Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество > Творческий архив

Важная информация

Творческий архив Завершённые конкурсы, и другие исторически значимые темы.

 
 
Опции темы
  #1  
Старый 22.01.2006, 02:44
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,061
Репутация: 608 [+/-]
Восклицание Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив)

Тема для публикации и оценки произведений посетителей форума.

Авторам.

1. Текст произведения необходимо срывать тэгом спойлер
[spoiler="<Текст>"]<То, что вы хотите убрать под спойлер>[/spoiler] Тэг также есть в расширенном режиме редактирования сообщения.
2. Текст рекомендуется прочитать и проверить на наличие ошибок, например в Ворде. В противном случае, вместо оценки произведения вы увидите оценку собственной неграмотности.
3. Имеет смысл сначала прочитать хоть что-то о том как надо и, соответственно, не надо писать (например что-то отсюда). Если вы будете допускать типовые ошибки, то получите типовой ответ, причем нелицеприятный. :)
4. Если для понимания вашего произведения нужна дополнительная информация (произведение по конкретному миру, фанфик, ночной кошмар и т.д.) приведите ее перед спойлером. Не стоит ожидать что читатели хорошо знают описываемый вами мир.

Критикам.
1. Допускается только оценка произведений. Переход на личности считается флеймом со всеми вытекающими.
2. В отзыве необходимо указать что именно понравилось или не понравилось. Если есть только ощущение то его рекомендуется доносить посредством публичных или личных сообщений.
3. Выделения отдельных фраз и вывода "Чушь" недостаточно. Надо дать хотя бы краткие комментарии, описывающие преступления автора против русского языка и логики.
4. Отмазки "надоело" не работают ;).


Напоминаю, размещение чужих произведений без разрешения автора называется плагиатом и карается баном.
(Jur)


Последний раз редактировалось Jur; 19.03.2009 в 10:45.
  #981  
Старый 11.09.2007, 21:39
Аватар для glider
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2006
Сообщений: 245
Репутация: 4 [+/-]
Dimikont, все интересней и интересней ;) . Мир обретает новые грани. Герои - тоже ;)
Зацепило :
Цитата:
Стражники, четко следуя друг за другом, не сводя браунингов с цели, попивающей кофе, прошли в камеру хранилища
Мало того, что предложение сложное, так еще и два деепричастных оборота, идущие друг за другом. Не знаю, кого как, а меня такие вещи цепляют :] ... Я бы переделал как-нибудь так :
"Стражники, четко следовали друг за другом и не сводили браунингов с цели, попивающей кофе. Так они вошли в камеру хранилища ..."
Крме того, предыдущий абзац был такой :
Цитата:
Миддл-капитан по имени Мелинда и обладательница говорящей родовой фамилии Драгонлофт молча наблюдала и слушала масляные комплименты управляющего. Не прошло и трех минут, как торопливая, но четкая речь была прервана приятным женским голосом.
- Хранилище номер четыре, мистер Эрбери. Мы спешим. Вас грабят.
И после этого они входят в хранилище, видя перед собой цель - вора? Ох, что-то мне в это не верится ... скорее, они сначала войдут в хранилище, и только потом увидят конкретную цель для своих суперпистолетов. А пока не вошли - максимум держат их перед собой в направлении двери в хранилище ... в общем, нужно уточнение. Иначе может показаться, что они смотрят прямо сквозь дверь :? ...
Также совет - убери из текста "браунинг/браунинги" - это же НЕ Земля! Так что марки пистолетов там будут ДРУГИЕ 8) Иначе временами появляется ощущение, что дело было у нас, а не в мире Трансмутации ;) ...
  #982  
Старый 11.09.2007, 22:25
Аватар для Dimikont
Местный
 
Регистрация: 21.10.2006
Сообщений: 75
Репутация: 22 [+/-]
glider, спасибо... Про всяческие дее/причастные обороты все понял. Про браунинги тоже понятно, но я не откажусь от них... А теперь по последнему замечанию - перед данным куском предыдущий абзац был такой:
Цитата:
Молодой человек оправил костюм, подернул рукава и немного сместил галстук. Он присел на край стеклянного стола и, не оборачиваясь, достал из-за спины чашку кофе на блюдце. Аурильский фарфор, кофе с Черного Острова, натрийский колониальный сахар, молоко, редкое и дорогое. Перемешав все мельхиоровой ложечкой, парень постучал ею по краю блюдца. После четвертого удара ложечка превратилась в скальпель, и он скрылся в кармане пиджака. Вор сделал глоток, не отрывая взгляда от двери.
Эбонитовую глубокого черного цвета поверхность осветили философские схемы. Линии и фигуры передвинулись, образовали новые узоры и погасли. Эбонитовое стекло исчезло.
Хранилище открылось.
Может ты его пропустил? Кусок? Это пост #2156... Погляди...
__________________
www.noladan.ru
Свет - наш покровитель.
Тени - наши спутники.
Тьма - наш друг.
  #983  
Старый 12.09.2007, 21:07
Аватар для glider
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2006
Сообщений: 245
Репутация: 4 [+/-]
Dimikont
Цитата:
Может ты его пропустил? Кусок? Это пост #2156... Погляди...
Ага, пропустил. Sorry ;) ...

Прочитал. Отрывок действительно все объясняет. Описание отпирания сейфа ... да, его немало. Но - ИМХО рассказ от этого хуже не стал. Надо ведь ИМХО не только писать действие (типа "он пошел - сел - достал пушку - выстрелил"), но и показывать, что и как выглядит. Это же не кино! Читая твое описание, я, например, явственно увидел весь процесс трансмутаций - словно на экране телевизора ;)
  #984  
Старый 13.09.2007, 15:13
Аватар для ZiG
Местный
 
Регистрация: 14.07.2007
Сообщений: 157
Репутация: 4 [+/-]
Винкельрид, ну-у, много!))) Блин, я тут с вами ничего сам не напишу, особенно если вы начнете все как Винкельрид писать - хорошо, в смысле, не охото бросать недочитанным. Лучше уж не начинать)))

А вот бесследно исчезнувшая лошадь меня почему-то насмешила... Блин, этож юмор и есть)))
Мне понравилось. На ошибки указывать лень, прости. Да их и нет особо, разве что на мой вкус.

Винкельрид, концовка просто шикарная. Да, герои ТАК делают. Правда, в основном, добрые))) А они сейчас не в моде как-то.
__________________
И придет бородатый витязь из западных земель.
И предскажет он предсказание предсказавшего
.
_____Чак Норрис про Мишеля Нострадамуса

Последний раз редактировалось ZiG; 13.09.2007 в 16:59. Причина: правка, объединение сообщений
  #985  
Старый 13.09.2007, 17:21
Заблокирован
 
Регистрация: 13.09.2007
Сообщений: 2
Репутация: 0 [+/-]
Я смотрю у вас тут целые баталии устраиваються, как ни будь почитаю может тоже по участвую. :Laughter:

Винкельрид

Очень не плохо да у тбя просто талант, текст не плохо собран да и постановка слов тоже не плохо идёт!

Последний раз редактировалось Герхард*; 13.09.2007 в 17:28.
  #986  
Старый 13.09.2007, 17:27
Аватар для ZiG
Местный
 
Регистрация: 14.07.2007
Сообщений: 157
Репутация: 4 [+/-]
Да только как устраиваются, так и удаляются. Я-то не могу удержаться, а вот другим советую соблюдать правила форума. И сам попытаюсь. Маркфор, *отдает честь*

Цитата:
Сообщение от Toraton
Наверное, имелось ввиду энергетическое поле!
Ага, я говорю "бутерброд", а имею в виду "паяльник". Не знаешь точно, что хочешь сказать и как оно там происходит - читай учебники. Или гадалку, может, нанять? Нет, я за "нормальные" тексты!
__________________
И придет бородатый витязь из западных земель.
И предскажет он предсказание предсказавшего
.
_____Чак Норрис про Мишеля Нострадамуса

Последний раз редактировалось ZiG; 13.09.2007 в 18:24.
  #987  
Старый 13.09.2007, 20:24
Аватар для pokibor
Мастер слова
 
Регистрация: 20.01.2006
Сообщений: 1,089
Репутация: 151 [+/-]
Вот всё-таки решился выложить первую главу своего проектика. Над этим текстом работал не только я, но и Ula. Спасибо ей за помощь!
P.S. Вот заодно и посмотрим, что скажут насчёт плагиата.

Глава 1. Странная посылка
- Сегодня в двадцать три часа по московскому времени межпланетный космический корабль «Фелоушип» в очередной раз отправится в межгалактический полет на планету Валориан! – раздавался из динамиков голографического проектора приятный женский голос. – На его борту возвращается домой делегация магорианских учёных, прибывшая год назад на Землю. Вместе с ними в Крель-Шамб полетит группа специалистов, преуспевших в самых разных областях науки и техники из России, Китая, Франции и Великобритании! О том, что именно происходит на Байконуре в данный момент, подробнее расскажет наш специальный корреспондент Пётр Янковский. Слушаем Вас, Пётр?
- Спасибо, Татьяна! – на экране проектора, на фоне уже готовящейся к старту ракеты, появился высокий импозантный человек в деловом костюме – В данный момент, начался совместный банкет с участием обеих делегаций. Несмотря на то, что вместе они проведут всего лишь несколько месяцев, крайне важно наладить товарищеские отношения между нашими и магорианскими ... эээ... представителями.
Раздались приглушенные расстоянием первые трели старой песни «И снится нам не рокот космодрома...» и слова тоста, произносимого на английском языке громким голосом.
- Генеральный секретарь СОЗ Джеральд О’Коннор начал свою речь! – жизнерадостно заявил корреспондент, - Давайте послушаем его!
Изображение изменилось, и проектор показал банкетный стол, вокруг которого собралась толпа представителей прессы разных стран мира. В стремлении поймать наиболее выигрышный ракурс для съёмки, репортеры загородили людей, находящихся за столом, лишь произносящий тост лысеющий человек был виден на экране. Квадратные очки, напоминающий картошку нос и покрытый морщинами низкий лоб были знакомы, пожалуй, каждому землянину – это лицо часто мелькало в передачах различных каналов с самого избрания своего обладателя генеральным секретарём Совета Объединенной Земли семь лет назад.
- За прошедшие восемнадцать лет обе наших расы сделали гигантский шаг навстречу друг другу, - переводчик дублировал речь О’Коннора, - и сегодня мы в очередной раз убеждаемся, что дружба между Землёй и Валорианом...
Внезапно с тихим щелчком изображение сменилось на танцующих в бешеном ритме людей, сопровождающих свои телодвижения абсолютно бессмысленным, но ритмичным набором слов.
- Эй! Переключи назад! – воскликнул молодой человек.
- Да брось, Сань, ничего они там путного не скажут! – ответил вошедший в комнату приятель юноши, переключивший проектор на другой канал. – Будут как обычно голосить про «вечную и нерушимую дружбу между представителями двух цивилизаций», а сами сжимать за спинами кинжалы и выжидать, пока противник даст возможность ударить себя побольнее!
- Не, Лёх, я так не думаю, - Александр бросил на товарища неодобрительный взгляд, - Мне кажется, наши с магорианцами совершенно искренне говорят, что делить нам нечего!
- Господи, да ты – сама наивность! – засмеялся Алексей, в такт музыке дирижируя пультом от проектора и слегка пританцовывая. – Да не может быть у нас с этими инопланетными гостями дружбы в принципе! Ты только на их технологии глянь – кристаллы какие-то, заумные пасы руками, бред порой всякий под нос себе бормочут! И вдруг прям по щучьему велению появляется всё, что они хотели! Впрочем, одно радует – магоры тоже, по ходу дела, на наши чудеса техники смотрят, вытаращив глаза. И пока оно так – не решатся эти твари ударить первыми. Но в один прекрасный день, помяни мои слова, прольётся чья-то кровь. И лучше пусть это будет их кровь, а не наша.
- Надеюсь, ты ошибаешься, - сказал Александр, вставая с кровати и направляясь к окну общежития, ведущему во двор.
- Ты наивный оптимист, - заявил Алексей, пододвигая себе стул и садясь на него, пока на экране проектора одна группа в транслируемом концерте сменяла другую. – Могу предположить - это потому, что ты – практически ровесник наших с магорами контактов. Кажись, мы запустили первую ракету к ним как раз в тот день, когда ты родился, не так ли? Шестнадцатое июня две тысячи тридцать седьмого, начало новой эры... Хорошо, что я сам на три месяца раньше на свет появился, а то б тоже сейчас надеялся на нерушимый союз с магорами...
Алексей рассмеялся. Александр тихо фыркнул и ничего не ответил, устремив взгляд на виднеющиеся вдали многоуровневые эстакады. В такие моменты Алексей начинал раздражать Александра, хотя он отлично знал, что в словах друга не было злого умысла – просто Алексей не отличался сдержанностью в разговорах. Что характерно - именно эта черта характера являлась причиной попадания Леши в различные неприятные ситуации, из которых его нередко приходилось вытаскивать. Но зато Алексей Плошкин был очень общительным человеком, в отличие от несколько замкнутого в себе Александра, и ему ничего не стоило начать разговор с кем угодно и о чем угодно. Благодаря своей непосредственности, он помогал товарищу попадать в разнообразные компании, подходить к почти незнакомым профессорам и общаться с лицами противоположного пола.
Вот уже пять лет они вместе с Алексеем учились в экспериментальном «Военном Институте Вождения, Автоматизации и Технологий», занимающимся подготовкой специалистов военной техники и компьютерных систем. Созданный десять лет назад, институт принимал четырнадцатилетних подростков прямо со школьной скамьи, после чего наполнял их соответствующими своей общей направленности знаниями и на выходе получал специалистов, готовых к работе с любой системой. Собственно, именно это и было тем, что ожидало Александра через неделю – пятилетний срок обучения подходил к концу, выпускные экзамены уже закончились, и вскоре девятнадцатилетнему студенту предстояло превратиться в молодого специалиста.
- Слышь, Лёх, ну так ты решил, куда пойдёшь после выпуска? – вдруг отвернулся от окна Александр. На самом деле он уже задавал этот вопрос товарищу не раз и не два, но тот всегда махал рукой и говорил что-нибудь вроде «там видно будет». Сейчас, правда, Алексей вдруг помрачнел в лице и даже перестал ритмично дёргать ногой.
- Всю ночь вчера об этом думал, честно тебе говорю! – ответил он, вздыхая. – Кажись, и правда я припозднился маленько с решением. Хотел, вообще говоря, в космические податься, чтобы в случае чего первым набить магорам их смуглые морды, но там уже, похоже, все доступные хорошие вакансии расхватали. Боюсь, только на море что путное осталось, ну и у танкистов, конечно же – мало из наших хотят с «Т»’шками возиться после того, что нам Шамин устраивал на своих уроках. Вот думаю, вдруг какой специальный приказ от генералов придёт, но, это, конечно, вряд ли, а чтобы ещё и именной на меня – так вообще не судьба, уж точно.
- Не понял, что за специальные приказы? – удивился Александр. – Просто дополнительная вакансия, что ли? Или они могут тебя за шкирку взять, и куда нужно без спросу отправить?
- Второе, Сань! – ухмыльнулся товарищ, - Это называется «мелкий текст на краешке контракта». Лицо чином не ниже генеральского имеет право... без согласия студента поставить того на любую вакансию из... ну и дальше там обширный список, куда могут нашего брата пихнуть. Я вот слышал, пять лет назад тут у нас один парень учился – ну прям код двоичный на ножках. Любые защиты щёлкал как орешки, чуть ли не по первой паре байт вирусы угадывал! Он вообще хотел в штаб, конечно, податься, но его прямо с выпускного в спецвойска именным приказом зачислили. По ходу дела, как раз к компьютерщикам самым секретным, хотя туда отбор нужно жесточайший проходить. Он ещё под конец вечера на радостях так напился, что к декану целоваться полез. Вот бы мне так – на орбиту, например... или к космическим кораблям хотя бы...
- Смотри, чтобы в стройбат не зачислили, раз «без согласия», - улыбнулся Александр.
- Да ты не думай, им там что, делать нечего, что ли – разбазаривать специалистов по ерунде всякой? Я тебе так скажу – если наш генерал почесаться вздумал, а тем более приказ на тебя подписал, значит, дело более чем серьёзное, и, скорее всего, ты у этого генерала в родственниках ходишь... Исключения, конечно, бывают, но и там, если пихнут – значит, ты действительно нужен, и работка тебе наверняка по душе придётся.
- Ну, если и правда всё так здорово, то мне бы такую штуку тоже получить хотелось бы... – Александр лёг на кровать и мечтательно закатил глаза. – Пойти по стопам всей нашей семьи и прямиком в спецназ, а потом в командование... У меня дед такой путь прошёл, прадед, кажись, пра-прадед тоже чем-то подобным отличился... Традиция семейная, в общем.
- Да ведь и отца твоего, кажется, почти в высший командный состав приняли, если бы он не погиб на спецоперации... Что там, стало быть, случилось, а? – брякнул Алексей в своей обычной манере.
Александр ничего не ответил. Он не любил разговоров об отце, и просто молчал, когда в его присутствии упоминали Михаила Честина. Да, тот действительно героически погиб в ходе спецоперации, командование даже толком не сообщило, что именно произошло, ссылаясь на секретность. Александру было тогда девять лет, и он тяжело переживал случившееся. Даже посмотреть орден, на присвоенный отцу посмертно, он согласился только потому, что настояла мать. Ей тогда, конечно, было нелегко, но она старалась не подавать виду – только категорично запретила сыну даже пытаться пройти в спецназ. Поначалу мать возражала против выбора Александром военной карьеры, но потом смирилась – отец с малых лет готовил мальчика именно к такому пути.
Алексей на удивление быстро сообразил, что опять сказал что-то не то, и поспешил переключиться на идущую по проектору рекламу новой марки «парилок», как называли машины на воздушной подушке либо с небольшим антигравитационным устройством. Александр отвернулся к стене. На него нахлынули воспоминания о прошлом: отец учит его стрелять в только что купленном виртуальном тире; они играют в футбол, тогда Александр, стоя на воротах, умудрился взять практически не берущийся мяч... Затем в памяти всплыла уже более поздняя картина – Александр, пребывающий в ужасном настроении после сообщения о гибели отца, разбивает окно в школе и не может вспомнить, как и почему это случилось. Он сильно испугался тогда и бросился прочь, но ему повезло – на следующий день окно было целым, и никто почему-то даже не пытался найти виновного в случившемся.
Алексей закончил смотреть концерт и, извиняющиеся глянув на товарища, покинул их комнату. Александр знал, что он, скорее всего, собирается присоединиться к какой-нибудь компании, что собираются по вечерам, и в другое время сам бы пошёл с приятелем, но не сегодня. Посмотрев новости, транслируемые по одному из каналов, студент лёг спать, и даже во сне прошлое не отпускало его, под утро сменившись странным предчувствием конца прежней жизни.

На следующее утро Александр встал довольно поздно, но его товарищ всё ещё тихо посапывал на своей кровати. Судя по всему, он вернулся вчера в комнату далеко за полночь, и молодой человек не решился будить его – никаких дел между экзаменами и выпускным вечером, разумеется, не было. Оставалось только получить справки в библиотеке, но для их оформления вставать до обеда - вовсе не обязательно. Впрочем, делать больше особо было нечего, и Александр решил заняться сбором печатей в обходном листе. Наскоро перекусив и одевшись в форму, которая была обязательна в Институте, студент спустился вниз и, пройдя между охраняющих вход турникетов, вышел на улицу.
Территория военного института общежития, где проживал Александр, находилась буквально на окраине Москвы. Впрочем, окраина столицы уже давно не слишком отличалась от её центра – всё те же уходящие к небу уровни эстакад, висящие тут и там, провода, подобно лианам в джунглях, и антенны-«тарелки», виднеющиеся вокруг. Сверху слышался монотонный шум проносящихся на огромных скоростях «парилок» и архаичных колёсных автомобилей, порой что-то пролетало над головой – в общем, жизнь кипела вовсю. От духоты города спасали только зелёные насаждения, повсюду рассаженные по территории института, под ними можно было спрятаться и от жгучих лучей летнего солнца, и от раздражающего шума бегущих по монорельсам поездов.
Александр не мог отказать себе в удовольствии купить в автомате порцию мороженого, и провёл несколько минут, сидя на скамейке под яблоней, раскинувшейся над ней. Наконец, доев лакомство и выкинув обёртку в мусоросборник того же автомата, он продолжил свой путь к библиотеке. Пройдя очередной строй турникетов на входе в Институт, Александр вошёл в автоматически раскрывшиеся двери лифта и приложил палец к кружку с цифрой «5».
Через несколько секунд студент уже был на нужном этаже. Двери лифта находились в центре коридора. У окна неподалеку стояло несколько преподавателей, больше в коридоре не было ни души. Впрочем, в каникулы иначе и быть не могло – большинство студентов разъехалось по домам, и лишь выпускники с нетерпением ожидали завершения своего обучения.
Александр направился к стилизованной под дуб двери с надписью «Библиотека старших курсов», но, проходя мимо деканата, остановился. Из приоткрытой двери раздавался бас декана – полковника Петра Корнеева.
- Что? Они в своем уме?
Пётр Иванович, конечно, порой повышал голос, но делал это редко и всегда только в тех случаях, которые действительно того заслуживают. Александру стало любопытно, и он остановился рядом с доской объявлений, делая вид, что читает её, хотя на самом деле прислушивался к каждому слову, доносившемуся из кабинета. Поначалу он подумал, что речь идёт о какой-то шалости знакомых ему студентов, и намеревался быстро предупредить о их о возникших проблемах. Но последовавшие слова опровергли предположения студента.
- Полковник, что вы себе позволяете? – строго спросил другой голос, звучавший тише, но всё же повышенным тоном.
- Простите, генерал-майор Точинский, но я просто выражаю своё отношение к тому, что вы мне сейчас принесли, - отрывисто произнес Корнеев. – И я очень надеюсь, что это – либо шутка, либо недоразумение, никак иначе я оценить это не могу!
- Это приказ, полковник, и он не обсуждается. Если у вас возникают какие-то вопросы по поводу его подлинности – извольте позвонить самому генералу. Я не понимаю Ваше удивление, у командования есть свои причины для вынесения подобного решения.
- Нет, я уже давно понял – чем непонятней приказ, тем более высокий чин его придумал! – буркнул полковник. - И если завтра мне принесут приказ отправить детей с первого курса командовать парой батальонов, я ничуть не удивлюсь!
- Тем лучше, - несколько насмешливо произнёс Точинский. – В таком случае, до свидания, полковник. Увидимся на выпускном вечере.
Дверь резко открылась, и мимо Александра быстрым шагом прошёл среднего роста человек с выдающихся размеров животом. Студент озадаченно посмотрел ему вслед и стал гадать, что же могли приказать декану. Пётр Иванович слыл человеком прямым и справедливым, за что, его и назначали руководить военным институтом. Стало быть, в переданном полковнику приказе действительно написана какая-то несуразность, подумалось Александру. Причём эта самая несуразность, видимо, касается выпускного вечера, судя по последним словам Точинского. Что ж, похоже, выпускников ещё ждёт сюрприз, причём вряд ли приятный – заключил студент. Он прислушался, но не смог разобрать негромкое бормотание декана.
Александр, поняв, что ничего больше узнать невозможно, направился к двери в библиотеку. Внутри он провёл больше времени в ожидании отвечающего за обслуживание библиотечной системы и подписи в документах человека, чем по делам. Никаких задолженностей за студентом не числилось, и он быстро получил необходимую печать в обходном листе. После этого Александр отправился ещё за парой отметок, что заняло около полутора часов – ответственные лица наотрез отказывались быть на своих рабочих местах, когда туда приходил студент. Впрочем, в итоге он сделал всё, что хотел, и поспешил вернуться в общежитие.
Войдя в комнату, он увидел Алексея, только недавно вставшего и уткнувшегося носом в какие-то бумаги. Приятель Александра периодически делал пометки на полях, бормотал что-то себе под нос и даже не заметил возвращения своего товарища.
- Вот вчера взял у ребят проспекты по всем оставшимся вакансиям, - мрачно ответил он на вопрос студента. – Надеюсь хоть что-нибудь вразумительное найти. Кстати, что тебе там за коробку прислали, если не секрет?
- Какую ещё коробку? – удивлённо уставился на товарища Александр. Ему никогда никто ничего не присылал – мать давала всё, что нужно во время визитов сына домой, а со всеми своими знакомыми студент общался по видеофону, и никогда необходимости прислать что-нибудь у них не возникало.
- То есть как это «какую»? – в ответ вытаращил глаза Алексей. – Та, которая у тебя на кровати лежит. На ней ещё надпись «Александру Честину лично в руки». Ты её сегодня утром получил, что ли?
- Я ничего не получал, - произнёс студент, подходя к своей кровати. У подушки и вправду лежала небольшая коробочка, полностью белая и без всяких отметок, кроме упомянутой Алексеем надписи, выведенной аккуратными печатными буквами.
- Ничего не понимаю, - Александр поднял коробку и повертел перед глазами. - Откуда она тут взялась? Точно тебе говорю, когда я уходил, её тут не было и быть не могло. Не знаешь – кто-нибудь в комнату заходил, пока ты спал?
- Откуда мне знать? – Алексей сам настолько заинтересовался таинственной посылкой, что отложил свои проспекты и подошёл к приятелю. – Боюсь, я вчера хлебнул лишнего и спал как убитый. Ну, я так думаю, лучший способ узнать, от кого это – открыть, как ты думаешь? Может, у тебя появилась тайная воздыхательница?
Александр ещё несколько секунд покрутил коробку перед глазами. Она была достаточно лёгкой, а внутри явно что-то перекатывалось. Однако открывать странную посылку перед товарищем почему-то не хотелось, будто студент знал, что там находится что-то сугубо личное и тайное... Наконец, пересилив себя, Александр быстрыми движениями разорвал сдерживающую одну из сторон бумажную ленту, и вытряхнул содержимое на левую руку.
С лёгким шуршанием на раскрытую ладонь студента лёг ограненный красный камень размером чуть поменьше кулака, вставленный в серебристую оправу с прикрепленной к ней цепочкой. Вслед за ним последовал небольшой клочок бумаги, сложенный пополам. Больше в таинственной посылке ничего не было.
- Ого! Вот это да! – только и произнёс раскрывший от удивления рот Алексей, уставившись на камень и медленно протягивая руку, чтобы дотронуться до него.
- Что за... – начал было фразу Александр, потом быстро сжал присланную вещь в кулаке, развернул записку и начал бегло её читать. Такими же ровными печатными буквами, как и на коробке, на листе бумаги было написано:
Александр! Я знаю, ты удивишься, получив эту вещь. Но поверь, она должна принадлежать тебе и никому более. Можешь пока считать её подарком на прошедший день рождения, или к окончанию Военного Института. Этот странный камень называется «личный кристалл». Держи его всегда при себе и не пытайся понять, для чего он нужен – всё раскроется со временем. Также, пожалуйста, не выясняй, кто тебе прислал эту посылку – только зря потратишь время. Кроме того, я воспользуюсь возможностью и попрошу у тебя прощения – за всё. До свидания, и удачи тебе.
Подписи не было. Александр ещё раз перечитал записку. И снова мало что понял.
- Ну что, что там написано? – послышался нетерпеливый возглас Алексея.
Но студент не отвечал. Он аккуратно сложил бумажку и положил в карман своей формы. Потом раскрыл ладонь и внимательно рассмотрел кристалл. В гранях загадочного подарка играл свет. В какой-то момент Александру почудилось, что кристалл начинал слабо светиться, потом погас, а потом вновь сверкнул почти незаметной красной вспышкой. Подарок будто бы притягивал взор студента, не давая отвести его ни на секунду. Александру начало казаться, будто бы у него на руке находится не мёртвый кусок камня, а живое существо, самый близкий друг из всех возможный. Казалось, кристалл нежно ласкал чувства студента, тихо нашёптывая в ответ на самые сокровенные вопросы именно то, что тот хотел услышать. От держащей подарок ладони по всему телу начало разливаться приятное тепло...
- ЗЕМЛЯ ВЫЗЫВАЕТ АЛЕКСАНДРА ЧЕСТИНА! – громкий окрик Алексея вернул студента в реальность. Он поспешно стряхнул остатки странных мыслей и надел цепочку на шею, спрятав кристалл под одежду – видимо, именно так и предлагал ему носить подарок неизвестный отправитель, кем бы он ни был.
- Извини, Лёх, - тихо сказал он. – Я не знаю, что это за штука и от кого она. В записке не было написано ничего определённого. Просто что это мне подарок, и всё.
- Да ну? – усмехнулся Алексей. – А может, это от юного влюбленного сердца прекрасной дамы, которой не терпится дождаться твоего выпуска? В таком случае должен тебе сказать, что на тебя обратила внимание как минимум дочка главы какой-нибудь корпорации – я даже по проектору таких камней никогда не видел... Хотя нет, погоди, видел. Знаешь, эта штука мне очень сильно магорские кристаллы напоминает. Только у них они побольше чуток...
- Брось, - мотнул головой Алексей. – Ни с какими дочками бизнесменов я никогда не встречался, а у магорианцев, вообще-то, кристаллы бывают самые разные, вот только пекутся они о них – будто от каждого сама жизнь на их планете зависит. Точно могу сказать, что они ещё ни одному землянину такой штуки не дарили и не продавали. Я только слышал, что ещё во времена начала наших с ними отношений земные и магорианские учёные под пристальным наблюдением друг друга попытались воспользоваться чужыми технологиями... Так вот – результат был не в нашу пользу. Магорианцы-то худо-бедно технику работать заставили, а вот землян так тряхнуло чем-то, когда они взмахнули кристаллами, что искры из глаз посыпались – у некоторых чуть ли не в буквальном смысле, кстати. Короче, с тех пор никто из людей до магорианского кристалла даже не дотрагивался.
- Значит, остаётся только версия с по уши влюбленной в тебя принцессой, купающейся в бриллиантах, - засмеялся Алексей. – Кстати, что ты его так быстро спрятал-то? Достань, ещё поглядим на это чудо. Может, там клеймо какое-нибудь стоит, оправа-то серебряная наверняка, под стать камешку.
- Нет, извини, - быстро произнёс Александр. – Я... не могу это объяснить, но что-то не так с камнем этим. Я как глянул после прочтения записки – глаз отвести не мог, пока ты меня не окрикнул. Кто его знает, может он проклятый какой, или ещё что...
- Очнись, мы живём в двадцать первом веке! Какие проклятия? Это всё пережиток прошлого, в них верят только... – и Алексей выразительно покрутил у виска пальцем.
- Знаешь, можешь считать меня сумасшедшим – только никому об этом камне не рассказывай, - попросил Александр товарища. – А я сейчас позвоню домой, с матерью поговорю – может, она сможет пролить свет на эту странную посылку...
И он практически выбежал из комнаты, чтобы найти укромное место для разговора по мобильному видеофону. В общежитии трудно было надёжно уединиться на пару минут, и Александр снова выскочил в утыканный деревьями двор, а потом завернул за угол. Нырнув под грохочущую эстакаду, студент спрятался за колонной и, прислонившись к ней, начал набирать номер на трубке с экраном и короткой антенной, которую всегда носил на поясе.
Светлана Честина, как звали его мать, конечно же была очень рада услышать – и заодно увидеть – сына. Несколько минут она расспрашивала его жизни, учёбе и планах, не давая даже вставить ничего длиннее ответа в пару слов, но потом Александру всё-таки удалось перевести разговор в нужное русло. Светлану, конечно же, очень заинтересовал присланный сыну странный камень, но ничего определенного она сказать не могла – только дала уйму советов на все случаи жизни, половину из которых Александр вообще пропустил мимо ушей. Впрочем, в проклятия мать студента не верила – её работа в занимающейся производством электроники фирме была тесно связана с наукой.
Александр и сам не мог объяснить, почему он вдруг посчитал присланный кристалл проклятым. Конечно же, ощущения, испытанные студентом при внимательном осмотре камня, были весьма странными, но в этом скорее было виновато развитое воображение Александра, чем какие-то таинственные силы. Он начал думать, кто послал камень, зачем он это сделал... вот и вообразил себе вдруг всякую ерунду. Кстати, а правда – кто мог послать ему такую вещь, да ещё с подобной запиской? Пожалуй, единственным, за что мог ухватиться Александр в разгадывании личности отправителя посылки, были слова с просьбой прощения. Но кто и за что мог просить прощения у студента? Конечно, у него бывали в прошлом небольшие трения с самыми разными людьми, но они никогда не выходили за рамки обычных дворовых или школьных неприятностей. А единственной крупной трагедией в жизни Александра была гибель отца... Стоп! А если... Нет, этого не может быть, этого просто не может быть... Но как бы он хотел, чтобы эта совершенно сумасшедшая мысль оказалась правдой! Что отец не погиб тогда, а вынужден был скрыться даже от собственной семьи по каким-то крайне важным причинам, а теперь вот смог послать своему сыну подарок с извинениями за всё...
«... она должна принадлежать тебе...» Почему? Может, это какая-то семейная драгоценность, передающаяся в роду Честиных от отца к сыну, о которой не знала даже Светлана? «... не выясняй, кто прислал тебе эту посылку...» Да, пожалуй, это – первая здравая мысль за последние минуты. Александр несколько раз энергично тряхнул головой и пообещал себе больше не задумываться о странном подарке. В конце концов, в записке ясно написано – «... всё раскроется со временем». А значит, нужно просто подождать, и носить кристалл при себе, как и хотел неизвестный даритель. Окончательно убедив себя в правильности этой мысли, Александр положил всё ещё сжимаемый в руке видеофон в чехол на поясе и поспешил вернуться в общежитие.
Как только студент ступил на порог своей комнаты, Алексей вновь засыпал его градом вопросов. Но Александр сказал, что ничего интересного не выяснил, и предпочитает просто забыть о странном подарке, будто бы его никогда не было. Заставив себя дать товарищу хорошенько рассмотреть камень, чтобы тот успокоился, студент демонстративно положил его назад в коробочку и спрятал её под подушку. Последним действием он заслужил озорной взгляд Алексея, посчитавшего, что подарок и правда отправила дочка какого-то крупного магната, но зато избавил приятеля от последних подозрений на счёт камня. Когда же Алексей вышел из комнаты, Александр быстро достал кристалл и вновь надел на шею, спрятав под одеждой, а коробку убрал назад под подушку. В остаток дня не произошло никаких экстраординарных событий, и к вечеру студент совсем перестал беспокоиться по поводу странного камня. Алексей и правда держал язык за зубами, даже стараясь в разговоре с товарищем больше не касаться сердечных дел последнего. Под вечер приятель вновь присоединился к какой-то компании, а Александр отправился спать. Одно время он хотел снять цепочку хотя бы на ночь, но потом передумал, и лёг в постель вместе со спрятанным под майкой кристаллом.

