Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > ФРПГ: Форумные Ролевые игры > Враг неизвестен

Важная информация

Враг неизвестен Литературная ФРПГ для фанатов "X-COM", а также всех любителей тактических боевиков, конспирологии и приключений.

Ответ
 
Опции темы
  #41  
Старый 01.05.2016, 14:10
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,630
Репутация: 841 [+/-]

10 мая 2014 года.
Российская Федерация, Якутия, база «X-UNIT».

Разговор с вернувшимся Барсовым вышел довольно тяжёлым, и к себе в кабинет полковник Краснов вошёл, погруженный в непростые раздумья. Опустившись в кресло, он взял из ящика первую попавшуюся папку с накладными, открыл – и заметил, что монитор открытого ноутбука мягко светится.
- Добрый день. - Буркнул Николай Николаевич, даже не поднимая взгляда от разложенных по столу документов. - И почему я не удивлён?
- Потому что вы умный человек. - Не поддержав предложенного тона, совершенно ровно ответил Куратор. - Я только что с совещания Комитета. Российского представителя при ООН вызывали в Совбез.
- И? - Полковник всё же посмотрел на экран.
- Инцидент с бомбардировкой острова они отрицают. Обещали расследовать дело и допустить на остров международную комиссию, но только после того, как сами разберутся во всём. Вероятно, планируют порыться в обломках базы пришельцев без конкурентов.
- А атака нашего транспорта?
- Признают. - Кажется, лысый ООНовец помрачнел. - Списывают на недоразумение. Приносят извинения. Предлагают компенсацию деньгами или иным путём, в разумных рамках.
- И что дальше? - У Краснова не было настроения формулировать сложные вопросы.
- Вероятно, в долгосрочной перспективе придётся задуматься о переносе базы проекта.
- В США?
- Нет. Боюсь, США тоже не самый надёжный участник проекта. Пока рассматривается вариант размещения базы в Китае. Я говорю вам это, чтоб вы были готовы к временному свёртыванию и передислокации. Но не сейчас.
- Сейчас мы займёмся вновь полученными сведениями.
- Именно. От них многое зависит. В ближайшие дни... вероятно, определится дальнейшая судьба как проекта «X-UNIT», так и всего человечества. Верю в вас.
После столь нехарактерного прощания представитель ООН привычно резко оборвал связь...

* * *

По лицам сотрудников технической лаборатории было видно, что за экспедицию переживали все без исключения. Штреллер бросил рюкзак в ближайший угол, махнул в сторону стола, куда нужно было поставить инопланетный компьютер, и устало опустился на стул.
- Так, господа, общий сбор… - Маркус пытался бодриться перед подчинёнными, но выходило плохо - голос его звучал так, словно инженер не спал неделю. - Про последние события вы уже знаете, про наш трофей тоже. Первоочередная задача отдела - получить все данные с этого сервера, ответственный Харрис, приоритет высший. - Штреллер подхватил со стола чей-то недопитый кофе, сделал глоток. - Второе - броня и оружие. Мне надоело, что наших бойцов выводит из-строя любой выстрел противника, а мы их роботов даже повредить не можем. Так что приветствуются любые идеи и наработки. И, герр Гэллэгер, нам нужен новый транспорт. Из-за устаревшего «Чинука» мы потеряли троих парней, и только чудом эта цифра не выросла. Возьмите все необходимые ресурсы и займитесь, наконец, делом по специальности, Малкольм.
- А что именно вы хотите получить? - Авиаконструктор заметно нервничал – слова шефа прозвучали почти как обвинение, хотя немец не вкладывал в них такого смысла.
- Быстрый, бронированный и маневренный аппарат, способный перевозить десантную группу. А вообще, жду ваших предложений. И отчётов по последним дням работы.

* * *

Командир взвода «Альфа» понуро шагал из столовой в жилой блок, когда его окликнули.
- Иван! Хорошо, что я вас встретила. - Улыбающаяся Хенриксен помахала ему рукой с другой конца коридора и, стуча каблучками, поспешила навстречу. Она уже успела переодеться в «летнее-повседневное», то есть в юбку, рубашку и туфельки, и зачем-то собрала волосы в один хвост, вместо двух.
- Вы что-то хотели? - Не до конца собравшись с мыслями, спросил Барсов.
- Не совсем. - Канадка остановилась перед ним и на секунду привстала на носочки, заложив руки за спину. - Вы любите Лавкрафта?
- Э... - Иван знал, как трепетно командир «Лямбды» относится к литературе, но такие внезапные вопросы посреди пустого коридора малость ошарашивали.
- Вы знаете один из его центральных мотивов? - Быстро продолжила девушка, не дав ему ответить. - Есть вещи, которые человек неспособен понять, и даже попытка осознать их, обдумать, приблизиться к ним, грозит безумием и смертью. Как вы думаете, иногда не может ли быть справедливо и обратное - бывает так, что некоторые вещи человек может осознавать сам, но не иметь возможности объяснить, рассказать, приблизить к ним кого-то ещё?
- Ну...
- Так вот... - Снайпер вновь не позволила Ивану заговорить. - Хочу вам посоветовать одну книгу... Это роман моего любимого французского писателя, Франсиса Карсака – «Львы Эльдорадо». Он есть в библиотеке на английском языке, второй шкаф, полка прямо на уровне глаз. Там есть важная сцена, которую вам стоит прочесть очень внимательно - когда Тераи Лапрад посещает шефа Бюро Ксенологии, господина Нокомбэ. Я сделала там закладку. Вы... Ох!
Мишель вдруг побледнела и прижала ладонь к виску.
- Вы в порядке? – Нахмурился Барсов.
- Да, просто мигрень. - Хенриксен снова улыбнулась и махнула рукой. - Наверное, после вчерашнего боя... Увидимся.
Оставив коллегу в полном недоумении, канадка удалилась.
Весь этот диалог выглядел настолько абсурдным, странным, что бывший боец спецназа ГРУ не стал откладывать – и уже через десять минут был в своей комнате, с нужной книжкой в руках. Присев на кровать, он выудил из тумбочки блокнот, открыл на чистом листе, написал вверху «капитан Мишель Хенриксен» и поставил чуть ниже четыре точки. Каждая – одна из возможных причин, побудивших канадку на такой загадочный контакт с ним.
Первая, самая вероятная – попытка направить заподозрившего неладное коллегу по ложному следу. А это значит, что подозрительность его вполне оправдана, он на верном пути.
Вторая - Хенриксен агент под прикрытием, своими действиями Барсов ставит под удар ее миссию. Непонятно на кого она работает, но в этом случае девушка – союзник, и если ей и не нужна помощь, то, по крайней мере, он не должен мешать. Сложно, но возможно.
Третья - она шпион поневоле. Тогда ее послание – просьба о помощи.
Четвертая - послание является предупреждением, чтобы он не совал свой нос туда, откуда можно и нос обратно не получить. Правда, неясно в этом случае, шпион она или же союзник.
Иван наморщил лоб, вспоминая детали их последних бесед. Попытка снайпера сказать что-то важное в падающем вертолёте. Явная угроза гибели заставляет людей перед смертью идти на откровения. Или сообщить что-то более важное, чем собственная жизнь. Что-то, что не должно умереть вместе с тобой. Далее - разговор сразу после крушения о действиях России на острове Медном. В целом получалось, что коллега-капитан работает точно не на Москву. В общем-то, и так очевидно. Кстати, интересно, МакГрин тоже во всём этом замешана?
Теперь - их последний разговор. Иван с легкостью выделил две ключевые фразы. Первая – вещи, которые человек не может понять, а если попытается, то его ждет неминуемая гибель. Звучит как недвусмысленное предупреждение. Однозначный плюс четвертому пункту. Вторая ключевая фраза говорит иное – вещи, которые человек понимает, но рассказать о них не может в принципе. Плюс к третьему варианту. И ко второму.
Барсов взял принесенную с собой книгу. Без труда нашёл закладку, оставленную Хенриксен, и принялся читать. Через минуту отложил в сторону. Прикрыв глаза, мысленно повторил только что прочитанный отрывок:
«- Но меня могут похитить, накачать наркотиками…
- Перед тем как выйти отсюда, вы подвергнетесь психической обработке. Ничто на свете не сможет преодолеть умственную блокаду, которую мы создадим в вашем мозгу! Даже если ваша воля случайно пошатнется, - хлоп, - и конец, ничего не останется!
Тераи вскочил, как подброшенный.
- Вы нарочно заманили меня в эту ловушку! Вы…
- Садитесь! У вас есть выбор - пройти сквозь стиратель памяти.
- Ну да, и вы воображаете, что я отдамся в руки ваших гипнотизеров, чтобы очнуться покорным штатным агентом, до конца своих дней рабски преданным БКС, и к тому же счастливым своей долей! Нет, я предпочитаю риск умственной блокаде!
- Она тоже создается психотехническими методами. Но даю вам слово, что блокада нисколько не повлияет на свободу вашего выбора». [цитата по Ф. Карсак. «Робинзоны космоса. Сборник». Перевод с франц. А. Лавлинский]
- Ментальная блокада. – Одними губами проговорил Иван. Полгода назад он бы не поверил, что такое возможно. Но после того, как в его собственных мозгах порылся пришелец-«плащеносец», сомневаться было глупо. Неожиданно возникшая у девушки мигрень при попытке просто намекнуть русскому офицеру на что-то, явно была не просто совпадением. Плюсы к вариантам два и три. Сначала Барсов поставил плюс и варианту один, но потом зачеркнул – уж больно мудреной была бы попытка увести его в другом направлении таким способом. Кто б знал, что ему придется столкнуться с такими вещами? Если проводить прямую параллель с книгой, то получалось следующее: во-первых, не по своей воле капитан Хенриксен делает то, что должна делать, во-вторых, рассказать детали она не может при всём желании, в третьих – она не враг.
Итак, картина потихоньку вырисовывается – варианты два и три. Однако оставался вопрос – каким же образом у канадки происходит связь со «своими». На базе – слишком рискованно. Вне её? Хах! Иван вспомнил регулярные выходы снапйерской пары на поверхность. Причём по меньшей мере с момента появления Барсова на взлетной полосе в Якутии - там канадки якобы искали каток. Впрочем, каток они нашли, но значения это не имело. А их постоянные тренировки в лесу? Вроде бы и объясняют достоверно, но… Да, и значит МакГрин точно замешана.
Барсов встал, прошёлся по комнате. Два слова продолжали навязчиво вертеться в голове: «ментальная блокада». Интересно, есть ли способ её снять? Обойти? Связано ли это со способностью Мишель не поддаваться воздействию пришельцев на разум человека? Иван отдавал себе отчёт, что на базе никаких возможностей для снятия блокады нет. Разве что к «оранжевому плащу» за помощью обратиться – они смыслят в таких вещах, вроде бы. Несмешная шутка…

* * *

Харрис, Вашингтон и двое лаборантов сидели плечом к плечу перед инопланетным компьютером, сосредоточено уставившись в монитор. На нём периодически вспыхивали какие-то знаки, другой активности в этой скульптурной группе Штреллер за несколько минут не заметил.
- Кхм... – Кашлянул немец. Выждал минуту. Повысил голос. - Господа!
Рейкции не последовало. Тогда главный инженер набрал в грудь воздуха и рявкнул:
- Achtung! Jeder up! Что тут происходит?!
- Босс, прошу прощения, но вы сорвали эксперимент. – Смущённо закашлялся доктор вашингтон, отрываясь, наконец, от трофея. - Согласно вашему распоряжению, вчера вечером нам удалось запустить захваченный на базе пришельцев сервер. Однако скачать с него данные не удалось, так как земная техника сразу же подвергается предположительно DDoS-атаке со стороны трофея. Получить доступ напрямую через терминал так же не удалось, на экране каждый раз появлялась группа неизвестных пиктограмм, предположительно запрос пароля.
- Когда мы попытались расшифровать запрос, оказалось, что на базе никто не изучал язык пришельцев. – Добавил Харрис.
- Да, верно, мы ведь знаем только те значки, что есть на оружии и приборах и понимаем их только по эффекту от нажатия нужной кнопки. – Кивнул Иезикиль. - В общем, мы попросили у доктора Солнцевой разрешения поговорить с сектогитом-техником... Ну, который лучше всех приручен.
- И? - Маркус внутренне был готов к чему-то плохому.
- Ну, биологи нам помогли без споров, а этот серый посмотрел на фотографию экрана и показал, как один из «плащей» смотрит вот на эту штуку - Учёный поднял со стола небольшой матовый шарик на прозрачной подставке, который Штреллер до этого принял за ночник - Мы так поняли, что сервер управляется мысленно, а это устройство ввода-вывода.Раньше оно болталось на обломке опоры, а когда мы его перед монитором поставили, шарик засветился, а на экраны появились новые надписи.
- Это хорошо конечно, молодцы, но сейчас-то вы почему просто рядом с ним сидите всей бандой?
- Шеф, ну мы же пытались им управлять, мысленно. - Снова откликнулся Харрис. - А вы помешали. У нас уже получалось менять надписи!
Штреллер на минуту задумался, поглядывая на мельтешение значков. Хмыкнул:
- Знаете, мне кажется, что эти сообщения на экране появляются без нашего участия. А без знания языка мы никогда не поймём, что же мы нашли, даже если все сделаем правильно. Придется устроить еще один допрос.

В качестве объекта для дознания глава технолаборатории выбрал не рядового сектогита-инженера, а куда более развитого лидера. К несчастью, тот оказался удивительно острым на язык и склонным к иронии. Серокожий гуманоид больше издевался, но кое-какую информацию из него вытянуть удалось. Оказалось, у сервера был привычный по другим моделям инопланетной техники графический интерфейс, только для удобства командиров к нему прилагалась возможность мысленного общения с машиной, на которую были способны только «капюшонники». Сам язык, видимо, был продуктом смешения и развития языков нескольких рас, и в дополнение к обычным словам, содержал большое количество пиктограмм. Без желания кого-то из пленников учить языку землян разобраться в нём представлялось крайне сложным, но для основных операций могло хватить того набора пиктограмм, который удалось выведать или расшифровать. Это давало команде возможность хотя бы приступить к работе.
Четырнадцатого мая лаборант разыскал Маркуса на полигоне, на очередных испытаниях БМП, и ещё на бегу затараторил:
- Господин Штреллер, кажется, мы поняли! Пойдёмте скорее, ребята там проверяют еще с мистером Гэллэгером, но говорю вам, мы расшифровали целый кусок данных!
Когда немец вошёл в лабораторию, почти все сотрудники уже толпились вокруг терминала, периодически давая Харрису советы, в которых тот явно не нуждался.
- Александр, показывай. - Маркус не стал тратить время на разгон толпы, а просто протокался в первые ряды. Харрис энергично прижал шар и по экрану побежали целые столбцы значков.
- В общем, мы с Изи… с доктором Вашингтоном считаем, что это система навигационного контроля. – Пояснил он. – Наверное, та база была их перевалочным пунктом и планетарным маяком. Видите вот эти обозначения? Мы уверены, что это координаты. А вот эти пиктограммы обозначают типы кораблей. В общем, здесь куча информации обо всех рейсах НЛО, связанных с Землёй. Наверняка тут можно найти места расположения других баз, сведения о грузах и интересных пришельцам объектах. Когда-нибудь. - Харрис выдохнул, немного успокоившись. - Пока мы можем только тип корабля и его маршрут проверить.
- Это всё равно отлично. - Штреллер на самом деле был впечатлен успехом. - А графически эти маршруты можно отобразить?... Ага, вот так... А можно все последние полеты?... Хм, а это как понимать?

Новость, полученная в результате расшифровки записей с сервера буквально жгла руки – и лишь один раз её перепроверив, старший инженер запросил срочную встречу с командующим. В кабинете он вывалил на голову полковника ворох терминов, после чего подвёл итог:
- ... таким образом, герр полковник, мы можем установить, откуда пришло на нашу планету вторжение. Время от времени их тяжёлые корабли совершают полеты на Марс, а точнее вот в этот район… - Маркус ткнул пальцем в карту одного из марсианских полушарий, которую сам же арспечатал на цветнмо принтере, прежде чем идти на доклад. – Плато Цидония. Здесь, по нашим расчётам, они могут садиться. Я почти уверен, что их узловая база на Марсе. Понятно, что сами они не марсиане, но с Земли они больше никуда не летают.
- Отличная работа! – Краснов улыбнулся – не зловеще, и не загадочно, а скорее устало. – Послушаем, что по этому поводу скажут наши покровители…
Полковник пробежал пальцами по клавиатуре ноутбука и, словно точно зная, что ему ответят без задержки, произнёс:
-Хорошие новости, господин Куратор. Наши инженеры смогли расшифровать данные с компьютера пришельцев. Мы по-прежнему не знаем, откуда они пришли, однако нам удалось обнаружить местоположение, как мы предполагаем, опорного пункта врага в нашей системе. На мой взгляд, уничтожение этой базы, которая наверняка используется как транспортный узел, должно нанести серьёзный ущерб силам пришельцев, по меньшей мере оставив их без снабжения. В нашем распоряжении имеется полностью работоспособный корабль противника. Я уверен, инженерная служба сможет переоборудовать его, чтобы мы смогли отправить наши силы на Марс, и там атаковать вражеское логово.
- Мхм-м... - Представитель ООН вздохнул, почему-то не глядя на Николая Николаевича. - Что ж, передадите нам ваши сведения, мы их уточним по возможности. Подготовку разрешаю. Кроме того - на период подготовки вы получаете усиленное финансирование, потому по умолчанию будут удовлетворяться ваши текущие нужды, а суммы на закупку необходимого оборудования и вооружения будут предоставляться по первому запросу. И продолжайте подготовку базы к вероятному свёртыванию. Мы ведём переговоры с США и Россией, но пока не добились убедительных результатов, обстановка в любой момент может обостриться ещё больше. До связи.
Экран погас.


* * *
23 мая 2014 года.
Российская Федерация, Якутия, база «X-UNIT».

Когда Мишель вошла в комнату, её напарница как раз переодевалась после тренировки. На улыбающуюся Хенриксен она взглянула вопросительно. Поинтересовалась:
- Опять что-то задумала? По лицу вижу.
Вместо ответа капитан уселась на край койки и сняла «лодочки». Улёгшись, закинула ноги на спинку, заложила руки за голову и, хитро косясь на подругу, спросила:
- Тебе не кажется, что сейчас самое время устроить ротационную серию отпусков? Хочешь в Ванкувер? Вы ведь с родителями давно не виделись?
- Давно. Но увольнительную просить не стану. По-моему, покидать сейчас базу - не лучшая идея. - Довольно мрачно заметила Энн, затягивая ремень на брюках.
- Да, ты права, пожалуй. - Со вздохом нахмурилась Хенриксен. - Я и сама об этом подумала... Но ребятам нужно развеяться и поднять боевой дух - после последних потерь дела совсем плохи. Можно организовать какой-нибудь праздник, конечно...
- Ещё ты можешь укоротить юбку на дополнительные полпальца и спороть верхние пуговицы на рубашке.
- Заткнись. - Беззлобно фыркнула Мишель, не переставая улыбаться. - Может, если нельзя устроить поездку домой, возможно организовать связь? Мы тут торчим месяцами, даже звонок родным без видеосвязи поднимет настроение...
- Только звонить придётся из кабинета полковника. - Хмыкнула МакГрин, присаживаясь на свою кровать. - Где у нас ещё внешняя связь есть?
- Так ведь тем лучше. - Капитан тоже села и не глядя застегнула воротник, подтянула галстук. - У него уютный кабинет. Схожу-ка, поговорю с ним об этом...

А неделю спустя, в последний день мая, после ужина, Маркус и Мишель пили за одним столиком в опустевшей столовой апельсиновый сок и вместе мечтали о лете. Конечно, лето наступало уже завтра, но это было скучно. Покидать базу в самом деле казалось неразумным, потому приходилось довольствоваться фантазией и построением заведомо невыполнимых планов.
- Нет, в Париж не поеду, даже не уговаривай. – С улыбкой качала головой девушка. - Во-первых, я там была. Ещё в детстве, с родителями, потом по службе пару раз. А во-вторых, город-то, конечно замечательный, но что там делать летом? Вот на Рождество… Я, правда, не крещёная, но какая разница?
- Убедила. А в Барселоне ты была? - Штреллер опёрся локтями о край стола. - Я этот город просто обожаю! Столько красивых мест, люди замечательные, а какая кухня... Мне такие блюда до старости не выучиться делать.
- С таким гидом грех отказываться. - Мишель подмигнула, отставила стакан и подняла вооброжаемый блокнот. - Так, запишем: «Барселона, с седьмого по семнадцатое июня». А куда дальше?
- Твоя очередь.
- Тогда - на необитаемый остров в тропиках. – Снайпер щёлкнула пальцами. - Совсем необитаемый. Договоримся с капитаном Ли, пусть нас туда сбросят с парашютами, а недельки через две пришлют спасательную экспедицию. По-моему, отличный план.
- Великолепный. Главное, чтобы полковник нас там еще на пару месяцев не оставил, в воспитательных целях. – Немец допил сок и с преувеличенным энтузиазмом заявил. - А в августе поедем в Японию. Ты была в Японии? Вот и я не был. А что, наедимся вдоволь суши, поднимемся на Фудзияму, погуляем по Акихабаре. В новом костюме тебя там за свою примут... – Маркус, не удержавшись, хихкнул, за что тут же получил соломинкой по лицу. Но что поделать, если он был прав.
Сам по себе ИЗК-3, который тестировала Хенриксен, был хорош. Возросшая надёжность, голографический интерфейс в шлеме, возможность несколько часов безопасно находиться даже в открытом космосе и крошечные импульсные двигатели для перемещения в невесомости. Вот только выглядела в нём девушка как персонаж какого-нибудь японского анимационного сериала – что не применули отметить многие молодые сотрудники.
Впрочем, легкий бронекостюм был лишь последним элементом в общей проверке оборудования. Пока команда Гэллегера готовила к полету захваченный в Латинской Америке крейсер, остальные сотрудники инженерного с головой погрузились в адаптацию оборудования к условиям Марса. Оружие приспосабливали к стрельбе в условиях невесомости, вакуума и экстремальных температур, заменили стандартные подствольные гранатомёты плазменными зарядами с рельсовым пусковым механизмом. Лазерным винтовкам, которые, наряду с рельсотронами, казались наиболее надежными в неизвестных условиях, немного подняли мощность и скорострельность, а также оснастили гранатомётами на общих основаниях. Ишер доработал плазменные ружья, что повысило их удобство – например, трофейные «пушки» теперь снабжались сдвоенными магазинами на сотню выстрелов.
Среднюю и тяжелую броню так же привели к космическому стандарту. И если тринадцать новых комплектов СШБ-2 просто чуть усилили и загерметизировали, то тяжелая броня была построена практически с нуля. То, что раньше Сикорски таскал на себе, теперь свободно носило самого пулемётчика, двойной комплект снаряжения и обладало практически в два раза более прочной броней по сравнению с прошлой версией. Сдвинуть такую махину самостоятельно оператору было не под силу, так что пришлось использовать более современную версию экзоскелета в сочетании с несколькими антигравитационными модулям. В отличии от младших моделей, ТМБ-2 использовали антигравитацию постоянно, иначе костюм получался слишком неуклюжим.
Кроме всего прочего, бронекостюм нёс дополнительный источник питания, большой комплект вспомогательного оборудования и встроенное вооружение, различное для каждого из пяти собранных экземпляров.

- А у капитана Барсова броня такая же цветастая, розово-чёрная? – Спросила вдруг Мишель, возвращая соломинку в стакан.
- Конечно, до покраски они все в разводах, технология такая. – Заверил Маркус.
- Здорово, надо не забыть фотоаппарат…
Конец двадцатой главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #42  
Старый 08.05.2016, 19:37
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,630
Репутация: 841 [+/-]
Глава 21. Капитан Барсов.

