Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 07.03.2017, 22:49
Аватар для Vasex
Забанен
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,566
Репутация: 1348 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
МАРАФОН. ТЫСЯЧА КОРОЛЕЙ

Тысяча королей

dark fantasy

Цикл "Хроники Цинады"

Книга первая

Смертельно опасный мир. На одной его половине солнечный свет вызывает мутации тела и души. А там, где царствует вечная ночь, обитают неистребимые монстры. Люди выживают на клочке суши между светом и тьмой возле северного магнитного полюса, но их цивилизацию раздирают внутренние распри - сотни баронов начинают войну за Вечный Престол. И всё равно, несмотря на все опасности, сюда через порталы стремятся люди из других миров, ведь только здесь душа после смерти никуда не исчезает, а остаётся навечно возле живых в виде призрака. "Преисподняя переполнена, реку мёртвых сковало льдом".
Всё меняется, когда группа не самых чистых на руку магов получает рецепт апокалипсиса. Ни одна бессмертная душа отныне не в безопасности. Что уж говорить про живых.


счётчик знаков с пробелами: >515 000
ололо, точно будет миллиона два-три
это уже официально моё самое крупное произведение на данный момент (в "Космосе..." около 450к знаков, и это было только начало, и будет переписываться)

Скрытый текст - Пролог-памятка:
Вот Конгломерат Миров или Междумирье, запутанная сеть земель, которые связаны между собой порталами Древних.
Вот Цинада – центральный мир, главный оазис на картах человечьих, славный город, чьи стены неприступны, а короли – все как один велики.
Вот Скорлупа, Призрачный Мир, Земля Древних, сосед Цинады. Холодный недружелюбный край для живых и последнее вечное пристанище для немёртвых.
Вот Паутина, владения Лорда Паука в Скорлупе. Островок ойкумены на границе между убийственной тьмой и разрушительным светом. Здесь берёт начало история о Хранителях Слова.
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Властитель сотен наделов, которые подобно сегментам паутины расходятся в стороны от общего центра, столицы – Венозенга. Лорд Паук восседает на Вечном Троне, а подчиняется Короне Цинады, правит живыми в Скорлупе, но истинная власть здесь принадлежит Призрачному Правлению. Ибо в этом мире мёртвые никогда не уходят, души умерших остаются в виде привидений. И их всегда больше, чем живых.
Вот Несс, дочь барона, которую отправили обучаться на целителя в Храм Наук, обитель лучших магов Паутины. Она не желает себе такой судьбы, но влиятельные родители хотят удержать дочь подальше от мальца-конюха, с которым девица из знатного рода вздумала закрутить роман. По суровому замыслу, влюблённые не сумеют поддерживать отношения на расстоянии.
Вот Роудер и Пакинс, два мореплавателя, они возвращаются в Паутину с самых границ Скорлупы, с неизведанных земель на солнечной стороне планеты, где сила света вызывает Искажения и обрекает всё живое на скорую неминуемую гибель. Они везут найденные скрижали Древних на расшифровку магам в Храм Наук. Они больны, они умирают, но они готовы к смерти ради знаний и ради больших денег их семьям.
Вот Гаолин и Нансен; вместе с другими опаснейшими заключёнными из разных тюрем Паутины их везут в Храм Наук для того, чтобы испытывать на них неизвестные заклинания, которые удастся прочесть с найденных скрижалей Древних.
Вот Мирелла, Жектр, Корабус и Хайнс – верховные маги в Храме Наук - они с нетерпением ждут скрижали, ведь это может даровать им знания Древних, невероятные возможности…
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Он ещё не знает, что дни его уже сочтены…


Скрытый текст - Содержание (ссылки на главы и страницы):
Пролог (в шапке темы, то бишь в этом сообщении выше)
Глава 1: Вначале было Слово >117к с пробелами
1, 2-3, 4, 5-6, 7-8, 9, 10

Глава 2: Герои и злодеи >155к с пробелами
, , 2, 3, 4, 5, 6, 7

Глава 3: Заточка лезвий уже >200к с пробелами
1, 2, , , 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10

Глава 4: Битва за Храм Наук
Глава 5: Прибытие Пожирателя Душ
Глава 6: Золотой Доспех
Глава 7: Тёмная половина
Глава 8: Да придёт рассвет
Глава 9: Восход гхаргов
Глава 10: Меньшей кровью
Глава 11: Так близко и так далеко
Глава 12: И снова маршем пу-но-тас
Глава 13: Матерь всех сражений
Глава 14: Маски и короны


Скрытый текст - Схемы, карты - набросал схематично исключительно для себя, чтобы ориентироваться:
Нормальные схемы и карты буду делать после написания для форзацев/страниц с картами и т.д., вероятно с привлечением профи-художников, хз, может, и сам нарисую, а то планшет wacom уже совсем запылился :)

Есть более-менее подробная карта Паутины с городами и т.д., которую давно рисовал карандашом от руки, скинул бы, но никак не могу найти - ни листка, ни когда-то сделанных фоток для подстраховки. Если найду - сброшу. Или потом заново нарисую, там всё равно было много устаревшей-неактуальной инфы.

Ниже всякие схемы-наброски в пэинте мышкой различной давности.
Скрытый текст - схема порталов Междумирья:

Скрытый текст - карта порталов Паутины (сегментов в паутине на самом деле намного больше!! всё нарисовано очень схематично):

Скрытый текст - старая версия глобуса Скорлупы, сейчас он более "рваный" должен быть, со стороны Полной Тьмы в том числе:


Цикл "Хроники Цинады"
1) Тысяча королей
2) Хроники Меридия
3) Хроники Филиппа
4) Тысяча миров

Последний раз редактировалось Vasex; 10.05.2017 в 19:20.
Ответить с цитированием
  #61  
Старый 03.05.2017, 18:10
Аватар для Vasex
Забанен
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,566
Репутация: 1348 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 6.:
6.
Мирелла ворвалась в башню Хранителей Слова, будто бросилась в атаку. Кривясь телом и лицом, раскачиваясь, стуча посохом, да ещё на бегу, она страшно всех перепугала – люди подскочили в первую очередь от грохота распахнувшихся дверей, и даже призраки от неожиданности затрепетали.
- Дура! Какая же ты дура! – загремела Мирелла, глядя на Несс таким взглядом, каким человек мог смотреть на человека за секунду до убийства.
- Погоди, Мирелла! – вступилась Муна.
- А ты уже, поди, знаешь, что случилось! – гаркнула на призрака Мирелла. – С тобой уже тоже связались, да? И что, собралась теперь убийцу защищать?
- Я не понимаю… - пробормотала Несс.
- Не понимает она! – вскричала Мирелла.
- Она глупая, она совсем ребёнок, помягче с… - пролепетала Муна, но Мирелла сжала кулак перед лицом призрака – и последнего стало больше не слышно.
- Вы только поглядите на неё! Эти невинные глаза! Этот невинный голосок! Не понимает она, что натворила! В это сложно поверить! В это страшно поверить! Уж не знаю, что хуже – если ты действительно не понимаешь или если делаешь это с умыслом!
- Боги… - Несс подняла руку к лицу, дрожащие пальцы коснулись дрожащих губ. Взгляд округлившихся глаз её уставился в одну точку.
- А вы куда глядели, истуканы? – кричала Мирелла на надзирателей. Она принялась размахивать посохом, пытаясь ударить людей и призраков. Одни отскакивали, другие не страшились физической атаки. – Бесполезный сброд! Вам всем не место в Храме Наук! Кругом одни болваны! Отрава для Паутины, яд для всей Скорлупы!
- Что произошло, Мирелла? – попытался схватить за руки ведьму Жектр. – Угомонись!
- Не трожь меня! – вскричала она. – Прирезать бы эту Несс, эту пустоголовую дрянину! Её следует казнить, и это вам не шутки! Она убийца!
- Боги… - прошептала Несс, жмурясь.
- Она уже всё поняла, видите? Даже не скрывает своего гадкого, дикого, бесчеловечного поступка! – Мирелла расхохоталась так, как могла бы смеяться сказочная злая ведьма на каком-нибудь представлении. - Как вы за ней следили, идиоты? Как вы пропустили два применения Слова? Она же всех нас подставляет! Всех нас выставляет монстрами! Такими, как она сама! Тьфу, уж правду говорят про недалёкость ума из более низких сословий! Впору и мне в это поверить!
- Да что произошло? – спрашивал Жектр.
- Боги… - Несс начала падать, лишаясь сознания, но Вендр её придержал за спину. Но тоже взирал на деву с опаской и непониманием.
- Убила она! Словом! Родителей своих! – прорычала Мирелла, скривившись в ухмылке. – Кто как не она? Разве кому-то было до них дело из всех, кто знает Слово? Только этому безумному ребёнку! И сама вот признаётся, зная, что натворила…
Жектр открыл было рот, чтобы протестовать против такой дикости, но перевёл взгляд на Несс, и промолчал. Она пыталась вырваться из рук Вендра, жмурилась, рыдала и снова падала. Совсем с ума сходила.
- Да как же так? – спросил Пакинс. – Бред какой-то! Разве такое возможно?
- Я сразу поняла, что у этой – слишком мерзкая душонка, не место ей среди нас в Храме Наук. – Мирелла трясла крючковатым пальцем, указывая на девчонку.
Муна спрятало лицо руками и тоже рыдала в своём призрачном обличье.
Жектр со вздохом опустился на подушки, на которых Хранители Слова лежали большую часть времени.
- Чё, правда? – усмехнулся Гниль. – Хах! А я говорил – все беды от сраных волшебников! Все вы такие, магию свою контролировать не умеете! Все беды из-за вас!
- Зачем ты это сделала? – спросил Вендр Несс. – Какой в этом смысл?
Несс крутилась в его руках, пытаясь вырваться, одновременно с ним оседая на пол. Безумно мотала головой, разбрасывая волосы, гортанно ревела, почти визжала.
- Чокнутая! – комментировала Мирелла. – Любого из нас убить Словом теперь может. С ней надо покончить, не то всех нас погубит. Если уже своими поступками не погубила. Сначала Лорд Паук, теперь самые родные люди… А ты в курсе, милочка, что смерть барона и его родни развязало руки вашим неспокойным слугам и соседям? Сейчас весь твой сегмент войной охвачен, так вот, дурочка! Всех рысей перерезали твоих! И люди продолжают гибнуть!
- Да разве она могла? – спросил Вендр.
- Могла-могла! – кивала Мирелла, тяжело опираясь на посох и кривясь от заболевших костей после всех предыдущих телодвижений, не свойственных для её возраста и состояния здоровья. – В обиде на стариков за то, что сослали невесть куда. С принцем её разлучили. Да ещё заточили в башне, бедняжку, не понимающую, что это такое великое благо и великая жалость к людям.
- А-а-а! Я не знала, что знаю чёртовы слова! Я не знала-а-а-а! – вскричала Несс, подскочила, вырвалась из рук Вендра и побежала в слезах к ближайшей стене.
- Боги, остановите её! – вскричал Пакинс.
- Расшибётся! – воскликнул Жектр.
- Держи её! Эй, остановись! – заорали надзиратели и поспешили к ней на помощь.
Несс успела четырежды сильно приложиться головой о каменную стену. Сначала с разбега – особенно сильно. Потом чуть слабее, пока оседала на пол. Всё лицо залило кровью, нос сломался, кожу со лба немного сорвало, да и на стене остались красные пятна от ударов.
- Сотня Богов! – воскликнул Вендр, хватая Несс и тряся в руках, не понимая – умирает она или просто без сознания. – Что же ты с собой делаешь? Совсем отупеешь! Убить себя хочешь?
- Никого – ни людей, ни себя не жалеет, дура, - сказала Мирелла со вздохом.
- Но зато видно, что она не хладнокровная убийца! – вскричала Муна, когда затыкающее заклинание прошло. – Просто глупая. Но стал бы хитрый убийца себя убивать? Нет! И Лорда Паука она не убивала!
- Этого мы не знаем! Но раз убийца уже нашёлся, то что ей мешало сначала в Паука попробовать?
Муна продолжала оправдывать Несс:
- Если она не знала, что Слово сработает на родителях, это ещё как-то с трудом, но можно понять! Но если бы она его попробовала на Пауке, то убедилась бы, что Слово убивает! Зачем же тогда лоб расшибать сейчас при новости о смерти матери и отца? Она не знала, что у неё получится!
- Никому не ведомо, что у этой тупицы на уме! – отмахивалась Мирелла.
- Что вы за люди, женщины… - качал головой Жектр. – Боги, что за люди… Как так можно? Да вы все безумные… Кто меня окружает?
- По-хорошему её надо казнить, - бросила Мирелла. - Призраки Слово использовать не могут. Но Хайнс запретил вас убивать, тем же Словом, например. Возрадуйтесь живите с этим дальше!
- Потому что призраков сложнее держать в узде? – спросил Вендр.
- Я чувствую неожиданную свирепость в твоём голосе! – прошипела Мирелла. – Что-то хочешь сказать мне, пока баюкаешь на руках убийцу своих родителей? Убийцу, спровоцировавшую сотни, а то и тысячи смертей в тамошнем сегменте Паутины! Будь моя воля, как и Хайнса, впрочем, мы бы вас перерезали! Но это будет неразумно и вопреки Порядку! Всё-таки в ком-то из нас ещё сохранились крупицы человечности.
Она развернулась и заторопилась прочь из башни. Вендр провожал её недобрым взглядом, мышцы его лица тряслись от гнева. Перед выходом из зала она бросила, не оборачиваясь:
- Да, хотите добить этого предателя, этого совершенно безжалостного и бесчеловечного убийцу, никто вас не осудит за это. Не каждый хочет находиться возле такого нелюдя. Но, быть может, в этом бредовом состоянии она будет менее опасна, чем резко протрезвевшим призраком. Уж больно много будет среди призрачных Хранителей Слова убийц-предателей! Да и рот ей затыкать теперь в ваших интересах так же, как и в моих. Наконец-то вы осознаете всю степень опасности, нависшей над Паутиной!

Вендр какое-то время наблюдал, как надзиратели поят водой Несс, которая находилась в полубессознательном состоянии. Её иногда тошнило, иногда она что-то бормотала в полудрёме, и у всех живых при этом волосы вставали дыбом – как бы не сказала заветные слова.
- К чёртям! Гхаргские боги! – ругнулся Вендр, топая туда-сюда, а затем неожиданно подсаживаясь к Жектру, приближаясь к его уху и начиная нашёптывать в него слова, прикрывая с боков губы руками.
- Эй-эй-эй! Что вы творите! – взволновались призраки и надзиратели. Они приблизились вплотную, но не могли понять ни слова.
- Мы просто говорим! – прорычал в сторону от уха Вендр. – И если кто меня тронет … Руки уберите! Ежели кто меня тронет, я громко оглашу Слово, и все вы сделаетесь Хранителями Слова, а не просто надзирателями, поняли? Хотите такую ношу, ублюдки? Дайте спокойно поговорить!
- Так не пойдёт! Я зову Миреллу и Хайнса! – заявил один из призраков.
- А мне плевать, - сказал Вендр и продолжил говорить на ухо магу-буревестнику.
- Безумие! – вскочил Жектр. – Что за бред ты несёшь? Это невозможно!
- Это правда! – сказал Вендр.
- Как такое возможно?
- Я не знаю, стоит ли это оглашать остальным. Я думал над этим долгое время. Но я в тупике. Не знаю, как лучше поступить, и как все отреагируют на такое знание, и что нам с ним делать.
- Да пожалуйста, оглашай, - усмехнулся Жектр. – Это слишком нереально. Никто тебе не поверит. И я не верю в первую очередь. Мы тут все уже сходим с ума взаперти, выдумываем всякие небылицы.
- Ну как знаешь, - усмехнулся Вендр. – Тогда я скажу всем, и наплевать, что будет. Достаточно мы натерпелись, а уж грядущее терпеть я точно не намерен.
- О чём речь? – хмурился Пакинс.
- Что ты задумал, адепт Тени? – спросила Муна.
- Я-то ничего не задумал. А вот против нас кое-что задумали: Мирелла и Хайнс собираются уничтожить нас.
- Экий ужас, мне и так недолго жить осталось, годы берут своё, - сказал Жектр. – У тебя не получится заручиться моей поддержкой. А до Несс ты тоже вряд ли достучишься. Больше живых Хранителей тут нет. Не сбить тебе меня с толку, я не молод, за жизнь, как ты, так цепляться не буду, давно смирился…
- Это Скорлупа, здесь вечность впереди, - сказала Муна.
- Точняк, я уже начал привыкать, - сказал Гниль. – Только вот свободы своей не знаю, когда дождусь. Но торопиться уже некуда.
Вендр горестно усмехнулся:
- Они планируют не просто убить, а стереть насовсем, вместе с душой.
- Как они это сделают? Мне и так грозит Изгнание к Рашме, - улыбнулся искажённый Пакинс.
- Они заручились помощью Пожирателя Душ.
Все помолчали, а затем рассмеялись, вместе с надзирателями.
- Что я и говорил – сущий бред, - сказал Жектр. – Но ты продолжай, продолжай… Выдумщик.
- Я тоже сначала не верил своим ушам. Я через тени подслушал – им Цинада поручила привлечь его для подстраховки. Потом они наняли Легендарного, который уже встречался когда-то с Пожирателем, чтобы он в этот раз привёл монстра в сам Храм Наук. Тот парень сказал, что Пожирателю это может быть интересно, он игрок по жизни...
- Немыслимо! – усмехнулся Жектр. - Как же звали этого Легендарного?
- Девон какой-то...
- Надо же! А ты продумал свою ложь, подготовился. Я слышал о Девоне, он действительно готовил доклады на основе встреч с Пожирателем Душ... Хорошо продумал свою сладкую ложь, теневик!
- Если ты вздумал устроить бунт, то надо было придумать что-нибудь более реалистичное, - покачал головой Пакинс. – Я бунт уже поднимал. На корабле. Нелёгкое это дело. И точно безуспешное, если даже причин нормальных не наскрести.
Надзиратели продолжали посмеиваться. Муна вообще не слушала, продолжая парить вокруг Несс, но не в силах помочь девице.
- Правильно говорит про вас Мирелла. Болваны. – Вендр вздохнул. – Чего мы ещё живы, как вы думаете? Такие наивные дурачки. Мирелла и Хайнс держат нас в загоне, кормя расплывчатыми обещаниями найти решение и освободить нас уже скоро, а на деле – живыми нас легче удерживать в ожидании Пожирателя. Если бы его не позвали, они бы не нашли решения лучше, чем убить нас и отправить с какими-нибудь самоотверженными призраками-храмовниками к Рашме, тянули бы нас силой, а какие ещё варианты? Я ещё полагал, что Пожиратель действительно будет просто ещё одним надзирателем, быть может, единственным, ведь сожрёт все души вокруг. И будем в страхе перед ним не разевать лишний раз рот… Но нет, они задумали более практичное решение – перебить всех, кто по их мнению не надёжен так, как они по отношению друг к другу, а потом в спокойной контролируемой обстановке секретности дальше изучать Слово без боязни, что кто-то из нас напортачит с ним. А мы напортачили. Ещё как! Не знаю, кто убил Лорда Паука, но раз и баронов мы уже убили, не будет нам никакого доверия ни со стороны верховных магов, ни со стороны Цинады, и особенно не будет надежды на понимание со стороны жителей Паутины, которые страдают из-за нас, именно из-за нас. Так что Пожиратель уже на подходе, и они сразу же убьют нас, чтобы избавиться от риска погубить Паутину. Пожиратель в этом тоже заинтересован, пустой безлюдный мир ему не нужен. А верховные маги либо покончат с собой вслед за нами, если действительно заинтересованы в полном уничтожении Слова, как тех Скрижалей, либо будут действовать вдвоём, как подлецы. Последнее более реально, впрочем, нас уже ни тот, ни другой вариант волновать не будет, мы перестанем существовать.
Люди и призраки ещё посмеивались, но уже намного тише. Многие призадумались. Жектр посуровел:
- Даже если ты не врёшь, теневик и самый большой храмов любитель тайн, что всем известно… Даже если ты правду глаголешь, то что ты предлагаешь делать? С боем бежать? Глупо! Не получится! Да и… Быть может, в этом есть смысл – умереть во благо других. Мне кажется, что это не правда, а молодость в тебе говорит – жить тебе хочется, вот и выдумываешь всякое! Я-то призраком готов становиться.
- Возможно, в этом есть смысл, - сказал Пакинс. – В привлечении Пожирателя. Вот только я не уверен, что он ест Искажённых!
- Я слышал, что ест, - сказал Вендр. – В детстве много книг о Пожирателе прочёл. Так бы его Искажёнными затянули в Тьму или Рашму.
- Значит, очень редко ест, избегает, я о таком не слышал. Боится, наверное, исказиться. Но облучённую рыбу из северного моря едят в Западном Остове, и редко искажаются из-за этого…
- Да ладно вам, правда в союз с Душегубом верите? – смеялся Гниль. – Не будет такого никогда! Да и говорят не существует вашего сраного Пожирателя! Сказки это всё!
- Легендарный обещал привести Пожирателя Душ через шесть дней, - пожал плечами Вендр. – Я вам правду говорю. Хотите верьте, хотите нет. Я лично не придумал, что делать с этой информацией, но происходящее мне больно не нравится. Не только из-за предстоящего исчезновения, потери и жизни, и бессмертия. Но ещё потому, что верховные маги могут так с нами поступить не из лучших побуждений, а ради собственной выгоды.
- А сколько дней уже прошло из этих шести? – спросила Муна.
- Пять.
Все помолчали, призадумавшись.
- В любой момент могут вернуться, - добавил Вендр. - А знаете что! Давайте сейчас у Миреллы и Хайнса лично это спросим! Тенями вижу, что они приближаются к нам на зов надзирателей. Посмотрим, соврут или признаются.
- Ничего не выйдет, - усмехнулся Жектр. – Врёшь ты всё. Да и не сознались бы они в таком безумном деле, которое в историю метит.
- Только чувствую, после моего вопроса, они ещё быстрее нас убьют. Сразу же. Это будет лучшим ответом с их стороны в случае, если недоброе задумали, если нам совершенно не доверяют.
- Не надейся, что я нападу на Миреллу и Хайнса, - сказал Жектр. – Ты меня не разведёшь, теневик.
- А тут становится всё интереснее и интереснее, - усмехался Гниль. – Давайте, друзья, присоединяйтесь к призрачному царству!
Вошли Мирелла и Хайнс.
- Что у вас стряслось? Кто речь свою скрывает? Мало вам было выходок Несс? Или эта коза вас вдохновила на похожее? Совсем борзыми стали? Так ведь управу на вас найдём мигом!
- Например, привлекая Пожирателя Душ? – спросил Вендр, коротко улыбнулся, но вновь посерьёзнел.
- Что за бред? – спросила Мирелла.
- Кто тебе такое сказал? – спросил Хайнс, пронзительно глядя.
- Он об этом рассказывал нам, - сказал один из надзирателей. – Это правда?
Призраки-надзиратели, не обременённые Словом, выглядели испуганными. Они никак не рассчитывали терять своё бессмертие таким неожиданным образом из-за Пожирателя Душ. В этом сегменте его никак не ожидали уже сотни лет.
- Глупости! – со смехом воскликнула Мирелла. – Вендр, ты вслед за юной особой тоже бился головой? Тебе, может, как ещё одному ребёнку, игрушек каких сюда принести? Скрёбыш тебе что-нибудь изобретёт, чтобы не сходил с ума тут!
Все молчали, пристально изучая Миреллу. Она неуверенно оглядела лица.
Хайнс тяжело вздохнул и произнёс:
- Да, мы заручились поддержкой Пожирателя Душ. Он будет здесь со дня на день.
Призраки взорвались воплями негодования.
Хайнс грохнул посохом, и время замерло.




