Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество > Мастерская

Важная информация

Мастерская Все хотят научиться писать лучше, а здесь знают - как! Попробуйте свои силы в любом из творческих заданий Мастерской.

Ответ
 
Опции темы
  #21  
Старый 28.10.2010, 19:49
Ветеран
 
Регистрация: 04.09.2009
Сообщений: 606
Репутация: 270 [+/-]
Сообщение Страхи

Общий:

Скрытый текст - Удар из космоса:

Главная опасность для любого жителя Лордрианы теоретически состоит в том, что небо может принести гибель. Древние легенды и народившаяся совсем недавно наука археология говорят о том, что некогда мир пережил страшную катастрофу. Астрономы едины во мнении, что причиной тому стали падение на Лордриану одного или сразу нескольких обломков спутника, что в огромном количестве кружат вокруг планеты. Правда, знают об этой угрозе лишь более-менее образованные люди. Для остальных она является не более чем страшилкой на ночь. Даже те, кто знают об этом, также не слишком беспокоятся –если живешь каждый день с занесенным над головой мечом, страх притупляется.Всех их беспокоят куда более реальные вещи.

На самом деле опасность гибели планеты от столкновения с обломками Шора сильно преувеличена. Большинство действительно опасных камней были расстреляны в первые десятилетия после взрыва Шора. Несколько платформ все еще функционируют, по сей день выполняя последний долг по охране планеты.


Страхи представителей разных классов:

Скрытый текст - Крестьяне:

Нелегка жизнь простого крестьянина. То наводнение нагрянет смыв полдеревни, то засуха посевы погубит, а король-император-дворянство после этого налоги подымут – крестьянину только и остается целый день в поле пахать да избу чинить. Дело привычное, сотни лет так было и долго еще ничего не изменится.

Не все, конечно, сносят невзгоды – бывает, восстает народ-то. Только бесполезное это дело – ну, пожгут они пару застав, вздернут местного судью или собирателя налогов, а дальше-то что? Поднимется ближайший гарнизон, и вешать теперь станут самих крестьян – ладно бы только бунтовщиков, так ведь военные не шибко разбирают кто прав, а кто виноват. Да и сами бунтовщики, бывает, тех, кто не хочет к ним присоединяться,на вилы берут. Как будто много этими вилами против винтовки повоюешь.

И мало всех бед – того и гляди война нагрянет. Вон, лирадийцы-то опять флот в Лаотенскийокиян вывели. А анатийцы свой в ответ. Хорошо еще, не схлестнулись – а то как начнут воевать, так правители-то наши тоже наверняка в войну полезут –мало им богатств, еще хотят. И начнут мужиков забирать, не смотря, кто холостяк, а у кого по десять дитяток дома сидит. И что делать одной бабе с детями, да еще если и дед-бабка немощные на лавке лежат? Деревенские помогут, конечно, да у них и у самих отцов и сыновей позабирали.

А тем, кто в Ортесе живет, говорят, совсем туго приходится. За любую провинность вздернуть могут, да не только самого, да еще и с семьей в придачу, а бывает, и соседей тоже. Ни молодок, ни детей не щадят. Ну, да им не страшно - они в Ортесе все сумасшедшие, верят, что все в рай попадут. Да только бог ихний страшен больно, не чета нашему. Уж он-то нас в рай пропустит– за все наши невзгоды-то.


Скрытый текст - Рабочие:

У нас жизнь тоже не сахар – по двенадцать часов в день на заводе вкалывать приходиться. И все равно денег не хватает – с тех грошей, что платят скряги-владельцы, едва хватает налог заплатить да хлеба купить. А ведь семью не только кормить, но и одевать надо. Вот и приходится подрабатывать, а времени даже на сон еле хватает. Многие объединяются, требуют от хозяина день рабочий короче сделать да зарплату прибавить – да разве он послушает? Бастовать – уволят, совсем без заработка останешься. А общую стачку устраивать и государя-императора просить укоротить зарвавшихся промышленников – так он войска введет и по толпе стрелять прикажет. Знаем, проходили. Да и пойдешь бастовать – завод совсем закрыть могут, опять же без заработка останешься – и дальше что, на улицу попрошайничать, если на другую фабрику не возьмут? А с семьей как быть – детям еще и в школу ходить нужно, без этого их сейчас и на завод не возьмут.

А тут знать воевать лезет – каждый божий день уговаривает императора войну с Лирадией начать. Он у нас мужик умный, слушает, кивает, а войну начинать не спешит. Хотя куда он денется –все промышленники, чтоб им сквозь землю провалиться, только и ждут, как на них военные заказы повалятся. Как будто мало тех, что есть сейчас. «Экзекутор» видели? Махина! Даже Лиртания ни за что не сможет позволить построить такой корабль. Да и верфи слишком маленькие, не чета нашим.


Скрытый текст - Крупные торговцы:

Казалось бы, чего бояться торговцу? Знай, сиди в конторе, подписывай бумажки, а деньги только так капают.

Думают так только далекие от торговли люди – чтобы успешно вести дела и не разориться, вертеться сейчас приходиться как белка в колесе. Сколько темных делишек порой приходится провернуть, рискуя нарваться на нож или пулю, оставив семье только долги.

Особенно страшна новая война, которая вот-вот разразиться между Анатией и Лирадией, чтоб им пусто было. И чует сердце, в этот раз дело не ограничится только их участием. Как будто предыдущей всем мало. Длилась всего год, а последствия до сих пор икаются.

И Лирадия и Анатия ну очень зависят от внешних поставок – то есть фактически от нас, торговцев, а еще больше – нашего торгового флота. Поэтому первое, что сделали эти идиоты после начала войны – выпустили на морские пути друг друга десятки крейсеров. Сколько они грузовых судов перетопили - до сих пор никто не сосчитал. И ладно бы топили только корабли под флагом противника – слова бы никто не сказал. Так ведь топили все что идет в сторону Анатии или Лирадии, не разбираясь –два десятка снарядов в борт – и привет: судно тонет, а разбойник уже ищут новую жертву, наплевав на все конвенции. Порой даже непонятно было, с чьей стороны рейдер послал тебя на корм рыбам.

Ситуация была просто анекдотическая – вместо того, чтобы сражаться друг с другом, самые сильные в мире флоты судорожно бросились прикрывать свои коммуникации. Только поздно уже было – у них половина торговцев к тому времени разорилась, а некоторые и вовсе вместе со своими кораблями в море сгинули. Да и нас сильно потрепало. Так что пришлось мир заключать, пока совсем экономики не рухнули. Зубами скрипели, но все-таки подписали.

А нам, конечно, убытки никто не возместил. Вот и приходится по-всякому изворачиваться.


Скрытый текст - Военные:

Хорошо нам живется, пока мир и покой. Знай раза два-три в год учения проводи. Ну и пару бунтующих деревень успокоить приходится. Но это мелочи – что сделает толпа против организованной силы?

Деньги не скупясь выделяют – кажется уже до последнего идиота дошло, что со страной будет, если армию не содержать в должном состоянии. Спасибо Лиртании– после «багряной ночи», что знати и ихнему королю объединившиеся граждане с военными устроили. Так что и платят нам хорошо, и оружие поставляют – пока нет войны, все просто замечательно.

Только в последние три десятилетия дай бог один-два мирных года на Лордриане выдалось, когда совсем никто не воевал. То фанатики с Ортеса вылазку совершат, получат по рогам и опять на пару лет затихнут, то Анатия с Лирадией отношения начнут выяснять, заодно и в Дальт кто-нибудь из них сунется – совсем ничему история не учит ни тех, ни других. А про Митор вообще отдельная песня – там постоянно кто-то с кем-то грызется, это у них любимое дело.

Как не хочется снова идти в атаку! Сейчас оружие не то, что в было предыдущих войнах. Тогда еще винтовки однозарядными были. Теперь пулемет быстро уложит всю колонну носом в землю. А видали мощь артиллерии? «Экзекутор» практически в одиночку ортисийский флот разогнал, а затем их столицу разрушил. Полностью название оправдал, что и говорить. Ортес, конечно, сам виноват – сколько раз по шапке получал, а все одно лезет наказывать неверных. Ну и анатийцы, конечно, проспали – ни один патруль транспорты не заметил, а как очухались, фанатики уже два десятка деревень вырезали.

Только вот та же Лирадия – совсем не Ортес. Таких линкоров как «Экзекутор» у нее не четыре, как у Анатии, а целых десять. Вот и нарывается, пока остальные страны отставание не сократили.

А как большая война начнется, в армию придется людей деревенских да рабочих набирать. Они почему-то совсем не хотят лезть под пули за монарха, который не слишком-то прислушивается к гласу народа. Вот и не знаешь, что делать тогда – то ли с противником воевать, то ли за собственными солдатами смотреть, чтобы пулю в спину не послали.

Да и вернуться с войны на пепелище собственного дома, который бунтовщики сожгли вместе с семьей, не многим лучше, чем на поле боя навсегда остаться.


Скрытый текст - Высшие лица:

Легка и беззаботна жизнь знати, богачей и императоров – так верно думает любой крестьянин, когда возвращается после трудового дня в родную хату. И вправду, если внешне смотреть – только по пиры да балы закатывают. А то, что каждый день работать приходится до самого вечера, им кажется, невдомек. Попробовали бы они поуправлять такой страной, как Анатия или Лирадия – в раз гомону поубавилось бы. Хотя и пример даже есть, ходить далеко не надо – Лиртания. Всю знать перебили, короля во внутреннем дворике дворца повесили, а итог? Была развитая страна, а превратилась во что? Сейчас, правда, одумались, глав восстания на том же месте сушиться вывесили, чудом уцелевшего наследника обратно на престол посадили. Только сколько людей положили?

Все боятся войны, не понимая, что избежать ее не получиться. Слишком мало у нас природных ресурсов и слишком много их - нефти, редких металлов и прочих ресурсов которые в последние годы все более востребованы в промышленности – на островах Лаотена. Кто сможет взять под контроль большую его часть, сможет диктовать условия всему миру.И если для этого потребуется начать войну – что ж, игра стоит свеч. Проиграть в погоне за разделом природных богатств островов Лаотена – значит обречь нашу страну на отставание. Ради этого приходится строить громадные суперброненосцы. Ради этого приходиться наращивать численность армии.

Но народ этого не понимает – его беспокоят свои мелкие проблемы, а до своей страны им и дела нет.


Особняком от других стран стоит Дальт.

Всего в Дальте насчитывается больше высших сотни семей, значимым влиянием из которых обладают двадцать три, члены которых входят в Совет. Число мест в Совете более пятидесяти, и каждая семья может иметь в нем более одного представителя. За эти места на протяжении вот уже нескольких столетий идет постоянная подковерная война. За каждой семьей стоит или промышленная, или торговая империя, либо это семьи потомственных военных и деятелей искусства.

Скрытый текст - Высшие семьи Дальта:

Прежде всего мы – дети наших семей. На них держится вся страна – от простого рыбака или крестьянина до рабочих на наших заводах. Но чтобы быть лучшим, это надо постоянно это доказывать. Именно поэтому у нас самый сложный этикет – анатийцы и лирадийцы не могут его понять, куда уж варварам с Митора, не говоря уже про Ортес. Учить ему начинают с малых лет, и уже к десяти-пятнадцати практически любой ребенок выполняет ритуал приветствия куда лучше толстых послов. Тем за мелкую (с их точки зрения), неточность ничего не будет – приходиться терпеть представителей, за чьими спинами стоит сила. А вот любой из нас такое посчитает оскорблением, и хорошо, если дело закончится дуэлью – может оказаться задета честь, а с этим не шутят. Семья может даже лишиться места в Совете – желающих занять ее место всегда достаточно. В затылок старым, имеющим столетия славной истории, семьям дышат молодые, появившиеся совсем недавно, но набравшие авторитет. Поэтому тебя вполне могут выгнать из семьи – лишить фамилии, (так это называют невежды из других стран) - за то, что тем же невеждам кажется ничего не значащей мелочью.

Уйти из семьи можно и добровольно, благо добиться успеха есть где – можно пойти в армию или, если есть талант, - в искусство. К слову, стать главой семьи, не отслужив в армии и не отучившись в высшей школе искусств, нельзя. Особенно почетно служить и играть в театре, принадлежащем военным. Артисты там исполняют сложнейшие и невероятно красивые танцы, скорее похожие на бой. Чтобы выполнить их, нужно обладать невероятной пластикой, но зато раньше это были лучшие бойцы Дальта! Сейчас времена изменились, и хотя танцы остались такими же сложными, артисты теперь - разведчики или пилоты бронеходов.

Горе той семье, чьи сын или дочь ушли или были изгнаны, но добились почестей и славы!Такое покрывает семью позором, и она может лишиться сразу всех мест в Совете. Прецедентов в истории не мало – половина «молодых» семей основана такими изгнанниками.

Жизнь для нас – постоянный ритуал, который соблюдаешь везде – дома или на людях. Неумехи никогда не смогут жениться на дочери из самой низшей семьи. Придется брать в жены простолюдинку –а это серьезный удар по семье. Зато уменьшается вероятность другой напасти, в прежние времена бывшей настоящим бичом древних родов, многие из которых из-за нее ныне остались лишь в истории.

Имя ей – болезнь королей (да, когда-тои в Дальте были короли), бич молодых, проклятье семей - у нее много названий. Чаще всего ей почему-то заболевают отпрыски старых родов, чья кровь чище всего. Болезнь проявляется, когда человек достигает возраста в двадцать-тридцать лет. Приступы ее столь мучительны, что был разработан целый ритуал, призванный избавить от страданий - несчастного опаивают дурманящими настоями, затем ведут на холм, получивший название Королевского. Там его обезглавливают – только такая смерть наиболее быстра и милосердна: болезнь имеет странное побочное действие – любые раны и царапины заживают очень быстро. Ритуал обязателен для каждого заболевшего – почему это так, известно лишь главам семей, но они держат это знание при себе.

К счастью, сейчас случаи заболевания ей редки, ими даже хвастаются – если в роду были люди, которые ей болели, означает, что кровь семьи куда чище.


Скрытый текст - Координаторы:

Мы знаем историю. Сейчас нас очень мало – всего два десятка. На Земле вот-вот начнется ядерная война – слишком уж она перенаселена и слишком много экономических, политических и религиозных обид накопилось и слишком у многих теперь есть ядерное оружие.

Мы пытаемся это остановить – невзирая на средства.

Поэтому нас считают террористами – нас стало еще меньше, хотя убить нас воистину трудно. Не надо думать, что мы боимся смерти – при перерождении она казалась избавлением. Мы боимся другого – что не сможем исполнить мечту – вновь вернуть человечеству былую мощь, которую уничтожили наши предшественники. Поскольку нас называют террористами, мы создали организацию с соответствующим названием – «Возрождение».

Поскольку спасти этот мир похоже уже не под силам даже нам, следует найти другой – уверен, не только Земля уцелела в Большую войну. У нас даже есть возможность найти такие планеты – базу под Андами пришлось взорвать, но там мы нашли координаты уцелевшего эвакопорта – такие были на каждом из миров Союза.

В нем стоят на консервации три разведчика и один большой транспорт – остальные причалы пусты. У кораблей после прошедших столетий плохо тянут двигатели, один из разведчиков пришлось разобрать на запчасти другим – но они могут достичь, пусть со скрипом и угрозой гибели, других звезд. Если все получится, и найдется подходящая планета, мы сможем начать все заново – транспорт вместит несколько тысяч человек.
К сожалению, хотя нас и так мало, среди нас сильны разногласия – кое-кто считает, что последняя война так и не начнется, другие не верят в возможность полета на такой лохани – и это среди тех, кто умеет принимать правильные решения!

Есть и серьезные взаимные обиды, которые порой доходят почти до ненависти – все началось после гибели Джакарты, когда два Командора докомандовались до уничтожения целого города, где погибли четыре координатора.

Однако, несмотря ни на что, мы выживем. Выживем и построим мир, о котором мечтали наши предки.

Последний раз редактировалось Kez Maefel; 28.10.2010 в 19:51.
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 29.10.2010, 01:53
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2578 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Мир Серы

2 ступень.

Духи.

Скрытый текст - информация:
Оскорри-Доху

1.Выживание в мире.
Круглое озеро, покровителем которого является Оскорри-Доху, расположено в самом центре мира, и связано со всей живой природой Доху. Обитающий в нём дух может одновременно присутствовать в любом месте мира и чувствовать каждого из своих детей. В случае, если опасность угрожает любому духу или его ареалу, Оскорри-Доху узнаёт это в тот же миг.
Для самого же прародителя существует опасности, которая вызывает страх:
- возможность уничтожения Круглого озера – в этом случае Оскорри-Доху погибнет, как и любой другой дух, лишённый собственного ареала;
- появление лилового паразита в Озере – единственного, который может уничтожить могущественного духа;
- появление большого количества паразитов, которые настолько разрушат ткань мира, что он распадётся и погибнет.

2.Продление своего рода.
Оскорри-Доху - единственный дух, способный производить потомство в тот момент, когда это становится необходимый, то есть в момент, когда по какой-то причине гибнет один из его детей. При этом новорождённый дух получает тот же долг, что погибший, и занимает ту же территорию (ареал).
Оскорри-Доху тесно связан со всеми духами, постоянно находится с ними в контакте, знает, где они находится и в каком состоянии. Не существует опасностей, способных лишить его возможности продлять род, кроме смерти.

3.Обеспечение потомству безопасного существования.
Прародитель в состоянии связаться с любым из духов и в случае, если одному из них грозит опасность, направить на помощь других, чаще всего служащих в караульных группах. Однако лишь в том случае, если проблемы возникли не по вине самого духа, в этом случае Оскорри-Доху помощи не оказывает, даже если это грозит смертью духу. Неспособность управлять собственной территорией указывает на слабость хозяина, таким духам помощь не оказывается. Но если иной дух решит прийти на выручку своему более слабому брату, Оскорри-Доху препятствовать не станет.
Каждому духу прародитель обеспечивает удобный ареал в зависимости от способностей, где дух может жить и развиваться.
Для координации действий людей и духов, для защиты собственных территорий (ими он считает весь Доху) часто общается с Главой Серого совета.

Дух обычный.

1.Выживание в мире.
Так как мир создан специально для духов, никаких естественных врагов у них не существует. И главную опасность представляют люди. В процессе освоения новой территории они преобразуют окружающий мир, вырубают рощи, застраивают поляны, и привязанный к этому месту дух погибает, причём не сразу, а медленно, с той скоростью, с какой будет происходить, к примеру, вырубка рощи.
Правда, подобные конфликты происходят редко, Оскорри-Доху и Глава совета выбирают такие места под постройку ферм, которые вписываются в природу, не разрушая их. Но страх погибнуть вместе со своим ареалом присутствует постоянно и заставляет многих духов сторониться людей, отказывая им в контакте. Именно поэтому человек, проходя по Доху, может за долгое время не встретить ни одного духа – они все скроются и будут ждать, пока тот не минует территорию. Но вступят в борьбу и попытаются напугать, если их ареалу начнёт угрожать опасность (костры путников, построение шалашей из сломанных веток, стирка в озёрах с применением химических веществ и так далее).
Второй большой страх – это страх перед паразитами. Паразиты рвут, уничтожают ареалы вместе с их духами.

2.Продление своего рода.
Рядовой дух рождается взрослым существом и не обладает репродуктивной функцией. Он с первого же момента обладает всеми необходимыми навыками по защите себя и своей территории, но требуется время, чтоб освоиться с ними. Именно в это время сразу после рождения дух наиболее уязвим, и его территорию может захватить более сильный брат. При этом прародитель не вмешается, поскольку новорождённый дух должен сам защитить себя – или погибнуть.
Считается, что после смерти духи возвращаются в Оскорри-Доху и могут рождаться заново, но подтверждения этому нет.


Люди.

Скрытый текст - информация:
1.Выживание в мире.
Люди в Доху – гости. В случае нарушения правил, причинения вреда природе или духам они подлежат высылке в родной мир, а для жителей нет ничего страшнее этого. Пути два: если вергез – в раздираемую войной Зею, то есть практически на верную смерть, если любой из народов Города – в тесноту шум и загаженную атмосферу гигантского мегаполиса.
Для фермеров, живущих в Спящих Долинах, опасность представляют огромные, непроходимые топи. Каждый раскол в них тонут десятки людей, заплутавших, уведённых болотными огоньками и злыми духами трясин. Но земля в тех местах очень плодородная, богатая, и именно поэтому люди продолжают там селиться.
В мягком климате Сердца найти землю для благоустройства сложнее, потому что заселено оно куда гуще. Чтоб жить вне города, требуется приложить массу усилий и договориться со всеми окружающими духами, многим из которых не нравится людское соседство, и они вредят переселенцам. Людям требуется постоянно их задабривать.
Страх перед духами обуславливается взаимным непониманием. Духи, если им не понравится соседи, могут уничтожать урожай, убивать скот, разрушать дома и причинять массу иных неприятностей.
В Рогдасе эта проблема не стоит так остро, поскольку территория изначально отдана людям, но зато периодически происходят споры за дом, а так же преступления, свойственные людям: ограбления, поджоги, убийства.

2.Продление своего рода.
Так как численность людей в Доху строго учитывается, необходимо получить разрешение родить дитя в пределах Доху. Решение принимается Серым советом и Обри-Доху. Многие жители Доху хотели бы для детей рождения в этом мире, спокойном, лишённом войн и значительных политических конфликтов, с чистой природой. Но добиться этого крайне сложно, и порой родители идёт на преступление, чтоб искусственно снизить число людей в Доху, освободив место своему малышу.
Так же проблема в том, что в Доху с большей охотой пускают мужчин, и существует опасность просто не найти свободную женщину репродуктивного возраста.
Очень силён страх перед переносимыми из Города болезнями, учитывая, что медицина в Доху развита не очень хорошо, на уровне знахарства. Несколько раз за историю Рогдаса его население почти полностью вымирало из-за эпидемий.
Большую опасность представляют паразиты, затягивающие людей в свои воронки. Чем более сильное проклятие наложено на иномирца, тем разрушительнее рождённые им паразиты и тем больше жизней они могут погубить. Особенно они опасны для детей и пожилых людей, не способных долго держаться за выстроенные по краям улиц поручни.

3.Обеспечение потомству безопасного существования.
Дети в этом мире редко находятся без присмотра. Духи никогда не нападают на малышей, но могут сильно их напугать. К тому же предсказать появление паразита невозможно, и для защиты везде стоят специальные поручни.
Через мир проложено множество дорог, где на равных расстояниях, равных пятидесяти – шестидесяти километрам, расположены постоялые дворы – для того, чтоб не гневить духов и не рисковать жизнями людей.
Прямо на въезде в Рогдас стоит стенд с перечнем правил, общих для людей из любого мира, и невыполнение их карается высылкой или смертью.
Обязательные вакцинации каждые три раскола от заболеваний, распространённых в Городе.
Постоянное поддержание связи с фермами на болотах и вблизи пустыни: для этого используются специально разводимые в питомниках птицы-почтальоны. Они обладают удивительной способностью понимать речь как людей, так и духов, читать – сами при этом говорить не умеют.


Скрытый текст - общее для людей и духов:
Улицы Рогдаса постоянно патрулируют несколько караульных групп, такие же группы дежурят в форпостах (они не имеют названий и пронумерованы: форпост-1, форпост-2 и тд.) по всей территории Доху. Обеспечивают как защиту от паразитов, так и правопорядок, разбирают мелкие конфликты между людьми и духами.
Страх войны. Несмотря на то, что в Доху никогда не было военных конфликтов, страх перед ними неистребим.


Аллаз

Скрытый текст - информация:
1.Выживание в мире.
Народ проводников Аллаз проживают на туманных равнинах Гнезда и, по сути, представляют собой отдельные общины - семьи. Они крайне мало контактируют друг с другом, да и видят друг друга нечасто, только в моменты общих собраний, которые организуют Старейшины. Во время этих собраний Аллаз решают все вопросы, делятся информацией и заключают брачные договоры. В остальное время женщины растят детей и ведут дом, никуда из него не отлучаясь, а мужчины работают: переводят клиентов из мира в мир. Регулярно по Гнезду проходят караваны торговцев, и женщины приобретают всё необходимое для дома и продукты питания.
Помимо Аллаз в Гнезде никто не проживает, нет даже растительности. Стоят вечные сумерки, часто от туманов видимость сокращается до нескольких шагов. Однако из открытых миров могут пробираться дикие животные, хищники, которые представляют угрозу жителям. Правда, если не находят выход в мир, вскоре погибают.

2.Продление своего рода.
В момент заключения брачного контракта «супруги» могут быть в младенческом возрасте, и все вопросы решают родители. Знакомство мужа и жены может произойти только в тот день, когда они поселяются в одном доме, но это совершенно в порядке вещей. В семьях чаще бывает от трёх до пяти детей, при этом девочки постоянно живут с матерью дома, учась вести домашнее хозяйство, а мальчики с возрастом начинают сопровождать отцов в переходах. Именно поэтому женщины – Аллаз в Гнезде практически не ориентируются и с лёгкостью могут заблудиться. В этом заключается один из основных страхов: женщины бояться покинуть дом и погибнуть в тумане, мужчины – потерять жену и детей.
Так же опасность представляют бродячие хищники, которые периодически нападают на путников. Для защиты от них у проводников имеется ружья.
В случае смерти жены мужчина, если он не имеет детей или дети маленькие, требующие воспитания, обязан выбрать себе новую женщину. Если же малышей в доме нет, он имеет право остаться один.

