Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 07.03.2017, 22:49
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
МАРАФОН. ТЫСЯЧА КОРОЛЕЙ

Тысяча королей

dark fantasy

Цикл "Хроники Цинады"

Книга первая

Смертельно опасный мир. На одной его половине солнечный свет вызывает мутации тела и души. А там, где царствует вечная ночь, обитают неистребимые монстры. Люди выживают на клочке суши между светом и тьмой возле северного магнитного полюса, но их цивилизацию раздирают внутренние распри - сотни баронов начинают войну за Вечный Престол. И всё равно, несмотря на все опасности, сюда через порталы стремятся люди из других миров, ведь только здесь душа после смерти никуда не исчезает, а остаётся навечно возле живых в виде призрака. "Преисподняя переполнена, реку мёртвых сковало льдом".
Всё меняется, когда группа не самых чистых на руку магов получает рецепт апокалипсиса. Ни одна бессмертная душа отныне не в безопасности. Что уж говорить про живых.


счётчик знаков с пробелами: >620 000
ололо, точно будет миллиона два-три
это уже официально моё самое крупное произведение на данный момент (в "Космосе..." около 450к знаков, и это было только начало, и будет переписываться)

Скрытый текст - Пролог-памятка:
Вот Конгломерат Миров или Междумирье, запутанная сеть земель, которые связаны между собой порталами Древних.
Вот Цинада – центральный мир, главный оазис на картах человечьих, славный город, чьи стены неприступны, а короли – все как один велики.
Вот Скорлупа, Призрачный Мир, Земля Древних, сосед Цинады. Холодный недружелюбный край для живых и последнее вечное пристанище для немёртвых.
Вот Паутина, владения Лорда Паука в Скорлупе. Островок ойкумены на границе между убийственной тьмой и разрушительным светом. Здесь берёт начало история о Хранителях Слова.
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Властитель сотен наделов, которые подобно сегментам паутины расходятся в стороны от общего центра, столицы – Венозенга. Лорд Паук восседает на Вечном Троне, а подчиняется Короне Цинады, правит живыми в Скорлупе, но истинная власть здесь принадлежит Призрачному Правлению. Ибо в этом мире мёртвые никогда не уходят, души умерших остаются в виде привидений. И их всегда больше, чем живых.
Вот Несс, дочь барона, которую отправили обучаться на целителя в Храм Наук, обитель лучших магов Паутины. Она не желает себе такой судьбы, но влиятельные родители хотят удержать дочь подальше от мальца-конюха, с которым девица из знатного рода вздумала закрутить роман. По суровому замыслу, влюблённые не сумеют поддерживать отношения на расстоянии.
Вот Роудер и Пакинс, два мореплавателя, они возвращаются в Паутину с самых границ Скорлупы, с неизведанных земель на солнечной стороне планеты, где сила света вызывает Искажения и обрекает всё живое на скорую неминуемую гибель. Они везут найденные скрижали Древних на расшифровку магам в Храм Наук. Они больны, они умирают, но они готовы к смерти ради знаний и ради больших денег их семьям.
Вот Гаолин и Нансен; вместе с другими опаснейшими заключёнными из разных тюрем Паутины их везут в Храм Наук для того, чтобы испытывать на них неизвестные заклинания, которые удастся прочесть с найденных скрижалей Древних.
Вот Мирелла, Жектр, Корабус и Хайнс – верховные маги в Храме Наук - они с нетерпением ждут скрижали, ведь это может даровать им знания Древних, невероятные возможности…
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Он ещё не знает, что дни его уже сочтены…


Скрытый текст - Содержание (ссылки на главы и страницы):
Пролог (в шапке темы, то бишь в этом сообщении выше)
Глава 1: Вначале было Слово >117к с пробелами
1, 2-3, 4, 5-6, 7-8, 9, 10

Глава 2: Герои и злодеи >155к с пробелами
, , 2, 3, 4, 5, 6, 7

Глава 3: Заточка лезвий >300к с пробелами
1, 2, , , 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Глава 4: Битва за Храм Наук
1, 2
, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Глава 5: Прибытие Пожирателя Душ
Глава 6: Золотой Доспех
Глава 7: Тёмная половина
Глава 8: Да придёт рассвет
Глава 9: Восход гхаргов
Глава 10: Меньшей кровью
Глава 11: Так близко и так далеко
Глава 12: И снова маршем пу-но-тас
Глава 13: Матерь всех сражений
Глава 14: Маски и короны


Скрытый текст - Схемы, карты - набросал схематично исключительно для себя, чтобы ориентироваться:
Нормальные схемы и карты буду делать после написания для форзацев/страниц с картами и т.д., вероятно с привлечением профи-художников, хз, может, и сам нарисую, а то планшет wacom уже совсем запылился :)

Есть более-менее подробная карта Паутины с городами и т.д., которую давно рисовал карандашом от руки, скинул бы, но никак не могу найти - ни листка, ни когда-то сделанных фоток для подстраховки. Если найду - сброшу. Или потом заново нарисую, там всё равно было много устаревшей-неактуальной инфы.

Ниже всякие схемы-наброски в пэинте мышкой различной давности.
Скрытый текст - схема порталов Междумирья:

Скрытый текст - карта порталов Паутины (сегментов в паутине на самом деле намного больше!! всё нарисовано очень схематично):

Скрытый текст - старая версия глобуса Скорлупы, сейчас он более "рваный" должен быть, со стороны Полной Тьмы в том числе:


Цикл "Хроники Цинады"
1) Тысяча королей
2) Хроники Меридия
3) Хроники Филиппа
4) Тысяча миров

Последний раз редактировалось Vasex; 26.05.2017 в 21:58.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 07.03.2017, 22:51
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Глава 1: Вначале было Слово

Скрытый текст - 1:
1.
Могло показаться, что корабль сделан изо льда. Его палубу покрывала лазурная полупрозрачная корка, а снежные шапки венчали мачты. Некогда тёмные деревянные бока теперь белели и сверкали от изморози; на них можно было разобрать название и эмблемы: паук означал владения Лорда Паука, а скопление звёзд – Храм Наук. Отовсюду свисали ледяные глыбы или торчали в сторону кормы зловещими указателями, истинными флагами севера, а позади судна они выдавались так сильно, что образовывали подобие величественного подола. Будто айсберг тащился следом. 

Фигура богини морей, Изисы, украшала нос «Любопытного» и походила на окоченелый труп; мороз изрисовал лик и нагое тело замысловатыми узорами. Кроме неё на палубе человечьих силуэтов не было видно: экипаж скрывался глубоко внутри корабля под толщей древесины и резервуаров с водой. Матросов выдавали цепи и тросы, что тянулись из щелей в полу, - их то натягивали, то ослабляли - так люди управляли парусами. Море и осадки, конечно, находили дорогу через эти отверстия внутрь, поэтому иногда у чудовища на боках открывались «жабры»: из-под обширных заслонок под давлением выстреливала студёная вода, будто ещё один представитель китовых прочищал лёгкие. Он утробно рычал - такой звук исторгали лопасти и шестерни механизмов, которые приводили в действие моряки. Стонали мачты и доски, а ветер с воем хлестал окаменевшие паруса. Корабль разбивал высокие волны и стремительно нёсся к югу… А позади красными следами тянулась дорога к небесному светилу. Рашма-Никогда-Не-Заходящий погружался за северный горизонт…

Когда «Любопытный» вошёл в Бухту Надежды, где вода не такая бурная, а ветра не такие свирепые, как в открытом море, команда почти полным составом вывалила на палубу. Другие бы радовались родным берегам, первым признакам цивилизации, но эти моряки по большей части хранили молчание. Все поголовно болели цингой, страдали от голода и страшной усталости. Но самое главное – их тела облучились, а души исказились, поэтому людей ждала скорая смерть и незавидная участь в загробной жизни…

Капитан корабля, низкорослый исхудалый Роудер, в своём наиболее приличном, но всё же грязном кафтане, смотрел в подзорную трубу. Рядом покачивался Пакинс – известный учёный, историк, исследователь, с повязкой на глазах, трубкой во рту, тростью в руках. На нём был потрёпанный чёрный плащ и широкополая чёрная шляпа, которую приходилось придерживать. 

- Великий Западный Остов на горизонте, - сказал капитан.

У него выпала уже половина зубов, поэтому он шепелявил, посвистывал и говорил с расстановкой. Вместе с этим лишился всех волос на теле, а ведь не так давно Роудер носил ухоженную бороду и косы до самых плеч. 

- Значит, всё-таки доплыли! - заключил Пакинс, тоже посвистывая сквозь прорехи в зубах. – Вернулись ещё живыми! За это стоит выпить! За плоть! За пло-о-оть! – вскричал он, растопырив руки. Никто из моряков не обращал на него внимания.

- Этим я и буду заниматься до конца своего срока, - заявил Роудер, складывая трубу. – Ничего другого не остаётся.

Они возвращались с далёкого материка, где изучали следы загадочной павшей цивилизации Древних. Пакинс вместе с другими учёными за время экспедиции открыли несколько новых заброшенных городов, один из которых – целый мегаполис – по размерам и важности вполне мог потягаться с Венозенгом, а то и Цинадой – двумя крупнейшими людскими городами. 

- Да, капитан. Ваша миссия блестяще выполнена! А мне ещё столько всего предстоит сделать в Храме Наук… Как бы всё успеть? Как вымолить у Богов ещё немного времени? Не на вино, а на поиск истины. Да ещё без чёртовых глаз!

Он дотронулся дрожащей рукой до повязки. Палящий песок, поглотивший большинство городских руин; слабые, но всё же грозные и опасные от голода и безумия мутанты, давно утратившие облик человеческий, на этих осколках цивилизации; сверкающее бесчисленными бриллиантами в лучах Рашмы море; артефакты Древних – каменные плиты с человеческий рост, на которых были вырезаны забытые историей факты или заклинания… Скрижали Древних… То немногое, что видели эти глаза, утрачивая зрение во время похода. В конце концов, бортовой целитель их попросту удалил из-за опухолей, вызванных Рашмой… Но учёному было достаточно того, что он видел. Другие исследователи и о таком мечтать не смели.

- Пакинс… Эти камни, что мы везём. Надеюсь, они того стоят. 

Надеюсь, мы не зря положили за них жизни и души, думал капитан.

- Так точно, капитан! – ехидно усмехался Пакин. - Не смейте даже сомневаться! Эти плиты принесут нам славу! Все наши былые заслуги меркнут по сравнению с этим…

- Ваш оптимизм внушает надежду… 

В последнее время её ох как не хватало.

- Но если бы вы мне дали закончить начатое… - Пакинс потёр руку, на которой остался кроваво-синий отпечаток от тюремных браслетов.

Бесконечно долгие дни во тьме, холоде и мокроте. Бесконечное бренчание цепей, как последняя песнь жизни. Бесконечная отвратительная похлёбка. Бесконечно долгие взгляды матросов, друзей. Коих Пакинс потом больше не видел. Это было благом. Запахи он тоже уже не различал то ли больным носом, то ли больным мозгом – и для борта «Любопытного» это было великим благом! Плоть тоже подводила – бесконечно онемелая, она приняла бесконечный холод за вторую кожу. Тоже благо. Оставались только звуки и разные ноты боли… Всё же это была нелёгкая дорога. 

- Мне жаль, что так вышло, - поспешил ответить капитан. Он пытался поддерживать привычный железный тон, но голос всё же надломился. Болезнь? Или слишком волновала эта тема - слишком долго ждал, когда её вновь поднимут… - Мне жаль, что вы провели обратную дорогу в трюме, словно последний… 

- Всем нам, всем нам… Сначала шутили, что весь корабль – одна большая тюрьма. Но мне подыскали там худший уголок… - Он беззубо улыбнулся.

- Вы пытались устроить мятеж.

Он говорил про восьмерых учёных на борту. Только трое из них сумели подняться на палубу. Два искажённых – наиболее слабые здоровьем - помирали в недрах «Любопытного» с несколькими моряками, и ничего им помочь не могло. Ещё один выходец из Храма Наук месяц назад положил мучениям конец – прыгнул с мачты с петлёй на шее. Двоих потеряли уже давно – в руинах города Древних…

Мятеж. Бунт. Попытка захватить власть на корабле. Для такой ослабленной команды – возможно, так оно и было. Но со стороны это выглядело просто смешно - походило на толкучку дремучих стариков. Игра – кто кого перехрипит и кто кого утопит собственной блевотой. Никто не погиб – матросов в подчинении опытного мореплавателя Роудера было больше, и они были более крепкими, лихо скрутили борцов за науку. Потом была война молчанием… Бессмысленная и умирающая вместе с командой. 

- Мы хотели продолжить экспедицию, - протянул Пакинс с горечью. - Тот город таил ещё много тайн, много сокровищ. Почему же вы не верили?

- Потому что это всего лишь вера. – Потому что я бы никогда не стал капитаном, если бы не принимал тяжёлые, но разумные решения, добавил он мысленно. И продолжал: - Посмотрите на себя – вы едва на ногах держитесь. Какие вам ещё приключения в лучах Рашмы? Мы могли не вернуться, если бы задержались надолго… И вообще Храм Наук нанял меня именно в противовес вам: удержать от глупостей, ведь мы должны знать меру во всём. Мы на пределах человеческих возможностей, а вам всё ни по чём! Без глаз рвётесь в бой! Вернуться домой, вернуть добытые Скрижали – это не менее важная задача, чем добыть их. Самая главная! Кому будут нужны тысячи таких Скрижалей, которые мы бы добыли с вашим упорством, если бы не смогли доставить их назад? Вы мне даже снились, Пакинс, мёртвым и довольным в обнимку с этими булыжниками. На дне океана. Только вот не знаю – это я вас в воду бросил или ваша беспечность туда завела вас без чужого вмешательства.

