Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > ФРПГ: Форумные Ролевые игры > Архив ролевых игр > Разделы архива > Ролевые конкурсы

Важная информация

 
 
Опции темы
  #1  
Старый 05.12.2013, 21:23
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Восклицание Creatio ex Nihilo. Конкурс сеттингов. Выставочный зал

Конкурс сеттингов

работы

Победители:
Первое место заняла работа №6, авторства Арыка!
Второе место присуждается работе №5, и автор её -- Wenegur!
На почётное третье место взбирается работа под номером 1, написанная ar_gus'ом!

Приз зрительских симпатий получает работа №3 и её автор Иван Бездомный!

Аплодисменты победителям и всём, кто принял участие.

Последний раз редактировалось Daniel; 21.12.2013 в 13:39.
  #2  
Старый 05.12.2013, 21:30
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Работа №1

Скрытый текст - 1:
- Доброго дня, дети мои!
Мысленное послание наставника Тиана отозвалось рябью в наполненной чаем пиале Лии и пляской разноцветных бликов на стенах комнаты. Судя по аналогичному поведению благородного напитка в огромной кружке и удвоившемуся числу солнечных зайчиков, Ярри испытывал те же эмоции. Тонкая переливчатая паутина на запястьях и щиколотках обоих объяснялась легко: Час Размышлений священен. Нарушение канона способно удивить, а уж в отношении двух человек и вовсе чревато изумлением.
- Радости вам, учитель!
- Сегодня воистину великий день, - даже на расстоянии воздух, казалось, звенел и искрился от радости и гордости. – Собирайтесь и ждите меня у северных ворот через полчаса – выступаем до завершения Часа.
- К чему такая спешка, учи… - стряхивая с запястий вспыхнувшую от раздражения паутину, Ярри дисциплинированно поднялся из-за стола одновременно с супругой.
- Помните символ, - едва ощутимое мягкое касание нежданного сочувствия успокоило обоих. – Всё, что необходимо, узнаете в срок.
Долго ли собираться воспитаннику корпуса Равновесия? Много ли нужно ему в походе, сколь бы долог и труден тот ни был? Стимуляторы на первое время, запасной комплект походной одежды, лекарства да праща для охоты. Тёплые и прочные брюки из серо-бежевой замши, надетые вместо домашних халатов, такие же куртки поверх льняных рубах. Короткий узкий меч у пояса завершал экипировку юноши. Поколебавшись, Лия с лёгким вздохом достала из кладовки такой же. Привычным движением извлечённый из ножен, стальной клинок сверкнул в косых лучах послеполуденного солнца сердитыми красными бликами.
- Таскайся с этой железкой, - с притворным недовольством буркнула девушка. Она не любила оружие, хотя и признавала его полезность в специфических случаях. – Я лучше…
- Разумеется! Ты у меня самая лучшая, - с тёплой улыбкой откликнулся Ярри. – Каждый тенянин сам себе наилучшее оружие и прочнейшая защита. Но, - он немного помедлил, - дикие звери быстры и не всегда…
- Не продолжай, дорогой, - подвески люстры вторили Лие лёгким звоном и россыпью озорных «зайчиков».
- Это, должно быть, нервное, - с готовностью подхватив заливистый смех, юноша радужными переливами выплеснул его на оконные стёкла. – Следовало бы чувствовать ответственность и значимость события, но глупые чувства куда-то запропастились…
- Упаси нас Райнар от таких чувств, - суеверно хлопнув в ладоши, Лия придирчиво осмотрела экипировку. Сначала, конечно, мужа: вечно эти мужчины что-нибудь забудут или напутают! Заботливо подтянув ремень походной сумки и поправив чуть сбившуюся перевязь меча, девушка удовлетворённо кивнула. – Пойдём: лучше мы подождём наставника, чем он нас.
В Час Размышлений, который горожане проводили в покое и неге, улицы были пусты. Не шалила ребятня, запуская фантомы на дальность, не суетились торговцы, спешащие по своим делам. Даже стены домов не переливались по обыкновению всеми цветами радуги: специалисты по эмоциональной окраске столь же неукоснительно соблюдали Час.
- Не хватает нам на защитников наткнуться, - озабоченность Лии взметнула пыль по обочинам серыми смерчами.
- Поменьше эмоций, дорогая, - Ярри обнял жену за плечи. – Не ровён час, учуют. Мы почти пришли…
Так, обнявшись, они вышли на небольшую площадь Спасения возле вечно запертых северных ворот. Редкий охотник отваживался ходить в этом направлении: пятое поколение бережно хранило память о тяготах и опасностях дороги, соединявшей Тенос с руинами великого Акриса.
Словно в ответ на мысли Лии, с противоположной стороны на площадь вышли четверо Защитников, закованные в броню уверенности и бесстрашия.
- Кажется, влипли, - заметил Ярри. Посреди площади, неотвратимо сгущаясь по мере приближения к супругам, уже возник фантом великана-тюремщика с кандалами в одной руке и шприцем в другой.
- Мы не… - рядом с первым призраком возник второй, поменьше. Вместо кандалов он держал мерцающий маятник, притягивающий взгляд: Лия почему-то всегда больше боялась гипноза.
Закон суров: неспособный управлять эмоциями подлежит изоляции и лечению. Вплоть до полного подавления эмоциональной сферы - а без неё и не человек вовсе, а так, кукла. Ярри очнулся первым: страх медленно перерастал в ярость, накаляя обстановку и воздух вокруг пары, грозя выплеснуться аффективным взрывом. Воплощённый страх опасен… а здания и отстроить недолго.
- Спокойнее, дети мои! – вышедший из-за угла следом за Защитниками Тиан не ограничился мысленным посланием, дублируя его вслух. – Это не вас арестовывать идут: эти бравые ребята будут сопровождать нас по дороге на Акрис.
- На Акрис? – почти рассеявшийся фантом тюремщика, созданный Лией, стремительно сгустился вновь, трансформируясь в невообразимое создание из зубов, когтей и жал. – Что мы забыли в этом проклятом месте?
Девушке неимоверным усилием воли, подкреплённым настоем лесных трав, удалось вернуть себе душевное равновесие, и только возникшие на куртке прорехи напоминали о побеждённом ужасе.
– Наша цель не просто Акрис. Мы идём исследовать башню Райнара. Что же до остального - «Избыток знаний…»
- … порождает чувства, ведя к гибели! – привычно закончили символ веры Ярри и Лия.
- Всё необходимое расскажу по дороге.
Маленький отряд, сопровождаемый едва ощутимым холодком зависти пополам с мягким сочувствием, причудливо смешавшимися во взглядах стражи ворот, вышел из города и растворился в сгущающихся сумерках.


Дорога, мощёная серыми каменными блоками ещё до Эмоклизма, почти не просматривалась под ворохами прелой листвы и густой кустарниковой порослью. Сдержанный и немногословный в городе, Тиан не умолкал два часа кряду. Речь по большей части шла о вещах, известных каждому: об Эмоклизме, вызванном экспериментом Райнара по созданию Куба желаний, о хаосе в столице и поспешном бегстве выживших… Защитники, образовав квадрат, в центре которого шли исследователи, бдительно следили за обстановкой. Их уверенность в себе, сила и бесстрашие сияли столь ослепительно, что хищные звери старались держаться подальше от отряда. Эта добыча явно была им не по зубам. Опасные бестии-чувства, притягиваемые, как положено противоположностям, были крайне редки вне населённых мест. Мелкие страхи – вероятно, преследуемой добычи – презрительно отбрасывались прочь.
На несколько минут движение отряда замедлил волчий голод: звери, видимо, кружили неподалёку. Голод стаи был столь силён, что на дороге перед путниками возник огромный седой волк. Уверенно и неспешно он приближался к остановившимся людям, игнорируя усилия Защитников: голод не утолить уверенностью, отвагой и спокойствием.
- Ух ты, какой красавец! Отощал-то как! Сейчас мы тебя покормим, - Лия, сделав шаг вперёд, протянула руки к волку. Сильные и непривычные эмоции сбили бестию с толка, исподволь изменяя создание, заставляя остановиться в недоумении и нерешительности. – Потерпи немного…
- Да кто ты такой, чтобы на тебя еду тратить?!– гневный крик Ярри отразился от деревьев. Неистовый порыв ветра, налетевший со всех сторон, в мгновение ока погасил вспыхнувшую после аффективного взрыва ярости листву. Юноша устало опустился на траву рядом с женой.
- Зачем ты так? – с сочувствием и лёгкой укоризной спросила Лия. – Я бы его приручила, пошёл бы с нами…
- Так быстрее, - ответ был еле слышен.
- Должен признать, - замолчавший на долгие пять минут Тиан опустился на корточки рядом, - твои методы, Лия, всегда были более изощрёнными.
- Зато я быстрее, - доставая нужное зелье из аптечки, Ярри приходил в себя.
- Не спорю, - задумчиво кивнул наставник, - вот только... Отправляя нас в поход, его величество изволил выразить надежду, - лёгкие издевательские нотки неприятно кольнули слушателей, - что первый привал мы устроим в старой больнице…
- Здесь, в лесу, больница? – паутина изумления, сдобренная клейкой ноткой страха, мешала Лие подняться, потянув за собой прилипшие к нитям прелые листья.
- О да, есть, - неожиданно радостные нотки цветными бликами сопровождали двинувшийся дальше отряд. – Два поколения назад группа исследователей отчаялась найти эффективный способ управления чувствами. И решила изобрести способ раз и навсегда подавить их. Взяв несколько десятков заключённых и десяток защитников, исследователи обосновались в придорожной корчме, переделав её под больницу. Они посвятили себя исследованию мозга и гипноза. Поначалу всё шло хорошо: удалось найти отвечающую за чувства и эмоции область… ценой выросшего кладбища.
- А потом? – тихо спросила Лия.
- Никто не знает. Однажды отчёты перестали поступать, продовольственный обоз не вернулся в город. Из посланной разобраться группы исследователей вернулся один. Всё твердил о воплощённом ужасе. Время было неспокойное, а избыток знаний и правда часто ведёт к смерти. Проще показалось забыть.
Шелест приближающихся шагов прервал возникшую тишину, ладони окутал холодок беспокойства.
- Кажется, - преувеличенно бодро заметил наставник, - теперь это наша проблема.
- Там… там кто-то есть, учитель, - слегка запинаясь, ответил тот. – Три бестии, сильные.
- Кто? – мгновенно подобрался Ярри.
- Ужас, - стремительно бледнея, произнёс Защитник. - Остальных н-н-н-не…
- Гнев и ярость, - указывая на нарастающее багрово-белое сияние, Ярри опознал источник. – А я…
- Спокойно, - Лея напряжённо вглядывалась в приближающиеся всполохи. – Если повезёт… Ты, - чувствительно ткнула она под рёбра Защитника, - зови остальных. Да не мешкайте!
- Кто же третий? – не переставая вглядываться, девушка пожала плечами. – Великан с пилой и шприцем – страх. Огонь и лёд – ясно. Но эта, фурия с горящими глазами… Чем-то похожа на жажду.
- Это и есть жажда, девочка, - прикрыв глаза, тихо ответил Тиан. – Самая страшная, самая безжалостная из них: жажда знаний. Если она до нас доберётся, дело местных расчленителей продолжим мы.
Сделав мягкий шаг вперёд, наставник расправил плечи. Призрачное одеяние блистательного вельможи стремительно соткалось вокруг. Тиан рассматривал приближающееся создание. Во взгляде, позе и каждом жесте сквозило такое презрение, что прелая листва покрылась слоем льда, языки пламени гнева опали на миг, а бестию с неистовой силой отбросило шагов на двадцать. Снова и снова поднималась она, постепенно съёживаясь, и каждый раз Тиан усиливал давление: вот – насмешливо поднятая бровь, вот – презрительная усмешка искривила губы… Со звуком, похожим на скрип мела по доске, жажда знаний растаяла в воздухе, а наставник тяжело опустился на траву.
- Рискнём! – сосредоточившись, Лия подошла к стоящим кучкой Защитникам и закрыла глаза. – Если повезёт – гнев нам только на руку…
Сияние доспехов резко усилилось, стало нестерпимым и медленно отделилось от отряда. Доблесть и бесстрашие против ужаса…
- Ярри, давай! – дрожащим от напряжения голосом приказала Лия. – Понемногу.
Яростное белоснежное сияние неожиданно протаяло изнутри, наполняясь багровым гневом – и, повинуясь призыву, бестия-ярость стремительно приблизилась к фантому… И слилась с ним, придавая эмоции завершённость чувства. Спустя мгновение две оставшиеся бестии – древний ужас и новый гибрид – встретились.
- Все на землю! – пронзительно вскрикнула Лия, на пару секунд опередив аннигилирующий взрыв.
В возникшую воронку дом Ярри уместился бы без труда. Удивительным образом деревья вокруг оказались почти нетронутыми. Отряду повезло меньше: Защитник, приходивший с вестью, лежал поодаль с дырой в груди.
- Разрыв сердца от ужаса, - устало констатировал Тиан. – Ярри, проверьте здание. Лия, помоги мне подняться.
Вслушиваясь в удаляющийся шелест, наставник тихо произнёс:
- Плохое начало. А ведь кто-то в отряде – из тайных сторонников контроля эмоций. Хорошо, если это погибший… иначе кто знает, чем обернутся знания Райнара?
- Зачем? – помедлив, спросила Лия. – Символ…
- Ты просто не знаешь начало, девочка, - устало улыбнулся Тиан. – Запомни: «Недостаток знаний порождает ненужные эмоции».
Путь обещал быть долгим.
  #3  
Старый 05.12.2013, 21:46
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Работа №2

Скрытый текст - 2. Учитесь властвовать собой:
Дамы и господа, леди и джентльмены, медам и мсье, и прочая, прочая, прочая…

Мы рады вас приветствовать на борту сферы компании Glaaki Inc. Переведите кресла в вертикальное положение, и мы начнём знакомство с Dream world. Надеемся, что ваше пребывание на территории нашего виртуального пространства будет максимально комфортным, а экскурсионная программа насыщенной и интересной.

Как вам, должно быть, известно, Dream world был создан профессором Уэстом 15 лет назад.

В основу уникального, не побоюсь этого слова, комплекса легла «Теория Средоточий». Вижу, вы о ней слышали, тогда не буду вдаваться в подробности, просто замечу, что всё в этом мире оставляет след. Не исключение и человеческие эмоции. Наши учёные научились направлять их в нужное русло, и следы стали материальными, ощутимыми. Подобное притягивает подобное. Эмоции одного порядка прирастают друг к другу, множатся и в результате порождают новые сущности.

Согласен-согласен, это всего лишь теория, но сейчас вы воочию убедитесь, как она работает на практике. Сфера не даст нам влиять на этот мир, ведь наша цель – наблюдение. Поэтому для вас существует всего лишь единственное правило: не покидать свои кресла ни под каким предлогом на всем протяжении нашего путешествия. Нет-нет, сфера вполне надежна, но береженого, сами понимаете, и Сагот бережет.

Итак, Dream world представляет собой постоянно меняющееся пространство размером приблизительно 20 км2 , зажатое между двумя горными отрогами, с непроходимым лесом на севере и морской гаванью на юге. По форме этот мир напоминает перевернутую чашу. Впрочем, как размер, так и форма непостоянны. Сами понимаете, виртуальное пространство есть виртуальное пространство.

Начнем нашу экскурсию с западного отрога или, как его называют, Гор Страха. Прямо сейчас под нами Лысая гора. Она действительно «лысая», ни на ее склонах, ни на вершине не растет ни одно растение. Зато камни, которыми она буквально усыпана, создают причудливые узоры. Да-да, вы не ошиблись, сцены Страшного Суда – самая популярная картинка в этом сезоне. Чуть левее Лысой горы вы можете наблюдать Пик Ужаса. Сквозь гранитную породу проступают искаженные страхом лица, а вон в той пещере, нет, еще левее, да, в этой, обитает тварь, давшая название Пику. Откуда она взялась? О, существует легенда, что группа…э…туристов остановилась на ночлег как раз возле этой пещеры и начала травить байки. Страшные, разумеется. И так ребята напугали друг друга, что в результате родился Ужас здешних мест. Правда, так ли это было на самом деле, узнать не у кого. Все туристы были съедены.

Не стоит бледнеть. Это, разумеется, всего лишь легенда. А вот сейчас прямо под нами Поля Скорби. Тени и Отблески, заполонившие их, постоянно стенают. И если бы не сфера, из ваших глаз сейчас лились бы ручьи слез, а психика была бы подорвана окончательно. Впрочем, находится немало пользователей, которым нравится скорбить, а уж тех, кто любит пугаться, вообще пруд пруди. Так что и Горы Страха, и Поля Скорби весьма популярны. Разумеется, вы тоже сможете побывать там, как только зарегистрируетесь на нашем сайте.

