Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 25.05.2017, 15:43
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
Марафон. Судьбы нет

Режим первый.
Совершенно не умею писать аннотации.
В целом, это предполагаемый мной роман, повествующий о борьбе двух групп людей. Одни, люди с неординарными экстросенсорными возможностями, и их противники, отвергающие наличие у человека всяких необычных способностей, и полагающиеся только на свой ум.

Скрытый текст - Иллюстрация:
[IMG][/IMG]

Судьбы нет
Глава 1
Глава 2
Глава 3

Последний раз редактировалось Денис Мартыновский; 26.06.2017 в 01:07.
Ответить с цитированием
  #121  
Старый 16.09.2017, 01:45
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,005
Репутация: 1502 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Молодца)
Ответить с цитированием
  #122  
Старый 16.09.2017, 02:21
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
Klara_Hummel, спасибо большое! Вам желаю удачи и сил на оставшиеся дни))
Ответить с цитированием
  #123  
Старый 16.09.2017, 02:22
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
Vasex, Спасибо большое, рад был участвовать! Это было лучшее, что происходило с "романом"
Ответить с цитированием
  #124  
Старый 16.09.2017, 04:55
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 3,031
Репутация: 1072 [+/-]
Ура! Ура! Ура!) В нашем полку прибыло)



ПОЗДРАВЛЯЮ!)
__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (с) --<-@
Ответить с цитированием
  #125  
Старый 16.09.2017, 10:48
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
KrasavA, спасибо, рад стараться)))
Ответить с цитированием
  #126  
Старый 10.12.2017, 22:48
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,005
Репутация: 1502 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
ждём-с твой отчёт по исправленному тексту за неделю) чтобы можно было проверить "было" и "стало".
иначе ГЭЦЬ АТСЕДАВА
Ответить с цитированием
  #127  
Старый 11.12.2017, 00:00
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
Идея такая. Я буду редактировать по главам. В посте буду выкладывать черновик и чистовик. А в чистовике уже редактировать и вносить правки. В идеале я бы хотел, чтобы выглядело так. Пост с черновиком. Пост с чистовиком и счетчик знаков. Я что-то поправил и плюсанул к счетчику. В конце недели в счетчике должно набиться 21000 знаков. Но так я буду уже делать со следующей недели, пока редактировал без подсчета.
Скрытый текст - Черновик. Глава 4.:
Стас очнулся в небольшой белоснежной комнате, в мягкой скрипучей кровати. На удивление приятное пробуждение после долгого и очень крепкого сна. И все страшные переживания, все волнение и стресс от пережитого, казалось таким далеким и вовсе взаправду и не происходящим. Страшный сон, который одолевал и мучил ночью, но отступивший с утренними солнечными лучами. А затем Стас увидел в дверях Гришу. С засунутыми в карманы руками и с ехидным, все таким же наглым выражением лица. Стоял, и довольно смотрел на слепого котенка, пытающегося впервые открыть глаза.
- Доброе утро, боец.
- Ты. - С накатывающей яростью, прохрипел Стас. Он попытался подняться, но его словно окатило волной слабости.
- Успокойся, это последствия лекарств.
- Каких еще лекарств?
- Ну мы боялись, что по доброй воли ты вряд ли согласишься на путешествие. Да и дорогу тебе знать не обязательно.
- Что? Где я? Как долго я в отключке? - Стас даже не задавал вопросы, он кричал от переполняющей его злости. - Ты! Что ты сделал со мной? Вся из--за тебя! Где я?
- Тише, тише. Ты в отлично защищенном месте и в полной безопасности.
Стас перевалился и сел на кровать. Руками он обхватил лицо и словно забредил:
- Меня связали. Везли в проклятой машине. В меня стреляли. Стреляли. Пытали.- он замялся. И чуть подскочил, будто вспомни, что-то очень важное.
- В меня тоже стреляли, если тебе будет так легче, - все с той же ухмылкой процедил Гриша. На что Стас предельно серьезно посмотрел на него.
- А большие яркие лампы тебе в глаза вставляли? До тех пор пока от боли сознание не теряешь?
- Ну мне рассказывали об этом.
- Хм. Рассказывали? И как? - Стас замялся. И чуть подскочил, будто вспомни, что-то очень важное. Его глаза забегали, стараясь зацепиться, ухватить ускользающие мысли.
- То воспоминание... Из детства. Все как по-настоящему. Но я не мог быть в том кабинете. Я не мог всего это делать. Этого не могло быть. Галлюцинации? Ты внушил мне все это? Какой то обман?
Гриша засветился от нескрываемой радости. Точно получил давно ожидаемый вопрос.
- Это действительно твоя память о детстве. Твой дом и твоя квартира. Но это и в правду не простое воспоминание. Видишь ли, я обладаю способностью наблюдать некоторые события прошлого. Но объем данных колоссален. Я не могу, словно в поисковике вбить запрос и просмотреть возможные варианты. Это так не работает. Необходима зацепка, закладка, якорь в этом бесконечном потоке информации. В детской памяти остаются только самые яркие, необязательно положительные воспоминания. И нам удалось такое найти.
- Как вы его нашли?
- О, здесь не только я обладаю удивительными талантами. Скоро убедишься.
- Все равно не понимаю. Если это мое реальное воспоминание, как я смог попасть в кабинет, и даже сейф открыть, хотя этого точно не было?
- Как я уже говорил, твое воспоминание послужило нитью, связывающей меня с конкретным событием прошлого. Мы знали как выглядела твоя квартира, где находился кабинет, нам даже удалось вынюхать шифр к сейфу. Но все это лишь сухие факты. Не хватало реальное связи с прошлым. Через гипноз мы действительно погрузились в твое воспоминание. Но уже через него, при помощи маленького тебя я стал исследовать данный фрагмент прошлого. Считай я совместил гипноз с моей способность читать события. То что ты видел это уже мои попытки разобраться в прошедшем. Добраться до потаенного.
- До книги... В том сейфе вы искали книгу.
- Да. Понимаешь. Довольно давно ее пытаются отыскать, но все безуспешно. Пришла в голову такая идея, грубо говоря, прочесть эту книгу в прошлом, благо удалось выяснить, где ее прятали раньше.
- И что? Прочитали?
- К сожалению нет. Я тебя сейчас скорее всего еще раз удивлю, но твой отец предусмотрел и это.
Недоуменный взгляд Стаса не заставил себя ждать.
- А ты все в папу не веришь, да? Я могу словно пересмотреть, что было с тобой вчера, два года или десять лет назад. Определенные события оставляют свой след и я способен это почувствовать. Но прочесть тщательно скрываемую книгу, не так просто. Скорее всего, твой отец учел возможность такого и придумал гениальную уловку. Ты хоть толком и не бывал в отцовском кабинете, но точно видел его, и сейф видел, и даже книгу. Потому твоему мозгу легко было представить как ты идешь туда и так далее. Такое часто бывает, когда часть воспоминания оказывается повреждена, и сам мозг связывает две части, что и не отличишь. И вот твой отец, видимо, путем ненавязчивых разговоров, применив особые методики, внушил тебе образ пустой книги. Понимаешь? Как бы я не старался, твое подсознание выдает мне ту самую книгу, но все ее страницы чисты, ни одной записи. Это не какое-то воспоминание, это блок. Каждый раз когда в твоей памяти возникает это книга, мозг автоматически применяет к ней образ пустых листов. И если ты даже и мог видеть, что там написано, это заменено на образ.
- Но ты же сказал, что только часть моя память, а остальное это то, как ты смотришь в прошлое. Разве тогда для тебя важны все эти уловки?
- Верно, но особенность моего дара, это то, что я сильно привязан к конкретному человеку. Потому я не могу просто взять и посмотреть как там жили динозавры, если конечно не найду долгожителя с тех времен. Если бы я смотрел на те же события с твоим отцом, мне было бы гораздо проще добраться до цели. И такие ловушки бы там не сработали. Намного больше информации, которую не скрыть. С тобой же все сложнее. Детская память вещь очень хрупкая. Я переношусь в прошлое, исследую это событие. Но твоя жизнь тогда была наполнена совсем другими мелочами. И потому я всякий раз также натыкаюсь на эту чистую книженцию.
- Невероятно. Фантастические идеи говоришь. Я бы и не поверил во все это, если бы не ощутил все это. Гриша, ну а теперь скажи мне уже, о какой книге ты все говоришь? Что в ней такого особого?
- Я бы тебе сейчас все рассказал, но с тобой на этот счет хотел пообщаться еще один человечек. Так что давай с нами, и все узнаешь.
- Нет, во второй раз я в это болото не полезу.
- Не хочешь узнать всю правду про отца?
- Не хочу, чтобы в этот раз в меня попали из пистолета.
- Стас, не будь ты настолько наивным. Я понимаю, тебе страшно, но ты подумай. Если бы все это было не значительным, стали бы тратить на тебя столько людей такие силы? И подумай за одно, если ты сейчас уйдешь, эти же люди прекратят свои поиски? Оставят тебя в покое? Потому что ты не хочешь? А вот сейчас здесь ты, пожалуй, в наибольшей безопасности.
- Гриша, ты просишь меня представить, что последних дней как-бы и не было. И говоришь такой, пойдем со мной, мило побеседуем, покопаемся у тебя в мозгу. Доверься нам.
- Сам посуди. Тебя носило по городу связанного, с мешком на голове, под звуки выстрелов, а самое яркое событие после пробуждение это то, как ты маленьким сейф вскрываешь. Потому что тебе нужны ответы. И ответы у нас есть, много.
- Ладно, показывай куда ты меня втянул.
Маленькая спальня на деле оказалась частью небольших хозпостроек внутри внушительного полукруглого ангара. Внутри него располагалась и стоянка, и мастерские, внушительная библиотека, даже своя фотостудия. Одно от другого отделялось самодельными сваренными из листов металла перемычками. Под потолком болталась перипетия проводов.
- Что это за место? - с заметным беспокойством поинтересовался Стас.
- Это наше убежище, святая святых.
- И что, здесь все такие особенные как ты?
- О да. Все мы здесь не случайно, нас объединяют особые способности.
- Только не говори что вы древний орден магов или типа того.
- Нет. Наш профиль это экстросенсорика. Сила человеческого сознания.
- Так вы экстрасенсы?
- Боже!
- В определенном смысле да.
- Типа как в разных телешоу? Что делаете? Разыскиваете трупов в лесу? Карму чистите по SMS?
- Боже! Нет! - Гриша нескрываемо возмутился. - Если бы хоть один из нас по-настоящему проявил себя в телевизоре, его бы, и всех остальных давно уже загребли бы спецслужбы под свой контроль. Нет, нам лишний раз светится не к чему.
- И что в лотереях не участвуете? Казино не грабите?
- Нет, ну без мелких грехов не обойтись, конечно. Но, преимущественно, работаем аккуратно.
- Так что же вы умеете?
- Да кто что. Тут у нас нету уровней и классов. Я вот специализируюсь на прошлом, но у меня так же неплохо развита интуиция. А вон тот парень, к примеру, - Гриша указал на смуглого парнишку с легким едва заметным налетом седины на волосах. - Седой, он вот мысли читать может. Так что ты с ним поосторожнее. Или вон здоровяк. Отличный лекарь. Не врач, а, скажем так, знахарь. А есть, например, Лиза, помогала нам кстати вызволить тебя. Так вот она людей дурманит, и может заставить делать, что ей угодно. Как видишь спектр возможностей самый большой.
- И много вас таких во всем мире?
- Единицы, вместе нам просто легче защититься. Поодиночке давно бы отловили. Хватит вопросов с меня, мы пришли. Теперь отдуваться ему.
Они зашли в довольно просторную комнату, служившую видимо залом для совещаний. На стене красовалась детальная карта Москвы. Посередине стоял просторный длинный стол. Имелся даже проектор. Им навстречу приглашая внутрь вышел удивительный персонаж. Лакированные туфли, костюм тройка, очки в стильной оправе. Если до этого, все убежище представляло собой обитель обделенных, тех, кому больше некуда идти, то глядя на этого экстрасенса, казалось, что это все закрытый клуб элиты, не меньше.
- Станислав Николаевич? Добрый день, прошу проходите. - Стас немного растерявшись, подался вперед и машинально протянул руку навстречу. - Меня зовут Алексей, но для всех я более известен как Ткач. Приятно познакомится.
- Ткач?
- Фамилия Ткаченко, - заступился Гриша.
Стас сел за стол вслед за остальными. Ткач взял разговор на себя:
- Думаю, ты уже знаешь, кто мы такие?
- Да, к сожалению.
- Замечательно, -его явно позабавил ответ. - Давай, прежде чем ты задашь резонные вопросы, я распишу тебе вкратце что да как?
Стас лишь едва заметно кивнул. Он начал подозревать, что его оцепенение и возникшая неловкость - последствия очередного таланта, проявляемого к нему.
- Понимаешь, Стас, все мы здесь обладаем различными талантами в большей или меньшей степени. Не всем это нравится, как ты понимаешь. Есть люди, с которыми ты успел уже столкнуться, которым мы крайне не приятны. Они бы рады нас извести под ноль. Но не выходит все. Им неприятно все, что связано, с так называемыми, экстрасенсами. Их это пугает, раздражает. Но сейчас, несмотря на все противоречия, у нас с ними общая цель, как бы это странно не звучало. Существует один весьма особенный человек. Его дар не сравним со всеми нашими. Он способен увидеть судьбу каждого человека, с которым повстречается. И этот особенный человек замыслил нечто необычное под стать своему таланту. Он давно разрабатывает особый план. И всем нам известна дата. Но не известно, что именно он затеял. И, казалось бы, что тут такого, есть план и черт с ним. Вот только все, кто способен хоть сколько-нибудь далеко заглядывать в будущее, после этой даты ничего то и не видят. Понимаешь? И нам всем необходимо его найти, Стас.
- Причем же здесь я?
- Вот тут то все самое интересное. Никто не может его найти уже долгие годы. Но нам стало известно, что почти двадцать лет назад, его долгое время изучал твой отец. Кроме того, нам так же известно, что твой отец сделал невероятное. Он записал саму судьбу этого крайне необычного человека.
- Причем же здесь я?
- Вот тут то все самое интересное. О Мелихове известно крайне мало, не говоря уже о его местоположении. Вот что нам известно. Он не всегда обладал таким даром. В юности, когда он только набирал силу, осознавал возможности и делал, по неопытности своей, это очень ярко, демонстративно, им заинтересовались спецслужбы. И Юрий загремел под надзор органов приблизительно на два года. Где его всячески изучали и думали, как можно применить на благо страны. Ключевым специалистом, который исследовал феномен возможностей Мелихова был...
- Отец, - догадался Стас.
- Верно. Судя по всему они нашли общий язык, и даже сдружились. Ведь, в конечном итоге, Мелихову удалось сбежать, не без помощи твоего отца.
- Мама пару раз упоминала с неохотой, что папа в тюрьме. Его за это посадили?
- Да, за госизмену. Стас, во время исследований, твой отец вел личный дневник. Помимо своих наблюдений и мыслей, ему удалось записать нечто весьма уникальное. Судьбу Мелихова. С таким документом его можно будет не только найти, но и даже подчинить.
- А что с отцом? Что с ним стало?
- Ему также удалось сбежать. Домой вернуться он не мог, думаю сам знаешь почему. Последним кто его видел из наших был я. Почти пять лет назад. Тогда мне случайно и удалось узнать о дневнике. Как только мы захотели найти книгу, твой отец исчез. И больше ничего о нем не слышно.
- Он пропал? Ты говорил, что он жив? - с нарастающим гневом Стас обратился к Грише. - Вы даже не знаете что с ним?
- Действительно не знаем, - вступился Ткач. - Но я абсолютно уверен, что он жив. Мертвых нам найти проще. Мертвые не скрываются так сильно, как живые. Общение с таким человеком, как Мелихов не может пройти бесследно. Здесь его многие встречали однажды, можешь поспрашивать. А тем более такое долгое и плодотворное общение. С учетом того, что твоему отцу удается скрываться почти также хорошо, как и Мелихову, вероятней всего, он посвящен в глобальный план. И тут Гриша тебя не обманывал. Хочешь узнать, что с отцом, помоги нам.
-И какого рода теперь нужна помощь?
- Я имею возможностью наблюдать за человеческой памятью. Для меня это как прослушивание музыки на совершенно другом уровне, где я слышу композицию, гармоничную, единую, и стараюсь отмечать в ней различные нюансы и детали. Мне приходилось с тобой работать раньше, но все как то скрытно и мимолетно. Теперь же проведем полноценный сеанс.
- После крайнего сеанса мне как-то не поздоровилось.
- Этого не повториться, поверь. Гриша тогда ввел тебя в глубокий транс. Плюс эти его дополнительные блуждания. Но из-за форс-мажора пришлось резко сворачиваться. Оттого у тебя, - Ткач недвусмысленно покрутил пальцами у виска, - скажем так, возникли осложнения. Сейчас же обстановка другая. Здесь безопасно...
- И мне не о чем переживать, - намеренно передразнивая манеру Гриши, проговорил Стас. - Так вроде все решили. Как не крути, а в моем мозгу чистые страницы дневника.
- Отец позаботился, чтобы случайно видимое тобой содержимое книги стерлось. Но всю память перекроить невозможно. Я постараюсь отыскать любые упоминания о дневнике, найти подсказки где он спрятан. Отец, наверняка, старался не говорить о таком при тебе. Но что-то ты мог подслушать, о чем-то могла сказать твоя мама и так далее. Для тебя это будет приятным отдыхом, полным незабываемыми сновидениями.
- Мелихов. Вам известно, что он задумал?
Гриша и Ткач едва заметно переглянулись. По их лицам стало заметно, что вопрос этот очень серьезен.
- Он слишком хорошо разбирается в людях. Знает больше, чем должен знать человек. Возможно, с его точки зрения, он ведет всех нас к нечто новому, лучшему. Возможно, он дает шанс людям, и желает перекроить мир, под стать людским особенностям.
- И вы хотите остановить его?
- Мы желаем вписать себя в эту новую историю. Оставить нам место, выгодное для нас.
- Делайте уже, что нужно, - не совсем удовлетворенный ответом, промямлил Стас.
- Тебе следует только лишь расслабиться. - Ткач пододвинул свой стул поближе к Стасу. Гриша приглушил свет, оставив настольную лампу. - Сейчас мы подготовимся и начнем, а ты пока отдыхай.
Стас откинулся на спинку стула. И хоть внешне он сохранял спокойствие, внутри его переполняла изнуряющая тревога. Его мир, небольшой, крохотный, столь привычный, существующий в рамках и живущий по ясным, четким законам, в одно мгновение разрушился и обернулся чем-то безгранично громадным. Все, что казалось очевидным, логичным, перестало таковым быть. Мир обрел новые правила, и уже обзавелся серьезными проблемами. Люди вокруг него без проблем могли читать мысли, смотреть в будущее и прошлое с такой же легкостью, с какой обыватели щелкают пультом между каналами. А сами мысли стали также вещественны, как страницы книги. И все это навалилось на Стаса с такой силой, что его охватила жуткая непреодолимая тоска. Но сложнее всего давались откровения про отца. Вопросы лезли в голову один за одним, обреченные не найти там ответа. Почему отец оставил все? Правда ли он так самоотверженно борется за идеалы этого Мелихова? Что такого было обещано, чтобы править память своего трехлетнего сына? Почему за все эти годы он даже не попытался намекнуть о себе? И многие, многие другие вопросы. И, наконец, главный среди них. Где же отец находился сейчас? Стас попытался привести свои мысли в порядок, отсечь лишнее, он попробовал убедить себя, что все не так уж и страшно, и большинство проблем попросту выдуманы. Но пронесшиеся в голове недавние события только усилили волнения, напомнив, что все происходящее вполне реально, и уж точно опасно. Наконец, сознание тревожно стало искать причины оставить это место и этих людей. Голос Ткача словно выхватил Стаса из вязкой трясины размышлений:
- Если ты не против мы начнем. - На что Стас только едва заметно кивнул. - Для простоты взаимодействия попросим нашего общего друга проделать свой фирменный прием. Коллега, прошу вас.
Гриша присел рядом. Снова его пальцы замельтешили перед глазами.
- Расслабься. Такой сон как бы взбудоражит твою детскую память. Многие давно забытые события снова пронесутся перед глазами. Разве не здорово? А теперь, Стас, сделай глубокий вдох. Следи за пальцами. Спи.
Щелчок.