Пакинс покачал головой и плюнул кровью:

- Хватит. Иногда мне кажется, что не Рашма, а эти бесконечные споры источили наши кости… Вы просто недостаточно дальновидны. Не понимаете, что эти знания могли бы сделать нас героями в вечности! Да что там героями – кто знает, какие знания мы не добыли, не сумели собрать, быть может, они ждали нас за следующим поворотом, за следующей дверью…

Страх учёного был сильнее боли, холода, голода и прочих неудобств. Страх, что они на самом деле вернутся ни с чем. Тогда действительно – какой смысл возвращаться? Мало того, что исказились, так ещё останутся неудачниками в истории, которые умерли ни за что…

- Пакинс… Даже если наши имена останутся в истории навечно, наши тела и души ждёт дрянная судьба. Я лишь надеюсь на щедрую выплату моей семье после смерти. Большего мне не нужно. Как и большинству людей за моей спиной. 

- Цинада и Лорд Паук позаботятся о наших семьях, не переживайте!

Великий Западный Остов возвышался впереди по курсу. Огромная, чрезвычайно высокая – в сотни локтей стена из камней и глыб льда защищала портовый город Фортстун и близлежащие земли от солнечного света. Внизу под ней имелся проход в длинный тоннель, куда и направлялся «Любопытный». За стеной – ещё одна небольшая бухта и, наконец, пристани, где стояло всего пять кораблей. На север, на свидание с палящим Рашмой, стремились немногие в этом краю.

В городе Фортстуне проживали немногие, всё носило здесь временный характер – в первую очередь из-за близкого западного края стены (за ним начинались Западные Золотые Поля, где царствовал Рашма). Когда-то здесь, в тени на краю бухты, просто разбивали палатки при подготовке в экспедиции. Потом появились многочисленные иглу из снега или кубов льда: одну часть теперь населяли обречённые недолговечные рыбацкие семьи, когда у южных морей им негде стало селиться и приходилось теперь питаться облучённой рыбой; другая часть хижин – по большей части пустовала и служила временной крышей для прибывающих или убывающих групп. 

Перед тем, как скрыться в тоннеле, Роудер в последний раз взглянул на море и на светило. Жители Паутины в Скорлупе по-разному относились к этому явлению – благоговели и опасались. Но те, кто ощущал его влияние столь долгий срок, кто исказился под проклятыми лучами, не испытывали к этому чуду ничего, кроме отвращения.



Последний раз редактировалось Vasex; 27.04.2017 в 13:42.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 08.03.2017, 11:02
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,570
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Мир симпатичный такой получился. Мне пока нравится.
Много имен у тебя. Не перебор ли? Даже в зачине три-четыре героя рвут внимание. Лучше централизовать кого то одного.
Самоубийца, выпрыгнувший за борт с петлей на шее - это перебор. Либо повесился, либо утонул.
Диалоги могли быть менее пафосными для смертников, но это мое мнение.
Жду проду :)
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 08.03.2017, 11:54
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Мережук Роман, без перебора имен собственных не обойтись, будет еще очень много и очень высококонцентрированно - попытаюсь уложить всю унылую экспозицию в рамках одной главы. Спасибо. Над диалогом буду еще работать, да.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 08.03.2017, 15:55
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 205
Репутация: 26 [+/-]
Немного напрягло уходящее за север светило. Вроде бы такие понятия во многом определяются именно путем солнца по небу. Если есть еще восток и запад, будет странно.Или есть еще нежесткие звезды/планеты на небосводе? Сам столкнулся с такой проблемой, когда осознал что жители обитаемой луны, которые к тому же видят на небосводе несколько прочих - вряд ли будут называть каледнарный месяц - месяцем. Пришлось выдумывать сезоны и трети.

А вообще - мир нравится. Обилие имен - устраивает, но у меня здесь, возможно, нетипичные пристрастия.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 08.03.2017, 18:38
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Там солнце все время неподвижно на небосводе, т.е. пути по небосводу попросту нет, только чуть колеблется. Как и в реальной астрономии - частый случай - когда планета всегда повернута к светилу одной и той же стороной, ну или как спутники типа Луны у Земли или юпитерианских - всегда повернуты одной стороной к планете. Такое обычно обусловлено близостью расположения к звезде или планете. В той же недавно распиаренной НАСА звездной системе Траппист-1 планеты размером с Землю вероятно тоже всегда повернуты к своему солнцу одной стороной, т.е. ночи и дни не сменяют друг друга. Они очень близки к звезде, но она в свою очередь маленькая, меньше Солнца.

Про неподвижное солнце еще будут пояснения по тексту. А сезонные колебания его по небосводу - немного смещают свет и тень, и это окажет огромное влияние на сюжет и глобальные события.

Отсчет времени тут разный будет, но когда речь заходит про года, то обычно юзают "цинадский год" или месяц. Цинада - соседний мир, через портал.

Цитата:
Сообщение от Snerrir Посмотреть сообщение
Это я понял)) Я о том, что в восприятии жителей будет скорее не север/юг а темная/внешняя сторона и светлая/внутренняя. И не восток и запад а ведущая сторона (которая по направлению движения планеты по орбите) и ведомая. Впрочем, это зависит от того, насколько там поставлена астрономия. И может быть обойдено, если первые поселенцы прибыли туда с той же Цинады, вместе с культурным багажом.
да, восприятие сторон света основано на том, что в других мирах всё нормально, это только в этом такая дичь)

Последний раз редактировалось Vasex; 08.03.2017 в 20:02.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 08.03.2017, 19:51
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 205
Репутация: 26 [+/-]
Это я понял)) Я о том, что в восприятии жителей будет скорее не север/юг а темная/внешняя сторона и светлая/внутренняя. И не восток и запад а ведущая сторона (которая по направлению движения планеты по орбите) и ведомая. Впрочем, это зависит от того, насколько там поставлена астрономия. И может быть обойдено, если первые поселенцы прибыли туда с той же Цинады, вместе с культурным багажом.

Последний раз редактировалось Snerrir; 08.03.2017 в 19:53.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 08.03.2017, 20:07
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 2:
Вечная тень придавала снегу серый оттенок, а метель скрывала линию горизонта и далёкие горы, поэтому всё вокруг казалось единым с облачным небом. Продолговатые чёрные камни, врытые в землю, даже в такую пургу показывали, где пролегает дорога, а ледяные синие столбы в человеческий рост обозначали границы сословий. Больше взгляд не мог ни за что зацепиться в округе – белым-бело и пусто-пусто на ледяной равнине Скорлупы. Хотя поговаривали, что этот клочок земли перенаселен и уже деревушки негде строить, не то что города. Несс всегда этому удивлялась, взирая на свободные просторы, но тонкости земельной политики её не интересовали.

Новёхонькая карета скрипела, кони шумно фыркали, стремёна бренчали, а там, где снег был не очень глубоким, копыта и колёса неожиданно гремели о каменную тропу. Кутаясь в накидку из рысьего меха от холода и немного из-за страшных завываний ветра, Несс поддерживала синее пламя: подкладывала кристаллы в решётчатую лампу, которая раскачивалась под потолком кареты и сыпала яркими бессильными искрами. Иногда неразборчиво кричал на лошадей кучер, но в основном после привычной домашней суеты десятидневная поездка казалась страшно тихой, спокойной и заунывной. Несс остро нуждалась в общении, нежели тупиковым мыслям наедине с собой; малообразованный да ещё глуховатый кучер наскучил ей ещё в первые минуты пути. Теперь она уже готова была вешаться. Приходилось то и дело напевать себе под нос, да успокаивать тем самым тортиглий, которые плескались на сиденье в бочонке и с ума сходили от качки.

Ещё был рысёнок Кыс, которого Несс держала на руках и поглаживала днями напролёт, но он почти всё время спал. В поездке его тоже укачивало, он растерял всю свою прыть и бодрость. Отец Несс – один из самых знатных баронов шестого сословия, владелец одного из сегментов Паутины Лорда Паука – зарабатывал большие деньги на разведении рысей. Продавал их мех по огромным ценам при почти полном отсутствии конкуренции. Весь земляной надел состоял из вольеров для крупных кошек. Мать Несс в свободное от развлечений время организовывала экскурсии по этому зоопарку, и они были достаточно популярны – даже семейства других баронов приезжали погостить ради этого.

Со стороны это всегда сопровождалось удивлением и порицанием… Разводить рысей? Ещё бы драконов разводить додумались! Все сразу спрашивали – где же барон берёт столько мяса для животных? В этом была небольшая хитрость, до которой додумались немногие, поэтому сильной конкуренции у отца Несс ещё не было…

В Скорлупе говорили: «преисподняя переполнена, реку мёртвых сковало льдом». Здесь люди иначе относились к смерти, чем в других землях – всего лишь как к промежуточному этапу, и это было отнюдь не слепой верой: как раз именно своим глазам верили, ведь здесь загробный мир можно было воочию лицезреть с помощью синего огня, дурман-травы или другими способами. Некоторые призраки даже умели на время становиться видимыми для живых; так что Скорлупа – не лучшее место заводить любовников после преждевременной кончины партнёра. Или надеяться, что покойники молчат, что унесут с собой истину в могилу. Убийство здесь редко сходило с рук.

Конечно, большинство предпочитало хоронить трупы: по звериным инстинктам закапывать всякую испорченную гадость подальше от глаз и ноздрей. Только вот в Паутине зачастую требовалось сначала долбить лёд, да и землю копать в этом холодном краю – совсем не плёвое дело. 

Новая привилегия человека разумного – сжигать людей. Не все умершие были к этому морально готовы, да и древесина на ледяном острове была довольно редким и ценным ресурсом. А ещё так поступали гхарги – и со своими, и с врагами, что отпечаталось мрачным символом в народной памяти после былых войн.
Конечно, богачи могли позволить себе любой каприз за счёт импорта из других миров. 

Были и другие способы – например, отправлять труп в лодке в открытые воды, как поступали многие народы в чужих мирах. Только вот если он тонул – то вода или рыбы страшно обезображивали его (вездесущие призраки легко такое находили даже на дне тёмных вод), а если продолжал плыть – то либо искажался от Рашмы, либо кормил бестий на тёмной стороне Скорлупы. Что тоже не очень приятные варианты для жителей любого сословия.

Но порой тела просто замораживали, чтобы решить их судьбу позже: призраки зачастую никак не могли определиться, что делать со своей бывшей оболочкой. 

Многим было всё равно: «пускай забирают себе, если им так надо, мне плоть уже не нужна!»

Многие даже настаивали: «пускай этот разлагающийся ужас побыстрее уничтожат!»

Многим нужны были деньги барона: «Этот безумец хочет купить тело мертвеца! Бесполезный труп! Это же лучшая сделка в моей жизни! Извини, бабуля, но ты просто сейчас в шоке и не мыслишь здраво, память о тебе и твоя душа никак не пострадают, ведь с этим мусором ты уже никак не связана! Это как прибираться за больным… А кто-то готов этот материал вообще купить! Нет, он не некромант, бабуля…»

Естественно, отец Несс, будучи бароном в сегменте пятого сословия, покупал тела простолюдинов из более низких сословий – например, из десятого, там вообще можно было купить целую телегу трупов за сущие копейки. Он часто шутил, что при желании мог бы там за столько же даже заказать свежих на свой выбор. 
Только приходилось проверять их – а не больны ли они чумой или каким-нибудь другим популярным нынче недугом в низких сословиях. Поэтому при дворе всегда было в почёте семейство слуг-знахарей: некоторые из них ухаживали исключительно за животными и контролировали, питаются ли те здоровой безопасной пищей.

И лишь немногие умершие осознавали природу во всей её естественной красе и готовы были отдавать тела с полным пониманием того, что их ждёт, и только ради этого занимались доставкой блюд из себя, как прочие отдавали барону своих умирающих или уже почивших домашних животных. Многие в семействе и окружении отца Несс уже даже завещали своим телам ту же участь.

В общем, рыськи не голодали, а духи, бывшие владельцы тел, на них зла не держали. Ну, возможно, кроме зверюшек, чьё мнение никто не спрашивал. Однако призрачного мира для животных либо не существовало, либо жители Скорлупы ещё не научились его видеть. 

Синий огонь не согревал, не освещал, зато оголял ранее скрытый призрачный мир. Поскольку Несс держала путь не одна, теперь она могла рассмотреть попутчицу. В богатом облачении красно-золотой расцветки, немного старомодном, но изящном, вызывающем и уж точно слишком лёгком для климата Скорлупы перед ней в карете сидела Муна – при жизни известная куртизанка для богатых аристократов, танцовщица, певица, художница… За этой массой увлечений имелись отнюдь не выдающиеся таланты, скорее ветреность, постоянная смена интересов и прекрасные телесные формы, которые всё окупали. Муна не ощущала холода, точнее ощущала совершенно иной холод, укрыться от которого никакая одежда не помогла бы.

Она умерла около пятидесяти лет назад. Но в мире Скорлупы мёртвые души оставались в виде призраков и продолжали в каком-то роде существовать и докучать живым. Полупрозрачные, неосязаемые, но всё такие же, как при жизни.

- Тратишь кристаллы из-за скуки! Расточительство! – с улыбкой сморщила носик Муна. – Что говорил про экономию твой отец?

- Отцу это по карману сильно не ударит, - ответила Несс, холодно глядя на ледяной покров за окном кареты. – Да и сам напросился. А в Храме Наук они будут не нужны, сама говорила…

- Да, будешь головой биться, чтобы больше не видеть этих вездесущих призраков.

Действия синего огня в лампе хватало, чтобы раскрыть призрачный мир в карете, но за её пределами эффект резко ослабевал: Несс замечала лишь смутные силуэты охранных призраков, что мчались рядом с каретой на почтительном расстоянии, чтобы не докучать дочери барона. Вместе с ними летели фанаты Муны, её «вечные сталкеры»: кто-то был близок к ней при жизни, а кто-то добился близости к богине лишь после смерти. Они пританцовывали, отставали или забегали вперёд, взмывали вверх, невысоко в небо, кружили над каретой вихрем, спускались вновь…

- Бедная девочка, - цокала язычком Муна. – В таком нежном возрасте такие резкие перемены. Но тебя несложно понять.

