Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #21  
Старый 22.12.2018, 02:35
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
3190.
Скрытый текст - Глава вторая:
Сперва, он рассказал о море Спокойствия – древнем базальтовом континенте в степном поясе Сина, и о чудесах старобытных времен, которые он там узрел. Он рассказал о сети магнитных дорог, которая паутиной опутывает этот некогда индустриальный регион. Рассказал о городах, ныне заброшенных, и о тех, в которых еще теплится жизнь. Рассказал о пересохших реках, и об окаменевших лесах. О колцевых горах, и о кораблях, лежащих посреди пустынь, некогда бывших морями. Он рассказал и великом городе Селенополисе – жемчужине Сина, с которой все началось. Представил нам виды бескрайних промзон, исполинских промышленных предприятий – о, что за разум, что за воля нужны были для того, чтобы заполнить все их газгольдеры, склады и пакгаузы! Сколько миллионов тонн ресурсов, сколько человеко-эонов пошли в угоду пустому тщеславию!
А еще, он рассказал о большой грустной бабочке со сломанными крыльями. О бабочке из плоти и почерневшего металла, которая лежит за безлюдными грязевыми пустошами, где никогда не ступала нога современного человека. Син был родиной великой индустриальной цивилизации, но странные обводы этого устройства не были похожи ни на что, созданное руками человека. То был реликт Утопии, дивной и сказочной эры, когда могучие и мудрые возводили вавилонскую башню, почти достигли врат рая.
Вот только строили они на песке.
Толпа тотчас же рассыпалась, едва идеограммы моего родича проявили бабочку, ибо каждый житель Эротического кластера знал этот образ. Та бабочка была «Нагльфаром», последним из Звездных Кораблей, который мертвые отправили искать живых.
Старая легенда передается из уст в уста. Утопия в своем величии приблизилась к бесконечности, и дерзнула бросить вызов Богу. И Господь оскорбился, и оставил людей в одиночестве. Иные впали в отчаяние, и угасли, как угасают со временем, отдельные люди, а равно и народы, и целые цивилизации. Иные же, снедаемые одиночеством, в отчаянии стали искать тех, кто сможет разделить его с ними. Это одиночество стало их голодом, неутолимым и вечным, голодом, восподвигающим их на вещи прекрасные и жуткие.
«Нагльфар» должен был век за веком бороздить пустоту. Тысячи храбрых мужчин и женщин на его борту должны были спать. Спать, забывшись долгим сном, и пробуждаться лишь тогда, когда умные машины, обнаружив новую звезду, подобную Солнцу, и новые, подобные Земле миры вокруг нее, выведут Звездный Корабль на орбиту. И тогда, они, очнувшись ото сна, смогут осмотреть и изучить руины и скелеты, мусор, и призраков в радиоэфире – то, что осталось от очередной инопланетной цивилизации. Очередной, найденной ими. Очередным бесплодным результатом бесплодного поиска.
Так, космонавты утопии спали веками, забывшись долгим сном. Но кто знает, какие тягостные и страшные им снились сны? Люди Утопии были велики и мудры, но они не могли предугадать всего.
Когда «Нагльфар», единственный из Звездных Кораблей, возвратился, Утопия устрашилась, услышав его голос. Она запретила ему возвращаться домой, навеки наложив на него интердикт. Странные и страшные сообщения получали тогда с корабля. Темные тайны далеких звезд, объяснявшие слишком многое. Их все засекретили, и со временем, они осели в архивах. А «Нагльфар» не стоял на месте, как не может стоять ничто, вращающееся вокруг Солнца. И как ни велик был эксцентриситет его орбиты, однажды он приблизился к Земле. Утопия хотела его сбить, подняла руки на собственных детей. Так, бабочке сломали крылья. Раненая, она опустилась на Син, и свила кокон, чтобы долго-долго ждать.
Забывшись долгим сном.
А Утопии потом не стало, и все чудеса и тайны той дивной и сказочной эпохи забылись в бездне времен.
И никто ни в Сине, ни в Вихре, ни в Эротическом кластере не помнил, где лежит эта бабочка. Покуда, мой двоюродный брат не воспарил над грязевой пустыней.

Ответить с цитированием
  #22  
Старый 22.12.2018, 15:49
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
4890.
Скрытый текст - Глава вторая:
2

Когда символы закончили говорить, общество прекратило волноваться. Симпозиум замер, задумался, переваривая увиденное, а потом заговорил на две сотни голосов. «Хватит с нас древних легенд!» - говорили они. Древним тайнам лучше и впредь оставаться погребенными. Никто не знает, какие темные знания были добыты «Нагльфаром» на дальних звездах. Никто не знает, что должно было утолить голод Утопии. Но все знают, что когда та эпоха окончилась, никто о ней больше не плакал.
Разумы общества достигли почти полной когерентности, казалось, Симпозиум – не ком из двухсот скользких от пота человеческих тел, сплетающихся в темном сферическом зале, но единый разум единого существа, живого, мыслящего, помнящего. Но это, разумеется, была лишь иллюзия. Почти.
Увы, я нарушил эту когерентность, поскольку будучи приглашен на Симпозиум впервые, я не был искушен в том, как следует одиночному человеку вести себя с обществом во всей его объединенной мощи. Особенности же моей страты предполагали критическое мышление, и вдумчивый анализ причин и следствий решений, которые мы принимаем во благо Кластера.
И мой голос внес диссонанс в гармоничную песню общества, нарушив ее. Спокойная и ровная текстура идеограмм в центре зала исказилась, подернулась, словно рябью, замерцала грозными оттенками.
Это я предупредил общество Кластера, представив ему мысль о том, что место погребения бабочки со сломанными крыльями, много поколений пребывавшее забытым, теперь уже не является ни для кого тайной. Ведь это лишь для храброго авиатора Эротического Кластера проход на орбите Ардалиса – великий подвиг. Обитатели же Сина, жирные и болезненные, испокон веков ловили передачи сенобитов, попросту направив антенны вверх. Несчастные, они были пригвозджены ко дну гравитационного колодца, и всегда тянулись к небесам, силясь хоть самую малость прикоснуться к чудесам внешнего мира.
А значит, как пояснил я обществу, пройдет совсем немного времени, и через грязевую пустыню потянется вереница искателей приключений, алчущих достигнуть «Нагльфара» первыми, и познать его запретные тайны – ибо жители Сина, как никто другой, сохранили ту энергию и страсть, которые больше привычно нам вспоминать в связи с Утопией.
И общество решило, что хотя оно с недоверием и опаской относится к знаниям старого обычая, тем важнее для него то, что эти знания не должны попасть в руки опрометчивых варваров. А это значит, что человек из Эротического Кластера должен – впервые за многие стадии, не добровольно, но по воле общественности – отправиться в Син, с тем, чтобы добраться до Звездного Корабля, и изучить его. Затем, в зависимости от того, что за тайны он будет скрывать, надлежит раскрыть их обществу Кластера, Вихрю, народам Сина…либо же похоронить навеки.
Я, в свою очередь, присоединился к позиции общественности, сочтя ее мудрой и дальновидной. И голос общества теперь звучал гармонично и когерентно – так звучит хороший Симпозиум.
Однако, это решение не привело к облегчению, и чувству довольства и счастья – выбросу эндорфинов, которым, обыкновенно, заканчивается плодотворный Симпозиум. Время шло, а Симпозиум все не заканчивался. Тогда я впервые ощутил робость. Напряжение общественности передавалось мне, и хотя я еще не осознал его причину, общество уже давило на меня, принуждая к верной позиции.
Я и сегодня отчетливо помню тот миг. Вентиляция и кондиционеры зала собраний не были рассчитаны на такие долгие заседания. Стало очень жарко и душно. Люди сплетались друг с другом, силясь не потерять духовную связь. Я видел дикое напряжение их лиц и гениталий. Пот гроздьями опадал с их тел, собираясь россыпями, словно жемчуг. Ком людей медленно дрейфовал по залу, мягко отталкиваясь от его стенок.
Я мое чувство ответственности перед обществом подсказало мне, что я должен сделать для его блага.
Я высказался – в сердце зала зажглись новые идеограммы, простые и правильные. Я разбил все на пункты, и подвел общий итог. Поскольку идея о превентивном контакте с «Нагльфааром» была моей, поскольку первооткрыватель Звездного Корабля был моим близким родичем, и главное – поскольку в спокойном обществе Эротического Кластера моя страта делала меня одним из немногих людей, привычных к духовным и телесным потрясениям, способным выжить в Сине – я должен был отправиться в это путешествие. И я высказался добровольцем.
И в тот же миг, напряжение спало, и общество начало расходиться.
Я же запаниковал, поскольку ничего не знал ни о старом обычае, ни о жизни на Сине, ни о Звездных Кораблях. Многие отважные и вдумчивые люди из общественности, уже устремившиеся, было, к раздевалкам, обернулись, и пришли ко мне на помощь. Их мысли были просты, но они обнадежили.
В старобытные времена, задолго до эпохи Утопии, история человеческой цивилизации была настолько короткой и скудной, что специальные профессионалы попросту записывали ее линейным письмом на аналоговых носителях. По мере смены поколений, их сменщики периодически обращались к этим данным для того, чтобы сделать некие выводы из опыта прошлых эонов, обосновать свою мировоззренческую позицию, и избежать ошибок прошлого. Таких людей называли историками. По мере того, как тысячелетие нагромождалось на тысячелетие, архивы данных о прошлых эпохах становились все более непонятны новым поколениям, и толкователи со сказителями постепенно превращали их в мифы и легенды, если же кто-то пытался обработать эти архивы математически, как один целостный массив данных, то быстро открывал для себя, что по сути, все эти истории – суть одна и та же история, с одними и теми же персонажами, одним и тем же сюжетом, тысячу раз повторенная в разных декорация. Так, древний орден историков угас, как и весь прочий старобытный обычай, иными называемый наукой.
Тем не менее, здесь, в Кластере, иные из них сохранились до сих пор.