3.Обеспечение потомству безопасного существования.
В моменты серьёзной опасности рассылаются оповещения: письмо, написанное прямо на тумане специальной кистью, мгновенно отображается у всех домов. Тогда все мужчины, находящиеся поблизости, направляются на помощь. Той же системой пользуются, если надо сообщить всем одну новость или объявить собрание Старейшин. Многие женщины хорошо владеют оружием и способны защитить дом до прибытия помощи.
Мародёров в Гнезде не бывает, ни один другой народ не ориентируется в этом пространстве и без необходимости не суются. Тем более если убить проводника, то велик шанс погибнуть, так и не найдя выхода ни в один из миров. Правда, нападения происходят, но крайне редко.
Дети до достижения подросткового возраста не имеют права выходить за пределы дома.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.

Последний раз редактировалось Sera; 08.11.2010 в 19:22.
Ответить с цитированием
  #23  
Старый 30.10.2010, 00:59
Аватар для Дарья_Сталь
Фемида
 
Регистрация: 29.10.2008
Сообщений: 860
Репутация: 360 [+/-]
Мир Дарьи Сталь. Описание народов

У меня получилось изначально по задумке очень много видов одного народа, и написать про всех (а точнее, прямо придумать страхи всех так, чтобы они как-то различались), было сложно. Поэтому я оставила в стороне пока два самых развитых вида ангери - кошек (алмов) и ящеров (харицев), а также тот вид, который по сюжету задуман "таинственным" - "детей Селены". Кстати, не могу не поделиться шикарным изображением Селены:
Скрытый текст - *Картинка откровенная!!!* Селена, Всеобщая Мать мира Тиарат:
Название: Selena.jpg
Просмотров: 1294

Размер: 60.7 Кб
Именно такими, то есть практически людьми, были когда-то все ангери, до Огненного Неба. С тех пор лишь боги обладают совершенным телом, без "примесей" иных существ.

_______________________
Собственно, задание второй ступени
Кое-какие мелкие факты о жизни народов в ходе продумывания изменились, чуть позже исправлю в первой ступени. Также с этой ступени я даю названия всем народностям, так как не очень логично называть их просто "кошками" или "ящерами".
Скрытый текст - Ангери-оррги:
Скрытый текст - Примерно так они и выглядят, только уберите средневековый антураж (лучше картинки не нашлось):
Название: ангери-оррги.jpg
Просмотров: 626

Размер: 44.2 Кб
Оррги живут на высокогорьях и за многие тысячи оранов их вид прекрасно приспособился к существованию средь снежных вершин Таалийского хребта. Они по праву считаются одними из самых опасных и сильных ангери, однако в их образе жизни есть как плюсы, так и минусы. Оррги чаще всего видят своих несемейных сородичей (а семья – это супруги и их птенец) чаще раза в год, во время собраний на Пике Светил, и далеко не в каждый год пересчет численности вида показывает прирост, как тому положено быть. Увы, жизнь на Хребте опасна. Единственный способный противостоять оррги горный хищник – кристальный кот, существо хищное, ловкое и очень опасное для молодняка оррги.
Да что там кот, ведь оррги рождают гораздо больше самцов, и просто найти самку для создания семьи и воспроизведения потомства порой представляется настоящим испытанием. При этом самцы дольше живут и гораздо более сильны и выносливы, способны летать без посадки больше суток и жить без пищи десяток оранов. Самок же они оберегают, иногда молодух родители специально приносят в большое гнездо Гррану, чтобы не потерять драгоценное потомство. Естественно, самки имеют привилегированное положение в выборе самца, и хотя до боев дело доходит редко, но в острые весенние периоды холодная вражда между оррги, бесконечные крики и бескровные состязания (полеты, скалолазание без использования крыльев, добывание изысканной пищи для избранницы) достигает предела, и мало кто, даже из друзей этих ангери, решает сунуться в Гррану в первые месяцы после зимы.
В каждой семье оррги может родиться максимум три птенца за всю жизнь, но одновременно заботиться родители могут только об одном, поэтому редко кто успевает вырастить больше двух. Сами супруги также до конца дней своих будут неразлучны. Птенцов они воспитывают около тридцати лет – сами оррги живут до 150-170-ти. Потерять птенца – страшное горе и Наказание богов. Наказанная семья обязана поселиться в Гррану и приносить пользу другим оррги. Изредка бывает, что кто-то из родителей птенца гибнет, на такие случаи после общих собраний на Пике Светил пять холостых добровольцев облетают гнезда тех оррги, кто не явился на Пик. Если им удается спасти какую-то семью или, тем более, птенца, они считаются Благословенными и на год занимают почетные верхние гнезда в Гррану.


Скрытый текст - Ангери-веи:
Скрытый текст - Вея:
Название: ангери-вея.jpg
Просмотров: 665

Размер: 83.9 Кб
Этих ангери отличает невысокий рост и хрупкое телосложение. Своей кадоу их наделили дневные крылатые насекомые, и жизнь вей тесно связана с Высокотравными степями, где зеленые колосья удивительной травы вейки (названа в честь этих же ангери) достигают небывалой высоты, в три-четыре раза превышая рост даже ящеров-каххов, самых рослых из всех ангери. Сами же веи чувствуют себя в Высокотравных степях почти как в лесу. Они плетут из вейки дома, а из других более мягких трав ткут одежду.
Кадоу вей заключается в способности «слышать» растения, а потому они всегда знают от травы, если кто-то размера большего, чем они сами, вошел в Высокотравье. Их дома не «привязаны» к земле, и любой намек на угрозу заставляет их легко сняться с места. Веи живут небольшими поселениями, как правило, под степными деревьями, чьи кроны поднимаются еще выше вейки и защищают ангери от явлений природы и от птиц.
Веи имеют маленькие насекомоподобные крылышки, но те почти не дают им возможности летать – максимум несколько шагов – а потому служат для вей признаком рода (по цвету и форме) и украшением. Случалось, что удирающий от опасности вей падал или попадал в чьи-то когти и терял крылья. Несчастный случай не является позором, но веи без крыльев ведут жалкую замкнутую жизни, не желая быть предметом насмешек. Иногда даже уходят кочевать по Высокотравью, забираясь в дальние восточные уголки этих степей.
Веи живут весьма замкнуто, так как их хрупкость и недолголетие (самому старому вею когда-то было всего 42 года, обычно они не доживают и до сорока) заставляют их бояться многого в мире. Чтобы наладить с ними торговлю, каххам пришлось самим посылать к границам Высокотравья своих торговцев три раза в год, когда веи собирают урожай меда, редких цветов сартилий и невероятно сладких и полезных ягод – лусники.


Скрытый текст - Ангери-араньи:
Скрытый текст - Аранья:

Об этих ангери ходят самые страшные легенды во всем Тиарате, и многие из них соответствуют истине, но, на счастье других народностей, они безвылазно живут в своих Бурых Чащобах. После Огненного неба этих ангери спасли пауки, живущие в этих мрачных краях, где из-за болотистой местности часты туманы, и так редко виден свет Орана. Араньи чрезвычайно ловки и живучи, но происхождение и среда обитания сделали свое дело – эти ангери весьма жестоки даже к своим сородичам, не говоря уже о чужаках, которых они просто ненавидят.
В Бурых Чащобах обитает больше насекомых, чем животных, и трудная добыча пропитания заставляет араний не брезговать любой живой добычей, а также тщательно подыскивать себе партнеров для воспроизведения потомства, ведь любая слабость матери или отца может стоить жизни всей семье. Размножаются они кладкой яиц в предварительно созданные гнезда. Араньи не плетут паутину, но могут выделять клейкую слюну для скрепления веток и листьев. Как правило, большая часть молодняка погибает при первой же вылазке в Чащобы, но все равно выжить тут смогут только сильнейшие, и родителям оберегать имеет смысл только самых сильных паучат, обычно это 2-3 из выводка до 20 детенышей… да и те могут не дожить до взрослого возраста.
Ангери-араньи живут на ограниченных территориях небольшими семьями в пределах трех поколений. Они долгожители, но стариков предпочитают убивать, поскольку те не могут содержать себя сами, а заботиться о родичах араньи не привыкли. Только Королева живет уже несколько сотен лет, но она – исключение из правил, мудрейшая ангери со своей свитой обитает в самом сердце Бурых Чащоб. Поговаривают, что она и была самой первой араньей, что она сама помнит Огненное Небо, но спросить у нее никто не отваживается (тем более, сами араньи не сочиняют легенд, то лишь байки Тиарата).
Араньи редко контактируют с другими сородичами, а потому среди них часты родственные браки. С течением времени у их детенышей стало проявляться слабоумие, дикость, звериные черты. И Королева, осведомленная о происходящем в ее королевстве пауков, начинает понимать, к чему приведет такая деградация в скором времени…


Скрытый текст - Ангери-деарды:
Скрытый текст - Деарда:

Эти ангери – единственные, выжившие за счет растений, а не животных. Их жизнь очень тесно связана с лесом, они не могут покинуть Риддан, свою страну густых лесов, прозванную другими ангери Ридданскими Дебрями, ведь оттуда практически невозможно выбраться без помощи деард.
Деарды не проявляют враждебность ко всем чужакам без разбора, понимая необходимость сотрудничества и чувствуя родство со всей природой гораздо сильнее, чем многие другие ангери. Но и очень не любят, когда кто-то приходит к ним «в гости». Встречая чужаков у своих границ, они предлагают им два пути: вывести путника туда, куда ему нужно попасть, или проводить его к Девам леса, трем сестрам-правительницам, если у путника есть какое-то дело к деардам. По этой причине, деард, живущих близ границ Риддана, называют Проводницами. Как правило, это древесные ангери от 40 до 80 лет от роду, по меркам деард – молодняк, который еще не готов к более серьезному служению лесу, и которому интересно «выглянуть наружу», общаться с путниками, узнавать новое об остальном мире. Деарды живут до 200-300 лет, бывает и дольше, а сестрам-правительницам более пяти веков. Девы леса – деарды, обладающие самой сильной кадоу и становящиеся единым целым с тремя вековыми деревьями, произрастающими в глубинах Риддана, в месте, куда не умеющий говорить с лесом никогда не войдет. Девы приобретают долголетие, свойственное деревьям, но как только одна из них умирает, на ее место «заселяется» другой самый сильный деард.
Существуют деарды лишь женского пола. Чтобы дать жизнь новому ангери, они умирают, «врастают» в дерево, и после 3-4 лет «вынашивания» дерево дает миру новую деарду. Если, конечно, дает… Далеко не все такие коконы дают потомство, и потому численность деард не увеличивается, а несколько веков назад случился большой спад, из-за чего сейчас в Риддане живет всего едва ли сотня деард. Девы леса под страхом изгнания (то есть – верной смерти) запретили деардам хоть о чем-либо касающимся их народа заговаривать с чужаками. И хотя раз в десяток лет сейчас появляется на свет хотя бы одна молодая деарда, их малочисленный народ все равно слишком уязвим.

Скрытый текст - Ангери-уфиты:
Скрытый текст - Уфиты:

Морской народ обитает на Побережье океана, на довольно большой по протяженности территории, окруженной высокими отвесными скалами. Уфиты живут в небольших поселках с домами из мокрого песка, скрепленного смолой – такие дома легко строить и также легко уничтожить, что и делает несколько раз в год морская стихия. Океан непредсказуем, и 3-6 раз в год уровень воды поднимается настолько, что уфиты вынуждены уходить под воду – в уцелевший город Единого Народа, который до Огненного Неба, очевидно, сам находился на берегу океана. Уфиты могут дышать под водой и обладают ногами-ластами, но для жизни им нужен воздух, для чего при спуске в Город они общими усилиями при помощи своей кадоу создают вокруг жилых кварталов защитный пузырь – он удерживает воздух и защищает от хищных животных.
Уфиты вынашивают потомство только на суше, а потому беременные самки всегда находятся в опасности в случае подъема воды. И хотя в результате приспособления к таким условиям срок вынашивания младенцев сократился всего до трех месяцев, порой несчастья все-таки случаются. Молодняк рождается без ласт и жабр, и потому забота о нем составляет очень важную часть жизни жен-уфитов. Мужья же занимаются промыслом, добычей драгоценных кристаллов и раковин, охотой и торговлей с другими ангери.
Отдельную опасность для уфитов представляет процесс торговли, так как выбраться на уровень суши, где обитают все другие народности, собственно, можно только во время подъемов воды. В зависимости от подъема путь от Города до поверхности может занимать несколько оранов, и поэтому к поверхности уфиты всегда направляются на арринах (аналог лошадей для уфитов, только в море) отрядами по 10-15 ангери, чтобы двое-трое после могли отвести скот обратно в Город. Недалеко от Побережья располагается специальное торговое селение харитов (ящеров), которым и продают свои товары уфиты. Случается, что вода отбывает раньше, чем уфиты успевают вернуться к океану, в таком случае они вынуждены оставаться в селении харитов, но не все выдерживают жизнь без моря в непривычных условиях.

__________________
Ita scribo, ut sentio.

Последний раз редактировалось Дарья_Сталь; 30.10.2010 в 14:03.
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 30.10.2010, 11:38
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,171
Репутация: 1450 [+/-]
Островитянин, центральная часть, рыцарь.
Скрытый текст - 1:
Мужчина без определённого рода занятий, живёт случайными приработками, презирает торговлю, единственное достойное занятие: военное наемничество, монашество и управленчество. Грамотен и цивилизован. Носится с идеалами золотой старины, справедливости и долга перед миром. Женится редко и сравнительно поздно, чаще бросает детей или не признаёт их, к старости, если доживает, конечно, превращается в угрюмого и обособленного от не-благородных держателя усадьбы в каком-нибудь медвежьем углу.
Боится много и часто, но ни один из окружающих об этом не узнает даже под пытками. Страхи обычно в понимании тщетности жизни, в том, что Бог отвернулся от своих чад, в прекращении рода. В дни особого обострения страхов даёт множество незаконнорожденных потомков и сбегает за море в поход, потому что там какой-нибудь царек обидел другого царька и нарушил мировой баланс. За потомков никогда не беспокоится. Важно только дать жизнь и умереть с чувством выполненного долга.


Всадник, младотюрк, выходец из внутренней степи.
Скрытый текст - 2:
Ведомый мечтой и Богом не знает ограничений. Мир кочевника - это мир абсолютной свободы. Захотел - сделал. Нет никаких ограничений, все желания осуществимы. Если кто-то из не-младотюрков против - то должен быть убит. Пощады нет ни к кому. Потому что другие - нелюди. Только младотюрк человек. Только младотюрка ведёт Бог. Он чувствует его, он видит его закрытыми глазами, он слышит его сердцем.
Кочевая жизнь, когда не воюет, то пасет овец, коров или лошадей. Что угнал, то и пасет. Своего ничего нет. Неграмотен. Женится только на своих, по крови, остальные женщины достойны быть только наложницами. Дети от таких браков считаются младшими среди младших.
Боится много и всего, хотя большую часть времени долго и нудно расписывает свою доблесть и храбрость. На деле боится смерти, мести, Бога и наместника Бога, вождей, других младотюрков. Ведёт себя как настоящий мужик, но под шатром боится и угодничает перед законной женой. Ничего, потом отыграется на наложницах.


Лавочник, поморский горожанин, член Алых отрядов
Скрытый текст - 3:
Как правило самодостаточный и обеспеченный человек, чтобы как отдушину в скучной и однообразной жизни находить место святой борьбе против богатых и чужаков. Грамотен. Обычно уже в летах и семейный. Дети следуют по стопам родителя. Всё зло мира заключено в чужаках. За это и собирается по вечерам в кабаках или заброшенных школах, отдалённых виллах, где с товарищами обсуждает планы новой выборной компании в магистраты.
Боится лишиться имущества. Думает о многом, а это многое в итоге сводится к собственности. Из-за обременённости мирским становится нерешительным.
За род никогда не боится, всегда можно усыновить, лишь бы местный был. Страхи бывают за образование потомков и их карьеру.
Как бы не ненавидел городскую власть, но по её призыву дисциплинированно придёт на воинский сбор. Потому что свои - гады, но они свои, а все, кто за городской стеной ещё хуже. Боится чужаков, переселенцев и жителей других городов.
Ответить с цитированием
  #25  
Старый 31.10.2010, 11:00
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,542
Репутация: 1126 [+/-]
Скрытый текст - 2 ступень:
Важный пандерец
Пандерцы – жители центра обжитого Желтка, страны Пандерии. Чем ближе пандерец живёт к королевскому дворцу (он находится в середине Бластодиска) – тем выше его положение в обществе. Из этого вытекает один из основных его страхов: утерять, по той или иной причине, своё жильё и переселиться в Латебру и Вителлину и, как следствие, быть лишённым возможности наблюдать Пиянту (ежедневное представление, организованное Королевским Мечтателем и Королевским пиянтмейстером). По этой же причине пандерец люто ненавидит всех, кто не является важным пандерцем и всячески препятствует их переселению в центр Бластодиска, естественно, микросов они тоже недолюбливают.
Важный пандерец живёт в Бластодиске безвылазно, потому он опасается уклонов и пропастей, которые, как он полагает, начинаются сразу же за границами Бластодиска, потому дома важных пандерцев – одноэтажные.
Каждый пандерец весьма религиозен, потому они боятся гнева мышки, и хотя беспрестанно ругают её и шлют на неё всяческие проклятия, но не прочь задобрить её в подпольных бластодискских храмах. Они очень боятся конца света, который представляют себе падением в глубокую пропасть. По той же причине страх у них вызывают любые громкие звуки – в них им мерещатся удары по скорлупе, знаменующие Махание Мышкиного хвоста. Барабан и молоток в Бластодиске запрещены указом градоначальника.
Блуждающий рыцарь Ордена Великого Гоготуна (Велигого)
Блуждающий рыцарь Ордена Велигого боится, что его лицо увидят, потому снимает шлем только наедине с собой. Рыцари озабочены своей внешностью и считают себя безобразными – что, в принципе, правда. Они считают величайшей несправедливостью то, что они, борцы за добро, так ужасны. Из-за этого – все их страхи и комплексы. Рыцари Велигого фанатики добра, любой поступок, не несущий миру добра, воспринимается ими с отвращением. Раньше бывали случаи, что рыцари умирали от голода, пока Великий Курорябит не объявил, что еда – это не греховное пристрастие, а дело, в общем, доброе. Рыцари, кроме того, очень боятся страха. Не имея возможности признаться самому себе в этом, они стали мастерами выдумывать спасительные объяснения всем своим поступкам. Рыцари никогда не лгут, и многие этим пользуются. Даже если рыцарь понимает, что его обманывают, он будет делать вид, что верит.
Халазар-Тянуки
Единственная обязанность халазара из клана Тянуки – сопровождение микроса в обжитый мир. Получивший своего микроса Тянуки начинает бояться только одного: что его подопечный погибнет по дороге и не дойдёт до предназначенного ему места, потому все его страхи – это страхи за микроса и за себя (в смысле: если я погибну, кто позаботится о микросе?). Главная опасность в таком путешествии, конечно, - Закраина. Там обитают хищники: тощей, хитра, баборица и ужас мира Яйца, хриплая реновина, там живут отщепенцы, изгнанные из обитаемого Желтка за преступления, уродство или какие-то другие странности: кривородцы, охнотики (лишившееся своих Тянуки микросы, которых не пустили в предназначенные им земли). Кроме того, именно в Закраине микросов поджидают специально созданные для их уничтожения важными пандерцами (с помощью подручных овомантов, конечно) огромные воины-петери. Халазар-Тянуки, который довёл микроса до нужного места, в Халазу уже не возвращается (таких называют Потухшими). Это – главный тайный страх Тянуки. Обычно они не представляют себе, как можно жить без микроса и производят ритуальное самоубийство. В редких случаях они ассимилируются с местным населением, однако никогда в жизни они не обретают покоя.
Овомант
Овоманты обладают способностью работать с дейтоплазмой и альбумином, производить из них любой материальный предмет, однако платят за своё искусство жестокой ценой: с каждым магическим действием они немного уменьшаются в росте и увеличиваются в весе пропорционально величине производимого предмета. Легкомысленные заканчивают жизнь шарообразными существами, не способными нормально двигаться. Именно боязнь потолстеть – главная фобия овомантов. Они озабочены здоровым образом жизни, считая возможным хоть немного изменить установленный в природе порядок. Овоманты много двигаются, передвигаются только бегом и даже когда вынуждены стоять на месте, выделывают всяческие кренделя руками и ногами. Те овоманты, что поумнее, боятся колдовать. Получив заказ, они готовы сто раз переспрашивать и юлить, набивать цену и тянуть время, и только исчерпав все отговорки, приступят к овомантии.

__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя
Ответить с цитированием
  #26  
Старый 31.10.2010, 17:51
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 3,062
Репутация: 1076 [+/-]
На сколько смогла. Как-то вяло у меня думается.

Скрытый текст - Ступень 2:
Вышненцы:

Страхи жизни:
По определению "вышненец" ничего не боится. Он - господин мира, всегда сможет добыть женщину и еду.
К смерти относится как к логическому завершению жизни.
Геройство - идеология вышненцев. О героях слагают песни и передают из поколение в поколение.

Исключение:
1. Юноши вышненцы боятся, что не смогут соответствовать этим требованиям. Боятся, что не пройдут испытания и совет сочтёт их "негодными".
2. В условиях затухающего солнца старейшины боятся гибели цивилизации вышненцев. Превалирует страх потери знаний, обычаев, мировоззрения.

Страхи по воспроизведению:

Страхов нет, есть требования.
1. Женщина не имеет право быть умнее и инициативнее его.
2. Женщина должна рожать больше мальчиков, чем девочек.
3. Женщина для других мужчин - тень. Когда чужие мужчины рядом, она молчит и прислуживает.

Страх за детей:
Страхов нет. Есть требования:
1. Мальчики должны расти ловкими и здоровыми.
2. С двенадцати лет мальчиков начинают готовить к испытаниям.
Не прошедших испытание мальчиков изгоняют из племени. Воспитать "непригодного" позорно. Но расправляться с сыном самостоятельно отец не имеет право (в более раннее время случалось и такое), судьбу юноши должен решать совет.
3. К девочкам после семи лет те же требования, что и к женщинам.


Положенцы:

Страх за жизнь:
1. Урожай не вырастет.
2. Урожай отберут вышненцы.
3. Боязнь того, что солнце погаснет совсем.
4. Боязнь океана.

Страх за воспроизводство:
1. Боятся, что женщин отнимут вышненцы.
2. Боятся, что выбранная женщина окажется бесплодной.
3. Боятся, что женщина умрёт при родах. Не будет ни женщины, ни ребёнка (как правило).

Страх за детей:
1. Нечем будет кормить.
2. Дети погибнут от рук вышненцев или болезней.
3. Боятся, что на век детей не хватит солнца.

__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (с) --<-@
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 31.10.2010, 19:31
Аватар для Линолеум
Сожран в Ужастиках 2015
 
Регистрация: 11.02.2009
Сообщений: 965
Репутация: 525 [+/-]
Скрытый текст - Головоногие единороги:
Симбиоз гигантских глубоководных осьминогов и вросших в них представителей Coenobita clypeatus – мутировавших рачков Отшельников. Тело Отшельника глубоко вросло в ткани осьминогов, оставляя снаружи только крепкую и острую раковину.
Вследствие единения двух разумов, появился новый – хитрый и коварный, одержимый манией вечной и неудержимой экспансии. Быстро оказавшись на вершине океанической пищевой цепочки, головоногие единороги задались целью покорить прибрежные территории, а при должном развитии индустриально-подводного хозяйства и весь мир. Пока невозможность долго находиться на поверхности сдерживает их коварные планы вторжения, но кто знает… Возможно, через несколько сотен, а то и десятков лет, головоногие единороги, используя слоевища ламинарий, смогут создать дыхательные аппараты, и тогда все легочно дышащие обречены на вечное и унизительное рабство.

Любят
Завоевывать мир, высасывать мозги человеческих самцов, мерзкими тентаклями обвивать упругие прелести человеческих самок.

Не любят

Задыхаться, кашалотов, сухопутных, в особенности барбарийцев, орбитальную платформу, раз в году пуляющую несколько десятков гигаватт энергии прямо в ушедший под воду город Лос-Анджелес, столицу головоногих единорогов.


Скрытый текст - Жидомассоны-некроманты:
Древний орден, по немногочисленным и неподтвержденным фактам, незримо управляющий ходом истории еще на заре времен. Осередок этой организации пережил катаклизмы и войны, укрывшись в надежных подземных бункерах. На протяжении многих поколений, они совершенствовались в запретных оккультных обрядах и ритуалах, лелея надежду на возрождение былого могущества. Спустя тысячелетия, когда жизнь на планет восстановилась, они выбрались на поверхность, дабы занять должное их знаниям и амбициям место. При помощи черных вудуистских обрядов, природной гальванизации и сильнодействующих психотропных препаратов, жидомассоны-некроманты научились оживлять мертвую плоть, быстро создав армии послушных и неприхотливых солдат-зомби. Лишь внутренние раздоры, склоки, патологическая подозрительность и эгоизм, мешают жидомассонам полностью подчинить себе человеческие государства.

Любят

Создавать легионы оживших мертвецов, завоевывать мир, устраивать ложи на ветвях гигантских пихт, растлять прекрасных девственниц, пить кровь невинных младенцев, праздник Хануку.

Не любят

Обрезание, когда кто-то мешает их коварным планам по воскрешению легионов оживших мертвецов, завоевыванию мира, устраиванию лож на ветвях гигантских пихт, растлению прекрасных девственниц, распитию крови невинных младенцев, празднованию Хануки. В основном, этим «кто-то» являются барбарийцы, поэтому барбарийцев жидомассоны-некроманты не любят в особенности.
__________________
- да вот написал рассказ...
- О чем?
- О том, как в одном городе городничий бьет мещан по зубам...
- Да, это в самом деле реальное направление...
Ответить с цитированием
  #28  
Старый 08.11.2010, 19:48
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2578 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Мир Серы

3 Ступень.