не уверен по поводу концовки (вскрытия правды), может, переделаю ещё

такие "страницы" за раз выкладываю, что мог бы четыре дня отдыхать)

Последний раз редактировалось Vasex; 03.05.2017 в 19:59.
Ответить с цитированием
  #62  
Старый 04.05.2017, 10:21
Аватар для Ранго
провалил марафон
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,735
Репутация: 1352 [+/-]
Дочитал вторую главу. Неожиданно. Написано хорошо, странно разве, что осаждающие так прямо жрать накинулись (и почему убитых союзников не съели, да и зачем их вообще было убивать сразу, а не чуть позже, оставив на консервы). Про запас не отложили. Там же холодно, мясо не стухнет. Да и вообще - сомнительно такое массовое отравление. Плюс, никогда не бывало, чтобы все шли на штурм. Всегда кто-то струсил, у кого-то понос, ранен, занемог, остался в лагере, на карауле, у кого-то аппетита не было. Т.е. тотальное уничтожение мало возможно. Цифр точных не помню, но бают, что в старину даже после самых страшных побоищ минимум 30 процентов разбитой армии спасалось. А тут ещё и победители.
Ох и мразь же этот Девон. Неожиданно он с паломниками разобрался. Прямо в духе Плетённого человека - и вам хорошо (в рай как мученик за христианство попадёте) и нам (жертва языческим богам плодородия).
Сомнительно, что этот Пожиратель дух такой... человечный.
Но так читается в целом легко, одни неожиданности и повороты сюжета.

Глава 3.
аж до 2. очень много этих вот. Первые отрезки кажутся сугубо техническими, т.е. для внутреннего пользования автора, а не читателя. Чтобы вспомнить все линии, что творится и куда катится.
2. наконец-то снова действие.

Я так подумал - неожиданности, хитрости, сюжет - это всё уже (до того, что дочитал) есть. А в чём видится основная идея?
Ответить с цитированием
  #63  
Старый 04.05.2017, 20:29
Аватар для Vasex
Забанен
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,566
Репутация: 1348 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Цитата:
Сообщение от Ранго Посмотреть сообщение
А в чём видится основная идея?
Насиловать и убивать детей - это здорово!
Ответить с цитированием
  #64  
Старый 04.05.2017, 20:53
Аватар для Ранго
провалил марафон
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,735
Репутация: 1352 [+/-]
попробуй как-нибудь в тексте поразмышлять на тему гарантированной загробной жизни и к чему это приводит. Плюсы/минусы. Свои соображения, выводы. Вот и будет тебе идея.
Ответить с цитированием
  #65  
Старый 04.05.2017, 21:11
Аватар для Vasex
Забанен
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,566
Репутация: 1348 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Ранго, это обжёвывание ворлдбилдинга, который может измениться по ходу сюжета, т.к. есть другие миры. К тому же не планирую философствовать на околорелигиозные темы в этом произведении. Основные идеи - в линиях персонажей, у каждого своё, у некоторых вообще независимые линии от других с совсем другими идеями. И если выбирать основную - это Хранители Слова. Их дилеммы, их мотивы, их катарсисы, их трансформации, их поступки, их результаты.
Но вообще всё значительно доработаю, каждую тему копну глубже, включая эту, загробную, просто ну сам знаешь, марафон, да и не хочу этими делать эти размышлизмы чрезмерно искусственными, ведь для персонажей эти вечные жизни - дело скучное и привычное.

Последний раз редактировалось Vasex; 05.05.2017 в 23:36.
Ответить с цитированием
  #66  
Старый 05.05.2017, 10:59
Аватар для Ранго
провалил марафон
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,735
Репутация: 1352 [+/-]
до отрывка 4.
Цитата:
Сообщение от Vasex Посмотреть сообщение
Эолин подобрал раскалённый прут и примерно наполовину вогнал его в задний проход преступника. Тот забился в конвульсиях, не по-человечески крича.
болевой шок же. Тут мало того, что есть шанс умереть мгновенно, так ещё и сложно банально не вырубиться. Понятное дело, редактирование, то сё, пятое десятое. Но и при описании пыток магички странно, что ей так много понадобилось. Если пропустил где, надо бы добавить пару строчек про особую выносливость магов (или что магичка всё время была под наркотой). Серьёзно, с таким пыточных дел мастером легко сто раз умереть до признания.
Бомжи у ворот также подстрахуются двумя идеями: будут одновременно таранить ворота и лезть по своему дому на колёсах на стену. сленг же, анахронизм. И не только здесь, вообще, надо бы прошерстить на этот счёт.
У них есть какое-то замысловатое альпинистское снаряжение ещё одно, но тут уже менее спорно. Альпинизм - от какого слова произошёл? И, откуда в Скорлупе взялись Альпы? Поискать что ли синонимы, горное снаряжение как аналог, конечно, звучит корявенько.
Название фракций - тут, скорее всего, пустая придирка. Что это за фракция Кузнецы? Есть же бронники, оружейники, вообще, посмотреть средневековые названия гильдий, благо инфа вроде должна быть. И опять же, очень много игр, начиная от костюмов этой Хеши, так и видел Скайрим с гильдией воров, хотя тут и Thief где-то и вообще. Колоссальное таки влияние геймерской, массовой поп-культуры. Уверен, если бы у тебя и ниндзя были, то киношными - с катаной за спиной, чёрном обтягивающем костюме, с повязками, т.е. совсем не привлекающими внимания, ну-да. С одной стороны, это и хорошо, так как легко в тему попасть, всё знакомо, ничего представлять не надо, образы готовые. С другой - несерьёзность же, мультяшность.
Ответить с цитированием
  #67  
Старый 05.05.2017, 11:39
Аватар для Vasex
Забанен
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,566
Репутация: 1348 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Ранго, Оружейники (или какое-нибудь "Железное Братство"), скалолазы, ок. Да, многое прорабатывать надо. Про воров - не, там суть именно в Ловкачах: обоснованный паркур, чтобы держаться подальше от чумных улиц, + весь их план перебраться через стену как раз целиком на ловкости основан, в отличие от остальных кланов. А воры в этом городе, считай, все, как уже говорилось.
Спасибо, что комментишь и почти всё прочитал.
Тоже всех буду читать, но пока на это нет ни времени, ни сил.
Ответить с цитированием
  #68  
Старый 06.05.2017, 11:25
Аватар для Ранго
провалил марафон
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,735
Репутация: 1352 [+/-]
Дочитал всё до 05,05 включительно.
"глупишь" - весьма сленговое словечко, причём, созвучное с "тупишь". Не знаю, как по мне зря его постоянно используешь. Кстати, синоним тоже позже появится.
Стражники на стенах притупели от увиденного. Сленг хорош, когда он из уст того, кого надо. Хеши, допустим, вполне могла бы использовать и тупишь, и глупишь, и матерки какие. А вот в нейтральном авторском описании это провал.

Разных монстров помню, с ядовитым ли поцелуем, высасывающим жизнь, с ледяными объятиями... даже суккубов/инкубов. Но придумать такого?!?! Вполне возможно, что это сугубо твоя авторская находка. В таком случае, можно поздравить. Блин... да ещё и тот "безопасный секс" - жениться вам, барин, пора, хе-хе. Что тут ещё добавить?
Это лутучий корабль! опечатка
Ответить с цитированием
  #69  
Старый 10.05.2017, 17:26
Аватар для Vasex
Забанен
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,566
Репутация: 1348 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 7.:
7.
Трёхэтажный дом ожил. С виду обыкновенный, полуразрушенный от времени и некачественных строительных материалов, с растрескавшимся грязным фасадом, немного перекошенный, заваленный назад, но он таки двинулся с места, с громыханием и скрежетом царапая землю, переворачивая камни под собой. Хотя в основном дорогу дому предварительно покрыли обширным и толстым слоем льда, чтобы облегчить его скольжение к заветной цели.
Всё это происходило под бренчание колоколов со стороны Храма Сотни Богов, потому казалось, будто этот звон магическим образом оживил дом. В каком-то смысле всё так и было. Культ Полной Тьмы, как и все жители чумного города, отмечали праздник Прихода Зимы. И только, пожалуй, сами оккультисты не знали, что в этот раз звон их колоколов будет иметь двойное значение - послужит сигналом к началу борьбы за освобождение.
Внутри ползущего здания на нижнем этаже вместо многократно выломанного пола при обысках – ныне меж стен лежали брёвна и колонны, которые приводились в движение беготнёй наиболее крепких мужчин и магией присутствующих буревестников, знатоков магии земли и камня.
Ранее дом прятался в гуще домов на окраине чумного города, совсем близко к стенам. В последние месяцы местные не только приделывали дому колёса и отделяли корпус от фундамента, но ещё превращали окна в хорошо укреплённые бойницы, собирая со всего города листы металла, которые удавалось урвать у кузнецов или кого-либо ещё. Часть добытых кусков железа пошла на импровизированную броню, холодное оружие тоже нашлось. Теперь дом наполняла добрая масса бойцов, и ещё небольшая армия больных, менее защищённых и менее надёжных вояк тащилась следом за домом, прикрываясь разного рода самодельными щитами или не прикрываясь вовсе. Не всем нашлось место, да и перегружать лишней массой сию осадную машину маги не советовали.
Стражники на стенах притупели от увиденного. Они долго наблюдали за тем, как движется дом меж других домов, как проходит соседей по улице, как поворачивает, спускается с пригорка и движется к воротам. Долгое время стражники и подумать не смели, что это некое орудие штурма. Они подозревали какой-то оползень, которые случались в городе из-за подкопов, или на крайний случай какое-то новое безумное развлечение местных – уж больно радовалась толпа, идущая следом за домом, уж слишком странно смотрелись придурки на крыше, размахивая какими-то уродскими сшитыми флагами.
Только потом до командиров дошло, что это осадная башня. Сие знание их так поразило, что некоторые потеряли дар речи и долго ещё не могли поверить своим глазам – думали, уж не перепили ли накануне, раз теперь такое привиделось. Другие начали трубить тревогу, зазывать солдат на стену не просто поглазеть на диво, а чтобы хватали оружие и живо организовывали оборону.
Последние шутки закончились, когда впервые в истории чумного города – стрелы полетели в стражников на стене со стороны ближайшего к стене здания. Если они куда и попадали, то в любопытствующие головы и шеи, ничего другого над стенами не торчало. И даже если бы кого-то просто ранило – человек, считай, всё равно мёртв – это были те самые стрелы, которыми стражники осыпали чумных нищих.
- Тревога! Тревога! Все на стену! – кричали стражники и колотили в сигнальные колокольчики, только вот их звон было почти не отличить при шуме колокольного звона Храма Сотни Богов в этот славный праздничный день.
Двери нижнего этажа раскрылись – явили свету самый большой и мощный таран, какого сии ворота ещё не видывали.
В момент удара по воротам на крыше раздвинулись замаскированные ранее створки и из проёма начала выдвигаться явно громадная лестница. Люди на крыше побросали флаги, схватились за заготовленные пращи и начали метать на стену снаряды. Которые оказались вовсе не камнями, а каким-то неслабым взрывчатым веществом. При удаче могло убить, но скорее калечило или вышибало из стен большие куски камней при недолёте. По выбоинам думали взбираться в случае, если план с лестницей накроется, тогда бы использовали альпинистское снаряжение.
Один из бросков, как на то и надеялись, завершился прямо в скопище горючего масла, ждущего часа, чтобы быть вылитым на новый таран. Стену над воротами сначала сотрясло широким взрывом, а затем надолго охватило высоким страшным пламенем. Сверху падали горящие и вопящие люди.
Скрытый текст - 05.05:
- Где тебя носило? – воскликнула Хеши, когда увидела подоспевшего Ная. – Мы за тобой двух посыльных выслали и так долго ждали!
- Противоядие искал, - буркнул Най. Хоть это было вчера, казалось, что все об этом уже позабыли. Новички присутствовали тоже и взволнованно поглядывали на стены города.
- Ты почти пропустил всё самое весёлое! Нищие двинулись в атаку, культ Полной Тьмы стучит в колокола, все точно с ума сошли, – это Большой День, разве непонятно? Мадз и большая часть ловкачей выдвинулись к стенам для запасного плана; мы решили стрелять по восточной стене, а Тавернщики – по западной. Так вместе с окраинными откроем три фронта. Где-нибудь да получится прорваться. Я верю в это, все верят.
Най осмотрел баллисту, заряженную снарядом с крупным утяжелённым разносторонним крюком на конце.
- Два вопроса, - пробормотал он. – Где трос? И вы уверены, что эта тяжесть долетит, куда надо?
- Вот и проверим. У нас два крюка. Один с тросом, другой без. На этом проверим – как он летит, подкорректируем прицел, а на следующем уже ошибку допустить не можем, всё понятно? Готовьтесь стрелять!
Они ещё раз всё прикинули. Город в это время стоял на ушах – люди заполняли улицы, балконы, крыши – Най даже не подозревал, что чумной город столь густо населён. Но многие знали о важности Большого Дня, им было вдвойне интересно на это поглазеть – авось и сбежать получится вместе с кланом-победителем, если хотя бы один таковой образуется.
- К чёрту! Ловкачи совсем заждутся нас! Не будем подводить! – Хеши потянула рычаг. Утяжелённый снаряд с крюком полетел намного хуже, чем предыдущие. Он врезался в стену локтей на двадцать ниже верхнего края и мигом скрылся в облаке пыли и крошки, выбитых из камня. Стражники взволнованно забегали над ним, считая, что это по ним так стреляют. Хеши в отчаянии хлопнула себя по лбу: - Дерьмо гхаргов! Нужно поднять баллисту ещё выше. Прицел выше, а её зад ниже.
- Куда ниже? – спросил один из новых Ловкачей. – Упирается в пол уже деревяха! И подпиливать уже некуда!
- Значит тащим к лестнице! Опустим часть конструкции в проём люка!
Крики также раздавались с противоположной части стены, которую начала забрасывать различными снарядами катапульта Тавернщиков. В момент, когда Най обернулся посмотреть, как идут дела у союзников-конкурентов, орудие как раз подбросило в воздух основной заряд – странное металлическое нечто, отдалённо напоминающее наконечник моргенштерна, только размером с карету, будто гигантский спутанный клубок из проволоки с огромными торчащими крюками-якорями в разные стороны. Его-то и забросили Тавернщики за стену, а с ним потянулась и тонкая цепь. Хотя она натворила делов при размотке – непредсказуемым образом извернулась, посбивала с ног и подбросила высоко в небо, ломая кости, нескольких человек, стоявших на крыше таверны, снесла небольшую башенку соседнего здания пожарной службы, напрочь спилив её, но в итоге обвисла, как надо, прямиком со стены.
- У них получилось! – воскликнул Най. - Надо было остаться в таверне!
- Умолкни! – зарычала Хеши. - Ещё взобраться нужно, а их там огромная очередь. Можете об этом варианте не думать. Пока эти медлительные верзилы будут взбираться, мы успеем перепробовать все другие возможные варианты.
Катапульта продолжала работать, но теперь пыталась забрасывать снаряды именно на стену, чтобы разбить или распугать стражу, сломав их оборону в этой области. В первую очередь волновали лучники, которые могли сбивать ползущих по цепи вояк из города. Во вторую очередь представляли опасность те, кто мог придумать, как перебить цепь, хотя Железное Братство заверяло, что им придётся изрядно потрудиться, и в пылу битвы у них не будет ни времени, ни средств.
Ловкачи опустили зад баллисты на несколько ступеней ниже, неслабо задрав её нос кверху.
- Вот теперь должно перелететь! – радовалась Хеши.
- Теперь главное бы не слишком высоко взять… - качал головой Най. – Если слишком высоко, то снаряд может вообще до стены не долететь.
- Долетит. Не может не долететь. Заряжайте! И не запутайтесь с тросом! Осторожней!
За тросом внимательно следили. Он был свален в кучу на открытой площадке и при разматывании не должен был ничего и никого сильно зацепить
- Лучше у нас возможности никогда не будет!
- Мне кажется, слишком высоко… - покачал головой Най.
- Ты достаточно много стрелял навесом из лука?
- Из лука не особо. Да и из арбалета навесом редко доводилось.
- Тогда я тут самая опытная. Мы с Мадз с детства тренировались навесом стрелять. И говорю тебе – крюк полетит, куда надо. Идеальное положение.
Най на мгновение подумал о том, что парни ещё больше тренировались ссать навесом, но промолчал.
- Молитесь любимым богам, - сказала Хеши, готовясь дёрнуть рычаг. – Лишняя помощь нам в этот великий день не помешает.
- Кстати, насчет молитв богам. Звона колоколов уже не слыхать...
Най медленно обернулся, услышав какой-то отдалённый грохот южнее, в центре города, где ничего не планировалось.
- Что там творится? – спросила Хеши. – Я ни черта не вижу отсюда.
- Храм Сотни Богов разваливается, - пробормотал Най, щурясь.
На крыше обители Культа Полной Тьмы вокруг гигантского купола стояли люди. Они жестикулировали, изгибались, и в соответствии с этим от растрескавшегося купола отделялись гигантские камни, будто части огромной мозаики. Маги отбрасывали их прочь – на площадь вокруг храма.
- Буревестники Культа Полной Тьмы разбирают купол, - сказал Най.
- Значит, боги всё-таки не помогут, - бросила Хеши. – Не отвлекайтесь на этих вандалов. Нужно сосредоточиться на своём…
- Они что-то освобождают… - сказал один из новичков.
- Боги… Это что-то ужасное… - сказал другой.
- У нас мало времени! Нужно стрелять! Проверьте ещё раз всё, ничего не забыли? У нас один единственный снаряд!
- Это чудовище! – воскликнул один из Ловкачей и попятился прочь.
- Боги… Они создали нечто ужасное! – Ещё один Ловкач бросился наутёк.
- Да что происходит? – Хеши тоже всматривалась, не понимая. – Вижу, что-то тёмное и круглое поднимается из центра города. Най, ты зрячий, скажи мне, что это чёртов дым...
- Отвратительное зрелище… - сказал Най. – Они похоже оживили это…
- Что это? Кого оживили?
- То, что сшили из собранной кожи людей… - Най морщился от отвращения и ужаса. Но в то же время хорошее зрение не позволяло ему до конца понять картину – он видел те самые покрывала из кожи, которые сшивали ранее врачеватели, издалека видел, что это именно та кожа, расписанная узорами и рунами на непонятном языке, точно фрески на стенах того же самого храма… Но это было то ли бесформенное, то ли шарообразное подвижное нечто. Оно выползало из храма, расширялось, увеличивалось во все стороны, будто собиралось заполнить собой весь чумной город…
- Это похоже на конец света… - тихо сказала Хеши. – Эти ублюдки что ли призвали Полную Тьму?
- Это какое-то порождение тьмы… Но не уверен, что это Полная Тьма…
- Мы должны стрелять… Мы подведём Ловкачей…
- Стрелять в это?
- Нет! В стену. А там уже будь, что будет. У нас есть миссия, задание, долг, называй как хочешь…
- Подожди…
- Нечего ждать! Вдруг эта тварь сокрушит нас раньше, чем мы выстрелим! Мы не должны подводить остальных!
- Да подожди ты, стой. Разворачивай баллисту.
- Нет! Ни в коем случае!
- Хеши! Это наш билет отсюда! Это не чудовище! Это… какой-то воздушный транспорт… Этот шар поднимает этих ублюдков! Какая-та магия! Они даже не верили в приход Полной Тьмы! Они водили вас за нос! До центра города стрелы со стен не долетят, они всё продумали! Они открыли четвёртый фронт!
Воздушный шар, сотканный из людской кожи, поднимался в небеса над чумным городом. Изобретатели находились в широкой телеге-клетке, закреплённой под самым шаром. Все начальники Культа Полной Тьмы и несколько подчинённых. Они горделиво смотрели на город, сняв капюшоны, стянув маски. Маги огня нагревали воздух внутри шара. Несколько врачевателей ползали по внешней оболочке шара на неком подобии корабельных вант, снастей, затягивали магией малейшие пробоины.
- Хеши! Мы будем стрелять в них!
- Нет! Одумайся! Это чудище, разве ты не видишь?
- Это летучий корабль! Приглядись! Они магией дуют в этот невероятный парус, надули его, как пузырь!
- Даже если так, безумец, мы не тренировались – снаряд не долетит. И за что ты вздумал цепляться? Или думаешь его обрушить?
- Не знаю. Но мы должны попробовать. План со стеной самоубийственен. А это более безопасный выход – не к стенам, а просто вверх!
- Ловкачи прирежут тебя! И меня! Знаешь, сколько людей погибло, пытаясь уберечь этот трос?
- Доверься! Мы сможем! Быстрее! Времени всё меньше! Шар всё выше!
- Это безумие!




Скрытый текст - 06.05:
Най выстрелил из баллисты – снаряд с крюком быстро превратился в неразборчивую точку, трос разматывался вслед за ним предсказуемым образом, никого и ничего не задевая…
- Проклятье! Я убью тебя! – воскликнула Хеши, щурясь. – Не попал, косой выдурок!
- Да уж… - пробормотал Най. – Низковато взял. Шар-то поднимается! Я это не учёл!
Трос быстро разматывался, уже оставалось меньше половины…
- Придурок! Идиот! Ты всё испортил! Столько лет, столько жизней, столько сил было брошено! Всё было зря!
- Тихо. Ещё не конец.
- Я не дам тебе больше баллисту. Пошёл прочь. Уходи сейчас, не то разгневанные твоим провалом Ловкачи точно тебя заколют!
- Да подожди ты. Помоги мне. – Най взялся за один конец нового снаряда-бревна.
- Правильно, давай новый снаряд. Но нужно сначала развернуть баллисту! Трусы все разбежались, один дуралей и я работаем, вот так Большой День!
- Не разворачивай! – кряхтел Най. – Берись быстрее! У меня идея!
- Хочешь их подбить? – Она помогла перезарядить баллисту. – Это, пожалуй, того стоит. Проучить клан сраной тьмы.
- Не совсем. – Най оттолкнул Хеши, обежал орудие, подкорректировал прицел. Шар стремительно поднимался, а вместе с ним стремительно разматывался трос.
Най схватился за второй конец последнего и примотал к кольцу в задней части снаряда.
- Боги, что ты делаешь? Ты угробишь арбалет! Прекрати!
- Доверься мне.
- Я точно тебя убью! Своими руками! – Хеши извлекла кинжал. – Предательское отродье, гнилая душонка! Я чувствовала, что тебя не нужно брать на дело!
- Стреляю, - пробормотал Най. Трос уже почти весь размотался. Если ещё подождать – баллисту унесло бы вслед за крюком.
Он снова потянул за рычаг, а затем отпрянул назад, навалился на Хеши, которая замахивалась на него кинжалом, и вместе с ней покатился по ступеням вниз, под крышу. И вовремя – трос начал разматываться с другой стороны, непредсказуемо заплясал - крушил всё на крыше, включая баллисту. Верх здания окутало облако пыли и осколков.
- Ублюдок! Ты всё испоганил! Оба наших плана! Я убью тебя! – Она попыталась ударить его, но он заломал ей руки и обезоружил. – Ты умрёшь, я клянусь тебе! Ловкачи сделают это главным делом своих недолгих жизней!
- Замолчи. У меня получилось! – Най выглянул из люка, когда трос унесло за два конца к центру города. – Снаряд попал! – Он указывал на поднимающийся воздушный шар. – Он без крюка зацепился! У нас получится! Скорее, спускаемся, нужно бежать в центр города!
- Мы не успеем!
- Успеем! Я за противоядием очень быстро город пересёк, а тут недалеко!
- По улицам не успеем, идиот! За мной!
Она помчалась через площадку, заваленную обломками, лихо перемахнула через протянувшийся внизу переулок и продолжила бег по крышам соседних домов.
Най выругался и последовал за ней.
Хеши на бегу отцепила от пояса рог, через который собиралась подавать сигнал Ловкачам, и продудела комбинацию. Получилось неожиданно звонко и тонко, пискляво. Зато это легче было услышать на окраине в этой какофонии стонов, криков и грохота.
- Они поймут этот сигнал?
- Его поймёт Мадз. Он исключительно для неё. Без сестры я город не покину. И ты тоже.
Най с криком ужаса перепрыгивал очередной провал между крышами. Хеши ему помогала взобраться в случае более-менее удачных недолётов.

