Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 13.08.2016, 19:08
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
Мечи МАРАФОН. Солнце Каннеша (фэнтези)

Роман. Фэнтези с элементами постапокалиптики.

МАРАФОН НАЧИНАЕТСЯ С ПОСТА № 25!

Нгат пережил многое - междоусобицы князей, племен и кланов. Вторжение Сиятельных - мастеров магии, ненавистников железа, творцов городов из бронзы и волшебного стекла. Их феерический коллапс. Темные века. Череду объединителей и новый распад. Даже когда его народ, нгатаи, дети Пламенного Кау и Неистовой Нгаре, начали терять человеческий облик, превращаясь в жутких полузверей - и тогда Нгат устоял. Но что если древние беды на этот раз обрушатся на него одновременно?

Ханноку Шору из клана Кенна не везет по жизни. Стоило родиться полукровкой - родительские кланы перегрызлись насмерть. Получилось сменить сословие - озверение сделало его изгоем. И даже озверение ему досталось не простое, а чужеземное - в рогатого и крылатого демона. И что теперь делать, если ты выглядишь как тварь из преисподней, живешь в самом нетерпимом княжестве Нгата и при этом удручающе смертен?

МАРАФОННЫЕ ПОСТЫ:


Выкладывается и на самиздате: http://samlib.ru/editors/d/danilin_a_s/.

Последний раз редактировалось Snerrir; 24.05.2017 в 00:01. Причина: Апдейт
Ответить с цитированием
  #81  
Старый 20.04.2017, 23:58
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-44, баобабы и высота. Черт, и впрямь в последний момент успел, без всяких коварных планов))

Скрытый текст - SPOILER:
Шестолап прошелся по поляне туда-сюда, заглянул под навес с кострищем, по-хозяйски пошарил в горшках и кувшинах.

- Жаль, я надеялся, что тут будут люди. Можно было бы переслать весточку.

- А вот я не уверен, что это плохо, - возразил Аэдан, - У меня не самые лучшие воспоминания от общения с горцами.

- Они бы не стали нападать на тех, с кем путешествует гильдеец. Без разговора, по крайней мере.

- Да неужели?

- Ну, не у всех репутация, как у Кан-Каддахов… - огрызнулся пантерочеловек, затем принялся распаковывать передатчик, - Вы пока располагайтесь, думаю, это хорошее место чтобы остановиться.

- А местные не будут возмущаться, что мы отдыхаем в священном месте? – спросил Шаи. Ханнок был приятно удивлен – похоже злоключения в Кин-Тараге не пропали даром.

- У местных несколько иные представления о том, что делать со священным, чем вы привыкли у себя на севере, Господин Токкан, - невесть с чего усмехнулся Караг, - Да и потом, не настолько это важное святилище. Алые исполины бывают и повыше. А это так, часовня для соседних деревень.

"Еще выше? Ничего себе!" – Ханнок задрал голову к верхушке. Не присвистнул только потому, что с демонской мордой это слишком сложно.

Гильдеец меж тем вытащил уже знакомую пластину со шнуром. Пощелкал рычажками, выбил когтем замысловатую дробь по стеклянному окошку. Взял в руку диск из материала, похожего на фарфор, поводил из стороны в сторону. Жалобно прижал уши, огляделся…

- Эм, почтенные… мне помощь нужна.

- И какая же? - спросил Аэдан.

- Наверх надо слазать. Может, там тарелка лучше будет ловить…

- А сам? - вновь Кан-Каддах. Довольный-довольный.

- Мне сложно.

- С чего бы? С виду настоящий кот.

- Из меня такой же кот, как из тебя – козел! – оскалился кентавроид. Затем вновь нервно посмотрел наверх.

- Слушайте. Я же вправду слишком тяжелый!

- А тяжелый ты потому…

- Чума и блохи! Да, потому что у меня большая задница, доволен?

- Да. Эй, Сарагар, слышишь, надо помочь несчастному. Идем, для подстраховки.

На севере считали, что все зверолюди от природы союзники друг другу. Сам побывав в этой шкуре Ханнок понял – что нет, это вовсе не так. Но снова глянув наверх внезапно ощутил ту самую мутантскую солидарность.

- Вождь, может не надо…

Хорошее варварское настроение испарилось так же быстро, как возникло.

- Хоть ты не начинай. Сколько раз повторять – не сможешь ты вечно прикрываться озверением.

- Я неуклюжий!

- Зато кости крепкие. И крылья есть.

- Я не умею ими пользоваться…

Аэдан возвел очи горе и сказал:

- Шаи, давай-ка ты, до нижней развилки.

С чего-то стало зло. Ханнок выругался про себя и выхватил один из дисков из рук парня. Побрел к древесному исполину.

В красную кору внизу были врезаны ступени, так что до первой развилки добрались легко, каждый со своей стороны дерева. Караг еще пошаманил над своей укуль-машиной, но огорченно покачал ушастой головой.

- Нет, еще не берет. Давайте-ка повыше.

Дальше шли выемки. Неглубокие, иногда крошащиеся. Ханнок сцепив зубы полез наверх, впиваясь пальцами в кору. Повезло еще, что расстояние между впадинами – как раз на тер-зверолюда. Еще одно ответвление, даже с дощатой платформой в ложбине между основным и боковым стволами.

- Увы, нет. Выше надо!

Выемки уже почти заросли или стесались. Кан-Каддах покачал головой и прошептал:

- Так, дальше я один.

- Нет! – рявкнул драколень, подпрыгивая и вцепляясь когтями в очередной уступ. Руки уже слегка дрожали.

- Серый, не дури…

Еще развилка. Сарагарец сглупил и глянул вниз. Замутило. Квартет спутников внизу казался набором посвятительных кукол на праздник совершеннолетия. Мелких – на нормальный укульский праздник денег не хватило. А просить у нгатайской родни гордый отец отказался – и так озлобились что бывшую бритоголовую в жены взял.


Последний раз редактировалось Snerrir; 21.04.2017 в 00:01.
Ответить с цитированием
  #82  
Старый 21.04.2017, 23:57
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-45, не жалующаяся аэродинамика.

Скрытый текст - SPOILER:
Мать тогда предлагала эту церемонию совсем не устраивать. Зачем бесить соседей, если сыну все равно полноправным укулли не бывать? Да и нужно это ему? Вон старший уже нгатай из нгатаев, несет службу на благо клана, в походе впервые омыл клинок кровью…

Отец настоял. Плевать, как будет корежить Верхний город. Плевать, что подумают в Нижнем. Он еще помнит, что когда-то ее предки пришли в этот город не сражаться, а защищать. Воины третьего Святого похода, уставшие от резни на востоке, в раненом Майтанне. Породнившиеся с местными и на несколько веков перекрывшие бывшим соратникам путь к Клыку. Когда-то матавилли было почетным званием, символом мира. И он, Йинрех Шор, этого не забыл.

Праздник вышел маленьким, уютным, но чуть грустным. Мало кто посетил их очаг в тот день. Брат не пришел. Вызвали в клановый дом, так он сказал, но от него пахло пивом…

- Отлично! Появился сигнал! Еще чуть-чуть!

Ханнок покачал головй, отгоняя непрошенные воспоминания. Подтянулся на руках и увидел черепа. Прямо перед носом. Три, подвешенные на веревке, покрытые резьбой. С перламутровыми вставками в глазницах. Челюсти закреплены проволокой, но ненадежно – нижний оскалился в посмертном хохоте.

От неожиданности Ханнок дернулся, потерял равновесие. Когти скрипнули по коре, но та отодралась целым пластом. На секунду он полетел - спиной вниз. Бестолково раскрытые крылья не помогли. Ожгло ужасом, как во сне, только на этот раз падение завершилось не пробуждением а ударом о ветку внизу – прямо по хребту.

Химера оглушило, он едва не сполз вбок. Чудом извернулся, обхватил руками сук и повис. В ушах бешено стучала кровь, поэтому зверолюд не сразу услышал, как Аэдан кричит ему:

- Спокойно! Держись! Если что – раскрой крылья! Крылья раскрой, говорю! Попробуй зацепить ими соседнюю!

Сарагарец взвыл и вцепился в ветку еще крепче. Между ним и землей было добрых четыре этажа. Снизу встревоженно метались спутники, особенно кентавроид, попытавшийся вскочить на дерево. Лестница оказалась узка и неглубока, он бестолково заскреб лапами и спрыгнул обратно.

Послушались осторожные шаги, ветка еще сильнее склонилась к земле, зловеще похрустывая.

- Спокойно! Хороший демон, хороший. Попробуй еще раз подтянуться. Вот так. Давай, попытайся хвостом зацепиться… Руку держи! Да вот она! Тьмать!

Аэдан помог ему взобраться на ветку, где драколень и застыл ушибленным нетопырем, дрожа и вжимаясь в рыхлую кору с ароматом кедра. Глаза с трудом сфокусировались обратно и он увидел, что злой терканай держится за предплечье, украшенное длинными, параллельными царапинами.

- Острые у тебя когти, Сарагар!

Как спускались обратно, зверолюд запомнил плохо. И даже выражение лиц у товарищей опознавалось неважно – то ли насмешка, то ли сочувствие. Чуть отдышавшись, заметил, как шестолап с обеспокоенной мордой вертит в руке диск передатчика.

- Тьма и огонь, я ведь разбил тарелку, да? – простонал Ханнок. Унижение жгло хуже, чем ободранная шкура на хребтине.

- Посмотрим, - тактично отозвался Караг. - Мы найдем еще место…

Аэдан устало выругался, выхватил у него прибор и полез обратно.

---

Связь установить так и не удалось. Невесть с чего проникшийся сочувствием гильдеец оправдывал рогатый позор погодой, аномалиями и расстоянием. Не в силах терпеть эту пытку дальше, серый ушел к краю уступа и стал оттуда рассматривать долину, замотавшись в крылья. Солнце почти ушло за скалы. Сквозь туман внизу там и сям торчали темные макушки деревьев, тянуло сыростью. Скрипели местные насекомые.

- Ты не мог бы больше так не делать? – сказал за спиной Аэдан.

- Да, да конечно, я виноват…. – сдавленно зачастил Ханнок, сгорбившись.

- Да я про крылья, - поморщился пятнистый южанин, - Это неприлично. Ты не какой-нибудь Гулофлокс Нечестивый или Жбахандрез Душежор. Нечего кормить стереотипы. Если холодно – возьми плащ, но не закручивайся летучей мышью.

Последний раз редактировалось Snerrir; 22.04.2017 в 00:02.
Ответить с цитированием
  #83  
Старый 22.04.2017, 23:55
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-46, обществознание

Скрытый текст - SPOILER:
- Серьезно? – удивился сарагарец, но и впрямь сложил крылья на спине.

- Да. Правила хорошего тона. Не вой на луну. Не ешь сырого и разумного… и далее по списку.

- Аха. Внутренний зверь! – понимающе сказал Ханнок, припомнив разговоры в лечебнице. Как оказалось – преждевременно.

- Внутренний идиот это, а не зверь! – сплюнул южанин и выругался. Видимо – больная тема. Что ж, и такая хороша чтобы отвлечься от фиаско в древолазании.

- Я читал что у кин-волков…

- Ты не кинай. Я не знаю, как у других разновидностей, но тебе этой чепухи тебе бояться не надо. По крайней мере, не больше чем нормалам. Слушай, если тебя так это беспокоит, сходи к жрецу-душеведу на досуге. И совет по изучению оборотней и Гильдия регулярно говорят, что по мозгам озверение не бьет. Не больше чем жизнь на юге вообще, по крайней мере.

