Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 14.09.2012, 12:17
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,216
Репутация: 2578 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику?

Тема для публикации и оценки произведений посетителей форума.

Авторам.

1. Текст произведения необходимо скрывать тэгом спойлер
[spoiler="<Текст>"]<То, что вы хотите убрать под спойлер>[/spoiler] Тэг также есть в расширенном режиме редактирования сообщения.
2. Текст рекомендуется прочитать и проверить на наличие ошибок, например в Ворде. В противном случае, вместо оценки произведения вы увидите оценку собственной неграмотности.
3. Имеет смысл сначала прочитать хоть что-то о том как надо и, соответственно, не надо писать (например что-то отсюда). Если вы будете допускать типовые ошибки, то получите типовой ответ, причем нелицеприятный. :)
4. Если для понимания вашего произведения нужна дополнительная информация (произведение по конкретному миру, фанфик, ночной кошмар и т.д.) приведите ее перед спойлером. Не стоит ожидать что читатели хорошо знают описываемый вами мир.
5. Крупные произведения рекомендуется вкладывать небольшими кусками раз в день-два.
Скрытый текст - О трудном выборе критика:
Вариантов, собственно, у критика несколько:
1. Написать: "в топку".
Плюсы: Минимальные затраты, как в плане времени, так и в плане эмоций.
Минусы: Вы не поверите. Вы скажете: "Дурак", - и останетесь при своём, потому что людям свойственно не доверять незнакомцам на слово.
Вердикт: Этот вариант отметаем.
2. Начать разбирать подробно, построчно, тыкая пальцем в каждую нелепость и ошибку.
Плюсы: В итоге всё равно будет "в топку", но, всё-таки, вывод будет подтверждён множеством примеров.
Минусы: Вы всё равно захотите сказать "Дурак", и если даже так не скажете, то подумаете наверняка, а критик, который потерял уйму времени, увидев, как автор огрызается и пытается обелить своё произведение всеми силами, понимает, что время потрачено зря и благодарности ждать не надо. Почему? Да потому что вы ни за что не поверите в то, что ваше произведение не стоит того, чтобы его читали. Честное слово, чем лучше люди пишут, тем предвзятее они относятся к своим текстам, но обычно те, кто через слово допускают грамматические ошибки и вообще не задумываются над качеством написанного, уверены, что и так сойдёт. Хотя, конечно, не спорят с тем, что немного подправить не мешает.
Вердикт: Пока человек сам не поймёт, что он пишет плохо, никто его в этом не убедит, потому этот вариант тоже не приемлем.
3. Начать искать в тексте то, что можно похвалить, параллельно чуть-чуть - очень мягко и деликатно - пожурить.
Плюсы: Автор доволен. Его хвалят. К "журению" относится снисходительно, поскольку тон критика не категричный, а, скорее, просительный.
Минусы: Автор понимает, что он - уже готовый писатель, Боже мой! Первое же выложенное произведение - и такой успех! Он, вместо того, чтобы выучить русский язык на уровне школьной программы и обратиться к учебникам писательского мастерства, продолжает строчить унылые опусы в невероятном количестве, тратя своё время, которое можно было бы пустить на что-то полезное. Когда, наконец, придёт понимание, будет поздно: время упущено, прогресса никакого, а тексты-то были - отстой, что ж никто не сказал сразу? Ах, лицемеры...
(С) Винкельрид



Критикам.
1. Допускается только оценка произведений. Переход на личности считается флеймом со всеми вытекающими.
2. В отзыве необходимо указать что именно понравилось или не понравилось. Если есть только ощущение то его рекомендуется доносить посредством публичных или личных сообщений.
3. Выделения отдельных фраз и вывода "Чушь" недостаточно. Надо дать хотя бы краткие комментарии, описывающие преступления автора против русского языка и логики.
4. Отмазки "надоело" не работают ;).


Напоминаю, размещение чужих произведений без разрешения автора называется плагиатом и карается баном.
(Jur)

Напоминаю, что флуд запрещен правилами. Сказать свое "спасибо" критикам можно через репутацию. Так же настоятельно не рекомендуется ввязываться в споры.
И помните, что тут все на равных - никто не обязан вас критиковать и оценивать. Попробуйте для начала сами сделать то же.
Aster


__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.
Ответить с цитированием
  #1001  
Старый 09.03.2017, 08:38
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,778
Репутация: 1356 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Савельев Владислав, найс тактика, сохраню страницы с вашими призывами и отзывами на случай, если придется доказывать доведение человека до самоубийства.
Ответить с цитированием
  #1002  
Старый 09.03.2017, 08:41
Аватар для Ранго
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,766
Репутация: 1357 [+/-]
бу-га-га! А лучше бы как нормальный человек залетела по пьяни.
Ответить с цитированием
  #1003  
Старый 12.03.2017, 21:12
Аватар для ManAlex
Местный
 
Регистрация: 02.01.2012
Сообщений: 184
Репутация: 185 [+/-]
...Жарким летним днём, Яна сидела на холодной ступеньке лестницы, ведущей в магазин, и молча вытирала слёзы.
"Ну, вот - почему он так со мной? - думала она, шмыгая носом. - Я ведь его лю... блю! Ну, подумаешь - поцеловала Артёма! Ну, в губы... И что?? Он же просто друг, это просто дружба!"
- Держи, - сказал остановившийся перед ней мужчина, протягивая пачку бумажных салфеток.
Видя, что девчушка всё ещё погружена в свои мысли, он положил салфетки на ступеньку и, добавив: "На холодном долго не сиди, простудишься... " - ушёл.
Яна медленно откинула со лба прядь волос, посмотрела ему вслед, затем - на оставленные салфетки - и вдруг заорала на всю улицу:
- Ты бы мне ещё прокладки предложил! Извращенец! - и добавила матерную тираду. - К малолеткам клеишься! Знаю я вас!
Чей-то ребёнок, оставленный нерадивой мамашей в коляске у магазина, зашёлся в крике, собаки, с интересом обнюхивавшие мусорный бак трусливо бросились прочь, а Яна орала, распаляясь всё больше и больше.
- Шагу не ступить от этих уродов! - размахивая руками во все стороны, кричала она, щедро перемежая свои реплики матом. - А потом у людей жизни рушатся!
Она не заметила, как в доме над магазином хлопнула оконная рама и, секунду спустя, на неё выплеснули ведро холодной воды, вернув крикунью в реальный мир.
- Ну, наконец-то... - обходя лужу вокруг Яны, пробурчала бабуля.
- Жарко... - поддерживая её под руку, сказал шедший рядом старичок с кошёлкой. - Бывает.
Яна несколько секунд стояла молча, а затем, подхватив с лестницы пачку оставленных для неё салфеток, ушла.
Жизнь вернулась в своё привычное русло.
__________________
Живи.

http://www.realmusic.ru/man_alex
Ответить с цитированием
  #1004  
Старый 18.03.2017, 10:50
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
Дезинсектор

Писал для мини-конкурса «Необычные профессии»