- Ты хотел поговорить со мной, Александр? – спросил только что вошедший в увешанную красивыми коврами комнату человек невысокого роста. Одет он был в какую-то странную одежду, наподобие длинного пальто с широкими рукавами. Молодое невыразительное лицо снизу оканчивалось короткой бородкой, а сверху плавно переходило в чуть сморщенный лоб, скрывавшийся под большой меховой шапкой. Маленькие серые глаза бегали туда-сюда, избегая прямого взгляда на Александра.
- Да, Всеволод, - произнёс студент холодным голосом. – Ты знаешь, Мария мне сказала, что ты поцеловал её... скажем так, без спросу. И мне очень интересно услышать твоё мнение по этому поводу.
- Ох, она, верно, всё не так поняла... – начал оправдываться вошедший человек, ещё быстрее вращая глазами, словно ища укрытия. – Поверь, у меня и в мыслях ничего дурного не было, да и как я могу...
- Действительно, как ты посмел? – голос Александра был одновременно и очень спокойным, и ужасающе грозным. – Мне бы тоже очень хотелось это узнать. Расскажи.
- Видишь ли, я просто... когда она проходила мимо... – человек задрожал всем телом и начал потихоньку пятится к двери. Студент неторопливо поднялся с кресла, на котором сидел, и начал надвигаться на Всеволода мрачной тенью, пытаясь заглянуть ему в глаза, которые тот старательно отводил в сторону.
- Я вижу, что ты слишком испуган, чтобы чётко объяснить мне произошедшее, - пугающе мягко сказал Александр. – Давай сделаем так: ты просто посмотришь прямо на меня и скажешь: «я не хотел поцеловать Марию». После чего я тебе поверю и отпущу на все четыре стороны.
- К-к-конечно, - начал заикаться невысокий человек. Он, собрав всю свою волю в кулак, заставил свои глаза посмотреть прямо на студента.
- Я... не... хотел... – начал говорить он, приложив неимоверное усилие, чтобы удерживать свой голос и глаза под контролем.
- Legilimens, - тихо произнёс Александр. Внезапно окружающие ковры будто растворились в тумане. Через секунду за ними последовал и человек, лицо которого вдруг начало выражать высшую степень ужаса. Беспорядочные образы начали мелькать один за другим, но они не интересовали студента. Через сотни быстро сменяющих друг друга различных картин он рвался к своей цели. Наконец, он нашёл то, что искал. Александр увидел заснеженную дорогу и спешащую куда-то по ней молодую девушку с красивым лицом и длинной косой, высовывающийся из-под невысокой шапки и лежащей поверх полностью закрывающей фигуру шубы. Всеволод, глазами которого сейчас смотрел Александр, подбежал к ней и начал быстро тараторить слова признания в любви.
Девушка молча отвернулась и попыталась уйти, но невысокий человек схватил её за руку и упал на колени. Она тихо попросила его отпустить её и уйти. Он отказался, начал умолять сбежать с ним. Ей удалось вырвать руку, но вскочивший на ноги Всеволод догнал начавшую было убегать девушку и обхватил её обеими руками за талию. Бормоча комплименты, он внезапно одной рукой заставил её наклонить голову и впился своими губами в её щёку... Девушка закричала и, кое-как отбившись, устремилась дальше по дороге... Видение расплылось в тумане как комната до этого, и Александр вновь увидел Всеволода стоящим на коленях с только что упавшей к полу головой.
- Прошу тебя, прости меня... умоляю... – начал скулить он. – Поверь, я не хотел...
- Я в этом сомневаюсь, - ледяным голосом произнёс студент. – Мне кажется, что пострадала честь моей невесты, и я не думаю, что могу простить это даже тебе, Всеволод.
- Нет... нет... вспомни о нашей дружбе... – бился лбом об пол невысокий человек.
Но впившийся глазами во Всеволода Александр медленно достал что-то, сжимаемое во всё время разговора в руках, из-под своего одеяния и направил прямо на бывшего друга.
- Avada Kedavra, - тихо и холодно сказал он. Сверкнула зелёная вспышка, и тело Всеволода обмякло. Александр знал, что тот был мёртв, знал, что именно он убил его. Студент почувствовал, что задыхается... и весь в поту резко сел на кровати.
Ему показалось, что майка светится красным светом в том месте, где под ней висел кристалл, но через мгновение это чувство исчезло. Темнота вокруг нарушалась лишь пробивающимся через шторы светом фонарей снаружи. Недалеко на своей кровати мирно посапывал Алексей, из-за окна доносился монотонный шум улицы.
Александр оттёр одеялом пот со лба, потом снял с шеи кристалл и положил его под подушку. Он не мог объяснить почему, но был твёрдо уверен – именно таинственный камень вызвал в его сознании только что увиденную сцену. И в этом видении он убил человека – своего лучшего друга. Студент никогда не знал никого по имени Всеволод, но в то же время не мог избавиться от мысли, что он на самом деле совершил это убийство. Ещё полчаса пролежал он в постели, пытаясь успокоиться, и, наконец, вновь заснул, но на этот раз никаких пугающих снов не увидел... или, по крайней мере, не запомнил.

Утром Александр первым делом достал кристалл и внимательно рассмотрел его, думая, что же делать дальше. С одной стороны, от дневного ношения камня вроде пока ничего экстраординарного не происходило. С другой – рухнуть вдруг в обморок и начать видеть всякую ерунду студенту точно не хотелось. И неужели таинственный отправитель хотел, чтобы Александр смотрел эти видения? Или, может, он сам не знал, что они последуют? Да и в кристалле ли всё-таки дело? В конце концов, на дворе вторая половина двадцать первого века, для вмешательства в подсознание человека применяют здоровые аппараты с кучей датчиков, а вовсе не камни с кулак величиной. Но всё-таки вновь надеть кристалл на шею студент не решился. Он запрятал его поглубже в карман своей формы и спустился в столовую – сегодня он встал как раз к общему завтраку.
В оставшиеся до выпуска дни ничего странного не происходило. Кристалл Александр так и не решился снова надеть на шею, но постоянно носил его с собой. Он не мог полностью объяснить нежелания расставаться с ним, хотя другой бы на его месте наверняка несколько раз подумал бы, прежде чем таскать всюду такую наверняка дорогую вещь. Время летело практически незаметно, и вот наступил, наконец, долгожданный день, в который Александр переставал быть студентом и покидал стены Института.
__________________
Мы были волшебницами (оригинальное фентези)
Тень Войны (фанфик по ГП)

Последний раз редактировалось pokibor; 13.09.2007 в 20:33.
  #988  
Старый 13.09.2007, 21:33
Аватар для Markfor
Офицер в отставке
 
Регистрация: 27.12.2005
Сообщений: 1,234
Репутация: 312 [+/-]
Господа, спокойно. Я отслеживаю и блокирую виртуалов, так что попрошу не разводить здесь флуд, флейм и оффтоп. Если подобное повторится - я выдам замечание каждому участнику разговора.
  #989  
Старый 13.09.2007, 23:26
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
Господа оцените текст. Иногда нужна критика...

ПЕРВЫЙ ЗАКАТ ПОСЛЕДНЕГО МИРА

1.
***
Гэл ненавидел пересадки.

Небольшой космический паром доставил его на космодром планеты Прио.

На планете Ргодкасон запрещено сажать большие корабли, в дань моде и, в подражание древним планетам Мира.

Ргодкасон берегла экологию, и не задумывалась над тем, что планеты старых миров, таким образом, беспокоились не об экологии, а об изоляции своих территорий.

Ну, да черт с ними со старыми и новыми цивилизациями, особенно сейчас.
Когда все рушится, когда крушение старых устоев не остановить.
Как не остановить обычному человеку лавину руками.
Личное смешалось с общим, разбивается семья, разрушается мощнейшее существовавшее три миллиона лет формирование.
И все в «одну жизнь смертного...»

К черту!!!

Айрэ спал на скамейке в зале ожидания космодрома, Гэл укрыл сына своей курткой. Посмотрел на прозрачный потолок с тоской воющего волка.
Купол силового поля, расцвеченный протуберанцами, играл световыми потоками на фоне черного неба.
На Прио нет атмосферы, только искусственный купол силового поля над огромным космодромом.
Освещение посадочного поля тоже искусственное, планета отдалена от «солнца» системы - звезды Торн.
Гэл уже чувствовал ненависть к этой системе и к планете, на которой сейчас ожидал свой корабль и особенно острые чувства испытывал к планете Ргодкасон, где осталась думать и решать его жена Лэнора.
Решать она намерена судьбу их семьи.
И решать судьбу семьи, она намеренна совершенно самостоятельно.

ЛЭНОРА

Она сказала:

- Так не может продолжаться!

- Почему? – грустно спросил тогда Гэл, зная уже, что она ответит.
И она ответила:
- Или ты осядешь, приняв предложение моего отца, примешь должность управляющего, или…
- Или?..
- Или мы разведемся. Ты совсем не понимаешь что такое семья… - упрекала она.
- Я предлагал поселиться тебе на Эн-Кас-т-Ю, - спокойно возразил тогда Гел.
- Эн-Кас-т-Ю?! – взвилась Лэнора, - этот монастырь для отшельников? И что я буду там делать?! Преподавать в университете медицину и ждать тебя?
- Ты не принимаешь мое предложение, но настаиваешь на том, чтобы я стал управляющим у твоего отца. Я должен изменится, осесть, стать клерком, надеть шелковый костюм и остричь волосы? – он спрашивал спокойно, а ее злило его спокойствие, злил его голос интонации без тех эмоций, которые так переполняли ее сейчас.
- Разве есть разница. Я понимаю, что твоя работа, наверно, интересней, но управляющий большой транспортной корпорацией - это тоже ответственная и тяжелая работа, ты тоже будешь летать в командировки, не такие продолжительные, но не менее интересные и более безопасные, - Лэнора искренне изумлялась его непониманию в выгодной перемене дела, - особенно сейчас. Ты же не хочешь всю свою жизнь быть наемником? Неужели ты не устал заниматься одним и тем же. Разве это не цель - возглавить судовладельческую империю? Сейчас, когда у тебя есть семья, ты должен подумать о перемене своей деятельности. Особенно сейчас. Каждый раз, когда ты улетаешь, мне кажется, что ты уже не вернешься, я не могу быть женой человека, который постоянно рискует своей жизнью. Ведь я же понимаю, началась война, что сейчас в космосе опасно, все твои командировки связаны с этой проклятой войной.
- Особенно сейчас, - повторил Гэл, - именно сейчас, когда на территории Совета гражданская война, я не могу переменить место службы. В данный момент наступило некое перемирие, я взял отпуск, полетим вместе на Кзол, там море теплое, отмели, побудем вместе, подумаем, может быть, мы сможем понять, что нам нужно - обоим…
- Я ради семьи забросила свою службу в медицинском флоте, а ты не можешь уступить, - обижалась она.
- Айрэ вырастет, несколько лет и ты будешь намного свободнее, тем более на Джареке Айрэ может расти без проблем для здоровья, и нам на флоте нужен доктор…. Тебе ведь нравилось летать со мной? Что нашло на тебя?.. – устало спрашивал Гэл, - Я прошу тебя не нужно верить всему что говорит твой отец.
- При чем здесь отец? – злилась она, - я ответственна за нашего сына. А ты? Хочешь, чтобы твой сын рос в искусственной среде?! Да еще и на военном корабле! В разгар войны! Ты разве можешь понять, что такое ответственность? Ты ведь не привык отвечать даже за самого себя. Я удивлена, что верховные воины Калтокийи не сместили тебя с должности капитана корабля…
- Да, действительно, - соглашался Гэл, - мне трудно это понять, мне тяжело понять твои мимолетные эмоции, сегодня тебя заставили говорить со мной о разводе. Завтра скажут, что меня неплохо было бы убить…
- Дурак!..

***
Теперь Гел сидит в зале ожидания, гладит голову спящего Айрэ.
Лэнора не согласилась лететь с ним.
Захотела подумать.
Едва позволила забрать сына.
Уговаривать пришлось долго.
Еще бы трехлетний малыш быстрый и подвижный требовал постоянного внимания.
Но Гэл все-таки был отцом ребенка.

Дедушка едва выпустил внука со своего огромного дома.
Закатил скандал на всю планету, грозился вызвать полицию и задержать зятя, грозился обвинить Гэла в похищении ребенка. Но Гэл был отцом и мужем его дочери. К тому же за Гелом, даже как за калтокийским капитаном был Совет, а за отцом Лэноры, судовладельцем Пиором только власти его родной Ргодкасон. Скандал продолжался за спиной Гэла, и казалось, вся планета настроена враждебно против инопланетного родственника влиятельного бизнесмена планеты Ргодкасон.

Водитель гравитационного такси говорил сквозь зубы, и наверно выбросил бы Гэла из машины, но рядом с калтокийцем был внук Пиора, и водитель терпел.

В космопорту Ргодкасон его уже узнавали: средства массовой информации раздули семейный скандал до уровня межгалактических отношений. Его как опасного преступника демонстрировали на огромном экране в зале ожидания.
Айрэ тоже молодчина:
- Папа! Смотри это ты! – восторженно визжало дитя, показывая маленьким пальчиком на огромные экраны, не понимая, что папа и так это видит.
«Дочь господина Пиора Приорол, блистательная Лэнора, разводится со своим мужем - калтокийцем», – говорили службы массовой информации планеты Ргодкасон.

Здесь на этом перевалочном космодроме Прио было тише, сюда так быстро не доходили вести о жизни знаменитых людей Ргодкасон.
Объявили посадку на корабль.
Гэл разбудил сына, - «вставай малыш, в каюте на мягкой кровати спать будет удобнее», - Айрэ протирал глаза маленьким кулаком.
Гэл поднял его как плюшевого мишку, поправил шерстяную курточку, взял дитя за руку и повел на посадочное поле.

Кроме них двои, на посадочное поле вышла большая семья переселенца с планеты Арава. Муж с пятью женами и двумя десятками малолетних детей, все тащили рюкзаки и модные в последнее время сумки на гравитационных подушках, все члены семьи кроме молодого мужа и отца… У каждого народа свои обычаи…
Аравиец удивленно посмотрел на молодого парня и ребенка, видно не обтесался еще на космических дорогах, все его удивляет, все, что не входит в рамки обычаев планеты Арава.
Красивая женщина на закате лет, долгожительница, коренная жительница Ргодкасон, соотечественница Лэноры, вела на поводке летящий дорожный чемодан размером в шкаф. Женщина улыбнулась Гэлу, полюбовалась прелестным ребенком, промолчала даже мысленно, хотя и узнала. Гэл был ей благодарен за сочувствие и отсутствие мысленных комментариев.
Молодая пара в яркой одежде, мулато-метисы, национальность и принадлежность к какой бы то расе определить уже невозможно. Но смесь получилась очень даже живучая и симпатичная. Только у девушки цвет волос был неестественный, седой, дитя тэдрола, определил Гэл. Жаль, к седине всегда примешивается сбой в программе восстановления клеток, девушке нельзя жить на закрытых искусственных планетах.
Теплый пахнущий техникой ветерок создавал эффект открытого пространства.
Но тишина и теряющиеся звуки возвращали к реальности. Заставляли помнить о том, что космодром находится под куполом силового поля, а кислород и ветер вырабатываются специальными машинами.
Айрэ рассматривал редкие светлячки звезд над головой и яркие протуберанцы космических ветров, едва не споткнулся на ровном месте, повис на руке отца. Первым заметил бортовые огоньки пассажирского корабля.
Для Айрэ все корабли больше знакомого нодийского катера по имени Лэтос, были крейсерами Джарэками, он и крикнул, дергая отца за руку:
- Папа! Джарек?!
- Нет, маленький, - ответил Гелард, - это просто корабль, это не Джарек…
Потоки гравитации, на которых садился пассажирский корабль, подняли сильный ветер.

Гэл убрал волосы с лица, с любопытством рассматривал транспорт, на котором предстоит лететь два дня до Иссаны, там его ждал катер.
Перед вылетом с Ргодкасон Гэл связался с базой Джа, и договорился, чтобы дежурный пригнал космический катер на космодром Иссаны.
С Иссаны, пограничной планеты Совета, Гэл собирался лететь на Кзол в пятнадцатую галактику отдаленную и тихую.

Он бы летел на своем катере, да только в последнем бою катер Лаяар был подбит, сейчас его ремонтировали, нужно было заменить стабилизатор и некоторые детали в топливной системе.
Молодой кибернетический мозг Лаяра был не таким умелым, как старый Лэтос. Не среагировал вовремя на попадание силовым снарядом. Потерял управление. Пока Гэл переключал автоматику на ручное управление (на что понадобились всего лишь доли секунд) им отбили левый стабилизатор.
Он был ведущим, но не думал что целенаправленные интенсивные нападения на его катер были вызваны только этим фактом. А с другой стороны война есть война, ведущему всегда достается больше других. Победа далась дорого. Вражеские корабли были разбиты, но ни один не удалось взять на абордаж. Гэл никак не мог избавиться от чувства, что последний бой был подвохом и обманом, но в чем подвох?..

На базе Джа катер вероятно уже отремонтировали и через два дня есть возможность сбежать на нем от всего любопытного мира. Гэл надеялся все же на то, что на Иссане его будет ждать именно его машина, а не «левый» аппарат.

На Кзол сейчас отдыхали его сестра и ее муж. Там у них был дом на берегу лучистой лагуны. Там сейчас лето. Там ласковое «солнце», мягкий белый песок на пляже, песни прибоя на закате, и веселый зверь умбре, у которого разноцветная шерсть, вредно-пакостный характер, и любовь к Айрэ. Там на белом берегу лазурного океана, на темном дне, на горячих скалах, среди синих джунглей, певучих родников и водопадов можно на время забыть обо всем что плохо, и просто не думать ни о чем. Не думать даже о войне, и о почве уходящей из-под ног, и об ускользающей любви тоже не думать, не думать, не думать.

Но когда он размечтался, в мечты закралась крайне глупая мысль, он просто спросил себя, почему он не взял любой другой катер на Джа, почему поспешил, и вылетел на пассажирском?
И согласился с собой, что об этом думать уже поздно…

Мысли окружающих людей возвращали к реальности.

Женщина с летучим чемоданом, что был размером в шкаф, любовалась синеглазым юным калтокийцем.

Вспоминала, что его фотографию сейчас демонстрировали по всем каналам телевидения Ргодкасон. Девушки тайком вырезали его изображение из газет. Ажиотаж поднялся почти до небес, да там к счастью и застрял.

Осуждать его? Да, за что ж? Женщина не понимала, зачем Пиор раздул семейный скандальчик до обще-планетарного размера. Мало ли что между супругами может произойти, мало ли какие разногласия, мало ли семей разводится. Ничего же плохого не сделал молодой калтокиец.
Пожилая Ргодкасонка вспомнила, что свадьба дочери Пиора - судовладельца, хозяина трех космодромов и компании по перевозке товаров на сотни планет, была громкой. Хотя желтая пресса во всю глотку распространялась что судовладелец, мягко говоря, не в восторге, что его блистательная дочь выбрала в мужья калтокийского наемника. Пусть даже и капитана одного из многочисленных кораблей военного флота планеты Калтокийя. Особенно возмущалась общественность что Лэнора разорвала помолвку с потомком старого рода ргодкасонцем ………

Стройный, широкоплечий, изящный и худощавый калтокиец никак не ассоциировался с грозной славой калтокийского флота. Тонкие черты смуглого лица, огромные синие умные глаза, черная кожаная форма, белый не военный свитер под кожаным плащом, что хлестал длинными полами по высоким ботинкам, длинные до средины спины волнистые волосы густые и смолянисто-черные. Он был вызывающе красив и вызывающе юн даже для всегда молодых ргодкасонцев. И было в нем что-то неприятно настораживающее пугающе-хищное.

Женщина вспомнила фотографию молодых, когда они выходили из храма богини дарительницы, взявшись за руки, как влюбленные дети.

И что сейчас?.. Не менее громкий скандальный развод?

