Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > ФРПГ: Форумные Ролевые игры > Враг неизвестен

Важная информация

Враг неизвестен Литературная ФРПГ для фанатов "X-COM", а также всех любителей тактических боевиков, конспирологии и приключений.

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 12.08.2015, 14:46
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Враг неизвестен-1. Новеллизация

ВРАГ НЕИЗВЕСТЕН.
ЗАХВАТЧИКИ ДОЛЖНЫ УМЕРЕТЬ.


В данной теме будет выкладываться по мере создания переработанная версия первой части игры.
__________________
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 12.08.2015, 14:47
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Пролог.

5 января 2014 года.
Российская Федерация, Якутия.


Мороз был не сильный, однако пар от дыхания всё равно поднимался – и это немного беспокоило сержанта Джейкоба Сикорски, поскольку до цели оставались считанные десятки метров, а он не знал, далеко ли противник выставил часовых… И насколько они наблюдательны. Впрочем, не заметить его было сложно – темнокожего здоровяка в плохо подобранном камуфляже, который пробирался по неглубокому снегу, нагруженный ручным пулемётом. Куда уж тут волноваться о демаскирующем облачке пара – скорее к месту вспоминать русские анекдоты, слышанные как-то от приятеля из разведки. Джейкоб лишь надеялся, что следующие за ним пехотинцы-автоматчики не столь приметны, и в случае чего враг сосредоточит огонь на нём, давая остальным бесценное в ближнем бою время...
К счастью, опасения сержанта не оправдались – противник оказался на удивление беспечен, или же просто не имел достаточно сил, чтобы организовать периметр. До нужной полянки оперативники добрались, не обнаружив своего присутствия. Сикорски занял удобную позицию за рухнувшим стволом старой сосны, упёр сошки пулемёта в землю, жестом велел стрелкам рассредоточиться слева и справа от него, найти укрытия. Шепнул в микрофон:
- Лидер, База, это «Альфа-Блэк». Вторая команда на месте, цель видим. – Не сказать, чтобы позывной, полученный от командира группы, казался сержанту остроумным, однако спорить с юной немкой он не стал – это, в конце концов, пустяк, лишь бы на поле боя вела себя серьёзней. Пока она его не разочаровывала.
- Это Лидер, первая команда на месте, цель видим. – Лейтенант Хильда де Мезьер подключилась сразу же. – Отстаёте, «Блэк».
- Принято, Лидер. Оцените силы неприятеля. – Подключился доселе молчавший штаб операции. Голос полковника Краснова звучало спокойно, уверенно, но у Джейкоба было достаточно военного опыта, чтобы понимать, что командующий сейчас напряжён до чертиков. – Имеет смысл атаковать?
- Да, сэр. – Хильда, кажется, не то улыбнулась, не то скривилась, произнося эти слова. – Их всего двое снаружи. Может, внутри корабля ещё кто-то, но больше четырёх-пяти пассажиров в нём не уместилось бы. Хоть они и тщедушные…
- Они вооружены?
- Не могу знать. У одного в руках что-то есть, у другого пусто, он в какой-то панели на борту судна копается.
- Хорошо. – Полковник помедлили мгновенье. – Приступить к захвату цели. Действовать по плану.

Сержант выдохнул и прильнул щекой к прикладу своего М249, аккуратно ловя в прорезь прицела голову вооружённого противника – головастый серокожий пришелец едва выделялся на фоне серого же борта рухнувшего в тайге корабля (более, кстати, похожего на крышку от чайника или колокольчик, нежели на тарелку). Но вот его громадные, в половину лица, чёрные глазищи служили отличной мишенью – требовалось лишь навести мушку точно между ними, выждав момент, когда инопланетный гость посмотрит в сторону Джейкоба.
- Всей группе - огонь. – Коротко скомандовала Хильда, и её пистолет-пулемёт затрещал где-то справа. Сикорски вдавил спуск на полсекунды позже…


* * *

1 января 2014 года.
Соединённые Штаты Америки, Нью-Йорк.


- Проходите, полковник. - Охранник, облачённый в камуфляж без знаков различия, открыл перед Николаем Красновым дверь. Мужчина шагнул через порог (дверь тут же захлопнулась за его спиной), огляделся. Кроме стола на тонких ножках и двух простых деревянных стульев в комнате ничего не было. То есть - совсем ничего. Голые оштукатуренные стены и лампочка накаливания без абажура под самым потолком составляли остаток «интерьера». На столе лежали белый лист бумаги и карандаш, а за столом, занимая один из стульев, расположился... Ну, по всей видимости, тот самый куратор от ООН, который и назначил полковнику встречу в столь любопытном месте. Сухощавый, совершенно лысый человек в чёрном костюме и больших круглых очках опирался локтями о столешницу, и создавалось полное впечатление, что в такой позе он сидит уже не первый час.

- Николай Николаевич. – При виде вошедшего офицера человек в очках кивнул, сделал приглашающий жест. – Присаживайтесь, пожалуйста.
Он говорил на русском, практически без акцента – впрочем, это не удивляло. Краснов кивнул в ответ и опустился на жёсткое сиденье. Не удержавшись, поинтересовался:
- А почему здесь так... спартански?
- В комнате? - Приподнял брови человек в очках. - Так проще защититься от прослушивания. Меньше вещей нужно проверять. Но давайте сразу к делу. Я - ваш куратор от Организации Объединённых Наций. Так меня и называйте.
- Прямо так?
- Можно короче - просто Куратор. Я буду служить для вас связующим звеном с более высокими инстанциями. Передавать вам рекомендации, поручения, приказы, поступающую из сторонних источников важную информацию, оценивать вашу работу и представлять вас перед Курирующим комитетом Совбеза. Сейчас же я должен дать вам краткий инструктаж и выяснить некоторые подробности. Со своей задачей вы знакомы?
- Да. – Краснов криво ухмыльнулся. – Я стану руководителем организации, которая похищает инопланетян и проводит над ними жестокие эксперименты.
- Пора уже кому-то этим заняться. – Куратор позволили себе едва заметную улыбку, развёл руками. – Око за око, так сказать. Мы, конечно, не знаем точно, инопланетяне ли это, или, быть может, посланцы параллельных измерений, либо пришельцы из будущего… Не суть важно, на самом деле – именно вы, Николай Николаевич, вместе с командой, которую соберёте, и выясните такие подробности. США, СССР, его наследница, Россия, многие другие страны, десятилетиями пытались изучать НЛО своими силами. С шестидесятых годов какого-либо заметного прогресса добиться не удалось никому. Но с начала двадцать первого века пришельцы зачастили и стали наглее. Силы ПВО разных стран и системы наблюдения за космосом фиксируют десятки контактов ежемесячно. В прошлом году ВВС Аргентины потеряли истребитель, подлетевший к «летающей тарелке» для осмотра. Под Рождество в Сибири исчезло население целого хутора – после того, как в том же районе была зафиксирована посадка неопознанного объекта. В общем, обеспокоенность мировых лидеров этой проблемой растёт, и генсеку ООН удалось недавно склонить их к сотрудничеству – пусть не без труда. Проект «Х-UNIT», который вам доверяют – детище Соединённых Штатов, Российской Федерации, Китая и ряда европейских держав. Это даёт как плюсы, так и минусы, не менее существенные…
- Позвольте вопрос. – Прервал его тираду Николай. Куратор говорил, как по писаному, повторяя уже известные бывшему космонавту вещи. Всё это он слышал не так давно от человека, навестившего его в госпитале после возвращения с орбиты – пусть и в более расплывчатых формулировках. – А почему именно я? Командир одного из экипажей МКС – едва ли лучший кандидат на подобную должность. Даже если у него новенькие погоны с тремя звёздочками.
- Ну… - Куратор пожал плечами. – Можно было бы сказать о сочетании благоприятных факторов. Проект «Х-UNIT» - не только военный, но и исследовательский. А вы имеете навыки как в научной, так и в военной сфере, вы неплохой администратор, плюс – вы уже видели… Их. Во время того инцидента у МКС, когда против НЛО попытались применить старые боевые спутники. Короче говоря, вы в любом случае замечательный кандидат, как бы вам самому ни казалось… Но тут есть и политические мотивы, разумеется. Финансирование проекта берут на себя, в основном, США и КНР. Россия же предоставляет базу и изрядную часть снаряжения. В связи с этим они также потребовали, чтобы официальным главой организации и комендантом базы был русский офицер. Затем вам и присвоили звание полковника сразу по возвращении из космоса, вероятно. Вас наметили в кандидаты загодя. Соединённые Штаты были против, но в итоге дали себя уговорить. Китай согласился сразу, однако подрезал обещанное финансирование.
- Понятно… - Протянул Краснов. – Даже перед лицом инопланетной угрозы вместе работать мы можем со скрипом… Так база – в России?
- В Сибири. – Кивнул представитель ООН. – Законсервированный объект ПВО в Якутии. Подземный комплекс с ангарами для перехватчиков, узлами для установки радаров и зенитных систем…
- Неплохое размещение. – Согласился Николай. - Позволяет прикрывать и густонаселённые районы Китая, и сибирскую тайгу – мы пока ведь не уверены, где активность противника будет выше.
- Верно мыслите. Собственно, это ваш начальный капитал. База, немного персонала, немного техники, немного денег. С персоналом хуже всего – так как существование пришельцев до сих пор не признано, и проект «Х-UNIT» официально не существует. Так что людей приходится подбирать тщательно, исходя в первую очередь из их лояльности и умения держать язык за зубами, а не из профессиональных качеств. К данному моменту у нас есть для вас десяток солдат разного уровня подготовки, несколько пилотов, достаточно технической обслуги, и зачаток научного отдела – неплохой биолог с парой лаборантов. Биолог, кстати, ваша соотечественница. Набор всё ещё ведётся, и скоро вы сами в нём будете принимать деятельное участие.
- Секретность не доставит нам проблем во время работы?
- В последнюю очередь беспокойтесь об этом. – Куратор пренебрежительно отмахнулся. – Минимальная осторожность и стандартные меры сокрытия – тем более что база проекта в такой глухомани. Правительственные силы берут на себя поддержание режима секретности - работу со свидетелями и контроль СМИ. Да и по правде, даже если сейчас выложить в Интернет снимки настоящей «летающей тарелки», в них поверят только люди… с крайне специфическим складом ума. Истина тонет в потоках фальшивок, особенно если этому способствовать.
Полковник Краснов лишь хмыкнул в ответ – добавить ему было нечего. Лысый ООНовец тем временем откинулся на стуле, сверкнув очками, и сплёл пальцы:
- Двадцать миллионов долларов уже переведены на секретный счёт, ещё сто тысяч наличными будет выдано вам в чемоданчике, как только покинете сей кабинет. Дальнейшее финансирование - в начале каждого месяца, по результатам вашей деятельности. Самолёты вы сможете заказать, когда прибудете на базу. Хорошо обдумайте свой выбор. Можете просить что угодно, кроме некоторых несерийных машин и пятого поколения. Американцы отказываются выделить F-22 или F-35 даже за деньги. Русские более сговорчивы, но и предложения у них поскромнее. Расконсервация сибирского объекта будет завершена к обеду завтрашнего дня, времени у вас достаточно.

Проведя ладонью по лысине, словно приглаживая волосы, он чиркнул что-то на листке бумаги, и направил карандаш на Николая:
- Завтра с утра отправляйтесь в аэропорт Гриффис, вас спецрейсом перебросят в Россию, на закрытый аэродром, а оттуда, вертолётом - к вашей базе. Там вас встретит интендант и разъяснит подробности. На этом всё. Можете быть свободны.
Полковник поднялся, кивнул на прощанье и направился к выходу. Но когда он уже взялся за ручку, хозяин кабинета вдруг произнёс:
- И главное - не беспокойтесь, Николай Николаевич.
Офицер обернулся и вопросительно глянул на Куратора.
- На вас лежит куда большая ответственность, чем кажется сейчас, и вам будет тяжело, не сомневайтесь. - Представитель ООН облокотился о стол, сплёл пальцы перед лицом и сверкнул поверх них очками. – Вы и сами это прекрасно понимаете. Но помните - покуда Бог на небесах, на земле всё будет спокойно. А Бог на небесах, это я могу вам гарантировать. Вы справитесь. Удачи.
__________________
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 12.08.2015, 14:48
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 1.
5 января 2014 года.
Воздушное пространство Российской Федерации, Якутия.

В просторном брюхе транспортного самолёта их было всего двое – он, Джейкоб, и какая-то девица, чуть старше двадцати лет с виду. На борт они поднялись не вместе - девица прибыла на закрытый аэродром под Штутгартом перед самым вылетом, когда четырёхмоторный «Геркулес» уже раскручивал винты. И привезла её чёрная машина с тонированными стёклами, которая затормозила прямо перед откинутой кормовой аппарелью. Вынув из салона не слишком туго набитый рюкзак и захлопнув дверцу, девушка быстрым шагом прошла мимо сержанта Сикорски. Даже не глянув в его сторону, уселась на скамейку, достала телефон, сунула в уши бусинки наушников. Сержант лишь пожал плечами – хоть ему и стало любопытно, что это за важная особа, навык не задавать лишние вопросы он освоил давным-давно.
Следующие часы, пока длился первый перелёт, она возилась со своей электронной игрушкой, ни разу не подняв взгляда. Джейкоб тоже молчал. Так и летели. От нечего делать сержант слушал гул двигателей и разглядывал девушку, пользуясь тем, что она не обращает на него внимания. Вид у попутчицы был не слишком воинственный – невысокая, щуплая, с устало-равнодушным выражением лица. Вот только облачена она была в чёрный тактически комбинезон, хорошо подогнанный под фигуру, и на коленях держала новенький пистолет-пулемёт МР7, совсем недавно принятый на вооружение спецчастей. Незнакомка явно летела туда же, куда и Джейкоб, и точно не в качестве техника или бюрократа, сопровождающего груз. В конце концов, это занятие наскучило, и Сикорски задремал – встал он сегодня затемно...
Разбудил американца скрежет опускающегося пандуса. Моторы уже не гудели - самолёт приземлился. Сержант встал, повёл затёкшими плечами, отметив, что девушка тоже встрепенулась, убрала телефон с наушниками в кармашек. С зевком огляделся. Через открытый люк в грузовой отсек ворвались сероватый дневной свет и морозный воздух, пахнущий металлом и соляркой. Снаружи виднелась припорошенная снегом асфальтированная площадка.
- Штаб-сержант Джейкоб Сикорски? Лейтенант Хильда де Мезьер? - Обратился к ним на достаточно сносном английском мужчина с погонами капитана российских сухопутных войск на тёплой куртке.
- Да, сэр. - Ответил сержант. Девушка без лишних слов кивнула.
- Следуйте за мной, здесь пересадка. - Русский офицер махнул кому-то рукой и крикнул на родном языке. - Ребята, разгружайте!
Подоспевшие солдаты в полушубках с меховыми воротниками принялись вытаскивать из «Геркулеса» длинные оружейные ящики, а офицер повёл будущих оперативников на другой конец лётного поля, где их поджидали три огромных серых туши, поблёскивающие иллюминаторами. Вертолёты Ми-6, Джейкоб видел их прежде лишь на картинках и представить себе не мог, что одновинтовая машина может быть такой огромной...
Спеша за русским, он бросил несколько взглядов по сторонам. Увидеть почти ничего не удалось – да и смотреть было, по совести, особо не на что. Они, похоже, находились на каком-то «аэродроме подскока», среди густого леса. Восходящее солнце золотило крыши сторожевых вышек и макушки хвойных деревьев, растущих за проволочным периметром...
- Быстрее! Быстрее! - Проводник направил их к ближнему вертолёту. - Кресел нет, садитесь на ящики. Держитесь крепко, пилот постарается лететь ровней, но...
- Но - понятно... - Буркнул сержант, забираясь в холодный салон летучего большегруза. Там действительно всё оказалось уставлено ящиками и коробками различных габаритов. Если кресла тут когда-то и имелись, то их сняли, дабы освободить пространство.
Не мудрствуя лукаво, Сикорски уселся прямо на пол, подпёр спиной стальной борт под иллюминатором. Хильда же взгромоздилась на самый высокий ящик, к тому же стоящий на паре других. Пристроила оружие рядом, с крайне независимым видом сложила руки на груди, таращась в потолок, который чуть не задевала макушкой.
- Вы б слезли. - Посоветовал Джейкоб, наконец-то найдя достойный повод обратиться к попутчице. Девушка зыркнула на бойца словно бы с некоторым недоумением. Как на неожиданно заговорившего хомяка. Сержант смутился, но продолжил:
- Рискованно это. Сверзитесь ещё, когда отправимся… Кстати, может представимся друг другу? Мы ведь, похоже, вместе путешествуем. Имя моё вы теперь знаете. Я из "зелёных беретов", силы специального назначения армии США. Группа десять, Европа и Россия в зоне ответственности. Потому немного знаю русский и немецкий. А вы?
- Орбитально-десантируемые силы вермахта. - С явно напускным немецким акцентом буркнула Хильда. - Батальон мобильных доспехов.
- А если серьёзно? – Хмыкнул Сикорски.
- Я смертельно серьезна. - Ответила она в том же духе.
Образовалась неловкая пауза, нарушенная звуком запускающихся двигателей трёх «вертушек». Девушка заёрзала на ящике, явно не зная, как ей лучше поступить. Но глянув вниз и оценив расстояние до жесткого металлического пола, всё же решилась, спрыгнула со своего «трона» - как раз вовремя, когда Ми-6 дрогнул, отрываясь от земли. Толчок заставил девушку пошатнуться, но она сохранила равновесие, протянула ладонь Джейкобу:
- Хильда де Мезьер. Можно просто Хильда.
Тот, привстав, ответил на рукопожатие, и хотел было что-то сказать, однако новая знакомая не позволила ему, тут же добавив:
- Я дочь советника министра обороны Германии. Приёмная.
- Кхы-кхым… - Только и нашёлся сержант. – А как вы… мэм… то есть…
Хильда присела около Джейкоба, прислонившись к пластиковой коробке с маркировкой на каком-то восточноевропейском языке – вроде бы, румынском. Недовольно буркнула:
- Почему тут нет сидений? Они что, в остальное время на этой вертушке своих боевых медведей транспортируют?
- Или ящики с балалайками. – Не сдержав усмешки, кивнул афроамериканец. Огладил свою короткую бородку: – И всё же, если не секрет – какая у вас роль в проекте? Я-то просто стану одним из бойцов опергруппы, а вы…
- А я её возглавлю, похоже. – Пожала плечами девушка. – Ну, или буду кем-то вроде наблюдателя от ФРГ. Сама не поняла. Долго рассказывать, но… скажем так, отец был рад отослать меня в глушь, однако чтоб с важным заданием. Тут и политика, и семейные проблемы… Тебе такие подробности ни к чему. Единственное, что знаю – пока я буду первым и единственным офицером в оперативной части.
- Ясно… - Задумчиво протянул Сикорски. Ситуация, несмотря ни на что, вырисовывалась вполне знакомая по службе в международных контингентах. Сборное подразделение, бойцы которого не знакомы друг с другом, молодой лейтенант только из учебки, навязанный сверху по каким-то невоенным соображениям, и всё это в преддверии важной операции… Тут, что называется, только держись.
Хильда, тем временем, потеребив карабин на нагрудном кармане, искоса глянула в сторону собеседника, довольно-таки кисло улыбнулась:
- «Зеленые береты» значит?.. Приятно будет видеть тебя в нашей команде.
- А мне приятно видеть вас, мэм. – Не остался в долгу сержант. - Больше привык, когда вокруг небритые рожи с квадратными челюстями... Ну, вроде своей собственной, понимаете? А команда подберётся интересная, уверен... Не знаю, кто там ещё кроме нас, но с такими целями и боевыми задачами... Мнда...
- Я до сих пор не до конца верю во всю эту чушь про «зелёных человечков». – Призналась немка, перестав улыбаться. - Такое чувство, будто это какой-то грандиозный розыгрыш. В стиле дешёвой фантастики шестидесятых. Еще и база в России… Не люблю снег и холод. Может, генетическая память? У меня дед в обеих Мировых войнах воевал. Хотя о чём я, он же мне не родной, какие гены…
- Розыгрыш с участием такого количества военной техники действительно должен быть грандиозным. - Согласился Джейкоб, решив не уточнять, где именно и в каких частях сражался «неродной» предок Хильды. – Боюсь, ни ради меня, ни даже ради вас никто так тратиться не стал бы.
- Пожалуй… - Де Мезьер замялась, и неожиданно спросила. - Кстати, сержант, ты не против, если я стану называть тебя Джей-Си? Так короче… и круче звучит. Согласен?
- Кхех, согласен. – Разрешил американец, сделав неопределённый жест кистью. – В батальоне меня частенько звали Си-Джей…

