Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #241  
Старый 05.12.2016, 11:13
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Автор - неизвестен":
Григорий Неделько

Автор – неизвестен

«Страшные рассказы». III партия

Он висел над пропастью.
...За несколько недель до этого...
- Но почему вы просите так мало? – Тимми не пытался скрыть удивления: настолько поразило несоответствие цены содержанию.
Если, конечно, содержание не скрывало в себе огромную, почти не прикрытую ложь.
- Его автор неизвестен, - просто ответил продавец, оставшийся для Тимии лишь безымянной тенью. – А все «средства» с неуказанным авторством я продаю дёшево.
- Хм.
- И, заметьте, без гарантии.
- Да, это кое-что объясняет...
- Обратите внимание. – Продавец взял с полки первый попавшийся – как подумал Тимми – предмет и повертел перед глазами молодого человека.
То была ваза. Джинн спал в глубине.
- «Придумано Миком Ж. Перриллом», - прочитал Тимми на английском.
- Именно, - подтвердил продавец и убирал вазу обратно. – Подобные надписи есть везде. За исключением «средств», разумеется, где авторство не упоминается. Гарантия на них не распространяется, продаются они по более низкой цене, ну, и всякие возможные последствия берёт на себя лично покупатель.
- Занятно... А если вдруг?..
Продавец даже не дослушал, что выглядело, впрочем, скорее знаком усталости, чем, например, невежливости.
- Любое «вдруг» останется на совести покупателя. Или как сказать... станет его виной, уж извините за такое слово.
И он к тому же развёл руками.
Тимми поскрёб недавно выбритый подбородок. Причин не верить толстяку в очках и с клочкастой бородой не было; поводов тоже. А ещё Тимми прочитал множество хвалебных отзывов, поговорил с некоторыми друзьями... Да и манера продавца держать собственное имя в тайне кое о чём говорила...
В общем, Тимми принял решение.
- Покупаю!
Он передал свои доллы – ну, не совсем свои, если быть точным, по крайней мере, в недалёком прошлом – что ж, он отдал деньги и получил за них товар. Листок. Простой листок с надписями. Вернее, с одной-единственной надписью под номером 114. Как объяснил продавец, следующие появятся после использования уже существующего руководства.
- Вы покупаете секрет бессмертия, - растолковывал ему толстяк. – Однако это не секрет сам по себе, а руководство по его обретению. Что-то вроде карты, но в виде текста, а не рисунка. Следуйте за маркерами – и они приведут вас к желаемому.
Тимми очень понравилось услушанное – вот почему он, не задумываясь далее, купил предмет, обозначенный в каталоге «продавца дивностей» как «Карта вечности». Почему «вечности», почему «карта» и почему предлагался товар со скидкой, причём значительной, тип в очках не пояснил, а Тимми не поинтересовался. Юноша прекрасно представлял себе вероятные трудности, связанные с приобретением и использованием магической вещи; кроме того, он слышал рассказы – разные, во множестве. Ну и иногда вопросы бывают лишними. В «Лавке дивностей» действовало правило: «Покупай – и проваливай». Именно так: кратко и понятно. Девиз висел перед дверью с обеих сторон маленького магазинчика, больше похожего на палатку; перед входом напоминание казалось предостережением; если же смотреть на него, находясь внутри тесноватого пыльного помещения, - напутствием.
...И вот миновали недели...
Через что только не довелось пройти Тимми.
Вначале подозрительный, он с настороженностью следовал указаниям – предложениям? советам? – листка. Потом, когда цифра 114 слева от рукописного текста на желтоватой бумаге сменилась 126-мя или 129-ю (владелец магвещи за многочисленными событиями подзабыл столь незначительную деталь), Тимми стал полностью доверять купленному компаньону, советчику, другу, мудрецу.
Листок не вызывал ни вопросов, ни подозрений. Желтоватый, как уже было сказано, с написанным чернилами самопоявляющимся и самостирающимся текстом, то есть автоматически обновляемый, лист, обычный лист бумаги предлагал уйму возможностей. Следуя его инструкциям или, не исключено, инструкциям автора, «пожелавшего остаться неизвестным», Тимми прошёл через огромное количество приключений и испытаний. Он позабыл и о своих страхах, и о цене, и о разговоре в палатке-магазинчике.
Да он и теперь-то припомнил продавца и его странно сверкающие за мутными стёклами глаза лишь потому, что к тому привели обстоятельства.
Забавно, но самым необычным, странным, привлекающим внимание и, наверное, завораживающим казался Тимми стиль письма того невидимого приятеля, который общался с ним через листок. Нигде – ни на бумаге, ни на компьютере, ни в ноосреде, ни во снах – нигде Тимми не встречал похожих букв. Примечательно и неординарно вытянутые и суженные, украшенные вензелями и одновременно острыми углами, они наводили на различные, двойственные мысли, в основном недоброго порядка и смущающего характера. Отчего – Бог знает.
И вот сейчас всё встало на собственные места. Бог, если знал – а он знал, - раскрыл тайну.
...Итак, недели...
...Недели воровства. Недели грабежей. Недели изнасилований, убийств, массовых казней.
Тимми шёл по нарастающей.
Из начинающего приключенца он обратился матёрым странником, когда, «повинуясь» листу, преодолел море с кипящей водой. Попутно он сварил пару крокодилов, что помогли ему добраться до другого берега – километрах в 15-ти, а то и 20-ти от покинутой суши, - но это не заслуживало упоминания своею простотой.
Странник матёрый превратился в безумного сорвиголову, стоило Тимми побороть около сотни врагов, обрушившихся на него пешком и на лошадях, с пистолетами, бластерами и антителепортаторами.
Затем был черед преступника. Он подверг насилию и убил столько мужчин и женщин, что не хватило бы талмуда величиной со все четыре вместе взятых тома «Войны и мира», чтобы описать «деяния» целиком. Полученное, уничтоженное и похищенное вскружило голову Тимми. Пуще прежнего.
Преступник, управляемый приказаниями инструкции и волей его обладателя, переделался в палача в законе. И пролились реки крови, и за голову Тима Безнаказанного, Тима Беспринципного, Бесконечного, Тимуса Бесстрашного и Безнравственного была назначена награда. Она росла, в то время как сменялись надписи на листе и номера рядом с этими указаниями. Сменялись, сменялись, сменялись... крутились, словно колесо, будто счётчик!..
Прошли недели, но чудилось – миновали годы. Века...
Потирая отрощенную бороду и мощные усы, Тимофей – так его называли некоторые, кому посчастливилось узнать прославленного и остаться в живых, - размышлял над следующим ходом, следующей тропинкой на стезе судьбы. И ей – не имелось ни малейшего сомнения! – предстояло стать величайшим из свершений Тима Вседозволенного.
С чего он был до подобной степени уверен? Всё просто! №664 сменился номером 665 – «Ограбь город, разрушь и сожги, и беги без страха и оглядки», - и Тим догадывался, что самое интересное, самое великое ещё только предстояло. Ждало, затаившись, впереди.
Как он был прав!..
...Итак...
...Итак, на горе, куда его привели ноги, отчаянность, самоуверенность и самодовольство, его ждала засада.
- Глупцы! – рявкнул Тим и расхохотался. – Уберите никчёмные луки и стрелы! Я справился с ордами иномирян в неубиваемых костюмах, с ними, пришельцами-супостатами, вооружёнными энергорасщепителями, энтропами и псевдо-йэфами! Думаете, мне не по зубам вы, жалкие устаревшие ничтожества?! Да я одолею вас простым пистолетиком, зажатым в одной левой!
- Ты храбр, умён и силён, Тим, - ответствовал предводитель армии сожжённого города. – Мы уважаем тебя и боимся. Но на сей раз ты ошибся.
- Ошибки быть не может!
Тим вздёрнул вверх лист бессмертия. Сотни луков тут же, в ответ, вскинулись вверх и вперёд, ведомые натренированными, сильными руками.
Тим бросил единственный взгляд на листок – и выронил его.
Деревянные тельца с металлическими наконечниками прорвали и разорвали воздушное пространство, пущенные по приказу предводителя. Стрелы пробили грудь и руки, и ноги, и лоб, шею, живот, глаза, нос стоявшего у самого края человека. Брызнула-потекла кровь. Тим, к сегодняшнему дню решивший даже не надевать броню, хотя бы наиболее дешёвую и некачественную, развернулся по инерции и сверзился с обрыва. Через сотни метров он нашёл успокоение – если можно выразиться так – на острых камнях ущелья, на сталагмитоподобных песочно-оранжево-коричневых «мечах».
Услышал он донёсшийся сверху зычный голос командира воинов и дружный их сотнеголосый крик.
Тим лежал и истекал кровью. Он умирал очень долго.
Наконец, перед последней гранью, финалом, какой-то лист бумаги упал сверху и упокоился на его лице. Лист бумаги.
«666», - прочёл умирающий слабеющими, затуманивающимися глазами, гаснущим взором. Сердце работало всё хуже, всё больше делались перерывы между толчками худо работающего органа; кровь извергалась из ран неохотно.
Он читал, напрягая залитые красным зрачки.
«666, - прочёл он. – Смерть героя.
Автор - неизвестен».

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #242  
Старый 07.12.2016, 14:06
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Холодный человек" -- "Страшные рассказы":
Григорий Неделько

Холодный человек

«Страшные рассказы» (III партия)

В тот день была зима.
Сидя за завтраком и без особого желания поедая манную кашу, 8-летний Гоша никак не мог дождаться прогулки. На улицу влекло и зимнее, но тёплое солнце, и искрящийся на нём снег, и голос старых и будущих, новых друзей – мальчишек и девчонок. Но больше всего – снеговик. Тот снеговик, которого он задумал слепить и которого ему обязательно поможет смастерить любящая мама.
Когда одевались, Гоша всё время отвлекался на рассказы и разговоры о прошлой прогулке, а потому, как бы не рвался мальчишка на прогулку, вышли они только минут через 15.
Над выходом на улицу висела великанская сосулька, грозившая того и гляди оторваться и свалиться. Гоша предпочёл о ней не думать и, потащив мать за собой, побыстрее миновал страшное место.
И всё сделалось действительно так, как желалось: зимнее тёплое солнце, искрящийся снег, весёлые, кричащие и вопящие, ребятишки...
Гоша побежал вперёд, к игровой площадке, и остановился в нескольких десятках шагов от неё. Здесь находилось небольшое поле – впрочем, это Гоша называл его «полем», потому что не искал других названий; усеянное плотным, мокроватым, не вытоптанным никем снегом, оно идеально подходило для того, чтоб соорудить снеговика. Этим Гоша и занялся.
Когда же мама попыталась помочь, он веско и категорично заявил «Не надо» - заявил спокойно и по-взрослому, и даже немного отстранил мать ладонью. Улыбаясь подобному проявлению самостоятельности и, пожалуй, мужественности, женщина отошла назад и, прислонившись к одному из посаженных здесь ровными рядами деревцов, стала с интересом и удовольствием наблюдать за возящимся со снегом ребёнком.
Вначале получалось не очень хорошо: всё же давало себя знать, что это первый снеговик, которого Гоша лепил один, без посторонней помощи. Мальчик довольно легко скатал шарик, однако, когда пришлось возить тот по снегу, дабы увеличить в объёме, возникли трудности. В ответ на новое предложение матери помочь опять последовал отказ. Оскальзываясь, Гоша скатывал живот снеговика. Наконец, этап остался позади – наверное, наиболее сложный из всех. Затем восьмилетний мальчуган разобрался с шеей и головой: опыт у Гоши уже какой-никакой имелся, да и снега требовалось меньше, поэтому две последние крупные «детали конструктора» проблем не вызвали.
И вот снеговик, гордый и неровный, и пока безликий, зато – целиком слепленный маленьким Георгием Новиковым, стоял и сверкал белыми искрами. Далее следовала мамина очередь. Подобрав с земли два прутика – отвалившиеся у ближайшего дерева веточки, она одну отдала сыну, а другую воткнула слева, ближе к верху второго снежного шара. Гоша приспособил правую руку. Потом мама закрепила на лице две пуговицы и аккуратно вдавила в «лицо» снежного человека небольшую морковку. Взяв с земли третий прутик, поменьше, Гоша перевернул его горизонтально и прилепил под морковой – вот и рот.
- Ура! – не выдержав, выразил свою радость Гоша.
- О, снеговик! – обрадованно сказала незнакомая белокурая девочка лет шести.
Они с Гошей познакомились. Её звали Варя, и Гоша рассказал вновь обретённой подружке о снеговике, о том, как снеговика зовут – Павел Игнатич (почему – не знал и сам «мастер»), и что он сам, в одиночку, без маминой помощи соорудил белоснежного великана. Они ещё чуть-чуть поговорили, затем Гошина мама сфотографировала их обоих (вдвоём и порознь) у снеговика.
Прогулка продолжилась более шумным порядком. Подошли и подбежали другие ребятишки; перезнакомившись с ними, Гоша сказал:
- А может, в снежки поиграем?
И они с упоением стреляли друг в друга прекрасно и легко скатываемыми кругляшами, пока время прогулки не подошло к концу. Гоша попрощался с друзьями, и они с мамой зашагали в сторону дома.
Перед подъездной дверью, сверху, прямо над входом, Гоша снова обратил внимание на огроменную сосульку. Он даже остановился – настолько его успугало увиденное.
- Я боюсь, - обратился сынишка к матери и прижался к ней боком.
- Чего ты боишься, Гош?
- Сосульки. Видишь, здоровенная? А что если она упадёт нам на голову?
Мать потрепала его по светло-русым волосикам, мягко и нежно произнесла «Глупыш», и они, невзирая на опасения Гоши, вошли в подъезд. Сосулька осталась висеть где висела.
Полный впечатлений, Гоша раздевался, наверное, ещё дольше, чем одевался; и за обедом то и дело отвлекался, возвращаясь к воспоминаниям о недавней прогулке. Так что матери порой приходилось по-разному напоминать, чтобы сынок не забывал есть: «Надо кушать, и будешь здоровым и сильным», «Кушай-кушай...», «Гоша!..», «Сейчас вся еда испарится, и останешься голодным», «Будешь болтать, я первая доем!»...
Настал момент, и мучения с едой прекратились: Гоша с грехом пополам освободил тарелку от супа. Мама сгрудила посуду в раковину, уложила сыночка спать, почитав ему перед сном стихи Барто, а после вернулась на кухню, чтоб вымыть тарелки и чашки с ложками.


Гоше снился сон.
Он один, совершенно один в ночной пустоте, в настоящей черноте, и вокруг действительно черным-черно, а не так, как в обычное тёмное время суток. Он поворачивается влево, вправо, и никого, ничего не видит. Оглядывается назад, смотрит вперёд – всё, совершеннейшим образом всё теряется в плотном чёрном тумане, заменившем мир.
Очень осторожно Гоша делает шажок, другой, третий... Ногам жутко холодно, и передвигаются они тяжело.
Гоша кричит, зовёт маму и отца, который любил напиваться и полтора года назад развёлся с матерью, и тётю с дядей зовёт он, и братишку, коего у Гоши никогда не было. Всё равно: никто не откликается.
И вдруг что-то стеклянно-сверкающее мелькает вдали.
Гоша присматривается, чтобы понять, разобрать...
Ещё шажок, ещё один.
Вот снова промелькнуло, и, кажется, оно приближается.
Гоша шагает, тяжко переставляя ноги. Налетают хладные порывы, морозят лицо, руки, ноги, но мальчик не сдаётся, он идёт.
«Стеклянное нечто снова появляется, и снова, и всё чаще, чаще. Мальчик двигается к нему без опаски.
Внезапно «сверкающее стекло» вырастает во всём своём внушительном росте непосредство перед крохотной фигуркой. Что-то взмывает вверх и резко обрушивается вниз. Прежде чем испытать дикую боль и словно бы внутренним зрением увидеть некие загадочные брызги, Гоша замечает особенно ярко блестящую деталь.
Блистающая острая вещь завершает движение, и на этом сон обрывается.


Мать, решившая прилечь отдохнуть, пока Гоша спит, вскакивает на кровати: это голос сына. Её сына, и он – кричит!
Дрёма предельно резко, без перехода, превращается в полудрёму и тут же исчезает. Вскочив с кровати, мама несётся в соседнюю комнату.
Истошный крик разрывает тишину.
На кровати, облитый кровью, что запачкала и простыни, и одеяло с подушкой, лежит Гоша, недвижимый и какой-то... холодный. Она бросается к нему, прислушивается к груди, пытается сделать искусственное дыхание – и рыдает, рыдает...


Наступила ночь.
Мощный порыв морозящего ветра налетел и заставил голову полуразрушенного, обледеневшего после незначительных осадков и на лёгком морзце снеговика свалиться с плеч. Выпала и покатилась, зарываясь в снег, оранжевое пятно-морковка.
После того как ушли мать с сыном, кто-то неизвестный, похоже, то ли бил по снеговику мячом, то ли молотил руками, то ли выдирал из пузатой фигуры куски, может, чтобы слепить снежки. Как бы то ни было, не выдержав атаки ночного ветра-убийцы снеговик накренился и развалился на части. Разлом, раскол... и снег с коркой упал на ледяную, безразличную землю, укрытую белым и бесчувственным. Плотная масса разлетелась крупицами.