Еще не устали? Тогда позвольте обратить ваше внимание на Радужные замки. Да-да, это именно они. Отделенные от Полей Скорби Лучистой рекой, эти поистине великолепные архитектурные сооружения излучают довольство и умиротворение. Обратите внимание, форма и размеры зданий неуловимо меняются, а расцветка, которая и дала название замкам, никогда не тускнеет. Здесь прекрасно можно провести время, наслаждаясь комфортом, вкусной едой, светскими беседами. Правда, существует легенда, что в одном из замков живет дракон, который похищает прекрасных дам, осмелившихся остановиться на отдых в этом благословенном местечке. Но это, опять же, всего лишь легенда.

Ну, вот, и замки остались позади, а перед нами раскинулась роща Мечтаний. Да, признаю, название так себе. Но вы вполне сможете придумать что-нибудь пооригинальнее, если, разумеется, захотите стать гостем Dream world. Итак, роща…Даже отсюда, с высоты птичьего полета, вы можете увидеть, что все деревья в ней уникальны. Нет ни одного, похожего друг на друга. О, по всей видимости, сударь, вы ботаник? И никогда, даже в страшных кошмарах, не видели ничего подобного? Что ж, у вас будет возможность вырастить собственное дерево. Всё в вашей власти. В общем-то, именно здесь, в Dream world, наглядно и, главное, очень быстро вы можете посадить дерево, построить дом и вырастить сына. Причем, в любой последовательности, что тоже не может нее радовать.

О, оживление в салоне! Рад, что ваше настроение поднялось на несколько градусов! А вот, обратите внимание, небывалый случай! На поляне появился…да-да, это единорог! Фиолетовый, да, а рог золотой…Бред? Возможно, но посмотрите, какой красавец! А если бы вы прогулялись вон по той тропинке, то обязательно встретили бы семейство ёжиков с бриллиантовыми иглами. Мнда…мечты-мечты….

И, наконец, гордость нашего мира – город Элиос. Известно, что один из пользователей решил вздремнуть на берегу Моря Слез и во сне увидел это божественное творение.. Сон стал явью. И теперь Элиос, давший своему творению собственное имя, полновластный правитель и почиет на лаврах, заслуженно именуясь Императором. Город не меняет своего облика, к счастью, оставаясь совершенным. Но ходят слухи, что среди горожан зреет заговор. Да, жить в идеальном местечке удобно, но даже совершенство порой может надоесть. Боюсь, недолго Императору властвовать.

Что, простите, сэр? Как разрешаются конфликты? Благодарю за вопрос. Разумеется, этот аспект тоже продуман. Дамы и господа! Позвольте продемонстрировать вам место, которое пользуется наибольшей популярностью среди пользователей. Это Арена. Да-да, произносится именно так, с большой буквы. Название опять же довольно обыденное, но пользователи удовлетворены. На Арене, как вы понимаете, происходят поединки. Любой, даже самый мало-мальский спор может быть разрешен вполне цивилизованно. Способы самые разнообразные, но всегда яркие и зрелищные. А оружие…впрочем, о нем говорить просто бессмысленно, так как каждый пользователь генерирует собственное, уникальное, совершенно неповторимое оружие. Впрочем, что об этом рассказывать. У каждого из вас есть возможность поучаствовать, стоит вам, как я уже говорил, зарегистрироваться на нашем сайте.

А сейчас наша сфера поднимется повыше, и вы еще раз полюбуетесь Dream world. Обратите внимание, в гавани готовы к отплытию два фрегата. И если вы поторопитесь, то сможете отправиться в морское путешествие. Правда, пока неизвестно, куда оно сможет привести, но мы надеемся, что границы нашего замечательного мира значительно расширятся.

Ну, и напоследок, хочу обратить ваше внимание, что Dream world является мощным источником ментальной энергии, которая обеспечивает работу сервера, а также идет на экспорт и приносит неплохой доход разработчикам и заинтересованным в прибылях пользователям.

Что вы, сэр, слухи о заключённых на полях Скорби – не более, чем миф. Тут только исследовательский и обслуживающий персонал, состоящий из добровольцев, и, непосредственно, пользователи, которые проводят время в свое удовольствие.

Нет, сэр, я не могу комментировать эти заявления… Это ложь… Перестаньте. Могу я узнать номер вашего ID? Не стоит поднимать шум. Что вы делаете? Сейчас же вернитесь на свои места! Задействован код фильтра информации. Сфера проследует к Пику Страха, где вы будете пребывать, образую ментальную энергию. Я не обязан вам отвечать, но отрицательные эмоции несут больший энергетический потенциал. Приятного времяпрепровождения в Dream world. И еще один совет, бесплатный. Эмоции, конечно, личное дело каждого. Но здесь, в Dream world, похоже, именно они берут верх над человеком. Так что «учитесь властвовать собой»!

  #4  
Старый 05.12.2013, 21:46
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Работа №3

Скрытый текст - 3:
"Внимание! Противопоказано лицам повышенной психической восприимчивости! Редакция газеты не несет ответственности за возможные эмоциональные эффекты."

***

"Шесть человек погибло, еще семнадцать получили психосоматические травмы в результате мощнейшего аффективного взрыва, случившегося после полудня в Центральном Парке. Судя по предварительному анализу останков и показаниям очевидцев, инициатором являлся один человек, что практически полностью исключает возможность несчастного случая. Тело предполагаемого террориста опознано. При обыске в его квартире обнаружена масса запрещенной литературы. На данный момент не установлено, состоял ли он в политической либо религиозной экстремистской организации или же являлся мизантропом-смертником.
Служба Общественного Спокойствия напоминает гражданам о необходимости сохранять бдительность и оперативно докладывать обо всех подозрительных личностях и происшествиях в ближайшие отделения".

***

N тщательно вымылся, почистил зубы, затем еще полчаса соскребал щетину затупившейся бритвой. Из мутного, в брызгах мыльной пены зеркала на него смотрел сузившимися глазами человек с землистым лицом и длинными, слипшимися от воды прядями. N двадцать пять лет, но по виду можно дать больше. Ранние морщины, вечно угрюмое выражение... Но ему все равно.
С раздражением отшвырнув бритву, N вышел из санузла. После того, как осталось позади отрочество с его надзирателями, необходимостью стричься под ноль, драить полы и натягивать белье по струнке, он считал себя вправе не слишком заботиться об опрятности. Назло. Папенька постарался. Выбрал для ставшего обузой отпрыска, как сам выразился, "отличный государственный интернат".
При мысли об отце грудь словно заложило разреженным воздухом. Усилием воли N подавил зарождающийся приступ. Рано. Чтобы не случилось преждевременного срыва, эмоции нужно копить и расходовать правильно. Так сказано в "Руководстве воина". Надо бы перечитать... Но нет времени. Хватит. Лучше - музыку.
N надел наушники и с предвкушением поставил на электрофон нужную пластинку, "Дитя Ненависти". Запрещенная запись "эмоционально вредной по первому типу" и заочно приговоренной к ликвидации группы. Пришлось немало потрудиться, чтобы добыть ее из-под полы. Настоящее искусство редко проходит цензуру. Вернее, никогда... А песня прекрасная, пробьет даже этих крыс из Спокойствия, пустышек в серых мундирах и с казенными рожами.
Здесь главное не переборщить. Чтобы уж наверняка. Чтобы у этой скотины не осталось никаких шансов. Чтобы весь долбаный вертеп, Администрацией именуемый, взлетел на воздух. Стоп. Выключить проигрыватель. Еще не хватало, чтобы накопившаяся ненависть пропала безрезультатно, уничтожив свой смертный сосуд раньше времени.
N знал, что обречен. "Каждый воин по сути своей - смертник, и утром, пробуждаясь ото сна, должен быть готовым умереть до заката дня". Другое дело, что одно «дитя ненависти» способно принести разрушения, на которые способна целая рота простых солдат. Тем обиднее стал бы провал.
Готовился к своей акции он тщательно, можно сказать, начал еще до рождения. N плоховато помнил мать — забитую женщину с изжелта-серым лицом, лихорадочно блестящими глазами и порывистыми движениями. Мужа она боялась, видимо, сильнее, чем ненавидела, иначе как бы сумела родить ему сына? Но и ненавидела достаточно, чтобы отравить ребенку жизнь. Мальчик родился слишком ранимым, слишком эмоциональным для этого мира, где выражать свои чувства так опасно и предосудительно... И тогда он возненавидел весь свет, в особенности - людей, а пуще всего - отца.
Отцу, конечно же, было наплевать. Когда жена умерла от аффективного срыва - нельзя назвать этот всплеск чувств взрывом, - ни один мускул не дрогнул на ненавистном лице. Это N запомнил хорошо... Рептилия недоразвитая! Сидишь в Администрации своей, да? Сиди. В ней и подохнешь.
Одевшись в заранее припасенную чистую и максимально непритязательную одежду, N с чувством мрачной решимости вышел из дома. По пути он старался ни на что не отвлекаться, да и все было привычно: низкое серое небо, чахлая растительность, высотки, раскрашенные в "позитивные, способствующие душевному здоровью" цвета... Вот и Центральный Парк. Последнее, что отделяет его от цели.
В своих способностях N был уверен. Запрещенная музыка и старинные руководства по боевой подготовке, забытые в этот гнусный "просвященный век", без войн, без великих свершений, без чего-либо яркого и значимого, - это лишь половина дела. Равно как и полгода работы санитаром в гнойном отделении городской больницы, регулярные прогулки по нищим кварталам, снятые за гроши отвратительные проститутки, ночёвки в мусорных кучах. Он даже посещал занятия для желающих поступить в Спокойствие! Это было похоже на ходьбу по канату, протянутому над пропастью. Вся его жизнь - балансирование. Шаг влево, шаг в право - бум! Но скоро всё закончится. И это будет не случайное неловкое движение, внезапный порыв души - N сам перережет канат. И утянет за собой в пропасть виновника своих страданий!
Он был настолько сосредоточен, что перестал замечать происходящее вокруг. Только маячащее впереди здание Администрации, только оно!

N чуть не сшиб играющего с мячом пацана лет пяти и едва не растянулся сам. Проклятье!
- Ты обдолбанный?! - раздался над самым ухом женский визг.
N медленно повернул голову. Молодая блондинка испепеляла его взглядом. Он почувствовал исходящую от нее тяжелую волну усталой, привычной злобы.
- Ходят упоротыши, под ноги не смотрят, - с отвращением выплюнула мамашка, прикрыв собой ревущего отпрыска. - А тут ДЕТИ ИГРАЮТ!

Дети? О-о, эти маленькие сгустки эмоций, не подчиненных даже малейшему контролю! "Цветы жизни"! Эгоистичные, беззлобно-жестокие! Что ты знаешь о детях, тупая шлюха?!

***

"Вечером субботы жильцы дома №2 на улице Благоденствия обнаружили два тела без признаков насильственной смерти. Личности погибших установлены. Согласно предварительному заключению, смерть мужчины наступила от мозгового кровоизлияния, а смерть женщины - от сердечной недостаточности".

***

Второй день она мечется в бреду. И ей нельзя помочь. Порою ее лицо проясняется... временное облегчение. В такие моменты она приподнимается и бесконечно долгие мгновения смотрит на него потускневшими глазами. Ему бы возрадоваться своему перегоранию, ведь иначе невозможно выдержать ни этот взгляд, ни осознание собственного бессилия. Но он не ощущает ничего. Ни боли, ни горя, ни жалости. Он отдал все ей. Все тысячи оттенков своих чувств, от легких, нежных и незаметных невооруженным любовью взглядом, до самых безумно-экспрессивных проявлений страсти. Все, что только можно.
"Она тебе не подходит, - наперебой твердили друзья. - Вы никогда не будете равны".
Да, они были разными. По социальному положению, по образованию, по темпераменту. Веселый, шумный, подвижный, душа и украшение любой компании. И она - немногословная, тихая, трогательно-стеснительная, излишне сдержанная в проявлении чувств. Он не уставал отдавать, а она, заглушенная силой его эмоций, могла только получать. Ее любовь к нему была другой.
Мужчина в который раз измерил шагами комнату. Бесполезно. Её метания, стоны, прерывистое дыхание... Нет... Если бы он только мог ощутить примитивную жалость, сотворить самую простую эмоцию... Чтобы дать хоть глоток жизненных сил... Нет.
И он побрел на балкон, попутно осознав, что перестал различать даже цвета. Весь мир приобрел оттенок замшелого камня.
Еще так недавно ему казалось, что он способен дарить чувства бесконечно. А она быстро привыкла и вскоре без ежедневных, ежечасных проявлений любви уже не могла. Пристрастилась, словно к наркотику. Не получая нужного количества эмоций, сразу словно заболевала, становилась слабой и печальной. А он дарил свои бурные чувства снова, с радостным смехом. Не жалел ничего. Она тоже старалась изо всех сил, и у нее даже получалось. Но разве чувств от природы малоэмоционального человека достаточно...
Ровно полгода. Полгода любви и счастья... и расплата. Он начал чаще уставать, после очередного эмоционального всплеска восстановление происходило с каждым разом медленнее. А сил требовалось все больше. Его истощение отразилось в первую очередь на ней: часами она лежала и смотрела в одну точку, осунувшаяся, бледная. Получив новую дозу его эмоций, она радовалась, как голодающий куску хлеба... А теперь он перегорел. Это не могло продолжаться вечно.
С минуту он стоял, ухватившись за бортик балкона и прислушиваясь к вдруг повисшей в спальне тишине, потом поплелся внутрь. Ни облегчения, ни сожаления. Пустота.

***

"Хватит. Ничего полезного. Взрывы, трупы", - подумал Z, отложив газету в сторону. Прочитанное никак не повлияло на душевное состояние наблюдателя Общественного Спокойствия, хотя заставило помешкать пару лишних минут. Одно из этих происшествий имело косвенное отношение к изучаемой им группе. Но неважно.
Опустившись на продавленное кресло, Z придвинул к себе пишущую машинку.

"Для собраний используют частный дом №8 в переулке Умиротворения. Дверь держат незапертой. Планировка стандартная, обстановка скорее бедная. Выбеленные стены, потертый диван без покрывала, два стеллажа с книгами, обшарпанные стулья, в углу стол с кофейником и чашками.
Помимо меня явилось еще шестеро: четыре женщины, двое мужчин. Примерный возраст: от 17 до 28 лет. Эмоциональное состояние неагрессивное. Улыбчивые. Выказывали радостное нетерпение, увлеченно переговаривались. Меня сразу начали забрасывать вопросами: откуда, как о них узнал, что хочу для себя открыть. Предложили кофе. Вели себя уверенно, доброжелательно. О хозяйке говорили с восторгом. Они считают М кем-то вроде пророка и утверждают, будто ее эмоциональный потенциал настолько велик, что позволяет ей творить чудеса и менять реальность" ...

Воспоминания о сектантском радушии оказались настолько ярки, что Z вдруг ощутил желание выпить кофе. Такого же, как там: в меру крепкого и сладкого. Он оторвался от работы и пошел на кухню.

Сделав пару глотков, Z мысленно продолжил составлять отчет. Нет, никаких чудес "магии чувств" ему не показали. Это было скорее то, что называют дружескими посиделками. Z никогда не любил подобное времяпрепровождение. Хозяйка, кажется, поняла это, но вела себя с ним очень вежливо. Через некоторое время завела разговор про философию Пути Отречения. Соглашалась с нею в том, что бесконтрольные эмоции - любые - ведут к страданиям. Однако, пользуясь аналогиями из естествознания, постулировала возможность качественного скачка от страдания к счастью с помощью правильного духовного воспитания личности и целенаправленного культивирования положительных эмоций. Говорила о необходимости претерпевания непростого переходного периода. Рассуждала спокойно, без фанатизма. Видно - глубоко уверена в своей правоте, настолько, что выше обид на любую критику.
Потом обсуждали происшествия. Один из мужчин признался, что был близко знаком с погибшей молодой парой. Получил от остальных дружеское ободрение, но было заметно, что ему все еще не по себе. Нельзя сказать, что их "мягкие положительные эмоции" сильно помогли.
И тем не менее, Z понял, что вот уже две минуты смотрит на кактус, стоящий на подоконнике. В квартире у М было много растений. Ярко-зеленых, готовых распустить лепестки. А этот? Он посерел с тех самых пор, как достался ему в наследство от матери. И не цветет. Чего ему не хватает? Z провел пальцами по сухим, покрытым легким пухом колючкам...