Фактически, приквелы. Здесь собраны основные второстепенные герои, которые сами не подозревают, как тесно связаны друг с другом и главным героем. Впрочем, в своей линии каждый из них – главный.

Скрытый текст - Проклятая:
Узкий коридор с низким, закруглённым потолком и влажными стенами, выложенными из камня, должен был, если судить по карте, закончится ещё два поворота назад, однако конца видно не было. Под ногами журчал тонкий ручеёк тёплой воды, поднимался паром и оседал на стенах, способствуя развитию и без того немалой поросли плесени и белого мха. Кругляш света от фонаря скользил по стенам, не встречая ничего интересного.
Лена остановилась и вытерла рукавом лоб. Под землёй было не жарко, но душно, и воздух лип к лицу, как мокрое полотенце. Они шли уже больше шести часов, обследовали центральный коридор и три его ответвления. Одно из них закончилось глухим тупиком, второе прервалось обвалом, а третье вывело на берег пруда Монахини, оказавшись зевом одной из пещер. Теперь оставался только один проход, который должен был вывести их в некое круглое помещение, помоченное на карте красным цветом.
Человек, продавший эту карту, сказал, что отрезки, помеченные красным – это места, где по тем или иным причинам погибали люди, сопровождавшие его в пути, и что соваться туда не стоит, а красный круг – и вовсе табу. Со слов человека, там он с друзьями столкнулся с неизвестной тварью, и только одному удалось покинуть подземелье живым.
Вопреки ожиданиям, в тоннелях не встретилось ничего интересного. Стояла полная тишина, нарушаемая только звуком шагов, а последние полчаса – журчанием воды. Четыри красных отрезка, помеченные на карте, не представляли собой ничего особенного и были пройдены без малейшего риска для жизни. Теперь впереди оставался только круг, который мог принести с собой некие загадки, а мог и не принести, оказавшись очередной каменной залой. Правда, за красным кругом на карте не было ничего: дальше него нарисовавший не прошёл, но это ни о чём не говорило. Вполне могло оказаться, что дальше хода не было вовсе.
- Лен, ты идёшь?- поторопил Денис, обернувшись.
Он успел отойти почти на двадцать шагов.
- Иду,- кивнула девушка, достала бутылку и отпила несколько глотков воды.- Жарко.
- Проверим последний отрезок и повернём обратно. Судя по карте, осталось совсем недалеко.
- Судя по моим предчувствиям, нас не ждёт ничего увлекательного.
- Сама виновата. Я предупреждал, что лазание по подземельям – это не так весело, как ты представляла.
- Может, дальше будет интереснее,- не теряла оптимизма Лена.
Денис давно занимался исследованиями подземелий города, старых ходов и загадочных трещин. Порой пропадал с приятелями на несколько дней, а возвращался всякий раз до неприличия довольный, с трофеями в виде старинных монет или непонятных, но крайне любопытных вещиц. Лене было интересно, что же такого он находит под землёй, и в итоге, когда выпал шанс, выторговала у проходимца карту подземелий и заявила восторженному жениху, что одного не отпустит. Либо с ней, либо без карты. Денис подумал и решил, что одна вылазка Лене не повредит.
Правда, теперь она сама жалела, что не передумала. Настолько долгая прогулка утомляла сильнее, чем можно было представить, они не нашли ничего, кроме обычного сора, и девушка начала думать о том, что в восемь по НТВ начнётся интересный фильм…
Денис подождал Лену и снова пошёл первым. Там, на поверхности, он бы обязательно обнял её и прошептал на ухо что-нибудь глупо - милое, но здесь переменился, и Лена не могла решить, нравится ли ей эта холодноватая деловитость. Возможно, если бы хоть немного разбиралась в его любимом деле, сейчас он бы держался иначе, но Лена не разбиралась и плелась следом в роли нерадивой ученицы.
Коридор заворачивал, Денис остановился перед самым поворотом и обернулся. Лена снова отстала, а ему не хотелось терять её из вида. Девушка поправила сбившуюся на глаза каску и прибавила шаг, чтоб не заставлять его ждать. Нет, он ничего не сказал, не подал вида, но она понимала, что тормозит.
- Жалеешь, что взял меня?- прямо спросила Лена, снова доставая воду.
Он улыбнулся и покачал головой:
- Нет. Просто не хочется, чтоб ты уставала. Давай, пока понесу твой рюкзак, а ты отдохнёшь.
Они хоть и намеревались справиться за день, взяли с собой продуктов и воды с большим запасом, а так же всё, что может пригодиться, если придётся пробыть под землёй несколько суток, вплоть до сапёрской лопатки на случай обрушения. У Дениса рюкзак был больше и тяжелее.
Лена усмехнулась, поправив лямки:
- Мне не тяжело. Пошли, что остановился? Чем быстрее дойдём до круга, тем скорее выберемся наверх.
- Упрямая!
- Самостоятельная.
Денис легко поцеловал её и снова пошёл первым, через несколько секунд исчезнув за поворотом.
И в этот момент она почувствовала это. Словно в лицо пахнуло гарью, закружило перед глазами серыми хлопьями пепла. Ещё не поняв, в чём дело, Лена сжалась от страшного предчувствия.
- Денис!- Крик вырвался совершенно непроизвольно. Лена стояла у самого поворота и не могла заставить онемевшие ноги слушаться.- Денис!
Никакого ответа, даже того, что даёт эхо. Девушку окатило холодом.
- Денис!!!
Чувствуя, что ещё немного, и просто убежит, Лена постаралась взять себя в руки и робко сделала первый шажок вперёд, одной рукой держась за стену и стараясь высветить фонарём как можно более пространство за поворотом. На вид стена там ничем не отличалась от той, мимо которой они шли сейчас, пол был ровным, вдоль стен журчали ручьи.
- Денис, я иду! Подожди меня!
Создавалось ощущение, что звуки пролетали метр и таяли без следа, всасывались прямо в стены. Лена прикусила губу, собираясь с силами, и быстро, пока не передумала, завернула за угол.
В тот же миг перед глазами полыхнуло обжигающее пламя, ударило жаром и едва не опрокинуло на спину. Закрыв лицо руками, девушка вскрикнула и попятилась: показалось, что сгорели глаза, так сильно они болели. Сердце перевернулось и трусливо замерло, пережидая опасность, она совсем перестала его чувствовать, и в голове мелькнула подленькая мысль наплевать на Дениса, спасаться самой. К счастью, мелькнула и тотчас же пропала.
- Денис!!!- Истеричный вопль должен был обрушить потолок коридора и погрести людей под обломками, столько сил было в него вложено.
И через секунду донеслось невообразимо далёкое: "Ленка, беги!.."
Голос Дениса немного приободрил. Бежать без него Лена не собиралась, но теперь смогла оторвать ладони от лица и приоткрыть глаза. Как ни странно, никакого пламени не было и в помине: всё тот же коридор. И вместе с тем Лена хорошо ощущала нестерпимый жар, идущий со всех сторон, и чувствовала сильный запах гари. Она стояла в полной тишине, вообще перестав понимать, что происходит. Крик, огонь...
Выроненный фонарь светил прямо вперёд, словно показывал дорогу. Лена подобрала его и, трудом поборов страх, сделала шаг вперёд, но не услышала шороха кроссовка по камню. Всё было как во сне, вернее, в кошмаре: страшно и нелогично, и отчаянно хотелось проснуться.
- Денис, где ты?- вместо крика вышел сдавленный сип. Казалось, крикни она погромче, и немедленно появится жуткий монстр, от которого не убежать.
Где-то там, впереди, в темноте, потерялся Денис, а она даже не могла сдвинуться с места!
Лене помогла случайность, камешек, упавший со стены за спиной. Камень беззвучно упал на пол, отскочил и тюкнулся о ногу, девушка подпрыгнула и рванулась вперёд, так размахивая фонарём, что его свет слился перед глазами в сплошную рябь. И сама не заметила, как выскочила в высокий зал явно человеческой работы. Облицованные необработанным камнем стены были мокрыми от струящейся по ним воды, под ногами хлюпало, от стен шли плотные клубы горячего пара. Круг света беспомощно шарил по этому пару и терялся, не рассеивая темноту.
Лена медленно, ощупывая ногами пол, прошла вперёд. К центру зала пар стал совсем прозрачным, можно было рассмотреть на полу пятиугольные каменные плиты, плотно подогнанные друг к другу, усеянные отдельными тёмными пятнышками, словно бусинками. Она направила на эти бусины луч фонаря, и они окрасились в ярко-красный, став капельками на полу. С ужасом поняла, что это кровь.
- Денис!!!- вой, вырвавшийся у Лены, мало походил на человеческий.
Что-то заметалось, закружилось вокруг неё, тёмными росчерками проносясь в круге лихорадочно метающегося фонарного света и немедленно пропадая, издавая ни с чем не сравнимые гудящие звуки. Лена крутилась на месте, пыталась поймать его в свет, но только создала мельтешение, в котором ещё труднее было что-то понять. Голова шла кругом, она уже не понимала ничего и хотела только бежать прочь... Но куда? Это нечто было буквально повсюду!
Гул нарастал, пока не перерос в едва слышный, свербящий в голове вой, жар стал непереносимым, вокруг сплотился серый вихрь, словно Лена попала в центр торнадо. Она упала на колени, закрывая голову руками, и казалось, что сейчас, через секунду, её просто разорвёт на части и расшвыряет по всему залу. И никто никогда не найдёт здесь останков...
Только подумала об этом, как вихрь за секунду осел в пол, а вой прекратился. Правда, жар остался, но вовсе не такой испепеляющий, как казалось секунду назад. Немного подождав, но так и не дождавшись расправы, Лена отняла руки от головы и робко подняла глаза на трёхметровую серую фигуру, похожую на огромный кокон тумана. Ничего хоть отдалённо человеческого в фигуре не было, просто вытянутое веретено с намотанной на него серой хмарью.
- Кто указал тебе путь в Доху?- прогудел низкий голос.
Говорило вроде бы существо, но в нём самом не произошло никаких изменений, невозможно было понять, откуда идёт звук. Оно нависало надо девушкой громадной серой колонной, неподвижное, и только клочки тумана, отрываясь от него, исчезали в темноте.
- Ку... куда?
- У твоего спутника была карта. Я хочу знать, откуда она.
- Мне продал её... один человек. Я не знаю его имени. Я честно его не знаю! Он... он был здесь с друзьями несколько лет назад, и тогда их...
Слово "убили" костью застряло в горле. Да, три года назад действительно по городу принеслись страшные слухи, что группа диггеров, спустившаяся обследовать расположенные под городом ходы, погибла. На поверхность выбрался только один человек, затем, если верить сплетням, помещённый в психиатрическую лечебницу. Лена помнила, как многие знакомые, увлекающиеся пещерами, перестали ходить под землю. Правда, в тот момент, когда покупала карту, она об этой истории не вспомнила, зато сейчас заподозрила: именно тот, единственный выживший, и продал карту смертельного маршрута. Зачем? Едва ли она самостоятельно могла ответить на этот вопрос, а спросить тем более – этот серый тип вовсе не казался дружелюбным. И капли на полу...
Лена едва не взвыла. Он убил Дениса! Убил так же, как тех парней три года назад, и теперь только пустые гробы, похороненные вместо тел, напоминают о том, что они жили.
- Где Денис?!
- Он нарушил границу Преддверья Доху,- спокойно пояснил Серый.
- Я не знаю никакого доху! Что ты сделал с Денисом! Что ты с ним сделал?!
- Всякий чужеродец, нарушивший покой Доху без разрешения, перестанет существовать. Это закон.
- К чертям закон!- Лене было всё равно, с кем она говорит, и знала только, что если не узнает о судьбе Дениса, то просто не сможет вернуться наверх.
- Неправильно говоришь,- бесстрастно возразил Серый.- Я пропущу тебя, можешь идти дальше и найти своего спутника. Но учти, для тебя, проклятая, обратного пути не будет. Не тем путём ты пришла в Доху.
Из всего сказанного Серым Лена поняла и запомнила только одно: Денис жив, его можно найти. Где, как и какая цена будет потребована за его спасение – девушку это не волновало. Лишь потом узнала, что цена одной жизни – жизнь другая…
Лена упрямо вскинула подбородок, чувствуя себя как на свидании с дьяволом, предлагающим сдать ему душу в наём. Если бы не Денис, она бы ни секунды здесь не оставалась и уж тем более не стала бы никуда идти за таким странным существом, как Серый. Но в тот момент не представляла, как вернётся и сообщит его родителям, что их сын пропал под землёй, а она сбежала, даже не найдя тела. Нет, лучше остаться здесь, чем посмотреть в глаза его матери.
- Я готова,- сказала Лена твёрдо.
Кокон Серого тут же распался на сотни тысяч мелких пылинок, брызнул во все стороны, и в тот же момент Лена словно провалилась в чёрную пропасть, в невыносимый жар. Она успела вскрикнуть, больше от неожиданности, чем страха, зажмуриться, и открыла глаза, только когда падение прекратилось.
Девушка стояла в огромном зале со стенами из кристаллов, и эти кристаллы переливались всеми цветами радуги, сияли, испуская волны мягкого света. Она словно попала между двумя виражами, а камни – это только стёкла мозаики, сквозь которые льются солнечные лучи. Кожу приятно холодил лёгкий ветерок, издалека доносился едва различимый звон. Когда Лена сделала шаг, показалось, что каменный пол под ногами слегка спружинил.
В зале Лена была одна, никто не мешал осматриваться. Казалось, её появление здесь прошло незамеченным. Во всяком случае, здешние хозяева не спешили навстречу, чтоб показать, что бывает с теми, кто без спросу залезает на чужую территорию. Как сказал Серый? Доху? Странное название...
Лена опустила глаза и увидела на полу мелкие красные капельки, дорожкой убегающие в сторону. Все мысли немедленно переключились с интерьера зала на них, и девушка, уткнувшись носом в пол, пошла по следу. Пересекла зал и приблизилась к входу в широкий коридор, стены которого светились не так ярко. Входить в него почему-то совсем не хотелось.
Обернувшись, Лена увидела в противоположной стене зала точно такой же вход в коридор, что вёл обратно. Припомнилась карта и красный кружок опасности, после которого не было ничего. Но это там, под землёй, ничего не было, а в этом месте ход как ни в чём не бывало продолжался и уводил дальше. Вот только вопрос: куда?
Поправила рюкзак, достала воду и отпила большой глоток для храбрости. Какая разница, куда? Если в ту сторону ушёл Денис, он ранен и нуждается в помощи, а значит, Лена пойдёт следом.
Стоило сделать один шаг под низкий свод коридора, как внутри у девушки словно что-то оборвалось, не больно, но очень неприятно. Показалось даже, что перестало биться сердце и на его месте образовалась странная пустота, но прижала руку к груди – и оно оказалось на месте, такое же стучащее, как всегда. Только потом, сделав ещё пару шагов, она заметила, что обручальное колечко стало теплее, а посмотрев на камешек, рассмотрела в его глубине маленькую ярко - синюю искорку. По мере того, как шла, кольцо всё теплело, а искорка росла – казалось, между лапками зажата оригинальная синяя лампочка от новогодней гирлянды. К счастью, ободок не жёг, а скорее грел, и Лену это совершенно не обеспокоило: мало ли вокруг странного?
Коридор несколько раз плавно изгибался, острые сияющие грани преломлялись под самыми причудливыми углами, и Лену преследовало ощущение, что она подменила Алису в Зазеркалье. Только вместо зеркал подсунули радужные кристаллы. Постепенно обруч страха, стянувший грудь, ослабил хватку, она слегка успокоилась и осматривалась с всё возрастающим интересом. В самом деле, куда попала? Что вообще такое – Доху?
Лена долго плутала по бесконечному кристальному лабиринту, коридоры ветвились, расходились и снова сжимались в один, но никак не кончались. Судя по ощущениям, прошло часа три. Девушка устала, проголодалась (последний бутерброд был с аппетитом съеден ещё два часа назад, а остальной запас провианта остался в рюкзаке Дениса), измучилась от жажды (воду выпила в тот момент, когда доедала бутерброд, а в лабиринте не обнаружилось ни одного источника) и вообще с трудом понимала, куда и зачем бредёт. Когда вспоминала о Денисе, прибавляла шаг, но спустя десяток таких прибавлений образ суженого перестал служить эффективным стимулятором, и Лена шла только потому, что боялась навеки остаться в этом жутком, совершенно необитаемом месте.
А когда уже точно решила, что упадёт и больше ни за какие сокровища мира не сможет подняться на ноги, услышала тихий стон. Забыв обо всём на свете, Лена рванула вперёд и едва не врезалась в прислоненного к стене Дениса. Он стоял, опустив голову, светлые волосы на затылке засохли кровавой коркой, потёки крови разрисовали шею и пропитали воротник.
- Денис!- Лена подскочила к нему и первым делом обняла. Он отозвался тонким стоном.- Денис, слышишь меня? Ты слышишь меня?!
В первый момент показалось, что не слышит, и Лену окатило ледяной волной паники, но тут он приподнял голову.
- Ленка?..
- Да, это я, я пришла за тобой. Ты только не переживай, мы непременно отсюда выберемся. Давай, обопрись на меня, и пойдём.
- Я не могу...
- Глупости,- отрезала Лена.- Не думай, я тебя выдержу, если нужно, то и на руках донесу. Я тебя здесь не оставлю...
- Лена, я не могу,- повторил Денис твёрже. Он окончательно пришёл в себя и теперь смотрел на невесту с обречённой серьёзностью.- Посмотри на мои руки, на ноги – я просто не могу.
Зачем посмотрела? Чем не устраивало блаженное неведение? Лена перевела взгляд на его руки и едва не закричала: они по локоть были впаяны в кристаллы. И ноги тоже, начиная от колен, оказались погружёнными в стену. Денис не прислонялся к стене, нет, он был её частью.
- Ты должна уйти отсюда,- сказал Денис.- Уходи и больше не возвращайся. Меня ты не вытащишь, только сама попадёшься.
- Это мы ещё посмотрим,- Лена лихорадочно прикидывая, как вытащить его из кристальных оков. В отупевшую от беготни голову не приходило ни одной мысли.
- Ты не понимаешь!- выкрикнул Денис.- Посмотри вокруг, они тоже думали, что смогут выбраться! Это невозможно, я уже умер, Лена. Я уже умер! А ты ещё нет, и я не хочу, чтоб ты осталась тут вместе со мной! Беги!
Девушка осмотрелась, больше испуганная не словами любимого, а тоном. За спиной чуть дальше по коридору в кристаллах заметила нечто странное, а когда подошла поближе, чтоб рассмотреть… Зажала рукой себе рот, чтоб не заорать в голос, и отступала, пока не врезалась в противоположную стену. Внутри бурлил ужас, какого ей ещё не приходилось испытывать за этот длинный день. В кристаллах содержались разрозненные фрагменты человеческих костей, некоторые из них были слегка покрыты плотью, другие совершенно чистые. Что случилось с теми людьми, Лена боялась даже предположить, но Денис... если он попал в такую же ловушку... если его ждёт то же самое...
- Эти кристаллы и есть тела людей,- говорил между тем Денис.- Каждый, кто попадает сюда, постепенно растворяется и сливается со стенами, и этому невозможно помешать. Леночка, слушай меня: уходи отсюда. Я тебя прошу, уходи!
Кристаллы – это тела людей? Это тела тех путников, что пропали в подземельях под городом три года назад, а так же тех, что пропадали здесь многие сотни лет до этого дня? И никто никогда отсюда не спасался...
Лена упрямо сжала кулаки. Возможно, на самом деле никто не спасался, но это не значит, что она не сможет вытащить Дениса.
- Я тебя здесь не оставлю,- повторила, снимая с плеча рюкзак. Кажется где - то внутри лежала...
- Лена!- в голосе Дениса слышалось неподдельное отчаяние.- Я уже часть этой стены, я слышу и понимаю её! Она никогда никого не отпускает, пойми это и уходи!
Лена не ответила. Что толку спорить, если уже всё для себя решила? Она не вернётся наверх без Дениса – или не вернётся вообще. И пусть он против, Лена не собиралась отдавать жениха этой проклятой прожорливой стене. Пусть ищет более покладистую жертву!
- Пожалуйста, уходи, пока не поздно,- просил Денис.- Она никогда меня не отпустит. Здесь были бесчисленные сотни людей и животных и никто не...
- У них не было меня,- отрезала девушка, извлекая из рюкзака сапёрскую лопатку. Денис сам запихнул её в вещи невесты.- Не бойся, мы вместе отсюда выберемся.
Денис зажмурился, увидев, какой размах она берёт, и не сомневался, что Лена вознамерилась отрубить ему по очереди руки и ноги. Но она не промахнулась, ударила точно в кристалл над его рукой. Как же Денис закричал! Лена едва не упала, выронив лопатку – из глаз брызнули слёзы.
- Я попала по тебе, да? Я по тебе ударила?
Денис поднял бледное лицо и отрицательно покачал головой:
- Нет, ты попала по стене. Но стена – это я.
- Что же теперь?..
- Смотри!- Он кивнул на ту руку, которую Лена так опрометчиво попыталась освободить.
Лена посмотрела: от места удара во все стороны разбегались ветвистые трещины. Кристаллы можно было разбить. Но как это сделать, если Денис...
- Бери лопату и бей,- приказал парень.
- Но...
- Бери и бей, я потерплю. Только бей со всей силы, хорошо? Так, как только сможешь.
Лена медленно кивнула, поднимая с пола инструмент. Руки заметно дрожали, теперь, когда она знала, как больно Денису, казалось, что бить будет прямо по его пальцам.
- Смелее,- подбодрил он.
Девушка снова кивнула, прикусила губу, зажмурилась и ударила по стене изо всех сил. Вопль Дениса оглушительным эхом пронёсся по коридорам. Чувствуя, что вот – вот лишится чувств, Лена оперлась на стену; перед глазами всё плыло.
- У тебя получается,- хриплый голос Дениса вывел невесту из прострации.- Давай, милая, ещё раз – и я смогу освободить руку.
- Я не могу.
- Посмотри на меня,- она нехотя подняла голову. Никогда не видела, чтоб на лице человека была написана такая решимость. Он мог быть готовым пожертвовать своей рукой ради освобождения, но это не значит, что Лена могла найти в себе силы её отрубить.- Ты справишься, ты делаешь всё правильно. Ты ведь не позволишь мне умереть здесь, правда? Соберись, ты же храбрая. Помоги мне.
Следующий удар попал точно в первое отверстие, во все стороны брызнули мелкие осколки, и Денис с криком вырвал правую руку из кристального плена.
- Соберись, родная, у меня есть ещё одна рука и две ноги, и все они должны оказаться на свободе. Я сам не могу ударить с достаточной силой, придётся бить тебе. Ну же, солнышко, смелее. Когда тебе ещё выпадет шанс избить своего будущего супруга?
Этот шанс Лене был совершенно не нужен, но выбора не оставалось. И она ударила...
Когда удалось освободить последнюю часть тела, Денис почти потерял сознание от боли. Они вместе упали на пол: он без сил, с серым лицом и бескровными губами, Лена – захлёбываясь слезами. Любимый не был ранен, девушка по нему ни разу не попала, но не сомневалась, что боль от ударов по кристаллам пройдёт ещё не скоро.
- Надо идти,- просипел Денис едва слышно.
Лена кивнула, только сейчас с запоздалым ужасом понимая, что не вспомнит, как шла от зала к этому месту. Просто блуждала, постоянно меняла направление, и теперь... А что теперь? Всё равно надо идти, не сидеть же на месте. Утешала себя мыслью, что если через пару десятков километров в этих тоннелях они упадут без сил, чтоб умереть от жажды, то хотя бы будут знать, что попытались спастись.
Поддерживая друг друга, они встали на ноги. У Лены не было никаких сил нести рюкзак, но Денис не захотел оставлять его и закинул себе на плечи. Как хорошо, что рюкзак был почти пустым!
Сколько брели, она не могу себе даже представить. Шли, падали, поднимались и шли дальше, упрямые до безрассудства, цепляющиеся за жизнь изо всех сил. Вокруг искрились кристаллы, местами становясь невыносимо яркими, а порой погасая до полной темноты, их грани переливались всеми цветами радуги, грели, манили. Так хотелось прилечь возле них и поспать хоть несколько минут, но Денис сказал, что лабиринт только и ждёт, когда люди сломаются, и тащил девушку дальше.
На кольцо Лена обратила внимания, только когда оно раскалилось и начало жечь палец. Камень уже сиял так ярко, что смотреть на него было невозможно. Что это могло означать, девушка не представляла, и чисто инстинктивно прижала руку к груди с одним единственным желанием: выбраться из этого страшного места…
Секунда падения, серой круговерти…
Лена стояла посреди каменистой равнины, убегающей во все стороны, насколько хватало глаз, и ни одно деревце или кустик не оживляли пейзаж. Стоящее у самого горизонта солнце бросало последние лучи на раскалённые камни, безоблачное небо постепенно приобретало цвет бордо.
Несколько минут она не двигалась, усталым мозгом медленно переваривая перемену. Машинально пошарила рукой, надеясь опереться на стену из кристаллов, но пальцы поймали только воздух. Огляделась по сторонам: никакого лабиринта вокруг не было, только пустыня и солнце, и небо, играющее всполохами золота.
Дениса рядом не было. Лена до хрипоты выкрикивала его имя, но ответа так и не получила.
Через пару минут солнце скрылось за горизонтом, погрузив пустыню в ночь.


