но разноцветные всполохи по черной пелене туч все-таки время от времени проскальзывали. В ушах слегка звенело, на языке чувствовался мерзкий металлический привкус. В загоне, прямо на загаженной земле на коленях сидел караванщик и гладил шею волу, хрипящему и тяжело раздувающему бока. Второй уже затих темной грудой поотдаль.

- Бедняга, - сказал хозяин другой повозки. – Говорил я ему не связываться с северной породой - живность выглядит славно, это да, но не для наших пустошей создана.

Его собственные волы были куда мельче, и мохнатей. Один взревывал и долбил землю копытом, даром что холощеный.

- Значит, его просчет – ваш прибыток.

Но караванщик лишь покачал головой.

- Послушай, Кан-Каддах. Я не пойду мимо Ультана, мне жизнь дорога. Если даже сюда добило… знаете, а ведь мне не сильно лучше, чем соседу. Кто знает, когда теперь восстановится сообщение.


Последний раз редактировалось Snerrir; 29.03.2017 в 21:47.
Ответить с цитированием
  #56  
Старый 28.03.2017, 00:43
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-20, в спешке, в спешке...

Скрытый текст - SPOILER:
Утром петухи не орали. Судя по виду того, что свешивался из ближайшего курятника – магический шторм уложил пернатых в долгое волшебное похмелье. Караг встретил их у выхода из укрытия. Судя по виду, он не спал всю ночь. Сам он сказал, что вторую половину ночи отчитывался перед комендантом о наблюдениях по фону. Виновато сгорбился, оправил ворот надетой на человеческую половину куртки и заявил:

- Что ж. Полагаю, все разрешилось само собой. Эм… До свидания.

Аэдан перебрал пальцами по рукояти меча, положенного на плечо:

- У тебя плохое чувство юмора, большезадый.

Вару фыркнул, показав кончики клыков, но ответил мирно. Даже, пожалуй, оправдываясь:

- Я не поведу северян трактом. Взрыв на запечатанном городище – слишком важен. Гильдии сейчас нужны все ее люди в княжестве.

- Караг, сын Аната… мой клан возместит тебе все убытки.

- Я сказал – нет. Мне нет дела до клановых вождей.

- У тебя в лицензии осталось места на одну жалобу.

Караг вздохнул, но отрицательно замотал ушастой башкой.

Аэдан демонстративно отдал меч озирающемуся Ханноку. Подошел ближе, разведя руки, словно хотел лезть к кентавроиду брататься.

- Мне надо попасть домой. У меня важная информация с севера.

- Слушайте, почтенный, кажется вы что-то не понима-а-а...

Кан-Каддах быстро, так что едва удалось рассмотреть, подскочил к шестолапу. Треснул его кулаком по хребту, там, где звериная часть переходила в вертикальную. Варау тут же обмяк и завалился на бок, жутковато дергая лапами. Руки его все еще слушались, он приподнялся на них и попытался отползти, но замер, увидев перед носом медную пластину. Уже знакомую Ханноку.

- Нет, мой четвероногий друг, это ты чего-то не понимаешь. Я – Аэдан Норхад, сын Сойдана Кан-Каддаха, и клянусь мраком, ты доведешь меня в обход Ультана, туда, куда мне будет нужно. Чего бы это тебе не стоило.

- Ты… Ты спятил!

- У нас это семейное, - Аэдан ходил вокруг лежащего на земле гильдейца кругами, словно хищник вокруг жертвы, - Слушай, может я еще чего не знаю? Может, пока я был на Севере отец перестал быть правой рукой Великого князя? А также его мозгами и волей?

Караг поворачивал голову за ним, оскалившись и прижав уши.

- Вижу, что нет. Не перестал. А теперь слушай внимательно. Я слишком долго играл в примерного гражданина. Зря я это делал. Можешь и дальше упиваться своей независимостью, но подумай вот о чем – старик не побоялся половину священного города разнести ради своих целей. Как думаешь, что будет, когда он узнает про некоего черного неудачника, не желающего помочь любимому отпрыску? Интересно, кто страшнее – Хама или Отец Всех Крылатых Демонов Юга?

