Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 25.05.2017, 22:33
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Марафон. Глаз дракона

Глаз Дракона - моя головная боль со времен школы.
Воодушевленная Зеной и еще некоторыми киношными персонажами, придумала в то время кровожадную сказку про любовь без особого смысла.
И оттого, заслуженно убранная в дальний ящик с глаз долой, эта история забылась.
5 лет назад случайно наткнулась на тетради с записями и ради смеха почитала (на сколько хватило смелости), задумалась. Решила освежить мысли, наполнить смыслом события. И таким образом, за 5 лет я написала 6 глав, скорость моего написания оставляла желать лучшего, главы получались совершенно разными, и в каждой из них было четко видно лишь одно: то, что оказывало на меня влияние в тот или иной период времени - книги, игры, люди...
... пока однажды я не придумала основу.
И теперь пытаюсь криво-косо вплести былую линию, разбавив ее побочными сюжетами, в новоиспеченный мир.

Ссылки на главы:
1 глава: Все вариации
2 глава: Последний вариант
3 глава: 1
4 глава: 1
5 глава:
6 глава:
7 глава: 1 ; 2; 3; 4; 5; 6; 7
8 глава: 1 ;2 ; 3 ; 4 ; 5
9 глава: 1; 2; 3 ;4
10 глава: 1 ; 2 ; 3 ;4 ; 5
11 глава: 1 ; 2 ; 3 ; 4; 4; 5; 6; 7
12 глава: 1; 2; 3; 4; 5; 6

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 11.02.2018 в 17:40.
Ответить с цитированием
  #21  
Старый 21.06.2017, 22:57
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Денис Мартыновский, благодарю, очень приятно! Такие слова заряжают, и хочется двигаться дальше, несмотря на трудности ;-)

Скрытый текст - Страшная женщина:
К амазонке подошла молодая девушка, София тоже узнала ее — именно она их привела. Воительницы о чем-то говорили, принцесса сделала шаг в их сторону, не сводя глаз с говорящих. Рыжеволосая женщина хмурилась, но бдеть не переставала, принцесса ускорила шаг. Она хотела подойти со стороны, пока амазонки ее не видят, но внезапно они разошлись по разным сторонам: правительница направилась в дальний шатер, ее помощница скрылась в соседнем.
София даже топнула ногой от досады: упускать возможность все выяснить было крайне обидно, а ожидание следующего появления хоть кого-нибудь из них не обеспечивало достижение результата. Однако хитрая мысль все же появилась в голове девушки. Она решила затаиться и проследить за дальним шатром чуть в стороне от хлопотного лагеря.
Она осторожно ступала, стараясь не вызывать шороха, и оборачивалась на каждом шаге. Навстречу ей попадались другие амазонки, каждая погруженная в свое дело и оттого не обращавшая никакого внимания на, казалось, потерянную среди безумства толпы принцессу. Но это было не так: София сейчас как никогда четко видела цель. Она шла, не отрывая глаз с того самого места, где в последний раз видела рыжеволосую женщину. Близость задуманного настолько увлекла девушку, что, ощутив твердое прикосновение к предплечью, она невольно вздрогнула. А через миг попятилась, ошарашенная.
Все замыслы враз улетучились, когда перед принцессой возникла мрачная фигура. Длинные черные волосы ее были заплетены в толстую косу, черное платье в пол вышито золотистыми нитями, плечи были покрыты шкурами диких животных, на поясе София заметила кинжал. Глаза незнакомки были распахнуты и смотрели на принцессу не моргая. Не говоря ни слова, она с силой схватила девушку за руку и потащила в сторону. Теперь София переживала не на шутку. Она обернулась и пыталась ухватиться взглядом хоть за кого-нибудь, чтобы окликнуть, но никто не повел и глазом.
Таким образом, женщина приволокла ее в темный шатер, скрытый в тени других обиталищ, и только тогда разжала пальцы. София осталась стоять, застывшая, в центре и беспокойно оглядывалась по сторонам. Внутри было мрачно. Полотна шатра, словно не пропускали никакого света. Поэтому странная женщина, зайдя в шатер, первым делом зажгла две тусклые свечи, обернулась.
София боялась дышать, глядя на происходившее. Обстановка внутри пугала: на всех четырех сторонах обиталища висели цепи, по полу были разложены разноцветные камни, к куполу шатра была примотана охапка высушенной травы, спальное место обрамляла змеиная кожа. В ужасе девушка закрыла лицо ладонями. Но женщина вновь подошла к ней, взяла за руку и усадила за стол.
И тогда девушка заметила самое главное, на что не обратила внимания сначала: перед ней находился шар из темного стекла с таинственными знаками на поверхности. Пару мгновений София с любопытством разглядывала предмет, хотела прикоснуться, но услышала:
— Не трогай! — голос женщины хрипел, густые брови хмурились, пустые глаза впились в принцессу и словно пожирали.
Девушка послушно сложила руки на коленях и, перебарывая отвращение и страх, уставилась на пожилую амазонку. А та, как будто, ждала этого взгляда: она кивнула и торопливо зашагала вперед-назад, что-то бормоча под нос. София устала смотреть на происходящее безумство и резко отодвинула стул, но вдруг женщина выставила руку вперед и быстро заговорила вслух:
— Не бойся меня, девчушка, ты под куполом. Под тем же самым куполом, что оказалась я много-много лет назад... Когда столкнулись четыре силы, магия исчезла, но теперь... теперь! Все изменится! — она замельтешила по шатру еще быстрее.

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 21.06.2017 в 23:01.
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 22.06.2017, 22:53
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - История магии:
София почувствовала, как похолодели руки и заколотилось сердце. Теперь она уже жалела, что покинула свое пристанище. Пришлось вникать в суть сумбурных речей сумасшедшей. Поэтому девушка вновь пододвинулась к столу и принялась слушать, всем видом показывая интерес.
— Я знаю, что в тебе магия, деточка, знаю... И кровь у тебя королевская, это видно. Ты наследница престола, но тебе не вернуть его, нет... не вернуть, — женщина остановилась и покачала головой, будто сочувствуя. София напряглась, не замечая, как сильно пальцы схватились за край стола.
— Сестра твоя тоже никогда не станет королевой, так что не думай! — она даже прикрикнула и снова зашагала. — Во времена расцвета империи эльфов, во времена правления великого лорда Мириана, когда мы были рабами, магия исчезла насовсем, ты видишь? Видишь, что стало?
— Что... стало? — София настолько не понимала, что все же отважилась спросить.
— Не стало! Источника не стало, чувствуешь?
С трудом, но девушка начинала понимать. Не могло сложиться воедино все, что хотела сказать сумасшедшая. В горле пересохло, София набрала в легкие побольше воздуха, чтобы меньше дышать: запах свисающей сверху травы, думала принцесса, сводил ее с ума. Но женщина продолжала:
— И теперь ты, я или любой другой человек не можем пользоваться ушедшим могуществом нашего мира. Все застыло в недрах, все там, все внутри... и те крупицы, что остались, находятся в хаосе, они рассредоточены по местности: захочешь — не соберешь. И даже прежде магический шар, и тот молчит, — ее взгляд задержался на стеклянной сфере, амазонка закончила свою странную речь.
София заметила, куда обращен взор сказительницы, и перевела взгляд с предмета на нее и обратно. Девушка подумала, что в несвязных речах амазонки, возможно, есть доля правды. И говорила она на тему, которая так волновала принцессу, а, значит, она могла стать ключом к разгадке никем не тронутых доселе вопросов.
— Я... ощутила барьер здесь, заклинание сорвалось, — тихо проговорила София, но теперь без страха смотрела колдунье в лицо.
— Купол, деточка, это все купол...
— Я не понимаю.
— Когда четыре фигуры встретились здесь, они защитили себя куполом, чтобы их силы смогли собраться воедино. Во всей Расколотой Низменности нет более обособленного от магии места, чем это.
— Как проявляется магия в других местах, если в мире, по вашим словам, она исчезла?
— Она есть, оставались немногие ее запасы в некоторых местах. Но они иссякли со временем и ныне пустуют. И сейчас, я могу сказать, что ее нет совсем! — Голос женщины повышался, она хотела говорить об этом, хотела поделиться знанием.
— Но почему на всем нашем пути я могла в любое время произнести заклинание и не испытывала никаких преград? А здесь... что-то случилось. — София невольно увлеклась темой. В магической академии Наллароса она изучала совсем другую историю возникновения магии, но она имела огромное количество нестыковок с действительностью, будто строилась на предположениях, а не фактах.
— Сосредоточение магии после раскола произошло в магических предметах. — Амазонка теперь остановилась и не сводила глаз с девушки. — Однако в лагере защита настолько сильна, что никакие предметы не смогут проявить свою мощь.
— О каком предмете речь? Если это Глаз Дракона, то он не всегда был рядом со мной. До нападения Черного Орла я отлучалась каждый день на обучение и стала лучшей ученицей академии... никто не мог повторить мое заклинание! — София поднялась.
— О, нет, дорогая, — женщина заулыбалась. — Дело не в камне... дело в тебе!
— Во мне? В нашем роду никогда не было магов.
— Уверена? — теперь голос женщины казался таинственным, Софию вновь охватила тревога: она что-то знает по части ее родословной?
— Кто вы? Ясновидящая? Колдунья? — девушка отошла, скрестила руки на груди и пристально следила за говорившей.
— Меня называют по-разному, но ни один вариант не правдивый. Но ты зови меня Берта — это мое имя с рождения, — женщина протянула руку.

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 23.06.2017 в 00:06.
Ответить с цитированием
  #23  
Старый 23.06.2017, 07:43
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Медальон:
Но вопреки правилам этикета, прилежно выученным принцессой назубок, она убрала руки за спину и отошла еще дальше. Женщина последовала за ней, подступая ближе. Софией овладел мгновенный ужас: она преследует ее! Куда бы она не отходила, амазонка сразу настигала девушку.
— Что вам нужно? — принцесса остановилась.
— Твой медальон, — Берта протянула руку вперед и пальцем указала на грудь девушки. Та моментально опустила голову, чтобы видеть предмет, привлекший внимание женщины.
София только сейчас обнаружила, что переодета: прежде походный костюм с закрытым верхом теперь был сменен на более открытую одежду. Возможно, вмешалась Мария и переодела сестру, а, может быть, решение принимали амазонки, но сейчас причина казалась неважной: открылась тонкая шея девушки, на которой висела серебренная цепь с массивной подвеской, намертво впивавшейся в грудь. Совершенно обычное, ничем не примечательное украшение всегда находилось с девушкой, она даже не помнила, когда и от кого получила его. С малых лет медальон служил оберегом для принцессы. И теперь он привлек внимание странной женщины.
София прикоснулась к цепочке, провела по ней ладонью и крепко сжала подвеску. Но вопреки ожиданиям, Берта теперь подошла к шару и обвела на его поверхности один из сотни символов. Повернулась лицом к девушке, поманила. Та не тронулась с места.
— Подойти, деточка. Посмотри на знак на шаре и обрати внимание на то, что выгравировано на твоем медальоне. Разве они не одно и то же? Разве твой медальон — не предмет сосредоточения магии?
Принцесса не хотела верить. Все, что пришлось узнать ей за последние минуты, в полной мере отвечало на ее прежде возникшие вопросы. И даже доля здравого смысла присутствовала в суждениях сумасшедшей. А что, если она и не сумасшедшая вовсе? Что, если она знает больше других?
Девушка подошла. Знаки на поверхности шара и медальоне совпадали как две капли воды: крупные правильные витки двух сплетенных книзу ветвей держали шар. Две прямые линии, словно стрелы, пронизывали их и пересекались сами. От неизбежности признания правоты женщины София закрыла глаза.
— Что это значит? — она говорила уже одними губами, дурманящий запах почти не ощущался, обстановка в шатре не казалась пугающей.
— Существует предание... ты знаешь? — она взяла девушку за руку. София ощутила пугающий холод, но вырваться уже не смогла: Берта мертвой хваткой держала ее запястье. — Посмотри сюда, — она вновь обратила внимание девушки на шар.
Принцесса наклонилась вперед и в сумерках шатра на темной поверхности магического артефакта смогла различить мелкие резные символы. Они походили на древний текст, но София обучалась грамоте, и поэтому без труда прочитала:
Две женщины-сестры
Защищены мечом.
Их общий враг навек
На гибель обречен.
Но тяжкий крест войны
Им суждено нести.
Дни мира сочтены -
Их смерть может спасти.
И если жизнь одной
Стрелой война пронзит,
Вторая в тот же день
Путь первой повторит.