Девушка, наконец, замолкла, и полёт продолжился в тишине – но это уже было не то тягостное молчание, что висело в салоне покинутого ими «Геркулеса». У Сикорски даже немного отлегло на душе – всё ж наладить контакт с офицером всегда полезно. Успокоенный, он вновь начал погружаться в дрёму, однако уснуть толком не успел – дверь в кабину пилотов со стуком распахнулась, и оттуда выглянул человек в лётном шлеме. Не без труда отыскав взглядом затерявшихся среди ящиков пассажиров, громко сказал:
- Лейтенант, сержант, подойдите!
- Что стряслось? – Немедленно встрепенулся Джейкоб, подскакивая как по тревоге и хватаясь за скобу на стене, чтобы не упасть при внезапном манёвре – после экстренной побудки во время полёта таких вполне можно было ожидать. Хильда же поднялась на ноги молча и неспешно, хмуро уставилась на лётчика.
- На связь вышла база Х-UNIT. – Ответил тот. – В нашем квадрате замечен неопознанный летающий объект. На базе считают, что он в опасной близости от нас, поднимают перехватчики для прикрытия. Нам дали частоту, будем слышать их переговоры. И комендант базы хочет с вами побеседовать, потому будьте рядом.
Немка и американец переглянулись. Сикорски пожал плечами и первым начал пробираться к кабине сквозь нагромождения всяческой тары. Это оказалось не так-то просто, понадобилось проявить некоторую изворотливость, однако меньше чем через минуту «зелёный берет» был у входа. Лётчик, вернувшийся в кресло второго пилота, протянул им с Хильдой две пары наушников. Надев их, сержант почти минуту слушал треск статики, пока сквозь него не пробились голоса, всё более различимые – похоже, воздушный диспетчер базы общался с истребителями:
- Борт-703, Борт-704, это "Башня". Разрешение на старт получено. Доложите готовность.
- Готовность к старту подтверждаю.
- Готовность подтверждаю.
- Принято. Звено-1, старт.
Выждав, диспетчер продолжил:
- Первичная задача - обеспечить прикрытие транспортных бортов. Вторичная - перехватить цель, обеспечить визуальный контакт и опознавание, в случае подтверждения враждебного статуса - уничтожить. Место падения зафиксировать. Данные цели на текущий момент - скорость 890 км/ч, высота - две тысячи метров...
- Подходить будем на бреющем. - Не дожидаясь, пока "Башня" закончит свою тираду, сказал один из пилотов – очевидно, ведущий звена. - Авось не заметят.
- Авось - он свят. – Подтвердил второй, ведомый. Оба пилота и диспетчер вели переговоры на английском, однако понять, что все трое русские, можно было не только по акценту.
- Даю курс для перехвата. – Диспетчер начал диктовать непонятные «зелёному берету» цифры, однако на радиоканале вновь зашуршали помехи. А когда они сошли, в наушниках зазвучал совсем другой голос:
- Сержант Сикорски, лейтенант де Мезьер, вы меня слышите? Говорит полковник Николай Краснов, комендант базы Х-UNIT.
- Это Сикорски. Слышу вас, сэр. – Отозвался Джейкоб, не уверенный, что микрофон на его гарнитуре включён и вообще исправен.
- Де Мезьер здесь, слушаю. – Без энтузиазма подключилась Хильда.
- Отлично. Я бы с удовольствием начал издалека, но вынужден перейти к делу без обиняков. Как вы смотрите на то, чтобы немного размяться сразу после прибытия?
- Э-э… Как прикажете, сэр. Но хотелось бы знать подробности. – Штаб-сержант, в свою очередь, сдвинул брови. Когда старшие офицеры так начинают разговор – добра не жди.
- Всё очень просто. – Заверил полковник. – Если верить расчётам диспетчерского пункта, наши перехватчики доберутся до цели раньше, чем вертолёты – до базы. Су-35 всё ж – сверхзвуковая машина. Не думаю, что бой будет долгим, и если нам улыбнётся удача – потребуется зачистить и взять под контроль место крушения НЛО. Я распорядился готовить оперативную команду к выезду, и если вы к ней присоединитесь – будет здорово. Правда, соединяться вам придётся за пределами базы, а экипироваться - прямо на ходу, но это не так сложно. У нас есть размеры вашей формы из анкет, погрузим в конвой лишние комплекты и оружие…
- Звучит странно. - Прогудел сержант, стараясь скрыть растерянность. – Присоединять к отряду новых людей прямо перед боем…
- Группа сформирована два дня назад. – В голосе полковника мелькнула досада, но он совладал с эмоциями, продолжил в прежнем тоне. – У других бойцов небольшое перед вами преимущество, зато вы куда опытней, а лейтенант де Мезьер ещё и единственный офицер с тактической подготовкой… В общем, оставайтесь на связи и ждите.
- Странный он какой-то. – Сказала Хильда, когда комендант дал отбой. При этом она не забыла прикрыть микрофон ладонью. – Полковник этот…
- Проект, которым он руководит, сам по себе странный. Чему тут удивляться. – Криво усмехнулся Сикорски.

Может, глава Х-СОМ и вёл себя необычно для военного высокого ранга, однако на сей раз оказался прав – внизу, под брюхом Ми-6, ещё проносилась заснеженная тайга, когда ведущий истребительного звена вновь вышел на контакт:
- «Башня», это Борт-703, цель наблюдаю.
- Слышу вас, Борт-703. Опишите цель.
- Ну... если это не летающая тарелка - то даже не знаю, как ещё назвать-то. – Довольно неуверенно ответил ведущий. – По форме на колокол скорее смахивает. Размером - чуть побольше вертолёта Ми-8, если брать с хвостом. Серебристая, но на солнце не блестит.
- Не понял, Борт-703, повторите.
- Цель - неопознанный летающий объект, повторяю! Самолётом не является! На запросы системы «свой-чужой» не отвечает!
- Поведение?
- Пассивное. Дальнейшие действия?
- Атаковать и уничтожить! – Это уже был голос полковника Краснова.
- Подтвердите - атаковать и уничтожить.
- Подтверждаю - цель уничтожить.
- Есть. - Вздохнул «семьсот третий». - Второй, «клещи».
- Принял, выполняю.
Джейкоб, понимая, что рядом начинается бой, на исход которого он никак не может повлиять, куснул губу и тихонько прошептал:
- Бог вам в помощь, парни. Бог в помощь…

* * *
Самой схватки в небе над Сибирью пассажиры вертолёта, разумеется, не видели – но доклады лётчиков и ответы наземного персонала слушали, затаив дыхание. Массовый воздушный бой на малой дистанции – это ужасная неразбериха, особенно при взгляде со стороны, однако сейчас, когда в клинче столкнулись всего три машины, картинка складывалась яркая, отчетливая.
Истребители Х-СОМ разошлись, готовясь атаковать гостя из иных миров с флангов. «Тарелка», кажется, заподозрила что-то неладное, поскольку начала стремительно набирать высоту.
- Огонь! - Скомандовал ведущий. Оба самолёта залпом выпустили по две ракеты - расстояние было невелико, в дело пошли Р-73 для ближнего боя. «Тарелка» рванула в сторону, ложась на бок - и тут-то выяснилась первая особенность боя с НЛО. Очевидно, тепловой и электронный контур «летающего колокольчика» был отличен от обычного для самолёта, в итоге система наведения ракет цель захватывала, но на резкие маневры реагировала с запозданием. Тем не менее, две Р-73 взорвались совсем рядом с кораблём пришельцев, прямо у его борта. Серый «колокольчик» вынырнул из облака пламени, волоча за собой густой дымный шлейф, однако боевого духа не потерял.
Пилот ведущего перехватчика вовремя заметил красное свечение, разгоревшееся на корпусе «пришельца» с его стороны и, решив не гадать зря, бросил свою машину в вираж с немалой перегрузкой. Не зря - выпущенный тарелкой ослепительный малиновый луч прошёл мимо, чиркнув по тайге внизу. Миг спустя НЛО получил десяток попаданий из авиапушки Второго, и хотя тридцатимиллиметровые снаряды видимого ущерба не нанесли, серебристый корабль внезапно перестал маневрировать. Крутанувшись вокруг своей оси, он зажёг синие огни под днищем и плавно, по дуге, пошёл на снижение.
- Хрен тебе, а не мягкая посадка. - Рыкнул вышедший из манёвра ведущий, посылая ему вслед последние две ракеты. Пришелец не пытался уклониться, и после пары прямых попаданий камнем рухнул вниз. Над местом падения взвился столб чёрного дыма.
- Цель поражена. - Переведя дух, доложил командир звена диспетчеру. - Упала в одиннадцати километрах от базы. Точные координаты места падения...

На борту Ми-6, скользящего над белыми макушками заснеженных сосен, Джейкоб сдвинул назад правый наушник, кивнул Хильде:
- Ну вот… Похоже, и нам всё ж придётся поработать…

* * *

«Точкой рандеву» оказалась полузаросшая просека, упирающаяся в пологий склон лысого холма. Холм этот был настолько правильной формы, и так выделялся своей безлесной макушкой на общем фоне, что Сикорски ничуть не удивился, когда заметил у самого его основания темнеющий прямоугольник проёма. Очевидно, это были какие-то грузовые врата или въезд для транспорта в подземный комплекс, и просека некогда вела именно к нему.
- Сесть не сможем. – Сказал пассажирам вертолётчик, не оборачиваясь. Он был слишком сосредоточен на том, чтобы опустить машину как можно ниже и не зацепить брюхом деревья. – Разве что на сам холм, но что-то мне не хочется проверять, есть ли под ним полости и выдержит ли он вес гружёной «шестёрки». По тросам спускаться умеете, или лесенку сбросить?
Экстренный спуск, разумеется, входил в программу подготовки «зелёных беретов», да и опыт по этой части у Джейкоба имелся. А вот насчёт Хильды и у сержанта, и у пилотов возникли сомнения – но под их взглядами девушка лишь передёрнула плечами. Спросила:
- Что? Умею я, не верите, что ли?

Немного поманеврировав влево-вправо, словно ёрзая на месте, винтокрылый гигант завис, наконец, над просекой, и казалось чудом, что его лопасти не задевают макушки елей. Второй пилот закрепил трос над пассажирским люком, махнул рукой:
- Давайте. И удачи.
- Спасибо. – Джейкоб пристегнул страховочный карабин, проверил его для порядка и скользнул вниз. Очутившись на земле, посторонился, освобождая место для Хильды. Помог ей отцепиться от страховки, запрокинул голову, махнул вертолёту рукой. Его жест заметили – и Ми-6 величаво удалился, набирая высоту. Ангар, где «вертушкам» предстояло оставить прочий груз, располагался довольно далеко отсюда – это намекало, что старая база ПВО раскинулась под землёй на немаленькой площади.
- Нас встречают. – Поёжившись от холода, лейтенант де Мезьер ткнула пальцем в сторону чёрного проёма. Теперь его можно было рассмотреть как следует. Не оставалось сомнений – это въезд под землю. За внушительными стальными створками, сейчас ушедшими в стены, открывался просторный туннель, освещённый тусклыми ртутными лампами. Он круто уходил вниз, позволяя рассмотреть лишь небольшой участок перед самыми воротами. На этом-то пятачке и стояли два автомобиля, вокруг которых тесной кучкой собрались человек десять солдат в зимнем снаряжении российского образца. Выглядели они как самые обычные русские военные, и вели себя так, как и положено бойцам, ждущим скорых приказов - кто-то тихонько беседовал, кто-то проверял экипировку, большинство же с любопытством пялилось на вновь прибывших. Но все держали автоматы на ремнях и не отходили дальше, чем на пару шагов, от транспорта – старого армейского внедорожника, в котором «зелёный берет» без труда опознал «УаЗ», и грузовика с тентовым кузовом. Определить марку и модель последнего сержант не взялся бы, однако выглядел грузовичок так, словно в лучшие свои годы мог принимать участие не то, что во взятии Сайгона, но и в боях за тридцать восьмую параллель. Со стороны коммунистов, разумеется.
- А вон и полковник, похоже. – Сикорски кивком указал на высокого, худощавого мужчину в длиннополой шинели и фуражке, который стоял чуть в стороне от остальных, сунув руки в карманы. – Или не знаю, кто у них тут ещё может таким щёголем быть… Пойдём быстрей, не стоит заставлять его ждать.

К счастью, потоки ветра от винта «Ми-шестого» расчистили площадку перед воротами от снега, так что пробираться через сугробы не пришлось. Американец и немка трусцой преодолели расстояние до туннеля и предстали перед новым командованием даже не запыхавшимися. Человек в фуражке без кокарды шагнул к ним навстречу, приветственно кивнул, не вынимая ладоней из карманов:
- Лейтенант, сержант… Добро пожаловать на нашу базу и в нашу команду. Я – Николай Краснов, мы говорили с вами по радио.
Комендант оказался рослым, узкоплечим, русоволосым и светлоглазым. На сурового боевого полковника он смахивал лишь отдалённо – однако Джейкобу сразу понравился его взгляд. Ум, заинтересованность, и в то же время – спокойствие, уверенность. Ни фанатичной увлечённости, ни холодной отстраненности и равнодушия – как, например, у Хильды. Лишь бы глаза не обманывали – всё ж зеркало души порой бывает и кривым...
- Сэр! – Сикорски браво вытянулся в струнку, отдавая честь. – Рад встрече.
Де Мезьер замешкалась немного, но тоже козырнула – хотя без такого энтузиазма и весьма небрежно.
- Как видите, перехватывать конвой в тайге вам не пришлось. – Николай Николаевич с усмешкой развёл руками. – Вы почти успели к отъезду. Времени мало, но я наскоро вас познакомлю с командой. – Он развернулся к машинам, повысил голос. – Младший сержант Мерклич!
- Я! – Плечистый, крепко сбитый солдат отделился от основной группы, встал «смирно».
- Назначаю тебя вторым заместителем лейтенанта де Мезьер. – Сказал ему комендант. – Первым будет штаб-сержант Сикорски. Окажешь им всяческое содействие.
- Есть!
- Всеволод Мерклич был временным командиром группы… с позавчерашнего дня по сегодня. – Объяснил новоприбывшим полковник. – Он уже немного знает отряд. Его позывной – «Альфа-один», и у него есть некоторый опыт боевой службы. Второй опытный боец – «Альфа-два», капрал Джоан Кобб. Она из морской пехоты США, бывала в Ираке, хотя не долго.
Среднего роста черноволосая женщина, подпирающая плечом дверцу грузовика, встала ровно, кивнула. Вслед за ней Краснов поочерёдно представил остальных бойцов опергруппы – восьмёрку рядовых и ефрейторов, сплошь русских-контрактников. Никто из них не бывал до сих пор в бою, и в проект они попали, что называется, «за благонадёжность» и соответственный склад ума.
- Что ж… Германия, Соединённые Штаты и Россия. – Чуть оживившаяся Хильда хмыкнула, окидывая отряд взглядом. – А младший сержант – серб?
- Да, мэм. – За полковника откликнулся сам Мерклич. – Но родился в России и служил в армии федерации.
- Однако на базе ещё есть капрал О’Двайер, она из Ирландии, отвечает за арсенал. – Добавил Николай Николаевич, покосившись на серба с непонятной улыбкой. - И со дня на день нам обещают новое пополнение, где будет снайперская пара из Канады, вроде даже из спецназа, с опытом. Но увы, инопланетные гости ждать до их прибытия не стали. Дело надо делать с теми силами, что имеем.
- Зачистка места крушения, я вас верно понял, сэр? – Кивнул Джейкоб.
- Скорее, разведка боем. – Полковник перестал улыбаться, сдвинул брови. – Сами видите, какой у нас отряд, не для серьёзного столкновения. Если враг будет способен на отпор – отступайте, мы просто разбомбим «тарелку» с воздуха. Сейчас ещё не время для героизма.
- Всемерно поддерживаю идею. – Де Мезьер хлопнула ладонью по пустому подсумку на поясе. – Можно сказать, разделяю всей душой.
- В таком случае – более не задерживаю. – Краснов указал на дребезжащий изношенным мотором грузовик, в кабину которого уже забрался один из солдат. – Маскхалаты, бронежилеты, шлемы, маскировочные накидки, кое-какая тёплая одежда и пара единиц оружия погружены в кузов. Экипируетесь по дороге. И… фройляйн Хильда. – Он вдруг посмотрел на девушку. – Прислушивайтесь к сержантам и капралу. Их советы могут быть весьма ценны, я уверен.
- Так точно. – Мина молодой немки сделалась ещё более кислой, однако отдать честь она не забыла. Хотя на каблуках развернулась чересчур резко и к машинам зашагала излишне поспешно – слова старшего офицера её явно задели.
- Верните её живой, парни, хорошо? – Понизил голос полковник, обращаясь к сербу и американцу. Он больше не улыбался, однако прозвучала эта просьба чуть ли не весело. – И остальных, по возможности.
- Постараемся. – Сержанты переглянулись и, не сговариваясь, синхронно кивнули.

В кузове грузовичка оказалось просторно – больше половины опергруппы набилось в кабину и внедорожник. Перелезший через борт Сикорски обнаружил Хильду стоящей на коленях над развязанным вещмешком, с двумя какими-то тёмными предметами в руках. Она глядела на них, высоко вскинув брови, с удивительным смешением чувств на лице. Решив её пока не трогать, «зелёный берет» пробрался мимо, присел около оружейного ящика, прикреплённого к полу. Откинул крышку, полюбовался обещанной «парой единиц оружия». Карабин М4 и ручной пулемёт М249 SAW - классика западных армий, как «Калашниковы» для бывшего Варшавского Договора. Учитывая, что остальные бойцы, включая капрала Кобб, были вооружены этими самыми АК, данную стальную парочку извлекли из арсенала специально для новеньких.
- На первый раз неплохо, но могли бы хоть прицелы добавить… А гранаты тут есть, или придётся у солдат клянчить? - Джейкоб повернулся к девушке, и обнаружил, что та всё ещё пялится на предметы в своих руках. – Лейтенант, что-то случилось?
- Посмотри. – Она, словно впервые его заметив, оглянулась, протянула один из предметов. Сикорски взял, повертел в руках. Это оказалась скомканная шапка-ушанка. Мохнатая, очень тёплая на вид – и украшенная небольшой кокардой. С красной звездой. Ни на экипировке оперативников, ни на фуражке и шинели полковника никаких эмблем не было – очевидно, шапки тоже достали из запасника, не успев привести в порядок.
- Ну, всё лучше, чем наши лыжные шапочки. – Пожал плечами сержант.
- О да, ты в ней будешь смотреться потрясающе. – Де Мезьер с видимым раздражением сунула вторую ушанку обратно в мешок. – А я лучше потерплю. И не смотри на меня, как на дуру. Капюшона маск-накидки вполне хватит.