Судя по морде Карага, это он себе прекрасно представлял. Аэдан тепло ему улыбнулся и продолжил:

- Это был кнут. А теперь – пряник. Тебе отплатят бронзой. Обещаю. А еще я поговорю с папой на тему того, чтобы он прекратил наконец запрещать вашим беженцам селиться в центральных оазисах.

Видимо, последнее было серьезной и больной темой. Шестолап даже скалиться перестал. Наоборот – наставил торчком уши, как кот, увидавший сочную, беспечную мышь.

- Ты… Ты и впрямь это сможешь сделать?

Аэдан оскорблённо уставился на небо, словно спрашивая Нгаре-Громовержицу – Праматерь, ты это слышала?

- Да. Я это сделаю.

- Ладно, ладно… Хорошо! Здесь есть служебные ходы в скалах, еще времен Омэля. Если повезет, горы прикрыли от магии выход на ту сторону. Я поговорю с комендантом – он откроет дверь… Ради научной работы.

- Замечательно! Совсем другое дело! - все-таки Аэдан не княжий советник, меду лить в слова не умел. Варау вновь несколько увял.

- Ты идти-то сможешь? Или мне хребет тебе вправлять?

- Нет! Все в порядке, все в порядке! – Караг с трудом встал на лапы и сделал несколько шатающихся шагов, - Уже отпустило, видите!



Последний раз редактировалось Snerrir; 30.03.2017 в 14:44.
Ответить с цитированием
  #57  
Старый 29.03.2017, 00:49
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-21, "Во имя Кришны, Раджив, у тебя такая же родинка как у меня!"

Скрытый текст - SPOILER:
Когда гильдеец уковылял в сторону заставы, Аэдан забрал у Ханнока свой меч. Химер помолчал немного, затем все же решился сказать, что думает:

- Кажется, теперь я понимаю почему ваш клан здесь не любят.

- Ошибаешься, Сарагар. Как раз поэтому наш клан все еще терпят. Терканнешу нужно, чтобы было кому доверить запачкать руки. Демоны для демонов, чтоб нас, - Аэдан не к месту внимательно разглядывал клинок. Покачал пальцем шатающийся обсидиановый отщеп, сплюнул.

- Тьмать. Но это не значит, что мне все это нравится. Док, у тебя спирт остался? Хочу запить тот факт, что мне пришлось хвалиться резней в Кауараке.

- И что теперь?

- Теперь это недоразумение добудет нам проход мимо зараженной области. Или поднимет толпу и нас развесят на деревьях. Тоже вариант. Мне надоело колошматить людей за старикову блажь… Док, я ведь пошутил.

Ньеч смутился и запихал фляжку обратно в сумку. Ханнок поправил лямку походного рюкзака и спросил, сам от себя не ожидая:

- Так это действительно правда?

Аэдан пожал плечами, продолжая с едва уловимой тревогой смотреть на пустую улицу, по которой ушел гильдеец.

- Зависит от того, что именно ты слышал о Юге.

Ханнок честно попытался вспомнить. И осознал, что толком и сам не знает, что может сказать. От Цуна до гор была всего неделя пути, но за ними был словно совершенно другой мир, о котором ходили фантастические слухи. Как так вообще получилось? Южане были определенно нгатаями, более того, словно бы вылезшими прямиком из кодексов о временах еще до вторжения Сиятельных. И одновременно – чужими.

- Ну… - сделал он попытку как-то выстроить из обрывков легенд и мифов связную мысль. - Говорят, что здесь некогда жил великий владыка демонов. Что он умел превращать обычных людей в химеров и соблазнил этим много падших душ. И творил он это несколько веков. И именно вроде бы из-за него Укуль организовал Шестой Священный Поход, еще за сто лет до Саэвара. А сам Саэвар, когда собирал Нгат по кускам обратно, его и убил окончательно… Ты говорил, что все большекрылые идут от одного предка, так? Аэдан… сколько тебе лет?