- Резьба в той комнате местами была весьма… провокационной, - не согласился рогатый, припомнив отдельные сцены.

- Ах, это, - Аэдан был похоже уже сам не рад, что затеял разговор. – Ну так не всем хочется быть больными людьми. Демонами куда приятнее и романтичнее. С самого катаклизма не переводятся блаженные, ищущие во всем произошедшем смысл. Не злая магия, а проснувшаяся воля Варанга. Не война, а божья кара. Находятся даже те, кто считает, что времена Сиятельных надо вернуть. Что Омэль заслуживает поклонения. Я не занимался этим сам, не моя… кхм… Ай, Шиенен с тобой, все равно не отцепишься! Не моя это была специализация, я с Детьми Омэля не работал. Похоже, есть и те, кто считает что озверение – это новая ступень чего-то там. Мордатые наследники нового мира, тьмать их.

Зверолюд примолк, информация оказалась внезапной и сложной. Чтобы не упустить момент редкого пятнистого благодушия, спросил еще:

- Так залу разрисовали те самые культисты, которых вы обсуждали с шестолапом? Поэтому ты не хотел об этом говорить?

Аэдан посмотрел на уже потемневшее небо в своей обычной манере. Мол, как же эти меня достали, слышите, предки? Но затем махнул рукой:

- Кау отец наш, никак не угомонишься! Только рога отрастил и уже лезешь в клановые тайны? Нет, кажется я начинаю понимать, почему тебя из родного города выставили.

Терканай задумчиво побарабанил пальцами по рукояти меча. Ханнок даже немного перепугался, но Аэдан, похоже, так настраивался на прошлое:

- Ладно, не смотри на меня побитым дракозлом, это я так… шучу. Зиккурат построили еще не совсем культисты. А их предвестники, из того поколения зверолюдей, что впервые смогло отбиться от погромов во имя чистоты Спирали. Тогда южан убивала эпидемия. Серая скорбь – очень неприятная смерть. Носители и мутанты не болели, так что быстро нашли виноватых. Сам знаешь, как бывает в таких случаях, у вас там, в Сарагаре, даже целый плантационный город для мохнатых парий есть.

Ханнок хотел было возразить что нет, Ксадье это не то же самое. Это суровая забота, альтернатива! И волки не то же, что химеры… А затем вспомнил как сам умиротворял тамошние поместья и промолчал. Чужанин, зараза пятнистая, понимающе усмехнулся и продолжил:

- А потом, когда эпидемия не только не заглохла, но выкосила половину народа, один демон смог сколотить войско из оборотней и носителей. Сначала воевали за жизнь и свободу. Потом за землю и власть. Захватили центральные оазисы, посадили вождя на княжение. И, как это часто бывает с героями, им, похоже, башку сорвало от внезапной вседозволенности. Они полвека грабили и насиловали юг, так у нас без проклятья, дай боги, сейчас один из десяти ходит. А чтобы им спалось хорошо придумали оправдание – они так возвещают новую эпоху. Эра зверолюдей. Прекрасный, юный мир, где полагается восхищаться исстрадавшимися мордами и плевать в лица деспотов.


Последний раз редактировалось Snerrir; 30.04.2017 в 15:56.
Ответить с цитированием
  #84  
Старый 23.04.2017, 23:51
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-47, акустика

Скрытый текст - SPOILER:
- И что, эта эра наступила? – осторожно спросил Ханнок, когда пауза затянулась. Вообще-то дома про Ядоземье так и считали – край победивших монстров, кривых отражений и злой магии. Но то как Аэдан об этом говорил, да и вообще весь опыт общения с южанами говорил ему, что не все так просто.

- Нет. Правда, увы, не из-за героев, благородными подвигами вернувших нас в чувство. Просто однажды победители начали выяснять, кто уже из них самая правильная порода. Недобитые нормалы и те из зверелых, кто потихоньку понял куда все это ведет подняли восстание. Победили, учинили еще резню – новоэровцев… Вот потому-то мы и не любим вспоминать об этом времени, Сарагар. И о многих других. Неужели ты думал, что наше спокойное отношение к озверению появилось на ровном месте, из одних благих побуждений? Мы заплатили за него большую цену.

Аэдан поморщился, устало помассировал висок.

- Тьмать. Вы из меня делаете оратора. Так говорю, будто сам над Большезадым не возносился. Я вообще-то тебя к костру звать пришел. Там уже все остыло наверняка. И завтра новый переход, до следующей точки связи.

Ханнок вновь приуныл. Приоткрыл пасть, собираясь формально попросить прощения за эпизод с падением. Хороший момент, Кан-Каддах как раз говорил о согласии и признании ошибок…

- Так. Еще одно слово – и кулаком в морду, - сказал терканай.

Ну, хоть какая-то константа в этом меняющемся мире.

---

- Да проснись уже!

Ханнок вздрогнул, открыл глаза и едва удержался от того, чтобы цапнуть трясущую его за плечо руку. Человечность человечностью, но некоторые импульсы сейчас шли прямиком из хищного пакета. Особенно после такого сна, явно навеянного вечерним разговором – бои, погромы и рабовладение. Видение вышло ярким, словно сам ходил по залам, где каждый новый владелец сбивал со стены лица и морды предыдущих. Присутствовал на торгах и дележе. И очистительных ритуалах – разных, в зависимости от того, кто какую скверну с себя счищал. И одновременно пугающе похожих.

Зверолюд недовольно, широко зевнул, протер глаза. Затем понял, что все вокруг как-то очень уж нехорошо суетятся, собирая пожитки и уничтожая следы лагеря. Явно не просто от любви к ранним побудкам. Встревоженно огляделся и едва сдержал ругань. Расслабился, тьмать.

Внизу, в долине, над кронами деревьев поднималось несколько столбов дыма. Слишком широких и высоких для костров. Приглядевшись, драколень различил отблеск пожара. Затем оттуда донеслась барабанная дробь, но быстро оборвалась зловещим хлопком. То ли порох, то ли, что еще хуже – боевое заклинание.

Солнце еще не взошло, хотя на востоке небо уже посветлело. Предрассветные часы – самое удобное время для нападения, сарагарец знал это на собственном опыте. Стражи уже хотят спать, верят, что самая тяжелая часть смены – позади. Особенно, если и не ждут ничего плохого.

- Да простит меня Кау…

- Что такое? – на ходу огрызнулся Аэдан, сметающий кострище.

- Там же не знали, что Орден вторгся! Может из-за того, что я вчера уронил передатчик…

- Тьмать и пьяная спираль! Мир вокруг тебя не пляшет! - прорычал терканай. Затем все же смилостивился и добавил:

- Слушай, я очень рад, что ты у нас расширяешь кругозор, но давая без глупостей, а? Болеть за новый дом – это все очень славно, но убедись вначале что этот дом болеет за тебя. Не факт, что горцы при встрече сами бы тебя не порубили, чтобы там Шесть Лап не говорил. Кстати о нем. Лучше помоги зверозадому подпругу затянуть и штаны одеть – тяжело ему, видишь, как вертится?

- Жаль, я был бы не прочь побыть здесь еще, - грустно сказал Шаи, рассматривая напоследок дерево. Ханнок проследил за его взглядом до той самой развилки и отвернулся. Ну его к козлам.

Ответить с цитированием
  #85  
Старый 24.04.2017, 23:58
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-48, солеварение и заготовка микро-креветок. А у меня, у меня в тормозах виновата Цивилизация-6, с модами и глюками!

Скрытый текст - SPOILER:
Мерин околел к закату. И сбор не помог, лишь отсрочил неизбежное. Несчастное животное, облученное магией, пуганое шелко-хищниками, истерзавшее ноги о камни, просто свалилось посередине вечернего перехода. Даже не заржав. Едва не придавив Шаи. Вытащив нобиля из-под туши Аэдан вздохнул, устало протер глаза и скомандовал:

- Привал.

И впрямь, пора бы уже. Нет, Ханнок не жаловался, прекрасно понимая, что с бывшими орденскими кумирами ему встречаться не стоит. Если сиятельное милосердие по отношению к нормалам еще можно представить, то зверолюдям, носителям и выродкам ждать его - непозволительная глупость. Разве что Шаи может пасть в ноги и молить, но законтурца такая перспектива, похоже, пугала чуть ли не больше прочих. Во всяком случае, растирая отбитую ногу он ругал белоплащных так, что даже Аэдан морщился. Что бы не заставило меднокожего перебраться к диким внешникам, это не делало его другом Ордену. С виду и на слух, хотя бы.

Усевшись на землю, драколень скрестил ноги, осматривая копыта. В порядке, не треснули, блестят – знаменитая демонская прочность. Но по ощущениям стер напрочь, по клятой пересеченной местности. Каньоны, скалы, перевалы. Вниз до грохочущих, ворочающих камни потоков и вверх, где из пасти начинал идти пар и мерзли крылья. Мимо выветренных останцев, криволесья и паленых вулканами склонов. Когда ветер дул с запада пахло огнем, щипало в носу и першило в горле, даром что Нгаханг остался далеко позади. И это еще гильдеец ухитрялся находить проходимую дорогу. Сурово.

Но и красиво, да. Первобытной красотой. Хоть и вправду вались с копыт и помирай, декорации облагородят процесс.

Они были на плоском дне долины, между двумя грядами холмов. Среди камней бежали ручьи, соединяя бассейны с разноцветной водой. Иногда кипевшей и бурлившей, где спокойно, как в исполинском котелке, а порой и гейзерами выше человечьего роста. Ханнок усмехнулся, поймав себя на мысли, что притерпелся к горячему норову Терканнеша. Южане спокойны, разбивают лагерь, значит точка не хуже прочих. Если и поджарит, то лишь по недосмотру Кау. Да и в конце концов что ему, он знает кого изводить мстительным призраком.

Судя по расчищенным площадкам под костры и петроглифам на скальных стенах – место и впрямь хоженое, обжитое.

- Это очередное святилище? – спросил химер.

- Почему северяне все время ищут у нас тайную мудрость и священное? – возмутился Караг, в кои-то веки включив в понятие "нас" и горцев – похоже общение с Аэданом начинало сказываться на всех.

- Потому что у вас тут тотемная резьба и черепа на каждом шагу, - не удержался Ханнок и ткнул когтем на пирамидку из камней чуть поодаль. На нее установили деревянный домик, похожий на скворечник. И из него жизнерадостно лыбился очередной благой предок. Или трофей, он еще не настолько разбирался в местном колорите, чтобы отличать.

- Ах это… Родовой знак. Местный клан, насколько я помню, добывает реагенты из источников. Для ученых и шаманов. И хочет, чтобы их права уважали.

- А нас они на знаки не пустят, раз мы здесь сидим? – обеспокоился Ханнок.

- Вряд ли. Я из Гильдии. Если что – скажу, что замеряю фон. Даже отчет могу написать с печатью. Видишь, как полезно иметь нас в союзниках? Так что можешь поскрести где-нибудь ножиком, если хочешь, попробовать на вкус коли жить надоело. Но кажется мне, не до нас им сейчас. Из белых плащей нелегалы куда опасней.

- А что именно пробовать?

- Соли, рачки… Сам посмотри, раз интересно.

Ханнок не удержался и подошел к одному бассейну. Нижняя часть явно была рукотворной – из заботливо подобранных камней, с деревянной заслонкой для выпуска рассола. Верхняя - наросший из отложений конус. Словно созданный самой природой фонтан, точивший горячую воду. Разноцветный, в ярких зеленых, красных и даже синих разводах.

Последний раз редактировалось Snerrir; 25.04.2017 в 17:58.
Ответить с цитированием
  #86  
Старый 25.04.2017, 20:00
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-49, кулинария.