Надо дописывать этот отчет. Закончить примерно так: "Политически не активны, ориентированы на т.н. "духовное развитие", в целом безвредны. Могут принести пользу, отвлекая на себя часть эмоционально нестабильного населения. Считаю необходимым продолжать наблюдение за данной группой."
  #5  
Старый 05.12.2013, 21:47
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Работа №4

Скрытый текст - 4:
«Двадцать девятого летженя, в канун Опустошения Лавеллона, Ромильда Дакстоун выпустила на волю свои чувства и сломала Мост. Все, кто находился у точки перехода, стали жертвами её печали и отчаяния. Выживших нет. По словам Вириноя Ластра, это был наиболее тягчайший выброс эмагии за последние сто двадцать лет. Ромильда Дакстоун разыскивается силами Объединённых Государств Виразиа и Антеррии. При встрече с ней рекомендуется незамедлительно сообщить в ближайший наслух сОГВА и спрятаться как можно более тщательней. Ромильда Дакстоун крайне опасна, непредсказуема и жестока»

Из стандартного розыскного листка, с которого смотрит маголик печальной черноволосой девушки.
Второе летженя три тысячи двести двадцатого года от Падения Орнаила, можно найти тысячи экземпляров.


«Роми, читая это послание, знай: планы наши рухнули. Нам не удалось сместить причальные камни с Лавеллона на Ритонию, айд Эссоре и его руки погибли. Я и ещё двое сбежали от облавы сов. Я не знаю, что с остальными. Жить теперь незачем. Прошу тебя только об одном: не допусти разрушения Моста! Если это произойдёт, последствия будут ужасны. Не только для Совятника, но и для нас.
Прощай. Я всегда любил только тебя.
Надеюсь, Великая Длань примет тебя позже.

Всегда только твой Зефирис Маллис»

Найдено у лежбища каменных звёзд на западных склонах Елисейских холмов. Бумага изрядно пожёвана. Вокруг обнаружены остатки костей, несколько клочков ткани.
Восемнадцатое пада три тысячи двести двадцатого года от П. О., единственный экземпляр.


«События, положившие начало повсеместной охоте на эмагов, легли в основу нескольких романов, большей частью написанных дамами для дам. Но эта книга написана не для развлечения. В ней мы вместе с вами, искушённый читатель, постараемся найти ответы на три основных вопроса:

Стоит ли твой гнев жизни невинных людей?
Есть ли смысл в беспощадном поглощении чужих миров?
Сколько понадобится времени для сглаживания самой опасной любовной связи из умов нашего мира?

Ответы на эти и многие другие вопросы ты найдёшь в этой книге.
Также ты узнаешь:

Почему Дети Летучей Мыши избрали смерть расплате и жизни?
Зачем испытывать муки в каменной звезде?
Когда будет следующее явление Моста?

Со мной ты пройдёшь истинный путь Ромильды, Зефириса и Вириноя. Со мной ты узнаешь то, что перестало быть тайной только сейчас. Со мной ты сможешь увидеть весь ужас Великой Длани и понять, что самое главное в каждой жизни.»

Аннотация к книге Аэрика Горантри, «Три звезды Ярости». Книга основана на реальных событиях и судьбах действительных жителей ОГВА.
Шестое шатня три тысячи двести сорок первого года от П. О., тираж десять тысяч двести экземпляров.

  #6  
Старый 05.12.2013, 21:49
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Работа №5

Скрытый текст - 5:
Год 4712 от Исхода
Из дневников Эра Ивари, теолога и философа

Предчувствие


Сегодня закончился мой путь. Много месяцев назад я впервые увидел Зов Оратора. Искрящаяся радуга чувств и желаний повела меня к тому, чьи мечты пели в унисон с моими. Планеты Убежища сменялись попутными космолетами и аскетичными межзвездными станциями, а я все больше поражался страсти и чистоте неизвестного Оратора, чей призыв нашел меня.

И вот я стою у ворот храма Святой Мисантэ, за которыми скрывается путеводная нить Зова. Громада древнего святилища одновременно подавляет и дарит покой. Именно здесь, а не среди заоблачных шпилей делового квартал, бьется сердце мегаполиса. По иронии судьбы, после многих лет исследований на далеких планетах, я вернулся на Эрдарэ, домой…
Оратором оказалась хрупкая девушка Ардья, совсем юная и пугающе красивая. Она приветствовала единочаятелей у саркофага Мисантэ, а затем служители храма отводили гостей в их комнаты.

Надежда


Прибыли последние из внявших Зову и Ардья впервые обратилась к нам с речью. В зале собралось несколько сотен паломников со всех семнадцати планет Святых-Покровителей и с многих колоний. Среди нас были служители храмов и военные, поэты, ученые и просто верующие. В толпе то и дело вспыхивали искры любопытства и отблески предвкушения, терпкий аромат нетерпения смешивался с резкими нотками тревоги.
И Ардья заговорила. Заговорила о Мечте. О желании каждого из нас найти Проматерь. О том, что в глубине души все мы страстно хотим одного – отыскать колыбель нашего народа. Именно поэтому мы пришли на ее Зов, и теперь, вместе сможем вернуть всему миру путь к утерянной планете!
Это было потрясающе! Девочка, едва посвященная в Ораторы, умудрялась превращать наши страхи, надежды и устремления в прекрасную симфонию ярких образов, невероятный сплав наших душ! Она говорила, и даже уроженцы захолустных колоний, способные увидеть лишь сильнейшие эмоции, с головой погружались в искрящийся океан общей Мечты.
Ардья просила нас открыть душу, дать волю фантазии, позволить Оратору лететь, опираясь на наши эмоции и, клянусь Проматерью, я отдам этой девушке всего себя, без остатка!

Грусть

Сегодня я видел, как Ардья украдкой плакала, простившись с выбывшими. Сероватое облачко печали свернулось у ее ног, и мне нестерпимо захотелось обнять девушку, утешить, но я понимал, это неуместно.
А ведь она, бедная, прощается с подопечными почти каждый день. Сразу после первой речи начались непрерывные тренировки и медитации, и не все оказались способны их выдержать. По одному, по двое паломники покидали храм, а оставшиеся с еще большим усердием возвращались к занятиям. Ардья направляла наши эмоции, придавала им форму и пред нами представали картины одна чудеснее другой. Мимолетные образы далеких планет или пара бабочек, возникших на ее ладонях и до сих пор порхающих в храмовом саду – все это было чудом, чудом, которое творили мы.

Ярость

Сегодня произошел весьма печальный инцидент, и я пока не могу представить его последствий.
Благодаря тренировкам вблизи чудотворных мощей Мисантэ, мы добились серьезных успехов, и Ардья решила «нащупать» Проматерь. Зал бурлил в предвкушении чего-то невероятного, вновь искрил фейерверком любопытства и обволакивал теплым светом уверенности, мелькнул и растаял терпкий запах вожделения. Речь Оракула была возвышенна и чиста, мы словно сами вырвались в космос в поисках утерянной планеты.
И тогда это случилось. В зале вновь появился запах плотского желания и одежда стоящей на сцене Ардьи стала почти прозрачной. Эмоциональное единение рухнуло, все пытались понять, кто же автор жестокой шутки. Девушке передали балахон, и, собравшись с силами, она продолжила речь. Но уже через несколько мгновений алое облако животной страсти накрыло Оратора, оставив на ней лишь обрывки одежды. Толпа оцепенела, мы не могли поверить, что на нашу обожаемую Ардью кто-то посмеет поднять руку. Однако это было еще не все. Один из храмовников, бдящих у саркофага, бросился к девушке, на ходу срывая с себя одежду. В его безумных газах была лишь похоть, бардовый вал которой захлестнул пытающуюся прикрыться Ардью. А через мгновение обнаженная девушка была распята на деревянном помосте. Ее юное тело оказалось представлено нашим взорам, и вряд ли хоть один мужчина остался бы равнодушен к подобному. Сколь ни горько признавать, но на мгновение я тоже поддался искушению. Лишь на миг, после которого робкие ростки плотского в зале были сметены криком ужаса. Ардья кричала, почти скрытая иссиня-черной пеленой страха, а у нас, тех, кто поклялся быть ее опорой, в душе осталась только глубинная, подсердечная ненависть. На свою слабость, на мир, допустивший такое, на безумца, посмевшего обидеть нашу девочку.
Нас больше не направлял Оратор, да только это не преграда для истинной ненависти. Багряные молнии со всего зала устремились к похотливому храмовнику, в последний миг обретая форму. Тело бедолаги пронзили десятки причудливых клинков, а за ними последовали потоки бурлящей кислоты, огонь, какие-то булыжники…
Женщины увели Ардью в ее комнату. Надеюсь, с бедняжкой все будет в порядке, и она сможет забыть этот кошмар. Но меня больше волнует другое. Мы, все мы, вся кучка романтиков и идеалистов, пришедших за Мечтой, сегодня совершили страшное. Даже Ораторы не смеют направлять чувства на убийство. И безумие насильника не может служить оправданием. Боюсь, сегодняшний кошмар навсегда останется тяжким бременем на душе каждого из нас.

Экстаз

Свершилось! Мы нашли Проматерь! Ее зеленые луга лежат у наших ног, и неимоверное счастье переполняет моих братьев и сестер, застилая лагерь золотистой дымкой! Да славится Ардья!

Счастье

До сих пор я не могу поверить, что наша Мечта сбылась. Позавчера мы снова собрались в зале Мисантэ, туда же доставили, припасы, инструменты, роботов. Давно уже из наших встреч исчезла прежняя легкость и веселье. Мы поняли, что для достижения цели придется многим пожертвовать, и изменились. Две сотни пар глаз внимательно смотрели на Оратора, на сосредоточенных лицах льдисто поблескивала броня непоколебимой решимости… И вновь полилась завораживающая речь Ардьи, оживляя древние легенды. Мы словно воочию увидели благословенную планету из сказок и откровений Святых, гибель цивилизации Древних, Исход нашего народа.
С каждым словом, с каждым жестом Оратора все ярче разгоралось пламя наших чувств, радужным вихрем накрывая искателей. А когда девушка замолчала, я впервые вдохнул воздух планеты-колыбели…

Любопытство

Прошло всего несколько дней, а экспедиция уже принесла немало открытий. Биологи выяснили, что здесь ощущать чужие эмоции могут даже примитивные животные.
Археологи нашли первые следы наших первобытных предков и отголоски эмоциональных бурь, некогда гремевших под сводами этого мира.
Астрономам удаль определить координаты планеты, так что после нашего возвращения домой, сюда сможет направиться дредноут-колонизатор.
А самое главное – наши способности к восприятию чувств планета усиливает лучше любого Оратора. Если дома мы обычно лишь видели сильные эмоции, то здесь, к примеру, радость одного из нас накрывала лагерь золотистым туманом эйфории, поднимая настроения всем.

Тревога

Открытия продолжают прибывать. Были найдены следы поселений, наверное, одной из первых эпох. Примитивная архитектура, кустарные инструменты - тогда они еще не достигли своего Золотого Века. Судя по раскопкам и эмоциональному срезу, наши предки в тот период жили очень спокойно и размеренно. Ни на одной из эмограмм мы не нашли следов ненависти, сильной злости или зависти, впрочем, любовь, нежность и другие положительные эмоции по нашим меркам тоже были очень слабыми.
Пожалуй, нам бы стоило поучиться у Древних. Наше неумение сдерживать эмоции уже привело к нескольким инцидентам. Мелкие обиды, несогласие в научных спорах, обычные взгляды, брошенные на чужую женщину – все это планета так же исправно возвращает нам в стократном размере. Вчерашних соратников приходится разнимать из-за каждого пустяка, а эмоциональные вспышки все чаще накрывают городок, порождая все больше проблем.

Безумие

Возможно, я пишу сегодня в последний раз. Велик соблазн закончить этот кошмар вслед за товарищами, что посчитали недостойным жить с позором.
Все начало рушиться с последним докладом археологов. Им до сих пор не удалось обнаружить ничего сложнее бронзовых орудий, да еще в самых заселенных местах явно произошла какая-то катастрофа, превратившая эмосрезы в невообразимую кашу. Расстроенные неудачей, соратники начали грызться по любому поводу и лавина рухнула.
По всему лагерю вспыхивали драки, женщин насиловали прямо на улице. А чудовищная мешанина из злобы, ненависти и похоти возвращалась к нам раз за разом, все больше распаляя. Словно в древних легендах, чувства разили не хуже мечей и те, чьи страсти были сильнее, с наслаждением истязали и убивали слабых.
Бедняжка Ардья. Она пыталась унять беснующуюся толпу, но куда там. Через несколько мгновений визжащую девушку уже пустили по кругу те, кто совсем недавно убивали ради ее чести. Я в их числе…

Одержимость

Нас осталось меньше половины, тех, кто смог контролировать эмоции, и достаточно сильных, чтобы убивать по прихоти. Или слишком слабых, ставших игрушками новых богов.
Как ни странно, Ардья смогла восстановить гротескное подобие научной экспедиции, но боюсь, потеряла себя. Вместо застенчивой и милой девушки сегодня я увидел похотливую фанатичку, сделавшую первый шаг к безумию.
В последние дни было много разговоров о новых находках археологов. Слухи пугали и будоражили, ведь судя по раскопкам эмограммам, наши предки вовсе не создавали великую цивилизацию. В их дикий мир извне пришли захватчики, более развитые, способные чувствовать куда острее, и планета пала. А наши Святые, возмужавшие в безнадежных боях, просто сбежали с Проматери с кучкой сторонников.
…Оратор собрала нас на закате и заговорила о прошлом, о том, что мы узнали. Она рассказывала о юном народе, которому не довелось повзрослеть. Вспоминала о мирах Убежища, у которых не было детства. О наших соотечественниках, до сих пор, стремящихся превзойти великих, и как выясняется, мифических, Древних.
Все больше распаляясь, Ардья призывала помочь ей предотвратить катастрофу. Она горячо доказывала, что благодаря покровительству Проматери наши силы почти безграничны и, объединившись, нам ничего не стоит преодолеть даже время!
Бедная моя наивная девочка, она, как за соломинку, ухватилась за новый подвиг, но даже не удосужилась присмотреться к эмоснимкам «пришельцев». А ведь не видно там орд захватчиков, на планету пришли всего несколько десятков до пределов накачанных силой чужаков. Тех самых, что сегодня шагнули в прошлое вслед за Оратором. Без мифического врага, без объединяющей цели они просто захватили планету, поссорились и развязали войну на истребление. А потом будущие Святые попытались спасти остатки народа из гибнущего мира. Мисантэ, основательница моего рода – как же я раньше не замечал, что с ее фресок на меня смотрит Ардья? Справедливый Ра – суровый геолог Ола, Яростная Сатэ – застенчивая поэтесса Гали… Только у семнадцати хватило сил раскаяться и избежать соблазнов всевластия.
В одном Ардья была права, планета усилила наши чувства безмерно. И потому Проматерь не должны найти. Слишком легко потерять голову, когда для тебя почти нет преград.
Когда в радужном зареве исчезли мои товарищи, я отправился домой. Нужно заранее предостеречь Убежище от поиска потерянной родины. И попрощаться с моей Мисантэ.

Год 4698 от Исхода

Мисэ Анэто любила истории. Бабушка читала ей про рассеянного робота Энки, про отважного Ому и космических пиратов. Но больше всего девочке нравились сказки Дядюшки Эра о Святых. Это все потому, что там все взаправду, а Эра ее далекий прапрадедушка, так бабушка говорит.
- Бабуля, когда я буду большая, я стану как Ардья, вот увидишь.
  #7  
Старый 05.12.2013, 21:52
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Работа №6

Скрытый текст - 6:
I

Дно устлано ковром губок и мшанок, гибкие плети водорослей тянутся вверх, взбалтывают сине-зеленые сумерки. Сознание возвращается яркой вспышкой, меняется форма, меняется цвет. Фиолетовым крапом высыпает испуг, неуверенность – золотые прожилки, блеклыми пятнами алеет гнев. Одежда водорослей, наоборот, однообразна – зеленый, красный, желтый – завидуют. Слишком много понятий, слишком много имен – откуда их знаю, и должен ли? Испуг становится ярче, пронзительнее, скатывается с шарообразного тела тугими лиловыми каплями. Смешавшись с бахромой гнева, те обретают вид шипастых шариков, шарики, раздувшись, бросаются на водоросли, на проплывающих мимо рыбешек.

«Поверхность близко, – понимание раскатывает тело в блин, усыпает снежно-белыми искрами, – поверхность – опасность!»

Приняв форму вытянутого конуса, спешу на дно, лилово-синим шлейфом тянется тревога. Косяк юрких рыбок принимает за своего, их плавники и рожки отливают ультрамарином. Кружимся в стремительном танце, восторг распускается султаном, и, перетянутый спиралью из серебристо-чешуйчатых тел, взрывается охристо-огненной короной. Рыбешки в один миг исчезают, но затем возвращаются – рвут пышный венок на части. Не обращая на них внимания, мчусь дальше; будто бы из ниоткуда приходит зов, цепляет крючком…

Широкая расщелина желоба, по кромке тянется бархат полипов, гладкие стенки отвесно уходят вниз. Интерес скручивает в кольцо, воодушевление проступает сплошной голубой полосой. Нависаю над зевом – в зеве играет радуга. Она пульсирует, переливается, поднимается мне навстречу.