Аэдан весело хмыкнул:

- Ну надо же! А вот этого я не ожидал. Расслабься, мне всего сорок три. Саэвар лишь отрубил отцу ногу, но, когда в следующий раз отправился в прогулку по Ядоземью, старик уже отрастил новую. Они помирились и Сойдан получил чин Смотрителя Юга.

- Первым смотрителем был Ахашверош! Кавад, мой предок, получил от него дочь в наложницы! – обличительно наставила палец на Аэдана Сонни. Зверолюд понял, наконец, отчего она так хорошо разбирается в этом временном периоде. Известное дело, общинник будет дорожить даже таким родством с легендой.

- Ну да, - довольно сощурился Кан-Каддах, - Ахашверош, Сойдан Кан-Каддах, Самгьял Злая Кровь, Йатдзораи Великолепный, Сорок-Двенадцать… Он непростой человек и собирает имена и титулы, как иные – тарелки с видами известных городов.

Палец девушки задрожал, глаза расширились.

- Вот же тьмать…

- Да нет, это истинный мракотец, - хохотнул Аэдан.

- Ты… Ты же мне родич! – Сонни прижала ладонь ко рту. - Это что же такое…Что если во мне тоже демоница сидит?!

- Вполне может быть, - нет, этот южный мерзавец определённо вернулся в отличное расположение духа. - У старика сильная Спираль.

- Аэдан, ответь мне честно, - у Ханнока внезапно перехватило горло. - Ты не проезжал через Сарагар, когда ехал на север?

Внезапный родич расхохотался уже в голос, привалившись спиной к стене. Даже шапка упала с головы.

- Ха! Ха-а! Нет, это божественно. Просто божественно, ха! Ох, ха, Нгаре, когда-нибудь я напишу мемуары и зарисую ваши лица. Хо! Или пьесу! Ха-а-а! Пьеса - это тоже хорошо!

Отсмеявшись, утер заслезившиеся глаза.

- Нет, дружище, я там был один раз, пятнадцать лет назад. Ты явно старше. Увы, тебе не грозит получить мой меч в наследство. Да и потом, я не какой-то особенный. Только в моем поколении у меня семнадцать братьев и двадцать три сестры. Четверть Юга носит кровь Сойдана, хотя не все любят это признавать.

- И как мне к всему этому относиться? – спросил вселенную Ханнок, остекленело таращась в пустоту.

- Можешь звать меня дедядя, - предложил Аэдан, - Мы выдумали это слово специально для тех случаев, когда встречаешься с братом своего пра-пра-пра-прадеда.

Ханнок с трудом подавил желание завыть, как в первую ночь новой жизни. Дедядя, режь его печень милые, рыжие подмастерья…



Последний раз редактировалось Snerrir; 29.03.2017 в 23:10.
Ответить с цитированием
  #58  
Старый 29.03.2017, 23:09
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-22, спелеология.

Скрытый текст - SPOILER:
Караг вернулся в сопровождении воина из гарнизона. К счастью, если шестолап и затаил месть, то отложил на потом – княжий человек отвел их к скальной стене долины. Снял печать с тяжелой двери, словно вырезанной из белой, гладкой кости – очередного наследия завоевателей с Внутренней стороны. Дальше в глубь Огненного хребта вгрызались старые нефритовые выработки, служебные тоннели и прорубленный уже при новых владыках ход на другую сторону.

Пока шли по этим тоннелям, химер не раз видел уходящие во тьму отвилки, лестницы и лазы. Некоторые была заложена камнем. Один – попросту засыпан упавшими с низкого потолка обломками, Часть камней блестела свежими гранями – возможно свежие, сдвинутые с места последними толчками. Из завала торчала рука – тонкокостная, четырехпалая, истончившаяся до кости, но почему-то не распавшаяся на отдельные фаланги. Тускло блестел прозрачный, янтарного цвета браслет.