1 июня 2014 года.
Российская Федерация, Якутия. База «X-UNIT».

Утро было удивительно светлым - если это слово применимо к жизни в бетонном бункере. Маркус проснулся до звонка будильника, с лёгким сердцем и ощущением того, что лето всё-таки наступило, вопреки всем странностям и безумиям, творящимся в мире. К завтраку немец вышел пораньше, и застал Мишель в столовой, в «уголке отдыха» - она, присев возле телевизора, изучала диски.
- Чего ищем? - Поинтересовался инженер, опираясь ладонью о стол и улыбаясь до ушей.
- Я в прошлом месяце к фильмам в дополнение заказывала диски с видеоклипами. - Ответила девушка, не оборачиваясь. - Хочу подобрать что-нибудь подходящее к сегодняшнему дню и поставить, пока ребята не пришли. Создадим настроение.
Снайпер всё же оглянулась, и Маркус увидел, что она тоже улыбается.
- Под хорошую музыку и пищеварение лучше идёт. - Одобрил немец.
- А ты слышал вчера, как наша добрая доктор Доминика домой звонила? - Хенриксен вернулась к поиску.
- М-м-м... Откуда бы? Это же у коменданта в апартаментах было, полагаю.
- Именно! - Капитан вытащила из стопки очередной диск, поднялась, держа его в руках. Обернулась - и стало видно, что за линзами очков пляшут весёлые чёртики. - Но слышно было даже в коридоре жилого блока. Мы с Энн думали, она с семьей повздорила - но когда майор вышла, то такая счастливая была, что чуть не светилась ангельским светом.
- Ох уж эти поляки... - Фыркнул немец.
Сказать ещё что-нибудь он не успел - внезапно под сводами базы раздался пронзительный, мерзкий звук.
- Что это? – Растерялся Маркус. Подобный сигнал он слышал впервые.
- Боевая тревога. - Лицо канадки словно окаменело. - Не учебная.
В подтверждение её слов из динамиков под потолком раздался голос дежурного по системам наблюдения - непривычно было слышать его вместо Киу:
- Внимание! Боевая тревога! Боевая тревога! Системой комплексного контроля пространства зафиксирован вход в атмосферу Земли крупного инопланетного корабля. По расчётам траектории снижения, через пять с половиной минут корабль опустится прямо на базу! Гражданскому персоналу предписывается укрыться на втором уровне! Боевому персоналу - прибыть на боевые посты! Внимание!...
- Иди к своим. - Коротко бросила инженеру Хенриксен, и, аккуратно положив диск на телевизор, метнулась к выходу из столовой. Маркус ринулся следом – но отстал, а затем и вовсе разминулся с девушкой на перекрёстке. Она свернула влево, к казармам, ему же надо было бежать прямо, дальше, до научных лабораторий. «Передовая организация! Нанесли несколько поражений высокоразвитым пришельцам, и никто, ни один из нас не подумал, что они могут ударить в ответ! Идиоты! - Проносилось в мозгу инженера. - Кретины! Входы не укреплены, постов нет, внешнего ПВО нет, учения по обороне не проводили. Совсем расслабились, гордость и надежда человечества!». Перескочив через порог инженерного отдела, он захрипел, не давая себе времени отдышаться:
- Вашингтон, общий сбор! Двух человек отправь расставлять дополнительные камеры в коридорах и ангаре, Ишер пусть тащит из литейного цеха всё оружие, заводите дронов. Остальные - на баррикады!
Много за пять минут было не сделать. В цеху нашлось немало листов бронесплава, которыми немедленно прикрыли наскоро сложенные баррикады и отгородили угол лаборатории, занятый кибернетиками - Харрисом и Вашингтоном. Те споро вывели на позиции своих дронов. «Марк-II» Иезикиля был практически готов, и пока затаился в темноте автотранспортного ангара. Недалеко от него пока дремала лазерная турель, уцелевшая после миссии в Латинской Америке. Две другие турели, лазерную и электромагнитную, доктор Ишер успел вытащить в главный коридор научного блока, и теперь они простреливали все пространство от вертолетного ангара до автомобильного – сами, правда, ничем не защищённые. В старом тире прятался «Марк-III» Харриса. На него успели поставить только лёгкий лазер и антиграв, в остальном же робот представлял собой голый каркас без брони. Словом, даже без помощи оперативников, инженеры «X-UNIT» готовы были постоять за себя и прикрыть запершихся на все замки биологов.

* * *

Мишель влетела в квартиру, распахнув дверь ударом плеча. Как и следовало ожидать, Энн уже застёгивала последние клапаны на своём ИЗК-2М.
- Возишься. - Коротко бросила она, даже не глянув на командира.
- Ты когда-нибудь бегала на каблуках? А, кого я... - Хлопнув себя по лбу, капитан полезла под кровать за комбинезоном - тоже второй модели, так как третья ещё не была опробована в бою. - Я, правда, прежде тоже...
Скинув туфли и юбку, она не стала тратить время на то, чтобы расстегнуть рубашку и снять чулки - принялась натягивать ИЗК прямо поверх них.
- Как действуем? - МакГрин застегнула последний клапан - на шее.
- На тебе Барсов, я беру научный отдел.
- Пойдёшь к Маркусу? - Понимающе ухмыльнулась рыжая канадка, проверяя пистолет в кобуре и подбирая с койки вынутый из сейфа автомат.
- И к нему тоже. - Не стала спорить Хенриксен - сейчас она была занята просовыванием левой ноги в штанину. - Но постараюсь прикрыть всех, кто там будет.
- Ты-то прикроешь... великий мастер ближнего боя. - Помрачневшая Энн вдруг наклонилась к напарнице и взяла её за плечо. - Мы будем на разных концах базы. Не глупи. Я знаю, что тебе чужие шкуры дороже собственной, но если помрёшь - больше я тебе не подруга, ясно? И свечки тебе ставить не стану, так и торчи в чистилище, грешница.
- Хорошо. - Мишель, прекратив возиться с застёжками, посмотрела МакГрин прямо в глаза - с совершенно обезоруживающей улыбкой. - Ради тебя - не помру. Мне наша дружба слишком дорога. А теперь иди, не трать время...

* * *

Вскакивать по тревоге – первое, чему учат солдат в любой армии. Поэтому, когда под вой сирены капитан Барсов выскочил в коридор, солдаты его взвода уже сыпали из казарм горохом. Времени на построение не было, так что он просто махнул уркой в сторону арсенала и на бегу выпалил распоряжения бросившимся к нему младшим командирам:
- Вержбовски, твоё отделение в автомобильный ангар. Защищаете ученых. «Дельта-4» с вами. Сикорски – вертолётный ангар. «Дельта-1» и «Дельта-2» - туда же. Скорее всего, там полезут тяжеловооружённые и бронетехника. Остановить их – наша приоритетная задача. Гранатомётчики подтянутся, как закончат облачаться, выдвигайтесь с остальными. – Темнокожий ветеран коротко кивнул. Подхватив плазменное ружьё, поданное смотрительницей оружейной, ринулся на указанный пост. Двое его гранатометчиков торопливо «упаковывались» в механизированную броню, вторые номера старались ускорить процесс – но было это не проще, чем одеть среденвекового рыцаря в полные латы. - Батиста – возьми двух бойцов, и вместе с ними иди к лифту. Твои оставшиеся – резерв, вступят позже. – Иван, дождавшись своей очереди, схватил записанное на его имя плазменное ружьё и перевязь с магазинами к нему. – Я - в вертолётном ангаре, с Сикорски. По пути загляну к медикам, попрошу санинструкторов…

* * *

- От щедрот оперативного! - Сержант Возняк скинул с плеча ремень АКМ и протянул оружие Михаилу, второму фельдшеру. Ещё один автомат болтался у него за спиной - ремень оказался длинноват. - Что серьёзней - уже разобрали, но «Калашников» зато привычней, и калибр неплох. Жалко, всего по одному магазину...
- Даст Господь - они вам не пригодятся. - Буркнула Доминика, перебирающая хирургические инструменты в стальном корытце около операционного стола. - Слышали, что просил капитан?
- Да. - Кивнул русский медик, проверяя магазин полученного АКМ. - Кто куда идёт?
- Константин - в вертолётный ангар. А ты, Михаил, берёшь чемоданчик, переносной дефибриллятор и прочее добро, что утащить сможешь - и устраиваешь в обеденной зале тыловой госпиталь. - Маленькая полька повернулась к подчинённому. - Понял? Здесь слишком опасно, скажете оба, чтоб раненых доставляли туда. Ко мне - только самых тяжёлых, кому переносными приборами не помочь или операция нужна.
- Так точно. - Возняк кивнул и неожиданно отдал честь. - Берегите себя.
- Да уж врачи не те люди, что о своём здоровье пекутся... - Фыркнула майор.
- И возьмите это. - Кряхтя, Константин с трудом вытащил из кармана толстоствольный плазменный пистолет. - Чуть не забыл. Вместо вашей табельной хлопушки, уж не обижайтесь.
- Спасибо. - Доктор попыталась замаскировать улыбку под кривоватую ухмылку. - Давай сюда, и бегом на пост.
Но прежде, чем фельдшер успел отдать ей оружие, вся база содрогнулась - столь мощно, что медики не устояли на ногах.
- Что это? - Охнул Крапов, садясь и потирая ушибленный локоть.
- Это гости. - Доминика поднялась, уже с пистолетом в руке. На висках её блестели капельки испарины. - Спешите, оболтусы!

* * *

- Командир, после удара в наушниках тишина! - Доложил Барсову «Дельта-1». - Даже помех нет!
- Внимание! - Динамики по периметру ангара заговорили голосом Киу, почти перебив наёмника. Китаянка, как всегда, была спокойна и говорила внятно, с хорошо поставленной интонацией. - Мы потеряли контроль над камерами на поверхности. Также перестала функционировать радиосвязь. Кабельные средства связи работают нормально, в том числе стратегический кабель связи с Комитетом. Запрос о помощи уже выслан. Дальнейшая координация боевых действий будет осуществляться мной, посредством внутренней системы наблюдения и громкой связи. Приказы надлежит передавать по внутренним телефонам, расположение которых вы можете посмотреть на пожарных планах базы. В данный момент, судя по данным с камер, все группы вышли на позиции. Из арсенала выдвигается группа тяжелобронированных бойцов. Шахты лифтов и вход в брифинг-центр успешно заблокированы стальными переборками.
- Здесь, в ангаре, должно быть несколько телефонов. - Иван огляделся, и только теперь заметил стоящую буквально в паре метров позади него Энн.
- А вы почему здесь, лейтенант? – Нахмурился Барсов. Видеть младшую канадку без старшей, да ещё в такой ситуации, было странно. Даже подозрительно – у бывшего сотрудника ГРУ в последнее время разыгралась паранойя.
- У меня приказ моего командира, сэр. - Спокойно ответила девушка.
- Что за приказ?
- Быть рядом с вами, сэр.
- Извольте пояснить конкретней... – Иван положил палец на спусковой крючок ружья – сам толком не понял, зачем. Назревающую перепалку прервал глухой звук взрыва. И ещё один. И ещё. Каждый следующий был звонче и громче предыдущего. И главное - звуки неслись сверху.
- Чёрт. - Иван запрокинул голову.
Очередной хлопок оказался просто оглушительным, а стальной потолок ангара выгнулся пузырём - прямо над позициями группы Барсова. На солдат посыпалась какая-то крошка – бетонная или даже металлическая.
- Они ломают верхние створки взрывчаткой. - Ровно заметила МакГрин, вставая рядом с капитаном и также глядя вверх. - Сэр.
Снова грохнуло - и «пузырь» вспучился над баррикадой второго отряда.
- Противник пытается взломать ворота воздушного и автомобильного ангаров! - Ожили динамики системы оповещения. - Готовность к контакту!
«Приказ от Хенриксен. Черт бы побрал этих канадок с их секретами», - пронеслось в голове у Барсова.
- В моём поле зрения, всегда. – Буркнул он, и прокричал через ангар Джейкобу. - Сикорски, ближе к стене и к выходу! Чтоб был путь отхода - мы не знаем, что на нас свалится.
Джейкоб с бойцами отошёл под прикрытие корпуса полуразобранного НЛО. Обзор там был не ахти, но хоть какое-то укрытие. Барсов, мысленно считая секунды, подскочил к настенному телефону, сорвал трубку:
- Гранатометчикам поторопиться в вертолётный ангар, зарядить бронебойные, быть готовыми стрелять сразу при входе. Вержбовски, Батиста, посты не покидать, при контакте с врагом доложить. - Тут он вспонмил о проблмах со связью и добавил. - По возможности - доложить.
- А теперь - поднажмите. - Посоветовала Энн, прислонившаяся спиной к стене аппарата - приказ держаться в поле зрения она выполняла буквально. - А то не успеем проскочить.
И действительно - чтобы не торчать под будущим проломом, оперативники отошли вглубь ангара, за плоскую коробку самоходной тележки, и дабы соединиться с ними, капитану нужно было пробежать метров тридцать - если по прямой.
- Пошли. Вы первая. - Велел Барсов. - Забираем влево.
Они успели преодолеть половину дистанции, прежде чем оба пузыря лопнули - в пламени и дыме взрывов. Из чёрно-серых облаков вынырнули четыре летуна - по два из каждой дырки. Видимо, летать по-настоящему, зависнув под потолком, они всё же не могли, так как спустились до высоты человеческого роста и открыли беспорядочный огонь из плазменных винтовок, отрезая две группы обороняющихся друг от друга.
МакГрин и Иван повалились на землю за куском экспериментальной обшивки «Чинука», не добежав до товарищей шагов двадцать. По листу инопланетных сплавов ударил плазменный сгусток.
- Они смещаются к выходу в коридор. - Сказала напарница снайпера, довольно рискованно приподняв голову над укрытием.
- Огонь, огонь! - Крикнул Барсов, машинально утягивая МакГрин обратно за укрытие. Остро ощущалась необходимость в средствах связи, ведь если пришельцы прорвутся в коридор - он и предупредить не успеет остальных.
Рядом с шипением трижды выстрелила плазменная винтовка и пару раз мелькнула красная нить лазерного луча. Выстрелы «крупнокалиберной» плазмы в другой части ангара означали, что Сикорски тоже вступил в бой. Канадка поддержала остальных трескучей очередью своей «Austeyr» - звук старого доброго огнестрела прозвучал в этой футуристической канонаде как барабанная дробь посреди концерта для скрипки.
Один из летунов знакомо кувыркнулся кверх тормашками и упал - его достал наёмник. Остальные трое, яростно отстреливаясь, втянулись в коридор - замыкающий при этом опустил винтовку и зажал плечо ладонью. Им тут же пришла смена - два рободиска, которые выпали из дыр в потолке, как плоские камешки. Плавно затормозив в метре от бетонного пола, они завертелись в поисках целей. Не дожидаясь, пока они сориентируются, Иван встал на колено, выглянул из укрытия и дал очередь по ближайшему диску – плазменное ружьё сейчас было самым тяжёлым оружием в распоряжении землян, риск стоил того. Командира поддержал Джейкоб.
- Столкновение в западном коридоре! Сотрудник медслужбы ранен и укрылся в боковом проходе, ему требуется помощь!
Голос лейтенанта Лян утонул в громе взрыва - выстрелы Ивана достигли мишени, поразив машину пришельцев точно в светящийся поясок. Второе «блюдце» зигзагом ушло из-под огня Сикорски, пошатнулось в воздухе, когда Энн метко, но без видимого эффекта влепила по нему из подствольника, плюнуло в ответ плазмой. Синий сгусток разорвался перед баррикадой, осыпав офицеров бетонной крошкой. Второго шанса Иван железяке не дал - тщательно прицелившись, дважды прострелили ему верхнюю часть корпуса. Ободок диска погас, и боевой механизм с лязгом шлёпнулся наземь.
- Слушай команду! - Убедившись, что с «блюдцами» покончено, Барсов взял на мушку ближайшее отверстие. - Сикорски...
Прямо перед ним будто взорвался фугас. Капитана приподняло воздушной волной, ударило об укрытие с такой силой, что хрустнули кости, и швырнуло о бетон. Напрочь оглушённый, он упал лицом вверх и только поэтому смог разглядеть сквозь жиденькие клубы пыли, как из новой дыры в потолке стремительно опускается хорошо ему знакомая янтарная пластина корабельного лифта - только вот шахты вокруг неё не было. На лифте стояли трое мутоидов и «плащеносец».
- Дьявол... - Иван так и не понял, мысленно он чертыхнулся или вслух. Тело было словно чужое - руки-ноги не слушались, а в ушах стоял мерный гул, заглушающий все прочие звуки. К тому же при падении он ухитрился выронить ружьё. - Твари...
Капитан не видел, что происходит с другой стороны ангара, однако по платформе никто не стрелял. Она успешно опустилась, и пассажиры спрыгнули на пол. Первый мутоид тут же присел и открыл огонь по позициям наёмников, остальные вместе с «оранжевым» направились в сторону Барсова.
- Дьявол... Дьявол... - В голове мутилось, и Иван прилагал невероятные усилия просто чтобы оставаться в сознании. Пошевелить хотя бы пальцем никак не выходило.
Плащеносец заметил землянина. Хотя тьма под капюшоном оставалось непроглядной, русскому офицеру почудилось, что их взгляды встретились. Не разрывая зрительного контакта, вторженец поднял руку... И голова его дёрнулась, как от хорошего боксёрского удара. Вверх брызнули зелёная кровь и какие-то ошмётки. Пуля, разнёсшая череп инопланетного гостя, прилетела слева. Оба мутоида стремительно развернулись к новой угрозе, вскидывая оружие - но один из них в тот же миг осел, схватившись за лицо.
Барсов с трудом сумел перевести взгляд и увидел стрелявшего. Лейтенант МакГрин, стоя на коленях, с окровавленным лицом, сжимая пистолет двумя руками, раз за разом вдавливала спусковой крючок. Иван видел, как ходит затворная рама её «Браунинга», видел вспышки выстрелов - однако звуков всё ещё не слышал. Бессилие вызывало ярость - ведь опытный офицер уже понимал, что сейчас произойдёт...
Наверное, к этому моменту кровь окончательно залила единственный глаз канадки, потому как последние две пули лишь дёрнули зелёного гиганта за плечо, не пробив шкуры. Мутоид же, наконец, смог прицелиться...
Три плазменных дротика, ударив в грудь и живот, прошили Энн насквозь, опрокинули её на спину. Но девушка тут же приподнялась на локте, выстрелила ещё раз - уже явно вслепую, лишь примерно в сторону врага. Новая короткая очередь отбросила её назад на добрых полметра - и больше лейтенант не двигалась. Зелёный здоровяк, опустив ствол, затряс башкой - теперь он выглядел нешуточно растерянным. А вот у Барсова в мозгу словно щёлкнул переключатель - и он понял, что вновь может двигаться.

Где-то в подсознании капитана отдельные фрагменты, подобно мозаике сложились в одну картину – подозрения, наблюдения, поведение канадской пары… Но понять это он не успел, потому что его захлестнула безудержная ярость, которой Иван не знал уже много лет. С глухим рычанием Барсов рванулся к обескураженному мутоиду, на ходу вытаскивая армейский нож. Ему казалось, что он движется словно в замедленной съёмке, но, очевидно, это было не так – пришелец поворачивался ещё медленней. Подскочив к зеленокожему врагу, бывший спецназовец ГРУ с размаха всадил нож ему в лицо, целясь в глаз, сразу же вытащил, перехватил поудобнее, и вновь ударил, загнав лезвие по самую рукоять.
Последний мутоид, прижимавший огнём бойцов за разбитой тележкой, повернулся на шум. Слишком поздно. Иван, опомнившись, выронил нож, достал-таки плазменный пистолет и встретил его выстрелом в лоб. Затем добавил ещё два. И контрольный – в голову самого первого, подстреленного МакГрин. Не думая о том, что где-то могут быть ещё враги, убрал пистолет. Опустился на колени рядом с раненой, понимая, что ничего не может сделать…
Девушка ещё жила - и это было самое жуткое. Грудь её часто вздымалась, пальцы левой руки то сжимались в кулак, то вновь разжимались - молодой, сильный организм отчаянно боролся со смертью, но безнадёжно проигрывал. Когда Иван склонился над канадкой, их взгляды встретились - и капитан невольно вздрогнул. Он за свою жизнь множество раз видел лица уходящих, но такого отчаяния - не страха, не растерянности, а именно отчаяния - доселе не встречал.
Энн внезапно вскинула руку и схватила Барсова за плечо. Попыталась что-то произнести.
- Что? - Иван наклонился ниже, в надежде расслышать хоть слово. - Что?!
Но было поздно - похоже, в это усилие девушка вложила последние свои силы. Её губы ещё раз беззвучно шевельнулись - и всё закончилось. В единственном глазу лейтенанта стремительно угасала искорка жизни. Ладонь сползла с плеча Барсова, бессильно упав на пол, грудь перестала вздыматься. Пальцы левой руки ещё дрожали, но это была уже агония...
- Командир! - Голос «Дельты-один» донёсся словно откуда-то издалека, сквозь толщу воды. - Здесь вроде всё! В коридоре бой, мы там нужны!
Вспышка ярости прошла окончательно, казалось, отняв у Ивана все силы.
- Не беспокойся, с Мишель все будет в порядке. Я пригляжу. - Тихо сказал он, закрывая единственный глаз МакГрин. С трудом поднялся, стараясь взять себя в руки. Сейчас всем нужен командир. Надо соображать, причем быстро. И действовать.
- Сикорски, ты цел? – Осведомился капитан, неловко пытаясь застегнуть кобуру – ремешок никак не хотел попадать в петельку.
- Да, без потерь. Слегка оглушены, но в строю.
- К выходу в коридор. Мы упустили троих летунов, один из них ранен.