- Что тут понимать? Родители заточили дочь в рабской клетке. 

- Опять эти громкие слова. Это не клетка, а удобная карета, и ты провела здесь всего ничего. Тебе ещё рано судить о времени, о вечности…

- Они сослали дочь в далёкие земли, в другое сословие! 

- И это сословие более знатное. Ты попадёшь в по-настоящему элитное общество.

- Все будут смотреть на меня свысока.

- Но когда ты вернёшься домой, ты сама на всех будешь смотреть свысока, - подмигнула Муна.

- Какой мне с этого прок? И вернусь я старухой!

- Обучение в Храме Наук займёт шесть цинадских лет, а ты будешь там самой молодой. Для тебя делают исключение. Оцени хоть это, глупенькая. А вернёшься матёрой волшебницей!

- Целительницей! Всегда мечтала! Очень интересно!

- Ты ещё не знаешь, на что способны даже простые целители Храма Наук.

- Пха! – бросила полный недовольства смешок Несс и продолжила дуться. – Меня просто вышвырнули из дома! 

- Воспринимай это как побег от родителей. Теперь-то они тебя не достанут.

- А я по ним и не буду скучать!

- А по Лодесу будешь? – хитро сощурила глаза Муна. 

- Заладили вы все с этим Лодесом! – Несс скрестила руки на груди. 

Иногда она думала, что больше хотела позлить родителей, чем всерьёз флиртовать со слугой. Сын конюха, конечно, понимал, чем это чревато для него, вовсю избегал близости, но разве у него были шансы?
Противостоять ей – Несс? Нет, если растить деву в суровых оковах приличий и этикета, пичкать сказками о прекрасных принцах, но при этом уже в раннем возрасте готовить почву для выгодного союза, предлагать не мужей, а самых настоящих боровов… Но Несс перегнула палку. Начала приводить Лодеса на ужин, на пиры, появлялась с ним на людях. А ведь что с этим поделать? Лодес был не первым, целое семейство слуг пришлось изгнать обратно в Уф, когда родителям показалось, что один из парней приударил за их единственной дочерью, и никакие плети не помогали. Но вскоре оказалось, что проблема была в их дочери. А семейство слуг-конюхов в этом холодном краю было довольно ценным и необходимым для торговли. 

Последней каплей для родителей, наверное, стал тот прилюдный поцелуй Несс и Лодеса на похоронах тётушки. Тётушка просто взбесилась в своём призрачном обличье, что не все восприняли эту важную церемонию должным образом всерьёз. Подняла ор, всё это разлилось грязными слухами чуть ли не по всей Паутине, поэтому родителям пришлось что-то делать. Решили отослать дочь обучаться в иное сословие, да ещё в академию при самой Цинаде… Благо средств и связей хватило такое провернуть. Родители надеялись, что Несс хотя бы в будущем оценит это.

- Ничего, - сказала Муна. Призрак, которая знавала при своей жизни отца Несс и которая вызвалась по былой дружбе сопроводить девицу в Храм Наук. - Глядишь, среди магов кто-нибудь приглянётся!

- Ага, среди целителей. И старых буревестников. Ха, молодые буревестники вообще бывают?

Муна рассмеялась вместе с Несс. 

- Не встречала. Нужно будет это запомнить! И проверить! 



Скрытый текст - 3:
Недолгая дорога вилась-вилась, да привела из Предола в Храм Наук, что у подножья Грандуа стоял – величайшей горной цепи в этих землях. Показавшись из-за скал с яркими белоснежными вершинами, окутанная сверкающей морозной дымкой, академия магов предстала во всём величье. Плоские крепостные стены, местами покрытые коркой изо льда, смотрелись чужеродно в краю бесформенного камня. Взгляд невольно скользил по ним до самих небес, где даже светлым днём буйствовали полярные сияния. Табун облаков несло мощными ветрами к югу, сквозь них стрелял лучами Рашма-Никогда-Не-Заходящий. Звезда, неспособная согреть столь хладный мир. 

- Не смотри на снег. Ослепнешь.

Так говорил человек с тёмно-серой бородой, и всё время щурился. Гаолин внимал советам, прочитав большой опыт в этих бледно-голубых глазах под косматыми бровями. Сын сапожника уткнул взор в деревянный пол телеги, о который звякали цепи, когда она подпрыгивала на колдобинах. 

Вместе с ним ехало шестеро заключённых, скованных по рукам и ногам. Два понурианца, один реадемец, остальные из Предола, включая Гаолина. Воры, убийцы, предатели. Поди разбери, кто есть кто. Сын сапожника только про себя знал – что ни в чём не виноват, просто с дурной компанией связался, которая подвигла его на продажу дурман-травы. Казалось, в Предоле с законниками всегда можно было договориться, вопрос стоял только в цене. Но один раз не свезло. 

В тюрьме даже двух перстов не отбыл и славно: убила бы цинга или заточка. Самым здоровым узникам предлагали отправиться в Храм Наук для испытаний новых заклинаний. Выбор несложный, иной раз глотки друг другу резали в борьбе за место. Гаолину руки марать, к счастью, не пришлось.

- Только станешь инвалидом, так сразу же отпустят! – рассказывал худощавый реадемец с ухмылкой. – На волю. Я серьёзно. Моему собрату лишь руку отхватило. По локоть. И свободен на все четыре стороны. Фиу! Только следы и видно. 

По локоть. Гаолин задумался, глядя на свои ободранные руки, закованные в цепи. Не худшая участь. Он бы на такое согласился.

- А я слышал, там помирает тоже много, - говорил седой предолец, скребя ногтями воспалённую шею. – Слышал, там трупы так и сваливают в кучу в горных снегах. Не хоронят, земля твёрдая как камень. Так замерзают.

- Враки всё. Сжигают, - молвил предолец с тёмно-серой бородой. Его предплечья покрывали неразборчивые тёмные татуировки. – Лишних хищников им привлекать не нужно разбросанными телами.

- Ты бывал там что ли, Серовлас?

- Много где хаживал. Не в этом дело. Я их породу знаю. 

- Что за породу?

- Магов знаю. Эти их Храмы Наук в других мирах видывал.

- Тьфу! – Малец по кличке Гниль вытер рот рукавом грязной робы. – Лучше родиться шлюхой, чем сраным волшебником! 

- Ими не рождаются, а становятся.

- Много ты знаешь! – показал гнилые зубы и дёсна собеседник. 

- Уж поболей твоего, - спокойно ответил Серовлас, широко улыбаясь.

Гаолин даже не напрягся в ожидании потасовки, ведь знал, что никто не хочет выйти из неё безбилетником; никто даже отмычкой не баловался, хотя после тесных казематов все с любопытством оглядывали местность вокруг, подумывая о побеге. Побыв недолго в тюрьме, он понял, что там не случается драк без веских причин. А подобные словесные перепалки – лишь гавканье, проверка на крепость духом. И лучше не показывать слабину.

- Херовы маги… - ворчал и мелко плевался Гниль. – Испытывают своё дерьмо на таких как мы! Дикарство! Они там все умалишённые!

- Может, тебе достанется лечащее заклинание, - улыбался Серовлас. – Глядишь, поможет…

- Тогда на нём будут испытывать следующее, - сказал седой. – Пока не покалечит его. Пока не покалечит…

- Только тогда отпустят… - пробормотал Гаолин. 

Отпустят. Прямо не верилось. Неужто и вправду свобода так близка? Никакой грозящей виселицы, никаких сырых темниц и ожидания получить нож в спину… Блаженные мысли, рановато в них углубляться. Нужно оставаться начеку. 

Храм Наук нависал над ними тёмной исполинской глыбой, дорогой в переливающиеся зелёным небеса. Узкие высоченные арки врат и бойниц, шпили на тонких башенках – стиль укреплённых святынь, пришедший из Цинады. Стены с первого взгляда казались неприступными, но Гаолин догадывался, что простых солдат тут не много. Если что и защищало это место, то какие-нибудь мощные заклинания. И протекторат Предола. Всё-таки это земля не последнего королевского барона.

Мимо заключённых к вратам Храма Наук промчалась карета с какой-то знатной особой внутри. Наверное, там горел синий огонь, потому что с ней была видимая компания призраков. Любопытное почти детское личико мигом оценило обстановку и спряталось за шторками, но мужики загалдели. Девушка!

- Ух какая! – потирал руки Гниль. – А мне здесь даже начинает нравиться!

Храмовники-стражи в золотистой форме поглядывали из бойниц, переминались с ноги на ногу у ворот и во внутреннем дворе. Приезжих гостей встречали десятки человек, а в остальное время, видать, грелись в хижинах, оставляя под открытым небом считанных часовых. Из дымоходов тянулись белые столбы, растворяясь на фоне заснеженных улочек и крыш.

Солдаты потащили за цепи, выволакивая свору заключённых из крытой телеги на лютый мороз. Ветра меж высоких стен было немного, лишь изредка взметало снежную крупу с насыпей, да трепало знамёна с изображением паука.

- Отборное мясо, - шутили солдаты, подгоняя узников.

- Ноги отморозят, - кто-то указал на тряпьё, которым были обёрнуты ступни новоприбывших.

- Ноги-хреноги! – ответили ему. Но никто задерживаться на морозе не хотел. Потащились в тепло казарм.
Когда привели к тюремным камерам, преступники загоготали, начали шуметь. Таких условий они не ожидали. Просторные комнаты, каждому своя. Магические светильники, столы с пергаментом и кусками угля, чистые постели. Новые робы даже выдали, которые где-нибудь сошли бы за дворянскую мантию. А самое главное: тепло и съедобная похлёбка.

- Такого даже в тавернах не видывал!

- Живём по-цинадски! Вина бы ещё! 

- Я готов тут любой срок мотать!

Стражники даже не приказывали заткнуться. Приходили, проверяли, кормили, одевали, уходили. Гаолин тоже радовался новой обстановке. Разлёгся в душистой постели, уставившись в гранитный потолок и отдавшись расслабляющим мыслям о своё будущем, о предстоящей свободе. 

Только Серовлас мрачно смотрел из камеры напротив. И остальных пытался усмирить. Не нравилось ему всё это. Не верилось, наверное. Отвык, пожалуй.

Приходили и женщины взглянуть на незнакомцев. В Храм Наук мало кто приезжал, истосковались здесь по новым лицам. Узники даже договорились вести себя прилично в таких ситуациях, руки лишний раз через решётки не тянули, чтобы не спугнуть такое счастье. Но всё равно порой срывались, хохоча и придумывая пошлые колкости. Дамы разные хаживали, от молодых кокеток, прячущихся друг за друга, до матёрых ведьм. Ученицы и их грозные учителя. Одна такая вся кривая и хромая со стражниками внутрь заходила к каждому, раздевала бандитов, проводила полный осмотр, только это уже было без всякого задора. Будто свинью на убой выбирала. 

Гаолин здоровее и моложе всех выглядел, хотя Гниль по возрасту такой же был, но по виду и не скажешь. Тюрьмы, как и войны, старили людей. 

- Этот первым пойдёт, - сказала ведьма, указывая на Гаолина. Её постоянно кривило верхней половиной тела в бок. Такого странного недуга сын сапожника не знавал.

- Значит, первым выйдет на волю! – подал голос седой предолец из соседней камеры.

Гниль недовольно вскричал:

- У него сосулька что ли длиннее? Не того выбрала, красотка! 

- А это правда, что нас отпустят скоро? – спрашивали другие узники.

- Вы кровью расписывались, - шипением ответила она. - Не читали условия что ли?

Конечно, кто-то читал сам, а другим читали, если не умели. 

- А скоро заклинания испытывать будете?

- Скоро.

- А они опасные?

- Этого никто не знает. 

- Что же вы знаете? Разве это человечно? Почему бы не попробовать сначала на животных?

- Мы и на животных пробуем. Но многое действует только на худших из зверей. Так уж затевались эти заклинания.

- Долбаные маги! Гнев Сотни Богов на вас! 

Гаолина оставили ещё на одну ночь в камере перед Испытанием. Дали сытный ужин, но еда плохо лезла в горло. Гаолин не знал, радоваться или плакать. Казалось, что это проводы осуждённого на смертную казнь. Поспать тоже не получалось. Мешали соседи, травящие душу россказнями о том, что может ждать на Испытании.