Ответить с цитированием
  #23  
Старый 24.12.2018, 21:43
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
3647.
Скрытый текст - Глава вторая:
3

Общественность рекомендовала мне мастера Фуко, хранителя архивов, живущего в трущобах на солнечном шпиле Эроса, как того человека, который решится последовать за мной в опасное путешествие в поисках древних знаний. Поскольку время не медлило, я тотчас же отправил ему пару идеограмм пневмопочтой, властью, данной мне, назначив встречу в одной из множества небольших вареничных в ближней части шпиля.
Это был довольно дальний путь. Эрос изнутри увит змеящимися улицами – широкими, круглыми в сечении, словно бы прорытыми червем-камнеедом. В узловых точках, где эти улицы соединяются, они образовывают обширные сферические площади, освещенные неоновыми лампами. В Эросе, может быть, голодно, но у нас много жизненного пространства. Иное дело – Шпиль. Он поднимается на Эротическими верфями, с зенитной стороны Эроса, и высится над эклиптикой, словно норовя разглядеть каркасы эротических кораблей, строящихся в его недрах. Шпиль собран из металла и керамики, некогда он был полым, но поколения строителей изгородили его изнутри тысячами переборок, разбив на крошечные отсеки. Это сделало его настоящим лабиринтом. За тот срок, что мне пришлось потратить на путь из подножия Шпиля к месту встречи, мое гладко выбритое перед Симпозиумом лицо успело зарасти щетиной. Дважды я останавливался, чтобы перекусить пюре в бросовом фастфуде, один раз – недолгое время поспал, прижимаясь к чьему-то раздутому от дефицита белка животу в темном закутке.
Шпиль сближает людей. Толпа его обитателей густым косяком заполняет тесные отсеки. Редко когда бывает такой момент, чтобы хотя бы краем конечности тебя не касался ни один человек, и совсем никогда не бывает такого, чтобы ты не мог прикоснуться к кому-нибудь, вытянув руку или ногу. И все эти мириады людей вечно пребывают в движении, куда-то спешат, трудятся, общаются, обустраивают свой быт. Желающие поспать, либо просто отдохнуть, обычно жмутся к периферии, забиваются в боковые тупиковые отсеки. Центральные, проходные отсеки оккупированы ремесленниками и торговцами, мелким бизнесом, стремящимся обеспечить себя.
Мелкий бизнес, управляемый невидимой рукой – опора, и основа общества.
Там-то, в торговых рядах, я и осознал, что за мной некто следует. Хотя у меня на тот момент и не было недругов, которые могли бы представлять для меня угрозу, по сугубо профессиональным причинам я не мог оставить без внимания слежку.
Один из закутков осевого отсека Шпиля был огорожен занавесом из целлофана. Добрые люди, обитавшие за ним, хотели обеспечить себе уют и уединение. Хотя этот целлофан и был прозрачным, скомканный, и свернутый во множество слоев, он превращался в непроглядную белесо-серую пелену. Улучив момент, когда меня на мгновение скрыла нахлынувшая толпа, я нырнул в этот занавес, зарывшись в его глубину. Нишу, в которой я прятался, удачно прикрыло пышное тело отдыхавшей на периферии отсека женщины – она медленно дрейфовала, словно веретено, расслабленая, вращалась вокруг своей продольной оси.
Своего преследователя я узнал сразу же. Вынырнув из люка нижнего отсека, он в недоумении завертел головой. Да, он потерял меня.
Это был мастер-авиатор, тот самый, доставивший депешу от моего родича.
Я нырнул еще глубже в целлофан. Его недра, казалось, были бездонны. Пряди взлохмаченного пластика окружали меня, стискивая со всех сторон так, словно бы я был химусом, неумолимо движущимся по кишечнику некоего неорганического чудовища. Но еще миг спустя, и вынырнул, наконец, на свободу.
В темном закутке, огороженном завесой, тощий, как скелет, мужчина готовил на электрической конфорке некую стряпню. Его окружал целый выводок очевидно голодных детей. Завидев меня, он удивленно поднял брови. Руками он рефлекторно прикрыл емкость с едой. Но прежде чем мужчина закричал, я быстро извлек из нагрудного кармана жетон протектората, и сунул его прямо под тусклую лампочку, мерцавшую в переборке.
Мужчина промолчал.
Я же кивком поблагодарил его, улыбнулся детям, и степенно продрейфовал через выход – щель в целлофановых занавесках.
Так, я оказался сразу позади продольной оси моего давнего знакомца. Прямо перед моим носом очутились кирзовые сапоги авиатора. Он все еще был в скафандре – потном, грубо скроенном, блестящем от серебрянки. Крупный, грузный, хорошо питающийся бородатый мужчина.
Настоящий мужик.

Ответить с цитированием
  #24  
Старый 26.12.2018, 03:00
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
3512.
Скрытый текст - Глава вторая:
- Полагаю, мастер разыскивает меня? – ровным голосом спросил я его.
Необходимо отдать ему должное, он был холоднокровным человеком, и настоящим профессионалом. Невозмутимый, он мягко выгнулся мостиком, оттолкнулся ногами от ближайшей переборки, и оказался лицом к лицу ко мне.
- Протектор. А я-то вас ищу.
- Я заметил.
- Нам нужно поговорить.
- У меня назначена важная встреча, почтенный мастер-авиатор. Если вы позволите…
Нахмурившись, он сплюнул сквозь зубы тягучей табачной слюной. Ком ее медленно понесло к вентиляционному отверстию.
- Я не займу много вашего времени.
Я пожал плечами, а затем, зацепившись туфлей за поручень на зенитной переборке, подтянулся, и повис прямо над авиатором, скрестив руки на груди.
- Ну что же. Тогда, я к вашим услугам.
Авиатор нервно почесал бороду.
- Меня зовут Гай. Гай из Йорвингде.
- Я слышал ваше имя на Симпозиуме.
- Не перебивай! Теперь слушай. Моя дочь – Герта. Герта из …
- …Из Йорвингде. Да, я понял.
- Не у тебя одного родня опускается вниз. Син – это мираж, который манит многих грешников. И грешниц. С-сука…что сталось с нашим обществом? Куда стремиться наш мир? Было время, наши предки были великими! А что теперь? Скупщики детей! Разносчицы инфекций! Проповедники ересей! Все это…
- Переходите к делу, прошу вас.
Он нервно сжал кулаки. На своем паруснике, авиатор – царь и бог. Он не привык, чтобы его перебивали.
- Как ты собираешься спускаться в Син?
Вопрос застал меня врасплох. Я был уверен, что общество подготовило некий способ.
- В конце концов, не я первый, не я последний.
- Послушай, ты, протектор! Стадию назад, моя дочь, обезумев от города, приняла предложение одного проходимца. На самых надирных ярусах Кластера, много дальше заброшенных верфей, есть миры, переживающие экономический спад. Там царит тьма и холод. Эрос закрывает от них живительное Солнце, и ни оранжереи, ни батареи там не оживают. Они почти безлюдны. Почти, но не совсем. Я точно знаю, что оттуда стадию тому назад запустили баллистический снаряд с живыми людьми. Среди них была моя дочь. Там промышляет целая банда, которая этим занимается! Ты понял?!
- Понял, мастер. А теперь скажите, к чему вы клоните.
- Я сведу тебя с этими людьми. Блядь, кто бы мог подумать, что я хоть раз в жизни возьмусь за такое. Но я помогу тебе опуститься вниз. А ты – когда ты окажешься на дне гравитационного колодца, ты должен будешь найти мою дочь. И заботиться о ней! Поклянись мне! Она не могла уйти далеко…

4

Это была вареничная «Новый шинок».
На зенитных уровнях Шпиля всегда светит Солнце. Стены здесь прозрачные, стеклянные, и сквозь них видна залитая светом пустота.
Мы в оранжерее.
Вьющиеся побеги гороха и фасоли заплели стеклянные переборки. Они так упорно тянутся к зениту, стремясь получить побольше живительного света. Воздух наполнен мельчайшей водяной взвесью. Сквозняк, тянущийся из вентиляционных шахт, гонит эти облака воды к надиру, придавая им причудливую форму.
Мы сидим в вареничной, опираясь на деревянные поручни. Мастер Фуко представляет своих товарищей. Это мастера Шульц, Неттена, Сивовус и Десентэтьен.
- История помогала людям избежать ошибок, совершенных их предками – говорит он, задумчиво вертя между пальцев вареник с горохом – Конечно же, до той поры, покуда не были изобретены мыслящие машины. Говорят, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Это правда. Но неплохо бы заранее знать, где на ней броды.
- Вы когда-нибудь входили в реку? – с деланным интересом спросил я историки.
- Что? Хм, нет… - замялся он.
- Мастер Фуко, вы осознаете, на что хотите подрядиться? Здесь, в уюте Эротического Кластера, вы в тишине и довольстве изучаете жизнь и деяния людей, имена которых давно уже ничего не означают для среднего человека. Адольф Гитлер и Уильям Шекспир, Энтони Старк и Анатолий Чикатило, Александр Македонский и Робин из Локсли. Спустя столько эонов, вы даже не уверены в том, кто из них существовал в реальности, а кто – лишь условный образ, созданный человеческим разумом. Вы можете наизусть зачитывать их биографии, но вы не понимаете, и никогда не сможете понять этих людей. Вам никогда не понять, что представляла из себя их жизнь, какие чувства они могли испытывать, какие мотивы двигали их поступками.
- Протектор!