Скрытый текст - SPOILER:
Занятный минерал. Ханнок даже зашарил по земле в поисках камня посподручнее – отбить кусочек на память.

- Эй! Не надо портить природное достояние! – рявкнул на него Караг, - Тем более зазря! Вдали от источника он быстро потеряет цвет…

Смущенно прижал уши и добавил:

- Я это из книг прочел!

Ханнок примиряюще выкинул булыжник прочь, зато, заинтересовавшись, любоваться теперь пришел и огарок:

- Интересно. Очень интересно! – бормотал он под нос, прикрыв глаза. Затем и вовсе отважно поднес руку к поверхности булькающей, пахнущей бурым заживителем воды, в толще которой плавали мелки синие крупинки

- Я правильно понимаю, что это первая биота?

- Вроде да, доктор, - ответил шестолап и озадаченно почесал макушку, - А в чем дело?

- Очень интересный спектр поглощения магии. Ваш гильдейский сбор, часом, делается не из таких же организмов?

- Не-а. Из перво-лишайника. Лучший растет в тейварской пустоши.

- Я могу посмотреть?

Ньеч с научной тщательностью изучил плитку. Под недовольным желтоглазым взглядом наколупал из нее волокон. Одно даже растер и попробовал на вкус.

- Хм. Очень интересно, - повторил он, - Я так понимаю, это важный товар на Юге? А почему здесь тогда так пусто?

- Эм? Ах, так вы про источники, не про лишайник… Нет, насколько я помню это считается так, дешевым заменителем. С термальной крупой и солями серьезные ученые редко работают, в основном мистики разного пошиба, от тундровых шаманов до горных отшельников. Кое-кто из поваров, особенно в утуджейской кухне. Да еще торговцы красотой. Вы не поверите, чего мне только не советовали, чтобы шерсть блестела и лоснилась! Вот как-то один раз, в Кохорике…

- Значит, в Высшей магии здесь даже огарки не разбираются? – перебил звероврач.

- Эм? А причем тут это? – так удивился гильдеец, что даже позабыл обидеться за недоповеданную мудрость на тему меха и ухода за ним.

- Потому что это замечательный, просто великолепный поглотитель магии. Лучший, что я встречал. Но. Не для дикой волшбы. А для "правильной", сиятельной. С массой перспектив, от защитных до промышленных и атакующих. Вот мне и интересно, почему мои сородичи на юге упустили этот факт.

- Так. Прости, док, но ни черта ты не знаешь про свою южную родню, раз так говоришь, - влез Аэдан. Почти сочувственно.

- Разве они не того же дома, что и я?

- Да, такой же Тавалик. Вот только если с Укулем твои предки еще как-то ладили, даже роднились, то с Омэлем все было куда хуже. Те почитали таваллики за людей, недостойно овладевших магией и по недосмотру получивших право зваться Сиятельными. Ошибка богов, еще более мерзкая, чем бездушные - к внешникам претензий меньше, что взять с двуногих животных. Так что жилось вам здесь плохо. И лютовал Южный Тавалик по освобождении так, что мой отец восхищался... несколько пугает, да. Знаешь, друг, я на твоем месте о магии Высших Домов здесь бы помалкивал. И боялся не нгатаев.

- Понятно, – ох уж это нечитаемое морщинистое лицо, ничего на деле не понятно, - Учту. Но вопрос остается в силе.

- Похоже, что не разбираются. Редко кто из южных огарков рискнет изучать высшую магию в открытую.

- Но не дикую же?

- Почему ж нет. Как раз ее местные черноглазые вполне себе исследуют. И даже пользуют, осторожно.

- Осторожно? Запрет Терканнеша?

- Да нет. Больно это. И вредно. Но иногда – выгодно. Слушайте, ну вас всех к тьматери, туристы. Я есть хочу. Шесть лап, долго ты еще?

- Да уже почти! – отозвался гильдеец. Пока говорили, он, оказывается, успел освежевать лошадиную ногу и нарезать с нее мяса. Помогала Сонни – печальная, но любопытная.

- Мама-Иштаана, что ты делаешь? – с отвращением сказал Шаи. Судя по лицу законтурца, его тошнило. И скорее всего сейчас – далеко не только из-за фона.

- Ужин! – радостно оскалился кентавроид, явно не распознав загадочную северную гримасу, - Удачно лошадка сдохла, с западной стены бьет пресный кипяток – отварим, можно даже костер не палить. Не заметит нас никто, ни горец, ни злодей в белом плаще. И даже святой аскет не примчится корить. Хррарх! И приправа есть!

- Вы едите лошадей? И падаль? Какая…

- Эй, а что такого?

- Шаи, ты бы лучше спросил, чего у нас тут, в голодных краях, не едят, - вмешался Аэдан, - Тем более, что это не просто конина. Это деликатес - северная порода! Магия так приятно щиплет на языке… Тьмать, я скучал. Тебе стоит попробовать… Ах да, пока не стоит. Траванешься.

- Я думаю уже можно, - вмешался Ньеч, - Покраснение прошло, опухлость спала. Я бы даже для ускорения адаптации рекомендовал…

- Изверги! Я это есть не стану!

- Тогда голодай, вождь.

- У меня еще два сухаря осталось, - сжалился над насупившимся законтурцем Ханнок. Но затем не удержался и добавил:

- Он ритуально чистые. Тебе подойдет.

- Щебень Ишканхи и пепел Тсаана! Я попробую! – прорычал нобиль. Ханнок одобрительно поднял палец - получилось грозно, почти зверолюд.



Последний раз редактировалось Snerrir; 30.04.2017 в 16:06.
Ответить с цитированием
  #87  
Старый 26.04.2017, 22:04
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-50, застолье в честь половины пути.

Скрытый текст - SPOILER:
Чуть позже, в подступивших сумерках, Ханнок смотрел на пшеничную лепешку, свернутую в рулетик. Внутри таилась горячая конина, кусочками, гревшая лапу сквозь тонкое тесто. С невесть откуда взявшимся в запасах Карага свирепым красным перцем – дорогая ведь пряность, импортная, не для диких земель. Смотрел, и колебался. А ведь сам недавно законтурца подзуживал.

"Ежели кто осквернит себя звероядиной, смертоядением и поеданием малого запретного, сиречь мяса лошади – спутника святых воинов, кошатины, собачатины, и прочего указанного в Зерцале Порицания, то да будет извержен из общины Укуля до тех пор, пока не внесет пять золотых штрафа и не отслужит епитимью на усмотрение жреца своего прихода. Ежели сей изгой…"

- Хрр. Да теперь-то уж какая разница! - проворчал он под нос, заставив сидящего рядом шестолапа удивленно навострить уши. Укусил, завязнув клыком в жестковатом, волокнистом куске. Прожевал. Что ж, съедобно. Символично. Даже – пикантно. Хотя отчего так счастливы обе южные морды, пятнистая и черная, понять не мог. Наверное, нервы от последних дней. И культурные заморочки.

А затем язык защипало. Зазвенело, где-то за правым ухом, но, когда он повернул голову – ничего не увидел, ни комаров, ни магов. Легкое зеленое покалывание, тихие кислые вспышки. Напротив него Шаи удивленно хмурился, работая челюстями очень осторожно. Похоже, на него тоже действовало.

- А оно по мозгам не бьет? - поинтересовался Ханнок.

- Ага! Распробовал-таки! Нет, это просто твой внутренний фон теперь соответствует общему, южному. Они слегка конфликтуют с высшей волшбой и потому вызывают такую реакцию. Безопасно! Хотя от чистокровной Сиятельной конины была бы настоящая оскомина, но это гибрид, вкусный. Помню, однажды…

Пантерочеловек осознал, что опять входит в образ гида, покачал головой и усмехнулся:

- Просто считай, что окончательно приобщился к Югу и он подарил тебе взамен немного радости.

"Ядоземец. Я теперь, считай, не просто рогатый, а еще и неодомашненный" – подумал Ханнок. Он пока еще не понял, как хочет к этому относиться.

- Странно, дома такого не чувствовала, - сказала Сонни.

Сарагарец с ней согласился. На севере кониной обычно брезговали и нгатаи, но в голодные годы даже поборникам чистоты надо что-то есть. Последние несколько лет урожаи были не ахти, и уж наверняка кто-то из застрявших в гарнизонах под осадой, или в бедных, побитых заморозками деревушках, вынужден был есть "святых друзей". Но никто про такое не упоминал.

- Север как-то гасит это дело, - пожал плечами Аэдан, - Излучением от Контуров, или еще как. Я не док, в магии не разбираюсь. Но однажды решил вспомнить о доме… никакого сравнения.

- Аэдаан, - сказал Шаи очень странным тоном, - Я все хотел спросить – а куда пять лет назад пропал мой первый жеребец для прогулок? Я одолжил брату, но тот взял на охоту и так и не вернул. Спрашивал отца – он тоже увел слова в сторону.

- Охромел. – пожал плечами южанин. На долю мгновения он выглядел по-настоящему смущенным, впервые на памяти Ханнока. Но быстро оправился.

- Ты ешь давай!

- Варвар! Я сам его выкармливал! – процедил тсаанай. Затем перевел взгляд на недоеденную лепешку в руке.

- И я теперь такой же… Мог бы и поделиться!

Кан-Каддах усмехнулся. Чудеса этого вечера не прекращались – вышло вполне миролюбиво.

- Прости, вождь. В следующий раз жадничать не буду.

---

В утреннем свете горячая долина смотрелась особенно уютно, хотя еще месяц назад сарагарец посчитал бы сумасшедшим любого, кто сказал бы такие слова про вулканные земли. Шаи встал одним из первых и все порывался предложить помощь. Шестолапу с нгатайкой, продолжавшим запасать мясо в дорогу. Аэдану, менявшему на мече выщербленные обсидиановые вкладыши на запасные. Огарку, одолжившему у ученицы кусок ткани и процеживающему рассол в источнике. Синие горные рачки его крепко заинтересовали. Но судя по все сильнее кривящемуся лицу – лов шел неважно. Наконец он просто ошпарился, вытаскивая упущенный "сачок".

- Господин Ток Каан, не могли бы вы пока еще чем-нибудь заняться? – зло сказал он, дуя на покрасневший кулак. Нобиль поджал губы и ушел любоваться восходом. И поедать солонину – стратегический запас, но отойдя от адаптации парень все время хотел есть и прижимистый Аэдан смилостивился.


Последний раз редактировалось Snerrir; 26.04.2017 в 22:06.
Ответить с цитированием
  #88  
Старый 27.04.2017, 22:56
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-51, чистка чакр

Скрытый текст - SPOILER:

Про Ханнока, казалось, все забыли. Чему он был только рад – в это холодное лето приятно, наконец, часок подремать на прогретой земле. Пускай даже уют этот и был обеспечен яростью Кау – сарагарец нашел удобный камень у одного из родников. Кинул на него плед. Спина еще саднила, поэтому лежал на животе. Почти как в сухой бане, хорошо. Зверолюд расправил крылья и блаженно прикрыл глаза.

- Ханнок, ты не против помочь?

Вот так всегда, стоит лишь немного расслабиться…

- В чем дело, мастер Тилив? – проворчал сарагарец, старательно отгоняя жалость к себе.

- Да ты лежи, лежи! Я просто хотел провести диагностику, после всех разговоров об адаптации к фону…

- Конечно, доктор, - великодушно махнул рукой химер, довольный, что можно еще полоботрясничать, уже даже без чувства вины. Не лень, а соучастие в прогрессе! А затем спохватился:

- Серьёзно, вставать не надо? А почему?