Мадз обернулась на звук рога, перестав обмениваться стрелами со стражниками на восточной стене.
- Хеши… - прошептала она. – Где снаряды, где крюк? Сколько можно тянуть?
Тут она заметила, что над центром города поднимается в воздух некий тёмный шар, будто сгусток Полной Тьмы… Что же это могло значить? Какая-та очередная шутка тавернщиков? Но ведь они западнее…
Сигнал в рог повторился. Хеши требовала Мадз бежать к ней с превеликой срочностью.
- Что ты задумала, Хеши… - бормотала Мадз, пряча стрелу обратно в колчан.
И тут она с трудом разглядела трос, тянущийся от небесного шара к земле.
Мадз выкрикнула, брызжа слюной:
- Да вы нахрен издеваетесь! Вы что, стреляли из баллисты в это летающее дерьмо?
И пока остальные Ловкачи вокруг неё пытались понять, что происходит, и вновь отвлекались на перестрелку со стражей, Мадз бегом сорвалась с места и поспешила к центру города.

- Залечивай! Залечивай! – кричали друг на друга врачеватели, перемещаясь по снастям и обступая пробоину в шаре. Они латали её магией, заново сращивали кожу мертвецов. Снаряд-бревно угодил внутрь, противоположную стенку шара не пробил, скатился прямо в воронку и прибил насмерть одного из огневиков в телеге, закреплённой под шаром.
– Трос нужно как-то перерезать! – кричали остальные. - Он по земле тащится, там крюк какой-то цепляется, нас тормозит!
- А чем его перерезать? – кричали врачеватели. - Ножом не получится, инструментов нет! Лишнего с собой не брали, облегчали же!
- Пускай огневик расплавит! – приказал глава культа, уже без маски. – Давай ты, поднимайся к пробоине! Остальные, сбрасываем балласт! Нужно как можно быстрее подниматься!
Люди отцепляли самые мелкие храмовые колокола, сбрасывали их вниз. Шар поднимался всё быстрее и быстрее.

Крюк Ловкачей тащился по мощённым улочкам чумного города – разрывал нерасторопных прохожих, палатки нищих, крушил торговые лавки, взрыхлял дороги. Куски камней превращал в снаряды. Тащил за собой гору мусора и трупов.

Скрытый текст - 07.05:
Крюк цеплялся на поворотах за углы зданий, вырывал части стен и обрушивал хрупкие прогнившие дома. Смертоносный паук катился дальше, оставляя глубокие борозды на камне, дереве и плоти.
- Поторапливайся! Я ждать тебя не буду! – кричала на ходу Хеши, ловко преодолевая препятствия на крышах.
- Не смогу, не смогу, не смогу, - взволнованно бормотал Най, едва поспевая следом. Вот он нечеловеческим прыжком перемахнул пропасть, вот он, словно скаковая лошадь, перепрыгивал перегородки одного из особняков, на концах которых застыли горгульи, вот он чудом удержал равновесие, пробегая по тонкой балке над очередной смертельно опасной бездной… - Ай, не получилось! – воскликнул он, когда начал заваливаться на бок. В последний момент оттолкнулся и попытался допрыгнуть до нужной крыши, но, видимо, уже окончательно исчерпал запас сегодняшней удачи.
- На ноги приземляйся! Как кошка! – кричала ему вслед Хеши.
Как бы ни так. При падении Най зацепился всем, чем можно, за всё, что можно. Земля пронеслась перед его глазами раз десять – он продолжал неконтролируемо вращаться в воздухе. В итоге рухнул на мостовую, но множество тряпья, сушившегося на верёвках меж домами, крепко его обмотало и послужило спасительной подушкой. Сверху посыпались цветочные горшки, прямо на голову, но Най выдержал и эти невзгоды.
- Поделом! – выкрикнула Хеши, развернулась и помчалась дальше. Распутывать неудачника, подставившего всех Ловкачей, у неё не было ни малейшего желания.
Но худощавый ветеран Крайма быстро выскользнул из ловушки, обмотанной и болтающейся на не до конца сорвавшихся верёвках.
Теперь приходилось бежать по улицам, как Най и подумывал сделать изначально. Единственная сложность – в первые мгновения сориентироваться в незнакомом районе, куда бежать. Но шар был уже высоко – бросал более глубокую тень на близлежащие улицы, будто оккультисты действительно призывали Полную Тьму, так что Най знал, куда бежать. Оставалось найти крюк, то бишь другой конец троса, чтобы взобраться по нему…

- Нагревай железо! Давай-давай! Попробуй расплавить трос! – кричал главарь на огневика, пока они с трудом поднимали воздушный шар в небо.
- Он так быстро не расплавится! – отвечал огневик, хотя трос в его руке раскраснелся от жара. – Трос стальной, по которому еду спускали, точно вам говорю! Мы его так просто не перережем!
- Вы мешаете заделывать пробоину! – кричали ему в ухо врачеватели. – Отрывайте трос у себя внизу, в кабине, а не здесь, на боку шара!
- О, боги! Да не можем мы его отцепить, снаряд задней частью остался в шаре, а туда руку не просунуть – жар царит страшный, плоть сползает! И огневики продолжают нагревать воздух, иначе мы камнем рухнем вниз! Что непонятного?
- Где сраный ветер? – кричали другие оккультисты. – Нас должно уносить в сторону, а не поднимать до самого сраного Рашмы! Мы что, зря этого мага воздуха с собой взяли? Давайте сбросим его, как бесполезный груз! Колокола всё равно почти закончились!
- Вы очень помогаете своей поддержкой! – буркнул маг. – Мне вообще-то мешают маги с земли. Мы так высоко поднялись, что нас уже все заметили, и многим наш план не по душе. Нам мешают, вызывая встречный ветер. Только в одну сторону двинемся, сразу несёт в другую. Дайте мне ещё одно магическое зелье, я слишком истощён…
- Дайте ему зелье…
- Тронешь зелье, отрежу руку! Зелья только для огневиков! Их слишком мало!
- И надо держаться этого направления, иначе тот крюк на земле точно где-нибудь застрянет! Внутри какого-нибудь дома, например! Движемся по направлению торговой улицы дальше, не сворачиваем! Все слышали?
- Можно попробовать ускорить не ветром, а огнём! – Двое огневиков принялись пускать пламя из ладоней в одну сторону.
Шар с заметной прибавкой в скорости потащило дальше – всё ближе к стене чумного города.

На пути Хеши возникли два лучника-оккультиста. Она столкнулась с ними почти нос к носу. Те не ожидали, что кто-то так скатится прямо к их позиции по наклонной крыше, по черепице.
- Ни шагу дальше, Ловкач! Чишакхеш! Ты не помешаешь нашему ритуалу!
- Я видела, что вы заблокировали улицы вокруг площади, но чтобы ещё и крыши! – Хеши усмехнулась, будто невзначай подбираясь ближе. Развела руки в стороны, показывая, будто пришла с мирными намерениями и без оружия. У неё не было при себе крупных клинков, но если приглядеться, то можно было различить множество маленьких и тонких рукоятей ножей повсюду на её тёмной форме. – Вы, наверное, совсем с головой не дружите! Люди хотят праздновать, а вы на центральную площадь никого не подпускаете!
- Сегодня Большой День не для вас, а для Полной Тьмы! Владыки обещали прогнать Рашму! Сегодня всё свершится! И никто не помешает плану! Амбурасхорд!
- Знаете, что я думаю? Что на всех у вас доспехов не хватило. Только те, кто внизу, на улице, под плащами броню прячут. А вот на лучников ваши владыки поскупились, ведь так?
Один начал неуверенно натягивать тетиву. Второй на него неуверенно посмотрел.
А вот Хеши действовала молниеносно: принялась метать в них кинжалы двумя руками, выхватывая их отовсюду на своём теле. Не все попадали, многие попадали неудачно, не втыкались или не ранили сильно, но их было у Хеши столько, что хватило бы на целый мясной рынок. Всё-таки она так готовилась к большому дню!
Обоих противников утыкало ножами-иглами так, что они напоминали ежей. Один повалился навзничь, а другой прошёл несколько шагов и перевалился через бортик, рухнув с огромной высоты.
- Половина боеприпасов потеряна, - посетовала Хеши. Не было времени даже выдирать остальные клинки, потому она подхватила несколько и поспешила дальше.

На пути Ная возник отряд оккультистов, преграждающий дорогу к площади.
Но они вряд ли бы теперь преградили дорогу даже стаду овец.
Потому что этот отряд ранее возник на пути у кое-чего ещё. По улице какие-то мгновения назад прокатился крюк, и неопытные вояки по дурости своей решили сдержать опасность выданными им щитами с начертанными рунными знаками на них, которые, оказывается, не значили ровным счётом ничего. Большинство из сектантов выжило, но теперь корчились в собственной крови, приходили в себя, помогали себе или раненным. Стояли не сплочённой линией, а лежали по всей улице.
Най пробежал мимо без всяких препятствий, его, кажется, даже не заметили.

На пути Мадз возник вооружённый до зубов отряд адептов Полной Тьмы. Она мигом оценила обстановку, не стала штурмовать неприступную для неё стену щитов и копий. Подняла лук, наложила на тетиву сразу две стрелы со специальной пружинистой верёвкой из кишок забитого за много лет скота, пальцем подправила их прицел, выпустила обе в разные крыши. При этом бежала, оттолкнулась в нужный момент от земли и гигантским прыжком заскочила на один из балконов второго этажа. Дальше карабкаться было проще, лук спрятала за спину.



Скрытый текст - 08.05-09.05:
Шар поднялся уже очень высоко, вровень с настенными укреплениями. Трос уже почти выровнялся по прямой вверх – только снизу ещё криво тащился по площади Храма Сотни Богов, ныне обители Культа Полной Тьмы. Крюк уже готовился скоро оторваться от земли.
Что-то я почти каждый день куда-то бегу со всех ног, думал Най. Так марафоны скоро начну выигрывать.
Он мчался через площадь за крюком, оставляющим глубокую борозду в каменной кладке. Повсюду на открытом просторе в неорганизованном порядке сидели на коленях оккультисты – пожалуй, совсем не посвященные в планы их командиров. Одни слепо уткнулись лбами в землю, являясь легчайшими мишенями для крюка, что-то бубнели себе под нос. Другие хоть на что-то обращали внимание – вздымали руки к небу в загадочной мольбе и кричали:
- Слава Полной Тьме! Да пребудет Полная Тьма!
Най также миновал скопище попадавших с большой высоты колоколов. По всей видимости, два из них приземлились прямо на адептов Полной Тьмы, размозжив черепа и забрызгав всё вокруг человечьими мозгами.
Все, кого могло взволновать присутствие постороннего на их таинстве, уже давно бежали за крюком впереди Ная, не замечая парня. Они горланили:
- Держите окаянную! Амшурабадорасх! Она хочет помешать плану! Она хочет разогнать Тьму! Икуманатса! Смерть Ловкачам!
Хеши уже была верхом на гигантском будто бы абордажном крюке, точнее карабкалась по мусору и трупам, которые тот собрал за время своей прогулки по Тракверсу. Лезущих со всех сторон оккультистов она лихо сбрасывала ударами сапог, иногда прибегала к броску метательных ножей, но, судя по всему, их у неё оставалось немного – при возможности экономила. Оккультисты гневно вопили, ведь она посягала на их… божество? Священную реликвию? Интересно, хоть кто-нибудь из них хоть на каком-нибудь уровне понимал, что происходит? Нет времени! Най отогнал чёртовы мысли и принялся расчищать себе дорогу, а заодно и помогать Хеши избавиться от преследователей. Он хватал за плечи и опрокидывал, делал подсечки или просто врезал локтём по затылкам, пока бежал вслед за группой оккультистов. Они катились по земле, часто оглушённые, некоторые вскакивали, продолжали преследование, но сильно отставали и уже выдыхались, и вскоре никого перед Наем не оставалось, потому он чуть не нарвался на метательный нож со стороны Хеши.
- Тебе повезло, что у меня сохранилось слишком мало клинков! – крикнула она, руку не подала и полезла по тросу наверх.
Най улыбнулся и запрыгнул на крюк самостоятельно.
Вскоре за крюком бежала новая толпа преследователей, свежие силы, подоспевшие спереди и с боков, но Най и Хеши уже залезли по тросу высоковато. Копья докинуть до них уже не могли, а лучников на большом открытом пространстве не держали. Пробовали карабкаться за ними, но первая группа существенно качнула вниз воздушный шар, отчего оттуда, с высоты, донеслись такие гневные командирские крики, что оккультисты поспешили спуститься. Одному самому настырному помог спуститься Най. А когда с небес на горб одного из подонков упал ещё и колокол, в виде балласта, от затеи карабкаться по тросу и вовсе отказались.
Кроме одного. Когда преследователи начали замедляться, пустив дело на самотёк и просто наблюдая за тем, как крюк отрывается от земли, один из них – юркий и проворный, таком же тёмном балахоне и с капюшоном, надвинутым на лицо, как у всех, всё же вырвался вперёд, нагнал страшную кучу барахла и запрыгнул на неё.
- У тебя же лук и стрелы на спине, дурила! – кричали оккультисты своему. – Зачем лезешь? Стреляй лучше!
- Хорошая мысль, - сказала Мадз, вполоборота развернулась и отправила стрелу в лицо самого горластого.
- Мадз! Ты здесь! – обрадовалась Хеши, глядя на сестру с большой высоты..
- Вздумала бежать без меня?
- Я звала тебя в рог! Нашим особым сигналом! Не могла же я попросить это летучее чудище подождать немного!
- Дурацкий план с тросом! Если ничего не получится…
- Это всё его затея!
- Вот его и убьём тогда!
- Я рад, что всё семейство в сборе! – усмехался Най.
- Мы подставляем всех Ловкачей! – кричала Мадз.
- А что прикажешь делать?
- Нужно было стрелять баллистой в стену и не отступать от плана!
- Баллисту раздолбало тросом! Тоже из-за него!
- Точно прирезать надо ублюдка!
- Пускай в него стрелу! А то мне неудобно!
- А если промахнусь в тебя?
- Проклятье, нас теперь сильно раскачивает!
Мимо с воем пронёсся вероятно последний колокол. Сверху то ли пытались сбить нежеланных пассажиров, то ли хотели ускорить подъём шара при преодолении стены.
- Потом поговорите! У нас стена прямо по курсу! Готовьтесь!
- Ещё не поздно отказаться от этой дурацкой затеи! Спрыгнем на крышу! – кричала Мадз, раскачиваясь на крюке.
- Нет! – ответила Хеши с троса. – Поздно! Ловкачи нас убьют, если останемся в городе!
- Свалим всё на него! Кто-нибудь ещё видел, что он стрелял в шар?
- Не уверена, все разбежались от ужаса перед творением этой секты!
- Не важно! Нам поверят! Последний шанс отказаться от этой глупости!
- Вы это всерьёз обсуждаете? – удивился Най, глянул вниз и ему поплохело.
Хеши, более привычная к высоте, смотрела то туда, то сюда, размышляя.
- Мы ведь стремились к вершине стены… - неуверенно сказала она.
- Не так! С Ловкачами! Нас там могут сейчас перебить! Нас слишком мало. У этого придурка даже нет оружия! Да и у тебя эти жалкие ножики…
- Мы прорвёмся… - сказал Най, зажмурившись от страха и крепко вцепившись в трос. – Мы не можем не прорваться.
- Баллисты нет, Мадз! Внизу нас не ждёт ничего хорошего!
- Хеши!
- Мы должны прорваться! Мне надоело сидеть в этом дерьмовом городе! В гхаргскую задницу его!
- В любом случае уже поздно. Слишком высоко падать. Остаётся только одна дорога.
Мадз держалась за трос одной ногой, стоя другой на куче мусора; она взяла несколько стрел в рот, возложила одну на тетиву, задрала голову и застыла в ожидании.
Хеши левой рукой держалась за трос, между этими пальцами закрепила оставшиеся метательные ножи, ещё один держала в правой руке в замахе.
Она была не сильно высоко над Наем, и он видел, как она дрожит. Наю готовить было нечего, он мог только оглядываться и жмуриться от страха. Думал пережить вторую осаду? Как бы ни так. Больше так сказочным образом не повезёт. То были тупые гхарги, тупые голодранцы с нижних сословий, а это откормленные стражники, натренированные и вооружённые до зубов…
Стражники были увлечены стрельбой по воздушному шару из луков и арбалетов. Шар пролетал над стеной довольно высоко – большинство стрел не попадало в цель, некоторые не долетали, многие бесполезно впивались в днище телеги, за бортами которой укрывался экипаж. Хотя одного из врачевателей, ползающего по снастям, всё-таки задели, он с криком рухнул вниз, но уже по ту сторону городских стен. А некоторые стрелы всё же впились в кожаный материал, но особого эффекта не добились. Шар всё-таки опускался – огневики перестали нагревать воздух: и сил не оставалось, и зелий, и страшно было становится в полный рост под обстрелом. Стражники теперь стояли спиной к городу, продолжая осыпать снарядами удаляющийся транспорт.
- Зажигайте, зажигайте! – кричали они друг другу. – Попробуем поджечь!
- Пробовали! Не горит! Оттуда кровь сочится, капает с этого шара! Они что-то сделали с этим покровом из шкуры!
- Давно говорил, что надо было местных магов перерезать! Спокойнее спалось бы!
За их спинами о край стены со стороны города между зубцами тихо скребся трос, поднимающийся вслед за шаром.
Хеши показалась над стеной, её сердце никогда так взволнованно не колотилось. Она ступала туда, где никогда не была. И ей предстояло решающая драка в её жизни. Сколько их уже было? Но то были будто несерьёзные шалости, воровские драки…
Она держала свободную руку в замахе, но не бросала нож, потому что никто из солдат не обращал на неё внимание. Девушку не замечали. Она спокойно поднималась над их головами, свесившись с троса телом, как унская макака, экономила ножи, да и не видела удачных мишеней – брони на солдатах было слишком много, особенно сзади, а открытые лица направлены были в другое направление.
Над стеной уже показался Най, он сразу же принялся за неё цепляться. Его главной целью было раздобыть оружие. Он отпустил трос, пролез между зубцами крепостной стены, стоял без дела, как дурак, за спинами стражников – их было девять или больше, не было времени, желания и смысла считать. Хотя некоторые из них стояли поодаль, но большинство кучковалось именно возле цепи, как раз на том месте, над которым пролетал шар.
- О, точно, а давайте за цепь их как-нибудь удержим! – предложил кто-то, затем задрал голову. – Погодите-ка…
Тут он получил в лицо метательным ножом. Не убило, но крик поднялся страшный.
Новые лица обратились вверх – и ещё двое человек лишилось глаз, ещё у одного кинжал отрикошетил от стальной каски.
- Стреляйте в суку! – закричали.
Но Най уже извлёк у одного из раненных лучников меч из ножен, затем всадил его сначала одному соседу в бок, затем, выдернув и перехватив, - другому. Оба только в момент удара понимали, что между них затесался враг. Один сразу повалился навзничь, другой заорал, выронил стрелу, затем лук, а потом вцепился руками в горло Ная. Не имея свободного места для взмаха мечом, тому пришлось нащупать мокрое и всадить пальцы в рану стражника. Это беднягу окончательно подкосило, хватка ослабла и он сполз вниз.
Остальные по готовности выпускали стрелы в Хеши. Она лишилась всех кинжалов, да и была уже на таком расстоянии, откуда прицельно метать при всём желании не получилось бы. Потому девушка в буквальном смысле спряталась за тонкий трос: широким хватом вцепилась в него и умело вытянула всё остальное тело в противоположном направлении от стены, точно какой-то флюгер. Руки и крохотные плечи прикрывал стальной трос, и единственная оставшаяся для лучников мишень была – её лицо, по которому попасть было чрезвычайно сложно.
Най попытался сразить противника в спину, но с нескольких тычков не сумел пробить кольчугу, потому размахнулся и просто оглушил противника ударом мечом по шлему. Оставалось ещё достаточно много, некоторые раненные вновь брались за оружие, поднимаясь на ноги. Мимо уха Ная пролетела впопыхах выпущенная почти в упор стрела. Горе-лучник отбросил арбалет, схватился за меч, но Най кинулся ему навстречу с криком:
- Я чумной!
Глаза стражника в ужасе округлились. Он бегом попятился, мешая товарищу прицелиться, Най плюнул в его сторону, стражник отпрыгнул от плевка, как от яда, лучник выронил стрелу. Най хохотнул и закричал громче:
- Чумные! Чумные! Чума!
Он дёргался с мечом на противников, а те, если кровь не застилала глаза и рассудок, в ужасе шарахались в сторону. Най ранил в ногу ещё одного замешкавшегося.
Я ветеран, подумалось вдруг Наю. Я же чёртов ветеран. Эти сопляки ни разу не бились на смерть. А я стольких уже зарезал на стенах Крайма! Я же чёртов ветеран, хе-хей! Сюда, ублюдки!
Он ещё несколько раз остервенело взмахнул мечом, такие же молодые противники пугались его резких движений, отступая...
А потом подхватил щит, стоявший без всякой надобности у зубца стены, рукой с мечом вцепился в трос, и потащился вслед за Хеши. Лучники опомнились, снова начали стрелять, но теперь Най прикрывался добротным куском стали. Отразил одну стрелу, сломалась и другая… Но положение его было сильно не удобным, лучники начали разбегаться в разные стороны, пользуясь тем, что он не сможет прикрывать себя с двух сторон.
И тогда внизу под Наем между зубцами крепостной стены появилась Мадз. Она быстро и метко начала пускать стрелы во всех прямо стоящих стражников – сначала в того, кто ближе всех, затем в двух дальних лучников… В её ногу вцепился один раненный, у которого торчал из щеки нож, Мадз склонилась над ним и начала быстро бить кулачком по лицу, попадая неприцельно, – то в нож, то в глаз, то в нос, то снова в нож, то в челюсть. А издалека с обеих сторон к ней спешили другие стражники – вываливали из башенных дверей, спешили с других отрезков стены, завидев шар, а теперь и потасовку на самой стене…
- Мадз! Крюк! – кричала Хеши.
Мадз увернулась от смертоносных прутьев, отпрыгнула в сторону. Крюк с кучей мусора и трупов с грохотом вскарабкался на стену, на миг зацепился намертво, от чего трос резко натянулся – Най выронил сначала щит, потом избавился и от меча, цепляясь за трясущуюся соломинку спасения… Шар всё же продолжал движение, и крюк повиновался – пополз дальше, тяжело перевалился через зубья.
Мадз поднялась возле него, начала стрелять в спешащих стражников. Двух сразила, прежде чем остальные замедлили ход и начали прикрываться щитами.
Крюк в это время так же медленно переваливал через второй ряд зубьев – последнюю преграду на пути к свободе.
- Мадз! Не упусти крюк! – кричала Хеши. – Мадз! – Её голос перешёл на визг.
Крюк уже почти заполз на преграду.
До этого Най отнюдь не спешил цепляться за трос, видя, с какой скоростью тот перемещается. Мадз тоже видела, как медленно переваливается крюк. Она пользовалась этим, чтобы облегчить отступление.
Но она допустила ошибку.
И Хеши это увидела.
- Мадз! Крюк! Мадз! Крюк! Быстрее!
И в тот момент, когда Мадз поспешила к крюку, считая, что допрыгнет до привычно медленного троса, тот перебрался через край и внезапно для девушки с огромной скоростью сорвался в падение по наклонной, как качели. Она спешно бросилась за ним, но упустила спасительную возможность. Крюк вместе с тросом, Наем и Хеши со страшной скоростью удалялся, а Мадз уже была в прыжке с внешней стороны стены. Поняв, что не допрыгнет, она, точно опытная волчица, извернулась всем телом в воздухе, стараясь изменить траекторию падения, погасить прыжок, но стена тоже уже была не на расстоянии вытянутой руки, потому Мадз, не единожды спасавшаяся от падений с крыш, натренированным жестом вмиг выхватила стрелу с верёвкой… Да вот только стена была каменной, в отличие от деревянных городских домов ранее, потому втыкать стрелу было некуда. Вместо этого, не теряя драгоценные мгновения на лишние раздумья, поддавшись интуиции, она выбросила стрелу с верёвкой перед собой, просто взмахом руки, не стреляя, просто намереваясь забросить её на стену, вдруг получится за что-то зацепиться. Ей даже показалось, что может получиться поставить стрелу между зубьями крепостной стены, ведь там прорези не такие большие, стрелы должно хватить, чтобы стать поперёк, а уж потом главное, чтобы она не сломалась, но девушка лёгкая, как кошка, да и рычаг образуется при изгибе верёвки о край стены…
Но всему этому не суждено было сбыться, поскольку прорезь между зубьями была больше стрелы, а девушка даже не сумела попасть стрелой в прорезь. Это был сумасшедший поспешный бросок рукой из неудобной позиции, а не прицельный выстрел. Стрела брякнулась о зубец, о чёрствый камень, запуталась в верёвке, и тоже начала падать.
Мадз инстинктивно притянула верёвку со стрелой к себе. Но та уже ничем не могла помочь – началось неконтролируемое падение с огромной высоты. Она с нарастающим ужасным пониманием обернулась навстречу приближающейся белой пелене…
- Ма-а-а-а-адз! – истошно завопила Хеши, чуть ли сама не срываясь вслед за сестрой. Она на вытянутой руке торчала прочь от троса, но под тяжестью гигансткого крюка и мусора их уносило прочь даже быстрее, чем двигался сам шар.
Най во все глаза смотрел на происходящее.
Мадз падала.
Они удалялись от неё.
Мадз превратилась в точку.
Они удалялись.
Мадз уже не стало видно, а городская стена превратилась в серую линию на горизонте.
Даже хорошее зрение не давало Наю увидеть всё до конца. Но он всё равно невольно зажмурился. Всё было слишком предсказуемо, чуда теперь ждать не стоило.
Низ стены скрыли заснеженные деревья. Чумной город, точно страшное лесное чудище, проглотив очередную добычу, новую невинную жертву, с довольным видом отступал в тень чащи.