Калтокиец взял сына на руки, ребенок смеялся и о чем-то спрашивал звонким голосом. Ргодкасонка улыбнулась, тайком достала маленький фотоаппарат и сфотографировала синеглазого парня.
Гел удивленно посмотрел на женщину с серебряными волосами, она покраснела, виновато улыбнулась. Гел пожал плечами и пошел к кораблю.
Пассажирский транспорт совершил посадку на малом поле космодрома. Разогнал с посадочного поля всю пыль, успевшую накопиться за день.
Айрэ чихнул. Гел снял со своей шеи черный шелковый платок и прикрыл рот ребенка.
Молодая пара метисов поссорилась. Они не помнили, куда подевали пластиковые билетики на корабль и с упоением обвиняли друг дружку.
Патриархальный муж шествовал во главе своего гарема с гордым, непроницаемым видом. Его женщины и дети семенили следом.
Люк корабля открылся, выдвинулся трап.
Молоденькая стюардесса, вежливо улыбаясь, вышла встречать пассажиров.
Техники примчались на гравитационной платформе.
Все происходило быстро и синхронно.
Техники заменяли цистерны с овирием.
Стюардесса проверяла билеты и документы новых пассажиров.
Мимо выходили на поверхность космодрома Прио пассажиры, (те которые успели сесть на курсирующий по космическим нескончаемым просторам пассажирский корабль раньше, на других планетах).
С другой стороны грузили тюки с товарами в трюм.
Работа на космодроме была налажена хорошо, как и на других космодромах господина Пиора.
Стюардесса пропустила: многочисленное семейство, молодую пару (что отыскали таки сои билеты в одном из карманов на своей одежде), очень любезно поговорила с соотечественницей, что отправила в багаж свой огромный летающий саквояж и удивленно как на старого знакомого посмотрела на Гэла:
- На ваш счет пришли особые распоряжения господин Гэлард да Ридас, - нежным голосом проворковала беловолосая стюардесса, ослепительно улыбаясь.
- Не пускать? – устало спросил Гэл.
- Нет, - она смущенно засмеялась, - господин Пиор велел поселить вас в каюте для особых гостей, для ребенка есть няня, - девушка вернула ему документы, - ваша каюта находится на третьем ярусе, стюард проводит вас, он ждет у лифта. Приятного полета господин да Ридас.
- Спасибо хоть не велел закрыть меня в каюте для очень особых гостей, - проворчал Гэл.
- Ну что вы, - девушка покраснела, - вы теперь знаменитость.
- Я заметил, - Гэл спрятал документы в карман брюк.
Стюард – символ услужливости и лицо любезности скрывал свои чувства за вопросительной маской готовности выполнить все запросы пассажиров. В данном случае пассажира - пока еще зятя господина Пиора.
Молодой, утонченный беловолосый ргодкасонец поклонился и молча указал направление, в котором находилась каюта первого класса, так любезно выделенная тестем для своего непутевого зятя.
Гел посмотрел на юношу с плохо скрываемой неприязнью. Его злили ргодкасонцы. И он боялся, что эта злость все-таки выльется в ненависть, что для такого существа как он неприемлемо.
- Прошу вас, если понадобится помощь, нажмите на вот эту кнопочку у двери. Няня для ребенка сейчас придет, бар на втором ярусе, кают компания на пятом, ресторан на третьем недалеко от вашей каюты, для вас все бесплатно. Желаю приятного путешествия.
Стюард, в белом блестящем комбинезоне, растворился маревом. Дверь каюты закрылась. Гел устало сел на диван. Айрэ сполз с его рук и начал осматривать каюту, заглядывая в шкафы, проверяя мягкость кресел. Нашел небольшой холодильник, вытащил оттуда свой любимый шоколад, и привычно вытряхнул его из упаковки прямо на пушистый белый ковер, устилавший пол каюты высшего класса.
Все, что вредно, Айрэ делал очень тихо - как и все дети. Плюхнулся на ковер рядом с упавшей шоколадкой и любовно поднял ее, решив сначала полюбоваться сладкой фигуркой мифического дракона, а уж потом ее съесть.
Гел поднялся с дивана сел рядом с сыном:
- Айрэ давай сначала поедим что-то более существенное. А потом можешь съесть этого дракона, только не валяй его больше по полу.
- Я хочу сейчас, дракона, - говорил Айрэ, не отводя взгляда своих светлых глаз от темной массы шоколада, что начала плавиться в его теплых ручках.
- Не нужно сейчас дракона, сейчас нужно кашу, - Гел протянул руки к сыну, чтобы поднять его с пола.
Корабль вздрогнул.
Взлетел.
Палуба на миг попыталась покачнуться, но внутренний микроклимат включился одновременно с гравитационным двигателем, тотчас восстановил, давление и притяжение.
- Папа мы взлетели! – завизжал ребенок, вскочил с пола, попутно измазав белый ковер в шоколад, побежал к большому иллюминатору смотреть на космос, ему очень нравились цветные протуберанцы на темном фоне бесконечности.
Гэл вздохнул, и не сдержал улыбки, наблюдая за живым вихрем – своим сыном.
В дверь тихо постучались.
Отворили.
На пороге каюты возникла очень юная, милая девушка, бледная черноволосая, тоненькая, уроженка планеты Ирладос.
- Извините, - почти прошептала девушка, - вы господин да Ридас? – она была смущена, покраснела до слез.
- Да, - ответил Гэл, продолжая сидеть на полу, - а как вас зовут.
- Эннэ Дограт. Вам нужна няня?
Гэл рассмеялся. Девушка поняла, что сказала что-то не то, готова была расплакаться, тихо прошептала, пытаясь исправиться:
- Не вам, вам… - взяла себя в руки побледнела и уже спокойней добавила, - я няня. Говорили, что вы с сыном.
Гэл встал, не пряча улыбки, указал рукой на прилипшего к иллюминатору ребенка, что измазал, светлую обивку стен в шоколад:
- Вот мой сын Айрэ. Айрэ, познакомься эта девушка твоя няня.
Ребенок недовольно оторвался от созерцания космоса, осмотрел тоненькую девушку на имя Эннэ, не нашел в ней ничего для себя интересного и вернулся к прерванному занятию.
- Знакомьтесь, - развел руками Гэл.
Девушка кивнула головой, зачаровано рассматривая Гэла. Потом с неожиданной проницательностью проговорила:
- Мне кажется, вы против того, что я у вас работаю.
- Неужели так заметно? – нагло спросил Гэл. Понял, что перегибает, и решил исправить натянутые отношения с девушкой. Пожалел ее, - не обращайте на меня внимания, тяжелый период в жизни. Малыша нужно покормить и уложить спать, я думаю, вы поладите.

Эннэ кивнула головой. Она, естественно, знала (как и все кто работал на этом корабле) почему лучше лишний раз не попадаться на глаза элитному пассажиру на имя Гэлард да Ридас.

Но прежде чем накормить ребенка его следовало все же вымыть. Он сжевал только половину шоколадного дракона, другая половина была равномерно размазана по рукам лицу и об светло-серый свитер, пострадала также обивка стен, иллюминатор и белый ковер.

Гэл не решился выходить из каюты.
Лежал на диване тупо щелкая каналы сетевого телепавиденья, не находя ничего интересного и нового для себя.
Корабль сделал за день две посадки на двух планетах.
На борту эти посадки были почти незаметны.
На планете Вэст простояли три часа. Там был дождь, потоки воды уютно стекали по иллюминатору, за ними было приятно наблюдать. Айрэ носился по каюте и требовал прогулки, Эннэ все ждала, что Гэл уступит сыну и выпустит его хотя бы в коридор, и Гэл уступил. Эннэ очень быстро застегнула курточку ребенка, и сбежала с ним гулять, ей неуютно было находиться рядом с калтокийцем, она его боялась, и сама не понимала почему.
Продолжние по мере заинтерисованости....[/I]
  #990  
Старый 14.09.2007, 09:03
Аватар для Snake_Fightin
Снейк железного дракона
 
Регистрация: 21.01.2007
Сообщений: 5,893
Репутация: 3325 [+/-]
Печаль

100% фанфик мистический. И такого я читал много, например.
Письмо в журнал Птюч:
Летят люди с крыш, мне не хочется с ними падать, но не знаю, как себя удержать на ногах: моя тень далеко от меня и душа рвется вниз. Кто-то копается у меня внутри. Я не знаю, что за ублюдок поджигает мне пальцы рук и бросает петлю на шею. Что-то щелкнуло у меня в мозгах, и поплыла я по воздуху вертикально вниз, сталкиваясь с облаками. Я не думаю, как упаду-разобьюсь, и наслаждаюсь полетом. Свежий ветер в лицо, и я воздух глотаю влажный. И вот на черном асфальте тело, и в последней надежде пью кровь, но стало темно и тихо... все... смерть.
А у тебя ещё много ошибок, например.
*Узнать этого мужичка было невозможно, не для кого из жителей городка.*
- Узнать этого мужичка было невозможно ни кому из жителей городка.
__________________

— Где мои дыроколы?!
  #991  
Старый 14.09.2007, 13:29
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,637
Репутация: 1103 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Винкельрид
ManIGarm (правильно написал?), приятно читать автора, который знаком с русским языком и методами украшательства речи. Сам я не большой поклонник мистики, но твои образы и игра словами помогли получить удовольствие от прочтения. Единственное что хотелось бы сказать...
Цитата:
Лампады развевали тени, даря улице особый оттенок мрачности.
Тут, мне кажется, вторая часть предложения как бы ни к чему. Для меня оскал хищника, луна и тени от лампад - это и есть мрачность. Ты и так рисуешь достаточно ярко, так что нет необходимости в подсказках.
Цитата:
По улице шли многочисленные дети пустоты.
Не могу объяснить, но надо как-то по другому. Эти "многочисленные" выбиваются из повествования.
Цитата:
Невысокий мужичек
"МужичОк"
Цитата:
озабоченно посмотрел
Ну ты понял...
Цитата:
Смех, но печаль.
Вот такие предложения создают стиль. Твой, индивидуальный. Развивай, это - хорошо.
Цитата:
он улыбнулся добродушной улыбкой, желтых зубов.
Не знаю... "Улыбка зубов" - по-моему не то...
Цитата:
Холод также плавит.
И стиль уже не соблюден! Попробуй убрать "также".
Цитата:
Худощавое лицо мастера было искаженно
"Искажено". А лучше - без сослагательного: "худощавое лицо исказил... и т.д."
Цитата:
Лезвие жрало кровь.
Да, мурашки бегут, как и задумывалось.

А фанфик-не фанфик - разницы нет никакой, разве что для литератора - профессионала. А я вот прочитал три раза и не разочарован.
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя
  #992  
Старый 14.09.2007, 17:08
Мастер слова
 
Регистрация: 16.08.2007
Сообщений: 1,393
Репутация: 483 [+/-]
Фантастическая повесть о русских солдатах в зоне боевых действий (В Чечне)… Наконец-то я ее дописал. Вот отрывок, если понравиться размещу полностью…

Повесть основана на реальных событиях…
I
Дмитрий не спал. Веки категорически не хотели закрываться. Словно перед тем как лечь в постель мужчина выпил четыре литра крепкого кофе. Этакое состояние вечного двигателя.
Тикали старые большие часы. В темноте они казались гигантским ожившем великаном. Где-то за окном шумели машины. Словом – городская тишина.
Мужчина громко зевнул.
- Неужели наконец-то засну? – подумал он.
Но Морфей его не посетил. Не дотронулся кончиками пальцев до зеленых глаз Димы.
Послышалось шлепанье босых ног на кухне. Через мгновенье раздался звон открывшегося холодильника.
- Галь, чего не спишь? – громко спросил Дмитрий.
- А ты почему? - минуту спустя в дверном проеме показалась миниатюрная женская фигура. В сумраке глаза девушки светились звездным блеском. Ее голос был очень мягок и приятен для слуха.
- Я? Да вот не спится. Может, согреешь?
- Ага, конечно! Размечтался! – Галя ехидно захихикала. Дмитрий поднялся с кровати и подошел вплотную к девушке.
- А я тебя не боюсь... - гордо заявила она.
Запищал писклявым звоном будильник в мобильном телефоне, валявшийся возле кровати. Дмитрий недоуменно взглянул в лицо Гале:
- Твоя работа?
- Угадал! Хотела разбудить!
- А зачем?
- Просто, - мужчина обнял девушку за стройную талию.
- Это не ответ, Галина Сергеевна.
Внутри обоих вспыхнул загадочный огонек. Способный жечь не материальные вещи, а души. Способный соединять их самой могучей силой в природе – любовью.
- Прости меня, - шепнула в ухо Дмитрию девушка. Так ласково и нежно.
... А за окном шел снег. Крупный и мягкий. Снежинки медленно кружили в воздухе и спикировали на грешную людскую землю. У древних народов Вау-иша, живших на территории современной Якутии, существует одна замечательная легенда, – снег – это души предков, которые возвратились в наш мир, дабы встретиться с родными.
Засвистел ветер. Город спит. В окнах домов властвует мрак. Тихо посапывают маленькие дети, за сроком лет, незнающие забот и тревог, беспокойно ворочаются юноши с белым пушком на подбородке, ведь завтра тяжелый школьный день, спят и их родители. Зима – время сна. Спячки у животных и теплых воспоминаний у людей.
Во дворе, где жил Дима спокойно стоят машины. Цвета и марки из-за обильного снега не разобрать. Завтра утром их владельцы, матерясь, начнут очищать своих любимиц...
... Дмитрий тяжело открыл глаза. Утро.
Забринькал советский барабанный телефон в коридоре. Мужчине совершенно не хотелось вставать.
- Пусть звонит! Такой сон испортили, сво...! – Заунывно запел попсовую мелодию сосед с верхнего этажа. Нечто о великой любви и детях. - Твою... И так каждый раз.
Дима лениво убрал пуховое одеяло и быстро поднялся. Шарпая ногами по полу, он добрался до телефона.
- Алло... - шепотом произнес мужчина.
- Димочка, это я.
- Галь, ты не могла позвонить чуть-чуть попозже. Я же спал
- Сам просил. Говорил: «Позвони с работы, мне университет надо!». Твои слова?
- Да-да. Спасибо. Уже бегу, - мужчина положил трубку и бегом ушел умываться...
... В метро как всегда было кучу народа: большие жирные тетки, красивые аппетитные девушки, женственные юноши и грубые мужики. Примерно две трети слушали mp3- проигрыватели. Оставшаяся часть толпы тупо глазели на развешанные карты метрополитена.
Дмитрий представил, как же хорошо бы сейчас валяться дома на мягкой кроватке. Или лежать на диване, не о чем не думать. Просто наслаждаться жизнью. Эх!
- Молодой человек, вы, что – уснули? – спросила женщина с неприятным косым шрамом на левой щеке.
- Извините?
- Моя остановка, предлагая вам поменяться местами.
- Так и я выхожу, - промямлил Дима.
Поезд остановился. Тяжело открылись двери, мужчина вышел.
На лестнице у выхода Дмитрий покрепче натянул черную шерстяную шапочку и только хотел подняться на улицу, как к нему обратился грязный молодой человек:
- Подайте милостыню калеки безногому. На войне потерял. Есть нечего, подайте.
- Прости, я намели. - Диме был неприятен незнакомец, болью от него веяло. Знакомой болью.
- Ну и иди! Ступай куда шел! – ответил оборванец.
Калека укрыл маленькой тряпкой свои кульки и заунывно запел.
Дмитрий отвернулся от этого человека, пошарив в карманах куртки, он выгреб горстку мелочи, аккуратно высыпал их на пол и пошел на улицу.
Неожиданно у мужчины защемило в груди. Сердце начало бешено калатиться. В глазах зарябило. Ноги, словно стали ватными, и они больше не могли удержать его. Хотелось вздохнуть, но воздух в одно мгновение стал тягучим. Дима свалился на грязные ступеньки. Рот бесполезно открывался, в надежде поймать немного кислорода, однако тщетно. И день превратился в ночь...
- Сергей, ты что уснул? – как будто издалека, доносился грубый мужской голос.
Дмитрий проснулся – его, словно кипятком облили.
- Серый, чё с тобой? – уже повелительно сказал голос.
Лес. Кругом негородская растительность: высока трава, растения очень похожие на папоротники,. И тишина...
- Где я? – шепотом произнес Дима.
- Жор, погляди на этого придурка. Голову что ли припекло?
Дмитрий осмотрел себя – странный зеленый камуфляж, неудобные кирзовые сапоги, автомат на плече, фляжка. А позади него стоят два незнакомых потных мужика, тоже в спецовках и при полном вооружении. Оба с довольно большими простыми лицами.
- Ау, проснись! Что развалялся? Нам идти надо!
- Я Дима, - мужики весело загоготали.
- Точно башку припекло. Говорил же тебе; – надень майдану (прим. - Маленькая вязаная шапочка.).
Дмитрий присел. В одежде было очень жарко и неуютно. Ужасно хотелось пить. Мужчина снял с пояса флягу, открыл теплую железную крышку и начал жадно поглощать находившуюся жидкость. Воду.
- Ты обалдел?! – удивился один из мужиков – самый большой и упитанный. С огромными лапищами, казалось автомат для него детская пулялка. Дима внимательно взглянул на молодца. Невероятно! Калека! С метро! Но с ногами, полностью здоровый. Даже лицо раз в пять больше. Разве, что...
Дмитрий отскочил в сторону от странной парочки.
- Где я?! – истерично заявил Дима.
- Ты с нами! Узнаешь? Слева от меня Жора, «ай» Влад, «ю» Серега. Сергей Павлович Пашутин. Харэ прикалываться.
Здоровяк уныло развязал майдану и почесал лысую потную голову.
- Пошли! Ребята ждут. Мы уже не успеваем по времени. Хочешь, сменю тебя? Чё завелся?
Дмитрий поднялся, схватился за автомат и нацелился в богатыря. У того на лице даже не один мускул не дрогнул.
- Не ржу! С предохранителя сначала сними. - Влад приблизился к Диме и незаметным ударом ноги сбил его опять на землю.
- Вот какой футбол –штанга – штанга –гол! – с умным видом констатировал Жора.
Подул теплый летний ветерок. Зашумели листья. Звонким эхом раздалось щебенье неизвестной птицы.
- Куда же я попал? – размышлял Дмитрий, снова подымаясь с земли. - На сумасшествие не похоже. Что произошло со мной минут десять назад? Я начал подниматься по ступенькам – внезапно заболело сердце и все... Реаркарнация души? Бред! Со мной два здоровенных амбала, при чем с одним из них я ненароком знаком. Вот только ног у него не было, и рожа поменьше. По интелегетнее... Я в каком-то лесу, неизвестно с кем. Чудесно! Что делать? Попробовать убежать? Пожалуй, стоит рискнуть.
Дмитрий глубоко вздохнул, невесело улыбнулся здоровякам и рванул в сторону тропки, которая проходила по левую руку от мужчины.
- Куда, дурак? – закричал Влад.
Раздался глухой шум. Запахло порохом. Последнее, что увидел Дима – это чистое голубое небо над головой и красное солнце в зените...
... Вокруг темнота. Вязкая и тягучая. Тягучая и вязкая. Никаких шумов. Гробовая тишина. «Наверное, так сходят с ума.» - думал Дмитрий, шагая во тьме. Уже битый час он пытался понять, – где же выход? И существует ли он?
- Эй!!! – заорал мужчина.
А в ответ ничего. Или нет? Сумрак начал потихоньку рассеиваться и на расстоянии пят метров от Димы начала проявляться странная фигура в красном балахоне. Длинные волосы незнакомца развивались в пространстве, словно дул сильный ветер. Его теплые карие глаза снисходительно смотрели на мужчину. Белая кожа светилась ярким матовым блеском.
- Все! Теперь я точно шизик! – с горечью подумал Дима. Ему казалось, что все это полуявь. Толи реальность, толи сон, лишенный всякого смысла. Но тогда почему он не может проснуться? Почему не звонит злосчастный телефон. Не начинает петь сосед сверху?
Незнакомец подошел вплотную к мужчине.
- Боишься? – сухим ломаным голосом спросила фигура.
Дима захохотал. Засвистело в ушах. Из ночного «неба» начали появляться и падать крупные красивые снежинки. Причем с этим как-то гармонировал запах летних ландышей, быстро выраставших из пустоты.
- Где я? – повелительно сказал Дмитрий.
- Да, собственно, нигде. С ума ты сошел, многоуважаемый. Ох, сошел... - запричитал уже старческим голосом незнакомец. - И меня не видишь. Потому что нет меня. Не су-ще-с-т-ву-ет! Мозг твой выкинул злую шутку.
- Так и знал. А почему все так реально? Почему...
- Не у меня спрашивай, многоуважаемый. А у него! – назидательно поднял указательный палец кверху незнакомец.
- Ну? Чему будешь учить меня? Или расскажешь об ужасном пророчестве, которое мне суждено исполнить? А может речь пойдет...
- Хватит! – перебил Диму человек в балахоне. - Не паясничай. Не смогу ответить ни на один вопрос. Понимаешь? Меня не существует! Ты спишь! Время, время... Вы – люди, все пытаетесь что-то объяснить. Доказать, что правите миром. Ответь мне, - что такое время? В чем ее суть? Не знаешь? Банального ответа и не существует... Однако я разговорился с тобой. Размечтался, так сказать... Тебе пора просыпаться...
... - Вот какой футбол – штанга – штанга – гол! – тороторил знакомый голос.
Дмитрий открыл глаза. Ужасно болели ноги и часть живота. Тяжело дышалось. В ушах стоял неприятный звон.
- Очухался? – спросил сидящий возле костра Влад - Вокруг него стояли еще пятеро здоровых мужиков. Все бритые наголо и в таких же одеждах цвета хаки, как и у Димы. - Ты, брат, здорово вляпался. Хорошо прошибло. И это глубоко в лесу, вдали от народа.
Дмитрий попытался встать. Левая нога категорически не хотела шевелиться. Болевым диссонансом отозвалась голова. Перед взором забегали разноцветные круги.
- Куда-куда... - запротестовал толстоватого вида новоприбывший мужичок. - Нервы задеты. Ходить не сможешь, наверное, недели три в лучшем случае...
- Сань! – сказал Влад. - Не волнуйся, Серега! В обиду не дадим. Еще успеем баб потискать на свадьбе. Ты на «кнопку» наступил... Ума не приложу – кто, зачем? Здесь же места глухие. Сюда даже коренные жители не ходили. Стуканул кто-то.
- Больно – зашептал Дима.
Между тем солнце уже садилось...

Pokibor и Ula
Честно говоря, где-то я это уже читал… Неплохо) Но банально… Я ожидал другого от способностей камня) Больше ничего не скажу) Жду продолжения… Явных ошибок при беглом прочтении не заметил… Если что найду, напишy…
Мир – 2
Персонажи – 6
Диалоги – 8
Сюжет – 1
Текст – 10
Общее впечатление 8 из 10…

Последний раз редактировалось Нигвен; 14.09.2007 в 18:53.
  #993  
Старый 14.09.2007, 21:54
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
Продолжение так продолжение.... Хоть скажите когда прекратить ставить сюда тексты?

На планете Вэст простояли три часа. Там был дождь, потоки воды уютно стекали по иллюминатору, за ними было приятно наблюдать. Айрэ носился по каюте и требовал прогулки, Эннэ все ждала, что Гэл уступит сыну и выпустит его хотя бы в коридор, и Гэл уступил. Эннэ очень быстро застегнула курточку ребенка, и сбежала с ним гулять, ей неуютно было находиться рядом с калтокийцем, она его боялась, и сама не понимала почему.

Гэл поднялся, подошел к иллюминатору, видел и не видел, смотрел, не осознавая, на что смотрит, не мог избавиться от оцепенения, которое охватило его после разговора с женой.

Теперь понял, почему не подождал на Джа первого свободного катера.
Когда он вернулся с последней битвы, Лэнора вышла с ним на связь, попросила срочно прилететь, обещала важный разговор, и голос ее был таким холодным и чужим, что Гэл не раздумывал. Открыл расписание вылетов пассажирских кораблей с космодрома Иссаны на Ракирллу, увидел, что успевает на ближайший рейс. Предупредил команду что улетает, назначил заместителем своего первого помощника Джара и, схватив дорожную сумку, запрыгнул в паром, что шел на Иссану.
Сейчас вспомнил, что Джар кричал ему вслед: - «Куда ты?! Завтра с утра заберешь 346, ему только поплавки заменят! Гэл не сходи с ума!!!»
А может, нужно было подождать до утра?
И почему так неспокойно сейчас?
Он не чувствовал опасности, но сейчас он уже не доверял своим чувствам, он мог довериться только интуиции. Был готов ко всему, и впервые ему было страшно…

Сквозь густые потоки капель, размытым призраком проглядывался большой вокзал на окраине посадочного поля. Все в серой дымке, на фоне серого неба.
Когда взлетали - над густым облачным покровом сверкнули лучи «солнца», да так ярко, что Гэл понял на Вэсте лето.

Эннэ повела Айрэ гулять в гидросад на верхнюю палубу корабля, где была модернизированная детская площадка. Гэл мысленно следил за ребенком несколько минут, потом незаметно уснул. Как будто мороком накрыло. Он не мог, не подчинятся. Уже начал привыкать к таким приступам бессилия... Силы и энергия исчезали, не успев накопиться. Боролся с этим произволом, выматывался еще больше.

Ему приснился сон: густой туман заливал корабль, непроглядной тьмой превращая новенький пассажирский лайнер высшего класса в старую и редкостно-ржавую развалину.

Очнулся когда услышал крик. В дверь каюты что-то глухо ударилось, чутье воина и черные предчувствия не оставляло места надежде – на корабле чужие.
Гэл вскочил, и не сразу понял, почему так дико стучит его сердце. Реальность сна не отпускала, осознание медленно рассеивало пелену. Айрэ был там за стенами этой каюты. А этого нельзя было допустить. Ребенок должен быть на его руках, он не должен выпускать сына, как же страшно когда ты совершенно не привык отвечать за хрупкую жизнь.
Где-то там, среди свалки, среди страха и боли его сын, а рядом с ним только маленькая Эннэ. Но Айрэ был жив.
Гэл не раздумывая, вывернул содержимое дорожной сумки на пол.
Руки впервые дрожали от ощущения опасности.
Как странно когда дрожат руки перед боем.
Как странно когда сердце стучит с такой силой что перекрывает мысли…. Перед боем?
Странно когда мысли скачут на перебой, и не знаешь что делаешь.
Он впервые испугался…
На дне сумки лежал небольшой раскладной кинжал.
Зачем ему кинжал, когда он мог справиться с противником и без оружия он не понимал, в тот момент нужно было чем-то занять дрожащие руки.
Тадо он намеревался взять у захватчиков.
Вышиб дверь каюты, пересекая широкий коридор престижного яруса со скоростью молнии. Выстрел тонкого лазера ослепил полутьму коридора, и Гэл в кувырке прыгнул в сторону стрелявшего, сбивая его с ног.
Выдернул тадо из ослабевших рук убитого пирата, осмотрел оружие. Жаль, половина батареи использована. Но игольчатых пуль почти полная обойма.
Действовал больше по привычке.
Но когда взял оружие в руки начал думать.
И понял - делает глупости.

Он посмотрел глазами Айрэ, увидел сына в окружении испуганных пассажиров.
Эннэ, смелая девчушка, держала ребенка на руках.
Пассажиров согнали в большой зал ресторана, расставив возле четырех выходов вооруженных пиратов.
Прострелянные стены указывали, что предварительные выстрелы были уже произведены, и пираты настроены решительно.
Ресторан находился рядом на этом же ярусе.

