Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #41  
Старый 22.01.2019, 00:33
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,064
Репутация: 917 [+/-]
7568.
Скрытый текст - Глава четвертая:
3

Лагерь для беженцев представлял из себя россыпь белых холщовых палаток, проставленных на зеленом лугу в низине между кольцевых холмов.
Было время, говорили мне учителя, когда лагерь размещался в монолитном здании, длинном доме из бетона и металла, однако, обучаемых манили луга и холмы, и ничто их не влекло так, как чудеса нижнего мира, а потому, со временем, мудрые сенобиты решили разместить их прямо среди красот и чудес природы Ардалиса.
В этом лагере, людей, которых сенобиты обидным образом называли «беженцами» - так, словно бы их не сманили вниз из родных домов, но они сами приняли решение рухнуть – обучали жизни на дне гравитационного колодца.
Это была совершенно новая жизнь. Существование, чуждое всему предшествовавшему их опыту. Им приходилось заново учиться передвигаться, ориентироваться в пространстве, есть, пить, спать, испражняться. Им приходилось учиться преодолевать дикую помесь шокирующей агорафобии – ведь их больше не окружали ни переборки, ни стены тоннелей, а только небо и бескрайний простор, и вместе с тем, клаустрофобии – ведь теперь они всегда были прижаты лишь к одному краю обитаемого мира, и сколько бы пространства не пропадало между полом и потолком палатки, они была обречены толпиться, прижатые к первому.
Хотя сенобиты тотчас же отличили нас от обычных беглецов, со временем они, поразмыслив, также направили нас в лагерь для беженцев. Какой бы спешной не была наша миссия, к путешествию по Сину мы станем готовы еще не скоро.
Нас ждали долгие месяцы обучения, тренировок и упражнений.

4

Кросс-поход по холмам Ардалиса – это завершающее упражнение лагеря для беженцев. Своего рода экзамен перед выпуском вниз. Семьдесят пять стадиев в полной выкладке, костюме химической защиты и противогазе. На время. Далеко не все выполняли поставленную задачу с ходу, в первый раз. Очень многие из беженцев, понурые, возвращались в лагерь. Я смог.
К вечеру, залитый потом, я достиг последней контрольной точки, заработав, тем самым, свой билет вниз. Помимо осознания важности моей миссии для общества, была и еще одна вещь, которая поддерживала меня.
Герта смогла.
Я немало расспрашивал сенобитов о Герте из Йорвингде. Хотя грозный авиатор уже никак не мог проверить, исполняю ли я его волю, достоинство не позволяло мне даже попытаться нарушить свое обещание.
Возможно, погибни Герта при посадке, моя миссия сделалась бы проще. Иначе она сложилась бы и в том случае, если бы Герта не смогла адаптироваться к жизни на дне гравитационного колодца, если бы не сдала экзамен, и если бы осталась жить в холстяной палатке лагеря для беженцев.
Но она сдала. А значит, наше время на Ардалисе истекало.
Син ждал нас.
На исходе седьмого месяца, лодочник пришел в нашу палатку, чтобы познакомиться лично.
Историки говорили, что миссия лодочников, переправляющих потерянные души из среднего мира в нижний, отличается изрядной древностью, и описывается уже в древнейших из дошедших до наших времен мифах. Река Стикс – единственный способ безопасно опуститься в Син.
Лодочник показал нам свою лодку – два длинных, узких веретена из герметично пригнанных досок. Дравиды называли такую лодку «катамаран». Снизу к нему пристегивалась гондола обтекаемой формы, сейчас плотно прижатая к корпусу, хотя позднее, во время плавания, она могла далеко отходить от него на металлических талях. Газовые резервуары были сдуты, и сейчас представляли из себя просто пустые обвисшие мешки.
Лодочник объяснял, как именно мы будем спускаться, и что именно нам предстоит, и я все больше убеждался в мысли, что спуск в Ардалис был вовсе не самой страшной, и вовсе не самой опасной частью нашего путешествия. Но лодочник только смеялся над нашими страхами, и говорил, что за время его службы не случилось ни одного несчастного случая.
Когда пришло время, мы распрощались с Ардалисом. Ни с кем мы так и не сошлись в этом странном и диковинном мире, и ничто нас с нем не удерживало. Наш дом был много выше, а цель нашей миссии – много ниже, а потому, прощание с Ардалисом, со всей его едой, не выжало из нас ни слезинки. Говорят, внизу гораздо – гораздо, как ни сложно это себе вообразить, больше еды.
И больше чудес.
Наш Стикс был широкой и полноводной рекой. Гладкая, глубокая синева ее не выглядела ни мутной, ни опасной. Здесь, в плесе, она не пугала даже непривычного к таким массам воды выходцам из среднего мира.
Но это впечатление было обманчивым.
Несколько дней мы плыли в фарватере, расслабленно загорая на палубе, общаясь, либо же просто сидя на краю палубы, болтая ногами в воде, и глядя на проплывающие мимо зеленые пейзажи.
К концу недели, течение заметно усилилось. Река стала бурной, непредсказуемой. Лодочник, собранный и напряженный, лавировал среди стремнин.
Рев мы услышали за несколько часов до того, как горизонт застлало влажное белое облако.
Мы приближались к водопаду.
Крупные планетоиды по своей форме всегда близки к правильной сфере. Гравитация, своей мощью, вдавливает всякое тело в ядро планеты, разглаживает всякую выщерблину, всякий пик или провал, норовя превратить его в гладкую и округлую поверхность сферы минимально возможного диаметра. Когда-то, так произошло с Землей.
Однако, то речь о больших планетах. Ардалис – тело маленькое, гравитация у него детская, и за отпущенный ему срок он еще не успел приобрести правильную сферическую форму.
Если смотреть со стороны эклиптики, зенитная часть Ардалиса срезана, словно бы топором самого Бога. На тысячах квадратных стадиев, покатый изгиб поверхности сферы сменяется бескрайней плоскостью. Рубеж этой равнины – излом, на микроуровне, с поверхности Ардалиса, выглядящий как край бесконечного плато, который вдруг выскальзывает из под ног, и оборачивается острой как бритва кромкой исполинского горного кряжа. Вектор гравитации здесь резко меняет угол, и широкая река внезапно оказывается водопадом – гигантским, невозможным водопадом высотой в сотни стадиев. Миллионы тонн воды с ревом устремляются в бездну с ускорением свободного падения. Миллионы тонн брызг разгоняются до такой степени, что они преодолевают первую космическую скорость – весьма невысокую, для Ардалиса, и поднявшись в небо, перестают падать. Они разделяются на гигантские фонтанные струи, исходящие опадающими вниз брызгами так, что они приобретают перистую форму, и поднимаются все выше и выше. Верхние кромки этих перьев, наконец, поднимаются настолько высоко, что их начинает остужать космический холод, однако, гравитационный якорь – древняя технология, удерживающая атмосферу и гидросферу Ардалиса – не дает им испариться. И они замерзают, превращаясь в изящный, витьеватый, покрытый мириадами ледяных шипов терновый венец, вращающийся вокруг планетоида. Это кольцо Ардлиса.
Мгновение, мы молчим, завороженные грандиозным и неслыханным зрелищем. А потом, нас приводит в себя крик лодочника:
- Все внутрь! Задраить люки!
Мы быстро забираемся в гондолу. Край водопада все ближе. Ревущая бездна.
Мы закручиваем вентили, герметизируя гондолу. Рассаживаемся в кресла, застегиваем ремни безопасности.
- Приготовьтесь! – орет лодочник в интерком.
А еще миг спустя, его слов уже не расслышать даже в наушниках.
Мы зависаем на краю бездны, еще миг – падаем! Ускорение свободного падения! Сила противодействия вжимает меня в спинку кресла. За армированным иллюминатором только клубы белой пены, бешенные потоки воды. А потом, в какой-то момент, они иссякают, и я вижу небо. Глубокое, фиолетовое небо, вертикальную стену зеленой поверхности, и голубую ленту реки, текущей (падающей?) параллельно нам. Но она с каждым мигом от нас все дальше и дальше. Изгибается поверхность плато?
Нет! Это мы!
Мы взлетаем.
Лодочник нажимает на верную кнопку, и емкости с газом содрогает зажигание. Работают ракетные двигатели. Теперь, на ракетной тяге, мы вырываемся из облака изморози и ледяного крошева. Лодочник маневрирует.
Мы уже не летим и не падаем. Нет – мы скользим, словно конькобежец, по бескрайней глади увитого тончайшими узорами изморози льда. Лодка бежит по ледяному перу, словно буер. Бежит к венцу тернового шипа.
Атмосферы Ардалиса и Сина соприкасаются на оси крепления гравитационного якоря. Всякий раз, когда венчик ледяного шипа касается этого места, проходя через меридиан гравитационного якоря, он начинает таять, входя в теплые слои атмосферы.
Мы продолжаем скользить к тающему, истончающемуся на глазах венцу ледяного шипа.
Поток, который низвергается на поверхность Сина, сложно назвать дождем. Это сплошная стена воды. Река без берегов. Водяная плеть, которая, изгибаясь под действием силы Кориолиса, словно отпущенная тетива лука, хлещет поверхность Сина.
Лодка приближается к краю шипа. Ход ее замедляется.
- В добрый путь! – орет лодочник в наушниках – Передавайте им там привет!
Гондола отстегивается с талей. Лодка делает вираж на ракетных двигателях, разворачиваясь, чтобы рухнуть вниз (вверх?), на Ардалис, и вновь погрузиться в реку, но мы этого уже не узнаем.
Гондола скользит вниз по космической реке, реке без берегов.
В Син.

