Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 07.03.2017, 21:51
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Долгая дорога

Вот такую штуку постил месяц назад. Сейчас отрыл, протер пыль и написал первый попавшийся пошлый заголовок в стиле МТА. Продолжение этой штуки и будет моим заданием для марафона


Скрытый текст - «Долгая дорога»:

Прелюдия

Часть 1
Сальватор

1

2






__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.

Последний раз редактировалось Flüggåәnkб€čhiœßølįên; 05.11.2017 в 01:14.
Ответить с цитированием
  #61  
Старый 16.04.2017, 00:30
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Цитата:
Сообщение от Vasex Посмотреть сообщение
всё верно, потом твоя философия ещё несколько раз изменится по ходу дела марафона)
отрицание;
гнев;
торг;
депрессия;
принятие.

Чет вспомнилось =)

Меж тем 3 авторских с хвостом. Изначально не больше 3-х на 1-ю часть расчитывал выжать, в итоге в 4 придется впихивать или сокращать квестование 2-й части, про которую еще - ха-ха даже сам автор не знает ни куя.

Цитата:
Сообщение от Vasex Посмотреть сообщение
о я, судя по твоим словам, в отличие от тебя хотя бы строго по плану пишу, давно всё спланировано чуть ли не поабзацно, редкие исключения есть в тексте, но глобально очень спланировано
Все верно, пишется без плана. Есть наметки к финалу только. План вообще вещь, знаешь куда двигаться стоит. Не паришься над ключевыми сценами. План мне жутко помогал при работе над Солнценосцем, где десятки персонажей взаимодействовали. Не пишите без плана, если не гениальный сценарист, по ходу действия выдумывающий ружья, что стреляют вовремя и по цели.


Скрытый текст - 40 - Империя и ее ошибки:
-- Плетцы закладывают основу цивилизации иного рода и мысли, - продолжал вещать Матиес. – Кто знает, может мы станем свидетелями новой империи? Империи, которая учится на ошибках прошлого. Мы не станем перечить богам. Не станем строить башни до небес и нарушать естественный цикл вещей. Чародейские плетения опасны, но крайне полезны в умелых руках. Присоединяйся к нам и сам увидишь, сколь много может достигнуть плетец.
Империя и ее ошибки. Сальватор не знал о ней ничего кроме того, что последние две империи людей пали, уничтожив два из четырех материка Фиала. Последний катаклизм произошел около двух тысяч лет назад, когда сами боги вынуждены были спуститься на землю и исправлять ошибку своих детей. Тогда же Астарта получила увечье, что изуродовало ее лик навсегда. Плотник не был уверен, что люди способны учиться на собственных ошибках, иначе как объяснить, что за каждым рассветом цивилизацию поджидал упадок?
-- Готово, - радостно сообщил Матиес. - Посмотрим, что же ты собой представляешь.
Плетец прикоснулся ладонями к узору. Зажглись связующие узлы, созданные, чтобы выявить магический талант испытуемого. Сальва почувствовал, как волосы на затылке электризуются и становятся дыбом. По телу прошлось щекочущее покалывание.
-- Странно, -произнес Квидо все больше морща лоб. – Сосуд давно должен был изменить цвет.
-- А каким он должен стать? – спросил Сальва, стараясь сидеть смирно.
-- Да каким угодно. Спектр меняется в зависимости от предрасположенности объекта к одной из четырех палат. Искровики любят красный, волновики – синий. Древни (?) – предпочитают зелень. А Эфирцы, как мой коллега, делают раствор в своих руках прозрачным.
Сальва взглянул на колбу. Раствор оставался молочно-белым, как и раньше. За спиной задумчиво бормотал Матиес.
-- А что означает мой случай?
-- Хтон его знает. Я с таким еще не сталкивался, - пожал плечами Квидо. – Обычно мы всегда получаем какой-либо оттенок вне зависимости от предрасположенности человека. Лучше бы ты оказался волновиком. Их ужасно не хватает торговому флоту. Знаешь, сколько доставляется груз из Магистериума в Предел без плетца? Два месяца! И это я не говорю о…
-- Квидо! – пораженно воскликнул Матиес. – У него нулевой коэффициент!
Квидо моргнул, открыв рот. Плетец перевел взгляд на Сальву, затем опять посмотрел на напарника.
-- Да быть не может. Ты явно что-то перепутал в узоре.
-- Я что тебе - первокурсник, чтобы скан-узоры не сплести? Все верно, я тебе говорю.
Квидо подошел к пульсирующей вязи, закатав рукава. Погрузил в плетение руки, проверяя надежность цепей и точность расположения.
-- Вертикальная парабола симметрична темной окружности?
-- Да, черт тебя дери, говорю тебе – не моя ошибка.
-- Стигмы Эа и Астарты?
-- Ослеп, что ли? Вплетены с обоих боков.
-- Обструктивные точки заземлены. Хм. Шестеро, даже и не знаю, что думать.
-- Что это значит? – спросил Сальва. У него создавалось впечатление, что он перестал понимать людскую речь и придется заново учить слова.
Оба с ужасом смотрели на плотника. Казалось еще немного, и они попятятся от него как от больного лепрой.
-- У тебя нулевой коэффициент, - почти шепотом произнес Квидо. – Ты не то что плетцом, даже живым быть не можешь. Все существа имеют ауру, ты - нет.
-- Понятно, - раздосадовано протянул Сальва, в голове уже рисовавший себе карьеру в Магистериуме.
-- Ты не понимаешь, - сказал Квидо. – Твое существование опровергает многие догматы, на которых зиждется наше учене. Ты совершишь фурор! Тебе стоит поехать с нами. Только нужна клетка. Вряд ли другие плетцы смогут спокойно смотреть на пустого. Фанатики попытают тебя убить.
-- А кто-то захочет его украсть, - добавил Матиес. – Нужны узоры сковывания.
-- Эмм, - протянул Сальва, обеспокоенный таким поворотом событий. – Пожалуй я откажусь от поездки.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #62  
Старый 17.04.2017, 00:17
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 41 - Турнир:
Плетцы недоуменно уставились на него. Это выглядело так, словно стул только что подал признаки жизни. Сальва пожал обоим руки и попрощался, в душе жалея, что дело не увенчалось успехом. Перспектива ехать в клетке подобно цирковому льву была не тем, чего он ждал от жизни.
-- Мы заплатим! Вы теряете уникальную возможность побывать в Магистериуме, - крикнули ему в след, но Сальва уже опустил полог шатра.
В конце концов, ему еще так много предстояло увидеть на ярмарке.

***

Догнар из княжества Котсэнглэр слишком рано опустил копье. Соперник предугадал его действие и выставил щит под нужным углом. Затупленное древко лишь черкнуло о герб. Раздался треск и копье расщепилось на тысячи осколков. Рыцари разъехались по своим углам, чтобы сменить оружие.
Сальва с интересом следил за ходом турнира. Работники завершили постройку трибун к вечеру прошлого дня. Утром ответственные за проведение грандиозного события посыпали квадратное поле соломой, чтобы та впитывала кровь и пот участников. Затем они установили заграждение, разделившие поле на две половины. Рыцари загодя записывались для участия, оставляя грамоты со своими титулами и гербами герольдам. В формировании списка прослеживалась последовательность. Норсийцы и десятиградцы разделили между собой правый конец поля. Кантонцы и мерсийцы – левый. Остальные участники предпочли дождаться второго круга соревнования, чтобы блеснуть там своими талантами.
Конно-копейные сшибки происходили парно. Сурьмили трубы, герольды громогласно объявляли следующих участников, перечисляя титулы и заслуги. Рыцари выезжали на огромных жеребцах, красуясь и гарцуя. Опытных бойцов можно было узнать по многочисленным шрамам на лицах - серьезных, словно вырубленных из цельного куска гранита. Хватало и тех, кто решил попробовать сломать копья в первый раз. Эти надеялись получить золотые шпоры, показав молодую удаль.
Сойдясь с противником в третий раз, Догнар потерял бдительность и был наказан за это. Соперник вышиб его из седла с такой силой, что рыцарь проломил деревянную изгородь и помял шлем. Оруженосцы бросились помогать сюзерену подвестись на ноги. Несколько минут ушло на то, чтобы срезать крепежные лямки брони. Затем бесчувственного рыцаря отнесли в госпиталь. Так теперь называли дом Георгин. Ее дети вполне способны были о нем позаботиться за фиксированную плату. Сальватор не сомневался, что этот турнир принесет семье признание и прибыль.
Следующим на ристалище выехал Мэринсал из Матса, принимающего княжества королевства. Он отсалютовал Дорэлу Матэвэлу мечом и поклонился Каталин. Княжна зарумянилась и помахала в ответ батистовым платком. Под Мэринсалом был один из воспитанников Сальвы. Добрый и ласковый конь, прошедший тренировку под присмотром самого наместника. Зрители зарукоплескали, подбадривая каждый своего любимца. Герольд подал сигнал и соперникам подали копья.
С громким лязгом захлопнулись забрала. Дождавшись сигнала, наездники ударили шпорами в бока лошадей. На этот раз сшибка вышла донельзя короткой. Конь под Мэринсалом внезапно запаниковал и встал на дыбы, сбросив хозяина. Тот шлепнулся наземь и в ярости выхватил меч.
Сальва вскрикнул от ужаса. Животное получило полосу стали под ребра и моментально скончалось. Рыцарь продолжил рубить и колоть труп, виня его в неудавшемся поединке под хохот зрителей. Никто из них не переживал и считал забавным, наблюдать, как Мэринсал с упоением разделывает тушку на части.
Дорэл Матэвел сидел с каменным лицом. Сальва не мог понять, думает ли он о том, как низко поступил вассал или просто подсчитывает деньги на съеденный овес и собственное впустую потраченное время.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #63  
Старый 18.04.2017, 00:15
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Забавно, лишь мое творчество выдается по запросу смертобоище в яндекс поисковике, если судить в контексте применения слова как синонима ратного поля.
Скрытый текст - 42 - Битва Плачущей Астарты:

Дорэл Матэвел сидел с каменным лицом. Сальва не мог понять, думает ли он о том, как низко поступил вассал или просто подсчитывает деньги на съеденный овес и собственное впустую потраченное время. Князь обвел взглядом веселящуюся толпу, на миг остановившись на Сальве. Плотника обожгло зимним холодом.
«Он считает, что я виноват?»
Чтобы это не значило, Сальватор не чувствовал себя пристыженным. Он оплачет павшего скакуна так же как оплакивал Люпуса или Георгин. Будь его воля, найденыш отпустил бы лошадей на заливные луга, сняв попоны и срезав лямки постылых уздечек. Если людям так уж хочется рубить и крушить, пускай делают это сами.
Каталин тоже признала в человечке из низов своего спасителя. Княжна лучезарно улыбнулась и чуть кивнула ему. Чиркнуло внутреннее огниво и в сердце запылало пламя. Сальва чуть было не задохнулся от волны тепла. Странное дело, он видел сотни улыбок, но лишь одна действовала на него как удар грома средь ясного неба.
Прошел час и конные сшибки подошли к концу. Рыцари правили доспехи и принимали кошели выкупа за проигрыш. Сальва внимательно следил за ходом соревнования и знал, что общий счет был не в пользу Мелирии. Траурный цвет стягов Норсии взвивался куда чаще желтого грифона. Зрителей, в основном из местного дворянства, такой расклад не устраивал, они кричали на судей, пытаясь изменить их мнение и освистывали побежденных. Десятиградские воины предпочитали брать откуп доспехами. Как объяснил Сальве местный кузнец – их сталь никуда не годилась. Нирсийцы, наоборот, были весьма великодушны, прощая долги побежденным.
Герольды объявили, перерыв перед заключительным сражением. Ожидалась сшибка стенка на стенку, имитирующая решающее сражение перед падением древнего царства Иссидории. Два брата, два близнеца, разодрали наследство, не поделив власть, погубив при этом каждого третьего человека королевства. Битва Плачущей Астарты – вот как называлась мясорубка, решившая судьбу королевства. Две армии сошлись вечером, нарушив все предписания ведения войн и сражались до утра под светом искалеченной луны. Слезами Астарты называли падающие с неба камни, большинство из которых сгорали на подлете, но те, что долетали, хранили в себе редкие металлы, из которых ковалось лучшее оружие Фиала. Сражение было яростным и выматывающим. Никто не хотел брать пленных и мечи поднимались, чтобы снести головы. Первые ряды пали, и их втоптали в грязь пришедшие на замену солдаты. Стяги пропитались кровью, а лучники стреляли вслепую, ибо шел дождь и зажжённые стрелы гасли даже если были пропитаны маслом. Сурьмы смолкли, ведь глотки сорвались от криков боли и ярости. Яростная сеча забрала множество жизней, плохих и хороших. Умерли полководцы и посыльные, рассылаемые ими на разные фланги с командами. Умерли принцы, так и не завладевшие короной. Среди выживших были лишь те, кто бежал с поля боя и калеки, конечности которых были разбросаны по смертобоищу. Жнец уравнял стариков и юнцов в одной братской могиле.
Сальватор читал об этом в одной из книг Георгин. Кажется, она называлась «Слава и храбрость. Честь и отвага». Автор описывал чудовищные вещи языком высокого стиля, преподнося события исключительно как нечто выдающееся и навек выдолбленное на скрижалях истории. Может и так. Сальва мало что понимал в этом мире, и уж точно ничего не смыслил в войнах и сражениях. Он бился лишь за свою жизнь с гурлоками, но не было в этом ни славы, ни чести. Он был рад уйти из Душилесья целым и невредимым. Возможно, также думали воины Иссидории, погребая павших и перевязывая раны плачущим от боли товарищам? Кто знает…
Она нашла его у аллеи гербов. Так называли прибитые к доскам знамена участников. На грандиозное событие съехались полторы сотни бойцов из всех окраин континента. Прямоугольные и реже – треугольные ткани гордо реяли, создавая пестрое покрывало, тянущееся от ристалища к ярмарке.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #64  
Старый 19.04.2017, 00:20
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 43 - Невольница долга:
-- Здравствуй, Сальва, - Каталин нежно обняла его. – Я надеялась увидеть тебя снова. Мне так много нужно сказать тебе.
Аромат цветов абрикоса и ландышей хлестнул по носу, затек в легкие. Он успел забыть, как пахнет княжна. Удивительно, ведь Сальва обладал исключительной памятью. Каталин изящно взяла его за локоток.
Они прогуливались вдоль аллеи. Перед ними будто на смотре вытянулись ряды щитов. Брумсвельгеры, Риорданы, Трансилоти. Белые быки, красные волки, синие горы, и множество булав, пик и мечей проплывали мимо.
-- Как ты поживаешь, Сальва? – спросила княжна, чтобы замять неловкое молчание. – Твоя жизнь здесь отличается от той, что была в замке? Тяжело приходится?
-- Не слишком, моя госпожа. Я сыто ем и сплю в собственном доме на собственной постели. Неплохо для бывшего конюха и стога соломы вместо лежанки.
-- Прошу, называй меня по имени, Сальва. Сделай такое одолжение той, что дала тебе твое.
Он кивнул. Прохожие вежливо кланялись королеве турнира, но за их поклонами крылись странные взгляды, бросаемые на Сальву, идущего с княжной словно и не было между ними преград в виде дворянской крови, вороха титулов да клочков земли во владении.
-- Я вижу ты вполне освоил речь, Сальва. Сейчас и не скажешь, что еще зимой ты был нем как рыба и тебе приходилось показывать элементарные вещи.
-- У меня был хороший учитель, княжна Каталин.
-- Просто Каталин, Сальва. Я не хочу, чтобы тебя что-то сковывало при общении со мной.
-- Да, Каталин.
-- Я слышала от фрейлин, что ты приобрел дом и занялся плотничеством.
-- Верно, Каталин. Я достиг определенных успехов в этом ремесле. Я бы подарил вам сову, что вырезал из куска дуба, но ее уже купили.
-- И то, что ты обучался лекарскому мастерству у самой Георгин до самой ее смерти, тоже верно?
-- Так же верно, как то, что солнце восходит утром и заходит вечером.
-- И ты научился читать?
-- Да, научился. Было нелегко, но, когда поймешь общий принцип составления слов и запомнишь буквы, дело в шляпе.
Княжна вздохнула. Туго спеленатая под лифом грудь чуть приподнялась и опустилась. Сердце Сальвы поневоле забилось чаще.
-- Я вижу, уход из Каррэнстола пошел тебе только на пользу, - заметила со странной интонацией Каталин. – Ты стал самостоятельнее и умнее.
-- Я приобрел некий опыт и научился разбираться в людях.
Она вспыхнула и отвернулась, что скрыть румянец на щеках. Протрубил первый рог. Глашатаи объявляли конец краткого перерыва на трапезу и решение проблем с наградами. На ристалище постелили новую солому. Рыцари разминались в ожидании пешей схватки. Люди потекли мимо малыми ручейками отовсюду, соединяясь в полноводную реку, на Аллее Щитов. Пара шла против течения, обходя подводные камни в виде судачащих о последних слухах молодок.
-- Я завидую тебе, Сальва, - тихо сказала княжна.
-- Мне? – удивился Сальватор. Он чуть не налетел на завязывающего шнурки на дублете барда от неожиданности. – Но почему?
-- Потому что ты свободен, Сальва. Ты не ограничен долгом наследницы Княжества. Не заперт в четырех стенах под бдительным оком Фригги и подружек, которые ей докладывают о любом чихе, совершенном мной. Ты можешь выбирать сердцем друзей и женщин, а я подчиняюсь воле дяди. Я чувствую себя племенной кобылкой, одной из его табуна, которую отдадут жеребцу для дачи более сильного потомства. Я невольница в собственном замке. Вот кто я. Рабыня чести семьи.
Он слышал о том, что княжну сватают за богатенького десятиградского купца. Говорили, что он староват для Каталин, но когда это останавливало жрецов, что заключали браки во имя Шести?
Сальватор осторожно погладил плечо девушки и робко заглянул в глаза:
-- Мне так жаль, - горячо сказала Каталин. - Сальва, прости меня, если сможешь.
-- За что?
-- Отойди от нее!