«Еще один рыбий косяк, – эмоции комкают, окунают в яркие краски, – только состоит не из рыб, а из таких, как я…»

Радуга распадается, подобные мне кружатся вереницей, преобладающий цвет – багрово-красный. Меня боятся, меня проверяют – съеживаюсь серым комочком от растерянности. На смену красному приходит розовый, розовый сменяется лиловым – меня принимают. Вливаюсь в радужное кольцо, становлюсь частью целого.

Из дневников Николая Сеченского, ксенобиолога, члена-корреспондента АН Конклава

Капля… Раньше не нравилось это название, казалось плоским, банальным, но сегодня понял: верное. В капле отражается океан, в океане – космос.

Эх, Бетти, а ты была права: толкового писателя из меня так и не вышло. Насчет толкового натуралиста тоже не уверен. Быть может, удастся совместить? И да, раз уж не могу до сих пор забыть, придется поселить тебя в своем дневнике… Не против? Вот и отлично.

* * *

Если не брать в расчет рифы и полярные шапки, на Капле совершенно нет суши. Океан – колыбель эмоплазмы, эмоплазма – колыбель здешней жизни. Показательна эволюция наших представлений об этой субстанции: первые экспедиции признавали за ней лишь реакцию на раздражитель, год назад заговорили о зачатках разума, теперь речь идет уже об органико-информационной системе, недостающем звене в онтогенезе спектральных призраков. Знаю, Бетти, по призракам ты защищала диссертацию, космобестиология – твой конек. Так вот, я в одном из тех миров, которые принято называть гипотетическими гнездами. Не поверишь, Бетти, как близко мы подобрались к разгадке! Именно год назад началось образование рифового кокона; группа, работавшая в том районе, серьезно пострадала от ментальных воздействий, аппаратура по всему периметру выходит из строя… Ну что, сможешь сложить два и два?

* * *

Океан Капли и похож на наши, и непохож. Некоторые виды рыб почти идентичны, не говоря уже о моллюсках и губках. При этом Капля полна эмоциональных вампиров, живущих за счет эмоплазмы. Ориентируясь на ту или иную эмоцию, они провоцируют синтез вторичных структур, которыми и питаются. Строительные элементы берутся плазмоидом из «первичного бульона» океанской воды, скорость метаболизма просто поражает. Химический состав эмоплазмы изучен давно, и с клонированием – никаких сложностей, однако, у искусственных образцов есть один существенный недостаток: при сильных воздействиях буквально сжигают сами себя. До появления кокона проблема не стояла остро, теперь же поднялась в полный рост. Бетти, мы все сошли с ума – судорожно ищем способ, как получить стабильную структуру. Ни сна, ни отдыха, какой уж тут дневник…

* * *

Невероятная удача, милая Бетти! Сегодня эксперимент вышел на новый уровень: был создан стабильный образец, да еще и с возможностью мониторинга. Загруженное техниками псевдосознание работает без сбоев, объект принят колонией, и остается только наблюдать.

II

Нет сил терпеть, нет сил сопротивляться – зов собирает, зов отбирает возможность менять форму. Мое предназначение – стыд, одна из его граней. Чувство острое, нестерпимое, охватывает тело серебристо-синим коконом, проходит вдоль и поперек спицами скелета. Конечно же, я не один – нас много, и каждый несет в себе заряд той или иной эмоции. Кто-то пылает багряным огнем гнева, кто-то сочится ядовито-зеленой слизью брезгливости, кто-то цветет солнечно-желтой радостью. Сейчас мы похожи на рыб – с отросшими хвостами и плавниками, с вытянутыми телами-кристаллами. Зовом каждому уготовано свое место, с каждого он возьмет по «икринке».

И вот колосс, с основанием, уходящим в расщелину огромного желоба, с вершиной, пронзающей гладь океана. Мы кружимся, рыскаем из стороны в сторону – найти свое место не так уж и легко. Зов разбивается, зов разделяется, ищет по резонансу. Из монотонного гула рождается хор в тысячи голосов, из тысяч голосов остается один. Я уже не кристалл, я – вибрация, вибрация тянется к кокону нитью. Тело входит в уготованную нишу, будто влитое, отдаю себя без остатка. Импульсы бегут по спицам скелета вверх и вниз, влево и вправо, забирают с собой частицу меня, оставляют частицы других. А в коконе, в самой его сердцевине, из наших искр сплетается зародыш

Из дневников Николая Сеченского, ксенобиолога, члена-корреспондента АН Конклава

Может ли эмоплазма воспроизвести такое сложное чувство, как, скажем, любовь? Последние исследования говорят, что да, может. «Новая форма разума? – спросишь ты, – разума, помещенного в растекшуюся по океану слизь?» Вот здесь, милая Бетти, мы и зашли в тупик.

Субстанцию пропускали через эмпатов и телепатов, искали нейроны, искали сознательное и бессознательное. Под руководством доктора Казимури Мичуро был сконструирован первый эмосканер, группе Жана Вави удалось выделить из общего фона информационные посылки, но все это, прости за каламбур, капля в море. Пусть сгустки плазмы общаются между собой, мы все равно не можем понять их языка.

* * *

До недавнего времени загадка казалась неразрешимой, но рифовый кокон стал тем ключом, при помощи которого шкатулка была открыта. Гипотеза всех гипотез: разумен сам океан. Ты спросишь: «Причем здесь спектральные призраки?» Отвечаю: «именно через них Капля берет информацию из внешнего мира». Призраки – пальцы, которыми океан ощупывает космическое пространство.

* * *

Визуально кокон немногим отличается от обычного рифа: рельеф живых гор с ущельями и хребтами, возносящийся над поверхностью океана гребень. Совсем другая картина, если взглянуть на кокон через призму сканера – уверен, Бетти, такого буйства красок тебе еще не доводилось видеть! Будто вращается гигантский калейдоскоп, сводит с ума радужной каруселью…

Но вернемся к проекту. Образец выдержал – не распался даже в эпицентре. Именно на него были настроены эмосканеры, именно он стал той точкой, опершись на которую, мы, так сказать, перевернули кокон. Увы, но ничего подобного в смысле стабильности повторить пока не удалось.

* * *

Бетти, сумасшествие продолжается… База уже не база, а разоренное осиное гнездо. В коконе действительно формируется призрак, никаких сомнений! Опытных данных пока очень мало, но больше всего похоже на транскрипцию, где роль нуклеотидов играют сохраненные в плазме слепки эмоций. Архитектуру называют застывшей музыкой – так вот, что-то в этом роде. Понимаю, звучит, как полная чушь, но ничего вразумительнее пока предложить не могу.

Новорожденный, кстати, появится на свет уже скоро, вспышка обещает быть исключительной. В спешном порядке грузимся на «челнок» – пора убираться с понтонов на орбиту (вопрос еще, выдержат ли щиты станции, но выбирать не приходится). Эх, Бетти, пожелай удачи – она нам понадобиться!

III

Коралловый кокон вздрагивает, вместе с ним вздрагивает океан, поднимаются косматые волны. Из трещины между рифами вырывается тонкий луч, бьет в усыпанное звездами небо. Океан ярится, мучимый корчами, ветер магнитных полей сражается с ветром обычным. В ослепительной, меняющей ночь на день, вспышке появляется узкое тело из света, и два крыла из распущенной на нити радуги. Новорожденный кричит излучением, пенные брызги проходят через него, взрываясь яркими красками, кокон рассыпается пылью. Дитя устремляется к небу копьем, и мир вместе с ним исчезает...

Или же нет, исчезаю я? Сложно понять. Одно знаю точно: странник вернется, когда придет его время. Переполненный информацией, собранной за многие годы, он отдаст себя океану – станет семенем для таких, как я…

Из дневников Николая Сеченского, ксенобиолога, члена-корреспондента АН Конклава

Бетти, милая, пишу тебе из лазарета. Нет-нет, не подумай, вовсе не авария – тут дело в другом. Щиты станции выдержали свидание с призраком, пусть часть энергоблоков и вышла из строя. С внешних камер велась запись, и я все видел, словно смотрел в иллюминатор. Знаешь, на что было похоже? На северное сияние, которое разлилось не по небу, а по лазурной бусине планеты. Представь себе клочок серебристо-белого огня, в один миг распахнувшийся пестрой радужной кисеей, и кисея накрывает Каплю. На этом, к сожалению, все и закончилось – импульс был такой силы, что камеры вышли из строя, а в дело вступила защита.

Ответы получены, но рождают еще больше вопросов. Почему океан не возводит города из кораллов, не лепит из эмоплазмы своих Адама и Еву? Какую часть его считать мозгом, а какую – утробой, или же одно неотделимо от другого? Сознание Капли – иное, и сложно сказать, возможен ли контакт в принципе. О чем можно говорить с достаточной уверенностью? Подобных Капле миров не один и не два, и, скорее всего, объединены в систему.

* * *

По-прежнему не выпускают из медблока. Говорят, обнаружили какой-то неизвестный синдром, и лучше побыть на карантине. Отклонения в психике, ложные воспоминания, нестандартные энграммы... но ты же не ложная, Бетти, ведь нет? Я все-все про тебя помню, помню про нас! И теперь, когда доказана связь между плазмой и спектральными призраками, не сомневаюсь, что ты прилетишь. Тогда они поверят, тогда все поймут! А я буду ждать, буду растить жемчужину нашей любви…

* * *

Какие же они все-таки чудаки, Бетти! Дневник попросили не бросать, а я, если честно, и не собирался – ведь мне еще о стольком нужно тебе рассказать…
  #8  
Старый 05.12.2013, 21:54
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Работа №7

Скрытый текст - 7. Серая Гавань:
- Вы когда-нибудь бывали в Серой Гавани? Глупый вопрос. Разумеется, нет. Да и как вы могли побывать в месте, которого не существует? По крайней мере, дядюшка Корнелиус считает именно так. А ведь он много знает и многое видел. Но почему же я не верю ему? Может, всё дело в моей мятущейся натуре, которая не хочет и не может жить по правилам? Ей так хочется обрести ту сводобу, которую сулит Гавань. Увидеть мир по-другому. Почувствовать его. Почувствовать хотя бы что-нибудь!
Впрочем, обо всём по порядку.
Итак, моё имя Пьеминус, и я маска. Удивлены? Теряетесь в догадках, что за маска? Терпение. Я живу в мире Фарианикс. Когда-то это было богословленное богом место, но потом всё изменилось. Раньше мы были обычными людьми, жили себе, не тужили, возделывали землю, строили города, любили и ненавидели…
Но потом всё изменилось. В одночасье лица всех жителей Фарианикса превратились в маски. Безликие, бесчувственные, однообразные. Белая гладь, некогда бывшая человеческим лицом. Однотипный нос и подбородок, узкая полоса на месте губ и пустота прорезей на месте глаз. Изменилось только лицо. Тела остались такими же, как и до дня Лицедейств, как окрестили скорбную дату преображения. С виду люди как люди – едят, дышат, видят, ругаются и молятся – а вместо лиц – маски. Символ нашего проклятья. Даже младенцы рождаются с белыми гладкими личиками.
Верховный Консулат уверяет, что это дар, ниспосланный богами, дабы сблизить великий народ. Церковь Никателиуса, нашего верховного божества, твердит, что это испытание, и лишь пройдя его, мы познаем бога. А вот мой покойный батюшка был более категоричен. Он всегда утверждал, что это проклятье, кара за наши грехи. Люди так часто лгали, что богам это надоело. Вот они и заменили лица масками, на которых видны все эмоции, которые испытывает человек. А старик Корнелиус так и вовсе утверждает, что у Никателиуса крыша поехала, и безумие перекинулось на созданный им мир.
Отчего-то его слова мне кажутся больше похожими на истину. С появлением маски для человека стало просто невозможным скрывать свои эмоции, а уж говорить одно, но чувствовать при этом совсем другое стало под силу…да никому не под силу. И точка.
Я не застал эру Своелиция, но много читал об этом в библиариуме, где хранятся хроники. Удивительно, но все тираны изображены на прилагающихся гравюрах с совершенно безобидными и вызывающими доверие лицами. Лицемеры. Попробовали бы они солгать сейчас. Ах, да, я ведь снова не сказал. Маски безлики, пока человек не испытывает эмоций. Но как только они овладевают им, то тут же отражаются на "лице". От радости рот растягивается в улыбке, от грусти - изгибы бровей и уголки рта ползут вниз. От ярости маску искажают борозды морщин.
Поначалу это было даже забавно. Говоря с человеком, ты видел на лице всё. Но, увы, натура человека такова, что он не мог жить в таком мире. И тогда Консулат принял Декрет о запрете эмоций и чувств. С малых лет детей стали учить бычь бесчувственными, не проявлять эмоции, подавлять их. До пятнадцати лет ребенок должен был научиться владеть собой, если же по достижении эмоционального совершеннолетия он так и не сумел обуздать свои эмоции, его "списывали". Он утрачивал право жить среди людей. Поговаривают, что поначалу, для таких был построен Город Ущербных, в котором они томились, как в тюрьме, без права выхода. Но хроники об этом молчат. Лишь старый Корнелиус помнит об этом. А ещё он помнит, чем всё закончилось. Дядюшка говорит: "Была славная резня". Не смогли эмоционально неустойчивые маски сосуществовать в замкнутом пространстве.
Спрашиваешь, почему запретили чувства? О, это отдельная история. Трагическая история. Официально чувства попали под запрет из-за того, что они схожи с эмоциями и человек, чувствующий, не мог подавить проявление эмоций. Но была и ещё одна страшная причина, о которой старались умалчивать.
Когда-то Фарианикс был унылым местом. Серым и тоскливым. Нет, не всё время. Весной он расцветал миллионами цветов, но жаркое солнце выжигало всё, лишь стоило наступить лету, а потом приходил черёд осени с её свинцовым небом и вечным дождём, сменяющимся таким же серым снегом. Так было из года в год от сотворения мира и до дня Лицедейства.
Никто сразу и не заметил, как стал меняться наш привычный мрачный мирок, так все были шокированы появлением масок. Но потом…
Появились странные растения. Сначала они были редкостью, но потом стали встречаться всё чаще и чаще, пока полностью не вытеснили привычные. И всегда они были либо яркими и разноцветными, переливающимися всеми цветами радуги, сказочными по красоте и причудливости форм, либо красно-чёрными, мерзкими, отталкивающими, словно проросшими из самой Преисподней тысячи демонов Таргаласа. Как будто, не успев родиться, уже были мертвы.
Затем стали появляться новые виды животных. Они выглядели совершенно фантастичными. И снова одни были причудливыми, но прекрасными. Огромные бабочки, розовые хомячки с крылышками, зелено-сиреневые аликусы, похожие на привычных скакунов, но с узорами на шкуре и львиными лапами, заканчивающихся когтями хищной птицы уралон. Другие словно явились порождением самого страшного кошмара. Монстры с тысячью глаз, десятками клыкастых пастей и неутолимой жаждой убийства. Алчущие свежей плоти твари.
Даже небо изменилось. Один день оно было розовым с голубыми облачками и оранжево-фиолетовым солнцем. Другой – чёрным. И это не был цвет туч. Это был цвет самого неба, по которому медленно плыли тяжёлые багровые тучи, периодически изливающиеся грязно-коричневым дождем. Безумный мир. Волшебный, красочный, но безумный. И больше никто и никогда не мог назвать его серым. Серый оттенок навсегда исчез. Навсегда. Все гадали, отчего это происходит, пока не случилось нечто невероятное.
Горакис Тауликус, один из виднейших торговцев города Клайсикс, как-то удачно увёл из-под носа своего конкурента Талбрикса Карасфикса, выгодный товар.. Талбрикс так рассвирепел, что не смог сдержать своего гнева, который тут же отразился на его маске. Это означало одно – позор и изгнание. Но это уже было не важно.
Купец схватил свой снарядомёт и понёсся через базарную площадь сводить счёты. Все быстро и беззвучно расступались при виде опозорившегося торговца. А то не дай Величайший, страх родится в душе и оставит след на лице-маске.
Горакис стоял возле своей лавки. Он увидел обезумевшего конкурента, но «лицо» его осталось неизменным. Талбрикс принялся орать, что было мочи, размахивать снарядометом и крушить прилавок. «Ненавижу тебя!!! – кричал купец. – Всеми фибрами своей души – ненавижу. Безмерно, неистово. Ненавижу!!!».
Толпа безэмоционально следила за сценой, пока один из прохожих не заорал от ужаса. Гримаса страха была на его маске. Напротив выясняющих отношения купцов появился сгусток черноты, который постепенно обретал очертания, плоть, превращаясь в уродливого и, как выяснилось потом, смертоносного монстра. С телом зубра, пастью вместо головы, тремя жалами валайской мантикоры и десятком рук-клещней. Чем сильнее становилась ненависть Талбрикса, тем больше становился монстр. Обретя истинный размер, тварь бросилась на толпу…
Так и был раскрыт секрет. Положительные чувства материализовались, преображая мир, делая его неимоверно красивым, порождая сказочные формы жизни. Отрицательные – создавали растения – уродцы и животных-монстров.
Запрет на эмоции и чувства уже ничего не мог изменить. Наш некогда унылый мирок преобразился окончательно.. Да и новые виды флоры и фауны могли размножаться. Они быстро освоились, и вскоре заполонили Фарианикс, вытеснив прежние растения и животных.
Вот только Серая Гавань, по слухам, не изменилась. Старая сказочка. Но немало тех, кто в неё верит. И потому год от года не иссякает поток безумцев, стремящихся её найти.
Постепенно люди научились жить без эмоций или скрывать их, проявляя лишь тогда, когда никто не видел. Но боги и тут жестоко пошутили. Однажды Легирминус, один из пятнадцати Консулов, проснулся с радостным лицом. И что бы он ни делал, эмоция не исчезла. Маска навсегда осталась такой! Новая шутка богов. Жестокая шутка. Новая попытка искоренения лицемерие. Стоило хотя бы раз поддаться слабости, как маска выводила тебя на чистую воду и кричала о совершенном преступлении.
Эмоциональным преступникам нашли применение. Одних отправили на рудники, других охотиться на Чёрных Бестий, как прозвали монстров, порождённых злыми чувствами. В обоих случаях это был смертный приговор. Вот в таком мире я живу. Прекрасном и одновременно жестоком. Мир, где все равны во всём, в том числе и в угнетении. Мир, где чувства и эмоции подавляются от рождения и строжайше запрещены, ибо одни разрушают наш мир, а другие наше общество. Мир, который давит на тебя, словно обрушившаяся скала, привалившая тщедушное тело.
И лишь в Серой Гавани этого бремени нет. Говорят, что это единственное место, где маска исчезает, и ты снова становишься собой. Где ты можешь радоваться и грустить, любить и ненавидеть, жить. Жить без диктата. А ещё оттуда раз в год уходят корабли, которые уплывают в иные миры. Волшебные, сказочные миры. Миры, в которых так хочется побывать. Может быть, там есть корабль и в ваш мир. И пусть дядюшка Корнелиус твердит, что никакой Серой Гавани нет, но я-то знаю, что она существует. Я верю в это. Верю! И найду, даже если придётся пройти Фарианикс вдоль и поперёк.
Я замолчал, переводя дух. Собравшиеся за столом переглянулись. Семь из них были из проклятых. На их масках навсегда застыли отпечатки их слабости – гнев, боль, счастье, радость, уныние, тоска, восторг. Такие разные, но в то же время одинаковые – отверженные. Такие же, как и я. Их мой рассказ не затронул. Они и так всё знали. Другие четверо имели человеческие фигуры, которые венчали звериные головы. Чужаки. Они попали в наш мир случайно и, конечно же, не прижились.
- Сказка. Ты предлагаешь нам последовать за тобой из-за какой-то сказки? – спросил один из пришлых. – Ты действительно думаешь, что мы сможем найти в этой Гавани такой же проход, как и тот, через который мы пришли в ваш мир?
- Да и почему, мы должны идти за тобой? – в голосе девушки с грустной маской тоже звучало сомнение. – Ведь ты даже не один из нас. Ты бесстрастный! Почему же мы должны следовать за тобой? Здесь, в поселении проклятых, мы хотя бы в относительной безопасности…
- Вы не должны, - из заплечной сумки я достал старинный свиток и положил его на стол. – Это Песнь о Серой Гавани, составленная бардом-провидцем Оракулисом. Он был там, видел её и описал. Он нашёл её. Значит, сможем и мы. И… я не один из вас, но и не один из них.
На моей маске появилась улыбка, которая тут же исчезла, придав вновь бесстрастное выражение «лицу».
- Итак, вы пойдёте со мной?..