Из соседней комнаты доносились знакомые голоса. Родители крайне редко ругались, тем более на повышенных тонах, потому маленький Стасик пораженно вслушивался в каждое слово. Отец бубнил что-то неразборчивое. Наконец, мама, теряя контроль, сорвалась на пугающий крик:
- Я должна смириться с этим? Что ты несешь? Ты в своем уме?
- Пожалуйста, успокойся. Если был бы другой выход, я бы сделал все возможно.
- Так давай просто уедем, дурак! - Послышался плач мамы, отзывающийся резью в сердце. Через всхлипывания мама забормотала, - чертова твоя работа. Чертово государство. Чертова эта книга.
- Не надо при нем, я же просил. Ни слова.
- А чего ты боишься? Тебе то что? Сын будет расти без отца, а ты все боишься, что он про дневник услышит. Ненавижу тебя!
- Это для его же безопасности. Ты знаешь. Ты все понимаешь, я знаю. Но прости, по-другому нельзя.
И сновидение помутнело, исказилось, словно от камня брошенного в реку.
Затем следующие сны, точно наяву. А за ними еще. И каждый новый сон, четче и яснее предыдущего, будто произошло вчера. Вскоре настала очередь самого сокровенного. Воспоминания, ускользающего от Стаса столь долго. Последняя встреча с отцом. В больнице. Стас хорошо помнил, что именно тогда они и общались в крайний раз. Помнил даже некоторые детали палаты. А вот самого разговора абсолютно не мог припомнить. И вроде вот оно. Сейчас. Но каждый раз не получалось зацепиться.
Тяжелая болезнь овладела мальчиком, вцепившись своими ядовитыми щупальцами. Он не кричал и не плакал, наоборот, ребенок потерял всякую энергию, жизни стремительно начала угасать в нем. Бледный и обездвиженный он лежал, одурманенный бредом. Машина скорой помощи неслась по городу, озаряя улицы яркими вспышками мигалок, малыш, столь игривый и озорной, не проявлял ни малейшего интереса. Врачи отважно взялись за жизнь маленького борца, и совершили немыслимое чудо. Промученный, перенесший свои личные испытания, ребенок лежал в просторной, мрачной палате, одолеваемый кошмарами. Наконец, загорелся ночник, и в проеме двери показался до боли знакомый силуэт.
- Папа!
- Стасик, малыш. - Отец крепко обнял сына, отчего все страхи развеялись в миг. - Как ты поживаешь? Почему не спишь?
- Я тебя ждал. - Еще нечетко проговорил малыш.
- Что тут у тебя вкусного? - Ребенок равнодушно взглянул на груду фруктов на тумбе и проигнорировал вопрос. Несмотря на свои малые годы, он хорошо предчувствовал, что его пытаются отвлечь. - Стасик. Сынок. Папа очень любит тебя. Я всегда буду любить тебя. И все что я делаю, я делаю только ради тебя.
- Папа? - Большие яркие глаза малыша наполнились слезами а голос задрожал. Отец подсел совсем близко.
- Я должен уехать. Очень надолго, но ты мой малыш, должен справиться и позаботиться о маме.
- Папа нет, останься. Не надо. Папа! - Стасик забормотал сквозь слезы, не давая больше отцу сказать не слова, не отпуская его.
- Тише малыш, тише. Однажды во всем разберешься, ты же у меня самый умный.
- Не надо папа! - не унималось крохотное детское сердечко.
Отец обнял ребенка и поглаживал его, пока всхлипывания не утихли.
- Стасик, посмотри, у тебя тут и игрушки есть. - Малыш никак не желал подаваться на хитрость. - Сынок, послушай меня внимательно. Посмотри на меня. Кто же это? Давай назовем его Зайкой. Добрый Зайка, весельчак, всегда поднимет тебе настроение и никогда не унывает. Посадим его здесь.
Небольшой плюшевый заяц с растрепанными ушами занял место справа от ребенка, на краю кровати.
- А этот мишка, погляди, в рубашке. Такой серьезный зазнайка. А ему имя дадим Ворчун. И он забрался к тебе совсем близко. - Мягкий медвежонок устроился у изголовья. - И смотрят они вдвоем как ты спишь. Следят за тобой. Зайка даже пометки делает. Дадим-ка ему блокнот с карандашом. Пусть записывает. А если ты не можешь заснуть, Зайка тебе поможет. Щелкнет своим лапками, и ты тут же уснешь. А когда проснешься, Ворчун подойдет к тебе и скажет: "Нужно бы еще провести сеанс, да не один". И будут дальше зверята следить за тобой. И приснюсь тебе я. И палата эта приснится. Обязательно приснится. И вспомнишь ты меня, и все вспомнишь, Стасик. И тот случай с красным велосипедом. Помнишь? Красным велосипедом!
Стасик завороженно слушал интересную и необычную историю. Забыв на время о печали. Но все же неотвратимое произошло. Папа на прощание поцеловал сына и ушел. Ребенок остался в пустой, мрачной больничной палате. За окном завывал зимний ветер, метая из стороны в сторону крупицы снега.
- Стас, подъем. Вставая соня. Что, погрузился с головой в детство?
Гриша восседал справа от Стаса, с ноутбуком на коленях. Стас нехотя приподнялся. Ткач сосредоточенно сидел за столом, перебирая какие-то бумаги.
- Ну как, узнали что-нибудь?
- Пока ничего. Но за один раз я и не рассчитывал. Проведем еще с несколько сеансов, тогда будет о чем говорить. - Несмотря на сказанное, видно было, что Ткач все же оставался недовольным результатом.
- Это сейчас будем делать?
- Нет, на сегодня хватит путешествий по волнам памяти. Можешь отдыхать, заняться своими делами. Комнату ты свою видел. А меня, прошу извинить, дела.
Гриша поспешил подбодрить Стаса:
- Иди сходи хоть поешь по-человечески, а то физраствор тебе колоть придется. Кухня дальше за жилыми комнатами. Отдохни, и не волнуйся, сегодня точно никто не ворвется с пальбой и не постарается тебя выкрасть. Помнишь я тебе говорил, хорошая интуиция, нас врасплох не застанут.
Стас шел максимально спокойно, не привлекая к себе внимания, оставаясь практически невидимым. Бесшумной, безликой тенью он пробирался по коридорам. Внутри все горело, разрывалось от желания выговорится, от неутолимого чувства заорать во все горло. Но Стас сдерживал себя, а все мысли сводились к одной: "Добраться до комнаты". Его окружали люди, способные уловить его переживания, прочитать мысли, чуть ли не в голову заглянуть. Но этот секрет, что заполыхал неистовым пламенем в груди, принадлежал только Стасу, и делиться он ни с кем не намеревался. Дверь тихо закрылась за спиной. Тяжелый выдох. И хоть стены маленькой комнатки не внушали уверенности, Стас позволил себе немного расслабиться. Он заметался по крохотному пяточку в несколько метров. И каждая клеточка его организма трепетала от воодушевления. Нет. Все происходящее не случайно. Мысли неслись, сменяя одна другую, выстраиваясь в общую картину. Отец знал, что наступит этот день. Он предвидел всю ситуацию. Он детально описал, что произойдет. И те простые слова, сказанные трехлетнему ребенку, отзывались по-другому сегодня, создавая новую незримую, но ощутимую связь с отцом. Через все года его слова обретали иной смысл. Теперь отец не казался кем-то далеким, позабытым и давно оставленным явлением. Нет. Нет. Он присутствовал рядом. И словно и никогда не покидал. Промелькнули слова Гриши: "Такой сон как бы взбудоражит твою детскую память. Многие давно забытые события снова пронесутся перед глазами". Последняя встреча папы с сыном, что так долго ускользала. Ни то что слова, а сами образы растворялись в годах бесследно. Но отец хорошо знал, что вновь окрасит выцветшую память. И потому не переживал за сохранность послания. А что же именно позволило не затерять этот разговор в ворохе прочих детских событий. Гриша как то обмолвился, что необходимо сильное переживание, чтобы зацепиться им за воспоминание. Все верно. С годами остаются только впечатления, не важно положительные или негативные, главное яркие. А что, как не трогательное, разрывающее от тоски и печали расставание с отцом, могло навсегда заклеймить крохотное воспоминание. И если Ткач по-прежнему задумчиво сидел, строя очередные планы нового промывания мозга, значит им не показался этот разговор примечательным и стоящим их внимания. Судя по всему, рассуждал Стас, они не увидели в нем ничего странного. На что, вероятно и рассчитывал его папа. Все это время послание томилось, ожидая своего часа. Идеально спрятанное и замаскированное на время, и полученное в нужный час.
Что так отчаянно ищут все, и о чем нельзя просто сказать, где спрятано, потому что даже сами мысли подвергаются проверке.
Стас перевел дух. Выпил воды. Плюхнулся на кровать и постарался привести свои мысли в порядок. Впервые он заметил, какая стояла поразительная тишина, почти давящая на уши. Он выровнял дыхание.
"И вспомнишь ты меня, и все вспомнишь, Стасик. И тот случай с красным велосипедом. Помнишь? Красным велосипедом!"
Случай с красным велосипедом. Такой велосипед Стас хорошо помнил. Трехколесный. С удобным мягким сидением. На котором малыш так часто гонял по квартире. А вот по улице все не поспевал. Обычно он ставил свои ножки на педали, и его просто везли, толкая за рукоять на спинке. Но он все равно представлял, что сам едет, да так быстро.
Удивительно. Даже если бы Ткач перелопатил всю память, в надежде выискать хоть малость значительную внятную историю, связанную с этим трехколесным транспортом, ему вряд ли что-нибудь удалось. Как много в нашей памяти зависело от чувств, от простых эмоций, знакомых каждому. Без привязки к переживаниям большинство событий становились набором сухих безжизненных фактов, даже не всегда связанных между собой. И только наполняясь чувствами, картинка обретала смысл, вкус, мелодию. Смех, слезы, боль, - все это ничто, если бы из нас каждый не ощущал на себе хоть раз, какого это смеяться без остановки, плакать взахлеб, или орать, что есть сил, от боли. При словах "красный велосипед" Стас, конечно же, вспоминал яркую детскую игрушку. Сердце переполняла теплая радость, от по-хорошему доброй привязанности. А затем приходило чувство гордости. И только потом вспоминался случай. В их дворе среди прочей ребятни разного возраста, для Стаса особенно выделялся один мальчуган. Старше него на года два. Озорной, громкий и задиристый. Все он делал, как казалось Стасику, напоказ, хвастаясь. Очередным солнечным летним днем ребятня возилась во дворе кто где. Мальчуган этот уже умудрился довести крохотную девочку до слез, мешая, как ей угодно возиться в песке. А позже и вовсе стал вызывающе гонять на своем уже большом, высоком велосипеде. И так Стасику стало обидно. И за девочку, и за свой маленький медленный велосипед, который не мог так же быстро стремглав мчаться. В момент, когда мальчишка все также надменно опять проезжал мимо детворы, Стасик схватил лежавшую под ногами крепкую деревянную палку и вставил ее прямиком в переднее колесо, не думая о последствиях. Спицы мигом повылетали одна за другой, а мальчуган с криком полетел через руль. Позже ревел уже он. Мама Стасика, конечно, отчитала, пожурила, но он чувствовал что не со зла, а в воспитательных целях только ради. А вечером Стасика ожидал разговор со отцом. Малыш не стал ничего утаивать, а честно рассказал, как все произошло. Отец внимательно выслушал сына, затем успокоил его и сказал:
- Сынок, ты молодец, что храбро решил честно со мной поделится. Ты не струсил от возможного наказания, а решил что так будет правильней. И в твоем поступке это самое главное. Конечно, ломать и портить чужие вещи нельзя. Это плохо. И обижать других тоже нельзя. А вот защищать слабых, заступаться за девочек - это поступок настоящего мужчины. И в этом ты молодец. В такие моменты, сынок, ты сам для себя решаешь, что важнее. Ты знаешь что тебе будет за тот или иной поступок, и сам выбираешь, как поступить правильней. Понимаешь?
- Да, - совершенно спокойно, и действительно осознавая согласился Стасик. Отец потрепал мальчика за голову.
- Еще кое-что, сынок. Однажды, ты окажешься почти в такой же небольшой комнате как эта. Тесной, маленькой и пустой. И вокруг тебя будут только чужие, незнакомые тебе люди. И как бы приветливо они не вели себя с тобой, тебе надо будет принять решение. Они будут пугать тебя, что без них опасно. И во многом окажутся правы. Но тебе нужно будет проявить смелость и решительность, как сегодня. И покинуть то место. Чтобы не произошло той истории с пальцем. Помнишь?
И вот Стас лежал. В совсем тесной выбеленной, но мрачно пустой комнатушке. Один. И в окружении десятков уникальных, непохожих на него, и оттого, вероятно, столь чужих ему людей. Еще день назад, на улицах его родного города из-за Стаса развязалась небольшая, но жуткая война. И соваться за пределы необычного убежища равнялось глупому безрассудству. И хотя здесь его ожидали новые и новые опыты, оставаться одному казалось одним сплошным риском. Все возможные последствия были ясны и предельно очевидны. Стас, вероятно, решил бы остаться, стараясь избежать действовать против двух групп в одиночку. Вероятно, если бы он был один. Ведь с ним оставался его отец.
Ответить с цитированием
  #128  
Старый 11.12.2017, 00:00
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
Скрытый текст - Глава 4. Редактируемое:
Стас очнулся в тесной светлой комнате, в мягкой скрипучей кровати. По-простому выбеленные стены без окон и скромный интерьер помещения походили на больничную палату. На удивление приятное пробуждение после долгого и очень крепкого сна, где все страшные переживания, все волнения и стресс от пережитого, казались такими далекими и взаправду не происходящими. А затем Стас увидел в дверях Гришу. С засунутыми в карманы руками и с ехидным, все таким же наглым выражением лица. Стоял, и довольно смотрел на слепого котенка, пытающегося впервые открыть глаза.
- Доброе утро, боец.
- Ты, - с накатывающей злостью, прохрипел Стас. Он попытался подняться, но его тотчас окатило волной слабости.
- Успокойся, это последствия лекарств.
- Каких еще лекарств?
- Ну, мы боялись, что по доброй воле ты вряд ли согласишься на путешествие. Да и дорогу тебе знать не обязательно.
- Что? Где я? Как долго я в отключке? - Стас даже не задавал вопросы, он недовольно бурчал, издавая не всегда понятные звуки. - Ты! Что ты сделал со мной? Вся из-за тебя! Где я?
- Тише, тише. Ты в отлично защищенном месте и в полной безопасности. Здесь тебя накормят, обогреют, утешат, если надо.
Стас перевалился и сел на кровать. Руками он обхватил лицо и словно забредил:
- Меня связали. Везли в проклятой машине. В меня стреляли. Стреляли. Пытали.
- Справедливости ради, хочу отметить, что стреляли, все же, в меня, - все с той же ухмылкой процедил Гриша. На что Стас предельно серьезно посмотрел на него.
- А большие яркие лампы тебе в глаза вставляли? До тех пор пока от боли сознание не теряешь?
- Мне рассказывали об этом.
- Хм. Рассказывали? И как?
- Слушай, чего ты так завелся? Ничего же не случилось. Жив, здоров, руки и ноги на месте.
- Ты говорил, что нечего беспокоиться, а потом меня как скотину волокли через полгорода.
- Думаешь, я виноват в этом? Да для меня это было таким же сюрпризом, как и для тебя. С чего ты решил, что я все устроил?
- Ты пришел ко мне с этим своим… - Стас замялся. И чуть подскочил, будто вспомнил, что-то очень важное. Его глаза забегали, стараясь зацепиться, ухватить ускользающие мысли. - То воспоминание... Из детства. Все, как по-настоящему. Но я не мог всего это делать. Этого не могло быть. Галлюцинации?
Гриша чуть оживился, точно разговор перетек в нужное ему русло.
- Это действительно твоя память о детстве. Твоя семья и твоя квартира. Но это и вправду не простое воспоминание.
- Ты внушил мне все это? Какой-то обман?
- Видишь ли, я обладаю способностью наблюдать некоторые события прошлого. Просто прими этот факт. Но объем данных огромен. Я не могу, как в поисковике вбить запрос и просмотреть возможные варианты. Это, к сожалению, так не работает. Необходима зацепка, закладка, якорь в этом бесконечном потоке информации. В детской памяти остаются только самые яркие, необязательно положительные воспоминания. И нам удалось такое найти.
- Вам? Как вы его нашли?
- О, здесь не только я обладаю удивительными талантами. Скоро убедишься.
- Все равно ничего не понимаю. Если это мое реальное воспоминание, как я смог попасть в кабинет, и даже сейф открыть, хотя этого точно не было?
- Прости меня за пафос, но я готовил эту речь, так что наслаждайся. Как я уже говорил, твое воспоминание послужило нитью, связывающей меня с конкретным событием прошлого. Мы знали, как выглядела твоя квартира, где находился кабинет, нам даже удалось вынюхать шифр к сейфу. – Гриша преподносил невероятную, почти бессмысленную информацию с каким-то особым для него удовольствием. - Но все это лишь сухие факты. Не хватало реальной связи с прошлым. Через гипноз мы действительно погрузились в твое воспоминание. Но уже через него, при помощи маленького тебя, я стал исследовать данный фрагмент прошлого. Считай, я совместил гипноз с моей способностью читать события. То, что ты видел, это уже мои попытки разобраться в прошедшем. Добраться до скрытого.
- До книги... В том сейфе вы искали книгу.
- Да. Понимаешь. Довольно давно ее пытаются отыскать, но все безуспешно. Пришла в голову такая идея, грубо говоря, прочесть эту книгу в прошлом, благо удалось выяснить, где ее прятали раньше.
- И что? Прочитали?
- Нет. Я тебя сейчас, скорее всего, еще раз удивлю, но твой отец предусмотрел и это. - Недоуменный взгляд Стаса не заставил себя ждать. - А ты все в папу не веришь, да? Я способен, словно пересмотреть, что было с тобой вчера, два года или десять лет назад. Определенные события оставляют свой след, и я могу это почувствовать.
- И как же против такого смог защититься папа?
- Скорее всего, твой отец учел возможность моего вмешательства и придумал гениальную уловку. Ты хоть толком и не бывал в отцовском кабинете, но точно видел его, и сейф видел, и даже книгу. Потому твоему мозгу легко было представить, как ты идешь туда и так далее. Такое часто бывает, когда детали воспоминания оказываются повреждены, и сам мозг связывает две части так, что и не отличишь. И вот твой отец, видимо, путем ненавязчивых разговоров, применив особые методики, внушил тебе образ пустой книги. Понимаешь? Как бы я не старался, твое подсознание выдает мне ту самую книгу, но все ее страницы чисты, ни одной записи. Это не какое-то воспоминание, это блок. Каждый раз, когда в твоей памяти возникает это книга, мозг автоматически применяет к ней образ пустых листов. И если ты даже и мог видеть, что там написано, это заменено на образ.
- Но ты же сказал, что только часть моя память, а остальное это то, как ты смотришь в прошлое. Разве тогда для тебя важны все эти уловки?
- Верно, но особенность моего дара, это то, что я сильно привязан к конкретному человеку. Потому я не могу просто взять и посмотреть как там жили динозавры, если конечно не найду долгожителя с тех времен. Если бы я смотрел на те же события с твоим отцом, мне было бы гораздо проще добраться до цели. И такие ловушки бы там не сработали. Намного больше информации, которую не скрыть. С тобой же все сложнее. Детская память вещь очень хрупкая. Я переношусь в прошлое, исследую это событие. Но твоя жизнь тогда была наполнена совсем другими мелочами. И потому я всякий раз также натыкаюсь на эту чистую книженцию.
- Все это звучит как фантастика. Я бы не поверил, не будь я недавно в той комнате. Как по-настоящему. Ну а теперь скажи мне уже, о какой книге ты все говоришь? Что в ней такого особого?
- Я бы тебе сейчас все рассказал, но с тобой на этот счет хотел пообщаться еще один человечек. Так что давай с нами, и все узнаешь.
- Нет, во второй раз я в это болото не полезу.
- Не хочешь узнать всю правду про отца?
- Не хочу, чтобы в этот раз в меня попали из пистолета.
- Стас, не будь ты настолько наивным. Я понимаю, тебе страшно, но ты подумай. Если бы все это было не значительным, стали бы тратить на тебя столько людей такие силы? И подумай за одно, если ты сейчас уйдешь, эти же люди прекратят свои поиски? Оставят тебя в покое? Потому что ты не хочешь? А вот сейчас здесь ты, пожалуй, в наибольшей безопасности.
- Гриша, ты просишь меня представить, что последних дней как бы и не было. И говоришь такой, пойдем со мной, мило побеседуем, покопаемся у тебя в мозгу. Доверься нам.
- Сам посуди. Тебя носило по городу связанного, с мешком на голове, под звуки выстрелов, а самое яркое событие после пробуждение это то, как ты маленьким сейф вскрываешь. Потому что тебе нужны ответы. И ответы у нас есть, много.
- Знаешь, еще совсем недавно, ты также убеждал меня, что есть минутное дельце, абсолютно безвредное. А теперь я здесь. – Стас подвернул рукава и показал отчетливые следы на запястьях от веревок. Затем указал на ссадину с краю лба. – И это не считая людей с суперспособностями.
- Дельце то и правда было минутным. Только нас прервали. А теперь представь, как ты упростишь им жизнь, если будешь спокойно разгуливать один. Много ты так пробегаешь? И сможешь ли спрятаться? Теперь им уже все равно, они найдут тебя в любом месте, и не оставят в покое, пока не получат свое. Только напомню, мы то убедились, что ты ничего не знаешь, и книгу не прочесть. Они вряд ли остановятся на этом.
Стас многословно вздохнул, прикидывая, что еще могло бы его ожидать в руках таинственных похитителей.
- Ладно, твоя взяла. Показывай, во что втянул меня.