* * *

Путь до зоны операции занял около часа – и то лишь благодаря сохранившимся вокруг базы старым просекам, маневрируя между которыми можно было кое-как пробираться сквозь тайгу. За это время Всеволод и Джейкоб таки уговорили немку надеть шапку, помогли подогнать размер с помощью ремешков, выслушали её бурчание, и занялись составлением приблизительного плана. Хильда, на правах старшей по званию, предложила высадиться примерно за километр от места крушения и разделить отряд на две группы – первая, из пары опытных бойцов, проберётся к инопланетному кораблю и осмотрит его с дистанции, вторая составит резерв для атаки или прикрытия отхода разведчиков.
- Неплохой вариант, мэм. – Согласился «зелёный берет», устроившийся на скамье напротив девушки. Он покачивался каждый раз, когда машина преодолевала очередной ухаб, и на всякий случай держался за край сиденья одной рукой. - Но мы ничего не знаем о нашем противнике и о его способах вести бой, так что разделять отряд нужно осторожно. Нехорошо выйдет, если наших разведчиков перебьют, как в каком-нибудь глупом ужастике. Мало ли, что умеет экипаж «тарелки», может они способны невидимыми становиться, или тепло видеть, или лазером из глаз стрелять… Я бы предложил действовать крупными огневыми командами. Кроме того, эта крошка… - Он провел ладонью по корпусу М249, лежащего на коленях. - …Эта крошка не любит быть впереди своих, она рассчитана на ведение подавляющего огня с сошек и прикрытие атакующих. В разведку с ней не пойдёшь. А менять её на карабин я бы не хотел, у нас нет другого тяжёлого вооружения, кроме подствольников у пары бойцов.
- Что ж, здравая мысль. – Лейтенант задумчиво куснула ноготь, позабыв, что на ней перчатки. Скривилась, плюнула. – Ох… Но раз так, остаётся простой обход. Одна группа с севера, другая с юга.
- Тоже вариант, мэм. – Американец посмотрел на Мерклича, подмигнул ему, и серб перехватил эстафету – так было проще создавать у Хильды впечатление, что она сама вырабатывает план, лишь прислушиваясь к мнению подчинённых:
- Только я бы предпочёл зайти с севера и с запада. Или востока. Главное, чтоб не с противоположных сторон.
- Так всегда делают засады. – Объяснил Сикорски, не добавив вслух, что этой аксиоме лейтенанта должны были научить на тактических курсах. – Если атаковать со встречных направлений, можно перестрелять друг друга, особенно при ровной местности, как здесь. Лобовая атака с одной стороны, фланговый огонь с другой – никакого риска. Хотя бы знаешь, что в тебя пули летят только от врага.
- И соединиться при отступлении, если что, командам проще. – Добавил Всеволод. Со стороны могло показаться, что сержанты разговаривают между собой, но обращались они к командиру, и та их услышала. Вздохнув, кивнула:
- Тогда предлагаю так – ты, Джейкоб, берёшь пяток стрелков и идёшь напрямую, по возможности соблюдая скрытность. Я беру младшего сержанта, капрала Кобб и оставшуюся троицу, обхожу по дуге, занимаю фланг. Кто первый видит корабль – сообщает и ждёт. Дальше – по ситуации.
- Будет исполнено, мэм. – С улыбкой козырнул Сикорски, приложив к виску только два пальца.
- Кстати! – Девушка хитро прищурилась, подалась вперёд. – У тебя же нет позывного. Я буду «Лидер», это очевидно. А ты…
- «Джей-Си»? – Предположил сержант, заподозрив неладное.
- М-м, нет. Будешь… «Блэк». Точно, «Альфа-Блэк». – Де Мезьер довольно улыбнулась, откидываясь на скамье. Было заметно, что придумывание очередного прозвища заместителю доставило ей куда больше удовольствия, нежели любое иное событие этого дня.

Спешился отряд в полутора километрах от места крушения НЛО – когда жиденький столб чёрного дыма, тянущийся к редким облакам, стал виден невооружённым глазом. Сержанты быстро построили отряд, Мерклич отобрал троих солдат для сопровождения Хильды, о чём-то пошептался с капралом Кобб и махнул рукой - всё было готово.
- Ну что… - Сикорски посмотрел на немку, придерживая подвешенный на ремень пулемёт. Оставлять лейтенанта без присмотра ему очень не хотелось, но с другой стороны – с ней будут Джоан и Владислав, а они своим уверенным, несуетливым поведением вполне подтверждали статус людей с военным опытом. Чем Джейкоб лучше них? - Drang nach...
- Угу. - Буркнула хмурая девушка, указывая взглядом на полупрозрачный, размываемый ветром дымный столб. - Именно туда. Gott mit uns. Это ты от меня хотел услышать?
- Шутки на тему стереотипов перестают быть оригинальными. – Развёл руками темнокожий американец, наклоняя голову с невольной улыбкой. – Пора с этим завязывать. Выдвигайтесь первыми, мы – через минуту.
Де Мезьер кивнула и, закинув свой МР7 за плечо, повела группу прочь, сильно забирая к югу. Джейкоб выждал, пока солдаты в белом камуфляже растворятся среди заснеженных деревьев и лишь после этого отдал приказ оставшейся с ним пятерке:
- Начинаем. Вперёд меня не забегать, шума не поднимать, огня без приказа не открывать. И тогда обещаю, что все вернутся живыми.

Идея тихо охватить сбитый корабль с двух сторон была, безусловно, неплоха. Только вот реализовывать её стоило не со вчерашними мотострелками в качестве подчинённых. «Зелёный берет» каждый раз стискивал зубы и чуть не шипел от досады, когда слышал за спиной треск ломающейся ветки или шорох осыпавшегося с еловых лап снега. Он сам, нагруженный пулемётом и ранцем, двигался бесшумнее легко экипированных автоматчиков – при том, что передвигаться по зимнему лесу ему прежде доводилось лишь пару раз, на тренировках в Канаде. Будь на месте пришельцев люди – даже не кадровые военные, а какие-нибудь повстанцы – и сержант с уверенностью бы заявил, что шансы на провал в лучшем случае три к одному. А так – кто знает. Другое дело, что более перспективных идей ни ему, ни Меркличу в голову так и не пришло, а из двух зол всегда стоит выбрать меньшее…

К счастью – обошлось. Выйти на дистанцию прямой видимости получилось без проблем, занятые своим кораблём незваные гости со звёзд ничего не заподозрили. Было похоже, что экипаж НЛО сумел вернуть контроль над судном в последний момент, приземлив корабль на небольшую круглую полянку. Посадка всё же вышла жёсткой – один край серо-стальной «тарелки» неглубоко вошёл в промёрзшую землю, взбугрив её чёрным валиком. Дым поднимался с противоположной стороны, которую Сикорски не видел - очевидно, туда пришлись попадания ракет. Членов экипажа снаружи оказалось всего двое – один рылся в лючке на борту корабля, слишком узком, чтобы быть входом внутрь, другой торчал рядом и тревожно оглядывался, сжимая в худенькой лапке серебристую вещицу, подозрительно смахивающую на пистолет. Вообще, пришельцы не производили угрожающего впечатления – щуплые, ростом едва полтора метра, с нелепыми большими головами и огромными чёрными глазами-плошками. Всю их одежду составляли опутывающие торс ремешки с подвешенными на них предметами - видимо, аналог военной «разгрузки» с оружием и инструментами. Понять бы ещё, где там оружие, а где инструменты... И как они не мёрзнут...
Но долго разглядывать диковинных существ сержанту не пришлось – их не слишком пугающий вид, очевидно, приободрил немку, и она доложила вышедшему на связь Краснову, что готова начать атаку. Получив же добро от штаба, тут же скомандовала:
- Всей группе - огонь.
И первой подала пример – её пистолет-пулемёт затрещал раньше всех. Джейкоб увидел, как пришелец-охранник дёргается, получив попадание в спину, как снег вокруг него взлетает фонтанчиками, как летят искры от корпуса «тарелки», когда в неё бьют пули – и тоже вдавил спуск.
- Тр-р-р-р!... – М249 сержанта звучал чуть солиднее оружия Хильды, однако всё равно звонко, ведь калибр у него был отнюдь не винтовочный. Ещё на миг позже в канонаду включились автоматчики – и это, пожалуй, было излишне. Очереди из пулемёта и МР7 буквально скосили обоих незадачливых «серых» прежде, чем они успели отреагировать. Охранник, неловко взмахнув руками, упал навзничь и выронил оружие, когда сразу пять или шесть пуль разнесли его огромную голову, второй член экипажа, перечеркнутый очередью наискось, от левого бедра к правому плечу, сполз по борту, оставляя на обшивке зелёные потёки. Град свинца, обрушившийся с двух направлений после этого, лишь взрыл снег вокруг бьющихся в агонии тел, да выбил из них несколько зелёных фонтанчиков - теперь земляне, по крайней мере, знали, какого цвета у пришельцев кровь…
- Прекратить огонь! - Скомандовала Хильда увлёкшимся солдатам так громко, что Джейкоб услышал её даже без помощи радио. Пальба стихла, будто выключили плёнку с записью.
- Ну… что? – Вполголоса спросил Сикорскит после минуты полной тишины.
- Всё, вроде... - Неуверенно сказала девушка.
Словно реагируя на её слова в борту НЛО, со стороны команды де Мезьер, с шипением открылся люк - и это было полной неожиданностью, так как обшивка корабля в том месте казалась монолитной
- Пригнуться! - Рявкнул сержант, плотнее вжимаясь в землю и надеясь, что никто из его автоматчиков не догадался встать без приказа. Вовремя - под громкое «бдз-зиу! бдз-зиу!» из чёрного провала вырвалась вереница синих огненных капель и ударила по позициям второй группы, прожигая дыры в ельнике. Треснуло, переламываясь надвое, молодое деревце, в ствол которого угодил один из зарядовь. В наушнике Джейкоба кто-то вдруг вскрикнул - скорее испуганно, нежели болезненно - и тоненько заверещал.
- У нас раненый! – Рявкнул на радиоканале Мерклич. – Кто его видит?
- «Третий», вижу. «Альфу-пять» задело, похоже.
- Оказать помощь. – Распорядился младший сержант между двумя трескучими очередями «калашникова». – Остальным – огонь на подавление! Бить по люку!
- Подтверждаю приказ, заставьте ублюдка заткнуться! – Запоздало спохватилась Хильда.

Из разверстого люка ударила новая очередь плазменных зарядов - но прошла она выше прежней, так, что вряд ли могла зацепить даже стоящего бойца. Ей ответили недружной, но плотной стрельбой из стволов разного калибра. От ударов свинца о неизвестный металл обшивки над поляной стоял несмолкаемый звон. Сикорски почти прорычал, не отпуская спускового крючка:
- Лейтенант, приказы!
- Стрелок один, задавим. – Отозвалась Хильда.
- Неприцельным огнём – если только повезёт. У нас ни снайпера, ни гранатомётчика, разве что вручную гранату закинуть, но это подползти надо. – Сержант прервал очередь, чтобы дать стволу остыть и скорректировать прицел. Враг больше не отвечал, однако это мало обнадёживало. Надеяться, что его сразила шальная пуля, было бы опрометчиво. – Или из подствольников…
- Отставить гранаты! – Неожиданно вмешался полковник, доселе слушавший переговоры оперативников молча. – Только в крайнем случае. Корабль нужен целым, по возможности.
- Тогда – штурм. – Поколебавшись, с видимой неохотой сказала немка. Джейкоб не стал дожидаться, пока она озвучит свою версию плана, и торопливо предложил:
- У стрелка в люке узкий сектор обзора. Подходим двумя парами слева и справа, не попадая под огонь, автоматчики сосредотачиваются напротив люка и отвлекают внимание на себя, пока мы не подойдём в упор.
- Я готова, хороший вариант. – Подала голос молчаливая Кобб.
- Мне тоже нравится. – Согласился Мерклич. – Лейтенант?
- Будь по вашему. – С какой-то досадой в голосе произнесла Хильда. – «Альфа-один», со мной, «Альфа-два» - обойди поляну и соединись с «Альфа-Блэк». Остальным – сосредоточиться у моей позиции. Как там раненый?
- Ему ухо обожгло. – Рапортовал «третий». – И плечо немного. Вроде выстрел просто рядом прошёл, но… Шапка и форма тёплая сберегли, однако обработать надо, сейчас голову перевязываю.

Пришелец, обороняющий НЛО, стрелял редко и неприцельно, в основном лупя по деревьям, так что перегруппироваться труда не составило. Сержант обменялся кивками с подползшей к нему американкой, доложил о готовности.
- Что ж… Прикрытие – огонь. Штурмовики – пошли! – Голос де Мезьер утонул в грохоте автоматных очередей.
Джейкоб, оставив пулемёт на позиции, рванул из кобуры пистолет и бросился, пригибаясь, к серой туше инопланетного корабля. За спиной он слышал дыхание капрала, которая намеренно отставала на несколько метров, чтобы иметь возможность его прикрыть. К тому моменту, когда обе пары добрались до «тарелки», стрелок внутри неё умолк окончательно - не похоже, чтобы его напугала пальба автоматчиков, скорее пришельцу потребовалось сменить магазин. Сикорски уже заметил, что при автоматической стрельбе огненная очередь уходит вверх-вправо, совсем как у земного оружия. Вероятно, это было не единственное сходство...
- Гранатами бы их, да нельзя. - Пожаловался Всеволод – хотя он прижался к серому корпусу буквально в нескольких метрах от Джейкоба, по другую сторону люка, «зелёный берет» слышал его только в наушнике. Оперативник шептал, чтобы не выдавать себя зря защитнику НЛО.
- Попробуем светошумовые. – Решила лейтенант де Мезьер. – В гранатном ящике пара штук была, кроме осколочных. У меня одна, вторая у «Альфа-Блэк».
- Не факт, что подействует. – Сикорски всё же вытащил нужную гранату из подсумка. – Кто этих тварей разберёт… Попробуем, но при штурме считайте, что враг не ослеплён, так лучше будет.
- Gut gemacht… - Одобрила немка. – Я и ты – первые, у нас и оружие для тесноты получше. На счёт «три». Раз… Два…

Цилиндрики гранат полетели в провал люка. Грохнуло. Сверкнуло. Изнутри донёсся тоненький взвизг, больше похожий на поросячий.
- Пошли!
Проскользнуть внутрь разом пара оперативников не смогла бы, так что первым вошёл Джейкоб. Это было не очень рационально, однако мысль пропустить девушку вперёд ему даже не пришла в голову. Его «кольт» сухо захлопал в ту же секунду, когда он переступил порог, и ворвавшаяся следом Хильда увидела, как пятится под ударами пуль «серый», словно близнец похожий на двух уже убитых. Свинцовые «подарки» выбивали из его хилой груди фонтанчики зелёной крови, но инопланетянин не выпускал из рук длинный серебристый предмет, всё пытаясь вставить в гнездо на нём нечто, смахивающее на магазин штурмовой винтовки.
- Scheisse! – Не дожидаясь, пока у сержанта кончатся патроны, девушка вскинула МР7 и вогнала короткую очередь точно между глаз пришельца. Тот издал горловой звук, завалился на спину - прямо под разбитый цилиндр из толстого янтарного стекла, торчащий на полукруглой подставке в центре "тарелки".
- Вот теперь - точно всё. - Выдохнул Сикорски, опуская дымящийся пистолет. Лишь теперь он смог толком осмотреться. Внутренности НЛО являли собой тесное, плохо освещённое круглое помещение, всю обстановку которого составляли три массивных фиолетовых пульта, перед которыми стояли вполне обычные на вид кресла - то ли пластиковые, то ли металлические. Никаких внутренних перегородок или люков беглый осмотр не выявил. Как и последствий воздушного боя – вероятно, жилой отсек был защищён отдельно и надёжно, своего рода бронекапсулой, как кабины пилотов в современных ударных «вертушках».
- Надеюсь, здесь было, что повреждать гранатой… - Пробормотал американец, не спеша убирать оружие в кобуру.
- Я тоже. И знаешь что… - Хильда вдруг с тревогой оглянулась на входной проём, куда осторожно заглядывали Джоан и Мерклич. – Давай-ка выберемся отсюда и отойдём подальше. Мало ли, может этот чёртов головастик напоследок самоуничтожение по таймеру включил… Техники с базы прилетят – пусть разбираются.
- Хорошая идея. – Не стал спорить «зелёный берет».

НЛО они покинула чуть ли не бегом. Только укрывшись за деревьями, оперативники перевели дух. Де Мезьер, видимо, решив компенсировать свою пассивность в бою, начала распоряжаться. Раненого она отослала к машинам с двумя бойцами, остальных солдат рассредоточила вокруг поляны, проинструктировав близко к кораблю не подходить и следить за окрестностями. Выйдя на связь с базой, сообщила полковнику, что можно высылать «призовую команду», и что отряду не помешает медик – хотя опалённое ухо «Альфы-пять» вполне могло потерпеть до возвращения.
- Нам бы санинструктор не помешал. – Вздохнул Сикорски, присевший на упавшее дерево, около которого оставлял пулемёт. Сержанта девушка оставила при себе, и это ему немного льстило. – Да и что там за врач на базе, я не в курсе… На сей раз обошлось, а если кого-то ранит серьёзно?
- С людьми тут дела плохи. – Покивала немка, вынимая из уха гарнитуру связи. – И не только с людьми – ты видел, на чём мы сюда приехали?
- Всеволод рассказывал, что у них ещё есть БМП, советский, второй модели, только управлять им некому. – Припомнил сержант. – И пополнение обещают со дня на день… Кстати, вы молодец, мэм. Особенно под конец, вели себя храбро. В первых рядах не всякий офицер готов сражаться.
- Мне просто хотелось скорее с этим покончить. – Печально качнула головой Хильда, опуская взгляд. – Сегодня ты видел – я побывала впервые в бою. Мне не понравилось. Но раз меня сюда послали – буду делать всё, чтоб доказать, что сделали это не зря. Что бы там ни говорил мой папенька, должна же я хоть на что-то годиться? Может, здесь смогу доказать, что могу руководить людьми?

Сикорски предпочёл смолчать – разговор опять заворачивал к личным темам, которые сама же девушка, вроде бы, не желала ворошить. Так они и прождали, не обмолвившись словом, до того самого момента, как над поляной с гулом промчался двухвинтовой СН-47 «Чинук», длиннокорпусный грузовой вертолёт, всё ещё покрашенный в оливковый цвет и сияющий опознавательными знаками ВВС США на бортах. Инженерно-научная команда прибыла, чтобы забрать первые трофеи Х-UNIT в этой необъявленной войне…

Конец первой главы.
__________________

Последний раз редактировалось Руслан Рустамович; 12.08.2015 в 15:09.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 12.08.2015, 14:48
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 2.

8 января 2014 года.
Российская Федерация, Якутия, база X-UNIT.


Следующие три дня прошли для Джейкоба в ужасной суете. Прерываясь лишь на сон и еду, он помогал прапорщику-интенданту принимать и сортировать военные грузы для опергруппы, составлял рапорты и отчёты, тренировал солдат, помогая Меркличу и Кобб превратить отряд в более-менее слаженную боевую машину. А в свободное время, обычно перед отбоем, изучал базу. Бывший объект ПВО был огромен, хотя и уходил под землю всего на два яруса. Причём нижний являлся вспомогательным – там размещались силовые подстанции, баки с топливом, некоторые склады, резервный оперативный штаб, от которого сохранились лишь голые стены, да ещё операторская службы слежения, куда выходили данные с радаров и не работающих сейчас видеокамер. Основные помещения раскинулись парой метров выше – и этот ярус люди пока лишь начинали обживать. Множество пустых тоннелей с влажными бетонными стенами уходило в темноту, соваться в них сержант не решался. Жизнь на старой советской базе теплилась вокруг пересечения двух главных коридоров – первый из них соединял жилой блок и штатный выход на поверхность, другой протянулся от авиационного ангара до автомобильного. Именно въезд в последний Сикорски видел в день прибытия.
Центром жилого блока служила столовая – огромное вытянутое помещение с высоким потолком, не особо уступающее по размаху ангарам. С запада и с востока к ней примыкали две казармы на сорок мест каждая, с севера – куцый коридорчик, в который выходили двери четырёх офицерских квартир. В одной из них поселилась Хильда.
Около автомобильного ангара, помимо складов, размещались инженерный цех, пока пустующий, и биолаборатория – царство Елизаветы Васильевны Солнцевой, учёной-биолога, выполнявшей также роль гарнизонного врача. Её – чуть полноватую светловолосую женщину средних лет – американец видел единственный раз, когда она обрабатывала раненому бойцу ожог. В остальное время лаборатории она не покидала, даже обеды ей носил один из лаборантов.
Кроме этих двух больших блоков, к коридорам жались оружейная, где властвовала хмурая ирландка О’Двайер, импровизированный тир, переделанный из тупикового коридора, бытовые склады и другие отдельные комнаты и комнатки. И составляли они в лучшем случае треть от общего размера объекта. Вполне достаточно, чтобы почувствовать себя скорее колонистом на другой планете, нежели бойцом секретной международной организации.

Седьмого числа мороки персоналу проекта добавилось, и весьма неожиданным образом. Рано утром над базой низко, чуть не касаясь брюхом макушек елей, прошёл транспортный самолёт, метко сбросивший перед спуском в комплекс стандартный грузовой контейнер. Без парашюта. Выскочившие по тревоге оперативники обнаружили, что контейнер разбился, вписавшись в бетонный купол входа. Среди обломков бойцы нашли пластиковые упаковки с огромным количеством нашивок, петлиц, кокард, эмблем на воротники и погоны. Все они несли одну и ту же символику – заключённая в круг буква «Х» поверх надписи «UNIT». Остальную часть груза составляли бумажные и пластиковые стаканчики с теми же эмблемами - около двадцати ящиков. «Альфа-пять», уже оправившийся от своего «боевого ранения», но всё ещё щеголяющий повязкой на ухе, почти случайно разыскал отлетевший в сторону пластиковый бокс. Внутри, на мягкой подложке, защитившей её от удара, лежала огромная кофейная кружка - белого цвета, с эмблемой организации на одной стороне и надписью «Х-UNIT COMMANDER» на другой.