* * *

Когда по громкой связи объявили, что враг прорвался в коридор, сержант Возняк снял с предохранителя автомат - и правильно сделал. Вылетевшие из-за поворота пришельцы сходу осыпали его градом плазменных сгустков, но ответная очередь из АКМ заставила их вжаться в стены. Медик последовал примеру противника, юркнув в тупиковый боковой проход - и только там, в относительной безопасности, вдруг почувствовал боль. Охнув, он коснулся правого плеча - обугленный рукав исходил дымком. Но рука слушалась, а значит, это было даже не попадание, огненный заряд лишь пролетел впритирку, подпалив куртку и шкуру. Однако стрелять сержант теперь мог лишь с большим трудом.
- Kur-rwa! - Фельдшер сполз по стене и сбросил с плеча медсумку, поудобнее перехватил «калашников». - Я ж не царь Леонид...
К счастью, с восточного конца перехода послышались тяжёлые, лязгающие шаги. Тяжелой поступью, сопровождаемой жужжанием сервомеханизмов, двое гранатометчиков приближались от перекрёстка. К сожалению, направленные вперёд стволы их орудий только выглядели пугающими - вспомогательное вооружение ещё не было до конца смонтировано и подключено, а гранатомёты в данной ситуации мало на что годились. Но за оперативниками всё ещё оставались тяжёлая броня и отличная выучка. Разом опустившись на колено, они открыли огонь из пистолетов. Втораые номера, упав по бокам на пол, поддержали их из лазерных винтовок. По очереди приподнимаясь, не прекращая стрелять, вся группа сделала несколько рывков вперед, дойдя до закутка, в котором прятался Возняк.
- Ого, какие спасатели. - Выдавил фельдшер, откладывая АКМ и берясь за медсумку.
В главном коридоре стало в буквальном смысле жарко от мелькающих лазерных лучей и сгустков плазмы. Двое летунов под прикрытием третьего попытались прорваться вперёд и укрыться в боковом коридоре - однако удалось это лишь одному, подранку. Второго две серии лазерных импульсов практически разрезали пополам. За этот успех пришлось дорого заплатить - оставшийся за углом пришелец всадил очередь точно в голову оперативника, который на роковой миг промедлил, выглянув из-за бронированной спины товарища. Боец всплеснул руками и, даже не вскрикнув, повалился навзничь. Его напарник-гранатомётчик тут же шагнул вперёд и в сторону, прикрывая раненого, а ещё через мгновенье рядом оказался медик - он, оставив автомат в укрытии и взяв только аптечку, позабыв про собственную рану, сделал рискованный бросок через простреливаемую зону. Сняв с бойца почерневший шлем с разбитым забралом, зло втянул воздух сквозь зубы:
- Мёртв. Слышали? «Бета-пять» убит!
- Прекратить огонь! В укрытие! – Раздалось вдруг со стороны вертолётного ангара.
Гранатомётчики отреагировали мгновенно - ушли в примыкающие коридоры, прикрывая бронёй второго номера и фельдшера. Летун же успел лишь обернуться - и тут же был нашпигован раскалённой плазмой, испёкшись до корочки. Последний уцелевший вторженец несколько раз выстрелил из своего убежища одиночными, и угодил отступающему «Бете-два» в коленное сочленение скафандра. Оперативник повалился набок с лязгом и грохотом выбитого из седла рыцаря, однако ж смог неуклюже перекатиться под защиту бетонного угла. Выстрелами последний пришелец вполне конкретно обозначил свою позицию. Движущиеся от ангара оперативники во главе с капитаном Барсовым мгновенно сменили цель. Иван даже не разобрал, чей именно выстрел первым разнёс летуну голову...
- Чисто! - Рявкнул «Дельта-один», заглянув в проём, где прятался убитый летун.
- Чисто! - Повторил за ним «Дельта-два», проверив соседний проход.
- Что с раненым? – Спросил подоспевший Барсов.
- Если вы про «Второго», то у него вроде бы ожог в районе колена. - Тихонько шипя сквозь зубы, ответил сержант Возняк. Гранатомётчик сидел, прислонившись к стене, а поляк склонился над открытой медицинской сумкой. - Надо броню с ноги снять, а то пластины и коленный механизм сплавились к чертям, в сплошной ком. Если про меня - пока терплю, но надо бы обезболить...
- Командир! - В том конце коридора показался, наконец-то, резервный отряд во главе с примкнувшим Чарльзом.
- Опаздываете. - Мрачно пожурил его капитан и... едва не полетел кувырком, когда пол под подошвами его ботинок дрогнул. Сопровождаемая оглушительным треском, по бетонному туннелю промчалась тугая воздушная волна.
- Внимание! - Голос Киу из покосившегося динамика прозвучал слабо, его заглушали всплески статики, будто при плохом радиоконтакте. - Потеряно визуальное наблюдение за центральным перекрёстком и столовой! Камеры на местах вышли из строя, дальние фиксируют шум и облака пыли!

* * *

- Возможно проникновение противника внутрь комплекса! - Глухой удар заставил китаянку оторвать взгляд от мониторов и посмотреть на дверь брифинг-центра. Толстая броневая створка ещё раз содрогнулась, а потом из-за неё послышалось высокое гудение. В комнате запахло раскалённым металлом. Лейтенант Лян выдвинула ящик в основании пульта, достала оттуда пистолет и положила его рядом с клавиатурой. Поправив микрофон, спокойно продолжила:
- Внимание всем группам! Подтверждено проникновение противника. Противник в осевом коридоре в районе брифинг-центра. Предположительно проникновение и на перекрёстке, соблюдайте осторожность!

* * *
Бросившиеся к перекрёстку оперативники влобовую столкнулись с группой змеелюдов. «Вперёд, ближний бой!» - Рявкнул Иван, прежде чем его люди успели рассеяться по укрытиям. Это был рискованный выбор, но пыль сыграла на руку атакующим землянам - беспорядочная стрельба из плазменных винтовок не остановила штурм, лишь один боец рухнул, хватаясь за бедро и заходясь криком... Когда оперативники сошлись с неприятелем, огонь вели только двое пришельцев, остальных скосили очереди авангарда.
- Жр-ри! - Прорычал Чарльз Батиста, всаживая плазменные дротики в змеелюда прямо сквозь бетонный угол. Последний уцелевший выпустил в бойца два заряда, промахнулся, и тут же был в упор расстрелян из нескольких стволов.
- Не останавливаться! - Распорядился Иван. - Движемся дальше!
«Бета-15» остался с раненым, остальные последовали за капитаном. Через несколько секунд голос лейтенанта Лян из динамиков сообщил:
- Противник в автомобильном ангаре подавлен, группа прикрытия научного блока успешно ведёт контрнаступление. Передовые группы обоих флангов вышли к главному перекрёстку и визуально наблюдают друг друга. На перекрёсток выходить не рекомендуется по причине наличия противника в осевом коридоре. Также предупреждаю, что в ближайшие минуты трансляция с данного пункта может прерваться в связи с его захватом силами прпотивника, будьте готовы к прекращению оповещений.
- Надо спешить. - Сказал капитан Джейкобу и осторожно заглянул в госпиталь, перешагнув через дохлого вторженца, вытянувшегося поперёк порога – бедолаге снесли половину черепа выстрелом изнутри помещения. Тихо выругался.
- А ну-ка... за языком следите... при дамах... - С трудом выдавила майор Гигерсбергер, опуская плазменный пистолет, на мушке которого держала проём.
Заброшенная в лазарет граната рванула далеко от двери, почти в центре приёмной части. Взрыв иссёк стены осколками бетона, опрокинул несколько шкафов и шкафчиков, перевернул терапевтическую кушетку - именно за ней, привалившись спиной к стенке, сжимая рукоять пистолета двумя ладонями, и сидела прямо на полу Доминика.
Выглядела крошечная полька жутко - серый костюм был словно исполосован, белая блузка на груди и животе пропиталась кровью, кровь текла из глубокого разреза на правой щеке и лилась из-под волос на лоб. Правая нога женщины пострадала больше всего - штанина превратилась в пропитанные тёмной влагой лохмотья, маленькая ступня в чёрной балетке была вывернута под неестественным углом... На распоротой щеке, к тому же, темнело пятно ожога. Очки доктора при этом каким-то чудом уцелели - лишь по одной линзе прошла трещина.
- Майор, вы...
- Да, да, знаю... - Хрипло, задыхаясь, перебила Ивана глава медслужбы. - И из того, что вам не видно - контузия плюс... сотрясение, лёгкое... Идите уже к своим, только дайте вон ту аптечку со стены, медпакет, который у вас под ногами, и... и ампулы со стимуляторами из сейфа в операционной... И ещё обезболивающих, в аптечке мало... А то работать не смогу. У вас же есть раненые?...
- Тяжелых нет. – Мотнул подбородком Барсов. - За исключением вас. Возняк! Займитесь. Никаких стимуляторов. Потом – остальные раненные. Доктор должна выжить.
Обе группы обороняющихся встретились на перекрёстке, оставаясь по разные его стороны. В потолке здесь зияла дыра, каким-то образом прорезанная во многих метрах земли и железобетона – именно через неё проникла новая волна врагов.
- Что у вас? – Спросил Иван, вжимаясь в угол.
- Вторжение отбили. – Доложил Вальтер, следуая его примеру. - Потери – «Дельта-четыре» убит, «Альфа-десять» ранен тяжело, может не выкарабкаться. «Бета-двадцать» – ранение в живот. Кроме того, потеряли часть машин в ангаре. У противника – до полутора десятков, в том числе шагоход. Плюс ещё шестеро змеелюдов – в коридоре, в ходе контратаки.
- Что с учёными?
- Биологов перевели к инженерам, там безопаснее. Змеелюды взломал дверь биологического, успели закинуть гранату. Лаборанты ранены. Доктор Солнцева цела – она была в тюремной блоке
Барсов куснул губу. Вздохнул:
- Противник сейчас пытается пробиться в командный центр и к лифту на второй ярус базы. Сколько их и кто там - мы не знаем. Но ждать нельзя. – Капитан поднял руку, подавая знак как своим бойцам, так и солдатам по ту сторону прохода. - Приготовиться к штурму!
Пробные очереди, выпущенные в осевой коридор, получили ответ - в виде плотного шквала плазменных дротиков. Синие росчерки крошили бетонные углы и выбивали фонтанчики земли из кучи строительного мусора посреди перекрёстка. Выждав секундную паузу, капитан высунул из укрытия настольную камеру и увидел следующую картинку - двое мутоидов, присев на колено, палят длинными очередями, ещё двое, поддерживая их одиночными выстрелами, прикрывают собой пару сектогитов, одного у дверей арсенала, другого у входа в брифинг-зал. За широкими спинами зелёных здоровяков сложно было разглядеть, чем занимались серокожие, но Барсову показалось, что он видит отблески плазменной сварки. Кивнув Вержбовски, капитан активировал плазменную гранату и швырнул в коридор. Следом полетела граната Вальтера. Как только хлопнул сдвоенный взрыв, Иван заорал:
- Пошли, пошли!
Батиста метнулся к куче земли и бетона под проломом в потолке, залёг наверху и принялся поливать плазменными дротиками коридор, обеспечивая огневую поддержку. Остальные, низко пригибаясь и держась стен, выдвинулись в атаку.
Гранаты легли удачно - почти под ноги первой парочке мутоидов. От них остались лишь дымящиеся туши. Оглушённые и опалённые взрывами, мутоиды-«телохранители» попятились, прикрывая собой сектогитов. Выстрелы землян обрушились на них частым градом. Огненные росчерки рванули одного из рослых пришельцев за плечо, ударили в живот, в широкую грудь - прочная шкура не защитила от бронебойного оружия, и великан рухнул, взмахнув руками, чуть не расплющив серокожего техника. Тот, потеряв защитника, с диким визгом рванулся вдоль по коридору к столовой. Второй мутоид, получив ранения в плечо и бедро, упал на одно колено, однако огня не прекратил. Его «подзащитный» тоже не стал терять времени и припустил прочь со всех ног.
- Мелких брать живьём! В них стрелять только для самозащиты! – Предупредил Барсов, кА кникогда страстно желающий получить пленного для допроса с пристрастием. Причём в данный момент его интересовал скорее сам процесс, чем возможность получить информацию.
Под ливнем плазмы раненый гигант продержался всего несколько секунд - хотя и это было удивительно. Как только он тяжело рухнул на избитый осколками и выстрелами бетон, Вальтер жестом приказал двум солдатам следовать за ним и бегом припустил вперёд, надеясь перехватить коротконогих «головастиков». И, безусловно, ему бы это удалось, если б не непредвиденное событие - от столовой и по всей базе расходящимися кругами прокатились три незримые тёплые волны. Тошнотворное чувство, возникающее в тот момент, когда они касались тела, было знакомо большинству солдат ещё по Нерюнгри, однако на сей раз оно было усилено в разы. Скручивало живот, подгибались колени, меркло сознание. Сержант Вержбовски, охнув, согнулся пополам, умудрившись не выронить оружие - а сектогиты тем временем, перестав кричать, юркнули за угол...

* * *

Зажимая рот ладонью, едва придя в себя, доктор Солнцева оттолкнула солдата, охраняющего вход в инженерный отдел, и поспешила в тюремную секцию, к камере сектогита-лидера – нужно было убедиться, что ценные пленные на месте. Заглянув в обзорное окошко, она увидела, что серокожий остряк лежит около кушетки лицом вниз. Женщина потянулась было к замку, но замерла. Всё это могло быть банальной уловкой, вроде тех, что она сама видела не раз в кино. Сглотнув, биолог бросилась к другой камере - где содержался лишённый плаща «плащеносец». Тощая фигура скорчилась у дверей в позе эмбриона и не подавала признаков жизни. Похожая картинка ждала её и в следующем боксе содержания... Только самый первый пленник, ни разу не подвергавшийся допросу - сектогит-солдат - сидел на полу и качался из стороны в сторону, жалобно подвывая.
- Да что с ними такое? - Озадаченно прошептала учёная, но поразмыслить ей не дали.
- Елизавета Васильевна! – На пороге секции стоял один из молодых оперативников. – Скорее! Нам нужен медик!
- Бой закончился? – Спросила женщина, прислоняясь к холодной стальной створке изоляционного бокса.
- Да.
- А как же майор Гигерсбергер?
- Она среди раненых. Нужны все, кто понимает в медицине...

* * *

Когда Вальтер во главе передовой группы осторожно вошёл в столовую, он застал там картину настоящего разгрома. Зал превратился в колодец. Толстый слой земли над бункером был словно аккуратно срезан, бетонный панцирь рухнул, погребя под собой столы и стулья, диванчик в уголке отдыха, разбив телевизор... А вверху было чистое небо - и только прищурившись, сержант смог разглядеть в синей лазури серую точку удаляющегося корабля пришельцев.
- Сэр, у нас тут раненый! - Оперативник склонился над телом, полупогребённым под обломками. - Вернее... похоже, убитый...
- Это медик... Крапов, кажется. - Опознал погибшего Вальтер. - Ран не видно, только нога придавлена, да засыпан всякой мелочью...
- Но пульса и дыхания нет. И... Что у него с лицом?
- Да... - Вержбовски отвёл взгляд. - Всё ж попробуй непрямой массаж - для проформы...

* * *

В авиационном ангаре человек в тёмном деловом костюме, опустившийся на одно колено около тела Энн, ничуть не меняясь в лице, поправил ей выбившийся волосы на висках, встал, подхватив кейс, постоял немного, и удалился в темноту стартовой шахты ВПП. Уцелевшие видеокамеры слепо смотрели сквозь него, а из динамиков системы оповещения звучал голос Киу:
- По данным удалённых радаров, судно противника возвращается на орбиту. Из Комитета сообщают, что переговоры с российским правительством о высылке подкреплений существенно упростились в связи с отпадением нужды в вооружённой помощи. Спасатели и медики прибудут в течение пяти часов. В случае, если ситуация не изменится, через десять минут будут разблокированы лифтовые шахты и люки нижнего уровня...

Конец двадцать первой главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #43  
Старый 15.05.2016, 11:58
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,630
Репутация: 841 [+/-]
Глава 22. Капитан Барсов. Маркус Штреллер.

1 июня 2014 года.
Российская Федерация, Якутия. База «X-UNIT».

После ухода корабля пришельцев связь восстановилась, и Иван принимал доклады по рации, сидя прямо на бетонных обломках, под дырой, пробитой в потолке перекрёстка. Радоваться было нечему – обороняться в укпреплённом объекте, и понести такие потери… МакГрин погибла, погиб один из наёмников, погиб санинструктор, а глава медслужбы на грани жизни и смерти, и помочь ей сейчас никто не может. Погибло несколько рядовых и унтеров, есть тяжелораненые, а уж мелких ранений и контузий не счесть. Сам Иван чувствовал, что если он сейчас встанет, то может и не удержаться на ногах – адреналин выгорел подчистую, оставив офицера наедине с контузией и усталостью. Не давала покоя и еще однё обязанность, которую он должен был выполнить. Заметив возвращающуюся из инженерного Хенриксен, Барсов помахал ей рукой, жестом попросил подойти.
- Рада, что вы живы, командир. - Сказала Мишель, приближаясь со слабой улыбкой на губах. В бою она не получила ни царапинки, хотя, как слышал Иван, была на переднем краю, рядом со Штреллером, вооружённая лишь пистолетом. - Хотя вижу, вам досталось… Я ищу Энн. Она должна была сама найти меня после боя, но что-то не торопится. Вы её не отослали куда-нибудь с заданием?
Русский офицер замешкался, даже не представляя, какой будет реакция девушки, но всё же выдавил из себя:
- Она… погибла. Спасла мне жизнь… Но сама погибла…- «Выполняя ваш приказ», хотел сказать он, но передумал. Это было бы глупо и жестоко сейчас. - Простите. Мне действительно жаль… И ещё… Даже в последниемгновенья жизни, она… переживала за вас.
Наверное, не меньше минуты канадка молча смотрела на него, не меняясь в лице. Потом в её глазах словно что-то погасло, и усталая улыбка сделалась жутковатой. Она негромко спросила:
- Comment? Vous plaisantez j'espère?
- Что, простите? - Опешил Иван.
- Н-нет... - Снайпер зажмурилась и потёрла лоб. – Это вы простите. Где... она?
- Пока в ангаре. Мы не переносили тела.
- Спасибо. - Сухо ответила Хенриксен и, прежде чем Барсов успел что-нибудь добавиьь, быстрым шагом направилась к авиационной секции.

Энн действительно всё ещё была там, где её оставил Иван - хотя кто-то успел уложить девушку поудобней и даже зачем-то подсунул ей под голову скатанный в валик китель. Мишель опустилась возле тела на колени и несколько раз дёрнула себя за пальцы, пытаясь стянуть перчатку с правой руки - и совершенно позабыв, что перчатка неотделима от комбинезона. Не сумев этого сделать, всё же коснулась щеки Энн кончиками пальцев и замерла, глядя в мёртвое лицо, беззвучно шевеля губами.
Штреллер появился в ангаре через несколько минут, во главе группы ремонтников. Распорядившись проверить запирающие механизмы люка и осмотреть истребители, он поспешил к Хенриксен. Та погладила МакГрин по щеке в последний раз и поднялась ему навстречу.
- Мишель... – Немец, узнавший о случившемся от того же Барсова, успел продумать, что скажете девушке, но встретившись с ней взглядами, запнулся. Она улыбалась. При этом глаза были совершенно пустыми, не отражающими никаких эмоций, а вот улыбка - прежней, мягкой и тёплой. Вот только вкупе с мёртвым взглядом она скорее пугала.
- Позже, Маркус. Отложим до вечера. - Почти прошептала капитан, сжимая кулаки и глядя мужчине куда-то в район ключиц. - Я сейчас... нужна ребятам, а ты - своим людям. Я... пойду к Ивану, попробую ему помочь... Rendez-vous ce soir.

До прибытия лазарет удалось более-менее привести в порядок, и доктор Солнцева занялась ранеными. Большую часть тяжёлых удалось стабилизировать, но получивший огромную рану в живот «Альфа-десять» становился всё слабее, и к тому времени, когда вертолёты с красными крестами начали опускаться на поляны вокруг разгромленной базы, Елизавета как раз закончила последнюю попытку реанимации - безуспешную.
Винтокрылые машины доставили целый десант врачей, рабочих, инженеров, которые наводнили базу, деловито включаясь в спасательные работы. Капитан Барсов обрисовал ситуацию командиру прибывших, усатому полковнику медицинской службы, после чего едва не упал ему под ноги. Появившаяся словно из-под земли Хенриксен ласково взяла его под локоть и самого отвела в лазарет. А новоприбывшие принялись натягивать маскировочный тент над «вскрытой» столовой. Ветер играл опалёнными страницами разбросанных по всей зале книг, которые высыпались из опрокинутого шкафа.
Спасатели покинули базу столь же стремительно, как наводнили - разгребли обломки, прикрыли пробоины, осмотрели раненых, провели для тяжёлых несколько операций, и к вечеру убрались, будто их и не было. С темнотой на подземный комплекс опустилось какое-то странное оцепенение. Освещение в коридорах притушили. В столовой, лишённой потолка, света теперь не было вовсе, и её сковал синий полумрак. Тент, заменивший крышу, трепетал и хлопал на ветру.
Солнцева, освободившись от обяхзанностей врача, занялась вскрытием умерших пленников - и так как дверей в лаборатории больше не было, неприятные звуки разносились по всему восточному крылу. В лазарете единственный уцелевший штатный медик, фельдшер Возняк, чья обожжённая рука теперь покоилась на белой перевязи, прохаживался от одной койки к другой, поглядывая на показания приборов - у него теперь было много подопечных, включая главу его же службы. Специалисты техотдела, как только их отпустил Маркус, разбрелись по комнатам, выжившие солдаты забились в казармы - мрачные и уставшие, они даже не пытались обсуждать случившееся.
Капитан Барсов добрался до своей комнаты последним, тяжело опираясь на плечо Хенриксен - адреналиновый «откат» после боя выпил столько сил, что офицер в конце концов принял её помощь, хотя прежде и не помыслил бы о таком. Проведя его до дверей квартиры, снайпер пожелала спокойной ночи и зашла к себе.

В квартире канадок ничего не изменилось после её ухода. Оружейный сейф был распахнут, сброшенная Мишель юбка валялась перед кроватью, около туфелек, а на другой койке лежала одежда Энн - даже переодеваясь по тревоге, лейтенант сложила всё аккуратно, стараясь не помять.
Сглотнув, девушка закрыла дверь, включила свет и принялась стягивать с себя сперва комбинезон, потом пропитавшуюся потом рубашку, с которой ободралась половина пуговиц, и порвавшиеся на коленях чулки. Запихав всё это под кровать, она достала запасной комплект повседневной формы - хотя по вечерам обычно надевала «домашнее».
Переодевалась и наводила порядок в комнате Хенриксен будто на автомате - это были привычные, повседневные действия, позволявшие ни о чём не думать. Закончив, она некоторое время рассматривала койку Энн, потом села на неё и погладила ладонью оставленную одежду. Вдруг сдвинувшись к изголовью, сунула руку за прикроватную тумбочку, пошарила там... и вытащила на свет божий полупустую пачку сигарет. Зная, как подруга ненавидит табак, Энн всегда прятала сигареты, а Мишель всегда знала - куда, и при нужде находила «заначку» с первой попытки. Вот и сейчас...
Смяв пачку в кулаке, капитан подпёрла им лоб и судорожно всхлипнула, уставясь на свои колени. Плечи девушки подрагивали, но слёз не было.