Гэл застыл у стены, он совсем растерялся, он теперь понял, почему не рекомендовалось пускать на операцию по спасанию близких для жертв людей.
«Думай», - рыкнул Гэл, - «Думай!.. Идиот… какой же я идиот».
Но думать нужно было четыре дня назад.… Когда вскакивал в паром идущий на Иссану.
Ворваться в ресторан с оружием, значит спровоцировать стрельбу, а пули они не разбирают солдат,- ты или ребёнок. Рисковать сыном Гэл не посмел. Оставалось только попасть в ресторан в качестве добычи и потом как-то вынести ребенка из свалки.
Тихонько забросил оружие в пустую каюту.
Зэйда, которому предварительно свернул шею, оттащил туда же, спрятал кинжал-дагу под ковролин, и как раз вовремя вернулся в коридор.
Группа пиратов-работорговцев, что рыскали по кораблю в поисках добычи, наткнулась на него, возвращаясь с добычей в ресторан. В руках у пиратов извивались две девушки близнецы, зеленоволосые русалки с планеты океана Нлон. Визг и слезы девушек почему-то очень забавляли зэйдов-сантаремов: трех огромных трехметровых четвероруких аросцев.
Гэл вжался в стену, сдерживая в себе желание, размазать пиратов ровным слоем по бледно-желтой стене коридора, не взирая на огромную весово-размерную разницу и количество данных индивидуумов. Он закрыл глаза, чтобы ничего не видеть, чтобы жгучее искушение воевать сейчас, снизить к горечи в горле.
- О, смотри! – огромная рука четверорукого аросца сгребла Гэла за ворот белого свитера, - бонус!
Гэл открыл синие, реалистично испуганные, глаза. Аросцы присвиснули. Один даже умудрился, не выпуская девушку достать фонарик (не понять, зачем? в коридоре было достаточно светло) и осветить лицо Гэла.
- Дорогой товарчик, - довольно проговорил тот, который держал Гэла, - кровь нодийцев…
- Викторианец… - поправил его другой, - но вполне может сойти за нодийца.
Гэл не сопротивлялся, шуток не слушал, искушение свернуть гигантам толстые шеи было и без того очень сильным. Позволил затащить себя в зал ресторана, превращенный в загон для живого товара и бросить в толпу из мужчин, женщин и детей.
Попав в этот живой водоворот изначальных страданий, Гэл начал тихо продвигаться к середине зала, где стояла маленькая Эннэ, что по-прежнему держала на обессиливших руках его сына.
Нарвавшись на раздраженные подзатыльники, матерные приветствия и вопросы нецензурного содержания, что были спровоцированы наступанием на ноги и бесцеремонным расталкиванием бедных жертв, Гэл все же смог забраться на средину человеческого озера. Эннэ удивленно посмотрела на него, когда он возник из толпы как призрак. С облегчением, и стоном передала ему засыпающего ребенка.
Выстрелы повредили систему вентиляции, и в ресторане-загоне стало очень душно.
Гэл мог не дышать, но для Айрэ и маленькой Эннэ отсутствие воздуха было гибелью.
- Вас тоже поймали? – жалобно спросила девушка.
- К счастью они не смотрят ргодкасонских новостей… - прошептал Гэл, попутно создавая вокруг головы Айрэ поле в котором нагнетался кислород. Магия могла его выдать, но жизнь ребенка была в опасности. Взяв сына на руки он смог успокоиться и унять дрожь в руках.
- Папа, - прошептал ребенок обнимая шею Гэла.
Рядом люди начали терять сознание. Были среди пленников кристаллические и кремневые люди, им воздух не нужен, они пытались поддержать органических.
Эннэ пошатнулась. Гэл создал поле и вокруг ее головы, понимая, что теперь личных разборок с магами работорговцев не избежать, а так не хотелось светиться.
Он все еще цеплялся за глупую мысль, что все, что происходит простое совпадение. Обычное невезение, завтра калтокийцы вытащат его, и больше он не будет летать на пассажирских кораблях с ребенком. Мысль была действительно глупой, таких совпадений не бывает.
- Как вы это делаете? – прошептала Эннэ, - вы волшебник?
- Береги силы… - шепотом ответил Гэл, - даже не думай о волшебстве, нас кажется, ищут.

Теперь Гэл понял, что произошло на самом деле. Просто умелая ловушка.
Лэнору он защищал от влияния Вечных. А вот про тестя забыл. Гордый Пиррол раньше мирился со своим зятем, но не сейчас, сейчас он просто таки с ума сошел, накручивая дочь, и требуя развода. Лэнора трезвомыслящий, умный человек, но поддалась истерии отца.
И тот звонок Лэноры, после боя, был запланирован.
Вечные действовали на удачу и выиграли.
Вот как иногда дорого даются победы, а особенно победная эйфория с повальной пьянкой.

Гэл отвел магический след, но мысли девушки могли его выдать.
И тут он наткнулся на поисковую мысль капитана пиратов.
И поисковая мысль, как он теперь и ожидал, искала именно его, не мифического мага, случайно попавшего в число пойманных пассажиров, а конкретно его - Гэларда – калтокийца. Искали смуглого черноволосого молодого парня и маленького беловолосого мальчика:
- «Где ты - «Бешеный», отзовись, скрываться нет смысла, я знаю, что ты на корабле. Не появишься, я расстреляю первую десятку пассажиров», - мысль, мысленного говорившего пирата была холодной, как капли жидкого азота.
И пассажиров для показательного расстрела вырвали из человеческого сонного, от нехватки кислорода, озера.
По извечному капризу случайностей в десятку попала ргодкасонка, что оставила свой гигантский чемодан в багажном отсеке злополучного лайнера.
Вентиляцию все же починили. Половине зэйдов тоже нужно чем-то дышать.
Дышать стало легче, всем, но не Гэлу. Сердце казалось застыло тяжелым куском свинца. Он растерянно посмотрел на Эннэ, тихо проговорил:
- Не иди за мной, это опасно, я найду тебя, потом… - пообещал без уверенности в том, что сможет выполнить обещание.
Будущее наполнилось тьмой, он как будто ослеп, и даже вариантов развития событий он не видел. Страх, остался только страх – страх потерять сына. Плата за то что никогда раньше он не испытывал этого чувства.
Как трудно сохранить хрупкую жизнь в этом обновленном Вечными Мире
Гэл начал тихо пробираться сквозь сонную толпу.
Люди тихо ворчали, пропуская худощавого парня с ребенком на руках.
Лысый дядька – капитан сэнтаремов, коренастый, насмешливый, самоуверенный встретил его на краю людского озера:
- Здравствуй легенда Калтокийи. Выходи не бойся, я и сам тебя боюсь, но это не важно, - он довольно осмотрел Гэла с головы до ног, ухмыльнулся, - ничего с твоим ребенком не будет, главное не дергайся - ты ведешь себя хорошо, я веду себя хорошо. Что молчишь?
- Что хочешь услышать? – спросил Гэл.
- Заверение, что ты не превратишься в тэйла… - лицо работорговца стало жестким и настороженным.
- Я же тебя потом найду, - тихим голосом предупредил работорговца Гэл, спокойно предупредил, без эмоций.
- Потом, будет потом, - бравада капитана была не столь уверенна как обещание Гэла, - а сейчас даже не скалься, увижу клыки, велю стрелять.
- Увижу тадо нацеленное в моего сына…
- Значит, договорились, - перебил угрозу лысый работорговец, - а где там наша нянечка? – загоготал.
Из толпы пассажиров один из пиратов вытащил Эннэ, девушка не выдержала и завизжала, ее тащили за волосы. Капитан пиратов отвесил ей пощечину, она испуганно замолчала:
- Возьми у него ребенка, - гаркнул зэйд, - и стой здесь рядом.
Айрэ расплакался, видя, как бьют его няню. Гэл прижал его к себе, уговаривая, успокоится. Но у ребенка, похоже, началась истерика. Эннэ подошла, протянула руки, она тоже плакала и не могла нормально дышать, судя по всему, девушка была на грани обморока из носа у нее пошла кровь.
Айрэ игнорировал протянутые руки девушки. Сильнее прижался к отцу. Отцепить от отцовской шеи его теперь можно было только с помощью магии.
- Отдавай, - приказывал пират, - у нас нет времени на детские капризы.
- Айрэ, маленький ты должен остаться с Эннэ, и закрой глаза, пожалуйста, - шептал Гэл сыну, проводя рукой по маленькому мокрому от слез личику. Ребенок притих и обмяк на руках отца, маленькие ручки повисли. Гэл передал его девушке. Теперь он уже ничего не чувствовал, просто подчинялся, и старался даже не думать. Главное сохранить жизнь Айрэ.
Пират с любопытством наблюдал за своим врагом. Он никогда раньше не видел Бешенного, и считал что подобная встреча эпохальное событие. Но Бешенный его разочаровал. Сентарэм надеялся увидеть гиганта, с горящими глазами и руками как ветви старого дерева, неистового и почти безумно бесстрашного, а встретил хрупкого молодого парня, испуганного и растерянного. Зэйд ухмыльнулся, но решил все же проявить осторожность, и не задевать, очень уж нагло, легенду калтокийцев. Кто знает - Бешенный бессмертный и к тому же тэйл. Что такое тэйл капитан точно не знал но господин Ларсард говорил это слово так многозначительно что капитан работорговельческого корабля проникся ко всем тэйлам немалым уважением. Зато капитан прекрасно знал что такое аджар. И соизмерение «аджар по сравнению с тэйлом что котенок рядом со львом» заставляло серьезно опасаться неизвестного существа.
Но вопрос лысый капитан задал:
- Не боишься применять магию к собственному сыну?
- Не боишься угрожать моему сыну, - в тон ответил Гэл.
Зэйд крякнул, отвернулся. Увидел новый персонаж, возникавший из дымки.
Гэл также присмотрелся к неопределенному сгустку портала, и к фигуре, что возникала на его границе. За пространственным порталом опасно сверкали тысячи звезд вселенной. Смело новый хозяин Мира орудует пространством, не задумывается о последствиях. По хозяйски развернул сеть временно-пространственных порталов, нарушая древнюю сеть звездных дорог. Гэл возмущенно взмахнул головой, а ведь если что случится то виноватыми объявят драконов, а боги вновь ни при чем, боги будут только «спасать» человечество руками драконов.
Фигура человека в длинном сером шерстяном плаще уплотнилась на магическом пороге, и вышла на свет ламп ресторана захваченного пассажирского корабля.
Гэл узнал незнакомца с молодым бледным лицом и пепельно-седыми волосами.
Ларсард.
Ларсард с довольным видом подошел к Эннэ и присмотрелся к сонному ребенку на руках девушки:
- Я всегда говорил - любовь губит предвечных, - «нелюдь» в сером плаще погладил волосы маленького мальчика, что засыпал на руках черноволосой девушки.
- Убери от него свои руки, - тихо и почти вежливо попросил Гэл.
- Да не нужен мне твой сын, проблем с тобой тогда не оберешься, - Ларсард вытер кончиком рукава своей белой свободной рубашки кровь под носом Эннэ. Девушка испугалась до оцепенения и боялась даже пошевелиться. Ларсард улыбнулся ей, лизнул свой рукав и только после подошел к Гэлу, очень тихо сказал, - мне нужен ты.
Гэл смотрел в глаза слуге Зэрона - последнего хранителя и древнейшего палача:
- Выжил? – насмешливо спросил.
- Выжил, - согласился Ларсард, - хотя не уверен что жив. А помнишь? Я был белым магом? А теперь я даже не человек, но я каждый день благодарю господина Зэрона. Я остался в этом Мире и могу теперь отомстить тебе.
- Вы молодцы, хорошо все продумали, - ухмылялся Гэл.
- А то.… И ты попался как глупый смертный, – самодовольно ответил Ларсард. Подошел в притык, всматриваясь в синие глаза врага, и задал вопрос, мучивший его, вот уже пять лет, - правду говорят, что ты нами тогда отравился? – И уже намного увереннее и громче, - а знаешь, Страж мне приятно, что моя энергия была в числе той отравы, что свалила тебя с ног и превратила в живого мертвеца на целый космический месяц.

Далi буде.....
  #994  
Старый 15.09.2007, 03:15
Аватар для ZiG
Местный
 
Регистрация: 14.07.2007
Сообщений: 157
Репутация: 4 [+/-]
Покибор

Как бы рецензия на этот пост(http://forum.mirf.ru/showpost.php?p=185443&postcount=2218)

Конечно, трудно судить о произведении только по первой главе, но некоторые выводы можно сделать уже сейчас.

Близкие контакты.

Начало довольно прозаично и функционально – дает первые сведения о реалиях мира, в котором происходят события. Недалекое будущее, высокие технологии, космические полеты, новые открытия. И, конечно, «братья по разуму». Ничто не изменилось за последние 70 лет в мире фантастики. Ничего плохого в этом нет, может даже наоборот – все так привычно, что уже воспринимается как действительность.
Что же мы имеем в конкретном случае? Как водится, магия vs. технология – что ж, фэнтези, упакованное в коробку «как бы НФ» еще не слишком изъезжено. Люди, как всегда, технари, а инопланетяне, соответственно, колдуны. И, как обычно, будущее отношений сулит быть совсем не радужным… Достаточно банальная история, не делающая особой чести произведению. Мир подстать: стандартное будущее с видеофонами и летающими машинами. Ну и, конечно, пехота как всегда царица полей – иначе, какая романтика?

Героический факультет, специальность: спаситель мира

Главные герои тоже «как водится»: выпускники как бы военной организации, как бы специалисты во всем, что поможет потом драть алиенам то, что полагается драть. Один – герой героем, стандартный Избранный. Второй – не менее стандартный друг героя, призванный выгодно подчеркнуть весь его героизм. Ведут разговоры, как и полагается, о несветлом будущем, и своей героической участи. Притом, сами-то они все знают наперед, но надо же как-то донести до читателя ощущение нависшей угрозы. Вот и приходится болванчикам, обращаясь друг к другу по всей форме, перетирать то, о чем они, по идее, должны уже были наговориться за последние пять лет.

Рояль в кустах, или кристалл в коробке

Конечно же, мы застаем героя в тот момент, когда он должен осознать, наконец, свою уникальность и получить свой Великий Артефакт, дающий ему возможность надрать таки чего-нибудь кому-нибудь. Лучше, если это будет что-нибудь из технологий вероятного противника. Магический кристалл – такой, на каких и основана вся магия гостей из космоса, отлично подойдет. Ну и, как положено, предмет должен быть обязательно загадочным и поддерживать все современные эффекты, как то: необъяснимая притягательность, странные сны и так далее. Естественно, ситуация приобретения артефакта – не меньшая тайна, как и то, зачем опять вылез очкарик со шрамом… Стоп, об этом чуть позже.

Как слышно, прием?

Сюжет двигается стандартно, даже штамповано: передача со «сходки» ученых, «случайно» подслушанный разговор начальства, воспоминания о героических и таинственных предках(отец), послание, призывающее ни в коем случае не пытаться ничего узнать. Ну, хотя бы до двадцатой главы. Странно одно: почему ученые, единожды потерпев неудачу в изучении чуждых технологий, «с тех пор до манголорианского кристалла даже не дотрагивались»? Нестандартные какие-то фантастические ученые… Хотя, наверное, главе к десятой они таки создадут ужасного монстра или взорвут все к чертям – или я совсем не разбираюсь в людях.

Два в одном

И тут явился ОН. В очках, со шрамом в виде молнии (или это руна «зиг»?) и неизменной волшебной палочкой… Ах, нет – теперь на ее месте тот самый кристалл. Ну что ж, хоть какой-то прогресс. Глядишь, через пару лет автор даже придумает свои собственные тексты заклинаний. Похоже, какое-то проклятье нависло над уважаемым автором – никак не может он вырваться из магической клетки имени Джей Ро. Собственно, подобный финт остался для меня тайной за семью замками: чем было бы хуже, если банально застрелил/зарезал недруга, или же сам-не-зная-как воспользовался силой кристалла? Но нет – еще один герой пал жертвой болезни, называемой «поттеромания».

Вот такая любовь

Интересно видит автор проблему романтических отношений. Честно, даже не знаю, что сказать по этому поводу. Смешно? Не очень. Глупо? Да тоже не особо. Наивно? Наверное.
В любом случае, нормальные люди так себя не ведут. Вопрос – зачем? Зачем было делать еще один непонятный финт, рассказывая нам историю Отелло? Что это за любовь-морковь в рамках служебно-деловых отношений(иначе как объяснить обращение возлюбленных друг к другу только что не по званию)? Еще одна тайна. А может, и нет: ну приснилось бы герою как он гасит алиенов – и что? Нет, автор решил подергать за более тонкие струны: как вам убийство лучшего друга(с которым, он впрочем, не был даже знаком) за то, что тот открыто проявил свои чувства к девушке? Нет уж – клонирование, и никакой романтики! Статья номер х, наказание – смерть! Да, сильный ход.

С петлей на шее

Ну и как водится, посмотрев сны и поломавшись немного на тему «оставить себе – а ну его нафиг», герой принимает единственно возможное решение. Какое? Да вы и сами уже догадались: прокачать «магию», перебить злобных пришельцев, раскрыть пару тайн мироздания и решить таки дилемму «бить или не бить», когда придется еще раз столкнуться с сюжетом сна, только уже наяву. Все по протоколу.

Оценки

Идея – 2/10
Сюжет –2
Мир – 4
Персонажи – 3
Диалоги – 2
Стиль – 2-5 (неоднородный)
Общее впечатление – 3

Вердикт: тот самый вкус, тот самый слон

ПС: Нашел целую груду ляпов и немного стилистических погрешностей. Надо?
__________________
И придет бородатый витязь из западных земель.
И предскажет он предсказание предсказавшего
.
_____Чак Норрис про Мишеля Нострадамуса
  #995  
Старый 15.09.2007, 11:58
Аватар для pokibor
Мастер слова
 
Регистрация: 20.01.2006
Сообщений: 1,089
Репутация: 151 [+/-]
Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
Как бы рецензия на этот пост
Спасибо, сейчас буду отвечать на претензии по сюжету.

Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
Конечно, трудно судить о произведении только по первой главе, но некоторые выводы можно сделать уже сейчас.
Именно что. "Я бы считал себя плохим писателем, если бы подтвердились все ваши предположения." (c) Кстати, Роулинг.

Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
Близкие контакты.
Всё верно, за исключением одной маленькой детали: Земля покидает произведение в третьей главе и больше в него не возвращается. То бишь описание Земли достаточно бессмысленно, ибо будет играть чисто "заднюю" роль.

Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
Героический факультет, специальность: спаситель мира
:smeh:
Вот тут не могу удержаться от смеха. Сожалею, но "драть алиенам" у героя... хм... ничего не выйдет. С парочкой алиенов он под конец произведения ещё может и справится, но вот с толпой... нет, его функция немного в другом...
"Выпускник военной организации", честно говоря, играет всего одну важную роль. Без этой детали развалилась бы вторая глава. Далее уже военное прошлое почти не играет роли.
Алексей (сюрприз!) герой проходной. После второй главы их пути разойдутся, и до конца этой книги (как я уже говорил, тут первой частью может не ограничится...) не сойдутся вновь.
Насчёт "наговорится" - отчасти вы правы, но с другой стороны - не так уж часто они об этом говорят. В данном случае поводом послужила трансляция запуска корабля, а иначе - да, читатель ничего не узнает.

Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
Рояль в кустах, или кристалл в коробке
Кристалл, конечно, - "великий артефакт", но вот роль есть и у притягательности, и у снов. Без функциональной роли ни один эффект кристалла не обходится.
Ну а сопровождающая кристалл записка очень важна.

Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
Как слышно, прием?
Роль разговора начальства идёт ровно до второй главы, опять же - не далее. Учёные же не дотрагивались потому что им магорианцы не давали. Я вроде написал, что они слишком пекуться о своих технологиях? К тому же если магорианцы из подобного обмена основами технологий выносят пользу, а земляне - нет, то это уже стратегическая причина прекратить дальнейшие попытки - по крайней мере, официальные. Разведка худо-бедно что-то выяснить пытается, правда пока что это "бедно" ей удаётся. Ах, да, до конца книги войны не начнётся. Это я вернусь к "надрать алиенам"...
И монстров они ужасных не создадут, так как на самом деле не могут пользоваться кристаллами.

Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
Два в одном
Нет, уж давайте смотреть не предвзято. Я не скрою, что у Александра есть с тов. Поттером некоторые параллели. Но все они укладываются в рамки обычных героев фентези, таким макаром можно чуть ли не Гарри и Фродо сравнивать.
Кристалл, конечно, на месте волшебной палочки, но вот только, боюсь, колдовать Александру много не придётся, да и возраст уже не тот, чтобы с выпученными глазами по Хогу бегать. Кристалл же имеет чёткий смысл, он во многом составляет основу произведения - и, кстати, куда важнее, нежели палочка в историях о ГП (которая, как в итоге оказалось, и родственностью-то своей не слишком нужна была). Поэтому сравнение подобное чисто поверхностное и мне, честно говоря, напоминает попытку сравнить Фолко и Фродо (ну или Мерри-Пиппина), например. Тоже будет указывать на шерть, друзей-гномов и т.п.?

Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
Вот такая любовь
Я не понял, где Вы в первой главе нашли любовь. Честно. Совсем не понял. Её там нет, просто нет!
Ах, вы про сон... Хе-хе-хе... Сон важен, действительно важен. Но не своей любовной линией (хотя ей... хм... отчасти тоже). А тем, почему Александр видит этот сон, кого он в нём видит, и почему делает то, что делает. Почем сны вызывает кристалл, почему в них звучат слова неизвестных заклинания (а "придумайте свои тексты заклинаний" равносильно предложению тому же Перумову в "Кольце Тьмы" по Толкиену переименовать Морию).
Да, поведение Александра во сне ненормальное, но именно так должно и быть! Именно это - одна из странностей.

Цитата:
Сообщение от ZiG Посмотреть сообщение
С петлей на шее
Боюсь, решение "прокачать магию" он ещё долго не сможет принять, да и перебиванием алиенов, как я уже говрил, у него проблемы будут, и пару тайн мироздания он не захочет раскрывать (точнее, у него не будет такой возможности). Да, он решил оставить кристалл. Но уже поумнел, и не стал надевать его на шею. Слишком его заинтриговал подарок.
Кстати, если сейчас начнёте кристалл с Кольцом Всевластия сравнивать, то это опять не в тему. Кристалл обладает каким-то странным эффектом только и исключительно в отношении Александра. И это тоже странно.

В общем, спасибо за оценки. В рамках первой главы вроде неплохо. Продолжать?
__________________
Мы были волшебницами (оригинальное фентези)
Тень Войны (фанфик по ГП)
  #996  
Старый 15.09.2007, 12:21
Аватар для ZiG
Местный
 
Регистрация: 14.07.2007
Сообщений: 157
Репутация: 4 [+/-]
Покибор, я рад, что ты не сильно обиделся на мою «рецензию». Продолжать, конечно, стоит, если ты имел ввиду продолжать рассказ, а не спор. По поводу алиенов и некоторых других контраргументов: впредь не буду использовать намеки и иносказание, а стану говорить так, чтобы избежать вариаций трактовки. Тебе же рекомендую не зацикливаться на отдельных словах – это может быть просто аллегория.

Поверхностное сравнение… Кого ты сейчас хочешь обмануть? Особенно мне понравились доводы о том, что герой не будет с выпученными глазами бегать по «хогу», и про хоббитов. Интересно, Гарри настолько поработил мозг автора, что тот уже готов приводить самые невнятные доводы, лишь бы не признаться в… В чем-то.
Помнишь, тут совсем недавно шли дебаты по поводу лазерных мечей и «силы»? Такая же история. В общем, дело твое, а мое мнение действительно предвзято: ГП объективно лучше твоих опусов, а так как твои истории берут свое начало оттуда, то как можно не быть предвзятым?

Важно-важно-важно. Наверное, все упомянутые штампы и прочие скучные моменты действительно важны для автора, раз он про это пишет. А вот читателю это важно?
Еще раз возвращаюсь к бурному веселью, которое спровоцировали мои потуги намекнуть, что все это уже было, и не раз. Особенно касательно алиенов: здесь я имел ввиду набивший оскомину героизм персонажа, и то, что в продолжении истории он всенепременно будет творить всякие чудеса своим набившем не меньшую оскомину артефактом.

Что ж, за сим считаю наш спор исчерпанным.

2 Xitti

Цитата:
Хоть скажите когда прекратить ставить сюда тексты?
Тут никто не имеет права указывать, кому, что и когда «ставить». Лишь бы правилам форума соответствовало. Просто некоторые тексты я, например, физически не успеваю читать, а отзывы даю только тем, что меня зацепили (так или иначе).

По поводу твоего творчества. Очень «новичковый» текст. О чем - не понятно, просто какая-то история. Стиль хромает на обе ноги, также смутила меня попытка усидеть на двух стульях (фэнтези и космоопера), при отсутствии элементарного желания связать эти элементы во что-либо, отличное от винегрета. Тут же наличествуют некоторые злобные штампы и вещи из статей типа «как не надо писать фантастику». Одни только названия всего и вся чего стоят, при этом они не более, чем набор букв.

Теоретически, это произведение из категории «просто время скоротать», практически же, насладиться чтением мешают слабо построенный текст, ничем не примечательный сюжет и за уши притянутые маги и вампиры к антуражу «Стар Трэк».

Кстати, последнее - уже тенденция на страницах нашего форума. Обидно.
__________________
И придет бородатый витязь из западных земель.
И предскажет он предсказание предсказавшего
.
_____Чак Норрис про Мишеля Нострадамуса

Последний раз редактировалось ZiG; 15.09.2007 в 12:34.
  #997  
Старый 15.09.2007, 12:41
Аватар для Xitti
Посетитель
 
Регистрация: 06.09.2007
Сообщений: 11
Репутация: 0 [+/-]
Продолжаем... Вставка III

ВОЙНА

Гэл вспомнил, как стоял по середине огромного тронного зала, черного тронного зала Зэрона.
Живых в этом зале, кроме Гэла больше не было.
Те, кто выжил, предусмотрительно покинули страшное место и страшное существо, которое уничтожило темных магов – «Несущих Свет».
У ног Гэла лежало обезглавленное тело Зэрона. На теле окровавленный меч, огромный магический меч, в котором теперь уже не было магии.
Здесь в этом дворце теперь вообще не было магии. Гэл уничтожил магию, и вобрал в себя магическую энергию. Не все маги выдержали, многие заплатили жизнью, хотя Гэл и не хотел их убивать, он просто «погасил» магов втянув в себя все силы, и сам захлебнулся.
Милэн с ужасом смотрела на побелевшие волосы брата, на его побледневшую до серо-землистого цвета кожу, на глаза которые, стали белыми и прозрачными.
Гэл увидел сестру, выдавил с себя улыбку и рухнул на колени. Она подбежала к нему, помогла встать на ноги.
- Теперь будешь «болеть», как я, двести лет назад. – Проговорила Милэн, подставляя ему в качестве опоры свое плечо.
- Милэн мне больно, у меня руки дрожат, – жаловался Гэл.
- Все пройдет, главное мы победили, – пыталась она его отвлечь.
- Зэрон жив, – сказал Гэл, - Лиар не допустит его гибели.
- Жаль, надоел он мне.
- Я убил просто очередное, юное тело.
- Фэлладийское сомати. Дар нашего Всевышнего хранителям Мира.
- Примитивно, но действует…
Вдвоем они вышли из тронного зала. Навстречу выбежал Нэйл, он застыл на пороге огромной залы, у необъятной взором колоны, свет клубился у входа в холодный сумеречный зал не решаясь войти и осветить невиданное до сих пор поле битвы, когда один вошедший погубил сотни. Нэйл рассмотрел новый облик Гэла оценил степень удара, но почему-то задал вопрос в ответе на который абсолютно не нуждался. Наверно хотел разбить тишину и пустить звуком своего голоса свет в этот страшный зал.
- Что с тобой?
Гэл ухмыльнулся:
- Перебрал с подзарядкой.
Нэйл только покачал головой, и подставил ему свое плечо.