Скрытый текст - 10.05:
Под слоями усиленных доспехов Оружейники карабкались по цепи на западную стену вслед за перевалившимся через неё утяжелённым снарядом катапульты. Стражники безуспешно пускали стрелы по лезущим людям, стрелы, если и попадали, ломались о броню, не причиняя особого урона. Оружейники хохотали и продолжали движение, но получалось очень медленно. Совсем не как у Ловкачей.
- Дерьмо! Нужно было тренироваться! Не уверен, что дотяну до конца! – перебрасывались они словами.
Другие стражники безуспешно пытались перерубить цепь, даже поливали её подожжённым маслом, чтобы расплавить, но кузнецы постарались на славу – сделать было это ой как непросто.
В это время с крыши таверны её хозяева продолжали стрелять из катапульты. Куски вонючего, гнилого, на самом деле даже не чумного мяса, падали на стену или с её внешней стороны, распугивая самых неподготовленных солдат. Некоторые бросали оружие и убегали, командиры в конец уже сорвали голоса и просто от злобы стреляли в спины дезертиров.
На другом отдалённом отрезке стены, спокойном и безмятежном, поскольку никто её не думал штурмовать, в башенке, которая соединялась пищевым тросом с таверной, группа стражников задумала кое-что недоброе, отчего они постоянно ухахатывались. Пока готовили новую вагонетку, по которой обычно предоставляли в город припасы, пока наполняли её, пока работали напильником, чтобы вагонетка скользила по тросу с максимальным ускорением – всё это время они ржали, как больные, просто тряслись в предвкушении своей победы.
- Угостим их в честь праздника!
- Они нам покушать, и мы им покушать подадим!
- О, а вот и вишенка на торте!
Когда содержимое вагонетки подожгли и пустили в путь, это заметил один из мальцов на крыше таверны.
- Вагонетка с едой спускается! – крикнул он.
- Они так думают нас задобрить? – хмыкнул хозяин таверны. – Откупиться вздумали? Наивные простаки!
- Может, мясо порченное возвращают? – рассмеялась одна из жён.
- От неё валит дым!
- И несётся слишком быстро! Папа! Она горит!
- Дерьмо богов, убирайтесь внутрь! Бегите!
- Слишком быстро! Слишком!
- Бегите, дети! Бегом! Марш!
- Папа!
- Надо было в этот раз самим отцепить чёртов трос… - Хозяин таверны расслабил плечи и опустил голову, признавая поражение. – Не подумали…
Город сотрясло мощным взрывом. Таверну и ближайшие дома разнесло в щепки. Все последние стёкла в городе разбило ударной волной, люди на улицах попадали – так сильно сбило с ног, да ещё земля тряслась.
Стражники ликовали, обнимались, приплясывали.
Цепь Оружейников сначала сильно тряхнуло, но мало кто попадал с неё, но потом она опала со стороны таверны – под весом штурмующих она начала падать – одни разбивались о крыши домов, другие о городские улицы, а те, кто цеплялись дольше всего и забрались выше остальных, ударились о стену, на которую стремились взобраться… На цепи удержались всего трое воинов.
Но и их постигла страшная участь: теперь уже ничего не мешало стражникам вылить на них подожжённое масло…
В конечном счете, они тоже попадали насмерть.

Воздушный шар озолотился, попав в лучи солнечного света. У находящихся в телеге перехватило дыхание, они в ужасе уставились на рассвет поверх горных вершин Грандуа. Для многих это был первый рассвет в их жизни. Вернувшиеся было к нагреву воздуха огневики, вновь попадали на дно телеги, будто снова находились под обстрелом.
- Рашма! Сраный чумной Рашма! Нас всех исказит! Прощай вечность!
- Не должно так быстро!
- Борта телеги уберегут?
- Снижаемся!
- Нет! Мы ещё слишком близко к городу!
- Больше высота не нужна! Мы преодолели стены! Снижаемся!
- Зря я выбросил за борт арбалет! Говорил же – не надо выбрасывать всё подряд! Так бы добавили дыр в покрове!
- Лезьте по снастям! Вот ножи! Разрезайте кожу!
- Сам лезь, сволочь! Это твой дурацкий план был! Я искажаться не собираюсь!
- Это безумие!
- Мы исказимся! Долбанный Рашма! Долбанная Полная Тьма! Вы все идиоты! Я на это не давал согласия! – Один ринулся к краю телеги и попытался прыгнуть.
- Держи его! – Самоубийцу поймали за шиворот и начали затаскивать назад, но он отчаянно брыкался.
- Зачем?
- Будем терять людей – потеряем балласт – поднимемся ещё выше! Рашма нас точно тогда исказит!
- Гхаргская кровь! Я сваливаю! Вы все больные люди!
- Терпение!
- Да пошёл ты!
Блеснула сталь. Неудавшемуся самоубийце порезали горло. Тот начал захлёбываться кровью. Уже на дне телеги.
- Что ты делаешь? Сумасшедший!
- Пускай тут подыхает! Нам нужен его вес! Иначе точно к звёздам улетим!
- Ты идиот! Это бесчеловечно!
- Заткнись! – Ещё один удар ножом. – Ничего вы не понимаете! Задумайтесь!
- Это безумие!
- Это логика.
- Я искажаться не собираюсь! Уж лучше в чумном городе…
Люди начали драться, резать друг друга, прыгать за борт.

Казалось, что крюк, качнувшись в одну сторону, в итоге вернётся ближе к стенам, можно будет ещё раз взглянуть на произошедшее. Но шар уходил всё дальше и дальше с немалым ускорением, при этом снижался, откровенно падал, огневики не могли больше поддерживать жар, а пробоины от малых стрел и снаряда баллисты делу не помогали. Самая главная помеха: крюк начал цепляться за верхушки сосен и елей на холмистой местности внизу, это почти полностью затормозило его раскачку. Вместо этого трос сильно затрясся, то натягивался, то ослабевал, и Хеши с Наем больше не могли ни о чём думать, кроме как о том, чтобы удержаться и выжить.
- Нужно спрыгивать! Впереди по курсу ещё более высокие деревья! – крикнул Най.
Хеши молчала, крепко прижавшись к тросу и глядя в сторону стен. Да что она могла там видеть?
- Хеши! Держись! Нужно спрыгивать! Приготовься!
Хеши не отвечала.
Когда Най заметил пролетевшее мимо тело, он решил, что она не выдержала утраты и самоубилась вслед за сестрой. Но это начали падать убитые и раненные с воздушного шара. Похоже, там началась непонятная резня.
- Проклятье! Опять набираем высоту! – Най уже съехал по тросу в самый низ, но ступать на бешено раскачивающийся крюк с мусором и обломками не отважился. – Ладно! На этот холм не попадаем, ждём следующего! Вон, прямо по курсу, такой точно не пропустим! Хеши, приготовься!
Крюк снова и снова задевал верхушки деревьев, ломал их, или надолго цеплялся, тянул за собой, потом тяжело и резко отрывался, продолжал раскачиваться по непредсказуемым траекториям.
- Хеши! Готовься! Ты должна уцелеть! Она этого хотела бы!
Ловкачка не отвечала.
- Хеши! Сейчас… удар… блин…
Най в последний момент отпустил трос, в болезненном предчувствии прищурился, быстро заморгал, прикусил губу, и прыгнул, растопырив руки и ноги, чтобы повысить шансы за что-либо зацепиться. Он летел в верхнюю часть широкой кроны дерева.
На размашистых разлапистых ветках лежали тяжёлые шапки снега. Все они обрушились вниз в момент, когда крюк основной своей массой с грохотом ударил прямо в ствол дерева. В следующее мгновение Най попытался обхватить его чуть выше, но чудовищная вибрация ствола после удара отпружинила его, он начал заваливаться на спину, вновь инстинктивно растопырив руки, чтобы зацепиться за что-нибудь. И цеплялся – за хрупкие ветки верхней кроны, за более крепкие, но, оказывается уже сломанные из-за крюка, за сам крюк, точнее за бревенчатый окровавленный мусор, который пришлось отпустить, чтобы не улететь прочь вместе с крюком, за новые ветки, уже более устойчивые, целые, но скользкие… Най падал, стиснув зубы, ударялся снова и снова, руками, ногами, рёбрами, головой, головой, головой, как тогда при падении с крыши. В какой-то момент всё слишком закрутилось, и стало так легко, так смешно, он успел издать глупый смешок, прежде чем встретился с землёй.
На его счастье этой встрече сначала помешал глубочайший сугроб.
Най едва ли мог под ним дышать, но отлёживался ещё довольно долго. Фыркал, стонал, кряхтел, но боялся шевелиться или даже не мог.
Когда он выбрался, матерясь от боли и плюясь кровью, он ещё долго лежал рядом с ямой в сугробе на свежем настиле из поломанных веток. Смотрел вверх, но перед глазами всё расплывалось.
А затем он хохотал. Долго-долго смеялся на разный лад, потом снова ругался, невесть на что, и опять смех за смехом.
Наверное, больше всего его рассмешило, что он откусил кусок своей нижней губы. Рот заливало кровью.
Потом кое-как поднялся на ноги, цепляясь за ствол дерева, со смехом поцеловал кору, оставив красный след, затем принялся оценивать свои повреждения. Губе досталось больше всего. Остальное – ушибы, синяки, порезы, но вроде даже без переломов. Удача снова сопутствовала Наю.
Но, видимо, только ему одному.
Хеши, хоть и невредимая, молча и почти неслышно спустилась с соседнего дерева, даже снег почти не потревожила. Не глядя на Ная, она присела под деревом, попросту сползла по нему спиной, уткнула лицо в сложенные на коленях руки.
Най всё ещё шумно и тяжело дышал, но уже не смеялся. Он тоже присел у своего дерева.
Так они и сидели какое-то время.
- За нами могут выслать погоню.
Хеши промолчала.
- За шаром.
Тишина.
- Мне очень жаль.
Никакой реакции, никакого ответа. Уж лучше бы она кричала, громко рыдала. Но не издавала ни звука.
Най с трудом поворочался, пытаясь найти на небе шар, и хотя редкие ветки не сильно скрывали синеву, он не находил ничего похожего. Унесло куда-то в сторону вместе с чёртовым крюком. Впрочем, это было уже не важно.
Он снова поругался в пустоту, покряхтел от боли, прикрыл глаза и уткнулся затылком в ствол дерева.
Так и сидели долго-долго в тишине. С окрестных деревьев медленно опадали снежинки, хотя снегопада сегодня не было, небо оставалось ясным-ясным.

..и ещё большим куском дополнил отрывок внутри 10.05
всё
бегство из чумного города завершено.

Последний раз редактировалось Vasex; 10.05.2017 в 18:30.
Ответить с цитированием
  #70  
Старый 10.05.2017, 22:39
Аватар для Lumos
Местный
 
Регистрация: 26.03.2016
Сообщений: 164
Репутация: 9 [+/-]
Временно буду с этого акка)
Потом Васексом перепощу эти посты, чтобы была возможность редактировать со временем выложенный люмосом текст.

пересчитал, уже больше 523 000 знаков

Скрытый текст - 8.:
8.
Лошадь давно издохла. Получила стрелу на выходе из замка барона, при прорыве через ещё открытые ворота со стороны внутреннего рынка (селянские торговцы, мастера и покупатели по вечерам расходились по местным деревушкам через них), но долго ещё наездник не позволял ей остановиться, удирая от людей барона и призраков. Загнал клячу до смерти, припорошил снегом, на большее сил и времени не хватало. Потом дорога пролегла через леса, поля, холмы и обмороженные реки с очень хрупким льдом… Селения Лодес обходил стороной, пока совсем не выбился из сил.
Боги, за что вы со мной так? Только и мог снова повторять сын конюха.
Теперь Лодес брёл на огонёк вдалеке, тяжело ступая через поле по пояс в снегу. Он устал бежать, устал прятаться, устал биться за то, чтобы выжить. Он уже совсем плохо соображал, много раз обкурившись дурман-травой, чтобы видеть призраков, возможных полупрозрачных преследователей. Любой из них мог позвать кого-нибудь из местной стражи, чтобы Лодеса добили за восстание, за убийство барона и его семьи, но он не собирался так рано умирать. Только не таким молодым, к чёрту вечную призрачную жизнь!
Как же у него получилось убить барона? Посмотрел на него… Раз – и взорвался! Посмотрел на баронессу… Раз – и взорвалась! Вот так просто, стоило только открыть дорогу ненависти…
Лодес всегда чувствовал себя особенным. Значит, у него есть талант. Есть некий дар. Осталось разобраться, как им пользоваться.
Огонёк означал тепло. Огонёк означал покой. Огонёк мог значить крышу над головой, стены, защиту от ветра, пищу, чтобы утолить лютый голод.
Из последних сил Лодес ввалился, отворив хлипкую дверь. Какой-то придорожный трактир, ещё не тронутый разгоревшейся войной. Понятно, почему не тронутый. Много охраны, много оружия как у постояльцев, так и у трактирщика с его, как видно, старшими сыновьями.
- Ещё один, - пробормотал трактирщик. – Боец хренов.
Все расслабились. Лодес тяжело, но с чувством успокоения вздохнул. Здесь собрались простолюдины, никакой стражи барона, никаких дворян. Он не ошибся дверью, ему чертовски повезло.
- Дайте парню похлёбки. Совсем околел. Да ещё в пересохшей крови измазан, чай, не лучший денёк выдался, а?
- Ага… - пробормотал Лодес и рухнул прямо у камина на подстилку-лежанку для местного перекормленного пса. Тот испуганно заскулил и убежал, поджав хвост. От одежды сына конюха, покрытой ледяшками, вскоре начал подниматься пар.
Остальные мужики громко между собой заговорили. Вид у них тоже был неважнецкий, помятый, у некоторых лицо свежеразбитое, а кто-то наоборот меч то ли чистит, то ли точит. Некоторые горевали по потерянным семьям, по потерянным жилищам.
- Да уж. У всех у нас не заладилось. Слыхал, что в замке барона творится? До нашей деревни сегодня тоже докатилось. Чёрт его знает, что происходит, кто за что борется.
- Какое там «слыхал», этот оборванец, кажись, всю жизнь в лесу провёл! Ты только посмотри на него!
- Из сегмента Верозы пожаловали бойцы, громят все деревни, всех мужиков режут, крысы, чтобы нашу землю ослабить, чтобы потом с лёгкостью прибрать всё к рукам, пока мы не организованы! Это всё их подлый барон! А организовать нас некому, чёрти что творится, семья баронов магическим образом убита, в ответ куча слуг перебито, дворян тоже почти всех перебили, а кому повезло и ума хватило – убрались подальше в другие сегменты.
- Говорят, из сегмента Моуна на другой стороне нашего – тоже целая армия к замку барона пришла, сейчас осаждают. Замок заняли оставшиеся в живых слуги. Так бахвалились, уроды, думали, что теперь вся власть над сегментом к ним перешла. Будто так просто всё! Теперь говорят, вот-вот стены их падут, защитников и ресурсов там – не больше, чем разбежавшихся рысей из вольеров!
- Всем земля нынче нужна! Всегда была нужна, но кто ж попрёт против Лорда Паука, Призрачного Правления и Цинады… А теперь плюнули на всё это, нет короля, нет замены, значит, будут отрывать себе всё, что плохо лежит, пока кто-нибудь не придёт и не наведёт порядок!
- Вот и пала империя магната…
- Поделом ему. Только теперь и все мы вслед за ним падём, если не наладится всё.
- Какое там «наладится»? Вот доберутся до моей деревни, и что тогда? Буду биться до смерти, а оно им и надо. Их больше. Ничего им не будет. Хорошо хоть лесом и болотом подмороженным огорожена, не суются почём зря…
- Чего ж не бежишь?
- Куда бежать? В высшие сегменты не пропустят, граница непроходимая… А в низшие разве кому-то надо? Семьи у меня нет и не было, ничего не держит, но и спасаться самому некуда. Оно мне надо? Как этот по лесам сновать, не дело это в Скорлупе, это не Ун, здесь на фруктах не проживёшь вдали от цивилизации…
- В высших кругах сейчас тоже неспокойно. Где-то и вовсе хаос, неразбериха и бесправие, как у нас сейчас. Кое-где и за границей-то уже совсем не следят…
- Но наш высший Гравез стоит же! Ещё как стоит! Этот ирод грамотно окопался! И особенно теперь – попробуй туда сунься, стреляют на подступах!
- Да, Гравез не рухнет. Тоже к ослабевшим соседям лезет, будто с помощью, а сам урвать кусок побольше хочет. К нам тоже полезли бы, да мы низшие для них, ценность почти нулевая, не стоит тратить их бойцов на наших соседей агрессивных. Вот мало наш барон боевой мощи внимания уделял, думал, мирные у нас сегменты… А оно вот как теперь случилось.
- Всё эти маги! Слыхал, как барон разлетелся? Говорят, ползамка уничтожило! А вторым взрывом остальное в руины превратило!
- Что же они там сейчас защищают от нападчиков с Моуна? Круг из стен?
- Кто его знает…
Лодес слушал разговор, но мысли будто таяли, он засыпал от бессилия и внезапного покоя. Хотя дрожал всем телом, так, что дёргался, будто труп в агонии. К похлёбке он почти не притронулся, боялся, что его вырвет от продолжительного голода, после чего трактирщик его точно вытурит на мороз.
Лодес засыпал. Пёс успокоился, подобрался ближе, обнюхал мальца со всех сторон, затем прилёг рядом, прижимаясь, согревая. И незаметно для всех уткнулся в миску с похлёбкой.
Вокруг громко критиковали власть мужики, но все разговоры прекратились, когда дверь отворилась и в трактир ввалилась группа людей в стражнецких доспехах, плохо укрытых под заснеженными плащами.
- Вот он! Вот он! – раздался голос барона, от которого Лодес в ужасе подскочил, моля богов, чтобы это было страшным сном. – Вот он, убийца! Предатель! Сука, укусившая руку кормильца!
Призрак поднимался из пола, указывая на него пальцем.
Всё-таки выследил, мстительный ублюдок, подумал Лодес. Конечно, когда всё развалилось и собрать не получилось, ничего кроме глупой мести не оставалось.
- Казнить на месте, слышите? – вскричал барон.
Постояльцы призрака теперь тоже видели. Стражники принесли с собой лампу. Синих кристаллов им, видимо, ещё хватало.
Только это уже были не стражники, а какой-то карательный отряд.
Лодес попятился от наступающих солдат, прячась за стол, и спешно вскричал, что пришло в голову:
Скрытый текст - 14.05:
- Да, я убил Лорда Паука! Да, я убил барона! Да, я могу убивать лишь взглядом! И точно убью того, кто посмеет приблизиться! Всех вас убью!
Солдаты на какое-то время присмирели от таких слов. Один барон не растерялся, будучи в своём неуязвимом обличье:
- Вот! Что я вам говорил! Теперь и признание пожаловало! Только про Лорда Паука я не слыхивал… Неужто и это твоих глаз дело, злодейское отродье?
Лодес хмыкнул. Правда постепенно раскрывалась. Теперь он сам видел всю картину целиком. Ведь он действительно был в Венозенге в роковой день. По запросу барона их семья закупала новых коней – самых лучших – взамен старых. А где как не в Венозенге искать лучшее? Не в Цинаду же ехать.
Вот только Лорда Паука Лодес видел издалека, из толпы. Он мало, что понимал. И вроде даже зла к правителю не испытывал. Так, обыкновенную мальчишескую зависть. Неуязвимый, живой, ни в чём не нуждающийся, поди даже не работал, по-настоящему, как конюх, никогда. Хватило ли этих чувств погубить короля? Потому Лодес и сомневался, что это он натворил. Но сейчас слова могли как-нибудь отсрочить ему гибель, потому он цеплялся за любой аргумент… И постепенно сам в них начинал верить, прочитав веру во взглядах присутствующих.
- Чего ж ты никого не убиваешь, а? – подтрунивал мальца призрак барона. Его стражники в ужасе переглядывалась. Им дразнить неведомого мага ох как не хотелось. – Вы его не бойтесь! Перебил бы уже всех, если бы мог! Но он не может, видите? Его дюжинная способность так легко не даётся, верно? Отдохнуть надо несколько дней, силы перевести, я правильно говорю? Посмотрите на него, он же еле на ногах стоит! Бейте его! Бейте сейчас же! Насмерть!
- Да кто вы такие! – вспылил Лодес. – Кому вы служите? Барона больше нет!
- Вот же я!
- От Призрачного Правления все отказываются! Призраки глупы у власти! Слышали, что они с Пауком делали? Безумство бессмертных, слыхали о таком? Паук такой же был! А вся их политика по распределению благ по сословиям… Вам этих благ хватало лишь потому, что вы прямо с руки барона кормились, но теперь взгляните нашими глазами, очами простолюдинов! Не хватает воды и хлеба, не хватает ничего! Кому вы служите? Бросьте! Отставьте глупую месть! Нужно родную землю выручать, пока призраки обратно всё к рукам не прибрали! И Цинада вместе с ними!
- Сегмент выручать? – усмехнулся один из стражников. – А что, ты своим взглядом сразу всех вояк Моуна разорвёшь?
- Паутину выручать… - пробормотал Лодес.
- На самом деле, парень дело говорит, - сказал один из постояльцев трактира.
- Вот же балабол кляцкий! – вскричал барон. – Да он же чёртов маг! Не так, так этак в разум вам сейчас наколдует! На одного меня здесь его чары не действуют! Люди, соберитесь! Это убийца, он заслуживает казни!
- К чёрту любое правление, свободу сословиям! – Лодес поднял сжатый кулак. – Мне лично надоело жить в дерьме, я не свинья, я человек!
Постояльцы одобрительно загудели. Некоторые держали оружие наготове.
Стражники напряжённо оглядывались, перешёптывались.
- Судить его надо, - сказал, наверное, самый разумный из них. – Пускай народ решает его судьбу. Думаю, даже если со взглядами его многие согласны, то всё равно тот хаос, что допустили его деяния, ему не простят.
- В гхаргскую задницу суды-шмуды, правление-хреноплетение! – заревел самый крупный стражник. Он отбросил огромный топор, уронил шлем, заметался тяжёлой тушей, расталкивая окружающих, потому что стягивал с себя броню через голову. Он оголил мускулистый, покрытый страшными шрамами волосатый бледный торс. Сжал крупные кулаки перед собой. – В гхаргскую задницу барона! В гхаргскую задницу форму! В гхаргскую задницу Порядок! Меня лишили всего! И я шёл сюда не философствовать! Я собираюсь надрать твою мелкую задницу, выродок, своими голыми руками! И срать я хотел – виновен ты или не виновен! Судий нет, порядка нет, власти нет! Есть только ты и я! За мою убитую семью кто-то да ответит! И других кандидатов я не знаю! Устал я ждать! Так что прощайся с жизнью, сосунок! Сейчас я тебя всего сломаю!