Ханнок почувствовал, как щетинится загривок – показалось что тьма сгустилась до осязаемого состояния. Навалилась, словно подушка в руках заждавшегося коронации княжича. Сарагарец будто бы вживую услышал мерное, мощное дыхание неспокойных гор.

- Так. На меня смотри, морда… - Аэдан щелкнул пальцами перед зверолюдским носом. Ханнок сморгнул и утер пот со лба – тьма снова стала обычной.

Кентавроид, смешно припав передними лапами, наклонился к полу и потер когтем браслет.

- На удачу, - смущенно прижав уши, пояснил он недоуменным северянам. Ханнок подумал, что у местных все-таки странное представление об удаче.

- Боги, он еще и суеверен, - возвел очи к потолку Аэдан.

- Эй! Это труп… эм… мощи одного из первых проводников! Героя – он закрыл путь в лабораторию Омэля! Видите – всего четыре пальца, но без когтей. Тогда еще принимали Сиятельных…

- А еще он редкостный болтун, - доверительной сообщил нгатай. Не иначе как самому Ахри, владыке гор. Гильдеец насупился, но промолчал.

- А что, сейчас не принимают? – поинтересовался Ньеч.

- А сейчас их здесь не осталось, - варау подошел к огарку и прошептал, заговорщицки, прикрывая пасть ладонью, но так, что все отменно услышали, - Ну, вы знаете, эти Кан-Каддахи…

Теперь умолк Аэдан.

Внешняя арка встретила их светом, вначале ярким, бьющим в глаза, но потом оказалось, что лишь от пасмурного, затянутого облаками неба. А еще наконечниками копий в руках у стражи. Встрепанные княжьи люди, ругаясь, повскакали с лавок у костра. Один и вовсе выбежал из дверей хибары, покосившейся и словно вросшей в крутой горный склон. Мокрым и окутанным клубами пара. Комплект вооружения из тяжелого лакированного шлема и норовящего сползти полотенца смотрелся бы смешно, кабы не пика в руках.

- Вы кто? Назовитесь!

- Караг Анатаск, проводник, пост Нга-восемь. Вот лицензия.

- А эти?

- Временно аффилированные ассистенты.

Ньеч удивленно приподнял редкие брови. Переглянулся с ученицей, зашевелил губами без звука, явно повторяя нежданный от зверолюда научный жаргон.

- А… да. Понятно… А зачем они тебе?

- Для экспедиции с целью выяснения потенциального повышения фона в окрестностях. В связи с неспрогнозированным выбросом магии на объекте Ур-шестнадцать.

- Хо?

- Ультан проснулся, - перевел Караг.

- Кау, отец наш… - копье в руке стражника дрогнуло. Полотенце едва не довершило побег, пресеченный в самый последний момент. Что ж, похоже, есть и хорошие новости – вояк не припекло, может дорога впереди тоже чистая.

- Сейчас, вот печать. Удачи, проводник.

Караг учтиво поклонился, прижав руку к груди. А когда пост скрылся за поворотом вьющейся по ущелью тропы, тихо зашипел на Аэдана:

- Почтенный, я из-за вас порчу лицензию и влезаю в крупные неприятности. Надеюсь, оно того стоит.

- Не сомневайся, мой друг с звериным задом, - к Кан-Каддаху вернулось хорошее настроение. Теперь они наконец и совершенно без вариантов были на Юге. В Ядоземье.

Ответить с цитированием
  #59  
Старый 30.03.2017, 10:39
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,112
Репутация: 1409 [+/-]
м-8
Критически осмотрел пятнистое отражение в сером стекле, явно поддавшись моменту. ощущение, что не звучит, да и пояснения лишние. Тут либо переработать, либо удалить.