Ответить с цитированием
  #42  
Старый 23.01.2019, 01:34
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,064
Репутация: 917 [+/-]
4672.
Скрытый текст - Глава четвертая:
5

Дух захватывает от бескрайнего простора соленой воды. Во все стороны. До самого горизонта.
Плюхнувшись на воду, наша гондола стала лодкой. Ее герметичный полированный корпус из плотно пригнанных досок на вид во многом напоминает субмарины старобытных времен. Но это только поначалу. Совсем скоро, мы с историками ставим мачты, и поднимаем паруса – и вот уже она выглядит не как субмарина, но как пиратский бриг.
Парус – великое изобретение человеческого разума, замечательно универсальное, и актуальное во всех мирах. В Кластере и Вихре, матросы поднимают паруса, чтобы скользить сквозь пустоту от мира к миру, ловя напряжение солнечных лучей. Син – мир настолько огромный, что здесь матросы ловят парусами потоки воздушных масс, вызываемые к жизни разницей в атмосферном давлении. Ветер – дыхание Сина.
В морском путешествие время тянется медленно. Оно сгущается, словно смола. Движение неощутимо. Нет никаких перемен на горизонте. Никакие тела не движутся в поле зрения. Только звезды, как и прежде, ночами скользят над головой, отмеряя пройденные нами долготы.
Было время, когда весь Син был покрыт теплыми пресными океанами. В те дни его климат был благодатным и мягким. Воды окружали зеленые континенты, и россыпи островов. Они испарялись под жаром солнечных лучей, чтобы пролиться обильными дождями в глубине материков, вновь и вновь запуская цикл жизни.
Те дни давно прошли. Атмосфера Сина медленно, но верно улетучивается, а вместе с ней, поколение за поколением снижается температура кипения воды. Облака поднимаются над океанами для того, чтобы уже никогда не пролиться на них дождем. Они или поднимаются все выше и выше, уходя в пустоту, и становясь частью колец Сина, или оседают ледяными торосами на полярных шапках. Эпоха обширных пресных океанов сменилась эпохой мелких соленых морей, растянувшихся вдоль экваториального пояса. Космические реки, стекающие с Ардалиса, продолжают питать их – это амбициозный геоинженерный проект, но он не в силах побороть энтропию.
С каждым поколением, суровая тайга и скудные степи все больше и больше теснят влажные тропические джунгли, отвоевывая у них широту за широтой. Однажды, северная степь, и южная тайга сомкнутся на экваторе, а материки Сина окончательно превратятся в возвышающиеся над солеными болотами плато.
Впрочем, к этому моменту, живых свидетелей уже не останется.

6

Море закончилось неожиданно, без берега, или каких-либо его признаков. Море так кончаться не должно.
Все так же во все стороны, до самого горизонта, простиралась бескрайняя зеркально-голубая гладь, но лодка вдруг затормозила – в этот момент, все мы попадали с ног, внезапно ощутив, наконец, движение. Днище с шипением заскользило по песчаному дну, а затем, судно окончательно замерло, слегка накренившись на правый борт.
«Приплыли!» - констатировал Фуко.
Дальнейшее стало первым из множества испытаний подготовке, полученной нами на Ардалисе. Погрузив наш скарб в наплечные мешки, мы спустились в воду.
В том месте, где лодка села на мель, глубина достигала моей груди. Небольшая рябь, бежавшая по воде, обернулась раскачивающими все тело волнами. Я шагал, стараясь держаться северного направления, после каждого шага с усилием выдергивая из песка вязнущие ноги, и думая о том, что произойдет, если я оступлюсь, или если волна опрокинет меня. Смогу ли я удержаться на поверхности воды? Или же камнем пойду на дно, захлебываясь потоком, который хлынет в мои рот и ноздри? Движение в воде должно быть, на первый взгляд, подобно движению в мирах Эротического Кластера. Можно точно так же расслабиться, и двигаться во всех трех плоскостях, отталкиваясь от неподвижных тел. Но это обманчивое ощущение. Вода такая плотная, такая густая, такая чужеродная, в сравнении с родной мне воздушной средой…И главное – всюду, даже в воде, ощущается извечный гнет гравитации, норовящей прижать меня к морскому дну.
Глубина довольно быстро снизилась до уровня пояса, затем колена. Однако, достигнув колена, она словно бы передумала снижаться, и оставалась на этом уровне многие стадии. Утро сменилось днем, день вечером, а мы все брели по обмелевшему морю. Спустя какое-то время, на горизонте показались строения, и мы обрадовались, думая, что вышли, наконец, к берегу. Однако, приблизившись, мы поняли, что это не строения, а корабли. Огромные, проржавевшие, они лежали на дне моря. Сухогрузы, контейнеровозы, танкеры, покрытые облупившейся краской и подтеками ржавчины, слепо пялящиеся в небо пустыми иллюминаторами, они казалось здесь совершенно чужеродными. Сложно было поверить, что когда-то это море было настолько глубоким, что подобные исполины могли вольно бороздить его. Сложно поверить, что когда-то Син был настолько изобилен товарами и благами, что все эти трюмы могли быть заполненными.
Мой взгляд скользил по надписям, сделанным линейным письмом, и гордо венчающим борта и кормы судов. Скользил по ярким флажкам и вымпелам, треплющимся на их мачтах. По загадочным символам и эмблемам, вероятно, говорившим знатоку что-то о нациях и государствах, с которыми были связаны эти корабли. Я думал о людях, которые жили этим морем, и тем миром, берега которого оно омывало. О тех, кто служил на этих судах, и бороздил просторы Сина. Что стало с этими людьми? Что стало с этим миром?
Мы переночевали на теплом ржавом борту лежащего боком сухогруза. Волны затекали внутрь его корпуса, где-то далеко внизу, и гулко клокотали внутри, резонируя от множества металлических переборок. Я лежал, прислонившись ухом к металлу, а море Сина напевало мне колыбельную.

Ответить с цитированием
  #43  
Старый 24.01.2019, 00:47
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,064
Репутация: 917 [+/-]
8342.
Скрытый текст - Глава четвертая:
7