Непроизвольно девушка попятилась. Но Берта не отпускала ее, поэтому София уверенно подняла глаза на женщину и, как могла, твердо спросила:
— И вы... считаете, что предание про нас с Марией? Мы эти самые сестры? Верно? Что меч, который нас защищает, — это Ларс или Анна? А Черный Орел, по-вашему, на грани краха? Он нас загнал практически в угол! Где мы теперь?! — принцесса повысила голос. Хранить в себе тревоги уже не было сил. — Что нас ожидает? Смерть?
— Мир не должен погибнуть из-за вас, — легкая улыбка выступила на лице амазонки, она покачала головой. София не успела испугаться, как женщина вытащила нож — тот самый, что висел на поясе, но теперь она держала его в руках.
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 23.06.2017, 12:04
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,541
Репутация: 1125 [+/-]
В подробности текста не вдавался, но резанули глаз гипертрофированные эмоции) Постоянно кого-то охватывает "мгновенный ужас", периодически, без особых причин, начинают "холодеть руки", "бешено колотиться сердце", кто-то "топает с досады" и "в ужасе закрывает лицо ладонями", вздрагивает от прикосновений и периодически делается ошарашенным. Я не говорю о том, что такие эмоции - нечто невероятное, но когда они усеивают текст, выглядит это очень неестественно и даже раздражающе.
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя
Ответить с цитированием
  #25  
Старый 24.06.2017, 18:49
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Да, возможно! Люблю преувеличить, получается лишнее нагнетание. Еще требуется доработка
Скрытый текст - [спасение]:
Принцесса замерла. Она не знала, как реагировать в данной ситуации, что делать. Ее жизнь сейчас находилась полностью в руках сумасшедшей женщины, которая была твердо уверена, что ее смерть (а, значит, согласно преданию, и смерть Марии) спасут весь мир. Только... от чего? Что, вообще, происходит?
Берта, словно услышав мысли девушки, ответила:
— Магия просыпается. Она уже рядом... но она разрушительна для этого мира, — амазонка перехватила нож, оскалила зубы в злобной усмешке. — Я должна предотвратить...
София зажмурилась, ожидая удар и безотчетно закрывая свободной рукой голову. Сердце учащенно заколотилось, попытки вырваться приводили лишь к усилению хватки: казалось, силы у амазонки были немереные. Уши стали улавливать каждый звук, даже самый тихий, даже разговоры двух сплетничающих амазонок за шатром, дыхание прерывалось. Но самым главным, что услышала девушка, стало:
— Берта, прекрати! — София узнала голос рыжеволосой женщины, но открывать глаза боялась. Впрочем, сумасшедшая тоже не спешила выпускать ее руку, а где в это время находился нож, девушка могла лишь догадываться.
— Ты совсем обезумела, старуха? — в голосе королевы амазонок слышалось раздражение. Принцесса поняла, что она подошла к ней и коснулась второй руки, убирая ее с макушки. Берта при этом вторую не выпускала.
— Не мешай, Вероника. Ты привела чужаков, — голос черноволосой был хриплый и почти шипящий, в противовес твердости речи правительницы:
— Я сказала, хватит! — она прокричала эти слова. — Брось нож! Брось, Берта!
После недолгой паузы София открыла глаза. Преодолев страх видеть, теперь она боялась дышать. Вероника закрыла ее собой и пыталась разжать пальцы сумасшедшей женщины. Нож она все-таки бросила. Несколько мгновений королева амазонок и колдунья смотрели друг другу в глаза не моргая, после чего Берта прошипела:
— Ты не достойна титула, Вероника. Я никогда не скрывала своего мнения насчет твоего господства, но сейчас ты сделала свою главную ошибку, — при этом она разжала пальцы, Софья схватилась за онемевшее запястье и отошла на шаг, Вероника кивнула в ее сторону:
— София, выйди. Жди снаружи, я скоро.
Принцессе ничуть не было интересно, что еще обсуждали амазонки, она одним рывком очутилась на улице и с облегчением вдохнула осенний лесной воздух. Внезапно на глаза девушки навернулись слезы. Эмоции взяли свое: большего страха, чем сейчас, принцесса не испытывала никогда ранее. Только что она могла лишиться жизни и даже не понять этого.
Какое-то время она успела еще побыть наедине со своими эмоциями. Шум в лагере теперь не замечался — София, словно, стала одной из всех. Но вскоре появилась Вероника. Она подошла и, заметив, что на бедняге лица нет, тихо спросила:
— Ну, ты как?
София не ответила, закрываясь сильнее.
— Что она говорила тебе?
— Что мы с сестрой виновники разрушения мира.
— Не слушай ее, она шальная. Берта не колдунья, это известно. Но управы на нее никто никогда не имел. Я... справляюсь, как могу. И... видимо, я успела вовремя, — амазонка улыбнулась. София убрала с лица свисающие волосы и немного успокоилась, спросила:
— Кто вы? И что вы хотите?
— Не переживай. Я выставлю вам охрану возле шатра, вы будете в безопасности.
— И все равно я не понимаю... нам нужно попасть в Пещеру Дракона.
— Я знаю, милая, — голос амазонки стал слаще сиропа. — Вашим воинам нужно немного времени, чтобы встать на ноги, — она вздохнула. — И после вы продолжите свой путь, — она подняла голову к небу и немного щурилась от проникающих сквозь облака лучей.
— Что случилось? Они здесь? Если нужна помощь...
Вероника плавно перевела взгляд на принцессу и, не скрывая улыбки, ответила:
— Все хорошо, Софья. Теперь все хорошо.

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 24.06.2017 в 18:59.
Ответить с цитированием
  #26  
Старый 25.06.2017, 22:15
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
В самый ответственный момент в районе отключили электричество, сижу без света уже час и неизвестно, когда включат. Обидно вылетать из-за дурацкой грозы, прошу дать отсрочку до завтра, и обещаю выложить двойную норму.
Я честно насочиняла целый абзац, когда наступил апокалипсис)) пишу при свечах на последнем издыхании зарядки телефона.
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 26.06.2017, 01:04
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,008
Репутация: 1503 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Цитата:
Сообщение от Klara_Hummel Посмотреть сообщение
обещаю выложить двойную норму
ок.
Ответить с цитированием
  #28  
Старый 26.06.2017, 23:28
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Vasex, благодарю за понимание!
Как и обещала, выстрадала под конец дня 6 тыщ:

Скрытый текст - Планы:
Мертвый подвал, словно ожил. У подножия пустых стен слышалось, как расползалась влага: капли воды собирались в лужи и, словно образовывали многоголосый хор звенящих частиц, тесно жавшихся друг к другу на холодном полу. Глухим эхом разносился по темным коридорам замка Черного Орла ровный шаг двух пар сапог. Плащ Вилорма трепыхался при ходьбе, вливаясь звуком в случайный оркестр нарушающих тишину звуков. Сефер хлюпал носом.
— А-ап-чих! — новоиспеченный командующий лучниками зажал нос и выпрямился по струнке. Вилорм остановился и взревел в своей уже обычной манере:
— Я не терплю!..
— Не беспокойтесь, господин. Уже пришли, господин, — не давая грому разразиться, Сефер оборвал Вилорма и утер нос.
Не глядя на проводника, правитель подошел к двери, возле которой они остановились, и толчком распахнул ее. Мужчины зашли внутрь и оказались посреди ничем не примечательной темницы, такой же как остальные — сырой и мрачной. Однако Вилорм сразу направился к центру и взялся за свисающие цепи. Звенья обеих были разорваны, а обрубленные остатки змейкой свернулись неподалеку.
Правителю хватило одного взгляда, чтобы понять все. Он мгновенно обернулся в сторону приближенного воина и задал только один вопрос:
— Как?! — его голос больше походил на рык, внешний вид — на разъяренного медведя.
— Мой господин, — Сефер вновь хлюпнул носом, — нам неизвестно, как именно она смогла разрушить цепи, но мы не прекращаем поиски зацепок.
— А это как?? — Вилорм в два шага оказался в коридоре и указывал на сырой пол. Мужчина поспешил следом, но лишь потупил взгляд. Вилорм продолжал:
— Ты знаешь, что трое наших стражников убиты? Знаешь, Сефер? В том числе один из них был найден здесь! И даже если допустить, что полусонная, полумертвая дикарка смогла уделать громилу, то как, подери меня дух Смертника, она смогла одолеть призрачных сущностей?? — он испепелил взглядом бедолагу, лицо его покраснело от ярости, крик в пустых сводах превратился в гром.
— Мой господин, — Сефер вновь выпрямился. — Мы выяснили, что пленники уходили вместе...
— Да ты что?! Очень странно, не правда ли? И опять скажи мне, мой дорогой, мой догадливый Сефер, как они покинули замок? Уж не на Каменном Драконе ли они улетели?
— Никак нет, господин! Одна лошадь пропала в ту ночь, возле замка найдены следы копыт, а у леса они удваиваются. Далее следы прерываются, как и жизни еще троих наших дозорных...
— Идем, — Вилорм недолго думал и повел помощника к тайной двери. Они вышли в следующий коридор, и после — на улицу возле замка. Солнце клонилось к горизонту. Мужчины остановились. Чуть поодаль слышалось ржание лошадей.
— Сефер, — Вилорм спиной оперся на выступ. Теперь он говорил спокойно. — Ты все помнишь, да? Ты понимаешь, что это значит?
— Мой господин, от Ларса следовало ожидать такое, следовало прямиком вести его к вам, стража с ним никогда не справлялась...
— Я не про него! — мужчина рявкнул и отвернулся, позволяя вечернему ветру трепать длинные волосы. — Следы в лесу... я вспоминаю, что говорила мне девчонка Айрена в тот день. Она, как будто, признавалась, что освободила ту женщину... и упоминала про какой-то знак. Вы узнали, кто она? Не уверен, но лицо мне кажется знакомым. И теперь обнаруживаются еще убитые возле зарослей...
Сефер покачал головой:
— Я отправил пару лазутчиков, но от них до сих пор нет вестей...
— И не будет, я так подозреваю. Но кое-что мы узнали благодаря ей, Сефер. Айрена до сих пор предана амазонкам. Я не знаю, как, но их действия, как и всегда, очень слажены, каждый шаг продуман до мелочей. Здесь замешаны женщины-дикарки, друг мой.
Вилорм повернулся лицом к помощнику, он округлил глаза и, разделяя слоги, проговорил:
— Н-но, мой господин, с ними же все кончено... м-мы же...кажется, теперь не связаны, — он осторожно утер нос, не сводя при этом глаз с Вилорма.
— Верно! И, видно, они решили выйти на тропу войны. Сефер! Слушай мой указ. Под покровом ночи вели своим людям пробраться вглубь леса. Осторожно! — мужчина помедлил, наблюдая за реакцией Сефера. Он молчал, впитывая каждое слово, его лицо бледнело по мере услышанного. — Не привлекая лишнего внимания, расставь лучников по деревьям неподалеку лагеря амазонок, мечников спрячь в зарослях.
— Н-но, — начал было мужчина, но Вилорм его не стал слушать, у него зарождался самый грандиозный план со времен восстания Ларса. Даже стратегия по захвату Белого Ястреба сейчас казалась пустяковой — теперь враг действительно стоит его хитрости, а, значит, и победа над ним будет в разы слаще. Он продолжал:
— Видно, настало время покончить с ними раз и навсегда. Мы сами сотворим историю, понимаешь, Сефер?
— Господин, — тот воодушевления Вилорма не разделял, взгляд его поник, глаза вновь рассматривали землю. — Вы же понимаете, что все эти разведчики — смертники? Все, кто прежде отправлялись с подобным заданием, не вернулись...
— Теперь все будет иначе! Я готов идти на жертвы, готов нести потери, но я достигну наконец Веронику и отомщу ей за все.
— Конечно, — Сефер вздохнул. — Что тогда делать с Айреной? У нее до сих пор достаточно свобод, чтобы беспрепятственно передвигаться по замку. Тем более, что она находится рядом с вашим сыном, господин...
Вилорм замолчал. Напоминание о Гурии словно вернуло его с небес на землю. Он не поменял мнения относительно его наказания, но возможно ли когда-нибудь оправдать риск жизнью своего ребенка ради цели? Мужчина вдохнул, покачал головой, не ответил. Все прошедшее время он думал о нем. Не мог не думать. Даже опыт Сефера, которого он собственноручно сделал главным советником по военной части (а ввиду тяжелого ранения Силанта, еще и по части разведки), не мог заменить острый ум и хитрость его сына. Гурий, как ни странно, глядел в самую суть вопроса, ему не требовались объяснения, и даже все имеющиеся сведения касаемо амазонок были получены благодаря ему.
Мужчина наблюдал, как растет сын, и не мог не замечать с течением времени все больше проявляющиеся черты матери. Никто из его приближенных, знал Вилорм, не рискнул бы ворваться к лесным воительницам в разгар Обряда Посвящения и уж тем более заключить сделку с самой королевой амазонок! И теперь он, отец непоседливого мальчишки, пожинал плоды его хитрости. Сочные и сладкие плоды.
— Не переживай, мой друг, — Вилорм наконец ответил, — я решу этот вопрос. Несмотря ни на что, ребенку нужно воспитание, — уголки губ мужчины слегка шевельнулись. Сефер кивнул.
Вдалеке вновь заржали лошади. Правитель сощурил глаза, всматриваясь: объездчик выпустил своих подопечных на вечернюю прогулку. Почти все были спокойны, лишь одна вставала на дыбы и беспокойно извивалась. Конюх подошел к ней и разгладил спутавшуюся гриву, что-то приговаривая. Лошадь, как будто слушала сладкие напевы Коро, и со временем она успокоилась. Вилорм перевел взгляд на советника.
— Хотите, подойдем к нему, господин? — Сефер понял мысли правителя.
— Говоришь, старушка Марта пропала? Она ослушалась объездчика? — тот кивнул, а Вилорм продолжил. — Старик Коро уже проклятую сотню лет управляется с лошадьми и, я смотрю, он до сих пор не потерял сноровку.
— Это верно, господин. Равных Коро еще сыскать надо. Если у вас к нему вопросы, пройдемте...
— Нет, Сефер. У меня нет вопросов, — теперь Вилорм не скрывал улыбки. — Больше вопросов нет.
Ответить с цитированием
  #29  
Старый 27.06.2017, 22:38
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Немножко бред, но я этого и хотела)))
Дальше в тексте постараюсь объяснить, что происходит.