  #9  
Старый 05.12.2013, 21:57
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Работа №8

Скрытый текст - 8. Отдача:
ОТДАЧА.
Сегодня мы в оцеплении. Стоим плечом к плечу с винторезами наперевес. В паре десятков метров от нас толпа фанатов. Ветер чуть колышет полотнища флагов, хотя их заранее предупредили – никаких флеш-мобов! Каждый раз одно и то же. Наконец, ворота стадиона распахиваются. Люди медленно проходят. Никто не торопится, не толкает друг друга, один инцидент и концерт отменят. Флаги, плакатики прочую фанатскую дребедень отбирает охрана на входе. Народ сдержанно протестует, но больше для проформы, ведь рядом с дюжими охранниками стоит психолог, который отслеживает общий эмоциональный фон.
- Ерунда всё это, - кивает на охрану с психологом Лёня, - начнётся концерт и все их графики и диаграммы полетят к чертям.
- Ну, на охрану то не гони, они своё дело знают. А вот психологи конечно тут лишние. Сюда бы пару санитаров из психушки, у них то взгляд намётанный, не то, что у этих лабораторных крыс… - возражаю я.
- О, что тогда начнётся! - смеётся командир отделения Марат.- Все свободные издания на уши встанут.
- Запретили бы вообще все эти сборища, одни беды от них, - ворчит наш штатный эскулап Владимир Петрович.
Раз в месяц ему полагается «боевое дежурство» и как назло сегодня оно пришлось на стадион. Поэтому Петрович зол на весь мир.
- Ты Петрович воду не мути, пусть они лучше здесь проорутся, чем нам потом по подвалам и закоулкам нечисть вылавливать.
- Нет, ну ладно там концерт классической музыки или выступление детских коллективов, но рокеры эти…- гнёт своё старик.
- Ты бы видел, какую мы тварь на конкурсе чтецов пристрелили! Человек такая скотина, что даже на детскую сказку может выдать чёрный выброс. А рок концерты сродни исповеди, на них душа очищается. Тут плохо только что народу уж очень много. А чем больше людей, тем выше вероятность, что среди нормальных ребят попадётся один психопат или фанат оголтелый или истеричка, - вмешиваюсь я.
- Ага, ага, поучи старика, а то я не знаю..
Последний человек зашёл, разговоры прекращаются сами собой. Выжидаем ещё пару минут, и отправляемся по местам.
С моей вышки виден весь стадион – волнующееся людское море. Эх, жаль, что сегодня у меня смена, я ведь и сам в юности фанател от металла! Но работа, прежде всего. Через оптический прицел рассматриваю толпу, пытаясь почувствовать их настроение, понять, чего ждать сегодня. На сцену выходят музыканты, и стадион взрывается приветственными криками. Это ничего, это нормально. Я как опытный настройщик, за годы службы научился улавливать истерические ноты предвещающие появление Порождения.… Пока истерики не слышно. Всё-таки прошли те времена, когда песни Деструкторов звучали из каждого окна, фанатки писали им кровью письма, а фанаты набивали на теле «Zerstören». Но всё-таки, это рок-концерт, трибуны забиты людьми, в основном молодыми, и расслабляться нельзя. Тем более, воздух уже дрожит от первых эмоциональных выбросов.
- Фаза первая, осязаю, - по привычке проговариваю вслух порядок материализации эмоций. Это помогает сосредоточиться, войти в нужное состояние, и не упустить ничего.
Всем телом ощущаю вибрации исходящие от людей. На третьей песне они окрашиваются в разные цвета в зависимости от переживаемых «индуктором» чувств.
- Фаза вторая – вижу, - доносится из рации, ребята тоже следуют отработанной схеме.
-Преобладают тёплые тона: жёлтый, оранжевый, различные оттенки красного, это значит, слушатели находятся в состоянии душевного подъёма, - докладывает Игорь, самый молодой боец. Скорее напоминая себе, чем нам квалификацию эмоций.
Нас, стариков ночью разбуди, расскажем всю теоретическую часть, подкрепив примерами из практики…
Музыка гремит, над толпой взлетают разноцветные фейерверки восторга, радости, торжества, повисают серпантинами нити приязни и симпатии. Мне рассказывали на концерте Битлз, много лет назад, вся толпа была словно связана разноцветными пуповинами, пугающее должно быть было зрелище…
Вдруг, среди всеобщего ликования не слышу, чувствую, скрежет железа по стеклу, и из груди парня стоящего прямо под центральной трибуной бьёт тонкий чёрный луч. Чернота начинает клубиться, на глазах принимая вид уродливой горгульи.
- Фаза третья минус! Центральная трибуна! – ору в рацию наводясь на цель. Тут главное дождаться полной материализации объекта, иначе быть беде… Секунда, вторая…только бы Игорь не запаниковал, не начал палить. Плавно жму на курок. Ствол выдыхает заговорённую пулю, чудовище корчится, истекая тьмой. Тут же подбегают охранники, грузят тварь на носилки и уносят. Ещё один уводит парня. Да, не повезло бедолаге, теперь его ждёт курс лечения у психолога, как минимум. Или повезло, ведь случись такое дома, могли бы быть жертвы. Раз в месяц мы стабильно выезжаем на последствия семейных ссор.
Снова шарю прицелом по лицам, прислушиваясь к себе. Впереди ещё полтора часа концерта.

- А славная сегодня вышла охота, десять голов как с куста! – довольно потягиваясь, говорит Марат.
- Бумаг теперь заполнять, не перезаполнять. – Лёня не разделяет его радостного настроя, да и я тоже.
- Зато премию ждите в конце квартала.
-Знаем мы эту премию, слёзы одни, - ворчит Петрович
- Что, посидим, отметим? – предлагает Марат.
- Я пас. У меня свидание сегодня, - отказывается Игорь.
- Пас так пас. Подрастешь, поумнеешь не до того будет, - добродушно хлопает парня по плечу Лёня.
- Да ну вас.
Игорь краснеет, мы понимающе переглядываемся.
Чем дольше работаешь, тем больше начинаешь видеть и понимать. Никакой мистики, сплошная практика, ежедневная работа с людьми из любого сделает эмпата. Почти все из нас в разводе, только Петрович вот уже тридцать лет в браке, но и то сказать, он на выезды в квартиры ездит редко, раз в полгода максимум. Да и врач он, а не чистильщик, не следователь, не нужно ему это умение видеть цвет там, где другие видят лишь его бледную тень. Не нужно ему знать, что этот цвет, этот запах, это сочетание оттенков и форм означает. И у него хватает ума не знать больше положенного ему минимума. А вот Игорю ума не хватает, хотя от Петровича он пока недалеко ушёл. Видит только основной спектр, но, ему же лучше. Может, успеет опомниться и вернётся в свой аналитический отдел. Ведь многие знания, многие печали…
Год назад.
-Ужинать будешь?
- Сейчас, только рубашку сменю.
Я пытаюсь её приобнять, она ловко выскальзывает из моих рук и украдкой вытирает щёку о плечо.
-Потом, у меня пирог горит!
В спальне идеальный порядок, но этот запах … еле слышный на грани обоняния, но такой знакомо-приторный. И красноватый туман около кровати, и пошлые бледно-розовые разводы на стене…Золотистая пыльца на дверце шкафа. В детской возится Кристинка, кажется, поит куклу чаем. Выхожу из спальни, аккуратно прикрыв за собой дверь. В ванной долго умываюсь ледяной водой.
-Ты чего так долго?! – слышен недовольный голос жены.
Сижу за столом, мну в руках кусок свежего горячего пирога. Наконец решаюсь спросить:
- У тебя есть кто-то?
- ЧТО!?
Она старательно возмущается, даже плачет, но я вижу предательскую коричнево- лимонную полосу над её головой. Ложь и… жалость к себе.
- Я же чистильщик, Лена…
- Ну, есть и что?! – С вызовом отвечает она.- Какая тебе разница, ты домой приходишь только поспать и поесть! Ребёнок растёт без отца, денег ни на что не хватает! И на меня тебе давно наплевать! А я жизни хочу, внимания, заботы, хочу чувствовать себя любимой, желанной, а не смесью кухонного комбайна с резиновой куклой!
Её слова падают на пол серыми свинцовыми шариками, и кажется, оставляют на паркете вмятины. Смотрю на пол, нет, показалось.
- Тогда развод, Лена.
- Учти, Кристину я тебе не отдам! – с вызовом смотрит она на меня и выходит, громко хлопнув дверью.
Я остаюсь сидеть над чашкой с остывшим чаем и всё крошу и крошу на стол кусок пирога. А над моей головой тонко звеня, набухает багровый шар. Бью кулаком по столу, и шар с визгом лопается, заливая всю комнату кровавыми брызгами.
- Папа, папочка, что случилось? – на пороге дочка.
- Всё хорошо, милая, я просто устал.
- Хочешь, я тебе чаю горячего налью?
- Конечно, – улыбаюсь через силу.- А ты обедала?
- Нет, я тебя ждала.
Мы сидим, молча пьём чай и смотрим на медленно растворяющиеся в воздухе остатки ссоры.
Потом, после развода, когда я стал видеть Кристину только два дня в неделю, я иногда думал, что мне стоило, пожалуй, вернуться позже, может тогда всё и обошлось бы …
- Так что, пойдём?- переспрашивает Марат.
- Нет, у меня завтра « родительский день» не хочу с перегаром к ребёнку идти, - отказываюсь я. – В другой раз.
- Давай, хоть до дома тебя подброшу,- предлагает Лёня.
Отрицательно качаю головой.- Спасибо, я пешком, голова что-то гудит.
Голова и в самом деле болит, как всегда после зачистки «целей», но дело не только в этом. Мне просто хочется остаться одному, люди в последнее время начинают раздражать. Слишком много у них за душой такого, не предназначенного для посторонних глаз…
У подъезда стоит парочка, о чём то перешёптываются. От обоих исходит слабое мерцающее сияние. Любовь, пока ещё только зарождающаяся…
В окно высовывается всклокоченная голова.
- Анька! Марш домой! Мать все глаза проглядела, а ей и горя мало. - Слова вспыхивают ярко-оранжевыми искрами - и впрямь, волнуются. Родители…
Девушка тенью бросается в подъезд.
В кармане бодро дребезжит телефон. Кристина, так поздно?!
- Папа, папочка! Приезжай, пожалуйста!- слышен захлёбывающийся от рыданий голос дочери.
- Что, что случилось?!
Слышна короткая возня, и ломкий, на грани истерики голос жены, - Срочно приезжай, у нас проблемы.
- Буду через десять минут.
Минута заскочить домой и достать из сейфа пистолет. Две минуты добежать до проспекта и тормознуть машину.
- Черниговский пять, срочно! – визг тормозов, и слившиеся в сплошную светящуюся линию фонари.
Пока едем, память услужливо подкидывает мне трешак с последнего вызова:
Дверь в квартиру распахнута. На пороге неподвижное тело. Длинные волосы, тонкие руки, в обрывках одежды с трудом угадывается платье. Коридор весь в потёках и брызгах крови – видимо, пыталась сопротивляться…. На полу комнаты разорванный в клочья плакат какой-то молодёжной группы. В дальнем углу сжался в комок мальчишка. А из-под кровати доносится утробное рычание, и посверкивают красные огоньки глаз.
Усилием воли отгоняю наваждение. Паника сейчас смерти подобна.
А пули ту тварь не брали.… Пришлось выжигать огнемётами…
Меня уже ждут. Около калитки нервно ломая руки, ходит Лена.
-Вырастили, психопатку, слова сказать нельзя! – сходу идёт она в атаку.
Один взгляд и Лена замолкает.
- Кристина где?
- С ним, спряталась в сарае и не выходит.
Холод прошибает меня от макушки до пяток.
Глядя на меня, Лена пугается ещё больше и это как-то меня отрезвляет.
- Стой здесь, ничего не предпринимай.
Достаю пистолет и проскальзываю во двор.
- Кристина, доченька, ты где?
Главное, не напугать, недавно созданные Порождения очень чутко реагируют на эмоции хозяев.
- Папа!
Маленькая фигурка выскакивает из-за угла и бросается ко мне.
- Папа, это просто собака, мама всё не так поняла!
Ледяная рука, сжимавшая моё сердце, исчезает.
Прячу пистолет. Вдох, выдох. И как можно спокойнее, – и откуда она взялась, собака?
- Её машина сбила неделю назад, а мы подобрали. Я Бима в сарайке спрятала, мама туда всё равно не ходит, а сегодня зашла и заругалась на меня, а Бим зарычал. А мама сказала, что отловщиков вызовет, а я тебе позвонила! – выпаливает Кристина на одном дыхании.
Собака тощая с грязной свалявшейся шерстью. Размером и мастью напоминает волкодава. В темноте глаза её посверкивают недобрыми жёлтыми огоньками. И впрямь, не зная можно принять за чудище.
- Ну что, зверь, пойдёшь ко мне жить?
Зверь вяло шевелит хвостом. Вытаскиваю из джинсов ремень и накидываю собаке на шею.
- Иди спать, дочь. Я поговорю с мамой.
- Пап, а ты правда его себе оставишь? Правда-правда?
- Ну конечно. Куда же его теперь. Беги.
Кристина топая, уносится в дом. Глупо улыбаясь, смотрю на небо, рядом вздыхает Бим. И как я мог подумать, что моя девочка способна на такое – создать монстра. Чего только в голову не лезет, после рабочего дня.
  #10  
Старый 05.12.2013, 21:59
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Внеконкурс №1