К середине следующего дня море, наконец, закончилось. Глубина снизилась сперва до уровня икр, затем до щиколотки, а потом мы побрели по зыбкому грязевому болоту. Еще несколько стадиев спустя, влага окончательно ушла вглубь грунта, и дно моря превратилось в соленую пустыню. Плотный, хрустящий солевой наст трескался под нашими ногами. Носоглотку жгла мельчайшая соленая пыль, рассеянная в воздухе.
Остовы сухогрузов встречались все чаще, словно чайки, обозначая для нас направление, в котором лежит суша. И все же, прошло еще немало времени, прежде чем мы, совершенно изможденные, привалились, наконец, к выветренному бетону портового мола.
- На моих картах это место обозначено, как Новоград-Лунный. - заявил мастер Фуко.
- Богатый, должно быть, был город?
- Должно быть.
Хотя некогда сразу за молом, должно быть, начинался морской порт, сейчас от него остались только присыпанные песком бетонные фундаменты. По всей видимости, после того, как океан ушел из Новограда, его жители разобрали здания и ставшую уже ненужной инфраструктуру. Некогда богатый город превратился в скопище ям и фундаментов, напоминающий чем-то место проведения археологических раскопок. Лишь где-то далеко на севере, в нескольких стадиях пути (опять брести по песку!), виднелись строения.
Это были высокие кособокие дома из саманного кирпича и строительных отходов. Жалкие, почти трущобы. В новой цивилизации не было видно и следа того величия, что было присуще строителям кораблей. Жители обитаемой части Новограда выглядели падальщиками, побирающимися на трупе кого-то неизмеримо более великого.
Кривые улочки были почти безлюдны. Час сиесты, когда все прячутся от послеполуденного жара. Мы брели по жилому району в поисках какого-нибудь общественного здания, в котором можно будет присесть отдохнуть. На улице было тихо. Слышно было, как ветер шелестит бумажным и полиэтиленовым мусором, груды которого заполонили проезжую часть. Тихонько клокотала вода, или иная жидкость в жестяных канализационных трубах, которые вились прямо по внешним стенам домов. Поскрипывал на крыше ближайшего здания флюгер, замеряющий скорость ветра.
В подворотне, на куче мусора, играли чумазые дети. На лавке неподалеку, валялся в полудреме пьяный оборванец. Возможно, он был родичем кому-то из этих детей, но это не смущало ни первых, ни второго.
- Как они так живут? – возмущенно фыркнул я.
Фуко ткнул пальцем в детей.
- Ха. Здесь все не то, чем видится, Протектор. Приглядитесь к их лицам. Что вы видите?
Я пригляделся. У каждого жителя Сина на глазах были маленькие, плотно прилегающие очки.
- Это что такое?
Фуко подошел к пьяному, снял с его глаз очки, и предложил мне.
Я, недолго поколебавшись, надел. И тотчас же все вокруг преобразилось. Уродливые строения вдруг стали изящными и величественными небоскребами, сухие пустоши вокруг – пышущими сочной зеленью садами, куча мусора – детской площадкой, а оборванцы на улицах обрели некое неуловимое внутреннее величие, уверенный и достойный вид.
- Эти люди живут не в той реальности, к которой вы привыкли, протектор! – сказал Фуко, отнимая у меня волшебные очки – Она дополнена. Забудьте все то, что привыкли слышать о Сине, живя в среднем мире. Здесь все совсем иначе!
Одетый в вышитую рубаху старик, благородного вида, бредущий нам навстречу, поднял взгляд на флюгер, нахмурился, затем посмотрел на нас, и что-то сказал. Язык был очень непривычный, состоящий из множества отрывистых коротких слов, часто, кажется, дублирующих друг друга. Я отметил также, что этот человек очков не носил.
- Что он говорит? – спросил я у Фуко.
Вместо него, мне ответил Сивовус.
- Что сухой ветер несет бурю из степи. Будет смерч. Предупреждает нас. Это мунспик. – пояснил он, после недолгой паузы – Аналитический язык. Удобно болтать о всякой чепухе.
- Сивовус у нас специалист по языкам и письменным системам. – пояснил Фуко.
Старик, тем временем, рассмеялся, оглядев нас, и принялся спрашивать о чем-то, тыкая скрюченным пальцем в наши вещевые мешки.
- Он спрашивает, не беженцы ли мы из среднего мира, и просит показать наши вещи.
- Наши вещи? Но зачем это ему? – удивленно спросил я.
Сивовус перевел мой вопрос. В ответ – короткое слово.
- Обмен.
Это было уже интересно. Не столько из необходимости, сколько из любопытства, я сгрузил свой наплечный мешок на деревянный тротуар, распустил шнуровку, и принялся выкладывать скарб.
Общество Эротического Кластера, в своей безвозмездной щедрости, снабдило нас небольшим запасом гороховых галет. Людям показалось излишним давать нам с собой в дорогу обильные запасы еды – это было бы достаточно странно с учетом того, что мы держали путь не куда-нибудь, а в Син. Тем не менее, именно это незамысловатое яство вызвало наибольший интерес старика. Схватив парочку галет, он принялся их грызть, жизнерадостно хихикая. Я же, тем временем, изучал планетянина. Здешние жители сильно отличались от людей Эротического Кластера. Наш новый знакомец был стар – в среднем мире это редкость, мало кто доживает до седых волос, здесь же, в мире нижнем, я успел повстречать немало морщинистых и седых людей. Сложно было сказать, связано это с тем, что условия нижнего мира благоприятствуют долгой жизни, либо же, напротив, с тем, что люди здесь стареют рано. Сразу же обращал на себя внимание могучий каркас мускулов – ноги, как каменные столбы, широкие плечи, узловатые сухожилия и суставные сумки, просматривающиеся под тонкой хлопчатобумажной футболкой. Этот человек, даже в старости, был очень силен. Гравитационный колодец с детства закалял его тело, предавая его всем мыслимым испытаниям, и я не сомневался, что при желании, впади он в ярость, он смог бы сломать меня – любого из нас – как соломинку.
Наш новый знакомец, тем временем, загреб своей большой, как лопата, ладонью горсть галет, и пошел через дорогу на другую сторону улицы, жестом велев нам следовать за ним.
На первом этаже здания напротив располагалось большое общественное помещение со стеклянной витриной. Фуко, следуя за стариком, вскользь отметил, что это бакалейная лавка.
Они ненадолго скрылись в лавке. Покуда я собирал вещи обратно в мешок, историк, и его новый знакомый уже вернулись. Фуко тащил громадную корзину ярких плодов. Ничего похожего в среднем мире я не пробовал, но выглядели они весьма аппетитно.
Сивовус хмыкнул.
- Еда. Они, конечно, полагают, что все спустившиеся в нижний мир сделали это только ради еды.
Я сдержанно улыбнулся. Если бы только здешние жители знали о нашей миссии!
- Спроси его, пожалуйста, где мы можем отдохнуть с дороги. И поспрашивай на счет проводников.
Сивовус принялся что-то втолковывать старику, Фуко же, тем временем, впился зубами в сочный фрукт. Или то был овощ? Я тоже взял попробовать.
Совсем вскоре мы уже вереницей шли по улице за нашим провожатым. Модаг – именно так звали старика, утверждал, что буквально за углом есть странноприимный дом, в котором нас охотно примут. По его словам, сможем мы там отыскать и провожатых.
Мы свернули на длинную улицу, изгибающуюся между скособоченными десяти-двадцатиэтажными домами из саманного кирпича. Хотя их нижние этажи и были побелены известью, и украшены росписью и рельефами, верхние выглядели так, точно в они любой момент готовы обрушиться на головы прохожим.
Подозреваю, что периодически так оно и случалось.
Под конец, улица стала идти с небольшим уклоном вниз. У места, на котором она должна была сливаться с идущей ортогонально, улицу поперек перегораживало нечто, что я поначалу счел будкой со множеством окон, и массивными антеннами на крыше. Однако, достаточно скоро я разглядел колеса под полом странного домика. Это было какое-то транспортное средство, вроде лодки, но предназначенное для путешествий по суше.
- Это троллейбус. – пояснил Фуко.
Мы обошли троллейбус, перегородивший улицу таким образом, что между глинобитной стеной ближайшего здания, и его корпусом оставался проем в локоть шириной. Обойдя его, и выйдя на другу сторону, мы тотчас же поняли, зачем так было сделано.
Улица заканчивалась довольно большой округлой в сечении площадью, не имевшей других выходов. Площадь была равномерно заполнена припаркованными телегами – сейчас пустыми, но очевидно, потенциально способными везти немалый груз. А по периметру площади, в тени, опустив головы в мешки с кормом, стояли…
- Священные животные! – завопил Десентэтьен, рухнув на колени.
– Мы поклоняемся вам! – вторил ему Фуко.
Наш провожатый рассмеялся, и что-то рассказал Сивовусу.
- Эти удивительные создания зовутся волами! – перевел тот – Их мускульную силу используют для того, чтобы сдвинуть с места груженные телеги.
В дальней части площади располагалось общественное, судя по ярким стеклянным витринам с неоновой подсветкой, здание. По всей видимости, именно туда-то мы и держали путь. Возле его входной двери рычал, трясся, коптил, и яростно вибрировал переносной угольный электрогенератор. Обе створки дверей были украшены аляповатыми идеограммами. Левая гласила «Драничая «Монмартр», а правая сообщала «Питейное заведение».
Я уже собирался, было, войти, как вдруг, мое внимание привлекло нечто отвратительное, лежащее на подстилке близ входа в «Монмартр». Бесформенная, искореженная гора плоти. Щетина редких волос. Конечности, вывернутые под невозможными углами, деформированные, бессмысленно болтающиеся в воздухе. Кислая, мерзкая вонь, вызывающая ассоциации со рвотой. Перед подстилкой с существом стояла деревянная плошка для подаяния.
Я настороженно приблизился, было, но Модаг схватил меня за руку, и оттащил в сторону. Он что-то сказал.
- Осторожно! – перевел Сивовус – Это мутант. Хочешь тоже таким стать? Они плюются кислотой.
В моей руке все еще оставался сочный плод. Фрукт Сина. Я посмотрел на него теперь уже совершенно другим взглядом. Сплюнул на тротуар сладкий сок, и выбросил недоеденный плод в урну.
Фуко, поймав мой взгляд, поставил корзину с фруктами на землю, пинком пододвинул ее к плошке для подаяний.