Маленькая спальня на деле оказалась лишь малой частью небольших хозпостроек внутри внушительного полукруглого ангара. Секретное, тщательно скрываемое убежище предстало перед Стасом во всей своей красе. Все в нем красовалось своей функциональностью, не переставая в то же время поражать выдумкой и необычностью. Высоко по самым потолком переплеталась система быстрых переходов с наблюдательными постами за всей территорией ангара и даже выходами наружу и сооруженными огневыми точками, с бойницами. Уже под переходами и мостками струились нескончаемые метры проводов, с подвязанным к ним освещением и прочими системами. А уже ниже представали перипетии построек, ходов, комнатушек и просторных залов. И каждое помещение имело свое конкретное назначение, которое диктовалось особенностями поселенцев. Стас зачарованно оглядывался по сторонам. Ангар не походил на секретную базу или убежище бравых команд из пафосных фильмов, скорее, несмотря на свои масштабы и множество тревожных атрибутов, все место походило на коммунальную квартиру. Гриша поймал взгляд Стаса.
- Добро пожаловать в нашу святую святых. В наш дом. – И жестом Гриша обвел рукой вокруг себя, знакомя с постройками.
- Впечатляет! И что, здесь все такие особенные как ты?
- Ты как то удивительно говоришь слово «особенные», что оно становится похоже на, скажем, «чекнутые» или «больные». – С наигранным подозрением процедил Гриша.
- Нет, что ты. Но, все же, хотелось бы более-менее узнать, во что же я впутался. И насколько много здесь таких необычных людей.