Последний раз редактировалось Vasex; 22.03.2017 в 23:07.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 09.03.2017, 14:11
Аватар для Ранго
провалил марафон
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,735
Репутация: 1352 [+/-]
Хорош! Пока хорош. Аберкромби вдохновляешься?
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 09.03.2017, 14:58
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Ранго, пускаю по вене все подряд.
Описания и диалоги стыдно показывать, будут исправляться и дополняться. Пока скорее занят ворлдбилдингом и сюжетом.
Ответить с цитированием
  #11  
Старый 09.03.2017, 16:11
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,570
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Несс - девушка социальная - канцелярит же.
Описания норм, диалоги чересчур упрощенные для остального текста, местами кажется, что автор сам ребенок (ноги-шмоги). Тут да - нужно поработать. Че тебе советовать если сам все знаешь, м? Я знаю только один способ оживить диалоги - сделать их выражением характера персонажа. С гг должно сработать.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #12  
Старый 09.03.2017, 21:53
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 4:
Через ухоженные внутренние дворы, мимо храмовников при оружии, мимо прислужников с лопатами для уборки снега, мимо волшебного оазиса, где паслись кони, поедая быстро растущую траву, мимо диковинных статуй полулюдей-полуживотных и полых плащей, будто надетых на невидимок, мимо ныне ненужных, но исторически значимых монументов в виде Скрижалей Древних, по многочисленным ступенькам через тонкие башни, остроконечные арки и узкие мосты из тёмного камня Несс провели куда-то в недра Храма Наук. Здесь были на удивление уютные залы без видимых источников света, тепла и благовоний. Несс почти на каждом шагу встречала непонятные вещи и явления, которые иначе как магией не объяснить. Повсюду факелы или лампы горели синим огнём, позволяя видеть призраков, а встречалось их довольно много в залах и коридорах крепости. Напольные ковры и настенные фрески повествовали об освоении и изучении Скорлупы, Цинады, различных артефактов Древних. Кыса пришлось оставить на привязи снаружи.
- Здешние библиотеки – это просто нечто! – без умолка тараторила Муна, часто прерываясь для приветствия других духов. – Видела недостроенную самую толстую башню во дворе? Такая, с уродливой наспех сделанной крышей? Похожие есть в Венозенге. Её возводят уже много цинадских лет, камень за камнем, книга за книгой. Десятки шкафов вдоль стен! А если колдуньи позволят видеть призрачный мир снаружи, то ты увидишь, какая высокая эта башня на самом деле – там сотни стеллажей с книгами! Но эти фолианты призрачны – их создали учёные уже после своей смерти. И продолжают писать и писать. А молодые прислужницы, вроде тебя, каждый день переносят на пергамент эти тексты под контролем самих авторов. Как у тебя с цинадской каллиграфией?
- Мне это неинтересно. И вообще я не люблю читать, - сказала Несс. – Не говоря уже о царапанье пером каждый день…
- Лучше об этом помалкивай здесь. – Муна посмотрела по сторонам, понизив голос. - И не забывай, что в Скорлупе у стен могут быть уши...
- А что, меня отправят назад домой?
- Ага. Пинком под зад и своим ходом.
- Над этим стоит подумать.
- А это Мирелла, - повысила голос Муна; они как раз входили в новый просторный плохо освещённый зал с единственным человеком внутри. - Говорящая с Духами, как её называют.
По виду нельзя было утверждать, что Мирелла рада встрече. Вот уж кому лучше всего подойдёт здесь звание ведьмы, подумала Несс. Вскоре выяснилось, что карга смотрела так злобно не только на новоприбывшую, а вообще на всех. Кривилась не только лицом с острыми чертами и крючковатым носом, но и всем телом: её сильно клонило вбок – так, что правой рукой могла бы дотянуться до пола, но всё же опиралась ею на простоватый посох из тёмного дерева. На ней была лёгкая мантия, без ремня на поясе, отчего болталась свободно и немного скрывала недуг – так под определённым углом можно было принять Миреллу за толстушку, коей она, судя по тощим запястьям и шее, никак не являлась.
- Муна! - будто каркнула ведьма, отворачиваясь. – Кого притащила?
- Да ладно вам! Будто так часто вожу к вам гостей.
- Не ты, так другие! Раньше глотки грызли друг другу за то, чтобы сюда попасть! А теперь каждый аристократишка заваливается, как к себе домой, да ещё носом воротит!
Мирелла зажгла ещё один факел синим огнём – без всяких кристаллов, всего лишь рукой повела. Когда она повернулась к новоприбывшим вновь, стало видно небольшого призрака, торчащего у неё из левого бока. У него отсутствовала одна рука и всё, что ниже бёдер (словно его тело продолжалось в теле Миреллы), а вторая была явно недоразвитой, скрученной, непропорционально маленькой; голова мальчишки наоборот выглядела почти такой же большой, как у Миреллы.
- Хе-хей, Муна! – пропищал призрак ребёнка и затряс конечностью.
- Привет-привет, Дрог!
- О, а как зовут эту милаху? – округлил глаза и рот Дрог.
- Несс, - пролепетала дочь барона, щурясь и пытаясь разобраться. Так и хотелось спросить Муну – они что, одно целое? Но в голове предупреждающе зазвенел колокольчик матери. «Так-так! Ошибка! Девочка моя, ты должна вести себя прилично в любой ситуации! Даже если ничегошеньки не понимаешь! А с тобой это будет случаться ох как часто!» Чёртова дрессировка не прошла зря.
- Новенькая! Новенькая! О-о-о! – звонко вскричал Дрог и смешно выпучил на Миреллу свои огромные глаза. Будто спрашивал – можно с ней поиграть? Сложно было определить его возраст: с виду почти младенец, но чрезмерно болтлив. Впрочем, призраки могли со временем учиться и меняться характером, повадками.
- Ну и что она умеет? – окинула скептическим взглядом Мирелла. – Аура пустая, как мой кошель. Да и взгляд такой же. Усохнуть можно.
- Она прошла проверку на способности. Покажи ей бумаги, - сказала Муна.
Несс протянула свиток. Мирелла развернула. Дрог глуповато раскрыл рот, осматривая Несс. Та едва сдерживала смешок.
- «Проводил проверку местный знахарь...», - зачитала Мирелла, кривя лицом пуще прежнего. – «...положительный результат по исцелению…»… Пощади меня, Сотня Богов! «...по исцелению заноз и заусениц»!
- Занозы! Гусеницы! - счастливо пролепетал Дрог.
- Это не основное! – разозлилась Муна. – Не пропускайте! Она показала, что умеет ускорять рост волос.
- Волос?! – Мирелла отдёрнулась, как от прокажённых, издала несколько странных звуков, которые можно было принять за смешки или кашель. – Это целительство? Рост волос?
Несс самодовольно улыбнулась, мотнула головой, высвобождая длинные тёмные волосы из-под меховой накидки, и задрала нос:
- Мы содержим рысей. Выращиваем мех на продажу.
- Это похоже на дрянную шутку, - вздохнула Мирелла, возвращая свиток. – У моих кошек навыков исцеления больше, чем в этом горшке без дна…
- Мирелла! – яростно воскликнула Муна. – Храм Наук помогал даже убогим! Не забывай! А Несс не из таких, я готова поручиться! Я здесь не первый день, и с главой Хайнсом всё заранее оговорено!
Дрог состроил печальную рожицу, губы задрожали, будто готовился заплакать. Несс раскраснелась от попыток сдержать смех.
- Брось! – усмехнулась Мирелла. – Заступаешься за нашумевшую потаскушку. Для одной – позор, для другой – дело житейское. В оргию застолье превращать.
Несс оторопела. Весёлость как рукой сняло.
- Извините… - пробормотала она. - Эти слухи… Они как снежный ком, всё растут и растут, но на самом деле…
- Мирелла, при всём уважении, решать удел Несс – вообще вне вашей компетенции! Вы Говорящая с Духами! А тут нужен вердикт целителя!
- Да-да, - махнула рукой Мирелла, разворачиваясь и топая прочь. – А чьи вердикты нужны были по поводу тебя? Всех, у кого между ног болтается?
- Мне бы хватило даже одного, чтобы обогнать тебя! – проскрежетала Муна.
Дрог зажал одно ухо ручонкой, а другое прислонил к плечу Миреллы.
То ли Миреллу сказанное застало врасплох, то ли она быстро остыла, то ли этот разговор был до скукоты привычным, поманила за собой и сказала:
- Они уже ждут. Хайнс и Окка. Такой целитель вас устроит?
- Вполне, - сухо ответила Муна, а в сторону Несс шепнула: - Окка – лучшая по целительству. Она хорошая. Она точно увидит.
- Было бы что, - усмехнулась Несс. Она бы не сильно расстроилась, если бы её посчитали неподходящей. Да, было бы обидно – такой путь проделала зря и вообще как-то стыдно, но она восприняла бы возвращение, как победу над родителями.
За ничем не примечательной деревянной дверью находился кабинет Хайнса – верховного мага Храма Наук. Возможно, он не был самым сильным, да и сложно было сравнивать силу из различных школ волшебства, но он всем здесь заправлял и лично отчитывался перед вышестоящими магами в Цинаде. Муна описывала его, как сурового, но достаточно мудрого и интересного человека.
Кабинет был в беспорядке завален свитками и книгами, некоторые из них лежали на постаментах, сами перелистывались, заполнялись будто невидимыми руками – только видно было гуляющее по строкам перо, изредка окунаемое кончиком в чернила. Синий огонь имелся и здесь, но, кроме Муны, призраков не наблюдалось.
Хайнс показался Несс непримечательным заурядным старцем, которого можно было даже не принять за волшебника. Одежда у него ничем не отличалась от тёмных мантий самых низших прислужников. Только несколько амулетов на шее и кольца могли что-то о нём рассказать, но они были серые и малозаметные. Маги могли скрывать их качества и внешний вид. За седой бородой и жиденькими волосами на покрытой пятнами голове он не ухаживал – топорщились во все стороны. Круглые щёки и усы с завитушками Несс сразу восприняла, как признак добродушия. Старец часто щурился, и возле глаз от этого пролегли глубокие вееры морщин.
Окка сидела по другую сторону большого стола. Тихая незаметная мышка, с очень печальными чертами чрезмерно бледного лица и с каким-то потухшим взглядом, даже когда впервые что-то видела – например, Несс. Чуть улыбнулась и что-то неслышно мяукнула – вот и всё её приветствие, а потом отвернулась. Замученная, уставшая – вот, что приходило на ум при взгляде на неё. Но в присутствии Хайнса и Миреллы держалась не встревожено и не зажато, воспринимала их как равных или просто без особого интереса. У неё была шерстяная накидка поверх белой мантии, она прятала в ней руки, сжимала их в кулачки возле самой шеи, иногда прятала воротником рот, чтобы надолго зевнуть. Не высыпалась.
Хайнс сложил пальцы в замок и заговорил:
- Ага, вы уже познакомились с Миреллой и Дрогом.
- Каждый раз, как в первый раз, - усмехнулась Муна. Мирелла промолчала, заняв последнее свободное кресло в дальнем конце комнаты, где было темно и почти её не видно.
- Хорошо-хорошо! Отлично! Ну что ж, юная красавица! Я так понимаю, ты Несс.
- Это так.
- Хорошо! Мы поговорим с тобой, проверим твою готовность нести службу в Храме Наук.
- Нести слу… вы имеете в виду обучение?
- Ученье боем, - улыбался Хайнс. – Так у нас всё заведено. У нас тут не пресловутая Венозенгская Академия Героев, где бредовых лекций проводят больше, чем полезной практики. У нас будет только практика и ещё раз практика. Дел невпроворот, поэтому сразу будешь получать боевой опыт, а не отсиживаться в тылу под видом обученья. Запрыгиваешь в лодку и гребёшь, как остальные. На равных. Устраивает такой расклад?
- Наверное…
- Хорошо! Тогда давай без лишних трений, сразу к вопросам. Где ты находишься?
- В Храме Наук…
«Ты не бойся, зададут простейшие вопросы, чтобы понять – нормальная ты или последняя неграмотная простолюдинка!» – так говорила Муна.
- Нет. Где ты находишься?
- Мм. У подножья Грандуа?
- Где ты находишься?
- В пятом сословии?
- Где ты находишься? Как называется наш мир?
- Скорлупа. Или Мир Лорда Паука. Или Призрачный мир.
- Простонародные названия. Что ж, пускай, прижились. Но при чём тут Скорлупа?
Несс указала на полуглобус возле стола Хайнса.
- Потому что изученная часть этого мира напоминает осколок гигантской скорлупы. В других мирах яйцо обретает законченную форму. А здесь и через много цинадских лет мало что изучат…
- Что же мешает изучить эти земли?
- Во-первых, Рашма-Никогда-Не-Заходящий. Наше яйцо повёрнуто к нему всегда одной стороной. Свет Рашмы вызывает Искажения – искажает плоть, искажает души. Так что за Грандуа ни люди, ни призраки не обитают. Ну, только Искажённые туда уходят, но об их судьбах мало что известно… Во-вторых, есть тёмная сторона яйца, куда Рашма никогда не смотрит. Там водятся драконы.
- Так, конечно, говорят в детских сказках и рисуют на картах в низких сословиях, но это не драконы! – возмутился Хайнс. – Там обитают многочисленные виды ещё не до конца изученных существ. Как и драконы, они тоже очень непредсказуемые и опасные. Везде, где тень, они ведут вечную охоту друг на друга, а если тень для них благосклонна – то и на людей. Неистребимые бестии… А призраки там тают, становятся прозрачнее и в конце концов исчезают, им нужно быть поближе к Рашме, как это ни парадоксально…
Он откинулся в кресле, призадумался, а затем вновь указал на полуглобус.
- Покажи, где мы находимся.
Несс подошла. Потребовалось время, чтобы разобрать названия, вычурно начертанные пером. Она указала в северо-восточную часть Паутины под горную цепь Грандуа. Храм Наук был обозначен башенкой, как и все крепости на карте.
- Вот.
- Что такое Конгломерат Миров?
- Это сеть дружественных миров, связанных Вратами.
- Кто создал Врата?
- Сначала боги для войны друг с другом, а потом Древние… Следы их цивилизации находят во всех мирах.
- Какой мир считается центральным?
- Цинада – главный мир.
- Где он находится?
Несс повела пальцем через все владения Лорда Паука, пропустила Венозенг и ещё несколько городов, остановилась на одном из порталов на западе. Он, конечно, был подписан. Значок, в виде арки, как и другие порталы.
- Вот. Цинада.
Хайнс задал ещё несколько вопросов о порталах: какие есть в Скорлупе, какие есть в Цинаде. Несс помнила почти все – в Цинаде их было слишком много, больше двух десятков. Она надеялась, что её ответы удовлетворили Хайнца, но по его внезапно посуровевшему виду сложно было судить наверняка.
- Кто правит Скорлупой?
- Лорд Паук.
- Нет! Кто правит Скорлупой?
- Ой, Призрачное Правление! – спохватилась Несс.
- Хи-хи! – прошелестел Дрог. – Немножко тупица!
Обычно так никто не ошибался, ведь Призрачный Мир тем и славился, что души мертвецов никуда не уходили, обретали вечную жизнь подле живых. Не сложно было догадаться, что призраки были опытнее, умнее, обладали большей свободой и меньшими нуждами – поэтому они контролировали практически всё, а живым оставалось лишь внимать советам. Позже Несс поражалась своей глупости.
- А кому подчиняется Призрачное Правление?
Про такое Несс не слышала. Она задумалась, сморщила лоб, чувствуя подвох.
- Наверное, напрямую короне Цинады…
- А кому подчиняется Лорд Паук?
- Призрачному Правлению?
- Нет!
- Королю Ци…
- Нет! Этот ублюдок не подчиняется никому уже больше сотни лет.
В Цинаде Лорда Паука, конечно, ценили, как одного из самых примечательных бывших Стражей Врат, который в былые годы держал под суровым контролем свои владения в период освоения Скорлупы и появления Паутины, но со временем его влияние постепенно уменьшилось до уровня всего лишь главной достопримечательности столицы. Злые языки называли Венозенг террариумом, куда все теперь заглядывали, только чтобы посмотреть на паучка. В этом была доля истины. Тем не менее, этот один из немногих Стражей в человеческом обличье обладал выдающимися способностями: он был бессмертен, то есть жил вечно с незапамятных времён, и он был абсолютно неуязвим для любого оружия – режущего, колющего, магического и любого другого. Найти более подходящую кандидатуру на Вечный Трон, который он сам и создал, было бы нелегко. Но Цинада и Призрачное Правление Скорлупы закрывали глаза на его мелкие капризы и выходки, поскольку он на многое не претендовал, а, как показывала его богатая история, в кризисные времена он мог вести народ к успеху. Не говоря уже о том, что он, бывший Страж Врат, которого невозможно убить, всё же был союзником Цинады, а не её врагом.
Несс подумала, что подобные вопросы не сыграют большую роль в её судьбе. Скорее всего, Хайнс просто говорил о наболевшем и потешался над неосведомлённостью ученицы. Поэтому она не сильно волновалась, хотя усердно строила озадаченное лицо. Намного позже, даже слишком поздно, она поняла, что её проверяют на прочность.
- Ладно, что-нибудь попроще… Каким богам молишься?
- Сотне Богов! – удивлённо воскликнула Несс, даже не представляя, какая может быть альтернатива.
- Хорошо! Называй.
Несс вздохнула и начала перечислять. Их имена знали все верующие. После первого десятка Хайнс её остановил.
- Хорошо. Какие боги живы?
- Все боги мертвы.
- Какой бог был последним?
- Предводитель людей – Танакен.
- Что с ним случилось?
- Люди убили его. Сразу после победы над другим богом – предводителем гхаргов - Сайксом.
- Как это произошло?
- Боги уже ленились воевать и создали для этого миньонов. Танакен создал людей и дал им Сияющие Клинки. Простым оружием нельзя было даже ранить богов. Но Сияющими Клинками они убили сначала вражеского бога, а потом своего.
- Почему убили своего?
- Это... сложный вопрос... есть много мнений, но ни одного ответа.
- Хорошо! Где это произошло?
- Здесь, в Скорлупе, недалеко на стороне Рашмы, к северо-западу от Паутины, через Бухту Надежды.
- Что стало с гхаргами?
- Они, как и люди, расселялись по мирам и часто воевали с людьми.
- Постоянно.
- Теперь они прячутся в горах Грандуа…
- Остатки гхаргов в этом мире в большинстве своём обитают в Грандуа. В западных горах тоже встречаются, но намного реже. Здесь они обречены, отрезаны от порталов и часто подвергаются налётам наших войск. Но в других мирах ситуация иная. Где-то больше, где-то меньше. И как после смерти богов появились маги?
- После смерти каждого бога – миньоны могли развивать силы, которыми этот бог обладал. А ещё кровь богов насытила земли и забила ключами. На одном таком построена Цинада. На другом – этот Храм Наук. Есть и другие.
- И чем примечательны эти родники?
- В Цинаде они улучшают способности. В Реадеме – этой водой можно залечить раны, даже глубокие. А здесь она, насколько я знаю, восстанавливает силы.
- Магические силы. От простой усталости – мало поможет. Хорошо. Какие бывают школы магии?
- Р-разные… Самые разные. Наверное, самые известные – буревестники, они управляют силами стихий. Есть ещё Говорящие с Духами… Что ни возьми – у всего есть своя сила: магия крови, магия света, магия тени, магия пустоты… И многие другие виды.
- Хорошо. Бывала в Цинаде?
- Нет ещё.
- В других мирах?
- Переходила портал в Ун, но ненадолго.
- Почему стремишься в Храм Наук?
- Я… - Несс помолчала, не зная, что ответить. – Ну… Здесь… - Она посмотрела на Муну, и только теперь заметила, что та открывает и закрывает рот, но ни слова не слышно. Муна нахмурилась и покосилась в сторону Миреллы.
- Что, тебе нужна подсказка на такой простой вопрос? – усмехнулась колдунья.
Несс посмотрела на Хайнса. Лицо его ничуть не смягчилось:
- Вопрос действительно несложный и очень важный. Ты ведь зачем-то сюда приехала.
- Да, я хотела бы учиться на целителя, - сказала Несс.
- Я так не думаю, - снова подала голос Мирелла.
- Проклятая старая карга, много ты знаешь! – громко прозвучал голос Несс.
Она ужаснулась и зажала рот ладонью. Но она не разлепляла губ, не напрягала голосовые связки! Голос прозвучал не из её рта!
- А-ла-ла-ла-ла! - Дрог снова зажал уши в своей манере.
- Нехорошо! – нахмурился Хайнс. – Мирелла, не делай так больше!
- Что это было? – спросила Несс. – Я не говорила такого!
- Это, девочка, сказала настоящая ты. Твоя грязная душонка! – хохотнула Мирелла.
- Говорящая с Духами, - покачал головой Хайнс. – Не просто говорит с духами, но управляет ими. Может заставить их замолчать. Может заставить говорить то, что у них на уме. Много чего ещё умеет.
- Я такого не говорила! – упрямствовала Несс.
- Хорошо. В таком случае, что ты хотела ответить на вопрос о цели твоего визита к нам?
- Я… Вы ведь уважаемая гильдия магов, для меня было бы почётно учиться у…
- Я так не думаю, - сказала Мирелла. – Девчонка балаболит то, во что сама не верит. Её душонка о другом поёт.
- Нет, нет, не вздумай лезть в мою голову, тварь! – будто заговорили стены голосом Несс. – Нет, хватит, остановись, стерва! Какой стыд! Умолкни! А-а-а, это же я!
- Ой, - сказала Мирелла. – Ты давай, расслабься и вернись к прежним мыслям.
- Я так не могу! – заговорила ртом Несс и притопнула. – Это издевательство! Зачем она вообще здесь?
Муна похожим образом жестикулировала и показывала непристойные жесты в сторону Миреллы, но не произносила ни звука. Та посмеивалась. Дрог сосал палец.
- Я скажу, зачем она здесь, - спокойно ответил Хайнс. – Потому что в Скорлупе важна не только оболочка, но и начинка. Мы тут все два в одном, знаешь ли. И ты поймёшь со временем, насколько эти сущности могут различаться и какие разные роли могут играть даже при твоей жизни. И если я знакомлюсь с тобой, то Мирелла знакомится с твоей душой – с тем, с чем ей придётся работать.
- Вряд ли придётся, - сказала Мирелла. – Она сама не знает, чего хочет.
- Хочу, чтобы ты заткнулась! – сказала Несс голосом. – И не делала больше мои мысли… громкими!
- Скорее даже хочет домой. К мамочке и папочке, которых любит и ненавидит.
- Она слишком молода, - впервые заговорила Окка. – Нужно это учесть. Её возрасту присущи сомнения. Особенно по поводу будущего.
- Согласен, - сказал Хайнс. - Быть может, большая удача, что она сомневается, а не сформировала непоколебимую уверенность в чём-то. Уверенность может быть большей глупостью. Узколобостью.
- Рысий магнат вас всех купил, - покачала головой Мирелла.
- А я тоже люблю ры…! – запищал Дрог, но и его голос внезапно стал беззвучным.
- О, боги! - заголосила невидимая Несс. - Они же могут узнать мои самые постыдные постельные дела! И что при всём при этом я ещё девственница! Двойной стыд! По всем фронтам! И снова этот голос! Проклятье! А-а-а-а!
Дочь барона закрыла руками лицо.
- Ой-ой, - спокойно и невинно подала голос Мирелла из тени. – Ладно, больше не буду.
- Я всё решила! - воскликнула Несс, убирая руки от раскрасневшегося лица. – Я ухожу отсюда сейчас же, и ни одна сила меня…
- Здесь тебя научат блокировать чтение мыслей, - сказала, наконец, Муна. - Это довольно просто. Все умеют это, кто с этим сталкивался.
- Иначе пытки не практиковались бы с такой регулярностью даже в Цинаде, - улыбнулся Хайнс.
- Мне всё равно… - прошептала Несс. Ей казалось, что она сейчас упадёт в обморок.
- Мне говорили, ты умеешь очень быстро растить волосы, - со вздохом миновала все барьеры разговора Окка, перейдя к сути. – Это правда?
- Не очень быстро… - буркнула Несс, опустив взгляд.
Окка поднялась из кресла, высвободила руку из мантии и взяла свиток. После прочтения она произнесла:
- С этим можно работать.
- Но я не хочу…
- Пройдём со мной, - сказала Окка, устало поглядев на остальных магов. Они хранили молчание, задумчиво буравили взглядом Несс. – Ты изменишь своё мнение. Ты поймёшь, что возможность помочь – сильнее, чем желание помочь. Там мы без Говорящих с Духами узнаем, какого цвета твоя душа – белого, как снег, или чёрного, как этот чёртов камень цитадели. Под который волей-неволей мимикриуют худшие из нас.