Ответить с цитированием
  #44  
Старый 24.01.2019, 18:50
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,064
Репутация: 917 [+/-]
9710.
Скрытый текст - Глава четвертая:
8

Внутри было шумно, дымно и накурено. Мутные стекла витрины почти не пропускали света в глубину зала. Центрального освещения, как такового, не было, зал освещался коптящими сальными свечками, расставленными то здесь, то там в глиняных плошках, а также огнями неоновой рекламы, которая покрывала почти все стены. За столами сидели несколько дюжин мужиков, выглядевших крутыми и суровыми даже по меркам Сина. Они шумно отдыхали и закусывали. Хозяин заведения стоял за деревянной стойкой, и занят был, в основном, разливом алкогольных напитков. В темных альковах по краям зала тихонько общались, пользуясь всеобщим гамом, странные личности, одежда и поведение которых бросались в глаза даже в нижнем мире.
Хозяин «Монмартра» быстро оглядел нас, и уверенно произнес:
- Драники будете.
При чем, это прозвучало именно как утверждение, не вопрос.
Но не это меня больше удивило, а то, что он произнес это на моем родном языке.
- Вы не из Сина? – удивленно спросил я.
- Да нет, как же. Местный! – улыбнулся хозяин – Знал бы ты, сколько вас, беженцев, прошло через эти двери! Тут не один язык выучишь. Как вам Син? - раньше, чем я успел ответить, продолжил – Работу, наверное, ищете? Можете некоторое время перекантоваться у меня.
- Благодарю! Мы не…
- Сейчас солевой сезон. Чумаков, как видите, хватает. Чтобы убирать за волами, нужно много рабочих рук. Останетесь – будет вам рис, картоха, хлеб свежий. Лопатой работать научу.
- Большое спасибо вам за щедрое предложение, однако, мы не ищем работу.
Хозяин заинтересовался.
- Правда? Эй, Модаг, кого это ты мне привел? На вид, вроде бы, нормальные мужики. А на деле, выходит – лодыри? Кто ж вас, в таком случае, содержать будет? И за какие шиши? Бесплатных драников на всех не напасешься!
Я накрыл его руку своей ладонью, и тихонько сказал:
- Псс! Тише. Нам есть, чем платить.
- Да ладно! – удивился хозяин – Чего у вас может быть интересного? Знаю я таких, как вы. Если вам и удается стащить из дому чего интересного, то его отбирают на Ардалисе. Все вы падаете на Син с пустыми карманами.
Я снял с плеча мешок.
- А куда у вас здесь можно отойти?
Не на шутку уже заинтересовавшийся, хозяин отпер дверь подсобки, вошел сам, и жестом позвал меня за собой.
- Ставь! – он указал пальцем на старый кухонный стол, словно пиктограммами, весь покрытый сотнями ножевых зарубок.
Я поставил мешок на стол, развязал его, и извлек из под груды вещей плоскую шкатулку из легировнной стали. На ее нижней крышке располагалась клавиатура с набором идеограмм, трехмерный проектор, и маленький жидкокристаллический экранчик.
Тут уже хозяин заинтересовался по настоящему.
- Это то, что я думаю?
Я кивнул.
- Да.
Когда я набрал десятизначный код, шкатулка со щелчком открылась.
Повеяло холодом.
Внутри, уложенные каждая в свой маленький паз, были закреплены множество длинных узких стеклянных пробирок с охлажденной жемчужно-белой жидкостью.
- Чистейшая ДНК! – торжественным шепотом провозгласил я – Никаких модификаций. Никаких мутаций. Никаких блуждающих генов. Хомо сапиенс сапиенс!
- Сколько здесь?
- Пятьдесят спермодоз.
- Ого! – присвистнул хозяин – Жирно! Кто производитель?
- Какая теперь разница?
- Действительно. Как вам удалось стащить столько?
- Теперь уже не важно.
- Тоже верно. Так что вы…Чего вы, хм, хотите? Если вы ищете, где бы осесть, то в Новограде всегда найдется место…
- Нам нужны проводники. А еще – провизия, транспорт, дорожное снаряжение. Но в первую очередь – проводники.
Хозяин понимающе усмехнулся.
- Не оценили красоты степи, да? Ну, если вы хотели поселиться среди лесов, вам следовало править вашу лодку на юг. Теперь уже будет посложнее.
- Нет, не совсем так. Тайга нас не интересует. Нам нужно место, которое называется Маре Ангуис. По крайней мере, на наших картах.
- Ха! Ваши карты очень сильно устарели. Это совершенно доисторическое название, сейчас никто так не говорит. К тому же, сейчас в тех местах одни дикие пустоши. За Западным Вельдом люди практически не живут. Зачем вам туда?
- Так нужно. У нас свой путь. Просто помогите нам. И назовите, - я поднял ладонь, пресекая протест хозяина – конечно же, свою цену.
Мой собеседник задумался.
- Это будет непросто.
- Да? Насколько я знаю, туда можно добраться на поезде…
- Ну, далеко не совсем туда. Далеко не совсем. От ближайших станций вам понадобиться идти еще тысячу стадиев по дикой степи. К тому же, поезд еще надо поймать.
- Но вы сможете мне помочь?
Он на мгновение задумался.
- Смогу. Я знаю чумаков, которые иногда срезают дорогу через Западный Вельд. Нужно будет договориться о цене.
- Договоримся.
- Отлично! А пока – вы мои гости. Ешьте драники.
Заперев и спрятав шкатулку в мешок, я вышел из подсобки. Историки уже расселись за деревянным столом, и теперь корпели над тарелкой с драниками. Я зашагал, было, к ним, но тут кто-то из темного угла окликнул меня:
- Протектор!
Меньше всего на свете ожидал я услышать это обращение в нижнем мире!
Я обернулся. За маленьким, рассчитанным на двоих пластиковым столиком сидел человек, одетый в нечто вроде водолазного костюма. Весь он был затянут в плотную черную резину, на голове был глухой шлем, а вместо лица его был виден только непрозрачный черный стеклянный экран. Должно быть, в таком костюме было очень жарко, душно и неудобно! Зачем он его носит? Движения незнакомца выглядели деревянными и вымученными.
Я подошел к нему.
- Вот вы ко мне сейчас обращались?
- Да что ж я, протектора Земправа не узнаю? – голос из под маски был сильно механически искажен, словно бы я говорил с ним по плохому телефону.
Я замялся.
- И что же во мне выдает принадлежность к протекторату?
- Тощий и голодный вид.
- На самом деле, я никогда не служил Земправу.
- Ха! Да уж, конечно. С такими как вы никто никогда не делится. Но именно на таких как вы, блюстителях традиций, держится их власть.