Скрытый текст - Забвение:
* * *
По стенам было развешено оружие. Разное — на любой вкус, силу, стиль боя. В углах комнаты Анна заметила стойки с мечами и копьями, рядом с ними, словно из пола, вырастали массивные сундуки. Не найдя, на чем заострить внимание, девушка нахмурилась.
— Зачем мы пришли сюда? — она обратилась к старичку, наблюдавшему за ней неподалеку. — Мне здесь не по себе.
— Понимаю. Но здесь ты в безопасности, — голос ее собеседника хрипел, но он говорил очень мягко. Серые глаза улыбались, на щеках горел румянец.
— Я теперь не знаю, — девушка отошла на пару шагов, помедлила. Но после сама задала вопрос. — Вы кузнец, да?
— Был кузнецом. Теперь я просто коротаю остаток века в этом доме. Моя наковальня уже давно тоскует по молоту, — он усмехнулся. — Ко мне заходят редко, так что можешь спокойно переждать свою бурю.
Девушка заметила, как играет золотом дневной свет в серебристых волосах старика и, просачиваясь сквозь тонкие занавески на окнах, придает уюта дому, в котором главные жильцы — орудия для убийства. Жизнь и смерть, будто собрались в старой лачуге пожилого кузнеца и прекрасно соседствовали с ним, затаившись в ожидании, кто же из них победит.
Внезапно Анна ощутила жар. Он шел с кончиков пальцев, растекался по телу и медленно подкрадывался к сердцу. Дрожащей рукой она коснулась стены, переводя сбившееся дыхание: воздуха отчаянно не хватало. В голове сумбурным потоком понеслись мысли: "Что случилось? Почему я здесь?" Анна слышала, как кто-то звал ее по имени, но звуки знакомого голоса отдавались в тяжелой голове ударом колокола.
Перед глазами поплыли незнакомые фигуры, она сосредоточилась, собрала пальцы в кулак, зажмурилась. Странные образы резко исчезли, она вновь видела перед собой каменную стену кузницы и ощущала спиной присутствие старика.
— Подойди сюда, не бойся, — он стоял возле одного из сундуков и с трудом наклонился: возраст брал свое. Анна обернулась. Кузнец принялся копошиться в старинных вещах, приговаривая:
— Должно быть где-то здесь! Сейчас найду... ты не переживай, пойди-пойди сюда. Гляди, какая интересная вещица? — он вынул из сундука металлический наконечник и с ребячьим восторгом поднял руку, призывая Анну смотреть. — На первый взгляд, ничего особенного, но какие здесь узоры... видишь?
После недолгого сомнения девушка решилась подойти к старику. Попутно она смогла заметить, что ее платье помято, а косы расплетены. За окном кузницы наступила ночь.
— Да, действительно красивые, — она знала, что одобрением порадует старика. — Они для стрел, верно? — девушка присела рядом.
— Точно! Как поняла?
— Видела. — Сама того не предполагая, девушка вовлеклась в разбор запасов старинных вещиц оружейника.
— Я же говорил! Я же говорил! — иногда слышались неподдельные восклицания хозяина дома, передававшего, как ему казалось, определенно важные знания. Но Анна сама определила свой интерес: из груды металлических наконечников для стрел и копий она вынула железное навершие, покрытое резными символами. Они выпуклыми нитями переплетались на его поверхности и образовывали непонятные знаки.
— А это что? — Анна замерла.
— О! Вот и оно! Нравится? Не знаю, сколько ему лет, но оно прямо-таки источает древность.
Анна держала его в руках, чувствовала холод металла. Вероятно, когда-то оно украшало чье-то знамя, меч или посох. Старичок поднялся, седые локоны упали на лицо, открывая уши. Случайно переведя взгляд с вещицы, девушка заметила, что они острые, словно наконечники стрел. Поняв, что раскрылся, кузнец поспешно собрал волосы в хвост, закрывая выделяющуюся деталь внешности. Но поздно: Анна вскочила и вмиг отпрянула.
— Вы говорили, что эльфы вымерли? — девушка вновь почувствовала жар. — Да, верно... к сожалению. Я один из немногих, кто остался. Ты не должна пугаться меня, Анна...
Но девушка его уже не слышала. Ее сознание заполняли другие голоса, они звали ее, дыхание сбивалось, от нахлынувшего безумия Анна побежала. Она оказалась на улице, одна среди ночного города, и неслась вперед, только вперед, не оборачиваясь. К горлу подступал ком, голова кружилась в сбивающемся ритме звуков, но она чувствовала, что не должна оставаться. И, лишь оказавшись на окраине, приходя в себя от стремительного бега, Анна поняла, что до сих пор сжимает в ладонях то самое навершие.
Девушку окружали высокие деревья. Сквозь их густую листву угрюмо просачивались тусклые лучи солнца. Она огляделась: лес, будто спал. Перехватив в руках странную вещицу, девушка сделала шаг. Тишина и спокойствие молодых зарослей казались после головокружительного дня невероятной благодатью. Анна заметила тропинку. Узкая и заросшая, она уводила в самое сердце леса.
А вокруг открывался новый мир: каждый шаг приносил девушке неподдельные эмоции радости. Однако она понимала, что нельзя полностью доверяться своим ощущениям — в незнакомой местности ее могло поджидать что угодно. Анна остановилась и полной грудью вдохнула свежий утренний воздух. Вокруг беззаботно чирикали птички, создавая видимость мира и гармонии.
Уловив момент безмятежности, такой далекой и отныне недостижимой, девушка позволила себе насладиться редким моментом спокойствия. Она и не заметила, как дыхание выровнялось, испуг внезапно растворился в воздухе, и ноги сами остановились на озаренной неокрепшими лучами опушке. Впервые за долгое время девушка увидела другую сторону жизни — ту, в которой господствовала красота и умиротворение.
Но несмотря на дикое желание остановиться, перевести дух и довериться власти природы, Анна знала, что не должна задерживаться: в любое время за ней могла образоваться погоня. Девушка повертела в руках навершие. Теперь оно не казалось ей чем-то необычным, лишь вычурные изгибы украшали его поверхность — наверняка, когда-то оно принадлежало знатному роду.
"И почему я его схватила? Чем оно мне приглянулось?" — Анна пожала плечами и, отпуская мысли, задорно потопала по тропинке. И, с каждым мигом привыкая к безмятежности, она радовалась прежде неизвестным ощущениям жизни. И ей казалось, что эта самая невиданная жизнь брала свои истоки именно здесь.
Но стоило ей поддаться минутной слабости, как она вновь услышала голоса. Они были так рядом, будто кто-то дышал ей в затылок и навязывал свой путь. Только что сонный лес лишь пробуждался, а сейчас внутри него уже бушевала настоящая стихия. Резким порывом тело сковала боль. Не найдя в себе сил противостоять ей, Анна выронила навершие из рук и схватилась за голову, закрывая уши. Что-то давило со всех сторон и, казалось, подступало к ее мыслям. Голоса звали ее, называли имя, манили. В стремлении скрыться девушка побежала.
Она почти не видела, что вокруг — деревья, опушки, птицы, — все в один миг смешалось в одно размытое пятно. Она ускоряла бег, но сущности сильнее гнали ее, звуки становились громче, силы иссякали. И споткнувшись о вылезшие из-под земли корни, девушка упала. Анна слышала теперь лишь свое тяжелое дыхание, голоса глухим эхом размывались где-то внутри сознания, голова разрывалась от вмиг нахлынувшего жара.
"Что со мной происходит?" — только и успела подумать девушка, прежде чем ощутила обжигающую боль под лопаткой. От бессилия захотелось кричать, но в исступлении она не смогла издать ни звука. Что-то не давало ей вновь подняться, спина горела, точно оказавшись в огне, дыхание снова прерывалось, глаза сами собой закрылись.
Находясь в бессознательном состоянии, Анна все же слышала те голоса. Теперь они становились громче и четче. Манящие речи вдруг сменил топот копыт, ржание лошадей, звуки обнажающейся стали, крики, борьба. Девушке сейчас было все равно, она находилась где-то в другом мире, ощущала лишь жгучую боль и запах запекшейся крови.
Она смогла почувствовать, как кто-то крепко схватил ее за плечи и потряс с неистовой силой, но совладать со своим обмякшим телом она была не в состоянии. Перед глазами стояла черная пелена, уши улавливали странные звуки, нос чувствовал резкий запах травы. А позже она впервые услышала:
— Ну, как она? — голос был звонкий и выделялся четкостью на фоне бессвязных реплик и расплывающихся образов. И позднее:
— Держись, Анна...
Она ощутила ладонью холод, словно кто-то задел ее, пальцы невольно сжались от прикосновения, но поймали лишь пустоту. От невозможности признания собственного бессилия, Анна распахнула глаза.
Теперь она видела дом. Стол, стул, шкура медведя на полу — ничего необычного, только полотна вместо стен вокруг. Робкое солнце пробивалось сквозь них и дотрагивалось до кожи невидимыми лучиками. Анна поняла, что находится в шатре. И первым, что ощутила девушка, стала тоска. Тянущая, гложущая, вмиг очнувшаяся ностальгия. Но все же, это был дом.
Девушка ощутила непреодолимое желание подняться, но один только порыв отдался болью, и она осталась лежать неподвижно. Под собой Анна ощущала твердую поверхность тюфяка, нос улавливал резкий запах травяного отвара, погружавший изнеможенное тело в сон. Но после пробуждения голова, на удавление, стала ясная, девушка помнила все, что происходило: старого эльфа, побег из города, обжигающее прикосновение раскаленного железа. Дальше, кажется, ее забрали и привезли сюда. Да, определенно, так и было... только когда именно?
Ощутив ноющую боль в ноге, Анна начала различать течение времени. Когда-то давно она и правда в спешке покидала город, ставший для нее тюрьмой, и бежала что есть силы от странных людей, до отчаяния похожих на работорговцев, но все-таки не сумела избежать клейма. Она помнила также поражение в бою с Гурием и понимала — это правда. А прошлое лишь приснилось под действием дурманящих разум трав.
"Дурной сон... о былом. Теперь все по-другому. Только почему вновь пульсировала огнем лопатка?" Где-то внутри Анна понимала, что не должна здесь быть. Она помнила, как оказалась в плену, как выбиралась из темницы, а потом... какие-то сущности настигли ее, и все в один миг кончилось. Но прежде она увидела свет. И что-то подсказывало, что там, на лестнице, был Ларс.
"Он предал меня," — мысли выстраивались в цепочку. Только истоки этих мыслей сейчас находились в глубоком прошлом. "Я уже забыла, так почему?" Анна даже разозлилась, что сейчас в голову полезло то, что она старательно скрывала внутри долгие годы. Но вовремя осеклась: причитание на судьбу сейчас было как никогда не оправдано. Мимолетные воспоминания прошедшего боя, полученные раны, близость цели и двойной промах, безумство непродуманной атаки — шансы на спасение были крайне малы, однако она здесь и живая! А, значит, все вопросы уже вторичны.
Стиснув зубы, Анна медленно перевернулась на бок. У входа в шатер она заметила совсем юную девушку, наблюдавшую за ней. Уличив движение, она подскочила и с неожиданной учтивостью взялась помогать девушке перевернуться. Однако Анна, поняв намерение надсмотрщицы, запротестовала:
— Не тронь меня! Я сама!
Она не узнала свой голос — вместо привычного звона сейчас слышался сип. Но помощница повиновалась и осталась в стороне. Когда Анна улеглась, первое, что она сказала, было:
— Мне нужно пить. Дай воды...
— Нельзя воды. Только отвар. Знахарки сказали...