Скрытый текст - 15.05:
В следующее мгновение он ринулся в атаку, но его тут же остановили два арбалетных болта - один впился в грудь, другой в плечо. Пока стрелки за прилавком перезаряжались, они кричали Лодесу:
- Беги, сынок! Тебе здесь не место!
- Это я уже слышал... - процедил сквозь зубы Лодес и выхватил нож.
Он шагнул навстречу стражникам, карателям барона. Те встали наизготовку. Некоторые двинулись к прилавку, заслонившись щитами, чтобы проучить хозяев трактира. И тогда остальные постояльцы закричали:
- Давайте, парни, нас больше! Мы сможем!
Да разве ж кто считал. Что-то в это слабо верилось.
Но вот раздался лязг и крики. У дверей началась потасовка.
Вскоре в битву оказались вовлечены уже все мужики, находящиеся внутри трактира.
Верзила со стрелой в груди оклемался, безучастно покачиваясь средь бойни, а затем прохрипел, указывая пальцем:
- Ты-ы...
И попер на него, будто падая. Лодес попытался ударить ножом, но его точно лавиной смело, подхватило и бросило. Парень с грохотом вмазался в стену с бутылками позади прилавка, проломал ее и оказался в винном хранилище. Весь исколотый, исцарапанный.
- Убийца! Убийцу сначала! Убейте же его, наконец! - кричал барон. Но голос его вскоре прекратился. В схватке уронили лампу, осколки кристалла разлетелись по всему полу. А дурман-трава от таких потрясений начала отпускать Лодеса, рассудок прояснился, по-глупому геройствовать уже не хотелось, да ещё после такого ударища, что на ноги подняться сложно.
Верзила раскидал арбалетчиков, вломился в подсобку, доламывая стену, и заревел:
- Я ещё успею ему надрать задницу! Ещё успею открутить башку!
Его оголённый торс заливала кровь.
Лодес не стал дожидаться дурацкой участи, сам поспешил в атаку, набросился на застрявшего в стене противника, вытолкал назад, при этом колотил бутылками вина. Они мигом побились, расцарапали кожу гиганта, тогда Лодес принялся втыкать острые горлышки в шею бывшему стражнику, пытаясь тем самым того добить. Тот хрипел, плевался из всех щелей кровью, но будто ещё больше рос в размерах – набирал в грудь воздуха, чтобы через несколько мгновений, несмотря на смертельные ранения, перейти в контрнападение – вцепился в Лодеса за плечи, за тонкие руки такими лапищами, пытался его порвать на куски. Но то ли сил не хватало, то ли силы стремительно уходили, то ли ещё одна стрела в спину делу помогла – парень с остервенением выпутался, подхватил нож, ранее оброненный при ударе о стену за прилавком, взобрался повыше и принялся с криком ударять ножом в необъятное лицо верзиле – глаза выколол, до мозга поди достал, прежде чем до громилы дошло чувство, что отпрянуть нужно. Он вырвался из окружения обломков прилавка, слепо с воем заметался по таверне, разбрасывая других бойцов, в итоге тяжело упал и затих.
Бой и не думал подходить к концу, но стражникам с их щитами и длинными мечами явно не хватало пространства для манёвра, потому они в большинстве своём вывалили наружу, в снегопад. За ними последовали разъярённые селяне, вооружённые, чем попало. В лучшем случае ножами, топорами или что успели подобрать у поверженных противников.
Кричали раненные. Арбалетчики добивали врагов и спешили помочь своим.
Лодес, разбушевавшийся от притока крови, близости смерти и ярости за несправедливость, подхватил топор и меч и поспешил на улицу. Ещё его подталкивала припомненная дурацкая смерть отца. Всё, больше никакого отступления, довольно. В этом мире попросту некуда идти. Остаётся только сражаться против произвола, если не за родную землю, то только ради мести. А ещё придавало сил и воодушевления отступление противников, хоть их ещё и было порядком много, они просто не собирались биться в тесном тёмном помещении.

Скрытый текст - 16.05:
- Нас больше, больше! – кричали повстанцы.
- Болваны, считать научитесь! – покрикивали стражники, но их слова тонули в криках.
Во взглядах и нервных движениях солдат барона читался страх.
Быть может, постояльцы были по большей части пьяны, быть может, им просто нечего было терять, но смело, даже неосторожно наступали на толпящихся и отступающих противников.
- За свободу! – вскричал Лодес. Весь грязный, окровавленный, искупавшийся в вине, почти голый из-за разорванной в бою и бегах одежды.
Он бросился в атаку, почти не соображая, что делает. Но это сильно подействовало на остальных его союзников: мужики подхватили боевой клич и тоже побежали на сомкнутые щиты.
Начался новый куплет бойни. Меньше неожиданностей в темноте и тесноте, больше кровавой жестокости на фоне белого полотна. Небрежные росчерки крови туда-сюда, как изобразительное искусство Уна…
Лодес бил по щитам и доспехам топором, почти не целился, зато другой, с мечом, колол именно тогда, когда был серьёзный шанс ранить или убить противника. Вот он попал под наплечник. Вот он попал в прорезь забрала. Вот заколотил обоими оружиями, когда ему попался стражник без щита. Вот потерял топор, застрявший в плече раненного врага…
Повсюду вокруг страшно орали люди, брыкались, били изо всех сил, сталь о сталь вышибала искры.

Отец Несс вышел на связь с дочерью через Миреллу. Они как раз находились рядом в башне Хранителей Слова, размышляя, что делать дальше с грядущей битвой и вообще. Это был первый раз, когда родители Несс вышли на связь с дочерью, увлечённые спасением своих родных и сегмента в целом.
- Отец… - пролепетала девушка через призрачный канал. – Мне так жаль, я так… боги…
- Вот, смотри! Узри, дочь, что творит твой любимый!
Барон показывал через канал происходящее во дворе перед трактиром. Там шла битва. Многие уже лежали на снегу, истекая кровью, другие остервенело бились.
- Смотри! Твой Лодес ненаглядный! Смотри! Узнаёшь?
- Отче… что вы…
- Он убил меня! Взорвал магией! Убил твою мать! И убивает теперь моих людей, которые пришли его арестовать! Всё развалилось в один миг из-за этого мстительного недоумка! Вы, детишки, совсем не дружите с головой, совсем не доверяете мудрости взрослых! Смотри, негодница! Чтобы никогда больше не усомнилась в наших былых решениях! Узри истинного Лодеса! Узри, как он режет людей!
Несс мотала головой, непонимающе взглянула на Миреллу.
Та прошептала:
- Он не должен знать правду. Неведенье сейчас лучше для нас всех. Вообще для всех.
Несс сглотнула. Отец продолжал:
- Узри его истинную сущность! Этого проклятого убийцы! Этого мерзкого подонка, который укусил кормящую руку! Возомнил себя невесть чем, разрушил столько невинных жизней, разрушил всю оборону! Сегмент теперь затопляется дерьмом, всё из-за него! Скучаешь ли ты по этому уроду?
- Он не… Отец, он не тот… - бормотала Несс, обливаясь слезами. Но Мирелла на неё шикала и грозно водила из стороны в сторону головой.
- Узри, милая, узри! Вот, до чего довела моя снисходительность! Всех нас погубила! Ибо нет лучше наказания, чем плети. А я всё прощал, всё вам сходило с рук. Я забыл заветы отцов, думал, что мудрее их. Но такое дерьмо нужно только выбивать силой, ласка тут никак не поможет!
Несс громко зарыдала. Бой перед ней продолжался. И девушке не хватало сил и воли вымолвить, чтобы отец или Мирелла прекратили показывать этот ужас…

Бой подходил к концу. Четверо оставшихся стражников бросились бежать наутёк. Остальные помирали.
Среди постояльцев тоже немногие остались стоять на ногах.
- Арбалетчики, где вы? Они же уйдут! Скроются в пурге! – кричал один из повстанцев.
Люди оборачивались к трактиру. Оба стрелка были перерезаны, свалены возле дверного проёма. Возле них едва стоял на ногах, покачивался стражник, которого ранее оглушили, но по неосторожности не добили – он отлежался в трактире, а потом напал на стрелков с тыла.
Ближайший повстанец всё понял, распознал врага, побежал на него, воздев оружие. И всё выглядело так, что раненный защитник сегмента не выстоит, но тот, видимо, лишь прикидывался израненным и обессиленным, двумя молниеносными движениями расправился с партизаном.

- Это Нестор, один из лучших бойцов сегмента! – сказала Несс. – Он всегда защищал отца!
- Да, любимая, и сейчас он проучит этих отбросов! – хохотал барон. – Сейчас он всех их перережет, он может это! А они слишком глупы, чтобы отступить!

Нестор поманил рукой Лодеса.
- Ступай сюда, баронский выкидыш.
Лодесу этого не хотелось. Он увидел достаточно, чтобы остерегаться такого противника. Другие четверо повстанцев тоже не торопились наступать, сломя голову.
- Нас теперь больше, - сказал один бородатый старик, у которого после этого боя не хватало глаза. – Я вижу! Нас теперь точно больше! Мы сможем завалить его!
- Заткнись, старик! Это вопрос чести. Ступай сюда, сын конюха. Сегодня ты умрёшь во имя барона. Уж хотя бы память его ты никак не очернишь.
- Сын конюха… - пробормотал Лодес. Он хотел это как-то передразнить, оскорбить врага на его же лад, но мысли совсем путались. Он сплюнул кровь. – Хотя бы не сын шлюхи. Сейчас я тебе покажу – сын конюха.
Он двинулся навстречу противнику.

- Нет! Нет! – взволновалась Несс. – Это безумство!
Она подняла ладошку и начала нашёптывать заклинание.
Мирелла заметила это, в ужасе округлила глаза, оборвала призрачный канал, вымолвила «сучка ничему не учится», размахнулась и ударила посохом девицу.
Несс по непривычке никак не укрылась от удара, только успела глупо зажмуриться.
Повалилась без сознания.

Нестор взорвался. Лодес в испуге сам пошатнулся, плюхнулся задницей в снег.
- Он снова сделал это! – воскликнули повстанцы.
- Убийца королей! – закричали они. - Убийца королей!
Повторяли это снова и снова.


Последний раз редактировалось Lumos; 16.05.2017 в 22:05.
Ответить с цитированием
  #71  
Старый 10.05.2017, 23:04
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,541
Репутация: 1784 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Я уж было порадовался, что у тебя нашлись читатели :)
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #72  
Старый 10.05.2017, 23:15
Аватар для Lumos
Местный
 
Регистрация: 26.03.2016
Сообщений: 164
Репутация: 9 [+/-]
Flüggåәnkб€čhiœßølįên, даа, была мысль похвалить текст вместо написания нового отрывка, раз всё равно я уже предусмотрительно выложил сегодняшнюю норму)
Но я решил доминировать)
Ответить с цитированием
  #73  
Старый 11.05.2017, 00:24
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,541
Репутация: 1784 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
А я забил посты делать на игровом форуме. Первой частью - страниц 55 текста ограничился. Но там, кстати, хотя бы читали. Немного - пять человек, но хоть какая-то аудитория в отличие от форума или скажем СИ - где тоже человека три комментировали когда опубликовал Солнценосец.
Хотя комментарии типа - пиши еще, нравитЬсо и проду, проду скорее бесят, чем мотивируют.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #74  
Старый 11.05.2017, 00:41
Аватар для Lumos
Местный
 
Регистрация: 26.03.2016
Сообщений: 164
Репутация: 9 [+/-]
Flüggåәnkб€čhiœßølįên, текст надо продвигать, рекламировать, смм-маркетинг, всё такое, а лучше крупные связи пропиарят, так набирают орды читателей, бетаридеров и фанатов всякие подростковые королевны :) А это всё требует массу сил, времени, отсутствие стыда и совести, и, возможно, средств на продвижение. ну и контент должен быть подходящий для массовой аудитории, готовой бросаться на копья во имя кумира. Контент вообще большую роль играет... Литрпг в жанре на литэре если указать, сразу сотни просмотров и подписок. Это даже если им не нравится и/или ничего не комментируют, по товарищу вижу, который экспериментировал (не ниг).

я даже вручную не продвигаю сейчас нигде только из-за риска, что пиратские библиотеки и даже кэш гугла на собственную выкладку подпортят мне картину в будущем (но у меня такой объём, что это всё можно считать ознакомительным фрагментом, лол). к тому же ещё писать и редактировать - мама не горюй. мне ещё даже до конца первого тома, если буду разделять (очень не хотелось бы, все линии будут адски оборваны), ещё почти столько же писать

было бы, конечно, здорово, если бы как в старые добрые времена к марафону подключился читатель, как когда-то на форум пришла Sera - http://forum.mirf.ru/showpost.php?p=747011&postcount=16
но имеем, что имеем
сами себя только)

Последний раз редактировалось Lumos; 11.05.2017 в 00:50.
Ответить с цитированием
  #75  
Старый 11.05.2017, 20:54
Аватар для Lumos
Местный
 
Регистрация: 26.03.2016
Сообщений: 164
Репутация: 9 [+/-]
В душе не гребу, что сказал Лодес) Сцена должна быть очень важной для сюжета, а я ее толком не продумал, поэтому пока перейду сразу к части девять. Восемь потом допилю.

Скрытый текст - 9.:
9.
Теперь они конокрады, а за такое в любом сегменте наказание положено всегда одно – смертная казнь. Где-то к тем самым коням привязывают и растягивают, но обычно просто голову отрубают. Слишком уж ценный ресурс эти привозные скакуны, которые почти всегда приравнены к ценному имуществу местного барона, даже если по существу принадлежат отдельным семействам его слуг и крестьян (в первую очередь, это как потенциальное кавалерийское ополчение, потому украсть коня – плюнуть в лицо барону, как минимум), а в таком суровом краю оставить без ценной животины - это можно приравнять к убийству, даже массовому убийству этого самого целого семейства.
Дела у Ная и Хеши обстояли даже намного хуже: небольшой опыт верховой езды был только у бывшего ополченца, а опыта ухода за лошадьми на двоих вообще никакого. Мало того, что при попытке обокрасть один заездный двор в селении неподалеку они по неосторожности распустили и распугали все два десятка лошадей, так еще и украденных скакунов обрекали на верную гибель, поскольку не представляли, каким образом их прокормить в этом холодном краю. Денег они не раздобыли, сбережений из чумного города у Хеши почти не осталось (Мадз, как старшая сестра, всегда держала большую часть денег при себе), тем более у Ная, потому о кормлении дорогим импортированным сеном или с помощью магических оазисов речи быть не могло.
Воры, конокрады, убийцы, нарушители границ, разносчики чумы... Ближайшие сегменты вскоре будут оповещены об опаснейших преступниках, в селениях через призрачные каналы и листовки распространят их описания и информацию о награде за головы... Нужно было убираться.
Подальше от моего опустошенного сегмента, подальше от Тракверса, сколько это будет продолжаться? Так думал Най во время скорой скачки. Неужели я буду до конца драться на смерть просто за право жить в Паутине?
- Всегда думал, что разбойниками становятся законченные неисправимые злодеи, не жалеющие ничего живого, - сказал Най. - А теперь мы разбойники. До чего мы докатились? Как же так получается? Есть в этом страшная несправедливость.
Най запоздало себя одернул и виновато посмотрел на Хеши. Они с Мадз с ранних лет, по всей видимости, никакой иной жизни, кроме разбойничества, и не знали.
- И не только в этом, - добавил Най хмуро. - Во всём.
Хеши не отвечала. Ни сейчас. Ни тогда, по другую сторону костра, сжавшись жалким таким внезапно крохотным калачиком, Най представить не мог, как её утешить. После смерти Мадз она не проронила ни слова. Даже в моменты, когда могла помочь словом или сигналом об опасности, каким-нибудь советом или предупреждением, она молчала, совершенно безучастно воспринимая происходящее. И лишь когда командовал пополам с мольбой Най ("Хеши, идем, это наш шанс!", "Хеши, бери того коня, он поздоровее будет!", "Хеши, чего смотришь на них, бежим!", "Быстрее, не отставай, ты же можешь!"), она все равно как-то безучастно и без энтузиазма повиновалась, двигала руками и ногами не разумом, а словно чертово глупое насекомое. Не плакала даже, не прятала слёзы, сухо смотрела на всё, на огонь, на небо вместо сна, просто перед собой…
Родители Ная планировали свою смерть, говорили о ней постоянно, готовились. Потому он не так сильно горевал по ним. У Хеши с Мадз все было иначе. Они зубами и коготками цеплялись за жизнь даже там, где выживать просто невозможно. Говорите, что в Скорлупе выжить очень сложно? Хах. Говорите, в низших сословиях выжить сложно? Хах! Вы не родились и не росли в Тракверсе! Посмотрим, как там вы будете ценить жизнь и сколько там протянете...
Разговор не получался, разваливался, едва начавшись. Вполне нормальные мысли сразу же превращались в руины, разлагались, будто всё, что угодно, вокруг Хеши теперь неизбежно увядало.
- Может, нас уже не разыскивают. Ведь там у них в чумном городе и без того полно хлопот. Несколько пропавших без вести их не будут интересовать, когда столько убитых и раненных. Вот, может, за теми, кто на шаре, ещё последуют, а нам, быть может, уже некуда торопиться…
Молчание.
- Может, у Тавернщиков получилось прорваться…
Молчание.
- Или у нищих у ворот…
Молчание.
- Мы идём в высшие сословия, ладно? В мой сегмент лучше не соваться, Крайм пал, там ничего хорошего не сохранилось. В более низкое сословие и подавно лучше не соваться. А в Ун без свитков с разрешением от какого-нибудь барона нас точно не пропустят…
Монолог.
Боги, я не заменю ей сестру, никто не заменит, горестно подумал Най. Деве нужно с этим смириться. Сколько же времени на это потребуется? Хорошо хоть ест, когда еду у костра подаёшь, только вот вся эта пассивная покорность меня отнюдь не радует…
Опять дорога. Опять привал. Снова путь. И снова отдых у костра.
- Ты посиди здесь, подожди меня, ладно? Ищут двоих конокрадов, потому я разведаю в одиночку, как обстоят дела на границе сословий. Может, удастся проскочить. Никуда не уходи, я мигом.
Молчание в ответ.
- Я разузнал, как перейти границу. Про конокрадов ни слова не слышал, но вроде не шумят об этом. Везде такой хаос с этой войной, что о таких мелочах не болтают. Всё о Венозенге, да о других высших сегментах. Даже о Крайме никто не слышал. Вот вам и геройская осада…
Молчание.
- В Предоле собирают армию, чтобы идти войной на соседствующий Бедесорн. Гарантируют предольское гражданство и клочок земли в случае победы. И неслабую кучу деньжат. Повсюду листовки и ораторы, завлекающие речами. Даже говорят, что берут любого, кто способен держать меч, невзирая на былые нарушения, профессии, откуда родом и какой цвет кожи. Будто даже гхаргов готовы нанимать. Вот только про женщин не смог узнать, но ты должна им понравиться, показать, что не только косы заплетать умеешь… Этот Гонц, барон Предола, задумал что-то серьёзное. Обманет, конечно, простолюдинов, как это всегда бывает, ни с чем оставит по итогу, но это наш пропуск в высшее сословие… А Бедесорн – ещё более высшее, там сейчас кипят сражения. Если пойдём до конца, то можем в самый верх под шумок пробиться. А там, глядишь, жизнь наладится, приживёмся…
Молчание.
- Коней продадим, не разом, а по отдельности. На границе всегда найдётся на это дело спрос. Но придётся что-то с их клеймом сделать. Потому я раздобыл это, у одного здешнего кузнеца выпросил, для него это почти мусор. Этой железякой перекроем то клеймо от предыдущего хозяина. Вдруг по клейму ищут. Сейчас в углях раскалю, как следует… Но ты должна помочь коней удержать, слышишь? Привяжем их как следует, и успокоить нужно будет…
И снова молчание, покорное подчинение.
Кричали кони, но выбора ни у них, ни у новых хозяев толком не имелось.