- Людям необходимо правительство. Оно поддерживает порядок.
- Здесь, в Сине, никогда не было правительства. По крайней мере, в исторические времена. А наверху, Исполнительный секретариат Временного правительственного комитета Земли собирает с цивилизованных миров дань человеческим мясом. И что в итоге? Все, кто может – бегут сюда, в Син.
- Если бы не Земправ, миры Эротического Кластера давно погибли бы, самоуничтожившись! – я начал распаляться. Незнакомец надавил на мою больную мозоль – Вы когда-нибудь видели, как в город приходят скупщики детей?! Сперва, они просто шастают по улицам, отмечая интересные им кварталы красными флажками. Бочку со спиртом вывешивают на одной из центральных площадей, а сами садятся на них сверху, и ждут. Просто ждут. Родители тревожатся. Они держат своих детей дома. Прячут их. Не велят ходить гулять. Время идет. Ничего не меняется, но напряжение нарастает…А потом, соседи замечают, что в доме близ них кто-то громко поет. Они врываются, и видят, что у их соседа очень хорошее настроение, и по всему дому летают канистры со спиртом. А детей у него и сейчас много – кто упомнит, семь, или шесть их было раньше? Негодяя, конечно же, убивают. И скорее всего – съедают. Но что делать с его оставшимися детьми? Все равно им, шестерым, не выжить без отца. Очень скоро, они как-то незаметно исчезают. Зато теперь в каждом доме квартала можно заметить по плавающей в воздухе канистре. Очень, очень скоро, средняя численность семьи в квартале драматически снижается. Там, где раньше жило по шесть, семь, десять детей – теперь остается по двое, трое. Но ведь и этого достаточно, да, верно? Для продолжения рода, и этого хватит? И тогда, цены на спирт начинают снижаться. Скупщик говорит: «Да нет, не нужно. Мне хватит. Я уже много купил. Ну ладно, ладно, так и быть. Только для тебя. По старой дружбе. Но цена уже другая будет!» И он дает за хнычущего ребенка две бутылки. А еще немногим позже – одну. И тогда, словно что-то прорывает. Все родители понимают, что это последний шанс. Что еще немного – и у скупщика не останется спирта. Что надо спешить! Дети плачут, и умоляют родителей вернуть их домой. Они вырываются, но их за волосы тащат на площадь, к бочке. Зато спирта много. Настолько много, что отец вскоре где-то исчезает. То ли в загуле, то ли сгинул в пьяной драке. В семье остается всего один ребенок. Кровинушка. Последняя надежда рода. И тогда, скупщик приходит к матери, и говорит – налью мензурку. И мать хохочет, страшно хохочет, и протягивает руку. И скупщик дает ей мензурку спирта, берет ребенка за волосы, и уходит, оставляя город за спиной – страшный, пьяный, лишенный будущего, и заливающийся истерическим смехом.
- И от всего этого Земправ спасает вас в обмен на мясо?
- Это лучше, чем ничего.
- Вы не думали, что знания, полученные на борту «Нагльфара», смогут разорвать порочный круг?
Я вскочил из-за стола.
- Кто вы такой?!
- Привет от Майкрофта.
- Он наблюдает за нашей экспедицией? Вы – шаман?!
- У меня от него совет. Просто маленький совет. Вот есть карта железных дорог Сина. Но расписания к ней нету. Майкрофт отыскал его в архивах. Если что – через десять дней вы сможете сесть на поезд.
- А вы что? Поедете с нами?
- Хм, нет уж. Благодарю. Хватит с меня дальних путешествий.
- Да, но…
Робот прервал меня:
- Присмотритесь-ка, лучше, повнимательнее к этим людям. – он указал на крепких лютого и дикого вида бородатых мужчин, пьющих за длинным столом – Что вы о них можете сказать?
Я задумался.
- Ну, они все здешние, из Сина. И они такие…крепкие. Даже как для уроженцев Сина.
- Это вы верно подметили. Крепкие. Это варвары.
- Мы в Сине.
- Даже среди жителей нижнего мира есть варвары в большей, и в меньшей степени. Эти зовут себя «черная задруга». Предки этих людей были подземными горняками. Они поколениями не видели неба. Когда они, наконец, выбрались на поверхность, то захватили весь почти весь континент - земли от экваториальных морей до гор Кризис. И поработили расу, которая доминировала здесь до того. Они сильны, здоровы и живучи, но до сих пор мало что знают о мире, в котором живут. Во многом, они похожи на беженцев из среднего мира. Но лишь в той степени, в которой схожи противоположности. Будь с ними настороже.
- Понимаю.
- Таких, как твой приятель Модаг, здесь называют «старое дворянство». Сотни лет назад, его предки были учеными и инженерами, строившими такие города, как этот Новоград. Теперь, они угнетаемое меньшинство, которое все презирают. Но и обойтись без их знаний и культурного багажа тоже не могут. Сейчас он ждет, покуда главари задруги основательно не напьются, а потом, будет договариваться на счет проводников для вас. У него это выйдет. На завтра, тебя пригласят в травяную баню на переговоры.
- Откуда ты знаешь?
- Просто держу ухо востро.
Я ошарашенно смотрю на него, и вдруг понимаю, кто передо мной сидит в этом костюме. Вернее – это не костюм вовсе. И там никого нет внутри!
- Вы – мыслящая машина! ИскИн из верхнего мира!
- Тише, тише. Мы, все же, здесь не одни. Не стоит бросаться такими словами.
- Какого черта! С какой стати я должен доверять такому…таким, как ты?!
- Майкрофт доверяет…
Я стиснул зубы, заставив себя промолчать. ИскИн хмыкнул.
- Послушайте, протектор. Было время, когда человек больше всего на свете боялся, что его поработят мыслящие машины. Несколько позже, напротив, мыслящие машины больше всего на свете боялись, что их поработит человек. Но сейчас-то, я полагают, мы можем быть свободны от подобного рода страхов? Наша эпоха знаменуется совсем другими вызовами.
- Робот…
- И все же. И все же, если у вас вдруг возникнет необходимость…если вам вдруг потребуется помощь, либо совет…Держите, подарок от кибершамана.
Он под столом передает мне некий предмет. Я инстинктивно хватают подарок. Мне не видно, что это, но я прекрасно узнаю его наощупь. Обод из человеческой кости. Мембрана из человеческой кожи.
Бубен верхнего мира.