Приехавшая «скорая» не смогла ничего поделать. Полиция не установила виновника смерти Гоши.
Однако его мама была уверена... нет, больше: она клялась. Клялась! Что сына убила сосулька. Та самая сосулька, громадная, острейшая, которая висела над входом в подъезд, когда они возвращались с гуляния. Теперь ледяной угрозы там не было: возможно, дворники постарались. Однако сей факт доказательством не являлся; разве что рождалось предположение, что убила, прошив насквозь глаз и проткнув мозг любимого сына любящей матери, именно сосулька. Здоровенная, словно снежный валун, как бы, наверное, сказал Гоша, будь он жив.
«И острая, как нож», - добавила доведённая до истерики, заплаканная женщина.


Наутро в том же дворе гуляющая с папой белокурая девочка начала строить снеговика. Она назовёт его Павлом Игнатичем.

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #243  
Старый 08.12.2016, 09:21
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Страшные анекдоты": "ИнфоБог", "ИнфоСмерть"...:
Григорий Неделько

«Страшные анекдоты»

ИнфоБог

«страшный анекдот»

На третьем этаже механизированного Сверхкомплекса Ненаучных Наук, в комнате номер три-один-четыре располагалась «ниша» ИнфоБога. Прочипованный, овеянный радиоволнами, защищённый бронебойными, противолучевыми, противовзрывными и прочими щитами всегда ждал он новых посетителей.
И вот вошли они. И спросили:
- ИнфоБог, ответь, почему мы, люди, гомо сапиенс и гомо супериор, не такие же великие, как ты? И почему мы не бессмертны?
Тогда поднял ИнфоБог одну из своих пушек и развеял пришедших в ничто.
- Определённо, вы не являетесь бессмертными, - прожужжал Его голос во вновь наступившей пустоте. – Однако чтобы быть таковыми и принадлежать к классу богов, следует самому познать всё и прийти к ответу. Следовательно, пока рано вам даже задумываться над подобными вопросами.
И он опять отключился. И иные новые люди и не-люди входили внутрь автоматизированного и обшитого металлом убежища-храма.

(Декабрь 2016 года)


ИнфоСмерть

«страшный анекдот»

На третьем этаже механизированного Сверхкомплекса Ненаучных Наук, в комнате номер три-один-четыре располагалась «ниша» ИнфоБога. Прочипованный, овеянный радиоволнами, защищённый бронебойными, противолучевыми, противовзрывными и прочими щитами всегда ждал он новых посетителей.
И вот вошли они. И спросили:
- Мы, люди разные и разных и всегда невообразимых, великих времён, миров, поняли, что не ровня богам. Но прежде чем стать богами, мы должны стать бессмертными смертными. Это верно?
- Это правда, - подтвердил ИнфоБог.
- Так что же нужно нам для того?
Тогда поднял ИнфоБог одну из своих пушек и развеял пришедших в ничто.
- Вам нужно научиться противостоять любой смерти, - прожужжал Его голос во вновь наступившей пустоте, - даже если она исходит от творения богов, ИнфоЧеловека, ИнфоБога, ИнфоСмерти... не суть важна личина.
И он опять отключился. И иные новые люди и не-люди входили внутрь автоматизированного и обшитого металлом убежища-храма.
А он, почувствовавший некую странную новизну и невиданное, нечувствованное удовольствие, задумался над тем, чтобы сменить название.
ИнфоСмерть – что же... звучит совсем неплохо!

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #244  
Старый 12.12.2016, 11:20
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Страшный рассказ": "Долгая морозная зима":
Григорий Неделько

Долгая морозная зима

«Страшные рассказы». III партия

Это была долгая морозная зима 2476 года.
Он полз по снегу, скорее даже, внутри снега, в его глубине, глотая обледеневший наст и белые перья, что лежали здесь, внизу, и падали с неба, с верху, с недосягаемой высоты, и промерзающими руками стискивал энергетическое ружьё.
Три города, в защите которых он участвовал, и ещё два, им и его группой освобождённых, опять оказались раздавлены пятой безжалостного врага, Экстрагосударства. Торговая Конфедерация, не сумевшая умерить свои аппетиты и превратившаяся из громадного межпланетного рынка в страну, в государственный строй, тем самым подписала себе смертный приговор. Она не могла, не умела защищаться, не знала как, и в то время её ближайшие соседи и союзники в полной мере разработали и отточили навыки войны. Экстрагосударство напало на ТК неожиданно, что тоже сыграло роль в поражении; ТК успела разбросать по планете Терра-2 немногочисленные отряды с супербойцами, прежде чем новоявленную страну раздавили неукротимый дух и железная воля техногенной супердержавы-противника.
Его звали Эззл, и сейчас он полз по снегу, вперёд, всё вперёд и дальше, дальше, в одну точку, не думая об усталости и забыв о любых возможных опасностях. Он был солдат на сотню процентов – и лишь наполовину человек; вторая половина, кибернетическая, и гнала первую по дороге войны и смерти, быстрее, ещё быстрее, ещё! чтобы наконец достигнуть всё приближающегося результата.
Победа? Или смерть? И зависело ли хоть что-нибудь от него?..
Немеющие руки сильнее стиснули энергоружьё.
Повторялся и повторялся приказ в коротящем мозгочипе:
«Найди их – убей их всех! Найди их – убей их всех! Найди их!..»
Приказы полуживым, как немного иронично, немного презрительно называли соратников и братьев Эззла обычные люди, отдавали человеческие генералы, в теплоте и безопасности зависшие в нескольких парсеках от Терры-2, в хладном космическом пространстве: ни один высокий руководитель не выйдет на поле боя, не говоря уж о высших.
Это была долгая морозная зима.
Он чувствовал смертоносный для простого человека мороз, пробегающий по всему телу, остающийся в нём, заставляющий неметь члены, наливаться сначала льдом, а потом жаром и болью. Он чувствовал боль, он чувствовал усталость, но он полз, полз вперёд. Чип приказывал! Искрящаяся, плохо функционирующая микромикросхема не ведала усталости, надежд, разочарований, страданий, согласий и неприятий; она просто была, и в этом-то существовании и скрывался главный смысл той морозной зимы 2476 года.
Это была долгая зима...
Когда он начал чувствовать, что совсем близка – нет, не смерть – потеря работоспособности систем, отключение, когда он осознал прискорбный сей факт, у него, саморегулирующиеся, включились дополнительные источники питания и боковые контроллеры. Можно остановиться, переждать, провести проверку сбоящих элементов и, возможно, починить их, но чип гнал, гнал его. Для победы – их, для битвы – его, для смерти – всех. Сейчас он ненавидел каждого, презирал, хотел унизить любого, но чувства, впрочем, как и сама наполняющая его жизнь, были ненастоящими – во всяком случае, не вполне.
Неожиданно снег промялся, слетел куда-то, и солдат, закрутившись вбок, скользнул-упал с высоты двух-трёх метров. Падение выбило бы дух из сапиенса, однако тут речь шла лишь о половине вероятной реакции. Эззл, придя в себя, прогнав, в том числе при помощи механизированных (и плохо действующих) систем внутри тела, ощущения головокружения и тошноты, воспрянул духом – компьютерная программа! – сжал ружьё особенно сильно и с желанием, с жаром, с тем жаром, что переполнял его клетки живого и неживого, по-прежнему двинулся вперёд.
У Эззла не было ног – техника способна творить не только чудеса.
Неизвестно какой промежуток времени продолжалось упорное, кажется, неостановимое векторное движение, кратчайшим путём от точки 1 к точке 2, когда на грани зрения замаячило нечто чёрное и вытянутое. По мере медленного, ползком, точно в подражание жуку, таракану, приближения становилось ясно, что Эззл увидел дерево.
Минули очередные бесконечные секунды, минуты, возможно, часы... провалились в вечность.
Очутившись совсем близко к дереву, Эззл подумал:
«Неплохо бы прекратить возвращение и дать системам восстановиться».
Да, он возвращался, он хотел вернуться, и соответствующий был отдан приказ – прибыть назад, в город, что его породил, и разрушить то, что способно разрушаться, и убить тех, кто пока пребывал в состоянии жизни. Компьютерные слова, механические термины, смерть тепла, образование холода – энтропия... не больше... никакой морали, никаких выводов и сомнений, и...
Эззл уже знал, каким образом надо приблизиться к дереву, чтобы безногое тело смогло извернуться и, приподнявшись на мощных, неодолимых металлических кулаках, прислониться к дереву. (Вторичная мысль: Что это за порода? Никогда не видел подобных деревьев.)
Теперь-то и прозвучал взрыв!
У Эззла взорвалась медсистема; его отбросило на метры обратно, в сторону, из которой он прибыл.
Солдат, солдат вражеской армии, с бластером наперевес, нёсся по направлению к нему.
Приказ о наличии боли не поступил из сбоящего чипа, а значит, всё было хорошо – несмотря на дыру, коптящую, пускающую искры дыру в боку. Эззл улыбнулся, так, как на его месте кто-нибудь живой и разумный выдал бы предсмертную ухмылку, но, в отличие от смертного и слабого человека, Эззл погибать не собирался. И больше – он этого не страшился.
Бегущий и орущий что-то нечленораздельно человеческий солдат прицелился и приготовился нажать на курок.
Резво перевернувшись со спины, в каковом положении он и наблюдал за стремящейся к нему смертью, Эззл оказался на боку, а после – на животе. Вот человек поднимает бластер, готовится выстрелить – однако сине-белый поток энергии, концентрированного электричества, уже летит навстречу и сжигает фигуру дотла. Взрывается малым и жутко, смертельно красивым взрывом оружие в только что реальных руках.
Не выдав ни малейшей эмоции, Эззл прикрепил ружьё к боку и стал ползти быстрее, чем раньше. Он ощущал, он ведал, он помнил; информация хлынула к нему после неожиданного появления бойца, и Эззл знал, что минуту назад погубленный человек – не враг ему, точнее – союзник, сослуживец. Однако война устанавливала и хранила собственные порядки. Убитый когда-то – недавно, меньше двух минут тому, - был частью военной мощи Конфедерации; сейчас он мёртв, что, между прочим, отныне неважно, а вот имеющее некий, и весьма определённый, большой смысл скрывается за силуэтом чёрного дерева. За почерневшим от копоти войны деревом неразличимого вида.
Эззл ползком (иначе он и не мог) добрался до дерева – и понял, что находится на краю обрыва.
Тотчас, получив толчок от вновь прибывающей информации, на секунду нормально заработал закоротивший чип, на мгновение, которого, однако, хватило безногому полусуществу, кибернезированному защитнику и агрессору, и просто – бойцу. Очередному служаке из бесчувственной армии.
Глаза без слёз и сожалений, что было свойственно Эззлу с момента зачатия-конструирования, эти горящие красным глаза глядели вниз. На пепелище. На разрушенные здания и убитых людей. На горы трупов, воинов и мирных, на расчленённых животных, на всевозможные обломки, коим не найти определения и описания. На город – бывший город.
Эззл приподнял уголок губ, моделируя практически идеально человеческую реакцию.
«Что ж...» - подумал он, сканируя окружающее пространство.
Ниоткуда не пришёл сигнал, указывающий местонахождение живого организма либо организмов. И суть крылась отнюдь не в плохо работающем, едва ли не вышедшем из строя чипе; смысл представлял собой нечто куда более ужасное.
«Итак... - подумал Эззл. – Зачем меня прислали сюда? Меня – полумёртвого, полуживого? Зачем, к чему в мозгу начальников вообще могла родиться эдакая мысль? Конечно, я не человек, но я очень, очень на него похож. Что я буду делать в городе смерти и разрушения? На километрах и километрах вымершего, убитого войной технического оазиса? Что сумею я поделать?»
Ответ был известен Эззлу: ничего. Предельно кратко, сухо, по-спартански. Именно такой, лапидарный, и пришёл ему вдруг сигнал из сверкающего внутри головы, пережигающего соседние микросхемы чипа.
Найдётся ли хоть одна живая душа посреди руин, копоти, сажи, засохшей крови? Нет, не на этот вопрос ему предстояло ответить.
Это была морозная зима.
Подтянувшись на руках, Эззл резко оттолкнулся и отправился в свободное падение. Губы внезапно-мягко выговорили кодовое слово.
И тогда, но лишь после того, как он упал, прогремел взрыв, идущий не от контакта лазера или плазмы, или чего-то иного в том же духе со взрывоопасным материалом. Нет, очаг рвущегося во все стороны жара породил механизм самоуничтожения. То не рядовое внутревоспламенение-деактивация рядового солдата – атомное самоубийство накрыло собой территорию выжженного, а может, и до сих пор выжигаемого города. Не столицы, но некоторые, такие, как Эззл, доберутся и до неё, и до прочих населённых мест. Всех оставшихся.
Это была долгая зима.
И пока в небесах разгорался дымный гриб ядерного взрыва, кто-то со стороны, может, из космоса наблюдал за по-военному быстрым и неотменяемым разрушением града, в прошлом носившего типовое название K-17. Обычное название для обыкновенного городка. Которого, тем временем, уже не существовало ни в природе, ни с точки зрения техники. Прежде чем аннигилировать, закоротивший окончательно чип подсказал Эззлу всё; только вот чипа не стало, а равно и его владельца.
Сверху кто-то с удовольствием, кто-то со страхом, кто-то с надеждой наблюдал за происходящим. Внизу – мерли и убивали друг друга существа и те, кто напоминал их. Вокруг ...рассеивались, распространялись коварные частицы радиоактивного заражения, предвестника общей гибели. И зима изменяла лик, становясь из природной – ядерной.
Да, это была зима, долгая, морозная.
Но вскоре ей предстояло стать летом.

[«Долгая морозная зима» - это фактически
Дословный перевод альбома и одноимённой песни
рок-группы «Cinderella» (по-нашему – «Золушка»).]

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #245  
Старый 13.12.2016, 08:30
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - 2 новых "страшных рассказа": "Желанная встреча" и "Сладкие путы":
Григорий Неделько

Желанная встреча

3-и «Страшные рассказы»

Вместо принцессы царевича встретил дракон. И встретил не означало приветствовал.
Двухтонная, покрытая зелёной и почему-то скользкой чешуёй тварюга, с горящими жёлтым огнём глазами и полуметровыми клыками хищно оскалилась и рванула длинную мощную шею по направлению к странствующему рыцарю благородного происхождения. Приглушённо матерясь, царевич укрылся за тяжёлым, усеянным самоцветами креслом.
«И как под чудищем пол не провалится!» - подивился царевич.
Сделано, что говорить, было навека. И из камня.
Рассуждения прервал поток огня.
- О, чёрт!
Кресло начало плавиться под атакой жгучего, словно сама смерть, пламени. Царевич вскочил на ноги, выставил перед собой меч и отбежал в сторону: пока времени на осмысленные манёвры противник предоставлял совсем мало.
«Это что, моя суженая?! Ну уж нет! Оставьте это добро себе!..»
Дракон – или, может статься, драконица – выбросила из пасти ещё одну огненную струю. Царевич перекрыл было ей течение острым и широким мечом длиною в метр, однако отказался от этой идеи прежде, чем жёлто-оранжевый поток добрался до него, - не в характере умелого молодого и несколько наглого воина погибать из-за неправильно проведённого манёвра. Меч опалило сверху, и оружие также стало «таять».
Царевич выругался грязнее, чем раньше.
Следовало отступать в сторону выхода – он же вход, - чем путешествующий представитель знатного рода и занялся.
Но драконья туша неожиданно резко рванула туда же и перекрыла путь к возможному спасению.
- Ах ты ж скотина! – громогласно посетовал на несправедливость царевич.
- Ты – мо-о-ой!!! – раззявив усеянный клыками, неохватный рот, пророкотала драконица-принцесса.
Плюнув на тактику и безопасность, царевич взвесил на руке меч (впрочем, очень быстро) и отправил его в полёт через комнату. Драконица ухватила меч «зубками» и перекусила пополам. А после – ринулась на «суженого».
Царевич проскочил между широко расставленных ног (лап, лап!) и, пользуясь волшебно предоставленными мгновениями, рванулся к богатой толстой двери, и дёрнул её на себя. В обычной ситуации подобное не удалось бы, ну да положение вещей складывалось, к счастью, абсолютно необычное. Царевич выпрыгнул в коридор, позабыв про открытую дверь и не думая о том, что вслед ему может полететь пламя.
Вслед ему полетело пламя.
Однако царевич оказался проворнее и быстрее.
Дверь заёрзала, стена зашаталась, комната завихляла, и будто бы целый замок заходил ходуном под ударами массивного чешуйчатого зелёного тела.
Дожидаться окончания спектакля не стоило.
Царевич выскочил во двор, оседлал коня и погнал его прочь из королевства...
...У главных ворот конника встретили всё ещё не ушедшие оттуда король с приближённым (вельможей) – наверное, ожидали результатов свидания.
«Наверняка ещё и гонца послали с проверкой, - поразмыслил царевич и не без труда ухмыльнулся. – То-то парня ждёт сюрприз!..»
- Ну, как прошёл разговор? – поинтересовался в непринуждённой, лёгкой манере, этак по-свойски король.
- Живенько, - быстро ответствовал царевич. – А теперь, если вы не против, я хотел бы...
- Да-да?
- ...поскорее покинуть ваше гостеприимное королевство и вернуться в своё царство, чтобы сказать пару ласковых отцу, его астрологу, братьям, волшебной жабе и всем остальным, ответственным за то, что я отправился сюда!
- Прелестно, прелестно, - проворковал вельможа.
- Прекрасно понимаю ваше негодование, - проговорил царь.
- Что? Понимаете?? – взвился сын царя.
- Ну да, - просто, будто королевский тапок, отвечал собеседник-самодержец.
- Так вы были в курсе?!
- Ну... как сказать...
Тут, естественно, ворота замка слетели с петель, с жутким грохотом рухнули на усеянную ровнейшим газоном землю, и в образовавшейся дыре, глотая пыль и пуская из ноздрей дым, появилась принцесса-драконица.
- Драк, - обратился король к вельможе, - выездные ворота крепко закрыты?
- Крепко, вашвеличество.
- А что насчёт его меча?
- Нигде не вижу названного оружия. Похоже, Драка им пообедала.
- Бедняжке не помешает немного дополнительного железа в организме.
- Согласен с вами, Драк.
- Драка, Драк, Драка! – перездразнил царевич. – У вас что, других имён...
И вдруг он всё понял.
- ...нет?
Возжелавшая молодой плоти драконица неслась на него со стороны замка. Два дракона, гладкий синекожий и шершавый краснокожий, разорвав, как недавно принцесса, стеснявшую их одежду, вырастали перед спасительным, заблокированным выездом из королевства. И в происходящем не наблюдалось ни грамма, ни грана красоты или эротики.
Царевич затравленно озирался туда и сюда, не видя иного выхода.
Поскольку... поскольку уж сходились к нему остальные сотни, тысячи жителей давно покинутого, забытого, проклятого колдуном королевства.
И все – все, вы представьте! – превращались в драконов.