Кружку торжественно водрузили на стол полковника, стаканчики передали в столовую, а эмблемы и шевроны весь вечер и следующее утро всем миром пришивали на повседневную и полевую форму. Под «всем миром», правда, следует понимать рядовых солдат и технический персонал. Руководивший процессом интендант сунулся было к Елизавете Васильевне, надеясь получить в помощь её лаборантов, однако доктор вышла к нему в скафандре химзащиты, с заляпанными чем-то зелёным перчатками и щитком шлема, попросила зайти через часик, после чего вернулась в лабораторию. Малость выбитый из колеи прапорщик рискнул было подобраться с просьбой к О'Двайер, но встретился с ней взглядами и передумал. До Хильды и Джейкоба дело уже не дошло...

* * *

Восьмого января, вскоре после обеда, сержанта Сикорски внезапно вызвал к себе комендант. «Зелёный берет» вздохнул, но бросил все дела и отправился плутать по коридорам – кабинет главы «X-UNIT» был отделён от основной части базы настоящим лабиринтом запутанных переходов, такое впечатление, специально созданных, чтобы вводить в заблуждение потенциальных диверсантов. Впрочем, совсем уж потеряться там было невозможно, и минут за десять Джейкоб всё же нашёл толстую стальную дверь с табличкой, указующей, что именно здесь работает полковник Краснов. Постучавшись, американец вошёл. Вытянулся в струнку, отдав честь, спросил:
- Вызывали, сэр?
- Да. – Николай Николаевич, устроившийся в кресле за столом, изучал содержимое лежащей перед ним жёлтой картонной папки, и на сержанта взгляда не поднял. – Возьмите стул, садитесь.

Сикорски послушно сел, с любопытством поглядывая по сторонам. Вчера он в кабинете уже был, когда принёс с парой бойцов «командирскую» кружку, но ушёл быстро. Впрочем, теперь он убедился, что рассматривать особо и нечего – всю меблировку комнаты составляли стол, кресло, пара стульев да вешалка. За спиной полковника виднелась ещё одна дверь, ведущая, наверное, в жилую комнату, где комендант ночевал. Створку этой двери украшал новенький, явно распечатанный на цветном принтере плакат – заснеженный лес, на заднем плане виднеются сани Санта-Клауса, столкнувшиеся со стереотипной «летающей тарелкой», и полисмен в старомодной форме годов шестидесятых, берущий у расстроенного Санты показания, на переднем двое других стражей порядка ведут в наручниках столь же стереотипного пришельца.
- Примерно через полчаса прибудет обещанное пополнение. – Сказал комендант, так и не поднимая головы. – Подземный ангар занят грузовыми «шестёрками», не разгруженными с прошлого рейса, потому я встречу новичков наверху. Хочу, чтобы вы пошли со мной.
- А почему я, а не лейтенант де Мезьер? – Вскинул брови Джейкоб.
- В последние дни лейтенант настолько занята своими обязанностями командира взвода, что не нашла времени даже написать отчёт о первом бое с пришельцами, доверив это дело вам. – Краснов, наконец, откинулся на спинку, повёл плечами. Криво усмехнулся. – Безусловно, она познакомится с новыми сослуживцами, но я бы хотел, чтоб первыми их встретили вы. Кстати, каково ваше мнение о госпоже де Мезьер?
- Она… неопытна, и не увлечена службой, но старается быть добросовестной. У неё есть мотивация. – После недолгих колебаний ответил сержант. Сказанное им не было стукачеством на командира – «зелёный берет» понимал, почему полковник задаёт ему подобный вопрос, и старался дать именно тот ответ, который требуется. Ни больше, ни меньше. – Пока моё мнение не сформировалось, сэр, но на данный момент я готов служить под её командой.
- Понятно. – Полковник облокотился о стол, сплёл пальцы перед лицом, прищурился. – Но если на её место придёт другой офицер – вы не огорчитесь? И другие бойцы – тоже?
- Это будет зависеть от офицера. – Уклончиво сказал Джейкоб. Разговор становился неприятней и неприятней – ничего хорошего новой знакомой сержанта он определённо не сулил.
- Безусловно. – Николай Николаевич медленно кивнул и сменил тему. – Поговорим о пополнении. Должны прибыть четыре человека – пилот-истребитель, оперативник с навыками штурмовика и снайперская пара из Канады. Помните, я о них говорил?
- Да.
- Прежде, чем мы отправимся их встречать, я бы хотел, чтоб вы взглянули на их анкеты. – Комендант вынул из папочки несколько документов.
- А… мне можно? – На всякий случай уточнил Джейкоб.
- Да, это просто титульные листы их личных дел, с самой общей информацией. Ничего секретного или частного. Так, это Ларс МакКензи, пилот-британец, он не по вашей части. – Краснов отложил один из листков, оставшиеся протянул сержанту. – Смотрите смело.

Сикорски быстро пробежал взглядом первое досье – на оперативника-штурмовика. Капрал Уолтер Вержбовски, двадцать шесть лет, американец смешанного польско-немецкого происхождения, служил в Первой пехотной дивизии, «Большая красная единица». Джейкоб пару раз бывал на учениях с парнями из этого подразделения, однако Уолтера едва ли видел - дивизия всё ж многочисленна.
- Свободно владеет английским и немецким, не в совершенстве – польским и русским. – Прочёл Сикорски вслух.
- Полезно для участника нашего проекта. – Согласился Николай Николаевич. – Но тут ничего особенного, давайте следующий файл.
- Мишель Хенриксен, капитан Канадских вооружённых сил, Вторая объединённая оперативная группа. Снайпер. – Послушно продолжил читать сержант. – Девушка? Хм… Родом с севера страны, билингва, одинаково владеет английским и французским языками, предпочитает французский. Двадцать восемь лет… - Сикорски перевёл взгляд на фотографию, вклеенную в досье. Выглядела канадка молодо – лет на двадцать пять, от силы. Симпатичная – приятное лицо с тонкими чертами, светлая чистая кожа, пышные тёмно-каштановые волосы, собранные в два низких хвостика и перекинутые на грудь. Уголки губ чуть приподняты в улыбке, улыбаются и ярко-голубые глаза за линзами узких очков в красной пластиковой оправе.
- Это точно её снимок? – Нахмурился оперативник.
- Я проверил, её. – Полковник усмехнулся уголком рта. – Вас смущают очки у снайпера?
- Если честно, сэр…
- Посмотрите последний документ, на её напарницу.

Американец посмотрел. Напарницу капитана звали Энн МакГрин, ей было двадцать шесть лет, она имела звание лейтенанта всё в той же Второй объединённой, и происходила из семьи шотландских эмигрантов. Вот она, судя по фотокарточке, куда больше походила на солдата, чем Мишель – простое, обветренное лицо девушки из небогатой рабочей семьи, серьёзный взгляд, недлинные медно-рыжие волосы. Снимок также позволяли оценить крепкие широкие плечи, а досье сообщало ещё и рост – сто восемьдесят сантиметров, на целую ладонь выше напарницы. Смущало лишь одно – левый глаз лейтенанта закрывала чёрная «пиратская» повязка.
- Да, сэр, это серьёзнее, чем близорукий снайпер. – Джейкоб положил листки обратно в папочку. – Разве с таким дефектом вообще можно служить?
- А её комиссовали в связи с потерей глаза несколько лет назад. – Кивнул комендант, всё ещё держа пальцы сплетёнными перед лицом. – Однако капитан Хенриксен, с которой они как раз в то время и познакомились, как-то ухитрилась добиться её восстановления. И с тех пор они работают вместе, не вызывая нареканий у начальства. И обе живы. Подробностей не знаю, но это кое-что говорит в первую очередь о капитане.
- У неё… связи? – Предположил Сикорски.
- Не исключено. Во всяком случае, она умеет их заводить, как я понял. – Закрыв папку, полковник убрал её в ящик стола. – Куратор, с которым я говорил на эту тему, и не скрывает, что канадцы сплавили нам «худших из лучших» по боевой части. Хотя худшие из спецназа – всё равно довольно высокая планка. Эффективность капитана Хенриксен как снайпера довольно средняя, однако у неё есть семилетний опыт боевых операций и другие полезные качества. Согласно досье, например, она дружелюбна, контактна, создаёт благоприятный климат в коллективе. Легко заводит друзей… Всё это в долгосрочной перспективе нам пригодится не меньше, чем навык меткой стрельбы, поверьте.
- Надеюсь, она подружится и с Хильдой. – Хмыкнул Джейкоб. – Кстати! Капитан же выше рангом… На это вы намекали, говоря о новом командире?
- Увы, нет. – С вполне искренним огорчением Николай Николаевич качнул подбородком. – Снайперская пара будет выделена в отдельную единицу, равноправную основному взводу, «Альфе». Это не моё решение, так велели сверху. По-своему логично – у единственного в отряде снайпера едва ли будет время командовать в бою, а подчинять более опытную Хенриксен лейтенанту де Мезьер опрометчиво. Так у канадок останется свобода действий - формально они подчиняются напрямую мне. Притом согласовывать действия с де Мезьер и даже выполнять её приказы, если они будут уместны, им никто не запрещает.
- Пожалуй, действительно лучший вариант. – Не стал спорить Сикорски. – К тому же, сэр, если капитан всю карьеру служила снайпером, навыков руководства взводом у неё может быть не больше, чем у Хильды. Вот если мы натаскаем ещё пару стрелков и предадим ей в подчинение…
- Хех, а вы правы, сержант. Я об этом не успел подумать. Уж не обессудьте, я ведь не совсем военный… – Краснов вдруг встал. – Ладно, время подходит. Примем гостей как полагается?
- Есть, сэр. – Джейкоб тоже поднялся, одёрнул форму. – Надеюсь, пришельцы не явятся проводить их до базы, как нас с лейтенантом…
* * *

После вчерашнего «авианалёта» с бомбардировкой бумажными стаканчиками персонал радарной установки получил заслуженный нагоняй, и в этот раз засёк приближающийся транспорт своевременно, точно рассчитав момент его прибытия. Когда полковник и сержант покинули ведущий на поверхность лифт, укрытый в толстом бетонном куполе, вертолёт с подкреплениями ещё не был виден - только слышался нарастающий стрекот винтов. В поле зрения машина появилась через пару минут. Армейский Ми-8 завис в полусотне метров от купола, настолько низко, насколько позволяли растущие вокруг деревья. Пассажирский люк открылся и оттуда спустили на тросе какой-то багаж. Вслед за ним, воспользовавшись тем же тросом, на землю ловко скользнули, одна за другой, две человеческие фигурки – несомненно, женские.
Джейкоб узнал эту пару сразу, несмотря на то, что видел доселе лишь раз, на фотографиях. Одна девушка – рыжая, с по-мужски широкими плечами и узкими бёдрами, другая – темноволосая, тоненькая и изящная, чью хрупкость не могла скрыть даже униформа. Лейтенант и капитан из канадского спецназа, стало быть. Обе с непокрытыми головами и одеты довольно легко, по-осеннему – лёгкие брюки и куртки с меховым воротником, разве что сапоги высокие и тёплые…
Старшая и более хрупкая из канадок, коснувшись каблуками земли, тут же отстегнула страховку, огляделась и, сказав что-то напарнице, хлопнув её по плечу, уверенно направилась к встречающим её мужчинам – чтобы отыскать их взглядом среди довольно редкого, но всё же настоящего леса, капитану не потребовалось и пары секунд. На ходу она придерживала ремень подвешенного за спину длинного серебристого кейса – помня специальность новоприбывшей, Сикорски догадался о его содержимом.
- Интересно, им в самом деле не холодно, или они недооценили нашу погоду, а теперь храбрятся? – Задав явно риторический вопрос, Николай Николаевич двинулся навстречу Хенриксен. Сержант последовал за ним, придерживая шапку – чем ближе они подходили к вертолёту, тем сильнее становился поток воздуха от его работающего винта.
- Добро пожаловать, мисс! – Приблизившись, русский протянул ладонь для рукопожатия. – Я глава проекта, Николай Краснов. Со мной замкомвзвода «Альфа», сержант Джейкоб Сикорски.
- Очень приятно! – Девушка пожала полковнику руку, не забыв перед этим снять перчатку. Слова её почти заглушал рокот лопастей – голос у канадки оказался подходящий к внешности. Мягкий и негромкий, даже когда она старалась повысить тон – идеальный голос для ведущей детской передачи о зверюшках, например, но никак не для офицера. - Капитан Мишель Хенриксен, оперативный позывной «Линза-Один». Со мной - лейтенант Энн МакГрин, позывной, соответственно – «Линза-Два». И ещё двое не из моей группы...
Джейкоб бросил взгляд поверх её плеча. МакГрин как раз спешила к ним, нагруженная футуристического вида автоматом, сумкой на ремне и двумя чемоданами в руках - даже не пригибаясь под их тяжестью. Вторая пара задерживалась - невысокий мужчина в полевой форме уже спустился, и теперь придерживал трос для своего более грузного товарища, который сползал вниз с видимой опаской.
- Что ж, дождёмся остальных и я проведу вас на базу. – Кивнул комендант. – Лучше поторопиться, я бы не хотел, чтоб вы с напарницей простудились. Вы явно экипированы не под якутский климат.
- После детства в Доусон-сити пару минут на сибирском морозе я как-нибудь переживу. – Заверила Хенриксен с улыбкой. Улыбающаяся, она выглядела ещё на пару лет моложе. – Но вот Энн у нас из Шотландии, ей стоит поберечься. Она к холоду не столь привычна.
- Из Ванкувера. – Неожиданно вставила подошедшая МакГрин, и, перехватив два чемодана в одну руку, отдала честь полковнику. – Сэр.
- Энн, ты не знаешь гимн Канады не только во французском, но и в английском варианте. - Хмыкнула Хенриксен, наклоняя голову и прикасаясь двумя пальцами к дужке очков.- Так что ты из Шотландии.

Вслед за младшей канадкой подоспели и оставшиеся двое. Выгрузив последних пассажиров, Ми-8 тут же улетел, так что познакомиться с ними удалось спокойно, не крича до хрипоты и не опасаясь, что с головы сорвёт шапку. Штурмовик из Первой пехотной представился не Уолтером, а Вальтером, и сержант взял на заметку так его и называть впредь. Полноватый же пилот-британец оказался невероятно болтлив, улыбался не меньше, чем капитан Хенриксен, и вёл себя со спутниками довольно фамильярно, хотя и дружелюбно.
Собрав всю четвёрку новоприбывших, Краснов повёл их внутрь объекта. Через лифт – на верхний ярус, в тамбур с бронедверьми, затем, мимо укреплённого поста охраны, в главный коридор.
- Офицерам у нас положены отдельные апартаменты. – Рассказывал комендант, шагая первым. – Прочим отведено место в казармах. – Он оглянулся на Джейкоба и Вальтера, добавил.- Там просторно. У нас едва дюжина бойцов наберётся, а помещения рассчитаны на сотню без малого. Офицерские комнаты двухместные. Так что вас, капитан, поселим с вместе напарницей. А вот мистеру МакКензи повезло. Первая смена пилотов оборудовала под жильё дежурку при ангарах, ему же достанется квартира в полное пользование. Правда, не исключено, что, когда комнаты кончатся, придётся кого-нибудь к нему подселить.
Британец определённо собрался прокомментировать сию перспективу, но успел лишь раскрыть рот - они как раз достигли перекрёстка, и выскочивший справа молодой парень в потёртом белом халате едва не сшиб Краснова с ног. Увидев полковника, он явно обрадовался:
- Николай Николаевич!
- Э... Пётр Анисимович? - С ноткой неуверенности произнёс комендант, словно сомневаясь, верно ли он запомнил имя. - Что-то случилось?
- Нет, ничего! Просто мы закончили. Доктор Солнцева просила найти вас и передать, что письменный отчёт по вскрытию пришельца составит к вечеру, а сейчас готовит что-то вроде презентации для персонала. С наглядным материалом. Приглашает всех желающих.
- Как скоро?
- Часа через два. - Юноша потёр затылок. - Если раньше лабораторию не отмоем...
- Вполне. Времени хватит. - Полковник кивком отпустил парня и кратко пересказал его слова спутникам. Впрочем, Вальтер и без того слушал разговор внимательно, да и Мишель, кажется, что-то понимала - хотя знание русского в её анкете не значилось.
- За два часа мы успеем расположиться и осмотреться. - Согласилась капитан. - А послушать об анатомии пришельцев будет полезно, особенно мне.
Энн поддержала её кивком. Маккензи пихнул Вальтера локтем и что-то ему шепнул, но тот не ответил.
- Что ж, продолжим... - Махнул рукой полковник.
В жилом блоке Николай указал сержанту вход в казармы, однако тот пожелал проводить товарищей до офицерской части. Там комендант отпер двери квартир и передал ключи новым хозяевам. Комнаты оказались совершенно идентичными, разве что у Ларса вторая койка была сложена в стенную нишу, а у Мишель и Энн оружейный ящик очистили от ржавчины, смазали ему петли.
- Шика-арно! - Протянул британец, стоя на пороге своего обиталища. Вальтер с чуть заметной ухмылкой положил ему руку на плечо:
- В туалет можешете ходить к нам, в казармы. Если он там есть.
- Проверив детальные планы базы, мы обнаружили, что уборные в офицерских квартирах были. - Несколько сконфуженно признался Краснов. - Однако при постановке на консервацию их не только отрезали от коммуникаций, но и почему-то замуровали. Мы пока не решаемся их распечатывать - мало ли... Вот в казармах всё в порядке, есть и раковины, и душевая. Правда, горячая вода только в душах, умываться по утрам проблематично.
- На первое время хватит и кипятильника. - Пожала плечами Хенриксен. – У нас с Энн свой есть, и мы с удовольствием поделимся с соседями. Но лучше бы как-то решить эту проблему, неудобства дурно сказываются на морали.
- Я в курсе. - Вздохнул полковник. - Мы разберёмся в ближайшее время, уверяю вас, просто рук не хватает. Очень нужны специалисты... небоевого профиля, так сказать.
- Я немного разбираюсь в электросварке. - Сообщила МакГрин. Лейтенант так и стояла посреди коридора с багажом на весу, даже не пытаясь поставить вещи на пол.
- Теоретически, скорее. Ни разу не видела её за работой. Но мы действительно постараемся быть полезными. - Мишель забрала у напарницы один из чемоданов, вошла в свою комнату и бросила его на застеленную койку. Рядом бережно поставила свой оружейный кейс. – Кое-что мы умеем, не только стрелять. Я вот - потомственный библиотекарь в третьем поколении. У вас есть уголок культуры и отдыха?
Она повернулась к коменданту и вопросительно вскинула брови. Глаза её улыбались – точно как на фотографии в досье.
- Пока только телевизор и набор дисков... Но мы это ещё обсудим. - Полковник посторонился, пропуская в комнату Энн, и кивнул на кейс. - Кстати, что у вас там? Винтовка?
- Естественно. - Капитан скинула с плеч крошечный рюкзак, составлявший вторую половину её багажа, наклонилась к кейсу, щёлкнула замками и откинула крышку. Теперь уже по-настоящему улыбаясь, с комичной смесью гордости и нежности произнесла. - Assemblеe atelier. Одна из ста семидесяти шести настоящих WA2000 от «Вальтера», не кустарная подделка для коллекционеров... Калибр - точка триста.
- Хорошо, что вы со своей. - Заметил Краснов, не без интереса разглядывая лежащую на поролоновой подложке винтовку. За счёт непривычной компоновки почти вписывающаяся в прямоугольник, она выглядела бы ещё более фантастично, чем автомат лейтенанта МакГрин, если бы не обилие деревянных деталей и накладок, придававших оружию налёт эдакой винтажности. - У нас пока, к сожалению, только СВД, и то единственная...
- СВД я тоже люблю. - Кивнула Мишель, поглаживая лакированный приклад кончиками пальцев. - Но на дистанции не более трёхсот метров. Лучше даже - двухсот. Вообще, из оружия Варшавского договора она…
В коридоре прокашлялись. Увлечённые беседой старшие офицеры и МакГрин, начавшая разбирать сумку, дружно оглянулись на позабытых сержантов и лётчика.
- Прошу прощения. - Мишель со смущённой миной прикрыла рот ладонью. - Я умею забалтывать людей...
- Ничего. - Успокоил полковник. - Как командиру мне полезно знать, что умеют мои подчинённые, и я не против позже дослушать ваш рассказ о винтовках. Но пока вынужден откланяться. Не буду мешать вам обживаться. И надеюсь встретить вас всех на лекции у доктора.
Когда русский отошёл, капитан МакКензи недоверчиво глянул на старшую канадку:
- Библиотекарь? В третьем поколении?
- Долгая история. – Хенриксен улыбнулась и развела руками. – Так уж сложилось...