Скрытый текст - Дезинсектор:
— Кто там?
Они всегда спрашивают одно и то же. Всегда из-за двери. Обшарпанной деревянной, мощной бронированной, резной и ужасающе дорогой. Всегда один и тот же вопрос.
Всегда один и тот же ответ.
— Дезинсектор!
И двери открываются. И деревянные, и бронированные, и резные.
Я захожу и вижу одни и те же глаза. Разные, конечно, но в них всегда одно и то же выражение — пополам отвращение и мольба о помощи. Люди могут быть разные — домохозяйки в халатах, секьюрити в костюмах, шеф-повара в белоснежной форме. Люди разные, взгляд всегда один и тот же.
Ботинки я не снимаю — когда уйду, они все равно все будут мыть. Многие хотят, чтобы я приходил днем, а не поздним вечером, но днем сложнее работать
— Где?
Меня ведут, стараясь не задевать раструб распылителя и косясь на бейсболку с логотипом в виде восьминогого жука. Я иду, глядя только перед собой — меня уже давно не интересует, что творится вокруг. Намного интереснее — гадать, насколько сложно будет в этот раз. А потом — разочаровываться в себе или наоборот — накидывать пару пунктов за сообразительность.
Уже давно угадывать получается чаще.
— Пятый уровень… — бормочу себе под нос собственную же ставку.
— Что, простите? — обернулся шеф-повар.
— Пятнадцать минут, говорю. — улыбаюсь я, касаясь часов на правой руке. — Больше мне не понадобится.
Шеф улыбается и кивает, чуть не уронив свой смешной белый колпак. Он еще не успел переодеться после смены, что ж, тем лучше. Пойдет в раздевалку — не будет мешаться под ногами.
Зал ресторана. Официантов уже нет, столы накрыты кусками прозрачного полиэтилена, царит полутьма. Пахнет моющим средством и, едва уловимо — тем, что ищу я.
— Секунду.
Шеф удивленно кивает, отходит в сторонку. Взгляд на часы — циферблат едва светится синим. Впрочем, этот детектор — простейший, ему не всегда стоит верить. Поэтому я берусь за распылитель и аккуратно покрываю каждый квадратный сантиметр горизонтальной поверхности эмульсией. Щелчок ногтем по козырьку кепки — перед глазами проецируется синий голографический экран. Взгляд туда-сюда, на экране — несколько цепочек мелких следов, ведущих из зала во внутренние помещения. Здесь ловить нечего и никого, надо идти внутрь.
— Здесь все. — я гашу экран, разворачиваюсь к шефу, улыбаюсь. — Идем дальше.
По пути я продолжаю распылять эмульсию, периодически пощелкивая по козырьку, но это больше для отвода глаз. Все следы ведут в одном направлении, сливаются в настоящее экзо-шоссе.
Кстати, очень странно, что все они ведут в сторону кухни.
— У вас на кухне не было серьезных травм в последнее время?
— Откуда вы знаете? — шеф испуганно оборачивается, теребит пышные усы. — Да, было, два растяпы-стажера, один палец себе слайсером почти отрезал, другой маслом фритюрным кипящим облился, и все в одну неделю!
— Интуиция. — невпопад отвечаю я.
Зато теперь ясно, почему все пути в кухню.
В кухне — один несчастный повар-стажер, затирает позицию заготовщика.
— Вам бы выйти. — я указываю на свою синюю куртку, вернее, на логотип на левой половине груди. — Сейчас тут будет тяжко дышать.
Стажер вздрагивает, будто его сковородой огрели, и выбегает из кухни. На его лице явственно читается облегчение.
Ну еще б…
— Пятнадцать минут. — повторяю я шефу, — И лучше не заходите, чтобы вытравить гнездо, нужна большая концентрация вещества, откроете дверь — нарушите ее.
Захожу, закрываю за собой дверь, прикрываю ставнями окошко раздачи и выключаю свет.
Мне он не нужен. А им — тем более.
Сначала шуршит справа — как раз там, где возился стажер. Там наверняка до сих пор его страх и растерянность, растертые по воздуху, ничего удивительного.
— Скалаи.
В руке зажигается синий огонь, я кидаю фальшфейер на середину кухни, снова щелкаю по козырьку. Сразу видны тонкие черные щупальца, что лезут из-под разделочного стола, прямиком ко мне. Так я и думал — пятый уровень.
Эмофаг. Новый паразит человеческого общества, питающийся отрицательными эмоциями и распространяющий вокруг себя ауру подавленности и отчаяния. Днем скрываются, становясь двумерными, в малейшей щели, а если все же попадаются кому-то на глаза, заставляют увидеть на своем месте бытовое насекомое. Таракана, например. Тараканы ни у кого не вызывают положительных эмоций. Но тараканы практически безвредны. А эмофаг способен довести слабого духом человека до депрессии и даже самоубийства.
Так что обычные люди даже не знают, что эмофаги существуют, видя на их месте обычных тараканов и вызывают таких как я. Иногда — ложно. Редко.
Эмофаг уже обволок фальшфейер прочным черным куполом, синий свет совсем погас. Еще немного — и монстр обратит внимание на меня. А мне это совсем не нужно — экземпляр для меня крупноват. Надо спешить.
Я обвел вокруг себя распылителем, чертя круг эмульсией.
— Уламар катио!
С поднятой руки сорвалась голубая пленка и упала куполом, соединившись с окружностью на полу. Кухня осветилась призрачным синим светом, эмофаг, уже уничтоживший фальшфейер, рванулся ко мне.
Щупальце ударило в купол, следом еще одно, еще два, и на защитное поле обрушился град ударов. Радужные разводы побежали по тонкой пленке, но несколько минут она выдержит.
Должно хватить.
Баллон с эмульсией падает на пол, пинок — и он раскрывается, являя миру механические внутренности. Кто бы мог подумать что в баллоне с эмульсией эмульсии той не больше, чем освежителя воздуха в баллончике.
Левая рука ладонью от себя к поясу, правая — к плечу.
— Лэр…
В левой ладони вспыхивает синий треугольник. Эмофаг дергается и принимается биться в купол с удвоенной силой.
— Ирэ…
В правой ладони зажигается еще один. Эмофаг замедляет движения, его атаки уже не такие уверенные.
— Арауш…
Повинуясь рукам, треугольники соединяются в шестиконечную звезду. Она раскручивается вокруг своей оси, превращается в сияющий шар размером с голову. Эмофаг замирает и тонко свистит от ужаса.
— Хаукоре!..
Положив руки на шар, я приседаю и разбиваю его об пол!
Взрыв, вспышка! Волны синего света по все стороны, конвульсии паразита, легких гул из внутренностей баллона.
— Каору.
Удар ногой — баллон отлетает прямо под эмофага, подчиняясь ключ-слову, выбрасывает из себя тесла-катушки и зажигает кинетический барьер. Дело за малым.
— Сах.
Катушки гудят громче, сворачивая барьер, эмофаг мечется, пытается вырваться, выбрасывает щупальца во все стороны разом, обжигается, съеживается, уменьшается, втягивается в баллон, что на деле — замаскированная ловушка. Еще несколько секунд и паразит пойман, катушки, щелкнув, сворачиваются, крышка захлопывается.
Купол гаснет.
И все — почти в полной тишине.
А теперь — еще и темноте.
Я протягиваю руку и включаю свет. Внешне кухня нисколько не изменилась, но это только внешне. Больше никто не будет падать духом, входя сюда, не будет нерабочего настроя и страшных производственных травм.
Да здесь даже дышится теперь легче!
И в срок я уложился.
За дверью уже стоит шеф, уже переодетый. Отчета ждет.
— Все готово, шеф. — я прикладываю два пальца к козырьку, незаметно гася забытый экран. — Теперь минимум полгода никакой живности.
Полгода — это то время, за которое выветрится присутствие старой особи эмофага. Спустя полгода может появиться новая. А может и не появиться.
— Ага. — шеф как-то подозрительно зыркает. — Я слышал громкий свист. Все прошло нормально?
— Да, просто… — я поднимаю баллон. — Клапан сорвало. Но сейчас все в порядке. Помойте здесь все и можно за работу.
— Понял, спасибо.
Я снова козыряю, на этот раз — просто так, и иду прочь. А он глядит мне вслед, они всегда глядят, будто подозревают в чем-то. Например, в том, что я не совсем тот, за кого себя выдаю. У них всегда один и тот же взгляд — любопытство пополам с опаской.
А когда я уже уйду, кто-то из вечно не догоняющих обязательно подойдет к тому, кто все видел и спросит:
— А кто это вообще был?
И получит стабильный ответ.
— Дезинсектор… Странный какой-то дезинсектор

__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...
Ответить с цитированием
  #1005  
Старый 29.04.2017, 14:21
Аватар для ManAlex
Местный
 
Регистрация: 02.01.2012
Сообщений: 184
Репутация: 185 [+/-]
...Могила была свежая. Дождь делал своё дело, трамбуя надгробный холм, но Патрику такая погода была на руку: кладбищенский сторож - пьян, а эту часть здешнего погоста поздние посетители не особо жалуют своим вниманием.
Споро орудуя лопатой, копатель быстро добрался до крышки гроба. Пара минут, помощь лома - и Патрик смотрит на тело бедняги, к котрому его послал Люций. Достав из сумки инъектор с короткой толстой иглой, копатель поместил в него ампулу с сывороткой и, проколов между бровей воскового цвета череп, ввёл содержимое внутрь мозга покойника.
- Раз-два-три... - Патрик потянул поршень назад, колба наполнилась красноватым содержимым - верный признак того, что важная информация, записанная в ДНК прежнего обладателя тела, попала в спецраствор Люция и благополучно сохранена.
- Вот и всё...
Парень спрятал инъектор в сумку, вернул крышку гроба на место и выбрался из ямы, как вдруг услышал повелительное и резкое:
- Не двигаться!
Яркий свет ручных электрических фонарей ударил с нескольких направлений, осветив копателя.
- Без глупостей, парень! - этот голос принадлежал другому человеку. - Мы знаем, кто ты...
- Знаете, кто я? - медленно поворачиваясь к своим незримым собеседникам, повторил копатель. Лицо его было бесстрастно. - Сомневаюсь...
- Руки, так, чтобы я видел! - вновь встрял в разговор первый.
Если бы в этот момент прозвучал выстрел - Патрик бы действительно согласился, что эти люди ЗНАЮТ, кто он. Но, выждав несколько секунд (а именно столько времени надо было для "пробуждения" тела, лежавшего в могиле), Патрик понял, что хоть слух о неведомом "копателе-некроманте" и докатился до здешних окрестностей, толку от этого - нет.
Дальнейшее произошло быстро: мощными ударами изнутри, оживший мертвец разломал гроб и, рыча что-то бессвязное вроде "Я вам покажу...", быстро выбрался из ямы. Опешившие полисмены открыли было огонь, но - мертвое убить невозможно, побочное действие препарата должно было прекратиться само по себе. Вот, ежели бы они повременили с облавой, дав копателю достаточно времени для завершения работы, глядишь - и результат был бы другой. Возможно, даже и поговорить получилось бы...
В создавшейся суматохе, Патрику удалось улизнуть. Каучуковую маску, скрывавшую его лицо, копатель выбросил уже по дороге.
Позвонив из ближайшего почтового отделения Люцию, Патрик сообщил, что заказ - у него.
Люций назначил место...
__________________
Живи.

http://www.realmusic.ru/man_alex

Последний раз редактировалось ManAlex; 30.04.2017 в 09:51.
Ответить с цитированием
  #1006  
Старый 29.04.2017, 23:19
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,659
Репутация: 1790 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
ManAlex, так себе отрывок, если честно.