(Декабрь 2016 года)

* * * * *

Григорий Неделько

Сладкие путы

«Страшные рассказы» - III

Джимми потерялся на шоколадном заводе и сам себе не смог бы объяснить, каким образом.
Казалось бы, он идёт за стройным рядком перешёптывающихся девяти- и десятилеток, одноклассников. И мисс Шмидт вещает своим немного скучающим, немного гнусавым, гундосым голосом о том, когда завод построили, когда и кто открыл и т. п., и т. п.
«Точнее, раньше он назывался фабрикой, - говорила она. – Потом стали звать заводом сменили, но смысл остался прежним...»
И ещё что-то в этом духе.
Сначала Джимми внимательно слушал, потом отвлёкся на разговоры с Мари и Дэмианом. Потом перевёл взгляд и внимание на смартфон, увлёкся «Говорящим Томом»... и потерялся. Да, так просто: когда он поднял взор от плоского экрана современной игрушки, никого не было – ни в пределах досягаемости, ни вообще вокруг.
Он звал – негромко, но всё наращивая голос – детей из класса и учительницу-руководительницу. Отвечала лишь тишина.
Догадавшись, что таким образом пропавших людей он не отыщет, Джимми начал бегать от одного коридора к другому, заглядывать в пустоту – и ничего не находить. Затем принялся открывать двери и всматриваться в то, что располагалось внутри. Не все двери желали быть открытыми.
Отчаяние и страх заползали всё глубже.
Наконец, добравшись до очередной двери – и, похоже, окончательно заплутав в хитросплетениях станции, - Джимми потянул за ручку и открыл себе доступ... будто бы в новое измерение.
Поражённый и шокированный, он с полминуты или минуту простоял на месте, чтобы после аккуратно зайти в помещение и прикрыть дверь за собой. Былые проблемы отступили на второй план, и даже опасность оказаться ненайденным, потеряться и умереть, эта опасность представала сейчас не больше, чем в облике наивной страшилки.
Вокруг высился и тянулся, простирался и охватывал кругом, тёк и стоял на месте шоколад.
Джимми внезапно почувствовал столь сильный голод, который словно бы и не одолеть обычным методом и привычной пищей.
- Привет, - раздался голос позади.
Подпрыгнув на месте от неожиданности, Джимми со страхом, но быстро оглянулся. Как ни странно, дверь не попала в его поле зрения – на этом месте находилось кресло. Из шоколада. И на нём восседал человек, очень странный человек! В тёмных, будто из горького шоколада же, одеждах.
- Заплутал? – спросил человек и улыбнулся.
Губы его тоже были черны, однако не отвратительной гнилостью, а необычной и необычайно привлекательной светло-коричневой шоколадностью.
- З... за... плутал, - с грехом пополам ответил Джимми.
- Да не бойся, я тебе ничего не сделаю. – Человек встал и попытался подойти к третьекласснику.
Тот отступил назад, рефлекторно, точно бы в первобытном страхе.
- Ну что ж, не хочешь, чтобы я приближался, поговорим так. – И новая обезоруживающая кошмарно-обворожительная улыбка.
- К... кто вы? – разрушая повисшую гнетущую тишину, решился задать вопрос Джимми. Получилось с трудом, но, главное, получилось, и голос почти не дрожал, и заикался мальчишка самую малость.
- Моё имя ничего никому не говорит уже веков шесть, а может, семь, - предельно спокойно и серьёзно ответствовал человек.
- Невозможно, - не поверил Джимми, - люди столько не живут.
- Согласен.
- И фабрика... завод... построен только в 1967-м году.
- Если верить экскурсоводам, то да.
- А шоколад... шоколад! Его тут быть не должно, готов поклясться! И всяческих... механизмов.
- Если верить чертежам и схеме.
- Они тут не к месту – тут место для рабочего кабинета! – Джимми не выдержал – перешёл практически на крик.
- И вновь ты прав. Хотя – ой ли? Мы же на фабрике сластей.
«Шоколадный» человек сделал осторожный шаг. Второй.
Джимми не двигался и опять отступать вроде бы не собирался.
Третий шаг. Четвёртый... И вот они уже стоят рядом.
- Могло случиться и так, что шоколада вообще не было бы в этом мире, - напевно произнёс незнакомец.
- Что вы такое говорите?
Джимми недоумевал и даже негодовал – и куда подевались совсем недавние страхи?
- Потолкуем об ином. – Глаза шокочеловека сверкнули. – Или как у вас сейчас модно выражаться? «Давай сменим тему»?
- Д-да. – Страх едва не возвратился, однако Джимми одолел его ещё на подступах к психике.
- Тогда действительно сменим. Я знаю, что у тебя нелады с родителями.
- Откуда вам известно?!
Джимми оглянулся; он собирался отойти на пару шагов, а возможно, и дать стрекоча – только куда? Вокруг распростёрся и закрывал обзор ШОКОЛАД. Да и загадочный незнакомец наверняка лучше него знает устройство комнаты, где тут какие плитки лежат, где стоят, где какие механизмы работают, готовя либо упаковывая шоколадки, конфеты, зефирины, печенье с прослойкой... и так далее. В общем, выяснилось, что бегство – образно выражаясь, бесперспективный шаг.
- Я многое знаю, Джимми. Века – это не одна эпоха, а множество эпох, эр. Столько времени легко потратить с умом, особенно если больше нечем заняться.
- Вы, наверное, злой дух?
Человек молча улыбнулся.
- Воплощение дьявола?
Теперь уж незнакомец расхохотался – громко, весело, не стесняясь.
- Думай, как тебе по душе, Джимми. И вот что я тебе скажу: если хочешь решить проблему с родителями, с Мари, с Дэмианом и теми парнями, что тебя задирают и иногда поколачивают, соглашайся на моё предложение. Сколько можно терпеть, врать и скрывать правду?
- Вы и об этом!..
- Наслышан, наслышан. На самом деле, я ждал тебя. И ты не представляешь, сколь долго я тебя ждал.
В горле Джимми пересохло; он сглотнул, но не мог смочить горло – слюны не было.
- Вы точно дьявол! Вы хотите, чтобы я продал душу...
- Я предлагаю тебе услугу. И всего-то. Охота ещё долгое, очень долгое время страдать на Земле? Тогда как я легко помогу избавиться от проблем – нынешних и будущих. Щёлк! – он щёлкнул пальцами, - и никаких проблем. Их и вовсе не существовало.
Джимми глядел с опаской, настороженно и вместе с тем крайне увлечённо.
- Что для этого нужно?
- Принять мой подарок.
Человек порылся в правом кармане, и только сейчас Джимми заметил на высокой худой фигуре до странного длинный котелок и свисающую со свободной руки коротенькую тросточку. Всё словно бы кричало о внутреннем и внешнем несоответствиях неожиданно встреченного человека; он точно воплощал эти несоответствия целым обликом и отдельными его элементами. Воплощал надуманность, неправильность... несерьёзность...
Несерьёзность. Потому Джимми ему и поверил.
Парнишка протянул руку, раскрыл ладонь, и на неё легло нечто маленькое, тёмного цвета, то, что выпустил из пальцев незнакомый мужчина в шутовской шоколадной одежде. Крохотная шоколадка. Совсем малютка, такой и на один зуб мало.
- Съешь и забудь о проблемах, - то ли предложил, то ли пояснил незнакомец.
- Что там внутри? – Джимми подозрительно изучал махонькую плиточку. – Алкоголь? Наркотики? Снотворное?..
- Меньше смотри телевизор, Джимми. Ну что, решился?
Джимми замолчал, ворочая в голове мысли; они то разгонялись, то замедлялись, чем делали еле возможным процесс мышления.
И тогда он резким, порывистым движением отправил шоколадку в рот.
- Ну что ж, выбор сделан. – Незнакомец улыбнулся светло-шоколадным ртом и тёмно-шоколадными глазами. – Больше твой мир тебя не побеспокоит.
Вдруг Джимми согнулся пополам и упал на пол, на колени. Его корёжило и извивало, и он старался сопротивляться навалившемуся чувству, но не получалось. Совсем.
«Что этот гад подмешал в плиточку или впрыснул в неё?!»
Мысли взрывались, разрывая и пространство рядом. И время... оно обращалось лоскутами и исчезало, меняясь... меняясь... на что?..
- Ах да, чуть не забыл. Даже если б ты не съел подарок, выбраться тебе всё равно бы не удалось. – И снова улыбка. – Понимаешь, Джимми, некоторые люди заранее своими действиями, кармой, устремлениями, знакомствами, ответственностью и безответственностью... предопределили собственную судьбу. Двери обратно, к знакомым третьеклассникам и мисс Шмидт, и к любимым маме и папе более не существовало – в этой реальности. Её здесь попросту быть не могло.
Джимми оглянулся, и мгновенно понял он, что это единственное пока оставшееся ему действие. Пришедшее из прошлой жизни.
Повсюду, огибаемые, овеваемые шоколадом, обтекаемые им, стояли, лежали и сидели фигуры: скрюченные, развёрнутые, вальяжные, в нелепых позах и без особых отличий в осанке и пложении рук-ног. Фигуры шоколадных цвета и консистенции.
«Лёгкая жизнь сладка».
Джимми успел осознать ту недетскую истину, прежде чем полное оцепенение, комфортное «оморожение» в тёплом шоколаде объяло и охватило его целиком. Шоколадная броня, шоколадный цемент, плен застыл, лишая мальчика свободы, мыслей, чувств, желаний.
Лёгкая жизнь сладка. А за сладкую свободу – немалая цена.
Из огромного, похожего на затерянный в пространстве-времени музей помещения – выставки – взаправду не было выхода.
Человек в нелепом длинном цилиндре, помахивая тросточкой-лилипутом, подошёл к новой фигуре. Статуе. Протянул руку, отломил кусочек – шоколадный мизинчик, - разгрыз и неторопливо проглотил.
- Вкусно. Как и всегда. А экспонат – превосходный, превосходный.
Сказал он и удалился, сопровождаемый остановившимися, неподвижными, незрячими глазами «памятников» на пьедесталах: детей, стариков, зрелых мужчин и женщин, младенцев и зверей, и растений, и объектов с предметами, и невиданных существ, и таинственных конструкций, и чего-то совершенно уж непонятного, непредставляемого...
Поверьте, экземпляров для выставки за прошедшие годы набралось невероятное разнообразие и великое множество.

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #246  
Старый 13.12.2016, 14:16
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Исключительно для ознакомления - 2 новые партии "Страшных рассказов":

"Страшные рассказы III": https://yadi.sk/i/-SAwegvB33Nggb

"Страшные рассказы 2": https://yadi.sk/i/iGQoj1TX33NgQV
__________________
:) ;) (c) (tm)

Последний раз редактировалось GAN; 13.12.2016 в 20:53.
Ответить с цитированием
  #247  
Старый 20.12.2016, 09:31
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Подарок на годовщину" -- "Страшные рассказы - 4":
Григорий Неделько

Подарок на годовщину

«Страшные рассказы». IV партия

- Дорогой, какой ты сегодня красивый!
- Разумеется, сегодня же памятная дата.
- Годовщина высадки инопланетян?
- Дурашка! Годовщина нашей с тобой свадьбы.
Звук смыкаемых губ.
- Пойдём на кухню: праздничный пирог, наверное, уже готов.
- Пойдём!
Звук шуршащего о стул платья.
Звук открываемой духовки, выдвигаемого противня.
- Пахнет божественно!
- А какой он на вкус… Если, конечно, я ничего не напутал с рецептом.
Звук открываемого ящика, доставаемого ножа, шагов, разрезаемого пирога.
- Да даже если напутал… Никто ещё не делал мне такого прекрасного подарка!
- Дорогая, ты, как всегда, много болтаешь. Попробуй, а потом говори.
- Ну хорошо.
Звук вновь смыкаемых губ.
Звук выключаемой сенсорной плиты, наливаемого заварного кофе.
- А как же алкоголь? Неужели мы не отметим эту эпохальную дату?
- Ну что ты! Безусловно отметим! Но я специально для тебя сварил кофе по особому рецепту.
- Это та-ак мило…
Звук поедаемого пирога.
- А ты что не ешь?
- Почему же не ем? Ем.
Звук надкусываемого куска, мелящих пищу зубов.
- Превосходно! А из чего он?
- В основном из яблок.
- Чудесно! Чудесно!
Звук допиваемого кофе.
- Налить тебе ещё чашечку?
- Да, пожалуйста.
Звук опять наливаемого кофе.
- Этот кофе, он какой-то…
- Особенный?
- Откуда ты знаешь!
- Ну, я же его и готовил.
Звук смеха.
- Я подобного кофе в жизни не пробовала.
- И не попробуешь. Этот рецепт оставила мне мама.
- Секретный рецепт?
- Секретнее не бывает.
Звук второй опустошаемой чашки.
- Ну что, а теперь, может быть… уа-а… что-нибудь покрепче?
- С удовольствием.
Звук вынимаемой и открываемой бутылки с коньяком.
- Уа-а… это семилетний?
- А какой же ещё?
Звук выставляемых на стол бокалов, наливаемого коньяка.
- Честно признаться, не ожидала…
- Подобного приёма?
- Точно. Я знаю, ты меня любишь, но не думала, что настолько.
- Ты даже не представляешь насколько.
- Уа-а-а…
- Что такое?
- Что-то спать захотелось.
- Но если ты сейчас пойдёшь спать, то пропустишь самое интересное.
- Поэтому я… уа-а… и не хочу… идти спать… уа-а-а…
- Дорогая?
Звук ударившейся о стол головы.
Звук встающего со стула человека.
Звук поднимаемого тела, звук шагов.
Звук открываемой двери, звук укладываемого на кровать тела, звук расстёгиваемой рубашки.
Звук открываемого ящика, звук вынимаемого предмета, звук закрываемого ящика, звук сдерживаемого дыхания.
- С годовщиной.
- Уа-а-а… что… дорогой?.. У… а-а-а…
- Я говорю, с годовщиной. Сука.
Звука рассекаемого ножом горла.