Скрытый текст - Караульная группа:
- Интересно, вы все, версианцы, такие вредные, или ты одна?- ехидно поинтересовался Райс, неуклюжими пальцами затягивая прореху в сети. Дело было не сложное, но кропотливое, требовалось соблюдать размер ячеек, и это не доставляло тахрибу никакого удовольствия – впрочем, его народ никогда не отличался любовью к рукоделью. Молоденькая Дайлина, соплеменница Райса, тоже искренне считала, что дело не стоит потраченных усилий.
Эль откинулась на скамье, заложив руки за голову. Длинные чёрные волосы касались пола, на смуглом, скуластом лице сияла широкая улыбка.
- Все,- ответила она.- Но я – особенно. Плети, не отвлекайся, не я тянула тебя за язык. Сразу бы признал поражение, и сейчас не пришлось бы страдать.
- Эту сеть нельзя порвать руками!
- Это тебе нельзя, а я порвала,- пожала плечами Эль.- Подумаешь, проблема! В другой раз будешь думать, с кем споришь, или полжизни проведёшь за штопкой прорех.
Дайлина хихикнула из своего угла. Она не сочувствовала Райсу и помогать не собиралась, поддерживая Эль. Девчонке едва миновало пятнадцать расколов, но на вид можно было дать все восемнадцать. Высокая, крепкая, белокожая, с коротко обрезанными русыми волосами, Дайлина составляла полную противоположность маленькой, хрупкой на вид Эль. Она всего пару дней как примкнула к группе и чувствовала себя скованно, предпочитая больше слушать.
Райс недовольно засопел.
- Ничего, я ещё устрою реванш,- проворчал он себе под нос.
- В прошлый раз уже устроил,- напомнила Эль.- Тебе мало, родной? Хочешь до конца раскола за меня сети штопать? Так я не против, готова в любой момент.
Тахриб торопиться с назначением времени реванша не стал, и только засопел громче, чтоб все понимали степень нанесённого ему оскорбления.
- Не ругайтесь,- прошелестел голос от двери. В караульную вплыл Гордигдайн, один из двух духов в группе. Из уважения к коллегам он принимал человеческий образ – насколько мог, и напоминал тень: дымчато-серый силуэт.
- Гор, мы не ругаемся,- отмахнулась Эль.- Когда же в вас проснётся чувство юмора?
- Должно быть, в момент, когда вы прекратите сокращать имена духов по своему вкусу,- с достоинством ответил Гордигдайн.- Где Ниртепрас?
- На чердаке, разбирает старые ловушки. Считает, что их ещё можно починить.
- Вы, люди, удивительно не бережливы.
- Вы, духи, потрясающе мелочны.
Эти слова хладнокровный Гордигдайн оставил без внимания, не считая нужным повторять одно и то же в сотый раз: не мелочны, а щепетильны.
С чердака донёсся грохот: Ниртепрас переусердствовал с ремонтом и окончательно сломал очередную ловушку. Впрочем, никому, кроме духов, не пришло бы на ум хранить этот хлам и пытаться вернуть его к жизни.
Дайлина подошла к двери и, опершись плечом о косяк, поглядела на бледное небо с шариком солнца.
- Как надоел день,- вздохнула она.
- Это ещё что, всего-то…- Эль глянула на закреплённые на стене часы.- Всего девяносто четыри часа. Я слышала, однажды день длился три раскола, растения высохли, и пришлось рыть колодец до самых вод обратной стороны. Вот это была засуха!
Девочка нахмурилась и глянула на главу группы с недоверием:
- Больше похоже на байку, чем на правду.
Эль рассмеялась:
- Вот только не надо говорить, что ты заразилась от наших бестелесных приятелей аллергией на юмор!
- Пока нет, но чего не бывает?- улыбнулась Дайлина. Приложила ладонь козырьком ко лбу, всматриваясь в небо.- Смотрите, к нам гость.
Она вышла из караульной и подняла руку, на которую, громко хлопая крыльями, сел крупный желтоголовый почтальон. Девочка вытащила из боковой складки птицы несколько писем, перебрала и нашла то, что адресовалось им. Остальные сунула обратно.
- Погоди, может быть ответ,- сказала Дайлина.
Почтальон кивнул, перелетел на плечо тахрибки и нахохлился, готовый к долгому ожиданию.
Эль вышла на улицу, следом бежал, путаясь в длинной сети, Райс. Гордигдайн просочился сквозь стену, в окошко чердака высунулся клок серого тумана в форме головы – Ниртепрасу тоже стало интересно узнать, что за послание, но было жаль бросать любимые игрушки.
- Дай сюда,- Эль протянула руку, и квадратик послания немедленно лёг на её ладонь. Глазами пробежав текст послания, она вздохнула:- Собирамся, ребятки, на нашу территорию забрела проклятая. У соседей она троих белых родила, теперь нас повеселить хочет. Дайлина, Райс, на вас сети, духи, собирайте эликсиры. Через минуту выходим.
Ни у кого не возникло мысли возражать.
Чтоб сократить дорогу, идти пришлось напрямик через густую рощу. Она начиналась сразу за караульной башней, поэтому многие духи не имели ничего против временного вторжения знакомых людей на свою территорию. Хотя находились те, что ворчали в спину – впрочем, беззлобно, по привычке.
Солнце маячило в самом зените, иногда отклоняясь чуть в сторону, но кроны деревьев защищали идущих от знойных лучей. Тропинок не было, приходилось продираться напрямик, стараясь при этом не повредить молодняк – ведь у каждого молодого деревца уже был свой юный дух. Группе не хотелось портить отношений с соседями из-за такого «несчастного случая».
- Мы должны быть близко,- проговорила Эль, когда они, вышли на берег широкого Ясного ручья.- В последний раз её видели в паре километром отсюда, у Гиганта, и шла она нам навстречу. Смотрите в оба.
Все и без подсказок знали, что делать, но Эль считала, что повторения не повредят делу.
Перейдя ручей в брод, они уже намеревались углубиться в заросли, но в этот момент чуть в стороне появилась женская фигура. Эль подняла руку, приказывая всем остановиться.
Это была проклятая, в этом не возникло ни малейших сомнений: чёрно-белое пятно на фоне листвы. Во всей фигуре проклятой не было ни единого яркого пятна, только оттенки серого. Среднего роста, тёмные волосы обрезаны по плечи, одета в куртку и штаны – такие появлялись в окрестностях довольно часто. Правда, надолго не задерживались, скоро возвращаясь в родной мир.
- Эй!- окликнула проклятую Эль.- Привет!
Чёрно-белая девушка повернулась на звук голоса, в первый миг смотрела прямо на версианку, но тут же переключилась на духов, висящих за спиной Эль. Лицо проклятой исказилось, губы сжались в тонкую полоску, брови сошлись к переносице…
- Успокой её,- шепнул Гордигдайн.- Иначе выплюнет паразита.
- Я приготовил эликсир, готов кинуть в любой момент,- доложил Ниртепрас.
Эль едва заметно кивнула. Она не сомневалась, что, пока будет говорить, Райс с Дайлиной соберут сеть. Интересно, сколько времени осталось до срыва? Судя по всему, совсем мало.
Глава группы сделала осторожный шаг вперёд и выставила вперёд открытые ладони. На лице появилась улыбка. Всем своим видом Эль говорила: не бойся, я совершенно безобидна.
- Всё хорошо, мы не причиним тебе вред,- проговорила она, наверняка зная, что незнакомка, не разобрав слов, поймёт смысл сказанного – этим свойством обладали все проклятые.- Откуда ты пришла?
Проклятая замерла, выражение её лица ничуть не смягчилось. Эль подумала, что первый же паразит полетит в её сторону, и улыбнулась ещё дружелюбнее.
- Послушай, ты попала в чужое место,- продолжала караульная, делая ещё один шажок.- Ты растеряна и напугана. Поверь, я всё понимаю, но сейчас надо успокоиться.
Вроде бы девушка немного расслабилась, выдохнула…
Из ручья вынырнул бесформенный клок голубоватого тумана – дух воды.
- Уберите её отсюда!- закричал он караульным.- Уберите! Она всех погубит!
- Она всех погубит! Всех! Всех!- доносилось из рощи.
Эль махнула рукой, чтоб духи замолкли и не мешал работать, но уже понимала, что поздно. Хрупкое доверие, что возникло между ней и проклятой, пропало без следа.
Чёрно-белая девушка стиснула кулаки и выкрикнула что-то на своём наречии. Вместе со словами из горла выскочил крохотный пронзительно-белый шарик, пролетел несколько метров и упал в траву у самой кромки деревьев.
- Белый паразит!- выкрикнула Эль.
Шарик развернулся, едва коснувшись травы, вгрызся в землю белоснежной воронкой. Эль стояла к ней ближе всего, и почувствовала, как поток воздуха рванул за ноги. С криком она упала, пальцы цеплялись за траву, вырывая с корнем – версианку быстро волокло к краю паразита.
Вихрь крепчал, воронка расширялась, врастала глубже в толщу земли, вытягивалась в небо жужжащим торнадо. Вихрь трепал деревья, грозя их вырвать, вплетая в потоки воздуха зелень листвы.
Хлоп! Хлоп-хлоп!
Скорлупки с эликсирами раскалывались, едва попадая в вихрь паразита, разноцветными потоками разбавляли его белизну. Гордигдайн и Ниртепрас не потеряли ни секунды, блокируя рост паразита до того, как тот успел набрать мощь.
- Сеть!- заорала Эль. Когда вихрь чуть потерял силу, отползла в сторону.
Кричала совершенно напрасно, напарники и без приказов понимали, что надо делать. Райс уже раскинул сеть, Дайлина тянула с другой стороны, придавливая воронку к земле. Эль присоединилась к ним, подхватив на лету третий край сети, и тоже принялась тянуть; каблуки пропарывали глубокие борозды.
- На счёт три!- выкрикнула Эль, перекрывая голосом свист воронки.- Раз!.. Два!..
Она видела, как напряглись тахрибы, как духи приготовили следующую порцию скорлупок, готовые в нужный момент их применить. Как в отдалении застыла фигура проклятой – её вихрь не касался.
- Три!
Люди рванули в разные, натягивая сеть параллельно земле. Эль слышала, как рядом пронеслись скорлупки, новые эликсиры вплели свои цвета в вихрь. Паразит испустил низкий гул, съёживаясь и чернея.
- Ещё!- приказала Эль.
И снова скорлупки принялись долбить погибающего паразита…
Наконец, поток иссяк. Под сетью осталась глубокая воронка с почерневшими, словно обожжёнными стенками.
- Ух, какой сильный!- Эль покачала головой, осматривая нанесённый паразитом ущерб. Ручей почти не пострадал; его дух тихо бранился, очищая поверхность от листвы.- Давно таких не было. Все живы?
- Нет,- сразу ответил Ниртепрас. Он завис над тремя молоденькими деревцами, вырванными с корнем и только чудом не попавшими в воронку.- Троих потеряли.
- Деревья мы посадим,- сказала Дайлина, помогая Райсу сложить сеть.- И духи в них вернутся. А вот проклятая… Кто-нибудь видел, куда она подевалась?
Эль огляделась: девушки нигде не было видно.
- Наверное, домой вернулась,- проговорила она.- Не вечно же ей бродить по Доху.
- Но наверняка вернётся,- заметил Райс.

Лена бежала до тех пор, пока не упала без сил. Глаза застилали слёзы, сердце выскакивало из груди. Она не понимала, что происходит, почему её все ненавидят и гонят. Почему в моменты злости и испуга из горла выскакивали белые звёздочки. Почему она не может вернуться домой, к родным, к Денису...
Не понимала – но собиралась выяснить.


Скрытый текст - Рандагдин:
Он никогда не видел солнца, но смотрел на него и понимал: этот сияющий шар на голубом полотне – оно и есть. Он никогда не чувствовал ветра, но знал, что поток воздуха, пронзающий его только что родившееся тело – это именно ветер. Даже в момент, когда ещё не отделился от тела духа-прародителя, он уже знал своё имя: Рандагдин. Знал, что он станет духом молоденького деревца сайири, и что это деревце станет его постоянным домом. Потихоньку Рандагдин накапливал знания о мире, в который ему предстоит вступить, и своём месте – всё это он черпал из памяти прародителя.
К тому моменту, когда пришлось отделиться и стать самостоятельным, Рандагдин уже знал всё, что должен был знать любой дух в мире. И теперь стоял у безмолвного Круглого озера, такого широкого, что противоположный берег терялся вдалеке. Рядом с ним находились ещё шесть духов, таких же новорождённых, как он сам. Их имеем Рандагдин не знал и не интересовался. Очень скоро каждый из них отправится к своему ареалу и больше никогда не увидит тех, рядом с кем появился на свет.
Один из новорождённых духов снялся с места и быстро взлетел в небо. Рандагдин понял, что тот почувствовал, где именно находится его место, и поспешил к ней. Следом взлетел второй, потом третий, четвёртый… Рандагдин не переживал, уверенный, что рано или поздно он тоже ощутит связь между собой и принадлежащим ему деревом.
Пятый дух исчез в небе, и хозяин сайири остался один. Он сидел на траве, осматривался, прислушивался и всё ждал, когда же дерево позовёт его, укажет путь, но зов всё не приходил. Солнце скатилось за горизонт, потом поднялось снова, а он находился на прежнем месте. Наверное, думал он, дерево находится слишком далеко и пока не знает, что его хранитель уже родился.
И снова солнце закатилось, и затем опять поднялось, прежде чем Рандагдин ощутил нечто странное, ни на что не похожее. Это было желание немедленно двинуться в путь, но такое слабое и далёкое, что дух не с первого раза определил верное направление. Но, не зная наверняка, каким должен быть зов ареала, он не заподозрил ничего неладного и полетел к своему дереву.
Путь был не долог, несмотря на то, что несколько раз Рандагдин сбивался с курса и блуждал, пытаясь снова поймать нить зова. По пути он старался не обращать ни на кого внимания, но любопытные духи часто останавливали его и спрашивали, что творится в мире. Сами они никогда не покидали своих территорий, но любили узнавать новости из других мест – должно быть, уверенные, что никогда в этих местах не побывают. Однако Рандагдин мало чем мог их порадовать, всё внимание уделяя ловле тончайшей связи между ним и деревом, да и не так много он находился в пути, чтоб повидать мир.
Наконец, дух увидел деревце сайири, которому принадлежал. Оно было совсем молоденьким, фактически ростком, и возле корней вздыбливались комья голой земли, но зелёные листья трепетали на ветру. Дерево было живо и здорово, хоть Рандагдин не сомневался: ещё недавно оно было на грани гибели. Именно тогда оно и потеряло своего первого хранителя.
Дух спустился к дереву и в этот момент тоненькая связь, которая между ними оставалась, порвалась окончательно. Саири стояла пустая, у неё не было своего хранителя, но Рандагдин не мог им стать. Он коснулся тонкой, детской коры, ещё не успевшей покрыться морщинами, пошелестел мелкими листочками… Как было бы чудесно поселиться в нём, наблюдать, как дерево растёт и крепнет!..
Почему связь разорвалась? И как теперь быть? Как вообще может жить дух, не привязанный к месту, для которого был рождён? Рандагдин не знал ответов и не мог решить, как поступать дальше.
- Ты что замер?- удивился дух, высунувшись из соседнего дерева.- Занимай место, осваивайся. Тут недавно паразит разгулялся, но не бойся, это бывает не часто. А дерево хорошее, крепкое. Да и мы, если что, поможем освоиться.
- Я не могу,- пробормотал Рандагдин.
- Почему? Ныряй – и всё, дальше само получится.
- Говорю же: не могу. Я связь потерял.
- Как это?
Дух соседнего дерева высунулся почти полностью, внешне напоминая туманную ветку, его фантомные листья шевелились на ветру. Рандагдин вздохнул, не зная, как объяснить ощущение совершенной пустоты там, где недавно жила связь.
- Я не чувствую, что принадлежу ему,- сказал Рандагдин.- Раньше чувствовал, а теперь нет. Такое бывает?
- Не знаю…- растерялся дух соседнего дерева.- Я о таком ни разу не слышал. Эй, все! Смотрите, какой тут дух! Он потерял связь с ареалом!
Из всех деревьев немедленно начали высовываться привлечённые криками духи, похожие на ветви принадлежащих им деревьев. Из ручья вынырнул дух воды, похожий на волну.
- Не может быть!
- Что вы говорите?
- Надо же, как странно!
- Бедняжка, как же он теперь будет жить? Совсем без дома остался.
- Почему совсем без дома? Может, связь ещё восстановится.
- Сомневаюсь.
- А разве так бывает? Это же как из легенды!
Духи галдели хором, каждый стремился высказаться. Это была так увлекательно! Впервые в роще произошло нечто, не грозящее опасностью и смертью, но зато загадочное и интригующее. Всем хотелось приобщиться к случаю, хотя бы для того, чтоб потом рассказывать, как всё происходило.
Рандагдин растерялся, не зная, кого слушать и нужно ли слушать вообще, но упоминание о легенде его заинтересовало. Неужели такое уже с кем-то случалось? Это было бы просто отлично!
- Какая легенда?- поинтересовался он.- Расскажите мне.
- Это случилось до нашего рождения,- сообщил дух ручья.- До рождения тех родников, что питают мой ручей, и до рождения тех деревьев, что дали жизнь деревьям этим. Ещё раньше, чем в нашем мире появились первые люди. На свет появился дух, названный Оскирдиан, не связанный ни с природой, ни со стихией, совершенно ни с чем. Абсолютно свободный дух, единственный во всём мире. Растерянный и напуганный, он бродил по миру, встречался со многими собратьями, останавливался в разных местах, но нигде не чувствовал себя как дома. Неприкаянный, чужой всем и всему, Оскирдиан побывал во всех уголках Доху, увидел и узнал всё, что только мог. Он искал место, единственное, которое примет его и станет родным, но ничего не получалось. Тогда, вернувшись в Сердце мира, Оскирдиан сел на большой поляне, в то время находящейся без хранителя, и заплакал. Это было удивительно: ни до него, ни после духи плакать не умели. Но этот дух был совершенно особенным, он плакал много восходов и закатов. И наплакал большое озеро с ровными краями, в котором смог поселиться, потому что озеро было частью этого духа.
В тот же миг, когда дух и озеро стали одним целым, старый дух-прародитель умер и растаял без следа. После него остался только Гигант – огромное дерево, окаменевшее после потери хранителя. Больше оно никогда не распускало листьев и не зацветало.
А обретший дом-озеро дух стал новым прародителем и поменял имя. С тех пор все знают его как Оскорри-Доху.
Дух ручья замолчал. Молчали и остальные, хотя многим была известна эта старая легенда. Каждый смотрел на молодого духа и гадал: неужели перед ними не просто бездомный, а будущий прародитель всего рода? Неужели они наблюдают рождение новой легенды?
Рандагдин растерянно озирался по сторонам, не зная, что думать или делать. Легенда потрясла его, но никак не получалось примерить её на себя. Он ведь лишь новорождённый, без дома и цели – как можно пророчить себе такое будущее?
- Что же мне делать?- спросил он.- Подскажите, я не знаю! Куда мне теперь идти?
Духи немного помолчали, потом слово снова взял дух ручья:
- Отправляйся к Ледяным Столбам. Возможно там, на холодных вершинах, на самом краю нашего мира, ты сможешь понять, как жить дальше.
- Ну что же…- Рандагдин вздохнул.- Прощайте. Спасибо вам всем за помощь.
- Удачи, бездомный,- напутствовал его дух ручья.- Найти своё место в мире.
Рандагдин в последний раз погладил ствол дерева, так и не ставшего его ареалом, и поднялся в небо. Ему предстоял долгий путь.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.

Последний раз редактировалось Sera; 12.11.2010 в 18:04.
Ответить с цитированием
  #29  
Старый 10.11.2010, 17:00
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,542
Репутация: 1126 [+/-]
Мир Золотого Яйца

3 ступень
Скрытый текст - Персонаж 1:
Великий крэгра Пандерии Сви-би-би-би
Сви-би, Великий крэгра Пандерии вытянул шею, силясь заглянуть за забор. Голос актёра был слишком тих и вкрадчив, слова долетали обкромсанными, как уши глэглов.
- Пы... и... не... Вот... ёмво...
Сви-би ударил кулаком по стене, зашипев от боли раньше, чем боль почувствовал. На содранных костяшках выступила кровь, Великому Крэгре стало дурно. Земля возле забора, утоптанная и твёрдая, показалась ему мягкой трясиной: он провалился и падал, падал, летел в бездонную чёрную пропасть. Пропасть!
Воздух влетел в горло со свистом, крэгра вскочил, тряся головой. Ужасное видение улетучилось, но сердце продолжало грохотать. Сви-би ухватился обеими ладонями за грудь, затыкая, заглушая звук, так похожий на барабанный бой.
- Сви-би? – окликнули его, и крэгра быстро нахлобучил на голову почётный шлем.
Знакомый штукла по имени Ла, нагруженный товаром, смотрел узенькими хитрыми глазками.
- Почему ты здесь? Почему не на пиянте?
- Я... дело в том... – начал Сви-би, но тут же осёкся: он сказал «Сви-би», отсёк два слога... да он же всё знает, и спрашивает только ради счастья насладиться чужим горем.
- Иди к Мышке! И не заговаривай со мной больше, или я...
«Что «я»?» - говорил насмешливый взгляд штуклы.
Не говоря больше ни слова, Сви-би побрёл вдоль забора. Дорожный мешок, собранный неумело, колол и мял спину. На пиянте заиграла музыка.
Лишиться всего. Что может быть хуже? Ещё позавчера он слушал лучших актёров, жевал лучший меланж, пил лучшее альбумино Пандерии и командовал лучшими крэграми Бластодиска. Перед ним заискивали, его звали на ужины, даже королева Люлимба обращалась к нему по-свойски, как к равному, но вчера началось крушение. Надежд, возможностей, всей жизни, выстроенной с великим тщанием.
Началось с того, что в Бластодиск пришли микросы. Трое мерзких маленьких микросов, уже похожих на пандерцев. В их чёрных глазках лучилось счастье: они смотрели вокруг, как хозяева. Сви-би, тогда ещё – Сви-би-би-би, стоял рядом с королевой, встречая новых жителей, и смотрел на собственные ботинки. В голосе Люлимбы, приветствующей микросов, он слышал нечто недоступное ни чьему уху.
Он поднял голову только когда королева увела микросов в их новые жилища. Халазары-Тянуки, исполнившие миссию, доставившие микросов в Бластодиск, стояли в ряд. Они смотрели на крэгру.
- Радуйтесь, зверьё! – прошипел Сви-би-би-би.
Все халазары усмехнулись – словно актёры на пиянте. Один сорвал с плеча дорожный мешок, не сводя взгляда с крэгры, развязал шнуровку.
Сви-би-би-би посмотрел на брошенный ему под ноги продолговатый предмет и заскрипел зубами. Этот стальной наруч он узнал бы из сотни. Рука его лучшего петеря, заказанного у Абсолютного Грандмастера овомантов.
Халазары стояли и смотрели. Казалось, они жаждут услышать безумный приказ Великого крэгры, и готовы вступить в безнадёжный последний бой. Сви-би-би-би затрясло, он до крови прикусил губу, засовывая обратно несказанные слова. Его эскорт замер в ожидании.
- Пошли вон отсюда! – прохрипел пандерец.
Они ушли: им-то что, их жизнь закончена.
Сви-би-би-би мог бы ещё попытаться всё поправить. Запудрить мозги королеве, заказать дюжину новых петерей, преподнести дорогие подарки – да мало ли возможностей исправить оплошность? Но вместо всего этого он пошёл в запретный храм, хотелось задобрить мышку, отвернуть её хвост от себя... Глупо было не заметить слежку.
Вечером к нему постучали. От громкого стука Сви-би-би-би съёжился: стучать в Бластодиске мог только один человек, и только в одном случае.
- Великий Крэгра Пандерии, Сви-би-би-би? – спросил чёрный, как глаз овоманта, Великий курорябит.
Сви-би-би-би сглотнул и потерял лицо. Он заплакал и упал на колени, сбивчиво рассказывая, что микросы просочиться не должны были, это – происки мышистов, и ещё – овомантов, которые сделали плохих петерей, и халазары...
- Я слышал, вы хотели их... наказать? – вкрадчиво передил курорябит. – Например, убить? Просто так взять и убить Тянуки?
- Ложь! Клевета! – прохрипел Сви-би-би-би.
- Что, не просто так? Может быть... – Курорябит оглянулся и продолжил страшным шёпотом: - Может быть вы хотели убить их за то, что они привели к нам микросов? Может вы хотели показать всей Пандерии, что мы, истинные курорябане, не желаем появления у нас микросов и всячески этому препятствуем?
- Нет! – закричал крэгра, и курорябит поморщился.
- Конечно, нет. Мы всегда рады микросам.
Он опять оглянулся.
- Но мы не рады дуракам, которые именуются Великими крэграми, сидят по левую руку королевы на пиянте, но не могут сделать свою работу!
- Я закажу лучших петерей, - тихо, чтобы не гневить служителя, забормотал Сви-би-би-би, - я найму закраинцев, я приручу реновин. Больше этого не повторится!
- Не повторится, - сказал курорябит. – Потому что вот что: Сви-би-би-би лишается слога уважения и слога пиянты, зовётся отныне Сви-би. Ну, а завтра, после вечернего объявления, он лишается и слога пандерца, и будет зваться Сви.
Великий крэгра молчал. Такого наказания он не боялся, потому что оно не могло уложиться в его голове. Курорябит ушёл, а он всё стоял на коленях и смотрел на дверь. Три утерянных слога бились в его голове, как ужасный барабан: «Би-би-би»…