Последний раз редактировалось Vasex; 09.03.2017 в 22:27.
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 10.03.2017, 10:36
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,570
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Так, пошли вводные данные по миру. На Скорлупе люди живут только по экватору, что ли? Души могут физический урон наносить? Души могут быть по сути идеальными шпионами. Души можно заточить в бутылку? Души могут покинуть Скорлупу? Можно ли оберегами не пускать души на определенные территории?
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #14  
Старый 10.03.2017, 10:52
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Мережук Роман, да, шпионаж уже вот-вот будет. Живут не на экваторе, а скорее за северным магнитным полюсом, уточню этот момент хз как. На рисунках все понятнее, но так неправильно, конечно) покинуть через порталы не могут, орбиту планеты тоже не могут, но могут пойти искажаться на светлую сторону планеты или таять на темной - при любом раскладе результат непонятный, но так поступают, если надоела вечная жизнь или если изгоняют искаженных. Физически воздействовать не могут на мир живых, хотя некоторое маг. влияние, возможно, будет, не уверен, главное чтобы не ломало баланс.
Про обереги вряд ли, иначе сломает сюжет, но призраков призраки могут удерживать, как пленных, силой. Про бутылку - непонятно откуда инфа, нет такого.

Последний раз редактировалось Vasex; 10.03.2017 в 11:06.
Ответить с цитированием
  #15  
Старый 10.03.2017, 12:08
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,570
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Vasex, аналогия с джинном. Разумно же ценные души в виде заложников держать. Своего рода ценный товар опять же, если могут оказывать маг. влияние.
Обереги тоже логичное предположение так как я человек избалованный тырнетами и живо представляю толпу жрякающих попкорн душ-комментаторов во время полового акта живых.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #16  
Старый 10.03.2017, 12:17
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Есть ведь законы. Иначе можно размещать скрытые камеры и в нашей реальности. Короче говоря, того не стоит подглядывание, хотя, безусловно, подобные сцены раскрою, к тому же проблема будет актуальнее для публичных домов.

Последний раз редактировалось Vasex; 10.03.2017 в 12:22.
Ответить с цитированием
  #17  
Старый 10.03.2017, 13:37
Аватар для Horadrim
Свой человек
 
Регистрация: 29.01.2008
Сообщений: 470
Репутация: 249 [+/-]
Vasex, 4 часть "Халтура" откровенная. Или черновик. Пока неясно.

О, кстати, привет :)

Нельзя так грубо скрывать описание целого мира за незначительной сценой. Чем дольше въезжаешь, тем интереснее читать. А ты сразу взял и всех запутал.
Это что -то должно вызывать? Вопросы? Зачем они, когда к герою еще не успеваешь привязаться. И мотивы ГГ не совсем ясны пока (кроме младенческого пофигизма и "всем назло").
"Перепиши", сократи до четверти. Оставь чувства. Наплюй на мой комментарий. Так тоже можно.:)
Ответить с цитированием
  #18  
Старый 10.03.2017, 22:47
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Коряво. Будет значительно редактироваться и дополняться.
Скрытый текст - 5:
- Это было мерзко!
- Полностью с тобой согласна, Муна! Эта пустозвонка испортила всё настроение и попросту отравила мои воспоминания. Ты слышала, что её душонка пела? Мерзость!
- Нет! Это было мерзко с вашей стороны так издеваться над бедной девочкой!
- Ну, кому-то нужно было указать ей, где её место. А то, глядишь, всеми нами распоряжалась бы, как слугами. Впрочем, тебя она уже околдовала. Наивность и наглость – опасная смесь для одного варева, опасная…
- Провались ты к чёрту, Мирелла! Бездушная горгулья!
- Нет-нет! Не надо провалиться! – запищал Дрог.
Они вышли во двор, и Муна полетела быстрее, чтобы уйти подальше от Миреллы. Путь лежал у них в одну сторону – в мастерскую братьев Скрёбышей.
Миреллу всегда подобное веселило, но в этот раз она решила не спешить, к тому же с её хромотой лишних передышек не бывало, поэтому остановилась у тренировочного плаца для храмовников. Площадка всегда была ровно очищена от снега; на ней и днём, и ночью маршировали, занимались физическими упражнениями, отрабатывали боевые приёмы немногочисленные солдаты. Сейчас они орудовали копьями – тупые учебные наконечники гремели о щиты. В беседке на краю плаца обычно сидел Сутум – командир храмовников. К нему Мирелла и направилась.
- Честь! – опустил голову в полупоклоне Сутум, не вставая со скамьи подле печи, к которой также был пристроен внушительных размеров самовар. С густой бороды посыпался снег. Сегодня предводитель храмовников был без брони, просто в тёплой одежде; недавно в Храме Наук гостила влиятельная цинадка, поэтому в крепости всё это время действовало что-то вроде боевой тревоги. Сутум, как видно, устал изображать бурную деятельность на плацу в полном тяжёлом доспехе, поэтому теперь, уже всю неделю после отъезда цинадки, никого не спросив и не уведомив, сам себе разрешил самый лёгкий вариант формы. Впрочем, воевать Храм Наук ни с кем не собирался, а Хайнса дела цинадских стражников у подножья цитадели совсем не волновали. Как и всех прочих.
- Мирелла! – в своей обычной манере загромыхал Сутум. – Вы пришли проверить боеготовность моих людей? Или хотите проверить боеготовность их душ? Все медитации проходят согласно вашим указаниям, мои ребята готовы и телом, и разумом! Или же вы готовы поделиться с нами новыми премудростями?
Жаль, не получится так легко поговорить напрямую с душой Сутума, как с той девчонкой, подумала Мирелла. Хотелось бы знать, хитрючие эти глазища или всё же язык правду лопочет? Эх, этот мир полнится книгами, которые можно было открыть лишь раз, а теперь они навсегда закрыты.
- Я попрошу освободить эту площадку к ночи, когда тортиглии подохнут и в Храме скомандуют отбой. Я получила весточку от Ороны и Руция: они уже прибыли в Венозенг, вот-вот будут представлять титанов Лорду Пауку. Если всё пройдёт, как надо, и одобрят новую партию, у нас будет мало времени на обучение и разработку. Нужно будет тренировать призраков чаще, сегодня и начнём.
- Как будет велено, Мирелла, - ещё раз поклонился Сутум.