Скрытый текст - Внеконкурс 1:
Мир, где детей лепят из глины.
Обычный рабочий день в постылом офисе тянется бесконечно. Тупые клиенты, коллеги с целым набором заскоков, шеф-садюга. Вечером кое-как плетешься домой, вяло отмахиваясь от навязчивого «Покутим» Гонтарски, и без сил падаешь на диван, чтобы тупо пялиться в потолок до прихода жены.
Но только не сегодня. С самого утра Сэмми просто летал по конторе, улыбался каждому посетителю, а теперь чуть ли не вприпрыжку бежал домой. Завтра у них с Линдой будет ребенок! Остались лишь последние приготовления, и все, Фарнсы станут родителями!
А ведь всего девять месяцев назад они о таком даже не мечтали. Когда взбудораженная Линда прямо с порога выпалила новость мужу, он долго не мог поверить. Зато потом, на радостях, перебудил весь квартал своими криками. Еще бы, кто мог подумать, что Создатель обратит внимание на молитву обычного дизайнера и девушки из салона красоты.
Уже следующим утром за счастливой парой прибыл лимузин из ратуши и сам мэр (Крутой мужик, отец аж трех детей!) зачитал им благословение Создателя. Будущим родителям торжественно передали герметичный контейнер со стандартной очищенной глиной, а мэр, лично от себя, подарил комочек редкой зеленой. Она, по преданию, давала ребенку упорство, ответственность, ну и все в таком духе. И началось…


Для начала Сэмми сходил в клинику, где ему по обычаю срезали часть бедра. Вместе с локонами Лин перетертую в порошок плоть нужно будет добавить в глину, чтобы ребенок по праву мог считаться частью их семьи.
Потом Сэм взял отгул и долго искал в захолустье ту самую глину, из которой слепили прадеда. Сэмми очень его уважал, и был бы рад, если ребенок пойдет по стопам прославленного предка.
Съехалась родня с поздравлениями и подарками. Дедушки и бабушки наперебой предлагали разноцветные комочки самого разного качества, а непонятную субстанцию от тети Ривы Линда незаметно убрала куда подальше.
Очень удивили коллеги. Вместо привычных подколок после отгулов Сэмми встретили с плакатом, воздушными шариками и большим куском чистейшей белой глины в яркой коробочке. Как они смогли достать такую дефицитную штуку, никто из сослуживцев не признался, ну и ладно. Сэмми и так был растроган до глубины души. И понял, что очень хочет утонченную, изящную девочку, благо белая глина в самый раз для этого.
После выпуска новостей о будущих родителях просто одолели всякие шарлатаны, наперебой предлагающие «древнюю глину, из которой был вылеплен…» далее перечислялись любые известные имена от космонавтов до футболистов. Зато как-то вечером к их дому пришел знаменитый скиталец Чин Ма. В его грубой ладони, неумело вылепленной одним из Первых Людей, лежал кусочек настоящей первородной глины из чертогов Создателя. А путник молча вложил сокровище в руку Линде и ушел. Вот ведь какие чудеса бывают…
Уже подходя к дому, Сэмми с улыбкой вспомнил вчерашнее появление Гая. Друг детства, которого Сэмми не видел лет, наверное, сто пятьдесят, вломился к ним уже затемно, долго поздравлял и обнимал Сэма и Лин (особенно Лин!), а на прощание оставил баночку с антрацитово-черной массой. По слухам, она улучшала хитрость, интуицию и удачу, а доступна лишь верхушке мафиозных кланов. Сэмми знал, что приятель в свое время связался с мафией, но заполучить доступ к черной глине…
… К подножию огромной огнедышащей горы, скрывающей чертоги создателя, Фарнсы добрались к полуночи, как полагается. Сэмми подхватил завернутую в мягкую ткань статую и, взявшись за руки, семейство двинулось к сердцу горы.
… Прозвучали последние слова молитвы, и каменный плот подхватил поток лавы. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что Создатель посчитает их дочь достойной жизни.


* * *


Две хрупкие фигурки стояли на краю пылающей реки…
Артеминус с умилением наблюдал за ритуалом сквозь хрустальный шар. Малышка у Сэмми и Линды получилась ладная, вылепленная с настоящей любовью и заботой. Чем-то она напоминала первые творения Сэландэль.
- «Верно, дорогой – слова покойной жены тихонько прошелестели за спиной – она прекрасна. Точеные линии, разноцветные узоры, сливающиеся в причудливый орнамент – признай, любимый, в этом искусстве големы нас уже превзошли».
- Ты права, любовь моя – голос волшебника предательски дрожал – ты права…
Давным-давно, когда от всего народа остались только они двое, Артеминус с упорством, достойным лучшего применения искал возможность вернуть все назад. А мудрая Сэландэль сразу поняла всю тщетность тех изысканий. И собственными руками слепила новый народ. С тех пор прошло много веков, обожаемая жена отправилась к предкам, отказавшись продлевать жизнь с помощью магии. Он же дал клятву в память о любимой давать жизнь ее детям.
Старый маг приказал подручным демонам перенести статую в центр пентаграммы. Предстояло много работы, а сил с каждым годом становилось все меньше. Ничего, он потерпит. И может быть именно эта девочка когда-нибудь сможет почувствовать щедро разлитую в мире магию. А там, быть может, у големов появится новый Создатель.
- И мы вновь будем вместе, любовь моя.
- «Будем…»
  #11  
Старый 05.12.2013, 22:00
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Внеконкурс №2

Скрытый текст - Внеконкурс 2:
Цитата:
Сеттинг, в котором бирюзовая велосипедная туфля актуализирует редиски зелено.

1.

У нас, у амуров, если не в курсе, иерархия изощренная: одни по людям, другие по фауне, третьи по грибам, мы вот по растениям. И не надо думать, что работенка легкая, раз один сезон в году – ничего подобного! Бывало тащишь охапку тычинок до пестика, тащишь, а тут ветер – фьють! – и унес, и нету охапки… Выругаешься, помянешь ехидну с горгоной, да делать нечего – летишь на стрекозиных своих крылышках за другой (да, если не знали, у нас, у цветочных, крылышки именно что стрекозиные). Или, того пуще, попадется какое тупое насекомое – так никаких же нервов не хватает! Нет, ну ладно шмель – со шмелями проще всего договориться, а пчелы? Это же стервы! Вот по-хорошему просишь: сюда не летай – туда летай, перекрестное опыление, а они, знай себе, спецсигнал врубят, и по встречной, по встречной…

– Чего, работать сегодня будем? – показалась из зарослей заспанная физиономия.

Знакомьтесь, братишка мой, Лопух. На самом деле, Лопух – прозвище, а звать его, как и меня, Редис, но чтоб не возникало путаницы, и оттого, что характер у братца излишне мягкий, а у меня излишне вредный… в общем, вы поняли. А так мы братья-близнецы, две капли.

Набросать портреты? Тоже запросто. Головы – круглые, лица – пунцовые (и это не загар), по пышному чубу, по белозубой улыбке, у брата взгляд вялый, у меня – острый (с языками дело обстоит точно так же). От шеи кожа темно-зеленая, шорты того же оттенка, сандалии.

– Давай быстрее просыпайся, – отвешиваю братцу хлесткий подзатыльник, – а то на Клумбу не успеем! У Незабудки сегодня велосипедная прогулка, а это значит что?

– Э-э, и что это значит?.. – Лопух недоуменно хлопает глазами.

– Это значит, что основной контингент уж точно соберется, – стучу ему по голове, – так и пролететь недолго!

– Ага, – оживляется Лопух, – конкуренты!

– Тоже мне, сопернички, – бросаю с презрением, – голосемянное от покрытосемянного не отличат…

Здесь необходимо уточнить, о чем, и о ком, собственно, речь. Клумба с пионами (или просто Клумба) – первая тусовка на нашем районе, а Незабудка – самая обаятельная и привлекательная фея. Кто-то любит ее за большие голубые глаза, кто-то за курчавые (да еще и лиловые!) волосы, ну, а мы с братишкой – за велосипед. Да-да, если не знали, цветочные феи теперь передвигаются исключительно на летающих велосипедах, а не на каких-нибудь там пегасиках или единорожиках. Велик Незабудки – мечта, тут к мойрам не ходи (и хромированная рама, и переключатель скоростей, и фара, и звонок, а еще динамка!). Пока иные остолопы страдают сердечными муками, почти раскрутили феечку на «покататься»…

2.

На Клумбе, как говорится, яблоку было негде упасть (хотя, в нашем случае, падение яблока – та еще катастрофа…). Расфуфыренный колокольчик полировал ногти пилкой, крепыш Огурец то подкручивал ус, то тягал штангу из сцепленных вместе горошин, смуглолицый Мак тряс дреддами, колотил в бубен, распевал какую-то серенаду. При нашем появлении все оживились, насторожились.

– О, Редиски пожаловали, – ткнул лиловым ноготком Колокольчик, – как неожиданно!

– А то! – ухмыльнулся я, – мы страсть, какие внезапные!

– Колючий кактус, – пропыхтел Огурец, – начинается…

– Оно и не заканчивалось, – уточнил Лопух, устраиваясь на одном из лепестков.

– С позиций экзистенции он прав, – заметил Мак, забросив серенаду, – парадигма поведения в условиях актуально и потенциально презентированных систем ценностей не может быть разрешена посредством сиюминутного консенсуса. Возможно, проблема даже априорна, но не факт…

Еще одно замечание: на Мака давно никто не обращает внимания, потому что никто не понимает…

– Слышите? – подскочил вдруг Колокольчик, – едут!

И правда, сквозь стрекот кузнечиков, жужжание насекомых, да прочую полифонию пробился легкий хрустальный перезвон, на горизонте обозначились две точки. Первой мчалась Незабудка – солнечные зайчики прыгают по раме, волосы развеваются – подружка догоняла.

– С кем это она? – братец приложил ладонь козырьком. – Никак со Смородиной-уродиной?

– Сам ты уродина, – проворчал я, – Клубничка это, ну, или Персик – плохо их различаю…

Исполнив по эффектной петле, феи ухнули в самую середину бутона. К счастью, стебель оказался крепким – пион только вздрогнул.

– Ах, каскадерочки, – залебезил Колокольчик, – ах, умницы!

– Так и зашибить недолго… – буркнул было Лопух, но взгляд мой оказался столь выразительным, что братец буквально поперхнулся словами.

– Почему не работаем, мальчики? – незабудка оттянула очки на резинке, подняла на лоб.

Компанию ей действительно составляла Клубничка, и лучше всего об этой фее говорил ее велик. Катафотки в спицах, бардачок с брелоком в виде розы, обитая плюшем седушка – словом, сплошная бижутерия.

– Дык, колючий кактус, у нас обеденный перерыв, – бодро отрапортовал Огурец. – План работ выполнен на шестьдесят процентов – идем с опережением графика!

– Знаем мы ваши графики-трафики, – хихикнула Клубничка, – наполовину состоят из лени, наполовину – из разговоров на тему, созвучную моему имени…

– Ну, ты себе льстишь, – подпустил я шпильку, – вторая половина – здоровый, крепкий сон!

– Кстати, о планах, – вмешался Мак, – гносеологический процесс формирования…

Договорить философ не успел: на небо набежали стремительные тучи, кузнечики умолкли, поникли лютики, раздался зловещий скрежет.

– Что происходит? – задрала голову Незабудка, – откуда этот странный шум?

– Ах, не знаю, – принялся заламывать руки Колокольчик, – мне так страшно!..

Испугался наш жеманный не зря: в небе закружилась стая чего-то среднего между тараканами и саранчой, и нацелилась эта таранча на Клумбу.

– Спасайте женщин и детей, – Огурец раскрутил над головой штангу, – я прикрою!

– Знаю, знаю, чьи это происки, – взвизгнула Клубничка, – злобного дядьки Фитофтора! Давно он на нас с Незабудкой глаз положил…

Грозные бестии обрушились на Клумбу казнью египетской, и началась свалка. Свистела штанга, раздавались крики-оры, таранча получала по жвалам (ну, ладно, не только таранча), а закончилось все, увы, бедой – фей похитили. Осталась лишь велосипедная туфелька Незабудки, которую Лопух сжимал в ладонях. Я посмотрел на брата, и не узнал – тот натуральным образом позеленел от злости.

– Не удержал, – бормотал он, – не удержал…

Я, наверное, выглядел не лучшим образом, но было уже не до того.

– Мы должны их спасти, – гнев краской бросился в лицо, – и немедленно!

Мак отряхнулся, пригладил растрепанные дредды, заключил:

– Определенно, феномен: бирюзовая велосипедная туфля актуализирует Редисок зелено.

3.

– Предлагаю обратиться выше по инстанции, – всхлипнул Колокольчик, – давайте амурам-животноводам жалобу напишем!..

– Нет, дело только наше, – взмахнул Лопух зажатой в кулаке туфлей, – и решить его должны сами!

– Поддерживаю, колючий перец, – Огурец потирал сбитые костяшки, – злодея давно пора поколотить.

– Тогда в поход, – гаркнул я, – на мрачный замок Фитофтора! Кстати, кто-нибудь знает, где он находится?

– Не сочтите за профанацию, – Мак ударил в бубен, – в свое время изучал объект онтологически, на предмет природы энтропии. Находится Замок в так называемых Пустошах, известен как Полный Пестицид.

– А может не надо?.. – робко предложил Колокольчик, – может, обойдется?

– Никто тебя не заставляет, – братец был в ударе, – малодушный трус!

– Кто? Я?! – манерный наш товарищ вздернул подбородок, пригладил блестящий причесон, – решено, отправляюсь с вами! А за оскорбление еще ответишь, подлая редиска…

– И я тоже, – донесся со стороны соседнего пиона голосок, – куда ж вы без меня…

Из-под лепестков выбралась Клубничка в розовом своем велосипедном костюме (оттого и не приметили), чем вызвала всеобщее ликование.