Скрытый текст - Персонаж 2:
Халазар из клана Тянуки Гевайорн, Потухший
Гототана лежал на полу, лицом кверху, с торчащим из груди клинком. Крови оказалось мало – когда в Закраине его ранила хитра, лужа была гораздо больше.
- Что ж, теперь – я, - сказал Хакачет.
Он сел на корточки, крепко ухватив рукоять кинжала.
Гевайорн подошёл, чтобы поддержать его, если начнёт падать вперёд.
- А ты? – спросил вдруг Хакачет. – Ты пойдёшь за нами?
Такие вопросы не задают, на них не отвечают, но Гевайорн, чуть помедлив, покачал головой.
- Нет?
Это уже слишком. Объясняться? Вылеплять горе из слов?
Хакачет, не дождавшись ответа, отбросил кинжал и встал.
- Ты думал когда-нибудь об этой минуте?
Ещё один бестактный вопрос. Любой Тянуки нет-нет да и задумается о жизни после прово’да, но рассуждать об этом вслух или делиться мыслями даже с ближайшими друзьями вряд ли будет. Гевайорн же никогда не считал Хакачета другом, даже совместное путешествие только отдалило халазаров друг от друга: слишком велик был страх за микроса, чтобы пустить в сердце ещё какое-то чувство. Не один раз, во время нападений диких кривородцев, пандерских петерей и хищников он истово молился Тёмной Мышке, чтоб она забрала любого из его спутников, а то и всех разом, но только не его микроса. Даже когда они дрались спина к спине, это не походило на строй братьев по клану – каждый из них, как загнанная в угол хитра, огрызался и гнал смерть прочь любыми способами.
- Так что, ты так всё себе представлял? – допытывался Хакачет.
- Если бы тебя убили, я бросил бы твоего микроса, - сказал Гевайорн.
Он ждал, что Хакачет посмотрит с ненавистью или даже бросится на него, но тот только захохотал, дико и оглушительно.
- Дурак ты, Гевайорн. Хочешь впутать меня в свой страх? Выкарабкаться с моей помощью? А вот и не угадал! Я не буду тебя убивать, я заколюсь и уйду, а ты будешь сидеть рядом с нами, слабый и беспомощный, и выть, как реновина, только ещё безутешнее.
- Иди в бездну! – крикнул Гевайорн.
Хакачет поднял кинжал и с улыбкой ухватил его обеими руками.
- Чтоб ты сожрал землю! – успел крикнуть Гевайорн вдогонку вонзающемуся в грудь кинжалу и Хакачет, проткнув своё сердце, и впрямь начал падать на лицо.
Гевайорн смотрел широко раскрытыми глазами: поверье связывало умершего спиной кверху халазара со скорой кончиной проведённого им микроса. Хакачет знал это. Его тело, с умершим сердцем и отлетающей к Курочке душой, выставило руку и оттолкнулось от земли.
Хакачет затих, протыкая взглядом небо, выжигая глаза Гевайорну счастливой улыбкой.
Гевайорн, упав на колени, завыл.
Скрытый текст - Персонаж 3:
Бесприютный рыцарь Ордена Великого Гоготуна Кариан Эзингдейл
Рыцарь шёл мимо приграничных побирушек быстрым шагом, не поднимая головы. Оборванцы в лохмотьях, воняющие тухлятиной, проводили его благоговейным шёпотом. Один даже потянулся прикоснуться к массивному стальному поножу – на счастье, но рыцарь, словно только что заметив нищих, вздрогнул и отдёрнул ногу, глаза его смотрели затравлено. В миску обиженного побирушки полетела монета, как откуп за странное поведение, и пока попрошайки соображали, что к чему, рыцарь исчез за воротами города. Кариан Эзингдейл, бесприютный рыцарь Ордена Великого Гоготуна, нырнул в тёмный переулок. Сброшенный мешок лязгнул о булыжники. Рыцарь прислонился спиной к шершавой стене и замер, громко и прерывисто дыша, вцепившись руками в цепи, которыми к нагруднику прикреплялись боевые топоры. Подышав какое-то время, он отпустил цепи и полез в поясной кошель. Тускло засветилось вытащенное зеркало, рыцарь посмотрел на своё отражение: закрытый шлем с узкой смотровой щелью и отвернулся лицом в угол. Помедлив мгновение, он поднял забрало.
Теперь в зеркале отражалось лицо. Безобразное, как намерение Мышки. Кожа – серая, корявая пыльная тропа. Длинные острые клыки уродливыми ростками торчат из нижней челюсти. Бурые волосы, редкие и толстые, на подбородке и щеках...
Рыцарь замер, упиваясь собственным уродством, потом не спеша развернул зеркальце и в какой уже раз прочитал то, что было написано на нём с обратной стороны:
«Смотри в меня почаще и забудешь про всё!»
Что значила эта надпись? Кариан не догадывался. С того момента, как зеркало обнаружилось в сумке – а это было сегодняшним утром – посмотреть в него довелось только мельком, но сейчас он ощущал странное влечение, перебороть которое было невозможно. Разрываясь между необходимостью бежать от своего страшного поступка, от нарушенного кодекса, от перечёркнутых одним ударом кинжала жизненных идеалов и желанием смотреть на себя очень-очень долго, он заскрипел зубами. Вожделение побороло здравый смысл. Кариан присел на корточки и дрожащими руками повернул зеркало.
Он впился взглядом в собственные глаза: бешеные, с красными белками и огненными зрачками. От долгого пристального взгляда картинка затуманилась, Кариан принялся усиленно моргать, потом вытер выступившие на глазах слёзы рукавом камзола, посмотрел ещё немного в зеркало и пожал плечами: что он тут делает? С этим дурацким зеркальцем в руках, в грязной подворотне...
Отметив, что он очень недурен собой, что румянец и ровная чёрная бородка очень ему идут, голубые глаза лучатся здоровьем, а зубы – все до единого ровные и белоснежные, Кариан встал.
Поправив топоры, он ощупал себя, вынул из ножен кинжал и хмыкнул: на клинке была свежая кровь. В мешке, что валялся у ног, Кариан, кроме запасов меланжа, обнаружил удивительный шлем, золотой, украшенный завитыми рогами, на подкладке тоже оказалось несколько багряных капель.
В подворотню заглянул оборванец, и рыцарь быстро спрятал шлем обратно в мешок и опустил забрало.
- Ваше Безобразие! – протянул нищий. – Вы мне тут монетку кинули, а она... того... неправильная оказалась. Как же это? Разве вам возможно такие монетки кидать?
- Я впервые вижу тебя, человек! – отозвался Кариан глубоким басом.
- Но как же? Только что ведь...
- Я вижу тебя впервые! – повторил рыцарь, грозно подступая. – А ты, кажется, сомневаешься в моих словах? В словах рыцаря Ордена Великого Гоготуна, которому кодексом запрещено лгать и творить беззаконие?
- А-а... Дык конешно, обознался я, видать...
Когда побирушка исчез, рыцарь мельком взглянул на обратную сторону зеркальца. Выгравированные буквы складывались во фразу «Смотри на меня почаще и забудешь про всё». Подумав немного над смыслом написанного, Кариан почесал в затылке и спрятал зеркальце в поясную сумку.

Скрытый текст - Персонаж 4:
Охряный овомант (лепила) Вобщепта
- Ну, чего ещё? – спросил Вобщепта, высунув нос в чуть приоткрытую дверь.
Постучавший в дверь мальчишка замешкался, и овомант, худой как жердь, распахнул дверь пошире, чтоб отвесить болвану пинка.
- Я от Сви-би... э-э... от просто Сви, - сказал паренёк, на всякий случай отступив на два шага назад.
- От Сви? – Овомант поскрёб жидкую бороду. – Турнули, значит? Допрыгался олух. Ну, и чего ему надо?
Мальчишка развернул свёрток, который держал под мышкой. Это была стальная рука петеря.
- И что?
- Вот. Это рука петеря...
- Я вижу, что это не нога баборицы. Зачем ты её притащил?
- Его Пиянтство... то есть просто Сви велел сказать вам: Вобщепта, мышиная отрыжка, если ты не сделаешь мне нового петеря взамен той убогой поделки, которая развалилась в первую же неделю на Закраине, то я...
Речь прервала сильная затрещина, сбросившая паренька с крыльца. Сидя на земле, он смотрел ошалелым взглядом и беззвучно раскрыл рот два раза, но сказать что-либо так и не решился.
- Прости, я перебил тебя! – произнёс овомант мягко. – На чём ты остановился? Кажется, на каре, которую приготовил для меня бывший Его Пиянтство, бывший Би-би-би и бывший Великий Крэгра? Тухну от нетерпения! Ну же, не томи!
- Он назвал имя «Лютата». И ещё сказал: «Лютата оживает».
- Что? – прошипел Вобщепта.
- Лютата...
- Заткнись! Что он ещё говорил? Повтори дословно всё, что он сказал!
- Я помнил, но сейчас немножко забыл... – с мукой в голосе сказал паренёк. – Сви был злой и пьяный, он много чего говорил. «Лютата оживает, он помнит Вобщепту и все его фокусы», и ещё что-то про микросов и халазаров.
- Что он даст мне в обмен на нового петеря? Что он может теперь, когда его лишили звания и дома?
- Не знаю, - сказал посыльный, втянув голову в плечи.
- Где он, этот Сви?
- В Виталлине. Он ранен. На него напали.
- Ты отведёшь меня к нему.
- Но...
- Я – охряный Вобщепта, лучший лепила Овомантии. У меня достаточно материала, чтобы слепить петеря, но лучшие образцы получаются из несговорчивых мальчишек. Думаешь, тебе понравится бродить по Закраине и отлавливать там микросов?
Паренёк затрясся и энергично замотал головой.
Овомант рванул с вешалки дорожный плащ и набросил его на плечи, незаметно для мальчишки сунул за пояс свёрнутый кольцом предмет, похожий на кнут, серый и покрытый редкими волосками.
- Показывай дорогу!

__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 17.11.2010 в 11:30.
Ответить с цитированием
  #30  
Старый 11.11.2010, 11:48
Балмора
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 5,171
Репутация: 1450 [+/-]
Мир Урмана. Ступень 3.
Скрытый текст - 1:
- Добрый день! – Микола постучал по синей ставне. Толстенький словенец чувствовал себя неуютно на этой чужой стороне города. По щекастому лицу на высокий воротник скатывались капли пота. Лавочнику было жарко и нестерпимо, как будто тысяча чертей играло в салки на мужицкой голове, чесался затылок.
- Что тебе, собака? – раздался грубый гортанный голос. Ставня распахнулась, едва не задев красные уши Миколы, и грохнулась об стенку. Из окна показалась бритая голова с огромным горбатым носом и мутными глазами. Младотюрк был пьян и нагл. Ему и море по колено. Вся душа лавочника желала убраться куда угодно, лишь бы подальше от этого дикого грабителя. Но если лавочник поддастся страху, то всё, конец, жизнь прожита зря! Не вернёт разбойник сведённую со двора кобылку, не отвезёт Миколка горшки на торг, разорится и не сможет оплатить учёбу деткам. А неграмотные детки – это конец рода, это дрянь, а не словенцы!
- Вы, господин, лошадку намедни свели, такую каурую. Верно, по незнанию, не иначе. Моя она, и народ то подтвердит, верните, пожалуйста, я по гроб жизни за вас буду молиться. Да и своих деток позову вам в ноги кланяться.
- Какая лошадка? Ничего не сводил, это моя лошадь, мне её ещё дед подарил. Иди прочь, мошенник, пока не пришиб! – Младотюрк вытащил саблю и сделал рубящее движение в воздухе.
Ни один поморец никогда не поставит всё на одну карту. Сначала Микола пошёл к своим, к партийцам, но получил отказ. Алые отряды боялись пришельцев. Тогда он нашёл нужного человека среди наёмников.
Олег, наемник, заморский рыцарь и горький пьяница одновременно, отстал от полка и просиживал штаны в кабаке. Он бы и рад броситься догонять своих, но счёт за особые услуги - шлюх и водку - настолько превзошёл его скромные накопления, что и меч, и щит остались в залог, а сам мужчина остался отрабатывать пеню вышибалой. Когда к нему обратился за помощью Микола, наемник уже был на грани отчаяния.
- Я позор рода, проклятый навеки, трус и пьяница! Бог не смотрит на меня! Жизнь моя прожита зря… - заплакал Олег и вцепился себе в волосы.
- Пан рыцарь, пан рыцарь! – услышал он чей-то мягкий голос. Рыцарь поднял глаза и увидел толстяка. – Не стоит так убиваться! Всё поправимо!
- Я оружие пропил! Я своих предал! Что поправимо?
- Брат мой держит этот трактир, я попрошу - он отдаст ваш меч. Но и вы окажите одну услугу, - предложил Микола. Лавочник коротко посвятил Олега в курс дела. Тот немедленно согласился.
- Только одно, Микола, только одно, если я лягу, то обещай передать весточку нашим. Что я не трус и пал в пути! – стукнул по столу Олег и рухнул лицом вниз. Проснулся он только на следующий день.
Поморец всё рассчитал, пока он отвлекал грабителя, наемник уже проник во внутренний двор и вывел лошадь. Но было мало вернуть добро. Пока волк жив не будет пощады ни овцам, ни пастуху. Дикари не понимают добра.
«Оставить вора живым, значит моих деточек бросить на произвол. Сейчас он увёл коня, завтра сожжёт дом, через неделю изнасилует дочку. Нет»! – подумал Микола. Мало кто знал, какой он в действительности, этот лавочник. Неладно скроен, да крепко сшит. Это про поморцев сказано. Нет в мире более упрямого и живучего племени, чем словенцы.
- Как скажете, господин, - поклонился лавочник. Он попятился назад. Звякнула тяжёлая кольчуга. Олег уже заходил в дом. Микола услышал тяжёлую поступь наемника. Что-то упало на пол. За стеной дома завопила женщина и тут же осеклась. Кажется, раскололся горшок.
- Что за? – рявкнул младотюрк и обернулся. Он совсем пропал из виду. Микола приник к окну. В темной комнате почти ничего не было видно, только кружились две тени. Стукнулись, брызнули искрами клинки врагов. Одни из воинов упал на спину. Лавочник услышал гортанный голос кочевника.
- Пощади! Есть землю буду, пощади! Оставь жизнь! Заклинаю!
- А ты бы меня пощадил? – процедил Олег. Он занёс ногу. Что-то хрустнуло, будто перезрелая дыня попала под обод колеса. Шум прекратился. Микола вышел со двора, увидел каурую лошадку и повёл её под уздцы. Страхи перед чужаками проходили. Какое бы не пришло в Поморье враждебное племя, всегда можно было натравить на него другое.
Ответить с цитированием
  #31  
Старый 12.11.2010, 18:22
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2578 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Продолжение 3 Ступени.

Скрытый текст - Аллаз:
Ар, проводник из рода Аллаз, присел на корточки и провёл пальцами по тёмному пятну на пороге своего дома. Пальцы не испачкались: пятно оказалось сухим. Когда оно появилось здесь, Ар мог только предполагать. Он только что вернулся из перехода между Зеей и Доху, занявшего гораздо больше времени, чем предполагал, и рассчитывал, что Зильяна выйдет его встречать. А вместо этого нашёл темноту в окнах и пятно на пороге. Это была не кровь – уж её-то Ар отличил бы ото всего. Но что? И как это оказалось на ступенях.
- Зильяна!- Ар вскочил на ноги, отбросил с головы капюшон и толкнул дверь. Та бесшумно открылась, внутри царила темнота.- Зальяна, ты где?
Ответом была тишина.
Проводник прошёл внутрь и щёлкнул по шару, висящему под потолком – тот немедленно вспыхнул оранжевым светом, осветив просторную гостиную. Никакого беспорядка, который бы говорил о нападении, никаких следов борьбы. Всё на своих местах, как в момент, когда Ар в последний раз покинул дом. Только на столе осталась миска с остатками прокисшей еды, словно нечто отвлекло супругу от трапезы, к которой она потом так и не вернулась.
- Зильяна!- ещё раз выкрикнул имя жены Ар, но снова не дождался ответа. Впрочем, не особенно рассчитывал: уже подходя к дому, он понял, что внутри никого нет. Ведь Зильяна никогда не гасила свет в верхнем окне, оставляя его маяком для уставшего мужа. А сегодня окно было темно.
Ар прошёл по комнатам, но и там всё осталось без изменений, словно Зильяна не пропала, а лишь на минутку отлучилась из дома. Постель была тщательно убрана, на спинке стула висело чистое полотенце – женщина готовила его для утреннего умывания. В вазе на столе засохли цветы, которые Ар принёс из прошлого перехода. Если вовремя менять воду, они могли бы простоять ещё долго.
Ни одного следа, ни одной улики, что могло здесь произойти. Только пятно на пороге из вещества, названия которого проводник не знал.
Нельзя сказать, что Ар сильно любил свою жену, но за долгое время, прожитое бок обок, он привык к ней и проникся уважением. И теперь понял, что не успокоится, пока не найдёт Зильяну, сколько бы времени и сил это не потребовало.
Он не успел разобрать вещи, поэтому лишь положил в сумку чёрствого хлеба и вяленого мяса. Неизвестно, сколько придётся скитаться по Корзине, прежде чем он сможет понять, в каком из миров искать жену. Ар предполагал, что станет заходить в чужие дома с расспросами, так что голод едва ли грозил ему, но практичность требовала запастись провизией.
Аллаз никогда не организовывали селений, строя одинокие дома на бескрайних туманных пустошах Гнезда, и прежде Ару это нравилось. Но сейчас он пожалел, что не имеет любопытных соседей, подсматривающих поверх забора за чужими делами. Хотя, его народ никогда не отличался любопытством: Аллаз не жаждали узнать чужие секреты и не делились своими.
Погасив свет, Ар запер за собой дверь и снова присел у странного пятна. Поскоблил его ногтем, но вещество не поддалось. Наклонился, чтоб понюхать – оно ничем не пахло. Проводник не мог даже предположить, кто мог оставить такое, но не сомневался: это имеет отношение к пропаже жены. Вытащив из-за голенища сапога широкой кинжал, Ар срезал часть деревянного покрытия крыльца вместе с фрагментом пятна и запихнул в боковой карман сумки. Возможно, кто-то сможет подсказать, что это такое.
- Я вернусь,- пообещал он запертой двери. Эти магические слова Ар повторял каждый раз, отправляясь в путь, и верил, что именно они снова и снова приводили его к родному порогу.
Повернулся и быстро пошёл прочь, не забывая глядеть под ноги.
Мысли невольно вернулись к существу, которого он провожал из охваченной войной Зеи. Фиба. Он и прежде недолюбливал этот народ, но сейчас почти возненавидел. Наглый, грубый тип, он во время всего перехода держался подчёркнуто отстранённо, и обращался к своему проводнику только по острой необходимости. Ару это не нравилось, несмотря на то, что он сам не отличался разговорчивостью. Было в молчании фиба что-то такое, что сразу становилось понятно: он брезгует говорить с Аллаз.
Но помимо неприятия клиента было ещё одно, что заставило Ара насторожиться. Фиб явно опасался преследования. Иначе зачем бы ему потребовать, чтоб проводник вёл его не кратчайшим путём, как всех остальных, а запутанным, петляющим маршрутом? Да и во время стоянок Ар заметил, что фиб не расставался с парой револьверов. Несколько раз, когда из тумана раздавался посторонний шум, проводник видел, как рука фиба дёргалась к оружию, но ни разу за весь путь револьверам не пришлось стрелять.
Зато когда Ар разводил огонь, чтоб согреться или приготовить еду, фиб отходил далеко в сторону, едва не теряясь в тумане. И хотя было известно, что желтоглазые недолюбливают пламя, Ар не предполагал, что неприязнь настолько сильна. Вторую половину маршрута пришлось отказаться от костров, чтоб не раздражать клиента: проводник берёг свою репутацию.
Могло так случиться, что именно этот фиб, а точнее, то, что Ар согласился его сопровождать, несмотря на опасения, стало причиной исчезновения Зильяны? Вполне. И хотя прежде Ар никогда с этим не сталкивался, да и не слышал, с момента начала войны между фибами и вергезами много переменилось. Теперь можно было ожидать, что любая помощь одной ис сторон автоматически причислит к врагам другой.
Аллаз тряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли. В той войне от не участвовал, сторонам не сочувствовал, и вообще хотел бы держаться подальше от конфликта. Жаль, что в силу профессии приходилось регулярно появляться в Зее, но и тогда Ар старался не задерживаться…
Второе пятно Ар отыскал довольно далеко от своего дома и заметил совершенно случайно. Оно было чуть в стороне, заметить удалось лишь благодаря порыву ветра, на секунду разметавшему туман. Он подошёл ближе и склонился над находкой.
Это пятно было значительно больше, чем оставленное на пороге, но тоже успело высохнуть. Ар поковырял его пальцем, не добился никакого результата и уже хотел продолжать путь, но в этот момент заметил нечто странное. Ступил на пятно и снова присел, всматриваясь в поверхность: на тёмной глади отчётливо виднелся отпечаток ноги. Судя по всему, человек был обут в башмак с прошитой подошвой: рубчики ниток хорошо просматривались. Точно такие башмаки носила Зильяна.
Вот только след был всего один. Как уже немолодая женщина могла оставить один отпечаток в центре большого пятна? Ару требовалось три больших шага, чтоб дойти до этого места.
Раздались приближающиеся шаги. Ар напрягся, но тут же успокоился: по мягкой, чуть шаркающей походке он без труда отличил сородича. Ещё через пару минут из тумана вынырнула закутанная в длинный плащ фигура.
- Доброго пути,- проговорил Ар, привлекая к себе внимания.
Путник повернулся и, промедлив всего секунду, подошёл. Откинул капюшон, демонстрируя полное доверие – Ар сделал то же самое.
Проводники словно смотрелись в зеркало, настолько были похожи: пегие волосы до плеч, покрытые щетиной щёки, нахмуренные брови с тяжёлой морщиной между ними. Даже шрам зеркально повторялся: у Ара он пересекал правую бровь, у сородича – левую.
- Доброго пути. Моё имя Ил.
- Я Ар. Откуда держишь путь?
- Из Города. Кажется, там назревает очередная эпидемия, хочу разослать оповещения. Только бы до дома добраться.
- Далеко ты живёшь?
- Нет. Хочешь пойти со мной?
- Нет. Погляди, ты когда-нибудь видел такое?- Ар указал на пятно.
Ил поступил точно так же, как он сам пятью минутами раньше: присел на корточки и поковырял пятно пальцем. И добился того же результата. Несколько минут сидел в раздумье, потом поднялся на ноги:
- Видел похожее, но тогда это была лужа вещества, которого я прежде не встречал. Оно недалеко от входа в один из закрытых миров.
Проводники переглянулись, подумав об одном и том же: могло ли существо из закрытого мира проникнуть в Гнездо? Прежде такого никогда не случалось, и Аллаз из поколения в поколение передавали одну простую истину: в закрытые миры пути нет. Ни внутрь, ни наружу. Если же допустить мысль, что это не так…
Туман сгустился, и видимость упала до двух шагов. Ар осмотрелся по сторонам, впервые в жизни чувствуя себя неуверенно в родном Гнезде. Прежде это был просто туман, но… кто знает, что за тварь из неизвестного мира может в нём скрываться? Чьи шаги окажется неслышными за непроницаемой завесой?
- Надо идти,- сказал Ар.- У какого мира ты видел это вещество?
- Это мир соседний от Доху, если идти напрямик к Городу, у него нет названия. Я пойду с тобой, одному опасно.
- Нет, для тебя есть другое важное дело. Надо разослать оповещения об эпидемии в Городе и о том, что в Гнезде может бросить неизвестная тварь. Все должны соблюдать осторожность. А если… если встретишь женщину по имени Зильяна, передай… что я вернусь.
- А ты?
- Хочу убедиться, что из закрытого мира невозможно выбраться. Или доказать обратное, но тогда у нас всех будет много проблем.
Ар поправил на плече сумку.
- Доброго пути, Ил.
- И тебе того же.
Спустя несколько минут за спиной Ара сомкнулся туман.