* * *

До самого вечера Маркус видел Хенриксен лишь мельком, и каждый раз ему казалось, что на плечах снайпера лежит тысячетонный груз. Ближе к ужину, когда изнуренные сотрудники «X-UNIT» стали расходиться по своим комнатам, инженер не выдержал и направился в офицерский блок. Ощутив болезненный укол в сердце при виде уютного синего коврика перед знакомой дверью, пару раз стукнул в створку:
- Мишель, это я, можно?
- Конечно. - Вопреки ожиданиям, девушка открыла сразу. И по её лицу было видно, что она не плакала - это почему-то встревожило Штреллера ещё больше. - Входи.
Мишель жестом предложила немцу сесть на её койку, а сама опустилась на кровать Энн. Маркус заметил, что по застеленному одеялу осиротевшей постели разложены всякие бытовые мелочи - пара расчёсок, резинки для волос, авторучки...
- Я решила разобрать её вещи, пока мы здесь. - Пояснила Хенриксен, не глядя на сидящего напротив мужчину. - Большую часть отправлю родителям, письмо сестре Юры Летова... Наверное, допишу сама. Она не успела... Но вот что делать с этим - я не знаю.
Она протянула Маркусу фотокарточку с обтрёпанными краями. На снимке были изображены двое - счастливо улыбающаяся девушка и серьёзный темноволосый парень.
- Это Энн? - Не сразу поверил Штреллер. – Вот эта… девушка на фотографии – Энн?
- Да, здесь ей девятнадцать.
- А рядом...
- Её муж.
- Её... кто? - Немец уставился на фотографию, будто увидел на ней живого динозавра.
- Муж. - Вздохнула снайпер.
- Она никогда...
- Бывший. Они поженились сразу после школы, а развелись через год. Но это мало что изменило для них. Всё было... очень странно. Он - художник, ещё со школы увлекался... Хороший, но... очень творческий. Настоящий художник, правда. - Девушка говорила, всё также глядя мимо Маркуса, но тон её оставался пугающе будничным. - Я его всего трижды видела - один раз он навещал Энн в госпитале, два раза мы к нему приезжали сами... Я так и не разобралась в их отношениях. Они разошлись много лет назад, но у него вся мастерская завешена её портретами, а она присылала ему еду, потому что сам он покупать забывал... И теперь не знаю...
Она впервые подняла взгляд на Штреллера:
- Не знаю, что делать. Написать ему? Просто отправить снимок? Оставить себе и забыть? Я не знаю...
Её голос внезапно дрогнул.
- Вот оно как… - Инженер помолчал, разглядывая карточку. - Знаешь, нужно написать. Обязательно. Энн заслуживает того, чтобы её помнили, а не забыли потихоньку, уверенные в том, что она разорвала отношения. И ему это будет важно, узнать о её последних днях. Мне бы было важно.
- Уверен? - Мишель снова опустила взгляд.
- Да. Если тебе слишком тяжело, я могу написать сам. Пусть лучше казённое извещение, чем неизвестность.
- Да нет. - Девушка снова вздохнула и отвела глаза. - Ты прав. Это будет подло - сперва взвалить на себя ответственность, а потом бросить. Тем более что... я ведь единственная, кто виноват в случившемся.
- Не пытайся взвалить на себя всю вину. Ты ведь не из тех слабовольных меланхоликов, которые любят выискивать, что ещё плохого вокруг случилось, верно? - Штреллер попытался ободряюще улыбнуться.
- Не в этом дело. - Мотнула подбородком Хенриксен. - Ты... Знаешь, как мы познакомились? С Энн?
- Да, ты ведь рассказывала.
- Нет, я рассказывала, как мы впервые встретились - когда меня ранили. Познакомились мы позже. - Она заговорила сперва спокойно и медленно, потом всё быстрее, гладя себя по коленям и уставясь на носки своих туфель. - Когда я вышла из госпиталя, операция ещё не закончилась. Я сбежала за два дня до того, как меня должны были выписать, и ещё не была назначена в часть... И отправилась искать свою спасительницу. Ты ведь знаешь, я не могла просто отправить письмо с благодарностью через полевую почту. Мне обязательно нужно было её найти и поблагодарить лично. Ну и...
Мишель умолкла. Немец терпеливо подождал несколько минут, прежде чем она продолжила:
- Я опоздала. Когда я нашла роту Энн, оказалось, что утром её разведгруппа попала в засаду и считается уничтоженной. Её саму записали в пропавшие без вести, потому что тела не нашли - район контролировал противник. Ну я и... я попыталась стащить чью-то винтовку, не сумела и отправилась в город, в зону боёв... Только с пистолетом. Ох, сейчас я умнее... Но всё равно поступила бы также.
- И ты нашла её? - Маркусу показалось, что, начав говорить, канадка чуть ожила, на её губах даже появилась тень улыбки - хотя в глаза ему смотреть она всё равно избегала.
- Я нашла другую разведгруппу из её же роты. И вместе с ними... Да, нашла Энн. Её и вправду захватили живой. Держали в пустом здании, где была база местных... В общем, она была в плену часов десять, но... Наверное, обменивать её на своих пленных они не собирались, а хотели подбросить тело к нашим постам, для деморализации. - Голос снайпера стал сухим, холодным. - С ней успели сделать много... плохого. В том числе того, что бывает с женщинами-военнопленными... И... Глаз она потеряла именно там. Все, кто знал Энн позже, думали, что это боевое ранение, но глаз... - Капитан закашлялась и прикрыла рот ладонью. - ...раскалённой чайной ложкой. Прости, я не такая неженка, просто никогда и никому ещё об этом... И не знаю, зачем я тебе... Прости...
- Ничего, я видел такое. - Маркусу вспомнились несколько операций по освобождению, в которых он участвовал как сапёр, ещё в годы военнйо службы. - Ужасно, что Энн прошла через это. Но почему ты винишь себя, ты же помогла ее спасти?
- Угу. - Девушка потёрла ладонь о ладонь. - Понимаешь... После случившегося я стала навещать её в госпитале, и поняла, что она... В общем, что ни черта мы её не спасли тогда - опоздали. - Мишель хлопнула ладонями по коленям, поджала губы. - Ты понимаешь? Она, кажется, всегда была угрюмой, но тогда... Энн просто уходила - хотя физически шла на поправку. Ну и я... взялась за неё. Сумела немного вытянуть. Вернуть интерес к солнцу, к цветам... Не отходила от неё ни на шаг, навещала каждое утро и каждый вечер, когда не могла оставаться в госпитале весь день. Помогал один врач, лечивший её, старичок-хирург из местных... Потрясающе мудрый человек, и очень добрый. Благодаря ему она к концу лечения начала смотреть на мужчин как на людей... Но этого было мало - её нужно было тормошить, тянуть, оживлять, успокаивать ещё очень долго. И я решила... посвятить себя этому.
- Так и завязалась ваша дружба? - Осторожно вставил Маркус - просто чтобы не молчать. Понятно было, что Хенриксен ещё не выговорилась.
- Но с такими ранами, потеряв глаз, Энн не могла остаться в армии. - Продолжила Мишель, словно и не заметив его реплики. - И передо мной встало на выбор два варианта. Или мне уходить со службы и ехать в её город, устраиваться на работу там, жить рядом или вместе с ней, окружать её заботой... Или как-то оставить её на службе. Держать при себе.
Маркус сглотнул. Он, кажется, понял в чём дело. А Мишель вновь вскинула голову и встретилась с ним взглядами:
- Я дура и эгоистка. Я тогда только начинала карьеру, горела энтузиазмом защищать весь мир от чего угодно, думала о том, что обязательно выполню то ребяческое обещание, данное родителям - стать генералом... И я сделала всё, чтобы Энн не комиссовали. Мне и о себе тогда пришлось позаботиться, моя рана тоже была не из лёгких. - Она коснулась пальцами ключицы. - В общем, у меня всё получилось. Энн должна была вернуться домой, но осталась в армии, как моя вечная напарница.
Минуту они оба сидели в тяжёлой, липкой тишине. Потом капитан произнесла надтреснутым голосом:
- У меня были напарники до неё. Двое из них погибли. Я пережила их смерти, и не то, чтобы с трудом. Но Энн стала мне больше чем напарником, и больше, чем подругой. Высокопарно, наверное, но я будто раны в её душе залатала кусочками своей, стежок за стежком, несколько лет... И она была благодарна. Она мало говорила, но дел было достаточно. Я заботилась о ней, она опекала меня, и мне это даже казалось немного забавным. Я не думала о том, что варианты, вставшие передо мной тогда, не были для неё равнозначны. Первый был несравнимо лучше. И для неё, и для меня. - Мишель вдруг криво усмехнулась. - Маркус, я эгоистка не только потому, что тогда думала о своей карьере. Я эгоистка потому, что мне необходимо, чтобы меня любили.
- Любому человеку... - Начал Штреллер, но девушка перебила его:
- Да, да, знаю. Но мне было нужно, чтобы меня любили все и постоянно. Потому я сближалась со всеми, кого знала, как могла. Отвечала взаимностью, старалась дарить тепло... Но не ждала - требовала в ответ того же. Требовала тепла, доверия, верности... Искренних. И не замечала. А Энн обеспечила мне всё это и с лихвой. И постоянно была рядом. Только теперь... Такое понадобилось, чтобы я смогла признаться себе и сказать вслух, облечь в слова... И теперь понимаю, что правы те, кто говорил мне, что я не туда пошла. Помнишь наш разговор в отеле, на том островке? Мне действительно стоило стать учительницей младших классов. Там это свойство было бы полезно, не стало бы недостатком. - Она покачала головой. - У меня слишком хорошее воображение, и теперь я слишком ярко вижу, что было бы, уйди я тогда с Энн... Как было бы хорошо... И ей, и мне...
Штреллер пересел к девушке, немного помолчал. Утешать Мишель лживыми фразами о том, что она ни в чем не виновата, было неправильно, но и видеть, как чувство вины толкает девушку к саморазрушению, сил у Маркуса не было. Он заговорил негромко, но жёстко:
- Глупости, твое воображение тебя обманывает. Не стоит считать Энн безвольной куклой, она этого не заслужила. Да, ты подтолкнула ее к продолжению службы, но, я уверен, ей самой это было нужно. Поверь мне. - Немец взял Мишель за руку, стараясь быть как можно более убедительным - Как ты думаешь, кто идёт в наёмники? Чаще всего это люди, искалеченные войной. Нет, есть и искатели приключений, и любители пострелять по живым мишеням. Но большую часть подопечных Вермеера когда-то сломала война. Большая, маленькая - неважно. Ты когда-нибудь спрашивала наших парней из «Дельты» о их прошлом? У покойного Гурама в боях погибло трое младших братьев, Алексей - единственный из каравана пережил атаку душманов в Афганистане... У многих есть подобные раны, и они не хотят заживать. Каждый из таких солдат возвращается домой, бежит от прошлого, и только потом понимает, что его кошмар остался рядом, навсегда. Единицы способны вернуться к нормальной жизни, остальные спиваются, кончают с собой... или становятся наёмниками, потому что только армия даёт им относительный покой. - Штреллер внимательно посмотрел в глаза Хенриксен. - Не будь такой наивной, МакГрин не смогла бы спокойно зажить обычной жизнью, даже с твоей поддержкой. А здесь… - Маркус бросил взгляд на фото улыбающейся Энн, всё ещё украшающее тумбочку. - Мне кажется, ей было хорошо, было о ком заботиться и во что верить. Да, Мишель, ты виновата перед неё, и забыть об этом не удастся. Но и жила полной жизнью всё это время она именно благодаря тебе, и ей бы очень не понравилось, что её лучшая подруга пытается объяснить дружбу своей эгоистичной прихотью.
- Хех... - Короткий смешок Мишель был совершенно нормальным - не хриплым и не сдавленным. Она улыбнулась краешком рта и кивнула. - Наверное, даже я не знала Энн настолько, чтобы сказать - прав ты или нет. И сейчас поздно гадать. Оставим... Энн решать самой. Да и плакать о ней всё равно не выходит. Знаешь, я вдруг поняла, что вообще никогда раньше не плакала - и сейчас не смогла, даже когда захотела. Так что... - Она вдруг повернулась к Маркусу, взяла его ладони в свои, заглянула немцу в лицо. - Но себя-то я знаю хорошо. И я уверена, что ошиблась. Может тогда, может раньше. Поддалась упрямству - ты же знаешь, что я упрямая. Ведь помнишь наш разговор в отеле? Я выбрала и упёрлась. Решила до конца верить себе. Я добилась многого на этом пути, и, пожалуй, больше смелости нужно не чтобы идти дальше, а чтобы бросить всё и начать сначала.
Девушка неожиданно сняла очки и положила их на тумбочку. Прижавшись плечом к плечу Штреллера, тихо сказала:
- Когда всё закончится, я уволюсь со службы. Поищу другой путь. Наверное, и правда попробую работать с детьми... И научусь не требовать от людей слишком многого. Но одиночкой мне уже не стать. Нужен будет кто-то рядом... Как была Энн. Даже сейчас мне просто страшно находиться в комнате одной... И знать, что никто не придёт. - Канадка запнулась. - Маркус, ты... можешь остаться сегодня на ночь? Со мной?
- Если ты правда этого хочешь. - Штреллер крепко обнял девушку, будто пытаясь защитить её, наверно от неё самой. - Ты никогда не будешь одна.
- Спасибо... - Прошептала Мишель, обнимая его в ответ. Когда их губы соприкоснулись, Маркусу показалось, что он целует Мишель впервые...

* * *

В комнате было темно, её освещал лишь ночник в виде хоккеиста, стоящий на тумбочке, и Штреллер не знал, сколько времени осталось до побудки. Можно было найти на полу свои часы или дотянуться до будильника, чтобы лучше рассмотреть скрытый тенью циферблат, однако немец не решался этого сделать - ведь Мишель спала рядом, положив голову ему на плечо, прильнув всем телом. Маркус чувствовал её тёплое дыхание, прикосновения её нежной кожи, за время службы загрубевшей лишь на ладонях, ощущал запах её чистых волос - до его визита девушка всё же успела сходить в душ. Вместе им было спокойно и уютно, и он боялся неосторожным движением разрушить эту иллюзию, помня, что осталось за дверью их тёплого гнёздышка. Отгоняя мысли о промозглых бетонных коридорах, испещрённых выбоинами от пуль и попаданий плазмы, Штреллер легонько погладил Мишель по боку, потом по животу, и с горьким весельем подумал, что канадка его обманула - тогда, когда обещала, что будет кричать... Как вдруг прикосновение влаги заставило его вздрогнуть. Словно капелька летнего дождя упала на плечо. Чуть наклонив голову, Штреллер увидел, что Мишель... плачет во сне. Слезы текли ручьём, а сама девушка улыбалась. И слёзы эти, без сомнений, были слезами счастья. Кто знает, что она видела в грёзах? Отчего-то Маркус был уверен, что снится ей отнюдь не он, и тем страшнее было думать о том, что ощутит Мишель, проснувшись...

* * *

2 июня 2014 года.
Российская Федерация, Якутия. База «X-UNIT».


Было ещё довольно рано, но фельдшер Возняк успел обойти всех пострадавших и вернуться в лазарет, к своим основным пациентам. Однако стоило ему усесться на привычное своё место у стены, откуда все три койки с тяжелоранеными были хорошо видны, как кто-то отдёрнул занавесь, подвешенную в дверном проёме вместо выбитой створки.
- Кто там ещё? - Недовольно пробурчал поляк, поднимая взгляд от старой, пожелтевшей газеты. Выронив её, вскочил и вытянулся. - Простите, госпожа капитан.
Голос он при этом всё же не повысил, и вошедшая Мишель Хенриксен тоже ответила полушёпотом:
- Да что вы, сядьте... Я просто проведать. Смотрите, на мне даже рубашка гражданская.
Белая шёлковая блузка в самом деле странновато смотрелась с форменной тёмно-оливковой юбкой канадки, однако Константин не стал комментировать внешний вид офицера - просто молча кивнул и опустился обратно на сиденье.
- Как они? - Поинтересовалась Хенриксен, вставая рядом с ним и кладя руку на спинку стула.
- Лёгких мы отослали в казармы, здесь только тяжёлые. Сейчас все спят после завтрака, под медикаментами. - Всё также тихо сказал фельдшер. – Более-менее неплохо. У рядового ранение в грудь обработали как следует, будет заживать. Придёт в порядок. У лаборанта из биологического тоже всё будет хорошо... - Он запнулся.
- А Доминика? - Спросила Мишель, глядя на укрытую одеялом польку. Без массивных круглых очков, наполовину закрытое кислородной маской, лицо её было бледным и даже во сне не казалось умиротворённым - светлые брови были сдвинуты, по лбу пролегла морщинка.
- Хирург из спасательной команды извлёк у неё из груди два мелких осколка, и из живота - один побольше. - Вздохнул медик. - Зашил большую рваную рану на правом боку и разрез на щеке. Я обработал ожоги, зафиксировал сломанные рёбра и треснувшие кости руки...
- А что с ногой? - Снайпер выглядела всерьёз озабоченной, хотя с майором они общались не так уж и много.
- Сложная комбинированная травма. - Возняк поморщился, как будто сам испытал боль. - Глубокий ожог, разрывы мышц, сложные переломы... Кое-как собрали по кусочкам. Хирург обещал только, что нога будет сгибаться в колене. А вот в голеностопном суставе - едва ли... Если вообще не придётся ампутировать стопу - но это, к счастью, маловероятно. Сейчас - только лежать и выздоравливать. Потому-то я и не спешу приводить её в сознание. - Уныло добавил он. - Она же не улежит... Особенно если узнает, что кроме меня раненых лечить некому...
- Вы молодец, Константин. - Мягко улыбнувшись, Мишель переложила ладонь ему на плечо. - Правда. Если бы не вы, нам бы всем пришлось туго.
Пару дней назад от такого внимания со стороны одной из самых славных девушек на базе поляк бы покраснел. Сейчас он лишь грустно качнул головой:
- Я не делаю больше, чем должен, так что и хвалить не за что. Я всего лишь младший медсотрудник. Это вам спасибо - за то, что держитесь и этим нам помогаете.
Хенриксен постояла минуту, потом почти прошептала:
- Можно я здесь останусь до обеда?
- Конечно. - Возняк указал на столик в дальнем углу. - Там электрочайник, заварка и пара печений. Можете взять.
- Да нет, спасибо. Я просто посижу...

* * *

- ...Плохо подготовленная, торопливая атака на ранней стадии проекта указывает, что противник всерьёз обеспокоен нашей деятельностью и полагает её реальной угрозой. - Закончил Куратор.
- Это была всего лишь разведка. - Проскрипел высокий голос третьего слева компьютера. - Они соберутся с силами, проанализируют информацию и ударят вновь.
- Из этого следует, что мы должны ударить первыми. - Пожал плечами Куратор. - И мы вполне успеваем. Наши сроки развёртывания опережают противника - то, о чём я говорил в самом начале.
- Всё пока идёт по плану, так что не будет ударяться в пустые дискуссии. - Пробасил центральный компьютер. - Поговорим о более насущном. В ходе проверки записей камер слежения базы «X-UNIT» в день инцидента было выявлено, что некоторые записи повреждены неизвестным способом. Вот частично восстановленные кадры.
На чёрно-белом экране «Commodore PET 2001» вместо багровой надписи "NO VIDEO" появилась чёткая цветная картинка. На ней можно было увидеть разгромленный вертолётный ангар подземной базы и в левом углу кадра - бездыханное тело лейтенанта МакГрин. Кроме мёртвой канадки и трупов пришельцев на мониторе больше никого не было. Так казалось поначалу... Затем Куратор заметил полупрозрачный силуэт высокого человека, который стал виден лишь тогда, когда человек широкими шагами направился от останков девушки к другому концу помещения.
- Это искажение видео, а не плащ-невидимка. - Неприязненно сказал бас. - Большего не удалось добиться даже нам. Сейчас нужно проверить все сохранившиеся записи и выяснить, что это за «призрак» ошивается на нашем секретном объекте.
- Я этим займусь. - Сухо заверил лысый ООНовец. - Не извольте беспокоиться.

Когда совещание завершилось, и в тесной комнате с каменным сводчатым потолком вспыхнул свет, он торопливо вышел в коридор, протирая лицо платком, и сказал ожидающему монаху:
- Душно у вас здесь, особенно когда электроника работает.
- Системе вентиляции столько же лет, сколько всему подземелью. А оно старше, чем сама Капелла. - Улыбнулся монах. - Следуйте за мной, я провожу вас к вертолётной площадке. Здесь так легко потеряться...

Конец двадцать второй главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #44  
Старый 22.05.2016, 16:47
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,630
Репутация: 841 [+/-]
Глава 23. Команда «X-UNIT»

3 июня 2014 года.
Южная Америка, Эквадор.


О нападении на базу полковник Краснов узнал лишь постфактум – ему сообщили на следующий день, уже с подробностями. Представитель Комитета советовал не прекращать изучения трофейного крейсера, однако командующий «X-UNIT», изрядно разозлённый таким отношением, настоял на своём возвращении. В такой момент он должен был быть со своими людьми. К счастью, наверху не стали упираться, пообещав транспорт ближайшим утром.
Чтобы добраться до взлётной полосы Николаю Николаевичу предоставили служебный автомобиль кого-то из местных генералов - не лимузин, но тоже неплохо. Когда он забрался на переднее кресло и захлопнул дверцу, машина сразу двинулась с места, а сидящий за рулём Куратор сказал:
- Простите за задержку, нужно было многое организовать.
- А вы ещё и водите? - Не слишком удивлённый, полковник всё же выгнул бровь.
- И не только авто. - Кивнул ООНовец. - У нас есть время, чтобы поговорить. Если вкратце - приготовления к переезду были уместны, хотя и не по той причине, которая ожидалась. Пока самое удобное место для передислокации - Китай. Мы поможем вам присмотреть новый объект для постоянного базирования, временно же разместитесь в палаточном лагере. Координаты удобной горной долины вам предоставит правительство КНР. Это позволит отсрочить новое вторжение. Но понятно, что приоритет сейчас - контр-удар.
Машину тряхнуло на неровной дороге, и Куратор поправил сползшие на нос очки. Руль он крутил уверенно, ловко объезжая выбоины.
- Вы должны ускорить подготовку. - Продолжил он. - Вторая атаки пришельцев будет сильнее, а сил у вас меньше. Пока же по мелочам - составьте список солдат и сотрудников, которых надлежит наградить. Мы гарантируем всем им медали от ООН и если вы дадите конкретные представления к конкретным наградам - национальные медали или ордена их родных стран. Подумайте о повышениях. Пока мне поручено передать вам, что капитан Барсов решением Комитета получает звание майора.
- Он заслужил. - Кивнул комендант.
- Подразделение «Лямбда», находящееся на нашем контроле, пополнено не будет.- Навстречу им попалась колонная армейских грузовиков, и Куратор сдал к обочине, убавив скорость. - Тем же решением мы ликвидируем этот взвод и передаём капитана Мишель Хенриксен во взвод «Альфа» в качестве штатного снайпера, в подчинение майору Барсову. Тем не менее, должность его заместителя сохраняется за уоррентом Сикорски. По большому счёту на это всё.
Человек из ООН вдруг затормозил и повернулся к полковнику:
- И совет лично от меня. Если заметите какие-то странности... При проверке систем безопасности, или просто в расположении... Не спешите сообщать о них Комитету. Лучше просто забудьте. Поняли?...

* * *
4 июня 2014 года.
Российская Федерация, Якутия. База «X-UNIT».