Наспех возведённая только из-за нехватки рабочего места в излишне вычурных хоромах Храма наук, на фоне тёмных однотипных дворовых построек – складов, казарм, домиков прислужников - мастерская братьев Скрёбышей казалась неуместной трущобой, зданием под снос, не иначе. Какие великие мастера могли обитать под этой ужасно спроектированной крышей? Словно опасная глыба льда, за которой своевременно не доглядели, она нависла всей этой гигантской снежной шапкой и криво уложенными брёвнами, скорее над улицей, чем над самим зданием, прямо над входом, норовя обрушиться на подошедших слишком близко.
Муну физические опасности не волновали, она в нетерпении летела к затенённому и непримечательному фасаду.
Внутри царил всегда поражающий и вместе с тем такой родной и привычный хаос. Мебель не на своих местах, точно ураган прошёл; страшный бардак из слесарных инструментов, каких-то невообразимых доспехов, грязной посуды, предметов одежды, чертежей. Местами всё покрылось серой пылью и будто потеряло краски от времени и бездействия, а кое-где виднелись недавние оазисы – признаки пребывания людского: горящая свеча возле раскрытых книг, ещё горячий чай возле окна, покрытого морозными узорами, свежие блестящие краски на палитре подле мольберта. И всё верхом на ковре опилок, титановой стружки и объедков. А ведь тут совсем недавно была цинадская проверка, тут почти каждый день бывает Хайнс и другие не последние маги Храма Наук!
Ещё Муну встречали изваяния из горных руд, люди-статуи, такие знакомые, но всё такие же неживые. Многие в разных позах, но большинство выровнены по скучной солдатской стойке; кто-то недоделан, кто-то испорчен, а кто-то использовался как вешалка для всего подряд.
Эта неподвижность человеческих силуэтов, подумала Муна, страшит, как если увидеть мертвеца, который каким-то чудом держится на ногах. Да уж, и после смерти смерть всё ещё страшит.
Муна нашла Тракеция Скрёбыша в его самом личном кабинете – где тоже царил творческий беспорядок, но более художественный: всюду были разбросаны и развешаны рисунки конструкций, частей человеческих тел. Из двух братьев-изобретателей – этот был выдумщиком, а Руций Скрёбыш – воплотителем. Человек искусства и человек дела.
- Муна! – обрадовался Тракеций, отбросил дела, зачем-то вытер руки о грязную одежду, добавив на неё новых красок, и бросился девице навстречу.
Привидение захихикало, заключило его в объятья и прошло насквозь. Они развернулись вновь лицом друг к другу, очень точно наученным приёмом сблизились губами и будто бы поцеловались.
- Соскучился по своей музе?
- Ещё бы! Места себе в последние дни не нахожу. Рисую, как сумасшедший. Так вот переношу одиночество. С кем угодно, хоть с призраками двух бывших тёщ, но с самим собой ужиться не могу! Ещё брат уехал в Венозенг.
- На аудиенцию с Лордом Пауком? Так у вас дела идут в гору!
- Ещё неясно, конечно, ждём новостей… Но! – Он поднял указательный палец вверх и хитро улыбнулся. – У меня есть, чем тебя порадовать! Не только у нас дела идут в гору, но и у тебя!
- Да ладно… - Муна взмыла вверх, проходя сквозь потолок на второй этаж мастерской, а Тракеций со смехом побежал к винтовой лестнице, чтобы успеть и ничего не упустить – ни одной эмоции.
Вверху стояла двуспальная кровать Тракеция. Здесь стены были увешаны изображениями лишь одного человека – молодой девушки. Портреты с различных ракурсов, все оголённые части тела…
Как жаль, что не могу плакать по-настоящему, подумала Муна, растроганно скривившись, при этом стараясь не погасить улыбку. В её призрачном воплощении на лице блестели слёзы, но, конечно, они тоже были призрачными.
- Вы… о, боги… вы всё-таки делаете это… - с трудом промямлила она.
- Да, настала твоя очередь, и Окка уже нанесла покров из плоти и волос… Ну как нанесла… Скорее вырастила…
Казалось, что на кровати лежит статуя из тёмного камня в виде обнажённой девушки. Её грудь, шею и правую половину головы покрывала кожа. Были также ресницы, брови и немного светлых волос на голове.
- Смотрится намного естественнее, чем у других, - шептал Тракеций. – Конечно, мы только начали, ещё многое предстоит сделать…
- Тракеций… - сказала Муна. – Это будет лучший подарок… лучший подарок… В моей жизни и в моей смерти…
Она погрузилась в статую, идеально совпадающую с ней по всем формам и размерам. Оставила снаружи только губы. Тракеций обнял её, прижался крепко-крепко.
- Ты хотела быть вечно молодой. Ты не хотела обрести бессмертие призраком-старухой. Ты подарила себе вечную молодость…
- Да…
- Но она иллюзорна…
- Да…
- Я подарю тебе настоящую вечную молодость.
Муна прошла глазами сквозь закрытые глаза статуи и посмотрела на самую большую картину, которую Тракеций даже поместил в раму, как настоящее произведение искусства.
На ней была изображена статуя в её готовом виде. Когда Муна станет ею управлять.
Тракеций и Муна во плоти на своей будущей брачной церемонии...

Скрытый текст - 6:
Руций и Орона прибыли в Венозенг на Третий Пик Заката. Тортиглии посерели от старости, но им предстояло жить ещё четверть цикла, так что по цинадским меркам - вечерело. Локоны Рашмы почти не показывались из-за Грандуа, тени разжирели, но огромный город не погрузился во тьму, наоборот - он сверкал огнями, как грандиозный торт на королевском пиршестве: разноцветные лампы постоянно освещали город – чтобы и подворотни не пугали, и призраков видно было.
Только угощенье вышло сильно ассиметричным. Часть городской стены, окружавшей город, вздымалась выше большинства домов и втрое выше противоположной дуги. В итоге стены выглядели изрядно косыми, но их плавный переход, декоративность флагами Цинады, Скорлупы и прочего Междумирья, а также освещённость разноцветными магическими светильниками создавали вид, что так и надо. На самом деле так Венозенг прятался от пагубного влияния Рашмы-Никогда-Не-Заходящего на случай, если бы тот показался из-за гор в какой-то период своего не самого предсказуемого жизненного пути. Тогда бы город оставался в тени.
В ясном небе над зданиями кружил колоссальный серо-зелёный вихрь из призраков. Сильно высоко они не забирались, стараясь сильно не попадать под солнечные лучи. Однако по одному направлению спирали они взбирались, чтобы зачерпнуть немного энергии, дабы не угаснуть, а по другой спирали спускались в город. Движение регулировалось на некоем давно выработанном или инстинктивном уровне. Внутри вихря беспрерывно галдели призраки, обсуждали новости, спорили, готовили указы…
Руций не раз бывал здесь по работе и досугу. Любовью к парадоксально тесным широким улицам, обилию окаменелых и призраков он давно уже не страдал. А вот цинадка впервые добралась до столицы Скорлупы и реагировала на всё увиденное, как типичный иноземец.
- Легендарные Кривые Стены! Окаменелые на крышах! Призрачное Правление! И Лорд Паук, как главная достопримечательность города! Независимо от исхода встречи, для меня поездка удалась!
- Разве вы не останавливались в Венозенге по пути из Цинады в Храм Наук? Обычно так все поступают - основная дорога проходит как раз через столицу.
- Нет, это ведь не прямой маршрут до Храма. Мой путь в основном лежал у подножья Грандуа. Спокойная поездка, тихие маленькие городки и деревушки.
- Основные торговые маршруты намного безопаснее.
Она улыбнулась и промолчала. Руций подумал, что цинадка либо что-то не договаривает, либо очень уж торопилась попасть в Храм Наук, раз мчалась напрямую по узким сельским тропам.
В городских воротах стража в тёмной кожаной броне проверяла каждого въезжающего, расспрашивали о целях визита, проверяли багаж. Орону особенно удивило, что проверяли количество золота. Руций пояснил чужестранке, что Венозенг боролся с количеством нищих и попрошаек, коих в городе хватало с избытком.
- В других городах Скорлупы могут не пустить в город, если нечем позолотить лапу стражникам или не хватает хотя бы на один приём пищи в таверне. Часто можно увидеть под городскими стенами попрошаек. А в Венозенге нужно значительно больше денег, поэтому снаружи стен попрошаек не видно – такую сумму так просто не накопишь. У вас золота достаточно?
- Порядком, я же из Цинады.
А вот с их попутчиком – третьим членом команды – возникли сложности.
- А с ним-то что? – пробасил стражник, указывая на голема Эолина. Несмотря на вполне человеческий вид, тот выглядел странно, поскольку одет был явно не по погоде, но холода будто не испытывал в своём дорогостоящем балахоне. Кроме того, двигался дёрганно, словно накурился дурман-травой или ещё чем. А ещё не проявлял никаких эмоций, больно задевал прохожих плечами и вообще не произносил ни звука. Даже не моргал.
- Долгая история, - покачал головой Руций. - Его деньги у меня, он под моей опекой.
- Знакомая рожа у этого болвана. Так что с ним? Болезнь какая-то? – Лицо стражника скукожилось от отвращения.
- Да, да, она самая… Как и все – прибыл в Венозенг умирать! - Руций взял Эолина за плечо и толкнул вперёд. Стражник ещё долго смотрел им вслед и приговаривал, что где-то этого парня точно видел.
- Вот увлекался бы Лорд Паук в этом веке женщинами, как в былые времена, тогда бы стражник точно узнал королевну! - хихикнула Орона.
- Да кто всех этих любовников Паука упомнит! – ворчал Руций. – Меняет их каждый почти каждый цинадский год! А иногда и каждый день!
Заключённая в высокие отвесные берега из тёмного камня, что препятствовало затоплению в относительно тёплый Пятый Пик Рассвета, река Вено пересекала город в виде прямого канала. Улицы и дома были выполнены из тёмного кирпича, тёмных плит, а особенно дорогие особняки – из редкого тёмного дерева, прочного, как железо. На улицах, как обычно, не протолкнуться – толпы приезжих, фанатиков Лорда Паука и Призрачного Правления, представители всех гильдий и миров, но в основной своей массе – старики и старухи, приехавшие в Венозенг умирать, чтобы обрести бессмертие в виде призраков.
Крыши заканчивались либо высокими остроконечными шпилями, либо открытыми площадками, на которых замерли изваяния окаменелых – люди перед смертью поднимали руки вверх, будто тянулись к небу. Так их и превращали в камень. Существовало несколько версий этой традиции, Руций уже не помнил, какие из них ближе всего к истине. Такой способ «захоронения» уже почти не практиковался, потому что места в Венозенге оставалось совсем мало. Правда, знатным особам это было не помехой – всегда находили незанятый уголок или обеспечивали себе оный, нагло уничтожая статуи давно пропавших призраков.
Орона без устали осматривалась по сторонам, совала нос в каждую захудалую торговую лавку, тянулась к центру города, работая в тесной толпе локтями, как опытный поводырь, приставленный к беспомощному Руцию. Даже бездушный голем Эолина не рассекал людской поток так ловко, скорее бесконечно бился о скалы. Вскоре Руций вспомнил, что в Цинаде давки на улицах ничем не уступали здешним.
- А цены, цены! – цокала язычком Орона. – Правду говорят, что Венозенг – самый дорогой город в Междумирье.
- Да, здесь проживать мало кому по карману. В первую очередь из-за цен за жильё. Как и во всей Скорлупе. Клочок земли маленький, а стремятся сюда изо всех миров. Увидеть Венозенг и умереть!
Многие проживали прямо на улицах. Городская стража, конечно, боролась с бездомными, но некоторые палаточные лагеря и шалаши они почему-то не разрушали. Возможно, у этих нищих существовали какие-то договорённости с городским управлением. Город был страшно перенаселён: здесь, как и в Цинаде, использовались подземные трубы, чтобы выводить нечистоты, но всё равно страшно воняло. Кроме того, через отдельные улицы и ворота постоянно вывозили тела новоиспечённых покойников. Методик захоронения существовало много – большинство проводилось вдали от города.
От королевского дворца зевак отгоняли. Мало кто удостаивался аудиенции Его Величества. Однако все знали, что Лорд Паук любит выходить к людям, устраивать небольшие представления, доказывая свою неуязвимость, прогуливаться по городу и окрестностям от скуки. Желающие поглазеть на бывшего Стража Врат – расходились после этого удовлетворёнными. Но Руций никак не ожидал, что его, простого мастера из Храма Наук, подпустят к этому мировому чуду ещё ближе…
Взобравшись по многочисленным ступенькам очень длинной, но отлогой лестницы, они добрались до парадного входа во дворец.
- Эти ступени… сколько раз он сходил и восходил по ним? Быть может, даже босиком?
Ага, с ухмылкой подумал Руций, быть может, пометил здесь уже каждый камень за сотни лет жизни. Всем, чем только мог придумать.
Стражники пропустили Руция, Орону и голема Эолина внутрь без долгих расспросов. Для мира, где за точным временем никто не следит, встречи с королём всё равно носили заранее многократно спланированный и оговоренный характер.
- Покои Лорда Паука… - шептала Орона.
Нет, думал Руций, это лишь нескончаемые коридоры и какие-то залы ожидания для гостей – и всё с приступом гигантизма: камины, диваны, шторы, статуи и фонтаны – всё как минимум длиной или всем размером с малый сельский дом. Хотя, конечно, отделку поручали лучшим мастерам, и баснословные деньги обрушили на убранство. Какая ткань ковров! Подсвечники из серебра, ручки дверей из золота! Знаковые места наполнялись магическими благовониями и не просто так – а чтобы настроить на нужный лад. Например, в зале с флагами, вымпелами и штандартами былых воинств, государств и других миров ощущался жар, пыль, запахи ярмарки и будто бы крови, но это вызывало не тошноту, а скорее голод, так было задумано; а там, где хранились картины и находки на тему покорения Грандуа – дышать было слишком холодно, но это почему-то приливало новые силы, открывало второе дыхание – точно ты сам, а не Лорд Паук, усмехался с вершины Кхекса – самой высокой точки горной цепи.
Руций в тревоге задумался. А что если голем случайно что-нибудь испортит? Хватит ли у Храма Наук денег, чтобы расплатиться? Впрочем, в конце концов, за всё платила Цинада.
- Тронный Зал Лорда Паука… - шептала Орона.
Внушает, подумал Руций. Но лишь размером. Чем не центральная городская площадь, накрытая шатром из камня? Вот только камушком до такого потолка не добросишь. Порой казалось, что нигде в Скорлупе, кроме Грандуа такой высоты воочию не увидишь– любая подобная высота должна была встречать восход Рашмы… Но ведь снаружи купол дворца не был залит светом… Секрет здесь был в том, что гости дворца не замечали, что длинные коридоры после лестницы на входе, ведущие к Тронному Залу, шли под небольшим углом вниз – так посетители постепенно спускались под город, любуясь торжественным убранством покоев.
- Вечный Трон… - шептала Орона.
Да, подумал Руций. Конечно, это кресло с обыкновенной подушкой под задницу и мягкими подлокотниками ничего особенного в себе не таило, разве что приковывала взгляд его высочайшая каменная спинка, уходящая куда-то в неразборчивую тень под своды потолка в центре зала.
- Как много здесь вещей, намекающих на бесконечность, - восхищалась Орона по пути к Вечному Трону и группе людей возле него. - Даже эти свечи повсюду… Поговаривают, что они никогда не уменьшаются и не гаснут. Ничего особенного, слуги подпитывают магией, наверное… Зато какой эффект, какой символизм!
- А у нас в домах одни тортиглии, - усмехнулся Руций через силу. В этом до того гигантском зале, что приходилось напрягаться, чтобы осознать его, даже если напрямую наблюдаешь его, становилось не до шуток. Все слова казались мелочными и неуместными подробностями из никчемных людских жизней, коим тут не место.
Руций выдохнул, смахивая пот, мотая головой и не веря, что это происходит наяву.
У Лорда Паука личной стражи было много, как и у любого монарха. Многие удивлялись этому, ведь короля-то убить нельзя, но вскоре до любого дурака доходило, что самая страшная для него участь – быть похищенным. Старый, как мир, и единственный недостаток вечной жизни: только бы она не превратилась в бесконечную пытку!
Лорд Паук – стройный и крепкий детина с виду среднего возраста в лёгкой, но явно очень дорогой одежде – что расписная рубаха, что усыпанные драгоценной пылью штаны - восседал на Вечном Троне в, мягко говоря, странной для короля позе: закинув одну ногу на подлокотник, а головой и руками перекинувшись через другой, лицом вверх. Когда Руций и Орона вошли в зал, Лорд Паук поднял голову и случайно клацнул зубами. Казалось, что его разбудили.
От стены за троном отделилась тень, подплыла к повелителю.
Это был тот самый Эолин – по его образу и подобию сделан был голем. Молодой здоровенный парень, пышные волосы цвета соломы, неугасающая улыбка.
- О-о, Паучок, ты даже представить себе не можешь, что эти ребята для тебя подготовили!
- А-а, мои гости из Цинады. Ну что ж, приветствую. Решили проведать, как идут дела в Скорлупе?
Призрак Эолин ещё до приезда цинадки какое-то время гостил и обучался у Миреллы в Храме Наук. Когда Руций и Орона, обременённые телесными оболочками, выехали в Венозенг, Эолин оставил своего голема и полетел на опережение – к своему возлюбленному – правителю Скорлупы.
- Приветствуем вас, о, Лорд Паук, - спокойно проговорила и очень низко поклонилась Орона, а Руций последовал её примеру. Голем остался стоять неподвижно. – По правде сказать, из Цинады здесь только я, Орона Голос-из-Стали, так меня зовут. А это мой спутник Руций Скрёбыш, он родом из Скорлупы. Из пятого сословия. Там мы и встретились, в Храме Наук у подножья Грандуа…
Руций посмотрел на неё с удивлением. В Храме Наук Орона представлялась по-другому.