— Я сказала: дай воды! — Анна как могла, сильнее сдвинула брови, но любая эмоция на лице отдавалась ударом. Девчушка помедлила мгновение, но решила не спорить и поднесла воительнице чашу с водой. Та протянула руки, но, взявшись за края, не смогла удержать. Чаша упала, расплескивая воду по полу. Помощница наклонилась и второпях подняла ее, подошла к кувшину и сказала:
— Простите, я не подумала. Сейчас я... помогу вам.
— Не суетись, — Анна отмахнулась и опрокинулась назад. Продолжила. — Ничего не надо. Все безнадежно. — Она запрокинула голову и, глядя вверх, спросила. — Ответь честно, что со мной было?
Девчушка послушно оставила чашу и рассказала:
— Сначала вы почти не дышали, а когда знахарки принялись поить вас отваром и обрабатывать раны, кричали от боли, — она опустила глаза, словно от стыда. — Они пытались говорить с вами, чтобы вы не впадали в беспамятство, но это не всегда удавалось... а потом начался жар. Тот человек, что прибыл с вами, рвался сюда, но госпожа его выставила. Знахарки возвращали ваше сознание назад, но как только ваши глаза приоткрывались, начиналась лихорадка. Сейчас все ушли за свежим букетом трав, а меня оставили присматривать. Сказали, что вы начали дышать самостоятельно, но они думали, что вы проснетесь парой дней позже.
Анна молчала. Переплетя пальцы рук, она сложила ладони на животе. Допустив промах в последней битве, она собственноручно вернула себя в прошлое, от которого убегала долгие годы. И теперь оно одним шагом настигло ее.
Чтобы развеять неловкое молчание, юная надсмотрщица сама решилась спросить:
— Наверное, у вас много вопросов? О том, где вы находитесь…
— Не беспокойся, — но Анна оборвала ее. – Я знаю, где я.
Та выпрямилась, будто ожидая дальнейших распоряжений:
— Чего-нибудь желаете?
— Да. Я должна увидеть одного человека.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 19:34.
Ответить с цитированием
  #30  
Старый 28.06.2017, 22:24
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Продолжается забвение:
Девушку окружали высокие деревья. Сквозь их густую листву угрюмо просачивались тусклые лучи солнца. Она огляделась: лес, будто спал. Перехватив в руках странную вещицу, девушка сделала шаг. Тишина и спокойствие молодых зарослей казались после головокружительного дня невероятной благодатью. Анна заметила тропинку. Узкая и заросшая, она уводила в самое сердце леса.
А вокруг открывался новый мир: каждый шаг приносил девушке неподдельные эмоции радости. Однако она знала, что не должна полностью доверяться своим ощущениям — в незнакомой местности ее могло поджидать что угодно. Анна остановилась и полной грудью вдохнула свежий утренний воздух. Вокруг беззаботно чирикали птички, создавая видимость мира и гармонии.
Уловив момент безмятежности, такой далекой и отныне недостижимой, девушка позволила себе насладиться редким моментом спокойствия. Она и не заметила, как дыхание выровнялось, испуг внезапно растворился в воздухе, и ноги сами остановились на озаренной неокрепшими лучами опушке. Впервые за долгое время девушка увидела другую сторону жизни — ту, в которой господствовала красота и умиротворение.
Но несмотря на дикое желание остановиться, перевести дух и довериться власти природы, Анна знала, что не должна задерживаться: в любое время за ней могла образоваться погоня. Девушка повертела в руках навершие. Теперь оно не казалось ей чем-то необычным, лишь вычурные изгибы украшали его поверхность — наверняка, когда-то оно принадлежало знатному роду.
"И почему я его схватила? Чем оно мне приглянулось?" — Анна пожала плечами и, отпуская мысли, задорно потопала по тропинке. И, с каждым мигом привыкая к безмятежности, она радовалась прежде неизвестным ощущениям жизни. И ей казалось, что эта самая невиданная жизнь брала свои истоки именно здесь.
Но стоило ей поддаться минутной слабости, как она вновь услышала голоса. Они были так рядом, будто кто-то дышал ей в затылок и навязывал свой путь. Только что сонный лес лишь пробуждался, а сейчас внутри него уже бушевала настоящая стихия. Резким порывом тело сковала боль. Не найдя в себе сил противостоять ей, Анна выронила навершие из рук и схватилась за голову, закрывая уши. Что-то давило со всех сторон и, казалось, подступало к ее мыслям. Голоса звали ее, называли имя, манили. В стремлении скрыться девушка побежала.
Она почти не видела, что вокруг — деревья, опушки, птицы, — все в один миг смешалось в одно размытое пятно. Она ускоряла бег, но сущности сильнее гнали ее, звуки становились громче, силы иссякали. И споткнувшись о вылезшие из-под земли корни, девушка упала. Анна слышала теперь лишь свое тяжелое дыхание, голоса глухим эхом размывались где-то внутри сознания, голова разрывалась от вмиг нахлынувшего жара.
"Что со мной происходит?" — только и успела подумать девушка, прежде чем ощутила обжигающую боль под лопаткой. От бессилия захотелось кричать, но в исступлении она не смогла издать ни звука. Что-то не давало ей вновь подняться, спина горела, точно оказавшись в огне, дыхание снова прерывалось, глаза сами собой закрылись.
Находясь в бессознательном состоянии, Анна все же слышала те голоса. Теперь они становились громче и четче. Манящие речи вдруг сменил топот копыт, ржание лошадей звуки обнажающейся стали, крики, борьба. Девушке сейчас было все равно, она находилась где-то в другом мире, ощущала лишь жгучую боль и запах запекшейся крови.
Она смогла почувствовать, как кто-то крепко схватил ее за плечи и потряс с неистовой силой, но совладать со своим обмякшим телом она была не в состоянии. Перед глазами стояла черная пелена, уши улавливали странные звуки, нос чувствовал резкий запах травы. А позже она впервые услышала:
— Ну, как она? — голос был звонкий и выделялся четкостью на фоне бессвязных реплик и расплывающихся образов. И позднее:
— Держись, Анна...
Она ощутила ладонью холод, словно кто-то задел ее, пальцы невольно сжались от прикосновения, но поймали лишь пустоту. От невозможности признания собственного бессилия, Анна распахнула глаза.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 29.06.2017 в 20:33.
Ответить с цитированием
  #31  
Старый 29.06.2017, 23:20
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Сознание:
Теперь она видела дом. Стол, стул, шкура медведя на полу — ничего необычного, только полотна вместо стен вокруг. Робкое солнце пробивалось сквозь них и дотрагивалось до кожи невидимыми лучиками. Анна поняла, что находится в шатре. И первым, что ощутила девушка, стала тоска. Тянущая, гложущая, вмиг очнувшаяся ностальгия. Но все же, это был дом.
Девушка ощутила непреодолимое желание подняться, но один только порыв отдался болью, и она осталась лежать неподвижно. Под собой Анна ощущала твердую поверхность тюфяка, нос улавливал резкий запах травяного отвара, погружавший изнеможенное тело в сон. Но после пробуждения голова, на удавление, стала ясная, девушка помнила все, что происходило: старого эльфа, побег из города, обжигающее прикосновение раскаленного железа. Дальше, кажется, ее забрали и привезли сюда. Да, определенно, так и было... только когда именно?
Ощутив ноющую боль в ноге, Анна начала различать течение времени. Когда-то давно она и правда в спешке покидала город, ставший для нее тюрьмой, и бежала что есть силы от странных людей, до отчаяния похожих на работорговцев, но все-таки не сумела избежать клейма. Она помнила также поражение в бою с Гурием и понимала — это правда. А прошлое лишь приснилось под действием дурманящих разум трав.
"Дурной сон... о былом. Теперь все по-другому. Только почему вновь пульсировала огнем лопатка?" Где-то внутри Анна понимала, что не должна здесь быть. Она помнила, как оказалась в плену, как выбиралась из темницы, а потом... какие-то сущности настигли ее, и все в один миг кончилось. Но прежде она увидела свет. И что-то подсказывало, что там, на лестнице, был Ларс.
"Он предал меня," — мысли выстраивались в цепочку. Только истоки этих мыслей сейчас находились в глубоком прошлом. "Я уже забыла, так почему?" Анна даже разозлилась, что сейчас в голову полезло то, что она старательно скрывала внутри долгие годы. Но вовремя осеклась: причитание на судьбу сейчас было как никогда не оправдано. Мимолетные воспоминания прошедшего боя, полученные раны, близость цели и двойной промах, безумство непродуманной атаки — шансы на спасение были крайне малы, однако она здесь и живая! А, значит, все вопросы уже вторичны.
Стиснув зубы, Анна медленно перевернулась на бок. У входа в шатер она заметила совсем юную девушку, наблюдавшую за ней. Уличив движение, она подскочила и с неожиданной учтивостью взялась помогать девушке перевернуться. Однако Анна, поняв намерение надсмотрщицы, запротестовала:
— Не тронь меня! Я сама!
Она не узнала свой голос — вместо привычного звона сейчас слышался сип. Но помощница повиновалась и осталась в стороне. Когда Анна улеглась, первое, что она сказала, было:
— Мне нужно пить. Дай воды...
— Нельзя воды. Только отвар. Знахарки сказали...
— Я сказала: дай воды! — Анна как могла, сильнее сдвинула брови, но любая эмоция на лице отдавалась ударом. Девчушка помедлила мгновение, но решила не спорить и поднесла воительнице чашу с водой. Та протянула руки, но, взявшись за края, не смогла удержать. Чаша упала, расплескивая воду по полу. Помощница наклонилась и второпях подняла ее, подошла к кувшину и сказала:
— Простите, я не подумала. Сейчас я... помогу вам.
— Не суетись, — Анна отмахнулась и опрокинулась назад. Продолжила. — Ничего не надо. Все безнадежно. — Она запрокинула голову и, глядя вверх, спросила. — Ответь честно, что со мной было?
Девчушка послушно оставила чашу и рассказала:
— Сначала вы почти не дышали, а когда знахарки принялись поить вас отваром и обрабатывать раны, кричали от боли, — она опустила глаза, словно от стыда. — Они пытались говорить с вами, чтобы вы не впадали в беспамятство, но это не всегда удавалось... а потом начался жар. Тот человек, что прибыл с вами, рвался сюда, но госпожа его выставила. Знахарки возвращали ваше сознание назад, но как только ваши глаза приоткрывались, начиналась лихорадка. Сейчас все ушли за свежим букетом трав, а меня оставили присматривать. Сказали, что вы начали дышать самостоятельно, но они думали, что вы проснетесь парой дней позже.
Анна молчала. Переплетя пальцы рук, она сложила ладони на животе. Допустив промах в последней битве, она собственноручно вернула себя в прошлое, от которого убегала долгие годы. И теперь оно одним шагом настигло ее.
Чтобы развеять неловкое молчание, юная надсмотрщица сама решилась спросить:
— Наверное, у вас много вопросов? О том, где вы находитесь…
— Не беспокойся, — но Анна оборвала ее. – Я знаю, где я.
Та выпрямилась, будто ожидая дальнейших распоряжений:
— Чего-нибудь желаете?
— Да. Я должна увидеть одного человека.
Ответить с цитированием
  #32  
Старый 29.06.2017, 23:54
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,541
Репутация: 1125 [+/-]
Интересно, если псевдосредневеково-фэнтезийную книгу переводят с русского на английский, как выкручиваются с обращением "на вы"?)
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя
Ответить с цитированием
  #33  
Старый 30.06.2017, 22:18
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Винкельрид, да, интересный вопрос! У наших такая же задача стоит, наверняка есть всякие переводческие шпаргалки)) И, конечно, контекст.