Тяжелый слог, переусложнение предложений типа:
Цитата:
, но - (1 - тире) "мертвое убить невозможно (кавычки - 2)":( и сразу двоеточие - 3)
И не к месту поэтичный.
К примеру -
Цитата:
копатель быстро добрался до крышки гроба очередного, оставившего бренный мир, бедняги. Пара минут, помощь лома - и Патрик смотрит на бездыханное тело того, к кому его послал Люций.
Рисуется некое логическое пятно, где гробокопатель способен не ругаться на коллегу, отправившего его ночью на кладбище землю копать, а сочувствующего покойникам (и тут же применяющего к ним некромантию или похищающего че-то там ценное из мозга). В такое не веришь ни одним местом.

Цитата:
Сообщение от ManAlex Посмотреть сообщение
Опешившие полисмены (это были именно они)
Не нужное уточнение.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #1007  
Старый 30.04.2017, 09:48
Аватар для ManAlex
Местный
 
Регистрация: 02.01.2012
Сообщений: 184
Репутация: 185 [+/-]
Мережук Роман, Ром, спасибо за советы, насчёт ненужных красивостей, перегруза знаками препинания и собственное мнение.
Насчёт деталей: литгерой данного отрывка - не просто "кладбищенский гробокопатель", он помощник учёного, поэтому и "бренный мир", и "бездыханное тело". Но, соглашусь: без дальнейшей детализации эти эпитеты - не совсем к месту.
__________________
Живи.

http://www.realmusic.ru/man_alex

Последний раз редактировалось ManAlex; 30.04.2017 в 09:55.
Ответить с цитированием
  #1008  
Старый 26.05.2017, 16:06
Новичок
 
Регистрация: 23.06.2011
Сообщений: 8
Репутация: 3 [+/-]
Если вы большой любитель около сталкерской литературы и все уже перечитали, то это пост для вас. Авторы уже не те? Истории похожи одна ну другую, логика поступков ГГ хромает? Хей, я знаю что вам предложить!
Вы никогда не читали такого и так(!) написанного о Зоне отчуждения. Ну что ж, вуаля! Представляю вас свою повесть:
https://lit-era.com/account/books/view?id=33200

К сожалению, нет возможности залить повесть сюда, она большая. Поэтому и даю ссылку на сторонний ресурс.
Ответить с цитированием
  #1009  
Старый 26.05.2017, 16:32
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,659
Репутация: 1790 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Ginvar, возможность есть. Создаете тему. Сливаете буквы туда под спойлером.
Здесь считается дурным тоном бегать по ссылке на сторонний ресурс читать опусы. Своих хватает с избытком.
Но за попытку заняться маркетингом хвалю. Всяко оригинальнее простой ссылки.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #1010  
Старый 30.05.2017, 17:31
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,778
Репутация: 1356 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Лавка дьявола
мой свежий рассказ с грелки, написано в лютой спешке параллельно с марафоном за пару дней на тему "Монетизация воспоминаний" - очень прямолинейно и просто, но что-то в этом есть))
Скрытый текст - 46000 знаков с пробелами:
Лавка была до того крохотной, что будто и не существовала вовсе. Казалось, родному району уже нечем удивить, но вот в рамках всё той же скучающей по Хрущёву пятиэтажки между хорошо известными заведениями – парикмахерской и продуктовым магазином — возникла новая дверь. Никаких «Мы открылись!», никаких шариков на входе. Словно всегда тут были, ну или, по крайней мере, уже давно.
— «Лавка Дьявола»? – зачитал вывеску я, лицом скривившись. — Магазин приколов что ли? Или товары для готов?
В любом случае плюнул и пошёл дальше. Отстал, наверное, от жизни. Засиделся в офисе и дома, совсем уже не замечал, как меняется мир вокруг, как появляются новые заведения. Одних торговых центров вон сколько понастроили!
И как же я эту дверь не замечал раньше? Что же там до этого было?

Вернулся вскоре. Огляделся, чтобы никто чего дурного обо мне не подумал, но никого поблизости не было, тем более соседских знакомых. Решил заглянуть в «Лавку Дьявола», посмотреть, что это за диво.
Это ж надо было так назвать! Я-то человек не очень религиозный, но в нашем-то районе как бы сие заведение не предали пламени очищения.
Колокольчик на входе в виде индейского талисмана «ловец снов» зазвонил, на что из служебных помещений сначала раздалось насмешливое «иду-иду», потом к прилавку вышел продавец в старомодном костюме. Человек с удивительно тонким лицом, ровным длинным носом, немного лопоухий, но не сказать, чтобы уродец. Кожа бронзового оттенка – то ли загар, то ли южанин, пока не ясно. Тёмные волосы грамотно зачёсаны назад, росчерки усов ухожены, приветливый, с очень выразительным взглядом без прищура. И без всякого акцента говорит:
— Добро пожаловать! Чего желаете?
Я быстро оглядел тесное помещение. Чистейший минимализм – минимум мебели, минимум вещей. На прилавке стоял монитор, экраном к продавцу. Со стороны покупателя была лишь одна витрина, в которой стояла массивная полураскрытая книга. На обложке красовалась позолоченная надпись «Меню». Больше в магазине взгляду не за что было зацепиться. Разве что ещё за камеру наблюдения под потолком, но где такое теперь не увидишь.
— Дьявол, значит… — пробормотал я.
— Он самый.
— А что вы продаёте?
— Скорее покупаем, — процедила чеширская улыбка.
— Можно тогда взять меню?
— Я бы не рекомендовал.
— Интересное обслуживание, — сказал я, когда вышел из ступора.
— Я не рекомендую листать меню новичкам. Глаза излишне разбегутся, как их собирать потом? – Продавец облокотился на прилавок, с усмешкой глядя сверху. – Я бы посоветовал вам начать с малого, как и все. Продать мне самое ненужное, что у вас есть.
— Ах да, вы же типа дьявол, и душу мою купить желаете…
— Вы считаете, что это самое ненужное, что у вас есть?
Я с улыбкой порылся в карманах, вывернул их. Рассмеялся:
— Э-э… Троллейбусные билеты подойдут?
— Ещё менее ценное. Что-нибудь такое, за удаление чего вы сами готовы заплатить. Что готовы отдать с превеликой радостью.
Я призадумался. Но ответ на язык не напрашивался. Даже болячек у меня особых не было. Продавец нахмурился и подсказал:
— Воспоминания, дорогой. Воспоминания. Дурные воспоминания.
— А, я понял. Вы, наверное, из этих… — Я защёлкал пальцами. – Ярмарочных гадалок, колдунов. Случайно не из цыган?
— Нет-нет. Мои методики носят… как бы это сказать… более научный характер.
Продавец извлёк из нагрудного кармана круглые часы в золотой оправе на длинной тонкой цепочке. Коротко покачал ими.
— Вас когда-нибудь гипнотизировали?
— Ой нет, спасибо! – взволновался и попятился я. – Хоть я и не очень-то в это верю, но неосознанно переписать на кого-нибудь свою квартиру не желаю. Всего хорошего!
— Ваше право. Но могу гарантировать полную открытость и откровенность с вами. Никакого подвоха. Нас будут контролировать, точнее меня…
— До свидания! – Я шлёпал к выходу.
— Возвращайтесь, если пожелаете всего за одну минуту честным путём заработать деньги.
Я отворил дверь, колокольчики снова звякнули. Застыл в проёме, призадумался.
— Ой ли? За одну минуту?
— Истинно так.
— Я слышал, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.
— А никто и не говорил, что деньги вам подарят. — Последнее слово он выделил особым тоном, до безумия широко растягивая рот, как агент Смит из «Матрицы».
Я снова призадумался. А затем согнулся пополам и расхохотался.
— И что, многие купились на это? Вы типа собиратель ненужных воспоминаний, правильно я понял?
— Истинно так.
— Ладно, давайте я вам подыграю. Очень уж любопытно стало. Да и квартиру всё равно не перепишу, не моя она. Нечего с меня брать.
— Ошибаетесь, дорогой. Мне нужны не материальные блага.
— Так вы всё-таки дьявол?
— Истинно так.
— И почему же, простите за любопытство, вы не скрываете этого?
— А кто ж поверит? – развёл руками продавец. – Да и по договору с Господом вашим Богом вынужден теперь быть максимально открытым и честным с клиентами. Иначе прикроют мою лавочку, и тогда никакого бизнеса.
— Хороший маркетинг, — улыбнулся я. – Больше на розыгрыш похоже, и камера тут у вас неспроста висит. Но я подыграю. Так как работает ваша магия?
— Для начала предлагаю начать с чего-нибудь самого простого и дешёвого… Какую-нибудь самую незначительную мелочь из ваших воспоминаний можем стереть насовсем.
— Так я и поверил.
Дьявол поднял руку и постучал пальцем по виску, закатив глаза:
— Вот играет у вас в голове какой-нибудь надоедливый мотивчик, от которого тошнит и который стыдно напевать…
— Хах, неужто и с таким поможете?
— Помогу.
— Какой же вы тогда дьявол!
— Самый настоящий, не сомневайтесь. Просто не такой стереотипный, как по всяким дурацким слухам. – Продавец пренебрежительно смёл рукой невидимые пылинки с прилавка.
— Ну ладно, — заулыбался я. – От такого точно не жаль избавиться.
— В этом-то и весь смысл, — подмигнул дьявол. – Но никакого подвоха.
— Да подвох точно какой-то есть, не морочьте голову. Я же смотрел «Исполнитель желаний», меня не проведёшь.
— Перекручивать ваши пожелания никто не будет. И будет удаляться лишь то, что пожелаете, ничего лишнего.
— Хорошо. Давайте. – Тут я собрался напеть мотивчик, только ещё не определился какой выбрать.
Дьявол покачал головой:
— О времена, о нравы.
— А то.
— С чем приходится работать. – Он поднял руку, покачал у меня перед глазами часами на цепочке. – Смотрите внимательнее.
— Не думаю, что даже у вас, многоуважаемый, получится что-то с этим недугом сделать.
— Сделано, — сказал дьявол и убрал часы.
— Э-э-э… — Я прощупывал память, как дырку после удалённого зуба. Только там было столько дырок, что я не знал, о какой именно идёт речь.
Дьявол смотрел на меня и посмеивался.
— Ну разве этот миг не бесценен? – всплеснул он в ладоши. – Ваше лицо бесценно, ваш взгляд бесценен! Видели бы вы себя!
— Не понимаю…
— Я удаляю воспоминания с, так сказать, хирургической точностью. Согласно договору с Богом, я не отхватываю ничего лишнего, стараюсь не уничтожить даже ассоциации или происходящие в эти моменты параллельные события. Права не имею. То есть удаляется только само воспоминание во всех его формах, и никакого подвоха нет, карточный домик вслед за этим не обрушится, другие воспоминания по эффекту домино не пострадают. Но даже при всей этой осторожности, честности и открытости остаётся один недостаток, с которым клиентам суждено просто-напросто смириться. – Тут дьявол сделал драматическую паузу. – Они не смогут вспомнить то, что попросили удалить, ведь это воспоминание начисто стёрто из их памяти. Даже его недавние упоминания с просьбой его удалить.
— Так не пойдёт, — неуверенно пробормотал я. – Да вы вообще, наверное, ничего не сделали! Просто голову морочите! Придумали шикарную отмазку, ишь! Вы даже этими часами просто для вида два раза поводили, гипноз не успел бы так подействовать!
— Бесценная реакция…
— Я даже не успел этот мотивчик придумать! Я вам его не напел, а вы уже говорите, что всё сделано!
— Бесценно. – Дьявол повернул в мою сторону монитор. – Давайте посмотрим запись с видеокамеры. Специально для подобных случаев её установил.
Он отмотал время записи назад. И включил. Я увидел на экране себя и сначала не поверил своим глазам…
В записи парень, точь-в-точь похожий на меня, будто снималось полминуты назад, глуповато покачиваясь, напевал отрывок какой-то матерной песни про лабутены. Помнил, видимо, немногое. Одну и ту же фразу повторил три раза.
— Это… это… — медленно мотал головой я, не смея поверить глазам и ушам. Вцепился пальцами в жидкокристаллический монитор, будто проверял существует он или нет.
— Бесценно, не так ли? – усмехался дьявол.
— Боже мой. Да вы меня… вы меня точно… одурманили чем-то. Ну вас!
Я сначала попятился, затем развернулся и зашагал прочь.
— Погодите! Постойте! Вы забыли про оплату!
— Не буду я вам платить! Заставили своим гипнозом выплясывать невесть что!
Опять открыл дверь, снова звякнул колокольчик.
— Да не вы должны платить! А от меня полагается, забыли?
Тут дьявол выставил перед собой зажатую большим и указательным пальцем монету.
— Это что, рубль?
— Ну право же, совсем принижаете! У нас всё за евро.
Я осторожно подкрался, выхватил монету и заторопился к выходу.
— Точно цыгане… Из Испании что ли?
— Первый раз у всех неудачный! – крикнул вслед продавец. – Из-за того, что пришлось доказывать удаление воспоминания, вы им, можно сказать, снова заразились. В следующий раз будьте разумнее с выбором воспоминания и доверчивее. Приходите ещё! Заработаете ещё больше!