- Да я магией! – успокоил его огарок. Вернее – попытался, получилось ровно наоборот. Последнее время волшба для Ханнока превратилась из философской концепции в реальную головную боль. А хуже всего, что док сам звучал отнюдь не убежденным в своих силах. В лечебнице, насколько помнил пациент, Ньеч пользовался исключительно немагическими методами – замерял пропорции, рост и вес, считал биение кровотока, заставлял приседать и бегать, даже зачем-то стучал молоточком по коленям и сгибам крыльев. Ханнок и не знал, что он умеет что-то помимо нгатайской практики.

- Уверен? – любезности у зверолюда в голосе резко поубавилось.

- Нет. – прямо ответил врач. – Ты просто скажи - да или нет.

- Хорошо. Да.

"Что ж ты делаешь, Ханки, наверняка еще пожалеешь…"

Но пока что все шло гладко. Зверолюд даже не сразу осознал, что осмотр уже начался. Лишь встревожившись тишиной скосил глаза и увидел, как огарок, зажмурившись, водит над бритым хребтом ладонями. Точно какой из косящих под Сиятельных мистиков, чистящих доверчивым простофилям ауры, Спираль и кошели. Драколень с трудом удержался от того, чтобы насмешливо фыркнуть. А потом почувствовал покалывание и мелкие сбои в чувствах – прямо как от поедания промагиченной конины, только с эпицентром в позвонках.

Врач сдвинул руки выше. Покалывание усилилось. Даже, пожалуй, уже настоящее колотье и жжение. Зверолюд скрипнул зубами, глянул на врача еще раз – уже откровенно злобно. У огарка на лбу выступил пот, лицо сильно кривилось.

- Тяжело… идет… высокое… сопротивление… фон… интересно… очень интересно…

- Давайте продолжим в другой раз, мастер! - прошипел сарагарец, а когда рука дошла до плечевых суставов крыльев, задавив их конвульсивно задрожать, от когтя на сгибе до кончиков фаланг, и вовсе рявкнул:

- Хватит!

- Ох… прости… сейчас дам успокоительный диапазон… чтобы погасить…

"Не надо мне ничего давать, просто засунь свою магию туда, откуда у тебя хвост не растет!" – хотел сказать ему Ханнок. Но не успел, потому как огарок довел руку ему до затылка. Успокаивающим, плавным движением…

Зверолюд взвыл и вскочил, оттолкнув огарка прочь. Закрутился волчком, обхватив руками голову. Боль была такая, словно из черепа выдрали рог и с размаху воткнули обратно – острым концом.

- Ра-а-арх! Боги! Мрак люби тебя во все дыры! Больно-то как!

Остальные тут же сбежались, побросав дела.

- Что случилось? – сказал Аэдан, - Ты почему так орешь?

- Это я виноват! – сбивчиво начал объясняться горе-маг, - Не рассчитал спектр… Или нерв зацепил… А может фон… Не знаю!

- Не знаешь? Тьмать! Что вообще лез тогда, изверг? – прорычал Ханнок. Боль медленно отступала, но перед глазами до сих пор плясали безумные цвета и формы, как в калейдоскопе, - Решил за мой счет стать Сиятельным?

- Нет, - виновато, тихо, но твердо ответил Ньеч, - Мне уже доводилось сканировать магией. Между прочим, тебя тоже – ты не помнишь только потому, что в бешенстве тогда был. Это стандартная процедура на Севере.


Ответить с цитированием
  #89  
Старый 28.04.2017, 23:58
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-52, метафизика

Скрытый текст - SPOILER:
Ханнок быстро остыл. Как бы не складывались у него отношения с персоналом "Милости", все же приходилось признать – без них было бы гораздо хуже.

- Осторожнее в следующий раз! – буркнул он, усаживаясь обратно на камень, чтобы ненароком не навернуться с копыт – голова еще кружилась. – Оно хоть стоило того? Нашлось чего нового?

- Меня больше интересует, чего там не нашлось… - огарок замолчал, задумчиво потирая морщины во лбу и сам, похоже, не осознавая насколько такая недосказанность нервирует.

- Все точно в порядке? – не выдержав, уточнил Ханнок.

- Наверное. У тебя отсутствует несколько важных точек в спектральной карте… Нет, тебе это ничего не скажет, ты не знаешь терминов. Да я и сам слабо в этом разбираюсь. В общем, есть определенный узел энергий в человеке, который, как считается, отвечает за хорошее самочувствие и умиротворенность... Он не работает.

- Серьезно? – ужаснулся сарагарец. В сиятельной медицине он и впрямь ничего не смыслил. Но одним из основных мотивов в укульских культах был подсчет количества душ в человеке. Впрочем, не только и даже не столько в человеке. Наибольшим числом и высшим качеством, естественно, обладали чистопородные укулли, прямая проекция богов. Союзники были лишены "души магии" но эмиссары Ордена очень тщательно убеждали внешнюю паству в том, что это еще не так плохо, и, при должном почтении, обратимо… реинкарнаций через пять. А пока внимайте и надейтесь, все мы равны перед богами.

Ханнок после долгого общения с белоплащной братией начал всерьез подозревать: как бы не так. Способность видеть и направлять внешнюю волшбу до сих пор оставалась самой важной в их картине мира, как бы не плакались о трагической "слепоте" прихожан. Может кто-то из магмастеров и жалел их искренне, можно такое представить, но граница всегда оставалась четкой и непроницаемой. Для Сиятельных магия определяла жизнь. Некоторые вещали с жаром фанатиков, разжигая огонь рвения и организуя изнурительные очистительные ритуалы. Другие со скукой мизантропов, разуверившихся в возможности исправить этот пропащий внешний мир.

Затем подозрения переросли в увереность: лишенный божественного купола Ламан продолжают окормлять лишь из-за упрямства малого числа "галантных родов". Старейшего костяка Ордена, до сих пор цепляющегося за древний идеал самоотверженных рыцарей-проповедников, защитников слабых, ниспровергателей гордых. Остальных волнует десятина, союзные ламанские мечи, да рынок сбыта для купцов… то есть, конечно же, братьев-снабженцев Укуля.

Под конец Ольта Кёль и вовсе во всей этой метафизике разочаровался. По иронии судьбы – после того как восстановил в себе Душу Чистоты. Или обрел – пока был нгатаем по имени Ханнок, она ему не полагалась.

Наверное потому, что на деле он просто купил. После должного взноса в сокровищницу храма Итолани Неподкупного бритоголовые жрецы внезапно перестали выгонять его из Пресветлого Предела в Поля Полумрака. Он получил право носить белую тогу с красной каймой, сидеть на нижнем ряду в Доме Дебатов и пользоваться почетной, приставкой к имени. Сол Ольта Кёль, оруженосец Света – эти слова воистину внушают ужас врагам всего благого!

За обновку и возможность поглазеть на выцветшие фрески во внутреннем пределе храма он выложил десять мер меди, трофейный нагрудник и амбар зерна, спешно отправленного за контур. Даже печать на расписке остыть не успела. Сущее издевательство – Укуль некогда считался житницей мира, во времена Священных походом воевавшей съедобными подарками успешнее чем бронзой.

В целом на редкость невыгодное вложение – меньше чем через год у него выросли рога и он разом потерял не только свежеобретенную, но еще и четыре другие души. Тогда его это крепко разозлило и он долго удивлялся, как мог верить во всю эту чушь. Но теперь, после слов Ньеча, внезапно пронзила холодящая догадка – а что если на самом деле это правда?

Последний раз редактировалось Snerrir; 29.04.2017 в 00:00.
Ответить с цитированием
  #90  
Старый 29.04.2017, 23:35
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-53, методология

Скрытый текст - SPOILER:
Может быть он оскорбил этим подкупом кого-то из сонма сияющих духов, или даже богов? Самого Ом-Ютеля, отмеряющего чистоту и человечность? И они сделали из него зверолюда, жалкое подобие нормала, а память он сохранил, чтобы было еще хуже – он всю оставшуюся жизнь помнил, чего потерял. Что если озверение, это проклятье Нгата и Тсаана и впрямь -наказание за грехи? Тяжелая мысль.

- Эй, очнись! – щелкнул у него перед носом пальцами Аэдан.

- Я говорил, что все это очень интересно, - Ньеч тактично повторил упущенную из-за рогатого ужаса мысль, - В последний осмотр перед твоим пробуждением этот сегмент отлично работал, я бы даже сказал – лучше, чем у многих нормалов. А сейчас и без него все хорошо. В принципе, то как в тебе сейчас резонирует магия почему-то наводит на мысль, что он не был особо нужен и даже начал гаснуть за ненадобностью. А от нечаянного вливания свежей магии – ожил, болезненно. Может, это рудимент от озверения?

- Чего? – еще сильнее перепугался Ханнок.

- Остаточное явление от трансформации… Ладно, зайдем с другого края. Ты знаком с процессом превращения личинки крысопаука во взрослую форму?

- Ну у тебя сейчас и морда, Сарагар! - не удержавшись, хохотнул Аэдан. Ньеч поморщился и спустился еще на ступеньку ниже:

- Когда плавят бронзу, часто остается литник. Когда-то был частью нужного процесса, а сейчас надо заполировать. Или и вовсю плюнуть и забыть. Ты у нас все равно не парадный колокол.

Ханнок никогда еще так не радовался сравнению с второсортным товаром.

- Спасибо, доктор! Значит – не страшно? Я точно не лишился ничего важного?

- Нет, - малость озадачился такой внезапной радостью звероврач. Похоже, даже встревожился и поспешил исправить: - Если это и впрямь побочный эффект, а не присущая озверению переполюсовка личного магического поля…

- Так, док, это все очень интересно. Но давай-ка отложим консилиум на потом, – вмешался Аэдан, - Иначе наш парнокопытный друг того и гляди улетит домой – каяться и клянчить у Ордена свою душу обратно.

Огарок озадаченно нахмурился, явно с трудом вылезая из мира чистой теории в царство варварских предрассудков:

- Так ты что, об укульском культе говорил? – осознал наконец он. То, с каким тоном он это произнес, отчего-то заставило химер виновато съежится:

- Да.

- Спираль и вилка. Это какое-то мракобесие. Делать мне больше нечего, как в тонких энергиях копаться. Я похож на Сиятельного?

- Да, - усмехнулся Аэдан, - Читал его ауру, как истинный орденец. А настоящий таваллики вообще дал бы серому по рогам за один намек на такое непотребство. Местные черноглазые очень не любят божественную математику – слышите вы, туристы, запоминайте, раз повод есть!

- Я не читал его ауру! – рявкнул огарок. Надо же, оказывается, не только Айвар способен по-настоящему разозлить мастера Тилива, - Это наука, а не мистика! Я просто прогонял через него магию и следил за резонансом! Медицина, слышите вы, варвары, медицина!

- И как, много нового узнал?

- Нет, я плохой маг. Но не прочь попрактиковаться. Желающие на бесплатный осмотр есть?

Пять минут спустя Кан-Каддах показал Ньечу оттопыренный палец. Большой. С одобрением. Их отряд еще никогда не собирался в путь с таким энтузиазмом.

---

По мере спуска в горячую долину она становилась все шире. Скальные стены вначале раздались в стороны, а затем и вовсе распались на группы останцев. Забавных и живописных – словно каменные грибы. Ножка из желтого туфа и шляпка из темной каменной плиты. Караг что-то говорил про выветривание, но пришибленный осмотром сарагарец толком ничего не запомнил.