м-9 Ранним утром, еще до петухов, Ньеч зевающий в кулак и моргающий спросонья, вышел во двор. вообще, сначала я отметил предложение, как пример избыточных описаний. Во-первых, после Ньеч - пропущена запятая, ведь дееприч. оборот. Во-вторых, очень авторское предложение (это ещё мягкий вариант) - переутяжелённое. Понятное дело, что марафон - это как черновик-онлайн, но такие же примеры были и раньше. Всё же лучше представлять, что роман будут когда-нибудь зачитывать. И как? Будет он звучать в нынешнем виде? К чему веду - ограничить бы число оборотов, следить за звучанием. Конкретно здесь оставить что-то одно - либо зевающий он, либо моргающий. Если и то, и то, то хотя изгнать эти постоянные пояснения, если они не работают на характер (мол, не быдло какое-то герой, он в ладошку зевает, а не так как мистер N.)
Но позже я внезапно понял, что не понимаю традиционное - встать рано утром до петухов. Это как? Потому что раньше, ну, надеюсь, что это всё в прошлом, нередко засиживался за линейкой до четырёх, допустим, если не позже. И вот петухи соседские - могут орать в любое время, сидишь за компом, слушаешь. По факту - ночь, но петухи орут. Т.е. если встать раньше их, то это как бы и не утро. С другой стороны, следует предложение, что там уже снежные шапки окрасило солнцем, т.е. время достаточно позднее. А что наши петухи? Почему-то молчат.

м-10 информативно, многое прояснилось. А вот длинных, переутяжелённых предложений хватает.
Ответить с цитированием
  #60  
Старый 31.03.2017, 00:58
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-23, медитация на геологические формации.

Скрытый текст - SPOILER:
Расщелина вела все дальше. Горячий ручей, текущий от заставы, вбирал в себя холодные притоки, постепенно расширяясь. К вечеру вдали послышался шум водопада. Они обогнули последнюю скалу и оказались на уступе над широкой долиной.

Со южной стороны Огненных хребет был странными горами. Если северные склоны отличались крутизной и вздымались от равнины Нгата единой стеной, прорезанной лишь несколькими перевалами, то здесь горы походили на груду битого кирпича, присыпанного пеплом. Отдельными блоками торчали столовые вершины. Скалились базальтовыми, гранеными обрывами останцы. Террасами обрывались к бурным рекам каньоны. Впереди, по самому центру долины прыщом топорщился молодой вулканчик. За этим карликом, вдалеке, словно осуждая возвышался величественный заснеженный конус.

- Нгаханг. Ворчливый дедушка. Если бы не выброс, мы прошли с его другой стороны. Жаль, там красивые места, - сказал Караг. Затем ткнул пальцем в ближний шлаковый конус. - Придется ограничится Капризным Внучком.

- А где тогда Злой Папа? – полюбопытвовал Шаи.

- Суровая Мама. – поправил гильдеец. – Мы стоим у ее ног.

Нобиль заозирался, но другой огнедышащей горы не увидел.

- Да вот же она, - обвел рукой круглую чашу долины Караг.

А ведь и впрямь, впадина, словно некий божественный цирюльник выдрал клещами гору из челюсти Огненного хребта. Ханнок осознал, что вновь смотрит на кальдеру. Только в отличие от прошлой, эта проснулась намного раньше и мощнее.

- Это какой же силы взрыв должен был быть…

- Необыкновенной. Кин-Тараг заслонили другие горы, но землетрясение все равно было таким мощным, что обрушило стены княжества, - вмешался в разговор Аэдан, - Именно поэтому Шиенен Яростень смог свершить то, что до нему пять сотен лет никому не удавалось – взять страну кинаев осадой… жалкий глупец.

- Жалкий? - обиделась Сонни. - Тебе, что ли, завидно, что Теркане не удалось так же подкопаться с Юга?