Ознакомившись дома по интернету с песней, которую похожий на меня товарищ на видеосъёмке просил удалить из воспоминаний, я сильно призадумался. Ну не мог я такое напевать! Не мог такое слушать! Эта попса вообще не в моём вкусе! Как народ вообще такое слушает? Где я такое мог подцепить? Телевизор уже лет десять не смотрю, радио не слушаю, по ночным клубам и прочим дискотекам не хожу, а в моих плейлистах уж точно ничего подобного нет, даже перепроверил. Бред какой-то.
Я то и дело поглядывал на один евро, лежащий на столе. Всё казалось, будто деньга сейчас испарится, будто и не было ничего. Так они в свою секту людей завлекают? За один евро люди продаются? Да быть такого не может! Хотя, конечно, всё же не один рубль.
— А откуда у тебя это? – спросила моя любимая сожительница.
— Ты тоже это видишь, — пробормотал я. – Значит, она настоящая.
— Нашёл? – Она обвила меня руками, повисла на плечах.
— Типа того.
— Ничего себе, целый евро. Мне так, наверное, никогда не везло.
Может, этот маг-шарлатан заставляет спеть какую-нибудь чушь, пока клиент пребывает в отключке от гипноза? И надеется, что я не усомнюсь, потому что берёт наиболее популярные треки, ведь по наивности считает, что все их слушают…
В какой-то момент я вновь услышал эту дурацкую песню. Она стояла на звонке на телефоне моей девушки.
Я заскрипел зубами и попросил её сменить музыку.
— Хм, странно. Раньше ты не жаловался.

— О, это снова вы. Что ж, ещё раз здравствуйте.
— Да я только проверить кое-что, убедиться.
— Конечно-конечно. Не вопрос. Чего желаете?
— Давайте ещё один мотивчик удалим. Он даже более известный, пожалуй.
— Хорошо. Но раз мы без договора, то расценки всё те же. Независимо от стоимости самой песни, например.
— А, так всё сводится к заключению какого-то договора? Так я и думал.
— Никто вас заставлять его подписывать не будет. Он для постоянных клиентов. Как только посчитаете, что хотите получать больше, чем по одной монетке за воспоминание, тогда и поговорим о договоре.
— Нет-нет. Квартиру или машину я на вас при всём желании не перепишу, потому даже и не стоит пробовать. Но давайте вернёмся к мотивчику.
— Пожалуйста. Говорите. – И через паузу дьявол кивает, крутит у меня перед носом часами на цепочке и говорит: — Сделано.
— Показывайте.
— Снова хотите убедиться, что песню из вашей памяти стёрли?
— Да. Показывайте.
— Вы уверены? Удаление воспоминаний в таком случае теряет всякий смысл.
— Показывайте. Или на второй раз уже обмануть вздумали?
— Да пожалуйста. – Поворачивает в мою сторону экран с записью камеры наблюдения.
На видео я напевал, что знаю точно — невозможное возможно.
— Никаких ассоциаций, — пожал я плечами. — Вроде и не звучит так паршиво, как прошлый раз.
— Вот ваша монета, держите. И спасибо вам. Возвращайтесь, если ещё что-то понадобится.
— Ага.
Когда я вышел на улицу, то сразу посмотрел на часы в мобильнике, что делал перед тем, как войти. Пробыл внутри совсем ничего. Время на записи указано верно. Неужели так быстро действует гипноз? На всякий случай даже прогуглил «точное время». Вроде бы никакого подвоха. Никто мои часы не переводил, пока я был в отключке.
Что ж, осталось проверить последнее. Я полез в карман брюк. Извлёк скомканную бумажку, развернул.
— Проклятье!
Там была процитирована строка из песни моим почерком.
Удаление воспоминаний действительно работало.

Спалось плохо. Устал перебирать варианты и пытаться найти логическое объяснение происходящему.
— Во что ты ввязался… — тихо нашёптывал себе. – Неужели наутро снова туда побежишь? Это как тогда, с рулеткой, это ненормально…
Побегу.