Верзила смочил кончик пера в чернилах, осыпал небрежными кляксами свиток, который заполнял, и проговорил сидящему напротив:
- Имя.
- Най.
- Второе имя.
- Нету ещё, - пожал плечами Най. Как и многие семейства, его родные придерживались традиции не называть вторым именем при рождении, а позволяли чаду заработать его с возрастом делами и поступками.
- Родом откуда?
- Крайм.
- Экак тебя занесло. Слышал, что у них всё очень плохо, беженец что ли?
- Наверное, - пожал плечами Най.
- Все вы дезертиры, - покачал головой верзила. Другие солдаты Предола усмехнулись. – Разве можно тебя брать в армию, если ты даже с родной земли сбежал?
- Я ополченец Крайма. Сдерживал осаду. Перебил многих гхаргов. Один из немногих, кто выжил.
Най смирился с тем, что мало кто поверит, что он единственный выжил, вот и говорил, что был одним из немногих. Об этом несложно было врать, Най убедил себя, что вранья тут никакого и нет, так, игра словами.
- Вот как запрягает! – расхохотался верзила. – Парни, вы только послушайте его! Ветеран Крайма!
- Я служил под началом у полковника Плеянтоса. Барон Окхарт там тоже был. Крайм пал, разве вы не знаете об этом?
- Почему-то слухов об этом очень мало. Противоречивые они.
- Призраков уничтожил Пожиратель Душ. Свидетелей битвы почти не осталось. Гхарги взяли числом, но им напоследок приготовили угощение в виде отравленных трупов.
- А ты мастер сказки рассказывать. Чего ещё придумаешь? Случайно не бардом работал?
- Не было у меня толком работы… Но меч держать умею.
- Ну тогда давай посмотрим, как сражаются в Крайме, - хмыкнул один из солдат и бросил мальцу учебный затупленный меч.
Най вздохнул. Покосился на соседнюю очередь, где к столу как раз подошла Хеши.
- Имя, - сказали ей.
Молчание.
- Имя.
Пустой взгляд в никуда.
- Парни, отгоните эту слабоумную дворнягу. Заблудилась, дурочка.
- Хеши…
- Что ты там шепчешь?
- Хеши.
- Ладно, так и запишем. Какие-то вши. Второе имя?
Молчание.
- Запишем как «Немая».
- Лучше «Немногословная», о как, - подсказал кто-то грамотный. Солдаты рассмеялись.
Никакой реакции.
- Что ты здесь забыла, убогая? Может, ты какая-нибудь сбежавшая рабыня, не приученная к нормальному общению? Дикарка? Тори, посмотри списки разыскиваемых. Может, эту дурочку ищет её владелец. А если нет, то, может, самому к рукам прибрать эту цыпу?
Солдаты у соседнего стола снова смеялись над девой.
Ная окрикнули с другой стороны:
- Чё стал? Нападай. Мы тут не оборону проверяем. И не столбом стоять от тебя требуется, как у королевской стражи! Размечтался! Биться будешь или нет?
Другой верзила со щитом и, кажется, не таким уж затупленным мечом, встал наизготовку напротив Ная.
Малец медленно двинулся по кругу, прислушиваясь к тому, что происходило у стола Хеши.
- Ну так что ты умеешь? Разве что вышивать.
Она промолчала, а, может, пожала плечами или кивнула.
Солдаты снова рассмеялись.
- Так значит вышивать! Будешь нам предольские знамёна шить, я правильно тебя понял?
- Раны могу зашивать.
- Что она бубнит, ничего не слышу!
- Раны шить.
- Раны, значит. Интересно. Так ты врачеватель?
- Нет.
Солдаты расхохотались.
- Хватит танцевать! - крикнули Наю. – Будешь тянуть время – протянешь ноги! У нас нет времени с тобой возиться!
Най атаковал. Он понимал, что не мастер показательно биться, не знает никаких хитрых приёмов, которыми так хвастались на различных тренировках и наставники, и их лучшие ученики. Но у него имелся опыт настоящих боёв и настоящего выживания.
Хватит думать о Хеши, она не маленькая, разберётся, силой мысли заставлял себя сосредоточиться Най. Призови ярость, ты должен показать себя бойцом, а не мямлей.
Най несколько раз глуповато грохнул лезвием о поднятый щит, и отпрыгнул ровно тогда, когда противник сам перешёл в наступление, лихо размахивая мечом, будто и не тренировка это вовсе, а некая личная обида.
- Что ещё умеешь? – спрашивали Хеши.
- Петь, плясать, армейских героев ублажать, – подсказали стражники. Новый порыв хохота.
Най громко засопел, резко заметался из стороны в сторону, будто обходя противника то с одной, то с другой стороны. Верзила запоздало водил щитом, не зная, как укрыться от такой внезапной скорости. Най при этом пригибался всё ниже и ниже, отчего щит опускался вслед за ним тоже, будто защищал нижнюю половину тела. И тогда парень, почти не глядя, нанёс удар поверх щита, по привычке метя в район слабо прикрытой и такой хрупкой шеи.
Най испугался содеянного. Но, к счастью, промахнулся и угодил в стальной нагрудник солдата. Тот отпрянул, громко ругаясь. Было бы совсем не кстати покалечить пограничного солдата в такой час. Ни в армию не взяли бы, ни голову не дали бы унести свою.
- Ого, Херон, тебя унизил какой-то ссаный оборванец… - прокомментировал верзила с пером.
- Ничего не унизил. В глаз что-то попало, вот и отвлёкся.
- Так он в тебя ещё и дерьмом успел метнуть? Молниеносная реакция! – Теперь солдаты ржали на стороне Ная.
- Ничего, сейчас я ему дам своего отведать…
- Да ладно тебе. Малец показал, что знает, с какой стороны меч надо держать. Мы уже столько позорного говна до него пропустили, что это как никак лучший за сегодня.
- Надо бы его перепроверить… - Верзила грозно ухмыльнулся, затем отбросил щит. Взялся за меч двумя руками.
- Что ж, ладно… - махнули рукой его товарищи. – Только хотя бы одну руку ему оставь, чтобы меч держать потом смог. А то мы так никогда норму по сбору людей не выполним!
- А я ему один свой шлем подарю. Тот, который с рогами. Будет бодать всех в бою. Скажем, что талант у него такой необычайный.
Солдаты усмехнулись, но уже как-то тихо, от ситуации повеяло излишней серьёзностью.
Теперь противники долго бродили по кругу и не стремились ринуться в атаку.
- Так значит, сражаться ты не умеешь? – продолжался допрос Хеши. – Врачевателей нам пока хватает. Это врагам из Бедесорна они понадобятся…
- Умею сражаться.
- Не слышу.
- Умею.
- Умеет она! Умеешь что?
- Сражаться, - совсем тихо процедила Хеши.
- Да ладно? Чем докажешь? Вот меч, бери, рассмеши людей.
- Оружие не по мне.
- Что она там шепчет? Ничего не слышу.
- Не по мне такое оружие.
- А… тебе, наверное, больше вот такое по душе.
Най не видел, что показал солдат, но догадался, судя по самому громкому взрыву хохота за всё время.
Даже противник Ная на мгновение повёл глазами в сторону, тогда малец и ринулся в атаку.
Они с лязгом скрестили мечи. Най продолжал давить, и сам удивился своему просчёту в силе. Верзила с лёгкостью оттолкнул такого лёгкого противника и умело перешёл в контрнападение серией тренированных размашистых ударов. Най пятился, иногда спотыкался и скользил на неожиданной корке льда, припорошенной снегом. Но опасных попаданий избежал, часть из них отразил мечом.
- Нет, мне больше по душе такое, - сказала Хеши.
И следом за этим между Наем и верзилой просвистел один из ножей, украденных на ферме.
Противники прекратили драться, испуганно взглянули сначала на Хеши, потом проследили за удивлёнными взглядами солдат в противоположную сторону.
На стене дома висел плакат с армейской пропагандой. Там изображался стражник в полный рост в полной броне с закинутым на наплечник двуручным мечом. «Вступай в армию!» гласили буквы над его головой. А ниже: «Если не трус! Получишь столько золота, сколько весят твои стальные яйца!».
Оказывается, Хеши метнула сразу два ножа. Один торчал во лбу, другой - в паху.
- Это она одной рукой?... Или я что-то пропустил? – спросил кто-то.
- Гонц будет доволен. Не самый дерьмовый сброд в этом сегменте.
- Ладно, милочка, если повторишь бросок, точно тебя запишем, - пробормотал солдат за соседним столом.
Хеши даже без этого приказа уже молча шла через тренировочный двор к мишени за ножами. Других у неё не было.
Она прошла между застывшими Наем и его соперником. Они стыдливо переминались с ноги на ногу, продолжать их детсковатое постукивание мечами как-то не хотелось уже. В итоге верзила спрятал меч в ножны и буркнул:
- Лады, этого тоже записывай. Дерётся хуже бабы, как видим, но в сравнении с предыдущим стариком – это как свет и тьма.
- Ага, - усмехнулся его товарищ и заскрёб пером.
- Хрен он в Крайме воевал. Такой дохляк.
- Ага.
- Корм для собак.
- Точно.

Скрытый текст - 12.05:
Вереница крытых повозок, наполненных людьми, ползла через предольскую ледяную пустошь. Навесы быстро наполнялись снегом, проседали на слабых опорах, а где-то вовсе рвались, потому то и дело кто-нибудь выползал наверх, чтобы стряхнуть крохи небес. Всё вокруг застилала белая пелена снегопада.
Ная и Хеши разделили, их записали в разные роты. Не повезло, но они это предусмотрели. Больше Ная беспокоило, что никаких женских отрядов пока не существовало, а, может, и не будет существовать, потому нужно было держаться поближе к Хеши во что бы то ни стало, иначе она в таком коллективе долго не протянет. Либо станет чьей-нибудь рабыней, либо прольётся много крови.
На первой же остановке, когда люди разбрелись по округе, чтобы справить нужды, Най поспешил отыскать главного из солдат-надзирателей. О побеге и речи быть не могло, всюду по Предолу возводились блокбосты, дороги усиленно перекрывались и патрулировались, сегмент давно уже был в повышенной боевой готовности.
Самое высокое звание, которое попалось на глаза, - гвардии сотник - мутные белые камни на наплечниках одного из офицеров, - принадлежало юнцу, почти ровеснику Ная, но явно повидавшему всякое за годы службы. Так просто подобные звания молодым не выдавали. А лицо... это лицо было, что вековая книга. Обветренное, не по годам морщинистое, скулистое, посеревшее, точно у бывшего раба или гладиатора.
Это могло стать проблемой, ведь Най ожидал какого-нибудь пропойцу с огромным животом и багровым лицом, нечистым на руку, тогда бы всё наверняка прошло гладко. Но с возможным героем или выслуженцем, любимчиком верховного командования, не имеющим никаких великих нужд в деньгах, могли возникнуть серьёзные проблемы. Но выбора у Ная и Хеши не было.
- Разрешите спросить.
- Что тебе?
- Ошибка на заставе вышла…
- Цыц. Быть такого не может, солдат.
- Нас с женой записали в разные отряды, как я понял. Я слышал, что её повозка пойдёт после развилки по одной дороге, ближе к предольской столице, в тыл. А моя прямиком на передовую. Но мы не понимаем, почему нас разделили?
- Быть такого не может, слышишь? Чтоб мужа с женой разлучили. Глупость какая. Армия так не ошибается. За дураков нас держишь?
- Боги, я не знаю, как так вышло. Человеческая ошибка…
- Ошибка! Хых. Не по-армейски это. Никакого порядка. Давай взглянём на свитки.
Они прошли к командирской карете. Развернули свитки.
- Как её звать?
- Хеши.
- Не нахожу такой.
- Хеши она, точно.
- Вот… какой-то… Ши. Она, наверное? Указано, что женщина.
- Она-она. Метательница ножей, правильно написано.
- Цыц. Грамотный нашёлся. У нас девах мало, сейчас разберёмся. Ладно, если она не Ши, но это её листок... Ну? Что не так? Вот её листок, вот твой. Записывали разные люди. Печать везде одна выбита, подписи разные. Направления разные.
- Ну так мы же вместе! Как же так получилось?
- Что вместе?
- Живём вместе, записались в армию вместе, хотим служить вместе! Как же она без меня?
- Глупости какие-то. Как такое могло случиться? Записали в разные группы. Давайте её позовём.
Прошли к её повозке.
- Вот она, - указал с улыбкой Най.
Сонно хлопая ресницами и щурясь на ослепляющий снаружи крытой повозки снег, Хеши повернулась к ним. Она сидела, укутавшись в рваный плащ, служивший ей теперь чем-то вроде одеяла. Вокруг толпились – выходили наружу или возвращались, уже справив нужду, - другие новобранцы.
- Цыц. Как тебя звать? – спросил её офицер.
- Хеши.
- Врёшь. Тебя звать Ши, так по документам. Никакой Хеши или иной Ши в этом табуне нет.
Она промолчала.
- Кто он тебе? – Офицер сгрёб рукой в перчатке лохмотья Ная на груди.
- Муж, - без всяких эмоций еле слышно произнесла Хеши.
Най удовлетворённо кивнул. Хеши идеально следовала оговоренному заранее сценарию, хотя актриса из неё точно не получится. Но хорошо хоть не молчала обречённо, как обычно. Он думал сначала сделать их братом и сестрой, но боялся, что подобные узы ещё больше потревожат незаживающую рану из-за Мадз. Потому выбрал неловкость полегче, другого рода.
- Гм. – Военный потоптался на месте, поглядывая на бумагу. – Бред какой-то. Что-то тут не так. Как же так могли ошибиться?
- Да они там бездельники! – вспылил Най. Актёрствовать он всегда умел неплохо. – Как женщину увидели, совсем разум потеряли, шутить, похабничать начали! Издеваться над ней, надо мной! Не знаю я, что они там записали, им совсем не до бумаг было! Могли всё перепутать или выдумать!
- Цыц. Быть такого не может, чтобы солдаты недобросовестно долг свой выполняли, тем более на заставе в такое нелёгкое время. – Офицер свернул свитки. – По мне так всё предельно ясно. Ты у нас Ши и держишь путь в центральный Предол. А ты Най, твоё место на северном фронте Бедесорна. Возрадуйся - героем будешь, землю получишь, всё такое. А деваха – ценный элемент по навыкам, будет пока в обороне. Если вас такой расклад не устраивает, то ничего не поделать, в пути никто с этим разбираться не будет, у нас сейчас даже призрачного канала нет в дороге. По прибытии на места – обращайтесь к своим приставленным командирам, жалуйтесь, плачьтесь. Там и разберутся, как так вышло, кто виноват и почему. Может, и прояснится всё. А то, что у вас никаких подтверждающих документов нет, как тут написано, что вы как бездомные безродные дворняги, так это, конечно, вам погоды не делает. Совсем не дело. Тем более не армейское. И тем более не моего ума.
Он побрёл к своей карете, Най заторопился следом.
- Погодите, погодите…
- Чего тебе?
- Да разве ж мы не люди? Давайте решим это как-нибудь.
- А как это решить? Есть подписи, есть печать.
- Да разве ж никто не ошибается? Разве ж документы не теряются?
- Цыц. – Офицер остановился между повозками. Вокруг завывала вьюга, отрезая звуки, их вряд ли кто-то мог услышать. – Что ты такое говоришь, солдат?
Будь что будет, подумал Най. Не получится, так не получится. Но за правое дело боремся.
Он повернул руку, прижатую к бедру, ладонью вперёд, чтобы офицер увидел блестящие монеты от продажи коней.
- Разве ж нельзя помочь нам в благом деле? Ну дурацкая же ошибка, командир! С кем не бывает?
- Где это видано, чтобы такой оборванец такое золото с собой таскал?
- Наши последние сбережения. Мы беженцы. Мы готовы воевать, служить за хлеб. Просто смилуйтесь. Предол – наша единственная надежда на выживание. Последняя.
Офицер придвинулся, будто готовился ударить, лицом к лицу и почти прижался.
- Никакого тыла! – вскрикнул он. – Будете гнить на фронте, солдат!
- Вас понял, - сказал Най.
Офицер разорвал листок с именем Ши на кусочки, показушно бросил их в лицо Наю, окликнул своих подчинённых, сказал перевести Хеши в повозку к Наю, сказал, чтобы сделали ей новые документы, а то "эта хитрая лживая змея хотела обманным образом отсидеться в тылу", потом затопал прочь. Сержанты вряд ли что-то поняли, но перечить не смели. Выполнять бросились.
Най подавил улыбку. Монет в руке уже не было.
- Извини, что с тылом не вышло, - тихо сказал Най, когда уже сел рядом с Хеши. - Ещё бы чуть-чуть удачи, и вообще было бы просто замечательно. Но будем решать проблемы по порядку, по одной.
Хеши молчала. Всю оставшуюся дорогу до фронта она не проронила ни слова.


Последний раз редактировалось Lumos; 13.05.2017 в 00:43.
Ответить с цитированием
  #76  
Старый 12.05.2017, 00:12
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,541
Репутация: 1784 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Цитата:
Сообщение от Lumos Посмотреть сообщение
было бы, конечно, здорово, если бы как в старые добрые времена к марафону подключился читатель, как когда-то на форум пришла Sera - http://forum.mirf.ru/showpost.php?p=747011&postcount=16
но имеем, что имеем
сами себя только)
Как же давно я на форуме. Всех узнал и вспомнил =)
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #77  
Старый 13.05.2017, 19:50
Аватар для Lumos
Местный
 
Регистрация: 26.03.2016
Сообщений: 164
Репутация: 9 [+/-]
грелка пока от слова никак, зато тут вот пятидневная норма)
Скрытый текст - 10.:
10.
Основные войска Предола были сосредоточены всё же не на границе с Бедесорном, а в сутках пути до него, ближе к центру сегмента. Всё это дивное скопище состояло из войск барона (самого боевитого в своём сословии), ополченцев с окрестных селений и наёмников-беженцев из других, более низких и бедных сегментов, готовых воевать за обещанную землю или хотя бы за кусок хлеба…
Здесь, в огромном палаточном лагере, которому не видно было конца и края, Най и Хеши у костра ожидали, чем же это всё окончится, когда же они выдвинутся навстречу кровопролитию и смерти. Повсюду устанавливали виселицы, на которых то и дело вздёргивали дезертиров, которые вздумали записаться в армию только чтобы пересечь границу. Таких ловили постоянно по всему сегменту. У всех бойцов то и дело проверяли документы.
Поговаривали, что в Бедесорне прекрасно знают о надвигающейся угрозе со стороны Предола, потому тоже собирали войска – стягивали армию к границе.
Война предстояла не из лёгких. Слухи о численности противника ходили противоречивые, но редко опускались ниже пяти тысяч солдат. У Предола по разным оценкам доходило до десяти. Географически Паутина была не большой, но уж больно густонаселённой.
Наверное, Хеши не лучшего мнения о внешнем мире, думал Най. Что ж, ты застала его не в лучшее время. Теперь всем придётся страдать от безумия самопровозглашённых королей. Быть может, в чумном городе было бы сейчас безопаснее всего, лишь бы поставки пищи туда не прекращались… Но они прекратятся, если и туда докатится война или если перережут торговые пути с Уном…

Тортиглии в аквариуме на столе начали подыхать, всплывая брюшком к верху, знаменуя конец дня по цинадскому исчислению. Люди, столпившиеся вокруг, в молчании наблюдали за этим. Это был сигнал.
Высший офицерский состав, включая всех тысячников, в центральном штабе крупнейшего военного лагеря Предола кивнули друг другу и извлекли из-за пазух ключи с позолотой от прочных маленьких сундучков, которые носили все последние дни с собой, не выпуская из рук, как того требовал барон.
Они извлекли из сундучков свитки с самыми важными печатями и подписями в Предоле. Это не имело отношение к Цинаде, Лорду Пауку или Призрачному Правлению, от которых Предол, как и многие сегменты, уже открыто отворачивались.
Командиры вчитались в свитки. Хмурое молчание не прерывалось ни звуком.
Затем они переглянулись. И поспешили выполнять приказ, одинаковый для всех.

- Кто вообще заявил, что мы готовы умирать из-за Скрижалей? – злился Вендр.
Они уже долго спорили, и Хайнс вернул поток времени в нормальное русло. Но всё равно опасался, что Хранители Слова выкинут какой-нибудь мерзкий трюк в духе Корабуса, особенно волновал теперь его ученик, тоже адепт тьмы. Также при замедленном времени у Хайнса было больше шансов отреагировать на произношение Слова быстрее, но поддерживать эту магию никаких сил не хватало. Так не могло продолжаться день и ночь.
Час словесных перебранок, думал Хайнс. Без переговоров ничего не добьёмся. Нужно убеждать, а не навязывать. Они должны взглянуть на ситуацию нашими глазами. Молодостью требуется пренебречь. Несс и Вендр – самые ненадёжные во всей этой схеме.
- Участие в чтении Скрижалей, игра с такими хрупкими и опасными материями – всё это возлагает определённые обязательства, - грозно отвечал Хайнс. – Раньше проносило, теперь не повезло. Сколько ещё мы будем перемалывать эти очевидные истины? Вы должны смириться, как и мы, что это неизбежно.
- Даже если согласиться с такими радикальными мерами и неизбежностью… Мы сомневаемся, что вы хотите помочь миру! – говорил Вендр с недоброй ухмылкой, прямо как когда-то его учитель. – Какие гарантии, что вы последуете за нами в небытие? Что помешает вам остаться вдвоём с Миреллой, чтобы дальше изучать Слово, не заботясь о том, что другие свидетели Слова его разболтают и устроят мировой хаос? Что мешает, в конце концов, всадить другому из вас нож в спину? Вся великая мощь Слова будет сосредоточена лишь в одних устах! И прикрытием тому служить будет Пожиратель Душ, новая цинадская зверушка!
- Мы ещё ничего не знаем об успехах на фронте Пожирателя Душ, - процедила Мирелла. – Возможно, ничего не выйдет из этой дурной затеи, которая исходила, прошу заметить, не от нас с Хайнсом!
- Вендр, Вендр… Ты говоришь точь-в-точь, как твой наставник, - вздыхал Хайнс. – Если ваша душа темна из-за выбранного магического пути, не нужно считать, что все вокруг вас такие же тёмные и бесчеловечные. Есть факты: мы никого из вас не убили, хотя могли; мы делаем всё возможное, чтобы обезопасить знание, в котором ещё до конца не разобрались; и Пожиратель Душ – лишь не самая разумная подстраховка, навязанная свыше. Никто не требовал пускать вам кровь. Считайте это усиленной охраной для Хранителей Слова.
- А как же мы? – вспылила Муна. – Я не собираюсь расставаться с вечностью!
- Ага, я тоже! – кричал Гниль. – Я даже сраного вашего заклинания не знаю! Вообще насрать на него! Где моя заслуженная свобода? Какой ещё Пожиратель? Хватит мне голову морочить! Отпустите меня к родным, мать-перемать!
- Пакинс возражать против Пожирателя не будет, - сказал Хайнс. – Заодно войдёт в историю ещё одним достижением, проверит влияние на Пожирателя искажённой пищи.
Пакинс открыл было рот, закрыл, почесал затылок, пожал плечами.
- По поводу остальных… Муне точно пойдём навстречу, она нам уже как родная, и даже может сыграть важную роль в дальнейших исследованиях и разработке титанов. Хотя неудачная смерть Лорда Паука пока сильно тормозит этот вопрос… Но, глядишь, найдём замену Руцию Скрёбышу, и проект продолжит житие…
- А что я? – злился Гниль.
- Ты самый что ни на есть преступник среди нас, ты пытался бежать с опаснейшим знанием. По поводу тебя будем ещё думать. Полагаю, решать твою судьбу будем не мы, а Цинада. И лучше помалкивай и возрадуйся, что свитки с вашими бандитскими достижениями сгорели, а вновь добраться до архивов Предольской тюрьмы у нас пока нет возможности. Так что это может послужить тебе на пользу, если не будешь злить нас. Всё, что от вас требуется, это ждать решений сверху, коих ждём и мы, а также пока мы не изучим Слово, как следует. Быть может, есть способ уберечься от него.
- Поверить не могу, что Гаолин выбрался, а я нет, - шипел Гниль.
- Это всё очень красиво и интересно звучит, Хайнс, - пробормотал Вендр. – Но надёжности это никак не добавляет. Никто здесь, кто в здравом уме и кто не искажён, как Пакинс, не готов помирать ни за что, просто чтобы верховным магам свободно дышалось, и можно было творить, что вздумается, без свидетелей и осуждений. Вседозволенность развращает, разве это не известно?
- Я не ощущаю вседозволенности, - ответила Мирелла. – Боюсь, теперь уже её никогда не будет. Как ты не понимаешь, малец, мы загнали себя в роковую ловушку, которая может уничтожить всё живое! По крайней мере, достаточно разумное, чтобы называть друг друга по имени! Если Слово действует и в других мирах, страшно подумать, что будет…
- Не действует, - заявил Хайнс.
- К-как… как… - залепетала Мирелла.
- Я проверял, не действует.
- На Цинаде? Кого ты называл? – с ухмылкой вскинул брови Жектр.
- Это не важно. Выбирал незначительных личностей. Осуждённых на смерть, но ещё не казнённых, если вам так будет легче. Потом проверял. Но не смейте сами проверять. Возможно, мы ещё совсем плохо знаем Слово, и случайно можем натворить неправильных делов. Убийство Лорда Паука взбаламутило всю Паутину, убийство отца Несс – опутало войной весь сегмент. Поймите же, что тут опасность куда большая, чем убийство одного человека. Люди неправильно понимают случившееся, или просто бесятся от незнания, все из-за этого скатываются в дикие времена, просто режут друг другу глотки. Мы не имеем права решать судьбы других, даже не просто решать, а баловаться с судьбой всего ми…
Тут Хайнс умолк, покосившись сначала на свою руку, сжимавшую посох, потом вниз – на место, где посох соприкасался с полом.
- Что такое, Хайнс? – спросила Мирелла.
- Дрожь земли.
- Я ничего не чувствую, - буркнул Жектр, дотронувшись пальцами до виска и прикрыв глаза. – Ну, ничего особенного. Никаких лавин, всё спокойно в округе…
- Ты слаб, - ответил Хайнс.
Жектр усмехнулся, но Хайнсу, похоже, было не до шуток.
- Дерьмо богов, - просипел он.
- Что такое, Хайнс? Объясни, - настаивала Мирелла.
- О, дерьмо-дерьмо богов… Всё-таки началось...
Он развернулся и уставился в часть дуговой стены, возле которой находился Пакинс. Тот удивлённо опустил руки, ранее скрещенные на груди.
- Мирелла… - пробормотал Хайнс.
- Что? – Она, предчувствуя дальнейшие указания, повела рукой, Пакинса потащило в сторону, убирая с обзора.
- Ты можешь связаться с пограничными призраками?
- Попробую.
Она какое-то время стояла с побелевшими зрачками, то и дело мотала головой.
- Какие-то обрывки образов… - бормотала она. – Будто начались терзания. Им не дают настроить канал…
- Вы про каких призраков? Караульных? – взволновался один из призраков-надзирателей. – Которые на стенах?
- Мы выставили призраков для наблюдения ещё дальше, на дорогах из Предола… - сказал Хайнс. Лицо его помрачнело. – Жектр!
- Не нравится мне твой тон…
- Делай окно, живо.
- Я, конечно, понимаю, что в нашем возрасте ступеньки – это те ещё занозы в задницах…
- Быстро, я сказал.
- Ладно-ладно! Ломатель стен снова к вашим услугам, - Жектр выполнил несколько жестов рукой.
В этот раз крушить не стал. Кирпичи аккуратно поползли от центра стены в разные стороны. Из образовавшегося проёма дохнуло холодом.
- И чёртову погоду…
- Всё, как пожелаете.
- До горизонта.
Ветер переменил направление. Снегопад резко прекратился или ушёл далеко в сторону.
Теперь Хайнс сам задвигал рукой и притопнул посохом.
Вид снаружи сильно исказился, будто некто приставил огромную линзу.
Та картина, что разворачивалась далеко перед Храмом Наук – на самом горизонте – ближе к центру Предола, придвинулась вплотную к новому окну башни Хранителей Слова.
- Какого хрена… - пробормотал Жектр.
- Точно. Дерьмо богов. – Мирелла опустила голову, прикрыв глаза.
- Хайнс, скажи, что это чёртова иллюзия… - бормотал Жектр. – Ты, видно, нам голову морочишь, окно меня неспроста попросил сделать…
Вендр видел происходящее, но боялся высказывать предположение вслух, поскольку это совсем не укладывалось в его голове. Он просто боялся высказать глупость. Может, он не так всё понял? За него её высказал Гниль:
- Они что, прут прямо на вас? Хо-хо-хо. Не повезло ублюдкам, которые станут у такого воинства на пути.
Муна держалась за ротик руками и тихо ныла. Надзиратели тоже застыли с открытыми ртами, позабыв о своих обязанностях – следить за каждым словом.
- Вот вам и протекторат Предола! – печально улыбнулся Пакинс.
Одна Несс, судя по всему, не испытывала ровно никаких чувств. Ей даже стало как-то спокойнее от того, что теперь уже точно скоро всё завершится.
- Вот вам и Приход Зимы, - покачала головой Мирелла. – И к нам теперь пришёл праздник.
Даже через искажение пространства линзой людей с такого расстояния было разобрать сложно. Но не возникало вопросов, что за чёрные лавины, что за чёрные потопы накрывают белые холмы у горизонта один за другим…

Вот Сеймаск, адепт света, и Дориана, его ученица-буревестница, проходят ворота Храма Наук, пока сюда ещё не докатилось лихо… Стража с любопытством взирает на двух всадников. Наставник и ученица, которая прячется от лишних глаз, обмотавшись шарфом. Их спрашивают:
- По какой причине покидаем Храм?
Сеймаск отвечает:
- Учения в полевой местности.
- Почему не во внутреннем дворе?
- Тренировочные площадки вечно заняты титанами или вашими храмовниками. Да и не хотим привлекать внимание.
- Чему же такому вы будете учить?
- Связь света и стихий.
- Хм. Ладно, никто вас не держит. Но возвращайтесь дотемна, не то у нас всех будут проблемы.
- Конечно.