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #248  
Старый 21.12.2016, 16:56
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Страшные рассказы": "Шоу продолжается":
Григорий Неделько

Шоу продолжается

«Страшные рассказы – 4»

Уже само название – «Парящий цирк уродов» - вероятно, кое о чём говорило.
Шестилетний Витька, вероятно, чудом уломал папу взять его на представление, единственное в их городе. Взамен Витька пообещал всегда слушаться, доедать кашу и так далее, и тому подобное. Как обычно.
И вот они сидят в своих немного неумело обитых красным креслах, вдыхают запах ожидания и пыли слегка тесноватого для циркового шоу помещения и смотрят на сцену. Ждут, когда погасят свет. Витька нетерпеливо вертится в кресле; папа более спокоен, хотя, надо признать, начало солидно подзадерживают.
Но наконец свет уходит во тьму, и первые, освещённые фонарями и лампами, выезжают на сцену акробаты. Светильники они держут руками и ими же жонглируют, что создаёт потрясающий эффект, эффект чего-то магически-мистического. Одеты выехавшие в фосфоресцирующую, навевающую грёзы и ужас своим видом одежду.
В ходе номера акробаты-жонглёры слезают с велосипедов, запрыгивают обратно, выделывают на двухколёсных невероятные па, меняются транспортными средствами… Подходит время апогея номера, и один из веложонглёров-акробатов вкатывается по туго натянутой бечеве под купол цирка, откуда роняет себя вниз. При этом велосипед остаётся, чуть покачиваясь, стоять на верёвке, а сам артист летит на арену в свободном падении.
Наиболее пугливые в страхе зажмуриваются, теребят и тянут мам, пап, дядей, тёть, брат-сестёр за одежду. Но не Витька.
Спрыгнув с велосипедов, стоящие на арене артисты цирка ловят бесстрашного солиста.
Гремит гром аплодисментов.
Неожиданно на смену кудесникам с великами выбегают львы и тигры. Велосипедисты будто бы пугаются и разом, двумя ручейками, слева и справа, спешат-текут обратно за кулисы.
Дрессировщик, разодетый, словно убийца-потрошитель, лучезарно улыбается золотыми и серебряными зубами – собственных у него не осталось.
«Или сам себе выбил и вставил эти, чтобы производить впечатление?» - улыбаясь от счастья, думает Витька.
Как ведёт себя отец, Витька не знает; его это и не интересует – настолько шестилетний парнишка поглощён разворачивающимся действом. Но если бы он глянул в сторону, то увидел бы на лице папы странную улыбочку, такую ему, серьёзному человеку, не свойственную. И заметил бы, что отец сидит по струнке и глядит на арену остановившимися глазами.
Перепрыгивая друг через друга, приседая, вертясь, ходя на задних ногах, звери беспрекословно выполняют каждую команду «начальника». Выглядят тигры со львами очень пугающе: неестественно длинные клыки, огромные, точно светящиеся глаза, клочковатая шерсть…
Вот настаёт время уйти и дрессировщику, и тут на арену горохом сыпятся жонглёры. Они чем-то напоминают разогревавших публику велосипедистов, только смотрятся более ужасающими. Они подкидывают кегли, мячики, кубики, другие предметы со вставленными и изначально встроенными в них светящими приборами так высоко, что артистам на великах и не снилось. Они жонглируют десятью вещами, пятнадцатью… двадцатью!
Всё разворачивается в полной темноте. Если не считать слегка освещённой парой несильных прожекторов арены да маячащие во мраке подбрасываемые предметы, иногда, как глазурью, покрытые фосфором.
Жонглёрам на «помощь» - хотя все присутствующие и без того целиком в глотке у происходящего – спешат акробаты и воздушные гимнасты. То, что делали для них люди с велосипедами, кажется детской забавой, трюками на детском празднике. Эти существа: для Витьки они вовсе не похожи на представителей рода человеческого – вытворяют под куполом ни физически, ни анатомически, ни даже гипотетически невозможное! Ну как, ответьте, как! получится у сложившегося втрое человека совершить сальто мортале, при этом ухватившись за руки партнёра, который летает над ареной с завязанными глазами и руками?! Это абсолютно нереалистично!
И всё же именно это и происходит.
Волна жонглёров и акробатов с гимнастами схлынула, и «Парящий цирк уродов» представляет на суд… да нет: на удовольствие, радость! зрителей фокусника. Его одежда – непонятные лоскуты дисгармонирующих цветов и фасонов, светящиеся, отражающие свет и обыкновенные.
Начав с довольно простых, наверное, фокусов для разогрева – достать ворону из шляпы и наоборот, - «волшебник» всё усложняет и усложняет номера. В конце концов, дающий фору любому Копперфильду иллюзионист заканчивает тем, что заставляет себя сначала превратиться в оборотня, а потом – со вспышкой и ударом грома исчезнуть.
Гром аплодисментов повторяется!
«И за это мы заплатили какие-то жалкие 100 рублей? Не верю!»
И тем не менее, это так. И народу набился полный зал. Есть и те, кто стоит в проходах – подобное организаторы шоу почему-то не запретили.
«И правильно!»
Витька полностью позабыл об отце, о прочих людях и окружающем в целом.
Чтобы поставить жирную точку, в финале представления выходят клоуны.
Витька мельком, напрягая глаза, вглядывается в украдываемую тьмой программку. Вся последовательность выступающих перепутана, кого-то не было, кто-то, хоть не указан, всё равно выступал. Но такое – вот что поразительно! – не расстраивает и не озадачивает.
«Потрясающе!»
Описывать оказавшихся на арене клоунов – пустое дело. Эти широченные рты с щербатыми зубами, заплывшие бельмами глаза, стоящие торчком редкие волосы, узловатые руки, кривые ноги, неряшливая и грязная и для клоунов тоже одежда… всё это не поддаётся никакому описанию. И такие вот создания, иначе и не назовёшь, начинают шутить. Принимаются обливаться и обливать зрителей водой, отмачивать гэги, прыгать и паясничать, что-то говорить, чем вызывают неудержимый приступ хохота у собравшейся толпы, приступ бесконечно громкий и нескончаемый по длительности. Все громогласно смеются; все довольны!
Со стороны папы не звучит ни единого возражения.
Не в силах боле сдерживать рвущиеся наружу эмоции, в основном – радость, Витька поворачивается к отцу.
И замирает от ужаса.
И кричит. Вопит!
- Ты что-то хотел, сынок? – произносит неясно чем кровоточащий, обглоданный со всех сторон кусок мяса.
Витька вскакивает со своего места.
Загорается свет.
Витька на мгновение слепнет… а когда прозревает, понимает, что лучше бы остаться слепым!..
Все места, весь зал, занимают истекающие кровью, бахвалящиеся внутренностями, источающие смрад фигуры. Не фигуры – шедевры сумасшедшего мясника!
Витька поворачивается к арене.
- Иди к нам, - хором кричат ему оттуда безумные клоуны, акробаты-самоубийцы, львы-монстры, иллюзионист-колдун… - Иди к нам.
Витька резко разворачивается. Бежать! бежать!!
- Куда ты, милый?
Ему улыбается беззубой улыбкой, давая крови стечь изо рта, гипнотизёр в прогнившей одежде и со слепыми глазами трупа.
- Я… - Витька замирает на месте с криком в горле, не могущим выйти, вырваться прочь. Как и сам мальчуган…
- Ты идёшь с нами.
- Я… иду…
- Ты заплатил за всё представление – будь добр досмотреть его до конца.
- А они?..
- …Они уже досмотрели.
И гипнотизёр улыбается. И хохочет сошедшим с ума баньши. И вынимает особенно тонкий, будто бы игла, острый, изогнутый стилет.
И возносит его вверх.
Двери распахиваются; дневной свет врывается внутрь.
Люди в театре – обители цирка – вскакивают с мест и несутся к Витьке.
Мутные, тёмные фигуры на отчего-то потемневшей улице, наоборот, бегут внутрь объёмного помещения, где творится действо.
Витьке кажется, что сейчас всё, АБСОЛЮТНО ВСЁ сольётся с ним.
Падает стилет.
Витька закрывает глаза…
Шоу продолжается.

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #249  
Старый 25.12.2016, 12:43
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Стр. расск." - "Из эпицентра":
Григорий Неделько

Из эпицентра

«Страшные рассказы». 4

Когда прогремел взрыв, я находился в его эпицентре.
Это не было простой детонацией взрывчатых вещей. Это не было квантовым или атомарным коллапсом. И это не было кем-то устроенной диверсией, возможно, чтобы помешать моим исследованиям. Впрочем, в перечисленном я не был уверен, поскольку, едва прозвучал взрыв, я исчез.
Сейчас я пытаюсь понять, что произошло, и потому постепенно откатываюсь назад. Как подобное возможно? Элементарно: обруч обратного нуль-прыжка. Он позволяет откатываться в прошлое или в будущее, или в настоящее – в зависимости от настроек. Однако, похоже, на сей раз произошло нечто иного рода – и совсем мне неизвестного. В результате взрыва обруч, кажется, закоротило, и потому я начал отодвигаться в непонятном направлении.
Вначале я видел тьму. Я парил внутри неё и не мог найти ни входа, ни выхода… ни малейшего света… ни единой точки, достойной звания «пункта назначения». Я пытался двигаться, и не получалось. Потому вдруг я взлетел и понёсся вперёд, в неизведанную даль. Я силился управлять непроизвольным движением, но куда там.
Тем не менее, вскоре, с трудом, я смог перехватить управление – в чём всё-таки не было полной уверенности – и задал себе вектор. Сбиваясь, трясясь, переключаясь в разные состояния и стараясь ухватить хотя бы кусочек, край, конечную грань смысла, я влетел в светловатый шар, ударился о него с яростью падающего астероида.
Выяснилось, что шар – тот же свет, свет, коий я безнадёжно и бессмысленно искал. Впрочем, бессмысленно ли? Ладно, неважно.
Итак, я пробил шар света и утонул в лучах, вспышках и искрах. Мне почудилось, что я ослеп.
На самом же деле, я прозрел, просто странным, необъяснимым способом. Свет простирался отовсюду в везде, и мне не удавалось постигнуть ни его назначения, ни заданного природой образа.
Зато теперь я шагал и скользил, свободно, легко, и я двинулся в направлении, наиболее близко похожем на «дальше», пускай любые земные объяснения и утратили свои значение и важность здесь, в светлом мире, в мире света.
Боковым зрением, внезапно, я начал замечать, что творится странное. Следует уточнить: более странное, чем прежде. Я так был захвачен происходящим – будто бы вселенная вокруг, внутри меня и за мной, сжималась и разжималась и куда-то желала добраться, и всё равно стояла на месте – я так увлёкся созерцанием и осмыслением новых событий, что не заметил момента перехода.
Да – момент!, и я уже вне мира под номером два. Второй мир… я все их пронумеровал.
Второй мир сменился третьим, и я заметил повсюду реки и моря, леса и поля, солнце, небо и облака, людей и животных, мир… настоящий мир – во всяком случае, мне и таким, как я, именно он представляется единственно возможным и самым важным.
Я снова был на Земле – но я был не я, и моё – не-моё тлетворное тело полетело куда-то снова, но теперь я не имел ни малейшего понятия о конечной точке. Ничего не ёкнуло, не предупредило, не объяснило ситуации… а я всё набирал скорость, становился стремительнее и стремительнее…
И тут…
Да. Да! Я начал узнавать, где нахожусь, где я в третьем мире, откуда по непонятной причине вылетел и куда с неясной же целью возвращался.
Я летел, нёсся, безостановочно наращивая быстроту движения, стремился домой.
Вот я вижу дома и крыши. Вот – траву на лужайке. А вот соседи со своей собакой – если правильно помню, её зовут Петти…
И тогда я попал в четвёртый мир.
Я сидел в кресле, перед включённым телевизором, и на каком-то не очень популярном канале шёл очередной не очень популярный сериал. Криминальные разборки, полиция, убийства, расследования… насколько жалкими современные развлечения выглядели после того, что мне довелось, пришлось увидеть.
«Пришлось»? Действительно? Был ли причиной моего полёта единственно рок, или могло отыскаться приземлённое объяснение? Я ведь попал в совершенно незнакомое положение, и разве стоит даже помышлять, не то что говорить о теории подобий и её применении на практике.
Четвёртвый мир, к радости, удивлению и настороженности, встретил приветливо. Я сидел в знакомом кресле, со знакомой сигаретой в руке, в другой руке я держал знакомую газету, раскрытую на хорошо мне известной полосе с второстепенной важности, по мнению журналистов, новостями. Слухи, скандалы, версии, скрытая реклама… - изливались с бумажных страниц мне в глаза. Значит, я уже некоторое время пребываю здесь. Отлично, выяснили. Что дальше?
Дальше, беззвучно открыв дверь, вошла знакомая женщина. Жена. Лиза.
- Ден, ты идёшь обедать или нет?
- Иду.
Я отложил нынешние, любимые – и недавно приобретённые – «занятия» и поднялся с места.
Пятый мир нахлынул совсем неожиданно.
Я внутри некоего помещения. Судя по кряжистого вида сложным устройствам со схемами и микросхемами, я пребывал либо на заводе, либо в лаборатории. Я склонялся ко второму варианту. Но что за лаборатория? Какого типа? В чём её назначение?..
- Ты высчитал атомарный вес? – спросил меня некий знакомый тип в очках.
Друг. И коллега.
- Да, всё в порядке, - ответил на автомате, а может, лишь проживая заново ранее случившееся: так сложно порой отделить реальность от кажущегося, особенно в моём случае.
Включилась массивная установка с роботизированными клешнями. Установка нагревала некий кристалл направленным лучём, вероятно, лазерным, который извергался из большой пушки с тонковатым дулом.
«Атомный вес элемента… - прозвучал в голове чей-то знакомый же голос. Потом понял: мой собственный! – Последние исследования… Находка… Эксперимент… Нехарактерная информация…»
Шестой мир не только отбросил назад и в сторону – сбил с осознания и заставил потеряться в себе.
Этот мир представлял собой космос. По космосу, гася движение магнитными «рессорами», перемещалось с неуловимой скоростью сплюснутое сверху и снизу блюдце, притом достаточно толстое, словно бы мяч для тенниса скрестили с тарелкой. Так и есть, летающая тарелка; она работала – позже мы с коллегой получили соответствующие сведения – на возвратных малого размера синхрофазоторонах, раскиданных по «телу» космического корабля. Ускоротели умели сколько угодно раз переключаться из минусовой фазы в плюсовую. Наши технологии для авторов «тарелки» показались бы смехотворными и примитивными… Ракеты? Не смешите меня. Всё равно что обезьяне конкурировать с богом.
Неопознанное летательно средство взялось словно бы из ничего, случайно и негаданно. Ударившись об атмосферный слой, оно продолжало изменять настройки и подстраиваться под сложную ситуацию. Но потом… потом не приземление – кошмарный, сильнейший, неизбывный удар. Режущий уши треск, грохот богов, скрипы и визги демонов!..
И всё прекратилось.
…Только чтобы появился седьмой мир.
В том мире я сидел за столом и записывал недавно полученные от исследовательской группы сведения. Я до взрыва вещества или после? И до или после аварии и шумного, трагического для нескольких сотен людей разрушения и детонации (самоуничтожения?) «тарелки»? Не уверен…
Посмотрел в блокнот, полистал его. Ни единого слова об эксперименте. Может, в конце…
Во время моих поисков дверь распахнулась и внутрь комнаты, куда всем, кроме нас с коллегой и директора лаборатории, вход был строжайше запрещён, ворвалась команда в чёрных одеждах, с масками на лицах и автоматами наперевес.
Друг-коллега попытался внести ясность и спокойствие в создавшееся положение, в увеличивающийся хаос, однакое его попросту смели в сторону и заставили тихо и мирно стоять у стены, рядом с дверью, в углу. Он боялся звук издать, что уж говорить о возражениях, и я его хорошо понимал.
Затем посыпались вопросы, жёсткие, будто приказы, за невыполнение которых - смерть:
- Вы получили разрешение?!..
- Где образец?!..
- Результаты?!..
- Вы виновны, вы это осознаёте?!…
О да, осознание вернулось. Вернулось – чтобы похоронить под собой меня, жалкого и беззащитного человечка.
Гораздо большую опасность – и для них, и для меня, и для каждого – представлял не новый, свалившийся вроде бы ниоткуда элемент. Нет… То, что они отняли у меня, прежде чем запихнуть в наручники, оказалось намного, НАМНОГО ценнее. Судьбоносным, не меньше.
Тетрадка. Записи, мысли, итоги, предположения, надежды. Сейчас информация попадёт в другие руки, чужие, невидимые, и о владельце тех рук мне ровно нечего сказать. Те ли они? А вдруг…
Я застыл в ожидании восьмого мира.
И он – пришёл. Пришёл!
И вот как он выглядел.

«Когда прогремел взрыв, я находился в его эпицентре».


(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #250  
Старый 26.12.2016, 09:35
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Стр. анекдот" -- "Без ошибки":
Без ошибки
сегодня в 10:30 - Григорий Неделько
article10062.jpg
«страшный анекдот»

- О джинн! Но я просил превратить меня в робота!
Тот, чьё желание исполняли, протянул вперёд изъеденные ржавчиной, полуразвалившиеся руки. В процессе короткого действия прозвучал резкий звук, что, как говорится, резал бы уши. Впрочем, ни животных, ни людей, на счастье, вблизи не наблюдалось.
Джинн пожал тлетворными плечами.
- О заказчик! Точнее надо было формулировать. Можешь подать протест, но он будет записан в счёт второго желания, а результат рассмотрения – сразу скажу, негативный – в счёт третьего.
- Но это же несправедливо!
- Извини, друг, четвёртое желание – не по понятиям. И даже не по закону.
Джинн щёлкнул пальцами и испарился.
«Робот» продолжал гнить.