– Эта образина еще поплатится, – пробормотала она под нос, – что мной пренебрегла…

– Ну, Фитофтор, – от переизбытка эмоций я аж подлетел, – берегись!
  #12  
Старый 05.12.2013, 22:04
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Внеконкурс №3

Скрытый текст - Внеконкурс 3. Genocide:

Лучи восходящего солнца касаются испепеленной земли. Руины до самого горизонта и за ним. Кроме них в этом мире ничего не осталось.
2037 год. Апокалипсис уже наступил. Не тот, что издавна описывали в библии. В этом - никого не делили на грешников и святых, никого не судили, тут не было справедливости, была лишь надежда. Надежда на лучшую жизнь. Она то и наставила всех на путь междоусобного самоуничтожения. Ведь лучшая жизнь не может наступить просто так, ее нужно было заполучить. И самый быстрый способ сделать это – отобрать ее у ближнего своего. Хочешь благо себе - отними его у соседа. Война. Война никогда не меняется…

***

Переломный момент в истории наступил в 2012-ом. Именно 21 декабря того года, как и завещали пророчества Майя, наступила новая эпоха. В нашем мире, до того не знавшем магии, появились чудеса. Эмоции индивидов обрели настоящую силу, влияя на окружающий мир и волшебным образом изменяя его. Все умы человечества были моментально прикованы к этому феномену. Доступная каждому, возможность прямого влияния на все сущее перевернула мир. Большинство старых проблем, таких как голод, болезни, а иногда даже смерть, теперь были решаемы силами любого человека. В то же время, многомиллиардное население земли просто не было способно спокойно уживаться, когда в руках каждого индивидуума находилась такая сила. Мир погрузился в хаос, где каждый пытался играть в бога.
Тогда некая группа людей, бывшая ранее политической верхушкой ряда крупных держав, объединилась в стремлении создать силу, способную вернуть порядок в распадающийся мир.
С помощью новейших открытий в сфере новоявленной "магии", им удалось заковать в цепи бешеного пса, которым стал обычный народ. К 2020-ому году все люди Земли были насильно поставлены под флаг единого государства. Это оказалось возможным благодаря двум изобретениям: "Пси-поглотитель" – устройство, позволяющее высасывать из разумных существ концентрацию эмоций и чувств, их либидо; "Пси-картридж" – небольшие контейнеры в которых хранятся изъятые эмоции. Таким образом, новоявленные диктаторы могли не только отбирать силу у толпы и концентрировать ее в руках своих последователей, но и делать из людей послушных рабов, которые почти не способны к проявлению недовольства или непослушания, вследствие отсутствия эмоций.
Но всякое действие найдется противодействие. Были люди, которым повезло избежать воздействия Пси-поглотителя. Им было суждено сплотиться против общего врага, организовав группу повстанцев. А среди власть имеющих нашелся инакомыслящий, который был против текущей политики запрета эмоций. Став позже известным под псевдоним «Юрген», он стал тайно помогать сопротивлению. А вскоре и помог провести крупнейшее похищение Пси-картриджей со складов Империи. После этого, воспользовавшись силой нескольких десятков тысяч картриджей, повстанцам удалось создать и укрыть за магическими барьерами свой подземный город «Либерия», оплот свободы и права личности. Создание Либерии послужило толчком к развитию повстанческой армии. Город стал оплотом надежд для всех тех, кто проявил волю к сопротивлению режиму Империи.
В ответ Империя ввела военное положение и всячески пыталась найти Либерию и изловить каждого повстанца, но магические барьеры успешно препятствовали этому. Даже когда им удавалось захватить и допросить повстанца, он никогда не выдавал настоящего местонахождения города – защита Либерии просто переписывала его память в момент, когда тот решался сознаться.
В это время повстанцы высвобождали из рабства все больше людей, копя силы. Однако те, кто в полной мере попал под воздействие "поглотителя", даже пройдя курс реабилитации и восстановив основные эмоции, уже не имели былой магической силы. Как позже выяснилось, мистическая сила, появление которой так и осталось загадкой до самого конца, навсегда ослабевала в "поглощенных" и почти не проявлялась ни у них, ни у их потомков. Однако при одном условии их сила все еще работала - коллективное желание, находящееся на уровне подсознания. Когда тысячи и миллионы опустошенных людей в сердцах своих взмолились об одном, тогда сила откликнулась на их зов.
Эта сила не была никем контролируема, ведь она было вызвана не личностью, но подсознательной волей множества. И они жаждали свободы. Свободы для себя и своих близких. Свободы для всех.
Их желание было воплощено в лике юной воительницы с неординарными способностями. Шедшая в сопровождении верных рыцарей - магами исключительной силы, ей было суждено стать известной как Артурия Освободительница.
Сразу примкнув к повстанцам, и оказав им ощутимую поддержку в войне с Империей, она быстро завоевала любовь и почет широких масс. Вскоре Артурия стала символом свободы и главной целью имперских убийц. Но чем больше людей начинало верить в повстанцев, в возможность свергнуть тиранов, и желать свободы, тем больше становилась питающая Артурию сила сердец. Империя не успела среагировать в момент ее созревания, пока она еще была уязвима. Момент был упущен и очень скоро Артурия, чью силу подпитывали уже миллионы людей по всему миру, оказалась Империи не по зубам. Победа повстанцев была предрешена.
После того как луч чистого света исходящего из рук великой освободительницы смел Цитадель, последнюю крепость Империи, пропало и то, что связывало всех тех людей. Не имея больше общего врага, люди вновь были предоставлены сами себе, только в этот раз уже далеко не все обладали силой магии. Возникшее неравенство породило новых лидеров, новые города и, как следствие, новые конфликты. Только теперь это были войны не за землю, но за оставшиеся пси-картриджи. Так как "поглотитель" был уничтожен в ходе восстания вместе со своими создателями, унесшими в могилу и свои знания, больше не существовало возможности создавать новые картриджи. Это сделало их бесценными и столь желанными. Довольно быстро мелкие стычки переросли в глобальные войны с применением не только сильнейшей магии, но и найденной на секретных складах Империи старой технологии. Тогда бывали ночи, когда не проходило и получаса, чтобы в небе не полыхнул очередной ядерный взрыв. Всего за несколько месяцев мир был выжжен дотла.
Судьба же Юргена, бывшего теневого лидера повстанцев, для большинства так и осталась неизвестной. Многие считали, что к концу восстания его вычислила и казнила Империя.
На самом же деле, сразу после уничтожения последней имперской крепости, Юрген скрылся вместе со ставшей никому не нужной Артурией в своем секретном убежище и больше не вмешивался в дела других людей.

***


Тут, посреди бескрайней пустоши и развалин, нарушая идиллию ровных линий горизонта, высятся остатки Голден Гейт Бридж. Некогда один из самых величественных мостов в мире, соединявший Сан-Франциско с округом Марин, теперь представлял собой одинокую опору, на которой, словно парящий в воздухе островок, держался небольшой участок дороги. Вся "висячая" часть моста уже давным-давно рухнула туда, где некогда был пролив Золотые Ворота, а сейчас – лишь мутное озерцо посреди руин.
На "острове" стоял собранный из различного мусора и листов ржавого металла одноэтажный дом. Да, это был именно дом, не палатка и не халупа. Хоть он был низенький, и его нельзя было увидеть стоя на земле, он был достаточно просторным – 2 комнаты, кухня, прихожая, уборная и небольшое помещение для хранения собранной дождевой воды.
В одной из комнат на кровати лежала миловидная девочка лет тринадцати. У нее были подстриженные до плеч черные волосы, тоненькая фигура и светлая кожа. К тому же, с такими приятными чертами лица, любой мог с чистой совестью назвать ее красивой. Но ее симпатичное личико не излучало радости, лишь усталость и отчаяние.
Не задумываясь, она отмахнулась от очередной назойливой мухи, упорно пытающейся сесть на пропитанную кровью повязку, которой была обмотана грудь милашки. Именно под повязкой и находилась причина ее печали - огромная кровоточащая меланома. Рак кожи на поздних стадиях. Спасти ее могло лишь чудо, и времени на это оставалось с каждой минутой все меньше.
В это время внизу, у основания уцелевшей опоры моста, в хитро прикрытом от чужих глаз маленьком саду обрабатывали землю родители обреченной девочки.
- Не вернется он…
Мужчина прекратил орудовать лопатой и теперь, опершись на нее, смотрел вдаль.
- Макс не такой. Мы должны верить в него. – попыталась обнадежить его женщина лет сорока.
- В конце концов, он не наш родной сын, чего ему за нас переживать? Небось, уже давно объединился с другими магами и теперь ищет заветную Либерию или воюет с другими за картриджи.
В ответ женщина вздохнула и подобрала с земли пустое ведро:
- Я схожу за водой и полью грядки, а ты иди уже наверх да спроси у Нины, как она себя чувствует.
- Ладно. Ты только не задерживайся тут одна.
Сказав это, худощавый мужчина пошел к свисающему сверху тросу с вплетенными в него деревянными вставками, служившим импровизированной лестницей – единственным оставшимся способом подняться наверх к домику. Но стоило ему ухватиться за него, как до его ушей донесся непривычный звук. Он резко обернулся, готовый встретить неприятеля, но тут же ошарашено попятился. Источником звука оказался велосипедный звонок, на кнопку которого жала его жена. Та самая, которая минуту назад ушла в другую сторону за водой. Та самая, только сейчас ей было от силы 15 лет!
- Наконец-то я нашла тебя, Джек! - радостно воскликнула девушка и встала с велосипеда.
- Мишель? Но как?.. - начал было он, но тут же умолк, оглядываясь вокруг будто не веря своим глазам.
Ни следа от руин, их окружала только зеленая гармония. До ушей доносилось пение птиц и тихий шелест морских волн. Ну да… Ведь это его первое свидание! Он так волновался, что забыл, как попал сюда? Но теперь все будет хорошо, ведь она пришла.
Ветер раздувал его школьный пиджак, унося остатки юношеских тревог вдаль, туда, где виднелся величественный Голден Гейт Бридж.

***


Услышав скрип двери, Нина немного оживилась.
- Мам? Пап?
- Это я, родная. – послышался мужской голос.
- Пап, можешь, пожалуйста, подать воды?
Через минуту он вошел к ней в комнату с полной кружкой в руке.
- Держи, солнце.
- Спасибо.
Она взяла кружку и сделала несколько жадных глотков, после чего задержала взгляд на отце.
- Ты как? – заботливо спросила она, видя необычную усталость на его лице.
- Хэ, это я тебя должен спрашивать, золотце. Я - нормально.
Обычный ответ. Не будет же он нагружать своими проблемами свою дочь, которая и так одной ногой в могиле. И она это понимала, потому не стала лезть с расспросами.
- Пойду, посмотрю как там мама. – сказал он озабочено держась за шею.
- Ок.
Джек закрыл за собой входную дверь, вновь оставляя свою дочь наедине со стаей голодных мух.
Чувствуя надвигающийся конец, ей как никогда, хотелось сейчас что-то делать: прыгать, бегать, смотреть на мир, пусть он и превратился в пустошь. Но в ее нынешнем состоянии любые движения корпусом отзывались жгучей болью в груди. А еще ей хотелось говорить. С кем угодно и на любые темы. Ей просто не хотелось быть одной, заживо гнить здесь, пожираемой мухами. Но кроме папы и мамы тут никого не было, а они были слишком заняты пытаясь поддержать кое-какое хозяйство и найти еду, она не могла их обременять еще и своими бессмысленными разговорами. Ее братик, Макс, с кем она раньше проводила все свое время, уже почти год как ушел на поиски учителя. Как оказалось, он был брошенным ребенком магов и унаследовал от них дар творить чудеса. И когда родители поняли, что у нее развивается смертельная болезнь, то отправили Макса искать учителя, что бы научится управлять эмоциями и направлять их силу. Только так можно было ее излечить.
- Как ты там, братик? Надеюсь, с тобой все хорошо… Даже, если ты не успеешь помочь мне, пожалуйста выживи, обрети силу и проживи счастливую полную жизнь за нас двоих…
Пока она блуждала в своих размышлениях, успело пройти уже где-то полчаса, а ни папа, ни мама все не возвращались. И когда девочка уже начала за них волноваться, наконец, раздался знакомый дверной скрип.
Неспешные тяжелые шаги направились к ее комнате. В проеме появилась фигура ее отца. Понурив голову, он сжимал в руке небольшой кусок колючей проволоки.
- Ты достаточно настрадалась.
Тихо произнес он, приподнимая голову и тем самым открывая вид на необычный и бросающийся в глаза символ, будто выжженный на его шее.
- Мы все достаточно настрадались. – продолжил он делая шаг вперед, - Самое время нам обрести покой.
Сказав это, Джек набросился на свою дочь.
Все произошло слишком быстро. Она даже не успела ничего понять, когда отец заломал ей руки и обвил шипастую проволоку вокруг ее хрупкой шеи.
Мужчина напрягся, изо всех сил затягивая проволоку на ее горле. Наточенные холодные металлические клыки проникали под ее кожу, погружаясь в нежную плоть. Проволока жадно впивалась в шею девочки, заставляя кости и хрящики опасно хрустеть.
В его действиях не было сомнений, он делал это с полной уверенностью. Еще чуть-чуть и он просто сломал бы ей шею, но на это мужчине не хватало физической силы.
На ее покрасневших глазах проступили слезы, а лицо исказилось в гримасе ужаса. Жертва отчаянно сопротивлялась, всячески выкручивая свое тело, но это лишь приносило ей еще больше боли. Из-за яростных брыканий, колючки до мяса разодрали ее горло. Постель быстро покрывалась кровавыми пятнами.
Отец же был непоколебим.
- Потерпи еще немного. Скоро тебе станет лучше. – только и твердил он заботливым тоном, будто успокаивал ее перед приемом горьких лекарств.
Утекали драгоценные секунды и вместе с ними – угасали ее силы. Выпученные глаза все еще лихорадочно метались по сторонам, отчаянно ища спасения. Но по опухшему посиневшему лицу можно было с уверенностью сказать, что конец был близок. В ее рывках ощущалось все меньше энергии, а сознание затуманивалось. Изголодавшийся по кислороду мозг начал отключатся, и в какой-то момент она почувствовала необычную легкость в теле, а сознание проваливалось в бездонный кромешный мрак…
Когда тело его дочери прекратило двигаться, а ее конечности безвольно упали на постель, Джек наконец отпустил проволоку. Он встал с постели и взглянул на свои изодранные колючками руки. Почему-то он не более чувствовал боли, только успокоение. Он сделал доброе дело. Он спас свою дочь. Спас ее от долгих мучений, в конце которых ее все равно ничего не ждало бы. Он поражался, почему вообще пытался ее вылечить, почему не убил сразу? Ведь даже если бы не рак, что ее ждало бы в будущем? Жизнь в бесконечном страхе, жить без всякой надежды на будущее, просто прикладывать все силы, что бы продлить свое существование в этих пустошах… Все это ради чего? Финал всегда один, разница лишь в том, что будет до него. И здесь ее… нет, все человечество, больше ничего не ждет! Кроме пустого и мучительного выживания ради выживания. Страдания ради страдания… Жизнь – тлен.
Вяло передвигая ноги, он направился к выходу. Он сделал все что мог для своей семьи, теперь его очередь принять блаженный покой. Устало он потянулся к двери, как та резко распахнулась. У входа в дом стояла его женщина, его избранница, та, которой он, как ему казалось, уже принес покой. Со лба Мишель стекала кровь, а в руках она сжимала лопату. Не говоря и слова, она как могла размахнулась и рубанула Джека клинком лопаты по лицу. Тот отшатнулся, прикрыл рану руками. Из-под ладоней тут же показались струйки крови, а один палец подозрительно глубоко утопился в левую глазницу. Женщина же протолкнулась в дом и развила атаку еще одним ударом. Тупое лезвие с размаху влетело в челюсть мужчины, рубя щеку и дробя зубы. Теперь вся левая сторона его лица превратилась в кровавое месиво.
Едва не потеряв сознание, Джек свалился на старую деревянную тумбочку с инструментами, которая тут же развалилась под ним, покрыв его тяжело дышащее тело облаком пыли.
Мишель, бросив лопату, помчалась в комнату дочери.
- Нееет!!! Нина! Нина-Нина-Нина-Нина-Ниночкаа-а!..
Мать отчаянно пыталась снять врезавшуюся глубоко в окровавленную плоть дочки колючую проволоку. К счастью, девочка еще была жива. Она была без сознания, но из ее горла еще доносился слабый свист. Она еще пыталась дышать.
Нельзя было просто снять проволоку, которая глубоко въелась своими иголками в плоть девочки. Стоило ее хоть немного отогнуть, как шипы наносили новые травмы и так изодранной в кровавые клочья шеи Нины. Но сквозь душевную боль и слезы, Мишель все же смогла освободить горло своей дочери, позволяя ей восстановить дыхание. И едва она сделала это, как почувствовала болезненное присутствие чужеродного объекта в районе живота. Опустив взгляд, она увидела торчащий из нее кусок арматуры с намотанными на него кровавыми внутренностями.
- Что ты творишь Мишель? – сказал он перед тем, как отбросить пронзенную жену на пол.
Но женщина не сдалась на этом и ухватила Джека за ноги, не давая подойти к Нине, которая успела очнуться. Собравшись с силами, она смогла крикнуть ей только:
- Беги!

***


Она не понимала, что происходит. Ее раненная мать сражалась с каким-то окровавленным одноглазым чудовищем и приказала ей бежать. Наверное, сейчас ей стоило позвать отца на помощь. Но горло не хотело издать ни звука, в ногах была убийственная слабость, а все тело сгорало от боли.
Опираясь об то, что попадало под руку, она медленно ползла к выходу. В глазах все плыло, а уши забивал белый шум. Возможно из-за этого она не сразу заметила, как стихли звуки борьбы в комнате. А потом она почувствовала чье-то присутствие позади себя, и в следующий момент какая-то сила обрушила ее вниз.
Боль исчезла. Даже та, что выжигала ее грудь весь последний год. Вместе с болью пропали и остальные чувства. Куда-то делись руки-ноги. Ее тело будто растворялось в воздухе. Казалось, что ветер вот-вот подберет ее, словно перышко, и унесет с собой в белоснежную даль. Вот уже от нее осталась лишь голова. Голова же легкая, голова весит всего несколько килограммов. Еще немного и она сможет улететь отсюда…

На полу, распластавшись, лежала девочка лет тринадцати, из изодранной шеи которой торчала ручка тесака, пригвоздившего ее к полу. Словно выкинутая на берег рыба, она открывала и закрывала рот, будто пытаясь ухватить им хоть каплю кислорода, но широкое лезвие ножа, перебившего ее позвонок, перекрывало ход воздуха через горло. В прочем, она была уже не при сознании. Вряд ли ее вообще еще можно было считать живой в этот момент. Ведь ее мозг был уже мертв. А вскоре прекратились и конвульсии.