И заодно сегодняшняя норма:

Скрытый текст - Встреча:
* * *
Я бесцеремонно ворвалась в шатер, где уже без малого три дня в полусознательном состоянии находилась Анна. Однако стоило мне глянуть на нее, решительности во мне заметно поубавилась: несмотря на неоспоримые улучшения в здоровье, девушке необходимо было восстанавливать силы, в воздухе тяжелой тучей нависла слабость.
— О, дорогая! – я воскликнула и моментом оказалась подле Анны. Мгновение я не могла вымолвить ни слова, но ее взгляд был красноречивее любых фраз. – Ужасно выглядишь.
— Не сомневаюсь, – она усмехнулась в своей естественной манере и перевела взор, мы встретились глазами, и все прошлое, что разделяло нас, в одночасье растворилось в этом взгляде. Повисла неловкая пауза. Столько произошло за все время и столько хотелось рассказать сейчас, но с чего начать?
— И долго я… так? – я заметила, что ее терзает если не сожаление, то обида за произошедшее. Я знала это ощущение и всецело понимала девушку, однако проигрыш боя был только на ее счету. И тем сложнее было признавать свой просчет.
— Три дня прошло…
— О, нет! Столько времени… мы должны немедля выдвигаться, – она даже села, но резкость движений лишь отозвалась болью в теле, и она буквально рухнула назад.
— Узнаю прежнюю гордую натуру, – я усмехнулась. – Ну а теперь-то ты что и кому доказать хочешь? Тебя никто не винит в случившемся.
— Потерянное время… с каждым часом мы теряем свое преимущество, – она помедлила, прежде чем спросить. – И где принцессы?
— Анна, послушай, – я заговорила сладким голосом, как будто с ребенком, накрывая ее ладонь своей, – принцессы наслаждаются всеми прелестями вольной жизни амазонок, но самое главное: здесь вы в безопасности… ты в безопасности, в первую очередь.
Некоторое время она молчала, глядя мне прямо в глаза, как будто искала, что сказать. Я понимала, что долгое время, проведенное порознь, заставляет ее подбирать слова. Но ощутила, как ее рука крепче сжала мне ладонь, девушка опустила голову и проговорила еще тише:
— Ты снова спасла мне жизнь…
— О, Анна, переставай хандрить! Через день я устрою праздник в твою честь, хочешь? Думаю, никто не будет против увидеть тебя вновь в наших рядах. А? Что скажешь? Турнир, как в былые времена, и мы плечом к плечу!
— А ты все та же идеалистка, – Анна хмыкнула. – Все строишь свою империю?
Я рассмеялась:
— Империю? Да ты что! Тогда мне пришлось бы как минимум захватить замок, или еще лучше – дворец в городе Мирсуле или Орне.
Анна заулыбалась. У меня даже мурашки побежали от ее улыбки. Я понимала, что такой она не была никогда и ни с кем, а сейчас она была настоящая, не пряча слабость под маской жестокости.
— Как ты? – ее голос тоже стал мягким, улыбка не погасла на ее лице.
— Что может поменяться в веком закрепленных традициях амазонок? Сама знаешь, у нас все так же, как и было пять, десять лет назад… А я? Я королева, и этим все сказано. Скажи лучше, как ты жила? Я же ничего не знаю о тебе с тех пор, как ты ушла в город…
— Я все сделала, как нужно, – я поняла, что она не хочет распространяться. – За мной больше нет долга, – а помедлив, добавила. – Кроме одного…
Я заметила, как она поменялась в лице при последней фразе, но задавать вопросы не стала, да и если честно, я, вероятно, догадывалась, о ком речь. Но сказала:
— Очень рада за тебя, подруга. А еще больше рада, что ты жива и невредима.
— Не без твоей помощи, – Анна ухмыльнулась.
— Не стоит беспокоиться, я всегда и везде успеваю вовремя. А сейчас... только скажи, чего желаешь, и в один миг получишь все! Кейра, зайди! – в шатре сию же секунду появилась моя помощница. Услышав приказ, она с порога упала на одно колено и склонила голову, безукоризненно отчеканила:
— Чего изволите, моя госпожа?
— Кейра, встань! – девушка повиновалась. – Смотри сюда: Анна твоя новая госпожа на все время, что здесь находится. Любой ее каприз должен быть исполнен сиюминутно!
— Я поняла, госпожа, – и, повернувшись в противоположную сторону, склонила голову и, припав на одно колено, повторила, – чего изволите, госпожа Анна?
— Вероника! – та зло зашептала. – Мне не нужно это представление!
— И вовсе это не представление! Это знак уважения тебе как почетному гостю. А ну-ка, потренируйся! Прикажи ей что-нибудь.
— Вероника! Отправь девушку к принцессам, пусть им прислуживает, уж им-то от нее явно больше проку будет!
— Давай-давай, командуй! – я отошла в сторону и собралась наблюдать, но все надежды рухнули в один миг, как только мои уши услышали:
— Кейра, ты свободна, иди погуляй.
— Как прикажете, – та кротко поклонилась и вышла.
— Пф-ф-ф... какая же ты скучная, Анна!
— Вероника, – Анна же, наоборот, понизила голос и вновь попыталась сесть, уже не так резко, но все же это снова ей не удалось. Я подошла и помогла ей улечься, она продолжила так же тихо. – Мне ты нужна...
Я опешила. Все мое прежнее веселье враз улетучилось – в ее голосе отчетливо слышался надлом. Что-то произошло, и я чувствовала, как оно боролось в ней. Вернее даже не в ней, а с ней – с Анной прошлой, и эти перемены меня пугали. Я хотела оставить ее одну сейчас, поручить заботу амазонкам, но она не отпустила... Я хотела сбежать, чтобы не касаться больной темы, и посчитала, что будет лучше для нее, но, очевидно, девушка хотела разговора сама, и я ответила:
— Ты знаешь, что я поняла, о чем ты хочешь говорить...
— И знаю, что ты намеренно обошла стороной эту тему.
— Во твое же благо, дорогая! – я не сдержала восклик и всплеснула руками. Но вовремя поняв, что не сдержалась, понизила голос почти до шепота:
— Я помню тебя девчонкой, обиженной на весь мир, от которой все отвернулись, и помогла тебе... отчасти помогла стать такой. И сейчас я горда, что снова вижу тебя, и передо мной не та поникшая девчушка, а гордая воительница, ведущая за собой маленький, но определенно важный отряд...
— Ты следила за мной?
— Я потеряла тебя из виду, как я и сказала ранее, после того, как ты ушла в город. Но совсем недавно я учуяла твой след... и, признаюсь, найти тебя было непросто, а вести слежку – тем более. Но, как мы видим, ты снова у меня в гостях.
— Ничего не изменилось, Вероника, – после некоторого молчания ответила девушка. – Несмотря ни на что, я одна из вас.
— И я вновь предлагаю тебе остаться...
— Ты знаешь, что я не соглашусь.
— Пока у тебя есть незаконченное дело – да, но после ты всегда можешь вернуться к нам... Ты знаешь, я вдруг подумала о твоем отце, который, по большому счету, один виновен в твоей судьбе... Я подумала, что он был прав, что он был уверен в тебе, той, еще неокрепшей и совсем растерявшейся девчонке. И что мы видим? Он не прогадал! Вы только гляньте, кто перед нами – истинное воплощение королевы леса. Сильна, хитра, отважна... но до чего глупа в своей недальновидности! – я поднялась и, глядя ей в глаза, решилась спросить напрямую:
— Что ты задумала, Анна? Зачем тебе камень? Что это за цель такая, которая заставила тебя объединиться с врагом? Сделаться наемником, чуть ли не защитником двух неуклюжих принцесс? Мм? Скажи-ка мне!
— Именно поэтому я никогда не останусь с вами, я вольна в своих намерениях: хочу – помогаю принцессам, хочу – заключаю (немалой силой, но все же!) союз с врагом, которого, как я думала, убила еще пять лет назад...
— Вот так сюрприз, – мои брови поползли вверх. – Живой мертвец...
— Да, – и это одно-единственное слово выдало воительницу с потрохами: пропала уверенность в словах, глаза побежали в стороны, и стало очевидно, что тема Ларса беспокоит ее на данный момент больше остального.
— Значит, все-таки вы встретились тогда.., – с каждым словом разговор набирал непредвиденные обороты, внезапно я вовлеклась в доселе закрытую для меня историю. Причем завязку ее я знала очень хорошо, но развитие событий мне не удосужилось увидеть, а сейчас на моих глазах, вероятно, разворачивалась кульминация.
— Что ты думаешь о нем? – Анна робко подняла глаза на меня.
— Я пока бы не спешила с выводами, но если желаешь, то все стрелы направлены только на него... нужна лишь команда.
— Нет! Вероника, я сама покончу с ним... еще не время.
— Не сомневалась в твоем ответе...
— А я сомневалась в его. Он сказал, что воин Серебряного Креста, и я до последнего не верила, но сейчас... я должна признать, что это правда.
Я кивнула:
— Да, Анна, это то единственное, в чем я уверена. Ларс не солгал. И раз так, то тебе ли не знать, что обычно бывает после встречи с такими, как он. Но мы все еще живы, а, значит, у него своя игра, и его мотивы мне непонятны еще больше, чем твои. Ты ходишь по лезвию ножа...
— Я думаю, он видел..., – Анна указала на правое плечо. Я похолодела. Одними губами спросила:
— А принцессы?
— Возможно, тоже... и боюсь, Софья поняла больше, чем нужно.
— Анна... ты, – слова застряли у меня в горле. При всем тяжелом состоянии подруги я должна была поддержать ее, но речь не приходила на ум. Я так и осталась стоять с пустыми глазами.
— Я понимаю, Вероника. Это мои просчеты. И я признаю их! – голос Анны повышался. – Я не приспособлена к командным действиям, слишком сильно я раскрылась. Никак не подозревала, к чему приведет моя помощь в разборке с разбойниками...
— Еще не поздно отказаться...
Девушка закрыла лицо руками, покачала головой. Она все понимала, а сейчас услышала подтверждение своих опасений из моих уст. Да, я спасла ее в очередной раз сейчас, но если бы не старания Ларса, я бы даже не смогла вызволить ее из замка, живой или мертвой. А он привез ее, покончил с призраками в подземелье Черного Орла, и от этого я никак не могла связать логическую цепочку, чтобы понять его намерения. И если он правда видел лопатку воительницы, ничего хорошего это для нас не предвещало. Глядя на Анну, я понимала, что она зашла в тупик, теряясь в домыслах. И больше всего ее пугала неизвестность – она не знала наверняка, разгадал ли Ларс ее тайну. Но отступать уже было слишком поздно.
— Я впервые скажу это, но... ты должна знать, – Анна набиралась мужества произнести до сих пор неизвестную фразу, и я застыла в ожидании.
— Мне страшно, Вероника.
Наверное, я должна была сказать сейчас какие-то слова утешения, поддержки или предложить не накручивать себя, но знала, что ей это все совсем не нужно, и более того, я осознавала, что остальные слова оказались бы сейчас фальшью. И, собравшись с духом, я сказала правду:
— Мне тоже.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 19:36.
Ответить с цитированием
  #34  
Старый 04.07.2017, 22:16
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Глава 9

Скрытый текст - Несвободная:

Теперь Грезор находился постоянно возле нее. Диар целыми днями пропадал у двери в надежде найти хоть какие-то зацепки, способствующие открытию. Но до сих пор ни одна попытка не увенчалась успехом. Он созвал даже нескольких своих учеников, но тщетно — стеклянная дверь не поддавалась ни физическим, ни магическим усилиям.
Изабелла также мучилась в догадках: всю жизнь она провела в стенах этого замка, но ни разу не встречалась с подобным. Дверь, словно, выросла из ниоткуда. Сложно было предугадать, что сулило женщине ее открытие — никто не знал, что за ней, и что может произойти, если ее потревожить. Диар утверждал, что знает тайну двери и, соответственно о том, что находится за ней, но как бы Изабелла не пыталась с ним говорить, маг не признавался.
Вообще, он вскакивал теперь с первыми лучами солнца, мчался решать задачу, а, не найдя в очередной день ни одной зацепки, возвращался лишь поздно ночью, злой и потрепанный. Изабелла старалась переключиться на повседневные заботы замка, как в былые времена, но мысли о странном не давали ей покоя. И тем более, постоянное присутствие Грезора рядом угнетало. С одном стороны, это была возможность обсудить, наконец, произошедшее, но с другой, постоянное напряжение выбивало из колеи. Диар приказал ему остерегать королеву от "опасностей", но все понимали, что это лишь предлог для непрерывного надзора.
Всем видом юноша выражал равнодушие, но ни одно движение Изабеллы не ускользнуло от его внимания, и каждый ее последующий шаг уже определялся у него в уме. Они не говорили. Прежде неразлучные, они теперь воротили головы друг от друга, искоса переглядываясь через плечо. Однако несмотря на обиды, женщина знала, на чем их мысли сходились.
Она расположилась на широком кресле, обитом бархатом, и не спеша потягивала вино из серебряного кубка. Слуги суетились возле нее то поправляя воротник, то наливая еще. Поддаваясь скуке, Изабелла прогнала прислугу и неприкрытым взглядом уставилась на Грезора. То ли вино разгорячило женщину, то ли усталость от недомолвок взяла верх, но она начала разговор:
— Что думаешь, Грезор, откуда дверца та взялась? Полагаю, ты недоумеваешь не меньше меня.
Юноша отвернулся. Но женщина продолжала:
— Ну, конечно, ты не скажешь, даже, если знаешь. Понимаю. Но, может, наконец разрешим все прошлые неурядицы? В конце концов, я снова королева, а ты мой приближенный советник. А стараниями нашего общего друга — даже рыцарь.
Юноша ответил не сразу. Он смотрел под ноги, но после все же поднял голову:
— Как легко вы вернули титул, госпожа. А наш новый правитель объявлять себя королем не спешит...
— И ни слова о прошлом! Ты стал мудрым, Грезор... вырос, возмужал.
— Я всего лишь увидел правду. Порой этого достаточно, чтобы повзрослеть.
— Или жестоко ошибиться...
— Правда не может быть ошибкой.
— Ты поймешь позже, если не послушаешь меня сейчас. И сможешь избежать очередного разочарования, объединившись со мной в намерениях, — Изабелла сощурила глаза в надежде зацепить юношу, и он впервые задержал взгляд на ее лице.
— Я слишком долго и слепо доверял вам, Изабелла. Не могу себе позволить повторения.
— Что ж... тогда я прикажу тебе говорить. Отвечай, когда-либо видел ты дверцу эту? Утаивал ли от меня сведения?
Изабелла ждала проявления хоть одной эмоции Грезора, но годы службы военным советником не прошли даром — ни один мускул не дрогнул на его лице, равнодушный взгляд, словно проходил сквозь предметы, когда он бесцветным голосом ответил:
— Можете быть уверены, моя королева, я честен с вами. Неся службу, я не замышляю корысти.
Изабелла подняла подбородок, вытягивая длинную шею. Она смотрела в сторону и чуть вверх, стараясь краем глаза зацепить и Грезора: все-таки, многое связывало обоих, и общее прошлое, в основном, вызывало приятные воспоминания. А сейчас наступил благоприятный момент для восстановления былых связей: Грезор мог стать ее единственной лазейкой, а, значит, нужно идти на все, чтобы привлечь его в соратники.
— Ладно, Грезор, хватит! — Женщина повернула голову в его сторону. — Мы оба понимаем, что поневоле находимся при своих титулах. Я не могу быть скованной по рукам и ногам королевой, видя на себе презренные взгляды своих же подданных.
— А я не могу вернуть все назад! Сколько бы вы ни каялись...
— Уже ничего не изменить! Перед нами другой враг — захватчик, и нет смысла препираться, нам нужно объединить усилия против него. Мы не знаем, что за дверью. И тем боле не знаем, что произойдет, когда Диар откроет ее.
С тех пор, как Изабелла вернулась в покои, ее главной задачей стало возвращение доброго имени. Каждый день она мерила комнату шагами, раскладывая в уме возможные варианты развития событий, возможных союзников и меры против врагов. Но внезапно образовавшаяся проблема смешала все карты. Неизвестно, как могла повлиять находка на решения Диара в ее адрес.
— Я не боюсь будущего. И приму его любым. А вам, видно, есть чего опасаться, — Грезор по-прежнему не шевелился. Он устремил взгляд в сторону и говорил, будто, в пустоту. Но одно лишь движение заставило его встрепенуться: стоило двери распахнуться, он выпрямился, приветствуя господина. Однако через мгновение ему пришлось его ловить.
Диар неуклюже открыл дверь и, словно охмелевший, еле переставил ступни за порог. Он в буквальном смысле валился с ног, Изабелла осторожно поднялась, освобождая место, Грезор подхватил обмякшее тело господина и разместил на кресле. Женщина отошла на два шага назад, не желая участвовать в неизбежном разговоре; Грезор, наоборот, подошел к мужчине и принялся искать пульс на его запястье.
Маг, действительно, был измотан. Ноги его дрожали, даже когда он не опирался на них, щеки впали, глаза закатывались, волосы покрылись слоем пыли и взъерошились. Потемневшая мантия, прежде по фигуре покрывавшая тело, теперь висела балахоном и создавала лишнюю мешковатость. Его костлявая рука терялась в мощной ладони юноши, вторая безвольно свисала. Изабелла заметила, что прежде надетый на безымянный палец перстень, теперь переливался огнем на большом. Его алое сияние маяком выделялось на контрасте с бледной кожей. Словно время обескровливало изнеможенное тело и питало ненасытное кольцо жизненными силами.
Глядя на состояние мужчины, Изабелла онемела. Только что она была готова строить против него заговоры, идти на риски, объединяясь с врагом, искать всевозможные лазейки, чтобы вернуть себе трон, но зрелище было настолько жалким, что она отстранилась от своих стремлений и просто наблюдала.
Грезор мгновенно упал на колени перед господином. Желая помочь Диару восстановиться, он предлагал ему лечение, отвары, воду — что угодно, — но тот лишь отмахивался. С трудом оторвав взгляд от мужчин, Изабелла устремила взгляд себе под ноги, вырисовывавшие носком туфли узоры на паркете. Кисти рук она соединила за спиной и, не замечая боли, выламывала себе пальцы.
— Милорд, хотите чего-нибудь? Вам нужно подкрепиться, — теперь в голосе юноши слышались неподдельные нотки сочувствия. Но Диар мотал головой и мычал, как будто не мог вызволить слова из горла.
— Простите? — Грезор пожал плечами, но маг, насколько мог, жестом приказал юноше отойти, и в тот же миг его вырвало прямо на ковер.
Изабелла сделала вид, что равнодушна, однако занятие свое прекратила. Оставлять мага здесь было нельзя, и женщина подала знак Грезору:
— Сюда, — она подошла к расписной двери, ведшей вглубь покоев и толчком отворила ее. Они оказались в роскошной спальне.
Грезор разместил правителя на кровати и вновь припал на колено, Изабелла неловко потопталась, боясь смотреть, и направилась к выходу со словами:
— Я позову прислугу и лекаря.
Но ее оборвал тихий скрипучий голос, отдаленно напоминавший высокомерный напев Диара:
— Н-не надо... стой.
Женщина покорно остановилась, закрыла дверь, поднесла магу чашу с водой. Грезор перехватил ее и осторожно напоил правителя. Тот не сопротивлялся и даже не пытался взяться сам — настолько ослабели руки, что в своей немощности он уже не сомневался. Однако, закончив, он проговорил:
— Мне станет лучше. Скоро... очень скоро. И я продолжу.
Изабелла не ответила, она расположилась у изголовья кровати и замерла. Внешний вид мага пугал, а спросить о том, что случилось возле двери, она не решалась. Диар тем временем улегся поудобнее, запрокинул голову, закатил глаза и тяжело дышал. Грезор следил за каждым его движением, готовясь в любой момент исполнить первое требование господина.
В нависшем безмолвии женщина разглядывала комнату. Среди богатства знакомых украшений она отыскивала чужие детали — новые хозяева привнесли свою лепту даже в обстановку королевских покоев. Тяжелые шторы сменили цвет на синий. Подвязанные золотой цепью, они даже не шевелились от порывов ветра, бьющегося в приоткрытые створки. Картины в массивных рамах были сняты со стен и теперь в ожидании дальнейших передвижений выстроились в дальнем углу комнаты. Вместо них вдоль каменных стен теперь в беспорядке располагались стеллажи с небрежно брошенными на них старинными книгами. Ковер в цвет штор под ногами украшала вышивка золотой гладью, и без особых усилий можно было различить на нем изображение орла.
Невольно Изабелла засмотрелась на размах крыльев вольной птицы, переливавшийся в свете тусклых свечей. Несмотря на полное отторжение власти захватчиков, на ненависть к учиненным разбоям внутри и во дворе замка, женщина не могла не признать силу и своеобразную — темную — красоту убранства. При этом богатство и определенный шик она заметила только в покоях, в остальных помещениях обстановка отличалась сдержанностью.
Увлекшись размышлениями о былой и новой красоте, Изабелла не ожидала уже разговора и, услышав голос Диара, вздрогнула.
— Эта дверь... не поддается ни одному из известных способов открытия, слышите? Вы оба, слышите меня? – хрип куда-то исчез, прежние нотки вернули живость речи.
— Господин, мы слышим Вас. Если вы хотите поделиться с нами наблюдениями...
— Да! Слушайте меня. Я все записал в свой дневник, но должен признаться и вам. Изабелла? Где ты? — он стал крутить головой весьма живо, что сложно было представить, будто всего лишь несколько минут назад он еле держался на ногах и не мог пошевелиться.
Изабелла поднялась, обошла кровать с другой стороны и встала напротив.
— Моя хорошая Изабелла, скажи-ка мне по старой дружбе, за все время твоего правления использовала ли ты магию? Или даже не так... когда-нибудь в твоем замке творились чудеса? — теперь Диар сел в кровати и оперся о спинку. Изабелла заметила выступивший румянец на его лице.
Женщина звучно выдохнула. Перевела взгляд на Грезора, как будто безмолвно спрашивая: "Я правильно поняла? Ты тоже это слышал?" На что тот лишь пожал плечами.
— Диар, — она начала очень мягко, как вела переговоры когда-то. — Ты маг, у тебя есть дар чувствовать магию и преобразовывать ее в силу. В моем замке, к превеликому моему упущению, ни одного человека с подобными способностями не встречалось.
— Совершенно верно, моя дорогая, совершенно верно... ай! — он без труда поднял руку, овеял ее презренным взглядом, схватился за перстень другой рукой и попытался снять. — Вот ведь! Давит!
— Позвольте мне, — Грезор, уловив кивок со стороны правителя, принялся помогать. Изабелла заметила, что грани камня на кольце, несмотря на яркие переливы, стали прозрачными и пропускали свет, так что теперь без труда различалось, что камень пуст внутри, словно от его прежней наполненности осталась одна оболочка.
"Это сон... вероятно, дурной, не самый приятный сон, — думала Изабелла. — Я уже поверила во всякое странное, и в колдовство, и в чудеса, но чтобы человек в один миг менял свою внешность? Что это? Расплата за дар? Если так, то я совсем не против, только пусть он снова станет беспомощным..."
— Однако, — Диар вдруг заговорил совершенно ровным голосом. — Ты не совсем права в своих убеждениях. Или... не до конца честна со мной. Твоя дочь, София, разве не училась магическому ремеслу в Академии Наллароса? И что же, ни разу, совсем никогда она не сотворила даже ничтожную бабочку?
Изабелла скрестила руки на груди и отошла на шаг от кровати. Скрывать внутреннюю дрожь сейчас было крайне сложно ¬— тема коснулась ее дочери. Внешне она не позволяла себе выдавать напряжение, но вопрос загнал ее в тупик.
— К чему ты клонишь? — женщина не посмотрела на мага.
— Ни к чему совершенно! Ответь на легчайший вопрос, и все! От тебя ничего не требуется! — Диар отмахнулся от Грезора, подавшему ему еще чашу. Тот сразу вскочил и вытянулся по струнке возле изголовья. А маг продолжил:
— Не тяни с ответом, Изабелла! Иначе я не знаю, что может произойти с этой проклятой дверью! Она с ума меня сведет, это точно! Поэтому говори, старая ты дура!
На секунду женщина позволила себе вздрогнуть под напором мага, но лишь сильнее сжала губы и отвернулась. Она понимала, что нельзя оставлять без ответа прямой вопрос, но что сказать? Как определить, что сейчас играет ей на руку — правда или ложь? И как узнать, что на самом деле правда?
Но долго думать не пришлось. На помощь подоспел Грезор:
— Господин, я могу сказать Вам, если пожелаете... я знаю ответ, а госпожа, вероятно, задалась этим вопросом лишь сейчас.
Изабелла гневно впилась глазами в юношу: да как он смеет? Но не произнесла ни слова, застыв в ожидании. И Диар дал ему возможность сказать:
— О, Грезор! Конечно, говори! Я и забыл про твои полезные качества, — и залился смехом от своей, казалось ему, искрометной шутки. Женщина и юноша успели обменяться "приветливыми" взглядами, и дальше Грезор продолжил:
— София, действительно, обучалась магии. Иногда я лично провожал ее на корабль, но ни разу не присутствовал ни в плавании, ни в самом городе.
Изабелла вслушивалась в каждое слово, не сводила глаз с говорящего и сильнее сжимала кулаки. Дыхание стало частым и прерывистым.
— Но когда их корабль возвращался, принцессы всегда находились в приподнятом настроении, взбудораженные визитом в город. И София делилась знаниями. Но мне, как советнику, да и другим встречающим было совсем не интересно вникать в теорию магических знаний, мы просили зрелища...
— Так... и? — глаза Диара загорелись азартом, он застыл в ожидании услышать заранее известную ему фразу.
— И она никогда не отказывала нам в этом.
— Ну же, ну же! Скорее говори, Грезор! Что именно? Что она могла?
— Ты выбрал сторону, Грезор, — Изабелла заговорила, опустив голову, звук уходил в пол, но взгляд ее так и оставался направленным на юношу.
— Именно. Наконец вы это поняли.
Теперь Изабелла отошла к окну и повернулась спиной к комнате. Ее последняя зацепка восстановления власти в данный момент теряла свои очертания и таяла среди предательских слов.
— Бабочек, как вы и отметили, господин. Свет, пташек, радугу... девчачьи причуды, ничуть не более, господин.
— По-твоему, это была истинная магия?
— А что же еще, если не это?
— Игра? Ловкость пальцев? Трюк?
— Вряд ли,... господин, — Грезор поубавил уверенности в голосе. – Я не знаю, никогда не видел что-то большее...
Диар промолчал. Вероятно, он ждал именно этого ответа. Изабелла не проявляла участия, оставаясь в стороне. Но даже при желании она вряд ли смогла чем-то помочь магу — она ни разу не замечала, как ее дочь колдует. Почему? Теперь этот вопрос звучал странно: никогда не интересовалась данной темой. А то, что рассказал Грезор, наверное, могло быть правдой. Но откуда у нее дар? Откуда способности? Учеба в Академии подразумевала получение лишь теоретических знаний, изучение истории давно ушедшего в века ремесла. Но даже она не служила гарантией колдовства без магической родословной.
Не найдя ответов на свои собственные вопросы, женщина призналась:
— Если это правда, мои ответы здесь не помогут... я всю жизнь считала колдовство невозможным, — Изабелла пожала плечами.
— И на то у тебя были все причины! — Маг с готовностью согласился. — Изучив дверь и пройдясь еще по некоторым залам замка, я обнаружил, что Белый Ястреб не подвержен даже малейшему влиянию магии. Мои силы иссякают, их хватает равно на столько, сколько может выдержать это кольцо, — Диар помахал рукой перед собой. — Мои ученики выдохлись и вовсе, а заговоренные предметы сейчас вовек не сыщешь. Я веду к тому, что... как София могла творить невозможное?
Изабелла обернулась, все эмоции были написаны на ее лице. Никогда до этого она не могла подумать, что ее дочь способна не просто колдовать, но еще и черпать силу в месте, обособленном от влияния магии.
— Если ты что-то знаешь, прошу... скажи, — голос предательски задрожал, лицо женщины побледнело. Играть роль гордой королевы сейчас стало как никогда неуместно.
Грезор повел глазом в сторону Изабеллы, но с места не тронулся. Однако Диар, вновь обретший силы, с легкостью поднялся и вмиг оказался рядом с женщиной.
— Грезор, оставь нас. Жди снаружи, — не сводя с нее взгляда, приказал маг.
Юноша переступил с ноги на ногу, помедлил долю секунды и, поклонившись, вышел. Диар вздохнул. Находясь в шаге от женщины, он дотронулся до ее щеки, провел ладонью выше и, коснувшись ресниц, мысленно повелел ее глазам смотреть прямо.
— Нет, Изабелла. Если ты что-то знаешь, скажи. И сейчас же!
— Я ничего не знаю, это действительно так! Я не могу доказать это, но... я думаю, ты сам все чувствуешь. Ты маг, ты владеешь этой силой, так пойми...
Диар опустил руку ей на плечо, укрощая дрожь. Учащенный пульс женщины ударами пронизывал его пальцы. Глаза ее, поддавшись его безмолвному приказу, до сих пор смотрели на него и блестели от набегающих слез в свете тусклых свечей.
— Ты знаешь, что мы ищем их. Но никаких известий об их местонахождении нет.
— Это я их отправила, это я виновата... Как я могла не видеть открывшийся дар Софии? Найди их, прошу тебя! Требуй взамен, что хочешь, но верни моих девочек домой... я не переживу, — Изабелла закрыла лицо руками и отвернулась. Материнские чувства королевы пересилили принудительный взгляд Диара.
— Я напомню, что у них до сих пор Глаз Дракона, и они, по твоим словам, направляются прямиком в Пещеру... это так?
— Да, так... Но теперь я ни в чем не уверена. Я не могу сказать, насколько это было правильным... я даже не знаю, живы ли они.
— Я надеюсь, ты понимаешь все последствия своего решения, Изабелла. Если они и правда достигнут Пещеры, сложно сказать, что будет.
— Ты можешь вернуть их? Пожалуйста, найди способ, отправь людей, подключи свои чудеса...
— Изабелла, я напомню, что кроме моего изумительного перстня в замке нет источника магии, а он уже слегка поизносился, пытаясь открыть дверь. При этом люди Вилорма и так ищут их, и они их найдут, обещаю тебе! Глаз Дракона никогда не окажется в Пещере.
— Скажи... пожалуйста, — Изабелла сама схватила мужчину за предплечье холодной рукой. — Если Софья и правда могла... колдовать, как она это делала?
Диар ухмыльнулся:
— Именно на этот вопрос я пытаюсь ответить в поисках способа открыть дверь. Здесь никто не видел магии, в то время как в Черном Орле для нее выделена целая башня, и можно насыщаться этой силой, не заботясь о том, что запасы вдруг иссякнут...
¬— Так, значит... за той дверью...
— Мне пора, — Диар враз встрепенулся и сделал два шага назад, избегая расспроса, но Изабелла успела сориентироваться:
— Стой! Отвечай мне! — Женщина поняла, что вдруг повысила голос, и тут же поправилась. — Не молчи, пожалуйста... это мука для меня.
Мужчина помедлил, стараясь подобрать слова. Но понизил голос и ответил как есть:
— За ней магия, Изабелла. Неиссякаемый источник. Я всем телом чувствую его. И чтобы открыть его, я пойду на все. И тогда все изменится.