(Декабрь 2016 года)
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #251  
Старый 26.12.2016, 11:55
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Киберкиллер":
Григорий Неделько

Киберкиллер

«Страшные рассказы». IV

Киберкарета остановилась прямо напротив него.
Откинув насыщенно-фиолетовый плащ в сторону, мистер Игрек забрался в тесную темноту, ещё темнее окружившей всё вокруг ночи: это автоматическая дверь легко скользнула влево.
Внутри его уже поджидал некто А.
- Здравствуйте, - сказал А., нащупывая лазерный кинжал, прочно и незаметно прикреплённый к поясу под лёгкой курткой.
- Доброго вечера, - ответствовал Игрек, сверкая взрывающими глазами, пока, впрочем, неактивными.
Робокучер дождался, когда пассажиры сядут – спрятанные нанокамеры передавали на его внутренние экраны чёткое изображение, - и закрыл карету, и тронулся в дальнейший путь.
Из Точки М в точку Н.
- Опасно бродить одному, ночью, совсем без оружия, да ещё по Граду, - заметил А., устраиваясь поудобнее и плотоядно улыбаясь.
- Абсолютно точно замечено.
Игрек тоже откинулся в кресле; и оно, и его собрат, что уж говорить лишнее, приняли форму сидевших в них существ.
Людей.
- Куда едете? – полюбопытствовал мистер Игрек.
- В точку Н, - просто – якобы – ответил некто А.
- И я туда же. Значит, попутчики.
- Попутчики.
- Не поделитесь какой-либо занимательной историей? – попросил-поинтересовался Игрек.
- Да случилось тут одно происшествие… - Улыбка А из плотоядной стала людоедской. – Однажды к известному серийному убийце Б подсел в такси-карету некий пассажир.
- Извините, как его имя? – вежливо перебил Игрек.
- Некий. А может, и нет. Не суть важно: его имя не имеет значения для истории – ни для рассказываемой, ни для всеобщей, ни для любой другой.
- Отлично. Продолжайте, - сказал мистер Игрек, нащупывая на боку сенсорный переключатель и переводя глаза в режим «Ожидание убийства».
- Так вот, тот человек – вроде бы человек – ничего не знал о знаменитом изверге, не видел его фото и видео по визорам, не слушал о нём по радио…
- Бедняга.
- Именно! Представляете, в каком виде его нашли встречающие?
- В каком же?
- О! Вам это понравится. Его части тела, отделённые от собственно тела плазменным мечом, равномерно усеивали карету.
- Вперемешку с кровью и внутренностями, естественно? – не замедлил внести точность Игрек.
- Естественно.
А. излагал истину, хотя на сей раз выбрал не плазменный меч. Закончив пересказывать «историю», он улыбнулся одним лишь уголком губ и положил не видимую соседу под курткой третью руку на кинжал.
- А я слышал другой рассказ, - продолжил беседу Игрек.
- Прошу вас, развлеките скучающего путника, страждущего новых впечатлений.
- С удовольствием. Рассказывать, впрочем, почти нечего: один самонадеянный или, может статься, даже самозваный изувер как-то встретился в кибернетическом перевозчике с убийцей, равного которому нет и не будет на Ерте.
- Да что вы говорите! Лучший убийца Земли?
- Ерты, - поправил любящий ясность, правду и безошибочность мистер Игрек.
- Да, Ерты, - безропотно согласился некто. – Но не останавливайтесь, прошу, заканчивайте вашу безумно интересную историю.
- Она вообще-то тоже вышла довольно скоротечной, особенно для пассажира.
- Догадываюсь. – Усмешка расползлась по лицу А. и задела-задействовала его второй край губ.
- Нет, вы и представить себе не способны…
- У меня… - Мистер Игрек потянулся в кресле и закончил фразу, - …очень яркое воображение.
- Боюсь, недостаточно, - усмехнулся некто А.
Настала очередь улыбаться-усмехаться Игрека.
А потом на него набросились с молниеносно снятым с пояса лазерным кинжалом.
Игрек был готов и не к такому и поэтому откатился на колёсиках в сторону, давая А. возможность промахнуться и утопить в мягком металле сидения острый, горящий в полумраке светильников кинжал-лазер.
Однако и допустивший ошибку А. не позволил Игреку так легко расправиться с ним. Качнувшись вбок, А. миновал выстрел из левого глаза Игрека. Дверь вспыхнула, взорвалась и вылетела в бездонную ночь.
Разозлённый, Игрек пальнул снова, из обоих пушек-очей. А. упал на пол и с помощью удлиняющейся руки попытался вонзить лазер-кинжал в живот Игреку. Вонзить ему удалось, но нанести повреждение и вынуть оружие – нет. Первое – потому что кинжал был лазерный и очень острый – самодельный, а не фабричного производства; второе произошло, поскольку как раз там, на уровне живота, располагалась у Игрека автозащита.
Третий выстрел из глаз – и А. должно было спалить, но не спалило: защитное поле задержало и откинуло прочь взрывающие лучи. Карету тряхнуло, подбросило, резко обрушило вниз и закачало так, что почти перевернуло.
Сквозь грохот и дым донёсся голос извозчика:
- А ну прекратите немедленно! Хотите разбираться – вон из кареты, и машите палками, сколько душе угодно!
- У нас нет души! – хором ответили Игрек и А.
- И я всё равно одолею этого недоноска! – выкрикнул затем А.
- Нет, я повергну моего соседа, кичливого петуха, состоящего из металлических отбросов! – не согласился мистер Игрек.
После А. и он возобновили было схватку, однако вдруг карета остановилась; это случилось настолько внезапно, что и магниты ног не помогли: настройка стального пола сбилась, и пассажиров сначала перемешало, чтобы потом раскидать по разным концам машины.
Из мрака в мрак – светильники оказались уничтожены: выстрелы и взрывы разрушили их, а те, которые уцелели, разлетелись осколками вследствие перегрузок системы транспортного средства - …итак, во мрак из мрака впрыгнул извозчик. Впрыгнул неожиданно резво и по-молодецки, никак не скажешь, что ему триста или больше лет, на старика он вовсе не тянул.
- А слышали историю о серийном убийце со своей лже-каретой?
«Извозчик» хохотал, пока его руки набухали, раздувались и превращались в пулемёты – или, возможно (скорее всего), в лучемёты.
В тот же момент некто А. и мистер Игрек осознали, что любое содействие лучше вражды и разрозненных поступков. Они, не переговариваясь, больше того – не перекидываясь эмсами, ментальными сообщениями, приняли одновременно одинаковое решение: противостоять хитрому, коварному, жестокому замаскированному гению как могут и чем могут.
И у них бы всё получилось.
Если бы изголодавшаяся за годы утомительных странствий и верной, обманчивой для «хозяина» службы смертеносная киберкарета не решила прямо сейчас удалить нестерпимое желание есть.
В Киберграде встречаются и не такие диковинки.

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)

Последний раз редактировалось GAN; 26.12.2016 в 15:13.
Ответить с цитированием
  #252  
Старый 09.01.2017, 13:00
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Проба" ("страшный рассказ - 4"):
Григорий Неделько

Проба

«Страшные рассказы». Четвёртые

Женёк подтолкнул Гарика плечом на уроке. Это было в высшей степени странно: они и на переменках не общались, и вне школы.
Женёк считался очень крутым, а Гарик, возможно, лишь хотел на него походить: застенчивый парень с короткой стрижкой не признался бы в этом и самому себе. Однако хулиганистый Женёк со стрижкой бобрик определённо оказывал на Гарика влияние. Обычно такое заканчивалось скандалами дома, когда мать отчитывала его, Гарика, за несделанные домашние задания, за опоздания, записанные в дневник, за двойки по поведению и за ответы на уроке там же… Вечно где-то пропадающий, редко являющийся в школу, Женёк, кажется, плевать хотел на любые правила и условности, тогда как его одноклассник, едва он пробовал повторить достижения более смелого и успешного парня, всякий раз попадал впросак.
Потому-то Гарик и старался не считать хулигана главным жизненным примером, и категорично возражал, если заходил разговор на эту тему, особенно дома.
- Слышь, - шёпотом начал Женёк, - хочешь устроить пробу?
- Пробу? – не оборачиваясь, переспросил немного сбитый с толку Гарик.
- Да. Так называется. Тебе что, дважды повторять надо?
- Нет… То есть да.
- Что?
- Я, это… я – да, согласен… А чего надо делать?
- Ничего. Досидим уроки, а потом я тебя провожу, куда надо.
- А. Хорошо, - с охотой согласился обрадованный Гарик.
Но Женёк его уже не слушал.
- Разговорчики, - привычно и обычно сухо подала голос учительница физики Анна Юрьевна.
Ребята, впрочем, и без того уже молчали: Гарик уткнулся в учебник, а Женёк, не обращая ни на кого внимания, шептался о чём-то с соседкой по парте, самой классной и красивой из девочек в школе – Раисой. Наглому парню будто бы всё сходило с рук.
Мало того, он встречался именно с ней, Раисой. Девочка была еврейкой, при этом очень и очень привлекательной, и, похоже, в её крови находилось мало примесей других национальностей, судя по точёному профилю, тёмным, будто ночь смерти, волосам, непослушным кудрям, притягательной нежной смуглой коже…
Раиса нравилась Гарику, только девушка предпочла скованному неудачнику, естественно, более успешного и видного бойфренда. Тем не менее, это лишь усиливало чувства Гарика. Он убеждал себя, что всё временно и пройдёт с возрастом, - он даже верил в такое искусственное объяснение обуревавших его чувств, и наверняка он был прав. Будущее докажет... Сейчас же приходилось терпеть и временами страдать и мучиться.
Положение отчасти исправляло то, что Гарик встречался с симпатичной и умной Эллой – рыжеволосой и веснушчатой, предпочитавшей почему-то краситься в блондинку.
«Крашеная рыжая, - в сотый, а может, тысячный раз подумал Гарик. – Ну надо же. Если бы не видел своими глазами, ни за что бы не поверил».
Элла нравилась Гарику, хотя и не настолько, насколько он желал прикосновений, губ и прочих прелестей Раисы. Конечно, у неё с Женьком был секс, да и у Гарика с Эллой был… и всё равно: положения это полностью не спасало.


После уроков Гарик ждал Женька в раздевалке, но «местная знаменитость» не подошёл. Гарик вздохнул, снова почувствав себя обманутым и никчёмным, и, одевшись, вышел на улицу, в ветреный осенний день.
И тут кто-то тронул его за плечо.
Гарик подскочил на месте и обернулся. Женёк. Не может быть!
- Ты? – тупо поинтересовался Гарик.
- А то кто же. – Женёк улыбнулся и вдруг расхохотался.
Гарик поддержал его смех, правда, больше по принуждению: нельзя терять марку.
Вместе с Женьком на улице стояла, чудесная и недоступная, Раиса, ещё прекраснее в осенней одежде, чем в школьной форме.
Элла ушла домой, сославшись на вескую причину: мать просила убраться в комнате, не то устроит дочери головомойку. Зная госпожу Крестову, поверить было несложно, да и не впервые подобное происходило. Чмокнув своего парня на прощание, Элла поспешно убежала, а Гарик остался ждать в раздевалке.
Он не надеялся, что в этот, надо сказать, не очень удачный день, Женёк внезапно объявится и предложит стать его другом. Да что там, хотя бы обратит на него внимание. Всё указывало на такое развитие событий, в том числе и тройка по физике.
И вот они, втроём, идут куда-то.
- Я хотел позвать ребят, - зачем-то шепнул, а не сказал в полный голос Женька.
- А почему не позвал? И зачем шепчешь?
- Тс-с. – Женёк приложил указательный палец к губам и улыбнулся. – Сначала попробуем сами. Ну а если понравится…
- Что попробуем?
- Скоро узнаешь. – И Женёк заговорщицки подмигнул.
Раиса прижалась к нему сильнее. Настроение Гарика, только что вроде бы поднявшееся, вновь ухудшилось.
Они завернули в какой-то переулок, недалеко от школы. Место находилось на отдалении от неё и других строений, поэтому тут их не застукают… чем бы Женька не предложил Гарику заняться.
Мысли, свернувшие совсем уж в удивительном направлении, развеселили Гарика, и он, что называется, отпустил ситуацию.
А в следующую секунду Женька что-то вложил в его ладонь, предварительно с лёгкостью разжав сильно стиснутые пальцы, сжимаемые от внутреннего напряжения, вызванного новой, необычной ситуацией.
- Что… - начал было Гарик, но Женька кивнул головой, давая понять: помолчи и просто посмотри.
Взор Гарика упал на вещь, что ему дали. Пакетик. Маленький прозрачный пакетик с белым порошком…
- Кокаин? – выдохнул поражённый Гарик.
Ничего себе начало дружбы…
Женька опять расхохотался, и теперь тот звук подхватила одна лишь Раиса.
- Стал бы я тебя уводить в такую «глушь», - Женька сделал характерный жест двумя пальцами на обеих руках, - чтобы просто предложить коки.
- Что же это тогда?
Женька покачал головой.
- Слишком много вопросов – вот в чём твоя ошибка. Попробуй. Думаю, тебе понравится.
- Ну…
- Тебе ведь нравится фантастика?
- Ну… да… А что…
Его перебили прежде, чем он продолжил.
- Судя по обещаниям Старика, который ни разу меня не накалывал, тебя ждёт нечто инопланетное.
- Правда? А кто такой Старик?
«Тяжёлый случай», - подумал про себя Женька.
Они с Раисой почти одновременно достали из карманов курток схожие пакетики, разорвали их и сыпанули чуть-чуть порошка сразу в рот.
Гарик сомневался: всё же неизвестное вещество, которое предлагают попробовать в непонятном месте, в переулке, пропахшем кошачьими и собачьими мочой и испражнениями… Но потом желание встать на один уровень с Женькой и, не исключено – а ведь и правда, не исключено! – добиться Раисы, перевысило сомнения. Он повторил действия вновь найденных друзей, надорвав упаковку и попробовав маленькую щепотку порошка.
На вкус тот был… безвкусный. Женька в очередной раз расстроился: он ожидал большего.
«Ха, - возникла будто сама собой мысль, - только что боялся и взглянуть-то на негаданный подарок, а теперь жалеешь, что тебе не порвало мозг и не свалило с ног».
В указанном направлении, однако, события вполне могли начать развиваться. Почему?..
Глаза Гарика расширились от ужаса, когда он увидел и понял происходящее. Он выронил пакетик, и белый порошок рассыпался по асфальту, покрытому отвратительными пятнами.
Женька с Раисой валялись там же, раскрыв рты, пуская пену – кровавую пену! – дрожа всеми конечностями, и руками, и ногами, и, больше того, головой, и их кожа постепенно синела.
Гарик, точно в озарении, моментально понял, что творится: они умирают! Умирают и мгновенно коченеют – и ровно то же произойдёт с ним, если он не избавится от порошка, проклятой обманки, проедающей организм!
Вложив два пальца в рот, Гарик вызвал рвоту. Домашний завтрак и школьный обед рванулись наружу и сделали асфальт грязнее прежнего.
Неожиданно Гарика словно что-то сжало со всех сторон. Он почувствовал озноб, он почувствовал окоченение, он ощутил, что его кожа меняется. Взгляд на руку – действительно, тот самый синий оттенок! Он раскрыл рот, но ни звука не вырвалось из горла. Потом всё-таки раздался хрип, надсадный, будто предсмертный. И хлынула пена вперемешку с кровью.
Гарик рухнул скошенным острым ножом кукурузным стеблем. Внутренности, его внутренности… они горели! И изменялись – да! он несомненно воспринимал это изменение всеми рецептами, всеми вместе: осязанием, обонянием, слухом, зрением!..
Сознание отключилось, когда Гарику почудилось, что он – внутри кого-то другого.
Или наоборот?..


Их искали долго и не нашли.
Через пять дней в местной газете появилось объявление, где рассказывалось, что пропали три девятиклассника, ученика городской школы №657, полные имена такие-то…
Никто не откликнулся.
А ещё через неделю та же газета напечатала о таинственном и страшном нападении на девятиклассницу из той же школы и, более, этого же класса; звали её Элла. Эллу поймало и попыталось изнасиловать неведомое синее существо с четырьмя руками и конусовидной головой. Когда очевидцы поспешили на помощь, тварь предпочла свернуть бедной девочке шею и, вспрыгнув на верх пятиэтажки единым колоссальным прыжком, унестись в неведомость.
Случилось описанное после наступления сумерек, а точное время прибежавшие на место преступления очевидцы указать не смогли. Дело в том, что все их часы – и механические, и электронные – остановились на отметке ровно двенадцать часов (или двадцать четыре, в случае с электронными) ноль ноль минут.


Из доклада Пробного Исследователя – Третьему Главнокомандующему:
«Проба прошла удачно.
Количество новообращённых: десяток и ещё четыре.
Продолжаю миссию.
Прошу прислать моих бойцов».

Ответ:
«ПРИНЯТО.
И СДЕЛАНО».

(Январь 2017 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #253  
Старый 06.02.2017, 08:14
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Рекомбинация (научно-технологический анекдот)":
Григорий Неделько

Рекомбинация

научно-технологический анекдот

- Уилл, у нас совсем нет времени: я должен срочно отправить тебя в другой мир!
- Но, Джек, мистер Хайт, док…
- Никаких Джек! Никаких мистер Хайт и, тем более, док!
- Но если вкратце…
- Вкратце я уже объяснял: наш высокотехнологический мир будет заменён путём перемешивания и последовательного восстановления квантов на мир фэнтези.
- Док…
- Я знаю, я сумасшедший. Однако это единственный способ, которым можно решить проблемы с полицией, мафией и сумасшедшей женой-разведёнкой. А теперь марш в кабину!
Уилл, как и просили, забрался в кабину рекомбинатора.
- Готов, - немного вялым голосом отрапортовал он.
- Тогда… - Док опустил вихрастую голову, рассматривая контрольную панель. – Поехали! – И он почти вдавил сенсокнопку, чего, конечно, сделать невозможно, по любимым им физическим законам – хотя он очень постарался.
К тому моменту, наступившему весьма скоро, когда док Хайт поднял голову, чтобы убедиться, что Уилла уже нет, он и вправду исчез. Со стороны, если бы кто-нибудь наблюдал, всё выглядело бы удивительно красиво: разноцветные сполохи, лучи, молнии, шары-кубы из света, светящиеся же квадраты и треугольники…
Тем временем, Уилл перенёсся, как и было задумано, в «другой мир». В совершенно другой мир.
Он сразу понял, что тут не будет ни андроидов-прислужников, ни ходящих по потолку люстр или бегающих по стенам ламп, ни мусорщиков-роботов (трансформеров), ни «умных» автоматов для оплаты, ни автоматизированных механизированных банков…
Что говорить, если самые стены помещения не просто были сделаны из дерева – они являлись этим деревом. Кажется, Уилл находился внутри какого-то гигантского растения, возможно, баобаба – либо иного, если опыт всё же удался. А на то указывало множество вещей. Вторая – пол: он был земляной, то есть вместо теплорегулирующего паркета имелась в наличии вытоптанная и, возможно, выровненная земля.
Третья причина, и, пожалуй, наиглавнейшая, коли не брать в расчёт огромное количество реторт (вместо мехоконтейнеров), - это, конечно, колоссальная, двух-/трёхметровая фигура напротив одного из кряжистых столов (кстати, не из синтетического материала). Фигура, помимо прочего, обладала «выдающимися» клыками, длинной зелёной шерстью… и широченным ртом, который Уилл имел счастье лицезреть, стоило непонятному созданию (чудищу?) обернуться.
- Кто тут?!
В лапах размером с автоперчатки для ловли мяча существо держало посох. Надо полагать, волшебный.
- Док, спокойной, док! – Затараторил Уилл, поднимая вверх руки – по велению интуиции.
- «Док»? Откуда ты знаешь?!
- Это же я, Уилл!
- М-да? А я – король Америки!
- Значит, тебе всё известно? Ты знаешь, что в мире сказок не бывает президентов? Ты и вправду док!?
- А ты и вправду Уилл… …Хотя и не синий, маленький и толстый…
- Да я это, я!
- Впрочем, разговариваешь столько же. Ладно!
- Что ладно? – Уилл немного растерялся.
- У нас совсем нет времени…
Это начинало напоминать дурной сон, кроме того, уже виденный.
- Постой, повремени чуток…
- Вот этого как раз сделать не могу: кредиторы дышат мне в спину, преступники, желающие заполучить меня и мои изобретения, - тоже дышат мне в спину, и также собственная бывшая жена в качестве добавки.
- …и также собственная бывшая жена в качестве добавки, - эхом повторил Уилл, которому не раз приходилось слышать вышеозначенную фразу из уст дока, пускай и меньших размером и менее волосатых.
- Как ты узнал про мою жену?.. А, неважно: выходит, ты правда Уилл. Хорошо, не стану дожидаться другого тебя и немедленно отправлю высокотехнологичную версию куда следует.
- Что?!
Только теперь Уилл заметил, что стоит в кабине ретранслятора.
- Как ты его собрал?! Ты ведь живёшь в сказочном, фэнтези-мире!
Хайт ухмыльнулся – и на секунду прежнее, привычное выражение лица проступило под маской с клыками и зелёной шерстью по кругу.
- Я ведь изобретатель и док, верно? И разве кто-то отменял природные ископаемые даже в фэнтези-мире?..
- Э…
- Ну что, ты готов?
- Вообще-то – нет.
- Отлично! Потому что у нас совсем нет времени! Совсем! Итак, раз, два, три…
И он снова вдавил сенсокнопку.