Сарагарец был с ней солидарен. О стены Кин-Тарага обломал зубы даже Саэвар Великий. Ему пришлось вторгаться на Юг по другим перевалам, многие из которых вскоре закрылись из-за проснувшихся вулканов или вспышек дикой магии. И самому Яростню пришлось в начале правления отправлять войска для усмирения восставшего Юга через зараженные земли – и недавно этот несносный Кан-Каддах хохотал над этим!

- Мы тоже были глупцами. Нам повезло, что нас каждый раз разбивали в пух и прах, - пожал плечами терканай.

А вот это уже странно. Ханнок даже не стал спешить записывать мяч в южное кольцо.

- Шиенен возомнил себя древним завоевателем из Детей Богов, - сжалился над их недоумением Аэдан, - Решил показать всем, что готов возродить старый обычай. Нацаху. Вырывание с корнем. Его воины вырезали языки двадцати тысячам пленных кинаев и разослали на работы во все уголки северного царства. А до того так порезвились на пепелище, что даже те, кто сохранил речь вряд ли захотели их спасать.

До Ханнока наконец дошло. Но он позволил южанину досказать.

- Смешно. Кинаи столько веков подрезали собственных торговцев, лишь бы не занести оволчение за пределы княжества. Основали лучший тайный орден охотников за головами, чтобы ни один ренегат не рассказал бы миру об оборотничестве. Похищали ученых по всему югу, чтобы никто про него даже не догадался. И ради чего? Шиенен, эта бледная тень Саэвара, похерил все их труды за один поход.

Кан-Каддах в сердцах пнул камень, отправив его в долгий полет на дно кальдеры.

- А самое мерзкое знаете, что? Теперь мы, прочий демонский Юг, идем по тому же пути.

---

Ханнок припомнил карту и прикинул что большая часть этой странной земли состоит из такой же мешанины плато, каньонов и изолированных вулканов. В детстве он любил рассматривать старые карты из укульского архива. На них южный Нгат был изображен куда более зеленым, с пририсованными повсюду деревьями. Таким он казался куда более пригодным для жизни и многообещающим для поселения.

Хаос и пятна – такое впечатление оставляла природа Терканнеша. Местами склоны заросли низкими, корявыми соснами и можжевельником. В других – щебень и голая земля, красная, желтая или серая. Выше вздымались скалы, часто полосатые. А на высочайших вершинах лежал снег – чаще всего по левую руку, где хребет выше. По правую – реже, хотя отдельные горы, взять тот же Нгаханг, легко преодолевали рубеж. Они шли на восток.



Цитата:
Сообщение от Ранго Посмотреть сообщение
По факту - ночь, но петухи орут. Т.е. если встать раньше их, то это как бы и не утро. С другой стороны, следует предложение, что там уже снежные шапки окрасило солнцем, т.е. время достаточно позднее. А что наши петухи? Почему-то молчат.
Хех, у меня еще от детства остались как-раз таки воспоминания о небывалой пунктуальности петухов Соседей Слева. Пять-сорок, если только нет дождя. Солнце уже в основном вставало к этому моменту. Хотя память о незрелых годах сама уже наоборот, переспела.

Последний раз редактировалось Snerrir; 02.04.2017 в 01:15.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 17: Серое Яблоко - Лисье Солнце Креатив Архивы конкурсов 7 04.04.2015 01:28
Креатив 16: Lina-chan - Солнце нового дня Креатив Архивы конкурсов 15 29.04.2014 13:09
Креатив 15: Лунное Солнце - Проклинающий рассвет Креатив Архивы конкурсов 53 08.11.2013 16:51
Мафия-5. День четвертый. Закатившееся солнце Flüggåәnkб€čhiœßølįên Архив Мафии 47 06.05.2013 18:03
Креатив 14: Noir - Чёрное солнце Креатив Архивы конкурсов 22 07.02.2013 23:49


Текущее время: 01:35. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.