.

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 19:39.
Ответить с цитированием
  #35  
Старый 05.07.2017, 21:50
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Без сил:
— Ладно, Грезор, хватит! Мы оба понимаем, что поневоле находимся при своих титулах. Я не могу быть скованной по рукам и ногам королевой, видя на себе презренные взгляды своих же подданных.
— А я не могу вернуть все назад! Сколько бы вы ни каялись...
— Уже ничего не изменить! Перед нами другой враг — захватчик, и нет смысла препираться, нам нужно объединить усилия против него. Мы не знаем, что за дверью. И тем боле не знаем, что произойдет, когда Диар откроет ее.
Изабелла заволновалась. Оказавшись в своих покоях, она думала, можно успокоиться и наблюдать за происходящим, и со временем вернуть имя. Но внезапно образовалась проблема. И продумать действия теперь не представлялось возможности: неизвестно, как повлияет находка на решения Диара в ее адрес.
— Я не боюсь будущего. И приму его любым. А вам, видно, есть чего опасаться, — Грезор по-прежнему не шевелился. Он устремил взгляд в сторону и говорил, будто, в пустоту. Но одно лишь движение заставило его встрепенуться: стоило двери распахнуться, он выпрямился, приветствуя господина. Однако через мгновение ему пришлось его ловить.
Диар неуклюже открыл дверь и, словно охмелевший, еле переставил ступни за порог. Он в буквальном смысле валился с ног, Изабелла осторожно поднялась, освобождая место, Грезор подхватил обмякшее тело господина и разместил на кресле. Женщина отошла на два шага назад, не желая участвовать в неизбежном разговоре; Грезор, наоборот, подошел к мужчине и принялся искать пульс на его запястье.
Маг, действительно, был измотан. Ноги его дрожали, даже когда он не опирался на них, щеки впали, глаза закатывались, волосы покрылись слоем пыли и взъерошились. Потемневшая мантия, прежде по фигуре покрывавшая тело, теперь висела балахоном и создавала лишнюю мешковатость. Его костлявая рука терялась в мощной ладони юноши, вторая безвольно свисала. Изабелла заметила, что прежде надетый на безымянный палец перстень, теперь переливался огнем на большом. Его алое сияние маяком выделялось на контрасте с бледной кожей. Словно время обескровливало изнеможенное тело и питало ненасытное кольцо жизненными силами.
Глядя на состояние мужчины, Изабелла онемела. Только что она была готова строить против него заговоры, идти на риски, объединяясь с врагом, искать всевозможные лазейки, чтобы вернуть себе трон, но после увиденного ей стало искренне жаль бедолагу, и она решила пока не вмешиваться и просто наблюдать.
Она смотрела, как искренне Грезор хочет помочь Диару восстановиться, предлагает ему лечение, отвары, воду — что угодно, — и чувствовала, как ревность просыпается где-то внутри, сквозь завесу видимого равнодушия.
— Милорд, хотите чего-нибудь? Вам нужно подкрепиться, — теперь в голосе юноши слышались неподдельные нотки сочувствия. Но Диар мотал головой и мычал, как будто не мог вызволить слова из горла.
— Простите? — Грезор пожал плечами, но маг, насколько мог, жестом приказал юноше отойти, и в тот же миг его вырвало прямо на ковер.
Изабелла с трудом преодолела отвращение. Но оставлять его здесь было нельзя, и женщина подала знак Грезору:
— Сюда, — она подошла к расписной двери, ведшей вглубь покоев и толчком отворила ее. Они оказались в роскошной спальне.
Грезор разместил правителя на кровати и припал на колено, Изабелла неловко потопталась, боясь смотреть, и направилась к выходу со словами:
— Я позову прислугу и лекаря.
Но ее оборвал тихий скрипучий голос, отдаленно напоминавший высокомерный напев Диара:
— Н-не надо... стой.
Женщина покорно остановилась, закрыла дверь, поднесла магу чашу с водой. Грезор перехватил ее и осторожно напоил правителя. Тот не сопротивлялся и даже не пытался взяться сам — настолько ослабели руки, что в своей немощности он уже не сомневался. Однако, закончив, он проговорил:
— Мне станет лучше. Скоро... очень скоро. И я продолжу.
Ответить с цитированием
  #36  
Старый 06.07.2017, 22:42
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Чудесные превращения:
Изабелла не ответила, она расположилась у изголовья кровати и замерла. Внешний вид мага пугал, а спросить о том, что случилось возле двери, она не решалась. Диар тем временем улегся поудобнее, запрокинул голову, закатил глаза и тяжело дышал. Грезор следил за каждым его движением, готовясь в любой момент исполнить любое требование господина.
В нависшем безмолвии женщина разглядывала комнату. Среди богатства знакомых украшений она отыскивала чужие детали — новые хозяева привнесли свою лепту даже в обстановку королевских покоев. Тяжелые шторы сменили цвет на синий. Подвязанные золотой цепью, они даже не шевелились от порывов ветра, бьющегося в приоткрытые створки. Картины в массивных рамах были сняты со стен и теперь в ожидании дальнейших передвижений выстроились в дальнем углу комнаты. Вместо них вдоль каменных стен в беспорядке располагались стеллажи с небрежно брошенными на них старинными книгами. Ковер в цвет штор под ногами украшала вышивка золотой гладью, и без особых усилий можно было различить на нем изображение орла.
Невольно Изабелла засмотрелась на размах крыльев вольной птицы, переливавшийся в свете тусклых свечей. Несмотря на полное отторжение власти захватчиков, на ненависть к учиненным разбоям внутри и во дворе замка, женщина не могла не признать силу и своеобразную — темную — красоту убранства. При этом богатство и определенный шик она заметила только в покоях, в остальных помещениях обстановка отличалась сдержанностью.
Увлекшись размышлениями о былой и новой красоте, Изабелла не ожидала уже разговора и, услышав голос Диара, вздрогнула.
— Эта дверь... не поддается ни одному из известных способов открытия, слышите? Вы оба, слышите меня? – хрип куда-то исчез, прежние нотки вернули живость речи.
— Господин, мы слышим Вас. Если вы хотите поделиться с нами наблюдениями...
— Да! Слушайте меня. Я все записал в свой дневник, но должен признаться и вам. Изабелла? Где ты? — он стал крутить головой весьма живо, что нельзя было и подумать, что всего лишь несколько минут назад он еле держался на ногах и не мог пошевелиться.
Изабелла поднялась, обошла кровать с другой стороны и встала напротив.
— Моя хорошая Изабелла, скажи-ка мне по старой дружбе, за все время твоего правления использовала ли ты магию? Или даже не так... когда-нибудь в твоем замке творились чудеса? — теперь Диар сел в кровати и оперся о спинку. Изабелла заметила выступивший румянец на его лице.
Женщина опешила от вопроса. Она даже перевела взгляд на Грезора, как будто безмолвно спрашивая его: "Я правильно поняла? Ты тоже это слышал?" На что тот лишь пожал плечами.
— Диар, — она начала очень мягко, как вела переговоры когда-то. — Ты маг, у тебя есть дар чувствовать магию и преобразовывать ее в силу. В моем замке, к превеликому моему упущению, ни одного человека с подобными способностями не встречалось.
— Совершенно верно, моя дорогая, совершенно верно... ай! — он без труда поднял руку, овеял ее презренным взглядом, схватился за перстень другой рукой и попытался снять. — Вот ведь! Давит!
— Позвольте мне, — Грезор, уловив кивок со стороны правителя, принялся помогать. Изабелла заметила, что грани камня на кольце, несмотря на яркие переливы, стали прозрачными и пропускали свет, так что теперь без труда различалось, что камень пуст внутри, словно от его прежней наполненности осталась одна оболочка.
"Это сон... вероятно, дурной, не самый приятный сон, — думала Изабелла. — Я уже поверила во всякое странное, и в колдовство, и в чудеса, но чтобы человек в один миг менял свою внешность? Что это? Расплата за дар? Если так, то я совсем не против, только пусть он снова станет беспомощным..."