(Февраль 2017 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #254  
Старый 08.02.2017, 15:31
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Музыкальный гомункул" (авт. анекдот):
Григорий Неделько

Музыкальный гомункул

первооткрывательский анекдот

Процесс подходил к концу.
Под воздействием контурообразующей жидкости гомункул уже обрёл очертания. Оставалось воздействовать на него жидкостью ментальности, что учёный и проделал.
- Ну, теперь я жив, - спокойно объявил гомункул, чем вызвал непритворную радость создателя.
Учёный нажал кнопку на дорогостоящем, им придуманном и построенном оборудовании для связи с гомункулом.
- Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, - ответил искусственный человечек.
- Я вижу у тебя гитару… И усилители!
- Да, они создались и проявились спонтанно, потому что я могу на них играть.
- А ты правда можешь?
И тогда гомункул сходу изобразил что-то очень ритмичное и очень красивое и вместе с тем заводное, перемежая аккорды соло-вставками. Он использовал самые разные приёмы игры на электрогитаре: от хаммеров и бендов до арпеджио. Учёный аж заслушался.
Но пора было продолжить разговор. Учёный попросил музыкального гомункула остановиться и задал самый важный вопрос. По крайней мере, он так думал.
- Значит, ты умеешь играть?..
- И петь, - добавил крохотный, несколько сантиметров росту, человек.
- …И петь. И делаешь это хорошо?
- Да.
- И ты сможешь выступать?
- На сцене?
- Да.
- Конечно, смогу.
- Отлично!
- Правда, отец-хозяин, у меня для тебя новость.
Учёный озадачился: как-то странно его «сын» произнёс последнюю фразу. Неужели гомункулус знает нечто неприятное, что должен обязательно сообщить? Ему, искусственному гитаристу, всего-то пара минут от роду… Если не считать лет и лет поисков, экспериментов и создания, конечно.
- Я могу и умею играть только так, - продолжил лилипут.
- Как «так»? – Учёный не совсем понимал.
И гомункул объяснил:
- Тихо.
Учёный поджал губы.
- То есть ты хочешь сказать…
- Да. – Впервые не дожидаясь окончания реплики, гомункул согласно кивнул сантиметровой головкой с длинными, словно бы непричёсанными волосами. – Я играл на максимальном звуке. Но тебе, хозяин-отец, ведь не доставит абсолютно никакого труда придумать и сотворить мне коллег по группе. Верно?

(Февраль 2017 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #255  
Старый 29.05.2017, 09:06
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Памятник":
Григорий Неделько

Памятник

Если есть памятники, посвящённые скульпторам,
значит, где-то должен быть и скульптор,
олицетворяющий собой памятник.

Радиоактивное солнце освещало небеса кровавым светом, бросая на виднеющуюся далеко внизу землю красные, оранжевые и жёлтые отсветы. Послушник в очередной раз обошёл вокруг памятника и специальной тряпкой смахнул с него песок. Пыли тут быть не могло: слишком сильны бушующие кругом ветра.
Памятник простоял на своём месте несчитаемое число лет. Несчитаемым его называли сами монахи и их послушники, поскольку определить точную дату установки не возникало никакой возможности. Предпринимались множественные попытки, но каждая приходила к одному и тому же результату – нулевому.
Хотя главным было не это, главным полагался памятник.
Потрясающе красивые изгибы линий, правильных и ломаных. Высота, огромная, колоссальная, чуть ли не до неба (так они говорили миллионам туристов). Цвет, почти не поблекший за прошедшие века. Века!..
Послушник отступил назад и бросил очередной взгляд на памятник: как всё же красиво!..
Но красота – не самое важное. Наиболее ценное – для любых представителей разумного рода – находилось и хранилось внутри. Однако вход туда запретили, и первое время даже выставляли стражу, чтобы случайный (или неслучайный) человек не пробрался в Памятник. А наиболее ценным считалось содержимое стеклянно-металлического саркофага во внутреннем хранилище. Он содержал и продолжает беречь «прах», останки того, кто установил памятник; там, под толстым, никогда не открываемым, не пробиваемым лазером стеклом, лежит Скульптор. Его легко увидеть, сложнее представить и совершенно невозможно поверить в его существование.
И, тем не менее, он существовал. Ведь не будь Скульптора, не появились бы на свет они – и богу единому ведомо кто ещё в этой невероятно разнообразной и бесконечно сложной вселенной…
Послушник сложил тряпку и убрал в карман с клапаном; дёрнул за нитку, и вышел воздух, создавая вакуум. Они очень далеко продвинулись в науке, и тоже в основном благодаря Скульптору и его Памятнику. Да к чему преуменьшать… не появись тот, кто создал Памятник, где бы они жили теперь? И жили бы вообще?..
Завершив ритуал, а на большее, впрочем, и на меньшее, творимое действо не претендовало, послушник развернулся и пошёл к храму. Разноцветные купола прекрасно сочетающихся цветов взмывали к кроваво-красному небу; послушника ждали к обедне.
Он помогал вышестоящим монахам столь усердно, что ему решились доверить наиважнейший ритуал. При взгляде со стороны или в полном уединении, но он должен был протирать Памятник, смахивая накопившийся песок. «Пыль» - как между собой называли тонкий сероватый слой монахи. Пыль веков… Да, поэтому они так её и называли. В протирании Памятника не содержалось смысла – смысл наличествовал непосредственно в ритуальном действе. Потому что того требовали вера, обычаи, память, благодарность. Потому что того требовала сама планета.
Послушник неспешно брёл по пустыне цвета красного стекла, отдаляясь от Памятника и приближаясь к храму, где обитал всю свою жизнь. А Памятник стоял на прежнем месте; стоял, сминая века и не обращая внимания на пролетающие злобные ветра и коварный, жестокий песок безразличной пустыни. Памятник стоял.
Космический корабль.
С надписью «Земля – Марс» на борту.

(Май 2017 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #256  
Старый 29.05.2017, 09:52
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - 3 новые "Космические байки":
Григорий Неделько

Проблемы музыкальные

фронтлаймовый анекдот (из цикла «Космические байки»)

- А слышали ли вы когда-нибудь, друзья… - отхлёбывая очередную порцию фронтлайма, супернапитка со сверхсекретной формулой, в знаменитом космическом баре своего друга Фобоса, сказал Майкл Мышинов. Он и вправду был мышью, правда, повыше ростом, чем обычные представители этого семейства, в костюме, при галстуке и обычно совершенно не подходящими к внешности простыми, человеческими манерами. – Слышали ли вы когда-нибудь о вещах, сделанных из груши разумной?
- Но разве это не просто миф из сказаний великого Теренса Пратчетта? – подал кто-то голос.
- Вовсе нет, - возразил Мышинов. – Если вам интересно, извольте послушать.
Я впервые – и в единственный раз – столкнулся с названным растением, точнее, с инструментом, из него сделанным, когда играл в рок-группе своего друга Рэта Хвостатого. Этот крыс, мой давний знакомый, основатель, руководитель группы и соло-гитарист, очень любил мощное звучание, тесно переплетённое с мелодичностью, ну, и мы все, его соратники, следовательно тоже полюбили. С Рэтом мы познакомились так давно, что даже уж и не припомню где, и поиграли вместе немало, в том числе в чужих коллективах. Общее число групп, в которых мы принимали участие, наверное, превышает десяток, а то и дюжину.
Что же касается гитары из груши разумной… Её дэку, гриф и грифовую накладку изготовили, да-да, из дерева упомянутой груши разумной – причём неизвестно, кто именно изготовил, как, когда и сколько времени назад. Музыкальный инструмент достался Рэту в наследство от отца, а тот, тоже музыкант, получил его от деда-гитариста, дед – от прадеда… и далее в том же духе, покуда древо струнного инструмента не терялось в хитросплетениях генеалогии. Или где там теряются родословные неживых предметов…
Только вот данный предмет, с виду – самый обыкновенный, даже невзрачный, со стандартными (вроде бы) струнами, колками и прилагающимися к нему тюнером, медиаторами и флойд роузом, - вовсе не относился к вещам, которые определяются всякими там ГОСТами. Для начала: гитара была действительно живая. Да, живая, вы не ослышались. И в названии дерева это слово тоже употреблено не просто так.
Гитара – помимо того, что была божественно красива: тёплого древесного цвета, с изящной декой и гладким ровным грифом, с блестящей золотом машинкой-флойдом и золотыми же колками, - эта гитара всё слышала, всё чувствовала и, может статься, ещё и видела, не говоря уж об осмыслении происходящего. Оттого и начались у Рэта в частности и группы в целом проблемы.
Иногда строптивица пребывала в плохом настроении, и приходилось всячески её развлекать и отвлекать от бед насущных, коими могла стать любая мелочь: от не понравившегося гитаре лака, которым Рэт регулярно её покрывал, до плохо сыгранного и недостаточно хорошо звучащего аккорда. В подобных случаях гитара обычно приходила в мрачное настроение и винила лишь себя, но, бывало, обижалась и злилась на владельца.
Порой на инструмент нападало чересчур весёлое настроение, и тогда от бесконечных шуток электрической семиструнки вяли уши. Или, напротив, собственным минорным настроем гитара расстраивала других.
Всё бы ничего… однако из-за описанных и регулярных, постоянных, так сказать, накладок группа становилась всё менее слаженной, что чётко ощущалось и в записи, и на концерте. Начались глобальные неприятности со срывов репетиций, а продолжились проблемами в студийной работе, на концертах и при домашних упражнениях и записи муз-заготовок. В итоге, небольшие, кажется, беды разрослись до полнейшего разногласия между Рэтом, основателем и лидером группы и, кроме прочего, сторонником гитары – с одной стороны, и остальными людьми (животными, мутантами, роботами и т. д.), вовлечёнными в их дела, недовольными, расстроенными и разочарованными – с другой…
- М-м-м, - протянул обладатель того же голоса, что и раньше. – И как же он нашёл выход из столь сложного положения?
Мышинов улыбнулся и пригубил ещё фронтлайма, прежде чем продолжить.
- Рэт сам не раз задумывался, что предпринять, и никакие действия не помогали: ни разговоры с гитарой, ни попытки её подкупить, ни критика, ни похвала, ни угрозы, ни компромиссы... Помимо прочего, изделия из груши разумной, как верно писал Пратчетт, повсюду следуют за хозяину, даже и после смерти.
- М-да, тяжёлая ситуация.
- И не говорите. Ещё какая тяжёлая!
- Но он нашёл-таки выход?
- Конечно, нашёл. И всё оказалось до удивления просто.
Каждый из слушателей в баре, казалось, придвинулся поближе к рассказчику и навострил уши.
А тот сказал всего лишь вот что:
- Однажды Рэта посетило озарение – и он тотчас отыскал по Сети и купил гитаре в пару бас из дуба сумасшедшего.
- И как рукой сняло? – подметил разговорчивый слушатель-собеседник.
- Абсолютно точно! Плюс у Рэта появился новый инструмент. Правда, между грушей разумной и дубом сумасшедшим временами возникали абсолютно понятные, логичные проблемы, но это…
- …совсем другая история?
- Ага. Я расскажу её как-нибудь потом, только не забудьте напомнить. А пока: Фобос, каждому по фронтлайму, будь любезен! …Ну, за искусство!
- За искусство!
И самые разнообразные конечности – руки, щупальца, ложноножки… - воздели вверх до странного креативные и красивые бокалы, и настолько же не похожие друг на друга рты отпили из них невероятно секретную и крайне вкусную жидкость неповторимой расцветки.

Хлеб найдётся всегда. А зрелища мы создаём себе сами.

(Апрель 2017 года)

Григорий Неделько

Без магии в музыке нельзя

(из цикла «Космические байки»)

Посетителей в бар опять набилось много, и каждый хотел рассказать историю. Одним из них был Майкл Мышинов, действительно представитель того самого рода грызунов, только выше ростом своих сородичей и в костюме при галстуке. Попивая неповторимый фронтлайм приготовления его друга и владельца бара Фобоса, Мышинов говорил:
- Помните, друзья, я рассказывал вам историю о моём друге Рэте, в рок-группе которого мне довелось играть, и о его гитаре из волшебной древесины? Так вот, у той сюжетной линии есть продолжение. Хотите послушать? Что ж, извольте.
После того как Рэт разобрался с проблемами, возникавшими между ним и гитарой из-за её непростого характера – сделал он это, купив гитаре в напарники парня, бас, - выяснилось, что неприятности только-только начинаются.
Чёрного цвета бас, с очень низким звуком, приятными глазу рисунками на деке и грифе (с обеих сторон) и настоящим мужским характером чем-то напоминал самого Рэта. В рокерской одёжке или повседневной, в плохом ли настроении или хорошем, тот всегда вёл себя по-мужски: достойно и смело. Помимо остального, вроде бы бас, избравший ту же линию поведения с гитарой, не должен был ошибиться; и сделали его из магической древесины – дуба сумасшедшего. Однако поэтому-то и вмешалась судьба.
Поскольку гитара Рэта – не простой муз. инструмент, а волшебный, смастерённый из древесины груши разумной, каковая упоминается в произведениях Т. Пратчетта, она повсюду следовала за хозяином. Соответственно, в друзья-женихи ей тоже требовался инструмент крепкого характера и верный, да к тому же неординарный и волшебный. Загвоздка в том, что бас обладал неконтролируемыми, спонтанными проявлениями магии.
Он мог совершенно неожиданно исчезнуть.
Или превратиться в собаку.
Или вызвать грозу с молнией.
Или ещё что-нибудь…
Безусловно, при таких условиях не то что концерты не поиграешь – спокойной жизни можно сказать «Прощай!». Поэтому, хотя в целом бас устраивал музыканта, да и купил Рэт его подешёвке, мой друг-крыс от раза к разу всё чаще задумывался продать странную, бесконтрольно вмешивавшуюся в его жизнь бас-гитару и купить другую, попроще. Либо вовсе обойтись без баса. Однако струнная спутница из разумной груши не поняла бы подобного решения; кроме прочего, Рэт опасался, что она уйдёт за избранником, а потерять доставшийся в наследство уникальный дорогой инструмент Рэт не мог себе позволить.
И он обратился к чёрным и белым магам, но они не помогли.
И он ходил к докторам, только впустую.
И он сам пытался находить решения, исходя из того, что знал, - впрочем, толку-то?
Положение усугублялось нечаянным, правда, заметным и сильным влиянием поведения баса на окружающий мир и существ, оный населяющих. Кому приятно оказаться под внезапным воздействием магии, да ещё неизвестно какой? Вот именно…
Многочасовые беседы с басом позволили выяснить достоверно лишь одно: он и самолично не знал, как и когда обзавёлся волшебными способностями. Его создатели, насколько он помнил, магией не владели.
Рэт хотел было уже впасть в отчаяние. Случиться этому не позволила вечно верно за ним следовавшая гитара. Не только красивая, но и умная, она предложила не искать способ контролировать возможности баса.
«Что если для начала выяснить причину их происхождения и последовательность возникновения».
- Для этого нам понадобятся математики, - сказал Рэт. – Причём математики чрезвычайно умные и готовые, а также способные применять науку к магии.
- И у тебя есть такие на примете? – поинтересовалась гитара.
- Есть! – радостно ответил Рэт.
И, ну, в общем, он обратился ко мне. Так что сразу приношу извинения за автокомплимент: Рэт взаправду говорил слова, которые я процитировал.
Естественно, история, описанная другом рокером, не могла не впечатлить меня. И впечатлила, да серьёзно! Я сперва не знал, чем способен помочь в создавшейся ситуации, хоть и был, как требовалось, математиком по образованию. Моя специализация появилась и стала популярной не столь уж давно: занимался я числами в природе и их влиянием на живую материю.
Доложу вам, пришлось изрядно попотеть, прежде чем нашлась и была понятно (для нематематического ума) прописана последовательность неконтролируемого использования басом заклинаний. Я предоставил Рэту формулу и объяснил, как с её помощью высчитывать дату и качество нового всплеска.
- Получилось? – не стараясь побороть нетерпение, поспешил узнать один из слушателей.
- Да. И вы знаете, с тех пор наши шоу стали ещё более зрелишными. Если бас вырастал до гигантских размеров, Рэт играл на нём великанским медиатором, что держал обеими руками. Если звук баса внезапно увеличивался до предельной громкости, Рэт тут же вписывал это в соло-партию. Файерболлы, метеориты и иные боевые заклятия прекрасно подходили антуражу в качестве спецэффектов на концерте… Да и жить Рэту и его гитарам стало проще: всё-таки, согласитесь, сколь бы ты ни любил спутника жизни или, там, любимый инструмент, его постоянные, да ещё спонтанные, заскоки непременно будут действовать на нервы.
- Согласен, - подтвердил Майклов собеседник.
- Быть может, Рэт по-прежнему колесит по планетам и даёт выступления, схожих с которыми не сыскать нигде. Магия, други. Магия и музыка неразделимы.
- За магию, Майкл!
- Безусловно. За неё и за волшебство творчества!
И после сказанных слов все разом, даже почти одновременно подняли и опрокинули до дна затейливые стаканы и рюмки с напитком, который не имел и по-прежнему не имеет аналогов во Вселенной. Фронтлайм, он чем-то так напоминает жизнь любого из пьющих его существ – похожую на остальные и вместе с тем абсолютно, неописуемо от них отличную.