— «Договор возмездного оказания услуг», — зачитал я. Перевёл взгляд на дьявола. – Вы это серьёзно?
— Серьёзнее не бывает.
Мы сидели в служебном помещении, там было два кресла и кофейный столик. Владелец лавки предложил чего-нибудь выпить, на что я, конечно, ответил категорическим отказом.
— Ага, я вижу: «…именуемый в дальнейшем Заказчик, и Лукавый Воланд Вельзевулыч, действующий на основании разрешения Божьего (приложение №1), именуемый в дальнейшем Исполнитель, заключили настоящий договор о нижеследующем…». Точно, серьёзнее не бывает.
Пока я смотрел это приложение №1 к договору, дьявол жестикулировал в ответ:
— Я же говорил, в основе моего мероприятия лежат честность и открытость. Меня контролируют, чтобы всё по людским законам было. А имя пускай вас не смущает, я и по паспорту такой. По одному из них, по крайней мере.
— Довольно убедительно. — Я читал договор с усмешкой, недоверчиво ворочая головой. В итоге поднял охапку документов: — Ни один суд это рассматривать не будет. По крайней мере, в вашу пользу.
— О, вы ошибаетесь, у меня всё соответствует вашему законодательству. И лицензия выдана, и налоги плачу.
— Грандиозный отыгрыш! В чём же тогда подвох? – рассмеялся я. – Если вы и вправду сатана… Должен быть какой-то подвох! И даже если не настоящий сатана, а хитрый бизнесмен, без подвоха всё равно не обойтись! Где тут собака зарыта? Признавайтесь!
— Нет никакого подвоха с моей стороны. – Дьявол приложил руки к груди. — Потому господин Бог и дал зелёный свет этому бизнесу. Ему, наверное, и самому любопытно посмотреть на этот эксперимент. Всё ведь от человеческой душонки зависит, всё в ваших руках…
— Ну точно ведь где-то тут мелким шрифтом написано о продаже души дьяволу, разве я не знаю!
— Вы угадали. Написано. Обратите внимание на пункт шесть точка шесть точка шесть.
«Услуга «Продажа Души» со стороны Заказчика осуществляется автоматически в следующих трёх случаях:
— при осознанной и спланированной попытке Заказчика убить Исполнителя;
— при осознанной и спланированной попытке Заказчика покончить жизнь самоубийством;
— при осознанном и спланированном предложении со стороны Заказчика Исполнителю купить Душу Заказчика.»
Я некоторое время перечитывал эти пункты. В это время дьявол говорил:
— Наверное, можно было включить туда ещё четвёртый пункт. Что-то вроде, «при продаже всех воспоминаний до последнего», но это фактически то же самое, что предложение продать душу.
— Так вот она, ваша цель… Воспоминание за воспоминанием… И так выкупить человека целиком? Всю его личность, всю его душу поглотить…
— Истинно так. Но строго по желанию самого клиента, без навязывания. Права не имею душу выманивать. И, как вы могли заметить, врать мне клиентам запрещено и несподручно.
— Хах, смотрятся-то эти пункты вроде не так страшно, даже в меру справедливо, без неприятных неожиданностей. Но что вам мешает потом магическим образом изменить текст уже подписанного договора? Вы же чёртов дьявол…
— Законы страны, законы божьи, — развёл руками бизнесмен.
— Хотелось бы верить.
— Вас никто не заставляет подписывать. Вы вольны уйти отсюда в любой момент. И расторгнуть подписанный договор тоже можно – достаточно заявить об этом в устной или письменной форме. Отдельным приложением его сразу же закроем. И самоубивайтесь потом на здоровье без участия дьявола.
— Также можно расторгнуть договор в случае, если рассказать кому-либо о нём, об этой лавке, о сделке с дьяволом… — бормотал я, листая многостраничный документ. – Э как у вас всё предусмотрено!
— Конфиденциальность, дорогой друг. Обоюдное доверие.
— Если попросить стереть эту лавку из памяти, то это автоматически ведёт к расторжению договора…
— Конечно.
— И никаких обязательств с моей стороны…
— Никаких.
— Никакой оплаты…
— Ничего не требуется.
— Я вам подыграю, — подмигнул я. – Вы, наверное, передачу какую-то снимаете. Это всё один большой розыгрыш, я прав?
— Если это телешоу, а вы такой скептик, то как же тогда удаляются воспоминания? Или вы тоже играете на публику? Вы у нас актёр?
— Да не знаю… Может, вы их как-то подсовываете. Одурманиваете как-то. Может, какие-то благовония тут у вас одурманивающие… Я ведь простой человек, меня несложно обдурить, наверное…
— Что вы, что вы. Это обыкновенная торговая лавка.
— Название вашей лавочки не очень-то удачное, на мой взгляд. Не лучший маркетинг…
— Да, с названием пришлось повозиться, ничего лучше не придумалось. Была мысль назвать «Нужные услуги», да не все поймут отсылку и глуповато звучит. А «Нужные вещи» в данном случае точно не подойдёт.
— А при чём тут тогда услуги? Вы же деньгами за воспоминания расплачиваетесь.
— Это с новичками, дорогой мой друг. С новичками. Помните меню? Вот там перечислены услуги для постоянных клиентов. Но я бы вам не рекомендовал его читать пока что. Довольствуйтесь в первое время деньгами.
— Интересно, интересно. Ладно, я ещё раз всё перечитаю, вы не против? Это займёт какое-то время.
— Что вы, что вы. Усаживайтесь поудобнее. Времени у нас полно. Может, всё-таки чайку? Настоящего, китайского.
— Нет-нет, спасибо.
Какое-то время спустя мне уже привычно поплохело от такого количества бюрократии и юриспруденции. Но вроде бы всё было составлено довольно грамотно.
— В пункте о конфиденциальности указано, что я имею право показать этот договор только адвокату или другим представителям судебной системы в случае судебного разбирательства.
— Это так.
— Но если я так поступлю, меня, вероятно, засмеют, — улыбнулся я.
Дьявол пожал плечами.
— Что ж, ладно, давайте подпишу. Если что, ничего не мешает тотчас же расторгнуть договор, верно?
— Вы сами знаете, что это так.
Дьявол с громким шелестом развернул какой-то бумажный свёрток, подал замысловатое маленькое стальное перо, будто наконечник от пера-ручки.
— Мне писать этим?
— Нет-нет, протяните палец. У нас принято расписываться кровью.
— Э-э-э… Ой! Блин, вы серьёзно? Это какой-то детский сад…
— Вы, конечно, можете ещё подумать и порассуждать над способом, чем ставить закорючку на бумаге, но скоро кровь засохнет.
— А чернилами нельзя? В суде кровь не примут! Это просто смешно! Языческие методы какие-то тут у вас!
— Как раз таки кровь будет посильнее какой-либо подписи. Закорючки всегда можно подделать. А вот анализ ДНК… Его не получится так просто.
— Боже, во что я ввязался… — С этими словами я оставил красный отпечаток под своими реквизитами на почему-то трёх экземплярах.
Дьявол собрал эти листы и принялся на них дуть, чтобы кровь быстрее засохла. Между делом отрывочно говорил дальше:
— Ну что ж, раз с формальностями покончено, то предлагаю вам назвать какие-нибудь неугодные воспоминания, а я скажу, во сколько мне это обойдётся.
— А вдруг я продешевлю?
— Ну, можете уточнить расценки у моих конкурентов. Если таковые существуют. Среди тех же упомянутых цыган.
— Хорошо быть монополистом. Ценники развешивай, какие вздумается…
— А то. Да ещё под протекцией Самого… — Дьявол указал пальцем в потолок и скорчил смешную, но непонятную мину.
— Ладно. Всё-таки хороший у вас маркетинг. Дайте-ка подумать. – Я расслабленно откинулся в кресле, уставившись в тот самый потолок. – Гм. Во сколько мне обойдётся стереть из памяти человека?
— Смотря какого. Бывшую?
— Какой вы проницательный.
— Просто опытный. По некоторым признакам смею предположить, что не бывшего. Но цена зависит от того, сколько этот человек занимает места в памяти. Да-да, как на компьютере. Песня, как вы понимаете, занимает при таком сравнении совсем немного.
— Хорошо. Допустим, я хочу удалить школьного хулигана из своей памяти.
— Всё-таки парень, — усмехнулся дьявол. Он как раз убедился, что кровь достаточно засохла, отдал мне мой экземпляр договора. — Нужно точное имя.
Я напрягся, но всё-таки вспомнил.
Сатана призадумался, прищурился, покачал головой, будто шею разминал, улыбнулся и сказал:
— Вы не очень-то много общались, я угадал?
— Ага. В основном издевался надо мной из-за моей полноты в то время.
— Тысяча четыреста восемь евро.
— Ск… ск… сколь? – Я потерял дар речи.
Он повторил. Я облизнул вмиг пересохшие губы.
— Прямо сейчас? Прямо здесь? Столько? Мне-е? – Голос почти сорвался на визг.
— Наличкой, — кивнул дьявол. – И это чистыми, налог с этой суммы уже будет уплачен.
Первая мысль: он свихнулся. Он поехал головой! Ну вот кого он собирается этим обдурить? Я ведь уйду! Просто уйду с этой суммой и не вернусь!
Вторая мысль: вряд ли у мага что-то получится на этот раз. Всё-таки это не общеизвестную песню удалять надо. Такое, может, даже учёные уже умеют или вскоре научатся делать. Те, которые всякие синапсы, нейроны и области мозга изучают. Но чтобы так вот, целого человека без внятного описания личности, без знания, какие события происходили, взять, да испарить из памяти… Это кажется маловероятным. Это каким невероятным телепатом-экстрасенсом надо быть, чтобы так в голову другому человеку залезть и столько всего исправить?
Вторую мысль я таки озвучил в полной мере, на что дьявол усмехнулся, покачал головой, уточнил, точно ли я согласен, затем воздел свои часы на цепочке и сказал смотреть только на них.
— Готово, — довольно быстро объявил сатана. Потом поднялся из кресла, отошёл в сторону, к сейфу, открыл его, отсчитал деньги и понёс их ко мне. Я боялся дышать и шевелиться. Но всё же вытянул руку, чтобы принять богатства. На что дьявол отрицательно мотнул головой и сузил рот: — Не-не-не-не-не! Такие суммы, говорят, из рук в руки не следует вручать.
Он поставил пачку купюр на стол. И присыпал её монетами.
Я сгрёб всё это дело в охапку. Пытался пересчитать, но от волнения путался. Судя по количеству стоевровых купюр там всё было в порядке.
— Спасибо, — промямлил я.
— Это вам спасибо, друг мой. Приходите ещё.
Ага, конечно, подумал я. Колокольчик снова звякнул, когда я выскочил на улицу, едва сдерживаясь, чтобы не побежать.

Полдня ездил по разным городским банкам.
— Вам все сто обменивать?
— Вы это… проверьте сначала… — Тычу пальцем в бронированное стекло и смущённо смеюсь. Надеюсь, бандиты себя так не ведут.
Кассир изучила купюру в просмотровом детекторе в разных электромагнитных лучах.
— Всё нормально. Так вам всё обменивать?
— Давайте только десять евро из этой суммы. Спасибо.