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 06.07.2017 в 22:50.
Ответить с цитированием
  #37  
Старый 08.07.2017, 00:30
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Тупиковый разговор:
— Однако, — Диар вдруг заговорил совершенно ровным голосом. — Ты не совсем права в своих убеждениях. Или... не до конца честна со мной. Твоя дочь, София, разве не училась магическому ремеслу в Академии Наллароса? И что же, ни разу, совсем никогда она не сотворила даже ничтожную бабочку?
Изабелла скрестила руки на груди и отошла на шаг от кровати. Задумалась. Скрывать внутреннюю дрожь сейчас было крайне сложно — тема коснулась ее дочери. Внешне она не позволяла себе выдавать напряжение, но вопрос загнал ее в тупик.
— К чему ты клонишь? — женщина не посмотрела на мага.
— Ни к чему совершенно! Ответь на легчайший вопрос, и все! От тебя ничего не требуется! — Диар отмахнулся от Грезора, подавшему ему еще чашу. Тот сразу вскочил и вытянулся по струнке возле изголовья. А маг продолжил:
— Не тяни с ответом, Изабелла! Иначе я не знаю, что может произойти с этой проклятой дверью! Она с ума меня сведет, это точно! Поэтому говори, старая ты дура!
На секунду женщина позволила себе вздрогнуть и испугаться напора мага, но лишь сильнее сжала губы и отвернулась. Она понимала, что нельзя оставлять без ответа прямой вопрос, но что сказать? Как определить, что сейчас играет ей на руку — правда или ложь? И как узнать, что на самом деле правда? Но долго думать не пришлось. На помощь подоспел Грезор:
— Господин, я могу сказать Вам, если пожелаете... я знаю ответ, а госпожа, вероятно, задалась этим вопросом лишь сейчас.
Изабелла гневно впилась глазами в юношу: да как он смеет? Но не произнесла ни слова, застыв в ожидании. И Диар дал ему возможность сказать:
— О, Грезор! Конечно, говори! Я и забыл про твои полезные качества, — и залился смехом от своей, казалось ему, искрометной шутки. Женщина и юноша успели обменяться "приветливыми" взглядами, и дальше Грезор продолжил:
— София, действительно, обучалась магии. Иногда я лично провожал ее на корабль, но ни разу не присутствовал ни в плавании, ни в самом городе.
Изабелла вслушивалась в каждое слово, не сводила глаз с говорящего и сильнее сжимала кулаки. Дыхание стало частым и прерывистым.
— Но когда их корабль возвращался, принцессы всегда находились в приподнятом настроении, взбудораженные визитом в город. И София делилась знаниями. Но мне, как советнику, да и другим встречающим было совсем не интересно вникать в теорию магических знаний, мы просили зрелища...
— Так... и? — глаза Диара загорелись азартом, он застыл в ожидании услышать заранее известную ему фразу.
— И она никогда не отказывала нам в этом.
— Ну же, ну же! Скорее говори, Грезор! Что именно? Что она могла?
— Ты выбрал сторону, Грезор, — Изабелла заговорила, опустив голову, звук уходил в пол, но взгляд ее так и оставался направленным на юношу.
— Именно. Наконец вы это поняли.
Теперь Изабелла отошла к окну и повернулась спиной к комнате. Ее последняя зацепка восстановления власти в данный момент теряла свои очертания и таяла среди предательских слов.
— Бабочек, как вы и отметили, господин. Свет, пташек, радугу... девчачьи причуды, ничуть не более, господин.
— По-твоему, это была истинная магия?
— А что же еще, если не это?
— Игра? Ловкость пальцев? Трюк?
— Вряд ли,... господин, — теперь Грезор поубавил уверенности в голосе. – Я не знаю, никогда не видел что-то большее...
Диар промолчал. Вероятно, он ждал именно этого ответа. Изабелла не проявляла участия, оставаясь в стороне. Но даже при желании она вряд ли смогла чем-то помочь магу — она ни разу не замечала, как ее дочь колдует. Почему? Теперь этот вопрос звучал странно: никогда не интересовалась данной темой. А то, что рассказал Грезор, наверное, могло быть правдой. Но откуда у нее дар? Откуда способности? Учеба в Академии подразумевала получение лишь теоретических знаний, изучение истории давно ушедшего в века ремесла. Но даже она не служила гарантией колдовства без магической родословной.
Ответить с цитированием
  #38  
Старый 08.07.2017, 23:44
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Все, что за:
Не найдя ответов на свои собственные вопросы, женщина призналась:
— Если это правда, я ничем не смогу помочь с ответом... я всю жизнь считала колдовство невозможным, — Изабелла пожала плечами.
— И на то у тебя были все причины! Изучив дверь и пройдясь еще по некоторым залам замка, я обнаружил, что Белый Ястреб не подвержен даже малейшему влиянию магии. Мои силы иссякают, их хватает равно на столько, сколько может выдержать это кольцо, — Диар помахал рукой перед собой. — Мои ученики выдохлись и вовсе, а заговоренные предметы сейчас вовек не сыщешь. Я веду к тому, что... как София могла творить невозможное?
Изабелла обернулась, все эмоции были написаны на ее лице. Никогда до этого она не могла подумать, что ее дочь способна не просто колдовать, но еще и черпать силу в месте, обособленном от влияния магии.
— Если ты что-то знаешь, прошу... скажи, — голос предательски задрожал, лицо женщины побледнело. Она не понимала многого, и сейчас играть роль гордой королевы стало как никогда неуместно.
Грезор повел глазом в сторону Изабеллы, но с места не тронулся. Однако Диар, вновь обретший силы, с легкостью поднялся и вмиг оказался рядом с женщиной.
— Грезор, оставь нас. Жди снаружи, — не сводя с нее глаз, приказал маг.
Юноша переступил с ноги на ногу, помедлил долю секунды и, поклонившись, вышел. Диар вздохнул. Находясь в шаге от женщины, он дотронулся до ее щеки, провел ладонью выше и, коснувшись ресниц, мысленно повелел ее глазам смотреть прямо.
— Нет, Изабелла. Если ты что-то знаешь, скажи. И сейчас же!
— Я ничего не знаю, это действительно так! Я не могу доказать это, но... я думаю, ты сам все чувствуешь. Ты маг, ты владеешь этой силой, так пойми...
Диар опустил руку ей на плечо, укрощая дрожь. Учащенный пульс женщины ударами пронизывал его пальцы. Глаза ее, поддавшись его безмолвному приказу, до сих пор смотрели на него и блестели от набегающих слез в свете тусклых свечей.
— Ты знаешь, что мы ищем их. Но никаких известий об их местонахождении нет.
— Это я их отправила, это я виновата... Как я могла не видеть открывшийся дар Софии? Найди их, прошу тебя! Требуй взамен, что хочешь, но верни моих девочек домой... я не переживу, — Изабелла закрыла лицо руками и отвернулась. Материнские чувства королевы пересилили принудительный взгляд Диара.
— Я напомню, что у них до сих пор Глаз Дракона, и они, по твоим словам, направляются прямиком в Пещеру... это так?
— Да, так... Но теперь я ни в чем не уверена. Я не могу сказать, насколько это было правильным... я даже не знаю, живы ли они.
— Я надеюсь, ты понимаешь все последствия своего решения, Изабелла. Если они и правда достигнут Пещеры, сложно сказать, что будет.
— Ты можешь вернуть их? Пожалуйста, найди способ, отправь людей, подключи свои чудеса...
— Изабелла, я напомню, что кроме моего изумительного перстня в замке нет источника магии, а он уже слегка поизносился, пытаясь открыть дверь. При этом люди Вилорма и так ищут их, и они их найдут, обещаю тебе! Глаз Дракона никогда не окажется в Пещере.
— Скажи... пожалуйста, — Изабелла сама схватила мужчину за предплечье холодной рукой. — Если Софья и правда могла... колдовать, как она это делала?
Диар ухмыльнулся:
— Именно на этот вопрос я пытаюсь ответить в поисках способа открыть дверь. Здесь никто не видел магии, в то время как в Черном Орле для нее выделена целая башня, и можно насыщаться этой силой, не заботясь о том, что запасы вдруг иссякнут...
¬— Так, значит... за той дверью...
— Мне пора, — Диар враз встрепенулся и сделал два шага назад, избегая расспроса, но Изабелла успела сориентироваться:
— Стой! Отвечай мне! — Женщина поняла, что вдруг повысила голос, и тут же поправилась. — Не молчи, пожалуйста... это мука для меня.
Мужчина помедлил, стараясь подобрать слова. Но понизил голос и ответил как есть:
— За ней магия, Изабелла. Неиссякаемый источник. Я всем телом чувствую его. И чтобы открыть его, я пойду на все. И тогда все изменится.
Ответить с цитированием
  #39  
Старый 09.07.2017, 20:09
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Безмолвие:
Прошло еще два дня, прежде чем Анна смогла выйти из шатра. Солнце стояло высоко в небе, его скудное тепло пробивалось сквозь лысеющие кроны деревьев. Холода больше не было, даже ночи стояли теплые по меркам середины осени, поэтому встретившись с побледневшей от долгой болезни девушкой, лучики заиграли в ее волосах и разлились легким румянцем на скулах.
Отвыкшая от солнца, Анна зажмурилась. Свежий воздух обволакивал лицо, свет дотрагивался до бледной кожи, и оттого воительница ощущала себя открытой, как на ладони.
И в этом она была права. Стоило ей лишь показаться из шатра, обыденный гул суетного лагеря сменился глубокой тишиной леса. Амазонки ждали ее появления и, дождавшись, как по команде, бросили свои дела. Они выпрямились и замерли, устремляя взгляд на Анну. А она, наконец привыкнув к свету, овевала глазами весь лагерь. Ни одна воительница не осталась в шатре, даже дети вышли и глядели на "ожившую легенду". Они много слышали о ней, но в силу возраста, видели впервые, поэтому их восторг был искренен и ни капли не скрываем.
Те, кто уже был знаком с Анной, с любопытством разглядывали девушку, ища в ней новые черты. Они уже не надеялись увидеть ее, но верили где-то в глубине души, что она вернется, и сегодня этот день настал. Я наслаждалась зрелищем. Древо мудрости служило мне укрытием – я не хотела привлекать внимание в такой день. Я определенно понимала, какое смятение чувствует Анна, но также знала и то, что все мои воительницы испытывают по случаю ее возвращения небывалую радость.
Более того, все обрушенное на меня недавнее презрение улетучилось в один миг, стоило по лагерю разлететься вести о том, что вернулась Анна. Никто не спрашивал, что с ней, где она, но я знала — все без исключения ждали ее выздоровления. Меня как королеву ничуть не смущал этот факт — так сложилось, и так до сих пор есть. На то были причины. Давние, как будто забытые, но никуда не исчезнувшие причины.
Я заметила Берту. Она стояла у своего шатра, сгорбившись, и что-то бормотала. Даже если старуха что-то замышляет, она явно ошиблась в расчетах: если она хочет сорвать праздник, сегодня не тот день. Каждая из амазонок готова приветствовать и возносить Анну, поэтому если что-то помешает им в этом стремлении, разговор будет недолгий.
Я внутренне ухмыльнулась: Берта слишком много о себе мнила и, возможно, у нее имелись на это все основания, но до сих пор не существовало на свете ничего сильнее, чем народное единство. И мой народ сегодня объединяла Анна.
Чуть в стороне, возможно, насторожившись от внезапного безмолвия, показались две фигурки принцесс. Мария пряталась за сестру, выглядывая из-за спины, Софья щурилась в поисках причины всеобщего оцепенения. За все время, проведенное с ними в лагере, я нашла их общество довольно занимательным. София была приятным собеседником, очень чутким и тактично обходящим "острые углы". А остренькое я любила во всех смыслах. Но принцесса четко определила для себя грани дозволенного и на вопросах, не входящих в этот круг, она с улыбкой переводила тему.
Последним, кого я поймала в радиусе своего обзора, стал Ларс. Он стоял возле шатра и окидывал взглядом лагерь. Он не носил доспехи уже целых два дня (невероятное доверие!) и оставался сейчас в одной тунике и штанах. Разговора мы больше не заводили и по необходимости общались через мою помощницу. Впрочем, Кейра, в основном, от него приносила молчание. Я отвечала ему тем же. Но прекрасно понимала при этом, что он ждал выздоровления Анны. Неведение об ее здоровье заставляло выскакивать его из шатра по раз пять на день и искать знакомый силуэт среди сотни почти одинаковых. Поэтому его появление сейчас было, скорее всего, заранее спланировано, нежели вызвано сомнительной тишиной лагеря.
Ответить с цитированием
  #40  
Старый 10.07.2017, 22:08
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Скрытый текст - Лицом к лицу:
Убедившись, что все в сборе, я вышла из тени ветвистого дерева и направилась к Анне. На ее лице я читала удивление, она стояла недвижимая и терялась в догадках, как ей реагировать на приветствие.
— А я хотела быстренько за водичкой выйти, — наконец, я услышала ее усмешку, отсутствие которой за все время нахождения девушки здесь, пугало меня больше всего остального.
— Поверь, сегодня ты вдоволь напьешься. И это будет не только водичка, — я подмигнула подруге. — Все нормально, они ждали тебя. Идем.
Я повернулась лицом к амазонкам, Анна последовала моему примеру. Боковым зрением я видела, как гордо устремился вперед ее взгляд, как вырывалось наружу ее стремление быть лучшей, и что-то дрогнуло внутри меня в тот момент. Что-то до боли знакомое, но сокрытое под покрывалом времени, возвращалось в эти секунды в мое сознание. Мы снова были рядом, и вмиг я поняла, что никогда не думала о ее возвращении, как будто пять лет назад она уходила навсегда.
И стоило нам двоим сделать шаг, ряды амазонок сомкнулись, и они образовали живой коридор, как на Посвящении. Анна удивленно глянула на меня, но я кивнула: так надо.
— Идем, — я повторила, и твердой поступью мы, словно близнецы, нога в ногу устремились на другой конец "коридора". И при каждом нашем шаге девушки-амазонки склоняли головы и падали на колени. Я то и дело слышала: "Анна... госпожа..."
У меня не оставалось права злиться на трепет своих воительниц перед ней, как и на всеобщее ее вознесение. В их глазах, я знала, она казалась чудом. Но что думала сама Анна, я могла только догадываться. И наверное, это было неважно, но любопытство заволакивало разум.
Мы вышли ровно к моему трону — деревянному сооружению наподобие широкого стула, только с тремя низкими ножками. Разноцветные ленты украшали резную спинку, а сидение покрывалось пятнистой шкурой сонарруна — самого знатного трофея королевской охоты. Однако сегодня рядом с обычным троном возвышался еще один, очень похожий на мой, но предназначавшийся явно знатной гостье.
— Пф-ф, это всего лишь медвежья, — Анна сразу поняла намек, опустилась на свое место, по варварски обнюхивая шкуру.
— Ты ее недооцениваешь, — я разместилась рядом и, наклонившись над ее ухом, продолжила. — Она твоя.
В ответ на мою растекшуюся улыбку Анна округлила глаза, не веря увиденному.
— Не удивляйся, — я усмехнулась. — Она по праву принадлежит тебе. Я хранила ее с того самого дня...
— Но... зачем? Ты же не думала, что я вернусь??
Она знала меня, как будто читала мысли. Играть роль рядом с ней оказалось невозможно — мы были слишком похожи. Пришлось говорить правду:
— Но также не могла потерять! Привести тебя сюда было моим самым правильным решением за всю жизнь, — я улыбнулась, а, поймав одобряющий взгляд подруги, приблизилась к ней и прошептала. — Анна, сейчас ты должна встать и поприветствовать амазонок. А дальше... можешь ни о чем не думать. Сегодня праздник в твою честь.
Анна кивнула и поднялась с такой легкостью, что сложно было теперь представить, что всего лишь три дня назад она практически не дышала и кричала не своим голосом от боли. И что-то внутри подсказывало, что несмотря на старания знахарок, девушка справилась с недугом сама.
А сейчас я видела, как она поменялась в лице, глядя на амазонок. Они покинули строй и произвольно разместились в лагере, но так же оставались на коленях. Анна скинула ненавязчивую улыбку, то и дело проскальзывающую в разговоре со мной, и стала сама серьезность, словно встречала лицом к лицу главный бой в своей жизни. Она ощущала ответственность перед всеми, кто устремил на нее свой взгляд, кто изучал ее и ждал в надежде, возможно, самые важные слова той, в кого верил.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
[оргтема] За сокровищами дракона ALi Архив ролевых игр 150 23.07.2012 18:35
[игра] За сокровищами дракона ALi Архив ролевых игр 21 12.06.2012 22:20
Как убить дракона MirfRU Статьи 5 09.01.2010 09:59
Глаз / The Eye (2008) Kaeldana Кино 2 27.06.2009 21:36
[игра] Книга жизни и глаз Игнарима LokI Архив ролевых игр 542 07.03.2007 20:45


Текущее время: 00:50. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.