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #65  
Старый 20.04.2017, 00:02
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 44 - положение вещей :
Чья-то сильная рука схватила Сальву за плечо. Его резко развернули. Перед ним возник доблестный рыцарь Мэринсал. В руках он держал полупустую бутыль вина, слегка пошатываясь и используя Сальву в качестве опоры. Мэринсал смыл конскую кровь и надушиться розовой водой. Рыцарь пьяно ухмыльнулся и тыкнул в Сальву пальцем.
-- Не смей трогать княжну, убожество. Даже смотреть на нее не смей. Усек?
-- Все в порядке, сир Мэринсал, - взволнованно ответила Каталин, пытаясь успокоить хмельного дворянина. – Он не причинит мне вреда.
-- Разве? – вскрикнул рыцарь, повышая голос. - Разве?! Он причиняет вред одним лишь своим присутствием. Я бы ему и портки не доверил стирать, не говоря уж о том, чтобы вести такую милую госпожу как вы под руку. Не-е-ет, княжна.
Люди окружали троицу, стекаясь на свару словно мухи на мед. Они чуяли запах драки, что заставлял кровь закипать в жилах и будоражил разум. И плевать, что через несколько минут они станут свидетелями грандиозной свалки закованных в железо воинов. Драка есть драка. По правилам или без – она все так же интересна для тех, кто желает ее посмотреть.
Сальватор огляделся. Местные молча стояли, опустив глаза к земле. Приезжие из других селений ухмылялись и тыкали друг друга локтями в бока и кивая в сторону рыцаря. Мелкие дворяне и собратья рыцари шумно поддерживали Мэринсала.
«Он красив, этот рыцарь», - краем сознания отметил Сальва. – «Красив, статен и пьян достаточно, чтобы хотеть реванша».
Сальва догадывался, что их прогулка служила лишь поводом для Мэринсала чтобы поквитаться за унижение на турнире и конюх, под чьим присмотром росла убитая лошадь, отлично подойдет для восстановления чести, достоинства или чего-то в этом роде.
Сальватор хотел отойти в сторону, но Мэринсал держал его за плечо крепко, не желая отпускать. Он еще не закончил:
-- Я думаю, что все ой как не в порядке, - каждое слово сопровождалось тычком в грудь. – Как может быть в порядке девушка, будь она благородных кровей или нет, если с ней рядом находится подобный уродец. Ты в зеркало смотрел хоть раз? Я никак не пойму, почему мать не удавила тебя в колыбели? Умерла от испуга?
-- Сир Мэринсал, пожалуйста, перестаньте!
-- В твоем квелом умишке хоть что-то шевелится, гнусь? Ты понимаешь, что тому, кто ходит по колено в компосте, запрещено даже на милю приближаться к таким как княжна? Не слышу! Ты понимаешь это?
Он посмотрел на Каталин. Она тряслась, поднеся ладошки ко рту. Перевел взгляд на остальных. Люди посмеивались над ним, вынужденным стоять перед благородным и ждать, когда тот закончит унижать крестьянина.
-- Нет, - легко произнес Сальва. – Решительно не понимаю, чем отличается пьяный дворянин, из рта которого разит хуже, чем от чана с дерьмом от простого работяги, который просто хотел поговорить с девушкой.
Воцарилась недолгая пауза. Окружающие охнули и затаили дыхание. Каталин широко раскрыла глаза. Мэринсал несколько секунд переваривал услышанное. Его лицо стало красным от выпитого и ярости. Гремучая смесь вскипела и выплеснулась наружу.
Рыцарь замахнулся для удара, но поскользнулся и повалился на землю. Сальва рассмеялся. Крестьяне дружно поддержали его.
-- Ах ты черт, проклятый плащ, - ругался Мэринсал, пытаясь подняться, но по-прежнему оставаясь на коленях.
-- Сир Мэринсал, не утруждайте себя, - сказал Сальватор, возвышаясь над ним. Он мысленно благодарил наставницу за полные шкафы книг, которые существенно развили его разум и пополнили лексикон. – Такое положение вещей мне нравится гораздо больше. Оставайтесь внизу. Там ваше место.
Опрометчиво вылетевшие слова оказали совсем не тот эффект, на который рассчитывал найденыш. Люди больше не смеялись. Они с ужасом смотрели на него, посмевшего смолоть чепуху. Одни привыкли повиноваться, другие править и тем и другим казалось кощунством иное мнение.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #66  
Старый 21.04.2017, 00:29
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Когда-нибудь я просру день выкладки текста в марафоне. Когда-нибудь, но не сегодня.
Скрытый текст - 45 - Крейне неприглядная отбивная:
Друзья Мэринсала под молчаливое одобрение собравшихся взяли Сальву в тиски. Грубые руки схватили за локти. Сальва дернулся. Первая оплеуха пришлась на голову. Небо завертелось перед глазами. Второй удар угодил в солнечное сплетение. Сальватор читал про подобное в медицинских справочниках Георгин. Симптоматика, последствия... К сожалению, теория сильно отличалась от практики. Всхлипнув, плотник сложился пополам и сблевал завтрак на собственные штаны. Один из рыцарей схватил его за волосы, заставив подняться. Двое других держали за руки, сковывая движения.
Он опять ощущал это липкое чувство беззащитности и собственной никчемности, как тогда, в яме Душилесья. Он не мог ничего поделать и это выводило из себя. Кто он? Конюх, плотник-самоучка и посредственный медик. Все, чему Сальва научился за это время не могло помочь сегодня. С сожалением он отметил, что зря потратил свое время, пытаясь освоить никчемные профессии, которые оказались бесполезными тогда, когда от этого могла зависеть жизнь.
-- Отпустите его, - пролепетала Каталин, но королева турнира сошла с пьедестала и оказалась в мире грубых мужчин. Здесь ее слово ничего не решало.
Мэринсал уже стоял рядом, уголки губ чуть подрагивали, от скопившейся злости. Ярко-желтые волосы запятнались грязью, кожаный дублет испачкан навозом.
-- Тебе нужен урок смирения, чернь. Такой, чтобы запомнил на всю жизнь.
Липкий страх заполз в нутро. Сальва знал, что его сейчас крепко отделают. Они пройдутся по чувствительным местам. Могут отбить печень и почки. Он будет мочиться кровью несколько дней. Самое время просить прощения и унижаться, ползая перед благородными дворянчиками на коленях, получая пинки да тычки вместо побоев. Разумный выбор для таких как он.
Сальва плюнул в лицо рыцарю. К сожалению, горло пересохло, и слюна не долетела до носа пьяницы какой-то дюйм. Даже в таком деле требовался опыт.
-- Бей его! – закричал Мэринсал, занося руку для удара. – Получай, засранец!
Рыцари оказались щедры на тумаки. Сальва получал затрещины и зуботычины. Несколько ударов пришлись по лицу, от чего оно онемело. Правый глаз моментально заплыл. Сальва склонил голову, чтобы спасти от побоев второй. Рыцари молотили по нему, словно по тренировочному кулю с песком, а Сальва только хрипел и корчился в жестких объятиях.
Когда дворяне насытились собственным превосходством, они бросили его в ту же грязь, где несколькими минутами ранее барахтался Мэринсал. Сальватор почувствовал жидкий холод. Ложное чувство успокоения для страдающей кожи. Он знал это, но все равно облегченно вздохнул. Ему следует научиться терпеть боль, а еще лучше – избегать ее. Бежать от нее так же далеко, как от седьмого пекла, если, конечно, жрецы не врут, и оно существует.
Мэринсал напоследок ударил окованным сапогом в коленную чашечку и смачно харкнул на поверженного. Сальва даже не пытался ответить что-то остроумное. Он просто не мог. Язык распух, зубы шатались, нос кровил, и, если найденыш пытался через него дышать, из ноздрей вылезали кровавые пузыри. Должно быть, он представлял собой сейчас крайне неприглядную плохо прожаренную отбивную.
-- Знай свое место, ублюдок, - далеко-далеко, из другого царства или даже мира, произнес Мэринсал. – В следующий раз будешь знать, кому дерзишь.
Второй раз протрубил рог, и зрители поспешили занять места, чтобы успеть насладиться пешей свалкой. Их развлекли короткой и предсказуемой стычкой. Разогрели аппетит перед основным блюдом. Люди шли, чтобы увидеть, как оруженосцы и ландскнехты повторяют Сражение Слез Астарты с затупленными мечами и топорами. Последний из устоявших на ногах одной из сторон преклонит колено перед улыбающейся Каталин, играющей роль раненной Любовницы, и та возложит венок на потную голову. Круг таких же потных, опьяненных рубкой людей скажет пустые слова и - бац! Новоиспеченный рыцарь сможет с упоением и полным правом дубасить других крестьян на улицах городов за недостаточно низкие поклоны.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #67  
Старый 22.04.2017, 00:24
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Все ближе конец первой части. Несколько страниц позора и дальше будет легче.