Готовя оперчасть к переезду, Барсов вынужден был метаться с одного конца базы на другой, ведь его солдаты активно помогали остальному персоналу. Рабочих рук не хватало, а среди бойцов «Альфы» помимо просто дюжих ребят имелись и люди с образованием, способные быть на подхвате у техников или биологов.
- Szczeniak, mnie pouczać? – Донеслось из медицинского блока, когда Иван очередной раз проходил мимо. Голос принадлежал доктору Гигерсбергер, и оперативник мысленно посочувствовал Возняку – удерживать искалеченную польку в кровати становилось всё труднее, несмотря на то, что её раны пока и не думали заживать. К счастью, фельдшер и сам был поляком, что, похоже, помогало ему выдерживать напор шляхетского темперамента начальницы.
Ускорив шаг, капитан зашёл в вертолетный ангар, где несколько бойцов из отряда Батисты помогали обслуге упаковывать оборудования. По большому счёту, необходимости контролировать их действия не было, однако Иван предпочитал быть при деле, а отсутствие Штреллера, который первым улетел в Китай, готовить посадочные полосы, давало ему лишний повод поработать.
В ангаре, похоже, настало время перекура – бойцы сидели на какой-то железяке, напоминающей остов грузовика, и о чём-то беседовали полушёпотом. Недалеко от них на раскладном стуле устроилась Хенриксен и что-то читала. «Странно»,- подумал Барсов. На месте канадки он бы предпочёл держаться подальше от места гибели друга, чтоб не теребить душу лишний раз. Впрочем, люди ведь разные. Может, она таким образом пытается почтить память напарницы… или ещё что. В любом случае, у самого Ивана при виде снайпера мгновенно вспыхнули перед глазами свежие ещё воспоминания – вспышки плазмы, тело Энн, отброшенное назад ударами дротиков… Он стиснул зубы, и, мгновенье поколебавшись, подошёл к Мишель. Сел рядом с ней на перевёрнутый ящик. Кашлянул:
- Мы так и не поговорили. - Поймав вопросительный взгляд, объяснил. - После гибели вашей напарниц. Вы хотели что-то спросить, а я… Не был в состоянии вам ответить.
- Ничего страшного. - Снайпер закрыла истрёпанный чёрный томик, на обложке которого угадывалось затёртое название «Un temps pour vivre, un temps pour mourir», и грустно улыбнулась. - Это уже не важно. Вам сейчас слишком о многом приходится беспокоиться, чтобы заставлять вас думать ещё и обо мне. Поэтому рассчитывайте на мою помощь везде, где я буду вам полезна - мне и самой так будет легче. Не против?
Она приподняла брови, отчего улыбка сделалась чуть живее.
Барсов не попытался улыбнуться в ответ - вряд ли получилось бы естественно. Вместо этого он просто кивнул:
- Нет, не против. Откровенно говоря, ваш перевод для меня - неожиданность. Поэтому я ещё не думал о том, какое место вы займёте в отряде. Впрочем, это не будет проблемой. Но я могу поделиться с вами кое-какими опасениями, раз вы сами хотите. Именно с вашей помощью, возможно удастся их разрешить.
Капитан отложила книгу, поправила очки и повернулась к нему, сложив руки на коленях - как школьница. Сказала, уже серьёзно:
- Я слушаю. Буду рада, если найдётся дело, в котором я буду вам полезна - ведь сами понимаете, что как от второго офицера или снайпера проку от меня сейчас немного. О моих проблемах не думайте, я займусь ими сама.
- Псионика. - Сказал Барсов в ответ. – Она меня беспокоит. Скоро нам предстоит схватка на Марсе, что накладывает очень много ограничений, а также даёт противнику преимущество – ведь мы попадаем в непривычных нам условиях. При этом, один «плащеносец», находясь, например, под защитой укреплений, может вывести из строя едва ли не всю нашу армию. Это меня и волнует. Эта способность пришельцев не изучена, но опасна, защиты у нас нет, и неизвестно, когда она появится. Если вообще возможна в принципе. И вот тут мне бы пригодилась ваша помощь. Несмотря на текущее положение дел, мне уже приходится думать над предстоящей операцией. И одним из решений возникшей проблемы я вижу снайперские целевые действия, направленные на обезвреживание псиоников.
- Хм-м... - Капитан задумчиво накрутила на палец длинную прядь, спадающую на висок. Вдруг поморщилась, как от сильной головной боли, тряхнула головой. Вновь подняла взгляд на Ивана. - Без напарника я всё равно не могу эффективно пользоваться тяжёлой экипировкой. И у меня есть опыт выбивания целей во вражеской линии. Думаю, с лёгкой винтовкой и надлежащим снаряжением, действуя вне рядов взвода и получая целеуказания, я сумею обеспечить вам оперативное прикрытие, но вряд ли особо надёжное. Не переоценивайте всё же мои способности.
- Ваш предыдущий опыт. Он очень сейчас понадобится. Мне бы хотелось, чтобы мы совместно разработали тактику действий, а потом вы бы взялись за тренировку других наших снайперов, у которых вашего опыта нет. – Иван пощёлкал пальцами. - Группа прикрытия и снайпер – я думаю такие отряды мы сформируем. Ведь именно снайпер может ликвидировать цель с дистанции, не попадая под влияние псиоников.
- Я не думаю, что мы настолько хорошо понимаем их возможности, чтобы делать столь уверенные выводы. - Осторожно заметила канадка. - Но... я попробую. Однако вы понимаете, что и прежде я не занималась тренировкой наших снайперов вовсе не от лени. Чтобы учить - мало уметь самому. Я не отказываюсь, однако не могу обещать, что из затеи выйдет толк.
- Ну, я и не прошу заниматься этим в одиночку. И не жду ответа прямо сейчас. Просто подумайте. Нам надо сейчас... Активизироваться что ли... Мобилизовать все свои возможности. Будет непросто. К сожалению, нам нанесли слишком серьезный удар. – Командир «Альфа» поднялся. - Спасибо за готовность помочь. Я правда благодарен. Как и за поддержку в день атаки.
- Вы же знаете, мне... это приятно. - Со странным выражением ответила Мишель и потянулась к книжке. - Если что - я улечу на новую базу с первой партией оперативников, учитывайте это.
Она принялась листать томик в поисках нужной страницы.

* * *

– Ученые, эти яйцеголовые, – рассказывал как-то Ларс МакКензи, когда ещё увлекался эзотерикой, – давно всё разложили по полочкам, установили, как распределяется внимание в полёте, отметили пределы восприятия. Но одну вещь они не учли. Какую? Влияние пилота на пространственно-временной континуум. Постой-постой, не спеши отмахиваться! Сам посуди: энергетика космоса в небе на порядок выше, чем на поверхности планеты. Космос влияет на ауру, делает ее сильнее, причем, сам пилот может этого не осознавать. Добавь сюда, что управление идёт в измененном состоянии сознания, когда на пилота выплескивается лавинообразный поток информации, который он должен почти мгновенно проанализировать, среагировать на него. Транс, помноженный на повышенный энергетический потенциал, и даёт иную степень влияния! Потому в небе за мыслями нужно следить, а то мало ли…
Ларс прав в одном, думал Пенг, когда они поднялись ночью, легли на крыло – мир не так прост, как может показаться на первый взгляд. До определенной поры Пенгфей не верил в инопланетян, но они есть, так почему же не быть энергии космоса?
Пока один транспорт уходил за другим, они с Маккензи патрулировали. Киу улетела в одной из последних групп, теперь пришла и очередь Пенга вернуться на Родину. Какие чувства он испытывал? Однозначно лётчик не смог бы ответить, но чувства возвращения домой точно не было. Его домом стала старая подземная база, и сердце щемило, когда они сделали с Ларсом прощальный круг над ней, и взяли курс к границе Поднебесной.

Когда огоньки реактивных двигателей растаяли в ночном небе Якутии, человек в деловом костюме, сидевший на пне в сотне метров от чёрных зевов подземных ВПП, поднялся и поправил галстук. Не тратя более времени, он подхватил свой плоский чемоданчик и зашагал прочь от покинутой базы - а за его спиной с глухим рокотом земля сперва вздулась, повторяя очертания туннелей и коридоров объекта, а потом осела, взметнув высоко вверх, к самым звёздам, облака пыли...

* * *
9 июня 2014 года.
Китайская Народная Республика, провинция Сычуань. Временная база «X-UNIT».


Интересная это вещь - горы. Казалось бы, суровые, опасные, часто неприступные. Но издревле они притягивали людей, всегда находились желающие покорить очередную вершину. Сейчас, когда Штреллер лежал на уступе и разглядывал звёзды, ему казалось, что всё дело здесь - в небе. Верующие искали в небе Царствие Божие, ученые видели бесконечную Вселенную, а мечтатели всех мастей - свои самые невероятные фантазии, от крылатых людей до межзвёздных армад. А горы, они ведь на полпути к небу. Недаром с давних пор мудрецы и праведники искали уединения в горах, презрев возможные лишения.
Маркус отлично их понимал. Здесь, на краю пропасти, под звёздным небом, мысли текли плавно и размеренно, давая возможность обдумать события последних дней.
Проанализировать все ухищрения по маскировке, призванные представить долину неофициальным имением «серого» голландского концерна. Со стороны, с воздуха или соседних склонов, всегда можно было расмотреть взлётную полосу для лёгких самолетов, вертолётную площадку, несколько палаток и домиков, и большую, но вялотекущую стройку непонятного назначения. На самом видном месте был бар, в который персонал приходилось назначать по нарядам. Возможно, это была лишняя перестраховка, но против наблюдателей-людей вполне вышел бы толк. Да и многие сотрудники скучали по посиделкам в столовой старой базы, так что бар стал не только элементом маскировки, но и некой отдушиной. А отдушина была необходима. Совсем недавно казалось, что у проекта все идёт замечательно - оперативники одерживали победу за победой, разработки двигались семимильными шагами. После атаки же... Формально они вновь выиграли, и погибло совсем не много. Но, как казалось сейчас Штреллеру, последняя битва во многом изменила людей. Мало того, что они потеряли место, ставшее вторым домом, потеряли частичку коллективной души. Именно в момент триумфа многие осознали, насколько грозная сила им противостоит. Против такой мощи не выстоять, Земле не отсидеться в обороне, и единственный шанс людей - контратака. Все понимали, что с каждой минутой шансы на внезапный удар тают, и потому работали как проклятые, без привычного смеха и перепалок. И Мишель, всегда жизнерадостная Мишель, готовая поддержать уставших товарищей, тоже всё реже улыбалась, всё горше шутила, и в глазах её не было прежнего огня.
Скатиться в унылое оцепенение проекту не давала по большей части инженерная служба – вот уж у кого дыл оставалось невпроворот. Вовсю готовились оружие и броня. Маркус был уверен, что новейшего снаряжения хватит на весь отряд. Конструктора занимались доводкой нового БМП и дронов, на базе двух джипов HMMWV строились мобильные оружейные платформы. Гэллегер со своей командой поставил на прикол истребители, пообещав отдать «птички» способными воевать даже в космосе. Штреллер сомневался уверен, что это проще, чем спроектировать космический истребитель с нуля, но авиаконструктору, очевидно, было виднее. В любом случае, основным транспортом и ударной силой на пути к Марсу оставался захваченный в Южной Америке крейсер. Тот понемногу переделывался под нужды землян. Рабочие места экипажа подверглись некоторой переработке, ещё четыре поста добавили около генераторов – для службы инженерного контроля. Информация с этих постов будет поступать на главный инженерный пульт, расположенный на мостике. За него отвечал Батлер. Кресла второго пилота-навигатора и координатора огня заняли пилоты «второй смены». Капитанское кресло, разумеется, оставалось за единственным в команде настоящим космонавтом – полковником Красновым. Работы на борту космолёта ещё не были завершены -предстояло оборудовать его удобствами для будущего десанта. Однако этим Штреллер собирался заняться уже после того, как корабль прибудет в свой новый «порт приписки»…

* * *

- Все системы работают в штатном режиме. К старту готовы. - Доложил Батлер. Краснов вывел на свой экран информацию с инженерного пульта. Не сказать, чтобы он не доверял учёному, просто хотелось всё видеть своими глазами. Удовлетворенно кивнув, Краснов переключился на ручное управление кораблем. Проговорил, прижав ладонью наушник:
- Курс через Тихий океан, максимальная высота - пятьдесят метров. - И широко улыбнулся. - Поехали!
- Первая спутниковая группировка докладывает - воздушное пространство по маршруту следования чисто. Вторая спутниковая группировка докладывает - воздушное пространство по маршруту следования чисто. «Сентри» докладывают - воздушное пространство по маршруту следования чисто. Непосредственное воздушное сопровождение докладывает - воздушное пространство по маршруту следования чисто. Первая спутниковая группировка... - Монотонно, через равные промежутки времени, повторяла в микрофон лейтенант Лян, не обращая внимания на собравшуюся в палатке связи толпу офицеров.
- Пока всё нормально. - В пустоту сказал Штреллер, покусывая ноготь.
- Даст Бог. - Ответил ему Барсов настолько естественно-равнодушным, спокойным тоном, что в его искусственности можно было не сомневаться.
- Спутником в квадрате шесть-восемь-гамма замечен вошедший в атмосферу средний разведчик. - Прервала череду повторов Киу, и большинство присутствующих затаили дыхание. - Корректировка курса - семь к северо-востоку, поднять скорость до...

...К тому моменту, когда в ночном небе над лагерем зависла гигантская тёмная масса трофейного крейсера, большинство гостей палатки вконец извелись и отправились кто в бар, кто спать. Корабль садился бесшумно, и лишь немногие обитатели временного пристанища «X-UNIT» видели, как это случилось. Формально к тому моменту уже наступил шестнадцатый день июня.

Этим же утром, сразу после завтрака, командующий собрал офицеров в большой штабной палатке, и с довольно забавной напыщенностью сообщил им:
- Друзья мои, благодаря всем вам человечество получило шанс на победу. Шанс поразить врага в его логове. Мы получили оружие невиданной мощи, которое позволит осуществить это. Вы, конечно, поняли, что я имею в виду боевой корабль пришельцев. И не важно, что он сошел не с земной верфи, как у любого корабля у него должно быть имя. Потому я собрал вас здесь и сейчас. Мы добыли корабль сообща, сообща мы и его и окрестим. Я готов выслушать любые идеи.
Закончив, полковник кашлянул и сложил руки за спиной.
- «Звёздный сокол». – Первым предложил Иван, и почему-то заметно смутился.
- Тогда уж «Тысячелетний». - Со смешком поправил его кто-то. Пилоты отнеслись к делу серьезно. Горячее их обсуждение всем давало понять: присказка «как корабль назовешь, такое ему и плавание» для них не пустые слова.
- Если летим на Марс, да ещё воевать – «Арес» хорошо подходит. – Добавил будущий второй пилот.
– Может, «Ковчег»? – Внёс свою лепту капитан Ли.
– Тогда уже «Ковчег Возмездия». – Его напарник-британец сжал кулаки. – Ха, а мне нравится! «Кровавый ковчег возмездия»!
- Или «Память Азова». - Сказал офицер-наёмник с усмешкой.
- «Обороны Вестерплатте». - Улыбнувшись, предложила свой вариант капитан Хенриксен. По пути к палатке она прошла мимо медпункта, и услышала оттуда голоса беседующих лаборантов Солнцевой (один пришёл проведать другого), а также звук работающего телевизора. Маленький чёрно-белый ящичек, установленный перед койками, довольно громко вещал: «W roli glownei Michal Zebrowski... Karolina Gruszka, Dorota Kaminska, Maciej Kozlowski... Zdjecia - Bogdan Stacurski...». Несложно было догадаться, кто сейчас оккупировал пульт.
- А если серьёзно... - Снайпер потёрла подбородок. - Ну... Например «Темерер». Или «Альбатрос», скажем...
- «Стремительный», «Непобедимый»... – Доктор Солнцева виновато улыбнулась. - Еще можно «Ласточка» или «Звезда». Мне кажется, что в названии не должно быть угрозы.
- Я предлагаю «Длань возмездия», очень подходит к нашей миссии. - Штреллер был предельно серьезен. - Так же меня от лица инженерного отдела просили предложить варианты «Сегу»», «Неуязвимый» и «Esperanza»
Когда было высказано последнее предложение, полковник обхватил рукой подбородок и задумавшись, прикрыл глаза. Простояв в такой позе несколько минут, он, наконец, улыбнулся, поднял взгляд на присутствующих:
- Все прозвучавшие предложения хороши, и имеют право на существование. Но мне больше понравилась идея с мифологическим персонажем. Только Арес – это слишком банально. Пусть будет – «Гор». Вернее, раз уж у нас международная команда – «Хорус». На этом всё. Всем спасибо, можете быть свободны.

* * *

После встречи в генеральском лимузине Николай Николаевич совсем не удивился, узрев Куратора воочию во второй раз. Тот выпрыгнул из приземлившегося вертолёта снабжения и помахал полковнику рукой, как старому знакомому.
- Чем обязан? - Поинтересовался комендант, когда гул винтов стих. - Решили проводить?
- Для начала, я привёз вам награды для ваших людей. - Представитель ООН протянул ему плоскую коробку, которую нёс подмышкой. - Медали Организации. Всё, как вы заказывали. Можете вручить торжественно и с зачитыванием приказа. Но признаюсь - меня поразила скромность вашего списка. Ни одного гражданского специалиста, а между тем доктор Солнцева давно заслужила. И, например, капитан Хенриксен за всю службу вообще поощрений не удостаивалась... Впрочем, дело ваше. У меня для вас ещё кое-что...
Куратор жестом велел следовать за ним. Вдвоём они подошли к вертолёту и заглянули в салон. ООНовец указал на предмет, более всего напоминающий армейский ранец, забитый доверху:
- Подарок марсианам от земной науки.
Он откинул полотняную крышку - стал виден прикрытый стеклянной пластиной блок кнопок и окошко электронного табло. Рядом виднелся чёрно-жёлтый значок радиоактивной угрозы.
- Атомное устройство малой мощности. - Пояснил Куратор. - Разнести Цидонию не хватит, но поломать что-нибудь больше и изгадить радиацией - вполне.
- Коды? - Деловито уточнил Краснов.
- Получите перед стартом. Кстати, происшествий не было?
- По мелочи только. Из госпиталя пропал бур от зубоврачебной машины. Потом его нашли закреплённым на крыше корабля остриём вверх. - Полковник усмехнулся. - Будто кто-то собрался им небеса пронзить. Странно, но ничего страшного...

* * *

В сгущающихся сумерках, да ещё по хмурой погоде, грозящей перейти в дождь, Лю Сян, разнорабочий инженерного отдела, не сразу заметил, что на импровизированной скамье у жилого блока, составленной из досок и пустых канистр, кто-то сидит. Лишь подойдя вплотную, он увидел, что на ней устроился светлокожий мужчина в чёрном деловом костюме. Привалившись спиной к жестяной стенке барака, он держал на коленях плоский кейс и потягивал пиво марки «Staropramen» прямо из банки, разглядывая высящуюся вдали громаду межпланетного крейсера. Сян мгновенье поколебался - не вызвать ли охрану? - но затем решил, что случайный человек в засекреченный лагерь не забредёт, шпион бы так себя не вёл, а прочее - не его проблемы.
- Сэр, можно присесть? - Поинтересовался он.
Мужчина в костюме кивнул, и рабочий опустился на скамью рядом с ним. Достав мятую сигарету, спросил:
- Простите... У вас огонька не найдётся?
Незнакомец выудил из нагрудного кармана зажигалку в виде бронзового цилиндрика с мизинец длинной, откинул крышечку.
- Спасибо, сэр. - Лю сам крутанул колёсико, высекая огонь, закурил и вернул цилиндрик владельцу. - А вы здесь по какому делу?
Человек не ответил, продолжая с каменным лицом пялиться на тёмную массу корабля. «Нет уж, я его разговорю...» - Решил рабочий и зашёл с другой стороны:
- Слышите, музыка? Это в развалинах, что у западного края долины, концерт дают. Вся база там сейчас. Это герр Штреллер каких-то немецких музыкантов приволок, знаменитых, вроде. Они, конечно, думают, что на обычной авиабазе ООН поют, кхе...
Незнакомец вдруг встал, открыл кейс. Не меняясь в лице, извлёк оттуда непочатую банку пива той же марки, сунул её рабочему и удалился, скрывшись из виду за углом барака...

А между тем болтливый сотрудник не соврал - старт корабля был назначен на утро, пока же все свободные от вахты служащие «X-UNIT» собрались у спешно собранных днём подмостков, за которыми стоял огромный экран. И гремящую из динамиков песню слышали все, даже оставшаяся в палатке Доминика тихонько подпевала, пользуясь тем, что рядом никого нет. Лишь двоим в самых задних рядах было всё равно - Маркус, крепко обняв Мишель за плечи, шептал ей что-то, а она кивала ему в ответ, слабо улыбаясь и даже не глядя на сцену...

Конец двадцать третьей главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #45  
Старый 29.05.2016, 12:59
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,630
Репутация: 841 [+/-]
Глава 24. Команда «X-UNIT».

27 июля 2014 года.
Межпланетное пространство Солнечной системы, приблизительно 1,5 а.е. от Солнца.


- Внимание! На время профилактики вспомогательных систем будет произведено временное отключение искусственной гравитации. - Сообщили вдруг динамики в коридоре. - Время отключения - двадцать минут. Пожалуйста, уберите незакреплённые предметы.
- Не отвлекайся, здесь всё закреплено. - Сказала Константину майор Гигерсбергер, от лёгкого движения воспаряя над койкой вместе с одеялом. - Слушай дальше...
- Аккуратней, пожалуйста, ещё упадёте, когда включат. - Прервал её фельдшер - сам он обеими руками держался за стул, на котором сидел.
- Хоть немножко подвигаюсь, зато. - Доктор, завернувшись в покрывало как голубец в капустный лист, крутанулась вокруг своей оси и сержанту пришлось ухватить её за плечо, чтоб не улетела.
- Осторожнее!
- А ты отучись перебивать старших! - Доминика сверкнула очками - вместо разбитых она носила запасные, тоже круглые, но без оправы. - Ладно, медленно опускай... Хорошо. И слушай. Любое ранение на Марсе следует понимать как требующее госпитализации. Так как боевое ранение гарантированно будет сопровождаться повреждение скафандра, а атмосфера на планете почти полностью состоит из углекислого газа, и давление очень низкое... Сам понимаешь, что обрабатывать рану будет некогда, сперва следует залатать пробоину. А снять экипировку можно только на борту. Учитывая это, и возможности скафандров...

Её монолог прервала неожиданно взревевшая сирена - а через миг заработала гравитация. После трёх долгих гудков, из системы оповещения донёсся голос лейтенанта Лян:
- Всем членам команды мостика проследовать на свои посты. Повторяю...
- Это не про нас. - Пренебрежительно махнув рукой, женщина расправила одеяло. - Так вот...

* * *

- Вы их опознали? - Напряжённым тоном спросил полковник Краснов у второго пилота, который также отвечал за сенсорный комплекс. Уже минуту тот пытался разобраться с пятью загоревшимися на его экране метками, которые появились из «радарной тени» Деймоса. Компьютер трофейного крейсера обозначал их как «дружественные объекты», что само по себе о многом говорило.
- Да. - Кивнул пилот. - Это десантный корабль и четыре средних разведчика.
- Замечательно... - Протянул Краснов, потирая подбородок. - Кстати, а мы ведь ни разу не видели двух десантных кораблей за раз. Полагаю, это тот же самый, что атаковал Нерюнгри... И нашу базу. Какая встреча, а? Ну-ка, куда они движутся?
- Курс на перехват, сэр. Сохраняют формацию.
- Пилотам истребителей – по машинам. – Распорядился полковник, не отрывая взгляда от радара. - Пусть весь экипаж проверит герметичность скафандров. Как только все отсеки доложат о готовности - понизить давление до минимума везде, кроме медотсека. Оперативной группе – контрабордажная готовность. Огонь по десантному кораблю, как только войдёт в зону действия орудий. Истребителям – нейтрализовать разведчики. - Закончив, командующий надел и защёлкнул шлем…