Термальные бассейны стали холодней и шире, местами собираясь в разноцветные каскады из террас. Если бы не сказали, что это природное – Ханнок никогда бы не решил, что это не работа бригады строителей. Пошла растительность – сосны, лишайники и можжевельники. А еще экзотичные метелки синего и красного цвета, словно из окрашенной шерсти, торчащие из прикрытых известковым панцирем стволов. Тонких и ветвящихся. Или, напротив, мозговито-извилистых. Наверняка и тощие и толстые кузены были из первой биоты. Вроде кораллов из старых, довоенных атласов, только сухопутных.


Последний раз редактировалось Snerrir; 29.04.2017 в 23:44.
Ответить с цитированием
  #91  
Старый 30.04.2017, 23:57
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-54, пропаганда.

Скрытый текст - SPOILER:
- Тебе это не нравится так же, как и мне? – мрачно спросил Аэдан.

- Ага, - в тон ему отозвался Караг.

Слова эти разом сожрали для сарагарца все удовольствие от любования природой. Он недоуменно заозирался, пытаясь понять, где же во всей этой красоте затаилась опасность.

- Туда смотри, - шепнула ему на ухо Сонни, поворачивая рогатую голову к группе дальних "грибов". Ханнок приложил ладонь ко лбу козырьком и всмотрелся внимательней: там явно деревня. Возможно, даже того самого клана, который и владел источниками. В "ножках" останцев виднелись темные дыры – окна вырезанных в мягком туфе жилищ. Между "шляпками" натянуты веревки с пестрыми флажками. Зелени у скальной группы было больше, чем в остальной части долины – поля и ягодные плантации. Проходы между основаниями останцев перекрыты стенами. Вернее, когда-то были перекрыты, а теперь зияли проломами. Прилетевший со стороны поселка ветер донес запах гари.

- Так. Вон за тем камнем подождите, - сказал Аэдан и стащил рюкзак.

- Уверен, что один справишься? – спросил Караг.

- Сарагар еще не умеет на копытах тихо ходить, а ты если что выведешь их отсюда.

"Вообще-то, мог бы и моего мнения спросить" – обиделся химер. Головная боль и нервы не делали его сегодня добрей.

Кан-Каддаха не было где-то с половину часа. Затем он вернулся, уже не скрываясь:

- Шесть Лап, сходи-ка со мной.

- А как же мы? - спросил Ханнок.

- Уверен?

- Да в чем дело-то? – Нет, мигрень и дракозлиная неуклюжесть, это, конечно, аргумент, но не настолько же сильный чтобы опекать его как малое дитя!

- Я о том – оно тебе надо? Деревня сейчас – не самое душеспасительное зрелище.

- Можно подумать, я на войну не ходил!

- Да Кау ради. Хочешь опять духовно страдать из-за зверств Ордена - твое дело. Это не мои земляки им помогают, - разозлился дедядя. - Гильдия, оставайся тогда здесь ты, на всякий случай.

- Значит, это они? – спросил Караг, - Там точно безопасно? Может нам быстро уйти?

- Да. Да. Нет. Сарагар, идем уже, раз напросился!

---

Когда подошли к деревне солеваров, Ханнок проклял свой длинный язык. Вблизи запах обзавелся очень нехорошими нотками – паленого мяса и потрохов. Военная вонь шибала по зверолюдскому носу особенно сильно, щетинила загривок. Они пересекли вытоптанное поле – здесь явно побывал крупный отряд. Попадались и следы подкованных копыт – значит были и всадники. Следы лагеря отсутствовали – деревню взяли налетом. А вверх серый старался не смотреть – на веревках между домами действительно висели флажки. Но не только – теперь там болтались и тела, светлокожие, длинноволосые, с характерно бритыми лбами.

Края пролома в стене оказались оплавлены – ее не столько взорвали, сколько прожгли насквозь.

- Излучатели! – прошипел сарагарец. Кан-Каддах оставался насторожен, но спокоен – похоже налетчики и впрямь ушли, можно поговорить. Нужно поговорить.

- Уже видел такие? – спросил южанин.

- Да. Но только на посольских праздниках. Орден показывал свою мощь и устроил стрельбы. Но продавать князю отказался – мол, не для нашего духовного уровня. Я удивлен, что они их притащили сюда. Да еще и разменивают на ерунду.

- Устрашение, - отозвался Аэдан.

- Да зачем? В смысле, пугать южан магией?

- Может и так.

- Ты сам звучишь так, будто считаешь это блажью.

- Орден уже давно сошел с ума. Мне казалось, после такого… бурного общения с Укулем ты и сам должен это понимать.

Зерно истины тут было. Из своего опыта Ханнок вынес, что настоящие укулли, а не человеческие вассалы, были существами непредсказуемыми. Белоплащные то рвали отношения с союзниками, то просили прощения и высылали дары по мелочи. Среди них были как неудержимые фанатики, так и редкостные скептики. Иногда таковым оказывался один и тот же человек, с перерывом на пол-года. Взять последнего посла, например, который как раз при побеге Ханнока из Сарагара взорвал проповедью город – это был опытный дипломат, работавший с законтурными союзниками не первый год. А тут его словно подменили. И самое ужасное – многие из сограждан химера начали находить в этом особый шарм.

Последний раз редактировалось Snerrir; 01.05.2017 в 01:24.
Ответить с цитированием
  #92  
Старый 01.05.2017, 23:44
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-55, братья наши меньшие.

Скрытый текст - SPOILER:
"Что-то ты очень хорошо разбираешься в Ордене, южный друг" – подумал Ханнок. Но вслух ничего не сказал.

- Простите меня! Простите меня! – донеслось из-за стены. С плохой дикцией, вперемешку со всхлипами.

Ханнок потянулся к ножнам, но доставать клинок не стал – Аэдан остался спокоен.

- Почему ты не помог ему? – шепнул зверолюд.

- Увидишь, - Кан-Каддах аккуратно пролез внутрь через пролом, Ханнок – следом за ним. Если бы обстановка был чуть приятней, сарагарец, пожалуй, загордился бы – получилось тихо, даже несмотря на каменную крошку под ногами и отсутствие накопытников. Они прошли между ближайшими скальными башнями. Терканай жестом велел зверолюду быть тише, Ханнок прокрался за ним и осторожно выглянул из-за угла.

Судя по всему, здесь находилась главная площадь поселка. Большая часть помещений, жилых и хозяйственных, была вырезана в скалах, вразнобой, как позволяла геология. Но некоторые постройки возвели в традиционном стиле, и они выходили фасадами именно сюда. По центру площадки виднелся бассейн с водой, утоптанную до каменной твердости землю покрывали головешки, черепки и пятная крови. А еще из нее торчали столбы, резные, а теперь еще и изрубленные, частью поваленные. К одному был привязан человек, бессильно обвисший на веревках и уронивший черноволосую голову на грудь. Жужжали мухи.

К скальной стене примыкала платформа, от здания на которой остались лишь почерневшие балки. От жара свинцовая обшивка стен расплавилась и стекла, залив ступени широкой лестницы. На верхнем ярусе через металл торчали обугленные кости и черепа, некоторые – с рогами.

"Тьмать, они что, согнали деревенских в клановый дом и подожгли?" – Ханнок оскалился, на войне он всякое видал, но такое – редко. Когти скрипнули по камню. Аэдан раздражённо рубанул ладонью воздух – тихо, мол.

Человек на площади его почему-то услышал. Дернулся в путах, выпрямился, стала видна кожаная кираса – сарагарского кроя, с лунным гербом. На свету глаза у связанного сверкнули золотом. Ханнок пригляделся и понял, что и черные волосы на самом деле – мех, отросший вначале на некогда бритой макушке, а теперь уже начавший захватывать и лицо. Один из орденских союзников. Волчающий.

- Это вы? Вы пришли? Я виноват! О да! Я виноват! Заберите меня! – прохрипел человек. На укульском. Аэдан поморщился, вышел из-за угла, сказал на этом же языке, с законтурным выговором:

- Я пришел. Что здесь произошло?

- Я виноват! Виноват! Зачем спрашиваешь? – зачастил озверевающий северянин, - Испытываешь? Я сказал – виноват! Я признал! Ты не видение?

- Нет, я просто пришел, - повторил Кан-Каддах, - Что произошло?

Связанный снова обвис в путах, с мукой на лице смотря на бассейн. Аэдан подобрал черепок, зачерпнул и дал напиться. Пил укулец жадно и неряшливо, отфыркиваясь.

- Я виноват. Я не должен был сомневаться. Это враги, да! Вы сказали – враги. Я не поверил! Их надо было сжечь! В клетку посадить! Разорвать! Почему я сказал нет? Почему?

Аэдан чуть отстранился от брызжущего слюной, туго натянувшего веревки налетчика. И откуда только силы взялись? Судя по состоянию тел повешенных, с нападения прошло два дня. До такой степени волчали обычно за неделю, а судя по словам оборотня – он был еще в порядке когда они брали деревню.

- Боги покарали! Покарали? Меня! Да! Кара… Кто?

Оборотень дернулся еще раз, поднял голову:

- Демон! Пахнет демоном! – северянин подался вперед, зашевелил носом – было бы забавно, кабы не так страшно, хищнически. Ощерился – один клык выпал из десны. В пазухе уже виднелся кончик нового – волчьего.

- Ты разишь Югом! – рявкнул он на Кан-Каддаха. Тот перехватил меч, примерился…

Веревка лопнула. Похоже, под конец это не она удерживала оборотня, а ужас и отчаяние. Ханнок опомнился и подбежал, но Аэдан успел ударить киная первым.

- Убить всех… Для господина… - золотые глаза потускнели, из щербатой полупасти пошла кровь.

- Тьмать. Вот и поговорили. – Аэдан встал и отряхнулся. Рукав у него был оторван напрочь, на коже, поверх демонских царапин появились новые полосы – от ногтей. И это бешеный еще не озверел толком.


Последний раз редактировалось Snerrir; 02.05.2017 в 19:26.
Ответить с цитированием
  #93  
Старый 02.05.2017, 21:07
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-56, истоки вежества.

Скрытый текст - SPOILER:
- Ты в порядке? – спросил Ханнок. Просто чтобы как-то успокоиться. Слишком много вопросов.

- В большем, чем этот несчастный, - криво ухмыльнулся дедядя и поморщился.

Сарагарец подошел к оборотню, перевернул на спину. К горлу подступил ком – вблизи на кирасе был виден не только городской герб, но и клановый. Слеза Покаяния – символ Туллия, который они недавно избрали на смену древнему, еще нгатайских времен. Зверолюд повернул голову трупа из стороны в сторону, пытаясь разглядеть в поплывших от озверения, обросших шерстью чертах знакомые приметы. Кажется, нашел – похоже это был тот самый десятник, с которыми они воевали восставшие плантации.

- Сам то ты как? – спросил Аэдан примолкшего химера.

- Нормалом. Просто привет из прошлого, - не сразу, но ответил Ханнок. Озверение – всегда сложная тема. Тем более, в таких декорациях.

Дети Кау и Нгаре – горячий народ, это так. Ханнок знал это на собственном опыте, даже неважно считать ли себя полукровкой, или, как это делал Аэдан – полноценным нгатаем с придурью. Клановые вендетты, вражда княжеств, охота за головами на юге, а в древности – даже человеческие жертвоприношения… кузены из прочих трех племен за глаза часто считали нгатаев теми еще отморозками. Отморозки иногда обижались, обычно - игнорировали, а порой – и мрачновато гордились. Наследники Первого воина, меч-в-руке-племен, проложившие более утонченным и миролюбивым сородичам путь на южный континент.