Ответить с цитированием
  #25  
Старый 28.12.2018, 01:56
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
3537.
Скрытый текст - Глава вторая:
- Погодите. Вы, мастер, пересыпаете свою речь оборотами вроде «войти в реку», но вы никогда в жизни не видели реки! Можете ли вы сообразить себе, что такое река? Жуткая, всесметающая масса миллионов тонн воды, которая несется по литосфере, измельчая и растворяя даже камень. Стоит попасть в нее человеку – и его судьба решена. Вода изолирует его от воздуха, проникнет в нос, в рот, в легкие, вымоет электролиты из крови, и принудит умирать в ужасной агонии. Мир Сина очень отличается от нашего. Жизнь на дне гравитационного колодца совсем иная. Она опасна, полна ужасов и опасностей, и главное – непредсказуемости. Там всюду царит ужасная, гнетущая сила. Она сжимает мышцы и сосуды, она ломает хрящи и кости, она с безжалостным упорством норовит вдавить человека в ядро планеты. Половина опустившихся на Син вскоре умирает, так и не сумев к ней приспособиться. Судьба тех, кому это все же удалось, также не слишком завидна. Этот гнет, эта чудовищная тяжесть будет преследовать их всю жизнь, ни на миг не давая покоя. Ни во сне, ни в бодрствовании, ни в работе, ни в отдыхе они не будут знать покоя. Она вдавит вас в мир, и навсегда вомнет в него. Вселенная для вас утратит объемность, и станет плоской. Как насекомое, вы будете ползать по поверхности Сина, не смея поднять голову к звездам. Зенитное и надирное направления исчезнут для вас – о, какое чудовищное, нелепое расходование пространства! Экватор Сина тянется на пятьдесят тысяч стадиев, но говорят, на его поверхности не обитает и миллиарда людей. Вжатые в грунт, они отчаянно сражаются за до нелепости плоские клочки жизненного пространства. Лишь потому Сину не грозит перенаселение, что многочисленные его опасности слишком быстро убивают большинство его жителей. В первую очередь, разумеется, это патогенные организмы. Бактерии грибки и вирусы, кишащие в каждом декалитре его объема. Стоит лишь вам только спуститься на Син, и они моментально ринуться на вас с тем, чтобы начать терзать ваше тело, плодиться в нем, медленно убивая своего носителя. Есть там также и многоклеточные паразиты, не за трапезой да будет сказано. Кроме того, весь Син пронизывает смертоносная радиация. Лишенное переборок и защитных экранов пространство ничем не защищено от ее всепроникающих лучей. Одни говорят, что она исходит из космической пустоты, другие – что она суть след древних войн или ученых экспериментов. Как бы то ни было, едва вы опуститесь на Син, она тотчас же начнет разъедать ваше тело, вызывая злокачественные онкологические изменения. Очень скоро, вы умрете от рака, или иной вызванной радиацией болезни. Возможно, вы успеете оставить потомство, но это потомство будет болезненным, измученным, ослабленным от рождения, и жизнь его будет недолгой и несчастливой. Некоторые из ваших детей будут мутировать, приспосабливаясь к суровым условиям. Такие – станут выродками, не способными ни оставить собственного потомства, ни влиться в человеческое общество. Очень немногие из них, возможно, останутся фертильные, и будут зачинать новые виды, уже не имеющие ничего общего с человечеством. Хотите ли вы такого будущего для своих детей?
- Протектор!
- Погодите. Я еще не закончил! Я не рассказал вам и о ничтожной доле ужасов дна гравитационного колодца! Я не рассказал вам ни о бурях – грандиозном и ужасающем природном явлении, когда гигантские массы водяной взвеси, сталкиваясь между собой, порождают электрические разряды мощностью в миллионы ампер, и обрушивают их на беспомощных людей. Я не рассказал о дожде – явлении, когда сильнейший и всерастворяющий окислитель – вода – обрушивается на селения жителей Сина, уничтожая их урожаи, жилища, машины и оборудование. Я не рассказал о…
- Протектор, да перестаньте вы! Перестаньте делать вид, что хотите отговорить нас от этой экспедиции. Она нужна нам. Мы всю жизнь готовились к ней. Пять стадий мы жили лишь тем, что готовились однажды прикоснуться к чарующим тайнам древности. И мы – мы нужны вам! Вы прекрасно это осознаете. Вы пытались нас напугать? Никто в Кластере не знает о тайнах и опасностях Сина больше, чем мы. Никто не станет для вас лучшим спутником. И когда мы окажемся на месте – никто лучше нас не сможет разгадать ту загадку, которую принес с собой «Нагльфар».

Ответить с цитированием
  #26  
Старый 06.01.2019, 23:00
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
5141.
Скрытый текст - Глава вторая:
5

В назначенный час мы со своим скарбом погрузились в парусник. Мне тяжко было расставаться с Эросом, и я волей-неволей завидовал Гаю из Йорвингде, который не был привязан ни к какой стационарной точке во вселенной. Подобно равлику, он таскал свой дом на себе. Подобно древним космонавтам, он всюду был дома, повсюду ощущал себя своим – и чужим.
Парусник назывался «Точка росы», и он был длинным веретеном из хромированного металла, трубой, разделенной на отсеки. Ширина его была такова, что рослый человек мог бы упереться ногами в зенитную, а руками – в надирную переборку, однако длинна была достаточно велика для того, чтобы человеческий крик на носу не был слышен на корме, теряясь за гулом вентиляции и работы оборудования.
Оттого, я не слышал, какими словами прощались со своим родным миром историки. Впрочем, не уверен в том, что это прощание было для них тягостным – в конце концов, всегда, и ранее, всю свою жизнь они жили иными местами и иными эпохами. Для застрявших в древних легендах, настоящая жизнь была лишь мимолетным сном.
Я висел посреди носового отсека, обеими руками уцепившись за продольные стальные поручни, которые как тюремная решетка, пересекали смотровой иллюминатор. Носовые прожектора ярко освещали скалу перед нами, но по мере того, как мы отдалялись от нее, жилы цветных пород сливались в монотонную белесо-серую глыбу. Великий Эрос! Скала, испокон веков известная как родина человеческой цивилизации, подавляла своим величием. Какими крошечными же были люди, кишившие в ее глубинах!
Мы медленно отдалялись на слабой тяге ионного двигателя, и очень скоро, пятнышко света, оставляемое нашим курсовым фонарем, окончательно затерялось среди скал и кратеров моего родного мира. Теперь, последний выглядел просто как громадная, бесформенная черная тень, застилавшая большую часть поля зрения. Эрос исчез, но оставался Кластер! Со всех сторон он наползал на иллюминатор, открываясь моему взгляду.
Эротический Кластер – подобие Млечного пути, уменьшенное в миллиарды раз. Подобие рукотворное, созданное человеческой волей и желанием жить. Кластер – скопление десятков тысяч объектов, помещенных на орбиту вокруг центра тяжести Эроса, и вращающихся вокруг него, собираясь в спиралевидные рукава. Говорят, их десятки тысяч. Обитаемые, и безлюдные. Древние, и совсем молодые. Рукотворные, и природные. Астероиды, и контейнерные города. Оранжереи, и орбитальные заводы. Верфи, и рельсовые ускорители. Говорят, их больше шестидесяти тысяч. Впрочем, кто их посчитает? Может и врут.
Кластер видился мне светлой пылью на черном фоне. Белые плиты термозащитной обшивки,серебро солнечных батарей, хрусталь оранжерей, медь тепловых батарей, и хром обшивочного металла. Они лишь оттеняли черноту пустоты, которая крылась за ними. Пустоту, которая заманивала наш парусник, чтобы поглотить.
Пустота. В старобытные времена, древние люди называли ее словом «космос». Это слово означало для них мир, вселенную. Последняя была для них некоего рода емкостью, в которой размещалось все сущее – устойчивые, материальные объекты, пышущие жизнью. Мириады поколений прошли, прежде чем человек смог осознать, как сильно ошибались древние философы. Мир – это узкие извилистые ходы в плотном веществе. Веществе, количество которого неумолимо конечно, и которое окружено ничем. Ничем, не имеющим ни свойств, не имени. Было время, когда люди, обезумив от дефицита белка и ресурсов, разрушали свой мир, тщательно перерабатывая его в минеральные ресурсы. В те дни, каждый человек виделся себе на скалистой пустоши, прикованным цепью к скале. В руках у него было кайло, а неведомый голом повелевал «Крушите сию скалу!» И они крушили. Древние шахтеры в слепой алчности прорубались все глубже и глубже. О, знали бы они, кого рано или поздно пробудит их жажда! Они проломили стену мира. А за ней, их уже ждало Ничто.
Пустота.
Так закончились древние времена.
Впрочем, возможно, это всего лишь легенда.
Мы отдалились от ЭРоста достаточно далеко для того, чтобы я разглядел его черную тень во всей красе, а в зенитной его части – Шпиль, торчащий, словно рог единорога – священного животного. Серебристая громада Шпиля мерцала навигационными огнями, а по ободу ее шли полосы мерцающего света – огромные панорамные окна оранжерей – сложно поверить в то, что так недавно мы были внутри них, и ели там вареники с горохом! Микробы в недрах скалы Эроса.
Мы отдалились, видимо, достаточно глубоко в пустоту, и Гай начал раскрывать парус. Историки бы сказали, что теперь «Точка росы» сделалась похожей на зонт, который применяли для защиты от дождя. Бескрайнее полотно тонкой фольги разостлалось за носовым отсеком, и тотчас же напряглось, напружинилось, ловя невидимый взгляду солнечный ветер. Но вот, еще одно полотно раскрылось также и за следующим отсеком. Совсем скоро, парусник напоминал уже новогоднюю ель. Ель их хрома и стали, сияющую зеркальным блеском, и набирающую ускорение в лучах ласкового солнца.
«Точка росы» по своему построению принадлежала к классу драккаров. Этот длинный, узкий, стремительный парусник строился вдоль гибкого позвоночника – киля, от которого во все стороны отходили ребра-шпангоуты. Каждый образуемый ими позвонок имел определенную степень свободы, что позволяло ему ловко изгибаться, гарцевать на потоках солнечного света, и маневрировать, не теряя ускорения. Матросы споро подтянули ванты зенитных парусов, и вот уже парусник рыскнул а надир любопытным носом. Вокруг меня, казалось, прямо за иллюминатором, все быстрее мелькали сверкающие огнями спутники и серые баллоны контейнерных городов.
Мы шли в надир, погружаясь все глубже в тело Эротического Кластера. Проносились вокруг бесконечные верфи, в которых ни на миг не прерывалась работа – мастеровые строили все новые и новые Корабли любви, к вящей славе Земправа.
Мы шли все глубже, и мало помалу, мерцание огней вокруг нас затихало. Все более пустынные места окружали «Точку росы». Заброшенные заводы, брошенные спутники, выработанные шахты, и вымершие города. Мы отправились в самый дальний надир.
Туда, где бывают только настоящие космонавты.