- Здесь, боюсь тебя разочаровать, все такие. И все мы здесь не случайно, нас объединяют особые способности.
- Только не говори что вы древний орден магов или типа того.Еще одного такого потрясения мне не перенести.
- Нет. Расслабься. Хотя это было бы довольно интересно. Наш профиль - это экстросенсорика. Сила человеческого сознания. Ум. Мозг.
- Так вы экстрасенсы? – Искренне поинтересовался Стас
- Боже мой! Нет! – Гриша совершенно всерьез запротестовал. – Не говори это так, я знаю, к чему ты ведешь.
- То есть, нет?
- В определенном смысле так и есть. Это верный термин и по большей части мы являемся экстрасенсами.
- Типа как в разных телешоу? Что делаете? – Стас откровенно перешел к подколам, отыгрываясь за все те издевки со стороны Гриши. - Разыскиваете трупов в лесу? Карму чистите по сообщениям в телефоне? Как насчет приворотов?
- Только не это - Гриша нескрываемо возмутился, закатив глаза, демонстрируя своим лицом фразу «как я устал от этого бреда». - Если бы хоть один из нас по-настоящему проявил себя в телевизоре, его бы, и всех остальных давно уже загребли бы спецслужбы под свой контроль. Нет, Стас, нам лишний раз светится не к чему.
- И что в лотереях не участвуете? Казино не грабите?
- Нет, ну без мелких грехов не обойтись, конечно. Но, преимущественно, работаем аккуратно. Но не в этом суть. Пойми. Потомственные маги, знахори, чародии, всевозможные ментальные иллюзионисты, и тем более толпа экстрасенсов из ящика, - все это не имеет с нами ничего общего. Реальность такова, что любая способность, выходящая за пределы статистической нормы, привлекает к себе внимание тех, кто хотел бы использовать это в своих интересах. Такими людьми не разбрасываются, чтобы снять венец безбрачия или отыскать спрятанный сюрприз с завязанными глазами. Поверь, людям, что нашли здесь свой дом, чертовски повезло скрыть способности и вовремя спрятаться. Но так свезло далеко не всем.