…Почти в этот же момент опускал забрало и капитан Ли, плюхнувшийся на кресло в кабине истребитилея. Кокпит закрылся, с шипением выровнялось давление, а в наушниках раздался весёлый голос Ларса МакКензи:
– Справимся. Пусть их две пары, у нас по две пары лазеров на брата!
– И два десятка плазменных ракет. – Согласился Пенг. – Не разделяемся, маневрируем в строю, пробуем отсекать их от группы по одному и связывать огнем.
– Да, с такой-то маневренностью должно получиться. – Усмехнулся Ларс. – Этим коробкам от конфет до нас далеко…
Катапульты выбросили два земных истребителя из ангара и они, заложив дугу, ринулись в атаку на врага с фланга. Навстречу перехватчикам полетели сгустки голубого огня – разведчики пришельцев, выстроившиеся клином перед десантным кораблём, открыли хаотичный огонь из плазменных пушек. Но чтобы преградить путь юрким самолётам, плотность стрельбы была слишком мала, а в радиус работы лазеров те ещё не вошли. На корпусе же большого судна сверкнули две вспышки, и на радаре появилась пара новых отметок.
- Бластерные торпеды! - Доложил второй пилот «Хоруса». - Контакт через пятнадцать секунд!
- Лазерные установки в режим ПРО! – Коротко распорядился Краснов. - Залп торпедами по десантному кораблю, цельтесь в центральную часть. Каждая из пар плазменных установок пусть возьмет на себя по разведчику.
Вероятность оказаться меж молотом и наковальней была велика: огонь перехватчиков расходился веером, ударили орудия вражеского десантного корабля. Пенгу и Ларсу приходилось постоянно менять угол атаки и скорость, танцуя меж синими трассами выстрелов. Сблизившись с клином, они выпустили ракеты по головному разведчику, и тут же рванули назад, уходя из-под огня стремительным разворотом.
Рой ракет обрушился на «блюдце», и оно, не успев даже открыть заградительный огонь, скрылось вярком облаке плазменной вспышки. Уже закладывая вираж, Ли успел заметить, как взрывается от артиллерийского попадания второй разведчик, и ещё один, получив заряд плазмы в борт, выпадает из строя, беспорядочно кувыркаясь, укутываясь дымкой замёрзшего газа...
За пару секунд до того крейсер поймал в паутину лазерных лучей одну торпеду и уклонился от другой. Та начала разворот, но слишком медленно - выстрелы зениток настигли её в самом начале маневра. Затем корабль землян ответил, попутно угостив лёгкие вражеские суда плазменными сгустками - но десантный транспорт тоже был готов к атаке и, словно встав на ребро, пропустил торпеды мимо себя, сбил их почти одновременно.
Уцелевший разведчик плюнул вслед земным истребителям огненными каплями и промазал, однако когда перехватчики завершили вираж, вокруг них замелькали лучи лазеров инопланетного флагмана - разобравшись с торпедной угрозой, тот устремился к крейсеру, интенсивно оттесняя огнём самолёты.
- Дьявол! - Охнул Пенг, когда его истребитель содрогнулся от удара. Машину повело, но пилот каким-то чудом сохранил управление, бросил её на крыло, уходя от новых выстрелов.
- Командир, ты горишь! - Предостерегающе крикнул Ларс, держась сзади и прикрывая ведущего своим корпусом.
- Если б я ещё в скафандре что-то чуял... - Прорычал китаец, проверяя датчики состояния. Судя по их показаниям, вышло из строя почти всё вооружение, кроме лазера на левой плоскости, и двигатель вёл себя странно.
- Два залпа бластерных торпед по центральной части десантного корабля! Плазменные орудия, туда же. Лазерам быть готовым перейти в режим ПРО в любой момент, а пока огонь по центральной части флагмана! – Николай Николаевич явно считал, что важнее всего покончить с главным судном пришельцев.
– Атаковать придется тебе. – С горечью в голосе сказал капитан Ли, обращаясь к ведомому. – Постараюсь обеспечить прикрытие…
– А не лучше ли тебе выйти из боя? – Обеспокоенно спросил Ларс.
– Нет. – По тону ответа было ясно, что спорить с китайцем сейчас бесполезно. – начинаем.
Удалившись от флагманов, пара завязала воздушную дуэль с последним разведчиком – точнее, завязал ее англичанин, выпустив одну за другой пару ракет. Пенг держался ниже и сзади, готовый в любой момент поддержать лучом лазера, пусть и не был уверен, сработает ли система, как надо. Но участие его, к счастью, не потребовалось - ведомый ударил с близкой дистанции, и ракеты угодили точно в цель. Развороченный взрывами «пришелец» завертелся вокруг оси, как подкинутая монета...
Большие корабли тем временем сошлись, осыпая друг друга сгустками плазмы и хлеща малиновыми лучами. Транспорт сумел перехватить три из четырёх торпед крейсера, однако последняя достигла цели. Вихрь огня и обломков скрыл из виду весь верхний ярус судна, а одиночное попадание из плазменной спарки пробило сквозную дыру в левом «крыле», откуда тут же потянулся след из заледеневшего воздуха. Прежде, чем взрыв разрушил мостик, защитник Марса успел дать встречный залп - синие капли пушечных зарядов промчались мимо, а вот одна из двух торпед пробилась сквозь лазерную завесу и взорвалась у самого корпуса «Хоруса».
- Пробоины с правого борта на обоих ярусах! - Доложил из-за своего пульта Батлер. - Разрушен лифт в опоре номер два! Пожар в хранилище плазмы!
- Ликвидируйте пожар, помогите раненым. - Краснов начал отводить крейсер от пылающего корабля пришельцев. - Ещё один залп плазмы по центральной части десантного судна! Добейте его! Истребителям: огонь по последнему разведчику!
- Аварийные команды приступили к работе! - Сообщила Киу. - Начато тушение пожара и восстановление целостности обшивки, пытаются пробиться в реакторный отсек.
- Цель поражена! - Подключался первый пилот, хотя полковник и так видел происходящее на своём экране. - Все попадания в центр, наблюдаю полное разрушение корабля...
- Маккензи сообщает - повреждённый разведчик успешно уничтожен. - Продолжила Киу. - Машина ведущего звена окончательно вышла из строя, требуется эвакуация. Пилот вне опасности.
- Ну вот... - Выдохнул Краснов, глядя, как на мониторе расширяется поле обломков, в которое обратился десантный корабль. - Справились. Однако учитывая интенсивность вторжений на землю, малых кораблей у них намного больше. И подозреваю, они все поспешат к нам. Нужно быстро отремонтировать «Хорус» и начинать операцию.

Сказать было проще, чем сделать, однако уже через четверть часа с мостиком связался Штреллер:
- Командир, пробоины устранены, атмосфера восстанавливается. Минут за семь поднимем давление до нормы. Полностью уничтожен второй энергоузел, инженер погиб, разрушен лифт. Резервов мощности у нас не осталось, и, учитывая потерю части брони, эту сторону корабля под выстрелы лучше не подставлять. Ремонтный доклад окончен, конец связи.

В хорошо организованной неразберихе, поднявшейся на борту после завершения схватки, практически невозможно было остаться в одиночестве более чем на полминуты. Однако Мишель Хенриксен ухитрилась этого добиться, забредя в закоулок у одного из лифтов в нижние опоры. Она и сама не знал, что ищет, но в итоге нашла коротко стриженного мужчину в деловом костюме, который стоял у стены, прислонившись к ней и держа плоский кейс двумя руками.
- Вы? - В первый миг даже не поверила девушка, рефлекторно шагнув назад. Но тут же опомнилась и посмотрела на мужчину с такой злостью, с какой не смотрела даже на вражеских бойцов сквозь оптический прицел. - И что на этот раз?
Человек молча подошёл к ней и протянул руку. Капитан удивлённо смотрела на неё секунду, прежде чем поняла, чего от неё хотят. Неуверенно протянула ладонь в ответ - и человек в костюме крепко её пожал.
- Вы... уходите? - Дрогнувшим голосом спросила Хенриксен, глядя ему в глаза. Злости в её собственном взгляде больше не было - только растерянность. - Вы... вас не пустят дальше?
Человек кивнул, и на его бесстрастном лицо впервые мелькнула слабая тень эмоции - намёк на печаль. Так ни слова и не произнеся, он развернулся и вышел из закутка.

* * *

- Итак, плато Сидонии. Иначе - Кидония. - Полковник Краснов развернулся спиной к собравшимся в рубке офицерам и показал на высветившийся слайд – для брифинга посреди мостика растянули переносной белый экран. - Точные координаты - 37° 0′ N, 12° 48′ W. Нас интересует вот эта его часть. Вы можете видеть три так называемых «марсианских пирамиды». - Полковник показал световой указкой. - Теперь нам известно, что это надземные части базы пришельцев. Южная, как видите, полностью разрушена и интереса не представляет. Северная, согласно данным, полученным от пленника и из трофейного сервера, является чем-то вроде дока, в неё садятся корабли. Ну и центральная - собственно, командный центр. Именно в верхней её части, по нашим сведениям, находится координирующий действия пришельцев суперкомпьютер или нечто вроде него. Из этой же пирамиды можно попасть в подземные сектора, в том числе к энергостанциям. Но высадиться врагу на голову, вероятно, не выйдет. Вот что запечатлели снимки месячной давности, сделанные одним из спутников NASA. - Слайд сменился. - Зелёными кружками обведены искусственные сооружения, похожие на известные нам инопланетные системы ПВО, которые защищали их базу на Земле. Только эти намного, намного больше. Посему мы не будем рисковать кораблём и совершим посадку на безопасном расстоянии.
Командующий перевёл дух и вызвал на экран следующий снимок:
- Мы сядем в русле «марсианской реки», в зоне, помеченной на карте красным. Там берега достаточно высоки, чтобы скрыть корабль. Затем высадим десантную группу и отправим разведку, которая выявит наземные оборонительные узлы противника. Майор Барсов - готовьте людей.

Чтобы минимизировать риск обнаружения, корабль землян вошёл в тонкую атмосферу Марса над противоположным полушарием. Спуск был медленным, чтобы не сорвало заплатку на пробоине. Остальную часть пути «Хорус» проделал в нескольких сотнях метров от поверхности, а затем нырнул в глубокое сухое русло. Опоры коснулись сухой почвы, и десантаная аппарель откинулась…
Бесконечные тренировки дали о себе знать – отработанными, слаженными действиями бойцов «X-UNIT» при высадке можно было залюбоваться. Никакой суеты – полностью экипированные звенья один за другим подходят к центральному лифту, готовые к высадке. Майор Барсов спустился со вторым звеном. Быть в перых рядах от него пока не требовалось. Задачи уже поставлены, Сикорски повёл первую группу к северу. Его задача – подняться на северный склон ущелья, и двигаться на запад. «Звено-два» под командованием одного из наёмников, сержанта Дьюка, делает то же самое на юге. Снайперские пары, получившие позывной «Око», работаю полунезависимо, держась вблизи основных сил. «Око-два» следует за звеном Дьюка, чтобы обеспечивать наблюдение за территорией на юге. «Око-три» займёт позиции на северной стороне. Хенриксен, возглавляющая «Око-один», должна углубиться на север, проверить находящиеся в отдалении овраги и занять наблюдательную позицию. И дай Бог, чтобы на этом этапе не встретилось сопротивления. Солдатам требовалось время - что–что, а тренировать передвижения в условиях пониженной гравитации возможности не было, и сейчас Иван наблюдал за довольно неуверенными шагами своих людей. Хорошо еще, что гравитация здесь ниже, чем на Земле, а не наоборот. Если суметь приспособиться – это станет преимуществом.
- Штреллер, отправляйте дрона-разведчика по ущелью на запад к точке «А». – Сказал, наконец, майор, убедившись, что периметр установлен. - Бронетехнике готовиться к высадке.
- Есть. – Отозвалсчя немец. – Спускаем наши марсоходы.
И только тут Барсову пришло в голову, что он находится на Марсе, на другой планете, что совершил первый в своей жизни космический полет… А еще, что не он первый ступил на поверхность этой планеты. Несмотря на то, что такая возможность была…


28 июля 2014 года.
Марс. Плато Сидония.

- Дроны прошли маршрут по руслу почти до самой цели. - Прозвучал в шлеме Ивана голос Киу. - Признаков противника в каньонах не обнаружено, однако местность сложная, и в районе цели крутые склоны, колёсная техника не сможет там выбраться наверх.
- Где точно сейчас находятся дроны? - Спросил майор.
- Вот здесь. Зелёным помечен угол обзора.
В углу забрала загорелся маленький голоэкранчик, отображающий карту.
- А это - схематическое отображение вероятных угроз. На снимке они слишком хорошо сливаются с местностью. «Квадратами» обозначены предположительные долговременные огневые точки. Они выглядят как покатые холмики метров четырёх высотой, и ровной цепью охватывают весь комплекс. Можно увидеть несколько амбразур. «Кругами» изображены более крупные сооружения. Возможно, в них находится тяжёлое вооружение, или же это просто узлы обороны второй линии. Именно за таким сооружением находится один из предполагаемых входов в пирамиду, мы пометили его красным треугольником.
- А активность противника?
- Замечено некоторое движение у первой линии укреплений. Как минимум дважды в кадр попали сектогиты. Кстати, без скафандров, хотя что-то вроде респираторов они носят.
- Принято. – Косясь одним глазом на миникарту, Иван сходу набросал в уме план действий и открыл общий канал:
- «Коробочка», двигаетесь по каньону дальше, уходите в правое ответвление. Герр Штреллер, проследите, чтобы и дроны там же оказались. Постараемся взобраться по склону для атаки. Их ведь можно будет поднять на БМП? Антиграв вытянет.
- Справится. - Уверенно ответил Штреллер. - Я поеду на броне, встретимся на месте.
- Хорошо. Гранатомётчики – ваша позиция рядом с текущей позицией дрона-разведчика. Приступайте к передвижению. – Услышав подтверждение, русский офицер продолжал. – «Око-один», двигайтесь на запад, ваша позиция – севернее ущелья, где что-то похожее на сдвоенный кратер. Двигаться скрытно. «Око-два», идёте по краю ущелья на запад до оврагов, там занимаете позицию. «Око-три», двигаетесь на юго-запад, занимаете позицию в холмах на юге от ущелья. Внимание, подчеркиваю, на данном этапе в приоритетах – скрытность. «Звено-один», продолжайте двигаться по краю ущелья к западу, занимайте позицию позади «Око-два».
- Принято. – Подтвердил Сикорски.
- «Звено-два», вперёд до ущелья уходящего на юг. Спускаетесь в него, позиция – южный край.
- Уже в пути.
- Остальные, двигаемся по ущелью за БМП. Вездеходы остаются до дальнейших указаний.
Рааздав указания, Барсов отправился за основной группой бойцов. Картинка на экране шлема могла выдавать изображения с камер любого из отрядов, но его сейчас интересовала лишь активность обороны пришельцев. Поэтому майор оставил передачу изображения от дрона-разведчика и постоянно отслеживал, не засуетились ли пришельцы. Успеть бы выйти на позиции, и дать залп ракетами! Он поторапливал бойцов, но прекрасно понимал, что всем, и ему самому тоже, надо еще привыкнуть к марсианским условиям.
Следовало бы ожидать, что транспорт выйдет на позиции раньше пехоты, однако сложный рельеф русла играл свою роль - первой о занятии указанной точки доложила капитан Хенриксен. И тут же принялась передавать разведданные - с её места линия укреплений просматривалась иначе, чем из камеры дрона. Пока, однако, ничего интересного увидеть не удалось. Только ещё одна пара сектогитов появилась из одного ДОТа и перешла в другой, зыркая по сторонам. Ракетомётчики успешно заняли позиции метрах в тридцати друг от друга, пусковые установки были заряжены, и бойцам оставалось только ждать команды к штурму.
Барсов и Штреллер ползком поднялись на вершину холма, откуда могли сами оценить позиции противника.
- Они знают, что мы высадились на планету. По-крайней мере – должны знать. Выслать нам на встречу войска, пытаться нас ликвидировать. Но – никакой суеты. Ничего. – Барсов разговаривал с Маркусом вполголоса, переключившись на индивидуальный канал. – Либо они очень уверены в своей обороне, либо что-то тут не так.
Штреллер многозначительно хмыкнул, но ничего не сказал. Однако ясно было, что и он задумался.
Тем не менее, ждать дальше не имело смысла – отряды заняли исходные позиции, ракетные установки подготовлены стрельбе, вездеходы ждут команды, БМП и дроны готовы атаковать. Фельдшер Возняк тоже подошёл на передовую, чтобы действовать при необходимости. Он расположился недалеко от командира оперативников, и доложил, что майор Гигерсбергер осталась на крейсере.
- Вот и славно. – Хмыкнул Иван – с энергичной польски сталось бы виться, несмотря на раны. - Приступаем. Штреллер, пока вы в тылу, возьмите под командование пусковые установки. Боюсь, мне будет не до того.
План атаки уже обсуждался, поэтому Штреллер деловито стал расставлять метки на карте в планшете. Иван даже не особо удивился, что инженер и тут не расстался со своим гаджетом, хотя, наверняка модернизировал для работы в нынешних условиях.
- Артиллерия, слушай меня. «Сова-один», цель – «квадрат два», вторичные: «один» и «три», «Сова-два», цель – «квадрат четыре», вторичные: «три» и «пять», «Сова-три», цель – «квадрат шесть», вторичные «пять», «семь». – Инженер выждал несколько секунд, чтобы дать возможность наводчикам расставить маркеры для поражения. - Залп!
- «Гамма», вперед! – Рявкнул Иван, сверкающие точки ракет устремились к целям. БМП взмыл из ущелья на «берег» с дронами на борту. – Штурмовики, пошли!
Звенья со второго по пятое, покинув укрытие, ринулись вслед за броневиком. Группа старалась максимально сблизиться с противником, пока пылевое облако, поднятго взрывами, давало укрытие.
- «Совы», перезарядка, второй залп по моей команде. - Услышал Иван в наушниках голос Штреллера.
«Бункеры» ожили с запозданием в три секунды, не более. И тут же ответили огнём - все, кроме четвёртого и шестого. «Квадрат два» попадание ракеты, похоже, пережил, так как из клубов красной марсианской пыли ударили синие вспышки плазменных винтовок. Пыль дала атакующим неплохое прикрытие, но плазменные очереди буквально плетьми хлестали по равнине перед ДОТами, и везло не всем – «Бета-24» рухнул как подкошенный. А затем в бой включилась вторая линия обороны - на макушках трёх круглых «курганов» засверкали голубые звёздочки, и оттуда в броневик землян полетели пламенные капли, похожие на заряды орудия рободиска. Первая очередь из трёх зарядов легла далеко в стороне, а вот остальные накрыли машину, и она сотряслась от попаданий...
- Командир, башню заклинило! – Прохрипел стрелок БМП. - Ствол рельсотрона разбит!
- «Совы», по квадратам два, три, пять - огонь! – Продолжал командовать своей частью ударной группы Штреллер. – «Коробочка», обесточьте рельсотрон и переключитесь на плазму. И маневрируйте, вашей брони надолго не хватит!
Ещё одно попадание заставило-таки умолкнуть бункер номер два, от внутреннего взрыва лопнула макушка «квадрата пять» - а вот ракета, предназначенная третьему ДОТу, взорвалась в воздухе, сбитая случайным попаданием. Но его тут же достал из плазменной пушки БМП, работающий «в режиме штурмгешютц» - правда, в отличие от настоящего штурмового орудия, он мог стрейфиться боком, удерживая врага на прицеле. Третий заряд влетел точно в амбразуру... В строю остались лишь бункеры номер три, один и семь. Огонь первой линии стал почти безвредным, зато усилилась стрельба со второй - к орудиям на макушках «курганов» подключилась тяжёлая плазма. Запоздало - два плазменных дротика прошили «Альфу-семь», остальные штурмовики успели прорваться к подножиям разбитых ДОТов переднего края, уйдя с линии обстрела. Броневику повезло меньше - пламенные капли буквально вздыбили землю вокруг него, три или четыре ударили в борта... А потом моторный отсек полыхнул высоким языком пламени, и БМП рухнул на землю, по инерции проскользил боком несколько метров и, налетев на какой-то бугор, опрокинулся на правый борт перед «квадратом четыре». Облако красноватой взвеси смешалось с чёрным дымом, окутывая машину...

В это же время по узким щелям амбразур заработали снайперы и лёгкие орудия. К моменту подрыва броневика ДОТ номер семь, совершенно с виду невредимый, вдруг замолчал.
- Выбила там двоих, ещё минимум одного достал стрелок с вездехода. - Доложила капитан Хенриксен совершенно будничным тоном. - Вероятно, в других бункерах тоже по трое солдат, учитывайте это...
- «Око-три», подключайся, видимые цели в «квадрате один» ликвидировать! – Моментально сориентировался Иван. - «Око-один», «Око-два», цель в «квадрате семь», не дайте ей пальнуть! Сикорски, пошёл! «Звено-пять», «квадрат три» ваш! «Звено-четыре», отвлеките «квадрат один»! Дьюк, вперед!
Звенья, получившие целью «квадраты», накрыли их массированным огнем: ведущие, припав на колено для устойчивости – из рельсовых пушек, ведомые – выпустив из подствольников по плазменной гранате и ведя стрельбу из винтовок.
- Один готов! - Доложил снайпер из «Око-два» после первого же выстрела. - Остальных не вижу!
- Активности в бункере не наблюдаем. - Со своей стороны сообщила Хенриксен.
- Активности в цели номер семь не видим. - Поддержал её ведущий «Око-три».
Впрочем, последние два бункера первой линии и так смолкли, подавленные массированным обстрелом - видимо, внутри никто больше не решался сунуться к амбразуре. Главную проблему составлял «Круг-два», встретивший группу прорыва прицельным огнём. Пока пушки с первого и третьего «курганов» методично добили оставленный экипежм БМП, превратив его в груду искорёженной и почерневшей стали, орудие второго ударило по Барсову, который в своём механизированном костюме выделялся даже на фоне командиров отделений. Майор легко уклонился от летящей в него очереди пламенных снарядов, прибавил прыти - прикрывающие его стрелки без толку поливали макушку холма огнём, подавить врага не удавалось. А вот куда более жидкий обстрел «Круга-один» дал неожиданный результат - на его макушке что-то рвануло, как в жерле вулкана, извергнув ввысь обломки камня, бетона и металла. Всё это градом осыпалось вниз... Ситуация практически повторилась после нового запла ракетомётов - мощный удар бластерными ракетами по «Холму-три» не принёс видимого результата, а вот прицельный огонь из рельсотронов вызвал ещё один взрыв, разрушивший верхушку. Огонь оттуда стих, молчали и уцелевшие ДОТы под плотным огнём, лишь последнее тяжёлое орудие, выдержавшее бластерный обстрел, плюнуло плазмой в бегущего со штурмовиками Ивана, и вновь промахнулось...
Добежав до остатков «Круга-два», майор позволил себе передышку в несколько секунд, и приготовился к новому рывку, заодно выдав новую порцию приказов:
- Капитан Хенриксен, начинайте движение ко входу в пирамиду. - Опасность наткнуться на псиоников все еще не давала Ивану покоя. – И, всем группам, добейте наконец «Круг-три»!
Гранатомётчики наконец-то пристрелялись - и две ракеты из трёх легли точно в маковку «кургана». Эффектного взрыва на сей раз не было, но орудие замолчало, теперь оттуда били одиночными выстрелами тяжёлой плазмы, без всякого толку. ДОТ номер три пыхнул дымом и огнём из амбразур - подобравшиеся вплотную штурмовики закинули внутрь полдюжины гранат. Последним очагом сопротивления оставался самый дальний бункер, но его держали под плотным обстрелом вездеходы и дроны. У отряда появилась возможность более-менее свободно переместиться к вратам пирамиды.
- Буду через пять-семь минут. - Голос канадки в наушнике Барсова пробивался сквозь треск помех. - Предупреждаю - на моём фланге заметно движение, у дальних укреплений собирается пехота противника. Вероятно, готовят контратаку. Полагаю, с другого фланга то же самое. Всё, ждите...

Маркусу хватило шести минут - двух на то, чтобы добраться до входа в пирамиду и четырех на вскрытие двери. В очередной раз пригодились коды и сведения с захваченного сервера. Приборчик в руках Штреллера сначала выдал серию ошибок и сбоев, но в конце концов тоненько пискнул, и массивная каменная плита плавно ушла в стену, открывая тускло освещенный коридор.
- Прошу. - Инженер шагнул в сторону, освобождая проход. Атомная бомба была надёжна закреплена на его спине, настороженный дрон висел в полуметре слева. Оставался последний шаг.
Иван использовал эти минуты для перегруппировки. Отряд для финального штурма вышел сводный - Сикорски и «Бета-тринадцать», сержант Дьюк и датчанка Ларсен, «Звено-пять» и «Звено-шесть» в полном составе, как наименее потрепанные в атаке на укрепления. Сам Барсов, Штреллер с бомбой и устойчивая к псионике, а потому необходимая Хенриксен. Итого - тринадцать человек. «Несчастливое число» - подумал не склонный к суевериям офицер, а вслух сказал:
- Вержбовски, Батиста - организовать оборону, держать вход в пирамиду, и коридор до ущелья. Нам ведь нужно будет ещё вернуться…
Мысли о том, что эта миссия - билет в один конец – он не допускал. Сколько внутрь войдёт – столько обратно и вернётся…
__________________
Ответить с цитированием
  #46  
Старый 29.05.2016, 13:00
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,630
Репутация: 841 [+/-]
Сразу за входом находилось что-то вроде большого тамбура - представляющего собой попросту участок коридора, закупоренный на том конце герметичной створкой. Ударная группа набилась туда весьма плотно - места едва хватило. Плита за их спиной вернулась на место, и Ивана кольнула тревога - запереть сейчас землян в шлюзе было довольно очевидной идеей. Однако всерьёз волноваться не пришлось - противоположный люк начал открываться почти сразу, стоило стихнуть шипению воздушных насосов, уравнивающих давление. Видимо, процесс был полностью автоматический. Зато теперь пробоины в скафандрах не были угрозой сами по себе. За второй створкой проход вглубь пирамиды выглядел точно также, как и уже виденная его часть - стены из шершавого красного камня, источающие мягкое красноватое сияние потолочные плиты... И ни души. Даже как-то не верилось, что враг внутри циклопической конструкции не ожидает атаки – хотя, если подумать, длинный коридор без всяких укрытий не был самым удобным местом для обороны. Вероятно, сопротивления стоило ждать позже, во внутренних помещениях.
- Дрона вперёд. - Скомандовал Барсов. – «Звено-шесть» - за ним. Остальные - на дистанции в пять метров, построение «уступом». Выдвигаемся...