Сегодня по такому случаю можно курить прямо в гостиной.
С девушкой разругался и прогнал её. Давно уже начала подбешивать каждой мелочью, и даже не объяснить это в её заплаканное лицо, слишком уж по-детски, по-глупому будут звучать причины.
Были дела поважнее. Теперь я смотрел на кучу денег, разложенную на столе, бродил в дыму и размышлял, что делать и что вообще происходит. А ещё я снова и снова прослушивал запись разговора с хозяином «Лавки дьявола», поднося телефон к уху, хотя динамик работал достаточно громко, чтобы слышать речь на расстоянии.
Быть такого не может. Быть не может!
— Это всё какой-то дурацкий сон.
Но если волшебство реально, тогда стоит всерьёз задуматься над договором. Что если на то и расчёт – чтобы я сейчас на радостях похвастался кому-то, рассказал всё… И тогда что? Всего лишь расторгнем договор. Мне от этого ни холодно, ни жарко. Продажа души проходит по другим правилам, которые нарушить не так-то просто. Вот тогда бы было жарко, очень жарко…
Бред какой-то. Ну и чего дьявол этим добивается? Не буду я свою душу продавать! Не буду я продавать все воспоминания! Даже половину из них не продам… Я же не дурак!
Так что дальше? Больше не заходить в эту лавку? А что если соседи тоже туда ходят, и уже даже больше меня продвинулись – деньги оттуда пакетами носят? То-то я смотрю красавица-соседка совсем неразговорчивая стала, и всё тащит и тащит эти сумки, вся в делах житейских. У-у, самка собаки! Неужели один я меру знаю? И какой мне с этого прок тогда?
Кто этот мальчуган, которого я удалил? Он же мелочь, наверное, я его даже в соцсетях не нашёл, это быдло, поди сейчас спившееся и работающее где-нибудь максимум на заводе, на низшей должности. Я, правда, сам на заводе, но это не важно. Если за такое полторы тысячи евро дают… Да я же разбогатеть могу! По щёлчку пальцев! А эти мысли… Они же неиссякаемые! Бесконечные! Да у меня большинство воспоминаний гроша ломанного не стоят, а тут такие деньги!
Дьяволу идти навстречу – это, конечно, плохо. Но если это какой-то социальный эксперимент со стороны учёных, открывших способ удалять воспоминания, то почему бы не воспользоваться этим, пока лавочку не прикрыли?

— Вечер добрый.
— О, это снова вы. Зачастили вы в мою лавочку.
— Ага. С чего бы вдруг? – усмехнулся я смущённо. – Хотел бы ещё от нескольких воспоминаний избавиться. Только скажите сначала, сколько это будет стоить.
— Озвучивайте.
— Вот, даже список подготовил. – Протянул лист. — Это фильмы.
— Вот как? Интересный список. Звёздные войны, Властелины Колец, Парки Юрского периода, Матрицы, Терминаторы, Чужие, Тарантины, лучшее из Кинга… Столько всего, одни названия даже читать устанешь. Эти фильмы играли в вашей жизни не последнюю роль, вы их часто вспоминали, я угадал? С чего это вдруг решились на такие радикальные меры?
— Решил избавиться от всей этой пиндосовской промывки мозгов. Старая советская классика – вот настоящее кино! Ну и немного современного артхауса, фестивальных фильмов, большего мне не надо. А попкорн этот лучше начисто стереть из памяти, раз есть такая возможность.
— Да будет так, — улыбнулся дьявол. – За этот набор воспоминаний вы получите одну тысячу сто девять евро.
— Там ещё на другой стороне списочек…
— Ого. Вот, значит, как.
Я медленно кивал, всосав губы.

Когда я пришёл домой, то сразу, не снимая ботинок, кинулся к своему компьютеру и открыл список торрент-закачек. Расхохотался, как злодей в дешёвых ужастиках. Обложился купленным попкорном, солёной рыбой и пивом.

Эх…
Раньше, конечно, тоже снимать умели. Но до чего же предсказуемые теперь эти сюжеты! Уже просто банальные, устаревшие. В каком только блокбастере теперь подобное не увидишь! Да и куда это только не цитировали, оказывается… Ну и спецэффекты, конечно, оставляют желать лучшего. И это мягко сказано. А ещё сказались завышенные ожидания. Ничего такие кинчики, на разок, на вечерок, под пивко, но ничего такого, чтобы по ним сходить с ума. В общем, неудивительно, что я решился продать воспоминания о них… Неужели я планировал продать лучшее, чтобы снова восхититься этим? Странно это. Хорошо, что не додумался избавиться от советской классики. Вот там действительно были великие фильмы!

И вот опять смотреть нечего. Потопал снова в «Лавку дьявола».
— Я тут подумал…
— Да-да. Чем ещё могу помочь?
— Знаешь, были вот крутые сериалы. Но в последнее время за что ни возьмусь, ничего не радует. Сколько будет стоить удалить из памяти все сериалы? Хотя бы будет, что посмотреть вечерком, а то совсем нечего…
— Что, и книги все прочитаны?
— Да ладно тебе. Не в библиотеку же пришёл.
— Ох уж это поколение.
— Ага. Моё поколение уже руководящие должности занимает.
— Только не те из вас, у кого десять тысяч часов просмотренных сериалов.
Я заулыбался. Потом сморщился:
— А это много или мало?
— Как сказать, — пожал плечами дьявол. – Почти четыреста дней жизни набежало.
— Всего год, — отмахнулся я. – Погодите, это год, в смысле, суток без сна?
— Десять тысяч часов, — кивнул сатана.
— Ох уж мои студенческие годы… И сколько это будет стоить?
— Десять тысяч евро.
Мои брови поползли вверх.
Мы долго-долго смеялись вместе с сатаной. Я даже принялся пританцовывать, а он то повторял движения вслед за мной, то скакал, как чёрт.

— Алло, Пётр Иваныч?
— Да.
— Я завтра не приду.
— Да. Что? Погодь минутку…
— «Не приду» говорю! Увольняюсь.
— Да как же это… Ты это… Не шути так! Ты хоть понимаешь…
— До свидания, Пётр Иваныч.

Нагуглил потом список лучших сериалов на каком-то подозрительном сайте. Скривился. Я вообще их любил? Не мог я столько насмотреть, дьявол просчитался. В мою пользу, конечно.
Как можно вместо кино смотреть сериалы? Кино – это как хорошая книга. Законченная мысль, с финалом, ничего лишнего. А в сериалах растягивают сопли, ничего более. Концовку оттягивают, оттягивают… Смысл это смотреть столько сезонов? Коммерчество, не более.
Сериалы – это вообще для домохозяек.

То ли дело потусоваться сходить. Созвал старых друзей, уже начинающих семьянинов, еле выманил из этих гадюшников, сказал им, что сегодня угощаю, сегодня — всё за мой счёт.
Предварительно затарился шмотками новыми, ну, гардероб обновил. В парикмахерскую сходил, сказал, что можно совсем коротко стричь, заодно хорошенько обдумал – стоит ли вычёркивать из памяти армию, но решил такое дело оставить. Всё-таки было там и весёлое, и полезное. Хотя-я-я… Спрос рождает предложение. Нужно будет узнать у дьявола, сколько будет стоить вычеркнуть целый год жизни…
Весь день ходил с улыбкой до ушей и будто пружинил, так распирало от радости и гордости за самого себя.
Да даже если это дьявол самый настоящий, э как я его развёл! Пускай даже он догадывается обо всём, раз мысли читать умеет, но ведь против своих же правил не попрёт! Использовал его, как тузик грелку… В общем, развёл дьявола, как лоха! И никак не наоборот!
— Ты что, работу сменил? Откуда бабки? – спрашивали кореши.
— Да так, дельце провернул небольшое. Бизнес, все дела…
Спрашивали также про мою девушку. Сказал, что в ссоре мы, взяли тайм-аут. Кореши вздыхали, мол, холостяком совсем пацанов замучаю, по клубам таскаться заставлять вот начал. Еле фейс-контроль прошли. И то, без солидных чаевых для секьюрити не обошлось.
— Может, хотя бы уже в клубе солнечные очки снимешь…
— Мне и так нормально.
— Ну даёшь.
До меня уже докатывались басы через стены, потому меня пружинило ещё больше. Постоянно кивал в такт или не в такт, не важно. Просто распирало. Один товарищ сказал, что я двигаю головой, точно утка. Друзья начали со смехом повторять за мной, но меня это не останавливало.
— Сегодня тебя прёт…
— Ага, качает не то слово! – Когда мы вышли к танцполу и погрузились в светомузыку, я воздел руки и прокричал во всё горло: — Во-о-о-о-о-о!

Давно так не отрывался. Возможно, никогда. В какой-то момент очухался и прекратил излишне налегать на алкоголь. Не хватало ещё проорать спьяну в ночь что-нибудь вроде «Дьявол, я продаю свою душу!». Или просто сболтнуть о лавке собутыльникам. Теперь придётся всегда быть на чеку, чем бы это ни было чревато.
По домам расходились, распевая песни на всю округу. Оплатил парням такси, попрощались. А вот незнакомка, что меня теперь сопровождала после знакомства в клубе, не хотела никуда ехать. Но мне-то ещё ума хватало понять, что ей не столько я нужен, сколько мои деньги, уж слишком я ими разбрасывался сегодня. Говорю:
— Тебе у меня не понравится.
— Это ещё почему?
— Запущенное холостяцкое логово.
— Да я с тобой хоть куда.
— Хоть в эту канаву?
— Фу-у-у. Там же собаки ссут.
— А у тебя что?
— А у меня общага. Посторонних туда нельзя.
— Общага, вот как.
— Ага, студенческая.
— Понятно. И ты ещё что-то имеешь против этой канавы?
Она стукнула меня в грудь ладошкой. Я притянул её за руку. Поцеловались.
— Пошли к тебе, — снова попросилась она.
— Ладно.