- Прости, я понял. Больше не будем об этом. Так что же вы умеете? Может поделишься?
- Да кто что. Способности разнятся. Тут у нас нету уровней и классов. Я вот специализируюсь на прошлом, но у меня так же неплохо развита интуиция. А вон тот парень, к примеру, - Гриша указал на смуглого парнишку с легким едва заметным налетом седины на волосах. - Седой, он вот мысли читать может. Так что ты с ним поосторожнее. Или вон здоровяк. Отличный лекарь. Не врач, а, скажем так, знахарь. А есть, например, Лиза, помогала нам кстати вызволить тебя. Так вот она людей дурманит, и может заставить делать, что ей угодно. Как видишь спектр возможностей самый большой.
- И много вас таких во всем мире?
- Единицы, вместе нам просто легче защититься. Поодиночке давно бы отловили. Хватит вопросов с меня, мы пришли. Теперь отдуваться ему.
Они зашли в довольно просторную комнату, служившую видимо залом для совещаний. На стене красовалась детальная карта Москвы. Посередине стоял просторный длинный стол. Имелся даже проектор.
Из глубины зала, навстречу медленно вышел высокий, довольно крепко сложенный мужчина. При взгляде на него, Стас сразу же почувствовал в нем местного лидера, старшего. Его движения, жесты излучали спокойствие, уверенность и контроль. Он мерно двигался, рукой приглашая внутрь. Скромный, простоватый, но, все же, презентабельный костюм смотрелся на нем совершенно гармонично. Очки и небольшая, чуть рыжая борода прибавляли годов внешне, и располагали на доверительную беседу. Четкий приятный голос, подобный тем, что звучат в радиопостановках и при дубляже актеров.
- Станислав Николаевич? Добрый день, прошу проходите. - Стас немного растерявшись, подался вперед и машинально протянул руку навстречу. - Меня зовут Алексей, но для всех я более известен как Ткач. Приятно познакомится.
- Ткач? – только и вымолвил Стас.
- Фамилия Ткаченко, - быстро объяснил Гриша.
Стас сел за стол вслед за остальными. Ткач взял разговор на себя:
- Думаю, ты уже знаешь, кто мы такие?
- Да, только я еще не решил, к сожалению или к счастью.
- Замечательно, - Ткача явно позабавил ответ. - Давай, прежде чем ты задашь резонные вопросы, я распишу тебе вкратце, что да как?
Стас лишь едва заметно кивнул. Он начал подозревать, что его оцепенение и возникшая неловкость - последствия очередного таланта, проявляемого к нему.
- Понимаешь, Стас, все мы здесь обладаем различными талантами в большей или меньшей степени. Не всем это нравится, как ты понимаешь. Есть люди, с которыми ты успел уже столкнуться, которым мы крайне не приятны. Они бы рады нас извести под ноль. Но не выходит все. Им неприятно все, что связано, с так называемыми, экстрасенсами. Их это пугает, раздражает. Но сейчас, несмотря на все противоречия, у нас с ними общая цель, как бы это странно не звучало. Существует один весьма особенный человек. Юрий Мелихов. Его дар не сравним со всеми нашими. Он способен увидеть судьбу???????? каждого человека, с которым повстречается. И этот особенный человек замыслил нечто необычное под стать своему таланту. Он давно разрабатывает особый план. И всем нам известна дата. Но не известно, что именно он затеял. И, казалось бы, что тут такого, есть план и черт с ним. Вот только все, кто способен хоть сколько-нибудь далеко заглядывать в будущее, после этой даты ничего то и не видят. Понимаешь? И нам всем необходимо его найти, Стас.

- Причем же здесь я?
- Вот тут-то все самое интересное. О Мелихове известно крайне мало, не говоря уже о его местоположении. Вот что нам известно. Он не всегда обладал таким даром. В юности, когда он только набирал силу, осознавал возможности и делал, по неопытности своей, это очень ярко, демонстративно, им заинтересовались спецслужбы. И Юрий загремел под надзор органов приблизительно на два года. Где его всячески изучали и думали, как можно применить на благо страны. Ключевым специалистом, который исследовал феномен возможностей Мелихова был...
- Отец, - догадался Стас.
- Верно. Судя по всему, они нашли общий язык, и даже сдружились. Ведь, в конечном итоге, Мелихову удалось сбежать, не без помощи твоего отца.
- Мама пару раз упоминала с неохотой, что папа в тюрьме. Его за это посадили?
- Да, за госизмену. Стас, во время исследований, твой отец вел личный дневник. Помимо своих наблюдений и мыслей, ему удалось записать нечто весьма уникальное. Судьбу Мелихова. С таким документом его можно будет не только найти, но и даже подчинить.
- А что с отцом? Что с ним стало?
- Ему также удалось сбежать. Домой вернуться он не мог, думаю сам знаешь почему. Последним кто его видел из наших был я. Почти пять лет назад. Тогда мне случайно и удалось узнать о дневнике. Как только мы захотели найти книгу, твой отец исчез. И больше ничего о нем не слышно.
- Он пропал? Ты говорил, что он жив? - с нарастающим гневом Стас обратился к Грише. - Вы даже не знаете что с ним?
- Действительно не знаем, - вступился Ткач. - Но я абсолютно уверен, что он жив. Мертвых нам найти проще. Мертвые не скрываются так сильно, как живые. Общение с таким человеком, как Мелихов не может пройти бесследно. Здесь его многие встречали однажды, можешь поспрашивать. А тем более такое долгое и плодотворное общение. С учетом того, что твоему отцу удается скрываться почти также хорошо, как и Мелихову, вероятней всего, он посвящен в глобальный план. И тут Гриша тебя не обманывал. Хочешь узнать, что с отцом, помоги нам.
-И какого рода теперь нужна помощь?
- Я имею возможностью наблюдать за человеческой памятью. Для меня это как прослушивание музыки на совершенно другом уровне, где я слышу композицию, гармоничную, единую, и стараюсь отмечать в ней различные нюансы и детали. Мне приходилось с тобой работать раньше, но все как то скрытно и мимолетно. Теперь же проведем полноценный сеанс.
- После крайнего сеанса мне как-то не поздоровилось.
- Этого не повториться, поверь. Гриша тогда ввел тебя в глубокий транс. Плюс эти его дополнительные блуждания. Но из-за форс-мажора пришлось резко сворачиваться. Оттого у тебя, - Ткач недвусмысленно покрутил пальцами у виска, - скажем так, возникли осложнения. Сейчас же обстановка другая. Здесь безопасно...
- И мне не о чем переживать, - намеренно передразнивая манеру Гриши, проговорил Стас. - Так вроде все решили. Как не крути, а в моем мозгу чистые страницы дневника.
- Отец позаботился, чтобы случайно видимое тобой содержимое книги стерлось. Но всю память перекроить невозможно. Я постараюсь отыскать любые упоминания о дневнике, найти подсказки где он спрятан. Отец, наверняка, старался не говорить о таком при тебе. Но что-то ты мог подслушать, о чем-то могла сказать твоя мама и так далее. Для тебя это будет приятным отдыхом, полным незабываемыми сновидениями.
- Мелихов. Вам известно, что он задумал?
Гриша и Ткач едва заметно переглянулись. По их лицам стало заметно, что вопрос этот очень серьезен.
- Он слишком хорошо разбирается в людях. Знает больше, чем должен знать человек. Возможно, с его точки зрения, он ведет всех нас к нечто новому, лучшему. Возможно, он дает шанс людям, и желает перекроить мир, под стать людским особенностям.
- И вы хотите остановить его?
- Мы желаем вписать себя в эту новую историю. Оставить нам место, выгодное для нас.