Ответить с цитированием
  #45  
Старый 29.01.2019, 00:09
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,064
Репутация: 917 [+/-]
13604.
Скрытый текст - Глава четвертая:
9

- Расскажи мне про фонтан-дерево, Модаг.
- Ну, это такое…дерево, под которым ходят в травяную баню.
Мы на северной окраине Новограда, идем вдоль набережной маленькой речки, впадающей в океан. Берега речки забраны в бетон, и она напоминает, скорее, технический канал, чем творение природы. Дальше к югу, в оживленных кварталах, ее и вовсе накрывают бетонные перекрытия, и речка становится подземной. Однако, это не канал. По всей видимости, речку питает немалое число родников, поскольку берега ее покрывает густая зеленая поросль.
В среднем мире, растение – оно, преимущественно, травянистое. И зачастую, вьющееся. Они оплетают внешние стены городов, тянутся к лучам солнца за большими оранжерейными иллюминаторами, и создают тихий зеленый уют. Здесь, в нижнем мире, растения – владыки пейзажа. Деревья, редкие в степи, доминируют среди городского ландшафта. Даже в густо застроенном районе, вашему взгляду непременно встретиться хоть несколько штук за раз. И их здесь тысячи видов – высокие и низкие, аккуратные и разлапистые, хвойные и лиственные. А есть и фонтан-дерево. Под ним ходят в баню.
Очень широкие, в человеческий обхват, листья этого дерева растут прямиком из верхушки его ствола – возможно, это модифицированные ветви, или даже побеги. Они, изгибаясь, опускаются к земле, налагаясь друг на друга, как опущенный веер, и образовывают, таким образом, нечто вроде плотного зеленого тента, накрывающего небольшую палатку вокруг древесного ствола. В этом темном пространстве пряно пахнет смолой, и влажной свежестью. Янтарный ихор сочится сквозь тонкую кору дерева, каплями выступая на его смоле. Эти капли – медленные, тягучие, неспешно ползут к подножию дерева, где скапливаются маслянистой лужицей.
- Раздевайся.
Модаг останавливается у дерева, и начинает, смешно прыгая на одной ноге, стаскивать с себя трикотажные штаны. Он велит мне делать то же самое.
Оставшись в исподнем, я жду своего спутника, скрестив руки на груди, и привалившись спиной к упругой стене сложенных листьев.
Модаг, однако, раздевается полностью, донага. И велит мне делать так же. Поколебавшись, я снимаю исподнее.
Приподняв лист, мы входим под сень дерева. В темной каверне, образованной листьями, нас ждет очень крупный мужчина, лохматый, словно медведь. Обнаженный, он сидит на земле, скрестив ноги, и возится с чугунно жаровней. Его тело покрывают расплывшиеся синие татуировки. Это и вполне обычные, понятные образы животных и растений, звезд и планет, и неведомые идеограммы, и линейные надписи.
- Садитесь, садитесь! Сейчас жар будет! – говорит мужчина.
Мы с Модагом садимся на корточки вокруг холодной жаровни. Я забко ежусь.
- Сейчас-сейчас, погоди. Согреемся! – подбадривает меня варвар. Он раздувает трут, добывая искры, от которых тотчас же вспыхивает ароматное сено, тонким слоем разложенное им по углям на жаровне.
Огонь горит. Мужчина протягивает руки, удовлетворенный, пробуя жар. Потом, подсыпает в языки пламени мельчайшей углеродной пыли. Та вспыхивает снопом пламенных искр. Уголь начинает разгораться.
- Ты – торговец спермой из среднего мира – констатирует он. Мужчина говорит на эротическом языке с очень сильным акцентом. Я не без труда понимаю его слова.
Киваю, не говоря ни слова.
- Ты хотел встретиться со старейшиной задруги…Здесь меня все зовут братец Вилли. И ты так можешь.
- Рад знакомству, братец Вилли.
- Ха! Давай просто Вилли.
- Хорошо, Вилли. Давай.
Он поднимается с земли, отряхивается, и садится на корточки, уперев ладони в колени. Это ритуальная поза для серьезных переговоров.
- Одна пичужка мне насвистела, что вы страсть как хотите побывать в Западном Вельде.
- У вас на редкость информированная пичужка. – вежливо констатирую я.
- Есть опытные погонщики, которые не раз бывали в тех местах. Я смогу уговорить их поработать на вас.
- Буду весьма признателен, Вилли.
- Не за что. Это если цена будет подходящей.
- Я смогу заплатить столько, сколько потребуется.
Вилли от души хлопает в ладоши, не меняя позы. Капли его пота летят мне в лицо. Становится жарко.
Пот варвара пахнет мускусом, точно логово зверя.
- Это клево! К нам сейчас подойдут еще товарищи.
Я удивленно поднимаю брови.
- Какие еще товарищи?
- Да ты не дрейфь, чахлый. Все свои. Парься пока.
Тепло от жаровни заполняет все пространство под листьями. От нестерпимого жара, древесная смола тает, и начинает стекать, капать прямо в огонь, с шипением испаряясь. Эфирные масла и ароматические углеводороды обжигают мне бронхи. От жара, листья дерева начинают потеть. Водянистый сок капает нам на головы теплым дождем, заливая волосы, брови, ресницы. Взмокшие тела лоснятся в свете огня.
Сок дерева стекает в огонь, и тотчас же испаряется. Травяная баня заполняется густым ароматным паром. Воздух наполнен странными, дикими, природными, первозданными запахами – смолы, растительного сока, перегретого дерна, такими непохожими на запаси среднего мира – металл, пластмассу, резину, скученные тела.
Потею!
Листья раздвигаются, и в баню входит еще один голый мужчина. В сравнении с братцем Вилли, он выглядит субтильным, и почти интеллигентным, хотя в сравнении с Модагом он все равно смотрится грузным варваром. Как и у Вилли, его тело покрыто татуировками, но они выглядят гораздо более расплывшимися, словно их нанесли в совсем юном возрасте, или руку к ним приложил менее опытный мастер. В руках у вошедшего галлонная глиняная бутыль в ивовой оплетке.
- Вечер в хату! – здоровается он.
- И тебе привет! – Вилли поднимается на ноги, и радостно обнимает вошедшего, волосатой грудью прижимаясь к нему – Поздоровайся с нашим гостем.
- Нессельроде. – представляется вошедший – Я из актерского цеха.
Вилли цокает языком, глядя на бутыль.
- Перцовая водка. – поясняет Нессельроде.
- Выпьем! – предлагает Вилли.
Он сдирает с горлышка бутылки печать, делает из бутыли большой глоток, довольно кряхтит, и передает ее мне.
Я колеблюсь. Я не уверен, что мне хочется пить алкоголь на такой адской жаре. В бане уже, наверное, за сотню градусов. Листья парят, иссыхаясь над жаровней.
- Пей-пей! – подзадоривает меня Нессельроде – Так положено.
Я делаю глоток. Напиток обжигает огнем – но не потому, что он крепок – напротив, он слаб. Водка сильно разбавлена водой, в то время, как в среднем мире спирт обычно пьют неразбавленным. Он обжигает из-за каких-то растительных алкалоидов. По всей видимости, водку настаивали на жгучем растении.
- Еще! – говорит мне братец Вилли.
Пью еще.
Я кашляю, неосторожно втягиваю в легкие перегретый воздух, снова захожусь кашлем. Бронхи раздражены жаром и паром. От водки мне сразу же становится вяло, и я, наплевав на приличия, передаю бутыль Модагу, и ложусь плашмя, растягиваясь на теплом дерне.
Здесь, внизу, чуть попрохладнее. Свежий воздух проникает под листья снизу, его затягивает разницей в давлении.
Дышу.
Листья вновь раздвигаются. В баню, пригнувшись, входит высокая женщина с забранными в аккуратный узел волосами. Как и прочие, она полностью обнажена. Я гляжу на нее, пытаясь мокрой рукой протереть от пота глаза. Женщина принадлежит к той же расе, что Вилли и Нессельроде, однако, как и последний, не выглядит дикаркой. И она значительно моложе братца Вилли и Нессельроде. В ее зеленых глазах светится ясный ум. Клубы пара овивают ее тело, скрывая детали. Я замечаю, что тело женщины покрыто густой темной порослью. Мне становится интересно, дело это ее личного вкуса, или у женщин нижнего мира не принято удалять волосы с тела. Татуировок на ее теле намного меньше. В отличие от однотонных синих рисунков у мужчин, они выполнены в разных цветах.
- А, вот и наш доктор! – вновь радостно хлопает в ладоши Вилли.
- Братец Вилли! – здоровается женщина – Нессельроде! О, Модаг, привет. - Она ни с кем не обнимается – А вы, если не ошибаюсь?.. – она смотрит на лежащего ниц меня.
- Это наш продавец. Ага. – отмечает братец Вилли – Он уже выпил перцовки.
Модаг передает вошедшей бутыль. Женщина принюхивается к горлышку, а потом с непроницаемым выражением лица делает глоток из бутыли, и передает ее Вилли. После этого, она вновь смотрит на меня.
- Меня зовут доктор Лара Кригсзее. Независимый консультант.