- Пу-но-пу-но-тас-тас! Пу-но-пу-но-тас-тас! – напевали войска.
Согласно новому приказу командиры вели армию Предола не в Бедесорн.
А прямиком на Храм Наук, на цинадскую территорию, на одну из важнейших стратегических точек Паутины.
- Пу-но-пу-но-тас-тас! Пу-но-пу-но-тас-тас! – под гром боевых барабанов.
Многотысячное войско, пускай и состоящее во многом из дрянной наёмной силы, но противостоять такому воинству маленькая и скромная крепость точно не могла.
- Пу-но-пу-но-тас-тас! Пу-но-пу-но-тас-тас! – как в традиционном танце, который сейчас отплясывали жители Венозенга и других городов.
Военный манёвр, порождённый местной культурой. Неожиданный поворот, как в том самом танце.
- Пу-но-пу-но-тас-тас! Пу-но-пу-но-тас-тас! – покрикивал Най вместе со всеми, радуясь тому, что они не идут войной на Бедесорн. Даже Хеши, казалось, впервые за долгое время прибодрилась. Люди вокруг одобряли такой поворот событий. Мелкий замок у подножья Грандуа ничего не значил на пути такой армады, а вот если бы двинулись на Бедесорн, погибли бы многие. Теперь это было маловероятно.
Да и поговаривали, что армия Бедесорна тоже…

- … Эти ублюдки из высшего сегмента тоже двинулись на нас! – Хайнс повернул линзу, показав ещё одну армию на другом краю горизонта.
- Немыслимо! – бормотал Жектр.

Вот Сеймаск, адепт света, и Дориана, его ученица-буревестница, скачут верхом прочь от Храма Наук, но у них на пути – на холмах в отдалении – внезапно вздымаются знамёна Предола. Огромное воинство выстраивается по линии горизонта.
- Дерьмо богов! – восклицает Сеймаск. – Что это ещё за напасть?
- А я что говорила! Тучи сгущались! – кричала Дориана. – И вот явилась буря! А мы потеряли столько времени! Говорила же, нужно было бежать раньше!
- Проклятье, что теперь делать? Может, нас всё-таки пропустят?
- Они идут убивать магов!
- А мы кто? Прикинемся бессильными!
- Посмотри на это воинство! Они не поверят! Обернись назад! Откуда ещё мы можем направляться, кроме как из Храма Наук! Или ты думаешь, что они не туда идут, а обойдут и всеми своими тысячами вскарабкаются на безжизненный Грандуа?
- Гхаргское дерьмо? Дерьмо! Дерьмо-о-о! – жмурясь, вскричал Сеймаск.
Они топтались конями на месте, не решаясь двинуться куда-либо.
- Как же нам так не повезло? – спрашивал наставник.
- Я же говорила! Нужно было действовать быстрее, наглее! Или не возиться с последними комнатами, сразу бежать!
- Будь проклята Паутина со всеми её повстанцами! Эти чёртовы политические игры…
- Сеймаск, хоть ты маг света, но как же ты слеп! Или глух! Или всё вместе! Они явились сюда не просто ударить по Цинаде. Поговаривают, что это из-за Хранителей Слова. Тайна, которую те скрывают, слишком ценна!
- Так что же теперь делать? Попытать удачу и прорваться? Быть может, нас пропустят, как беженцев?
- Нас казнят! И уж точно обшарят наши сумки, лишат нажитых артефактов. И точно поймут, что мы маги. Даже твоих рунных татуировок на шее им хватит для самосуда! Это война, Сеймаск!
- Тогда что? Возвращаемся?
- У нас нет выбора! Или ты собираешься лезть в горы? Они отрежут пути, а кони там не пройдут!
- Храм Наук падёт под таким натиском! Мы сейчас находимся между молотом и наковальней!
- Там же лучшие маги Паутины…
- Этого может быть недостаточно… Дерьмо, вот дерьмо… Уходим в горы, что ещё остаётся? Любой другой вариант – верная смерть.
- Мы подохнем в горах, если обойдём крепость. Без подготовки, без припасов… У нас нет шансов, Сеймаск! Поверь мне, я росла возле гор в нижнем сегменте! Мы там точно очень быстро сдохнем без снаряжения и припасов. Вот, где точно верная смерть. А мотивы армии до конца не ясны. Если им нужны Хранители Слова – мы точно ими не являемся, на нас никто пальцем не укажет. Пускай режут их или пытают, нам-то что…
- Не знаю, Дориана… Это всё очень скверно выглядит…
- Сейчас разумнее возвращаться.
Сейсмаск крутил головой, конём, без конца панически осматривался. Три выхода. И все ужасны. Непроходимый Грандуа. Стена щитов и копий людей, ненавидящих колдунов. И Храм Наук – союзник, который ещё не знает, что учитель вместе с ученицей его обокрали.
- Нам конец, нам точно конец…
- Соберись! Ты мужик или кто? У кого из нас есть яйца? Мне надоело решать всё за нас! Ты старше, но почему-то опытнее я.
- Я никогда не был вором, это всё твои низшие традиции, к которым ты так привыкла… И уж точно никогда не был беглецом-предателем, которого вот-вот с позором казнят – не те, так другие.
- Сейчас безопаснее всего за стенами крепости. И уж точно не на этом открытом месте. Ещё немного и в нас стрелы полетят…
- Проклятье. – Сейсмаск жмурился от досады, пригибался к конской гриве. – Свобода была так близка.
- Да… Подобное случается. Нужно привыкать, что жизнь то и дело бьёт тебя по роже.
- Проклятье. Ладно. Разворачиваемся.
- Нас там, по крайней мере, ещё не раскрыли…
- Не раскроют. Нужно будет припрятать артефакты… Или искать иной выход.
- Или бросить их. Отказаться от них, если потребуется для выживания.
- Надеюсь, до этого не дойдёт. Не знаю как ты, а я слишком далеко зашёл.
- Нас с тобой отличает то, что я так далеко заходила уже не раз…
- Нас с тобой отличает то, что я догадываюсь, какую великую ценность представляют наши находки, а ты, моя дорогая, даже не подозреваешь…

- Это всё Корабус провернул! – шипела Мирелла. – Наплёл им правды и неправды! То ли теперь Словом завладеть идут, то ли действительно верят, что мир спасают, избавив его от Хранителей Слова!
- Я ждал этого, - сказал Хайнс. – Но надеялся, что мы успеем заручиться поддержкой Цинады... Но всё, что они придумали, это проклятого Пожирателя... Который вряд ли согласится помогать...
- Что же теперь делать? – спросил Вендр.
- Помните, я говорил, что мы не имеем права решать судьбы других? – Хайнс обвёл взглядом присутствующих. – Забудьте эти слова. Если человек умнее других, он может, а иногда даже обязан решать чужие судьбы. Если это действительно принесёт пользу, если это действительно имеет смысл. И я хочу, чтобы вы доверяли мне. Доверие – одно из немногих наших оружий. Пускай эта опора хрупкая, пошатывающаяся, не самая надёжная, но она ещё стоит. Мы не должны позволить ей рухнуть в одночасье, непонятно по каким причинам. Порядок всегда побеждает хаос, потому хаос нам не нужен. Поймите же, наконец, мы на вашей стороне. И нет никаких сторон. Две стороны единой истины.
Он повернулся к Мирелле.
- Прямо здесь? – спросила она.
- Отодвинь призраков.
Она махнула рукой: призраков Хранителей и надзирателей смело к дальней стене.
- Барон, - сказал Хайнс.
- Его родня и свита, - кивнула Мирелла.
- Высший предольский совет.
- Все старейшины.
- Командующие войсками.
- Офицеры. Все, кого помним.
- Известные воины.
- Предольские гладиаторы, которых тоже могли повести в бой.
- Невинные могут погибнуть. Но не мы начали эту войну. Жертвы неизбежны.
- Всё так.
Хайнс и Мирелла повернулись спинами к окну, прижали ладони ко ртам и начали нашёптывать. Смотрели на Хранителей Слова и мимо них, но тех подобный поворот неслабо напугал. Живые в испуге попятились.
- Так их! Так их! О-хо-хо! – воинственно покрикивал Дрог. – Дави их, как тараканов!
- Нет-нет-нет, остановитесь! – воскликнула Муна. – Что же вы делаете?
Хайнс и Мирелла не останавливались. Шептали и шептали.
- Боги! Вы на них посмотритесь! Вендр, Жектр, вы должны их остановить!
Буревестник и адепт тени пребывали в растерянности.
- А что они делают не так? – спросил Пакинс, усмехнувшись.
- Стоило бы всё же это, как следует, обдумать, - пробормотал Жектр неуверенно.
- Я всё давно взвесил и обдумал, - бросил Хайнс между одним Словом и другим.
- Они убивают! Смотрите! Они убивают всех известных предольцев!
- Только правленческий и военный состав, - сурово сказал Жектр. – Если это не чёртова иллюзия там за окном, то у нас просто не остаётся выбора. Эти парни идут не на чёртовы переговоры!
- Великолепно! – хлопал в ладоши Гниль. – А мне здесь начинает нравиться! Это прямо лучшее, что можно было пожелать – будто получил билет в первый ряд на то, как вас всех, собак вонючих, перережут!
- Я не могу… Не могу это видеть! – Муна закрыла лицо руками.
- И что будет дальше? – спросил Вендр дрогнувшим голосом. Ему поплохело. – Уйдём в горы, пока не поздно?
- Ты забыл Заветы Отцов Порядка, теневик, - усмехнулся Жектр. - Цинада никогда не отступает!
Несс печально закрыла глаза.
Хайнс и Мирелла продолжали нашёптывать самое опасное заклинание со Скрижалей.

- Пу-но-пу-но-тас-тас! Пу-но-пу-но-тас-тас!
Тела живых правителей Предола заковали в погребальные доспехи заранее. Кузнечные огневики добротно приварили железо к железу. Кого-то ещё обмотали цепями, другие же покрывались ещё глиной, планируя стать в случае смерти статуей.
Их несли на различных опорах – кого-то вертикально, чтобы мог обозревать всё перед собой, других горизонтально или под наклоном, чтобы им удобнее было, ну и точно готовились уже ложиться помирать в свой гроб.
Через прорези забрал шлемов они перекрикивались друг с другом и подчинёнными:
- Пустое это дело! Не будет ничего!
- Говорят, будет, ещё как будет! А ежели ничего не будет, то выберемся из раковин обратно, делов-то!
- Да сказки это всё! Лорда Паука не они убили! И не так! Это всё…
Раздался взрыв. Один из закованных в доспехи чуть этими самыми доспехами не разлетелся. Его броня затрепетала, кровь брызгала через все щели, особенно много через прорези шлема. Один наплечник не удержался, его подбросило высоко в небо. При том жидкость быстро испарялась, не оставляя никаких следов.
- О, боги! Это правда! Нас убивают на расстоянии! Они могут это!
- Обматывайте и меня цепями! К чёрту! Они разнесут мой доспех в клочья! Не позволю памятник опозорить! Ну же! И лицо закройте! Сейчас же! Ни капли крови не должно…
- О-о, я им устрою призраком! Лично надеру зад призраку Хайнса, когда всё закончится!
Новые взрывы. То там посреди войска, то там…
Призраки тоже обменивались информацией через каналы:
- Барон мёртв!
- Гонц взорвался! Средь войска ехал! Он нас не бросил!
- Ничего не осталось!
- Изверги! Убийцы! Смерть цинадским магам!
- Говорят, барона убили! Выродки!
- Барон говорил, что так будет! Все преемники убиты! Возглавит сегмент некто незнакомый!
- Слава лучшему барону!
- Слава королю Гонцу!
- Слава новому королю!
Хором:
- Пу-но-пу-но-тас-тас! Пу-но-пу-но-тас-тас!
Ещё живые известные личности Предола предавались молитвам, грозным обещаниям или ругательствам.
Вот прогремел взрыв в офицерской карете, оттуда повылетали раненные и оглушённые. Это взорвался один из офицеров, который не готовился к смерти, никак не заковал своё тело.
Одна из статуй неподалёку смеялась:
- Ха-ха! Наивный дурачок, думал, что о нём не вспомнят!
Вот взорвался один из лучших полководцев.
Поднимаясь призраком из своей статуи, выполненной из брони, он прорычал:
- О, эта битва будет столь скоротечной, что ей не отведут главу ни в одном учебнике истории!
Люди продолжали ожесточённо выкрикивать:
- Пу-но-пу-но-тас-тас! Пу-но-пу-но-тас-тас!

Войска Предола и Бедесорна объединились, когда достигли довольно узкого прохода меж гор – у начала подножья Грандуа. Люди из разных армий смеялись, пожимали друг другу руки, обнимались. Вся вражда, оказывается, была напускной, чтобы в лучших военных традициях сбить с толку противников. Все радовались тому, что противник перед ними был теперь довольно жалкий и немногочисленный, потому большого количества смертей можно будет легко избежать. Да ещё основной магический удар пришёлся на правление Предола и Бедесорна, простолюдинов это вдвойне радовало.


конец главы. но нужно ещё серьёзно допиливать части 4 и 8. думаю, это три дня примерно, если по минимуму писать

14.05 - отцепное закинул в часть 8, потом, все потом(

15.05 - опять отцепное говно в часть 8. всё из-за грелки(

16.05 - с горем пополам дописал часть 8, потом её нормально исправлю. завтра либо добью 4, либо уже перейду к новой глобальной главе

17.05 - вставил в часть 10 следующие отрывки:
Скрытый текст - 17.05 запилил в часть 10:
Вот Сеймаск, адепт света, и Дориана, его ученица-буревестница, проходят ворота Храма Наук, пока сюда ещё не докатилось лихо… Стража с любопытством взирает на двух всадников. Наставник и ученица, которая прячется от лишних глаз, обмотавшись шарфом. Их спрашивают:
- По какой причине покидаем Храм?
Сеймаск отвечает:
- Учения в полевой местности.
- Почему не во внутреннем дворе?
- Тренировочные площадки вечно заняты титанами или вашими храмовниками. Да и не хотим привлекать внимание.
- Чему же такому вы будете учить?
- Связь света и стихий.
- Хм. Ладно, никто вас не держит. Но возвращайтесь дотемна, не то у нас всех будут проблемы.
- Конечно.

Вот Сеймаск, адепт света, и Дориана, его ученица-буревестница, скачут верхом прочь от Храма Наук, но у них на пути – на холмах в отдалении – внезапно вздымаются знамёна Предола. Огромное воинство выстраивается по линии горизонта.
- Дерьмо богов! – восклицает Сеймаск. – Что это ещё за напасть?
- А я что говорила! Тучи сгущались! – кричала Дориана. – И вот явилась буря! А мы потеряли столько времени! Говорила же, нужно было бежать раньше!
- Проклятье, что теперь делать? Может, нас всё-таки пропустят?
- Они идут убивать магов!
- А мы кто? Прикинемся бессильными!
- Посмотри на это воинство! Они не поверят! Обернись назад! Откуда ещё мы можем направляться, кроме как из Храма Наук! Или ты думаешь, что они не туда идут, а обойдут и всеми своими тысячами вскарабкаются на безжизненный Грандуа?
- Гхаргское дерьмо? Дерьмо! Дерьмо-о-о! – жмурясь, вскричал Сеймаск.
Они топтались конями на месте, не решаясь двинуться куда-либо.
- Как же нам так не повезло? – спрашивал наставник.
- Я же говорила! Нужно было действовать быстрее, наглее! Или не возиться с последними комнатами, сразу бежать!
- Будь проклята Паутина со всеми её повстанцами! Эти чёртовы политические игры…
- Сеймаск, хоть ты маг света, но как же ты слеп! Или глух! Или всё вместе! Они явились сюда не просто ударить по Цинаде. Поговаривают, что это из-за Хранителей Слова. Тайна, которую те скрывают, слишком ценна!
- Так что же теперь делать? Попытать удачу и прорваться? Быть может, нас пропустят, как беженцев?
- Нас казнят! И уж точно обшарят наши сумки, лишат нажитых артефактов. И точно поймут, что мы маги. Даже твоих рунных татуировок на шее им хватит для самосуда! Это война, Сеймаск!
- Тогда что? Возвращаемся?
- У нас нет выбора! Или ты собираешься лезть в горы? Они отрежут пути, а кони там не пройдут!
- Храм Наук падёт под таким натиском! Мы сейчас находимся между молотом и наковальней!
- Там же лучшие маги Паутины…
- Этого может быть недостаточно… Дерьмо, вот дерьмо… Уходим в горы, что ещё остаётся? Любой другой вариант – верная смерть.
- Мы подохнем в горах, если обойдём крепость. Без подготовки, без припасов… У нас нет шансов, Сеймаск! Поверь мне, я росла возле гор в нижнем сегменте! Мы там точно очень быстро сдохнем без снаряжения и припасов. Вот, где точно верная смерть. А мотивы армии до конца не ясны. Если им нужны Хранители Слова – мы точно ими не являемся, на нас никто пальцем не укажет. Пускай режут их или пытают, нам-то что…
- Не знаю, Дориана… Это всё очень скверно выглядит…
- Сейчас разумнее возвращаться.
Сейсмаск крутил головой, конём, без конца панически осматривался. Три выхода. И все ужасны. Непроходимый Грандуа. Стена щитов и копий людей, ненавидящих колдунов. И Храм Наук – союзник, который ещё не знает, что учитель вместе с ученицей его обокрали.
- Нам конец, нам точно конец…
- Соберись! Ты мужик или кто? У кого из нас есть яйца? Мне надоело решать всё за нас! Ты старше, но почему-то опытнее я.
- Я никогда не был вором, это всё твои низшие традиции, к которым ты так привыкла… И уж точно никогда не был беглецом-предателем, которого вот-вот с позором казнят – не те, так другие.
- Сейчас безопаснее всего за стенами крепости. И уж точно не на этом открытом месте. Ещё немного и в нас стрелы полетят…
- Проклятье. – Сейсмаск жмурился от досады, пригибался к конской гриве. – Свобода была так близка.
- Да… Подобное случается. Нужно привыкать, что жизнь то и дело бьёт тебя по роже.
- Проклятье. Ладно. Разворачиваемся.
- Нас там, по крайней мере, ещё не раскрыли…
- Не раскроют. Нужно будет припрятать артефакты… Или искать иной выход.
- Или бросить их. Отказаться от них, если потребуется для выживания.
- Надеюсь, до этого не дойдёт. Не знаю как ты, а я слишком далеко зашёл.
- Нас с тобой отличает то, что я так далеко заходила уже не раз…
- Нас с тобой отличает то, что я догадываюсь, какую великую ценность представляют наши находки, а ты, моя дорогая, даже не подозреваешь…


Скрытый текст - 18.05 - закину это в часть 4, когда смогу редактировать посты васекса:
После собрания Кристеция поспешила к писарям-летописцам, чтобы перепроверить всё, что они записали. То ли иногда в них воспалялось неуместное чувство справедливости, то ли они что-то не расслышивали и додумывали, то ли сказывалась некая неграмотность, недоученность, но королева давно поняла, что за их писаниями нужен глаз да глаз. Одним следовало всыпать розгами, других пугало только отстранение от должности или понижение жалования, но были ещё и третьи, кому наоборот хватало милости и ласки, чтобы стать лучше. Таких Кристеция любила больше всего – молодых парней, которые смекали, что королева не удовлетворена своим престарелым мужем, который старше её на двадцать лет и готова к новым ощущениям, вот только не стоило надеяться на продолжительные отношения с ней. И уж точно она не позволяла писарям лепить нарочные ошибки, чтобы затащить её в постель. Все они знали, что с ней шутки чрезвычайно плохи. Про Кристецию ходило немало слухов, но она держала их под жёстким контролем и зачастую узнавала о них раньше, чем кто-либо ещё в Цинаде, потому всегда знала, к кому отправлять посыльных с мешочками золота… Чаще всего, хватало вручить этот мешочек, и глашатай затыкался. Но иногда мешочек золота нужно было оставить у посыльного, за это он готов был замарать руки. И рот всё равно оставался на замке.
В этот раз обошлось без серьёзных ошибок: в авторских интонациях чуть-чуть читалось сочувствие жителям Скорлупы, что было допустимо в умеренных дозах, иногда будто бы мелькала усмешка по отношению к слишком миролюбивому и нерешительному королю, но наверняка Кристеция поймать эту усмешку не могла, не знала, в какое такое слово тыкнуть острым ноготком, проткнуть свиток и заставить всё переписывать.
Ладно. Пускай отдыхают, подумала Кристеция. На следующем собрании, возможно, будут важные решения, тогда и можно будет всех встряхнуть пожёстче. Чтобы ни единым словом даже не думали опорочить короля, королеву и прочих знатных господ.
Кристеция направилась в свои покои, в Зимние Покои, как она их называла, полные белых и синих красок, с пониженной температурой, такой, что пробирает дрожь, а изо рта особенно по ночам выходит пар и так хочется, чтобы кто-нибудь согрел… Зато там лучше думалось. Уж такое сейчас у неё настроение, уж такие сейчас политические темы, холодные.
Фрестер совсем обмяк, думала Кристеция. Нужно что-то самой делать. Пока его слабость не заразила всю верхушку цинадского правления. Меня-то она не затронет, я всегда на чеку, на стороже, как вечно натянутая тетива памятника перед стрельбищем Сестёр Ночи, никогда не ослабею. Но людям будет казаться, что слабые мы все. А мы не должны этого допускать. Никогда.
- Мефиния сюда ко мне, - приказала она застывшим в глубоком поклоне служанкам. Те ринулись на поиски принца – старшего королевского принца.
Кристеция вышла на балкон и воззрилась задумчиво на блестящие в солнечных лучах цинадские крыши далеко внизу и широко вокруг королевского дворца.
Если Фрестер не может решиться, я решу за него – так думала Кристеция. Фрестер стар, и скоро совсем ослабнет. Мозг не сильно отстаёт от тела. Нужно смотреть в будущее. Новый король должен заработать имя. И Порядок следует навести. Одним выстрелом – двух орлов. Лучший ход.
- Матерь, ты искала меня? – спросил Мефиний, старший королевский сын, главный наследник престола, но ещё такой молодой, такой неотёсанный, вот-вот закончит юношеские учения общего Порядка.
- Искала. – Кристеция мотнула головой, приказывая всем слугам покинуть её покои.
- Как прошло собрание?
- Хорошо. – Она улыбнулась. – А ты чего не явился? Я ведь всегда твержу тебе, чтобы ты присутствовал. Тебе пора уже задумываться о будущем, думать о том, какого это носить корону и управлять Конгломератом Миров.
- Но Матушка, а как же мои общие учения? Я обучался.
Знаю я, как ты обучался, щурилась Кристеция. Мои птички во всех подробностях напевают, какими девицами ты интересуешься в публичном доме. И это не такие молодые барышни, под стать тебе, а настоящие орлицы. Но они разрешают лишь смотреть, ведь ты принц, они не смеют отказать в таком; но тронуть себя не позволяют, ведь есть указ - если шлюха дотронется до кого-либо из королевской семьи - шлюху публично изрубят на мельчайшие кусочки.
- К чёрту учения. Настало время делать тебе имя. Поскольку в скором времени ты можешь занять престол. Сам знаешь, твой отец уже в преклонном возрасте. Простолюдины вообще столько не живут, но и его лучшие целители радужных прогнозов не делают. Всякое может случиться.
- Но разве имя цинадским принцам не положено в великих походах делать?
- Положено. В мирное время. Но у тебя появился шанс не отправляться в дурацкое изгнание на много лет. Сейчас у нас под боком начинается война. И ты возглавишь цинадскую армию, которая явится туда навести Порядок…
- О, матушка, но разве я достаточно обучен? И разве это не опасно?
- С тобой будет лучшая армия Конгломерата. А война там – не война вовсе, а жалкие разборки нескольких домов, нескольких барончиков. У них ни нормального войска, ни земли, ни ресурсов. Эта глупая война зачахнет сама в скором времени, но если ты успеешь до этого времени дойти до Венозенга и навести там на улицах порядок – ты будешь именно тем, кто положит конец войне, восстановит мир. И Порядок. Так ты заработаешь второе имя. Так ты обретёшь славу, первое великое достижение в своём послужном списке.
- Ну не знаю...
Ему пора становится настоящим мужиком, а не каким-то там озабоченным мальчишкой, подглядывающим за девицами в публичных домах.
- Я всё организую. Армия выйдет в тайне под покровом ночи. Так что тебе нужно будет к ночи уже быть возле портала Скорлупы. Выходить нужно уже совсем скоро. И ты должен держать это в тайне, ты умеешь хранить тайны?
- Наверное...
- Хорошо. Поскольку ты уже такой взрослый, я посвящу тебя в ещё одну тайну. Я не твоя мать.
- Но... Что?... Как это возможно?
- Твой отец знает, твоя настоящая мать знает. Когда вернёшься, я вас познакомлю. Настоящая королевская семья сокрыта от лишних глаз. А я просто лучше других справляюсь с обязанностями. Когда-нибудь ты это поймёшь. Как и любой другой, кто узнает. Этот дворец, да вся вершина Конгломерата, сокрыта слоями ширм, правдой и неправдой, точно кочан капусты или луковица. Но только цинадский принц не будет казнён, владея такой тайной.
- Ничего не понимаю...
- Не понимай. - Она сбросила с себя платье. - И ещё одна тайна. Я бесплодна. И время у нас догорает.