(Апрель 2017 года)

Григорий Неделько

Кто был в начале, кто будет в конце…

из цикла «Космические байки»

- А что, Майкл, - сказал многорукий и многоногий посетитель бара Фобоса, потягивая через трубочку знаменитый фронтлайм, - нет ли у тебя какой-нибудь интересной истории, чтобы скрасить время?
Майкл Мышинов улыбнулся и поправил вечный свой галстук, прекрасно подходящий по расцветке и фасону костюму разумной мыши-мутанта.
- Конечно, есть.
- Ну так расскажи. За чем дело стало?
Мышинов снова улыбнулся.
- Хорошо… Помните, я пересказывал вам самые любопытные события в жизни моего друга рокера Рэта и его группы «Рэдтс»? Те самые, что связаны с доставшейся ему в наследство гитарой и самолично купленным им басом.
- Разумеется, помним. История незабываемая! Гитара, кажется, была сделана из груши разумной, что повсюду следует за хозяином, даже и в загробный мир.
- Именно так. А древесину для баса получили из обработанного цельного куска дуба сумасшедшего. Он ещё использовал различные заклинания и прочие сверхъестественные способности, правда, в бесконтрольном порядке.
- И ты помог справиться с этим, выявив сложную последовательность, в которой заклятия возникали, - вновь добавил многоруконогий.
- Именно! Так вот, приключения Рэта и его неразлей вода гитарной парочки вскоре продолжились. Дуб говорил, что готов следовать за любимой гитарой хоть на край света, хоть, больше того, за свет, в потусторонний мир мрака. Однако до сего не дошло, ведь буквально спустя несколько месяцев, а может, недель после завершения предыдущего инцидента магическая натура гитар вновь проявила себя. И как, вы думаете?
- Да, как?
- Очень просто. Но вместе с тем неожиданно. В номер отеля, где по завершении очередного выступления находился Рэт, пришли, просто-таки материализовались прямо из воздуха, из ничего, бывшие владельцы обеих гитар. По удивительному стечению обстоятельств, они оказались и их создателями.
- Вот оно что…
- Да-да. Создатели те смотрелись высокими худыми существами. Настолько худыми, что создавалось впечатление, будто живота, бёдер и прочих выпирающих вещей у них нет вовсе. Эти ребята, носящие одежду исключительно чёрного цвета, его наиболее мрачных оттенков, с порога, не поздоровавшись, обратились к Рэту с претензий.
«Это наши гитары. Верни их», - потребовал один (из двух).
«А чем докажете?» - ответил Рэт, которому палец в рот не клади.
«Мы не собираемся ничего доказывать. Мы сотворили эти гитары, они находились у нас долгое время, прежде чем попали к вам, и мы желаем их вернуть».
«Ну не-э-эт, - категорично ответил Рэт. – Семиструнка досталась мне в наследство, это наша семейная реликвия. А бас я купил официально, за собственные деньги. Так что вы либо хитрите, либо чересчур наивны».
«Не хочешь по-хорошему? Отлично, тогда будет по-плохому».
И не успел всё тот же говорливый представитель «чёрных» закончить фразы, как второй из пришедших сотворил некое мощное заклинание, вызвав из небытия шар переливающихся синих оттенков. Он бросил шар в Рэта, только реакции тому не занимать, и крыс легко увернулся. Схватив первое, что подвернулось под руку, то есть бас из дуба, Рэт, заранее быстро извинившись перед инструментом, врезал им по голове особо враждебному «чёрному». «Чёрный» закатил глаза, осел на пол и отключился.
Тогда его сподручник бросился на музыканта. Но здесь в игру вступила гитара-семиструнка, зазвучав вдруг необычайно громко и фальшиво, чем, конечно, не способна была усладить слух Рэта, а вот второго «чёрного» повергла наземь.
- Любопытно! И что дальше?
- А дальше, после того как нападавших связали и наложили на них заклинание не-телепортации с помощью магии баса, настала очередь допроса.
«Чёрные» долго не отнекивались и не довели дело, ну, не довели его до пыток, хе-хе. Бас уже весь горел желанием испепелить незваных грабителей (а бывают ли они зваными?), но Рэт его остановил. И не зря: то, что рассказали пленные, виделось в высшей степени загадочным и потрясающим.
Всё началось давным-давно. Чёрные странники завоевали немало планет в различных галактиках, используя ум и волшебство. Они рождались с волшебством, они в нём жили, а значит, знали о нём невероятно много и применяли так, как никто другой.
Земля стала для чёрных странников самым сложным объектом порабощения. Потому, по окончании нескольких бесплодных попыток, чёрные решили действовать исподволь. Они создали гитару с суперзвучанием и отправили её, предварительно стерев оружию память, на нашу планету. При помощи музыки и умения «ходить» повсюду за хозяином (отращивая маленькие ножки, да-да-да, книжки не врут), ей предстояло вплести музыку странников в наши природные мелодии. А затем бы заявились чёрные и легко добились главенствующего положения на планете.
Этого не случилось, поскольку давний родственник Рэта дал им отпор и забрал гитару в себе. Далее она передавалась из поколения в поколение, но, увы, память о прошлых важных и опасных событиях истёрлась как из её сознания, так и из голов потомков отважного крыса.
Чёрные горевали недолго: у них родился новый план. Чтобы заставить музыку нашего мира звучать иначе, они создали бас, который бы собственными непредсказуемостью и магической силой через «не хочу» заставил землян повиноваться им, поработителям галактик. К счастью, мой друг Рэт купил бас и познакомил, «помирил» его с гитарой из разумной груши раньше, чем план чёрных странников осуществился.
Оказавшиеся перед перспективой поражения, чёрные решились на отчаянный шаг: найдя волшебным способом местонахождение муз. инструментов, они прибыли прямиком к новому владельцу гитар, чтобы силой отнять их и перенастроить на зло, ну, вы понимаете.
- И эти странники по-прежнему представляют угрозу?
Майкл рассмеялся.
- Нет. Их древняя раса была слишком уж древней, поэтому до сегодняшних дней из неё дожили лишь три… э-э, человека. Два визитёра и тот, кто ждал их на базе, далеко, в созвездии Лебедя. Короче говоря, странники поняли, что лучше сотрудничать, чем воевать, особенно когда это, в данном случае, не твоё.
- А-а-а! Вот откуда на Земле взялась магии и почему она распространилась по всему земному шару.
- В точку.
- А сам ты с этими чёрными общался?
- Было дело. Нормальные ребята. И взяли себе нормальные имена, что-то вроде Джека и Билла или Ивана, точно не помню. Освоились у нас, стали питаться в разных там макдональдсах и нашли себе девушек.
- Великолепная история, Майк. И реалистичная – хотя и фантастическая.
- Ещё эти ребята обещали направить знание магии на защиту планеты от сумасшедших захватчиков.
- Типа них?
- Типа них! – Мышинов в голос засмеялся. – Только необязательно размножающихся почкованием.
- О-о-о, ха-хах!.. В таком случае, подозреваю, нет повода не выпить фронтлайму за мир во всём мире.
Многоногий-многорукий поднял вверх рюмки с незабываемым напитком.
- Абсолютно точно подмечено, - согласился Майкл Мышинов.
И они выпили. А потом ещё раз.

(Апрель 2017 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)

Последний раз редактировалось GAN; 29.05.2017 в 11:15.
Ответить с цитированием
  #257  
Старый 29.05.2017, 11:53
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Проба" ("Страшные рассказы"):
Григорий Неделько

Проба

«Страшные рассказы». Четвёртые

Женёк подтолкнул Гарика плечом на уроке. Это было в высшей степени странно: они и на переменках не общались, и вне школы.
Женёк считался очень крутым, а Гарик, возможно, лишь хотел на него походить: застенчивый парень с короткой стрижкой не признался бы в этом и самому себе. Однако хулиганистый Женёк со стрижкой бобрик определённо оказывал на Гарика влияние. Обычно такое заканчивалось скандалами дома, когда мать отчитывала его, Гарика, за несделанные домашние задания, за опоздания, записанные в дневник, за двойки по поведению и за ответы на уроке там же… Вечно где-то пропадающий, редко являющийся в школу, Женёк, кажется, плевать хотел на любые правила и условности, тогда как его одноклассник, едва он пробовал повторить достижения более смелого и успешного парня, всякий раз попадал впросак.
Потому-то Гарик и старался не считать хулигана главным жизненным примером, и категорично возражал, если заходил разговор на эту тему, особенно дома.
- Слышь, - шёпотом начал Женёк, - хочешь устроить пробу?
- Пробу? – не оборачиваясь, переспросил немного сбитый с толку Гарик.
- Да. Так называется. Тебе что, дважды повторять надо?
- Нет… То есть да.
- Что?
- Я, это… я – да, согласен… А чего надо делать?
- Ничего. Досидим уроки, а потом я тебя провожу, куда надо.
- А. Хорошо, - с охотой согласился обрадованный Гарик.
Но Женёк его уже не слушал.
- Разговорчики, - привычно и обычно сухо подала голос учительница физики Анна Юрьевна.
Ребята, впрочем, и без того уже молчали: Гарик уткнулся в учебник, а Женёк, не обращая ни на кого внимания, шептался о чём-то с соседкой по парте, самой классной и красивой из девочек в школе – Раисой. Наглому парню будто бы всё сходило с рук.
Мало того, он встречался именно с ней, Раисой. Девочка была еврейкой, при этом очень и очень привлекательной, и, похоже, в её крови находилось мало примесей других национальностей, судя по точёному профилю, тёмным, будто ночь смерти, волосам, непослушным кудрям, притягательной нежной смуглой коже…
Раиса нравилась Гарику, только девушка предпочла скованному неудачнику, естественно, более успешного и видного бойфренда. Тем не менее, это лишь усиливало чувства Гарика. Он убеждал себя, что всё временно и пройдёт с возрастом, - он даже верил в такое искусственное объяснение обуревавших его чувств, и наверняка он был прав. Будущее докажет... Сейчас же приходилось терпеть и временами страдать и мучиться.
Положение отчасти исправляло то, что Гарик встречался с симпатичной и умной Эллой – рыжеволосой и веснушчатой, предпочитавшей почему-то краситься в блондинку.
«Крашеная рыжая, - в сотый, а может, тысячный раз подумал Гарик. – Ну надо же. Если бы не видел своими глазами, ни за что бы не поверил».
Элла нравилась Гарику, хотя и не настолько, насколько он желал прикосновений, губ и прочих прелестей Раисы. Конечно, у неё с Женьком был секс, да и у Гарика с Эллой был… и всё равно: положения это полностью не спасало.


После уроков Гарик ждал Женька в раздевалке, но «местная знаменитость» не подошёл. Гарик вздохнул, снова почувствав себя обманутым и никчёмным, и, одевшись, вышел на улицу, в ветреный осенний день.
И тут кто-то тронул его за плечо.
Гарик подскочил на месте и обернулся. Женёк. Не может быть!
- Ты? – тупо поинтересовался Гарик.
- А то кто же. – Женёк улыбнулся и вдруг расхохотался.
Гарик поддержал его смех, правда, больше по принуждению: нельзя терять марку.
Вместе с Женьком на улице стояла, чудесная и недоступная, Раиса, ещё прекраснее в осенней одежде, чем в школьной форме.
Элла ушла домой, сославшись на вескую причину: мать просила убраться в комнате, не то устроит дочери головомойку. Зная госпожу Крестову, поверить было несложно, да и не впервые подобное происходило. Чмокнув своего парня на прощание, Элла поспешно убежала, а Гарик остался ждать в раздевалке.
Он не надеялся, что в этот, надо сказать, не очень удачный день, Женёк внезапно объявится и предложит стать его другом. Да что там, хотя бы обратит на него внимание. Всё указывало на такое развитие событий, в том числе и тройка по физике.
И вот они, втроём, идут куда-то.
- Я хотел позвать ребят, - зачем-то шепнул, а не сказал в полный голос Женька.
- А почему не позвал? И зачем шепчешь?
- Тс-с. – Женёк приложил указательный палец к губам и улыбнулся. – Сначала попробуем сами. Ну а если понравится…
- Что попробуем?
- Скоро узнаешь. – И Женёк заговорщицки подмигнул.
Раиса прижалась к нему сильнее. Настроение Гарика, только что вроде бы поднявшееся, вновь ухудшилось.
Они завернули в какой-то переулок, недалеко от школы. Место находилось на отдалении от неё и других строений, поэтому тут их не застукают… чем бы Женька не предложил Гарику заняться.
Мысли, свернувшие совсем уж в удивительном направлении, развеселили Гарика, и он, что называется, отпустил ситуацию.
А в следующую секунду Женька что-то вложил в его ладонь, предварительно с лёгкостью разжав сильно стиснутые пальцы, сжимаемые от внутреннего напряжения, вызванного новой, необычной ситуацией.
- Что… - начал было Гарик, но Женька кивнул головой, давая понять: помолчи и просто посмотри.
Взор Гарика упал на вещь, что ему дали. Пакетик. Маленький прозрачный пакетик с белым порошком…
- Кокаин? – выдохнул поражённый Гарик.
Ничего себе начало дружбы…
Женька опять расхохотался, и теперь тот звук подхватила одна лишь Раиса.
- Стал бы я тебя уводить в такую «глушь», - Женька сделал характерный жест двумя пальцами на обеих руках, - чтобы просто предложить коки.
- Что же это тогда?
Женька покачал головой.
- Слишком много вопросов – вот в чём твоя ошибка. Попробуй. Думаю, тебе понравится.
- Ну…
- Тебе ведь нравится фантастика?
- Ну… да… А что…
Его перебили прежде, чем он продолжил.
- Судя по обещаниям Старика, который ни разу меня не накалывал, тебя ждёт нечто инопланетное.
- Правда? А кто такой Старик?
«Тяжёлый случай», - подумал про себя Женька.
Они с Раисой почти одновременно достали из карманов курток схожие пакетики, разорвали их и сыпанули чуть-чуть порошка сразу в рот.
Гарик сомневался: всё же неизвестное вещество, которое предлагают попробовать в непонятном месте, в переулке, пропахшем кошачьими и собачьими мочой и испражнениями… Но потом желание встать на один уровень с Женькой и, не исключено – а ведь и правда, не исключено! – добиться Раисы, перевысило сомнения. Он повторил действия вновь найденных друзей, надорвав упаковку и попробовав маленькую щепотку порошка.
На вкус тот был… безвкусный. Женька в очередной раз расстроился: он ожидал большего.
«Ха, - возникла будто сама собой мысль, - только что боялся и взглянуть-то на негаданный подарок, а теперь жалеешь, что тебе не порвало мозг и не свалило с ног».
В указанном направлении, однако, события вполне могли начать развиваться. Почему?..
Глаза Гарика расширились от ужаса, когда он увидел и понял происходящее. Он выронил пакетик, и белый порошок рассыпался по асфальту, покрытому отвратительными пятнами.
Женька с Раисой валялись там же, раскрыв рты, пуская пену – кровавую пену! – дрожа всеми конечностями, и руками, и ногами, и, больше того, головой, и их кожа постепенно синела.
Гарик, точно в озарении, моментально понял, что творится: они умирают! Умирают и мгновенно коченеют – и ровно то же произойдёт с ним, если он не избавится от порошка, проклятой обманки, проедающей организм!
Вложив два пальца в рот, Гарик вызвал рвоту. Домашний завтрак и школьный обед рванулись наружу и сделали асфальт грязнее прежнего.
Неожиданно Гарика словно что-то сжало со всех сторон. Он почувствовал озноб, он почувствовал окоченение, он ощутил, что его кожа меняется. Взгляд на руку – действительно, тот самый синий оттенок! Он раскрыл рот, но ни звука не вырвалось из горла. Потом всё-таки раздался хрип, надсадный, будто предсмертный. И хлынула пена вперемешку с кровью.
Гарик рухнул скошенным острым ножом кукурузным стеблем. Внутренности, его внутренности… они горели! И изменялись – да! он несомненно воспринимал это изменение всеми рецептами, всеми вместе: осязанием, обонянием, слухом, зрением!..
Сознание отключилось, когда Гарику почудилось, что он – внутри кого-то другого.
Или наоборот?..