Ответить с цитированием
  #27  
Старый 07.01.2019, 23:30
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
3908.
Скрытый текст - Глава вторая:
6

Это был нижний мир. Когда-то здесь жили и работали люди. Какая-то своя, непохожая на эротическую, жизнь здесь была и сегодня. Но здесь больше не добывали руду, не растили горох, не строили корабли. Здесь, вдали от глаз Земправа, процветал тайный мир, мир преступлений и пороков. Из подобных злачных мест исходит все зло и отчаяние нашего мира. Порождаемое неутолимым голодом, и искупленной, нелепой завистью к жизни на дне гравитационного колодца, оно обретает форму, превращаясь в скупщиков детей, разносчиц инфекций, проповедников ересей, и прочую пошесть, оскверняющую города Эротического Кластера. Подобные места влекут, тащат силой, или заманивают, соблазняя едой Сина. Добрый человек не станет сюда приходить. И уж тем более, не должен идти на такое протектор Симпозиума.
Но вот, я был здесь.
Тупиковый цилиндрический отсек, настолько обширный, что в нем можно было бы играть в баскетбол, был со всех сторон обшит мягким ворсистым ковром. Все переборки облекали диковинные исфаханские узоры. Едва войдя в него, и прислонившись, было, к ближней переборке, чтобы оглядеться, я тотчас же по шею погрузился во всю эту ворсистую роскошь.
Воздух здесь был холодным, чистым и свежим, почти лишенным запахов, помимо вездесущего аромата теплой пластмассы. Редкость в перенаселенном, повсеместно забитом дышащими людьми, готовящейся едой, работающими машинами Эросе.
За столом в дальнем конце отсека сидел человек.
- Добро пожаловать в Анкерпойнт, протектор! – сказал сидящий на фоне звездного неба.
Я приблизился. Тощий, практически изможденный мужчина, бледный и высокий. Одежду его составляет лишь набедерная повязка из черноц дерюги. Голову венчает сложная, высокая прическа. На висках маслянисто проблескивают скобки нейрокомпьютерного интерфейса.
Это был первый человек, которого я встретил с момента прибытия на мертвую верфь. Мой харон, авиатор Гай, велел мне идти одному. Матросы вручили мне подбитый ватой плащ, и безопасный керосиновый фонарь, из тех, которые в ходу у шахтеров. Кто-то похлопал меня по плечу.
Я прошел сквозь стыковочный узел, и люк «Точки росы» тотчас же захлопнулся за моей спиной. Меня провожали во тьму, словно древнего героя, бредущего в лабиринт на встречу с чудовищным Минотавром.
Мне была хорошо понятна стратегия Гая. В том случае, если мои переговоры с теневыми дельцами окончатся деструктивным образом, он всегда сможет отстыковать парусник, и увести его на столь далекие рубежи Вихря, где его не отыщет даже самая длинная рука. С другой стороны, запертый парусник у причала наших хозяев был также и определенной гарантией безопасности для меня. Зная, что за моей спиной стоит некая неизвестная сила, способная оказать мне поддержку, хозяева, возможно, не решатся с ходу меня убить.
И сожрать.
Внутренние помещения комплекса были темными и холодными – я мысленно поблагодарил - их аварийных лампочек. Вообще, было очень пусто. Непривычно, после набитого людьми Эроса.
Тем не менее, очевидно, все это во многом было представлением. То тут, то там я легко замечал следы человеческого присутствия – забытые инструменты, упаковки от снеков, отпечатки ладоней на грязных переборках – все говорило о том, что совсем недавно в комплексе кипела жизнь.
Верфь была очень велика. Скорее всего, это было одно из тех мест, в которых люди живут эонами, поколение за поколением обустраивая их по своему вкусу, и медленно, но верно превращая камень и лед дикой природы в лабиринт пластика и металла, продолжающий темные перипетии их внутреннего мира.
Так же, некогда, было и с Сином.
Прислонившись к поручням, ограждающим смотровую галерею, я обескураженно огладывал бесконечные уровни комплекса, раскинувшиеся передо мной. Куда же мне идти? Как найти в этом лабиринте моего Минотавра?
Голубоватое сияние за спиной вынудило меня обернуться. О чудо – живая голубая искорка следовала ко мне, вынырнув откуда-то из темных глубин. Болотный огонек! Значит, в этом лабиринте у меня все же была и своя Ариадна!

Ответить с цитированием
  #28  
Старый 08.01.2019, 16:12
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
2786.
Скрытый текст - Глава вторая:
Болотные огоньки – не лучшие собеседники. Мой путь лежал в полной тишине, нарушаемой лишь гулом вентиляции. Не буду утомлять деталями своего пути. Я долгое время пробирался через темные отсеки, спускаясь, кажется, в самый надир комплекса. И всюду – всюду я обнаруживал признаки того, что еще совсем недавно здесь бурлила жизнь!
И вот, мой собеседник ждет ответа
- Анкерпойнт? Так вы называете это место?
- Да, - отвечал он – именно так. Это значит «Причальный пункт» на одном из старобытных языков. Вы знаете, что это очень, очень старое место? На этой верфи рождались Звездные корабли! Очень, очень давно…
Я пожал плечами.
Он вынырнул из-за стола, и направился в мою сторону, держа в руках круглый предмет. Было в его движении, что-то хищное, угрожающее.
- Меня зовут Майкрофт.
- Рад знакомству, мастер Майкрофт.
- Так что же протектор Земправа забыл в моем уютном логове? – вкрадчиво спросил он.
В этот миг я позабыл о всей своей дипломатичности, и взорвался.
- Я не служу Земправу! Не смейте так говорить!
- Да? Правда? А кому же, в таком случае?
- Обществу Эротического Кластера!
- В лице…
- Симпозиума… - я осекся.
- Да, верно. А кому…нет, скажем иначе – чьи интересы отстаивает Симпозиум?
Я промолчал. Как и многие мои соотечественники, я догадывался. Не знал наверняка – но догадывался.
Майкрофт подплыл ко мне на дистанцию вытянутой руки.
- Вы – представитель Земправа, называете вы себя так, или нет. Вы – враг всех свободных людей. И даже если вы не едите человеческую плоть, в вас остается что-то от чудовища. По крайней мере, для меня.
Я вновь промолчал.
- Вы пришли ко мне незваным гостем. И пришли, насколько я понимаю, с просьбой. Теперь, вам придется ее изложить! Разумеется, я догадываюсь, о чем вы попросите – вы не первый из вашей семьи, кто приходит сюда, как мы оба знаем…
Я подавил желание наброситься на Майкрофта. Дипломатия. Дипломатия.
- Мастер Майкрофт, от лица общества Кластера, я хотел бы попросить вас о…
- Нет! – он грозно поднял ладонь, прерывая меня – Не здесь! И не сейчас.
И вновь я обескураженно замолчал.
- Этот мир – средний мир, мир Земправа, мир всего тварного. Он не для таких просьб. Если вы, протектор, хотите моего содействия, вам придется просить меня там, где еще живы старобытные ценности! Там, где слова честь, достоинство, разумность еще что-то значат.
Холодок пробежал по моей спине. Он был уже достаточно близко для того, чтобы даже в неверном свете звезд я мог разглядеть предмет у него в руках.
- Вы говорите о…
- Вы, протектор, хотите спуститься в нижний мир, мир Сина. А решитесь ли вы сперва подняться в верхний?
Он протянул мне округлый предмет. Это был бубен верхнего мира.
Раньше, чем я успел бы принять какое-то решение, мои пальцы сомкнулись на ободе из человеческой кости. Туго натянутая мембрана из человеческой кожи мелко завибрировала, порождая электрические сигналы.
- Майкрофт, к чему этот цирк?
Он пожал плечами.
- Миры Земправа полны лжи. А мне хочется увидеть все – слышите – всю вашу подноготную. К тому же…вы в моей власти.
Он извлек несколько небольших предметов из складок своей набедерной повязки. Перебрав их, выбрал длинный косяк, и трут с кресалом. Зажег.
Душистый дым потянуло в вентиляционную шахту.
- Курите! – он протянул мне косяк – Это расширит ваш разум, и сделаем ваше путешествие проще.
Я принял косяк из его рук, и затянулся.
А потом, ударил в бубен.

Ответить с цитированием
  #29  
Старый 09.01.2019, 13:17
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 744
Репутация: 142 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Adsumus Посмотреть сообщение
Болотный огонек!
Все-таки, имхо, болотные огоньки на космической верфи смотрятся странно...
Ответить с цитированием
  #30  
Старый 09.01.2019, 19:19
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
Snerrir, а все остальное - не странно? Этот мир вообще довольно причудливый, как по мне)
Ответить с цитированием
  #31  
Старый 09.01.2019, 19:29
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 744
Репутация: 142 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Adsumus Посмотреть сообщение
Snerrir, а все остальное - не странно? Этот мир вообще довольно причудливый, как по мне)
Причудливость мне нравится) У нее есть задел для обоснования, почему именно так) А вот о болотные огоньки споткнулся, машинально попытался представить себе заболоченность в условиях микрогравитации. Еще был момент в одном предшествующих постов, когда говорилось что Эрос закрывает некоторым хабитатам вихря Солнце. Камушек, вроде, все же не слишком большой, да и станции можно пустить по вращению вокруг...