Скрытый текст - 46 - Чертова люстра:
У него ушло некоторое время чтобы подняться и кое-как доковылять к своей избе. Сальва промыл раны и замазал ссадины лечебной мазью. Хоть какая-то польза от кипы прочитанных книг. Колено распухло так, словно его жалил улей пчел. Постанывая от боли и мысленно осуждая себя за проявление слабости, Сальва приложил компресс из глины и листьев сорокапутицы к коленной чашечке, и туго перевязал ушиб. Повреждение только кажется серьезным. На самом деле оно заживет - даже глазом не моргнешь, уверял он себя. Правый глаз заплыл. Сальва смотрел в зеркало и видел сплошной пунцовый синяк на месте, где у обычного человека должна быть глазница.
Он потратил несколько часов на перевязку ран и ушибов, и был похож больше на мумию из усыпальниц Дэльблатона. Вдалеке слышались крики ликующей толпы. Люди болели за любимчиков, делали ставки и подогревались алкоголем. Сальва счел их пример заразительным и откупорил припасенное по случаю торжества вино прошлогоднего урожая. Оно было терпко-сладким, с ароматами апельсина и вишни. Сальватор цедил его мелкими глотками, стараясь не обращать внимания на боль при соприкосновении стекла и разбитых губ.
«Только драка покажет – можешь ли ты держать удар или побежишь в страхе» - говорил ему Карл.
Что же, Сальва показал себя мастерским манекеном для тренировки чужих кулаков. Теперь он сомневался в том, правильно ли поступил. Может для всех было бы лучше, смолчи он. Проклятый язык. Выучившись говорить и начитавшись премудрых книжек Сальва разучился держать мнение при себе. Возможно, пришел час научиться помалкивать и терпеть.
В дверь тихонько постучали. Сальватор вздрогнул от неожиданности. Он считал, что желать посетить скромную обитель плотника в такой праздничный день, когда на ристалище есть где разгуляться глазам, может только гробовщик с очередным заказом деревянной коробки для тела. Мэринсал перепил и сломал себе шею, упав с коня?
Морщась от боли, найденыш проковылял к двери. Он часто делал трости для стариков Плоскогорки, и подумать не мог, что сейчас будет мечтать о такой же. Шаг здоровой ногой, затем шаркающее движение отбитой. Почти как тогда, в первые дни, когда Сальва ползал значительно увереннее, чем стоял прямо. Ему снова придется учиться ходить?
Каталин стояла у порога с таким видом, словно это ее, а не Сальву избили и вываляли в грязи. Она теребила подол роскошного платья из зеленой парчи и избегала смотреть в глаза. Сальва отметил, что на дворе стемнело. Девушка успела вручить венок победителю. Он слишком долго возился с бинтами. Будь жива Георгин, дела пошли бы гораздо быстрее. Но травница умерла и лежала в земле.
-- Тебе больно, Сальва? – с трепетом спросила княжна.
-- Все в порядке, - Сальватор попытался улыбнуться, но скривился от боли. Мышцы лица лучше оставить сегодня в покое.
-- Если тебе нужна помощь лекарей, только скажи и я пошлю фрейлин за лучшими в округе.
-- Взгляните на меня, Каталина, - произнес Сальва без гордости и ехидства. – Лучший медик округи уже позаботился о пациенте. Пара дней и все заживет как на собаке. Не волнуйтесь, княжна. Я способен о себе позаботиться. И вы и я знаем, что там, - он указал в сторону Душилесья, - было куда опаснее.
Губы княжны задрожали. Внезапно Каталин закрыла лицо ладонями и зарыдала, сотрясаясь всем телом.
-- Я… просто… Я такая дура, Сальва. Пустая и никчемная кукла, которую одевают в тряпки каждый день, чтобы она ходила и улыбалась, словно ничего не произошло, словно я какой-то предмет интерьера чертова замка. Я люстра, Сальва. Чертова блестящая лю…
Он подался вперед и заключил ее в объятия. Каталин уткнулась ему в грудь, чтобы задушить плачь. Абрикос и ландыш опьянили гораздо быстрее вина.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #68  
Старый 23.04.2017, 00:38
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 47 - Абрикос и ландыш:
Он подался вперед и заключил ее в объятия. Каталин уткнулась ему в грудь, чтобы задушить плачь. Абрикос и ландыш опьянили гораздо быстрее вина. Мир исчез. Остались только двое. Конюх и княжна. Мужчина и женщина. И никого больше.
-- Я люблю тебя, - просто сказал Сальва и Каталин прижалась губами к его губам.
Горячее дыхание поцелуя вскружило голову. Безумный вихрь начисто вымел остатки мыслей из головы. Сальва больше не чувствовал себя полноценным. Как он этого раньше не понимал? Он лишь половина без Каталин. Каким же дураком нужно быть, чтобы не понять этого раньше?
-- Пойдем к деревьям, - предложила княжна и Сальва согласился.
Каталин была единственной, чьи приказы Сальва исполнил бы всегда и без колебаний. Она могла приказать ему перейти Льдистые горы и Сальва сделает это без колебаний. Каталин могла потребовать принести горсть проклятой земли Пепла, и он принесет пригоршню в своих ладонях.
Держась за руки, они вошли в небольшую рощицу, предваряющую Душилесье. Каталин радостно рассмеялась и потащила Сальватора дальше. Березы и осины сокрыли пару за молодой листвой. Лес жил своей жизнью. Стучали клювы дятлов, ежи шуршали под ногами, неся грибы на иглах. Плоскогорка казалась донельзя шумной и суетливой. Здесь же царили покой и умиротворение. Каталин со смехом закружилась вокруг Сальвы Далекие огни ярмарки изредка выхватывали края подола нарядного платья.
-- Я всегда любила лес, - молвила Каталин вновь прижимаясь к Сальве. – Не знаю почему. Мне радостно быть среди трав и деревьев. Я прикасаюсь к коре, говорю с ними, и деревья кивают мне ветвями. Карэнстал действительно тюрьма – каменный и холодный. Я не чувствую себя там в безопасности.
-- Душилесье куда опаснее.
-- Да, ты прав. Но все же… То создание… Мавка. Я не боялась ее. Даже когда лежала на алтаре во время ритуала и свет Астарты касался моего тела – даже тогда я хотела быть там, среди древних дубрав.
Сальва расстелил плащ у небольшого пригорка. Оттуда открывался вид на гуляющую Плоскогорку. Они сидели, обнявшись, и глядели на веселящийся огоньки. Радужное зарево сияло на подступах к деревне, окаймляло сыгравшее свою роль ристалище. Больше всего светочей мерцало на ярмарке. Циркачи давали представление под ночным небом, собирая монеты из рук щедрых зрителей. Раздался хлопок, и первая зарница фейрверка осветила окоем под дружное рукоплескание.
-- Мне не нравятся города, - прошептала Каталин. – Они серые и безликие. Люди в них озабоченные хлопотами и вечно спешащие по мелким делам. Там правит суета. Лес примиряет нас с собой. Заставляет сбросить тщательно подогнанные маски. Ты ведь понимаешь меня, Сальва? Ты тоже был там.
Он кивнул. Кем бы ни был Сальва прежде, его вторая жизнь началась в Душилесье. Там он вкусил первую еду и убил первое существо. Там Сальва впервые встретил Каталин. Общество сковывало людей. На них надели ярлыки, дали правила, которые следовало исполнять. Но в чаще они были вольны поступать так, как им хотелось. Вот почему Каталин тянулась к Сальве как ни к кому иному. Она знала цену свободы. В чаще они сражались за жизни вместе. Среди людей они сражались за то, чтобы оставаться такими, какими хотели быть.
-- Обними меня, Сальва. И не отпускай. Только не этой ночью.
Он исполнил чужую волю с радостью. Сальва желал княжну, и она отдалась ему под кронами проснувшихся от зимней дремы деревьев. Позже Сальва часто вспоминал эту ночь, стоящую особняком в череде дальнейших событий, как нечто светлое и дающее надежду, не смотря на неминуемое поражение. Он помнил, как их тела свивались точно клубок змей. Помнил стоны Каталин и нежные покусывания за мочки ушей. Помнил капельки пота на груди и слезы в глазах. Ночь пахла абрикосом и ландышем и не было запаха слаще.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #69  
Старый 24.04.2017, 00:56
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Я вас ненавижу)
Ведьмак, дрянь такая, затягивает.

Скрытый текст - 48 - Все изменится:
Их нашли с первыми лучами рассвета, спящих и утомленных ночными ласками. Фрейлины защищали покой госпожи до последнего, но даже они не могли ничего поделать с Дорэлом Матэвэлом. Наместник сломил их сопротивление будто сухую хворостину. Также легко князь сломал две жизни. (?)
-- В кандалы, - велел он, указывая на Сальву. Затем взглянул на племянницу, прячущуюся за спиной найденыша. – А ты Каталина, будь добра надень платье пока тебя не увидела вся деревня. Я был слишком добр с тобой. С сегодняшнего дня все изменится.