Перед входом в квартиру я велел ей подождать. Она пьяно качалась и смотрела на меня с вопиющим непониманием. Я сказал, что мне нужно прибраться. Она прыснула со смеха и даже растрогалась, сказала, что это вообще не проблема, но я захлопнул дверь перед её носом.
Припрятал все разбросанные деньги, ну и прибрался в целом. А ещё установил смартфон на полку перед кроватью, включил запись видео.
Потом впустил студентку внутрь.
— Я уже думала, что ты там вырубился, — буркнула она. – Со мной такое уже приключалось.

— Сатана, а, сатана…
— И я вас рад видеть.
— Во сколько евро обойдётся удалить из воспоминаний целый вечер?
— Прошлый вечер?
— Ну да.
— Тринадцать евро.
— Что-то маловато! – стукнул кулаком по прилавку я. Подумалось: особенно после предыдущих сумм.
— Так вы и сами мало, что помните. Алкоголь – он такой. Памяти совсем мало занимают события.
— Много ты знаешь.
— Неужели вы так дорожите всеми вечерами, кроме одного этого?
Я открыл рот, чтобы сказать какую-нибудь грубость, но потом призадумался. А ведь правду-матку режет, негодяй этот.
— Не-е, меня не разведёшь. Я оптом свои воспоминания не продаю. Не дождёшься моей душонки! Вот сериалы мне действительно нафиг не упали, их не жалко было. Но жизнь, настоящую жизнь, разменивать на монеты я не желаю! Только предыдущий вечер!
— Желание клиента – закон.
— Вот-вот.
Он поколдовал, затем расплатился. На выходе я остановился. Полюбился мне этот дверной проём.
— А впрочем… — протянул я виноватым тоном. – Ла-а-адно. Давай ещё все вечера с предыдущей недели, там ничего важного не происходило. Важных звонков и встреч не было. Д-да? Вообще бесполезные куски времени. Только считай по-честному! Тогда никаких пьянок не было, всё прекрасно помню!
— По двадцать пять за вечер устроит?
Я закивал, выразительно опустив уголки губ, как можно ниже.

Вышел я из «Лавки Дьявола», извлёк предварительную записку из кармана спортивных штанов.
— Ха-а, получается, за удаление одного вечера – почти двести евро. Совсем неплохо!

Прихожу к сатане на следующий день с большим списком. Новый личный рекорд установил. Школьное сочинение уже, ёпт.
— Значит, так. Теперь ты усаживайся поудобнее, хе-хе.
Дьявол с улыбкой кивает.
— В общем, составил я тут списочек, что мне точно никогда не понадобится.
Я начал зачитывать и выслушивать ценники. Сначала школьные и институтские предметы: немецкий язык, химия, астрономия, высшая математика, философия и некоторые другие. И подчёркивал, что нужно вычеркнуть именно то, что в школе узнал, а не то, что вообще знаю по этим предметам из какого-либо другого опыта. Не хотелось забыть, что такое Солнце, Земля, звёзды, ну и что там ещё есть.
По итогу ценник не сильно впечатлил. Видимо, не сильно-то всё это безобразие в голове-то отложилось.
— Можем обратиться в этот раз к меню. Быть может, вас уже заинтересуют иные возможности, кроме денег.
— Ты постой, брат, — сказал я. – Я только начал. Посиди.
Я продолжил список, вспоминая не самые лучшие события своей жизни.
— Вот баловались мы дурью всякой, шмаляли, ну ты понимаешь? В старших классах и начале универа… Вот это забыть не помешало бы. Дурное время. И как меня угораздило с этими компаниями связаться, так травить организм! Стыдно вспоминать, и уж точно ничего полезного…
— Так, — кивал в знак согласия дьявол. Я надеялся, что он хорошенько там всё складывает, без обмана и ничего не упустит.
— Потом я немало времени в качалку ходил.
— Четыре месяца, — кивнул дьявол.
— Да? Мне казалось, пару лет. Ну ладно. В общем, там тоже особо полезного вспоминать нечего. Я бы это тоже удалил. А в те деньки я ничего не употреблял, память кристально чистая, так что без выкрутасов! Не обсчитаешь!
— Так.
— Дальше… Казино! Рулетка, игровые автоматы, покер… Всё это. Нахрен.
— Так.
— Дальше… В детстве меня мама записала в хор «мальчиков-зайчиков», и я там уйму времени потерял. Вот это тоже, пожалуй, снесём начисто.
— Так.
— Детские летние лагеря.
— Так.
— Кроме последнего, там было ничего!
Я продолжал и продолжал.
Когда я закончил, дьявол сообщил, что объём перечисленного тянет на четыре тысячи очков. И предложил приобрести за них какую-нибудь услугу из меню.
Я начал листать и замер в сильном изумлении:
— Это что, способности?
— Самые разные услуги. И временные способности, и постоянные, и просто удаление негативных эффектов.
— Да, компьютерные игры тоже тогда можно удалить из памяти. Пустое это.
— Тогда у вас восемь тысяч очков.
— Восемь тысяч очков! – заиграл бровями я. – Ладненько… Сейчас выберем. Да уж, глаза действительно разбегаются. А сколько это будет по деньгам?
— Восемьдесят тысяч евро.
— Беру деньги. – Я захлопнул меню. – Чёрт его знает, работают ваши способности или развод. А я сейчас безработный. Лучше буду копить до Бэтмена.
— Работают, конечно. Разве я вас хоть раз…
— Беру деньги.
Дьявол брезгливо мотнул головой. Вскоре с улыбкой произнёс:
– Клиент всегда прав.
— Правильно.
— Хор «мальчиков-зайчиков» менять на деньги, эх…
— К чёрту этот хор!
— У вас столько воспоминаний о нём! Столько пережитого!
— Цыц! Ни слова больше!
Касса дзынь, колокольчик бдзынь.

Ночной клуб стал основным домом. Там я жил, а дома лишь отсыпался.
Под громкую музыку:
— Что?
— Чего-нибудь мощного, чтобы вштырило!
— Кисляк только.
— Что?
— Кисляк.
— Что это?
— ЛСД.
— Давай.
Полюбил я в последнее время техно-музыку. Пожалуй, можно уже музыкальные вкусы основательно почистить.

Когда знакомился с новой цыпой за столом в покер, вместо денег наткнулся в кармане на старый список из лавки. Вгляделся, вчитался, вспомнил про удаление из памяти предыдущего опыта приёма наркоты и азартных игр.
Чёрт! Но не уходить же посреди игры! Да и любопытный опыт, как никак. Здесь можно зарабатывать не хуже, чем в чёртовой лавке. Уж точно не хуже, чем с дьяволом сделки заключать – любой согласится! Тут достаточно часто блефовать – деньги позволяют жёстко ставки поднимать! Выигрыши иногда – просто с ума сойти! Меня здесь уважают, узнают, людей по моей указке прогоняют… Даже бесплатный кофе подают, а по особым случаям шампанское – сколько угодно…
Дома всё равно нечего делать…

Вышел в очередной раз из «Лавки Дьявола» с деньгами. Пришёл домой. Порылся в карманах, но записки не нашёл.
— Твою мать! Забыл приготовить! А-а-а ладно… Десять штук евриков — вряд ли что-то важное стёр. Десять штук, пфф. Я иногда за вечер столько поднимаю.

Чуть позже почесал затылок и припомнил, что это уже третий такой случай.

Всё, с этого дня почти не пью. Не хватало ещё облажаться с договором.
Пацаны совсем в оседлый образ перешли, в клуб идти не хотят, отговорки…
Если дома один тусуюсь, упоровшись, то рот себе заклеиваю скотчем.
Я ж не дебил! Договор не нарушу, не доведу до такого!
А чё пить-то бросил, так я тачку себе прикупил, все дела.
Нормальную такую, заводскую, не бэу.
Думаю тюннинговать, если ещё бабла привалит.
Посадочку намутить, все дела...
Но нужно всегда быть с этим дьяволом-искусителем осторожней.
Правда, у меня этих воспоминаний – море безграничное.
А ведь прямо сейчас ещё прибавляются, вот ещё. Невозможно все продать!

— Э, сатана.
— Слушаю.
— Давай с твоим меню разберёмся. Присмотрю что-нибудь.
Сначала я стоял над прилавком, переминался с ноги на ногу. Потом на улице стемнело. Мы перешли в кресла. Долго ещё изучал возможности. Использовал купюры, как закладки, чтобы ничего не позабыть.
— Проклятье! Надо было с конца читать, где суммы больше и способности круче! Теперь уже на каждый разворот закладка требуется…
— Вы так далеко не заглядывайте. Вы уверены, что столько воспоминаний готовы продать ради самых мощных талантов?
— Ладно. Давай сначала защиту от любого типа рака.
— В космонавты собираетесь?
— Всё шуточки твои. На моря. До конца жизни.
Начали размышлять, какие воспоминания пойдут на это дело. Как-то всё сложнее было находить ненужное в голове. Ясное дело, в ход сначала идут самые бесполезные предметы – литература, история, бухгалтерский учёт, большая часть физики и математики (со времён корней вообще ничего учить не надо), часть географии…
— Моря точно оставляем? – усмехался дьявол.
— Дошутишься! Про избиение дьявола в договоре ничего не сказано!
Подумали ещё, поскольку не хватало.
— Ладно. Рак – это святое. Думаю, здоровьем… тьфу… то есть бывшей можно пренебречь.
— Вот оно как.
— Да. – Извлёк мобильник, удалил из контактов. Всё равно уже сколько дней не созванивались, не писали друг другу. А удаление вечеров с изменами должно было облегчить прохождение этакого естественного детектора лжи в случае нормализации отношений; да вот только параллельный план записать эти дела на видео и стереть память, обдурив дьявола, изрядно мешали первоначальному плану.
— Тогда вы перевалили сумму. Теперь шестьсот очков лишних.
— Во, давай тогда ещё удачу в картах второго уровня. А остальное перевести в деньги.