Последний раз редактировалось Snerrir; 09.01.2019 в 19:35.
Ответить с цитированием
  #32  
Старый 10.01.2019, 18:39
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Snerrir Посмотреть сообщение
А вот о болотные огоньки споткнулся, машинально попытался представить себе заболоченность в условиях микрогравитации.
Я, пожалуй, переименую его в блуждающий огонек. Почти синоним, но не вызывает слишком уж "земных" ассоциаций.

Цитата:
Сообщение от Snerrir Посмотреть сообщение
Еще был момент в одном предшествующих постов, когда говорилось что Эрос закрывает некоторым хабитатам вихря Солнце. Камушек, вроде, все же не слишком большой, да и станции можно пустить по вращению вокруг...
Хм, я еще перечитаю этот эпизод. И многое перепишу, пожалуй. Спасибо!
Ответить с цитированием
  #33  
Старый 10.01.2019, 18:41
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
4754.
Скрытый текст - Глава вторая:
7

Танцуй, перебирая ногами, танцуй на паутине!
Дрожит, вибрирует паутина, и где-то там, уже пробуждается ото сна, привлеченный трепетом жертвы, паук. Было время, когда киберпространство было вотчиной человека – тихим, спокойным царством разума, логики и порядка. То время давно прошло. Слишком много тайн нагромоздилось в его бесконечных глубинах. Слишком сложны стали те законы, которыми оно теперь управляется. Люди Вихря и Кластера больше не ходят в киберпространство. Они забыли о нем, сторонятся его тайн и искушений, как и множества иных проявлений старого обычая. Немногие кибершаманы – такие, как мой новый приятель Майкрофт – смогли найти общий язык с машинным разумом, и не потерять себя. Гордо, с вызовом они носят нейрокомпьютерный интерфейс – отличительный знак своей связи с Верхним миром.
Теперь, мне предстояло посетить его вотчину.
Бубен вибрировал, трясся в моих руках, и моя субъективная реальность вошла в резонанс с его танцем. Что говорил мне бубен? По каким протоколам передавал данные? Мой разум не был способен понять это, однако, мое тело внемлило. И отвечало. Я начал танец.
Это был осторожный, вкрадчивый танец шагающего-по-паутине. Отрывистыми движениями я переставлял ноги с тем, чтобы не сойти с нити. Ковровый отсек окончательно померк. Звезды погасли – быть может, их никогда и не было, холодных, бездушных обманщиц. Были, на самом деле, только банки данных, гроздьями заполнявшие аллокационные таблицы, и нити паутины, соединяющие их. Сложное переплетение, рожденное генерациями смельчаков, которые искали безопасный путь в лабиринте данных.
- Что ты ищешь?
Майкрофт висит предо мною в воздухе, скрестив ноги. Его высокая прическа вздымается, словно фаллос.
- Что ты ищешь?
Я отвечаю, стараясь не сбиться с ритма танца.
- «Нагльфар».
- Нагльфар – драккар мертвецов, который прибудет из страны Хелльстад, чтобы…
Неумолимый поток подхватил меня, и понес сквозь лабиринт данных.
- Не этот! Звездный Корабль.
- «Нагльфар» - исследовательский корабль класса А-3. Построен на верфях Клейтона в серии…
Поток резко сменил направление. Теперь, я едва мог удерживаться на нити. Повсюду громоздились бесчисленные массивы информации. Я был среди них. Я сам был ими.
- Первые сообщения были получены на двести первый календарный год миссии. Миры в системе звезды Бернарда, с которых поступил сигнал, предположительно, имеющий рукотворное происхождение. Автоматическая система разбудила экипаж. Четыре планеты Бернарды были изучены в ходе девятимесячной миссии. Необитаемы. Там были…
- Что? Что там было?
- Были обнаружены признаки жизни. Разумной. В прошлом. Это были планеты-руины.
- И что же дальше?
- С траверса поступали все новые сигналы. В попытках изучить их, корабль слишком сильно отклонился от первоначального курса. Связь была значительно затруднена. В последующие столетия, сообщения приходили нерегулярно.
Паутина тряслась под моими ногами, словно бешеная, изгибалась синусоидами и гиперболами.
Танцуй!
Меня увлекает в глубину. Сюда никто не заходил уже много поколений. Данные – как наслоения археологических культур. Данные – как годовые кольца на срезе столетнего дуба.
- Не могу! – я закричал – Не могу так глубоко!
- Данные погребены в архивах.
В архивы нет пути. Там не сохранить разум.
- Не пойду!
- Значит, никаких фактов? Я люблю факты.
- Все любят факты!
- У тебя будет только фольклор.
- Неееееет!
Меня тащит по паутине. Синусоиды давно уже превратились в гиперболы, гиперболы – в параболы.
Бубен звенит.
- Было время, когда человек был подобен силой и разумом Творцу. Он открыл для себя все тайны, все загадки природы. Кроме одной. То было дивное и сказочное время. Время, именуемое Утопией, когда в умах и сердцах людей царил старый обычай, именуемый наукой. В те дни, древние люди, бессмертные и безумные, строили Звездные Корабли. Они не были нелюдимым народом, и им ужасно хотелось попасть в гости к соседям. Они порхали туда-сюда по пустоте, они стучались в чужие двери. Но никто им не отвечал. И тогда, один корабль разбился, второй потерялся, а третий заблудился в пустоте, и так далее, и так далее. Но был еще один, который упорно продолжал свой путь. Он летел, рассекая пустоту, и продолжал слать домой, на Землю, данные. Но его офицеры бдели на вахте слишком долго. Один из них убил себя, другой сошел с ума, третий – потерял человечность. И так далее, и так далее. А еще один…еще один оказался женщиной. Женщиной, известной под именем Тиамат. И так грустно, так тоскливо и одиноко сделалось ей в безграничной пустоте – в пустоте, где нету ни жизни, ни смерти, ни морали, ни греха, что она пошла на палубы гибернаторов, туда, где спали долгим сном мыслители, ученые, и герои-космонавты, первопроходцы пустоты. Они разбудила их, хотя путь был далеко не закончен, она изнасиловала их тела, и развратила их души, и понесла от них выводок. А разродившись, вновь легла спать. Но когда ее потомство подросло, когда потомство подросло, возмужало и окрепло, он пробудилась. И вновь она насиловала собственных детей, и вновь понесла, и вновь разродилась. А когда ее внуки подросли и окрепли, она вновь пробудилась, и вновь…И так далее, и так далее, покуда человечество не лишилось человечности. Она скрещивалась со своим отродьем раз за разом, поколение за поколением, но все, что она породила, на деле было порождено пустотой, тоской и одиночеством.
Мир не был рожден для такой тоски.
- Хватит! Мне грустно!
- Что ты хочешь найти на Сине, протектор?
- Хватит!
- Знания для общественности? Мясо для Земправа? Своего двоюродного брата?
Бубен звенит. Танцуй!
Бубен гудит. Это ровный гул.
Синусоида стала прямой.
Паутина выровнялась.
Это пульс? Мой пульс?
Мне грустно.

Ответить с цитированием
  #34  
Старый 11.01.2019, 18:29
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
3307.
Скрытый текст - Глава третья:
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
БУБЕН ВЕРХНЕГО МИРА


1

Мы сидели полукругом в носовом отсеке парусника «Точка росы», прямо на армированном стекле курсового иллюминатора, и под нашими ногами были звезды. Звезды, и пустота.
- Вы хотите поесть? – вежливо спрашивал меня мастер Фуко – Немного пищи вам уж точно не помешает.
Я покачал головой.
- Нам нельзя туда лететь.
Я видел удивление на лицах историков, и откровенный гнев – на лице авиатора Гая.
- Вы говорили со злодеем? – резко спросил он – Спуск вниз возможен, не так ли?
Я кивнул.
- Так за чем еще, блядь, заминки?!
- Я был в киберпространстве. Он провел меня.
Удивление и восторг были ясно видны на лицах моих спутников. Даже равнодушный, казалось бы, ко всему матрос, который по-паучьи полз по стене, таща куда-то металлическую снасть – и тот остановился, обернулся, прислушался.
- Негодяй – кибершаман! – воскликнул один из историков, кажется, Сивовус.
- Он показал мне кое-какие данные. Часть информации, которая до сих пор хранится в паутине.
- Правда? – наперебой заголосили ученые – И что же? - Как вам? – Что вы видели? – Я всегда надеялся побывать там!
- Попросите бубен верхнего мира у Майкрофта… - пробормотал я.
- Протектор, что вы видели? – требовательно спросил меня Гай.
Я замялся.
- Ничего конкретного. Только древние легенды, мифы, сказки…Слишком сложно отыскать в них хоть крупицу конкретики. Важно другое.
- И что же?!
- Хм, ну…впечатления. Ощущение. Та эпоха…Это то, что называют, как бы это сказать…
- Зайтгайст – подсказал Сивовус – Дух времени.
- Да, верно. Та эпоха не была предназначена для благонамеренных людей. В ней были лишь зло и порок. «И грусть». Мы не найдем на этом корабле ничего хорошего. Его сгубило отчаяние. Отчаяние закончило Утопию. Что бы не лежало в его трюмах – забудем его. Навсегда.
Авиатор Гай протянул руки – свои большие, сильные руки, и схватил меня за грудки. Я отчетиво разгядел рыжие волоски на его толстых пальцах.
- Ты. Обещал. Заботиться. О. Моей. Дочери. – раздельно произнес он.
На мгновение, повисла тишина. Потом мастер Фуке нарушил ее, прокашлявшись, и произнес:
- А ведь не так давно, вы сами уговаривали общественность не пускать дело на самотек, протектор. Легко, очень легко спрятать голову в песок. Но «Нагльфар» не исчезнет. И рано или поздно, кто-нибудь да и откроет его тайны. И лучше пусть это будем мы, чем…
Я слушал его вполуха, рассеянно глядя на огромный контейнерный город, медленно проплывающий за иллюминатором, под нашими ногами. Солнечные лучи ласкали его блестящие стальные грани, но навигационные огни были выключены, а портовые терминалы были закрыты и безжизненны. Город хаотично вращался по всем трем осям. Он выглядел давно и безнадежно заброшенным.
- Что случилось с этим городом? – спросил я, прерывая дискуссию.
- А? Что? – растерялся Гай.
- Город. Он необитаем, так ведь?
- А, ну да. Это тепловая смерть.
- Что? Это как? Не понимаю.
- Видите ли, протектор, при работе выделяется тепло. Производство энергии, работа механизмов, и само тепло человеческих тел. Медленно, но верно, они нагревают город. В вакууме, этому теплу некуда уйти. Единственный способ остыть городу – это передать тепло некоему теплоносителю, а потом, вывезти его. Торговля, экспорт, таким образом, дыхание кластера. Когда парусники перестают заходить в терминалы города, он начинает медленно умирать. Это страшная смерть. Сперва, они пытаются стимулировать международную торговлю, развивают промышленность. Разогревают экономику. Но это только еще больше разогревает и сам город. Термодинамическое равновесие кластера всегда описывается гиперболой. Каждый джоуль выработанной городом энергии, каждое произведенное им благо оборачивается несколькими джоулями тепла. Как ни оттягивай неизбежное…
- Есть те, кто выбирает другой путь.
- Да. –вмешался в разговор Фуко - Но вы бы не хотели жить в мире тьмы?
- Гай, велите поднимать паруса! - прервал я историка – Правьте на Эрос.
- И что же там?!
- Там? Я буду говорить с общественностью.