***

Двадцать лет он хранил Каррэнстал от набегов бандитов и охочих до кровопускания соседей. Двадцать лет стены из красного кирпича оставались неприступны, а стража благодаря тренировкам могла подстрелить воробья с расстояния ста футов от донжона. Рычаги и цепь лебедки, что поднимала герсу, всегда были смазаны салом и работали без малейшего скрипа. Ни один враг так и не преодолел четко отлаженный механизм защиты Карла Тоффенбаха. Кто бы мог подумать, что спустя столько лет, он сам пойдет на приступ? Только Шестеро знали ответ.
Карл был щедрым. Весь вечер он развлекал солдат замка, планомерно спаивая им пиво в местной корчме. Люди любили дармовщину, в этом им не откажешь. Солдаты пили пиво и ели свиные окорока, выкрикивая здравницы отставному капитану. Карл много шутил, не забывая подливать пенное в чаши. Новый командир стражи тоже был там. Ему, как и положено старшему по званию, полагалась двойная порция выпивки.
«Служи я до сих пор, выдал бы по первое число за беспечность. Но, к счастью, я всего лишь их старый приятель. Бить их будет кто-то другой».
Будучи заботливым человеком, он проводил друзей в казармы, не забыв налить чаши стоящим на страже часовым. Солдаты уважали Карла, он был им наставником. Суровым папашей, за которым пойдешь в бой и встанешь под стрелы. Со временем авторитет упадет. Кто он, этот старик, живущий на отшибе? Когда-то он был здесь главным. Так станут говорить люди через десять лет. Но сейчас солдаты все еще помнили Карла Тоффенбаха как командира и поневоле ровняли спины при его появлении в Каррэнстале.
Этим он и воспользовался. Сердечно попрощавшись с сослуживцами, Карл пересек внутренний двор, гадая про себя, не выглядит ли он со стороны как вор, что крадется ночью, стараясь избегать рваного света Любовницы. Слева от донжона высилась башня, оккупированная жрецом. Карл не смог бы сосчитать все разы, что он препирался с Вихтаром, требуя пустить стражу на крышу. Жрец Птахиуса оказался глух как к уговорам, так и угрозам.
-- Мой дом – моя крепость, -твердил этот низенький и одутловатый человечек.
Карл мог раздавить его одним ударом, но князь Косс запретил трогать Вихтара, а пришедший после Дорэл не счел нужным вникать в мелкие дрязги вассалов. При встрече капитан стражи и жрец обменивались колкостями в адрес друг друга, но этим дело и заканчивалось.
Он нащупал медальон сквозь толщу одежды. Карлу был безразличен Птахиус. Но Арий – другое дело. Воин вел его все эти годы. Поднимая меч, Тоффенбах слышал звон небесной секиры. Не мы выбираем союзников, за нас это сделают время и место - так гласила одна из десяти истин, записанных на лезвии божественного оружия. И сегодня звезды сошлись так, что жрец стал единственным, кто мог ему помочь.
Вихтар был моложе Тоффенбаха на пару лет, но жизнь, проведенная при свете свечей и лучин, затупила его глаза. Спина жреца сгорбилась словно он всю жизнь таскал за плечом кули с зерном. Он щурился, пытаясь рассмотреть сквозь толстые линзы очков, кто сейчас стоит в прихожей. Будто кому-то еще было дело до сварливого отшельника, добровольно заточившего себя в башню.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #70  
Старый 24.04.2017, 23:29
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Четкий паца знает как набить ровно 3000 знаков и ни символом меньше.

Скрытый текст - 49 - Вседверник:

Карл протиснулся в кабинет, задев плечом Вихтара. Жрец недовольно засопел, бормоча под нос ругательства. Они не стали приятелями только лишь потому, что были повязаны в этом деле. Сотрудничество походило скорее на скоротечный союз, трещавший по швам всегда, когда каждый из них открывал рот.
-- Ты опоздал. Я ждал тебя битый час.
-- Я пришел, как только смог, жрец. Чтобы основательно напиться человеку обычно требуется время. Но откуда знать об этом такому жалкому слизняку как ты?
-- Что же ты не найдешь себе такого же собутыльника для темных делишек? Что скажешь на это? Я оставлю отмычку себе, а ты будешь ковырять замок пальцем. Как тебе идея жалкого слизняка?
-- Очень смешно. Просто обхохочешься, - процедил Карл, протягивая руку. – Давай чертов ключ и покончим с этим.
-- Хоть в чем-то мы согласны. Жди здесь. Не хватало еще, чтобы испортил мои записи грязными ручищами.
-- Не беспокойся. Никому не нужны твои каракули.
Жрец ушел в соседнюю комнату. Лязгнула крышка поднимаемого сундука.
«Надо же, он хранит инструменты там, где купцы прячут злато. Чего еще ждать от ревностного слуги Ремесленника?»
Тоффенбах провел несколько мучительных минут, ожидая, когда Вихтар соизволит отдать ему ключ. Ночь была тихой и холодной. Смолкли цикады. Ветер не играл с листвой. В такую ночь ворье обирает дома. Он тоже чувствовал себя татем. Необычным татем. Кому еще могла прийти мысль выкрасть заключенного?
-- Не затягивай, - громко сказал Карл, чтобы отбросить назойливые мысли. Поздно думать. Следовало действовать, используя возможность.
-- Да-да, теперь ты говоришь, что нужно поторапливаться, хотя я ждал битый…
-- Вихтар! Хотя бы сейчас мы можем договориться? Сейчас речь идет не о тебе или мне.
-- Знаю, знаю.
Жрец пошаркал к нему, зажав в мозолистой руке ключ. Вихтар, чтобы о нем не говорил Тоффенбах, не был спятившим чудаком. Он был гением, которому не нужно признание заслуг. Жрец Ремесленника протянул Карлу ключ. Движение вышло неловким, словно отеческий толчок, отправляющий дитя в большой мир. Карл облегченно вздохнул и принял подарок. Он повертел ключ в руках. С виду обычная железка – опора, основание и резьба. Никаких отличий от других ключей.
-- У основания колесо, - сказал Вихтар, покусывая нижнюю губу. Жрец разрывался между тем чтобы забрать ключ и сделать доброе дело. – Вставляешь вседверник в скважину и крутишь до тех пор, пока замок не щелкнет. Изделие само подстроится под пружины.
-- Вседверник, хм. Мне нравится. Думаешь, сработает?
-- Я не умею создавать неработающие вещи, Тоффенбах. Просто сделаешь, как я сказал, и дверь отопрется. И помни уговор – ни при каких обстоятельствах, даже если вас поймают – не говори им, кто тебе это дал. Мы поняли друг друга?
-- Да, жрец. Я забуду о тебе раз и навсегда. Не скажу, что меня это огорчает.
Уголки губ Вихтара чуть приподнялись. Топор войны был зарыт. На этом их дороги расходились.
Карл спускался, когда жрец окликнул:
-- Тоффенбах.
-- Чего тебе?
-- Почему ты это делаешь? Чего ради рисковать сытой жизнью ради найденыша? Он тебе не сын, это раз. Он обесчестил Каталину. Это два.
-- Считается ли бесчестием то, что делалось по обоюдному согласию?
-- Ты знаешь, о чем я, Тоффенбах. Конюх и княжна. Сюжет для кабацких историй. Никому из них это не принесло ничего хорошего.
Это было правдой. Благородные не венчались с низшими, как и куры не спали с котами. То, что совершила Каталина, навлекло позор на Каррэнстал. Их видел только Дорэл Матэвэл и несколько дружинников. Князь щедро заплатил за молчание, но слухи – они как зараза. Стоит раз чхнуть и поветрие распространится на всю округу.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #71  
Старый 25.04.2017, 01:02
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,221
Репутация: 1415 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Цитата:
Сообщение от Мережук Роман Посмотреть сообщение
Четкий паца знает как набить ровно 3000 знаков и ни символом меньше.
ну то есть просрано. отнимай 19 знаков за удвоение тире
Ответить с цитированием
  #72  
Старый 25.04.2017, 18:42
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,026
Репутация: 1399 [+/-]
Какие-нибудь придирки.
20. Когда герои вернулись в Коррэнстал
только сейчас понял, как фальшиво, некрасиво и затёрто звучит слово "герой".
Цитата:
Сообщение от Мережук Роман Посмотреть сообщение
Текла по усам пенная брага, соленья да вареные рульки передавались по рукам. Запахом квашеной капусты наполнились как коридоры, так и отхожие места.
слово рульки я не знал, пришлось лезть в поиск. Это свинина, причём не самые, прямо скажем, аппетитные места. Отличное празднество, нечего сказать и женщины постарались, несколько дней готовили. Квашенную капусту, обрезки свинины, соленья и брага. Как понимаю, коррупция - это вечная тема. Потому что описание пира так и не объясняет куда подевалась ранее забитая дюжина скота!
21.
Цитата:
Сообщение от Мережук Роман Посмотреть сообщение
Вернувшись, капитан стражи сдал полномочия своему заместителю, не смотря на уговоры самого Дорэла Матэвэла.
я тебе покушать принёс (да, я смотрел Зелёный слоник)
так в целом, отрывок нравится. Пишешь легко, ненапряжно.
22.
Цитата:
Сообщение от Мережук Роман Посмотреть сообщение
Тиберий, не смотря на угрожающий вид и типичную воинскую судьбу, оказался прожжённым в таких делах.
покушать я уже приносил ;)
лошадиные фекалии. такого сочетания ещё не слышал, даже полез в гугл. Конский навоз. Говно. Да и обычно слово сочетают с человеческими.
23. Позабавили мытарства с поиском шахматного партнера. Истинно, по этой части и в наше время так же.
Ответить с цитированием
  #73  
Старый 26.04.2017, 00:18
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 50 - Другое тесто:
-- А почему ты мне помогаешь, жрец?
Вихтар потер щуплую шею, глядя на ровное пламя факела.
-- Есть в нем что-то такое. Не знаю – от меня, что ли. Он не боится провала, не боится начинать с нуля. Сальватор похож на того, кем я был или кем никогда уже не стану.
Карл кивнул.
-- Я понимаю. Мы с ним всего лишь знакомы, это верно. То, что Сальва виновен – тоже верно. Но когда паренька привезли в кандалах, я почувствовал вину, хотя ничего ему не должен. Когда ему выдали двадцать плетей, сделав из спины месиво кровавого мяса, я уже знал, что войду в Каррэнстал и вытащу Сальву из застенков.
-- Интересный человек, - протянул Вихтар, пожимая ему руку на прощание. – Я не сразу это понял. Даже Георгин нашла его достойным ученичества, а она учила только собственных детей. У таких как мы мало друзей. Ради кого еще мы бы это сделали, верно? Ради кого ты бы преступил закон?
Карл нехотя признал:
-- Ради Косса Матэвэла. Только ради него.
Тюремщики пьяно разговаривали. Карточная партия была в самом разгаре. Карл прошел мимо, стараясь держаться вдали от светильников. Сырость ела подземелье Каррэнстала. Плесень и мох вгрызались в раствор между каменной кладкой. С потолка капала вода. В основном правосудие княжества сводилось к плахе. Провинился перед наместником – будь добр взойти на эшафот. Но те, кто крупно насолил Дорэлу, обрекались на долгую смерть. Заключенные кашляли мокротой и кровью. Узники слабели от болезней. Их зубы чернели и выпадали от недостатка здоровой пищи. Порой их не кормили целыми днями, и, чтобы выжить, люди ели мох и слизывали капли с камней.
Заключенные провожали его безразличными взглядами. Они устали взывать о помощи и понимали, что от людей князя могут получить лишь кулаком под ребра. Тоффенбах спустился на два пролета ниже. Там, в абсолютном мраке, находилась одиночная камера с маленьким окошком для подачи еды.
«С той же разницей ему могли вырвать глаза».
-- Сальва – позвал Тоффенбах.
Что-то шевельнулось во тьме, прошаркало к нему, опираясь на стены. Карл зажег лучину, поднеся ее поближе к окошку, чтобы разглядеть найденыша. Паренек провел в застенках месяц. Спина зажила, но грубые рубцы, оставленные плетью, изуродовали тело. Лицо осунулось, щеки впали, ноги исхудали и казались соломинками в сравнении с толстыми ляшками охранников.
Но даже сейчас, находясь по другую сторону двери, Сальва не кажется сломленным, отметил Тоффенбах. Я бы расшиб голову о камни на его месте. Парень сделан из другого теста.
Сальватор щурился, глуповато пялясь на огонь.
-- Я думал, что больше не увижу света. Стал забывать какой он. Серый? Красный? Оранжевый или белый? Или все вместе? – сказал Сальватор вместо приветствия.
-- Еще насмотришься. Я пришел за тобой.
-- За мной? Ты многим рискуешь, Карл. Но не стану врать. Я рад тебя видеть.
-- Сейчас посмотрим, чего стоит работа жреца, - произнес Карл.
Бывший командир стражи вставил вседверник в замочную скважину. Смазанное колесико тонкой работы мастера легко крутанулось вокруг оси. Раздался щелчок, означающий, что вседверник принял форму оригинального ключа. Отмычка оказалась донельзя полезной штуковиной. Первоначально Карл собирался вырубить охрану, чтобы завладеть связкой ключей.
Он отворил двери и Сальва покинул камеру. Подставив другу плечо, Тоффенбах повел его к свободе. Они покинули подземелье и вышли на свежий воздух. Каррэнстал спал. Приближалось жаркое лето. Мирные времена делали людей беспечными и подъёмный мост через пустой ров так же, как и днем соединял земли княжества и замок.
Оседланные лошади ждали их на той стороне моста. Карл готовился осуществить задуманное не одну неделю и основательно подготовился.