* * *

Время, оставшееся до сбора в лаборатории, Мишель с удовольствием потратила бы на изучение нового места службы – больше всего ей хотелось облазать все закоулки старой базы и познакомиться со всеми её обитателями, которых удастся повстречать. В конце концов, это был её новый дом на многие месяцы, а возможно и годы – его просто необходимо было обжить. Увы, Энн хоть и была с ней согласна в главном, полагала, что обустройство на новом месте стоит начинать с иного – первым делом лейтенант занялась уборкой. Старшую подругу она о помощи, по обыкновению, не просила, но та, разумеется, всё равно присоединилась, хоть и с тяжким вздохом. На пару канадки достаточно быстро привели квартиру в порядок – оттёрли пыль, смели с пола мусор, перестелили постели, разложили немногочисленные личные вещи, принесли с кухни при столовой ведёрко воды, чтобы умываться по желанию, а не по графику. Под конец Хенриксен постелила у порога синий прорезиненный коврик с надписью «Вытирайте ноги!» на трёх языках – английском, французском и норвежском. Это был своего рода ритуал – привезённый из дома в незапамятные времена коврик капитан таскала с собой всюду, ухитряясь найти ему место даже в полевых казармах на сотню человек.
Завершив с уборкой, девушки расстались – МакГрин отправилась искать лабораторию, а снайпер немного задержалась, чтобы перевести дух. Когда напарница ушла, она погасила свет, зажгла на прикроватной тумбочке маленький ночник в виде замахнувшегося клюшкой хоккеиста и прямо в пыльной одежде улеглась на кровать. Потянулась, сладко зевнув, заложила руки за голову и долго лежала, глядя в темноту, думая о чём-то с лёгкой улыбкой…

…Со слов темнокожего здоровяка-сержанта, встречавшего их вместе с Красновым, Мишель знала дорогу до научного блока лишь в самых общих чертах, и немного опасалась заплутать. Сама по себе такая перспектива ничуть не пугала, но капитан была ограничена во времени, ведь опоздать на лекцию ей не хотелось. Однако на полпути она свернула из центрального коридора в один из боковых «отнорков», поскольку заметила там нечто любопытное – худощавая светловолосая девушка в форме без погон стояла на коленях, пристально разглядывая две пивные банки, лежащие у стенки.
- Гхы-кхым. – Канадка откашлялась в кулак, привлекая внимание. Реакция превзошла любые её ожидания – светловолосая вскочила, как подброшенная пружиной, отработанным движением вжалась в стену, уходя с возможной линии огня. Хорошо хоть, за пистолет не схватилась. Вернее, схватилась, но опомнилась прежде, чем успела его вытащить. Круглыми глазами уставилась на Мишель.
- Прошу прощения. – Чувствуя себя неловко, снайпер ещё раз кашлянула и тоже убрала ладонь с кобуры, к которой рефлекторно потянулась. - Мне показалось, у вас какие-то проблемы. Простите, если напугала.
- Н… ничего, всё в порядке. – Сделав несколько глубоких вдохов и придав лицу суровое выражение, девушка смерила канадку взглядом. Хенриксен знала, что выглядит странновато – едва ли сейчас на всей базе кто-то, кроме неё, носил летнюю форменную рубашку с короткими рукавами и летние же лёгкие брюки с наглаженными стрелками. Но что поделать, если царящие на объекте стабильные плюс семнадцать градусов были для капитана вполне комфортной температурой…
- Лейтенант Хильда де Мезьер. – Продолжила светловолосая, с напускной небрежностью козырнув. Говорила по-английски она не очень чисто, иногда делая паузы посреди фразы, словно подбирая нужное слово. – Командир оперативного подразделения. Я вас раньше не видела. Кто вы и когда прибыли?
- Я Мишель Хенриксен… Капитан Хенриксен. – Отвечая, канадка наклонила голову к плечу и сверкнула очками в свете потолочных ламп. – Из состава пополнения, мы прибыли где-то полтора часа назад…
- А почему меня… Хотя ладно. Простите за такое поведение, капитан... – Де Мезьер снова обеспокоенно глянула на банки. – Но скажите, с вами вместе не было человека в чёрном деловом костюме? Высокий, худой, стрижка короткая. Кажется, у него еще при себе был кейс – плоский такой, тоже чёрный…
- Хм... Нет, я бы обратила внимание, если б со мной в одном вертолёте кто-нибудь похожий летел. Но нас было только четверо. - Хенриксен опустила взгляд, задумчиво сдвинула брови и потёрла подбородок. – Вообще, среди людей из разных контор, с которыми я общалась за прошедшую неделю, подобные типы встречались в изобилии - сотрудники ООН, сообщившие о переводе, агенты госбезопасности, бравшие подписку о неразглашении, ещё не пойми кто. Чемоданчики они любят... А что? - Она глянула на собеседницу поверх очков.
- Пару минут назад я своими глазами наблюдала, как этот тип в костюме зашёл сюда, в этот проход. – Лейтенант растерянно всплеснула руками, распахнув глаза ещё шире. – У нас тут таких не водится, вот я и пошла за ним… Прошла до конца – а тут тупик! И нет никого. И банки лежат. В столовой не продают пиво, а они свежие, пахнут ещё! Мистика! А если это шпион или террорист? Вы знаете, я не хочу погибнуть под обломками пещер первобытных коммунистов, которые подорвал инопланетный диверсант, умеющий ходить сквозь стены!

Мишель слушала тираду немки предельно внимательно, но стараясь не смотреть той в глаза. Губы капитан прикрывала ладонью, очки бликовали, и разобрать выражение её лица было сложно. Однако когда Хильда умолкла, капитан серьёзно кивнула:
- Звучит очень любопытно... Однако не вижу пока причин поднимать тревогу. Как бы то ни было, вам следует рассказать обо всём вашему... нашему полковнику. - Она подняла взгляд. - Он собирался присутствовать на выступлении главы научного отдела, это меньше, чем через двадцать минут. Думаю, проще встретить его там, чем вламываться в кабинет. Я тоже туда собираюсь, проводите? Я ведь новенькая, могу и заплутать. - Хенриксен улыбнулась как могла мягче, успокаивающе – такие улыбки у неё получались лучше всего. - И давайте свободнее, не против? Не думайте о званиях, по должностям мы равны. Ваш взвод даже побольше моего будет, и намного...
- Ох, чт… что вы! – Встретившись, наконец, взглядами с канадкой, Хильда внезапно покраснела. Отчего-то разволновавшись пуще прежнего, сбивчиво выпалила. – Качество… оно ведь важнее количества, и… Да, пойдёмте уже, я вас проведу!

* * *
Девушки добрались до лаборатории с небольшой форой – но там уже всё было готово. Подручные доктора как раз заканчивали расставлять стулья, судя по разномастности, собранные со всей базы, на прозекторский стол смонтировали белый экран, а проектор водрузили на пьедестал из двух тумбочек, поставленных друг на друга. Передний ряд успели занять - там разместились полковник Краснов, незнакомый канадке мужчина в лётном комбинезоне, а также капитан МакКензи и Энн. Полноватый британец о чём-то увлечённо рассказывал, часто оглядываясь на соседку, словно ища у неё подтверждения своих слов, а та довольно невежливо его игнорировала, таращась единственным глазом на пустой пока экран.
Во втором ряду рассаживались по мере расстановки стульев прочие оперативники – Джейкоб, Вальтер и с десяток бойцов, которых Мишель видела впервые. Очевидно, они и составляли взвод «Альфа». Появление офицеров не осталось незамеченным – Сикорски помахал им рукой, а Николай Николаевич, обернувшись, сделала приглашающий жест. Стулья по обе руки от него оставались свободными, так что не было сомнений, где должны сидеть командиры групп.

Когда свободных мест не осталось, к прозекторскому столу вышла полноватая женщина в белом халате. Поправив манжет, она окинула взглядом притихшую аудиторию и кивнула лаборантам. Свет погас, застрекотал старый проектор, и учёная начала, показывая длинной линейкой на экран:
- Перед вами схематическое изображение существа, которое было передано нам для исследований после умелых действий оперативной группы. Мы назвали его сектогитом… Э-эм, если честно, только по той причине, что пальцы на руках и ногах этих существ отчетливо разделены на секции. От латинских «section» и «digitus», «секция» и «палец». Впрочем, это название рабочее, вполне можно будет заменить его в ходе дальнейших исследований. Как я заметила, солдаты и техперсонал предпочитает называть этих существ «серыми» или «марсианами».

Изображение на экране сменилось другим, довольно неаппетитным. Доктор снова взмахнула линейкой:
- Следующая схема представляет сектогита, так сказать, в разрезе. Результаты вскрытия показывают плохо развитую систему пищеварения и примитивное строение остальных органов. Мозг и глаза, напротив, очень хорошо развиты. Данное существо отлично видит ночью, а также, предположительно, в инфракрасном диапазоне. Есть вероятность, что его зрению доступен и ультрафиолетовый, но для более точных сведений нужны будут еще образцы. Желательно, с неповреждёнными головами.
Биолог перешла на другую сторону экрана, перехватила линейку в правую руку, подала знак лаборанту, чтобы тот сменил слайд:
- Строение тела и организма предполагает генетические изменения или мутации, так как репродуктивные органы отсутствуют. Естественным путём существо размножаться не способно. Перед нами, скорее всего, результат клонирования. Хотя возможны варианты. Физиология сектогитов и их ДНК достаточно близки к человеческим, но внешний вид указывает на то, что предки этих существ были водными животными. Это видно, например, по развитым перепонкам между пальцами и плоским ступням. Довольно странно, но если мы имеем дело с порождением генной инженерии, то вполне объяснимо. – Доктор сделала паузу, чтобы перевести дух, сглотнула. Согнула линейку двумя руками, будто пробуя её на прочность. – Теперь к итогам. Изученные моим отделом существа, скорее всего, искусственно созданы. Однако внесённые изменения не сделали их особенно опасными противниками, и не придали им каких-то сверхчеловеческих способностей. Они хорошо видят в темноте, легко переносят низкие и высокие температуры… Но мы, земляне, можем компенсировать эти их биологические возможности техническими средствами – приборами ночного виденья, термобельём и так далее. Тем не менее, я не претендую на то, что обследование было полным, мы вполне могли упустить что-то важное – покажет время, покажут новые исследования. У меня все. Можете задавать вопросы.
Первой руку подняла капитан Хенриксен:
- Можно?
- Конечно. – Кивнула ей учёная.
- У меня сугубо практический вопрос, с вашего позволения. - Снайпер сдвинула очки выше по переносице. - Осмысленно ли стрелять противнику в корпус? И в какую его часть - левую, правую, грудь, живот... Где расположены наиболее важные органы? Такая большая голова - сама по себе хорошая мишень, но всё же... И ещё – насколько они чувствительны к боли, к кровопотере? Можно ли рассчитывать на то, что раненый противник со временем выйдет из боя? Это может быть важно при затяжной перестрелке... Я понимаю, что спрашиваю слишком много за раз, но даже самые приблизительные ответы будет крайне полезны.
- Насчёт того, как пришельцы терпят боль, я ничего не смогу сказать, пока не получу возможность провести тесты на живом существе. – Биолог с виноватой улыбкой развела руками. – Кровопотерю они должны переносить не лучше людей. Жизненно-важные органы, хотя их с натяжкой можно назвать такими, находятся в районе брюшной полости и грудной клетки слева. То есть, стрелять можно туда же, куда и человеку.
- Спасибо, доктор. У меня вопросов больше нет. - Кивнула Мишель и откинулась на спинку, поглаживая перекинутый на грудь «хвостик».
- У меня есть вопрос. – Теперь поднял руку сам Краснов. Кажется, он собирался спросить раньше, но канадка его опередила. – Трудно ли будет взять пришельца живым? Подействуют ли на него электрошокеры или транквилизаторы?
- Насчёт транквилизаторов не могу сказать, опять же, пока не проведу серию опытов на живом объекте. Электрошок должен работать. – С кивком ответила учёная. – Также как и банальное оглушение ударом по голове. Как видите, всё ведёт к тому, что живой пришелец нам просто необходим. А лучше два или три.
- Гхе-кхы-хым... Их же держать где-то надо будет... - То ли прокашлявшись, то ли поперхнувшись, подал голос из заднего ряда прапорщик-интендант. - И кормить чем-то... Чтоб не сдохли до срока...
- Система пищеварения у них хоть и упрощена, но похожа на нашу. - Пожала плечами доктор. - Биохимия также аналогична. Полагаю, мы сможем создать для них условия, особенно если среди трофеев найдётся их еда - на первом корабле ничего похожего обнаружить не удалось. Главное получить невредимую особь, а дальше - забота научного отдела.
Николай Николаевич одобрительно качнул головой. Капитан Хенриксен наклонилась вперёд и бросила сочувственный взгляд на Хильду. Добывать в бою «невредимую особь» придётся явно не научному отделу. И уж точно не снайперской паре.
После полковника вопрос задал незнакомый лётчик. Он спросил, насколько хорошо пришельцы выносят полётные перегрузки. Доктор задумалась на минуту, после чего признала, что этот аспект инопланетной физиологии они ещё не рассматривали, но, судя по всему, «серые» должны несколько уступать в выносливости человеку. Пилот согласился, вспомнив, что даже в бою сбитая им «тарелка» особо резких манёвров не совершала.
Затем последовала небольшая пауза. Убедившись, что больше вопросов нет, комендант поблагодарил доктора за выступление и вышел к экрану сам. Сложив руки на груди, сказал:
- Попрошу не расходиться. У меня для вас объявление.

Зашумевший, зашептавшийся было, зал снова погрузился в тишину. Удовлетворённо кивнув, Краснов продолжил:
- Через несколько дней на нашу базу прибывает… что-то вроде экскурсии. Не туристы, конечно – несколько надёжных, проверенных Комитетом людей. Учёные, инженеры, а также потенциальные спонсоры.
- Разве нас содержит не Совбез ООН? – Удивлённо спросила лейтенант де Мезьер, всю предшествующую лекцию не проявлявшая и намёка на интерес.
- Да, но этого недостаточно. Сегодня утром Куратор сообщил мне, что из-за… некоторых политических разногласий, не связанных с проектом, Российская Федерация полностью вышла из его финансирования, а также отказалась предоставлять снабжение и услуги бесплатно. Кроме того, сразу несколько европейских стран, сославшись на финансовые затруднения, также минимизировали свои вклады. Денег от США, Китая и оставшихся «европейцев» едва хватает уже сейчас, а если проект будет расти… Сами понимаете. Комитет нашёл выход в обращении к частным источникам. – Николай Николаевич скривился, откровенно демонстрируя своё отношение к данной идее. – Не знаю, что из этого выйдет, однако мы должны постараться, чтобы потенциальным участникам и инвесторам стало интересно… Прошу помочь в подготовке базы и подготовиться самим. Как минимум необходимо соскрести плесень со стен…

Конец второй главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 12.08.2015, 14:49
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 3

15 января 2014 года.
США, штат Невада, пустыня Мохаве. Пять километров южнее авиабазы «Неллис».


Ночью, в пустыне, любое жильё, освещённое электрическим светом, кажется уютным - даже если это придорожная забегаловка. Заведение, расположенное на пути к базе ВВС, внешне ничем не отличалось от десятков подобных, рассыпанных вдоль скоростных шоссе. Однако сейчас его окна тепло светились жёлтым, изнутри доносились весёлые голоса, а на стоянке тихо урчали на холостом ходу или смирно дремали автомобили, среди которых выделялся серебристый «Aston Martin DB5». Эдакий островок света и жизни, окружённый тёмным морем песков.
Маркус Штреллер, плотный темноволосый мужчина тридцати четырёх лет от роду, долго рассматривал здание из окна взятого напрокат «плимута», остановив его на обочине, не спеша съезжать на стоянку. За те годы, что он проработал в частной военной корпорации полковника Вермеера, отставной военный инженер бундесвера повидал самые разные места для деловых встреч. Доводилось заключать контракты и в вагончиках-теплушках посреди тропического леса. Однако места эти всегда органично согласовывались с личностью клиента. Партизаны в лесных лагерях, хозяева частных армий в дорогих ресторанах - и так далее. Сейчас же… Секретное предложение от миротворческих сил ООН, миллион подписанных чуть не кровью из вены бумаг о неразглашении, и… вот эта халупа? Странно. Хотя с другой стороны – почему бы и нет? Место неприметное, но поблизости от крупного города и военного аэродрома.
Так и не разглядев ничего интересного, Штреллер всё же припарковался, запер «плимут» и вошёл в приветливо звякнувшую колокольчиком дверь. Забегаловка оказалась предсказуемо типичной. Длинная барная стойка, торговые автоматы вдоль стен, ряд столиков у окон, старый, гудящий едва ли не громче музыки, кондиционер… Около стойки собралась шумная нетрезвая компания байкерского вида, которая пыталась петь а-капелла нечто неразборчивое, но вроде бы на немецком. Руководили этими попытками, как ни странно, две приятные, чистенькие девушки в мундирах лейтенантов от авиации – одна тёмненькая, другая рыжая. Выглядели они чуть трезвее остальных и пели заметно музыкальнее…
Отвлёкшись на это зрелище, Маркус не сразу заметил ещё двух посетителей забегаловки, скромно пристроившихся за столиком в самом дальнем углу. Обратив же на них внимание, удивлённо хмыкнул. Подошёл быстрым шагом, вежливо кашлянув, спросил:
- Вы не против, если я подсяду?
- Конечно. – Человек, к которому он обращался, сдвинулся ближе к окну, освобождая место на диванчике, передвинул и свою тарелку, на которой осталось ещё немного консервированного горошка. – Мне кажется, я вас знаю, кстати.
- Ну, я-то вас знаю абсолютно точно. – Кивнул Штреллер, опускаясь на сиденье. – Вы – сэр Генри Шелберн, и вам принадлежит треть военных исследований Великобритании.
- А также почти четверть военного производства, если по факту. – Улыбнулся английский промышленник, подцепляя вилкой зелёную горошину. – А мой спутник…
- Томас Батлер. – Представился второй британец, поправляя на носу толстые очки в роговой оправе. - Ведущий специалист исследовательской лаборатории «Хэл-инструментс». Инженер-физик.
- Ну а я просто инженер. – Пожал плечами Маркус. – Представляю здесь корпорацию «Вермеер шилд групп»…
- И виделись мы с вами полгода назад, когда ваша фирма закупала через нас списанные бронетранспортёры для полицейских операций в Африке. – Продемонстрировал завидную память сэр Шелберн. – Неплохая была сделка. А теперь, полагаю, мы что-то вроде конкурентов на заказ от ООН?
- Ну, какая тут конкуренция. – Отставной капитан бундесвера кисло улыбнулся. – Мы с герром Вермеером вам не чета. Остаётся надеяться, что работы и прибылей хватит на всех. Кстати, а здесь только вы?
- Не знаю, мы приехали минут двадцать назад, заказали поесть и ждём… чего-нибудь. Надеюсь, дождёмся. – Признался британец. Как вскоре выяснилось, надеялся он не напрасно. Как раз к тому моменту, когда англичане опустошили тарелки, компания на другом конце зала добила-таки песню и взяла перерыв. Сразу стало очень тихо - мягкая музыка, льющаяся из динамика под потолком, не шла ни в какое сравнение... Рыжеволосая девушка принялась что-то рассказывать охрипшим от пения голосом, размашисто жестикулируя пустым стаканом - обрывки слов долетали до гостей, однако мощный южный акцент рыжей не оставлял шансов понять хоть что-то. Её спутница сняла со спинки стула форменную куртку с лейтенантскими нашивками, накинула на плечи, выудила из кармана несколько смятых купюр и направилась к одному из автоматов. Возвращаясь назад с парой банок пива, она задержалась напротив столика гостей, чтобы открыть одну. Не глядя на мужчин, тихо, совершенно трезвым голосом, сказала:
- Вам в переговорную. Дверь за спиной бармена. Со стола уберут.
Оба британца и немец проводили её удивлёнными взглядами - лётчица вернулась к своим, вполне достоверно пошатываясь.
- Ох, да ладно вам, джентльмены. – Первым опомнился сэр Шелберн. – Вы что, скрытую охрану впервые видите? Хотя должен признать, постановка на театральном уровне. И всё же – нас пригласили. Пойдёмте.