Но воевать именно так, как себя вел Орден в этом походе? Перебор. Даже на непритязательный нгатайский вкус. Точнее сказать, особенно на их вкус – зная свою кровожадность, сыны и дщери Нгата маскировали и сглаживали ее ритуалами, правилами и обычаями. Даже знаменитая сарагарская куртуазность и та, отчасти, была призвана как-то смягчить конфликт, перевести его в менее разрушительную форму.

А что здесь? Земель Орден не искал, раз так рьяно травил их магией из разбуженных руин. Добра и сокровищ? Нет, на повешенных остались украшения, а в складах и домах мешки и кувшины были вскрыты, но затем содержимое просто выброшено на землю. Словно начали грабить, а потом кто-то велел прекратить. Рабы? Может быть, но опять же, судя по телам, рубили и вешали без разбору, и старых и молодых. Работников, девок, детей, всех. Устрашение? Даже Шиенен шел на такие меры в ответ на повторные восстания, или громя старых врагов. Кого они собрались пугать в этой глуши?

Месть?

- Аэдан, здешние горцы часто грабят северян?

- Нет, - покачал головой Кан-Каддах и показал на частокол заснеженных вершин вдали, - С этой части хребта нет нормального спуска на ваши равнины. Да и потом, отсюда уже идут земли Кохорика. А они подписали договор о карантине. Если и шалят, то тихо, не привлекая внимания.

- Договор? Какой еще договор? – удивился драколень. Он и впрямь последнее время часто слышал об этом загадочном карантине, но так и не понял всех деталей.

- Запрет на нелицензированый въезд на север. Как для того, чтобы не занести обратно ваши болезни, так и наши - вам. То же озверение, например. Большинство оазисов подписали его после окончательного развала царства, когда стало понятно, что Север скоро загнется.

- Что-то от налетов на Сарагар эти ваши соглашения никак не защищают! - сказал Ханнок, стараясь скрыть уязвленность – загибающийся Север, как же!

- У горцев в каждой долине по клану, в трех – по великому княжению, - пожал плечами Аэдан. - За всеми не уследишь. Но Кохорик по их меркам и впрямь богатый, торговый город. Они следят за репутацией.

- Тьмать, да что здесь тогда произошло-то? – отчаялся понять Ханнок. Конечно, всегда оставался вариант, что налетчики просто опьянели от крови и безнаказанности, но как же неприятно думать так про своих сограждан!

- Сюда посмотри.

Зверолюд обошел покосившийся столб, на котором еще недавно висел оборотень, посмотрел, куда указывают. На криво прибитой табличке виднелась надпись, сиятельными буквами:

"Да будет эта тварь предупреждением – мы не потерпим греховного милосердия! Это логово демонов было предано хэльему. Во славу Ютеля, несите его свет!"

- Хэльем? Я думал, что хорошо знаю укульский… - озадачено почесал затылок Ханнок.

- А это слово не из укульского, - сказал Аэдан. – Оно из диалекта Дома Омэль.



Последний раз редактировалось Snerrir; 02.05.2017 в 21:16.
Ответить с цитированием
  #94  
Старый 03.05.2017, 23:50
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-57, возгонка пафоса. Автор, ты пьян, иди домой.

Скрытый текст - SPOILER:
Сарагарец внезапно осознал, что не удивлен. Странная это земля. Того и гляди в следующий раз он на этих холодных тропинках встретит аватару Кау. А может еще и Дракона утуджеев. И, учитывая то что он успел уже понять про Юг – с большой вероятностью оба божества будут скорее пить на пару, чем сражаться. И ругать сиятельных. И он вполне теперь готов к ним присоединиться.

- Что-то не нравится мне это слово. "Хэльем" ведь термин отнюдь не из области любовной лирики и божественного всепрощения?

- Нет, это значит, что они посвятили все и всех во взятом поселке богам.

- Ты надо мной не издеваешься часом? – Ханноку никак не хотелось верить в худшее, - Сиятельные всегда выступали против человеческих жертвоприношений!

- Ну, так они тут и не людей в жертву приносили, - пожал плечами Аэдан.

- Да это просто чушь! Знаешь что, прекращай темнить! Я не думаю, чтобы Орден…

- А ты уверен, что много знаешь про Орден? И что даже то, что знаешь – правда?

Ханнок опешил. Нет, вот такого вот выверта южной мысли он не ожидал.

- Издеваешься? Мой укульский Дом им служил! Я им служил!

- Ты служил красивому фасаду. Искусной Миссионерии, Повелителям Масок. Подразделению Ордена, в задачу которого входит пускать пыль в глаза остолопам, как внутри Контура так и снаружи, в городе, который имеет забавную наглость считать, что является им союзником!

- И откуда…

- Так, давай-ка расставим все слоговые значки по местам! - прервал сарагарца Кан-Каддах. – Неужели ты всерьез думал, что Шаи я подобрал по пути из какого-нибудь Нгадока, как забавный сувенир? Я был за Контуром, и видел тамошние порядки собственными глазами! Я не стану говорить что знаю все, нет. Но я уже понимаю в этом больше самого преданного их ламанского вассала!

- Мог бы и сказать! – рявкнул Ханнок, отлично понимая, как глупо это звучит. Но хотелось заявить хоть что-то, лишь бы это дало мозгам время подстроится под новую картину мира. Аэдану он поверил сразу. И не "почему-то". Слишком многие его собственные подозрения теперь подтвердились, хотя, видит Кау, он предпочел бы ошибаться.

- Мог бы. Но не обязан. И не захотел. Знаешь, про нас, Кан-Каддахов всякое можно поведать, но наша нелюбовь к болтовне далеко не всегда – недостаток. И давай условимся сразу – никаких "А вот вдруг теперь соизволил сказать!". Потому как теперь… - терканай показал на окружавших их разгром, - Теперь мне поздно бояться панику разводить! Орден пришел. Укуль явился. Наступил полный Омэль! Тьма и бездна, в мой дом пришел Орден!

Ханнок приоткрыл пасть, собираясь… даже не понятно, что именно сказать. Посочувствовать? Утешить? Позлорадствовать? Аэдан попросту не стал слушать, к радости обоих, лишь отмахнулся:

- Заткнись! Просто заткнись. Я все расскажу, но не здесь. И так чудо, что на эту пьесу не сбежалась половины Огненного Хребта. Лучше помоги мне оборотня доку оттащить, уверен – он обрадуется.

- Хоронить не будем? – вздохнул химер, отчаявшись разобраться во всей этой мути.

- Всех? Времени нет. Да и потом, местные сами справятся.

- К тому моменту, как местные это обнаружат, неэстетично будет, – не согласился Ханнок.

- Тебе не все равно? - Аэдан посмотрел на него, устало покачал головой.

- Сарагар. Настоящий Сарагар... Не смотри на меня так, сейчас это – комплимент. Просто успокойся. Местные все уже наверняка знают. Я уверен, что нам уже можно даже не носиться с передатчиком.

- Я пойду наберу припасов в амбаре, - помолчав, сказал Ханнок, - Еды, а еще солей и рачков для доктора.

- Южанишь понемногу, - с вялым одобрением отозвался дедядя, - Только быстро.

Ханнок не стал говорить ему, что в первую очередь хотел наплевать на сиятельный ритуал. Забрать посвященное, поживится заклятым. Мир в этом году не переставал вертеться с ног на голову.

Ответить с цитированием
  #95  
Старый 04.05.2017, 23:47
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-58, экономика. Даже интересно стало - лучше ли давать экспозицию так, абзацами, или по-прежнему, вездесущими диалогами? Насколько у меня вообще выдержан баланс между действием и диалогами?

Скрытый текст - SPOILER:

Уже позже, когда они вернулись к спутникам, Аэдан под благовидным предлогом отвел сарагарца в сторону для разговора. Отряд затаился в одном из скальных жилищ, часто встречавшихся в нижней части горячей долины, заброшенном, но еще крепком. Огарок с ученицей потрошили оборотня, Шаи старался держаться от них подальше. Намаявшийся гильдеец, которого припрягли переносить "опытный образец" свернулся в клубок в углу и уснул, рычаще похрапывая. Кан-Каддах вызвался сторожить, заодно утащив с собой и Ханнока.

Расположившись снаружи, под каменным козырьком, так что можно было следить как за окрестностями, так и спутниками, Аэдан, этот вечный параноик, повел рассказ. В северный Нгат он и впрямь приехал пятнадцать лет назад "по делам клана". Естественно, в суть этих дел вдаваться не стал. Напротив, подчеркнул, что сильно ушел от первоначальной цели. Так или иначе, он за короткий срок завел несколько весьма интересных знакомств. Настолько, что даже о возможности некоторых сам Ханнок, большую часть жизни проведший в дне пути от Контура, и не подозревал.

Волшебный купол считался непреодолимой границей. Ни одно из орудий, даже появившиеся недавно осадные пушки, не могли пробить сверкающую, такую невесомую на вид преграду. Подкопы выявили - она уходит еще и глубоко под землю. Да и сверху не пробиться никак, даже будь у кого легендарные летающие корабли Янтарной эпохи – купол был так высок и непроницаем, что менял сам климат. Приграничные крестьяне часто с бессильно злостью наблюдали как внутри идут дожди, пока их поля иссушает засуха.

Взбешенные вылазками воителей нгатаи несколько раз собирали союзы, чтобы прорваться в чистые земли, раз и навсегда покончить со священными походами, а заодно и поживиться легендарными богатствами Укуля. Но, так или иначе, все попытки окончились без результата. Дальше всех продвинулся Саэвар, взявший штурмом привратные крепости. Но даже тогда в последний момент осажденные попросту замкнули все проходы магией, бросив на нгатайскую милость много воинов и артефактов, но не пропустив нападавших дальше. И даже для талантов и ресурсов Великого эта авантюра оказалась настолько разорительной, в жизнях и средствах, что последующие цари не пытались повторить и такой успех. Тем более, что Орден со временем опять закуклился в своих границах, оставив открытыми лишь Ламанские Ворота. Законтурные территории вновь стали как бы несуществующей землей, расположенной буквально по соседству, но недосягаемой. Лишь нечастые где-либо кроме Ламана визиты золотокожих дипломатов и проповедников напоминали, что Сиятельные всегда рядом. А еще их волшебные товары – редкие, дорогие, а когда-то еще и качественные.

Поэтому Аэдан был одновременно как удивлен, так и нет, обнаружив магическую контрабанду. Почти случайно – посещал Ламан, "добыл" пару занятных вещиц. Может, таланта к заклинаниям у него и нет, но жизнь в Ядоземье неплохо учит разбираться в волшебных делах даже бездушных. Так вот – характер и качество сильно отличались от обычных укульских товаров. Не дорогие, но капризные и быстро ломающиеся поделки, продаваемые в открытую. А надежные артефакты, работающие даже при фоне, даже от чахлой огарковой волшбы. Такие иногда находили при раскопках древних городищ, так что поначалу он искал неучтенный за эту тысячу лет схрон. Мало ли что эти дурные северяне нарыли, как бы не выпустили ненароком какую-нибудь заразу или военную магию.

Но потом удалось отследить очередную партию до мелкого, недавно обукулившегося клана. И до их куратора-настоятеля из Сиятельных. Ханнок слышал про них – Дом Ивелли, свежебритые, пышущие энтузиазмом неофитов. Аскеты и фанатики, так рьяно истязавшие себя на искупительных ритуалах, что и Туллия не по себе становилось. А вот чего химер не знал, так это того, что они охотно помогали неким вождям из Ордена провозить магию за Контур.


Последний раз редактировалось Snerrir; 05.05.2017 в 17:23.
Ответить с цитированием
  #96  
Старый 05.05.2017, 23:48
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-59, My name is Bond, James Bond.