Скрытый текст - Фиб:
Рогдас встретил путника развивающимися флагами на шпилях всех домов, лентами и цветами. По украшенным улицам шествовали толпы нарядно одетых горожан, над ними шныряли духи – мастеровые, разнося заказы и получая новые. Отовсюду звучала музыка, звенел смех. То тут, то там стихийно начинались танцы, и каждый мог пригласить в пару любого прохожего – впрочем, в городе все знали друг друга и часто приходились родственниками. Лоточники выносили угощения прямо на улицы, где дети получали их бесплатно. Отовсюду доносились ароматы выпечки, карамели и печёных яблок.
Город праздновал годовщину: шесть сотен расколов со времён основания.
Солнце только-только село, но темноту разбавляли масляные фонари, стоящие вдоль улиц, и маленькие разноцветные фонарики, висящие в кронах деревьев, на оградках, в окнах лавок – везде, куда ни посмотри.
Водан шагал по праздничному Рогдасу, едва глядя по сторонам. Его, так долго жившего только войной, мало трогали наивные радости обывателей. Фиб хорошо понимал, что своим поведением он либо обеспечит победу всего дела, либо с треском его провалит, но сейчас, едва попав в город и ещё не видя тех, с кем предстоит работать, не собирался строить довольную рожу.
На него почти не обращали внимания. Рассмотреть в темноте цвет глаз было невозможно, а в остальном Водан не отличался от любого местного жителя. Малолюдными, скудно освещёнными переулками он быстро направлялся в центр, где высились видный из любой части города шпиль Серой Башни.
Резные кованые ворота, ведущие на территорию резиденции Серого совета, были распахнуты настежь, и любой желающий мог пройти в окружающий Башню парк. Прогуляться по извилистым дорожкам, освещённым фонарями, посидеть у крохотного прудика в резной беседке и даже – при большом желании – поплавать по этому прудику на лодке. За всю историю Башня не подвергалась нападению, на членов совета никогда не совершалось покушений, и охраны у резиденции практически не было. Не считать же серьёзным защитником одинокого стража у дверей Башни, вся функция которого заключалась в том, чтоб не пропускать внутрь посторонних – желающих проникнуть было удручающе мало.
Водан пересёк парк кратчайшей дорогой, поднялся по ступеням и бухнул кулаком в скромную дверь, являющуюся центральным входом. Дверь от удара подалась внутрь, оказавшись незапертой.
«Мда, ну и нравы тут у них,- подумал фиб не без удовлетворения.- Мне же проще».
- Есть тут кто?- поинтересовался он вслух. Одна рука легла на рукоять револьвера, второй он придерживал дверь, не давая распахнуться во всю ширину. Неизвестно, чем вооружён местный страж – ещё пристрелит спросонья.
Вспыхнул свет, в дверях появилась фигура, и Водан рассмотрел того, кто должен был охранять покой совета. Стражем оказался юнец, задрапированный в широкие складки серого облачения, в котором не то, что сражаться – даже просто ходить казалось неудобно. Голову юнца украшал бархатный берет с белым пёрышком. На боку крепились коротенькие ножны с мечом: Водан заподозрил, что и оружие чисто декоративное.
- Назовите себя и цель вашего визита,- горделиво выпрямившись, потребовал мальчишка. Рассмотрел янтарно-желтые глаза визитёра и невольно подался назад – слава о фибах бежала по всем мирам впереди их армии.
- Я – Водан О`Д`Рей, уполномоченный посол императора объединённых земель Ниат Риза. Прибыл по личному приглашению Седьмого Советника. Вот пропускной документ,- фиб показал пакет со сломанной печатью.
Стражу хватило одного взгляда на печать, чтоб удостовериться подлинности документа. Отступив на пару шагов назад, мальчишка шире распахнул дверь перед гостем.
Тот немедленно прошёл. Взгляд стража задержался на револьверах, но обезоруживать посла из соседнего мира, тем более прибывшего по приглашению Советника, он не решился.
Миновав крошечную караульную, страж провёл Водана в холл. И оставил одного, отправившись сообщать Советнику о прибывшем. Фиб остался один, в очередной раз поражаясь постановке охранной системы в Башне. Намеревайся он совершить диверсию, ни один житель города ему бы не помешал.
- Мирные жители…- пробормотал Водан с долей презрения.
Он прошёлся туда-сюда по мраморным плитам пола, заложив за спину руки. У дальней стены тянулась широкая лестница на второй этаж. Между тонкими, витыми колоннами висели огромные гобелены с изображением пейзажей и сцен из истории переселения людей в Доху: первая встреча с духами, заключение договора с Оскорри-Доху, возведение Рогдаса… Прославлялись труд, сотрудничество с духами и природа, но ни единого воина, ни одного поверженного противника.
Водан не мог поверить, что в целом мире за столько веков существования не возникло ни одного вооружённого конфликта. Он был убеждён, что эта идиллия – ширма для переселенцев, которые жаждут спокойного бытия, а истинные сведения можно отыскать лишь в библиотеке Башни. Водан решил, что с этого вопроса он и начнёт – в конце концов, узнать истинную историю Доху входило в цель визита, помимо всего остального.
За высокими окнами, затянутыми розоватыми стёклами, разгорался новый рассвет; небо приобрело причудливый красновато-фиолетовый цвет. Водан слышал, что продолжительность дня и ночи произвольна, но столь стремительный переход вызвал чувство дискомфорта. Как можно жить в мире, когда не знаешь, наступит темнота через минуту или много часов?
Размышления прервал звук шагов: по лестнице спускались страж и ещё один человек, судя по внешности – версианец: невысокий, смуглолицый, с длинными чёрными волосами, собранными в хвост. Советник был облачён в короткий ярко-синий камзол с серебряным шитьём, штаны в тон и кожаные туфли на невысоком каблуке. На узком лице Советника сияла улыбка.
- Добро пожаловать, дорогой друг!- возвестил Советник, распахнув объятия.- Я – Седьмой советник Эрстер Адинней!
Водан посмотрел на него с подозрением, заподозрив у версианца душевное расстройство. С каких пор фибов в мирных мирах называют дорогими друзьями?
Судя по взгляду молодого стража, тот тоже был удивлён поведением Адиннея.
Фиб ответил улыбкой и ответил на сердечное рукопожатие хозяина.
- Мы рады получить ваше приглашение, Советник,- проговорил Водан.- Мой император был приятно удивлён предложением сотрудничества между нашими мирами. Надеюсь, мы придёт к обоюдно удовлетворительному итогу и положим начало долгому и плодотворному сотрудничеству.
- Ой, давайте отложим дела хотя бы до того момента, когда вы устроитесь в своей комнате, поедите и отдохнёте после долгого пути! Я лично готов проводить вас, прошу за мной! Кстати, как прошло путешествие? Надеюсь, без опасных происшествий?
- Я добрался без приключений.
- Как же я рад!
С каждой минутой восторженное настроение Адиннея нравилось Водану всё меньше. Он бы понял, если бы Советник оказался немногословен и деловит, с подозрением относясь к послу самого воинственного из всех народов открытых миров. Но такая повышенная доброжелательность казалась опаснее открытой агрессии.
- Идёмте, я провожу вас в выделенные апартаменты!- восклицал Советник.- Из ваших окон открывается чудесный вид на пруд! Вы прибыли один? Я немедленно найду вам помощника на всё время, пока вы у нас гостите!
- Благодарю, не стоит,- сдержанно ответил Водан.- Я привык справляться самостоятельно.
Что говорил Адинней дальше, фиб не слушал. Молча проследовал на третий этаж, и распрощался, стоило Советнику указать на дверь предоставленных апартаментов.
Впереди его ждала долгая работа.
__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.
Ответить с цитированием
  #32  
Старый 14.11.2010, 03:42
Аватар для Ключница
Посетитель
 
Регистрация: 29.07.2009
Сообщений: 16
Репутация: 26 [+/-]
Мир Ключницы

Ступень 3

Скрытый текст - Эпизод 1:
Тигр склонился над трупом. Густая рыжая борода с двумя тонкими косами почти касалась плеча убитой девушки. Он слегка раздобрел к середине жизни, но грузность не лишила его движения грации. Втянув носом воздух, он тряхнул шевелюрой и резко отпрянул от тела.
- Не наш, - вынес он вердикт.
- Конечно, «не ваш», - с иронией подтвердил шагей (1), - По крайней мере, Вы об этом наверняка не знаете!
Тигр покачал головой и, обращаясь скорее к медику, чем к шагею, указал на страшные рваные раны.
- Когти и зубы у этого существа тигриные. Но строение лапы другое. Видите?
Шагей испытующе посмотрел на медика. Тот кивнул.
- Расстояние между когтями действительно странное, и траектория удара для тигра нетипична. Но это Тигр, поклясться могу. Вероятно, последствия травмы или мутации?
Глава единственной общины перевёртышей близ Реграны хмуро перевёл взгляд с медика на шагея, ежившихся под ночным дождём.
- Я не учёный, чтоб знать. Но среди моих котят такого нету. К тому же у меня все прошли Программу, не стали бы просто так кидаться на девочку. Можете проверить по картотекам.
Шагей, уже пожилой и много видавший, только усмехнулся, переложив зонт из онемевшей левой руки в правую. Рыжего холод как будто не брал, он стоял, широко расставив ноги, и глядел в упор на шагея Бову Таяри.
- Проверим, разумеется…
Медик начал давать указания по переносу тела, и Бове с Тигром пришлось отойти в сторону, чтобы не мешать санитарам. С минуту они стояли молча, глядя, как перекладывают на носилки безвольную девичью фигурку.
- А Вы точно всех видели, ньенгей Баязет (2)? Я слышал, недавно в общину прибыли новички.
- Обижаете, шагей Бова. Я с каждым говорю лично и документы проверяю заранее. Мне не нужно, чтобы из-за одного сумасшедшего люди устроили облаву на всех.
- Понимаю. Но Вы, возможно, слышали о ком-то… с отклонениями?
Рыжий покачал головой. Все испытываемые им эмоции мгновенно отражались на широком лице, что немало успокаивало шагея. Программа программой, а перевёртышей по-прежнему можно было читать как открытую книгу.
- Если Вам интересно моё мнение, искать кого-то с отклонениями нужно там, где этих «отклонений» добиваются. Научный центр Реграны, если не ошибаюсь, один из крупнейших в стране. Но вообще, обещаю, община сделает всё возможное, чтобы помочь шагеям. Если это один из нас, его надо остановить как можно скорее.
- Благодарю, - шагей с сожалением посмотрел на часы. Те отсчитывали третий час ночи, - Навряд ли Вы сегодня ещё понадобитесь, можете возвращаться в гостиницу. Насчёт картотеки и прочего я Вам позвоню.
Тигр кивнул.
- Могу я попросить об одолжении, шагей Бова?
Шагей проницательно погрозил Тигру пальцем:
- Нет-нет, ньенгей Баязет! Не думайте о нас как о столь малодушных! Разумеется, мы попытаемся, по возможности, скрыть причину смерти девушки. Но если кто-то видел убийцу, избежать огласки не удастся. Так что будьте готовы.
- Спасибо.
Больше не говоря ни слова, рыжий развернулся и пошел прочь.
Дождь почти перестал, превратившись во вредную морось, но из окон окрестных домов по-прежнему были видны только размытые серые тени. Вода журчала в водостоке, заглушая разговоры, а до того – вопли. Бова с тоской подумал про ждущих дома жену и дочь, и про то, что опрашивать жильцов, вероятно, бесполезно – в такую темень и в такую погоду все порядочные граждане спят, а непорядочные в любое время ничего не слышат.
Неловко придерживая зонт плечом, шагей закурил, и рядом тут же оказался медик.
- А ведь знает, кто это, морда кошачья! – желчно заявил он, стягивая перчатки, - Чего он иначе в городе делал? Следил бы за общиной своей! Нет, это он слетевшего с катушек Тигра выслеживал!
Бова пожал плечами.
- Мало ли… Причин для визита у него множество, всё-таки он – вож… глава общины, - Бова осёкся, несмотря на то, что Баязет уже ушёл. Тигры категорично относились к слову «вожак», подчёркивая, что живут общиной, а не стаей, и идут не за чужой силой, а за чужим умом. Что показательно – всё-таки за чужим, – думалось Бове Таяри и ещё многим, - Хорошо, что хоть зарегистрировался, сразу вызвали его. Но ты прав, подозрительно это. И вот будь я неладен, если мы через пару дней не найдем трупа этого самого калеки-перевёртыша!
- С чего бы это?
- А с того. Для них сейчас каждый такой случай – всё равно что нож под дых. Их всех прав лишат так же быстро, как права давали. Кому они нужны?
- Вот именно.
Медик тоже закурил и, на всякий случай, обернулся проверить, не наблюдается ли за ними из темноты злобная полосатая тварь.

(1) Шагей = следователь, дознаватель. Используется в том числе как обращение.
(2) Ньенгей = господин, сударь или любое другое универсальное обращение.


Скрытый текст - Эпизод 2:
Голуб от природы был тонок и вальяжен. К тому же он родился блондином. Это сильно облегчало ему существование среди людей, привыкших искать перевёртышей среди ширококостных и рыжих. И хотя Тигр уже девять лет жил в общине, он по-прежнему носил длинные волосы по городской моде и ходил в храмы по праздникам. Ходил и смотрел на людей. Люди ведь тоже ходят в зоопарки.
- Ты меня звал? – он лесным котом проскользнул в кабинет Баязета и, скрестив ноги, сел на циновку для гостей.
- Звал, - глухим басом откликнулся глава, - а ты знаешь, зачем я тебя обычно зову.
- Очередной тайный визит в город? – улыбнулся Голуб, а затем резко посерьёзнел, - Значит, мальчик всё-таки сбежал… И ты не нашел его.
Баязет налил себе и гостю воды из цветного графина.
- Хуже, брат. В городе Тигр убил девушку. Шагеи пока молчат, но ещё пара дней и они нагрянут со смотрами.
Голуб мрачнел на глазах.
- Дай угадаю. А он – один из тех, кто до конца не прошёл Программу, и кому ты помог подделать свидетельство об окончании.
Баязет нехотя кивнул.
- Он вполне адекватный мальчик, Гола. И убивает не он, а кто-то сильно покалеченный. Но если нас начнут тщательно проверять и узнают, что пропал Тигр, да ещё новичок, наверняка пороются и в документах. И тогда – всё…
- Все свидетельства о прохождении потеряют силу, и мы потеряем всё, чего с таким трудом добились, - подытожил Голуб то, что глава не хотел произносить. Он мог бы упрекнуть его в недальновидности, но не собирался. Баязет такого упрёка точно не заслуживал, - Я найду его. Не сомневайся.
- Знаю. Найдёшь и уничтожишь все следы его пребывания вне общины, - Тигр тяжело вздохнул. Решение далось ему непросто, - в том числе свидетелей.
- Хорошо, - легко согласился Голуб. Некоторое время он смотрел в огромное окно за спиной старого Тигра. В голубых глазах отражались жёлтые листья, часы на стене громко тикали, отмеряя листопаду ритм. А потом он неожиданно спросил:
- Есть что-то, чего я не знаю?
Баязет снова вздохнул, а затем ответил с явной досадой:
- Да всё ты знаешь! Только… Вот скажи мне, Гола, я когда-нибудь ошибался?
- Нет, - не задумываясь произнёс Тигр.
- И ты веришь, будто я ошибся в этот раз? Дал шанс на свободу неуравновешенному щенку?
- Нет. Поэтому и спрашиваю.
Баязет залпом выпил воду.
- Странно это всё, брат. Он из Центра ушел странно, за две недели до окончания Программы. И в общину попросился в последний момент, умолял взять просто. Будто бежал. А теперь его словно выманил кто-то. И я хочу знать, зачем. Так что ты начни с Центра, узнай, кто его мог позвать. Сам знаешь, на что мы падкие. Кареи – на власть, люди – на любовь, а наш брат – на доверие. Может, там есть ниточка.
Голуб тоже опорожнил свой стакан, давая понять, что принял задание.


Скрытый текст - Эпизод 3:
Погода выдалась на удивление хорошая, и цветочные часы в одном из спальных районов Реграны радовали глаз. Благоухала календула, трепетали жёлтые маки, чудом распустившиеся в середине сентября. Буйство красок и правильность формы скрывали редкие увядшие бутоны, от которых не успел избавиться садовник. То, что тело в живой изгороди позади часов обнаружили почти сразу, казалось чудом.
Изгородь была густой, широкой и образовывала правильный круг на вершине холма. Тело поместили аккурат в центре этого круга, и сколько шагей Бова ни вглядывался в плотное плетение веток, не мог понять, как прохожий сумел заметить там внутри человеческое очертание. Он вскарабкался наверх, стараясь не наступать на цветы, и вопросительно посмотрел на эксперта поверх кустарника. Не перелазить же через кусты почтенному шагею.
- Ну что тебе сказать, Бова? – не здороваясь, начал тот, поднимаясь с корточек, - Похоже, уже третья. Молодая, раны от тигриных когтей и хрен-его-знает чьих лап. И, по ходу, он над нами издевается. Раньше так бросал, теперь начал прятать.
- И забивать своих… - пробормотал Бова. Сомнений не было: перед ним, раскинув руки, лежала Тигрица. Плоские щёки, вздёрнутый нос. Блондинка, что тоже косвенно указывало на родство с перевёртышами. Эту кромсали меньше остальных, только горло порвано и руки изрезаны в попытке заслониться.
- Ага, дракон его забери. Я ребятам сказал, они уже звонят в общину.
Бова видел много смертей, но смотреть на них легко так и не научился. Стало противно и до жути жаль девушку, так похожую на обычного человека. Бова развернулся и пошёл к одному из знакомых агентов узнавать про свидетеля.
Шагей укрепился в мысли, что пришла пора перетряхнуть общину. Перевёртыши сидели подозрительно тихо, в то время как один из них резал девушек. Вероятно, их не трогала смерть людей, и Бову это выводило. Задумавшись, он поскользнулся на влажной земле, с трудом удержал равновесие… и так и застыл. В промелькнувшем перед глазами цветочном калейдоскопе что-то было неправильно. Мужчина нагнулся к клумбе и прищурился. А потом сорвался с места и закричал:
- Всем удалиться за пределы опасной территории! Охрана правопорядка! Всем удалиться за пределы опасной тер…ритории! – он остановился, запыхавшись, возле удивлённых агентов, - Быстро отсюда, идиоты! Срочно звоните лойе! Под часами пентаграмма…


Продолжение последует.
__________________
Во мне слишком мало от этих барышень -
Ночами не спящих, ваяющих -
или воюющих
за место под славой? -
Я - Слабая. (с)
Ответить с цитированием
  #33  
Старый 14.11.2010, 14:53
Ветеран
 
Регистрация: 04.09.2009
Сообщений: 606
Репутация: 270 [+/-]
3 ступень

Собирался сделать две части - действие второй происходит примерно через тридцать лет после первой - но из-за перманентного дедлайна на работе успел только первую, да и ту не всю. Поэтому выкладываю то, что успел плюс схемы для обоих частей по образцу первого поста.

Первая часть:

Скрытый текст - Ракнар:
Первыми противника заметил экипаж дирижабля Д-9 незадолго до полудня. Наблюдатели легкого крейсера «Молния» вскоре подтвердили донесение, а сейчас лирадийский флот уже можно рассмотреть и с мостика «Экзекутора». Из-за завесы дождя один за другим появляются силуэты броненосцев, расплываясь на фоне моря и серых туч.
Ракнар опустил бинокль и окинул взглядом рубку. Офицеры статуями застыли на постах, давно готовые к бою. Капитан стоит, заложив руки за спину, словно сейчас идут обычные учения, и только то, как он мнет сигарету, выдает его беспокойство. Ракнар перевел взор на нос корабля. Заряженные бронебойными снарядами орудия поворачиваются на правый борт, медленно задирая стволы.То же самое происходит и на других кораблях эскадры. В их отсеках давно разобраны спасательные жилеты и задраены водонепроницаемые двери, врачи и санитары стоят наготове в лазаретах в ожидании первых раненых.
Предстоящий бой решит исход войны.
К сожалению, его итог можно с большой долей уверенности предсказать заранее. Показавшиеся корабли противника – лишь авангард. Где-то сзади за пеленой дождя скрывается основная сила лирадийского флота – линкоры. Их осталось семь – сражение под Наттором обошлось дорого не только Анатии. Но семи линкорам Ракнар может противопоставить только три.И что гораздо хуже, против четырех десятков броненосцев у него лишь шестнадцать своих.
- Взять курс на сближение!
Противник допустил просчет. Благодаря дирижаблям Ракнар обнаружил противника первым. Пока не подошли основные силы, адмирал собирался разгромить авангард.
Расстояние между флотом Ракнара и лирадийским авангардом стало стремительно сокращаться. С лирадийских кораблей тоже заметили анатийский флот.

Головной броненосец окутался дымом. Справа от«Экзекутора» встали четыре водяных столба. Вслед за флагманом залп произвели остальные лирадийские суда. Большинство снарядов также упало с недолетом.
Флот противника совершил еще два безответных залпа, пока расстояние не сократилось достаточно, чтобы вести огонь и из орудий вспомогательных калибров.
- Огонь!
Палуба линкора содрогнулась от залпа.


Скрытый текст - Вернер:

Удар едва не вышиб из Вернера дух.Сигнал тревоги больно бьет по ушам, а перегрузка вдавливает в кресло.Какого черта?!
Хватает секунды, чтобы понять, что «Искатель» атаковала одна из древних платформ. Ольга крутит корабль так, что экипаж вот-вот расплющит перегрузками. Если бы не способность мгновенно принимать решения, корабль уже превратился бы в скопище атомов.Платформа продолжает стрелять - лазерные лучи расцвечивается, врезаясь в атмосферу.Долго такой танец продлиться не может.
Бортового оружия на «Искателе» нет. Вернеру потребовалось полсекунды, чтобы найти ему замену,почти одновременно такое же решение принимает капитан.Пять зондов один за другим отделяются от корабля и устремляются к платформе.
Два взрываются, еще два проходят мимо,последний таранит ее на скорости полкилометра в секунду.
С платформой покончено, но сирена не умолкает –отказал главный двигатель. По коже прошел мороз – все это время корабль падал на планету. И как только Ольга умудрилась устраивать такие выкрутасы на одних маневровых?
Без главного двигателя выбраться на высокую орбиту не получается. «Искатель» медленно, но верно теряет высоту - маневровым двигателям не хватает мощности, чтобы преодолеть притяжение планеты и трение об атмосферу. Ничего не остается, кроме как попытаться сесть – по расчетам Ольги корабль продержится на орбите не больше суток.Это время тратится на выбор удобной площадки и максимального сбора информации о планете и ее обитателях.
Спустя двадцать один час после атаки «Искатель» выпустил капсулу с посланием Земле, затем маневровые двигатели изменили режим работы, направляя корабль на посадочную глиссаду.


Скрытый текст - Ханрот:
С небольшой возвышенности была видна большая часть объятой пламенем деревни. Из-за дождя та горела неохотно, дым извивался десятками черных змей и медленно уходил вверх, сливаясь с тучами. По единственной улице сновали десятки фигурок, ищущие что бы еще поджечь.
Ханрот отвернулся от обреченного селения. В этот раз ему не повезло. Жители успели оставить свои дома задолго до прихода ортисийцев, и на этот раз дома сгорали без своих обитателей.Жаль.Анатия должна заплатить за уничтожение священного города.
За неделю воины Ханрота сожгли три десятка селений и два городка.Анатийские военные сейчас слишком заняты подавлением бунтов и оттянуты к столице – оставшиеся гарнизоны один за другим бежали или падали под напором бесстрашных воинов. Скоро и столица запылает очистительным пламенем, расплачиваясь за величайшее святотатство.Будто бы в подтверждение его мыслей небо родило далекий гул.
Ханрот поднял голову в тот момент, когда темный предмет пронзил завесу дыма и туч. За пару ударов сердца он возник, пронесся над застывшими воинами и скрылся за грядой холмов, оставив после себя исчезающий шлейф.
Воцарившуюся тишину вскоре нарушил далекий грохот.



Скрытый текст - Амарен:
- На ваши плечи пала высочайшая честь, - председатель являл воплощение торжественности. –Уверен, как командующий Экспедиционным корпусом, пройдя через все трудности, вы с честью выполните долг.
Амарен, только что получивший назначение на эту должность, так не считал. Он предпочел бы понижение в звании такой должности.
Прошение о помощи от анатийского короля пришло пять дней назад.Совет не смог отказать в помощи–от лица Дальта он дал слово, что выполнит союзнический долг перед Анатией до конца. Сама просьба о помощи сильно подняла авторитет всех членов Совета, проголосовавших перед войной за принятие союзнических обязательств.В истории еще не было случая, чтобы такая сильная страна, как Анатия, обращалась к Дальту за помощью.
Амарена вызвали три часа назад. В здании совета его ждали генеральские погоны и новый мундир, а также приказы – высадиться в Анатии и помочь войскам короля разбить бунтовщиков. Простое на словах и абсолютно безнадежное в реальности дело.
В том, что корпус будет разбит, а сам он погибнет, Амарен практически не сомневался. Смерть – не самое страшное, хуже то, что невыполнение миссии ударит по семье.Можно даже не сомневаться, что за назначением на должность стоит одна из высших семей. Какая точно Амарену было неизвестно, хотя догадаться не слишком сложно. Он специально выбрал военную стезю, предпочтя ее возможности возглавить со временем семью Таккен, дабы держаться подальше от свар семей. Но, похоже, пока ты принадлежишь даже к самой захудалой семье, это невозможно.
На службе Амарен добился блестящих успехов – сегодня он стал самым молодым генералом Дальта. Похоже, кое-кому из Совета это пришлось сильно не по душе – благодаря успехам Амарена семья неплохо укрепила свои позиции. Надо признать, соперничающие семьи нашли замечательный способ избавиться разрушить эти успехи.Отказ слишком сильно сказался бы на семье. Провал кампании и гибель корпуса – тоже.

Председатель закончил речь традиционной формулировкой, коей воинов отправляют на смертный бой. Он прекрасно знал о невыполнимости задания, но был лишь исполнителем воли Совета. Амарен поклонился и четко отдал честь. Пять дней спустя он наблюдал за высадкой на анатийское побережье.