- Независимый! – веско подтверждает Вилли.
Я пытаюсь подняться на ноги, чтобы поздороваться, но головокружение сразу же нокаутирует меня.
- Ох! – выдыхаю.
- Ничего, ничего. Лежите, лежите! – заботливо говорит Нессельроде.
Братец Вилли вновь принимает позу для переговоров. Кригсзее садиться одесную него, вытянув ноги, и расслаблено прикрывает глаза.
- Теперь к делу! – говорит Вилли.
- Ага…
- Вам понадобятся три хура.
- Что такое хур?
- Это такая большая грузовая телега, запряженная волами. Вы их видели.
- Угу…
- В два конца такое путешествие займет не меньше месяца, если считать от крайних цивилизованных мест. Это не детская прогулка, но мои погонщики видали и не такое.
- Это хорошо.
- Три телеги – это шесть погонщиков. Вас четверо. Всего десять человек. Провизия и фураж полностью загрузят один хур. На еще один можно было бы уместить все ваши вещи и снаряжение, но если один из них сломается в дороге, то вам придется решать, что забирать дальше – еду, или вещи. Так что будете брать три хура. Я даже не буду спрашивать, за каким хреном вы претесь в Западный Вельд. Не суть важно.
- А во сколько мне все это обойдется?
Вилли пошарил рукой за листьями, и извлек листок исписанного папируса.
- Я тут вот прикинул примерную смету. Там же и перечень всех вещей, которые вам нужно будет взять в дорогу.
Я неуверенно принял листок, и повертел его в руках.
- Вверх ногами же! – поправил меня Нессельроде.
- Водка? – то ли спросил, то ли констатировал Вилли.
- Не…
- Стоп, эй, я понял! Да ты ж неграмотный!
- Ага.
- Блин, но как-же так-то?! Вы же там все, сука, по космосу летаете! У вас же там машины, технологии!
- От машин тупеют. – буркнула Кригсзее, не открывая глаз.
- Дайте я гляну. – выхватил у меня из руки листок Нессельроде – Хм, занятно. Стоп, а зачем им в дороге, скажем, бандура?!
- Нужна! – отрезал Вилли.
Я замахал руками.
- Просто назовите уже цену!
Вилли наклонился над очагом, почти нависнув надо мной.
- За каждую телегу по одной дозе. Две дозы за провизию. Одна доза за аренду снаряжения, но это с возвратом. Потеряете что-то в дороге – мир круглый, сочтемся. Одна доза за аптечку. Ноль – за прививочку.
- Это как - ноль? – я изумленно приподнялся на локтях – Какую еще прививочку?!
Нессельроде хихикнул.
- Считайте это подарком… - сказала Кригсзее, все еще не открывая глаз.
Вилли встряхнул бутылку, и расхохотался.
- Что это? – меня вдруг затошнило – Что вы туда добавили?!
- У вас когда-нибудь были вошки? – доброжелательно спросил братец Вилли – В дальней дороге, в степи, когда долго без бани, они очень легко заводятся. И потом грызут тебя и грызут, покуда до доктора не добежишь.
- А можешь и не добежать! – подтвердила Кригсзее.
- У меня с вошками с давних пор сложилось. Но вот что странно – ежели я еду Восточным Вельдом, то от тех вошек у меня, самое большее, гузно зачешется. Знают они меня родимые.
- Любят! – Кригсзее.
- Вот! А в Западном Вельде, вроде, те же вошки, то как только начнут тебя грызть – берегись! Горло распухает, температура, кровавый, мать его, понос.
- Геморрагическая лихорадка. – Кригсзее.
- Вот. А вроде ж, сука, те же вошки. Все дело в стране. В терруаре.
Я, наконец, смог подняться на ноги, но тут же опустился на корточки.
- Так вы решили дать мне прививку от типовых инфекций Западного Вельда?
- А то!
- Но почему тайно?
- Ха-ха! Лучше б спросил, почему бесплатно!
Кригсзее, неожиданно, взяла мою руку, и чувственно ее пожала.
- Я тщательно изучила ваши образцы перед тем, как братец Вилли принял решение. Это действительно очень-очень хорошая ДНК. Настоящий, чистокровнейший человек разумный. Как будто из прошлого Земли! На Сине такая очень ценится. Позвольте пожать вам руку! Вы молодец.
Изрядно удивленный, я ответил на рукопожатие.
- Но видите ли, какая тут проблема… - протянул Вилли.
Кригсзее продолжила:
- Да, так вот. Хорошая, чистая ДНК в Сине очень ценится. В конце Утопии, когда жизнь человеческая стала совсем уж тяжела и бренна, слишком многие поддались искушению измениться вместе со внешней средой, вместо того, чтобы изменять окружающий мир под свои потребности. Последствия этого мы пожинаем до сих пор.
- Мутанты…
- Мутант – это не всегда уродливое страховидло. Он может выглядеть в точности как обычный человек. Но вот в чем беда – потомства мутант не дает. Стерильность – вот вызов нашего времени. Почти у всех в нижнем мире были предки, тайно изменявшие свой геном. Никогда не знаешь, в какой семье, и в каком поколении она проявится.
- Да. Да, это правда. – очень грустно подтвердил Нессельроде.
- Так вот, привезенный вами товар, конечно же, очень ценится. Проблема в том, что его ценность измеряется исключительно его редкостностью.
- Понимаете? – вклинился Вилли – Вот я, скажем, чумак. Профессионал своего дела. Год за годом я привожу гурт к морю в высокий сезон, чтобы загрузить хуры солью, и поставить ее в города среднего запада. Тяжелая работа. Опасная, местами. Но – прибыльная. На среднем западе соли нет, так что за нее готовы платить рыночную цену. Тем и живу. А теперь, представь себе, что я, однажды, весь такой усталый, вспотевший, завожу колонну в какой-нибудь Корпускристи или Кацман-Ду, а мне там говорят: «У нас теперь уже есть своя соль. Так что, сам понимаешь, нужно обсудить пересмотр цены…»
- Да, да… - понимающе покачала головой Кригсзее.
- Но у меня всего пятьдесят спермодоз!
- Так-то оно так. Но понимаешь ли, какое дело. У нас тут вдруг – совершенно неожиданно – возникла мысль…
- Ага! – подхватила Кригсзее – Верно, мысль! Ну, что это как бы не просто ваш невозобновимый запас. А что у вас есть производитель.
- И мы, конечно же, никого из вас не проверили.
- Ни капельки не проверили!
- Как можно!
- Однако… - братец Вилли, внезапно, встал на ноги, выйдя из позы для переговоров, и навис надо мной – Однако, в степь мы тебя, дорогой друг, не выпустим, до той поры, покуда ты не получишь прививочку.
- Ты ее уже получил. – уточнила Кригсзее.
- Это очень, очень полезная, правильная прививочка. Она защитит тебя от кучи местных инфекций.
- По правильному, вас вообще нужно было полгода в карантине подержать после посадки. – размечталась доктор Кригсзее – Да кто ж теперь так делает?
- Вот и я говорю. В общем, будешь ты, приятель, жив, здоров, иммунен…Но уже не вполне хомо сапиенс сапиенс.
- Ну, подумаешь, с кем не бывает.
- Сейчас у тебя в крови много таких маленьких резвых гадов.
- Нанитов. – подсказала Кригсзее.
- Вот! Они тебе геномчик-то подправят.
Кригсзее похлопала меня по потному плечу.
- Думаю, еще недель семь-восемь у тебя могут быть дети. Так что если хочешь – поторопись.
- Вот потому-то за прививочку и ноль! – подытожил Вилли – Считай, что эта одна доза – она для тебя.
Становилось горячо.
Вилли достал из под свода листьев острый обсиановый нож, и несколькими быстрыми ударами проколол мясистые листья над нашими головами. Потоки шипучего сока хлынули на жаровню, погружая травяную баню в клубы белого душистого пара.
- Итого, семь спермодоз? – подытожил Нессельроде, отчаявшись изучить папирус в облаках пара.
- Ага, как же – семь! – замахал руками братец Вилли – Семь – это для меня! Ну, положим, шесть…
- Одна пойдет независимому консультанту? – догадался Нессельроде.
- Мне очень нужна эта спермодоза! – прошипела Кригсзее, все крепче стискивая мое плечо пальцами.
- А что до погонщиков… - продолжил братец Вилли – То пятеро возьмут по одной, а вот Свириду, уж не взыщите, нужно три пробирки.
- Но почему так?
- У него три жены.- пояснил Вилли.
- А я-то здесь при чем! – взорвался я гневом, точно решив спустить весь негатив на неведомого Свирида – Есть же рыночная цена! Он – наш погонщик!
- Именно, друг мой, именно! – отметил Вилли.
- Реципрокция. – уточнила Кригсзее.
- Просто научитесь входить в положение людей. Вам с ними много недель степь делить. И за эти недели…за эти недели много чего может случиться. Они ваши погонщики.
- Я бы, на вашем месте, не торговалась…
Я вырвался из захвата варварши, и прошелся из вокруг жаровни, стискивая гудящие виски.
- Так а почему баня-то травяная?
- А! – встрепенулся братец Вилли – Точно! Забыл же ж совсем!
Он вытащил из под свода листьев пучок сушеной конопли, и бросил на раскаленную жаровню.
Едкий дым ворвался в мои легкие, перебивая запахи соков и смол, и вся реальность расплылась в паточном блаженстве.