Скрытый текст - SPOILER:
Более того, вместе с магией за волшебную границу зачастую перебирались сами мастера. И вот это уже было очень странно – может за тысячу лет внешние земли и стали для Сиятельных чуть менее опасными, но именно что чуть. И еще - похоже, что опасности магклимата и ненависть аборигенов пугали переселенцев даже меньше чем гнев своих же сородичей. Ивелли предпринимали особые предосторожности, чтобы те, кто пережил адаптацию, как можно скорее убирались прочь от Ламана, к огаркам или вообще в дикие земли на границах ойкумены.

- Да что они вообще забыли за Контуром? – поразился Ханнок. Золотокожим легко становилось плохо от обычной непогоды. Даже их коням находиться здесь было опасно для жизни – вон, как раз отужинали отличным примером, с перцем и солью!

Аэдан шикнул на него, напоминая быть тише.

- Я тоже удивился – даже для безземельных сыновей и изгоев пытать тут удачу - слишком большой риск. Но ты слушай дальше.

Заинтригованный, южанин втерся в доверие к контрабандистам. "Не спрашивай как, и чего мне это стоило" – только и сказал в ответ на немой вопрос. И в один день его, наконец, привлекли к делу. Оказалось, что Контур, этот сверкающий символ мощи древних колдунов, все же начинает давать слабину. Заручившись помощью огарков помагичней с этой стороны и сочувствующих укулли - с той, контрабандисты у него на глазах пробили брешь в слабой точке.

- Нашей задачей было по-быстрому перенести наш товар туда, и клетку с беженкой – к нам. Не смотри на меня так – Сиятельная сама в нее залезла. Способ на время прикрыть ее от фона, пока не привыкла, или что-то типа того… Говорили, что тот резкого перепада с ней может шок приключиться, фатальный. А защитная клетка эта – огромная, неловкая дура. А одному из огарков было что-то неважно, еле держал свою часть диапазона. Пока тянули, он и вовсе в обморок отвалился. Пришлось лезть внутрь, помогать толкать, пока ворота не схлопнулись. А тут - патруль. Моя удача, тьмать ее! Пока нагрянувшие белоплащные гонялись за ренегатами и контрабандой, я нырнул в заросли и – хвала Кау, скрылся. Уже там, за Контуром.

До Ханнока не сразу дошло, что про свою удачу Аэдан говорил без иронии. Абсолютно.

- Ты что? Это ж – необыкновенная возможность! – возмутился он, в ответ на неуклюжее рогатое сочувствие, - Первый Кан-Каддах внутри за тьмать ведает сколько лет. А может и вообще первый. Слава! Почет! Весело!

Ханнок покачал головой - псих. Впрочем, Аэдан все же признал, что первоначальный энтузиазм быстро испарился. И пришло осознание – с большой вероятностью это теперь не дома много чего интересного и нового узнают про легендарные закрытые края. А орденские заплечных дела мастера - про Юг, в своих уютных застенках. Счастье еще что поисковая магия на него почему-то не работала, видимо выросший в Ядоземье почти-демон был настолько отравлен, что сбивал с толку деликатные энергетические плетения.

Аэдан партизанил в тамошних краях несколько месяцев. Было трудно, даже несмотря на подготовку и военный опыт. Плотность населения там высока, везде замки и башни знатных магов. И в конце концов его поймали, - один из мелких человеческих вассалов, возвращавшийся из поездки в сиятельное поместье, засвидетельствовать почтение своему патрону. Лично сцапал Кан-Каддаха, когда тот воровал припасы из его повозки. Но к удивлению застигнутого врасплох дикаря, присмотревшись, не стал казнить на месте. Даже сдавать Ордену. Более того - внезапно обратился к нему на знакомом языке. Тсаанаик, да, архаичный и пересыпанный укулизмами. Но для нгатая вполне понятный, если говорить медленно.

- Это был господин Тааред Ток Каан.


Последний раз редактировалось Snerrir; 05.05.2017 в 23:56.
Ответить с цитированием
  #97  
Старый 06.05.2017, 21:30
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-60, проспонсированный компанией Волт-Тек.

Скрытый текст - SPOILER:
- Вот как? И кем он приходится Шаи?

- Отцом.

- И дай угадаю – нобиля ты протащил сюда, желая отплатить за спасенную жизнь?

- Не только. Господин Тааред помог мне затеряться среди своих телохранителей и все эти годы хранил тайну. А еще я просто его уважаю. Очень интересный человек! Когда он попросил меня забрать парня с собой, я не смог ему отказать.

- Понятно. Вот только – зачем? Почему все эти люди бегут из Укуля?

- Странно, да? Богатейшие земли, страна чудес. Уж на что на Юге не любят Сиятельных, но я вынужден признать – их города потрясают воображение. Это сложно объяснить, надо видеть – замки из стекла, леса из башен. Кристаллы высотой с человека. Роскошь. Три урожая в год, гарантированно. Тьмать, даже та пустыня, где стоит Ишканха и поместье Ток Каанов, даже эта резервация и то на самом деле - тщательно возделанный сад камней, иллюзия дикой природы.

Аэдан замолчал на время, поднял с земли палочку и начал крутить в пальцах, сам того не замечая. Словно бы вернулся мыслями к легендарным краям, в которых провел пятнадцать лет, краям, в которые вернуться ему, уже, наверное, не суждено…

- Ха! Я придумал метафору! - внезапно щелкнул он пальцами, заставив растрогавшегося было Ханнока дернуться и заозираться, - Укуль поход на молодящуюся куртизанку, подсевшую на свинцовые белила! Которая так боится, что ее выпрут из дворца, что день за днем штукатурит себя снова и снова, впадая в панику от малого прыщика. Вот только с каждым разом ее травит все сильнее. Издали – мраморная статуя, а подойдя ближе видишь гнилые зубы, чуешь ее дыхание, видишь безумие во взгляде… Отмой ее, сними эту маску, и увидишь – мумию!

- Хо! – округлил глаза впечатленный химер. Почесал макушку и спросил:

- А что, свинец действительно такой опасный?

- Балда ты, Сарагар! – Аэдан взмахнул рукой, явно собираясь запустить сучком в дурную рогатую башку. Но передумал.

- В общем, я хотел сказать о том, что Укуль – на грани нового Коллапса. Сиятельные позабыли уроки прошлого, они вообще много чего позабыли. И действуют по плану: есть проблема – добавь больше магии! Деградация почвы – подпитай ее волшбой, те же три урожая, загляденье. А то что их уже есть невозможно – не беда, свалим по-тихому в овраг, и купим зерно в Ламане. Чистокровные дети Сиятельных вечно болеют? Закормим их заклятиями. Ну и что, что причина не устранена и без поддержки они быстро мрут? Священный Контур никогда не угаснет, нечего бояться! Ну и что, что никто уже не знает, как его поддерживать – предки оставили списки заклятий, если мы будет в точности воспроизводить формулы – все простоит еще десять тысяч лет!

- Я ведь о том, что ты слишком горяч, - вздохнул Ханнок, - Нашел кому проповедовать. Будто я сам не общался с Орденом. Словно тебя волнует их судьба.

- Зря ты так. Это на самом деле страшное место, если подумать. Но где еще можно увидеть древний Варанг, пусть даже эхом, пусть даже небо всегда затянуто сполохами от купола? И у меня там остались друзья. Но ты прав. Куда больше меня беспокоит другое... Пятнадцать миллионов.

Палочка хрустнула, ломаясь.

- Пятнадцать миллионов человек на площади в два Майтанне! С арсеналом артефактов прямиком из Янтарных Веков. Может, большинство и не в курсе, что висят над пропастью, но Орден, эти пограничные стражи, незаметно подмявшие под себя весь анклав, они – знают. Они попытаются спасти Укуль, и как бы не случилось, что от усердия они устроят новые Темные века на Севере и хорошенько врежут по Югу. Да что там, оно уже началось, ты сам видел.

- Если у них у всех такие же навыки выживания как у Шаи и этих закусок для биоты, то даже Сарагару нечего бояться! - фыркнул Ханнок, которому на самом деле стало страшно, - Вымрут без своего забора!

- Ты несправедлив к вождю. Он умный парень. И добрый. Просто молодой, горячий. Наивный, как большинство тамошних, из тех что не служат в Ордене. Он один из последних аристократов Ишканхи, положение обязывает его заботиться о своем народе, но на деле большинство его вассалов совсем обукулилось. Его отец вынужден ездить на поклон к магам, держать отчет за людей, которым титул "Вождя Союзного Тсаана" кажется в лучшем случае насмешкой. В худшем – обузой. А еще у него похоже – ломка.

- Чего? Он маком и коноплей, что ли, баловался? – удивился Ханнок. Парня конечно сильно корежило, но все-таки от фона. Или ему так лишь казалось?


Последний раз редактировалось Snerrir; 06.05.2017 в 21:35.
Ответить с цитированием
  #98  
Старый 07.05.2017, 23:55
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-61, байки из магичного турпохода, часть очередная.

Скрытый текст - SPOILER:
- Нет, дома он даже сикеру не пил. Несолидно. Орден на словах очень много времени тратит на то, чтобы сокрушать "помрачения разума".

- Вообще-то укульцы – те еще выпивохи, - не поверил Ханнок, - Иногда с ними на пару до шестой души приходилось ужираться.

"Одна из тяжелых сторон заседания в Доме Дебатов, да…"

- Я еще раз говорю – забудь про свой опыт! Орден для внешников – совсем не то же самое, что для своих. Им и наплевать на ваше спасение, и палку перегибать при этом боятся – как бы не турнули из земель последнего союзника. А потому в Сарагаре они и впрямь ведут себя как святые воины из сказаний, суровые, но для, кхм, "друзей" вполне готовые дать тщательно рассчитанную слабину.

- Как-то все это чересчур сложно. Заговоры, маски, далекие планы…

- Я и сам с трудом в это поверил. Даже для сына самого завзятого интригана Ядоземья, то, что я слышал от господина Таареда – казалось перебором. Вот только люди там и вправду склонны пропадать, в этом чудесном крае. А потом внезапно возвращаться – вежливыми, улыбчивыми, набожными. Смотришь такому в глаза – а они стеклянные, как у довоенных сервиторов из развалин, только из плоти и крови. Там редко задают вопросы. И еще больше боятся ответов.

- Магия, что ли? – поежился химер. За последний год разговоры на тему хрупкости человечьего сознания стали его нервировать. После того как сам на время эту границу перешел.

- Мой друг подозревал – что да. Что-то из древних архивов, еще до Коллапса. Орден ведь не всегда был самой главной шишкой род куполом. Лишь одна из фракций, которая чисто церемониально следила за поддержанием щита – никто ведь и не думал, что он начнет слабеть. Даже священные походы организовывали еще не они, а жречество и Наместник. А сейчас и главные жрецы, и военные, и дипломаты – все в белых плащах. Теперь они прибрали к рукам и торговлю с внешним миром, и архивы, и распределение истощающихся магии. Мне доводилось видеть тамошних огарков – которых отлучили от подпитки за преступления, обычные или против отважных смотрителей за Контуром. Целый квартал есть, куда водят на экскурсии несговорчивых. Я и сам там побывал… о чем жалею.

Аэдан поморщился и отчего-то полез за фляжкой. Свистнул у Карага, похоже. Зверолюд успел достаточно хорошо научиться разбираться в дедядином настроении, и спросил:

- А сам-то ты что думаешь?

- Может и магия. А может и нет. Знаешь ли, достаточно и убеждения. Укуль – одна из немногих стран, где молитвы перед алтарем и впрямь способны даровать сил и здоровья. А грех – причинить реальную боль. На этом фоне даже в обычную жизнь люди тащат привычные покаянные мотивы. Тьма, да я сам едва не уверовал. Но на мне вымоленное и оплаченное благословение сбойнуло, и я три дня ходил с больной головой, прям как ты сегодня.