- Делайте уже, что нужно, - не совсем удовлетворенный ответом, промямлил Стас.
- Тебе следует только лишь расслабиться. - Ткач пододвинул свой стул поближе к Стасу. Гриша приглушил свет, оставив настольную лампу. - Сейчас мы подготовимся и начнем, а ты пока отдыхай.
Стас откинулся на спинку стула. И хоть внешне он сохранял спокойствие, внутри его переполняла изнуряющая тревога. Его мир, небольшой, крохотный, столь привычный, существующий в рамках и живущий по ясным, четким законам, в одно мгновение разрушился и обернулся чем-то безгранично громадным. Все, что казалось очевидным, логичным, перестало таковым быть. Мир обрел новые правила, и уже обзавелся серьезными проблемами. Люди вокруг него без проблем могли читать мысли, смотреть в будущее и прошлое с такой же легкостью, с какой обыватели щелкают пультом между каналами. А сами мысли стали также вещественны, как страницы книги. И все это навалилось на Стаса с такой силой, что его охватила жуткая непреодолимая тоска. Но сложнее всего давались откровения про отца. Вопросы лезли в голову один за одним, обреченные не найти там ответа. Почему отец оставил все? Правда ли он так самоотверженно борется за идеалы этого Мелихова? Что такого было обещано, чтобы править память своего трехлетнего сына? Почему за все эти годы он даже не попытался намекнуть о себе? И многие, многие другие вопросы. И, наконец, главный среди них. Где же отец находился сейчас? Стас попытался привести свои мысли в порядок, отсечь лишнее, он попробовал убедить себя, что все не так уж и страшно, и большинство проблем попросту выдуманы. Но пронесшиеся в голове недавние события только усилили волнения, напомнив, что все происходящее вполне реально, и уж точно опасно. Наконец, сознание тревожно стало искать причины оставить это место и этих людей. Голос Ткача словно выхватил Стаса из вязкой трясины размышлений:
- Если ты не против мы начнем. - На что Стас только едва заметно кивнул. - Для простоты взаимодействия попросим нашего общего друга проделать свой фирменный прием. Коллега, прошу вас.
Гриша присел рядом. Снова его пальцы замельтешили перед глазами.
- Расслабься. Такой сон как бы взбудоражит твою детскую память. Многие давно забытые события снова пронесутся перед глазами. Разве не здорово? А теперь, Стас, сделай глубокий вдох. Следи за пальцами. Спи.
Щелчок.

Из соседней комнаты доносились знакомые голоса. Родители крайне редко ругались, тем более на повышенных тонах, потому маленький Стасик пораженно вслушивался в каждое слово. Отец бубнил что-то неразборчивое. Наконец, мама, теряя контроль, сорвалась на пугающий крик:
- Я должна смириться с этим? Что ты несешь? Ты в своем уме?
- Пожалуйста, успокойся. Если был бы другой выход, я бы сделал все возможное.
- Так давай просто уедем, дурак! - Послышался плач мамы, отзывающийся резью в сердце. Через всхлипывания мама забормотала, - чертова твоя работа. Чертово государство. Чертова эта книга.
- Не надо при нем, я же просил. Ни слова.
- А чего ты боишься? Тебе то что? Сын будет расти без отца, а ты все боишься, что он про дневник услышит. Ненавижу тебя!
- Это для его же безопасности. Ты знаешь. Ты все понимаешь, я знаю. Но прости, по-другому нельзя.
И сновидение помутнело, исказилось, словно от камня брошенного в реку.
Затем следующие сны, точно наяву. А за ними еще. И каждый новый сон, четче и яснее предыдущего, будто произошло вчера. Вскоре настала очередь самого сокровенного. Воспоминания, ускользающего от Стаса столь долго. Последняя встреча с отцом. В больнице. Стас хорошо помнил, что именно тогда они и общались в крайний раз. Помнил даже некоторые детали палаты. А вот самого разговора абсолютно не мог припомнить. И вроде вот оно. Сейчас. Но каждый раз не получалось зацепиться.

Тяжелая болезнь овладела мальчиком, вцепившись своими ядовитыми щупальцами. Он не кричал и не плакал, наоборот, ребенок потерял всякую энергию, жизни стремительно начала угасать в нем. Бледный и обездвиженный он лежал, одурманенный бредом. Машина скорой помощи неслась по городу, озаряя улицы яркими вспышками мигалок, малыш, столь игривый и озорной, не проявлял ни малейшего интереса. Врачи отважно взялись за жизнь маленького борца, и совершили немыслимое чудо. Промученный, перенесший свои личные испытания, ребенок лежал в просторной, мрачной палате, одолеваемый кошмарами. Наконец, загорелся ночник, и в проеме двери показался до боли знакомый силуэт.
- Папа!
- Стасик, малыш. - Отец крепко обнял сына, отчего все страхи развеялись в миг. - Как ты поживаешь? Почему не спишь?
- Я тебя ждал. - Еще нечетко проговорил малыш.
- Что тут у тебя вкусного? - Ребенок равнодушно взглянул на груду фруктов на тумбе и проигнорировал вопрос. Несмотря на свои малые годы, он хорошо предчувствовал, что его пытаются отвлечь. - Стасик. Сынок. Папа очень любит тебя. Я всегда буду любить тебя. И все что я делаю, я делаю только ради тебя.
- Папа? - Большие яркие глаза малыша наполнились слезами а голос задрожал. Отец подсел совсем близко.
- Я должен уехать. Очень надолго, но ты мой малыш, должен справиться и позаботиться о маме.
- Папа нет, останься. Не надо. Папа! - Стасик забормотал сквозь слезы, не давая больше отцу сказать не слова, не отпуская его.
- Тише малыш, тише. Однажды во всем разберешься, ты же у меня самый умный.
- Не надо папа! - не унималось крохотное детское сердечко.
Отец обнял ребенка и поглаживал его, пока всхлипывания не утихли.
- Стасик, посмотри, у тебя тут и игрушки есть. - Малыш никак не желал подаваться на хитрость. - Сынок, послушай меня внимательно. Посмотри на меня. Кто же это? Давай назовем его Зайкой. Добрый Зайка, весельчак, всегда поднимет тебе настроение и никогда не унывает. Посадим его здесь.
Небольшой плюшевый заяц с растрепанными ушами занял место справа от ребенка, на краю кровати.
- А этот мишка, погляди, в рубашке. Такой серьезный зазнайка. А ему имя дадим Ворчун. И он забрался к тебе совсем близко. - Мягкий медвежонок устроился у изголовья. - И смотрят они вдвоем как ты спишь. Следят за тобой. Зайка даже пометки делает. Дадим-ка ему блокнот с карандашом. Пусть записывает. А если ты не можешь заснуть, Зайка тебе поможет. Щелкнет своим лапками, и ты тут же уснешь. А когда проснешься, Ворчун подойдет к тебе и скажет: "Нужно бы еще провести сеанс, да не один". И будут дальше зверята следить за тобой. И приснюсь тебе я. И палата эта приснится. Обязательно приснится. И вспомнишь ты меня, и все вспомнишь, Стасик. И тот случай с красным велосипедом. Помнишь? Красным велосипедом!
Стасик завороженно слушал интересную и необычную историю. Забыв на время о печали. Но все же неотвратимое произошло. Папа на прощание поцеловал сына и ушел. Ребенок остался в пустой, мрачной больничной палате. За окном завывал зимний ветер, метая из стороны в сторону крупицы снега.
- Стас, подъем. Вставая соня. Что, погрузился с головой в детство?
Гриша восседал справа от Стаса, с ноутбуком на коленях. Стас нехотя приподнялся. Ткач сосредоточенно сидел за столом, перебирая какие-то бумаги.
- Ну как, узнали что-нибудь?
- Пока ничего. Но за один раз я и не рассчитывал. Проведем еще с несколько сеансов, тогда будет о чем говорить. - Несмотря на сказанное, видно было, что Ткач все же оставался недовольным результатом.
- Это сейчас будем делать?
- Нет, на сегодня хватит путешествий по волнам памяти. Можешь отдыхать, заняться своими делами. Комнату ты свою видел. А меня, прошу извинить, дела.
Гриша поспешил подбодрить Стаса:
- Иди сходи хоть поешь по-человечески, а то физраствор тебе колоть придется. Кухня дальше за жилыми комнатами. Отдохни, и не волнуйся, сегодня точно никто не ворвется с пальбой и не постарается тебя выкрасть. Помнишь я тебе говорил, хорошая интуиция, нас врасплох не застанут.
Стас шел максимально спокойно, не привлекая к себе внимания, оставаясь практически невидимым. Бесшумной, безликой тенью он пробирался по коридорам. Внутри все горело, разрывалось от желания выговорится, от неутолимого чувства заорать во все горло. Но Стас сдерживал себя, а все мысли сводились к одной: "Добраться до комнаты". Его окружали люди, способные уловить его переживания, прочитать мысли, чуть ли не в голову заглянуть. Но этот секрет, что заполыхал неистовым пламенем в груди, принадлежал только Стасу, и делиться он ни с кем не намеревался. Дверь тихо закрылась за спиной. Тяжелый выдох. И хоть стены маленькой комнатки не внушали уверенности, Стас позволил себе немного расслабиться. Он заметался по крохотному пяточку в несколько метров. И каждая клеточка его организма трепетала от воодушевления. Нет. Все происходящее не случайно. Мысли неслись, сменяя одна другую, выстраиваясь в общую картину. Отец знал, что наступит этот день. Он предвидел всю ситуацию. Он детально описал, что произойдет. И те простые слова, сказанные трехлетнему ребенку, отзывались по-другому сегодня, создавая новую незримую, но ощутимую связь с отцом. Через все года его слова обретали иной смысл. Теперь отец не казался кем-то далеким, позабытым и давно оставленным явлением. Нет. Нет. Он присутствовал рядом. И словно и никогда не покидал. Промелькнули слова Гриши: "Такой сон как бы взбудоражит твою детскую память. Многие давно забытые события снова пронесутся перед глазами". Последняя встреча папы с сыном, что так долго ускользала. Ни то что слова, а сами образы растворялись в годах бесследно. Но отец хорошо знал, что вновь окрасит выцветшую память. И потому не переживал за сохранность послания. А что же именно позволило не затерять этот разговор в ворохе прочих детских событий. Гриша как то обмолвился, что необходимо сильное переживание, чтобы зацепиться им за воспоминание. Все верно. С годами остаются только впечатления, не важно положительные или негативные, главное яркие. А что, как не трогательное, разрывающее от тоски и печали расставание с отцом, могло навсегда заклеймить крохотное воспоминание. И если Ткач по-прежнему задумчиво сидел, строя очередные планы нового промывания мозга, значит им не показался этот разговор примечательным и стоящим их внимания. Судя по всему, рассуждал Стас, они не увидели в нем ничего странного. На что, вероятно и рассчитывал его папа. Все это время послание томилось, ожидая своего часа. Идеально спрятанное и замаскированное на время, и полученное в нужный час.
Что так отчаянно ищут все, и о чем нельзя просто сказать, где спрятано, потому что даже сами мысли подвергаются проверке.
Стас перевел дух. Выпил воды. Плюхнулся на кровать и постарался привести свои мысли в порядок. Впервые он заметил, какая стояла поразительная тишина, почти давящая на уши. Он выровнял дыхание.
"И вспомнишь ты меня, и все вспомнишь, Стасик. И тот случай с красным велосипедом. Помнишь? Красным велосипедом!"
Случай с красным велосипедом. Такой велосипед Стас хорошо помнил. Трехколесный. С удобным мягким сидением. На котором малыш так часто гонял по квартире. А вот по улице все не поспевал. Обычно он ставил свои ножки на педали, и его просто везли, толкая за рукоять на спинке. Но он все равно представлял, что сам едет, да так быстро.