Длинна туннеля, идущего под уклон, составляла не менее полусотни метров - майор на всякий случай их считал. На отметке «двадцать семь» попались первые ответвления - солдаты авангарда заглянули в них, и обнаружили, что оба прохода ведут в тёмные подземные сады, озарённые лишь слабым флуоресцентным мерцанием инопланетных растений. Неведомые цветы, шляпки гигантских грибов, раздутые стволы, паутинки лишайника на стенах - всё это пульсировало алым, голубым, гнилушно-зелёным... Оперативники поспешили миновать этот участок, для порядка установив у проёмов мины.
Наконец, впереди забрезжил белый свет, и обогнавший авангард дрон вылетел из тесной кишки коридора в просторное помещение. Ярко освещённое, оно оказалось заставлено полупрозрачными колбами - наподобие виденных в залах земного форпоста. Колбы не пустовали.
- Плодильня их, что ли... - Сержант Дьюк прошептал это почти безввучно, но благодаря микрофону наёмника услышали все.
- На земной базе в стекляшках были земные же существа. - Вспомнил Иван, жестами приказывая бойцам развернуться в боевой порядок. - А здесь - сплошь сектогиты, и будто бы... недоразвитые. Может, и правда...
- Фшшшиух-БУМ! - Его прервал разрыв плазменного снаряда, угодившего в одну из колб. Огненный столб коснулся высокого потолка, ударная волна раскрошила стекло соседних резервуаров, и на пол хлынула вязка жидкость...
- Прорываемся по левому флангу! - Приказал Барсов, дублируя указ взмахом руки. - Дрон и пятое звено - прикрываете фланг, потом тыл!...

* * *

«Комитет по встрече», преградивший дорогу штурмовому отряду, состоял из сектогитов и змеелюдов в количестве не меньше полусотни. Стреляли они, однако, хуже некуда, и земляне решительно пробились вдоль левой стены «плодильни» к выходу в главный лифтовый зал, не ввязываясь в затяжную перестрелку. Обошлось это в одного убитого и одного легкораненого – «Бета-25» получил полную очередь плазменных дротиков в грудь, «пятнадцатому» же винтовочным зарядом опалило бок.
Зал, в центре которого на полу горели багровым привычные панели лифта, оказался круглым и имел два входа. Один, через который пришли оперативники, тут же заблокировал своим корпусом дрон, двое бойцов в механизированной броне встали по сторонам от него, поливая свинцом и плазмой покинутый зал. Ко второму проёму бросились Ларсен и «Бета-тринадцать», заняли позиции за косяками.
- Чисто, врага не наблюдаю. – Доложила молодая датчанка, не опуская, однако, винтовки. - Там прямой коридор, конца не видно.
- Принято. - Кивнул майор, переводя дух. - Надо заняться раненым, пока держим их на безопасной...
- Бдзиньк! Дзяньк! - Два выстрела из тяжёлой плазмы, пройдя вскользь, выжгли длинные шрамы на броне дрона. Пехотинцы в экзоскелетах отступили чуть в стороны, чтобы надёжней укрыться за камнем стен.
- Нам придётся разделиться здесь. - Штреллер перевёл робота в автономный режим и повесил пульт на пояс. Посмотрел на «пятнадцатого», которому фельдшер регулировал впрыск медикаментов через кнопочную панель скафандра. - Кто-то понесёт бомбу вниз, кто-то пойдёт вверх, искать командный центр.
- Наверх иду я. - Коротко сказала капитан Хенриксен - и это были первые её слова с того момента, как группа вошла под своды пирамиды. Всё это время девушка выглядела невероятно сосредоточенной, и больше всего походила на погибшую напарницу...
- Вниз со Штреллером идут Сикорски, «тринадцатый», «Звено-пять». - Распорядился Барсов. - Со мной Хенриксен, Дьюк, Ларсен, «Звено-шесть»... Возняк, «пятнадцатый» сможет идти?
- Сможет. - Неуверенно ответил медик.
- Оба идёте с нами. Замыкающими.
- Удачи. - В шаге от лифта Штреллер повернулся с соратникам. - Не задерживайтесь и не ждите нас. – Он поймал взгляд канадки. - Искать нас тоже не стоит. Если суждено, выберемся сами. Только будте на связи.

* * *

28 июля 2014 года.
Марс. Плато Сидония. Центральная пирамида.


Полукруглая комнатка с серыми гладкими стенами, три расходящихся коридора и одинокая пластина лифта напротив их проёмов. Так выглядела конечная точка пути второго отряда. Землян вывел туда средний туннель, но два других, как убедился Иван, тоже шли с понижением, подняться по ним выше было нельзя.
- Приплыли. – Хрипло сказал он, оглядываясь на спутников. Их осталось трое – Хенриксен, потерявшая шлем, почти тащила на себе раненую в живот Элин, а сержант Дьюк пятился, держа дробовик наизготовку и прикрывая девушек широкой спиной. Остальные… были где-то там, внизу. Врагов было слишком много, чтобы зачищать от них каждый закоулок, потому отряд отчаянно прорывался вперёд, оставляя неприятеля с флангов, позволяя зайти себе в тыл, теряя бойцов. Кто-то из них, возможно, был ещё жив – последними отстали медик и «пятнадцатый», который не смог идти «в горку», и напросился прикрывать вход в последний коридор. С тяжёлым сердцем майор разрешил ему это, позволив также фельдшеру остаться с раненым – и теперь напряжённо вслушивался в отзвуки перестрелки. Пока звучат выстрелы – парни живы…
- Выше… ведёт только лифт. – Хенриксен усадила датчанку возле стены и выпрямилась, тяжело дыша. – По плану… это самая макушка пирамиды… если центр управления не там – то нас обманули.
- Ага, будет забавно, если там чердак с пыльным мусором. – Коротко хохотнул наёмник, глядя в туннель поверх ствола и не оборачиваясь. – Лучший марсианский розыгрыш в истории.
- Лифт на одного человека. – Сухо бросил майор, игнорируя сержанта. – Наверх идём сперва я, затем Хенриксен. Ларсен и Дьюк занимают оборону здесь.
- Нет, Иван. – Канадка посмотрела на Барсова и, поймав его взгляд, качнула головой. – Тут три входа, а нас четверо. Я останусь.
Не отводя глаз, она заправила выбившуюся прядь за ухо.
- Вы мне будете… - Русский запнулся, поняв, что больше не слышит эха выстрелов снизу. Сглотнув, он покосился на сидящую у стены Элин – лица её не было видно за поляризованным забралом, однако голова девушки свесилась на грудь, пальцы, сжимавшие рукоять и цевье винтовки, разжались…
- Вам придётся идти одному. – Мишель вдруг положила руку ему на плечо и улыбнулась – как не улыбалась очень давно. Искренне, ободряюще. – Вы справитесь, не сомневайтесь.
- Ч-чёрт… - Барсов не придумал сразу, чем, кроме приказа не глупить, он может ответить.
- Взяли взрывчатку? – Спросила канадка.
- Да, но у меня только один магазин с пятью зарядами и пистолет.
- Возьмите ещё мой.
- А сами? С вашим лазером в ближнем бою не очень…
- Я припасла кое-что. – Снайпер расстегнула герметичный подсумок, вынула оттуда потёртую кожаную кобуру, обмотанную ремнём. Из кобуры выглядывала знакомая чёрная рукоять «Пустынного орла». – Напоследок.
- БДАМ! - Выстрел электромагнитного дробовика в замкнутом помещении прозвучал как удар из танковой пушки. Наёмник выстрелил ещё раз и метнулся под прикрытие косяка, рявкнув:
- Идут!
Будто в подтверждение его слов, из проёма вылетела капля синего огня, ударила в стену за лифтом. Зажужжали плазменные очереди, кроша углы проёмов…
- И вы идите, пора. – Мишель застегнула на тонкой талии оружейный ремень, кивнула Барсову и повернулась к нему спиной, скидывая с плеча лазерную винтовку.
Стиснув зубы, Иван крутанулся на каблуках, шагнул на светящийся квадрат лифта и, чудовищным усилием воли вынудив себя не оглянуться, активировал подъёмник…

* * *

Первое, что он увидел, очутившись наверху – оранжевое пятно прямо перед носом. Не тратя времени на раздумья, майор выпустил короткую очередь и кувыркнулся в сторону. «Плащеносец», с которым он едва не столкнулся нос в нос, получил три дротика тяжёлой плазмы и рухнул, как подкошенный. Второй, стоявший дальше от лифта, вскинул руку – Ивана, успевшего лишь встать на колено, накрыло тёплой волной слабости. Он пошатнулся, однако сумел ещё раз вдавить спуск, поведя стволом. Последние два заряда ударили в пол перед пришельцем, тот отшатнулся и на миг потерял концентрацию.
- Тв-варь! – Слабость отступила, и русский офицер с рыком выхватил пистолет, уже прицельно всадил единственный сгусток синего пламени в оранжевый капюшон. С мягким шуршанием ткани враг осел пустым мешком.
Иван быстро огляделся, готовый вновь открыть огонь – но иных угроз не обнаружил. По крайней мере, явных. «Чердак» пирамиды был тёмен – слабый, переливающийся золотыми искрами свет исходил лишь от четырёх пар толстых колонн, которые в два ряда протянулись от лифта к дальней стене, не достигнув её. Стеклянные с виду, они озаряли искристыми отблесками только небольшое пространство вокруг себя, так что границ помещения видно не было, лишь пол и потолок… В конце колоннады Барсов разглядел нечто вроде постамента высотой ему по грудь. Осторожно шагнул в ту сторону…
Мягкий, почти ласковый старческий голос произнёс в голове офицера:
- Здравствуй, сын. Ты всё-таки пришёл сюда…
- Не думаю, что передо мной мой отец. – Выдохнул Иван.
- Это просто удобная форма обращения. - Всё тем же почти что ласковым тоном произнёс голос. Он, без сомнений, звучал в мыслях майора - как тот ни вслушивался, выкручивая аудиосенсоры скафандра на максимум, различить мог лишь приглушённые звуки перестрелки этажом ниже. - К тому же, справедливая. Мы создали вас от первой до последней клеточки ваших организмов, так что все вы - в каком-то смысле, наши дети. Или творения, говоря шире. Я не называю тебя по имени, так как это не важно - на твоём месте мог бы быть кто угодно, любой из тех двоих, что остались внизу, например. Но раз ты здесь, я должен тебе кое-что рассказать, и кое-что предложить. Как к тебе обращаться?

За постаментом в конце колоннады что-то слабо замерцало - тем же золотистым светом, которым горели колонны. Иван не спешил с ответом, стараясь понять что же происходит.
Такая форма допроса? Или его пытаются завербовать? Очень похоже. Или... Возможно ли, что их атака достигла цели и голос в голове просто пытается отвлечь его?
- Зовите меня... Человек. - Барсов даже не задумался над выбором. В данный момент ему было совершенно неважно как к нему будет обращаться невидимый собеседник. А вот понять что же все таки тут творится он старался изо всех сил. Пока безрезультатно.
- Что ж, хороший выбор. - В голосе проскользнуло нечто вроде иронии. А свечение за постаментом сделалось достаточно ярким, чтобы стало видно, что оно образует круговой узор на дальней стене - три концентрических круга, пространство между которыми заполнял сложный орнамент, в рисунке которого читалось нечто неуловимо знакомое. Голос же продолжил:
- Я расскажу тебе, человек, что происходит здесь и сейчас. Если ты готов слушать. Но у нас мало времени - сейчас я не стану останавливать других наших детей, спешащих ко мне на помощь. Думаю, это придаст тебе смелости решать.
- Решать что? - Иван сделал шаг вперёд, пытаясь разглядеть узор на стене. На самом краю сознания он отметил, что внизу больше не слышно дробовика Дьюка - только жужжание плазмы.
- Сейчас поймёшь. Пока - слушай. Когда-то очень давно мы пришли в эту солнечную систему. Она была сочтена удобной площадкой для эксперимента по созданию... живого существа с определёнными характеристиками. У нас были разные идеи, как добиться этого, и первую мы испытали на Земле. Прототип существа был предоставлен сам себе, мы лишь косвенно вмешивались в его развитие. Итогом стал провал - развитие пошло не туда, куда следует, тонкая коррекция уже не годилась. Мы ушли, чтобы искать иные площадки для апробирования иных методов. А здесь оставили наблюдательный пост, чтобы следить за саморазвитие неудачного образца - из чистого интереса. Догадываешься, о чём речь?
Теперь Барсов чётко видел, что в центре узора находится чёрная сфера величиной с футбольный мяч. Золотые отблески словно таяли вокруг неё, не отражаясь на гладких боках.
- Догадаться несложно. - Ответил майор. Любопытно, «любой из тех двоих что остались внизу», а уж до трёх Иван считать умел. Кто же ты такая, Мишель Хенриксен? Только... Это ли в данный момент главное? Иван ещё раз осмотрелся. Был ли в комнате кто-то ещё, или же с ним разговаривают через какой-то передатчик? Он шагнул к постаменту, всматриваясь в рисунок на стене. - И что теперь?
- Теперь - всё намного проще чем ты, возможно, ожидаешь. - Бесплотный смешок растаял в воздухе. Именно в воздухе - оказавшись метрах в трёх от мини-пьедестала, Иван понял, что слышит уже не телепатическую речь. Голос, правда, доносился со всех сторон, и определить его источник не удавалось. - После эксперимента здесь мы пробовали создать существо полностью искусственно, под жёстким своим контролем. Вышло плохо - даже мы не могли учитывать всех деталей, которые «держит в уме» эволюция. Потом мы пошли на компромисс - взяли несколько природных биологических видов и усиленно их модифицировали. Получилось почти то что надо, но... Они всё равно остались безвольными или почти безвольными куклами.
- И тогда вы решили, что первый эксперимент был самым лучшим? - Предположил Иван.
- В некотором роде. Мне было велено возобновить наше влияние на первый прототип, развившийся до полноценного разума, для чего были предоставлены ресурсы. Я попытался начать с контакта - аккуратно, потратив пару десятков лет. Но на пути встало... неожиданное препятствие - вы... ушли дальше в развитии, чем я думал. Детали я тебе не расскажу, не надейся. Сейчас, по крайней мере. Просто знай, что вам самим не всё о своём мире известно. И тогда я начал готовить прямое вмешательство по планам, заданным мне сверху. Итог - ты стоишь здесь, передо мной.
- Хватит болтовни. У нас ведь мало времени, так?
- Так. Потому к главному. - Узор на стене начал мерно пульсировать. - Сейчас я сделаю то, за что меня осудят... ох, прямо сейчас осуждают мои собратья.
- И что это?
- Предложение. Я предложу тебе выбор. Им это не нравится, но ничего. Это я наблюдал за вами весь срок вашего существования, не они. А умение выбирать, наличие воли - главная ваша добродетель, которая делает вас столь ценными. И потом - я здесь, а они далеко, и я постарался, чтобы путь сюда был им закрыт. Итак, я предлагаю тебе стать больше, чем человеком и... освободиться от иллюзий о своей родине. И о своём роде. И помочь мне в будущем. Никогда не мечтал о бессмертии? А ещё я могу поведать тебе, кто... или что послало тебя сюда. Кто управляет твоим видом, твоим миром, и твоей жизнью.
- Ну а другой вариант?
- Чтобы ты не думал, что я ставлю тебя перед выбором жизни или смерти - в качестве ответа «нет» ты сможешь убить меня. Это снимет контроль с моих защитников, они станут тем, чем и были - куклами. И не помешают тебе вернуться домой. Кроме того, ты выполнишь свой приказ...
Внизу, прямо под лифтом, внезапно громыхнул взрыв гранаты - и стрельба прервалась. Пару секунд стояла тишина, затем быстро, почти сливаясь, хлопнули три выстрела из «Пустынного орла» - им ответил одиночный выстрел плазменного ружья, и пистолет капитана Хенриксен тоже замолчал.
- Время вышло, человек. Всё кончено, сейчас они будут здесь. Я снимаю защиту и открываю тебе своё сердце. - Голос зазвучал громче, а непроницаемо-чёрный шар в центре узора обрёл прозрачность. Стала видна розовата масса внутри него. - Выбор твой!

За спиной Ивана вжикнул, активируясь, лифт.
- Скажи «да» - и узнай, насколько глубока кроличья нора. Скажи «нет» - убей меня, и всё закончится, ты вернёшься домой победителем, решив, что наш разговор был всего лишь сном.
Рука майор, сжимающая пистолет, поднялась сама собой - и зрачок ствола оказался наведён на стеклянную сферу. Иван вдруг ощутил, что не может пошевелиться. Ему подчинялись лишь язык, губы, и палец на спусковом крючке.
- Старший лейтенант Иван Барсов, спецназ ГРУ... Старший лейтенант Иван Барсов, спецназ ГРУ... - Иван не сразу понял что губы шепчут одну и ту же фразу. Он цеплялся за неё, как утопающий за соломинку. Неважно, что у него другое звание. И должность, и организация... Мозг почему-то выдал именно это, как спасительный якорь. Там внизу гибнут его люди. А он всегда выполняет приказ. И не будет никем другим. Он человек. Им и останется. Землянином. - Старший лейтенант Иван Барсов...

Он вдавил спусковой крючок.

Капля синего пламени ударила в прозрачный колпак - и осколки брызнули во все стороны. Иван не столько увидел - скорее почувствовал, как полупрозрачная волна хлынула на него от стены... разбилась о незримую преграду, обтекла майора с двух сторон, схлопнулась позади него... Умчалась дальше. Огненный узор начал тускнеть.
- Фух. - Барсов сглотнул и дрожащими пальцами коснулся забрала шлема.
- Это был... правильный выбор. - Произнесли у него за спиной.
Иван обернулся, узнав голос. И заглянул прямо в ствол «Пустынного орла». Капитан Мишель Хенриксен, стоящая на пластине лифта, медленно опустила руку с пистолетом. Выглядела она жутко - кровь текла из-под волос, заливая половину лица, правая линза в очках, расколотая надвое, была заляпана красными каплями. От левой же остались только осколки стекла, застрявшие в оправе - но глаз девушки каким-то чудом уцелел. Комбинезон был пробит осколками в нескольких местах, на правом боку виднелась зарубка от вскользь прошедшего дротика тяжёлой плазмы, сквозь которую в слабом сиянии золотистых колонн можно было разглядеть почерневшую обугленную плоть...
Тем не менее, канадка нашла в себе силы не глядя сунуть оружие в кобуру, слабо, с видимым трудом, улыбнулась - и лишь после этого упала. Сперва на колени, затем - лицом вниз.
Иван успел подхватить девушку, не дав ей рухнуть на пол. Попытался поставить её на ноги, но та совершенно обессилила. Пришлось взвалить обмякшее тело на плечи.
- Скоро тут всё рванёт… Штреллер молодец, он не подведет… - Барсов говорил это скорее себе, чем Хенриксен, но так идти было действительно легче. – А я пообещал лейтенанту МакГрин… что с вами всё будет в порядке…. Ну может не совсем в порядке,… но оставлять вас здесь я не собираюсь…
Он подошёл к лифту и спустился вниз. Заметив какое-то движение в конце коридора, дважды выстрелил в том направлении, поправил Мишель на плече и двинулся дальше.
- Вот выберемся, и вы всё мне расскажете… Все, что я еще не понял… А потом…
Он старался не смотреть на тела погибших товарищей, сломанными маникенами разбросанные по комнатке. Благодаря их подвигу, он смог дойти до конца. А теперь не сможет даже достойно их похоронить. Потом, все эти мысли потом. А сейчас…

…Он не знал, сколько прошло времени, пока он добрался до выхода. Но у главного входа в пирамиду его ждал Штреллер с остатким своей команды – а значит, миссия была выполнена…
__________________
Ответить с цитированием
  #47  
Старый 29.05.2016, 13:01
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,630
Репутация: 841 [+/-]
29 июля 2014 года.
Жилой блок корабля «Хорус».


На то, чтобы открыть глаза, Мишель потребовалось минут пять осознанных усилий. Даже самые мелкие мышцы, вроде мимических, повиновались кое-как и с запозданием. Когда же ей удалось поднять веки, то девушка увидела над собой лишь тени и пятна света. Сперва ей показалось, что она частично ослепла, но, пересилив первый испуг, капитан убедила себя, что это всего лишь плохое освещение в купе с отсутствием очков. Да, очков на ней не было, как и одежды. Хотя всё тело ощущалось ватным, чужим, Хенриксен чувствовала, что лежит на мягком матрасе, и укрыта до подбородка тёплым одеялом. А пятна света... такие знакомые... Это отсветы ночника в форме хоккеиста. Значит... она в своей комнате? Тогда здесь должна быть...
- Х-х... х.. н-н... - Канадка попыталась позвать Энн, и в тот же миг вспомнила, что та не откликнется. Хотя всё равно - из горла получилось выдавить лишь слабый хрип.
- Мишель?! - В поле зрения появилось лицо - без очков и в полумраке оно было расплывчатым до невозможности. Но этот голос снайпер узнала бы и в шуме толпы.
- Кх... М-м... ...ус... - Не сумев произнести имя, девушка заставила себя улыбнуться - это было лучшее, что она могла сделать.
- Dankt dem Herrn! - Дрогнувшим голосом произнёс Штреллер, садясь на край койки и касаясь ладонью волос Мишель. - Доминика сказала, что если ты очнёшься - всё будет хорошо. Ты очнулась... Значит, всё будет... - Он запнулся, словно чем-то подавившись. Неожиданно хлюпнув носом, продолжил сдавленным голосом. - У нас мало раненых, больше убитых. Ты была вторая по серьёзности, доктор так с тобой возилась... Чуть себя не угробила, у неё швы разошлись и кровь ртом шла... Сейчас тоже под капельницей лежит, вместе с «тринадцатым»... А знаешь, как там рвануло, когда мы взлетели? Вместо гор теперь каньон. И...
Он вновь запнулся и молчал почти минуту. Потом тихо сказал:
- Всё хорошо. Мы летим домой.


29 июля 2014 года.
США, Нью-Йорк. Здание Секретариата ООН.


- Понимаю ваше беспокойство, полковник. - Говорил Куратор, глядя в камеру ноутбука. Изображение рубки «Хоруса» на мониторе часто шло серыми полосками статики, но разобрать хмурое выражение лица Краснова это не мешало. - Однако его легко развеять. Когда вы вернётесь - никто не отправит вас и ваших людей в отставку, и тем более не попытается заставить молчать. Очевидно, что в нынешнем своём виде организация «X-UNIT» более не востребована и будет распущена. Но проблема инопланетян всё ещё актуальна, нам предстоит изучить их технологии и их самих, а также приготовиться к возможному новому вторжению. В связи с этим на базе «X-UNIT» мы создадим другую организацию, с более научным уклоном – специальный институт, например. Такому институту потребуется собственная служба безопасности и собственная разведка, транспортное отделение, финансирование – таким образом, все, кто пожелает остаться в проекте, найдут себе место. Ну и, конечно же, вам будет нужна более просторная и технически оснащённая база – организовать это теперь не составит труда. У нас присмотрено интересное место неподалёку от Токио… Но более детально мы поговорим через неделю, полагаю, когда задержка радиосигнала позволит общаться нормально. Всего хорошего.