Скрытый текст - Тереен:
Положение стало безнадежным. После известия о поражении флота под Хораго ситуация в городе окончательно вышла из под контроля. Генерал Рокаар выступил против короля, его войска насчитывали не меньше трех тысяч человек.Два дня в столице шли ожесточенные уличные бои. Сейчас оставшиеся верными войска с трудом удерживали центр города.
Из широких окон кабинета открывался вид на площадь, которую никак не могли взять бунтовщики, гордо именовавшие себя «революционерами».
- Ваше величество, у окон сейчас слишком опасно.
Тереен усмехнулся. Дворец окружен, и вырваться из него уже вряд ли удастся. Осталось ли хоть одно безопасное место в объятом огнем и безумием городе?Хорошо, что он вовремя отослал семью из города. Промедли он на пару часов, и наследница престола также оказалась бы в ловушке.
Резная дверь распахнулась и в кабинет влетел пропахший дымом начальник охраны. Вытянувшись, он выпалил скороговоркой:
- Ваше величество, только что к нам пробрался гонец. Он сообщил, что дальтийский корпус под командованием генерала Амарена высадился в дельте реки … и направляется к столице.
- Амарен, Амарен… Впервые слышу. Как скоро они будут здесь?
Начальник охраны замялся.
- Сложно сказать. Между нами сейчас два дневных перехода и войска Рокаара. Их уже больше пяти тысяч, не считая десяти тысяч бунтовщиков в самом городе. У Амарена не меньше пятнадцати тысяч.
Что ж, пятнадцать тысяч дальтийского корпуса с легкостью разобьют Рокаара, не говоря про сброд, состоящий из плохо вооруженных рабочих. Главное, чтобы они подошли до того, как дворец будет взят.
В любом случае это первая добрая весть за последние три дня.



Скрытый текст - Ликоган:
В столицу Ликогана привела нужда – остров Мидао, на который он был поставлен наместником, оказался совершенно беззащитным. Порт защищали могучие береговые орудия, но на рейде стояло только три древних миноносца. Что и говорить, если даже сюда Ликогану пришлось добираться на переоборудованном во вспомогательный крейсер транспортном судне. Естественно, лирадийские рейдеры чувствовали себя в водах вокруг острова безнаказанно, и владельцы судов просто отказывались выводить свои корабли в море.
Ликоган прекрасно понимал их – ему принадлежала крупная торговая компания, всего за месяц оказавшаяся на грани разорения. Весь этот месяц он отправлял королю депешу за депешей, прося защиты для судови острова – гарнизон не смог бы отразить даже малочисленный десант –но ни на одну из них не получил ответа. Тогда он отправился в столицу, чтобы добиться личной встречи с королем.
Для этого он распорядился установить шесть орудий на лайнер «Мидао», на котором собрался плыть до континента. Предосторожность оказалась отнюдь не излишней -едва за горизонтом скрылись укрепления, «Мидао» атаковал лирадийский рейдер. К счастью, он тоже оказался не боевым кораблем, а вооруженным транспортом. На «Мидао» пушек оказалось больше –через час перестрелки противник скрылся в волнах.
От Каны до столицы Ликоган добрался с трудом. Еще труднее оказалось оттуда вырваться и сейчас автомобиль мчался обратно к Кане. За эти два дня Ликоган понял, что Анатия обречена.



Скрытый текст - схема:
Война между Анатией и Лирадией идет полгода. Несмотря на то, что Дальт стал союзником Анатии, та проигрывает войну за океанские просторы. В сражении под Наттором погибла половина анатийского флота. Правда, из четырех линкоров уцелело три.
Командует уцелевшими кораблями адмирал Ракнар. Он вынужден принять следующий бой с лирадийским флотом, и если он проиграет, лирадийцы высадятся уже в Анатии – большая часть Лаотенского океана сейчас в их руках.
В это время в самой Анатии отдельные бунты перерастают в революцию. Войска, верные королю еще удерживают столицу, но на улицы выходят тысячи рабочих, и часть войск развернулась против короля.
Ликоган, наместник острова Мидао, лежащего в Лаотене и захваченного в ходе предыдущей войны лично хочет прибыть в столицу – поставки на остров практически уничтожены рейдерами и все торговцы (включая и Ликогана) терпят огромные убытки.Ликоган намерен лично требовать помощи флота у короля. Но в столице уже вовсю идут уличные бои.
Понимая сложность ситуации, король Тееренпросит помощи в подавлении восстания у Дальта. Семьи, связанные договором о союзничестве, высылают корпус под командованием только что назначенного на генеральскую должность Амарена.Совету Дальта ясна заведомая проигрышность кампании, поэтому назначение Амарена стало итогом закулисной борьбы – если он не сможет выполнить приказы, покроет себя и свою семью позором.
В это время к Лордриане прилетает разведывательный корабль с Земли. На его борту пятеро координаторов, один из которых – Вернер.На подлете к планете разведчик атакует одна из уцелевших платформ. Корабль получает повреждение и ему требуется срочная посадка. Выбросив капсулу, которая отправляется с сообщением о произошедшем к Земле, он садится в Анатии. Посадка происходит относительно успешно, но корабль больше не сможет взлететь.

У острова Хораго происходит сражение между анатийским и лирадийским флотами. Анатийцы терпят поражение, но Ракнару удается отступить с частью кораблей во главе трех линкоров к Кане – главной базе флота.
Весть о поражении быстро распространяется, и королевские войска теперь с трудом удерживают дворец. Приходит сообщение о высадке дальтийского корпуса, но он может не успеть подойти до того, как королевский дворец будет взят.
Ликоган оказывается в Кане в момент, когда туда возвращается побежденный флот. В порту также начинаются волнения, к городу подходят мятежные войска генерала Рокаара. Ликоган понимает, что погибнет, если он окажется в их руках. Он добивается встречи с Ракнаром, который имеет обрывочные сведения о том, что происходит в стране.


Вторая часть:

Скрытый текст - схема:
Мидао получил независимость во время прошлой войны. Анатия каждый год посылает ультиматум, требуя от Ликогана вернуть остров и флотРакнара, но благодаря последнему угрозы пока не воплощаются в реальность. Лигокан балансирует между интересами многих стран, оказывая военную поддержку то одной, то другой стороне – в основном уничтожая торговлю. Благодаря этому остров получил репутацию современной пиратской республики.

На Миторе полгода идет война, охватившая практически весь континент. Пока набравшие за двадцать лет силу Лиртания и остальные страны заняты выяснением отношений друг с другом, Анатия и Лирадия вновь готовы начать войну. Необходим лишь предлог.
Им может стать агрессия Лирадии– ее войска высаживаются на имеющим стратегическое значение дальтийском острове Хораго. Операцией по его захвату командует адмирал Атран.
Гарнизоном Хораго командует Амарен.Благодаря сигналу патрульного судна, заметившего лирадийский флот, ему удается сорвать планы Атрана по молниеносному захвату острова, но его войска постепенно отступают. Ситуация балансирует на грани шаткого равновесия, когда любая мелочь может изменить ход сражения.
В этот момент к Хораго приближается анатийская эскадра. Капитан флагмана «Серафим» Ронгерт впервые ведет свой корабль на встречу с врагом. Когда до Хораго эскадре остается два часа ходу, её замечает лирадийский миноносец.

Месяц спустя капитан Маен направляется к берегам Дальта. Его старое торговое судно идет через шторм, несмотря на опасность со стороны рейдеров с Мидао - Маену это не нравится, но незнакомец, отказавшийся назвать свое имя, платит большие деньги, дабы корабль как можно скорее достиг Дальта.


Так же, нашел у себя ошибку:
Скрытый текст - ошибка:
Когда писал вторую ступень, перед глазами не было карты, поэтому перепутал две страны - Ортес и Оскон. Поэтому соседкой Анатии пусть будет Оскон, а страной на берегах Ожако - Ортес.
Ответить с цитированием
  #34  
Старый 14.11.2010, 14:57
Аватар для Ключница
Посетитель
 
Регистрация: 29.07.2009
Сообщений: 16
Репутация: 26 [+/-]
Мир Ключницы

Ступень 3, часть 2

Скрытый текст - Эпизод 4:
Он увидел лойю издалека. Даже не её саму, а её брюки из ставшей модной в последнее время плотной голубой ткани, на которых вышит обвивающий ногу феникс. Сама девица была на редкость невзрачная и нелюдимая, работать с ней Бова не любил, но сегодня обрадовался даже ей.
- Здравствуйте, ньянги Анна.
Хмурый взгляд из-под русой чёлки. Руки глубоко в карманах.
- Где?
Бова указал на клумбу. Сейчас он чувствовал себя так, будто ему лично пришлось сходить на Ту Сторону и вернуться обратно. Все тридцать минут до приезда лойи он потратил на организацию эвакуации людей и попытки успокоить паникующих. Тем не менее люди орали, рвались домой забрать вещи, шли, выставив вперёд доселе невиданные шагеем пятиконечные звёзды. Кто-то уже начал под шумок продавать амулеты, и занятые агенты не могли поймать мошенника.
И над всем этим витал страх. Ужасный, всепроникающий страх, затмевающий собой тёплое осеннее солнце.
Лойя согнулась над часами именно в том месте, где пентаграмму обнаружил шагей. Там, где на жёлтом маковом лепестке застыла коричневая капля крови. Девица сердито сводила брови, бормоча себе что-то под нос. Затем, оторвавшись от пентаграммы, поднялась на холм и перелезла через изгородь. Шагею показалось, тело заинтересовало Анну куда сильнее портала, и ему это не понравилось. В голове шевельнулись смутные подозрения, и они окрепли, когда лойя стала совершать над телом ритуальные пассы.
Наконец, девушка вылезла обратно и снова подошла к мужчине.
- Нагнитесь ко мне.
Он послушно нагнулся, позволив ей шептать себе в самое ухо.
- Я вам не помогу. Здесь нужны кареи. Это – портал, сделанный с жертвоприношением, возможно, ренегатами. Девушку убила потусторонняя сущность высокого класса, и, возможно, она до сих пор где-то поблизости. Уводите людей, звоните карам.
Бове почудилось, будто он заново поседел.

Маленькая площадь, в центре которой высился злополучный холм, опустела, но даже сюда доносился гул возмущённых и испуганных голосов. Здесь высились многоквартирные дома, серые, но изящные. С парадных дверей смотрели драконы, каждое крыльцо хвасталось резными перилами. Не переносившая толпу Анна предпочла уйти сюда, уповая на амулеты. За ней же, уповая на неё, увязался медик Рани Амьяра.
- Так выходит, Тигры ни при чём… - задумчиво протянул Рани. Лойя равнодушно пожала плечами:
- Если у остальных такие же раны – ни при чём. Они же не вызывают духов. У них это вроде как грех.
- Но я бы никогда не подумал… - он прикрыл глаза, прокручивая увиденное за последнюю неделю и всё ещё не веря в свою ошибку, - Я был уверен, дело в какой-то мутации, у них же половина из пробирки выросла!
Где-то близко раздавался уже осипший голос Бовы Таяри, призывавший всех садиться в специально прибывший транспорт. Лойя взяла предложенную ей сигарету и затянулась.
- Может, Вы просто слишком не любите Тигров? По-моему, любой здравомыслящий человек заподозрил бы неладное.
Медика передёрнуло.
- А ты любишь, что ли?
- Нет, не люблю, - не стала отпираться девица, - Но духов я не люблю больше. И боюсь сильнее. А люди же всегда сначала пытаются исключить свой самый большой страх.
Рани сплюнул.
- Книжек начиталась, а? Где ж ты раньше-то была?
Анна промолчала. Нескладный пожилой доктор явно собирался спросить о чём-то другом.
- Кхм… лойя…- Анна поморщилась, - ньенги! Так значит, тут ренегаты постарались? Открыли старый портал? Их ведь легко закрывают?
- Легко.
Она немного подумала, снова бросила взгляд на цветы и спросила:
- А Вы тут не собираетесь жильё покупать?
Медик отшатнулся.
- Убереги меня Небо!
Она кивнула и вдруг сказала с недобрым прищуром:
- И не покупайте. Никогда.


Скрытый текст - Эпизод 5:
Карей двух стихий Джару Верба из последних сил боролся с желанием вскочить и начать ходить по комнате взад-вперёд. Однако вставать в кабинете карни Ирги без её разрешения было чревато.
Сама глава РУЗГНПК (1), спокойная как змея, сидела напротив и изучала подчинённого большими чёрными глазами. Карни не любила стандартную коричневую форму и не выносила юбки, поэтому сегодня щеголяла в чёрном брючном костюме, сшитом на заказ. Круглые щёки и шапка кудрявых волос придавали ей наивности, однако Джару знал, насколько впечатление обманчиво.
- Успокойся! – хлопнула она ладонью по столу, - Ещё раз: что конкретно ты сказал?
- Я сказал, это – стандартная ловушка ренегатов (2). Основу оставили давно, а сейчас активировали через жертвоприношение. Что уже завтра мы её ликвидируем…
Карандаш карни бил по столешнице в такт словам Джару.
- Молодец.
- Но мы не сможем это ликвидировать!
- Ты уверен?
- Абсолютно. Несколько раз проверил.
Длинноволосый и чернявый Джару слыл красавцем, но после прошедшей ночи на него было страшно смотреть. Лицо осунулось, щёки ввалились. Обнаруженный портал не имел никакого отношения к ренегатам. Это было нечто куда более страшное и опасное: постоянно открытый выход с Той стороны, персональный для одной конкретной твари. Только вот определить, какая это тварь, Джару не удавалось, а он считался одним из лучших специалистов в данной области. К тому же, портал оказался «привязан» к энергетике создателя, и закрыть его без участия открывшего было невозможно. Но вот где искать?..
Карни забарабанила по столу пальчиками.
- Нельзя давать людям повод усомниться в нашей компетентности. Учёные крысы только того и ждут. Проведите завтра формальный обряд и запустите жильцов обратно. А сами тихо организуйте там защитный контур и поставьте караул.
- Но ведь… - молодой карей осёкся под жёстким взглядом.
- Если кто-то пострадает, свалите всё на перевёртышей. И так по городу уже поползли неприятные для них слухи. Есть идеи, кто нам подкинул такой «подарочек»?
Джару с трудом собрался с мыслями и достал из портфеля изображение, найденное буквально полчаса назад и совсем не там, где он рассчитывал.
Голые серые стены кабинета действовали на него угнетающе, заставляя чувствовать себя как на допросе.
- Вот. Очень похоже на существо, которое нападало не девушек.
С изображения скалился неестественный гибрид дракона и тигра с широко растопыренными лапами и безумными, на выкате, глазами. Неровный край и жёлтая бумага указывали, что картинку варварски вырвали из старой книги.
- Кто это?
- Это… - карей нервно сглотнул, - старое божество перевёртышей. В Шуфане ему уже давно не поклоняются, но записи ещё остались.
Карни внимательно вгляделась в картинку.
- Раньше его воплощали?
- Никогда. Оно считается мифическим.
- Дрракон! – Ирга откинулась на спинку кресла, - Всё плохо, Джару. Всё очень плохо. Тигры и эксперименты с карой – всегда верный путь в Научный Центр Реграны. А я совсем не хочу туда соваться. А уж если кошки решили сами пообщаться с Той Стороной – тогда очень много голов полетит! Иллиния и Алконд только и ждут случая, чтобы обвинить нас в негуманности. А тут – такой повод! Довели!
Теперь карни встала сама. Глаза загорелись лихорадочным блеском.
- Позови Вегу. Начнём, пожалуй, с общины. Нужно выписать из Фокиры псионика.
Джару встал, но замялся на пороге.
- Что ещё?
- Лойя, которая первая прибыла на вызов… Анна. По-моему, она догадывается.
- Лойя? – карни презрительно фыркнула. – Забудь про неё. У них не хватает ума, даже чтобы отличить портал входа от портала выхода! Не забивай голову!

(1)РУЗГНПК - Регранское управление по защите граждан от негативных проявлений кары
(2) Ренегаты - группа кареев, во время революции поддержавших монарха. В течение пары лет после революции устраивали диверсии, однако были полностью истреблены. Миф о них поддерживается в политических целях.



Скрытый текст - Эпизод 6, недоделанный:
…Посетители храма с удивлением провожали взглядом огромного рыжего бородача, очень похожего на Тигра. Тигры храмы не посещали, это знали все. А этот стоял, вдыхая запахи благовоний, и прижимал к груди древнюю на вид книгу…
__________________
Во мне слишком мало от этих барышень -
Ночами не спящих, ваяющих -
или воюющих
за место под славой? -
Я - Слабая. (с)

Последний раз редактировалось Ключница; 14.11.2010 в 14:59.
Ответить с цитированием
  #35  
Старый 16.11.2010, 21:29
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 3,062
Репутация: 1076 [+/-]
Очень извиняюсь, припозднилась.

3-я Ступень

Скрытый текст - Положенец Гордий Еврест:
1. То что урожая не хватит на пропитание на год, было ясно уже весной, когда Гордий сеял. Семян с прошлого года осталось слишком мало и даже засеяв их все, оставив семью без пропитания до конца лета, Гордий не мог надеяться на достаточный урожай. А он засеял не всё.

2. В середине лета, Гордий понял, что обильные дожди и тепло, больше чем в последние несколько лет излучаемое солнцем сделали своё дело. Налитые колосья ровным океаном простилались над полем. Урожая на следующий год хватит.

Гордий так обрадовался, что больше времени стал проводить в женой. И уже через месяц она сообщила, что опять беременна.

3. Нет, Гордий был очень рад, пятый ребёнок в голодной семье - это предел мечтаний, но отчаяние всё-таки взяло верх. Гордий подался в лес, чтоб повеситься на первом суку. Пока Гордий бродил по лесу и искал подходящий сук, он нашёл целую поляну грибов, которых с момента угасания солнца никто не видел.

Обрадовавшись дополнительному источнику питания, Гордий отложил момент сведения счётов с жизнью.

3. Узнав, что Гордий нашёл грибы и собрал их единолично, соседи осерчали, а торговцы принялись требовать пошлину. Гордий словесно послал всех их к праотцам, а сам и не подумал делиться.

В отместку торговцы указали особо нуждающимся вышненцам у кого можно достать еды.

4. Вышненцы не заставили себя ждать. Когда Гордий довольный собой грузил мешки с зерном на телегу, его ограбили.

Семье грозит голод. Еды взять неоткуда. Оставив семью на попечение старейшины, Гордий взял у торговцев под залог дома лодку и отправился на Вышний материк искать справедливости.



Скрытый текст - Вышненец Ахоб Шерд:
1. Пройти испытание старейшин - мечта и страх любого юноши. Для Ахоба - мечта и стах вдвойне. После перелома ноги в детстве, он остался хромым. И каждый день ему приходилось доказывать сверстникам и отцу, что он не хуже других. Да, он не умел быстро бегать, зато выучился метко стрелять из лука, а в рукопашном бою мало кто с ним мог поспорить.

2. Опасения Ахоба оказались напрасны. Его приняли в ряды воинов. И теперь он мог выбрать себе женщину. Но женщины - народ особенный. Ни одна из свободных особ не ответила хромому ухажёру взаимностью.

Не иметь женщины - позор для воина. Но взять силой можно только чужестранку (за неё не могут заступиться родственники). И Ахоб отправился на Положний материк. Он добудет себе женщину и его статус воина будет ещё выше, т.к. он добудет себе женщину в бою.

3. Прибыв к океану, Ахоб принялся бродить среди судов торговцев, выискивая те, что скоро отбудут на Положний материк.

Суда стояли возле берега. Но как выяснилось только на берегу, денег у Ахоба для переправы было недостаточно. Возвращаться без женщины в родное селения Ахоб не мог, это двойной позор: женщины нет, вернулся ни с чем.

4. В это время с одного только что прибывшего судна сходили вышненцы с мешками зерна. Они и помогли молодому Ахобу договориться с капитаном о приемлемой цене.
На Положнем материке в одиночестве он немного поплутал, выискивая подходящую женщину. И надо же было такому случиться, что план по похищению невесты был нарушен появлением группы её односельчан. Нет, он мог бы яростно накинуться на них, и гордо победить пятерых-шестерых, но их было слишком много. Если оставшиеся не побегут в панике (а Ахоб не мог предугадать ход мыслей чужестранцев), ему придётся пасть в неравной борьбе. Но и это не главное, родственники могли бы сложить о нём победную, хоть и грустную песнь и он бы остался жить в преданиях. Но в том то и дело, что рядом сородичей не было, значит никто не увидит его подвига и не сложит песнь. Это остановило его.
Чтоб не сгинуть в безвестности, Ахоб "трусливо" отсиживался в кустах.
__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (с) --<-@
Ответить с цитированием
  #36  
Старый 16.11.2010, 22:50
Аватар для Wendy Wicca
Чокнутый трикстер
Победитель ЛВКоролева Мира Фантастики
 
Регистрация: 16.08.2010
Сообщений: 1,984
Репутация: 1366 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Wendy Wicca
3 ступень

Бейте, пинайте - я тормоз (( Перепутала даты, думала в среду выложить...
В результате спешка, самоплагиаты и вообще отстой, простите за такое...


Скрытый текст - Ли Скро, секретный агент (ленивцы из Многояруса):
Ли Скро уже пять часов висел неподвижно в густой листве, уцепившись всеми конечностями за ветку. Он умел это делать - плох тот агент, который этого не умеет. Тем более, если он ленивец из Многоярусного Леса! В правой лапке Ли сжимал амулет, который, как он верил, приносит удачу - сегодня она ему нужна была. Амулет изображал нечто среднее между Отцом и Матерью - существо с явно женской фигурой, но и рогами на голове.

Наконец, появились те, кого он ждал. Двое ленивцев, одетых в широкополые шляпы - настолько широкополые, что полностью скрывали их лица. Жаль - на допросе под гипнозом он не сможет утверждать, что узнал их в лицо. Но голоса узнать было нетрудно. Эти двое были "правыми руками" одного из видных городских купцов.

Скрытные господа принесли с собой невероятной толщины моток веревки и сбросили один его конец с мостков вниз. Снизу кто-то подергал за веревку. Незнакомцы начали выбирать канат наверх.

И тут их чуть не стошнило - судя по позам и по тому, как они начали прикрываться платками и шляпами, избегая смотреть на то, что вытащили снизу. Хотя это выглядело не так уж страшно, Ли тоже чуть не сверзился со своей ветки. Он увидел самый большой ужас Многояруса, сеющий террор уже много лет. Оборванного, измазанного илом, бесноватого лемура, пугающе похожего на то, во что могут превратиться они сами.
Грязнулю.

Ли заставил себя преодолеть страх и отвращение и прислушиваться к беседе. Она была интересной.

- ...салон-магазин Ядро Ореха, а также фуникулёрную линию. Сделать это нужно в час пик, вечером, чтобы было как можно больше жертв.

- Откуда нам знать, когда у вас тут вечер?

- Хорошо, мы дадим знак. Орех, сброшенный

- Сбросьте лучше еще кротовой взрывчатки. Прежняя кончается, а вручную деревья подпиливать нужно месяцами.

Ли Скро уже приходилось пересекаться с Грязнулями, и этот был весьма необычным. Как правило, оказавшись в клоаке у корней Леса, ленивцы быстро теряли человеческий - вернее, лемурий - образ, забывали нормальную речь и начинали вести себя неадекватно, от местной пищи и испарений. Этот же - выглядел, как грязнуля, но говорил, как здравомыслящий лемур. Подозрительно...

- Будет и взрывчатка. Наш поставщик из кротов погиб при невыясненных обстоятельствах.

- Против нас кто-то играет?

- Кто знает... Ты уверен, что тебя не раскрыли?

Грязнуля вздохнул.

- Я так вжился в роль, что почти стал одним из них... - В его глазах промелькнул испуг. - Ребята! Помните, и передайте господину Пуффину: вы обещали, когда закончим - переселение на самые верхние ярусы! И тогда я забуду все это, как страшный сон...

Подручные загадочно ухмыльнулись, но на словах не посмели опровергнуть обещание:

- Не переживай. Трон нынешнего бургомистра уже шатается. Главное - страдают в первую очередь не знать, а простые люди, ходить по улицам и в лавки стало опасно... Еще месяц-другой терактов - и господин Пуффин станет бургомистром, а тогда уж он тебя... отблагодарит!

Грязнуля кивнул - что ему оставалось, кроме как удовлетвориться?

- Мне нужна более подробная карта. Я составляю карту Клоаки, чтобы не ошибиться с деревом...

- Будет карта в следующий раз. А теперь, друг, не обессудь - подышал воздухом свободы, пора за работу...

Грязнулю подхватили под руки - заговорщики были предусмотрительно одеты в перчатки - и столкнули с мостков обратно. Затем вытравили канат, опуская его в глубины.

Надо спешить, понял Ли Скро. Бургомистр озолотит своего агента за такие сведения, а салон-магазин еще можно спасти... Ленивец плавно начал стекать с ветки... и тут, одно неосторожное движение, ветка подломилась! Супер-секретный агент позорно рухнул прямо на головы заговорщикам...

- Ага! Шпик! - его схватили и сунули под нос здоровенный мохнатый кулак. - Что ты успел услышать?

- Н-ничего... просто гулял... - Ли попытался закосить под дурачка. Не помогло.

- Любишь погулять? Бесплатные прогулки по воздуху! - пошутил один из "обьектов". Один схватил Ли за ноги, другой за руки, его раскачали и швырнули через барьер...

Секретный агент заверещал, растопырив лапы, пытаясь ухватиться за что-то.. Многоярус плотно застроен, здесь почти невозможно просто упасть с мостков и провалитсья на самое дно, но сейчас они были на одном из нижних ярусов - шансы ничтожны... Только если улыбнется удача... На лету он сжал покрепче амулет и зажмурился...

... и врезался в мостки, едва не сломав себе ребра и челюсть. Плечо ужасно ныло, ныл подбородок, но, открыв глаза, он обнаружил себя на крыше технической будки, прибитой, практически, посреди голого ствола.
Удача!
Отсюда можно перебраться на ветки и добраться до верхних ярусов. Будет тяжело, но теперь Ли был твердо уверен, что справится. С ним была фантастическая Удача.... Да и, в конце концов, каждый ленивец из Многояруса должен уметь лазать!