- Приветствую вас, Хайнс! – весело и звонко говорила загорелая чужачка, укрываясь целой горой плащей и неуклюже соскакивая с телеги в глубокий снег. Тогда в горах разыгралась нешуточная метель, а цинадка, видимо, неправильно оценила погодные условия в этом мире. – Я Орона, из цинадской гильдии торговцев, Орона Серебринка! Ох! Я о вас столько читала, дорога была долгой-долгой! Я так рада наведаться в знаменитую академию магов Скорлупы!
- Академию? – спросил тогда глава Храма, усмехнувшись. – Знаменитую?
- Ну или кузню! Здесь ведь куются лучшие умы Скорлупы? – продолжала улыбаться она, невинно хлопая заснеженными ресницами.
- Проходите! Проходите в тепло! Идёмте, внутри поговорим! Мы вас заждались!

Теперь, в Венозенге, во дворце Лорда Паука, она выглядела даже выше ростом – вытянулась, расправила плечи, да и не казалась больше той хрупкой соломенной куклой в обмотках. А голос звучал с пугающей отчётливостью, уверенностью, холодностью и, как подумалось Руцию, с лёгкой надменностью, чего он никак не ожидал от Ороны:
- О, Лорд Паук. Мы хотим представить вам творение Руция и Тракеция Скрёбышей, двух братьев, мастеров, изобретателей. Они разработали механических людей, коих прозвали титанами, потому что те сделаны из титановой руды, добываемой по соседству в Грандуа. Руций, покажи им.
Руций хмуро посмотрел на неё, всё никак не мог примерить её новое имя к старому образу, да и что-то знакомое пробивалось через дебри памяти («Голос-из-Стали… Голос-из-Стали… Где же я это слышал?»), но в королевских покоях не время для утомительных раздумий и сомнений – он, как следует, отступил в сторону и приказал титану выступить вперёд. Тот среагировал, сделал тяжёлый шаг вперёд и представился:
- Титан Без Имени к вашим услугам, милорд или миледи.
- Так это не живой человек? – удивился Лорд Паук.
- Это лучше, чем какой-то человек из мяса и костей, - улыбнулась Орона. – Снаружи его покрыли плотью, ибо нечеловечий облик может напугать. Но внутри он точно камень. – Она протянула руку и постучала костяшками по лбу нелюдя. Гулкий звон отразился от стен. – Эти мастера, два брата, совершили чудо – они делают ходячие сосуды, полых големов. Титаны, конечно, могут разгуливать сами по себе, выполнять несложные поручения, они достаточно умны, обучены и ещё многому предстоит их обучить. В отличие от рабов, слуг и простых работников они не знают сна, не знают усталости, не испытывают голода, холода и прочих неудобств…
- Каменные зомби, паучок! – заговорил Эолин, продолжая потешно жестикулировать. - Так я их называю! Это как окаменелые, но наоборот. Камень внутри, кожа снаружи. Жуть!
Орона продолжала:
- Но самое интересное начинается, если поместить в них привидение, душу умершего… Эолин, покажи им. Наполни сей сосуд.
- О, паучок, ты сейчас просто упадёшь со своего смешного стула! – Призрак театрально поправил причёску, засучил рукава, размял пальцы, пока летел через зал к титану. Беззвучно погрузился в него. Следом за этим титан зашевелился, рассмеялся и выполнил ловкий танцевальный присест.
- Титан Эолин к вашим услугам, Ваше Многоножие.
- Быть не может! – воскликнул развеселившийся Лорд Паук, хлопнув в ладоши и изменив позу на троне. – День вновь обещал быть томным, но обманул меня. Выходит, призраки могут управлять этими… каменными… куклами?
- Да, конечная цель нашего… - подал голос Руций, но Орона перебила его.
- Одна из целей производства титанов – даровать призракам возможность возвращаться в материальный мир. Конечно, пока не в свои тела, а в такие, но даже это уже лучше, чем ничего.
- И что, каждый из призраков может запросто управлять титанами?
- Не совсем. Если вы попросите кого-нибудь из здешних привидений вселиться в титана, то у него не получится. Сначала нужно обучиться этому, процесс несложный и быстрый. Гораздо больше времени займёт так называемая «настройка».
Титан Эолина поднялся по ступенькам к трону. Завороженная охрана пришла в себя, взволнованно подалась вперёд, чтобы непонятные гости удерживали дистанцию, но Лорд Паук жестом остановил телохранителей, позволил кукле приблизиться.
Эолин мягко провёл пальцами по щеке властителя.
- Эолин… - проговорил тот, взволнованно глядя снизу и неуверенно мотая головой.
- Паучок… - ответил нелюдь улыбкой-оскалом.
- Дотроньтесь до его груди, - посоветовала Орона.
Эолин взял руку возлюбленного и поднёс её к своему торсу.
- У него… бьётся сердце?!
- Не совсем, - усмехнулась Орона. – Это работают механизмы. Или магия. Руций, поясни, пожалуйста.
Руций снова откашлялся и собрался с мыслями:
- Внутри титана – тысячи шестерёнок, очень сложный механизм. Титаны работают совсем недолго. Они заводятся ключами через незаметные отверстия. Когда заводишь, механизм работает, внутри всё поворачивается, стучит, отсюда и биение, будто сердце тюкает. Походит такой титан, порубит дрова, телеги потаскает, а потом замирает, будто заснул или помер, только остаётся на ногах, как окаменелый. Нужно снова заводить. Но есть другой способ, более эффективный: если в него вселяется призрак, то повторно заводить больше не надо. Крупиц призрачной энергии будет достаточно, чтобы поддерживать работу механизма очень долгое время. Можно сказать, вечность. Но скорее пока не сотрутся шестерёнки, тогда придётся заменять их. Но немало цинадских зим пройдёт к тому моменту.
- А в Храме Наук есть особые мастера, которые задают призракам этот особый темп биения. В итоге подготовленный неушедший может управлять лишь одним титаном. Его биение другим не подойдёт.
- Волшебно, просто волшебно! – Лорд Паук разгорячено ощупывал кожу титана.
Эолин повернулся к гостям:
- Думаю, вам стоит обождать в зале для гостей. Отдохните после долгого пути. Нам с Паучком нужно на какое-то время уединиться.
Руций немного замешкался, поэтому Орона пихнула его вбок. Они поклонились и заторопились к выходу, хотя любовники уже не обращали на них внимания.