Цитата:
Сообщение от Ранго Посмотреть сообщение
Это свинина, причём не самые, прямо скажем, аппетитные места.
традиционное блюдо немцев и чехов. Жрут его по праздникам\и без в немереных кол-вах с гороховым пюре и квашенной капустой. Недурственное, кстати, блюдо, НЕ СМОТРЯ не последующую ночь громкого пускания ветров.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #74  
Старый 26.04.2017, 17:18
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,026
Репутация: 1399 [+/-]
24 - 31
25. -- Гиблая затея, - Вихтар стоял над ним, причитая и почесывая потные подмышки. ощущение, что "причитая" лишнее, то, что он жалуется и так становится понятным из текста.
Только обозы будет тягать можно понять расстройство хозяев по поводу порчи коня, но хорошая обозная животина тоже ценится. Зачем сразу на мясо?
26. - - Старая знакомая жила некогда здесь, - жрец ткнул пальцем в конечную точку начерченного пути. Плоскогорка. В двух днях пути на коне. похоже, где-то второе тире потерял. Там дальше становится понятно, что это прямая речь, но она не выделена.
28. нехилая интрига, понравилось.
30. не знаю, что хочет этой сценой сказать автор. То, какое неблагодарное скотское окружение у героя-конюха? То, что это была нелепая случайность, побудившая (очевидно) к перемене образа жизни? Если нелепая - то можно бы и сделать её нелепой. К примеру, волка шуганули, куснул, кто-то на инстинкте рубанул. Если же цель была показать скотов, что же - тогда всё правильно. Этот волк мне сразу не понравился, да и имя Люпус - почему-то с Гарри Поттером ассоциируется.
Ага, отрывок 31 показывает, что суть была не в случайности. К слову, понял откуда растут уши у сцены - из Игры Престолов. Волк Сансы отправляется в преисподнюю за чужие прегрешения.
По чем дудка, парень? почём слитно
Ответить с цитированием
  #75  
Старый 27.04.2017, 00:27
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
продолжение абзаца
1 часть закончена
4 австорских

Скрытый текст - 51 - Скверная ночь:
Оседланные лошади ждали их на той стороне моста. Карл готовился осуществить задуманное не одну неделю и основательно подготовился. Они будут гнать лошадей всю ночь до переправы через реку Каменку. Карл однажды помог управляющему почтовой станцией в щекотливом деле с любовницей и тот был ему должен. Они сменят уставших лошадей на свежих и продолжат путь, двигаясь строго на восток. Княжество Битстэд может приютить беглецов на время. Насколько знал Тоффенбах, спор о земельной меже велся до сих пор и спешить помочь в поимке двух странников местный князь не станет.
У лошадей, преграждая дорогу, стоял мужчина. Тоффенбах плотно сжал губы. Этого следовало ожидать. Слишком гладко прошел побег. Кто-то из стражи внезапно проникся чувством долга и спустился проверить заперты ли клети? Или Вихтар побежал к Дорэлу, поджав хвост?
-- Жди здесь, - приказал Карл и оставил Сальву у замковых ворот.
Человек взял под уздцы лошадей. Прошелестела сталь, вынимаемая из ножен.
-- Тоффенбах, - удивленно выговорил Уоллес. – Ты? Я мог подумать на кого угодно, но только не на тебя. Но зачем?
-- Ты поднял тревогу?
-- Все можно исправить. Послушай, я забуду, что видел тебя. Просто отведи приблуду в камеру. Пусть сгниет там.
-- Ты не поднял тревогу, - скорее себе, чем Уоллесу, ответил Карл. – Скверная ночь.
-- Куда уж хуже, - согласился Уоллес, не зная, вложить ли меч обратно в ножны или направить на Карла. – Поворачивай обратно, Тоффенбах, или я за себя не ручаюсь. Сальва покусился на святое. Каталину я ему никогда не прощу.
-- Ты так хочешь его смерти, Уоллес? Так иди и прикончи его сам.
Карл снял пояс с ножнами и протянул их Уоллесу, отступая в сторону.
-- А я умываю руки, - он демонстративно сунул руки в карманы и отвернулся.
-- Закон един для всех, Тоффенбах, - Уоллес вздернул подбородок и покосился на держащегося за опорную балку беглеца. – Он заплатит за то, что сделал, железом или свободой.
Он принял ножны у Тоффенбаха и двинулся к Сальватору. Карл знал Уоллеса двадцать лет. Жена вертела им как хотела, а он только радовался. Детей у них не было. Хотя от этого не легче. Уоллес был хорошим человеком. Честным, но простоватым и доверчивым. Было большой ошибкой повернуться к нему спиной.
Карл воткнул ему кинжал под левую лопатку. Лезвие царапнуло кость и удар вышел смазанным.
-- Что…
Карл ударил второй раз. Погрузил лезвие по рукоять, выдернул. Ударил еще раз, между ребер. Зажал Уоллесу рот, чтобы тот не закричал.
-- Скверно, - сказал Тоффенбах, таща человека, которого считал хорошим другом большую часть жизни, к краю моста, - Скверно.
Карл мог сказать, что ему жаль. Что он сожалеет о случившемся и сочувствует Фригитте, ставшей вдовой. Но это было бы ложью. К тому же – говорить с мертвецами явный признак того, что ты тронулся умом. Поэтому Тоффенбах молча столкнул тело с моста. За год дело с отводом реки не сдвинулось и ров стоял пустой. Насколько знал Карл, под мостом росли кусты, которые могли укрыть труп на какое-то время. Но что делать с лужей крови? Похоже, погоня будет жаркой.
-- Скверно, - вздохнул Тоффенбах и жестом приказал Сальве садиться в седло.
Кресло качалка и полная трубка заморского табаку. Натопленный камин и теплый бочок деревенской бабы. Для таких как Карл не могло быть спокойной старости.
-- Дерьмо, - он сплюнул в лужу крови. – Я все равно не умею управляться с хозяйством. Ходу Сальва, ходу.
Им предстояла нелегкая ночь в седле. Много нелегких ночей.