Ответить с цитированием
  #35  
Старый 12.01.2019, 22:46
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
4199.
Скрытый текст - Глава третья:
2

Мы жили в маленьком белом домике на краю полукруглой площади. По сути, это была надувная палатка из полиэстера, совсем небольшая, на две комнатки. Мою жену звали Рина. Всякий раз я просыпался от пряных запахов – это она готовила мне завтрак. Она всегда любила специи, множество пряных приправ, которыми она сдабривала безыскусную еду – кашу из риса, кукурузы или бобов, сваренную достаточно круто, чтобы она принимала вид плотного, не норовящего расползтись по отсеку комка.
Впрочем, один раз, комок все-таки улетел.
Моего сына звали Адольф. Адольфушка. В то время у него еще только начинали расти волосы, а пайки были совершенно не такими щедрыми, как сейчас. Я уходил на службу, с тоской глядя на его ручки-палочки, ножки-палолочки, и выпуклый, натянутый, словно бубен верхнего мира, животик.
Он всего лишь хотел съесть свою кашку, но его отвлекла красивая молодая женщина, порхающая около нашего дома.
«Пойдем ко мне, маленький» - говорила она – «Идем со мной, мой милый»
Одни говорили, что это была скупщица детей. Другие, что разносчица инфекций. Многие дети в тот раз собрались вокруг нее. Мой ребенок был умен и недоверчив, и не ходил к чужим тетям. Но многие дети с нашей площади стайкой собрались вокруг нее, а та – коварная! – принялась рассказывать сказки.
Старые сказки, страшные сказки. Сказки со дна гравитационного колодца.
Адольфушка разинул рот, а каша пролетела мимо. И прежде, чем он успел ее поймать, теплый, вкусный комочек потянуло в вентиляционную шахту.
В тот миг на краю площади появилась Рина. Она, счастливая, возвращалась с рынка с лукошком грибов, и парой новеньких веников. Она увидела, как рой деток сплошным комом обступил одну взрослую, и как ее голодненький сын нырнул в жерло воздуховода.
Рина закричала, и бросила покупки. Они оттолкнулась, было, от ближайшего дома с тем, чтобы ринуться за сыном. Но этот дом тоже был надувной, и он просто поддался под ее пятками. И тогда, она закричала. Она кричала, и она рыдала, и тотчас же все дети с разноголосыми визгами метнулись в разные стороны, а злодейка оказалась одна. Из домов начали показываться недовольные взрослые, и завидев, что происходит, сразу же воспаряли в центр площади.
Рина плакала, и просила о помощи, но никто в тот момент не обратил на нее внимания, хотя уже потом, всем им было очень стыдно. Они бросились за чужой женщиной, за злодейкой, а та – в зенит, по улице – и была такова. Одни говорили, что ее не поймали, другие – что ее поймали, убили и съели, но никто не признался.
Впрочем, это вряд ли могли бы быть наши соседи.
А Рина плакала, и ползла к вентиляции, цепляясь за поручни и скобы.
Она влезла в шахту, и она нашла в ней Адольфушку, но было уже поздно. Она долго лазила по шахте, ища его. Вентиляця – сложный лабиринт. В глубине жерла шахты – острый пластмассовый вентилятор. Он притянул моего сына. От обрубил ему ручки. Он поломал ему ножки. Адольфушка больше никогда не сможет работать ни в шахте, ни в мастерской, ни в оранжерее, ни на конвейере.
Но он жив, и это главное.
Я люблю свою семью.

3

- Как дела, чемпион? – улыбаясь спрашивал я.
Мой сын больше никогда не сможет играть в баскетбол, и мы редко подтруниваем над ним по этому поводу, однако, тогда я хотел горестной шуткой оттенить еще большую горесть, которую мне лишь предстояло сообщить родным.
- Как всегда, папа – угрюмо пробурчал Адольф. Он был чутким эмпатом, и сразу же понял, что его ждут неприятные новости.
- Жена моя, готова ли еда?
- Конечно, милый! – улыбнулась мне Рина – Ты ведь любишь вареную в мультиварке брюкву?
- Ха! Поедим?
Мы поели.
Я рассказал жене и сыну о том, что общество возложило на меня важную – и опасную – миссию. Миссию, которую я должен был выполнить ради всеобщего блага. Рина спросила меня, где я был – и я отвечал, что покидал Эрос, и спускался к далеким верфям на брошенном надире.
Все это было удивительно для них, ведь ни жена, ни сын никогда в жизни не покидали Эрос. Жена испугалась. Адольфушка же пришел в восторг, и тотчас же принялся расспрашивать, где я побывал, что повидал, и как мне пришлась по вкусу пустота, и парусники, и каков снаружи Кластер.
Я рассказал ему о драккаре «Точка росы», и об авиаторе Гае – грубом, но любящем отце, и о том, что я был на надирных верфях, где строили Звездные корабли, и о том, что встретил там кибершамана.
Адольфушка пришел в полнейшее восхищение, когда я рассказал ему об Майкрофте. Быстро все обдумав (а думал он, не по возрасту, чрезвычайно быстро), он заявил, что тоже хочет стать кибершаманом. И конечно же, мы согласились. Действительно – ведь для такого-то дела ему не понадобятся ни целые руки, ни целые ноги!
Это решение, во многом, отвлекло его, но тревожная Рина не дала сбить беседу с изначальной темы. Она спросила о том, что ждет меня дальше.
И мне пришлось сказать, что я их покину. «Я вас покину», - сказал я им – «надолго. Мне придется спустить в Син. Общество поручило мне важное дело на дне гравитационного колодца. Но вы не переживайте.»
И я рассказал им о «Нагльфаре», и о Симпозиуме, и о депеше своего двоюродного брата.
А потом были крики и слезы расставания.

Ответить с цитированием
  #36  
Старый 15.01.2019, 00:25
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
4681.
Скрытый текст - Глава третья:
4