Их искали долго и не нашли.
Через пять дней в местной газете появилось объявление, где рассказывалось, что пропали три девятиклассника, ученика городской школы №657, полные имена такие-то…
Никто не откликнулся.
А ещё через неделю та же газета напечатала о таинственном и страшном нападении на девятиклассницу из той же школы и, более, этого же класса; звали её Элла. Эллу поймало и попыталось изнасиловать неведомое синее существо с четырьмя руками и конусовидной головой. Когда очевидцы поспешили на помощь, тварь предпочла свернуть бедной девочке шею и, вспрыгнув на верх пятиэтажки единым колоссальным прыжком, унестись в неведомость.
Случилось описанное после наступления сумерек, а точное время прибежавшие на место преступления очевидцы указать не смогли. Дело в том, что все их часы – и механические, и электронные – остановились на отметке ровно двенадцать часов (или двадцать четыре, в случае с электронными) ноль ноль минут.


Из доклада Пробного Исследователя – Третьему Главнокомандующему:
«Проба прошла удачно.
Количество новообращённых: десяток и ещё четыре.
Продолжаю миссию.
Прошу прислать моих бойцов».

Ответ:
«ПРИНЯТО.
И СДЕЛАНО».

(Январь 2017 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #258  
Старый 29.05.2017, 12:44
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "К Новому году":
Григорий Неделько

К Новому году

«Страшные рассказы». Четыре

Глаза у Деда Мороза были какие-то уж слишком холодные.
Если на то пошло, их голубой цвет, пусть и навевал мысли о льде и морозе, всё равно не подходил дородному мужику со страшной рожей, одетому в самый новогодний костюм и самую новогоднюю бороду. Борода поистрепалась, шапка тоже, на валенках комья грязи и не успевшего ещё растаять снега; в одной руке, на кою натянута линялая варежка, ничего, в другой – мешок с подарками. Настоящий мешок! Не такой, с каким ходят всякие одевающиеся под Деда Мороза пьянчуги, и не похожий даже на тот, что можно встретить в советских мультфильмах или, скажем, на картинках Сутеева. Нет, мешок своею простотой и собственным безразличием будто бы говорил, со всей возможной уверенностью утверждал:
«Я – всамделишный».
Потому Вася и пустил бородатого потрёпанного дядьку в дом, хотя родителей не было.
- Мамы с папой нет.
- Я знаю.
«Откуда?! А, да, он же Дед Мороз».
- А ты реальный?
- Реальнее не бывает.
Вася всё равно немного сомневался и решил ещё более уточнить информацию:
- То есть в новогоднюю ночь приходишь к детям и даришь подарки?
Мороз рассмеялся, глубоким и зычным смехом, и сказал:
- Именно. Именно так. А ты сомневаешься?
- Да не очень.
- Тогда у меня есть для тебя подарок. – Дед улыбнулся.
- Отлично, - некий несильный, но заметный скепсис не оставлял маленького Ваську. – Я хорошо себя вёл в этом году.
- Правда?
- На все сто.
- Ха-ха-ха!
- Только я никогда не думал, что для того, чтобы получить новогодний подарок, надо играть в послушание и «собачку».
Дед Мороз нахмурился по непонятной причине – может, от удивления, или расстроился, поскольку мальчик не верил, судя по всему, ни в него, ни в чудо, ни в что-либо подобное. Затем напряжение исчезло с раскрасневшегося лица.
- Ну что, готов к волшебству?
Вася усмехнулся.
- Прямо здесь, в коридоре? Как-то не слишком по-волшебному.
- Могу пройти в комнату, - предложил Дед.
- В какую? Их у нас три. Четыре, если считать кухню, присоединённую к зале после того, как папа и его знакомые рабочие сломали разделяющую стену.
- А ты начитанный. И смышлёный.
- Не без того.
Тут уж Мороз расхохотался.
- В таком случае, тебе, вероятно, и подарок никакой не нужен? Сам обеспечишь его себе, своими силами, вместе с хорошей, счастливой жизнью в достатке.
- Мне очень льстит ваше отношение, дедушка. Однако от подарка я не откажусь. «Приз!», как говорят в «Поле чудес».
У Деда Мороза больше не было сил смеяться, поэтому он просто предложил:
- Пройдём на кухню?
- Ага, - отстранённо-безразлично согласился Васька. – И не раздевайтесь, так идите. Это ведь ненадолго?
- Совсем нет, - уверил помятый Дедушка. – А что если натопчу везде, грязь оставлю?..
- Не беда – уберусь. Я же самостоятельный, вы правильно подметили.
- Хо-хо. Ну пойдём.
Под фейерверки и крики с улицы, под мигание гирлянд и окон, под радость и веселье людей снаружи они прошли на кухню. Вася – мягко и неслышно, словно кот; Дед Мороз – громко топая.
Васька уселся на стуле, свесил ноги и запросто поинтересовался:
- Ну, выкладывай, что у тебя за подарок?
- А ты к нему готов? – вопросом на вопрос, хоть и не без улыбки, ответствовал волшебный гость.
- Целый год готовился. И до того несколько лет находил подарки под ёлкой.
- Ну, те были от других дедов морозов, - заметил бородатый с мешком.
- Догадываюсь. Вернее, от двух одних и тех же.
- А у тебя неплохо подвешен язык. Сколько тебе? – полюбопытствовал старый – если принимать во внимание бороду – собеседник
- Шесть. Вернее, почти семь – в начале февраля исполнится.
- Угу, угу.
- Меня Вася зовут. Василий Калинин.
- Очень приятно. Дед Мороз.
- Могли и не представляться.
- А-ха-ха! Да ты шутник, я посмотрю. Ладно, в сторону ненужное – перейдём непосредственно к делу.
- Правильно, чего затягивать.
Болтая ногами, строя серьёзную мину и стараясь выглядеть словно взрослый, Вася, тем не менее, с неподдельным интересом, с живым, глубоким любопытством взирал на довольно объёмный мешок, который приходилось нежданному гостю повсюду таскать с собой.
«И ведь не надорвётся, в его-то годы. Действительно, при чём здесь борода? Этот Дедушка же подлинный, не подделка какая-нибудь дешёвая».
Погружённый в мысли, Вася не сразу увидел, что, развязав холщовый мешок, извлёк на свет божий добрый старик с кучерявой белой бородой и в мягких, особенно праздничных синих тёплых одеждах.
Это была голова.
Даже сейчас, по прошествии немалого количества времени, что изменило её до неузнаваемости – когда-то высушило, сжало и заставляло гнить и мерзко пахнуть, - даже теперь сразу становилось ясно, какой предмет зажат в зимнего цвета варежке.
Васька инстинктивно отшатнулся; величину его страха невозможно описать словами. Стул накренился, и Вася свалился с него, больно ударившись боком о батарею.
«Где родители?!»
А… да… они ушли в магазин, но, казалось, не меньше, чем вечность назад. Почему они не придут, когда они так нужны!?..
- Ма… Па… - задыхаясь от ужаса, пытался выдавить мальчишка. Не получалось, не удавалось произнести и столь коротких слов.
- Это один из послушных ребят, - задорно усмехаясь, пояснил Дед Мороз. – Не помню пола, если честно.
Убрав обмороженную сушёную голову обратно, он достал другую.
- А-а-а-а-а!..
Крик вырвался сам собой и быстро, громогласно срикошетировал от стен – Вася просто не мог сдержаться. Он надрывал и рвал глотку, только кто же его услышит за новогодним отмечанием?.. А удержаться от вопля страха, боли и отчаяния нет никакого способа, если тебе показывают головую твоей собственной матери. Из свежей раны на линолеум капнула капелька крови.
Молча Дед Мороз кинул голову снова в мешок и показал мальчику третий трофей. Третий из, конечно же, огромного числа: это ведь настоящий Дед – и настоящее волшебство: безразмерный мешок, неотменяемая смерть…
- Папа… папочка… Мамочка моя…
- Извини, Вася, но есть силы, что сильнее меня и тебя. Сильнее любого из нас.
Свет на кухне погас – собиратель счастливых голов выключил его прикосновением к сенсору.
Васе хотелось вопить и бежать… нестись и кричать… но его точно приморозило к полу. Боль в повреждённом боку вовсе не беспокоила его: она отошла на второй план… забылась, как нечто до крайности неважное.
«Дед Мороз» покопался в глубочайшем кармане и вытащил длинный, пугающего вида, длинный предмет.
- Ты же веришь в меня, не так ли?
- В… верю… Верю!.. – удалось сначала выдавить, а потом выкрикнуть Васе.
В горле саднило и собиралась кровь.
Он вскочил, рванулся вперёд, налетел на неподвижную «каменную» фигуру в синем и отлетел назад, на этот раз ударившись пятой точкой об пол и головой о неперевёрнутый стул. Рука будто самолично дёрнулась к макушке, стала тереть её.
- Не волнуйся: скоро головная боль пройдёт.
С этими словами Дедушка Мороз двинулся по направлению к хнычащему от ужаса, боли и непонимания мальчику. Мачете едва ли не светился в темноте.
- Не волнуйся, Вася Калинин: я – добрый.
И ни следа улыбки.
Зная людей, можно долго рассуждать о добре и зле.

(Январь 2017 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #259  
Старый 30.05.2017, 10:50
Аватар для GAN
Ветеран
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 862
Репутация: 172 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Шоу продолжается" ("Страшные рассказы - 4"):
https://www.youtube.com/watch?v=mw0efABeP7k&t=1s (Озвучка.)

Григорий Неделько

Шоу продолжается

«Страшные рассказы – 4»

Уже само название – «Парящий цирк уродов» - вероятно, кое о чём говорило.
Шестилетний Витька, видимо, чудом уломал папу взять его на представление, единственное в их городе. Взамен Витька пообещал всегда слушаться, доедать кашу и так далее, и тому подобное. Как обычно.
И вот они сидят в своих немного неумело обитых красным креслах, вдыхают запах ожидания и пыли слегка тесноватого для циркового шоу помещения и смотрят на сцену. Ждут, когда погасят свет. Витька нетерпеливо вертится в кресле; папа более спокоен, хотя, надо признать, начало солидно подзадерживают.
Но наконец свет уходит во тьму, и первые, освещённые фонарями и лампами, выезжают на сцену акробаты. Светильники они держут руками и ими же жонглируют, что создаёт потрясающий эффект, эффект чего-то магически-мистического. Одеты выехавшие в фосфоресцирующую, навевающую грёзы и ужас своим видом одежду.
В ходе номера акробаты-жонглёры слезают с велосипедов, запрыгивают обратно, выделывают на двухколёсных невероятные па, меняются транспортными средствами… Подходит время апогея номера, и один из веложонглёров-акробатов вкатывается по туго натянутой бечеве под купол цирка, откуда роняет себя вниз. При этом велосипед остаётся, чуть покачиваясь, стоять на верёвке, а сам артист летит на арену в свободном падении.
Наиболее пугливые в страхе зажмуриваются, теребят и тянут мам, пап, дядей, тёть, брат-сестёр за одежду. Но не Витька.
Спрыгнув с велосипедов, стоящие на арене артисты цирка ловят бесстрашного солиста.
Гремит гром аплодисментов.
Неожиданно на смену кудесникам с великами выбегают львы и тигры. Велосипедисты будто бы пугаются и разом, двумя ручейками, слева и справа, спешат-текут обратно за кулисы.
Дрессировщик, разодетый, словно убийца-потрошитель, лучезарно улыбается золотыми и серебряными зубами – собственных у него не осталось.
«Или сам себе выбил и вставил эти, чтобы производить впечатление?» - улыбаясь от счастья, думает Витька.
Как ведёт себя отец, Витька не знает; его это и не интересует – настолько шестилетний парнишка поглощён разворачивающимся действом. Но если бы он глянул в сторону, то увидел бы на лице папы странную улыбочку, такую ему, серьёзному человеку, не свойственную. И заметил бы, что отец сидит по струнке и глядит на арену остановившимися глазами.
Перепрыгивая друг через друга, приседая, вертясь, ходя на задних ногах, звери беспрекословно выполняют каждую команду «начальника». Выглядят тигры со львами очень пугающе: неестественно длинные клыки, огромные, точно светящиеся глаза, клочковатая шерсть…
Вот настаёт время уйти и дрессировщику, и тут на арену горохом сыпятся жонглёры. Они чем-то напоминают разогревавших публику велосипедистов, только смотрятся более ужасающими. Они подкидывают кегли, мячики, кубики, другие предметы со вставленными и изначально встроенными в них светящими приборами так высоко, что артистам на великах и не снилось. Они жонглируют десятью вещами, пятнадцатью… двадцатью!
Всё разворачивается в полной темноте. Если не считать слегка освещённой парой несильных прожекторов арены да маячащие во мраке подбрасываемые предметы, иногда, как глазурью, покрытые фосфором.
Жонглёрам на «помощь» - хотя все присутствующие и без того целиком в глотке у происходящего – спешат акробаты и воздушные гимнасты. То, что делали для них люди с велосипедами, кажется детской забавой, трюками на детском празднике. Эти существа: для Витьки они вовсе не похожи на представителей рода человеческого – вытворяют под куполом ни физически, ни анатомически, ни даже гипотетически невозможное! Ну как, ответьте, как! получится у сложившегося втрое человека совершить сальто мортале, при этом ухватившись за руки партнёра, который летает над ареной с завязанными глазами и руками?! Это абсолютно нереалистично!
И всё же именно это и происходит.
Волна жонглёров и акробатов с гимнастами схлынула, и «Парящий цирк уродов» представляет на суд… да нет: на удовольствие, радость! зрителей фокусника. Его одежда – непонятные лоскуты дисгармонирующих цветов и фасонов, светящиеся, отражающие свет и обыкновенные.
Начав с довольно простых, наверное, фокусов для разогрева – достать ворону из шляпы и наоборот, - «волшебник» всё усложняет и усложняет номера. В конце концов, дающий фору любому Копперфильду иллюзионист заканчивает тем, что заставляет себя сначала превратиться в оборотня, а потом – со вспышкой и ударом грома исчезнуть.
Гром аплодисментов повторяется!
«И за это мы заплатили какие-то жалкие 100 рублей? Не верю!»
И тем не менее, это так. И народу набился полный зал. Есть и те, кто стоит в проходах – подобное организаторы шоу почему-то не запретили.
«И правильно!»
Витька полностью позабыл об отце, о прочих людях и окружающем в целом.
Чтобы поставить жирную точку, в финале представления выходят клоуны.
Витька мельком, напрягая глаза, вглядывается в украдываемую тьмой программку. Вся последовательность выступающих перепутана, кого-то не было, кто-то, хоть не указан, всё равно выступал. Но такое – вот что поразительно! – не расстраивает и не озадачивает.
«Потрясающе!»
Описывать оказавшихся на арене клоунов – пустое дело. Эти широченные рты с щербатыми зубами, заплывшие бельмами глаза, стоящие торчком редкие волосы, узловатые руки, кривые ноги, неряшливая и грязная и для клоунов тоже одежда… всё это не поддаётся никакому описанию. И такие вот создания, иначе и не назовёшь, начинают шутить. Принимаются обливаться и обливать зрителей водой, отмачивать гэги, прыгать и паясничать, что-то говорить, чем вызывают неудержимый приступ хохота у собравшейся толпы, приступ бесконечно громкий и нескончаемый по длительности. Все громогласно смеются; все довольны!
Со стороны папы не звучит ни единого возражения.
Не в силах боле сдерживать рвущиеся наружу эмоции, в основном – радость, Витька поворачивается к отцу.
И замирает от ужаса.
И кричит. Вопит!
- Ты что-то хотел, сынок? – произносит неясно чем кровоточащий, обглоданный со всех сторон кусок мяса.
Витька вскакивает со своего места.
Загорается свет.
Витька на мгновение слепнет… а когда прозревает, понимает, что лучше бы остаться слепым!..
Все места, весь зал, занимают истекающие кровью, бахвалящиеся внутренностями, источающие смрад фигуры. Не фигуры – шедевры сумасшедшего мясника!
Витька поворачивается к арене.
- Иди к нам, - хором кричат ему оттуда безумные клоуны, акробаты-самоубийцы, львы-монстры, иллюзионист-колдун… - Иди к нам.
Витька резко разворачивается. Бежать! бежать!!
- Куда ты, милый?
Ему улыбается беззубой улыбкой, давая крови стечь изо рта, гипнотизёр в прогнившей одежде и со слепыми глазами трупа.
- Я… - Витька замирает на месте с криком в горле, не могущим выйти, вырваться прочь. Как и сам мальчуган…
- Ты идёшь с нами.
- Я… иду…
- Ты заплатил за всё представление – будь добр досмотреть его до конца.
- А они?..
- …Они уже досмотрели.
И гипнотизёр улыбается. И хохочет сошедшим с ума баньши. И вынимает особенно тонкий, будто бы игла, острый, изогнутый стилет.
И возносит его вверх.
Двери распахиваются; дневной свет врывается внутрь.
Люди в театре – обители цирка – вскакивают с мест и несутся к Витьке.
Мутные, тёмные фигуры на отчего-то потемневшей улице, наоборот, бегут внутрь объёмного помещения, где творится действо.
Витьке кажется, что сейчас всё, АБСОЛЮТНО ВСЁ сольётся с ним.
Падает стилет.
Витька закрывает глаза…
Шоу продолжается.

(Декабрь 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Блиц 2013: Голодные тексты Креатив Архивы конкурсов 25 15.05.2013 08:58


Текущее время: 10:21. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.