Зная, что его слова достигнут звездолёта лишь через несколько секунд, представить ООН отключил связь. Облокотившись о столешницу, потребовал:
- Соедините меня с председателем.
Стандартная картинка на экране в тот же миг сменилась непроглядной чернотой.
- Господин председатель, задача выполнена. – Сказал Куратор, не сводя с тёмного экрана взгляда. – Гнездо разорено. Они не придут. Первая стадия успешно завершена, можно переходить ко второй.
Чернота несколько секунд хранила молчание, затем из динамиков раздалось:
- Хорошо.
Монитор погас. Представитель ООН со вздохом провёл ладонью по гладко выбритому подбородку и откинулся на спинку. Запрокинув голову, уставился в потолок и вдруг с усмешкой произнёс в пустоту:
- Господь на Небесах, на Земле всё спокойно… ведь так?
Конец.


Эпилог/Пролог

8 апреля 2019 года.
Где-то в Канаде.


Под ударом топора полено звонко раскололось на две ровные части. Мишель Хенриксен наклонилась, чтобы подобрать дрова и вдруг замерла на миг, вслушиваясь. Убедившись, что нарастающий стрёкот ей не померещился, выпрямилась. Упёрла топор в чурбан, сложила ладони на рукояти и запрокинула голову, щурясь на солнце. Долго ждать не пришлось – «Чёрный ястреб» выскочил из-за деревьев на востоке, сделал вираж над поляной, завис метрах тридцати от женщины, и начал медленно опускаться.
- Однако… - Хмыкнула Мишель, не разглядев на бортах машины никаких опознавательных знаков. Ветер, поднятый винтами, трепал её расстёгнутую куртку и собранные в длинный хвост волосы. – И кто бы это мог быть?
На всякий случай Хенриксен поудобнее перехватила топор. Старый табельный пистолет и охотничье ружьё остались в доме, бежать туда было уже поздновато… Да и, пожалуй, незачем – будь у прибывших плохие намерения, они могли бы осуществить их куда менее эффектным способом. Прислать вместо транспортной «вертушки» боевую, например. Или высадить десант за пределами слышимости, тихо подойти и снять цель выстрелом из леса. Уж Мишель-то знала, как уязвима она сейчас для снайпера.
Тем временем вертолёт коснулся земли. Из люка тут же выпрыгнули двое в форме американских морских пехотинцев, с винтовками SCAR-H наперевес. Вслед за ними выбрался молодой человек в строгом черном костюме и солнцезащитных очках. Он почти бегом направился к терпеливо стоящей у чурбака женщине.
- Майор Мишель Хенриксен? – Спросил прибывший громко, стараясь перекричать работающий винт «Ястреба».
- В отставку уходила капитаном. – С интересом глядя на гостя, ответила канадка. – Хотя почётно, могли и присвоить напоследок… Так что вы правы, это я.
- У меня к вам поручение… Полагаю, вы знаете от кого.
- Знаю. – Мишель расслабила плечи, с улыбкой поинтересовалась. – Чай будете? Или вертолёт не ждёт?
- Буду. – После секундного замешательства ответил мужчина и, оглянувшись, махнул рукой. Рёв двигателей стих, винт машины начал замедляться.
- А ваши люди?
- Им не положено.
- Как скажете. – Майор воткнула топор в чурбак, стянула перчатки и поправила очки. – Пойдёмте.
- А вы здесь неплохо устроились, госпожа Хенриксен. – Заметил посланец Комитета, следуя за ней. Место и впрямь было живописное – обширная травянистая поляна, в центре её крепкий бревенчатый дом с покатой крышей, несколько пристроек к нему, вокруг хвойная пуща, разрезаемая лишь слабой, почти заросшей автомобильной колеёй. Из кирпичной трубы дома шёл уютный белый дымок. – Непросто было вас отыскать…
- Это радует. – Хозяйка открыла тяжёлую дверь, сдвинула москитную сетку. Обернулась. – Я, право, надеялась, что вы меня вообще не найдёте. Пусть и понимала, как это наивно…
- Простите за неудобства. – Хотя слова Мишель должны бы были звучать неприязненно, она улыбалась столь мягко и искренне, что гость не сдержался, улыбнулся в ответ. – Я знаю, что вы покинули службу добровольно, но у вас было время подумать в тишине и спокойствии, прийти в себя…
- О… - Майор опёрлась рукой о косяк и прищурилась. – Да вам же ничего не сказали, так?
- Простите?
- Я ведь ушла в отставку не из-за стресса и нервного перенапряжения. Видывала вещи и пострашнее, знаете ли… Причина в другом. – Мишель сдвинула очки к самому кончику носа, поймала взгляд гостя, глядя поверх линз. – Или вы думаете, мои глаза всегда были красного цвета?...

Продолжение следует...





Бонусная глава. Что-то кончается, что-то начинается….

29 мая 2019 года. 00:53 по местному времени.
Федеративная Республика Германия. Средняя Франкония. Район Ансбах.


Этой ночью Хильде де Мезьер не спалось. Как, впрочем, и прошлой, и позапрошлой. Её биологические часы были давно уже сбиты – последние пару лет девушка вела преимущественно ночной образ жизни. После того, как её исключили из проекта Х-СОМ, отец-министр долго пытался найти бедовой дочери место, чтобы расходовать неуёмную энергию - если не работу, то хотя бы полезное занятие. Увы, на должности его помощника в министерстве она не продержалась и полугода, попытки заняться экстремальными видами спорта завершались ничем, ибо ничто Хильду по-настоящему не увлекало, а рисковать жизнью на альпинистских маршрутах или в парашютных прыжках просто так, от нечего делать, представлялось глупейшим занятием. В итоге для неё остались лишь традиционные развлечения богатенькой дочурки – ночные клубы, танцы, выпивка. Недавно пришёл конец и этому – после очередного дебоша (не Хильдой учинённого, но именно её лицо утром было на передовицах газет) отец не выдержал и, в лучших традициях средневекового германского феодализма, заточил наследницу в загородном имении, в Баварии, в окружении слуг, телохранителей, роскоши и… скуки. Днём девушка по привычке спала, а ночами – маялась от безделья, обычно в компании с компьютером. Главным её развлечением стало исследование сайтов в Интернете, посвящённых различной паранормальщине и попытки гадать, какие из описанных там событий могут быть реальными – ведь уж кому-кому, а ей не приходилось сомневаться, что пришельцы существуют. Она их даже убивала… Воспоминания о недолгих днях военной службы всё никак не хотели тускнеть – это было короткое, глупо закончившееся приключение, мелькнувшее в жизни Хильды яркой вспышкой. Она старалась поменьше думать о тех временах, однако недавно у неё появился повод. Пару недель назад отец, чем-то очень обеспокоенный, приехал навестить девушку и заодно привёз ей новую личную охранницу, нанятую в каком-то солидном международном агентстве – кажется, «Арториас Глобал Секьюрити». «Телохранитель высшего класса», как её представил отец, оказалась с виду ровесницей Хильды. Миниатюрная, даже ниже ростом и хрупче на вид, чем сама де Мезьер, зеленоглазая, с чистой светлой кожей, точёным личиком и яркими золотыми волосами, свободно спадающими на висках и собранными в низкий хвост на затылке – она бы выглядела ещё и младше немки. Однако чёрный костюм-тройка с галстуком и мужской рубашкой, тонкие кожаные перчатки на руках («киллерские», как решила для себя Хильда), спокойная уверенность в светло-зелёных глазах и смертельно серьёзное, почти суровое выражение лица добавляли охраннице некоторой солидности. Девушке она сразу и категорически не понравилась – достаточно было уже того, что её притащил отец…
- Очень приятно, фройляйн Хильда. Буду рада защищать вашу жизнь. – Зеленоглазая шагнула к немке, протягивая руку. Говорила она по-немецки, без запинки, но с сочным, легко узнаваемым британским акцентом… Даже нет, не британским – именно что английским. Уж это де Мезьер, имеющая массу знакомых среди европейской золотой молодёжи, могла определить без труда. Голос «папенькиной овчарки», как её сходу окрестила Хильда, оказался молодым, но не слишком звонким – имелись в нём низкие нотки, слабо вяжущиеся с хрупким телосложением.
- Как вас называть-то? – Фыркнула девушка, и не думая отвечать на рукопожатие.
- Джейн Доу, фройляйн. – Англичанка, ничуть не изменившись в лице, опустила ладонь и наклонила голову.
- Я знаю, что значит это имя. – Хильда вздёрнула подбородок и криво усмехнулась. – Так называют неопознанные трупы в полицейском морге.
- Вы правы. – Телохранитель подняла взгляд и посмотрела клиентке в глаза. Кажется, уголки её губ дрогнули – но это была даже не тень улыбки, скорее намёк на эмоцию, которая могла эту улыбку породить. Слабый намёк. – Если вам угодно знать, Джейн – моё настоящее имя. А фамилия не столь важна.

После первого знакомства и отъезда отца они с охранницей практически не общались – но с каждым днём та раздражала Хильду всё больше. Англичанка поселилась с ней на одном этаже, буквально через дверь, и постоянно маячила где-то поблизости, не мешая, но и не пропадая из поля зрения – эдакий молчаливый чёрный призрак. Лишь в своей комнате де Мезьер её никогда не видела, но девушке вечно чудилось, что Джейн торчит прямо за дверью. Однажды вечером, когда уже проснувшаяся, но не придумавшая пока, чем себя развлечь Хильда уныло и бесцельно бродила по особняку, чувствуя себя заправским зомби, зеленоглазая неожиданно возникла прямо перед ней - как из-под земли.
- Фройляйн, позвольте вопрос. – «Овчарка» привычно склонила голову.
- Валяй. – Буркнула девушка, после сна ещё не успевшая набраться желчи и неприязни ко всему мирозданию.
- Ваш отец, мой наниматель, сказал, что вы проходили экспресс-курс боевой подготовки?
- Угу. – Хильда прислонилась плечом к стенке коридора, обитой бархатом, почесала бок. – И что?
- Не желаете ли составить мне пару в тренировках? Пока вы спите, я упражняюсь в стрельбе в подземном тире, но если вы присоединитесь – этим можно будет заняться в более удобное время, и на поверхности… А ещё мне не хватает спарринг-партнёра для рукопашного боя. Другие охранники… в иной весовой категории, для меня тяжеловаты. К тому же, и вы с пользой проведёте время – чему я буду только рада. – Зеленоглазая проговорила всё это, не поднимая головы и приложив правую ладонь к сердцу.
- Шла бы ты к чёрту! – Немка дала волю невесть с чего вспыхнувшему гневу и, с силой оттолкнув охранницу, прошагала мимо, к лестнице наверх. В своей комнате она, как обычно, уселась за компьютер… посидела немного, пялясь в экран, а потом нерешительно поднялась. Переступила с ноги на ногу, потом зажмурилась и, прорычав что-то, бросилась прочь, будто боясь передумать.
В подвальном тире было прохладно, особенно для её наряда из майки и шортиков, однако стоящая на огневом рубеже Джейн сняла пиджак и жилетку, повесила их на спинку стула в углу, оставшись лишь в рубашке. Надевать защитные очки она не стала, ограничилась наушниками. Когда де Мезьер вошла, англичанка как раз изготовилась к стрельбе, но при виде немки тут же опустила оружие, сдвинула один наушник с уха и чуть поклонилась:
- Приятно вас видеть. Хотите понаблюдать?
- Хочу поучаствовать. – Рыкнула девушка, ёжась и потирая озябшие плечи. – Посмотрю, нужна ли ты мне вообще? Если окажется, что я лучше стреляю – выгоню к чертям, на кой мне такая охрана?
Кажется, впервые с их встречи, Доу улыбнулась по-настоящему, хотя и чуть заметно…

С тех пор дочь министра и её защитница почти каждый вечер и каждое утро проводили вместе. Начали со стрельбы, вынеся мишени во двор, потом перешли к спаррингу в рукопашной – и повода выгонять англичанку де Мезьер так и не получила, хотя очень старалась. Определённо, у зеленоглазой имелся немаленький опыт в её работе – но Хильде всё время казалось, что она отстаёт от охранницы всего ничего, только чуть-чуть поднажать, и удастся набить больше очков или бросить чёртову соперницу через бедро… Особенно этого хотелось, когда та, одержав очередную победу, прижимала ладонь к груди и с безумно раздражающей улыбочкой хвалила хильдины успехи, толково расписывая её прогресс. Занятия выматывали не на шутку, однако тяжесть оружия в руках, запах смазки, звон гильз – всё это будило воспоминания, которые потом изводили по ночам, и их приходилось забивать болтовнёй с подружками в Сети. Благо, несмотря ни на что, разводить беседы по душам с англичанкой девушка не собиралась, а та, со своей стороны, отмеряла каждое слово, будто боясь потратить лишнее.
Сегодня Хильде посчастливилось наткнуться на пространную статью о недавних событиях в Тихом океане – но когда, прочитав её, девушка ткнула в кнопку «комментировать», браузер выдал лишь сообщение о невозможности отобразить страницу. Де Мезьер проверила соединение – его не было.
- Что за чёрт… - Немка залезла под стол и принялась щупать вслепую кабели – не отошёл ли какой? Именно в этот миг она услышала, как щёлкнул замок - кто-то отпер дверь в её комнату снаружи, ключом. В час ночи?!
- Кто это там явился? – Рявкнула она, неуклюже вылезая из-под столешницы.
- Фройляйн, одевайтесь, быстрее. – Тихо произнёс знакомый голос с английским акцентом. Дверь распахнулась, и на пороге действительно возникла Джейн – ничуть не сонная, полностью одетая, даже при галстуке и перчатках. Одной рукой она придерживала створку, в другой сжимала рукоять пистолета. При этом смотрела охранница не внутрь комнаты, а куда-то в коридор.
- Чт… что стряслось? – Выдохнула де Мезьер, зачарованно таращась на оружие в руках телохранителя.
- Похоже, на нас напали. – Коротко ответила та. В обычно бесстрастном голосе зеленоглазой британки сквозило напряжение. – Я случайно увидела в окно, как кто-то снял охранника у ворот. Из бесшумного оружия. Мой мобильный не ловит сигнал, рация тоже. Проводной телефон молчит. Не могу связаться с караулкой и постами.
- И что… делать будем? – От сказанного Хильде легче не стало, но она собрала волю в кулак, выпрямилась.
- Вы должны выжить, что бы тут не происходило. – Просто ответила охранница, всё также не глядя на девушку. Коридор её беспокоил больше. – Спустимся в подземный гараж и попробуем уехать на машине. Это очевидный ход, и нас там могут ждать, но я другого выхода не вижу. Наденьте какие-нибудь штаны и обуйтесь.

Испуг ледяными тисками сжал затылок немки, но растерянность уже прошла – и сборы заняли у неё считанные секунды. Натянув пижамные брюки и сунув ноги в спортивные кеды на липучках, она выскочила из комнаты. Джейн смерила её взглядом, кивнула:
- Держитесь рядом со мной. Начнут стрелять – присядьте. Вы выше ростом, мне будет трудно закрыть вас собой.
- А сама-то? – Пытаясь совладать с дрожью в голосе, поинтересовалась девушка.
- Бронежилет. – Ободряюще улыбнувшись, англичанка постучала себя костяшками пальцев по груди. Никакого особого звука не раздалось, да и вообще, Хильда готова была поклясться своим скудным военным опытом, что под рубашкой у её защитницы разве что обычный бюстгальтер. Тем не менее, она кивнула в ответ:
- Так и сделаю.
- Вперёд. – Джейн перехватила пистолет двумя руками. – Если нам повезло, они ещё не проникли в дом. Пока не погас свет, можно чувствовать себя более-менее спокойно.

…Свет погас, когда они спускались со второго этажа на первый – по счастью, луна снаружи светила достаточно ярко. Когда же они сошли с лестницы, высокие окна холла со звоном разлетелись мириадом осколков – и сквозь оконные проёмы в дом синхронно ворвались три чёрных силуэта. Телохранитель Хильды встретила ближайшего двумя выстрелами, развернулась на каблуках к следующему, всадила пулю в него… Третий противник бросился на пол, уйдя с линии огня, перекатом приблизился вплотную и, прежде, чем англичанка успела опустить прицел, взмахнул прикладом своего оружия, вышиб пистолет из её рук. Гибко, умело вскочил на ноги, навёл ствол лёгкого автомата на хрупкую охранницу… Но та тоже не стояла на месте – резко качнулась вбок, скользнула вперёд, отталкивая ствол ладонью. Молниеносно врезала врагу кулаком в нос, поймала его руку в захват, выкрутила, заломила за спину и с размаху приложила неприятеля лбом о лестничные перила. Пока тот не опомнился, едва заметным глазу движением выхватила узкий клинок из ножен на поясе, вогнала его «чёрному» в затылок. Бедолага обмяк, не вскрикнув. Схватка – от разбившихся стёкол до последнего удара – заняла мгновенья, де Мезьер успела только охнуть.
- Подберите его оружие. – Англичанка, тяжело дыша, повернулась к спутнице. Её зелёные глаза, и без того большущие и яркие, были широко распахнуты, в них будто плясали электрически искры. – И моё, если видите.
Пока Хильда стягивала с шеи «упакованного» в мешковатый комбинезон покойника ремень автомата (это оказался МР5SD, со встроенным глушителем), Джейн вытерла нож о собственный рукав, убрала его и наклонилась за пистолетом. Откуда-то ещё донёсся звук разбиваемого окна – кажется, с другого конца дома.
- Вниз. – Коротко произнесла телохранитель.
- А как же прислуга, другие охранники? – Вдруг спохватилась девушка.
- Или их не тронут, или мы им уже не можем помочь. – Англичанка мотнула головой и убрала с лица выбившуюся из чёлки светлую прядь. Подтянула правую перчатку. – Торопитесь.

В гараж они пробрались без приключений. Красноватое аварийное освещение играло на лобовых стёклах и надраенных до блеска корпусах. Джейн заперла стальную дверь, ведущую в особняк, указала на ближайшую к воротам машину, серебристый винтажный «Мерседес»:
- Возьмём её. Я открою ворота вручную, тут есть лебёдка. А вы пока стойте здесь, прикроете мне спину. Хорошо? Я на вас надеюсь.
- Угу. – Дочь министра до боли стиснула цевье пистолета-пулемёта. МР5, конечно, не знакомый по службе МР7, страшное старьё – но если стрелять в упор очередью, то какая разница? Тем более, во время экспресс-курса она упражнялась именно с ним.
Телохранитель, тем временем, подбежала к воротам, открыла металлическую коробку на стене, внутри которой прятался механизм подъёма складной створки, принялась натужно крутить ручку. Ворота со скрипом поползли вверх, и де Мезьер взяла на прицел открывающуюся снизу щель, готовая начать стрельбу. Им дали открыть проезд до конца. А затем вниз по бетонному пандусу что-то со звяканьем скатилось…
- На пол! – Успела крикнуть англичанка, прежде чем свет ослепительной вспышки залил рукотворную пещеру гаража. Хильда, ждавшая неприятностей, успела отреагировать – бросилась наземь, прикрыла голову ладонями. Но яркий белый свет ударил даже сквозь опущенные веки, и когда она со стоном встала, вскидывая оружие, на сетчатке плясали белесые пятна, закрывающие часть поля зрения. Впрочем, нарастающий топот множества тяжёлых ботинок по бетону сам по себе кое о чём говорил. Немка не стала дожидаться, пока зрение придёт в норму – как только в проёме ворот замаячили неясные чёрные тени, она вдавила спуск и повела стволом пистолета-пулемёта, словно шлангом, на доли секунды отпуская крючок, чтобы компенсировать отдачу. Выпустив треть магазина, она принялась лупить короткими очередями в том же направлении, едва ли не наугад. Захлопали одиночные пистолетные выстрелы – Джейн поддержала её. Девушка продолжала поливать ворота свинцом, пока боёк не заклацал впустую. Тогда она, наконец, смогла проморгаться и выдохнуть. Огляделась. Лунное серебро лилось сквозь открытый въезд, на одной из машин отчего-то мигали поворотники… Было тихо. Кроме неё самой в гараже по-прежнему находилась только Доу, которая сейчас неуверенно пыталась встать, держась за стенку.
- Испугались, мрази! – Хильда испустила победный клич и потрясла оружием над головой. – Сбежали!
- Да, фройляйн, вы их отпугнули. Отлично сработано… - Хрипло произнесла англичанка, выпрямляясь и приваливаясь спиной к стене. – Простите, я была слишком близко… Я всё ещё ничего не вижу.
- Совсем? – Короткое ликование прошло, и девушка, перестав трясти разряженным МР5, испуганно уставилась на свою спутницу. – Совсем не видишь?
- Простите… Да, совсем. – Та прикрыла глаза ладонью и подняла пистолет стволом вверх. – Это пройдёт, не волнуйтесь, но у нас нет времени. Заводите машину, я прикрою. Я ещё могу стрелять на слух. Быстрее, счёт идёт на секунды, уверена.
- Хорошо. – Немка поймала брошенные телохранителем ключи, однако открыть «Мерседес» не успела. На поверхности грянул взрыв, за ним ещё одни. Застрекотали автоматные очереди. Хильда вскинула голову.
- Осколочные гранаты. – Определила британка. Кажется, даже она была слегка удивлена. – И несколько стволов без глушителей, калибр небольшой. Пять и пятьдесят шесть, думаю.
Канонада приближалась, и одновременно стихала, становилась всё более жидкой. Де Мезьер продолжила возиться с дверцей машины, пытаясь подобрать нужный ключ из связки, британка замерла чёрным столбиком, вжавшись лопатками в стену у ворот, держа пистолет наизготовку. Глаза её оставались закрытыми. Их не атаковали, но к тому моменту, когда замок «Мерседеса» издал щелчок, отпираясь, пальба гремела прямо над гаражом. Точку в столкновении поставили три выстрела из дробовика – после них всё смолкло окончательно. Как только эхо очередей перестало отдаваться от стен бетонного грота, сверху прокричали по-английски:
- Эй, там! Свои, не стреляйте!
Басовитый голос, суда по всему, принадлежал взрослому мужчине солидной комплекции.
- Какие ещё свои?! – Чудом не сорвавшись на визг отозвалась Хильда, подбирая бесполезный МР5.
- Молчите, фройляйн. – Одёрнула её Доу. Сглотнув, ослабила узел галстука, подняла веки. Крикнула: – Назовите себя!
- Я даже покажу. – Отозвался незнакомец. – Можете держать на мушке, я не против.

Рослый человек в армейском камуфляже, но без шлема на голове, спустился до середины пандуса, остановился, держа одной рукой за цевье помповый дробовик. Англичанка вышла из укрытия и попятилась к «Мерседесу», не отводя от мужчины взгляда, целясь в него из пистолета. Остановившись у дверцы, облокотилась о крышу машины, сухо бросила:
- Хильда, за руль. Заводите двигатель.
Джейн, кажется, впервые назвала свою «подзащитную особу» просто по имени, и та послушалась рефлекторно, даже не раздумывая. Здоровяк, тем временем, посмотрел на неё – прямо сквозь лобовое стекло. Гулко произнёс:
- Меня зовут Джеймс Лайтман. Хильда де Мезьер… Идём со мной, если хочешь жить.

Бишкек, 29 мая 2016 года.
__________________

Последний раз редактировалось Руслан Рустамович; 30.05.2016 в 15:10.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Враг неизвестен - иллюстрации Руслан Рустамович Враг неизвестен 16 31.10.2017 14:08
[оргтема] Враг неизвестен 2 - Обсуждение Руслан Рустамович Враг неизвестен 5092 26.09.2017 14:52
[игра] Враг неизвестен 2. Ужас из глубин Руслан Рустамович Враг неизвестен 1074 27.02.2017 16:57
[оргтема] Враг неизвестен - обсуждение Руслан Рустамович Враг неизвестен 5864 31.12.2014 07:11
[игра] Враг неизвестен Руслан Рустамович Враг неизвестен 1384 13.09.2014 21:49


Текущее время: 16:59. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.