2 Часть

Мечи и таланты

Если бы Греттэль спросили – чем ты живешь? Грабежом и разбоем, не моргнув глазом ответила бы атаманша. На этом обычно расспросы не заканчиваются, поэтому последует неизбежный вопрос: и много ли счастья приносит шальная жизнь? Если счастье – это деньги, я бываю счастлива от набега к набегу. Чего не скажешь о тех, кого мы хороним за пригорком, у которого притаилась артель.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #76  
Старый 27.04.2017, 17:08
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,026
Репутация: 1399 [+/-]
32. Он принял решение переехать в Плоскогорку. проще изменить на "решил"
Отрывок получился сухим, нелитературным. А вот эта фраза вышла здорово:
- Ты словно пустая книга, - сказал ему как-то отставной капитан. – И каждый встречный может оставить в ней подпись.
33. а правый темно-синим, скрывавшим глубины мирового океана. а герой разве видел мировой океан, чтобы так сравнивать?
34. Сальва стругал и пилил, занимался резкьбой по дереву и собиранием мебели. опечатка
Читал-читал какой Сальва хороший, всё время работает, повышает мастерство и т.п, прямо Гарри Потер в лучшие годы, образец для хороших мальчиков. Только есть одно "но" - возраст. Где "половое влечение" героя?
35. Не смотря на старания, наставница умерла,
Кстати, неожиданно напомнило становление Дарта Вейдера, когда он обнаружил, что не властен над жизнью, и тревога за близких вынудило его искать запретные знания.
36. нет, чернухи здесь точно нет. Можно бы и ещё усилить это противостояние общества талантливому медику, науке, тем более, за историческими аналогами далеко ходить не надо.
37. Здесь и до этого, очень много описаний, мало действий. (прям как у меня), движение начинается аж в 38.
38. хороший отрывок
39. Напомнило метод Васекса в самом начале - вывали кучу информации в диалоге. Так-то всё нормально, и легко запоминается. Другое дело, что странно ожидать таких ответов в ситуации. Сидят плетцы, проводят свои тесты, занятые, понимаешь, и вдруг на них обрушивается вал общих, неконкретных вопросов. В аналогичной ситуации весьма возможно быть отправленным на йух. Конкретные же вопросы, которые вполне достойны ситуации, это во сколько едем в этот ваш "Маговланд"., сколько раз кормят, какое жалование, где поселят.
40. Древни (?) – предпочитают зелень. древляне ;)
Ответить с цитированием
  #77  
Старый 27.04.2017, 20:04
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
4 часа мозгового штурма. Готовы наброски карты, какая-никакая хронология мирка, в черновике плана предусмотрены штрихи связок трех частей и мотивация действий гг.

Отрывок вышел грубым, ничего не могу с собой поделать. тлетворное влияния ведьмака.

Скрытый текст - 52 - Атаманша:
Ожидание смердело похлеще подмышек докеров. Атаманша знала это не понаслышке – была портовой шлюхой пока в кабацкой драке ей не исполосовали смазливую мордашку разбитой бутылкой. Поэтому сейчас Греттэль лежала в высокой траве и сходила с ума от скуки. Греттэль не любила эту часть ремесла больше всего. Остаешься один на один с собой и дурные мысли лезут в голову. Еще ужасно, до рези между ног, хочется отлучиться в кусты. Она лежала и развлекала себя вопросами.
Много людей отправила на свет бывшая шлюха? Дайте подумать. Первыми стали пьянчуги, по вине которых появились шрамы. Она нарезала из их кожи неплохие ремни, которыми обмотала рукоять Струны – своей шпаги, выкованной и закаленной в Дэльблатоне. Гномы были горазды мастерить всякое разное, но лучше всего у них получались игрушки для смерти. Следующим стал папаша, что отправлял девушку торговать собой. Она перерезала ему глотку, когда он приходовал знакомую по порту подружку.
Греттэль почувствовала, что невольно улыбается – заболели кривые шрамы на щеках. Раздвигать ноги ей нравилось, да вот с людьми не везло. Клиенты были сплошь либо грубыми моряками, оставляющими синяки на теле, либо молокососами, которым только за титьку подержаться и тут же спускают. Другое дело убийство. Убивать Греттэль любила больше чем курить, пить и трахаться вместе взятые. Вначале забиралась в дома и убивала семьи ради развлечения. Сначала мамок, потом детишек, заставляя их папаш корчиться связанными на стульях и просить вначале о пощаде, а затем о смерти. Но это занятие приносило только хлопоты. Греттэль ходила в лохмотьях, ела что могла стащить с прилавка, либо крыс в канализации. Городок оказался больно трусливым и всполошился. Подумаешь десяток семей изрубили ломтиками. За ней охотились стражники и приходилось признать – затея была веселой, но опасной и глупой.
Поэтому Греттэль решила совместить приятное с полезным. Девица сколотила банду и вышла на большак. Ее ребята были хороши как в битве, так и в постели. Греттэль отдавалась им по очереди, если заслужили и выпускала кишки, если думали, что могут обвести атаманшу вокруг пальцев. О ее шайке ходили разные слухи. Мол, у них есть в банде плетец, или что Греттэль родом из Пепла. Репутация – отличное подспорье в разбое. Услышав ее имя, купчики куда охотнее расставались с мошной и предпочитали по-быстрому вскрывать тайники под козлами телег. Впрочем, это не спасало их от пыток, ведь убийство Греттэль считала своим священным долгом перед Шестью. Засранцы обрекли ее на такую жизнь, а другим подарили холеные личики и счастливые семьи. Ничего, Греттэль Струна в Горле, сама исправит оплошность и уравновесит шансы.
Появился первый обоз. Греттэль свистнула по-соловьиному, давая команду парням. Двое подперли досками заготовленные бревна. Всхолмье было их доходным местом. Греттэль гордилась собой, ведь именно ей пришло на ум осесть здесь и щипать богачей. Потраченное тратилось на выпивку и дурман-траву. Атаманша не откладывала деньги. Зачем? Место далекое. На день пути никаких поселений. межа между Серебряным Листом и Десятиградьем, до которой никому нет дела. Протрезвев, ватага вновь выходила на большак. Мошна исправно пополнялась.
Молодые липки подлесья качнулись, и атаманша схватилась за Струну. Тишина. Наверняка косуля щиплет листья. Ей следовало еще вчера трахнуть того дурня с елдой по колено, что лежал сейчас по левую руку от нее, чтобы успокоить нервы и не подрывать зад при любом шорохе. Ничего, сегодня вечером успеется.
Когда караванные повозки заехали меж холмов, бревна с треском выкатились с пригорков, перекрывая проезд. На опешивших всадников обрушились стрелы. Главное - выцелить побольше наемников, прежде чем дело дойдет до рукопашной. Торгаши могли обсчитать покупателя или юлить перед стражниками, выискивая способы не платить подушный налог, но на охрану для товаров, и что важнее – себя любимых, они не скупились.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #78  
Старый 29.04.2017, 00:53
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Экшоновая будет часть, ех.