***
- В следующий раз я вас наверно уничтожу, - мечтательно улыбнулся Гэл.
- Следующего раза Всевышний не допустит, - со злостью пообещал Ларсард. - Уведите девушку с ребенком на мой корабль.
Гэл рванулся, было, следом, но его схватили сильные руки аросцев, вампир Ларсард приставил к его груди короткое дуло маленького очень несерьезного по-детски округлого пистолетика. Гэл оскалился звериными клыками. Мотнул головой, откидывая волосы с лица, глаза стали желтыми змеиными. Ларсард не дожидаясь трансформации своего врага, без слов нажал на курок, его рука дернулась, отдача была мощной, шар размером со зрачок волка вонзился в грудь Гэла, прорвав шерсть на белом свитере.

Эннэ оглянулась, увидела, как изогнулось после тихого выстрела тело Гэла, и как он начал с диким звериным рыком рваться из рук огромных трехметровых, четвероруких аросцев. Ее поторопили уйти, почти нежно вытолкали из ресторана и повели к шлюзу. Она плакала и за слезами не видела куда идет, хорошо, что могучий пожилой пират поддерживал ее, не позволяя ей упасть. Он хотел, было взять у нее Айрэ, но девушка только сильнее прижала к себе ребенка, что теперь почему-то казался таким легким, и мотнула головой. Отдавать его она боялась. Не смела. Не могла.

Сопротивление бывает бесполезно-комическим, тогда когда умирает надежда.
Сопротивление вырастает в безумно-героическое действие, когда так жестоко убивают невинных на вид людей.
Сопротивление взрывается, когда люди понимают что никто не придет на помощь.
Сопротивление как лавина захватывает умы порабощенных людей, и жажда освобождения становится сильнее желания жить.
Бунт был, почти, готов был вылиться на головы пиратов...

Ларсард крикнул:
- Отпустите его и отойдите! Его кровь страшнее органической кислоты!
Аросцы как по команде выпустили тэйла из своих могучих рук.
Гэл упал на палубу, кровь из раны жадными каплями пропитывала свитер, поедая шерсть, шипела на пластиковом полу как разъяренная змея. Не останавливалась. Паук распустил длинные тонкие щупальца, и оплел их вокруг позвоночника и ребер, тело начало гореть адским огнем. Гэл почувствовал привкус металла во рту. Капли ртутной крови появились в уголках губ.
Шевелиться не было сил, просто бы лежать, не беспокоя чуткого паука в груди.
Вырвать бы его сейчас вместе с ребрами и позвоночником…
Гэл знал, что злости и сил хватит…
И мысль была глупой…
В руках Ларсарда его сын...
Но умные мысли усиливали боль и чувство вины.

А тут еще ошалевшие и осмелевшие пассажиры бросились в освободительную атаку с подбадривающими матерными воплями.

Вел их молодой бессмертный.
Гэл почувствовал, что это бессмертный и напоследок что этот бессмертный героически молод.

Успел еще подумать, что хорошо, что Эннэ унесла Айрэ.

Из последних сил отодвинулся к стене, и порадовался когда увидел, как ранили Ларсарда.
Глаза его закрывались, кто-то наступил на ногу - не важно, чьи-то сильные руки подхватили - наплевать.
Наплевать потому что боль была сильнее всего. Наплевать потому что – потому что наплевать.
Наплевать... И умные мысли к черту. Все сглупил. Попался в ловушку. Подставил себя. Подставил себя вместе с сыном...

Ларсард остановил аросца, что хотел унести Гэла из ресторана превращенного бойню. Потянул за черную цепочку, что висела на шее Гэла, вытащил маленький медальон в виде треугольника украшенного спиралькой и шестью маленькими бриллиантами, дернул. Застежка цепочки не выдержала рывка, порвалась. Гэл смотрел на вампира равнодушно, как будто не с него сейчас срывали знак отличий Верховного Воина Калтокийи.
- Невероятный трофей… - восхищенно зашипел Ларсард, - скоро их у меня будет три.
Кровь скопилась во рту тэйла, и он не удержался, просто выплюнул ее в лицо вампира.
Ларсард почувствовал, как больно зашипела его кожа, ожег, распространялся со страшной скоростью, плоть просто поглощалась кровью тэйла, стирая лицо вампира.
Кое-как погасив активность крови предвечного, держа одну руку на месте ожога, Ларсард со злостью вонзил огромные образовавшиеся на кончиках пальцев когти в ребра Гэла и пробил ему сердце.
Гэл потерял сознание, разумная кровь временно застыла в его теле, ожидая регенерации сердца.
- Сволочь! – кричал Ларсард мертвому телу врага, - очнешься, я убью тебя снова! Унесите его!!!
Аросцы, едва скрывая улыбки, аккуратно, чтобы не обжечься, подхватили пленника под руки и тихо уволокли.
- Это тот самый викторианец, которого мы нашли в коридоре, - шептал один.
- Дурак, тебе повезло, что он тебя не убил это же Бешенный, он нелюдь? – отвечал второй.
- Так он и тебя может убить? – изумлялся первый, - а он что тоже вампир?
- Не, он не вампир, он зверь.
- Вот этот то? Он же мелкий? – четверорукий аросец с сомнением посмотрел на свою ношу.
- Мелкий то мелкий. Я видел таких мелких, когда воевал на Длоке. Тебе и в страшном сне не снилось… Хорошо, что его наш вампир заколдовал, иначе бы я никогда бы не решился участвовать в этой операции. Пусть бы меня даже объявили трусом на всю Ароссу. Аджары они ст-раш-ш-ные…

Бунтарей-освободителей расстреляли без сожаления и жалости.
Убивали и тех, кто ни в чем не виновен, кто просто попал под пулю, под руку, под удар.

Ларсард отдавал последние распоряжения лысому пирату, не замечая крови что, испачкала светло-серый плащ. Не обращая внимания на боль, что сковала его обезображенное лицо.
Как трудно восстановить плоть вампира после попадания на нее крови проклятого Стража. Это известно только вампиру. И то теоретически, так как вампир он только пять лет по времяисчислению Совета.

Бунт подавили, жестоко расправляясь с непокорными рабами. Бессмертного главаря и вдохновителя сбили с ног, отпинали ногами, одетыми в тяжелые космические ботинки, показательно поставили на колени и пустили пулю в затылок. Молодой русый халкеец с красивым юным лицом (такие лица часто изображают на иконах) рухнул разбитой статуей к ногам капитана работорговцев. Лысый пират пнул совершенного человека, и плюнул на него. После чего двое аросцев взяли бессмертного за руки и на глазах потерпевших поражение поверженных бунтарей утащили, оставляя темную полосу крови на полу.

Арвиец торговался с пиратом, пытаясь выкупить себя и часть своей семьи. Если повезет то всю. Смешно… Деньги и драгоценности у него и так отобрали.
Девушка мулатка кричала над телом своего убитого друга, ее подняли и успокоили, сделали почти незаметно укол пневматическим шприцом в шею. Успокоительный наркотик быстро распространилась по ее крови. Девушка была ценным товаром.
Ргодкасонка что успела прожить долгую жизнь, с удивление спрашивала себя «неужели так все закончится?» она лежала на полу, в луже собственной крови и почему-то думала про юного калтокийца, которого тоже убили в этот страшный день. Жалела ли она о том, что умирает? Понимала ли? Нет, она жалела свою соотечественницу Лэнору, что в один день утратила сына, и мужа пусть даже и не любимого.

ЛЭНОРА

На планете Вуо, на космодроме Бро.
На том самом космодроме, который находится на окраине небольшого городка для колонистов.
На старой давно потерявшей цивилизацию планете - назревал бунт.
Мужчина, с виду много поживший и еще больше повидавший (а еще больше пропустивший находясь в состоянии неразумного опьянения) взгромоздил свое объемное тело на бочку из-под воды и двинул речь. Говорить красиво он не умел, его зажигательная речь была полна междометий и красочных ругательств, но тем, кто его слушал, абсолютно наплевать на ораторские способности толстяка, главное идея взбунтоваться, и покинуть зараженную, скованную карантином планету пока еще живы.
Каждое слово сопровождалось подбадривающими криками, каждая неумело построенная фраза взывала к действиям.
Командир корабля госпиталя Лэнора Приорол прибежала на космодром в тот момент, когда толпа бунтарей с криками бросилась на малочисленную охрану вооруженную только лучевыми ружьями. Лазерные ружья - оружие, несомненно, смертельное, но маломощное и мало подходящее для сдерживания даже такой небольшой толпы, что надвигалась на охранников.
Лэнора девушка умная и решительно-действенная, иначе бы не командовала кораблем в свои пятьдесят лет. Она связалась с дежурным по лагерю и затребовала, чтобы все свободные от дежурства люди немедленно прибыли на космодром для усмирения бунтарей.

Дело в том, что болезнь положившая в могилу половину колонистов и свалившая с ног вторую была очень заразной, хватало прикосновения, и человек становился носителем этой болезни под звучным названием Юд.

Люди, бунтовавшие в данный момент, являлись торговцами, курьерами и просто космическими скитальцами, которых насмешливый случай занес на Вуо в столь неподходящий момент.
Толстяк и пропойца уже в третий раз затеял возню с революцией под лозунгом «Долой врачей, давай свободу, улетаем, братцы пока живы, нас хотят убить». Но он еще не ни разу не получал столь массовой поддержки.

Медперсонал уже спешил на космодром, некоторые вооружились спортивными битами, некоторые лопатами и кирками, как оружие пригодились даже молотки и ломы (лом, как известно оружие, против которого не поможет ни один прием, но лазерное ружье говорят, помогает). Назревала нешуточная войнуха.
Лэнора достала свой маленький лазер (ей как капитану полагалось носить оружие) и настроилась на бой, шепча себе самой, что она доктор и должна спасать людей, а не убивать их.
В момент – страшно-критический и жутко-комический появился военный корабль. Он прямо таки упал на головы бунтарей и малочисленных защитников мирового здоровья. Почти что упал. Завис в полутора метров над поверхностью планеты.

Лэнора уже неделю как просила поддержки военных.
Уже казалось, потеряла надежду дождаться этой поддержки.
Не поверила что дождалась, и удивилась, что дождалась вовремя.

Узкий, похожий на очень длинную каплю, матово-серый двухкилометровый (можно сказать гигантский) корабль с большими крыльями стабилизаторами на хвостовой части, завис над космодромом настолько резко, что над посадочным полем закрутилось несколько пылевых вихрей.
Люди, перестали, что-либо видеть и ослепленные перестали действовать.
Они попросту присели, опасаясь быть раздавленными.
Люк на темно-сером, матовом корабле открылся в сам момент посадки, из него темные и грозные высыпали калтокийцы.
Мощные тадо, грозные как лица одетых в черную кожу солдат, заставили бунтарей оцепенеть, и даже призывы толстяка на бочке не зажигали больше кровь, никому не хотелось попасть под горячую руку легендарно-страшного калтокийского наемника.
Мощный парень с густой шевелюрой длинных, светлых, как солома волос, высокий и ясноглазый вскинул тадо на плечо и неторопливо пошел в сторону бочки, на которой продолжал орать оратор. Оратор был пьян, иначе бы уже слетел бы со своей бочки голубем и затерялся бы в толпе своих потерянных слушателей.
Светловолосый калтокиец подошел к бочке впритык, застыл как статуя освободителям, и тихо проговорил:
- Слезай…
Толстяк обратил свой взгляд на стоящего рядом бочкой воина.
Он еще не понял, что бунт бесславно закончился.
Его еще обуревали пары свободы и мысль о том, что спиртное в городке закончилось.
И завтра доведется безвозвратно трезветь, а это казалось недопустимым и прямо таки угрожающим. Потому он даже попытался пнуть калтокийца короткой толстой ногой.
Светловолосый воин видимо не привык повторять свои приказы дважды, он просто сдернул бунтаря с пьедестала за непредусмотрительно пинающуюся ногу, и, мало заботясь о здоровье последнего, поволок его к своему темному кораблю.
Лэнора перевела дух.
Вот и все…
Теперь будет спокойно, и на базе все займутся своими делами, и никто не будет подбивать народ покинуть зараженную планету.
Но теперь следовало познакомиться с группой военных, что в данный момент поступили под ее распоряжение.
Командир корабля госпиталя спрятала уже не нужный лазер в кобуру и пошла к светловолосому воину. Ее интуиция определила в нем капитана.
Подходя ближе она внимательно присмотрелась к группе молодых солдат, они с любопытством осматривали территорию вверенного им космодрома.
Эта колоритная группа абсолютно не была похожа на тех военных, к которым Лэнора привыкла на своей планете Ргодкасон. Эти были одеты не в привычную однотипную и строгую форму, они были в кожаных или полотняных штанах, в свитерах в майках, некоторые в полотняных рубашках, одежда была черной, единственное, что напоминало о профессии это ботинки и оружие. А вот что абсолютно не сочеталось так это длинные волосы у мужчин.
Среди военных наблюдались представители всех древних рас, о которых могла вспомнить Лэнора. Она поняла - прислали долгожителей, и скорее всего штрафников. Но самое главное, эти люди, скорее всего, были не восприимчивы к вирусам, а значит, они не могли заболеть.
Лэнора подошла к лидеру разношерстой группы и представилась первой, как и надлежит руководителю:
- Лэнора Приорол – капитан корабля госпиталя, руководитель данной операции.
- Джаргалд - первый помощник капитана.
Лэнора удивилась:
- А где капитан?
- Болеет, - последовал короткий ответ.
Капитан корабля госпиталя улыбнулась, «знаю я, как болеют подобные вам военные» и предложила:
- Так давайте я его осмотрю, мы его вылечим.
- Вы не сможете… - уклончиво ответил Джаргалд, поправляя светлые пряди волос, которые ветер упорно бросал ему на лицо.
- Почему же? – изумилась Лэнора, - вы же не знаете моей квалификации, а уже утверждаете, что я не справлюсь с похмельем вашего командира, - но она решила уступить, - вечером я жду вашего капитана на совещании, и пусть не забывает, что командую на этой планете я.
Она ушла, Джаргалд мрачно посмотрел вслед властной, красивой женщине с короткими серебристо-пепельными волосами, странной ему показалась эта мальчишеская прическа. Светло-желтый комбинезон врача ей очень подходил.
Она была красивой, стройной и изящной, гибкой и резкой - как переменчивый морской ветер. Она требовала порядка во вверенном ей гарнизоне. Впрочем, ее можно было понять - карантин на космодроме не веселье. Особенно после подобного бунта. Но зачем же так резко?

- Гэл, она хочет, чтобы ты присутствовал на собрании, - сказал Джаргалд, войдя в рубку управления.
Капитан лежал на диване в рубке управления, закинув длинные ноги на высокую спинку, и казалось, дремал. Услышал голос Джара, открыл глаза, белые, почти прозрачные, вертикальные зрачки блеснули из-под бесцветных ресниц:
- Почему ты не представился капитаном? – спросил равнодушно.
- Не знаю… - Джар сам удивился, - капитан у нас ты.
- Сказал бы, что ты временно исполняющий.
- Тебе нужно прогуляться, - помощник сел на диван рядом с Гэлом, - вечером пыль уляжется, сходи на это собрание, с тебя не убудет, тут есть красивые женщины, капитан Приорол вообще с Ргодкасон, а ты знаешь, какие там красавицы, я любовался.
- Такой призрак как я сейчас должен очень понравиться ргодкасонским девушкам, а особенно я произведу фурор у докторов, они сразу начнут искать для меня диагноз. Почему руки у него дрожат? А что с глазами? Это что за раса? Органический лэллилат - смесь человека со змеей хируггу та…
- Капитан уже определила твое заболевание – не глядя, - усмехнулся Джар.
- Не говори, я уже сам догадался – похмелье? – засмеялся Гэл.
Помощник капитана кивнул и грустно улыбнулся бледному лицу своего капитана.
- Фамилия у нее как название лекарства, Приорол, - шутил Джар.
- У них там, на Ргодкасон, имена такие, - сказал Гэл и тут же с любопытством спросил, - а как ее зовут?

Конечно, вечером никто никуда не пошел.
Какое совещание???

Калтокийцы решили расслабиться.

После кровавой страшной, даже для старых бывалых воинов войны, карантин на Вуо казался развлечением.

Что такое болезнь сотни колонистов, по сравнению с гибелью миллионов людей.

По сравнению с горящими мегаполисами
.
И не сравнимо с планетами, которые разрушались, сопротивляясь новым мессиям.

Джар расставил часовых по периметру космодрома - на малых гравитаторах.
Остальные, свободные от вахты, собрались у костра, пустили по кругу бутылку вина, настроили гитары, вытащили с трюмов запыленные барабаны. Солдаты умеют петь и пить, они настроились на то и другое.

Толстый бунтарь после прошедшего испуга пришел к костру просить выпивку, ему не отказали.

Лэнора пришла сама.
Молодая горячая, она думала, что неподчинение подвластного ей капитана необходимо пресечь сразу.
У Гэла началось осложнение, он был в беспамятстве, ему казалось, что тело его выворачивает наизнанку. Джар и Риа – второй помощник, укрыли капитана теплым меховым одеялом, уже не надеясь в такой способ его согреть, энергетическая лихорадка терзала его в очередной раз. Гэл стонал, метался в бреду, срывая с себя теплое пошитое с овечьих шкур одеяло, Джар навалившись всем весом, удерживал капитана на диване, ругаясь с ним и уговаривая очнуться. Риа пыталась помочь, ему вновь и вновь кутая упрямое тело капитана в овечьи шкуры.
В этот неподходящий момент Лэнора ворвалась в рубку управления военного корабля, с легкостью тайфуна преодолевая посты и ленивый отпор военных.
Она вошла и застыла, осматривая сцену борьбы, ошибочно принимая приступ вызванный отравлением магической энергией за белую горячку. Впрочем, ее можно понять, что может подумать человек приученный верить в науку и отбрасывать магию.
Джар удивленно посмотрел на изумленную Лэнору, глупо улыбнулся и поздоровался:
- Добрый вечер.
Лэнора кивнула головой, рассматривая незнакомого ей человека на диване. Он лежал, запрокинув голову, дышал тяжело как будто после интенсивного марш броска по пустыне. Джар почувствовал, что капитан уже не сопротивляется, отпустил его встал, Риа - крепкая коренастая высокая лэлитка с медной шевелюрой густых волнистых волос и приятным белым лицом кинозвезды, отступила, села в кресло пилота, повернув его в сторону рубки.
Капитан военного корабля видимо в сознание так и не пришел.
- Это ваш капитан? – Лэнора подошла к дивану и наклонилась над незнакомцем. Положила руку на холодный серо-пепельный лоб, - вы что-то скрываете от меня? Это не белая горячка и не эпилепсия.
- Поверьте, это индивидуальная болезнь. Она абсолютно незаразна, - поспешил заверить ее Джар.
Гэл вздохнул и открыл белые глаза, с черными змеиными зрачками.
Лэнора поймала его взгляд и отпрянула.
Отошла.
Села в свободное кресло пилота, автоматически подумала, что кресло на военном корабле намного удобней, чем на ее корабле-госпитале. Развила эту мысль в проекцию заказать для своего корабля такие же кресла, готова была думать о чем угодно лишь бы не смотреть на бледное лицо калтокийского капитана, и главное, чтобы больше не видеть этих белых пронизывающих глаз.
Гэл с трудом сел на диване, одеяло сползло на пол, он поднял его, руки дрожали, он улыбнулся своей беспомощности. Джар подошел и помог капитану укутаться в тепле одеяло, он уже знал, что Гэл, после таких приступов не мог согреться. Лэнора удивленно рассматривала худощавого юного призрака что, несомненно, все же был капитаном военного корабля. Он ее удивил и испугал.
Он хриплым голосом представился:
- Гэлард да Ридас, капитан этого корабля.
- Я пригласила вас на вечернее заседание, - сказала она, понимая что, говорит глупость. Он действительно был болен, но она растерялась, ей показалось, что она забыла все слова вместе и порознь.
- Извините, но я не смог прийти, - он дрожал, но старался держаться, чтобы другие не замечали. Прятал дрожащие руки, как будто стыдился их предательского поведения.
- Я пришла за вами, - она встала, - но я вижу, что вы больны, могу только настаивать на обследовании, у меня очень хорошая аппаратура и умелый персонал.
- Я наверно таки пройдусь с вами, - проговорил Гэл, он попробовал встать, не смог, - Джар помоги мне подняться.
- Ты с ума сошел? Капитан! – изумился помощник, - ты же на ногах не удержишься, отлежись.
- Ваш помощник прав, - поддержала Джара Лэнора.
- Не прав, у меня скоро пролежни появятся, - воспротивился заботе Гэл, - помогите мне встать, как с маленьким обращаетесь.
Риа с сожаление смотрела на бунт капитана, она прекрасно понимала Гэла, но не могла не согласиться с Джаром.
Джар вздохнул - сопротивление бесполезно, против упрямства Гэла никакие доводы не помогают, помог капитану встать на ноги.
Риа грустно улыбаясь, подала Гэлу черный кожаный плащ.
- Ты в своем уме? – Джар помогал Гэлу одеться, - куда тебя несет?
- Где мои ботинки? – Гэл резко окинул взглядом пол рубки и едва не упал, голова закружилась. Он схватился за плечи Джара, - что-то палуба твоего тезки нынче не устойчива.
Затрещало как колотушками, и отозвался Джар старший - корабельный компьютер.
Почему его считали старшим? Этого никто и не понимал. Помощник капитана Джаргалд был бессмертным, и появился на свет он задолго до появления корабельного компьютера Джарка:
- Ты б капитан на меня не пенял, коль стоять на ногах не умеешь…
- Хоть ты не наезжай… - попросил у компьютера Гэл. Руки он прижал к телу, чтобы унять дрожь, сжал тонкие кисти в кулаки.
- Я защищаюсь, - поправил Джарек, - и я ему не тёзка.
Лэнора почувствовала, что с нее достаточно впечатлений. Ей очень захотелось уйти с этого странного разговаривающего корабля. И она пожалела, что требовала от ненормального капитана этого ненормального корабля прийти на вечернее заседание. Пожалела, что сама пришла на борт такого гостеприимного открытого корабля. Удивилась, как легко ее допустили и почти проводили, освещая только нужные лестницы коридоры двухкилометрового гигантского военного корабля, в котором так легко заблудиться. Поняла - вел ее в рубку управление именно корабельный, умный компьютер, который не считал себя тёзкой помощника капитана.
Лэнора почувствовала себя глупой девчонкой в доме для психически больных и покраснела.
- Здравствуйте капитан-доктор, - поприветствовал ее корабельный компьютер, – рад приветствовать столь очаровательную женщину на борту себя. Очень бы попросил повлиять благосклонно на моего капитана, он хороший.
Лэнора покраснела еще больше.
- Извините, я наверно пойду. Господин да Ридас, я попрошу вас сегодня остаться в постели, вы действительно не держитесь на ногах, извините меня за ошибочный диагноз, я ошиблась. Простите. Завтра я попросила бы вас господин помощник привести вашего капитана на обследование, – она очень быстро выскочила из рубки.
Каблучки ее ботинок застучали по металлической лестнице, которая вела на нижние ярусы к выходу в теплую ночь, где звенели веселые песни калтокийских воинов.
Джар и Риа засмеялись. Гэл грустно улыбнулся, с трудом сделал шаг в сторону дивана, сел как рухнул, откинув беловолосую голову на высокую спинку, закрыл глаза и тихо попросил своих помощников:
- Ребята, пожалуйста, можно я побуду один, тебя Джарк это тоже касается.

Далi буде...

Последний раз редактировалось Markfor; 15.09.2007 в 15:24. Причина: изменение цвета шрифта
  #998  
Старый 15.09.2007, 12:48
Аватар для ZiG
Местный
 
Регистрация: 14.07.2007
Сообщений: 157
Репутация: 4 [+/-]
Цитата:
Органический лэллилат - смесь человека со змеей хируггу та…
Вот вот, о чем я и говорил... Наверное, будет не тот эффект, если не обозвать все что можно позаковырестее... Тогда и змею можно окрестить человеком, а человека - змеей. Или лучше аллабаххаратом каким-нибудь... Заметьте, такие фишки практически всегда встречаются в текстах дилетантов, и практически никогда у профессионалов. Разве что, новые слова действительно красивы, интересны и "в тему", а не просто "для понта".

Цитата:
Назревала нешуточная войнуха.
Это ты пацанам на лавочке скажи.

Цитата:
капитан Приорол вообще с Ргодкасон
Занавес.

Цитата:
В момент – страшно-критический и жутко-комический появился военный корабль.
Нет, вот это - занавес)))
__________________
И придет бородатый витязь из западных земель.
И предскажет он предсказание предсказавшего
.
_____Чак Норрис про Мишеля Нострадамуса

Последний раз редактировалось ZiG; 15.09.2007 в 12:56.
  #999  
Старый 15.09.2007, 13:36
Аватар для pokibor
Мастер слова
 
Регистрация: 20.01.2006
Сообщений: 1,089
Репутация: 151 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Xitti Посмотреть сообщение
И я знаю что Земля это планета, но я умею фантазировать.....
Не могу понять, где у Земли верх, а где - низ. В космосе подобные понятия... хм... несколько отсутствуют.

Ладно, вот вторая глава... Но, боюсь, со стилем тут тоже будут проблемы. Жду Ula, она поможет. Но направлению сюжета вроде показано верно.