Комната за стойкой бармена оказалась погружена в полумрак. Убранство её составляли лишь большой круглый стол в центре да десяток стульев, часть из которых к приходу европейских гостей оказалась занята. Ближе всего к дверям устроился некто в просторных белых одеяниях и сдвинутых на лоб солнцезащитных очках, смахивающий на араба. Около него расположился, судя по всему, телохранитель – поджарый, смуглый и бритоголовый, подозрительно уставившийся на вошедших. Стул по другую сторону столешницы занимал грузный человек в кожаной куртке, лениво потягивающий сигарету.
Наконец, прямо напротив входа, точно под тусклой лампой, сидел неприметный мужчина – среднего роста, средней комплекции, недорого одетый в стиле офисного клерка. За спиной его торчали двое – массивный латиноамериканец и маленькая, хрупкая золотоволосая девушка с ярко-зелеными глазами и совершенно непроницаемым выражением лица. Оба в одинаковых чёрных костюмах, при жилетках и галстуках. Здоровяк подпирал лопатками стену, жуя соломинку, девушка же стояла абсолютно неподвижно, сложив руки на груди – Маркус отметил, что она носит тонкие кожаные перчатки в цвет костюму. «Тоже охрана. – Подумал отставной офицер, проходя к столу, опускаясь на сиденье. – И ещё вопрос, кто из них двоих опаснее, если что».
- Ну, как я вижу, все в сборе. - Улыбнулся неприметный, после того как за британцами закрылась дверь. К слову, выговор и в нём выдавал земляка короля Артура. – Раз так, господа, пора знакомиться. Меня можете называть Джим или Джеймс. Я буду вашим экскурсоводом, если можно так выразиться. Мои спутники – Чарльз и Джейн. Они отвечают за безопасность данной встречи. Джейн – мой персональный телохранитель, из частной фирмы, она сопровождала меня последние недели, но сегодня её контракт истекает, к сожалению. Впрочем, до утра она побудет с нами, что придаёт мне спокойствия. – Улыбка мужчины сделалась шире. – Ну а Чарльз Батиста – штатный сотрудник ООН, он будет сопровождать нас в путешествии.
Латиноамериканец вынул из зубов соломинку и кивнул. Зеленоглазая тоже на миг опустила взгляд, после чего замерла в прежней позе. Неподвижность, точёный силуэт и светлая, почти белая кожа делали её похожей на изящную фарфоровую статуэтку.
- Теперь представлю остальных. - Джим указал на британцев, широко взмахнув рукой. - Джентльмены, вошедшие последними - это наши гости из Соединённого Королевства. Сэр Генри Шелберн и мистер Томас Батлер. Ведут дела с США, Россией и Китаем, их связи вызывают уважение. Господин, прибывший с охраной - шейх Мустафа ибн Шаррах, давний и надёжный партнёр Пентагона. Напротив него - господин Анатолий Георгиевич Мамаев... Эм-м… Крупный предприниматель. Не раз сотрудничал с российскими службами по самым различным вопросам. Ну и наш почтенный гость из континентальной Европы - капитан Маркус Штреллер, доверенное лицо полковника Вермеера. Человек, на которого можно положиться, если вам нужны опытные солдаты и умелые инженеры.
Неприметный выждал, пока люди за столом обменяются взглядами и переварят информацию, после чего продолжил:
- Теперь, когда все познакомились, перейдём к делу. Каждый из вас знает, зачем прибыл сюда, так что нет смысла тянуть резину. Готовы ли вы отправиться, господа?
Гости вразнобой закивали.
- Превосходно. В таком случае - поехали! - Джеймс щёлкнул пальцами... и стало темно.

* * *

Маркус мог бы поклясться, что сознания он не терял – просто опустил веки, а когда поднял, обнаружил себя в удобном мягком кресле на борту летящего куда-то вертолёта. Кажется, новенького Ми-17, немец летал на таких в Афганистане. В иллюминаторы лился сероватый утренний свет, сквозь тонкий металл обшивки слышался мерный гул лопастей...
Здесь же обнаружились и все остальные участники встречи, кроме неприметного Джима и зеленоглазой девушки. Здоровяк Чарльз знакомо подпирал спиной переборку у входа в кабину, жуя соломинку, прочие же ошалело вертели головами, озадаченные не меньше Штреллера. Телохранитель шейха вытащил из кобуры пистолет, принялся торопливо проверять его исправность и наличие патронов в магазине. Батиста, дав им опомниться, постучал костяшками пальцев по переборке. Из кабины тут же появился Джеймс - в тёплой куртке поверх пиджака и массивных наушниках на голове. Оглядев пассажиров, он широко улыбнулся:
- Доброе утро, господа. Сейчас шестнадцатое января, без пяти полдень по местному времени. Через пару минут мы приземлимся в подземный ангар сибирской базы проекта «X-UNIT». У вас есть вопросы?
Вопросы были, причём у всех – одни и те же, так что озвучил их араб, сохранивший относительную невозмутимость: «Где мы и как сюда попали?».
- Вы сами сюда пришли. – Пожал плечами человек из ООН. – Не подумайте, никто вас не гипнотизировал, не травил газом и не складывал штабелями в «Боинг». То, что вы не помните большую часть дороги – необходимая предосторожность. Хотя опасаюсь, что мы могли убрать немного лишнего… Но как мы встретились в Мохаве, надеюсь, никто не забыл?
Гости притихли. Англичане зашептались между собой, шейх что-то сказал охраннику, тот нахмурился…
- Да и чёрт с ним. В инопланетян пострелять-то дадут? – Внезапно прервал напряжённое молчание русский предприниматель, натянуто ухмыльнувшись. Прозвучало это излишне нарочито, однако атмосферу немного разрядило.
- Шансы неплохие. - Джеймс и Батиста переглянулись. - Мы, конечно, не можем отвечать за наших инопланетных друзей, но исходя из активности НЛО, и из даты последнего контакта, весьма вероятно столкновение с противником в ближайшие три-четыре дня... Уверен, многие из вас будут не против задержаться на базе на такой срок. Обеспечить вам проживание, интересную программу и возможность вести дела - задача для коменданта, а он, по моим сведениям, человек толковый.
Джеймс вдруг прижал ладонью левый наушник - видимо, вслушиваясь. Покивав, вновь обратился к пассажирам:
- Мы над точкой. Сейчас откроют верхние створы ангара, и мы приземлимся прямо в него. Можете посмотреть в иллюминаторы, зрелище любопытное и, прямо скажу, масштабное...

Служащий ООН не обманул. Открытие ангара выглядело впечатляюще. Казалось, разверзаются врата в подземное царство. Снег покрывал створы сплошным настом, и сейчас сложно было понять, что это расходятся толстенные защитные плиты, а не раскрывается сама земная твердь. Пузатый Ми-17 выглядел, наверное, москитом, залетающим в форточку. Вертолёт плавно опустился в ангар, разгоняя винтами с бетонного пола просыпавшийся вниз снег. Плиты над ним начали столь же величаво, неспешно смыкаться, так и не успев разойтись до конца.
Первым салон покинул телохранитель шейха, затем выбрался его господин, Маркус стал третьим. Спрыгнув на бетон, он быстро огляделся, вскинул брови, заметив встречающую делегацию. Крайне колоритную – высокий офицер в фуражке с незнакомой кокардой, темнокожий верзила в камуфляже, девушка лет двадцати, почему-то в спортивной куртке при камуфляжных штанах, а также изящная темноволосая женщина в очках. К последней инженер невольно пригляделся – брюки и форменная рубашка ей совершенно не шли, ровно как и пухлая кожаная кобура на поясе, из которой выглядывала потёртая рукоять крупнокалиберного пистолета. Штреллер мысленно «переодел» её в вечернее платье, и тут же одёрнул себя – нашёл, чем заниматься. Хотя картинка получилась весьма приятная…
- Приветствую вас на базе проекта. Я - Николай Краснов, комендант, полковник ВВС, – Дождавшись последних гостей, рослый офицер чуть поклонился и представил своих спутников – капитана-снайпера, лейтенанта и штаб-сержанта.
Лейтенант де Мезьер, когда назвали её имя, отчего-то запунцовела, сглотнула, поправила воротник – она вообще заметно волновалась и не знала, куда деть руки. Верзила Сикорски просто кивнул, капитан Хенриксен улыбнулась, чем вновь привлекла внимание Маркуса. Улыбалась она хорошо, и немцу пришлось напомнить себе, что снайперы обычно - весьма специфические люди, так что судить по внешности неразумно…
После того, как прибывшие в свою очередь представились, комендант не стал разводить церемонии, а взмахнул рукой:
- Итак, чтобы далеко не ходить, осмотрим наш наиболее приметный трофей. Для этого нужно просто обойти вертолёт.
Штреллер пристроился в самый хвост «экскурсии», и благодаря этому стал свидетелем занимательной сценки – он увидел, как темноволосая Мишель кладёт руку на плечо Хильде, стискивает его, не давая лейтенанту последовать за остальными. Склонившись к самому уху девушки, что-то быстро шепчет, продолжая улыбаться. Проходя мимо, немец успел расслышать: «Вам хватит времени сбегать к себе и… если же ваш не… то попросите у неё мой запасной китель…».
- А вот и она! – Воскликнул шагающий рядом с комендантом Джеймс при виде останков «летающей тарелки». Выглядел он таким довольным, словно сбил её лично. - Первый трофей. Боевой корабль инопланетной цивилизации, господа. Что боевой - проверено лётчиками «Х-UNIT». Грозен?
Говоря без обиняков, боевой корабль выглядел скорее жалко. Инопланетный вторженец жался к дальней стенке ангара, будто опасаясь его исконных винтокрылых обитателей, которые не уступали пришельцу размерами. К тому же несчастную «тарелку» выпотрошили со знанием дела. В её борту красовалось огромное круглое отверстие, позволяющее разглядеть внутреннее помещение, в верхней части имелся ещё один большой вырез, квадратный, и по всему корпусу зияли дырки различных форм и размеров. Наверное, техники выпиливали образцы металла для исследований.
- Чтобы сбить её, потребовалось шесть попаданий. Ракетами ближнего боя. – Помрачневший комендант приблизился к НЛО, коснулся блестящего среза пальцами. Обернулся. – И это, вероятно, лишь разведчик. Однако он здорово огрызался. Как видите, мы вырезали входной люк, чтобы изучить запорный механизм, а также извлекли через крышу один из контрольных пультов. На большее наших инженеров не хватило, мы даже не нашли, где расположены оружейные системы.
- Понимаю. Понимаю, чем мы… можем вам помочь. – Задумчиво протянул Маркус, опередив на миг сэра Шелберна. Инопланетный трофей инженера не впечатлил, однако… он видывал новейшие реактивные перехватчики, размазанные по земле после того, как их настигли ракеты ПВО – на снимках и своими глазами. Даже знаменитый F-117, неуязвимый «стэлс», в виде обломков особо не пугал.
- Значит, сбивать их всё же возможно. – Включился в разговор араб, поглаживая бородку. – А сложен ли был наземный бой?
- Почти никакого сопротивления. – Качнул головой Краснов. – Но… попрошу вас представить, наш, земной, вертолёт-разведчик. Можно ли по нему рассуждать о боеспособности земных войск? Много ли расскажет крошечная машина о том, каким вооружением обладает земная авиация? И можно ли по перепуганному экипажу судить о силе пехотных подразделений? А теперь… - он обменялся кивками с Джеймсом, - …прошу в оружейную. Я покажу вам наш арсенал и трофейные образцы. Увы, пострелять из них не выйдет – на оружии пришельцев, похоже, стоит система опознавания владельца, в чужих руках оно не работает… Или оно просто сломано, мы пока не знаем.

Направляясь к выходу из ангара, Штреллер отметил, что Хильда куда-то делась, а её заместитель-сержант кажется сконфуженным…

* * *

«Экскурсия» по секретному объекту завершилась скромным фуршетом в столовой. Маркус, насмотревшийся и на трофейные бластеры, и на трупы пришельцев, и на арсенал опергрупп, уже окончательно решил, что задержится на базе, так что под конец дал себе расслабиться, и за столом о делах не думал. Пропустив неполный бокал вина, он обратился к соседке слева – крепкой рыжеволосой девушке, напарнице хрупкой Мишель, как он понял:
- Скажите, Энн... Не сочтите за бестактность, но я заметил, фройляйн Хенриксен единственная тут не притрагивается к алкоголю. И глотка символического не сделала. Она действительно не пьёт? – Задавая этот вопрос, немец заговорщицки понизил голос. - Прямо совсем?
- Действительно. - Рыжая Энн кивнула, флегматично разглядывая рюмку коньяка, которую держала двумя пальцами. Коньяк, настоящий шотландский, принесла она же из своей комнаты, добавив к общему столу, однако подруге его даже не предложила. - Прямо совсем. Уже года два как. По крайней мере, в компании...
- О. А раньше значит?... - Немец глянул на старшую канадку - та неспешно потягивала апельсиновый сок из винного фужера.
- По праздникам или важным событиям. Вот после одного такого... Празднования... – Лейтенант МакГрин умолкла и залпом опустошила рюмку.
- Слишком бурно отметили? - Понимающе улыбнулся Маркус. - Что-то натворили?
- В некотором роде. – Напарница снайпера неожиданно нахмурилась и... чуть заметно покраснела? Да нет, вряд ли. – Неприятности были...
Девушка щелчком заставила пустую рюмку прокатиться до середины стола, сложила руки на груди и прикрыла свой единственный глаз. Похоже, охота разговаривать у неё пропала окончательно. Не решившись тормошить канадку, немец вернулся к своему вину, прислушиваясь. Вокруг шептались – сэр Шелберн с комендантом и Джимом, русский с арабом, второй британец, такое впечатление, сам с собой. Угрюмая де Мезьер, переодевшаяся таки в мундир, и двое её сержантов опасливо молчали, явно чувствуя себя лишними. Лишь капитан Хенриксен и Чарльз-охранник беседовали как ни в чём не бывало, не обращая внимания на окружающих. Беседа, правда, больше походила на монолог - мужчина молча слушал, временами кивая, а капитан, поигрывая фужером, увлечённо рассказывала какую-то историю из своего прошлого:
- И вот, после трёх часов лежания в куче битого кирпича, вижу, наконец, за печной трубой на соседней крыше какое-то движение. Выцеливаю... И тут вдруг чувствую толчок в левое плечо, ближе к шее, и затем - звук выстрела. Ощущаю во рту привкус крови, и понимаю, что этот scelerat меня только что убил! - Мишель со стуком опустила фужер на стол - несколько резче, чем следовало бы. - К счастью, он тоже так посчитал, и выглянул... Из-за ограды балкона на пятом этаже, а не из-за трубы. Тоже, наверное, устал на обломках лежать. Непрофессионала сразу видно, даже талантливого - в такой ситуации настоящий снайпер тихо ушёл бы, а не высматривал результат...
- И? - Выгнул бровь дюжий ООНовец.
- Ну, на один точный выстрел меня ещё хватило. - Хенриксен с усмешкой пожала плечами. - После чего я с чувством выполненного долга отошла. Думала - в мир иной, оказалось - в обморок. Очнулась от ощущения, что меня за шиворот тащат куда-то вниз по ступенькам... А прямо над головой строчит Р90, и гильзы сыплются мне на грудь, на макушку... Хорошо хоть, в каске была.... Вот как-то так мы с Энн и познакомились. - Неожиданно подвела она итог. - Хотя увидела я её только ещё через пару недель, когда в себя пришла...
- И серьёзно вас?
- Входное у левой ключицы, выходное на спине... Извините, шрамы показывать не буду. - Капитан долила себе ещё сока и приподняла бокал, словно в тосте. - За здоровье!
- За здоровье! - Батиста ответил на тост, не показывая желания вызнавать подробности. А вот Маркус, наконец, решился – до сих пор он почему-то глупейшим образом робел при любой возможности заговорить с канадкой. Подавшись вперёд, Штреллер сказал:
- Капитан, надеюсь, я вас не обижу... Поверьте, я не сомневаюсь в ваших навыках и опыте, но... Ваше ранение... Обычно после такого отправляются домой, на отдых. Вы и де Мезьер - возглавляете оперативные группы. Вы были серьёзно ранены, эта девушка вообще не производит впечатления обученного солдата. Не странно ли для столь масштабного проекта?
Хенриксен ответила не сразу. С минуту она водила кончиком пальца по краю бокала, затем, не поднимая взгляда, пожала плечами:
- Я не настолько много знаю о проекте, чтобы судить, мсье Штреллер... Вы, возможно, информированы лучше меня. Средства сюда вложены явно недостаточные для заявленных целей, но всё же большие. Поэтому не стоит спешить с выводами. - Женщина несколько понизила голос, хотя и не до шёпота. - Мы с Энн действительно produit sur le point d'annulation, так сказать. Худшие из лучших, со слабым здоровьем и без особых перспектив. - Она глянула на немца поверх очков, невесело усмехнулась. - Но кроме нас в организации есть другие сотрудники с опытом - солдаты, пилоты... И таких становится всё больше. Полагаю, многое ещё изменится... Мы просто не способны заглянуть под ковёр.

Больше им в тот день пообщаться не довелось - к немалому разочарованию немца. Банкет подошёл к концу как-то сам собой. Гости «рассосались» по выделенным им комнатам и местам в казармах (многие предпочли последний вариант, так как в казармах имелась горячая вода). Джеймс, сдав подопечных коменданту, улетел с Ми-17, напоследок сообщив, что присматривать за «экскурсантами» остаётся Чарльз.
Остаток дня Штреллер провёл в своей каморке, размышляя о перспективах и временами выглядывая в столовую – там капитан Хенриксен вместе с парой техников пробовала организовать «уголок отдыха», творчески переставляя стулья и двигая стол с видеодвойкой. В силу скромности средств «уголок» действительно разместили в дальнем углу комнаты, больше места ему не требовалось.
Рыжая МакГрин, вместе с немцем безмолвно понаблюдав, как напарница отчаянно пытается соорудить что-то из ничего, вдруг заявила, что если ей дадут хороших деревяшек, она вырежет из них шахматные фигуры. Кто-то из техников пообещал нарисовать под них доску на картоне, и Маркусу подумалось, что несмотря ни на что, коллектив в проекте собирается неплохой. А значит – дела его не так уж и безнадёжны…

* * *

19 января 2014 года.
Воздушное пространство над российско-китайской границей.


Помехи были до того сильны, что капитану Пенгфею Ли подумалось о разбушевавшейся где-нибудь неподалеку грозе, вот только какие грозы в январе?
– «Ветер»… «Ветер», вижу его! – Голос Ву с трудом прорывался сквозь треск и завывания в наушниках. – Иду на сближение…
– Понял, «Нефрит». – Отозвался Пенг. – Похоже, барахлит электроника – у меня по-прежнему пусто…
Сквозь снежную круговерть пробились всполохи света, вой статики перешел в треск. Единственный огонек на радаре сменился вихрями белого шума – казалось, прибор подражает снегу, кружащемуся вверху и внизу.
– «Нефрит», у меня проблемы с навигацией… – В душу Пенгфея закрался страх, сжал сердце холодными пальцами. – Повторяю, проблемы…
За майора Вужоу Чена ответил враг, превратив его реактивный «Цзянь-10» в сферу огня, расплескав пламя по куполу неба – так, что даже ураган не мог скрыть вспышку.
– Ублюдок! – Выругался Пенг Ли, и время для него словно замедлило бег. Ручка до упора на себя, рывок влево… слишком резко… перегрузка… багрово-черная муть перед глазами… однако маневр спасает жизнь.
Пенгфей видит огненные лучи, прошедшие мимо, серую полоску вражеского корабля.
– Боевое столкновение! – Орет он в немой передатчик. – Неопознанный объект крупных размеров! «Нефрит» сбит!..
Выход из перегрузки, как из глубокой пещеры – поднимаемся, поднимаемся на поверхность! Петля, поворот вправо – ручка до упора, до хруста… Оживает радар – бледное пятнышко едва тлеет.
– Ты не наш… – Шепчет пилот, пристально следя за идущим по плавной дуге неприятелем. – Ты не наш…
Стрелка часов на приборной панели, казалось, замерла окончательно – целая вечность спрессовалась для капитана в одну единственную секунду. Решившись на отчаянный шаг, он сбросил обороты турбин, и, рухнув в сотканную из снега и воздуха яму, задрал нос истребителя. Автонаведение не сработало, и он отправил ракеты вручную, «на глазок», с минимальным интервалом...
«Теперь не сорваться в штопор. – Колотилось в висках. – Набрать высоту, набрать!»
Снова вспышка, и россыпь синих искр, будто раскрошилось само небо. Неужели попал?! Серо-стальной крест становится большим, становится видимым, скользит в сторону российской границы. Уже исчезая, теряясь в серой хмари, он наносит свой удар - правое крыло «Цзяня» отделяется от корпуса, отсечённое пламенным росчерком, взрываются баки с горючим…
Капитан воздушных сил Народно-освободительной армии Китая, Пенгфей Ли, так и не понял, сознательно ли катапультировался, или пиропатрон сработал сам, от жара пламени. В себя пилот пришел, когда над головой раздался хлопок парашюта. Внизу огненно-рыжими кляксами таяла память о двух J-10, вошедших в неравный бой, и проигравших. А по вытесанной из небесного хрусталя лестнице поднимался Вужоу Чен, верный товарищ, и, обернувшись, помахал рукой…

Четверть часа спустя.
Российская Федерация, Якутия, база X-UNIT.