- Значит, все же – магия.

- Да даже и так. Но не такая чтобы мысли править. Никаких жутких взламываний мозга. Просто дрессировка удовольствием, болью и простыми ответами на сложные вопросы.

- Понятно. Значит, отец отправил любимого сына с тобой, чтобы уберечь от превращения в лысого кин-волка?

- Хах. Даже Тааред Ток Каану это решение далось не легко. Вернее, вообще не далось. Даже несмотря на то, что парень - младший из пяти сыновей и ему и скудного наследства ему не грозило. Просто Шаи сдуру поцапался со своим сиятельным другом, который вполне может быть стал бы ему патроном в другой день. Я уже даже не помню, из-за кого. Они решили разрешить это по-древнему, дуэлью… видел бы ты это жалкое зрелище. У них же мир триста лет, а они даже не служивые – нобили. Драться по романам учились, меня или кого еще знающего нельзя было привлекать – пошли бы подозрения, откуда это декоративный вождёк так наловчился. В общем - кровища, стоны, синяки… и ни одного правильного удара. В итоге - просто повалились на землю от истощения. Оба. Остались живы. И Шаи все-таки простоял на ногах дольше.

- И что, всего лишь за это ему стала грозить опасность? За драку с красивым названием?

- Да, у них с этим строго, бездушный поднял руку на Сиятельного, - поморщился Аэдан, - Но беда даже не в этом. По книжкам на эти дуэли положено с собой секундантов звать. Это такие наши свидетели, только по-укульски, в дурацких камзолах и с обязательством за что-то там вступаться. Шаи притащил меня, обманом. Его друг – какого-то приятеля. И вот с тем и была проблема. Орденец.

Ответить с цитированием
  #99  
Старый 08.05.2017, 23:59
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-62, впопыхах, похоже не успел. Последнее писалось в жуткой спешке, надо править.

Скрытый текст - SPOILER:
Пока сиятельный одолевал человека, белоплащный молчал и улыбался. А когда Шаи вроде как победил, его вдруг перекосило. Задета честь, бой не по правилам, сейчас он проучит зазнавшегося бездушного с шерстью на голове. То, что бездушный и сам от потери крови только что на пол шмякнулся, его не волновало. Мстить упавшему собрался, герой. А когда я не одобрил, вдруг вспомнил какой-то древний прецедент, по которому эти самые секунданты имеют право тут же, на месте, вызывать на дуэль уже друг друга. Зря он это. Нехорошо получилось.

- Никак, прибил? Осторожнее надо было, - проворчал химер. В бурную гибридную молодость ему регулярно доводилось влипать в переделки по обеим генеалогиям. Если бы не научился хоть чуть-чуть сдерживать в себе нгатая и укрощать личный Укуль – врагов было бы не пол города, а весь.

- Да не хотел я. Не из жалости, отнюдь, просто сиятельный улей ворошить не хотел. Но мститель совсем разухарился. Колдовать полез. А ты сам видел, какая у Шаи низкая устойчивость. Мог бы и помереть, да я колдуна отвлек. А тот, видно, не ожидал нарваться на внешника. На мне его волшба сбилась. Плохо было, да, не спорю, но не до покаяния.

Аэдан, сам того не замечая, поморщился и потер солнечное сплетение. Похоже, на задворках памяти впечатления хранились до сих пор. А затем нгатай кровожадно улыбнулся.

- Я до сих пор помню удивление на этом золотом лице. И страх, когда он осознал, во что вляпался. Мне отец как-то один прием показывал. Говорил, помогает от Сиятельных. Правда, я забыл, что для старика хороший Сиятельный – мертвый и не рассчитал... Скопытился маг. Там же, на месте. И вот тогда-то мне и пришлось срочно поднимать контакты с контрабандой и бежать оттуда. Я долго думал, как объясняться с господином Тааредом. Даже хотел предложить свалить на меня всю вину – мол прибился какой-то варвар, втерся в доверие, а потом поссорил, убил и сбежал, ищи его теперь, как радиацию в Ядоземье. Но вождь сам внезапно решил, что вся эта беда - весточка от Ахри и Хоккуна своим последним последователям в Ишканхе. И отослал парня прочь. Я думаю, он боится, что на фоне неурядиц под Контуром там начнут искать виноватых, прямо как в моих рассказах про Серую Скорбь. А так, если резервацию и разгромят, да пожгут язычников, то есть шанс что хоть младшенький укоренится во внешних землях, продолжит род Ток Каанов. Так что мы поймали удачу за хвост и сбежали. А дальше ты знаешь.

- Да, сегодня ты мне столько всего рассказал, что я теперь боюсь спать идти. Ты же сам говорил, что не любишь неучтенных концов и чтишь полубогов паранойи. – ляпнул Ханнок и сразу же пожалел. Шутка была провокационная. На счастье – нгатай не обиделся. Даже наоборот.

- Да, не люблю. Но я потому и решил поговорить, что хочу тебе кое-что предложить. Я тут понаблюдал за тобой, и решил, что ты неплохо будешь смотреться у Кан-Каддахов. Если не наделаешь глупостей по пути до Терканы, то я проспонсирую твое вступление в клан. Видишь, теперь у тебя есть прямая заинтересованность в нашем деле.

- Серьезно? Я… Тьмать, я… - химер даже запнулся, сглотнул. Мысли пришли в хаос. До сих пор он тщательно отгонял мысли о будущем, предпочитая сосредоточиться на путешествии. Потому как особых перспектив не видел – полноправное гражданство было легко потерять при озверении, он ощутил это на своей шкуре. И очень сложно заработать. По крайней мере на севере. Из того, что он успел понять про Юг, с членством в клане тут было проще - нгатаи вообще кичились, что протащили эти, как их презрительно называли укулли "реликты первобытного строя" через два века техномагии и тысячу лет нового мира. Повернутые на традициях, и при этом парадоксально хаотичные и беспокойные южане - тем более. Проще, но ненамного. Если княжий человек или храмовник еще могли рассчитывать на установленные процедуры, освященные обычаем, то для беглого, клейменого оборотня все было куда печальнее. Пришлось бы вначале влезть в зависимые отношения, может впахаться в качестве посаженного на землю илота. Потом - военного колониста. И лишь после этого, после долгих лет, подать заявку. И не факт, что ее сразу одобрят.

Последний раз редактировалось Snerrir; 09.05.2017 в 22:59.
Ответить с цитированием
  #100  
Старый 09.05.2017, 23:58
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 203
Репутация: 26 [+/-]
МАРАФОН-63, юриспруденция. Не добил сотню знаков, но учитывая что сумел заткнуть мантру "а устрою-ка я себе и впрямь выходной" - доволен.


Скрытый текст - SPOILER:

...И это если идти по "княжескому" сценарию. Что тут с храмовыми людьми творится, он вообще не разобрался еще. Тем более, что Аэдан говорил про Восемь богов вместо Четырех. Наверняка еще и отличия в культе, которые сразу не видны…

- Ну, что скажешь? – спросил Кан-Каддах. Ханнок понял, что ушел в долгий политический дебат с самим собой. Уже знакомое состояние, по временам перехода из родного клана в укульский. И потом, когда бритая голова и каемчатая тога не принесли ожидаемого счастья… неприятные воспоминания.

- Это большая честь, - сказал Ханнок, кивая и пытаясь подобрать слова, - Вот только, господин мой, если твоя паранойя еще терпит, позволь мне подумать…

- Понятно. Жаль.

"Что ж ты делаешь, как можно упускать такой шанс…"

Ханнок воткнул когти в ладонь, почти до крови, пытаясь заглушить отчаянно вопивший внутренний голос. Да, он родился и вырос в городе, и слабо представлял, как будет зарабатывать на нормальную жизнь вне крепкой общины. Да, идея впрягаться под лишние налоги и запреты – претит клановому гонору. И когда он уже почти смирился с тем, что всю жизни проведет в роли неполноправного демона – внезапное предложение пьянило, как красное майтаннайское вино.

- Господин мой, ты что-то грустным выглядишь.

- Не обращай внимания, - усмехнулся Аэдан, - просто как раз такой же разговор с одним знакомым вел недавно. С таким же результатом. Времена сильно изменились, но ты тут не причем, так что не забивай себе голову.

- Я не о том! – все-таки решил забить голову химер, - Дело-то во мне. Ты знаешь, что я уже порченый товар?

- Боги с тобой! Сарагар, куртуазность и честь – это замечательно, но не доходи до абсурда. Если я предложил тебе лезть на дерево, это еще не значит, что надо карабкаться на самую макушку! А если клан выставил тебя за дверь лишь из-за того, что рога выросли – позор на них, не на тебе. Я-то думал, что уже достаточно разъяснил тебе местную философию на этот счет.

- Я стал еще больше уважать Ньеча, - помедлив, отозвался Ханнок.

- Вот как? Мне даже интересно с чего, и какое это имеет к нашему разговору отношение?

- Он знал,но не стал говорить тебе, что до того, как меня послал один клан, я сам отрекся от другого. Я ушел из нгатайской общины. А присягнул – Укулю.

Ханнок внутренне сжался. Конечно, нгатайский клан уже достаточно далеко ушел от первоначального значения этого слова – родня, большая семья или союз семей, идущие от общего предка. Ныне это были скорее, как бы их назвали Сиятельные – партии. Некоторые кланы даже больше напоминали гильдии, за примером далеко ходить не надо было – Кенна резали и расписывали элитную керамику для всего Севера. И да, древний закон – свободнорождённый нгатай сам себе выбирает господина в пределах княжения. А даже если и принадлежит к какому роду или общине по праву рождения, то существовали правила и договора, по которым можно было сменить одну на другую, без урона репутации. И да, учитывая, что у него родня была – в обоих, придраться вообще нельзя было, даже в своде законов Саэвара было сказано на этот счет…

Зверолюд покачал головой, осознав, что даже думать начал юридическим слогом. Опять же – и это он проходил. Когда пытался себя убедить, что поступил правильно. Он неплохо поднаторел в законничестве тогда, начитавшись старых трактатов о наследовании, вассальных обязательствах и тому подобных красивых терминах. Свитками и кодексами. На укульском и нгатайском. О да, как он потом блистал в Доме Дебатов, пусть даже и с верхней скамьи! Но совесть это ему не заткнуло. Ни одно, самое выверенное изречение, никакие цитаты из классиков не смогли подготовить его к тому, что бывает когда оказываешься на переднем плане вражды между двумя родами, некогда союзными, а теперь - в вялотекущей вендетте. Когда сам превращаешься в сноску на полях. "Казус Кёль-Ханнока" - звучит куда менее приятно на деле, чем в фантазиях... Он слишком поздно понял, почему мать так не любила рассказывать о своем прошлом. И теперь, обжегшись на молоке, дул на воду.

- Да я и так уже догадался, - огорошил его Кан-Каддах.

- Э.. так я...

Последний раз редактировалось Snerrir; 10.05.2017 в 00:17.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
МАРАФОН. ДОЛГАЯ ДОРОГА Flüggåәnkб€čhiœßølįên Творчество 114 25.05.2017 23:54
МАРАФОН. ТЫСЯЧА КОРОЛЕЙ Vasex Творчество 78 25.05.2017 19:46
Марафон. Первый Ранго Творчество 91 15.05.2017 23:31
В СССР фэнтези нет? Что такое «советское фэнтези» Robin Pack Литература 86 19.06.2014 20:22


Текущее время: 17:57. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.