В моей квартире меня поджидала незнакомка.
— Ты кто такая?
— Что с тобой происходит?
— Из клуба? – сощурился я.
— Какого клуба! – вскричала она.
Значит, та самая, вычеркнутая бывшая.
— Ключи пришла вернуть?
— Да что с тобой происходит? Поговори со мной. Случилось что-то? Уволился, я слышала.
А она ничего. Далеко не студенточка уже, конечно, но-о…
— Всё в порядке. Зарабатываю в казино.
— Ты? Снова в рулетку?
— В карты.
— Что одно, что другое. Из-за этого работу бросил? Как когда-то институт хотел?
— Память шалить начала, — улыбнулся я. – Нет, серьёзно. Плохо справляться начал, а врачи ничем помочь не могут.
Мило поговорили дальше, развивая поднятые темы. Узнать бы её имя.
— Про тебя слухи ходят, что на наркоту подсел. Не видишь связи с провалами в памяти?
— Да не, неправда, пару раз побаловался, больше не буду. Через покер слез.
— А откуда у тебя столько денег? Пока тебя не было, вон сколько из-под кровати извлекла… Во что ты влез, ненормальный?
Я начал на неё кричать. Почему по вещам лазает и всё такое.
Она тоже взорвалась. Выплёскивала всё, что накопилось. Что-то там про то, как ей надоели постоянные перемены во мне не в её пользу. Интересно, если бы я всё помнил – это помогло бы понять эту женщину?
Думаю, самое время для хорошей такой, я бы сказал, отрезвляющей оплеухи.

— Давай уедем! – успокаиваю я её, обнимаю.
— Что-о? – плаксиво.
— Смотри, сколько денег. На море куда-нибудь.
— Ты совсем больной? – всхлипывая.
— Прямо сейчас. Бросим всё. Давай. Восстановим отношения. Когда ещё столько денег будет?
После долгих уговоров я всё-таки выдавил её улыбку. И как я додумался такое золотце вычеркнуть из своей жизни?
Собрались, билеты забронировали, отлично. Только, пожалуй, следовало заскочить на дорожку в «Лавку Дьявола».
— А вы теперь даже посреди ночи приходите. Всё ни по чём.
— Точняк. Давай ещё кое-что удалим, деньги нужны.
— Уже всё потратил?
— Не одного себя кормить, понимаешь?
При этом уронил на пол две раскрытые пустые багажные сумки. Будто пожаловал грабить банк.
— А вы настроены играть по-крупному…
— Ага. Ненужный опыт работы, ненужные дальние родственники, ненужные отвернувшиеся друзья, ненужный опыт социальных сетей… — Я перечислял и перечислял.
— Может, уже готовы сыграть ва-банк? – подмигнул дьявол.
— Не дождёшься, Лукавый! – погрозил пальцем я. – Меня не переиграешь! Я тебе это докажу!
— Конечно-конечно.
Когда дело было сделано, а сумки набиты стоевровыми купюрами, я взвалил одну на плечо, другую потянул за собой. На входе привычно остановился.
— Блин. Забыл чё-то.
— Что-то доказать хотели. Что вас не переиграть.
— Ага. Блин. Точняк. Раз… это… разрываю… как его… бумажку ту.
— Расторгаете договор?
— Во. Точняк.
— Без проблем, — спокойно сказал дьявол. – Сделано.
— Во. Тока чёт слишком ровно это. Совсем не колышет?
— Нет. Я же говорил – всё согласно договору, всё согласно законам. Меня контролируют. Честность и открытость, забыли?
— Не, эт помню. Разорвали. И ладно. Доказал. Хах.
— Удачного отдыха!
— И тебе. Не хворать.
Я потащил сумки к машине.

Месяц спустя я вернулся в «Лавку дьявола».
— Во блин. Я думал, мне это тогда всё приглючилось.
— Добро пожаловать, рад вашему возвращению, — сказал дьявол. – Что с вашей рукой?
Я поворочал ею в гипсе.
— Потянул. В тренажёрке.
— Вернулись к здоровому образу жизни? – улыбнулся дьявол.
— Типа того. Наверное.
— Чего желаете?
— У нас всё на мази?
— Так расторгли же договор по вашему желанию.
— А продлить… этот… банкет можем?
— Можем новый заключить.
— Давай.
— Вам, может, подать меню?
— Не надо, брат. Я за бабками. За чистыми бабками.
— А что, уже всё спустили?
— Типа того. Хуже. Сучка стащила большую часть. И долги возвращать надо.
— Ошибки шлифуют личность. Чем расплачиваться будете?
— Предыдущий месяц.
— Весь что ли?
— Весь.
— Три тысячи евро.
— Мало.
— Можете воспользоваться меню.
— Ты меня не слышишь что ли? Мало! – грохнул кулаком о прилавок.
— Три тысячи евро.
— Вот заладил. Месяц жизни! Знаешь, сколько я просадил бабла за это время?
— Догадываюсь.
— Гони ещё.
— Я ведь тоже могу расторгнуть договор со своей стороны. Не забывайте об этом.
— Ты охренел?
— Простите?
— Охренел?
Я взял дьявола за горло одной рукой, притянул к себе.
— Дьявол, мля. Никакой ты не дьявол.
Я затряс его и расхохотался.
— Ладно. Давай тогда не месяц, а… Армию. И годы универа, во. Вообще не всрались. Что военником, что дипломом этим что так, что так только подтереться, хых.
Дьявол улыбался.
— Двести семь тысяч евро.
— Во-о, другое дело, братуха!

Вскоре вернулся. Повалился прямо в проходе, избитый, измученный:
— Брат, выручай. Выручай, молю.
— Что стряслось?
— Кинули меня, падлы. Развели, как лоха. Снова. Я, конечно, реально идиот. Подставился. Но теперь вообще без бабок. Что тебе продать, говори уже сам…
— Ва-банк идите, уважаемый, ва-банк…
— Нет, нельзя. Неправильно.
— Почему неправильно?
— Не по-христиански это.
— Вот как вы заговорили. Может, познания в религии удалить?
— А сколько это будет стоить?
— Семь евро.
— Ско-о-олько? И ты меня кинуть хочешь.
— Да у вас и оставшаяся сумма, мягко говоря, не блещет.
— Ещё как блещет.
— Как скажете.
— Во-во. Удалять ничо не надо, хватит. Тут буду спать.
— Это вряд ли. Полицию вызову.
— Да что вы за люди!
Я попёрся прочь. На холод.

Придумал, где и как упиться. Упился. Свалился в канаву, уткнулся в лужу и пробурчал:
— Ладно, дьявол, твоя взяла… Сдаюсь… Ва-банк…

Очнулся уже в ином мире, призрачном. Уже в роли некого наблюдателя.
— Что теперь? – спрашиваю. Рассудок трезвый, как никогда. И память вся вернулась, да толку от неё теперь… Наверное, так здесь специально сделано, чтобы осознать свою чудовищную глупость в максимально полной мере.
— А теперь, — сказал дьявол, — заменим твою личность той, которая получилась из удалённых воспоминаний. И будешь пока наблюдать, что будет дальше. Ну разве это не интересно? Развлекайся. Потом для тебя ещё придумаю что-нибудь. Вечность впереди.

Тот я, который валялся в луже, помирать не собирался. Ворочался в грязи, безрассудно орал, точно младенец-переросток.
Вскоре ему помогли, скорую вызвали, в порядок привели, родственники нашлись. Бывшая наведываться стала.
Да только пациент совсем поехавший оказался.
Мучились с ним долго.
Почти никак не развивался, почти ничему не обучался. В лучшие моменты держался на уровне глубокого беспросветного аутизма. В худшие – начинались припадки или превращался в «овоща».
Когда научился петь, всё стало совсем плохо.

Цитата:
Сообщение от Flüggåәnkб€čhiœßølįên Посмотреть сообщение
С удовольствием понаблюдаю потуги Василия не обосраться на двух марафонах и успеть что то склепать на грелку.
самый большой рассказ группы и один из самых больших в конкурсе)
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Фанфики - кто хочет почитать и выслушать критику - смотрим здесь Линолеум Творчество 141 20.03.2016 09:55
Программы обработки текста Jur Творчество 25 27.04.2014 18:02
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив 2) Jur Творческий архив 3202 13.09.2012 20:14
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив) Jur Творческий архив 2998 19.03.2009 15:23
Нужно ли закрыть тему "Свои произведения, кто хочет почитать и дать критику?" Superman По сайту и форуму 42 24.08.2007 16:29


Текущее время: 08:22. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.