- Naibolee productivnim yavliatsya perviy tip skloneniya, kotoriy... - Мишель запнулась и, нахмурившись, вгляделась в строчку. Поправив очки, продолжила. - ...kotoriy po haracteru poslednego soglasnogo osnovi imeet tri raznovidnosti...
- Может, хватит уже? - Поинтересовалась МакГрин - она сидела на своей койке и выстругивала фигурку шахматного коня. Силуэт был уже закончен, теперь лейтенант кончиком ножа осторожно намечала гриву и глаза. - Занимайся этим, когда меня нет в комнате, хорошо?
- Лучше б присоединилась. - Капитан, лежавшая с книжкой на кровати, лукаво покосилась на Энн. Обе девушки много времени проводили на поверхности, сутками изучая лес вокруг базы, приучаясь работать в тайге, и редкие свободные часы каждая тратила по-своему – что не мешало им постоянно быть вместе. - Иностранные языки вообще знать полезно, а мы здесь надолго. Русский осваивать придётся.
- Мне кажется, читать учебник по русскому языку, написанный на русском... Не зная ещё русского... - Рыжая канадка нанесла на «гриву» последний надрез, дунула на фигурку и придирчиво повертела перед глазом. Кивнув, поставила на стол. - Не лучшая, в общем, идея. Ты же там только отдельные слова понимаешь.
- И тем имею над тобой преимущество! - Мишель улыбнулась, в шутливо-пафосном жесте воздевая палец. - Я знаю уже почти шестьдесят русских слов, из которых лишь семь ругательств. А ты - девять, считая те же семь ругательств. И те у ребят из миротворческой роты выучила...
- Десять. - Энн наклонилась к обувной коробке за новой деревяшкой. Тон её, как обычно, оставался совершенно ровным.
- «Gorilka» - это не русское слово. - Фыркнула Хенриксен и снова уткнулась носом в учебник. - Не знаю, как ты собираешься...
Пластиковая коробочка интеркома на стене издала высокий, немелодичный свист. МакГрин наклонилась к ней, вдавила клавишу приёма – и из динамика донёсся гулкий, немного искажённый голос дежурного:
- …для брифинга. Повторяю – всем сотрудникам оперативной службы немедленно собраться в столовой для брифинга. Повторяю…
- Что-то случилось. – Мгновенно став серьёзной, снайпер захлопнула книгу, села. Потянулась за туфлями. – Но не слишком срочное, иначе направили бы сразу в арсенал… Или вообще врубили б сирену. Однако не вижу причин расслабляться – поспешим.

* * *
Когда Маркус Штреллер вошёл вместе с полковником в столовую, там было уже многолюдно – по вызову собрались не только солдаты и офицеры X-UNIT, но и гости базы. Нельзя сказать, что немец опоздал – он был в кабинете Краснова как раз, когда тот объявил сбор…
Оперативники проявили расторопность, отодвинув столы и расставив стулья рядами, превратив трапезную в некое подобие полевого брифинг-центра. Маркус не без скрытого удовлетворения обнаружил, что капитан Хенриксен и лейтенант МакГрин тоже присутствуют, и один стул возле них свободен – инженер поспешил его занять. Прожив на объекте несколько дней, он почти не видел канадок. Те днями и ночами пропадали за пределами комплекса, и возвращались уставшие, нагруженные целыми коллекциями веток, сосновых иголок, шишек, прочих странных вещей, необходимых, как догадывался Штреллер, для создания маскировочных комплектов снайпера. Тоненькая, хрупкая Мишель, очевидно, выматывалась куда больше напарницы, и, столкнувшись с Маркусом в коридоре, весьма вяло отвечала на его приветствия, вымученно улыбаясь – так, что тот не решался завязать беседу. Может, и к лучшему – так было проще сосредоточиться на работе. В конце концов, доверенный посредник герра Вермеера прилетел сюда не знакомиться с симпатичными оперативницами…
- Вы не против?... – Спросил он, прежде чем опуститься на сиденье.
- Конечно нет. – Улыбнулась темноволосая канадка, а её рыжая напарница, одарив Маркуса довольно тяжёлым взглядом, молча кивнула. – Вы пришли с полковником, я заметила. Не в курсе, что стряслось?
- Э-э… в курсе, но он сейчас сам расскажет. – Понизил голос Штреллер, краем глаза наблюдая, как комендант встаёт перед подчинёнными, прочищает горло. – Вообще – я говорил с ним о контракте на инженерное обслуживание, когда ноутбук у него на столе вдруг сам включился. Экрана я не видел, но голос из динамиков…
- Итак, прошу внимания. – Начал Николай Николаевич, и немец умолк. – У меня срочная информация, которая может быть интересная нашим уважаемым гостям. В районе российско-китайской границы произошёл воздушный инцидент. Патрульная пара истребителей КНР столкнулась с неопознанным летающим объектом. В ходе начавшегося боя оба истребителя были уничтожены. Предположительно, один из пилотов выжил. Люди Комитета уже разбираются в ситуации.
- Где сейчас этот объект? – Арабский шейх подобрался, его глаза блеснули. Русский, британцы, сам Маркус – все также навострили уши.
- Под предлогом внеплановых учений Комитетом был поднят по тревоге один из пограничных дивизионов ПВО КНР. – Комендант забарабанил пальцами по бедру, хмурясь. - Чужак был обозначен как учебная цель. По объекту был произведён залп девятью ракетами HQ-9. Ракеты цель не поразили. Две, судя по всему, были сбиты объектом, остальные прошли мимо и самоликвидировались. Для войск ПВО Китая было имитировано уничтожение учебной цели, метка убрана с их радаров при помощи протоколов сокрытия... В которые меня не посвятили, что не удивительно. НЛО пересекло российскую границу, и теперь дело за нами. Если корабль не изменит скорость и траекторию движения, то очень скоро войдёт в зону покрытия нашего радара. Перехватчики уже готовятся к старту. Техники готовят транслирующее оборудование – мы попытаемся выдавать картинку с их бортовых камер на этот телевизор, чтобы вы, господа, могли проследить за ходом схватки.
- И если всё удастся, мы сможем также наблюдать бой наземный? – Словно школьник, поднял руку Томас Батлер.
- Да, с камер на оружии и шлемах бойцов. – Кивнул Краснов. – А желающие смогут присоединиться к выездной группе и посмотреть на всё своими глазами. Разумеется, из второго эшелона и под прикрытием мистера Батисты. Это рискованно, предупреждаю.

«Рискованно. – Мысленно согласился немец. – Но зато какой шанс первым добраться до «тарелки», увидеть всё своими глазами прежде, чем корабль изолируют и разберут на детали… Ведь если переговоры с «X-UNIT» сорвутся, не видать нам инопланетных трофеев даже на тех условиях, что предлагает ООН. Да и, в конце концов, не пора ли размять кости после стольких лет в тылу?». Он украдкой огляделся, и обнаружил, что прочие посетители базы погружены в раздумья. Наверняка тоже взвешивают риски и выгоды.
- Не спешите с решением. Время есть. – Успокоил всех комендант. – Ведь ещё не факт, что НЛО удастся сбить, а мы уже делим шкуру… Противник, похоже, серьёзный. Однако офицеров опергрупп я прошу привести свои отряды в готовность. Оружейная открыта.
- Есть! – Лейтенант де Мезьер аж подскочила, и Маркус хмыкнул, косясь на неё. С юной соотечественницей он общался больше, чем с Хенриксен, и ему показалось, что девушка крайне возбуждена и взволнована визитом «больших людей» на базу. А ещё – что ей очень хочется произвести на них впечатление. Это немного тревожило – с подобными настроениями в бою часто творят глупости.
- Ну, мы с Энн пошли собираться. – Мишель поднялась, с немного усталой улыбкой подмигнула, коснувшись дужки очков двумя пальцами. – Если бой у лётчиков пройдёт успешно – перескажете потом, хорошо?
Штреллер расплылся в ответной улыбке:
- Непременно.
__________________
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 12.08.2015, 14:50
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
К счастью, ждать долго не пришлось – радар базы запеленговал НЛО прежде, чем солдаты успели до конца экипироваться. Истребители «X-UNIT» вышли наперехват загодя, зная примерный курс цели, и атаковали её почти сразу после пеленга. Гости наблюдали за схваткой с экрана телевизора в «уголке отдыха» - на него, стараниями технической команды, шло изображение с носовых камер обоих самолётов. Изображение было мутное, теряющее чёткость при резких манёврах – но картину происходящего дополняли рапорты пилотов. Корабль пришельцев они увидели раньше «экскурсантов», напряжённо вглядывающихся в экран.
- Есть визуальный контакт. - Доложил Первый. - Объект крупный, по форме похож на греческий крест. Материал корпуса тот же, что и у первой цели. Ведёт себя пассивно. Выглядит повреждённым - наблюдаю вмятины на корпусе, одну пробоину. Наши действия?
- Атаковать и уничтожить.
- Есть. - Ведущий переключил канал связи. - Второй, пробную...
- Принято. - Ведомый вдавил гашетку.
Оба Су-35 открыли огонь из пушек и выпустили по одной ракете. НЛО среагировал моментально - резко уйдя вниз и плюнув по перехватчикам очередью из косматых сгустков голубого пламени. Разошлись вничью. Ракеты землян промчались выше цели, а сами истребители легко уклонились от синих зарядов - стрелял корабль из чего-то вроде ручного оружия сектогитов, только артиллерийского калибра.
- Второй заход - по вчерашней схеме. - Хрипло бросил ведомому Первый. Перехватчики развернулись и пошли в новую атаку, словно собираясь взять НЛО в клещи. Навстречу им ударили четыре малиновых луча и ещё одна плазменная очередь - без толку. Машины разлетались в стороны, а стрелки пришельцев, такое ощущение, не могли решить, в кого стрелять.
Поливая корабль огнём из пушек, Су-35 подошли на критическую дистанцию, после чего «семьсот третий» резко ушёл вверх, а "семьсот четвёртый" - вниз. Но если Второй лишь скрылся в облаках, совершая манёвр уклонения, то его командир внезапно сделал «бочку», с большой перегрузкой заставил машину буквально кувыркнуться в воздухе и ринулся на «тарелку» сверху вниз, почти в полном пикировании, разом выпуская все ракеты.
Промахнуться было невозможно - и земной перехватчик промчался мимо объятого пламенем судна, выходя из пике. Все ракеты ударили в «крышу» НЛО...
«Летающий крест» падал медленно, величаво - словно бы тонул в море облаков. Самолёты кружили рядом с ним, готовясь продолжить бой в любой момент - но этого не потребовалось. Скорость падения нарастала, и на высоте трёх сотен метров корабль пришельцев окончательно потерял подъёмную силу, камнем устремившись к земле...
- Цель уничтожена. - Усталым голосом рапортовал Первый. - Передаю координаты... Ориентир - столб дыма чёрного цвета. Поблизости опушка леса и населённый пункт типа деревня. Выглядит заброшенной, прошу проверить...
- Подтверждаю, Борт-703, деревня Осиновка, на картах отмечена необитаемой с ноября тысяча девятьсот девяносто восьмого года. Возвращайтесь.
- Есть.

* * *

Маркус никогда не считал себя трусом, но и особой воинственности за собой не замечал, а армейскую службу воспринимал как интересный вариант карьеры, традиционный для семьи Штреллеров. Однако ж сейчас он не без удивления отметил, что, пожалуй, соскучился по тяжести оружия, по давящему на плечи весу бронежилета, по натирающему подбородок ремню шлема. И эта предбоевая обстановка – душное чрево набитого солдатами вертолёта, приглушённый гул лопастей сквозь металл корпуса, перешёптывания ожидающих высадки бойцов, запах топлива и смазки – вызывает у него тёплое чувство наподобие ностальгии. Ну ничего, вот начнут стрелять – вмиг вся чушь из головы вылетит, сразу домой захочется…
Впрочем, о сделанном выборе германский инженер не жалел. Кроме него с оперативниками в бой отправились лишь двое – русский «предприниматель» Анатолий и телохранитель шейха, причём последний не по своей воле, а по приказу хозяина. Остальные гости проекта предпочли остаться в тёплой безопасной столовой и наблюдать операцию дистанционно. Штреллер надеялся, что в ближайшем будущем сможет выжать из такого расклада пользу и оправдает риск – если, конечно, останется жив.
Словно бы в задумчивости поглаживая цевье лежащего на коленях «Абакана», отставной офицер поглядывал по сторонам, присматриваясь к спутникам. Напротив немца сидел невысокий, плотно выбритый солдат по имени Вальтер, который весь полёт проверял то прицельную планку, то подствольный гранатомёт своего автомата – ему достался такой же «Абакан», как у Маркуса, второй и последний в арсенале базы. Прочие оперативники вооружились для вылазки простыми АК-74, кроме одного, с обожжённым ухом, которому в арсенале выдали СВД, снайперскую винтовку Драгунова. Сейчас он пристроился с краю скамьи и внимательно слушал какие-то наставления капитана Хенриксен – та перед вылетом поднялась на борт последней, и заняла место у самого люка, вместе с напарницей. Обе канадки «упаковались» в белые зимние комбинезоны, Хенриксен ещё и сменила очки - у новых оправа была тонкой, неопределённо-серого цвета, а линзы чуть желтоватые, не дающие бликов. Рослая Энн несла приличных размеров тактический рюкзак, у снайпера же при себе не было ничего, кроме винтовки и «разгрузки» со снаряжением. Замыкали группу пулемётчики – молодой русский рядовой при пулемёте Калашников и чернокожий сержант, заместитель Хильды. Рядовой был заметно напряжён, но испуганным не казался – впрочем, как и все солдаты опергруппы, молодые и опытные. Выбивалась из общего фона только лейтенант де Мезьер, которая места себе не находила. Она то вставала с места и прохаживалась по салону, вслух напоминая отряду инструкции и приказы коменданта, то останавливалась перед кем-нибудь из рядовых, придирчиво осматривала его экипировку, то вдруг приставала с довольно неуместными вопросами к Маркусу и Анатолию. Например, интересовалась, хорошо ли они себя чувствуют. Штреллер знал, как выглядит мандраж перед схваткой в исполнении не нюхавшего пороху юного офицера, и поведение немки походило на это лишь отчасти. Что-то странное творилось с девушкой, причем, судя по удивлённым взглядам её сержантов – прежде она вела себя адекватнее.

- Пять минут до цели. - Сообщил пилот по внутренней связи, оторвав инженера от занимательных наблюдений. - Сейчас начнём искать удобную полянку.
- Отлично. - Капитан Хенриксен поправила массивные, старомодные наушники, широкая дужка которых заменяла ей сейчас обруч для волос, и принялась заправлять свои тёмно-каштановые «хвостики» под капюшон. - Мы с Энн высадимся первыми и скрытно двинемся к месту крушения, пока основные силы будут разворачиваться. Оценим обстановку, доложим. Дальше - видно будет. Не против, Хильда?
- Д-да… Да, это хорошая идея. – Запнувшись, согласилась-таки лейтенант де Мезьер. – Согласна, действуйте.
- Ну вот и славно. - Мишель надела шлем, затянула подбородочный ремень и встала. - Энн, давай...
Достав из ящика под сиденьем бухту троса с карабином, она приподнялась на цыпочки, стала прилаживать его к скобе над люком.
- Есть удобное место, зависаю. - Вновь включился пилот.
«Чинук» заложил небольшую дугу и повис в воздухе. Кормовая аппарель начала открываться.
- Капитан! – Не удержавшись, окликнул канадку Штреллер. – Не рискуйте там особо, хорошо?
- Ну, раз вы просите… - Снайпер улыбнулась своей мягкой, искренней улыбкой, кивнула. – Тогда ладно, постараюсь. Желание гостя – закон. Энн!
Напарница капитана поднялась... хлопнула по плечу Хильду, едва не уронив её со скамьи, в два шага очутилась у люка и первой скользнула по тросу вниз. Хенриксен, ещё раз кивнув остающимся, последовала за ней.
- Хватит тут торчать! – Побагровевшая де Мезьер проводила канадок гневным взглядом и зарычала в микрофон рации. - Пилот! Высаживай нас как можно ближе к этим серым ублюдкам! Распотрошим их по-быстрому и отправимся назад!
- Мы уже опускаемся, мэм. – Заверил её лётчик.
К тому времени, когда вертолёт в вихре поднятого винтами снега коснулся земли, снайперская пара уже скрылась из виду. Сержанты построили бойцов, торопливо отчитались командиру. Всё это заняло считанные минуты, но они едва успели закончить, когда на общем канале раздался голос капитана Хенриксен:
- «Альфа-лидер», это «Линза-1».
- Слушаю. – Хильда, нетерпеливо вышагивавшая вдоль борта «Чинука», прижала наушник ладонью.
- Мы вышли к опушке и заняли позицию для наблюдения. Видим противника. Сами пока не замечены. – Мишель говорила тихо, отрывисто.
- Сколько их?
- Наблюдаем шесть единиц. Вооружены однотипно - такими штуковинами, которые нам показывали на снимках как «оружие второго типа». Винтовки, в общем. Но это ещё не всё... Я полагаю, их может быть больше.
- Как это? - Совершенно не по-военному спросила Хильда, хмурясь.
- Особенности местности. - Всё также деловито отозвалась снайпер. - От опушки леса до корабля - около пятисот тридцати - пятисот пятидесяти метров по прямой. Примерно на середине этой дистанции - глубокая ложбинка, где засели минимум два сектогита. Но с нашей позиции дно этой впадины не видно, к тому же по её краю растут деревья. Мы наблюдаем только тех, кто сейчас стоит у гребня... А позиция там идеальная, просто природное укрепление. Позади НЛО - возвышенность, довольно крутая. Если враг организовал круговую оборону, то мог выставить пост на другом склоне, отсюда не просматривающемся. Остальные стрелки разместились западнее и восточнее, один - непосредственно у «тарелки». Её входной люк, похоже, обращён к нам. Все посты - возле удобных укрытий. Те, что на востоке, прячутся в густой рощице, и там их тоже может быть больше, чем мы заметили. Остальные - у групп камней. Тут, похоже, старые морены...
- Чего? – Недопоняла лейтенант. – Морены?
- Крупные камни, оставленные ушедшим ледником в древности. - Терпеливо пояснила канадка. - Разбросаны по всей равнине, и в лесу тоже есть. Вот у таких камней «серые» и торчат, в основном.
- Понятно.
- Я сейчас помечу их позиции на GPS и перешлю вам на планшет. - В наушнике что-то зашуршало. - И ещё пара моментов. Во-первых, хочу обратить внимание, что от ложбины в сторону леса идёт глубокий овраг. Однако между ним и опушкой - открытое пространство, которое простреливается с центральной и восточной позиций противника. Во-вторых, мне кажется, в деревне врага нет - их периметр довольно чётко очерчен, и западный пост выставлен между кораблём и посёлком. Энн будет наблюдать за этим направлением, если что - мы сообщим.
- Принято. - Немка замялась, переступила с ноги на ногу, бросила взгляд на собравшихся кучкой, в стороне от солдат, гостей. - Ваши дальнейшие действия?
- В принципе, я могу снять любого из них. – Ответила Мишель. - Но уверена, что после первого выстрела они залягут. Оставляю инициативу вам, мы поддержим.