Глава 2. Приказ генерала

Ещё с вечера все выпускники до блеска надраили золотистые пуговицы и пронзающий шестерёнку меч – знак отличия – на своей форме. Вся одежда до последнего носка была аккуратно выглажена, а обувь – почищена. Утром, встав практически одновременно, так же дружно позавтракав и в последний раз облачившись в студенческое одеяние, они направились посмотреть на подготовленный для торжеств актовый зал – огромное помещение на первом этаже их учебного заведения. Здесь они начинали свою учёбу, здесь же должны были и закончить её.
В Институте готовились к выпускному с не меньшим тщанием, чем это делали выпускники – паркет сверкал так же, как и золото на форме ребят, а на развешенных вдоль стен портретах знаменитых героев и полководцев не было заметно ни одной пылинки. Перед бордовым занавесом на сцене стояло несколько трибун с микрофонами, с которых ребят должны были поздравлять их преподаватели и различные высокопоставленные гости. Посреди актового зала находилось несколько столов, накрытых белоснежными скатертями, вокруг которых были расставлены оббитые тёмно-зелёной тканью стулья.
Пока что зал, впрочем, пустовал – церемония должна была начаться ближе к обеду. Оставшееся время коротал кто как мог. Александр сначала помог Алексею оформить запрос на с трудом найденную тем неплохую свободную вакансию в военно-воздушных силах, а потом подтвердил своё решение служить в десантных частях. После этого он начал получасовой разговор с восторгающейся успехами сына матерью и, наконец, долгожданное время подошло. Подошедший полковник Корнеев лично построил выпускников и повёл их в актовый зал, где ребята расселись у уже накрытых столов и стали с нетерпением ожидать подхода всех, кто должен был участвовать в выпуске.
Краем глаза Александр заметил проскользнувшего в помещение и торопливым шагом направившегося к Петру Ивановичу генерал-майора Точинского, и вдруг вспомнил – он забыл рассказать Алексею про услышанный разговор. Собственно, после истории с присланным неизвестно кем странным кристаллом достаточно тревожная сцена с возмутившим декана приказом совершенно вылетела из головы. Так как делать было особо нечего, Александр решил всё-таки поведать товарищу интригующее известие, что на сегодня явно намечаются какие-то сюрпризы. Тот с интересом выслушал новость, сразу согласился с мнением полковника о неадекватности всего высшего командного состава и выразил опасение, что ненавидимого всеми студентами майора Ромула Шамина решили сделать деканом вместо Корнеева.
- Впрочем, если этого старого придурка с треском вышвырнут на улицу, я лично расцелую генерал-майора и всех, кто подписался под той бумагой, - улыбнувшись, пообещал Алексей.
Между тем Точинский завёл с деканом разговор, в ходе которого тот явно прикладывал усилие, чтобы не закричать на весь зал своё мнение о генералах и их приказах. После пары минут обсуждения генерал-майор повернулся к ребятам и внимательно рассмотрел столы, несколько раз пробежавшись глазами по сидящим рядом Александру и Алексею. Затем он перекинулся с полковником ещё парой слов, сел за стоящий в углу стол для гостей торжества, бесцеремонно налил себе шампанского и начал неторопливо его пить.
Наконец, в зал вошёл последний из преподавателей, прикрыв за собой дверь. Декан Корнеев направился на сцену и занял центральную трибуну, а по бокам от него разместились отвечающий за курс Александра майор Воронов и какой-то чиновник из Министерства Обороны. Окинув одобрительным взглядом все столы с выпускниками, прочистив горло и даже слегка улыбнувшись, полковник начал свою речь.
- Вот и наступил день, к которому все мы шли долгие пять лет, - произнёс он своим громовым голосом. – Сегодня вы превратитесь из студентов Военного Института Вождения, Автоматизации и Технологий в дипломированных специалистов, готовых защищать нашу Родину... и, если потребуется, всю Землю вообще, - на этих словах Алексей незаметно ткнул приятеля локтём в бок и тихо прошептал:
- Ну, что ты теперь скажешь, любитель магоров?
Александр бросил на товарища быстрый косой взгляд, и демонстративно впился глазами в декана, продолжающего свою речь в прежнем духе, несмотря на неодобрительное покачивание головой чиновника на соседней трибуне.
- Да, такова правда жизни – новые времена могут принести новых врагов, и мы должны быть готовыми отразить любой удар, откуда бы он не последовал. Но... хватит об этом! Быть военнослужащим – опасная и одновременно почётная обязанность. Сегодня все вы покинете этот зал, находясь в звании младших лейтенантов. В течение учёбы наши преподаватели превратили вас из неоперившихся юнцов в настоящих мужчин, способных нести службу где угодно – от суровых арктических морей до ещё более холодных глубин космического пространства... и давайте мы поблагодарим их за это.
Он демонстративно поднял руки, все выпускники дружно встали и начали аплодировать вместе с деканом. Их поддержали все остальные находившиеся в зале люди, кроме даже не посчитавшего нужным подняться из-за стола генерал-майора Точинского.
- И я надеюсь, что через несколько лет смогу увидеть каждого из вас снова, - продолжил полковник. – Что в будущем вы сможете с гордостью повесить на свою грудь заслуженные награды, а на плечи прикрепить дополнительные звёздочки! Некоторые из вас наверняка дойдут до конца военной карьерной лестницы, и, мне хотелось бы верить, окажутся более достойными приемниками великих командиров прошлого!
На этих словах Точинский поперхнулся шампанским и, откашливаясь, бросил такой взгляд на Корнеева, будто хотел на месте испепелить его. Чиновник на трибуне тоже выглядел несколько обескураженным но, видимо, убедил себя, что полковник просто случайно забыл употребить после слова «более» частицу «чем».
- А теперь я предоставляю слово знакомому вам майору Воронову, которому, я уверен, есть что добавить от себя к сказанным мной словам, - закончил свою речь декан.
Воронов поблагодарил декана, и так же начал поздравлять выпускников с окончанием Института. Потом он перешёл к воспоминаниям, какими они все были, впервые переступив порог учебного заведения, затем так же коснулся будущего выпускников и, наконец, передал слово с нетерпением ожидавшего этого чиновнику, даже не упомянув его имени. Тот, впрочем, сам представился ребятам как заведующий учебной частью Лоботрясов, и сразу же поспешил исправить якобы допущенную в последних словах декана ошибку (полковник добродушно усмехнулся). После этого он говорил, пожалуй, дольше декана и Воронова вместе взятых, расписывая прелести службы в Российской Армии и заслуги Министерства Обороны в организации учебного процесса. Наконец, он закончил «свою колыбельную», как метко окрестил речь чиновника Алексей, и слово вновь взял декан.
- Что ж, прежде чем мы перейдём к самой приятной части – банкету, - тут он бросил иронический взгляд на Точинского, уже давно к этой самой части перешедшему, - остаются ещё два торжественных мероприятия. Первое – вручение дипломов об окончании нашего учебного заведения, и второе – объявление мест вашей будущей службы. Итак, на сцену для вручения диплома об окончании Военного Института Вождения, Автоматизации и Технологий вызывается Аносов Георгий!
Высокий стройный молодой человек с рыжими волосами встал со своего места у соседнего стола и строевым шагом подошёл к сцене, где декан собственноручно вручил ему красную книжку с золотой звездой на обложке.
- Служу России! – отчеканил Георгий и вернулся на своё место.
Александру было не привыкать быть последним. Его фамилия ещё со времён школы оказывалась в конце списка, и выпускник терпеливо ждал своей очереди.
- На сцену для вручения диплома об окончании Военного Института Вождения, Автоматизации и Технологий вызывается Честин Александр! – наконец, произнёс декан.
Александр встал с места и, чеканя шаг, подошёл к трибуне. Передавая ему диплом, полковник вдруг наклонился и тихо произнёс:
- Я знал твоего отца, Александр. Он гордился бы тобой. И он был в разы умнее всех этих придурков из высшего командного.
Александр удивлённо посмотрел на декана, но тот уже снова выпрямился и явно не ожидал от выпускника ответа. Тогда он быстро вытянулся по струнке, и произнёс:
- Служу России! – после чего пошёл к своему месту строевым шагом, но крайне удивлённый и озабоченный. Что полковник знал его отца, Алесандра не удивляло – но вот что тот поделился с ним крайне нелицеприятным мнением о генеральских чинах...
- Итак, последний студент стал офицером, - раскатилось тем временем по залу, - а это значит, что осталось только сообщить, куда в ближайшее время вам предстоит отправиться. Конечно же, для подавляющего большинства из вас в этом нет никакой тайны – но устав есть устав. Итак, на основании подписанного собой запроса Аносов Георгий направляется для прохождения службы в Первую Космическую Дивизию Российской Федерации.
Декан опять начал перечислять в алфавитном порядке всех теперь уже младших лейтенантов вместе с местами их будущей службы. Никаких сюрпризов действительно не было – каждый попал именно туда, куда написал запрос, в том числе и в последний момент подписавший бумагу Алексей. Вот уже полковник дошёл до буквы «Ч»... и тут внезапно сделал многозначительную паузу. Александр вздрогнул, предчувствуя что-то недоброе.
- Наше командование всегда славилось оригинальностью мышления, - вдруг произнёс декан совсем отвлеченные от темы слова. – Отчасти благодаря неожиданным тактическим ходам нам удавалось побеждать множество врагов. Но времена, когда смысл этих хитрых манёвров был понятен своим собственным солдатам, к сожалению, давно прошли. Как вы только что слышали, все офицеры назначаются на отличные места в Российской Армии. Кроме одного. На основании подписанного генералом Сергеевым И. В. приказа Честин Александр для прохождения службы направляется на магорианскую планету Валориан, где поступает в распоряжение находящегося там постоянного представительства Объединенной Земли под руководством Елены Джоан Грейхаунд.
Александр замер на своём месте. Его рот сам собой открылся, а глаза расширились. Он не был уверен, что хорошо расслышал только что сказанную деканом фразу. Сердце офицера мгновенно провалилось куда-то в пятки, а разум отказывался понимать ситуацию.
- Они совсем сбрендили... – послышался будто бы с трудом пробивающийся через окружающий Александра густой воздух тихий голос Алексея. – Санитары, в кабинет!
Минуту Александр сидел не шелохнувшись. Потом почувствовал, как товарищ хлопает его по плечу и что-то говорит. Затем раздавшийся вокруг шум приступающих к еде молодых офицеров заставил юношу моргнуть глазами. Наконец, он сбросил оцепенение и глубоко вздохнул, чтобы окончательно прийти в себя после объявления приказа.
- Ты... тоже это слышал? – с дрожью в голосе спросил он у взволнованного Алексея.
- Ага, Сань, - ответил тот, с тревогой глядя на приятеля. – Ты как себя чувствуешь, а?
- Бывало и лучше, - выровняв свой голос, произнёс офицер, - Не каждый день тебя закидывают служить не просто в глушь, а в другую звёздную систему.
- Если хочешь моё мнение, то Корнеев ещё мягко выразился об умственных способностях наших генералов, - без малейшего намёка на юмор сказал Алексей. – Уж не знаю, что за муха этого Сергеева укусила, но она точно раньше в реакторе какой-нибудь АЭС проживала.
- Ладно, расслабься и начинай есть, а то на столе ничего не останется, - к приятелю Александра вернулась обычная жизнерадостность. – Может, они ещё напутали там что...
- Не думаю, иначе бы Корнеев быстро всех образумил... – вздохнул офицер, но налить полный бокал шампанского всё-таки себя заставил.

После окончания банкета к только что вставшему из-за стола Александру подошёл декан в сопровождении генерал-майора и знаком попросил юношу отойти поговорить.
- Точинский Виктор Леонидович, - коротко представил он уже знакомого офицеру человека. – Он будет обеспечивать ваш отлёт на Валориан, товарищ Честин.
- Так точно! – отрапортовал Александр, мгновенно отдавая честь.
- Вольно, офицер, - лениво протянул генерал-майор. – Как сказал подполковник, я буду вашим наставником на ближайший месяц. После этого вы отправитесь с грузовым рейсом международного корабля «Фелоушип» на Валориан, где поступите в распоряжение... ну в общем, вам уже всё сказали. Правда, рейс этот внеочередной и, боюсь, магорианцы не согласятся принимать у себя на космодроме здоровый корабль. Поэтому вы приземлитесь на их планету, используя небольшой корабль для околоземных полётов типа «Звезда». При вашем уровне подготовки никаких проблем в управлении этой штукой быть не должно, там почти всем занимается автопилот. На космодроме Кроль-Дыр...
- Крель-Дар, - подсказал полковник Корнеев, презрительно усмехаясь.
- Да, в общем, там вас встретит эта самая мисс Грейхаунд или ещё кто-то из нашего Представительства и разъяснит ваши дальнейшие обязанности.
- Разрешите обратиться, товарищ... – только и успел произнести Александр.
- Разрешаю, только быстро – у меня сегодня ещё есть дела, - с полным равнодушия лицом бросил ему в ответ Точинский.
- Какое это задание имеет отношение к моей подготовке в стенах данного Института?
- Не имею ни малейшего представления. Как вам уже сказали, это приказ генерала Сергеева. Он более чем обоснован и обсуждению не подлежит. В остальные детали ни мне, ни тем более вам вникать не надо. Вы же знаете английский язык, не так ли?
- В совершенстве, так как обучался ему... – но Точинский опять не дал закончить фразу.
- Ну вот и славно. Всё межнациональное... и межрасовое общение идёт, разумеется, на английском, так что никаких проблем у вас не будет. Об остальных деталях я вам расскажу через неделю, когда вы прибудете специальным самолётом на Байконур и начнёте подготовку к своей службе. Всю необходимую информацию о рейсе и так далее можно найти в приказе. Полковник? – обернулся к Корнееву генерал-майор. Декан нехотя протянул Александру бумагу с несколькими подписями и печатями. – А теперь прошу меня извинить, мне пора возвращаться к своей основной работе. До встречи, товарищ Честин.
Он развернулся и быстрым шагом направился к выходу, по пути схватив со стола несколько ломтиков колбасы. Полковник яростно глянул вслед Точинскому.
- Осторожнее с ним, - сказал он Александру. – Крайне неприятный тип.
- Эээ... товарищ полковник... – начал было Александр.
- Да ладно тебе, - декан вдруг бросил на офицера отеческий взгляд. – Я, по-хорошему, должен прощения за всё это у тебя... ну и у отца твоего, конечно, просить, хотя сделать, сам понимаешь, ничего не мог... Ну что ж, удачи тебе, Александр. Мне тоже, пожалуй, пора...
И он направился к выходу вслед за генерал-майором, оставив офицера растеряно глядеть на постепенно расходящихся сокурсников.

Свободную перед вылетом неделю Александр, разумеется, предпочёл провести дома. Светлана Честина, конечно же, тоже сильно расстроилась, что сына отправляют служить на другую планету, но в то же время гордилась, что на её отпрыска обратил внимание сам генерал – разумеется, только из-за исключительных качеств Александра. Офицер разубеждать её не стал, хотя отлично понимал, что какими-то его «исключительными качествами» тут и не пахнет. Но ни одной рациональной причины, по которой его отправляют на Валориан, да ещё специальным рейсом, юноша выдумать не мог.
Хотя... одна причина была. Таинственный кристалл, который Александр всё ещё постоянно носил с собой в кармане, но никогда не надевал на шею. С другой стороны, приказ об отправке офицера к магорианцам очевидно был подписан ещё до доставки той странной посылки, да и никто посторонний о присланном камне знать не мог – Александр был уверен, что ни его мать, ни товарищ никому не рассказали про эту вещь. В итоге, долго думая обо всё произошедшем, Александр всё-таки убедил себя, что никакой связи тут нет и быть не может. Разве что у него есть некий покровитель в высшем командном составе, но тогда отправка на Валориан казалась ещё более бессмысленной.
А под конец недели настроение офицера вдруг резко улучшилось. Светлане вдруг объявили, что она победила в каком-то конкурсе – то ли организованном фирмой, то ли отвечающим за операции по её пластиковой карте банком. Матери Александра предлагалось отправиться на отдых в путешествие на роскошном лайнере с посещением различных культурных центров мира. Эти известие действительно окрылило юношу, и он практически забыл о собственном не слишком приятном назначении.

Постепенно свободная неделя подошла к концу, и Александр явился в назначенное время на московский аэровокзал. Там его уже ждал человек в военной форме, быстро проверивший документы и приказавший офицеру садиться в «парилку» одной из последних моделей. Путь до аэропорта «Тушино» по скоростной магистрали занял совсем немного времени, и вот уже Александр садился в небольшой реактивный самолёт. После практически вертикального взлёта с земли тот рванул на огромной скорости к казахским полупустыням.
Путь до Байконура юноша провёл, с детским интересом глядя в окно. Мимо иллюминаторов пролетали облака, внизу друг друга сменяли леса и равнины, пронзаемые нитями рек. Постепенно в зелёную палитру стало добавляться всё больше и больше жёлтого цвета, и вскоре самолёт совершил посадку посреди холмов, раскинувшихся вокруг первого в мире космодрома. На небольшой заасфальтированной площадке, предназначенной специально для подобных летательных аппаратов, офицера уже ждал Точинский.
- Здравия желаю! – отчеканил Александр, но генерал-майор скривился в ответ.
- Давайте общаться без лишних формальностей, товарищ Честин, - в своей обычной ленивой манере произнёс он. – Я бы предпочёл проводить в вашей компании поменьше времени, только не сочтите это за личное отношение к вам. Пойдёмте, я представлю вас нескольким людям, с которыми в ближайшее время вам предстоит работать.
Точинский провёл офицера в большое старое бетонное здание, снаружи выглядевшее крайне невзрачно, но изнутри хорошо отремонтированное. Внутри оказался ряд одноместных комнат, в одной из которых Александру предстояло проживать, а так же столовая, выделенные под небольшие классы помещения и спортзал в подвале. Персонал состоял из гражданских лиц вроде уборщицы, отвечающий за автоматизированные средства очистки помещений. Когда все четыре человека (кроме уборщицы там работала ещё буфетчица и два техника) были бегло представлены офицеру, генерал-майор провёл его в дальний конец коридора. Там оказалась комната, выглядевшая после чем-то напоминающих больничные палаты предыдущих предназначенных для проживания помещений крайне уютно. У стены стоял электрический камин с имитацией постоянно горящего и потрескивающего пламени. Пол полностью закрывал огромный ковёр, над кроватью и небольшими шкафчиками висело несколько изображающих различные пейзажи картин, а под потолком ровно светила красивая люстра с крайне похожими на свечи лампочками. Рядом с камином (который в летнее время года просто изображал пламя, но не грел) в кресле сидел высокий человек средних лет с чёрными волосами и в очках. Одет он был в джинсы и лёгкую рубашку, очень странно гармонирующие с окружающей обстановкой – Александр скорее ожидал увидеть хозяина этой комнаты завёрнутым в халат и с трубкой в зубах.
- Мистер Гарольд Пейсмейкер, - немного презрительно представил человека Точинский на английском языке с плохим произношением. – Это – товарищ Александр Честин, он будет у вас учиться всему, что ему нужно знать о магорианцах.
- Очень приятно, - мистер Пейсмейкер встал и протянул офицеру руку, которую тот крепко пожал. – Как долетели, товарищ Честин?
- Нормально, - ответил за Александра генерал-майор, после чего быстрым шагом удалился, явно настойчиво предлагая юноше следовать за ним.
- Аккуратнее с этим англичанином, - фыркнул Точинский, когда Александр догнал его в коридоре. – Не могу понять, зачем нам его пихнули – у самих специалистов по магорианцам хватает. Не иначе как Объединенная Земля настояла. Будет что спрашивать не относящееся к делу – шлите его ко всем английским чертям, шпионы нам тут не нужны.
Потом генерал-майор повёл офицера в другое здание и представил ещё нескольким людям из командного состава Байконура, но с ними Александру не нужно было встречаться до самого дня вылета. Собственно, как объяснил Точинский, в ближайшие недели офицер должен был в основном разобраться в культуре магорианцев и принципах общения с инопланетянами. Так же Александру предстояло основательно потренироваться, чтобы подготовить себя к космическому перелёту, и окончательно укрепить свои знания английского языка. Остаток дня юноша провёл в выделенной ему комнате, обустраивая её.
На следующее утро после достаточно изнурительной тренировки в спортзале Александру предстоял первый урок у мистера Пейсмейкера. Англичанин встретил его у входа в свою комнатку и знаком предложил сесть на одно из кресел у камина – теперь их там стояло две штуки. Удобно разместившись рядом, мистер Пейсмейкер начал разговор.
- Для начала, товарищ Честин, можете называть меня Гарольд. Вас, в свою очередь, если вы не возражаете, я так же буду звать по имени – Александр.
- Как вам будет угодно, - кивнул офицер в ответ, но начало разговора показалось юноше достаточно странным – собеседник явно пытался расположить его к общению.
- Дальше, как я понимаю, вы совершенно не представляете, зачем вас отправляют на этот несчастный Валориан, - продолжил англичанин, слегка улыбаясь. – Впрочем, тут я, боюсь, вас разочарую – я также не знаю, почему именно вам выпала такая сомнительная честь.
Александр ничего не ответил, хотя ему показалось, что мистер Пейсмейкер надеялся услышать мнение офицера относительно действительно странного назначения.
- Если не ошибаюсь, вас готовили к несколько другой работе, не так ли? – уже достаточно прямо поинтересовался англичанин.
- Если вы не возражаете, Гарольд, давайте всё-таки перейдём к непосредственно к теме нашей встречи, - весьма резко произнёс Александр.
- Вот именно, - послышался голос Точинского, который только зашёл в комнату своим обычным быстрым шагом. – И я бы попросил вас поторопиться, мистер Пейсмейкер.
- Хорошо, - англичанин явно был несколько разочарован. – Значит так, вопреки расхожему мнению магорианцы вовсе не маскируются под людей. Они на самом деле очень на нас похожи, только среди населения Валориана нет белокожих – как полагают учёные, это из-за более жаркого климата, нежели на Земле... Ну да не будем ударяться в теории, для нас важны только факты. В общем, все магорианцы – либо смуглые, либо чернокожие. Я бы сказал, что наиболее сильно отличающий нас от них фактор – принципиальное различие в технологиях. Центр магорианского мира – кристаллы. Они бывают самых разных форм и оттенков... кроме чисто белых и чёрных, насколько мы можем судить. Именно вокруг этих загадочных... приборов крутится вся их цивилизация, и на производстве этих кристаллов занята большая часть работающего в сфере производства товаров населения планеты.
- Мистер... эээ... Гарольд, а можно ли изготовить магорианский кристалл в земных условиях? – вдруг пришёл на ум офицеру интересный вопрос.
- Я не могу ответить вам, - развёл руками англичанин. – Дело в том, что земные учёные не понимают самого принципа работы этих штук. Очевидно, что пока ответом будет «нет».
- А... могут земляне пользоваться магорианскими кристаллами? – продолжил Александр.
- Ответ будет таким же, как и предыдущий, с той лишь поправкой, что единственный опыт прошёл крайне неудачно, - кажется, на лице мистера Пейсмейкера скользнула улыбка.
- В общем, учёные до сих пор безуспешно бьются над магорианскими технологиями, и не будем возвращаться к этому достаточно скользкому вопросу, - подытожил англичанин. – Я думаю, теперь лучше перейти к общим сведениям о культуре населения Валориана. Насколько нам известно, у магорианцев существует только одна вера, которой придерживаются они все. Некоторым учёным это кажется довольно странным, но они верят в существование сразу многих богов, разделяемых на две группы – Высших и Низших. Тут нужно отметить, что ни один из их богов не имеет имени – либо, по крайней мере, никто из землян пока этих имён не слышал.
- То есть у магорианцев есть просто набор безликих высших существ? – удивился юноша.
- Да, именно так, - кивнул мистер Пейсмейкер. – Я же говорю – нам их понять сложно.
Александр и англичанин проговорили ещё около часа под пристальным наблюдением генерал-майора, но большую часть этого времени мистер Пейсмейкер посвятил рассматриванию карты Валориана с заучиванием основных магорианских городов. Родная планета инопланетян состояла из двух расположенных достаточно близко друг к другу континентов, между которых находилось множество островов. Кроме единой веры у магорианцев единым оказалось и государство, столицей которого был город Крель-Шамб. Именно в этом раскинувшимся недалеко от восточного побережья западного континента мегаполисе и предстояло работать Александру. Оба материка оказались находящимися большей частью в северном полушарии Валориана, и располагающаяся примерно по центру своего материка столица лежала в широтах с достаточно умеренным климатом – по магорианским меркам, разумеется. Больше ничего особо важного на первом уроке Александр не узнал.

- Вот пронырливый интурист! – оскалился Точинский после того, как Александр, попрощавшись с англичанином, вышел в коридор. – Так и знал, что он начнёт вынюхивать тут, чего не просят! И вы тоже хороши – сразу могли бы дать ему по носу!
Офицер поначалу ничего не ответил. Затем тихо пробормотал генерал-майору извинение и прошёл в свою комнату, чтобы отдохнуть после тренировки и рассказа о магорианцах. Он уже успел почувствовать себя оторванным от дома, хотя ещё видел только карту далёкой планеты, а вовсе не её саму. Перед глазами пыли показавшиеся некогда красивыми кадры из Крель-Шамба, демонстрировавшиеся в какой-то передаче. Но теперь зелень напоминающих пальмы деревьев казалась отталкивающей, а мелодичное пение никогда не водившихся на земле птиц – отвратительным. Александр поймал себя на мысли, что начинает скучать по дому, даже не покинув его. С этими малоприятными мыслями он уснул, и проспал целые вечер и ночь до звонка будильника утром следующего дня.
В таком ритме прошли две недели. С утра Александр рано вставал и шёл в спортзал, потом беседовал с мистером Пейсмейкером, а после был предоставлен самому себе. Он уже узнал многое о Валориане и его обитателях. Например, что последний стоящий упоминания в истории конфликт произошёл у них пятьсот земных лет назад. Что никаких ритуалов их вера не предполагает. Что избираемый правитель и парламент, по слухам, порой советуются с самими божествами. Что экология в их городах значительно лучше земной из-за отсутствия техники, хотя некоторые кристаллы при использовании всё-таки несколько загрязняют окружающую среду... В то же время часть информации пролетела мимо ушей офицера, но англичанин как-то успел шепнуть ему, пока рядом не было генерал-майора, что на самом деле не считает эти уроки такими уж важными, и Александр наверняка во всём быстро разберётся на месте.
После каждого урока Точинский находил повод обругать мистера Пейсмейкера, а так же напомнить офицеру, чтобы тот десять раз подумал, прежде чем отвечать на вопросы любого землянина на Валориане, а уж магорианца – в особенности. Впрочем, Александру порой начинало казаться, что генерал-майор говорит это скорее для проформы, сам не придавая своим словам особого значения. Вообще, уже через неделю после прибытия на Байконур, юноша утвердился в мысли, что Точинский сам мечтает поскорее отправить Алесандра на службу и вернуться, наконец, в Москву. А вся эта подготовка генера-майору совершенно до лампочки, и является столь же навязанным поручением, что и для офицера.