>585 000 знаков с пробелами

Последний раз редактировалось Lumos; 19.05.2017 в 00:10.
Ответить с цитированием
  #78  
Старый 19.05.2017, 23:50
Аватар для Lumos
Местный
 
Регистрация: 26.03.2016
Сообщений: 164
Репутация: 9 [+/-]
Сначала грелка, а в последние дни прорабатывал кое-какой сценарий для кино, потому на марафон резко уменьшилось время (ну и силы). С завтрашнего дня посвободнее, хоть продумаю нормально главу...

Глава 3: Битва за Храм Наук

Скрытый текст - 1.:
1.
Хайнс обвёл тяжёлым взглядом присутствующих в башне Хранителей Слова и тяжело вздохнул.
- Надзиратели. Ступайте в свои отделения, в свои покои или прямиком на стены. Ждите дальнейших приказаний. Назревает битва. Нужно будет участие каждого.
Надзиратели переглянулись. Хайнс добавил:
- Это касается всех, кроме призраков. Муну, Пакинса и заключённого – нужно удерживать здесь, пока всё не уляжется.
Живые надзиратели удалились. Кто-то спешил к своим родным, тоже проживающим в Храме Наук, другие брели неторопливо, увлечённые своими мыслями – как быть, куда податься, неужели придётся сражаться? Да только выбора у них не было, Хайнс всё давно продумал.
- Вот, значит, как, - пробормотал Жектр. – А нас что, в оковы? Скажешь, в связи с военным положением?
Вендр пихнул старика локтём, глядя удивлённо. Отрицательно покрутил головой. Мол, не подсказывай им подобные идеи.
- Было бы замечательно больше тебя не видеть и не слышать, - усмехнулся Хайнс. – Но я же сказал – необходимо участие каждого. Лишние руки не помешают. А среди вас – два хороших мага.
- Так что теперь, выставишь нас на передовую, как чёртовых солдат? – вспылил Вендр. – Я на это не соглашался. Я едва закончил учёбу! Я ухожу!
- Куда ты уходишь, мелкий дуралей? – рассмеялся Хайнс. – Мы уже на передовой. Отступать никто не будет. Будем держать осаду до прибытия войска из Цинады.
- До прибытия… Что? – рассмеялся Вендр. Посмотрел на Жектра. Тот ничего не ответил, но смотрел на всё это дело мрачно. – Да не будет никто нас выручать! Они не успеют!
- Да что ты знаешь, умник! Хватит подрывать боевой дух! – вскричала Мирелла. – Сейчас на нём будет всё держаться! Особенно если трусы-мальчишки спрячутся от вражеской армады под кроватку!
- Нам известно, что войско Мефиния, старшего сына цинадского, вошло в Паутину. Мы будем стоять до конца. Никто не собирается дезертировать и становится изгоем.
- Мефиний… - скривился Вендр. – Он же едва старше меня… Какой он полководец?
- С ним огромное войско, - ответила Мирелла.
- И что? Они на другом конце Паутины, на востоке, у цинадского портала! Как они успеют! Наши враги уже почти у самых ворот!
- Мы выстоим. Сдержим штурм, будем переживать осаду. У нас достаточно магов и ресурсов, чтобы пережить самый долгий срок осады. И не так много прожорливых рыл.
- В том-то и дело! – воскликнул Вендр. – У нас нет армии! Так, кучка храмовников! Как вы ими будете сдерживать штурм? Да первая же волна смоет всех нас – и защитников со стен, и затопит коридоры крепости!
- Магией, дурачина. – Мирелла резко отвернулась и заковыляла к лестнице. Она через плечо крикнула Несс. – Кстати о дураках и дурочках. Несс, следуй за мной, тупица. И не отставай ни на шаг. Будешь теперь со мной ходить. Только я смогу за тобой приглядывать. И дать по лбу, если опять что-то задумаешь выкинуть со Словом. Но предупреждаю, у нас сейчас военное положение, потому я имею право казнить тебя, если от тебя будет исходить угроза.
- Дурачина! Жизнь за Цинаду! – воинственно покрикивал Дрог.
Несс поплелась вслед за Миреллой.
- Мы подчиняемся Цинаде, Вендр, - сказал Хайнс. - Ты расписывался кровью, давал клятву. Ты должен понимать, что такое долг. У тебя был выбор.
- И сейчас есть! Я разрываю договор! Я же просто уйду!
- Никуда ты не уйдёшь. Военное положение. Контракты заморожены. Все мы теперь ополченцы, военные силы Цинады согласно Порядку. Ворота тебе никто не откроет. Да и в горах, ты сам знаешь, так просто не выжить. Грандуа поспешных решений не прощает. Не говоря уже о том, чтобы сдаться в лапы этих ублюдков, которые пришли убивать магов, колдунов! А всем, кто вздумает бежать по верёвке со стен, будут пускать стрелы в спину! Лично об этом сейчас распоряжусь.
- Вы с ума посходили.
Тут встал на сторону Хайнс Жектр:
- Вендр. Нам дают хоть какую-то свободу. Заткнись уже. Ступай куда-нибудь. – Жектр повернулся к Хайнсу. - Но вы мне лучше объясните, каков план действий.
- План хренов, но он есть. Для его первого пункта понадобится помощь всех наших буревестников.
- Что ты задумал? Создать чёртов вулкан?
- Это у нас вряд ли получится.
- С твоим амулетом всесилия может получиться.
- К чёрту вулкан. Не так эффективно, как кажется.
- Люблю вулканы.
- Есть идея получше. Вырастим башни. Достанем ещё несколькими башнями до лучей Рашмы…
- Занятно, занятно…

Скрытый текст - 20.05:
По всему Храму Наук трубили тревогу. Сутум сгонял солдат на стены, впрочем, все обитатели крепости и так туда стремились – убедиться, так сказать, своими очами. Да, воинство Предола заполонило горизонт и понемногу сползало со снежных холмов меж величественных скал, подбираясь всё ближе и ближе. Это зрелище завораживало, от него ноги становились ватным, хотелось упасть, обнять себя за плечи и звать кого-нибудь на помощь. Любой дурак понимал, что людей в этом воинстве во много раз больше, чем храмовников. И какие бы сильные здесь не были маги, казалось, что у Храма Наук нет ни малейшего шанса выстоять под таким натиском.
Призраки-разведчики поговаривали, что армия Бедесорна тоже взяла курс на Храм Наук. Она была значительно меньше предольской, но даже её хватило бы, чтобы камня на камне не оставить от крепости.
Поговаривали также, что до своего неожиданного манёвра предольская армия отправила несколько специально подготовленных отрядов в Грандуа, чтобы перекрыть возможные пути отступления из Храма. Однако даже без этого – дезертиров и беженцев ожидало многодневное скалолазанье, пересечение опаснейших перевалов, сокрытых хрупким льдом провалов, обрывов, да ещё в Приход Зимы, когда Грандуа становится максимально непроходимым… Да и вражеские маги, если таковые имелись в воинстве, могли вызвать какие-нибудь бури, чтобы образовать массовый сход лавин…
Мирелла, как и Сутум, и прочие командиры крикливо раздавала указанья. Несс никогда бы не подумала, что старуха может так быстро ковылять, едва за ней поспевала.
- Мы умрём? – спросила она.
- Уж кто-кто, а ты заслужила, - буркнула Мирелла.
- Я не хотела… - Несс почувствовала, как наворачиваются слёзы.
Мирелла не обращала на неё ни малейшего внимания.
Несс уставилась на такое вроде бы далёкое воинство, всё внутри неё ещё сильнее сжалось.
Вот, значит, как. Придётся умирать молодой. Как Муна. Что ж, не самая худшая участь. Но что тогда? Её, как других призраков Хранителей Слова, снова посадят под замок? Может, стоит в случае смерти удрать под шумок? Может, не дожидаться, когда всё пространство Храма заполнят враги, которые тоже могут быть заинтересованы в поимке Хранителей, и просто сброситься со стены в ров, утыканный копьями? Достаточно ли тут высоко? Несс перегнулась через борт стены и скривилась. Даже в отцовском замке стены были повыше.
К стенам Храма Наук подлетали недружелюбно настроенные призраки из стана противника, они вышучивали и оскорбляли защитников, насмехались и запугивали. Им навстречу устремились первые боевые призраки Храма Наук, которых Мирелла и другие наставники, в том числе призрачные, пытались организовать в боевом порядке.
Призраки чувствовали боль при ударах в их плоскости, потому отступали, сыпля ещё большими ругательствами.
- Одна стена, которую наши буревестники недавно снесли лавиной, ещё не закончена, - пожаловался Мирелле Сутум. – Ни к чёрту не годится. И все об этом знают, духи разболтали. Думаю, они будут атаковать с той стороны.
- Их столько, что хватит растянуть штурм на весь периметр стены, - сказала Мирелла. – А буревестники сейчас заняты другим делом. Особенно каменщики.
Она посмотрела вверх. Мало кто замечал, как медленно растут башни Храма Наук, как вытягиваются, истончаются в своей каменной кладке, стены их становятся более тонкими хрупкими. Но зато Рашма уже лизал красным языком зубцы нескольких вершин.
- План забавный, но вряд ли сильно поможет, - покачал головой Сутум, тоже задрав голов. – Это же серьёзно врагам не навредит.
- Простолюдины в штаны наложат, - усмехалась Мирелла.
- Надеюсь, кинутся отсюда бегством.
- Да, с магами шутки плохи. Ладно, мы пока воплотим иную идею...


Скрытый текст - 21.05:
Вокруг начали собираться призраки, готовые ринуться в атаку. Войска Предола излишне торопились, растягивались, делая себя ослабленными и излишне уязвимыми, они не ожидали бы сейчас со страны немногочисленных загнанных в угол храмовников удара на опережение… Этим маги и собирались воспользоваться.
Вскоре Миреллу обступили другие ведьмы – говорящие с духами. Все они были значительно слабее верховного мага, но даже ей не под силу было совершить свою задумку, потому нужны были общие усилия, общая волшба.
Они перебросились малопонятными для Несс словами, определились с выбором заклинаний, с частотой их применения, проверили – хватает ли у каждой магички бутылей восстановления сил, а затем они разбрелись по стенам храма, чтобы увеличить площадь творимой волшбы.
По трубному сигналу и далёкому усиленному гласу Хайнса – призрачное воинство выдвинулось в атаку. Полупрозрачная сине-зелёная лавина, эта живая волна, сказочно перемахнула через стену и ускоренным туманом поползло над землёй к вражескому воинству.
Несс задумалась, почему духи не скрываются под землёй, а так смело катят прямиком на противника. Потом поняла. Во-первых, живого противника не пугали призраки, потому они были бы расслаблены, вряд ли ожидая подвоха… Во-вторых, Несс заметила, что призраки держат в своих полупрозрачных руках отнюдь не призрачные клинки и секиры…
Мирелла коварно улыбалась. Для неё, как и для других говорящих с духами, освободили пространство. Ведьмы загадочно пританцовывали, яростно размахивали посохами, иногда будто неосознанно и невольно покрикивали…
Да уж, с магами шутки плохи, подумала Несс. Они создают целую армию из ниоткуда…

В центральной части предольского войска Най и Хеши почти не обращали внимания на замок в отдалении, в который вела их всея толпа вокруг. Хеши смотрела лишь под ноги, а Най увлёкся тем, что она, наконец, разговорилась.
- Она бы нашла меня… Точно нашла… - всхлипывала Хеши.
- Она не знала, куда мы убегаем. Она не видела даже, где мы покинули трос с крюком. Быть может, она призраком полетела за шаром…
- Она бы нашла меня. А её всё нет…
- Мы так спешили, спасаясь от возможных преследователей… Могла не угнаться.
- Мы переступали законы, границы. Нас разыскивали. Парень и девушка в бегах. Она бы стремилась бы к нам по зацепкам быстрее, чем кто-либо… И до границы бы наш след проследила…
- Но в Предоле мы разделились. А твоё имя неправильно в армии записали… Хеши, она найдёт нас, просто дай ей время. Или сама потом поможешь ей найти, когда у нас будет поспокойнее обстановка…
- Она бы уже нашла меня. Она бы быстро нас отыскала. В чумном городе ей делать было нечего, её ведь даже свои посчитают предательницей…
- И что тогда ты думаешь? Что Мадз, по-твоему, жива? Боги! Хеши, возьми себя в руки, не сходи с ума… Вспомни, что было. Вспомни, какая там высота!
- Я не ожидаю, что она в добром здравии. Ты не понимаешь. – Хеши утирала слёзы рукавом. – Я ожидаю худшего. Что она мучается, что она ужасно больна. Она могла покалечиться. И не может отойти в мир иной.
- Боги. Хеши… Не надо так думать.
- И чем больше времени проходит, тем хуже будет её переход. Станет таким же пустоголовым призраком, если что-то не сделать. Мне следовало найти её, захоронить. Облегчить страдания.
- Так ты предлагаешь вернуться? Найти и добить Мадз, если потребуется? Это самое безумное, что можно услышать! Ты сходишь с ума в своём горе… Мадз вернётся, вот увидишь.
- Что если она стала чёртовой сексуальной рабыней у стражников чумного города? Бесхарактерной, дуроватой щёлкой? Что если её вечная жизнь тоже окажется испорченной? Уж лучше тогда её везти куда-нибудь через портал, пускай умирает в ином мире, чем в этом, где эти страдания, если их уже поздно исправить, станут для неё вечными…. А если она сохранила рассудок, но парализована, не может сопротивляться, не может даже двигаться... Ты представляешь, что её ждёт? Какой ужас придётся переживать вечно... А если ещё и безумная боль, там ведь никаких нормальных целителей... Это всё так ужасно...
- Столько себе накручиваешь... Ты слишком много думаем об этом, о худшем... В любом случае, хорошо, что её сейчас с нами нет. Посмотри, они выслали в атаку привидений! Чего они добиваются? С нами ещё не так много призраков, в основном они даже не воевать прилетели, а посмотреть на зрелище…
Воины Предола воззрились на волну духов, растянувшуюся и приближающуюся, точно обыкновенные воины.
- Это будет забавно, - смеялись мужики, не смыкая, даже не поднимая щиты. – Маги решили нас мёртвыми душами запугать? Ну идёмте, идёмте…

Призраки с не меньшим хохотом и боевыми кличами пронзили ряды предольцев. Своими эфирными телами они привычно проходили людей насквозь, но оружие, что несли они в руках, было настоящим!
Первые ряды дрогнули, начались вскрики, людская паника. С плеч слетали головы, выкалывались глаза, многих протыкало насмерть…
Призраки развивали скорость подобно лошадиной.
Копья не нужно было вырывать или перехватывать, если ими пронзало противников, призраки просто продолжали прорываться через тела людей в гущу войска… продолжали тянуть рядом с собой эти копья, что находили всё новых жертв, друг за другом…

Скрытый текст - 22.05:
Призраки с секирами рубили направо и налево, ничуть не уставая. Настоящий всадник на коне быстро обессилел бы, но эти работали на зависть живым – каждый взмах, каждый удар – мощнее и отточеннее, чем предыдущий. Раз голова, два голова. Иногда били по шеям или плечам – даже не добивали, мчались дальше, со скоростью сильного ветра со склона Грандуа…
Призрачные щупальца наползли на разрозненное воинство Предола; наступающие остановились – все начала падать наземь – кто-то мёртвый, кто-то раненный, а кто-то ещё будучи живым, прикрываясь от неуязвимой напасти. Некоторые всё же вступали в схватку, отражали удары материального оружия, но призраки, пользуясь своей неосязаемостью легко расправлялись с людьми, непривыкшими иметь дело с такими хитрыми и ловкими противниками.
- За оружием следи! Только за оружием! – кричали друг другу самые смышлёные. Но таких было больно мало.
- Руки им рубите! Руки рубятся! Как у живых они!
- Проклятые маги!
Одна атака прекращалась. Слабели маги на стенах Храма Наук, да ещё поддерживать заклятье на расстоянии было очень тяжело. Проходил эффект материальных рук. Да и оружие рано или поздно надолго застревало в чьей-нибудь броне, щите или слишком уж крепкой черепушке.
А потом в ответ навалились призраки атакующих. Подоспели на танцы и пляски, на песни хоральные. Ответный натиск усилили призраки свежеубитых, вдвойне посильневших от ярости в призрачном мире. Началась откровенная драка в вышине над полем брани.
Най и Хеши стояли на коленях, сжавшись и прикрываясь щитами. Их забрызгало кровью менее удачливых соседей. Наю даже удалось дважды отразить атаки призраков щитом, но потом у ближайших духов оружие попадало из вновь неплотных рук. Один такой печально взглянул вниз и перешёл в иную атаку – изобретательными ругательствами, уж больно много опыта накопил призрак в этой сфере за многолетнюю жизнь после смерти. В таких спорах у живых не было шансов. Но призрак не заметил, как к нему подбирается атакующий дух. Удар в голову – и грубиян отправился в небольшой полёт, переворачиваясь в воздухе несколько раз, будто в воде бултыхался. Сколько ни бей – не умрёт, но боль терпеть долго не станет. От продолжительной боли умом тронуться можно, призраки это знали.
- А ты говорил, будет легко, легко, - пробормотала Хеши, сплёвывая чужую кровь. Её облило, точно из ведра, вытирала теперь лицо уголком плаща.
- Ничего, зато кровь не чумная, - хохотнул Най, смотрел при этом безумно. Его тоже заляпало.
Хеши сплюнула и улыбнулась. Най рассмеялся ещё громче. Давно он не видел её улыбки. Да, наверное, никогда не видел этой чистой радости – только при насмешках над ним вместе с Мадз, но то была недобрая, пренебрежительная улыбка.
Хеши о чём-то задумалась и перестала улыбаться. Най решил сосредоточиться на бое. Не хватало ещё, чтобы какой-нибудь призрак вынырнул откуда-нибудь и нанизал на копьё.
Повсюду кричали от боли раненные и умирающие. Отовсюду сыпались ругательства и проклятья, адресованные от всех, всем и всему. Призраки – одно, люди – другое.
Потом протрубили в Храме Наук, командуя отступление. Храмовы призраки двинулись восвояси.
- Вот вам и маги цинадские! Ударили первыми! Без переговоров! Без ни хрена! Ублюдки! – причитал один солдат, держа на руках смертельно истекающего кровью товарища.
- Да какие переговоры… - громко ответил ему Най. – Переговоры давно не ведутся с помощью таких армий. И если с нашей стороны было понятно, что уже ничем не уступим, то маги только что ответили, что тоже не собираются сдаваться на милость!
- Могли меньшее решение обсудить! Меньшую кровь! – ответил причитающий.
- Схватка лучших воинов? – Най усмехнулся, припомнив, как это в шутку обсуждали в начале осады Крайма. Гхарги почти никогда на это не шли. Только люди придерживались подобного порядка, чтили традиции, но люди на то и люди, что подобное редко заканчивалось без лжи; войска всё равно сталкивались, недовольные результатами меньшей крови. – Не-е… Мирный вариант развития событий отпал, когда они магическим образом убили наших командиров…
- Не всех! – рявкнули Наю в ухо. – Что вы расселись! А ну подъём! Привести себя в порядок! Раненных уволочь в тыл! Организовать оборону! Чего вы такие медленные? Где стена щитов? Что это за сброд? Позор! И как вас всех не перерезали! А ну собрались! – Сотник даже врезал одному из замешкавшихся солдат по шлему. – Хватит ныть! Сопли утёрли! Это, по-вашему, бойня? Это, по-вашему, поражение? Десяток слабаков порезали, которые не в силах были заслониться щитом, и вы уже разнылись, как девки из низких сословий! Как чёртовы шлюхи! Собрались, я сказал! Чтобы никаких больше брешей! Нормальную роту так не проломили бы! А мне досталось жидкое дерьмо! Дерьмо-о-о! Ты и ты! Сплошное дерьмо! Заправиться! Привести себя в порядок! Да снеговиков слепить и то лучше будут щит держать! Ну ничего, ещё сделаю из вас людей! Первыми на штурм пойдёте! И с песней! Призраки лучше вас сражались, а вы только на меч и можете кидаться, как на хер любимый!


Марафон - это когда доходишь до интересной, давно и хорошо спланированной сцены, но выпадает этот отрывок на неудачный день, и поэтому в долгожданной сцене пишешь отцепную какаху.

Последний раз редактировалось Lumos; 22.05.2017 в 23:33.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
МАРАФОН. ДОЛГАЯ ДОРОГА Flüggåәnkб€čhiœßølįên Творчество 111 22.05.2017 23:53
Последний довод королей MirfRU Рецензии 1 22.04.2013 12:32
Марафон 2 Второй забег на 100 страниц Horadrim Мастерская 50 03.08.2010 05:45
Геральт и убийцы королей (23.09.2009) MirfRU Новости 7 27.09.2009 23:31


Текущее время: 17:45. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.