Удивительно. Даже если бы Ткач перелопатил всю память, в надежде выискать хоть малость значительную внятную историю, связанную с этим трехколесным транспортом, ему вряд ли что-нибудь удалось. Как много в нашей памяти зависело от чувств, от простых эмоций, знакомых каждому. Без привязки к переживаниям большинство событий становились набором сухих безжизненных фактов, даже не всегда связанных между собой. И только наполняясь чувствами, картинка обретала смысл, вкус, мелодию. Смех, слезы, боль, - все это ничто, если бы из нас каждый не ощущал на себе хоть раз, какого это смеяться без остановки, плакать взахлеб, или орать, что есть сил, от боли. При словах "красный велосипед" Стас, конечно же, вспоминал яркую детскую игрушку. Сердце переполняла теплая радость, от по-хорошему доброй привязанности. А затем приходило чувство гордости. И только потом вспоминался случай. В их дворе среди прочей ребятни разного возраста, для Стаса особенно выделялся один мальчуган. Старше него на года два. Озорной, громкий и задиристый. Все он делал, как казалось Стасику, напоказ, хвастаясь. Очередным солнечным летним днем ребятня возилась во дворе кто где. Мальчуган этот уже умудрился довести крохотную девочку до слез, мешая, как ей угодно возиться в песке. А позже и вовсе стал вызывающе гонять на своем уже большом, высоком велосипеде. И так Стасику стало обидно. И за девочку, и за свой маленький медленный велосипед, который не мог так же быстро стремглав мчаться. В момент, когда мальчишка все также надменно опять проезжал мимо детворы, Стасик схватил лежавшую под ногами крепкую деревянную палку и вставил ее прямиком в переднее колесо, не думая о последствиях. Спицы мигом повылетали одна за другой, а мальчуган с криком полетел через руль. Позже ревел уже он. Мама Стасика, конечно, отчитала, пожурила, но он чувствовал что не со зла, а в воспитательных целях только ради. А вечером Стасика ожидал разговор со отцом. Малыш не стал ничего утаивать, а честно рассказал, как все произошло. Отец внимательно выслушал сына, затем успокоил его и сказал:
- Сынок, ты молодец, что храбро решил честно со мной поделится. Ты не струсил от возможного наказания, а решил что так будет правильней. И в твоем поступке это самое главное. Конечно, ломать и портить чужие вещи нельзя. Это плохо. И обижать других тоже нельзя. А вот защищать слабых, заступаться за девочек - это поступок настоящего мужчины. И в этом ты молодец. В такие моменты, сынок, ты сам для себя решаешь, что важнее. Ты знаешь что тебе будет за тот или иной поступок, и сам выбираешь, как поступить правильней. Понимаешь?
- Да, - совершенно спокойно, и действительно осознавая согласился Стасик. Отец потрепал мальчика за голову.
- Еще кое-что, сынок. Однажды, ты окажешься почти в такой же небольшой комнате как эта. Тесной, маленькой и пустой. И вокруг тебя будут только чужие, незнакомые тебе люди. И как бы приветливо они не вели себя с тобой, тебе надо будет принять решение. Они будут пугать тебя, что без них опасно. И во многом окажутся правы. Но тебе нужно будет проявить смелость и решительность, как сегодня. И покинуть то место. Чтобы не произошло той истории с пальцем. Помнишь?
И вот Стас лежал. В совсем тесной выбеленной, но мрачно пустой комнатушке. Один. И в окружении десятков уникальных, непохожих на него, и оттого, вероятно, столь чужих ему людей. Еще день назад, на улицах его родного города из-за Стаса развязалась небольшая, но жуткая война. И соваться за пределы необычного убежища равнялось глупому безрассудству. И хотя здесь его ожидали новые и новые опыты, оставаться одному казалось одним сплошным риском. Все возможные последствия были ясны и предельно очевидны. Стас, вероятно, решил бы остаться, стараясь избежать действовать против двух групп в одиночку. Вероятно, если бы он был один. Ведь с ним оставался его отец.
Ответить с цитированием
  #129  
Старый 11.12.2017, 00:16
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,005
Репутация: 1502 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
ок, кое-чего исправлено, довольно много мест (как показывает программа). лично я бы исправлял намного больше у себя, если бы всерьёз взялся за редактирование. но в качестве эксперимента, наверное, пойдёт, хотя рекомендую придерживаться большего объёма (проделанной работы)
Ответить с цитированием
  #130  
Старый 11.12.2017, 00:19
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
Vasex, Буду наращивать объемы, может даже перейду на первый режим. Кстати уже с этого понедельника можно перейти?
Ответить с цитированием
  #131  
Старый 11.12.2017, 00:25
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,005
Репутация: 1502 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Денис Мартыновский, официально нет.
А так можешь свою недельную норму выкладывать с разбивкой на дни - хоть каждый день, ты же знаешь.
Главное минимум 21к накопить.

Первому режиму на этой недели полагаются выходные, но не второму)
Ответить с цитированием
  #132  
Старый 11.12.2017, 00:31
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
Все, понял. Будем работать
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 19: Misty - Ловушка судьбы Креатив Архивы конкурсов 15 25.03.2016 20:23
Рулетка судьбы lolbabe Архив: конкурс «Ужастики» 32 01.07.2015 22:09
Креатив 17: Бароша - Похожие судьбы Креатив Архивы конкурсов 2 17.03.2015 12:19
Суперменеджер, или Мотыга судьбы (2011) Iron Man Кино 2 01.08.2011 20:17


Текущее время: 21:37. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.