Последний раз редактировалось Vasex; 14.03.2017 в 21:51.
Ответить с цитированием
  #19  
Старый 11.03.2017, 22:11
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,607
Репутация: 1349 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Коряво. Будет значительно редактироваться и дополняться.
Скрытый текст - 7:
Хайнс отворил тяжёлую дверь – резким порывом ветра его чуть не сбросило обратно вниз по ступенькам винтовой лестницы. Морщась и пригибаясь от лютого снегопада, опираясь на посох, он вышел на открытую площадку на вершине одной из самых высоких башен Храма Наук. Более высокие уровни уже ловили свет Рашмы-Никогда-Не-Заходящего.
Пожилой волшебник в робе буревестников с накинутым капюшоном коротко обернулся, махнул длинной серой бородой, но, ничего не сказав, продолжил смотреть вдаль.
В ясный день с башни открывался хороший вид на всё пятое сословие – десятки земельных наделов в форме сегментов паутины – до самого южного моря, где владения людей заканчивались. Если бы не скалы Грандуа по бокам и сзади – можно было увидеть целиком другие сословия Западной Паутины, да даже можно было разглядеть Венозенг на востоке. Сейчас едва ли видно было ближайшие леса и деревушки.
- Жектр, как ты научился пронзать взглядом такую пургу?
- Я уже расчищал небо, когда нужно было. Сейчас просто размышляю.
- В тепле размышлять всяко лучше.
- В тепле становишься мямлей, разлагается рабочий настрой, задницу не оторвать от кресла. Удивительно, что ты оттуда выбрался, Хайнс…
- Да вот решил проведать главного буревестника – не подох ли ещё на морозе. Даже призраки сюда лишний раз не забираются, а ты всё рвёшься к Рашме.
- Меня нынче интересует не свет, а тень.
- Опять ты за своё…
- Хайнс, твоё бездействие меня поражает. Почему вы все игнорируете тенденцию колебаний Рашмы? Да поднимите же старые записи, посмотрите.
- И что ты там нового вычитал, удиви меня, первый день живу…
- Раньше в ранний зимний период этот уровень, на котором мы находимся, был освещён. И нижний тоже. Таков был минимальный уровень освещённости. Но в этот раз всё иначе. Ещё в предыдущие годы наметилась тенденция смещения света…
- Я, как и все, доверяю своим глазам. Граница Полной Тьмы, как сейчас известно, лежит дальше острова Киф на юге. Его немногочисленные жители прекрасно знают, что жить там опасно, и в любой момент готовы переплыть канал, если тьма всё-таки их накроет. Такова цена этого клочка земли и на неё всегда будет спрос, потому что этих клочков в Скорлупе мало. Но эти ребята подготовлены, Жектр. И такое случалось не больше раз на моей памяти, чем пальцев у меня на руке. Слабо верится, что новые небольшие колебания Рашмы накроют тенью не только Киф, но будут представлять угрозу всей Паутине. Это просто невероятно. Никто в это не верит, Жектр. Поэтому уймись и ты. Многие считают, что ты слишком стар и слишком много думаешь о Полной Тьме…
- Посмотрим, как будет. Но ты забываешь, Хайнс, что Полная Тьма наступает очень быстро. Даже самые последние лучи Рашмы неплохо борются с тенью, но потом Грандуа отрезает весь свет сразу. В один миг! Не забывай об этом.
- Если ты волнуешься, что в случае катаклизма полетят головы буревестников…
- Я волнуюсь за жителей Паутины.
- Ох, пощади, Сотня Богов, а то я от смеха упаду с этой башни. Это говорит человек, который всю жизнь думал исключительно о собственной нужде, не взирая ни на какие законы и рамки. За это ты и поплатился.
- Мой долг уплачен.
- Разве? Напомнить, как там звучало? «…сослан в Храм Наук в Паутину на пожизненный срок…». Такая забавная лазейка в указе – в Скорлупе-то после смерти ты обретёшь свободу и продолжишь жить, но из Скорлупы уже потом никуда не деться… Призраков Врата не пропускают.
- Поэтому и волнуюсь за людей, сжился я уже с ними. Смирился.
- Тренируй свои навыки вранья на ком-нибудь другом. Моё мнение: ты просто пытаешься угадать самый непредсказуемый катаклизм, чтобы выслужиться перед Цинадой и вернуться туда прощённым. Только туда скорее дойдут слухи о том, что ты совсем сбрендил.
- Ну, официально отчитываешься перед Цинадой только ты. Буду знать, кому мастера ядов подсылать.
- Всё твои жалкие шуточки.
Они постояли в молчании.
- Скрижали уже близко, - указал Хайнс на нитевидную тропу у подножья Храма Наук. – Время для настоящей работы, Жектр, хватит прохлаждаться.
И они пошли вниз.
Скрытый текст - 8:
8.
Полная тьма. Скрип монет под ногами. И два мужских голоса – молодой и старый
- Милорд! – тихо позвал первый. – Вы тут?
- Ну здравствуй. Амулет проверить не забыл?
- Не светился. Духов поблизости не было. Как и живых людей.
- Давай, как всегда, не затягивай. Не хватало ещё, чтобы они появились в тот миг, когда ты вернёшься.
- И это не страшно. Там у меня темно и вообще всё в шкафу происходит.
- В шкафу? С одеждой? Излюбленное место для всякой нечисти. – Старый рассмеялся. - Ладно, какие новости?
- Новые Скрижали прибыли, милорд.
- Пакинс притащился что ли?
- Он самый. Многие не дотянули, но это не важно…
- Ты прав, это не важно. Сам Пакинс как?
- Плохо выглядит. Уже не ходит. Ему недолго осталось.
- Ходить не долго, но потом ещё меня переживёт. Если, конечно, участь Искажённого можно принять за жизнь. Скрижали уже расшифровали?
- Только начинают. Маги надеются на что-то особенное в этот раз. Всё-таки нашли город-государство на солнечной стороне. Пакинс успел поведать, что это самый прогрессивный город, который они находили. Времён позднего этона. Очень много ценностей.
- Ладно, нечего тут пока обсуждать. Сообщи, когда переведут что-нибудь интересное.
- Будет сделано.
Поклон в темноте не видно.

Из ничего он вынырнул во тьму.
Вендр по-звериному бесшумно припал на четвереньки и поспешно огляделся. Он стоял абсолютно голым на своей одежде, которая ранее была на нём; вокруг, в тесной коморке, были развешаны другие робы и рясы – не много, но и не мало для юноши, отдавшему жизнь служению Храму Наук. Так уж заведено – дни в Скорлупе одинаковые, но по цинадскому времени робы должны быть разные. Цинада пропагандировала Порядок всегда и во всём.
Вендр ощущал себя матёрым стариком, хотя на деле был совсем молодой, однако, уже не простой ученик – все его сверстники, закончившие обучение, отправились работать магами – куда-то в Паутину или другие миры. Если, конечно, успешно сдали экзамены, а это получалось далеко не у всех.
А он остался. Слишком хорошо владел магией тени. Тут только три пути – в учителя… шпионы… или злодеи.
Её неосязаемые, едва ли видимые и осмыслимые щупальца расползлись во все стороны от гардероба – в комнату Вендра, в коридор, в соседние помещения, вверх и вниз – на другие этажи. Никого рядом. Только за двумя стенами вправо – беззвучно кричащий на себя от депрессии какой-то призрак внутри толстой стены; а за тремя стенами влево – группа учеников-целителей знакомится с новенькой, которая ведёт себя излишне надменно:
- Мне всё равно, где я буду спать. Я здесь надолго не задержусь, вот увидите.
- Тебя хотят выгнать? – спрашивали её. – Что ты натворила?
- Мне самой здесь не нравится!
- Ты, наверное, из четвёртого сословия? Тебе здесь слишком мерзко?
Кажется, они улыбались, подшучивали над ней, но новенькая реагировала излишне серьёзно:
- Слишком мерзко – лучше и не скажешь. Все эти учителя, все эти мерзкие больные…
Вздор, подумал Вендр. Не отвлекайся. Проверь ещё раз. Будь терпелив, как возможный враг. Нет, всё-таки в других залах и коридорах – никого. Можно выходить из укрытия.
Вендр скорым образом оделся, спрятал амулет за пазуху и, не торопясь, то и дело прислушиваясь, вышел из шкафа.
Никого. Можно расслабиться.
Но нет! Оплошность! Одна рука тьмы отделилась от угла комнаты и облизала пол по направлению к мальцу. Вендр замер, гадая, его секрет раскрыт иль нет. В это время лоскут тени начал расти из пола вверх, обретать форму.
Корабус, его учитель, был тот ещё лентяй. Он сформировал лишь челюсти из блестящей смолистой тьмы, хотя обычно требовал от единственного ученика человеческий силуэт в полный рост:
- Вендр… Вот ты где… Дуй сюда, прогульщик…
- Сейчас буду, - буркнул Вендр. Про себя усмехнулся: учитель искал его и, скорее всего, не догадался искать в шкафу. Но теперь придётся быть вдвойне осторожным. В следующий похожий раз тот непременно туда заглянет, ведь точно видел, как ученик оттуда выходил. Что он подумал? Непонятно. Вряд ли он даже подозревал, хотя его способности были сильнее… Но это не надолго.
А ведь Корабус спал, когда Вендр пришёл к нему на урок недавно. Ученик привык к разгильдяйству наставника, сделал это общим делом, и решил не беспокоить старца. Понадеялся, что тот проснётся ещё не скоро…
Неосторожность! Вендр корил себя за нетерпение. Это ведь может всё испортить! Никогда больше не стоит отлучаться из этого мира, если он в это время кому-то нужен. Например, тому, кто, как и он, может смотреть сквозь стены, другие этажи, следить за всеми и даже более…
Впрочем, даже если теневая лапа Корабуса забралась слишком далеко – вряд ли она могла понять, что происходило в гардеробной. Худшее, что мог подумать учитель, это то, что ученик его превзошёл – научился уходить в тень глубже, чем сам магистр тени. А как иначе трактовать исчезновение? Был и нету! А ведь никому не расскажет – слишком горделив Корабус, чтобы признавать выдающиеся способности какого-то молокососа.
Вот только сложно будет объяснить, почему Вендр выныривает из тени голым. Впрочем, пускай учитель придумает себе какую-нибудь пошлость, Вендру всё равно. В Храме Наук некого было стыдиться… Не этих чванливых болванов-неудачников, как тех алхимиков, мечтающих найти заклинание, превращающее воду в золото. Или хотя бы вино. Большего им, дуракам, не надо.

- Вы меня искали? – спросил Вендр Корабуса, поклонившись.
Учитель, когда проснулся, нагнал теней в свой кабинет, полный книжных шкафов, но не закрепил их, позволив им метаться. Вендр полагал, что так Корабусу лучше думается. И легче отследить или отпугнуть мимо проходящих призраков. Теперь на его лице и лысине плясали тени, будто взирал он из-под волнующихся мутных вод в свете луны…
Огоньки свечей были крохотными и дрожали в ужасе, будто овечки в окружении волков.
- Да. Занятия отменяются. Для тебя это, пожалуй, новость: новые Скрижали уже здесь. Пакинс прибыл. А я проиграл горсть золота Хайнсу – уверен был, что этого безумца Рашма не отпустит! – Корабус в сердцах сжал кулак, обёрнутый тенью, и пальцы, словно из эфира, прошли сквозь его же пальцы и ладонь – и так несколько раз – кулак превратился в страшный цветок иль страшный невозможный перелом. – Я ведь читал в его глазах, этого ублюдка Пакинса, что он не повернёт назад! И тени говорили! А я послушал, эх…
Вендр не нашёлся, что сказать – то ли подбодрить наставника, то ли посетовать вместе с ним. Нет, привычнее обоим, когда Вендр слушал молча, как могильная плита. Лучший собеседник, лучший.
- Ну ничего, - успокоился мастер тени, тьма отступила, кисть вернулась в рамки осмысления. Даже рассмеялся: - Теперь, говорят, у него нет глаз! Да я готов заплатить за то, чтобы на это посмотреть!
- Окка, наверное, их восстановит, чтобы, когда окончательно помрёт, призрак не выглядел уродом, - сказал Вендр. – Или Мирелла как-нибудь поможет…
- Чтобы Пакинс не выглядел уродом? Хах. Когда такое было? Такого быть не может. Не важно, - отмахнулся Корабус. – В общем, занятия переносим на потом. Не знаю, на сколько дней затянется чтение Скрижалей… Никогда у Древних ещё ничего не находили, связанного с мастерством тени, так что особых надежд я не возлагаю… Но как же не почтить память бедных исследователей!
Корабус развернул перед собой свиток – алфавит Древних, где на цинадском языке указывалось произношение.
- Буду готовиться. А ты иди, отвлеки Миреллу от подготовки. Потребуй попрактиковать с ней призрачную тень. Или найди Жектра. С ним даже напрягаться не надо – просто спроси его что-нибудь о Полной Тьме, всю ночь будет тебе рассказывать свои безумные сказки! Завтра отчитаешься. Если отвлечёшь обоих, я хоть не буду выглядеть на Испытаниях самым неспособным на их фоне… Хайнс достал меня своей маразматичной критикой! И мне кажется, что он подыскивает мне замену. Но тень молчит на этот счёт. Так просто делишки самого Хайнса не разнюхать.
И ни слова о гардеробе – выделил главное Вендр. Что ж, не всё потеряно.
Малец сгустил тени на лице - незаметно улыбнулся и поклонился.
Маленький подарок учителю на прощанье: нагнать чуть больше тени на свитки и полностью раздеть, окутанный тьмой, корешок книги на одной из полок. Золотистый такой, броский... «Тёмная правда королей. Том первый. Автор: Корабус Брайнен».
Излюбленное укромное место мастера тени – там он прятал бутылку с вином.



Последний раз редактировалось Vasex; 17.03.2017 в 19:52.
Ответить с цитированием
  #20  
Старый 12.03.2017, 03:37
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 205
Репутация: 26 [+/-]
Мир нравится все больше, сочный, экзотичный в хорошем смысле слова. Но, соглашусь с уже высказанным - на мой взгляд сцена вступительного экзамена в Храм перенасыщена информацией. И если географию и отсылки к лорду-Пауку в моем мозгу стоят на месте - нужно же задать пространственные координаты и расписать поярче появляющегося совсем скоро персонажа, то богов, расы и источники я бы оставил на потом. Не потому что от неофитки не будут этого спрашивать - я-то как раз вполне могу представить, что будут. И не потому что не интересно и не важно - важно и интересно, но лично у меня мозг затребовал передышки на какую-нибудь бытовую/эмоциональную сценку, чтобы потом с новыми силами вернуться к Лору.

Сама Несс кажется малость неживой. Опять же, не потому что сам типаж золотой молодежи, вышвырнутой учиться для прочистки мозгов не жизненен - он вполне такой. Просто по моим впечатлениям Скорлупа - не то место, где даже знать может позволить себе так вести.

Вопрос - я так понимаю, что свет и тьма на Скорлупе - понятия довольно условные? В смысле, что даже в тех местах куда не добивает прямой свет существуют оазисы где могут расти деревья, и люди - видеть без обязательных светильников?

Дальше нравится.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
МАРАФОН. ДОЛГАЯ ДОРОГА Flüggåәnkб€čhiœßølįên Творчество 115 26.05.2017 23:19
Последний довод королей MirfRU Рецензии 1 22.04.2013 12:32
Марафон 2 Второй забег на 100 страниц Horadrim Мастерская 50 03.08.2010 05:45
Геральт и убийцы королей (23.09.2009) MirfRU Новости 7 27.09.2009 23:31


Текущее время: 01:32. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.