Скрытый текст - 53 -Кровь, так много крови:
Двое повисли на луке седла. Их спины были утыканы стрелами точно подушечки для иголок. Греттэль грязно выругалась. Говорила же, каждый выбирает себе цель. Как только дело пахнет жаренным от дурней никакого проку. Первый залп насмарку.
Меж тем оказалось, что охрана не зря ела свой хлеб. Люди перевернули обозы, создав временные баррикады. Ее ребята убили нерасторопного мечника и ранили в ногу толстяка, запихнувшего пузо в кирасу, ремни которой трещали по швам. Остальные укрылись за ограждением и стрелы артели бесполезно вязли в ткани и дереве фургонов. Обороняющиеся ответили встречными залпами, но высоту заняли люди Греттэль, и преимущество было на ее стороне. Случайная стрела поразила дурня с большим елдаком. Древко вошло аккурат в шею, перебив артерию. Мужчина забулькал, прижимая рану руками.
-- По... мо… ги…
Греттэль вставила ему в глотку Струну. Повертела, наслаждаясь предсмертными хрипами. Хоть какая-то польза от него.
--Вперед, - закричала атаманша, первой идя на приступ.
Шайка, вдохновленная ее примером, с улюлюканьем и гиканьем выхватывала сабли и ятаганы, бросаясь следом. Разбойники нахлынули на краванщиков подобно сокрушительным волнам, что глодают, истачивая из года в год, Кости Империи. Фенхель отрубил руку топорнику. Один из близнецов Одноухов уже сражался на козлах, размахивая бердышом. Защитники кололи их копьями, но как-то вяло.
Греттэль их понимала. Она умела считать только на пальцах, а их у бывшей шлюхи осталось восемь на ногах и девять на руках. Именно столько воинов сопровождало караван. Артель Греттэль была куда многочисленнее. На их стороне были сила и внезапность. Через несколько минут эти трусы сложат оружие.
Разбойники теснили караванщиков. Два обоза пали под натиском. Греттэль увидела там рулоны шелка и мешки шафрана для десятиградских красилен. Неплохая добыча, если знать, кому продать товар. Греттэль знала, но предпочитала верные монеты, так как понимала, что за добытый разбоем товар дают лишь десятую долю от настоящей цены. Трое ребят уже копались внутри завоеванных фургонов, деля добычу. Атаманша зашипела, пригрозив болванам Струной. Сначала следовало доделать начатое.
Греттэль выделила из шатких рядов охраны троих воинов. Эльфа, что умудрился убить ее человека в начале боя, молодого мечника, постоянно рвущегося вперед, словно он соревновался в том, что за бой убьет больше остальных, и сосредоточенного наемника в саладе, рассчитывающего каждый следующий удар. Эти трое были опасными противниками. Вокруг них сплотились остальные воины. Они могли создать проблемы и существенно уменьшить численность ее людей.
Греттэль приказала подчиненному принести арбалет. Убойная штуковина дорого обошлась отряду. В прошлый набег оружием убили троих, прежде чем стрелка зарубили. Атаманша полагала, что достаточно убить одного-двух из тройки и остальные сдадутся. На траве уже лежала дюжина трупов. Харон забрал в лодку троих из ее шайки. Неплохой расклад.
Греттэль сражалась яростно, точно в нее вселился сам Арий. Она колола Струной направо и налево, целя в прорехи доспехов и щели шлемов. Кровь, так много крови! Пусть льются красные реки, она выпьет их досуха. Стерев пот рукавом расхристанной рубахи, она огляделась. Где этот дурень с арбалетом? Все приходится делать самой.
Болт пронесся в дюйме от ее лица и пригвоздил к повозке Бородача. Драконье дерьмо! Ублюдок хочет убить ее и сам встать вожаком?! Она лично выпотрошит нахала. Еще один болт впился в спину Одноуху. Близнец, заметив смерть брата, заверещал точно маленькая девчонка и пропустил удар. Наемник в саладе раскроил грудную клетку сильным ударом. Греттэль поняла, что ее план летит в бездну с устрашающей скоростью.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #79  
Старый 29.04.2017, 09:34
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,026
Репутация: 1399 [+/-]
дочитал до 53 включительно, теперь можно и к Васексу приступить, но там сложнее, мало что знаков больше, тяжело линии в голове удержать.
41. Сурьмили трубы чего-то я не слышал такого выражения. Сурьма - вроде же краска, да?
Из сцены избиения выходили куда более страшные последствия, чем они в итоге оказались для Сальвы. Даже если он куда крепче и без того крепкого человека, то как у него ещё на любовь-то после всего сил хватило!
51. понравилась это повторение "скверно". Вышло очень естественно.
Ответить с цитированием
  #80  
Старый 30.04.2017, 00:08
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,773
Репутация: 1812 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 54 - Никогда не любил убивать женщин:
С пригорка вылетел молодчик с дубиной, в толстый конец которой были вбиты гвозди. Он с размаху опустил палицу на голову ничего не подозревающего Фенхеля. Глаз бандита вылетел из головы от удара. Фенхель наклонился, чтобы его подобрать, охнул и умер.
Неожиданная подмога ободрила защитников баррикад. Наседающих бандитов опрокинули с повозок. Греттэль пришла в ярость. Она увернулась от рубящего удара мечом, ткнула Струной в глаз. Прикончив противника, атаманша переключилась на следующего врага. Да сгниет ее брюхо, если она упустит такой шанс! Греттэль вертелась волчком, жаля Струной, не давая возможности к себе подобраться.
От дубины молодчика слегли трое парней. Он ловко с ней управлялся, разбивая головы и кроша кости тем, кто пытался достать его мечом. Его напарник, встав на колено, выстрелил из арбалета. Натянул ворот рычагом и снова спустил курок. Он уложил двоих быстрее чем Греттэль могла задрать юбку. Разбойники сообразили, что их шпигуют своими же болтами и дрогнули. Шла в контрнаступление охрана каравана, со спины же их расстреливали словно куропаток осенью. Артель рассыпалась и превратилась в мечущихся из стороны в сторону напуганных цыплят.
-- Назад, сучьи дети, к обозам! – завопила Греттэль, но разбойники ее не слышали.
Они разбегались в разные стороны, забыв о намерении грабежа и желании поживиться, хотя перевес в людях все еще был на их стороне. Они не были солдатами, в отличии от той троицы, что теперь гналась за беглецами, рубя им спины и калеча ноги. Парень с дубиной тяжело дышал. Махал он ей умело, но вот силы не рассчитал. Греттэль ощерилась. Она заберет его с собой в могилу. Струна просила крови и Греттэль с радостью напоит верную подругу.
-- Хья!
Она бросилась к парню, вложив все силы в один выпад. Она насадит его на струну как поросенка на вертел, посмеется в лицо и помочится на тело. Она сделает это со всеми здесь собравшимися. Она – Греттэль Струна в Глотке!
Неожиданный толчок отбросил атаманшу. Она повалилась на спину. Воздух вышел из груди. Греттэль закашляла и сплюнула кровавую слюну. Бок обожгло огнем. Боль была нестерпимой, но не такой обидной, как поражение. У нее ведь был план, чудесный план, чтобы грабить и убивать столько, сколько захочет, и не юлить перед законниками всякий раз, когда найдут очередной труп. Что могло пойти не так?
Послышались шаги. Арбалетчик держал ее оружие на плече и хмуро рассматривал поверженную атаманшу. Греттэль собиралась высказать ему все, что думает, но даже дыхание ей давалось с трудом. Она сипела и сверлила его глазами. Древко болта засело в боку. Ткань рубахи быстро окрашивалась в красные тона.
-- Баба, - мрачно заявил арбалетчик. – Скверно. Никогда не любил убивать женщин.
Он достал вороток и принялся крутить механизм, натягивая тетиву. Греттэль сипло рассмеялась. Мужчина вставил арбалетный болт в ложе и приготовился убить девушку.
-- Стой, - крикнул ему парень с дубиной. – Не спеши. Она может пригодится.
-- Она? – Арбалетчик с сомнением оглядел Греттэль. – Что-то сомневаюсь, Сальва.
-- Не беспокойся. У меня есть идея.

***

-- Парни, - Дилан расплылся в улыбке и горячо пожал руку обоим. – Как я рад вас видеть. Кто бы знал, что суждено еще раз свидеться. И где? У эльфов на рогах.
-- Угу, - согласился Тиберий. Кантонец стирал кровь со своей секиры. Недовольно цокал языком, считая новые зазубрины.
-- У нас нет рогов, хумус, - встрял Герус, подходя к их костру. Садиться он не стал, лишь слегка склонил голову, в знак уважения Сальве и Тоффенбаху. – Спасибо за помощь, странники.
-- Еще у эльфов нет чувства юмора, - проворчал Дилан, накидывая капюшон.
-- Я уполномочен говорить от лица наших работодателей, - не удостоив его ответом продолжил Герус. – Члены гильдий Пряностей и Шелка, Ульман и Беррих высоко ценят ваши храбрые сердца и острые клинки.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 21: Ливингстон - Долгая дорога Креатив Архивы конкурсов 20 17.04.2017 18:29
Креатив 21: Крыжановский - Долгая прогулка Креатив Архивы конкурсов 6 12.04.2017 21:27
Креатив 14: Главный Герой - Долгая счастливая жизнь. Два рассказа Креатив Архивы конкурсов 42 07.12.2012 16:22
Долгая история MirfRU Рецензии 2 21.10.2009 07:27


Текущее время: 09:29. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.