За неделю до отправления на Валориан Точинский привёл в комнату Александра посетителя. На вид он был обычным жителем южных областей Европы... или, скорее, северных районов Южной Америки. Но длинная белая рубаха на теле, доходящая до колен, с немного высовывающимися из-под неё короткими широкими штанами ясно говорили о том, что перед офицером стоял магорианец. На ногах инопланетянин носил нечто вроде сандалий, но с низеньким бортиком по краям, а вокруг головы незнакомца была повязана золотистая ленточка с закрепленным на лбу крупным жёлтым кристаллом.
- Товарищ Александр Честин, - представил магорианцу офицера генерал-майор.
- Да... я знаю... именно его вы направляете к нам... – произнёс инопланетянин на английском языке мелодичным голосом, немного растягивая слова. – Меня зовут... Кхаилон Тан... - представился он. – Мне бы... хотелось... переговорить с вами... товарищ Честин...
- Пожалуйста, вам никто не запрещает, - пренебрежительно произнёс Точинский.
Гость вновь начал говорить в своей странной манере, но Александр постарался не обращать на это внимания – ему явно предстояло ещё немало общаться с магорианцами.
- Прошу прощения, товарищ Точинский, но я желаю говорить с товарищем Честиным наедине. Видите ли, ваше неожиданное решение послать этого человека на нашу планету заставляет меня от имени Высших Богов просить о соблюдении дополнительных мер безопасности. Так что не сочтите за труд удалиться, прошу вас.
- Послушайте, мы же вам предоставили все данные на товарища Честина, какие у нас только были! – начал выходить из себя генерал-майор. – И не говорите мне, что вы не проверили эту информацию – я прекрасно знаю, чем занимаются ваши сородичи при СОЗ!
- Да, я не буду скрывать от вас, что мы проследили историю товарища Честина, - совершенно спокойно пропел магорианец. – Но наш Правитель обращает внимание на тот факт, что этот человек есть лицо военное, тогда как раньше для длительной работы в Представительстве Объединенной Земли прибывали только гражданские люди. Поэтому ещё раз прошу вас, товарищ Точинский, дать мне наедине поговорить с этим человеком. Это не займёт много времени, уверяю вас.
- Валяйте, - фыркнул генерал-майор и покинул комнату с выражением на лице, явно говорившем «я сделал всё, что мог, отстаньте от меня».
- Александр Честин, извольте говорить только правду, - магорианец внимательно посмотрел на офицера, и тому показалось, что кристалл на лбу инопланетянина сверкнул слабой жёлтой вспышкой. – Чем вам поручено заниматься на нашей планете?
- Поступить в распоряжение постоянного представительства под руководством мисс Грейхаунд, других инструкций мне дано не было, - отрапортовал офицер.
- То есть вам не передавали никаких... секретных указаний? – очень милым певучим голосом поинтересовался инопланетянин, стараясь смотреть Александру в глаза.
- Никак нет, - твёрдым голосом отчеканил тот.
- И вы даже не знаете, в чём будет заключаться ваша работа? – продолжил допрос гость.
- Никак нет, - снова сказал офицер хорошо поставленным военным голосом.
- Это очень странно... – вдруг протянул магорианец, и буквально впился своими чуть расширившимися голубыми глазами в глаза Александра. Внезапно офицер почувствовал, что в его сознании будто бы начинают проплывать один за другим образы прошлого, а окружающая комната медленно растворяется в набежавшем откуда-то тумане. Юноша вспомнил, что один раз он уже чувствовал себя похожим образом, но это было во сне, а не наяву, и тогда... кажется, он каким-то образом вторгся в разум другого человека.
- Прекратите... – через силу проговорил он. – Вы не имеете права...
Но магорианец продолжал смотреть ему в глаза, не позволяя отвести взор. Александр практически инстинктивно сунул руку в карман и сжал кристалл, хотя сам не мог объяснить, зачем он это сделал. Сопротивляться инопланетянину сразу стало легче, но тот всё равно упорно пытался проникнуть в самые сокровенные воспоминания юноши. Офицер напряг все свои силы... вспомнил тот странный сон... и тут же в его памяти всплыли слова, сказанные тогда... В мыслях пронеслись ощущения, устремления и желания...
- Legilimens, - прошептал он, сконцентрировавшись на том, чтобы ударить гостя в ответ.
Внезапно магорианец отшатнулся, а комната выплыла из тумана... чтобы через доли секунды снова уйти в него, но уже подчиняясь воле Александра. В момент перед его глазами проплыли картины Валориана, вырванные из разума инопланетянина... Он увидел большую белую пирамиду со сверкающей золотом в лучах чужого солнца вершиной... Огромный зал с восседающими посреди него на чёрных полированных тронах очень странными фигурами...
- Анк? – внезапный вскрик гостя моментально прекратил видения. Инопланетянин стоял прямо перед офицером, и его глаза горели непониманием и злобой. Секунду землянин и магорианец смотрели друг на друга, а потом гость развернулся и покинул комнату, едва не переходя на бег.
Александр кинулся вслед за ним, сам не понимая, что он будет делать и говорить. К сожалению, резко вылетевший из комнаты офицера инопланетянин чуть было не столкнулся с как раз проходившим в это время по коридору мистером Пейсмейкером. Тот задал магорианцу какой-то вопрос. Инопланетянин ответил ему короткой фразой, будто подчёркивающей нежелание дальнейшего общения, и быстрым шагом покинул здание.
- Что случилось? – спросил уже у Александра англичанин. – Никогда их такими взволнованными не видел. Обычно магорианцы более приветливы.
- Не знаю, - достаточно грубым тоном отрезал офицер, совершенно не хотевший делиться с мистером Пейсмейкером деталями произошедшей странной ситуации.
Англичанин подозрительно посмотрел на юношу, потом скользнул взором по руке, которую Александр всё ещё держал в кармане, сжимая кристалл, и удалился в направлении своей комнаты. Офицер вернулся к себе и сел на кровать, пытаясь собраться с мыслями, но через пару минут к нему пришёл Точинский.
- Ну, и что произошло? – почти равнодушно спросил он. – Этот Ка... магорианец, в общем, поспешил к самолёту с таким видом, будто приведение увидел.
- Сам не понимаю, - буркнул Александр. – Он внимательно на меня посмотрел... ну и всё...
- Пришелец чёртов. Если из-за него вы не полетите на Валориан... Проклятье, я тогда лично с вас шкуру спущу... и с него заодно... – кажется, генерал-майор начал свирепеть.
Офицер понял, что точно ему лучше молчать о произошедшем на самом деле. Он попытался сделать крайне расстроенный вид, хотя был скорее удивлён, и виновато потупил глаза. Кажется, Точинского этот спектакль вполне удовлетворил, и он покинул комнату, хотя про себя, кажется, всё ещё бормотал какие-то проклятия.
Юноша же смог, наконец, поразмыслить о случившемся. То, что магорианец пробовал проникнуть в его мысли, казалось Александру очевидным, как и то, что он смог защититься и даже ударить в ответ. Но вот каким образом ему это удалось, и почему инопланетянин так удивился – юноша никак не мог понять. И опять мысли Александра начали кружиться вокруг странного кристалла. Неужели тот на самом деле помог ему? Что за странное слово – похоже, на латыни – он произнёс? Почему увиденная во сне картина настолько помогла ему? Ответов не было. Тщетно поломав голову, офицер вновь решил попытаться забыть о странностях, чтобы не начать сходить с ума, и ему почти это удалось. Но соблазн попробовать повторить странный трюк со временем всё более укоренялся в душе юноши.

К счастью (а может, и к сожалению), случившееся никак не повлияло на планы по отправке Александра на Валориан. Точинский с каждый днём становился всё счастливее, и даже последние три дня не ругал мистера Пейсмейкера после уроков, на которых по-прежнему присутствовал. Англичанин продолжал исправно вскармливать юноше всё новые и новые сведения о магорианцах, но делал это всё с меньшим энтузиазмом. Как отметил про себя Александр, больше всего иностранца интересовали боги инопланетян и их кристаллы. Рассказав по этим двум направлениям всё, что он знал сам на первых уроках, интерес мистера Пейсмейкера к занятиям заметно снизился.
Впрочем, на последнем перед вылетом уроке Александра ждал сюрприз. Мистер Пейсмейкер облегчённо вздохнул после произнесения последних слов о Валориане и повернулся к Точинскому.
- Наверное, вам это придётся не по душе, - сказал он, улыбаясь, - но прочтите этот приказ.
На этих словах иностранец достал из папки, которая лежала у него на коленях всё время урока, документ с несколькими подписями и печатями, и передал его генерал-майору. Тот бегло пробежался по бумаге глазами и тотчас изменился в лице.
- Исключено, - коротко заявил он.
- Вы, должно быть, не поняли, - англичанин продолжал радостно улыбаться. – На документе стоит подпись премьер-министра Великобритании!
- Да хоть всех английских монархов за два столетия! – хохотнул генерал-майор. – Я не собираюсь брать на себя дополнительную ответственность и позволять вам лететь на Валориан с нашим офицером.
- Что? – вытаращил глаза Александр, забыв обо всём на свете от удивления.
- Я лечу с вами, - кивнул ему мистер Пейсмейкер. – Если, конечно, товарищ Точинский не разучился читать и хоть немного способен думать головой.
- Что вы себе позволяете! – яростно выкрикнул генерал-майор. Потом, бросив быстрый взгляд на офицера, коротко приказал тому:
- Выйдите, - и продолжил злобно рычать на англичанина.
Александр поспешил последовать приказу Точинского. Он вернулся к себе и стал ждать, чем закончится спор генерал-майора с мистером Пейсмейкером. Ожидание было недолгим.
- Он полетит с вами, - пугающе спокойно сказал вошедший в комнату хмурый Точинский, после чего напомнил о необходимости быть полностью готовым к девяти часам и вышел.
Глаза Александра в очередной раз расширились. Он снова ровным счётом ничего не мог понять. Но, судя по всему, англичанина отправили сперва на Байконур, а затем и на Валориан крайне влиятельные люди...
__________________
Мы были волшебницами (оригинальное фентези)
Тень Войны (фанфик по ГП)
  #1000  
Старый 15.09.2007, 22:50
Аватар для glider
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2006
Сообщений: 245
Репутация: 4 [+/-]
NIGVEN, прочитал твой отрывок. Интересно ;) . Но мало : по тому, что ты выложил, создается впечатление, что у Димы ...ммм... проблемы с головой. Выложи еще ;)
Да, и проверяй орфографию - в твоем тексте кое-где есть ошибки. Особенно зацепил ответ Димы нищему :
Цитата:
- Прости, я намели
В данном случае надо писать "на мели" раздельно : Дима же ничего не мел, и на него ничего не мели ;)

Одним словом, NIGVEN, жду начала, а также продолжения. пока же выкладываю свой новый рассказ - в надежде услышать ваше мнение о нем :] ...

Новое лекарство

- Ты что делаешь?! - мужчина в белой юбке до колен и парике покраснел от злости. - Разве тебе непонятно сказали : чистить только после того, как бригада Снефри закончит выжигание?
- Так они ж еще вчера все выжигли! - заявил потный парень в узкой набедренной повязке грязно-серого цвета. - Слушай, Анеф, не надоедай - без тебя голова болит ...
- Так незачем глупостями заниматься! Снефри тебя чуть не изжарил!
- Ладно, ладно ... Но вчера он говорил, что закончил с этой пещерой ...
Рабочий, которого звали Тинпу, поморщился - голова разболелась не на шутку. Хм, еще бы ей не заболеть - строительство Небесного Мемфиса превратилось в самый настоящий бардак. Наверху решили за полгода построить и сам город, и Храм Вознесений с десятком Небесных Труб. Но никто не подумал хотя бы о том, что подходящие для строительства домов камни, а также песок для производства камней искусственных придется возить из-за гор - породы, лежащие под степью вокруг Небесного Нила, совершенно не подходили ни для того, ни для другого. Да и других проблем оказалось столько, что у людей головы шли кругом чуть ли не с первого дня строительства. Тем не менее, Небесный Мемфис рос не по дням, а по часам, и за полгода превратился в вполне пригодный для жизни городок. А в Храме Вознесений строители обосновались всерьез и надолго ...
После головомойки Тинпу и его друзья продолжили очищать стены пещеры от оплавленной породы и неровностей. Им было не до неприятных ощущений - до конца дня они должны были обработать всю будущую кладовку при огромном Зале Небесных Судов. Только вечером, когда рабочие пошли на ужин, голова Тинпу напомнила о себе. И напомнила так, что он чуть не упал.
Боль отразилась на лице Тинпу - шедшие с ним рабочие забеспокоились :
- Что с тобой?
- Н-не знаю ... Как будто кто-то заехал дубиной по макушке ... со всей дури ... Вы идите на ужин, а я зайду к Нитару ...

Пошатываясь, Тинпу прошел по нескольким коридорам и остановился перед дверью с надписью : "Маг Нитар". После первого же удара она отворилась и на пороге появился немолодой мужчина в белой юбке до колен, переднике и с ожерельем на шее. На его лишенной волос голове красовалась хену - обруч с поперечной выгнутой перекладиной, на которой посередине стоял золотой диск, а справа и слева колыхались два длинных пера. Глянув на скривившегося от боли Тинпу, Нитар произнес :
- Вижу, сильно тебя прикрутило ...
- Голова раскалывается ... Перед глазами все плывет ...
Нитар пропустил Тинпу внутрь и посадил на циновку. Сев рядом, маг положил руки на голову рабочему :
- Расслабься ... Так ... М-да, у тебя действительно болит голова ... Хм, странно ... М-м-м ... Думаю, это поможет ...
Отпустив голову Тинпу, Нитар встал и подошел к полкам с множеством коробочек и кувшинчиков самых разнообразных размеров. Взяв один, маг поболтал его и налил немного синей тягучей жидкости в стоящую на столе чашу. Затем добавил воды, помешал и протянул Тинпу. Тот выпил, покривился, и вдруг скорчился на циновке :
- Что за гадость ты мне дал?!
- Болеутоляющее ... Что с тобой? Где болит?
Но Тинпу уже ничего не мог сказать. Он извивался на циновках в комнате мага, словно уж на раскаленной сковородке ... Что происходит?! Неужели зелье испортилось? Да нет, не должно - Нитар сам готовил его всего несколько дней назад, и уже давал другому рабочему. Но у того зубная боль благополучно прошла. А тут ...
Надо что-то делать! Нельзя просто так стоять и смотреть на чужие муки! И Нитар вновь повернулся к полкам с зельями и порошками. Из довольно большой коробки он достал небольшой шарик, сжал его и бросил в корчащегося на полу рабочего. Ударившись о тело бедняги, шарик прилип к нему и превратился в клубок ремней. За доли секунды они вытянулись и буквально пригвоздили Тинпу к полу ...
Пока Нитар осматривал беднягу и пытался понять, что с ним произошло, Тинпу неожиданно затих и побелел, как полотно. Его вдруг остекленевшие глаза уставились в потолок, а изо рта потекла струйка как-то подозрительно светло-красной крови.
Неужели он заболел какой-то неизвестной болезнью? От одной этой мысли Нитар весь похолодел. Потом его бросило в жар - вдруг самое обычное болеутоляющее зелье так подействовало на Тинпу из-за его болезни? Если так, то ... то дело плохо! Если Тинпу действительно подхватил эту болезнь во время прогулок по бурой степи Небесного Египта ...
Но сначала надо, чтобы тело Тинпу осталось невредимым до прибытия более сильных магов. Прикрыв его покрывалом, Нитар вновь подошел к полке - на этот раз за приличных размеров ларцом с фигуркой змеи сбоку. Поднеся его к телу Тинпу, маг опустил змеиную головку вниз, и из ее рта на пол посыпался белый искрящийся порошок. Нитар обошел вокруг мертвого рабочего, и когда полоска порошка замкнулась, вокруг бедняги Тинпу появилась мерцающая стена. А чародей произнес :
- Маг Нитар вызывает мага Ранусера ...

Выслушав сбивчивый рассказ Нитара, Ранусер произнес :
- Пока я не приеду, тело не трогай и никого к себе не впускай.
- Вы думаете, это заразно?
- Я пока не знаю, что думать. Но если да, то не хочу, чтобы пострадал кто-то еще. Тебе же советую выспаться ...
- Какой выспаться с трупом в прихожей?!
- Так прими Сонное Зелье! Завтра будет тяжелый день!
Так и оказалось. Сначала Ранусер и Нитар провозились с консервацией тела бедняги Тинпу и очисткой жилища Нитара от следов болезни. Потом они отправились к управляющему строительством Храма Вознесений и рассказали о произошедшем. Узнав о смерти Тинпу, он накинулся на Нитара :
- Что?! Ты отравил рабочего?! Ах ты ...! Да я тебя ...!
- Никто никого не травил! - рявкнул Ранусер. - Тинпу умер от неизвестной болезни!
- Какой такой болезни?!
- Неизвестной! Я для того и приехал сюда, чтобы разобраться ...
- Неизвестной?! Разобраться?! Так выходит, нам и здесь придется зарываться в землю?! Мы что, зря строили Небесный Мемфис?! И тогда, полгода назад, вы ошиблись, когда заявили всем, что здесь можно жить, как на Земле?! Выходит, грош цена вашей магии!
- Если бы мы были шарлатанами, то вместе с вами остались бы на Земле, и давно бы уже умерли - либо от мечей солдат Ану, либо от старости! Так что не надо нас обвинять в том, о чем не имеете ни малейшего понятия!
- А как же неизвестная болезнь?! Ведь ваше колдовство тогда показало, что мы сможем здесь жить!
- Сможем! И болезнь победим - когда выясним, как и чем ее лечить! Ведь не только мы, люди, можем заразиться ей, но и местные животные! А раз они не вымерли, значит, против нее есть лекарство! И мы его найдем - клянусь Ра!
... В конце концов, они договорились, что Ранусер заберет тело бедняги Тинпу к себе и разберется, чем тот заболел, а потом уже похоронит. После этого маги вернулись к Нитару и увидели толпу рабочих перед запертой дверью его жилища : один что-то не то съел, другой порезался, у третьего закружилась голова ... Ранусер ухмыльнулся :
- Да у вас тут прямо эпидемия ...
- Ко мне идут со всякими мелочами ... - произнес Нитар. - Да и не было меня с утра ...
- А вообще у вас часто болеют?
- Когда как ...
- Давай я помогу тебе - поработаю с теми, у кого нет травм. Вдруг кто-то из них тоже ... ну, ты понимаешь ...
- Давайте ...
И опять Ранусер угадал - еще у двух рабочих оказались точно такие же симптомы, что и у бедняги Тинпу : головная боль и головокружение. Решив не терять времени, Ранусер отвел их в другую комнату и принялся колдовать ...

Усадив рабочих на циновку, Ранусер достал из своего мешка серебряные кинжал, две чаши и небольшой плотно закупоренный кувшинчик. Поболтав его, маг налил в чаши серовато-голубоватую тягучую жидкость и уселся возле рабочих :
- Протяните руки.
Те протянули, и Ранусер уколол одного из них кинжалом в ладонь. Как только на лезвии появилось несколько капелек крови, маг опустил кинжал в одну из чаш и поболтал в зелье. Затем вытер лезвие и точно так же уколол в ладонь другого рабочего. Опустив кинжал с каплями крови на лезвии в другую чашу, Ранусер произнес :
- А теперь посидите тихо.
- Голова болит ... - простонал один из рабочих.
- Верю. Но вы, думаю, уже знаете, что случилось с Тинпу, и не хотите последовать за ним. Так что потерпите.
- Ладно ...
Ранусер взял первую чашу, еще раз поболтал и принялся разглядывать налитое в нее зелье. Вместе с тем он сосредоточился на рабочем и на том, что сидело внутри него. Чем дольше Ранусер думал о болезни рабочего, тем более ясные картины проступали в чаше. И тем сильнее маг понимал, что ни с чем подобным раньше не сталкивался ...
Сначала фигуры в зелье походили на таковые лихорадки. Потом они превратились в образы, соответствующие отравлению сильнодействующим ядом, как после укуса кобры. Вскоре к ним присоединились фигуры, характерные для глистных заболеваний. Когда Ранусер сосредоточился еще сильнее, то образы в чаше переплелись друг с другом, вывернулись и превратились вообще во что-то непонятное.
То же самое произошло и с содержимым второй чаши - сосредоточившись на болезни второго рабочего, Ранусер опять увидел смесь лихорадки, отравления и глистов, которая в конце концов превратилась в непонятно что. Разве только отдельные части образа говорили о наличии сильнодействующего яда в организме пациента ...
Поставив чашу, Ранусер потянулся к своему мешку и достал из него еще один кувшинчик. Открыв его, он капнул в чашу ярко-желтой "водичкой". Тотчас зелье забурлило, словно котел на огне. Когда оно успокоилось, Ранусер вновь принялся сосредоточенно рассматривать его. Но теперь он думал не о самой болезни, а о том, чем ее лечить.
Сначала в чаше появились бесформенные образы. Но чем сильнее Ранусер сосредотачивался на лекарстве, тем более четкими они становились. Наконец, фигуры в зелье приобрели четкие очертания и буровато-красноватый цвет, и маг сразу понял : это листья растения Небесного Египта. Вот только какие-то они ... А что, если ... Ага, похоже, из них надо делать настойку - марево над ними смахивает на воду.
Так, с приготовлением все ясно. Теперь надо узнать, какому растению листья принадлежат. И только Ранусер подумал, что не мешало бы рассмотреть все растение, как пучок листьев в чаше уменьшился и оказался одним из нескольких, торчащих прямо из земли вокруг этакой корзиночки с несколькими фиолетовыми ягодами ...
Ранусер удивился : столь странного растения он еще не видел. В степи вокруг Небесного Мемфиса росла хоть и необычного бурого цвета, но вполне привычной для людей формы трава. В предгорьях на западе, а также в лесах на севере и юге росли более-менее обычные на человеческий взгляд деревья - с высокими твердыми стволами. Разве что у одних огромные листья были только наверху, как у пальм на Земле, а у других - в несколько этажей торчали из вздутий на стволах ...

Единственное, чем Ранусер смог помочь подхватившим таинственную болезнь - ввел их в транс и дал установку на борьбу с заразой. А потом до вечера помогал Нитару - сегодня к нему было самое настоящее паломничество. К счастью, больше никто не заболел новой болезнью ...
Только поздно вечером Ранусер смог заняться поисками таинственного растения. Он снова вызвал его образ в чаше с зельями и стал что есть силы концентрироваться на нем. Потом маг очень долго представлял себе, как перед ним открывается пейзаж с таинственной корзинкой в центре - пока перед его мысленным взором вокруг нее не появились какие-то неясные образы. Ранусер снова стал концентрироваться, и вскоре увидел, что "корзинка" лежит на земле в окружении каких-то былинок.
Осторожно, чтобы не "спугнуть" образ, маг представил, что поднимается вверх. "Корзинка" стала расплывчатой, и на какое-то мгновение даже скрылась в тумане. Но потом Ранусер увидел ее сверху. На его глазах к таинственному растению спланировала кирпичного цвета длиннохвостая птица с желтыми крыльями и парой рогов на голове. Приземлившись прямо на "корзинку", она схватила одну фиолетовую "ягодку" и с довольным видом принялась ее жевать.
Ранусер стал подниматься все выше и выше. «Корзинка» с сидящей на ней птицей уменьшалась, пока не превратилась в шевелящуюся тень ; вокруг нее появились другие фиолетовые пятнышки в темно-коричневых, с трудом различимых в полумраке, обрамлениях, а также гладкие черные стволы деревьев ; наконец, все потонуло в буром море огромных ажурных листьев.
Какое-то время Ранусер различал отдельные деревья – пока они не слились в сплошной коричневый ковер. Точнее, море, которое волновалось на ветру. Оглядевшись, с одной стороны маг увидел заснеженные вершины, с другой – голубую полоску воды. Сам же лес оказался частью джунглей на восточной оконечности второго, округлого континента Небесного Египта. Вдоль берега ветер гнал похожие на обрывки ваты небольшие облака. И над всем этим на высоте нескольких сотен километров проплывала усеянная огоньками квадратная плита Небесного Храма Великого Гора ...
Ранусер не стал откладывать вылет на утро. Выйдя из транса, он связался с знакомым кормчим Ниртахом :
- Ты свободен?
- Да. Куда летим?
- сначала ко мне в лабораторию, а потом на восток второго континента. Сейчас я на стройке.
- На стройке? Вот ты куда пропал ...
- Кто заболел?
- Да у Ренитис голова закружилась ...
- Только не давай ей болеутоляющего! Пусть вообще никаких зелий и порошков не пьет!
- Так что, правду говорят об эпидемии?
- Об эпидемии?! Кто говорит?
- Сегодня к нам Манефис приходил со своим зельем от новой напасти ... Он такого понарассказывал!
- Давай поговорим об этом в полете ...

Когда Ранусер и Нитар вынесли саркофаг с телом бедняги Тинпу со стройки, то увидели стоящую в траве приличных размеров лодку с небольшой округлой площадкой в носу и немного приподнимающейся вверх кормой. С боков и сверху палубу прикрывали прозрачные стены и потолок. Сквозь них маги увидели, как кто-то спустился с площадки, побежал к расположенной неподалеку от кормы двери и открыл ее - как раз перед Ранусером. Увидев саркофаг, кормчий Ниртах прямо-таки отпрыгнул назад :
- Значит, это правда ...
- Сейчас мы отвезем его ко мне, а потом полетим за лекарством.
- За лекарством? На другую сторону Небесного Египта?
- Боги указали мне, что там растет трава, с помощью которой можно излечить болезнь. Клянусь, я сделаю все, чтобы ее остановить!
- Но ведь Манефис уже сделал зелье ...
- Да, я помню ... Ты его брал?
- Его брал Имхотеп - ты же знаешь, как он боится всяких болячек ...
- Он сейчас в Мемфисе?
- Уже девятый сон видит ...
- Вовремя Манефис сделал лекарство ... Ладно, полетели пока в Мемфис. Завтра я посмотрю, что он сделал ...
Утром Ниртах сам пришел к Ранусеру и привел с собой взволнованного Имхотепа. Тот прямо с порога набросился на мага :
- Почему ты решил, что зелье Манефиса плохое?! Он же сильный маг!
- Я просто хочу посмотреть, что он сделал. Если его зелье работает, то я буду только рад!
- Но с чего ты взял, что оно может не работать? - спросил Ниртах.
- Если бы кто-то заболел неизвестной болячкой в Небесном Мемфисе, я бы сразу же узнал об этом. Помните историю с коровами Симаниса? Тогда столько крика было! А раз Манефис принес вам уже готовое зелье еще вчера, то ... либо они скрыли сведения об эпидемии, либо это халтура. Такие зелья за пару часов не сделаешь! Я вчера полдня провозился, пока не узнал, чем это лечить! И еще минимум полдня буду варить его! Да еще день, если не больше, уйдет на перелеты да на сбор листьев! А тут Манефис приходит с уже готовым лекарством ... Странно это ...
- Халтура, значит ... - Имхотеп помялся, но все же протянул Ранусеру кувшинчик с иероглифом. - Проверяй. И если это на самом деле так ... - на его скулах вздулись желваки.
- Давай я сначала проверю ...
Ранусер чуть ли не выхватил из рук Имхотепа заветный кувшинчик. Затем достал из уже собранного мешка небольшой кувшинчик и налил в чашу зеленоватого густого тумана, в глубине которого вспыхвали красные огоньки. Потом туда же капнул зелья Манефиса. Затем достал серебряный кинжал и ткнул острием себе в палец. Как только капля крови упала в чашу, зелье мгновенно вскипело и из зеленоватого стало этаким зелено-красным. Взглянув на Имхотепа, Ранусер произнес :
- Если бы зелье было безопасным, цвет бы не изменился. А так ... убить - вряд ли, но навредить может основательно.
- Значит, халтура ...
- Слишком быстро он его сделал ... Сейчас я еще проверю, сможет ли оно вылечить ту болезнь.
В другую чашу Ранусер налил на первый взгляд обычную воду - ну, может, немного более голубую, чем всегда. Затем он подошел к саркофагу и, осторожно приоткрыв его, ткнул кинжалом в руку бедняги Тинпу. Опустив кинжал с каплями крови в чашу, Ранусер капнул туда же зелья Манефиса. Тотчас к голубому цвету воды добавилось немного зелени. Маг покачал головой :
- Оно довольно-таки слабое. Вообще, трудно сказать, насколько польза этого зелья превосходит вред от него ...
- Но почему Манефис сделал такое?! - поинтересовались оба кормчих в один голос. - Он ведь сильный маг!
- Не знаю ... Вот что, никому не говорите об этом - не стоит пугать людей раньше времени, - Ранусер показал на чаши. - А я попробую поговорить с Манефисом. Странно все это ... не такой он человек, чтобы делать откровенную халтуру ...

Разговор с Манефисом Ранусер начал издалека :
- Говорят, у нас эпидемия началась ...
- Да. Я сам об этом узнал только вчера. Что там на стройке?
- Тоже люди болеют ... Но как ты так быстро сделал лекарство?
- Повезло. Мои ученики давно уже подозревали что-то нехорошее, и подготовились заранее ... Ты так спрашиваешь, словно сомневаешься в моем зелье!
- Ты его проверял хотя бы Зеркалом Ядов?
- Ты думаешь, я стал бы давать людям опасное зелье?! Да за кого ты меня принимаешь?!
- За мудрого человека, - Ранусер достал из мешка кувшинчик и протянул его Манефису. - Я проверил твое зелье Зеркалом Ядов. Вот результат ...
- Мое зелье проверено, безопасно и излечивает болезнь! И незачем мне совать непонятно что!
- Когда от твоего "лекарства" люди начнут умирать, поздно будет ...
- Ты сомневаешься в моих способностях?! Кто, как не я, вылечил королеву Иссу! И после этого ты думаешь, я буду делать зелье, которое не лечит, а калечит?! Да как ты смеешь?!
... Так они ни до чего и не договились. Манефис не захотел слушать ни о теле Тинпу в саркофаге, ни о таинственном растении с другого континента. С пеной у рта он доказывал Ранусеру, что его лекарство самое лучшее и не нуждается ни в каких проверках ...