Баллистический снаряд не оснащен ни ионными двигателями, ни солнечными парусами. По сути своей, это попросту герметическая железная банка с минимальной системой жизнеобеспечения. Рельсовый ускоритель запускает ее в пустоту, после чего, она много месяцев пересекает ее с тем, чтобы относительно мягко опуститься на Ардалис по баллистической траектории. Ну как – относительно? Очень относительно.
В том случае, если оператор пуска неверно рассчитает траекторию – обитателей снаряда ждет ужасная участь. Или огенная смерть в гравитационном колодце, или вечный полет сквозь безжизненную и бездушную пустоту.
Впрочем, я был полностью уверен в аналитических и математических способностях мастера Майкрофта, с учетом того, с какими друзьями он водился.
И тем не менее, на сердце у меня все так же было неспокойно, в последние тяжкие моменты сборов и расставания.
- Когда посланник давних времен окажется дома, круг замкнется – Так сказал мне кибершаман.
- Это тебе сказал машинный разум? – спросил я его.
- Разумы! – поправил Майкрофт – Их много, протектор. Больше, чем людей. Там, в вышине верхнего мира, процветают великие города, страны, и целые цивилизации, которые нам никогда не постигнуть в полной мере. Впрочем, это к делу не относится.
Мы стояли посреди пусковой шахты верфи, опершись на балюстраду, ограждающую снаряд. Последний – железная сфера с несколькими антеннами, и ножками-стабилизаторами – висел на направляющих талях. Матросы с парусника Гая загружали в него провизию, одежду, и другие полезные вещи, могущие пригодиться нам в путешествии. Впрочем, совсем немногое из того, чем мы привыкли окружать свою жизнь в Кластере, могло понадобиться нам там, внизу, в Сине. Жизнь там совсем другая. К примеру, Майкрофт со смехом встретил попытку мастера Фуко погрузить в снаряд надувной дом. По его словам, даже если этот дом бы и не лопнул тотчас же по прибытии в Син, едва ли он смог бы хоть на йоту защитить от бесчисленных опасностей неблагоприятной окружающей среды, доминирующей на дне гравитационного колодца.
- Что машинные разумы знают о «Нагльфаре»? – Спросил я Майкрофта.
- Знают? Многое. Говорят? Немногое – Улыбнулся он – Жители верхнего мира не любят говорить об эпохе Утопии. Мир тогда сошел с ума, ты сам знаешь. Они не очень хотят вспоминать об этом. И уж подавно, не хотели бы, чтобы об этом вспоминали люди Кластера.
- И все же, ты согласился нам помочь.
- Да.
- Почему, мастер Майкрофт? Какие выводы ты для себя сделал? Только не говори, что тебе попросту стало жаль Гаевну.
Услышав, что мы говорим о его дочери, авиатор Гай, руководившие загрузкой снаряда, подался к нам поближе, прислушиваясь.
- Как ты думаешь, протектор, почему, по твоему, я все это делаю? Почему помогаю беженцам из Кластера и из Вихря попасть в Син? – услышал я вместо ответа.
Вместо меня, ответил авиатор Гай.
- Вот уж и действительно, маразь! Почему?! Я долго об этом думал. Почему такие выродки, как ты, мешают нормальным людям жить? Отчего вам, суки, неймется? Мы просто хотим жить обычной, нормальной человеческой жизнью! Но нет же! Всюду – на каждом шагу подстерегает всякая пошесть! Скупщики детей! Разносчицы инфекций! Проповедники ересей! И хуже всех – такие твари, как ты. Сговорившиеся с думающими компьютерами выродки, позор, предатели человеческой расы. Каждую стадию вы сманиваете невинные души в ад нижнего мира! Твари, твари, твари!
Столько боли, столько горя, и застарелой горечи было в его словах. Но Майкрофт встретил их холодно.
- Никто не тащил вашу дочь вниз силой, Гай. Никто не крал ее из дому тайком. Да и был ли у нее, вообще, дом?..
- У нее был парусник!
- Парусник…
Сколько презрения Майкрофт вложил в это простое слово!
- Разве человек был рожден для парусников? Мы все – кровь и плоть нижнего мира. Древние люди, бессмертные и безумные, в своей нелепой гордыне вознеслись в мир средний, и затем – и в верхний. Но мы не в силах изменить своей природы. Ее зов в каждом из нас. Он манит нас вниз. И иные попросту более восприимчивы.
Я покраснел.
- Так вы полагаете, что я хочу этого?! Что я хочу рухнуть в Син?!
Майкрофт улыбнулся.
- В верхнем мире ты предстал предо мною нагим и беззащитным. Не как протектор Земправа, но как раб божий. Я глядел в твою душу, и видел страх. Это страх божий, протектор. И пускай Бога больше нет, страх перед ним по прежнему жив в людях, и он способен изменить мир – и даже, миры. Вот почему Гай никогда не сможет попасть в Син – в нем попросту нет этого страха. И вот почему ты должен это сделать, протектор. Ты спустишься вниз, найдешь ковчег с древними заветами, и заразишь его страхом божьим.
И нижний мир содрогнется.
Историки один за другим забирались в баллистический снаряд. Мое время в Эротическом Кластере подходило к концу. В последний раз я оглядел бескрайние решетчатые платформы верфи, расходившиеся во всех шести направлениях. В последний раз я оглядел бескрайнюю, сияющую звездами и огнями контейнерных городов пустоту за смотровыми окнами. В последний раз – «Точку росы», которая, свернув паруса, притаилась у причала, ее экипаж – добрых матросов, и мастера Гая из Йорвингле, любящего отца и страстного человека, который никогда не решиться бросить свой родной мир.
Впереди у меня были долгие стадии неуправляемого полета в пустоте. Скудный паек, спертый воздух, диспуты историков, медленно сходящих с ума от тесноты, и рассказывающих все более и более странные сказки. Впереди у меня была баллистическая посадка – нет, жуткое падение в неумолимую яму гравитационного колодца, и знакомство со всесминающей, выворачивающей кости и жилы силой тяжести.
Впереди у меня было знакомство с Сином.

Ответить с цитированием
  #37  
Старый 16.01.2019, 02:56
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
3604.
Скрытый текст - Глава третья:
5

Мы шли на восток.
Темный тоннель остался позади, однако, это была лишь малая часть того пути, который нам еще предстоял. Кольцевые горы отделяли грязевую пустыню от бескрайней степи – этот биом доминировал в средних широтах Сина, на севере переходя в мерзлую тундру, на юге, ближе к экватору, где еще оставалось тепло – переходя в смешанные леса.
Согласно первоначальному плану, мы должны были встретить поезд на одной из товарных станций, то здесь, то там разбросанных по степи. Древние народы Сина, к вящей славе своей, опутали мир сетью магнитно-левитационных дорог. Беспилотные поезда и поныне ходят по ним, связывая мертвые города и заброшенные промзоны. Пассажиры у этих поездов теперь бывают нечасто. Тем не менее, они исправно останавливаются на каждой станции, согласно заложенному в них некогда расписанию.
Задержавшись в пустыне, мы опоздали на наш товарняк, а следующий обещал быть не менее чем через месяц. Припасов у нашей экспедиции оставалось на неделю нормального пути. До обитаемых мест было заметно дальше.
Во время привала я тихонько спросил у погонщиков их мнение на счет нашего дальнейшего маршрута.
- Если идти степью напрямик – Посовещавшись, доложили они – Дней через десять выберемся к Корпускристи. Это строго на юг. Каждый день, значит, будет все теплее, и все влажнее. Будет шанс найти родник, или даже подстрелить дичь.
- Корпускристи! Далековато от монастыря.
Погонщики вновь посовещались.
- Так-то оно так. Маленько дальше, ежели нужно, будет Новый Новый Йорк. Это дней одиннадцать-двенадцать пути. Там тоже есть один из этих ваших монастырей…
- Так что же, может?…
- Нет! – оборвал меня погонщик – На такое мы подряжаться не станем! И вам не советую. На Новый-Новый нужно править прямиком к востоку. В сухой сезон. И через самое сердце степи. Доберемся до Корпускристи – а уж оттуда-то вы найдете провожатых, куда вам там надо.
Я стиснул кулаки от ярости.
- Что это значит – найдем? У меня есть вы! Вам заплачено за конкретный рейс!
- Правда ваша… - потупился погонщик - …а только на такое мы не подряжались. Очень это уж опасно стало. И страшно.
- Страшно? Да что это – страшно?! Мы пересекли кольцевые горы! Мы вышли. Самый сложный этап путешествия уже позади. Чего вам бояться-то? Десять ли дней путешествия, одиннадцать ли, двенадцать ли – разве вам не едино? Вы ж хорошо знаете степь.
- Именно! Хорошо знаем. И знаете, что я вам скажу? Степь – она какая-то не такая. Не такая, как всегда. Уж я-то ее, маму, знаю. Чую дух степной. Что-то в ней сгущается. Что-то нехорошее. Это оно крадется за нами. Вы ведь тоже знаете об этом, не правда ли? Тоже видите его в тенях, за границей света костра…
Холодок пробежал у меня по спине. Я хотел бы ответить, что он несет чушь, что это просто дурацкие степные суеверия. Однако, ощущение преследования, ощущение пристального хищного взгляда не покидало меня все то время, что прошло с того момента, как мы покинули брошенный «Нагльфар».
Хотел бы я, чтобы это оказалось лишь игрой воображения.
Женщина, спасенная нами со Звездного Корабля, незаметно подошла. Завидев ее, погонщики тотчас же разошлись, даже не составив себе труд выдумать к этому предлоги.
В последнее время, они любили ее все меньше и меньше.
- Я слышала крик, Протектор – Сказала она.
- Да, верно. Мы тут немного повздорили. Говорили на повышенных тонах. Это…
- Я не об этом. Крик. В степи.
- Гхм…
- Здесь есть еще люди?
- Хм…
- Ведь есть же? Протектор, мы уже несколько недель тащимся по пустошам этой луны, и все это время я наблюдаю запустение и руины. Почему так? Это настолько уж глухое место? Как скоро нас встретят? Как скоро мы доберемся до цивилизации? Как скоро я смогу связаться с Землей?
Она быстро адаптировалась. На удивление легко, она, космонавт, пришла в относительную норму, после пробуждения на заброшенном корабле. Однако, она все еще не осознала, насколько мир изменился за те долгие поколения, которые она провела в гибернации. Этот Син давно уже не был той луной, которую она знала.
- Мы единственные люди на несколько дней пути в округе. По крайней мере, нормальные люди. И это далеко не самая глухая часть Сина, уж поверьте.
- Что же тогда в других? Погодите, вы сказали – нормальные? А какие еще люди здесь живут?
- Разные, Слава. Самые разные.
- Протектор, говорите менее загадочно, пожалуйста.
- Это не мой мир. Поговорите с историками.

Ответить с цитированием
  #38  
Старый 17.01.2019, 01:59
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
4152.
Скрытый текст - Глава третья:
6

Вдали от экватора лесов нет. Горизонт здесь всегда плоский, и он зыбко колеблется на потоках горячего воздуха.
Син здесь выглядит почти безжизненным. Кое-где сухая степь топорщится невысокими руинами, кое-где ее пересекали растрескавшиеся от времени асфальтовые дороги, рельсы, линии электропередач или трубопроводы, обрушившиеся мосты через пересохшие реки. Но потом, многие стадии вновь тянулась глухая степь.
Люди здесь жили, но их было мало. Они были какими-то уставшими, сломленными, словно бы их истощило постоянное давление гравитации. Пару раз нам встречались уединенные хутора – их обитатели выращивали рожь и ячмень, а в огороженных краалях мычал домашний скот. Однажды, у раздолбанной дороги, встретился нам и придорожный мотель. Казино, некогда работавшее при нем, было давно заброшенное, плавательный бассейн был пуст и сух, но закусочная по прежнему работала, а номера сдавались. Раз в несколько недель мимо нее проходил караван чумаков, ведущих массивные хуры, груженные озерной солью. Ими мотель и жил.
Я много размышлял о том, каково это – жить в таком уединении. Жизнь Эротического Кластера – суть, толпа. Все мы живем в толпе, живем с народом, с общественностью. Общественность окружает нас всю нашу жизнь, с самого нашего детства. Очень изредка, очень ненадолго жителям среднего мира случается уединиться, и я не знаю ни одного человека, который бы прожил вдали от общества сколь либо значимую часть жизни. Никому из нас не случалось пережить подобный опыт, и едва ли кто-нибудь захотел бы. Должно быть, человек наедине с самим собой, или с небольшой общиной становиться совершенно другим. Его рассудок меняется, он погружается в бесконечную рефлексию…Делает это его мудрее и достойнее? Или сводит с ума?