Скрытый текст - Сильви, ученица друида (Совиные люди):

Скрытый текст - признаюсь...:

Сильви открыла глаза. И несколько минут лежала, медленно просыпаясь, наблюдая, как ее дыхание превращается в пар – воздух в домике, спрятанном в огромном дупле, был холодный, но под одеялом было тепло. Затем девочка решилась высунуть ногу. Потом другую.

Темно. Лишь немного света проливается в круглое окошко. За окном было тёмное, затянутое тучами предрассветное небо. И мерцали звёзды… Сквозь тучи? И почему они кружатся так быстро?
Сильви понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, что же она видит. Выпал снег!

Совиная девочка радостно вскочила. Стараясь не шуметь, она отодвинула круглую дверь дупла и выскользнула наружу из дома-дуба.

Снаружи ее сразу захестнул веселый вихрь мягких снежинок. В этом вихре чувствовалась какая-то песня – звенящая, манящая за собой… Сильви шагнула на снег, не подумав даже надеть валенки – как была, в ночной рубашке. Снег отражался в её круглых жёлтых глазах, оседал на ее головных перьях и не таял…

В ушах звучала какая-то мелодия – загадочная, почти зловещая, но манящая за собой. Как будто ей пели: вставай! Иди за мной – не обману! Сильви закружилась под эту мелодию, водя хоровод со снежинками, запрокинув голову к темному небу… И плавно, шаг за шагом углублялась в лес. Она пританцовывая направлялась прямо в чащу, к темным холмам и пещерам…

- Сильви! Стой, дурочка! – Резкий оклик должен был вырвать ее из забытья – но не смог. Сильви не прекратила танца, не прекратила движения в сторону холмов.
- Дверь нараспашку оставила, хорошо меня мороз разбудил! Стой, прекрати немедленно! Это же манок Кротов! – Дядюшка напрасно надрывался – девочка его не слышала. В ее ушах звенела музыка глубин, сплетающаяся с пением ветра – все остальное не существовало.

Дядюшка гнался за ней три версты, проваливаясь в снег по колено там, где легкие босые ступни оставляли лишь неглубокий след. Он уже отчаялся догнать Сильви, устремившуюся на верную гибель, когда та сама невольно помогла ему. На одной из полян она закружилась чуть дольше обычного. Дядюшка схватил ее за руку, бросил на снег, навалился сверху и туго спеленал одеялом.
Сильви так и не пришла в себя, пока он нес ее через лес, бормоча что-то успокаивающее. Она не чувствовала холода, когда плясала, не чувствовала теперь и тепла.

Девочка очнулась только через несколько часов. Пошевелила руками, ногами – бесполезно, спелената, как младенец. Дядюшка протянул ей пиалу с горячим молоком и напоил с рук.

- Зов Кротов. Проклятое место эти пещеры! Нельзя было здесь селиться… Я знал, что здесь нельзя заводить детей, мы так обрадовались, когда появилась ты. - Он покачал головой. – Я думал, мы можем дать тебе новую семью, вторую жизнь. Думал, у тебя теперь иммунитет… После всего, что с тобой было. Выходит, нет…

Сильви плохо помнила, о чем он говорит. Судя по всему, она уже побывала в рабстве у Кротов и каким-то чудом выбралась на свободу. Ее подобрали здесь, в Холмах, незнакомые совы, приютили, обогрели и дали новое имя. Прежнее она забыла, как и почти все, что было до того дня, как из нее изгнали «дурь». Выбор был невелик – потеря памяти или смерть от ломки…
- Придется тебе уехать отсюда. До тех пор, пока не подрастешь достаточно, чтобы не слышать манка Кротов.
Сильви лишь печально вздохнула и кивнула. Она вообще мало говорила – впитывала мир, как губка, и почти ничего не отдавала. Как будто ей нужно было восполнить потерянную память новой, прежде чем ей будет, что сказать.

На следующий день с купеческим караваном Сильви отбыла в Рогатые холмы. Ближайшие годы ей предстояло жить среди фавнов, обучаясь на жрицу Матери. Пока не придет безопасный возраст… Девочка не выглядела расстроенной – она с удовольствием глазела на незнакомые места, и впитывала, впитывала, впитывала…



Скрытый текст - Чихун, бывший ученик шамана (тюхи):
Чихун почесал в затылке, озадаченно глядя на выросшую перед ним стену неприступных деревьев и ведущие наверх веревочные лестницы и мостки.

А ведь его предупреждали! Шаманы тюхов - он пропустил это мимо ушей, считая обычным запугиванием... Бобры-плотогоны, которые собирали бревна из Леса ниже по реке - он решил, откуда им знать? Ни к чьим словам он не прислушивался, и упорно ехал в Многоярус, не сворачивая.

И только теперь Чихун понял, что на дерево на мамонте вьехать будет трудновато.

Мамонтиха потрясла головой, как будто чувствуя замешательство хозяина. Расставаться с другом Чихун не хотел, даже если бы мог. А он не мог - мамонт заменял ему дом, постель, и запас провизии. Недаром так ценятся именно мамонтихи и носорожихи - их молоком путник может питаться, не таская запаса провизии.

По правде сказать, в седельной суме Чихуна был еще один вид пищи. Но эти грибочки не предназначались для ежедневного питания. Эти грибы он украл у шамана, когда тот не позволил Чихуну стать его учеником. И теперь беглец искал место, куда мог бы посадить споры, чтобы восстановить грибницу. Грибам цены поистине не было.

В надежде, что где-то все-таки есть подьем для "большегрузного транспорта", Чихун тронул поводья и углубился в лес.

Над головой сгущались ветви, все плотнее, плотнее, полностью закрыв небо. Царил полумрак. Исполинские стволы деревьев уходили вверх и терялись в темноте. Под ногами мамонта хлюпала грязь, скрытая мягким мхом. Где-то вдали журчала река, текущая из-под корней Многояруса, и несущая бревна вниз по течению, Плотогонам...

Слух у тюха, может быть, и не самый острый - Чихун долго не замечал, что за ним следуют. Но все-таки он расслышал нетерпеливый шепот:
- Еда! Большой крыс! Еда!

Он обернулся - мамонта обступили странные существа, измазанные грязью, со светящимися глазами.

- Не крыс, однако - мамонт! - поправил их Чихун вежливо. Но он уже понял, что его новых знакомых ни капельки не интересует этот вопрос. В мамонтиху полетели камни.

- Нно! - тюх подстегнул своего скакуна, но тому и не требовалось, чтобы его подгоняли! Галопом, неуклюже задевая стволы деревьев - так, что, наверное, наверху, в Многоярусе, подумали о землетрясении - мамонтиха поскакала прочь от Грязнуль. Чихун не знал, что имеет дело именно с Грязнулями, он и не слышал о них - ему было достаточно, что эти твари хотят сьесть его друга, а может быть, и его самого. Грязнули были повсюду, они преследовали мамонта, но Чихун был уверен в победе. В лесу не может быть тупика! Надо лишь скакать туда. откуда пришел, а там... может быть, попробовать убедить ленивцев втянуть животное наверх? (Что-то подсказывало тюху - может быть, само слово "ленивцы" - что сделать это будет непросто...)

Преследователи, наконец, отстали, и тюх вздохнул спокойно. Он бы не был так спокоен, если бы заметил, что один из грибов выпал из его мешка. И что Грязнули отстали, потому что уже дерутся за него...


Ну и всеобщий страх, дает немного представления о дальнейшем сюжете...


Скрытый текст - Джордж Картер, Последний Человек с Земли (воздушные кочевники):
Когда с берега или борта корабля зрители видят дирижабли воздушных кочевников, им кажется, что эти шары могут висеть в воздухе вечно. Это не так, разумеется. Газы рано или поздно протекают, горячий воздух – остывает…

Сегодня корабль-матка со странным, ничего не говорящим виталиянам названием «Техас» бросил якорь над действующим вулканом – для дозаправки. В жерло были сброшены шланги, ручные насосы заработали, закачивая в резервуары газ. Фильтры завертелись, выделяя водород из метана…
Процесс шел долго, поэтому преподобный Либкнехт использовал такие дни для своих проповедей. Он рассказывал в сотый раз о грехе, который совершили их предки, люди со звёзд, против Матери и Отца. И как людям было запрещено ступать ногой на земли Виталии. Он был еще молодым жрецом, так что история грехопадения не успела приесться ему – каждый раз он рассказывал ее с пылом, с выражением. Его слушали…

- Но наши предки, пав на колени, умоляли богов дать им остаться на планете, которая уже стала для них новой Родиной. И в милости своей, Отец раскрыл им секрет воздухоплавания! Исполняя обет, ни один из кочевников не ступает ногой на землю, зато нам принадлежат небеса Виталии!

Церемония была окончена, и преподобный Либкнехт распустил паству и пошел в свой шатёр.
Вечерело. Огненная дорожка от садящегося солнца протянулась до горизонта, но со стороны этой дорожки веяло свежим бризом. С другой стороны мерно гудел вулкан, и когда ветер менялся, он приносил жар и запах серы. В той стороне все еще работали фильтры, хотя насосы уже остановились и заправщики собрались в шатре

Проходя мимо шатра заправщиков, преподобный насторожился. Изнутри доносилось нечто несусветное - гнусавым, неживым голосом, почти перекрытым шипением и скрежетом:
- … проходит одного, второго, удар по воротам – Гоооол!...
Это известие было встречено радостными криками сидевших в шатре людей.
Жрец постоял немного, прислушиваясь. «Железные» голоса сменялись, говорили разные странные вещи…
- В эфире новости Земной федерации! Главное к этому часу…
Кто-то из собравшихся спросил другого:
- Картер! А ты сам-то бывал на Земле?

Ответа преподобный слушать не стал – в голове, наконец, прояснилось. Джордж Картер! Старик, переживший, как говорят, еще Войну неба с землёй, один из первых Кочевников!
Но ведь он давно уже промахнулся и был изгнан в последнее странствие… Он мёртв уже много лет! А если нет… что ж, придется отправить его странствовать еще раз!

Преподобный решительно разорвал ткань шатра и шагнул внутрь.
- Так-так-так… Чем это мы тут занимаемся? – Один из заправщиков попытался прятать мерцающий и бубнящий предмет, но молодой жрец был проворнее. – Игрушки Людей со Звёзд? Как вы могли так низко пасть! - Он потряс черной штуковиной с длинной антенной, из которой искаженный голос рассказывал о каких-то «биржевых котировках»..

- Не валяй дурака, Либкнехт. – перебил его кто-то. - Благодаря этой «игрушке» мы знаем, что вся твоя болтовня об Отце, Матери и грехопадении – просто сказки. А если бы ты посмотрел ее хоть пару часов, то выкинул бы свою мантию в океан.

- В океан выкинут всех вас! За игрушку – раз. За вот этого старика, который вернулся вопреки приговору – два! Что вы можете сказать в свое оправдание?
- Кто из нас должен оправдываться? – прервал его сиплый голос
Страшный, бледный, одноглазый старик поднялся, опираясь на палку. Его рябая кожа висела складками, волосы давно выпали, а зубы, судя по блеску, были из китового уса. Блеклый глаз - второй был затянут бельмом - смотрел на жреца холодно, устало, но жестко.

- Ты хотел лишить людей права знать, что они люди, - прохрипел Джордж Картер. - Что их собратья – хозяева вселенной, которые когда-то владели и этой планеткой. Этой жалкой планеткой, которая тебе кажется всем миром! Ты-то не летал на космическом корабле! – старик сипло рассмеялся. - Но мы все изменим! Мы уже починили приемник, а рано или поздно сумеем сделать и передатчик. На Земле узнают, что на Виталии есть люди, готовые к решительным действиям. Эта планетка станет нашей, а я с удовольствием спляшу джигу на твердой земле, покрытой добрым асфальтом, и выпью баночку колы, сваренной на местном заводике!

- Джордж Картер? А ты, кажется, улетел в закат лет тридцать назад и давно уже мёртв. С покойниками не разговариваю!

- С покойниками не разговариваешь? – рассмеялся Картер. – Я тоже! Ну-ка, ребята, кончайте его…

Заправшики поднялись, обступая жреца стеной, вырвали из его рук приемник. И только тут преподобный осознал, что за спиной у него – жерло вулкана…

На следующий день «Техас» снялся с якоря. Корабль остался без жреца, и приемник бубнил уже вполне открыто. Никто не стал искать преподобного, который, как шутили шепотом, наконец-то ступил на землю.
__________________

Снова поет под моим окном Осень - рыжая бестия,
Я выхожу в порог в халате - она танцует в ярких шелках.
Я не готов принимать Вас, Леди - для меня Ваш визит, как бедствие.
А она, смеясь, шагает ко мне и отраву несет в руках.

Последний раз редактировалось Wendy Wicca; 08.02.2011 в 22:45.
Ответить с цитированием
  #37  
Старый 16.11.2010, 22:52
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,542
Репутация: 1126 [+/-]
Мир Золотого Яйца

4 ступень
Скрытый текст - Рояли:
Великий крэгра Пандерии Сви-би-би-би
Золотой шлем Великого Крэгры - утерян.
Тайное знание о Лютоте (второй личине вечного короля-королевы Люлимбы-Лютоты, сменяющей самого себя на троне) и Вобщепте (мышисты уверены, что тот, к кому прирастёт хвост, станет воплощением Мышки на земле, и тот день, когда это случится, и станет концом мира).
С помощью этого знания Сви хочет шантажировать Вобщепту и заставить его помочь ему вернуться в Бластодиск и занять пиянтную должность.

Халазар из клана Тянуки Гевайорн, Потухший
С помощью невероятных для Тянуки способностей сумел оправиться после провода микроса и вернуться в Халазу, став единственным в мире многоразовым проводником.

Бесприютный рыцарь Ордена Великого Гоготуна Кариан Эзингдейл
Зеркальце, с помощью которого он на целый день делается красивым и забывает обо всём, что он сделал плохого.
Золотой шлем Великого Крэгры.

Охряный овомант (лепила) Вобщепта
Умение худеть, разрушая что-либо (это ему дарует Хвост короля Лютоты), что помогает ему лепить, не волнуясь о лишнем весе.

__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя
Ответить с цитированием
  #38  
Старый 20.11.2010, 04:43
Аватар для Ключница
Посетитель
 
Регистрация: 29.07.2009
Сообщений: 16
Репутация: 26 [+/-]
Мир Ключницы

Скрытый текст - Ступень 4, условная:
Лойя Анна Моргана

Её «рояль» - её семья. Никто не знает, но её мать – незарегистрированный псионик. Пять лет назад она сошла с ума, а таких псиоников по закону усыпляют. Держать мать под контролем позволяет другой псионик – младший брат Анны, которому пока 10 лет. Его способности неразвиты, лучше всего он умеет успокаивать. Больше всего Анна боится, что их кто-то обнаружит, и тогда брата заберут в интернат, а мать усыпят.
Отличный стрелок, револьвер всегда носит с собой.

Тигр Голуб из Регранской общины


Его главная «фишка» - внешность. Благодаря субтильному телосложению он не похож на Тигра, чем активно пользуется. Кроме того, от природы отличный манипулятор. Долгое время жил среди людей и прекрасно научился их использовать.
У него есть комплект фальшивых документов, по которым он проходит как человек.

Глава Регранской общины перевёртышей Баязет
Свою основную задачу видит в объединении перевёртышей в единый народ. Для этого собрал обширную картотеку большинства проживающих в Шуфане Тигров и создал мощную сеть связей с другими общинами. Для привлечения в общины как можно большего количества народа (для облегчения организации) наладил производство фальшивых документов для Тигров. Чаще всего, это – свидетельства о прохождении Программы.
В молодости пытался восстановить утерянную культуру своего вида, собрал небольшую библиотеку ценных книг, но решить поставленную задачу они не помогли. Среди них – книга, где описываются специфические обряды, в которых жертвой могут выступать только перевёртыши.

__________________
Во мне слишком мало от этих барышень -
Ночами не спящих, ваяющих -
или воюющих
за место под славой? -
Я - Слабая. (с)
Ответить с цитированием
  #39  
Старый 21.11.2010, 01:24
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 3,062
Репутация: 1076 [+/-]
Ступень 4

Скрытый текст - Гордий Еврест:
Перстень силы.
Утраивает силу удара. Гордий надеется, что перстень, который приобрёл когда-то у шельмоватого торговца, сделает его непобедимым, поможет рассправиться с обидчиками и вернуть зерно.


Скрытый текст - Ахоб Шерд:
Повязка на лоб.
Обостряет интуицию, что позволяет "предвидеть" удары противника. Без неё, может быть он и не достиг такого мастерства в рукопашном бою.
__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (с) --<-@
Ответить с цитированием
  #40  
Старый 21.11.2010, 11:10
Ветеран
 
Регистрация: 04.09.2009
Сообщений: 606
Репутация: 270 [+/-]
4 ступень

Для простоты в рамках задания все размеры привел в земных единицах.

Первая часть:

Ракнар
Скрытый текст - Экзекутор:

«Экзекутор» по праву считался гордостью анатийского флота. При длине четыреста метров линкор является самым большим боевым кораблем на Лордриане. Из кораблей по размерам его превосходят только лирадийские лайнеры-гиганты, самый большой из которых – «Гордость» – длиннее на пятьдесят метров. По водоизмещению – сто тысяч тонн - подобных ему пока нет.
Равно как и по вооружению. Главный калибр составляют 8 505-мм орудий, способных пробить броню любого лирадийского линкора. Для борьбы с крейсерами и прочей «мелочью», на которые жаль тратить такую мощь, имеются 12 281-мм орудий в трехорудийных башнях– по шесть с каждого борта. От нападения миноносцев, буде таковые решатся выйти в атаку, плавучую крепость защищают четыре десятка 102-мм орудий. Даже если бы в корабль попали несколько торпед, он бы не затонул – судно надежно защищали тройное дно по всей длине корпуса и продуманная система из нескольких броневых переборок, гасящих ударную волну взрыва торпеды.
За мощь пришлось расплачиваться скоростью – она составляет всего двадцать два узла (та же «Гордость» легко развивает двадцать семь).
Но даже такой мощный корабль можно вывести из строя. Все что надо – лишить его баз, где можно спокойно зализать полученные в бою раны, пополнить запасы топлива и снарядов. Именно такая ситуация сложилась сейчас - над главной базой флота поднимаются столбы густого дыма.


Ликоган
Скрытый текст - Мидао:

Остров Мидао благодаря выгодному местоположению стал важным форпостом и пунктом торговли со странами Митора. Удобный порт защищали мощные форты– со стороны моря город был практически неприступен.
Ликоган всеми силами добивался должности наместника Мидао. Как владелец одной из крупнейшей торговой компании он сразу же разглядел в нем золотое дно для торговца.Но без военных кораблей в порту остров оказался полностью беззащитен. Ликоган должен найти выход.
Он нашел его в момент, когда почти потерял надежду. Колонна кораблей, подходящая к Кане, могла быть только флотом Ракнара.


Тереен
Скрытый текст - Власть:

Да, большая часть столицы захвачена бунтовщиками. Да, значительная часть войск последовала за Рокааром и обратила оружие против законной власти. Но он все еще король. И пока он жив, еще не все потеряно. В Анатии осталось еще много верных ему людей. С помощью их еще возможно восстановить мир в стране.
Но сначала нужно объединиться с корпусом Амарена.


Амарен
Скрытый текст - Бронеходы:

Амарен наблюдал за тем как солдаты, ругаясь сквозь зубы стаскивают по сходням накрытые брезентом машины. В этом месте берег имел такую же высоту, как и борт транспорта, подошедшего к нему вплотную. Очень удобно – достаточно лишь соорудить помост. Бронеходы, которые с помощью лебедки стаскивали на берег, были козырной картой Амарена.
Всего два десятка машин – зато их пилотируют умелые пилоты. Не самые лучшие – их бы не послали сюда на верную смерть – но ине новички. К тому же Амарен уже однажды командовал этим батальоном на учениях и знал, чего ждать и от пилотов, и от их машин.

Бронеходы называются так, поскольку движутся на двух ногах, между которыми располагается кабина, на которую навешано вооружение. К сожалению, пушку на них не поставишь – отдача слишком сильна и неизбежно опрокинет машину. Поэтому на них стоят только пулеметы.

Самое уязвимое место бронехода – его ноги. Это выявили первые же испытания. Машина может выйти из строя и без воздействия противника, достаточно лишь небольшой ошибки пилота.Зато в лесу и на пересеченной местности они имели значительное преимущество.
Амарен надеялся не только на бронеходы – кроме них у него было три десятка гусеничных танков. Однако эта техника была совсем новой и неиспытанной – фактически, эта кампания должна стать первым ее испытанием.
Самой же большой уязвимостью всех машин, которые сейчас были у генерала, была отнюдь не слабость в бронировании или низкой скорости, а зависимость от горючего. Без бензина и бронеходы, и танки просто встанут. В условиях, когда лирадийский флот господствовал на море, ждать регулярного снабжения не приходилось.
Поэтому расчет Амарена строился на одном стремительном ударе – если удастся отбить им столицу, запасы топлива можно будет пополнить из анатийских хранилищ, не говоря уже о значении столицы как символа. Но в случае неудачи кампания будет практически проиграна.


Вернер
Скрытый текст - Оружие:

Координаторы – сплошной рояль в кустах. Такими и задумывались.

Корабль. Оружия на нем нет, но он еще может летать – плохо и невысоко, но может.
В грузовом отсек «Искателя» кроме вездеходов и прочих мирных исследовательских средств нашлось место боевой технике – двум БМП и четырем БТР, с некоторым запасом топлива и боеприпасов. В пассажирском отсеке в анабиозе спят сто человек десанта – не координаторов, а обычных людей.


Ханрот.
Скрытый текст - Вера:

Честно говоря не смог придумать этому персонажу более-менее приличного рояля. Поэтому пусть будет непоколебимая вера. По крайней мере, он так думает - посадка «Искателя» может подорвать самые ее основы.


Вторая часть

Рояли для некоторых персонажей все те же.

Скрытый текст - Атран:
Фактор внезапности. Никто не ожидает, что лирадийские войска высадятся на Хораго. Поэтому на море может противостоять флоту вторжения лишь старый броненосный крейсер и четыре эсминца, находящиеся в этот момент в Порт-Хораго.
На суше это третья легкая дивизия – если высадка пройдет быстро и войскам удастся с ходу захватить большой плацдарм, ее части будут смяты и разбиты по частям.



Скрытый текст - Амарен:

Для Амарена рояль в кустах тот же, что и в первой части.
По стечению обстоятельств, в день высадки лирадийских войск на Хораго в его порт вошел транспорт, на борту которого находится батальон бронеходов, прибывших на учения. Вместо них пилотам приходиться грузить свои машины на грузовики и трястись на разбитых дорогах, надеясь успеть прибыть к месту, где дивизия Амарена отражает попытки лирадийского десанта расширить плацдарм.


Скрытый текст - Ронгерт:
Тот же, что и для Атрана – внезапность. Она обеспечена тем, что анатийской разведке удалось выкрасть коды, с помощью которых лирадийский флот шифрует свои сообщения. Благодаря этому о планах по захвату Хораго стало известно сразу же, как только лирадийское соединение вышло в море.


Скрытый текст - Ликоган и Ракнар:

Рояль в кустах все тот же – флот во главе с «Экзекутором», но теперь он имеет надежную базу – Мидао.


Скрытый текст - Маен:

Для Маена «роялем» является шторм. Благодаря ему корабль избегает встреч с рейдерами.

Холодный осенний шторм бушевал уже неделю и даже не думал утихать. Корабль раскачивало с борта на борт, он то и дело нырял в пропасть между волнами. Водяная пыль хлестала по немногим матросам, коих нужда в лице сурового капитана выгоняла на палубу. Большая же часть команды валялась на койках с зелеными лицами, мечтая, чтобы бесконечная пытка наконец закончилась. "Бегущая звезда" раскачивалась так, что казалось, вот-вот опрокинется, и только по какому-то счастливому недоразумению этого еще не случилось.
Даже для опытных моряков шторм стал тяжелым испытанием. Спать на подпрыгивающей койке просто невозможно. Одежда промокала насквозь -вода проникала в трюм, плескалась на полу коридоров, забиралась сквозь щели в каюты и кубрики. По их палубе носились кучи хлама, который только может храниться в матросских рундуках - плитки шоколада, пачки сигарет, фривольные рисунки и фотографии портовых красоток.
Коки просто не могли готовить горячую пищу. Тем, кто еще был способен затолкать в себя порцию пищи, приходилось довольствоваться бутербродами и банками консервированного сока.
Лишь два человека на борту не проклинали погоду. Немногословный пассажир, практически не выходящий из каюты и капитан.
Маен благословлял шторм. Благодаря ему «Бегущая звезда» незамеченной подошла к дальтийскому побережью, избегнув нежелательных встреч с корсарами Мидао. Два дня она стояла в Иностранном порту, ожидая, когда наниматель закончит свои дела. Какого они были рода, Маенне желал знать.
Пассажир вернулся под вечер второго дня, хотя сейчас день и ночь – понятия весьма условные. Просто днем тучи становятся не черными, а темно серыми.
Наниматель вернулся не один. За его высокой спиной пряталась невысокая фигура, скрытая под слишком длинным для нее плащом. Уже через час «Бегущая звезда» покинула безопасную гавань и вновь вышла в бушующий океан. Маен очень надеется, что шторм продлится еще хотя бы сутки.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 19:16. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.