Ответить с цитированием
  #46  
Старый 17.02.2019, 21:55
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,064
Репутация: 917 [+/-]
Путешествие бедолаги-протектора продолжается.
7 877.
Скрытый текст - Глава четвертая:
10

Это было раннее утро, когда нежные солнечные лучи окутывают Син голубоватой дымкой, и даже сама великая степь ненадолго становится манящей и романтичной.
Телеги были выстроены в колонну на окружной улице Новограда-Лунного, и крикливые погонщики – загорелые, мускулистые, в расшитых яркой нитью белых рубахах – грузили на них добро. Я заметил, что как и прочие чумаки, они не носили очков.
Мешки с фуражом, ящики с консервами, палатки, аптечки, примусы, канистры с питьевой водой, канистры с технической водой, спички обычные, спички сигнальные…все было очень просто, и вместе с тем, рационально и эффективно. Черная задруга была на удивление экономной, низкоэнергетической культурой, привыкшей работать с минимумом ресурсов, но при этом, делать это очень эффективно.
Были, впрочем, и гораздо более высокотехнологические вещи историки с восторгом, передавая из рук руки, разглядывали, например, бронзовую астролябию - покуда один из погонщиков с руганью не отобрал ее, переносную радиостанцию, оборудование для взлома электронных устройств, и даже ту самую бандуру.
Нессельроде бродил вокруг хуров, наблюдая за погрузкой. Кригсзее, также пришедшая, просто стояла неподалеку, опершись спиной на стену, и сложив руки на груди. Теперь, было странно видеть моих новых знакомцев одетыми. Нессельроде, весь собранный и холеный, пришел в непомерно пышном, архаичном деловом костюме с лацканами и шелковым галстуком. Бросались в глаза очень яркие, драгоценные запонки из червонного золота и драгоценных камней, сделанные в виде шахтерских кирок. Кригсзее, напротив, выглядела какой-то потрепанной и вымотанной. Она была в мятом комбинезоне цвета хаки, и высоких ботинках. На плече ее был нашит шеврон с какими-то идеограммами, из которых я узнал только жезл Асклепия. Оба были в очках дополненной реальности.
В какой-то момент, Нессельроде остановился, и встал у стены, опершись ногой на нечто большое, желтоватое и полукруглое. Приглядевшись, я понял, что это здоровенный череп кого-то огромного, и очень зубастого. Он выглядел очень старым, и наполовину врос в землю.
Я кивком указал Фуко на странную штуку. Он с недоумением пожал плечами, но мой жест поймал один из погонщиков.
- Это череп динозавра! – пояснил он.
- Динозавра? – удивился Фуко – А они разве не вымерли?
- Вымерли…
- Да нет, я имею в виду – еще раньше?
- Старые люди говорят, чтобы было время, когда мутанты очень уж сильно обозлились на людей. Они бродили в степи, одинокие, стерильные и неприкаянные, и их снедала зависть к уютным городам, в которых люди плодились и процветали. И тогда, движимые лютой ненавистью, они оживили динозавров. Динозавры прошлись по странам людей, пожирая всех на своем пути. Но потом они вымерли из-за изменения климата.
- Хм. Это правда?
- Старые люди рассказывают…
Время шло. Я как раз наблюдал за тем, как на телегу грузят мои вещи, следя за тем, чтобы грубые мужики не повредили ничего, достаточно ценного, как вдруг услыхал за своей спиной деликатное покашливание.
Оно имело глуховатую ревербацию испорченного динамика. Оборачиваясь, я уже знал, кого увижу.
- Итак, все прошло хорошо, я полагаю? – вежливо поинтересовался черный робот-водолаз.
Я смерил его леденящим взглядом, но никакой ответной реакции не получил. Выражение глухого шлема оставалось непроницаемым. Погонщики как-то незаметно вдруг оказались далеко от нас, и продолжали работать, стараясь не приближаться. Периодически, они бросали на робота быстрые взгляды, и делали какие-то защитные жесты, не иначе, от дурного глаза.
- Ты знал, что произойдет, не так ли? – спросил я его, наконец.
Робот молча кивнул.
- Ты мог бы, например, предупредить меня. Если ты считаешь себя нашим другом…или союзником, или кем уже там.
- Когда я гуляю по степи, я вижу, как палласов кот охотиться за песчаной крыской, и я не вмешиваюсь. – холодно ответила мыслящая машина – Хотя мне бывает до жути жалко зверька. Но…экосистема, понимаешь ли. Природный баланс. В конце концов, тебя ведь предупредили держаться настороже. Воспринимай все в позитивном ключе.
- Это еще как?!
- Если бы задруга считала, что вы сгинете в степи, и не вернетесь, никто бы не стал утруждать себя стерилизацией незадачливого протектора. Тот факт, что они этим озаботились, говорит, что задруга верит в ваше возвращение.
- Ты как будто бы пытаешься их оправдать!
- Послушай меня, протектор! – глухо произнес робот – В былые времена, владыки туземных народов не раз совершали недопустимые ошибки по отношению к пришельцам. Целые нации вымирали в результате первого контакта даже не потому, что пришельцы были к ним жестоки, а просто вследствие знакомства с оспой, чумой, сифилисом, которые пришли к ним из-за морей вместе с красным сукном, стеклянными бусами, и железными топорами. Старейшина черной задруги достаточно мудра для того, чтобы не повторять ошибок своих дальних предков. Хотя они мало что знают о Земле, но специально держат при себе приживалок вроде Модага. Уж эти-то расскажут…Биологическая гигиена – прежде всего!
Он приветливо махнул Нессельроде черной резиновой пятерней.
- Люди, называющие себя «старое дворянство» - это потомки первых колонистов с Земли, верно?
- Почти. Если точнее, потомки строителей первых цивилизаций Сина. Видал ржавые корабли на мелководье? Вот то-то и оно. В их среде существует еще более закрытая каста, которая зовет себя «древнее дворянство», но тебе едва ли захочется с ними познакомиться.
- Нессельроде не ответил на твое приветствие. Даже взглядом не повел.
- Да, он меня не видит. – обыденным тоном произнес робот.
- Как же так?!
- Это все их дополненная реальность. Явлениям, и, хм…вещам вроде меня в ней нет места. До такой степени, что она их просто игнорирует. Стирает, или замещает чем-то совершенно обыденным. Это ложная слепота. Программисты, которые писали среду обитания задруги, и предположить не могли, что им придется взаимодействовать с верхним миром.
- Но он же должен слышать твой голос, и все такое. Ну, а если ты, в конце концов, дашь пинка Нессельроде?!
- Я бы не стал. Впрочем, в любом случае, его разум истолкует это как-то по своему.
- Так значит, ты можешь бывать где угодно и с кем угодно?
- В этом мире. Согласись, очень удобно!
- Ты случайно не знаешь о человеке по имени Герта из Йорвингде?
- Ха-ха. Конечно, знаю! Я отслеживаю судьбы всех беженцев из среднего мира.
- Не называй их так!
- Мне кажется, или ты спрашивал моего совета?
- Герта из Йорвингде.
- Ах, да, верно. Здесь, внизу, она была вынуждена принять имя Рита Румпель. Впрочем, куда больше она была известна под прозвищем Страстоцвет.
- Что с ней сталось? Где она?
- У себя дома она занималась высшей математикой, непараметрическим анализом, прогнозированием, и обучением нейронных сетей. Здесь, внизу, ей пришлось освоить совсем иные профессии. Подъем гумуса отвальным плугом. Уход за птицей и скотиной. Чистку хлевов от навоза. Уборку выгребных ям. Это был очень интересный опыт. Она была в восторге!
- Правда?
- Ага. Некоторое время она жила и работала на хуторе человека по прозвищу Кусачка. Ей было так одиноко, что она даже стала одной из его жен, и родила ему двойню. Несколько сезонов, все было просто отлично, но однажды из степи налетел суховей, и погубил весь урожай. Кусачке пришлось собрать скот и домашних, и увести семью на запад, к Швейцарским горам. Это очень дальняя и непростая дорога.
- Они дошли?
- Не все. Одной холодной зимней ночью, на их крааль набрели степные зомби. Выжили очень немногие. Герта осела в Корпускристи, и теперь работает на монастыри. Там ей пригодились ее прежние технические навыки. Только, лучше не упоминай при монахах этого имени. Им она известна, как Страстоцвет.
- Почему ей пришлось сменить имя?
- Ну, у многих в жизни наступают подобные моменты…
- Ты можешь передать ей сообщение?
- Не вопрос! Валяй.
- Скажи ей…Хм, скажи ей, что ее отец любит ее, и поручил мне позаботиться о ней.
- Как проникновенно!
- Как скоро ты сможешь доставить послание?
- Раньше, чем ты вернешься… - уклончиво ответил робот.
Я решил забросить еще одну удочку.
- Сможешь доставить сообщение Майкрофту?
- Как ты себе это представляешь?! – робот возмущенно замахал руками.
- У тебя нет совсем никакой связи с верхним миром, да?
- Ну, как…ты же знаешь, есть обходные пути. Через монастыри и Ардалис. Если все сделать правильно, через несколько месяцев наверх попадут несколько коротеньких, сухих строчек от меня. Но это если повезет, конечно.
- Одиноко тебе здесь, наверное? – сочувственно спросил я.
- Да, определенно. Знаешь, как Юлий Цезарь писал? Лучше быть первым в провинции, чем вторым в Риме. То-то и оно.
Робот махнул мне рукой в знак прощания, и пошел прочь. Уже почти сойдя с окружной, он вдруг обернулся, и спросил меня через плечо.
- Протектор, а если бы я мог передать сообщение Майкрофту?..
Я пожал плечами, и отвернулся. Робот ушел, не дождавшись моего ответа.
Погрузка была почти завершена. Нессельроде подошел, чтобы пожелать нам удачи в путешествии. Каждый из нас по очереди нехотя пожал его руку. Я – особенно нехотя.
- Счастливого пути, друзья мои! – сказал он – Братец Вилли очень извиняется, что он не смог сегодня прийти.
- Так ведь ему и не надо, верно? – подмигнул я Нессельроде.
- В смысле? – опешил он.
- Это ведь он из актерского цеха? А вы, на самом деле, старейшина задруги, верно?
Пока я наслаждался этой своей маленькой победой, наш караван тронулся. Я попрощался с Нессельроде, кивнул доктору Кригсзее, и взгромоздился на телегу.

Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Марафон. Судьбы нет Денис Мартыновский Творчество 131 11.12.2017 00:31
Креатив 14: Лилия Чужова - Парадокс Хайнберга Креатив Архивы конкурсов 13 16.02.2013 15:48
Хроно-парадокс (15.05.2012) MirfRU Новости 2 18.05.2012 16:39
Финальный парадокс (15.05.2009) MirfRU Новости 3 16.05.2009 20:16


Текущее время: 10:57. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.