Выйдя от Манефиса, Ранусер связался с Ниртахом :
- Тебя еще никуда не послали?
- Нет - я сейчас проверяю Воспаряющий Шар. Закончу примерно через час ... Что сказал Манефис?
- Ничего хорошего. Летим на другой континент.
Пока Ниртах возился со своим воздушным кораблем, Ранусер сходил домой и взял все, что могло пригодиться в дальнем и небезопасном путешествии. Ровно через час он уже стоял возле Летающей Лодки Ниртаха на Лодочном Поле - выложенной относительно небольшими каменными плитами площади огромных размеров. От города ее отделяли несколько зданий, над которыми возвышалась башня с площадкой наверху. По бокам Поля на постаментах стояли громадные чаши Глаз Ра. А дальше колыхалось кирпичного цвета море травы ...
Ниртах выглянул из двери Лодки :
- Заходи. Сейчас придет Анеф, и мы полетим ...
- Я уже здесь!
Из-за другой Лодки вынырнул молодой парень в узкой набедренной повязке и несколько сбившемся набок парике. Ниртах усмехнулся :
- Надеюсь, никто не будет возражать, если ты улетишь на денек - другой ...
- Не будет, не будет, - заявил Анеф, взбегая по лестнице.
- Тогда иди на Площадку Кормчих и готовься к взлету ...
Ранусер уселся на сиденье недалеко от носа Летающей Лодки. Ниртах же еще раз заглянул в трюм, что-то там сделал и крикнул :
- Все в порядке! Взлетай ...

... Горы Лодка перемахнула в мгновение ока - не успел Ранусер как следует разглядеть их, как они уже оказались за кормой. Ниртах гнал так, что даже на более чем тридцатикилометровой высоте воздух вокруг Летающей Лодки прямо-таки загорелся ...
Наконец, впереди появилась темная полоска. На глазах Ранусера она расширилась и превратилась в округлый берег с заметной даже с многокилометровой высоты полосой пляжей. Кое-где сплошное бурое море джунглей разрезали синие ленты рек и голубые зеркала озер. Над всем этим тут и там проплывали редкие клочья облаков - совсем как вчера, когда Ранусер искал, где растет таинственное растение ...
Пока Ниртах искал, где посадить воздушное судно, маг вновь сконцентрировался на "корзиночке" с фиолетовыми ягодами в окружении венца бурых листьев. Прикрыв глаза, он вскоре увидел те же самые былинки и листья, что и вчера в чаше с зельем. Разве что ягод в "корзинке" уже не было, а на земле вокруг красовались отпечатки птичьих лапок. Когда Летающая Лодка опустилась на твердую землю, Ранусер уже знал и куда идти, и сколько листьев можно взять от одного растения, и даже как много их понадобится для первой партии лекарства ...
Открыв дверь Летающей Лодки, маг тотчас попал на самый настоящий концерт : над самой головой кто-то мелодично свистел, с другого берега реки доносились громкие трубные звуки, в промежутках которых пела флейта, а вдали кто-то усердно колотил в барабан, да не один ... Все это, конечно, интересно, и даже в какой-то степени красиво, но и о цели прилета сюда забывать не стоит. Потому Ранусер взял мешок и отправился в джунгли за целебными листьями ...
Ему повезло - хоть "корзиночки" и оксзались маленькими, не больше ладони, но их оказалось довольно много, и росли они рядом друг с другом. Отрывая от каждой по паре веточек из шести, Ранусер довольно быстро наполнил свой мешок и довольный вернулся на Летающую Лодку :
- Здесь хватит на пару сотен человек!
- Тогда летим! - воскликнул Ниртах. - Надо поскорее вернуться!
Как только Ранусер закрыл дверь, Летающая Лодка пошла вверх. Поднявшись над лесом, она развернулась и понеслась обратно - следом за солнцем ...

Вообще-то, ничего не мешало сделать настой прямо в Летающей Лодке. Но Ранусер захотел приготовить лекарство с постоянными проверками, не готово ли оно, и той ли крепости, что нужно. Потому маг отложил работу над ним до возвращения в Небесный Мемфис - и, как оказалось, правильно сделал. Узнав, что в больших дозах настой опасен для человека, Ранусер провозился всю ночь и только утром определил, при какой крепости лекарство лучше всего лечило болезнь и в то же время не вызывало отравления ...
Вскоре пришел Ниртах и прямо с порога поинтересовался :
- Ну как? Готово?
- Да ... - Ранусер зевнул. - Как себя чувствует Ренитис?
- Плохо! Мало того, что у нее голова кружится, так сегодня еще и желтые точки по всему телу появились! Да и у меня что-то с головой не так ...
Ранусер обрадовался : вот она, возможность проверить действие нового лекарства в лаборатории - где под рукой все необходимое. Но сначала надо убедиться, что Ниртах болен тем же самым, от чего умер бедняга Тинпу ... так и есть : в Показывающем Болезнь - том самом серовато-голубоватом густом зелье, с помощью которого Ранусер узнал, чем лечить таинственную напасть - он увидел те же самые странные фигуры, что и тогда. А после того, как Ниртах выпил лекарство, в Показывающем Болезнь исчезли образы, говорящие о действии сильного яда. Да и фигуры других болезней заметно потускнели. Вот теперь можно и к больной жене кормчего идти ...
Что там говорил Ниртах? Что у его любимой Ренитис появились желтые точки? Сейчас это были уже пятна, а кожа бедной женщины походила на пересушенный папирус. Увидев Ранусера, она с замиранием сердца спросила :
- У тебя получилось лекарство?
- Да, - маг достал кувшинчик, а также серебряный кинжал. - Но сначала дай мне твою руку - я хочу понять, что это за напасть ...
Омочив кинжал в крови Ренитис, Ранусер налил целебный настой и бережно напоил ее. Затем опустил кинжал в Показывающее Болезнь и сосредоточился ...
Любой маг знал : если как следует сконцентрироваться, в зелье Показывающее Болезнь можно увидеть существо, которое ее вызывает, и узнать о нем немало интересного. Таким образом чародеи познакомились со всеми возбудителями болезней на Земле - вплоть до вирусов. Но то, что сейчас увидел Ранусер ...
Оказалось, таинственную болезнь вызывал одноклеточный микроорганизм, внешне походивший на червяка, только длинной около сотой доли миллиметра - потому и Показывающее Болезнь каждый раз демонстрировало образ, как при заражении глистами. Сам возбудитель оказался довольно-таки нежным созданием, но вот его споры могли годами лежать в земле и ждать, когда их кто-нибудь съест. А еще они неплохо держались в воздухе. Для заражения же хватало даже одной из них ...
Избавиться от этой болезни можно было массой различных настоев, отваров и мазей. Но только лекарство из листьев "корзинки" с фиолетовыми ягодами позволяло человеческому организму не только победить болезнь после однократного приема, но и выработать иммунитет против нее. Причем иммунитет пожизненный - что и подтвердили последующие обследования Ниртака и Ренитис. Да и готовилось оно легко и достаточно быстро ...

После обеда Ниртах отвез Ранусера на стройку. Там его ждали уже два десятка больных и обеспокоенный Нитар :
- Нам тут зелье Манефиса привезли. Но оно не работает! А Пинтаура во всем винит меня! Мол, я неправильно его даю ...
- Зелье Манефиса слабое. Я же сделал нормальное лекарство! - Ранусер поставил на стол приличных размеров кувшин. - Каждому заболевшему достаточно выпить по маленькой чаше этого настоя, и он не только излечится, но и больше никогда не будет болеть.
- Настоя?
Из другой комнаты вышел сухощавый мужчина средних лет в длинной белой юбке и хену на голове :
- Позволь узнать, уважаемый Ранусер, из чего ты его приготовил.
- Боги открыли мне, что надо использовать листья растения из восточных джунглей второго континента ...
- Боги?! А по-моему, демоны! Или ты забыл, что мы не можем есть местные растения?! Да от твоего зелья люди просто умрут!
- Уважаемый Пинтаура, похоже, забыл, что убить может любое лекарство - если его неправильно принимать ...
- А если оно сделано неправильно, то убьет в любом количестве!
- Тогда я бы сначала проверил его в Зеркале Ядов ... А ты свое проверял?
- Ты сомневаешься в творении великого Манефиса?! Да если он узнает ...
- Он уже знает. Так что незачем меня пугать ... Я нисколько не сомневаюсь в творениях великого мага Манефиса. Давай лучше сравним наши зелья : ты будешь лечить нескольких рабочих своим, а я - еще нескольких своим. Если мои умрут, я готов понести за это наказание!
- Хорошо! Можешь уже сейчас писать завещание!
- Оно у меня уже есть. Нитар, проводи нас к больным ...
Заметно струхнувший лекарь отвел магов в больницу - просторную пещеру, в которой стояли несколько десятков кроватей с стонущими и что-то бормочущими людьми. К Нитару подошел один из его помощников :
- Только что привели еще троих ... Один уже начал желтеть ...
Пинтаура повернулся к Ранусеру :
- Они твои. И помни о завещании!
- У меня хорошая память ...

... Пинтаура не верил своим глазам : мало того, что у заболевших рабочих прекратили болеть и кружиться головы, так еще и желтые пятна исчезли! Зелье же Манефиса хоть и сняло головную боль, но наградило пациентов Пинтауры расстройствами животов ... Что же такое сварганил Ранусер? Да еще так быстро - практически, за ночь?
- Я же говорю : настой из листьев растущей на втором континенте травки. Позавчера я поработал с первыми больными и выяснил, чем можно их вылечить ...
- Я тебе не верю! Мы же проверяли местные растения - они совершенно непригодны в пищу!
- Так я же не предлагаю их есть ...
- ... Из них ничего нельзя делать! Они совершенно - понимаешь? совершенно! - непригодны для употребления внутрь! Нет, Ранусер, ты меня обманываешь! Наверняка ты намешал туда непонятно чего!
- У тебя есть Зеркало Ядов и Зеркало Лечения?
- Зачем? У меня есть готовое лекарство!
Хоть Ранусер и старался держать себя в руках, но слова Пинтауры все же вывели его из равновесия :
- Готовое?! Тогда почему твои пациенты не слезают с горшков?! Готовое?! А оно вообще лечит или как?! Вы вообще проверяли его?! Или сварили и тут же принялись раздавать всем направо и налево!
- Мы свое проверяли много раз! И я не позволю лечить людей непонятно чем! Убирайся!
- Я не подчиняюсь твоему учителю и ты не можешь мне приказывать, - Ранусер постарался взять себя в руки.
- Ах, да, я и забыл ... Ну ничего. Недолго тебе осталось ...
Пинтаура выскочил в коридор. Ранусер же принялся корить себя : ну почему он не сдержался? Теперь этот сопляк Пинтаура, молодой ученик Манефиса, пожалуется своему учителю, что Ранусер, мол, совсем с катушек съехал : мало того, что варит зелья непонятно из чего, так еще и на других кидается. После такого Манефис будет просто обязан пойти к фараону и потребовать от него остановить Ранусера ...
Так и оказалось - вечером в больнице появились солдаты в шлемах, с щитами и мечами, а также пара чародеев. Один из них поинтересовался :
- Где маг Ранусер?
Пинтаура так и подскочил к ним :
- Вон он! Новых больных травит!
Маги подошли к нему :
- По приказу фараона Пиопи III ты арестован. Если не пойдешь за нами добровольно, мы применим силу.
Ранусер посмотрел на Пинтауру :
- Боги не допустят несправедливости и покарают тех, кто творит зло.
- Иди, иди отсюда! Поздно ты о богах вспомнил!
- Я о них не забывал, в отличие от некоторых ...
- ... И отраву свою забери!

... Эту ночь Ранусер не сомкнул глаз. Ну почему, почему он не сдержался? Зачем нагрубил Пинтауре? Ведь должен же был сообразить, что за этим последует ... Хотя, рано или поздно Пинтаура доложил бы Манефису о более действенном лекарстве, и тот бы попытался убрать Ранусера. Так что лучше разобраться сейчас, пока еще не так много заболевших - и умерших от лекарства Манефиса ...
В конце концов, Ранусер задремал. И проснулся только когда стражник, гремя связкой ключей, открыл дверь :
- Пора идти на суд ...
Ранусера привели в большой зал дыорца фараона. Справа от трона, на котором восседал Пиопи III, сидели девять самых уважаемых магов. На столиках перед ними стояли кувшинчики с зельями и чаши. Слева от фараона сидели писцы. Перед всеми ими расположились Манефис и его ученики, в том числе и Пинтаура. За ними вдоль стены стояли люди - в том числе Нитар и Ниртах с Ренитис. Ранусера посадили на циновку сбоку от Манефиса. Как только он сел, фараон подал знак и один из писцов :
- Сегодня мы собрались здесь, чтобы разрешить спор между магами Манефисом и Ранусером. Уважаемый Манефис обвиняет Ранусера в злых чарах и отравлении людей. Ранусер обвиняет уважаемого Манефиса в создании слабого и опасного для здоровья лекарства. Нам предстоит узнать, кто из них прав, а кто виноват, и определить наказание виновному. Слово предоставляется многоуважаемому магу Манефису.
- Благодарю. Все вы знаете, что я много сил отдал на то, чтобы все мы были живы и здоровы. Я не только избавил всех нас от эпидемии Белой Плесени, но и вылечил королеву Иссу! Это благодаря моим заслугам нам удалось сохранить привезенных с Земли животных и растения и избавить их от смерти на этой планете. Именно тогда я начал создавать лекарство, способное вылечить не только корову или осла, но и человека. И вот я его создал. Заметьте : создал из наших трав, которые мы столько лет везли сюда с Земли, а потом чуть не потеряли здесь! Это лекарство прекрасно справляется с болезнью, которая сейчас перекинулась и на людей. Но некоторые не просто усомнились в этом, но и создали самую настоящую отраву - из листьев местных растений! А все мы знаем, что растения Небесного Египта непригодны ни для еды, ни для приготовления зелий! Но маг Ранусер не просто наплевал на это - он начал поить своей отравой всех подряд! А когда я попытался его остановить, он осыпал меня оскорблениями! Где это видано : безнаказанно оскорблять уважаемого старого человека?! ... Я обвиняю мага Ранусера в пренебрежении безопасностью колдовства, отравлении людей и неуважении ко мне.
Как только Манефис замолчал, писец встал и спросил :
- Маг Ранусер, у Вас есть, что на это ответить?
- Есть ...
Ранусер рассказал о том, как столкнулся с болезнью на стройке, искал лекарство и летал за ним. В конце он озвучил мучавшие его вопросы :
- ... Все мы знаем, что в случае эпидемии обнаруживший ее маг должен немедленно сообщить остальным. Почему же уважаемый Манефис этого не сделал? Я ведь не выключал Голос Ра в своей хену! А еще я оказался свидетелем того, как лекарство уважаемого Манефиса вызывает такие вещи, как расстройство живота. Почему так происходит? ... Я требую обследовать излеченных мной рабочих ...
- Они погибли! - встрял Пинтаура. - Твое лекарство убило их!
- Отвечайте только тогда, когда к вам обратятся, - произнес писец.
- Погибли? - удивился Ранусер. - Не может быть ... Тогда позвольте спросить у уважаемых Ниртаха и Ренитис, как они себя чувствуют и не кружатся ли у них головы.
- А они здесь при чем?! - на лице Пинтауры появилось удивление.
- Вчера утром у госпожи Ренитис была желтая сыпь, а у уважаемого Ниртаха кружилась голова. Они оба приняли мое лекарство, и теперь я хочу узнать, как их здоровье.
- Мы прекрасно себя чувствуем! - крикнул Ниртах.
- Отвечайте только тогда, когда к вам обратятся, - напомнил писец.
- Я требую, чтобы их обследовали, - произнес Ранусер.
- Ты и их отравил! - Пинтаура, наконец, пришел в себя.
- Мы здесь для того, чтобы узнать правду, - произнес фараон. - Приказываю : обследовать кормчего Ниртаха и его жену Ренитис и установить, действительно ли они болели и были излечены.

Пока маги наливали зелья в чаши, стражники подвели к ним Ниртаха и Ренитис. Когда все было готово, один из чародеев ткнул кинжалом в палец Ренитис и сразу же опустил его в чашу с Показывающим Болезнь. Тем временем другой чародей то же самое проделал с Ниртахом. Потом маги довольно долго изучали фигуры в чашах и тихонько переговаривались. Наконец, сухонький старичок с аккуратной бородкой, в котором Ранусер сразу же узнал мага Ментухотепа, объявил :
- Господин Ниртах абсодютно здоров. Госпожа Ренитис почти здорова : болезнь скоро покинет ее тело.
- Этого не может быть! - заявил Манефис.
- Вы можете сами посмотреть ... - Ментухотеп показал на чашу с зельем.
Манефис так и сделал. Не увидев в чаше ничего опасного, он проворчал :
- Они, небось, потом еще и моего зелья выпили ...
- Наверняка там, на стройке, появились новые больные ... - произнес Ранусер.
Манефис сразу понял, к чему он клонит :
- Не позволяйте ему травить людей!
- Эта болезнь смертельная, - один из магов, сидевших возле фараона, оторвался от чаши с зельем. - Так что если ее не лечить, человек все равно умрет ... Мы должны попробовать.
- Да будет так, - произнес фараон. - Если твое зелье, Ранусер, убьет больного, ты отправишься следом за ним!
Но привезенный прямо со стройки весь пожелтевший рабочий преспокойно выпил лекарство Ранусера, и сразу же почувствовал себя лучше. Пока маги разбирались в картинах Показывающего Болезнь, пятна на коже порядком напуганного парня начали уменьшаться ...
Ментухотеп заявил :
- Рабочий идет на поправку прямо на глазах ... Думаю, мы убедились в том, что лекарство мага Ранусера работает. Да, оно сделано из опасных для нас растений. Но разве мы не используем яды для лечения? Используем. Так почему бы и нет? Особенно после столь впечатляющего успеха ...
- Вы можете точно так же проверить лекарство уважаемого Манефиса? - спросил его Ранусер.
Тот так и подскочил на месте :
- Да как ты смеешь оскорблять меня своими сомнениями в моих способностях?! Я стал магом, когда тебя еще на свете не было! Видите, Ваше Величество? Никакого уважения!
- Ответь нам, Ранусер, почему ты сомневаешься в лекарстве уважаемого Манефиса? - спросил фараон.
- Со всем моим уважением к Манефису, вчера, в больнице на стройке, я своими глазами увидел, что его лекарство небезопасно : у принявших его рабочих случились расстройства животов ...
- Это из-за того, что тамошний лекарь неправильно лечил их! - встрял Пинтаура.
- ... Вот потому я и прошу проверить лекарство Манефиса - чтобы узнать, действительно ли оно такое, как говорят.
- Наше лекарство избавляет из болезни! Надо только правильно его принимать! А Ранусер лжет!
- Ты же сам давал свое лекарство больным! - не выдержал Нитар. - Помнишь, как Килифа скрутило?
- А перед этим ты напоил его непонятно чем!
- Я к нему не прикасался! Ты сам всех лечил!
- Прекратите! - остановил их писец и посмотрел на фараона. - Как я вижу, магу Нитару есть, что сказать ...
Пиопи III кивнул, и писец повернулся к зрителям :
- Говори, маг Нитар.

Тот вышел на середину зала и рассказал, как на стройке люди начали болеть и умирать - не только и даже не столько от болезни, сколько от лекарств, присланных Манефисом. Поведал Нитар и о том, как Пинтаура поначалу мнил себя великим магом, а когда его пациенты стали умирать, поджал хвост и попросту сбежал. А рабочие, которых лечил Ранусер, умерли от того, что Пинтаура напоил их зельем Манефиса ...
- Вот видите! - заявил тот. - Даже мое лекарство не спасло их!
- С ними было все хорошо, пока Пинтаура не напоил их, - произнес Нитар.
- Если бы они не пили зелья Ранусера, то были бы живы!
- Но Ниртах с Ренитис живы и здоровы!
- Позвольте узнать, маг Пинтаура, проверили ли вы совместимость своего лекарства с лекарством Ранусера? - спросил один из магов, сидевших возле фараона.
- В этом не было необходимости - я и так видел, что ...
- Вы, любезный, забыли азбучную истину : лекарства надо проверять на совместимость друг с другом.
- Они страдали!
- Это мог быть процесс выздоровления. Маг Нитар, Вы подтверждаете, что рабочие, выпившие лекарство Ранусера, испытывали неприятные ощущения или боли?
- К стыду своему, я этого не видел ... - Нитар посмотрел в пол.
- Мы проверим лекарство уважаемого Манефиса, - произнес Ментухотеп.

Писец распорядился, и вскоре на столике перед магами стоял кувшинчик с лекарством Манефиса. Чародеи попробовали его Зеркалом Ядов и Зеркалом Лечения и увидели то же самое, что и Ранусер - Ментухотеп сообщил :
- Лекарство уважаемого Манефиса имеет массу побочных эффектов. А действенность его против болезни намного ниже, чем у лекарства Ранусера ...
- Не может быть! - Манефис так и подпрыгнул на месте. - Мое средство полностью излечивает болезнь!
- Вы сами можете убедиться ... - Ментухотеп показал на стоящие перед ним чаши.
Манефис так и подскочил к ним. В Зеркало Ядов он глянул лишь мельком - его больше интересовало Зеркало Лечения. Чуть ли не полчаса Манефис разглядывал его, словно пытался высмотреть, что Ранусер испортил в его зелье. Но так и не увидел - Зеркало Лечения показывало лишь насколько лекарство действенно против болезни, и ничего более ...
Оторвавшись от чаши, Манефис наградил своих учеников недовольным взглядом :
- Это не мое зелье. Это самая настоящая подделка.
- А как Вы объясните, что она была у одного из чиновников? - поинтересовался Ментухотеп. - Ведь, кроме Ваших учеников, больше никто его не распространял ...
- Не знаю. Я знаю только одно : ни я, ни кто-либо из моих учеников не мог сделать такое!
- И на стройке Пинтаура тоже подделкой лечил? - встрял Ранусер.
Манефис сделал вид, что ничего не слышал :
- ... Клянусь, я найду того, кто сварганил это пойло! Он у меня попляшет!
- Уж постарайтесь, уважаемый Манефис. А то мне было бы очень жаль узнать, что к этому, как Вы изволили выразиться, пойлу приложил руку кто-то из Ваших учеников. С другой стороны, имеет смысл получше изучить волшебные свойства растений Небесного Египта - этим я предлагаю заняться уважаемому Ранусеру ... - Ментухотеп посмотрел на фараона. - Мы все видели, что лекарство мага Ранусера прекрасно действует, Ваше Величество. И я не вижу смысла обвинять его в чем либо ...
- Да будет так, - произнес Пиопи III. - Приказываю : с мага Ранусера все обвинения снять, из-под стражи освободить ; магу Манефису - разобраться со своим лекарством и привести его в порядок.

... Как бы ни было обидно, но на людях не стоило выяснять, кто напортачил с лекарством. А пока они добирались к себе, Манефис немного поостыл - и потому, когда настало время спросить с учеников, заговорил относительно ровным голосом :
- Объясните мне, что за безобразие получилось с нашим лекарством. Откуда взялось это ... пойло?
- Им занимался Манирапис, - напомнил Пинтаура.
Тот аж подпрыгнул :
- Почему чуть что, так сразу я?! Ты же сам говорил, что Итернаф и Сикалаура придумали новое зелье! Я тогда еще удивился : они же занимались лекарством для коров ...
- Ну да, - подтвердил Итернаф. - И когда Пинтаура заговорил об эпидемии, мы сразу же пустили его в дело. Коровы начали выздоравливать ...
- Какие коровы?! - поинтересовался Манефис.
- Вы же сами говорили, что у Симаниса мор начался! – напомнил Манирапис. – Я свел его с Итернафом, он передал ему лекарство, и у Симаниса все наладилось. А почему Вы решили, что оно поможет людям, этого я не знаю ...
- Мне сказали, что у вас готово лекарство против надвигающейся эпидемии!
- Ну да - на коров Симаниса напала ...
- Какие ... коровы?! Мы говорим о людях!
- Да понимаю я, что мы о людях говорим. Но Итернаф и Сикалаура занимались лекарством для коров ...
- Да оставь ты коров в покое - да хранит их великая Хатхор! Мы о людях говорим!
- А при чем здесь люди? Итернаф и Сикалаура делали лекарство для коров ...
- Ты же сам говорил, что готово лекарство от наступающей эпидемии! – встрял Пинтаура. – Помните, Учитель?
- Ну да, говорил, – ответил Манирапис. – Я узнал о том, что лекарство готово, от Сикалауры. Ну и сразу же сообщил Учителю ...
- Ты сказал, что готово лекарство от новой болезни - так? – поинтересовался Манефис.
- Так - от новой болезни коров. Они опять начали умирать непонятно от чего ...
- Опять ты о коровах?! Мы о людях говорим!
- Ну так и я о том же. Я сообщил вам, что лекарство, которым занимались Итернаф и Сикалаура, готово! А они занимались лекарством для коров! Об этом же все знают ... – Манирапис огляделся. – А пару дней назад я узнал, что они сделали новое зелье - для людей ...
- Ничего такого мы не делали! – заявил Сикалаура. – Мы еще с коровами не разобрались - на них опять мор напал ...
- Какой мор?! У Симаниса все выздоровели, а больше никто не жаловался!
- Нам Пинтаура сказал ...
- Я говорил, есть подозрение, что болезнь коров может передаваться людям! – заявил тот. – А вы о чем подумали?
- Мы подумали о том, что надо усовершенствовать лекарство для коров! И мы его усовершенствовали! А потом сообщили Учителю - тебя тогда не было ...
- Для коров?! – взвился Манефис. – Вы же говорили мне, что готово лекарство против наступающей эпидемии!
- Ну да - эпидемии среди коров. Пинтаура нас озадачил, так мы и постарались ...
- Да что вы мне говорите! Вы сообщили, что у вас готово лекарство против эпидемии ...
- ... Коров, Учитель!
- Вы говорили о людях!
- Так Пинтаура же опасался, что эта гадость может перейти на людей! Вот мы и постарались ...

- ... Мы победили, Ранусер! – радовался Нитар. – Ты победил! Теперь люди не будут умирать!
- Давайте отпразднуем! – предложил Ниртах.
- Отпразднуем потом, – ответил Ранусер. – Я просто не могу сейчас пировать, когда люди вокруг умирают. Отпразднуем, когда победим болезнь ...
Но ждать ему пришлось намного дольше, чем он думал в тот день. За первой болезнью пришла вторая, следом третья ... Чтобы противостоять им, не только Ранусеру, но и другим магам пришлось-таки искать лекарства здесь, в джунглях и степях Небесного Египта. В конце концов, они победили – люди перестали болеть и умирать. Но далось это дорогой ценой : самих людей умерло больше половины, а привезенные с Земли растения и животные погибли почти все – кроме нескольких десятков поселившихся в храме кошек и собак.
Но все это будет потом. А пока Ранусер наслаждался своей победой ...

Последний раз редактировалось glider; 15.09.2007 в 23:51.
 

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 19:01. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.