***


Солнце уже почти зашло, когда он, наконец, добрался домой. Прошел почти год с тех пор, как он отправился на поиски знаний. Ведь, как оказалось, люди вырастившие его были не настоящими его родителями, в отличии от них в нем текла кровь магов. Тех, кто не попал под действие пси-поглотителя. Сейчас таких людей почти не осталось. Ведь почти все они умерли, сражаясь друг с другом за пси-картриджи, реликты павшей империи, в которых заключались извлеченные пси-поглотителем эмоции людей, при использовании дарующих магам невероятную мощь. Ведь эмоции служили катализатором для магии. Естественно, только для тех, кого не лишила этой силы Империя своим поглотителем.
Найти себе учителя оказалось непросто. Да что там, просто выжить в столь враждебной среде было настоящим вызовом. А уж кто захочет обучать потенциального конкурента и врага? Но спустя полгода ему все же повезло. И теперь, когда над миром нависла новая угроза, еще более страшная, чем все что были до этого, прихватив с собой шесть драгоценных картриджей, он помчался домой так быстро, как только мог. Но, даже использовав один картридж ему все еще понадобилось около шести часов, что бы долететь сюда с другого конца Земли. Эх, а вот было бы у него время закончить свое обучение, дабы обрести идеальный контроль над эмоциями и умение правильно направлять силу картриджей с минимальными потерями энергии, он бы мог и просто телепортироватся. И то, что он увидел по возвращению домой, заставило его еще сильней жалеть о нехватке опыта.
Ведь она лежала там… мертвая.

***


Она лежала у самого порога, устремив стеклянный взгляд в вечернее небо. Покрытая засохшей потемневшей кровью, создававшей сильный контраст с ее мертвяще бледной кожей.
Прошло еще несколько секунд, прежде чем он смог сделать к ней еще один шаг.
Он опоздал.
Ради нее он отправился на поиски силы и когда, наконец, почти завладел ею, пропала сама причина в ее обретении.
Он подвел ее.
Не смог спасти единственного человека, который был как никто дорог ему.
Едва сдерживая слезы, Макс подошел к телу своей сестры, отгоняя рукой противно жужжащих мух.
Еще б немного и он смог бы не просто излечить ее, но и обеспечить достойное существование. Он бы не стал гоняться за картриджами. Все что ему нужно было, это она…
Дрожащими руками, он как можно осторожней извлек нож из ее горла.
А ведь как он в тайне был рад, узнав, что они были не кровными родственниками. Тогда он поклялся себе, что после того, как он станет магом и исцелит ее, то обязательно-обязательно признается ей в любви, которую питал еще с раннего детства.
Будь проклят этот злобный мир!..
Подняв тело Нины, он понес ее дальше внутрь дома.
Рядом с ее постелью лежала их мертвая мать.
- Мишель… ты ведь защищала ее до конца?.. - глухо обратился он к трупу женщины.
К его удивлению, в ответ на эти слова из дальних уголков полутемного дома раздалось шуршание и странное рычание.
Положив покойную сестру на кровать, Макс достал из-за спины украшенный золотыми узорами черный посох и повернулся в сторону шума. Небольшое усилие воли и на кончике таинственного орудия появился яркий огонек, моментально разогнавший царившую в доме полутьму.
Будто идя на этот свет, в дверном проеме показался знакомый парню силуэт. Хотя вот лицо он мог разобрать с трудом. Клочки рванной плоти, покрытые толстыми слоями крови и вытекшими остатками одного глаза делали мужчину почти не узнаваемым с одной стороны. Но правая сторона лица была почти целой.
- Джек…
Парень сначала засомневался, но мгновенно сконцентрировался опять. На шее Джека, словно раскаленная сталь, горела знакомая ему метка.
Именно такие метки были у тех, кого повстречал он ранее сегодня вместе со своим учителем. Те, у кого появлялись эти метки, становились безумцами, убивающими сначала своих близких, а потом и себя. А если убить себя быстро не получалось, то они окончательно теряли рассудок и начинали нападать на всех без разбору. Учитель назвал их гулями. Именно увидев их, он приказал Максу немедленно возвращаться домой, упомянув, что час финального исхода человечества настал. На вопрос же Макса о происхождении этих меток, учитель ответил ему, что это метки Молящихся и что появляются они у тех, кто познал глубочайшее отчаяние, утратил всякую надежду и веру в этот мир.
- Значит, это ты убил их? – с закипающим гневом обратился он к отцу.
Тот не отвечал, лишь облизнулся и сделал шаг навстречу.
- Почему? Потому что ты решил, что я бросил вас? Что я не смогу помочь Нине?!
Макс крепче сжал посох.
- Ты утратил веру в меня?.. Утратил последнюю надежду?!
Это приносило боль. Он чувствовал свою вину. Если б только он мог найти учителя быстрее. Хоть на один день быстрее…
Но он опоздал. Он подвел.
- Грхааах! – рявкнул в ответ гуль и бросился на парня.
Макс сделал ловкий шаг в сторону и послал древко посоха в затылок Джека. Но мощный удар палкой по голове никак не сказалось на боевом настрое гуля, разве что только сильней разозлило его.
- Ясно. Значит, с этой меткой к тебе вернулась и часть силы. Обычный человек ни за что не устоял бы после заряженного магией удара в голову.
- Аргх!
- Но тебе все равно еще далеко до силы настоящего мага!
Гуль вновь бросился в атаку, но на этот раз парень и не думал уворачиваться. Вместо этого он принял стойку и приготовился к встречному удару посохом, а потом с резким всплеском гнева он вытянул его в сторону врага. Маленький огонек, освещавший помещение, на мгновение превратился в пылающее синее пламя, которое моментально расплавило грудь гуля.
Потупившись на зияющую дыру в своем теле, Джек молча рухнул на пол.
Макс же вновь обратил свой взгляд на Нину.
- Раз так, то может еще не поздно…

***


Он стоял перед домом, а Нина лежала на пыльном асфальте в центре некого магического круга.
Макс дернул небольшой рычажок на посохе, который открывал своего рода продольный магазин, и осмотрел ряд из пяти картриджей установленных внутри древка наподобие патронов в дробовике.
- Должно хватить. С момента ее смерти прошло меньше суток. С таким количеством энергии даже у меня может получиться выполнить воскрешение. Если все получится, я смогу забрать ее с собой и там как-то уж добраться до учителя. Если все получится…

***



---Утром того же дня---

В подземном бункере не было ни часов, ни окон, но все же она как-то почувствовала, что солнце уже взошло.
Златоволосая и златоглазая Артурия встала в центре идеально круглого помещения. А перед ней на каменном троне, расчесывая свою лысину, сидел человек, которого некогда миллионы называли Юргеном.
- Время пришло. Зов отчаявшихся переполняет меня. – разорвала тишину девушка.
- Значит, мы готовы?
- Да. Но ты действительно хочешь этого?
- Разве тебя, кто есть воплощение желаний большинства, должно волновать мнение одного человека?
- Нет. Просто мне кажется странным, что человек вроде тебя, добровольно соглашается отдать свою жизнь во имя гибели других.
- Может ты не знала, но я всегда любил людей и хотел им помочь всем, чем располагаю! – Юрген поудобней устроился в своем троне и продолжил, - Когда люди познали настоящий хаос, я помог привнести в мир порядок. А когда они устали от порядка, я помог им избавиться от него! Людям не угодишь… Теперь даже они поняли это. Им никогда не добиться утопии, какой бы силой они не обладали. Видимо, потеряв надежду, они решили снискать вечный покой вне мира сего. Весьма мудрое решение, как мне кажется. И я, будучи преданным служителем человечества, готов подарить им его.
- Не знаю, зачем ты врешь мне, ведь от этого уже ничего не изменится. Но если хочешь, я сделаю вид, что поверила в это твое служение другим.
- Уж ни тебе ли меня обвинять, Артурия. Ведь ты – такая же. Сначала помогаешь человечеству скинуть с себя оковы Империи, вернуть им свободу, а теперь собираешься уничтожить все живое на этой планете.
- Это другое!
- Ох, действительно ли?..
- Я…!
- Хочешь сказать, что ты не желаешь становиться причиной гибели рода человеческого?
- Я просто…
- …выполняешь волю большинства? Так? Тогда в чем же различие между нами двумя?
- …
- Артурия Освободительница… Ха! Вряд ли тебя можно так называть теперь. Даже твои глаза изменились. Раньше они были голубые, цвета чистого неба, теперь же – золотые, цвета жаркого пламени. Отныне я буду звать тебя Артурией Уничтожительницей. Как тебе?
- Мне все равно как ты будешь меня называть. В конце концов, вскоре ты тоже умрешь, как и все другие.
- Верно. И я буду последним, кто окажет услугу человечеству. Величайшую услугу.
- Что ж, если тебе угодно так считать... Я начинаю ритуал.
В помещении, в котором до этого никого кроме них двоих не было, внезапно появились 12 теней. Постепенно тени сгущались и обретали физическую форму, пока перед Артурией не предстали воплоти 12 ее верных рыцарей.
- Приготовьтесь мои верные друзья, я собираюсь наложить на вас проклятие Эреба. Боюсь, после этого вы потеряете рассудок, станете аватарами бога вечного мрака и больше не сможете сохранять свою рыцарскую честь. Вам придется убивать беззащитных и невинных до тех пор, пока в этом мире не останется ни одного живого существа. Но таков наш долг.
- Yes, Your Highness!
- Артурия! – внезапно влез Юрген, - Но разве этих 12 воинов хватит? Там еще много людишек осталось.
- Не волнуйся, мои рыцари займутся сильнейшими. Большая же часть людей сама уничтожит друг друга. Мое проклятие распространится на каждого, кто разделяет общее Желание, кто питает меня энергией.
- Хм… И на меня, значит, тоже?
- На тебя? Нет. Я же говорила, что ты врешь мне на счет своих целей. Я не чувствую исходящего от тебя потока энергии Желания.
Юрген расплылся в самодовольной улыбке.
- Но помни, смертный, в конце ты, как и другие, падешь от руки моих рыцарей.
После этих слов она продолжила обряд. Достав из роскошных ножен свой священный меч, она нацелила его на свой живот.

Я есть воплощение их грёз.
Душа их есть тело мое, их желание есть кровь моя.
Я сплетена миллионами сердец.
Не зная жизни.
Не ведая смерти.
Сдерживая боль во имя их мечты.
В ожидании свершения судеб.
Взываю к тебе, Эреб!

Улыбка Юргена наблюдающего за ритуалом становится почти маниакальной.

So as I pray,
Total Genocide!

В следующий момент золотой меч пронзает тело девушки, и земля содрогается от количества высвобожденной энергии.

***


Макс не удержался и рухнул на колени.
Этого не может быть! Почему? Боже! Ну почему? За что?!
На краю "островка" стояло нечто окутанное роем теней. Он не мог разглядеть, что именно это было, но количество магической энергии в этой штуке зашкаливало! Вряд ли и десятка картриджей хватило бы, что бы сравнится с этим монстром. А у него их всего пять и те были необходимы для воскрешения Нины! Мистическое существо не спешило атаковать юношу, но во враждебности его намерений не оставалось никаких сомнений, как маг, он чувствовал это.
Существо продолжало неподвижно стоять, то ли выжидая момента для атаки, то ли оценивая способности своего врага. В это время Макс лихорадочно перебирал варианты в надежде найти выход из ситуации. Но выхода не было! Если он примет бой, то будет побежден, а если даже и выживет, то без картриджей ему не воскресить сестру. Если же он попробует сбежать с ее телом, то тоже придется потратить пару картриджей, а дополнительный груз затормозит его. Даже если его не догонят, что было маловероятно, то ему не успеть доставить тело сестры к учителю вовремя. Время и так на исходе, скоро ее воскрешение станет невозможным. Ну почему он не научился телепортации?!!
- Ты все еще на что-то надеешься? – раздался в полутьме потусторонний неживой голос. От него одного хотелось направить себе в висок дуло пистолета, - Зря.
С этим существо внезапно оказалось прямо над бездыханной Ниной.
Телепортация?!
- Я лишу тебя источника надежд.
Из клубка теней вынырнула огромная лапа, закованная в латную перчатку, и потянулась к телу девочки.
- Не смей! – в ужасе крикнул Макс и попытался отбить лапу посохом. Но та даже не почувствовала столкновения с ним. Существо подняло тело его сестры, а в следующий миг в лицо Макса полетели кровавые ошметки.
Лапа расплющила девочку, будто та была резиновым шариком наполненным водой. Кругом валялись разорванные органы, кости, кусочки мяса и жира. То, что еще этим утром было живым человеком, превратилось в кровавый фарш и разбросанный по грязному асфальту. Никакое воскрешение тут уже не могло помочь.
Орошенный кровью своей возлюбленной, Макс смотрел на это, отказываясь верить в произошедшее.
- Ты так и будешь стоять? - существо будто подбивало его на драку, - Не хочешь отомстить?
Но Макс просто взирал перед собой не в силах сделать даже вдох.
- Тогда я убью тебя прямо сейчас. - равнодушно произнесло оно и лапа потянулась к юноше.
Макс какое-то время еще не двигался, но в последний момент в нем словно щелкнул переключатель. Он быстро отскочил и встал в боевую стойку.
- Ты… Ты! ТЫ!! СУКИН ТЫ СЫН! Я УБЬЮ ТЕБЯ МУДИЛА!!!
- Так-то лучше. - с ноткой наслаждения ответило существо, - Я - Мордред, Седьмой Апостол. Развлеки меня малыш.
- СЕЙЧАС ТЫ ЗДОХНЕШЬ!! ТВОЮ МАТЬ!!!
Макс выставил перед собой посох. Щелкнул затвор, и дымящаяся гильза использованного пси-картриджа с характерным звоном упала наземь.
Волна энергии накрыла его с головой. Учитывая, что зачастую в картриджах хранились негативные эмоции, ему сейчас даже не приходилось заниматься трансформацией энергии. Впрочем, он и не был в состоянии произвести ее. Его родные эмоции ненависти и страха суммировались с чужими, образуя устрашающую комбинацию. Но существо даже и не думало как-то защищаться, оно просто стояло перед ним, будто желая испытать всю его мощь на себе.
- ТЫ ЗДОХНЕШЬ! ЗДОХНЕШЬ!! СУКА!!!
Затвор щелкал вновь и вновь. Падающие гильзы отбивали звонкую мелодию битвы. Будто он станет их экономить… Нет, он использует все! Он соберет все, что у него есть и сотрет этого гада в порошок!
Золотые узоры на посохе засияли, словно неоновые лампы. Энергия переполняла его. Как и Макса. Он буквально чувствовал тот жар от бьющей ключом энергии. Сейчас его кровь закипала и через пару секунд вздувшиеся вены и сосуды лопнут, превращая его тело в швейцарский сыр. Но ему уже было все равно. До того как это случится, он уничтожит своего врага. Это все, что имело сейчас для него смысл.
- Неплохо. - оценивающе молвило чудовище, - Давай, я готов принять это.
- СЕЙЧАС ТЫ ВСОСЕШЬ СВОЛОЧЬ!!
Он уже не чувствовал своей руки держащей посох. Может быть, ее там уже и не было. Слишком ярко. Ветер. Жар. Но пока он не уничтожит этого монстра, он не остановится!
Ненависть. Ненависть! БОЛЬШЕ НЕНАВИСТИ! НЕНАВИСТЬ ЭТО СИЛА!!!
Скрытый текст - DIE:


- ЗГИИИИИИНЬ!!!!!!!
Он отпустил поводья. Сжигающая энергия вырвалась из его тела и, испепеляя на ходу его нервные клетки, понеслась к врагу. В этот момент человека по имени Макс не стало.

***


Солнце уже успело скрыться, но на многие мили вокруг "островка" в течении нескольких секунд все было залито ярким белым светом, на фоне которого даже яркий солнечный день казался блеклой пародией. А на следующее утро, горизонт вокруг был идеально ровный. Больше ничего не нарушало его идеальных линий.




Скрытый текст - ENDING (Marilyn Manson - Sweet Dreams):
Watch on YouTube


  #13  
Старый 21.12.2013, 13:38
Аватар для Daniel
Пламенный эволюционер
 
Регистрация: 12.07.2011
Сообщений: 2,895
Репутация: 1329 [+/-]
Победители:
Первое место заняла работа №6, авторства Арыка!
Второе место присуждается работе №5, и автор её -- Wenegur!
На почётное третье место взбирается работа под номером 1, написанная ar_gus'ом!

Приз зрительских симпатий получает работа №3 и её автор Иван Бездомный!

Аплодисменты победителям и всём, кто принял участие.
 

Метки
конкурс, сеттинги

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Архив беседки (май 2013 - январь 2015) Демьян Флудо-архив Креатива 32516 28.01.2015 12:42
Creatio ex Nihilo. Конкурс сеттингов. Организационная тема Daniel Ролевые конкурсы 888 26.12.2013 11:29
Creatio ex Nihilo. Конкурс сеттингов. Палата Судей Daniel Ролевые конкурсы 95 21.12.2013 13:38
Игры Демиургов. Конкурс сеттингов. Выставочный зал Daniel Ролевые конкурсы 36 20.02.2013 08:55


Текущее время: 03:11. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.