7

Две недели спустя, на горизонте перед нами вырос лес. Сперва я удивлялся – мы были еще слишком далеко от экватора, однако, погонщики посмеивались, видя мое недоумение, а совсем вскоре, когда мы приблизились, я понял, что это вовсе не деревья, но исполинские, тянущиеся к небу здания. Сооружения из стекла, металла и бетона, причудливо деформированные веками выветривания, были центром города. «Перед вами лежит Новый Новый Йорк!» - веско объявил погонщик, и волы радостно мычали, предвкушая скорый отдых.
Хотя мы и увидели даунтаун вдалеке, приблизились мы к нему еще не скоро. Целый день наш маленький караван преодолевал словно бы оборонительное заграждение из заброшенных промышленных зон, и полузаброшенных предместий, которыми древний город огородился от окружающего мира. Я помню, как сидел на хуре, болтая ногами в воздухе, и с невольным восторгом глядел на гигантские ржавые бочки газгольдеров, словно приземистые сторожевые башни, высящиеся в промзонах по обеим сторонам улицы. Неужели, некогда на Сине было достаточно углеводородов для того, чтобы заполнить их все? Неужели, некогда человеческая цивилизация была готова день за днем пожирать такие гигантские объемы энергии, что у нее вообще возникала потребность в такой массе углеводородов? Зачем это было ей нужно? Что к этому привело? Делало ли это людей счастливее?
Предместья Нового Нового Йорка были застроены длинными двух-трехэтажными зданиями, которые лепились вдоль улиц почти вплотную, без дворов или брандмауэров. Тольку глубокие, тесные щели-переходы разделяли их. После многих недель в бескрайней степи я невольно ощутил приступ клаустрофобии.
Верхние этажи этих домов были, как правило, заброшены, но на нижних располагались обитаемые квартиры, магазины, салуны и общественные заведения. Усталые ковбои, отдыхающие после очередного рейда в великую степь, с любопытством поглядывали на нас, потягивая из низких пузатых стаканов кукурузный виски.
- Обитель должна быть где-то на северной окраине! –предположил один из историков, бодро заскочив на мою телегу – Нам не обязательно проезжать через центр города. Сказать по правде, местные наводят на меня оторопь…
Я был готов с ним согласиться, но один из погонщиков вмешался в наш разговор.
- Вам придется договориться с местными властями. Чужие очень нечасто посещают Новый Новый Йорк. Особенно – чужие с Эротического Кластера. По крайней мере, такие, которые приходят группами, чувствуют себя уверенно, и не выказывают страха.
- Властями?
Мне была плохо знакома эта концепция. Я, конечно, знал о древних царях, императорах, тиранах, президентах и парламентах, но от всех этих понятий отдавало ветхозаветной архаикой, чем-то чуждым Эротическому Кластеру и Вихрю. У нас все решала общественность.
- Здешние реалии таковы, что в городе наблюдается определенного рода двоевластие –пояснил историк – Так исторически сложилось. Городом правят Корпоративный центр и Колониальная администрация. Традиционно, первая отвечает…
Но закончить ему не довелось, поскольку на следующем же перекрестке улице перегородил бронемобиль, и шеренга силовиков в полной выкладке.
Так, нас встретил Корпоративный центр.

Ответить с цитированием
  #39  
Старый 18.01.2019, 00:52
Аватар для Adsumus
Гуру
 
Регистрация: 28.03.2008
Сообщений: 5,005
Репутация: 910 [+/-]
4116.
Скрытый текст - Глава четвертая:
1

- Это очень, очень древний город. Шахтерский город. Один из первых! - Со мной говорил представитель Корпоративного центра в даунтауне – Мои предки были шахтерами, Протектор. Многие-многие века они жили во мгле и в тесноте, вгрызаясь в минеральные недра Сина. Поколение сменялось поколением. В бесконечных тоннелях возникали великие города – и забрасывались, становясь призраками, когда рудные жилы иссякали. Среди романтиков и мечтателей ходили легенды о поверхности, древние, почти забытые легенды. Никто давно уже, толком, не представлял себе, что это такое. Никто не верил. И так, они молча и усердно долбили кайлами породу, крушили камни, ели пещерные грибы, и не помышляли о большем. Но жадность моих предков была безграничной. Движимые ею, они слепо вгрызались в Син, алча все больших и больших богатств. И однажды, за очередным пластом породы, им открылась пустота. Это была не каверна! Нет! Им открылось небо. Небо Сина – тогда еще теплое и голубое. Они вышли на поверхность. Здесь к тому времени была уже только вырожденная, дряхлая, умирающая от старости цивилизация. Мои предки облегчили ее отход, избавив от лишних мучений, но потом…
- Я приношу вам свои извинения, однако, упорно не могу понять, к чему вы клоните.
Представитель Корпоративного центра усмехнулся.
- Я просто хочу, чтобы вы поняли, куда вы попали. Здесь вам не Эротический Кластер! Можете называть меня Один. Как бога с Земли. Мы – те, кого я представляю – здесь власть.
Я поклонился, стараясь держаться с достоинством, но в то же самое время, показывая, что признаю его авторитет.
- Где мои спутники?
Нас разделили после задержания (было ли это задержанием?). Мы оказались в разных машинах, и я не знал, куда увезли остальных. Меня же привезли в огромное, серое, безликое конструктивистское здание. В Корпоративный центр.
Один вновь улыбнулся. На этот раз, широко и дружелюбно.
- Протектор, прошу вас! Не ведите себя так, как будто бы…Вы здесь не пленник. И ваши друзья и спутники – никто из них не арестован. В настоящее время все они разгружают свой багаж в обители, и готовятся отдыхать. Согласитесь, день у них был трудный. Дни.
- Тогда что я здесь делаю?
- Просто, мы хотим убедиться.
- В чем же?
Он помолчал некоторое время. Потом заговорил.
- Протектор…ваша должность. Это ведь означает, что вы силовик? Верно?
Я невольно засмеялся.
- Силовик? О нет. Что вы. Нет! Скорее, нечто вроде церемониймейстера. У нас, в Эротическом Кластере, силовиков нету. По крайней мере, в том смысле, который вы вкладываете в это слово.
Он встрепенулся.
- В том смысле? Ага, но в каком-то смысле – есть?! Не так ли?
Я задумался. И вздрогнул. Я вспомнил.
Он смотрел мне прямо в глаза. Он знал, прекрасно знал, о чем я вспомнил.
Гулкие коридоры разносят хриплое рычание. В нем нет ничего человеческого.
Запущенный парадонтоз придает зубам каннибала неестественную длину, делая его оскал по настоящему жутким.
Людоеды грызут руки и ноги. Людоедки терзают ослабевшего, но еще живого мужчину.
Вопли.
Где-то тяжело хлопает гермозатвор.
Вопли.
Комки крови и человеческого жира размазываются по овивающим коридоры кабелям. Горячий мозг заплескивает экраны компьютеров.
Банда каннибалов свежует женщину, предвкушая скорую трапезу.
Вот эти вот тихие, мягкие, спокойные офисные работники.
Вопли.
Они не злые. Они не виноваты. Им просто очень нужен белок.
Людоеды. Людоеды идут.
Мясо.
- Да, в каком-то смысле – силовики в Кластере есть.
- И вы, в каком-то смысле – один из них.
- Да. В каком-то смысле.
Он победно улыбнулся.
- Каждый день сюда, к нам, на Син опускаются беженцы из Среднего мира. Истощенные, изможденные, болезненные, недоразвитые, и очень, очень голодные.
- Трусливые твари! – вырвалось у меня.
Один с удивлением взглянул на меня. Я же заскрежетал от с трудом сдерживаемой ярости.
- Мы стараемся выходить их, и спасти. Большинство из них, однако, быстро умирает. Те, кто выживает, они рассказывают страшные вещи. О Вихре, об Эротическом Кластере, и жизни в нем, о Среднем и Верхнем мире. Действительно страшные.
- Такова цена цивилизации.
- Не спорю. Впрочем, я, в отличие от многих здесь, начисто чужд ксенофобии. Мы здесь, в Новом Новом Йорке, совершенно не против принимать беженцев. До тех пор, покуда они – именно беженцы.
- А мы не?..
- А вы – не. Определенно. Я видел немало беженцев. Испуганных, затравленных, изможденных. Но впервые я вижу крупную, хорошо организованную, подготовленную группу специалистов, сознательно, в здравом уме и твердой памяти низвергшихся на Син. Группу, возглавляемую силовиком.
Теперь уже я невольно улыбнулся.
- Вы же не считаете, что это – вторжение?
Один замялся на мгновение.
- Нет. Нет, я так не считаю. Но я хочу, Протектор, чтобы вы рассказали мне все о своей миссии. Что вынудило общественность Эротического Кластера впервые за много веков отправить экспедицию на Син? Что вы хотели здесь найти? И что – нашли?
Я тяжко вздохнул.
- Что вам известно о Звездных Кораблях?

Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Марафон. Судьбы нет Денис Мартыновский Творчество 131 11.12.2017 00:31
Креатив 14: Лилия Чужова - Парадокс Хайнберга Креатив Архивы конкурсов 13 16.02.2013 15:48
Хроно-парадокс (15.05.2012) MirfRU Новости 2 18.05.2012 16:39
Финальный парадокс (15.05.2009) MirfRU Новости 3 16.05.2009 20:16


Текущее время: 14:04. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.