Пока лейтенант де Мезьер уточняла дислокацию противников, Маркус переключил автомат в режим стрельбы с отсечкой, загнал в подствольник первый выстрел, и, на всякий случай, пробормотал коротенькую молитву. Покосился на Анатолия – тот ухитрился получить в арсенале оптический прицел для своего «калашникова», и теперь с заметной сноровкой его настраивал. Любопытно… Штреллер поначалу был уверен, что русский предприниматель - выходец из специфических кругов, сколотивший состояние в девяностые годы, и это объясняло его умение обращаться с оружием. Однако если подумать – разве такого типа пригласили бы к сотрудничеству в ООН? А с армейской экипировкой он управляется по-настоящему умело…

- Мэм, какие будут указания? – Спросил Джейкоб, подходя к Хильде с пулемётом на плече. – Составим план, полагаю?
- У нас тут армия, а не парламент. – Ответила лейтенант, доставая планшет. – План составлю я, а вы его выполните. Понятно?
- Да, мэм. Но…
- Тогда слушай. – Девушка стащила перчатку и принялась водить пальцем по экранчику. – Противник тщательно следит за флангами и готов к бою, это очевидно. Значит, чтобы обеспечить превосходство мы просто обязаны сперва занять возвышенность у него в тылу. И самый быстрый способ это сделать… «Борт-1», на связи? – Она коснулась рации.
- Слушаю. – Откликнулся пилот «Чинука». В принципе, он мог бы просто открыть форточку, чтобы слышать собеседницу без помощи радио, однако лётчику, видимо, был не по душе сибирский ветер.
- Забросишь сейчас стрелковую группу на тот холмик позади НЛО, ясно?
- Нет, мэм. Я и без того опасно близко вас высадил. Вершина холма простреливается, а на другом склоне может быть противник.
- А если я прикажу? – С нажимом произнесла де Мезьер.
- При всём уважении, мэм, я старше вас по званию на один ранг. – Голос вертолётчика не изменился ни на йоту. – К тому же, у меня вполне чёткие указания от полковника Краснова – не рисковать машиной и пассажирами.
- Он прав, лейтенант. – Прогудел Сикорски, кивая. - Если в нас вдруг с неразведанной точки начнут стрелять из какого-нибудь бластера, я предпочту в этот момент быть на земле и рядом с укрытием, а не в летящей жестянке с тоннами горючего на борту.
- Сикорски! – Немка поиграла желваками, буравя подчинённого суровым взглядом. - Ты хочешь командовать операцией?! Не помню, что бы я спрашивала твое мнение. – Она повернулась к Маркусу и Анатолию. – Прошу прощения за наглость сержанта, в последние дни мои люди подзабыли дисциплину. Итак…

Де Мезьер принялась объяснять, и Маркус подошёл ближе, чтобы видеть карту на её планшете. Слушал, и ощущал себя всё более неуютно. Основная идея Хильды заключалась в том, чтобы любой ценой занять господствующую высоту и деревню на фланге, несмотря даже на отсутствие точных сведений о наличии там врага. План, подразумевающий разделение взвода на три группы и глубокие обходы, на взгляд Штреллера, получился излишне сложным, требующим много времени на маневры, грозящим большими потерями и полным провалом в том случае, если высота и посёлок уже обжиты врагом. Учитывая обстоятельства, куда проще было бы решить всё продуманной лобовой атакой. Сержанты-заместители, кажется, пытались осторожно навести Хильду на подобную мысль, однако та их просто не слушала. И тогда отставной офицер бундесвера решился подать голос сам.
- Лейтенант… - Сказал Маркус и чуть помедлил. - Разрешите предложить другой вариант?
Командир «Альфы» уставилась на него, и немец спешно продолжил, не дожидаясь, пока она возразит:
- Учитывая, что пока чужаки о нас не знают, можно поступить следующим образом:
«Линзы» готовятся по сигналу снять патрульного на левом фланге, затем - постового у люка. Вы с несколькими автоматчиками и человеком уважаемого шейха выдвигаетесь к позиции патруля на левом фланге, а как только он очистится – начинаете там наступать в сторону деревни. Я, пулемётчик с ПК и ещё три бойца идём по центру, подавляем оборону пулемётным огнём и гранатами из моего подствольника. Сержант Сикорски, Анатолий и боец с СВД – на правый фланг. Синхронно с «Линзами» пробуют они снять обоих пришельцев меткими выстрелами, пулемётчик страхует, а потом помогает подавлять центр. Вержбовски, герр Батиста - ждут у опушки, после начала стрельбы делают бросок в овраг и заходят во фланг центральной группе. – Штреллер кашлянул, прочистил горло. - Если не выдадим себя раньше времени и четко отработаем по известным целям, то выбьем почти всех замеченных часовых сходу. Если кто-то ещё и появится, мы встретим его на удобных позициях.

- Совет герра Штреллера звучит разумно. – Поддержала немца Мишель. Снайпер использовала частоту подразделения, а не командную, и её могли слышать все члены отряда, имеющие рацию. - Я бы тоже рекомендовала подобную схему.
- А мне вот вообще не нравится любая схема, где господа гости непосредственно участвуют в бою. – Пробурчал Чарльз Батиста, но развить мысль ему не дали. Хильда вдруг набрала в грудь воздуха, напряглась, словно собираясь что-то выкрикнуть… и поникла. Обведя взглядом солдат и «туристов», махнула рукой, бесцветным голосом произнесла:
- Делайте как хотите. Вам, я понимаю, всем виднее. Я… мне что-то нехорошо. Передаю командование… Сами решите, наверное, Джейкобу. А я… передохну немного, потом присоединюсь. Возможно.
- Чего?! – Темнокожий оперативник выглядел обескураженным. Да и не он один – нешуточное удивление читалось на лицах всех присутствующих. Хильда тем временем развернулась через плечо и побрела к пассажирскому люку «вертушки». Маркус ощутил, как его лицо вытягивается – на такую реакцию он никак не рассчитывал. Что это было? Прежде, чем он задал этот повисший в воздухе вопрос вслух, на связь с группой вышел полковник Краснов – доселе наблюдавший за развитием событий по видеосвязи, очевидно:
- Прошу не беспокоиться уважаемых гостей, это штатное, предусмотренное событие. – Голос коменданта звучал настолько уверенно и спокойно, что в его слова трудно было не поверить, при всей их абсурдности. – Командование взводом «Альфа» и общее руководство операцией переходит к капитану Хенриксен. План, предложенный герром Штреллером, одобряю к исполнению.
- Э-э... Принято, сэр. - С небольшой заминкой отозвалась Мишель. В её тоне было куда меньше уверенности, чем несколько минут назад, во время доклада. - Противник всё ещё неподвижен, так что названный план пока актуален. Группу левого фланга возглавит сержант Мерклич, правого - сержант Сикорски. Герр Штреллер командует центром, лейтенант МакГрин обеспечивает координацию - боюсь, с началом боя мне станет не до этого. И... кто-то должен присмотреть за Хильдой. - В тоне канадки проскользнуло совершенно невоенное, человеческое беспокойство. – Думаю, капрал…
- Отставить. - Холодно вмешался Краснов. - Лейтенант здорова и вооружена, а у нас нет лишних людей. Начинайте выполнение.
- Есть. - Капитан вновь ответила с задержкой. - Отрядам - выдвигаться на позиции.
* * *

Старая армейская мудрость гласит: «инициатива наказуема». Маркус и сам не заметил, как оказался во главе одной из ударных групп, да и, похоже, в числе руководителей всей операции – а ведь всего-то хотел поделиться опытом с необстрелянным лейтенантом… Но и нынешнее положение ужаса у него не вызывало – под огнём инженер бывал не раз, руководить небольшими отрядами тоже доводилось, а риск он принял ещё когда вызвался летать с оперативниками. Потому отставник при помощи сержантов споро разбил взвод по группам, повторил указания и повёл «своих» солдат к опушке. Выйдя на дистанцию видимости, велел им залечь, сам пристроился за толстым деревом, осмотрел предстоящее поле боя – лишь чтобы убедиться, что капитан Хенриксен всё описала верно. Вскоре в наушниках раздался шёпот сержанта Сикорски:
- Правый фланг на позиции.
- Левый на позиции. - Эхом откликнулся Мерклич.
- Центр на позиции. – Не заставил себя ждать и Штреллер.
- Вержбовски и Батиста готовы, мэм.
- Все группы доложили о готовности. - Заключила лейтенант МакГрин.
- Отлично. – Мишель чем-то тихонько щёлкнула – то ли сняла предохранитель, то ли открыла крышечки прицела. - Начинаем по сигналу. Сигнал - мой выстрел...

Ждать капитан не заставила – её WA2000 громыхнула секунду спустя. Крайнему слева сектогиту аккуратно снесло кусок черепа. Он даже не дёрнулся - просто мешком осел там же, где стоял. Второй пришелец, торчавший у люка корабля, ещё через миг получил пулю в грудь, в район ключиц, и отлетел назад, исчезнув за камнями.
- Начали. - Сухо сказала лейтенант МакГрин в микрофон.
- Огонь после меня. – Велел спутникам Маркус, вскидывая «Абакан», вдавливая тугой спуск подствольника. Негромко хлопнуло, когда граната по дуге устремилась к лощинке – немец метил под ноги центральному патрулю, не особо рассчитывая попасть. Но результат превзошёл все ожидания – выпущенный им снаряд угодила точно в голову одного из засевших за гребнем «серых». Тот нелепо взмахнул руками и вместе с гранатой свалился на дно впадины... Грянувший взрыв взметнул в воздух зелёные ошмётки и выбросил за гребень второго пришельца, не успевшего даже понять, что стряслось. По нему незамедлительно ударили из всех стволов автоматчики Штреллера. Одновременно очереди раздались на обоих флангах – группы Мерклича и Джейкоба взялись за свои цели.
Но и по центру ещё не вся работа была сделана – несмотря на везение с первым выстрелом. Контуженный взрывом сектогит у бровки ложбины поднялся было, растерянно мотая головой и позабыв про оброненную винтовку, но тут же задёргался под ударами множества пуль и вновь упал. Ещё один «серый» выглянул из-за нагромождения плоских камней на левом фланге - он всё это время был там, скрытый от взглядов канадок. На него без приказа перенесли огонь двое солдат центральной группы.
- Правильно, прижимайте его. – Загнав новый выстрел в гранатомёт, Маркус тронул гарнитуру в ухе. - Батиста, Вержбовски, вперед. Но аккуратнее, на флангах ещё есть живые.
Повторять не пришлось – опытные оперативники рывком преодолели половину дистанции до оврага и залегли, ожидая перекрёстного огня. Убедившись, что фланги врага подавлены надёжно, сделали ещё один рывок, скатились на дно природной канавы…

Прячущийся за камнями сектогит высунулся из-за укрытия с другой стороны, дал очередь по опушке - но миг спустя его голова мотнулась от удара. Серокожий пришелец упал на булыжник ничком и неуклюже сполз вниз.
- Reposer en paix. - Удовлетворённо произнесла капитан Хенриксен.
- Цель на левом фланге ликвидирована. - Перевела для публики её напарница. - Левый фланг чист.
На другом конце поля боя всё шло не так ладно - пулемёт Джейкоба продолжал бить длинными очередями, в ответ раздавались одиночные выстрелы плазменной винтовки. Тем временем в центре штурмовики бегом, пригибаясь, прошли по оврагу и ворвались в лощину. Ударили заполошные очереди – и почти сразу стихли.
- Капитан, центр занят. - Исправно блюдя субординацию, Вержбовски доложился старшей по званию, но сделал это на общем канале.
- Центр, противник на двенадцать часов! - Огорошила его в ответ МакГрин.
Три головастых фигурки появились на гребне холма позади НЛО. Двое инопланетян, не теряя ни секунды, скатились вниз, под защиту камней и земляных складок на середине склона, третий же остановился, вскинул на плечо какую-то здоровенную, похожую то ли на водопроводную трубу, то ли на духовой инструмент, штуковину... И выронил её, хватаясь за простреленную кисть. Вторая пуля трёхсотого калибра попала «серому» в бедро, опрокинув наземь.
- Внимание, предполагаю у противника единицу тяжёлого вооружения. - Голос Энн оставался ровным, как у оператора телефонной справочной.
- Едва достаю туда. - Добавила Хенриксен с досадой. - Слишком далеко. «Альфа», не подпускайте их к этой штуке!

Слова капитана Штреллер услышал, уже скатываясь в захваченную лощинку вместе с основной группой. Он выругался сквозь зубы – если на высоте засядет враг с тяжёлым оружием, это место из укрытия превратится в ловушку. Надо было что-то делать – но не забывая про общий ход боя. Подразделения должны взаимодействовать.
- «Альфа-5», «Альфа-4», давайте по оврагу в другой конец, может, сумеете достать парня на правом фланге. – Распорядился немец. На самом деле ему скорее хотелось убрать часть сил подальше, чтобы их не накрыло одним залпом в случае чего. – А то Сикорски что-то долго возится.
- Есть. – Солдаты бросились прочь, низко пригибаясь, сам же Маркус перевел автомат на стрельбу с отсечкой по два и залег у кромки оврага, рядом с Вальтером.
Через полминуты М249 Джейкоба, наконец, умолк, расстреляв ленту, но от него эстафету тут же подхватил пулемёт Калашникова.
- Овраг не доходит до рощи. - Докладывал «Альфа-5» по радио, пока его напарник сосредоточенно поливал несчастные промёрзшие деревья свинцом. - Мы обстреливаем цель с фланга, и можем попытаться зайти в тыл под прикрытием пулемётов, но тогда будем хорошо видны с «высоты».
- Не спешите, мы тут потихоньку продвигаемся. – Включился сержант Мерклич. – Можем «работать» по склону, если что.
- Так и делайте. – Одобрил Маркус. Он и сам с оставшимися оперативниками сосредоточился на том, чтоб не давать сектогитам на холме поднять головы. Беспокоящий огонь вынудил пришельцев стрелять одиночными, выглядывая из укрытий на долю секунды. Толку их стрельба приносила мало – как и пальба землян, впрочем.
Зато у группы Сикорски в конце концов наметился прогресс. Их противник, похоже, не выдержал – оказавшись почти в окружении, бросил винтовку и ринулся наутёк, к холму, отчаянно вереща тоненьким голосом. Чья пуля настигла серокожего паникёра, сказать сложно, но судя по тому, как он кувыркнулся через голову, это был всё же «Драгунов» с его могучим 7.62.
- Правый фланг свободен. - Рапортовал Джейкоб, лязгая крышкой лентоприёмника.
- Отлично. – Выдохнул Штреллер, приподнимаясь на локте. – Теперь пошумим как следует. Вержбовски, попробуем закинуть пару гранат им за спину. Батиста, прикрываешь.

Повторить первый успех на сей раз не вышло - обе гранаты разорвались с недолётом. Осколки лишь посекли булыжники и земляные складки, за которыми прятались пришельцы. Те ответили беспорядочной пальбой - более густой, чем прежде, но столь же неэффективной.
- Сержант, ещё раз. - Штреллер спешно перезарядил подствольник и взял прицел чуть выше. Но свой запас везения в обращении с гранатомётами он, похоже, исчерпал - на сей раз вышел перелёт. Это, конечно, старая артиллерийская аксиома, «недолёт-перелёт-накрытие», но граната была предпоследняя, в подсумке осталась ещё только одна. Впрочем, его неудачу сполна компенсировал Вальтер - выстрел сержанта разорвался почти под брюхом выбранного целью пришельца. Взрывной волной бедолагу отбросило в сторону, зажатая в его руках винтовка выпустила длинную очередь... которая прошлась по убежищу второго сектогита. Едва ли того задело, однако нервы «серого» сдали. Не бросив, правда, оружие, он вскочил на ноги и ринулся вверх по склону. Туда, где лежала похожая на трубу штуковина. Дожидаться финала забега, конечно, никто не стал. Снег вокруг последнего неприятеля буквально вскипел от попаданий... До гребня сектоид не добежал.
- Цели ликвидированы. – После почти минуты полной тишины произнесла на общем канале лейтенант МакГрин. - Противника не наблюдаю. Предположительно раненые противники не подают признаков жизни.

Штреллер перевёл дух. Несмотря на лежащий кругом снег, отставной офицер вспотел – всё же давненько ему не доводилось лично ходить под пулями… Пусть даже сегодня в роли пуль выступали плазменные сгустки.
- Сержант Сикорски, проверьте рощу, а затем выдвигайтесь на склон за тарелкой. – Приказал он, утерев холодные капли со лба. - Если там остались выжившие - постарайтесь взять живьем. Потом подниметесь наверх, подберёте эту… Этот их «панцершрек», только аккуратно. Останетесь там. На вас прикрытие группы сверху. «Альфа-4», «Альфа-5», ваша цель - правый выступ «креста», проверьте, нет ли там ещё входа. Вперед.

Выполнить распоряжения Маркуса отряду удалось примерно наполовину. Группа Сикорски в одну перебежку достигла многострадальной рощицы, где рядовой под прикрытием гостя и сержанта занялся осмотром тел. Бойцы центральной группы успели выбраться из лощины, рассеяться и добежать до первых камней, когда в обращённом к ним выступе звездолёта с шипением распахнулся люк. Оперативники залегли кто за чем успел, не тратя лишних секунд - и правильно сделали. Потому что из люка вышел пришелец. И это был не сектогит.
Огромный, массивный. Внешне куда более похожий на человека, нежели его серые собратья, ростом за два метра, с широченными плечами, бугрящийся мышцами, новый враг был облачён в нечто вроде облегающего тёмно-зелёного комбинезона с капюшоном. Естественный для него цвет кожи выдавало лишь лицо - фиолетовое, клыкастое, смахивающее на обезьянью морду.
Инопланетянин шагнул через комингс, подняв незнакомое, но вполне подходящее ему габаритами оружие, обвёл тяжёлым взглядом маленьких чёрных глаз поле перед собой, где затаились в укрытиях земляне. Сделал ещё шаг.
- Блам! – Далёкий выстрел раскатился эхом по равнине. По черепу верзилы щёлкнула тяжёлая пуля WA2000. Срикошетила от покатого лба, оставив заметную вмятину, и ушла куда-то вверх. Пришелец удивлённо моргнул, мотнул башкой и издал растерянное мычание.
- Magnifiquement. – Прокомментировала по радио Мишель. Затем на канале снайперской группы раздались возня и какое-то лязганье.
- Вержбовски, из гранатомётов! – Штреллер не стал ждать, пока зеленокожий гигант оправится от контузии или пока снайпер сменит патроны на бронебойные. – Залп!
Обе выпущенные ими гранаты ударили в борт НЛО позади пришельца и разорвались, осыпав его осколками. Как бы ни был здоров инопланетянин, ударная волна швырнула его носом в снег, а выскользнувшее из рук оружие улетело на несколько метров в сторону. Утробно рыча и тряся головой, обезьяномордый начал с видимым трудом подниматься.
- Вержбовски, давай последнюю, под ноги. – Хрипло рявкнул немец, выпуская в пришельца одну за другой короткие очереди. Его поддержали ближайшие автоматчики – без видимого толку. Пули только скользили по зелёной шкуре твари, рикошетили во все стороны.
- Пбом! - Сказал ГП-25 на оружии Вальтера, и последняя оставшаяся у оперативников граната шлёпнулась в снег точно под лицом стоящего на четвереньках здоровяка. Сухо хлопнул взрыв. «Зелёного» подбросило на пару сантиметров вверх, после чего он грузно упал ничком и остался лежать неподвижно.
- Что ж... – После долгой паузы чуть надтреснутым голосом произнесла капитан Хенриксен. Маркус почему-то ясно, отчётливо представил, как она отодвигается от винтовки, стаскивает перчатку, сдвигает очки к самому кончику носа и трёт глаза, зажмурившись. - Похоже... Первая стадия операции завершена. Команда может переходить к проникновению в корабль. Я обеспечу страховку извне и наблюдение за окрестностями.
- Спасибо. – Ответил немец, поднимаясь на ноги. – Я осмотрюсь.
Пока оперативники его группы держали на прицеле тело зеленошкурого, не без оснований опасаясь, что от взрыва тот мог просто потерять сознание, инженер изучил обращённый к нему борт НЛО. Обшивка «тарелки» на знакомые Маркусу материалы походила слабо, устройств для открытия входа на ней тоже не наблюдалось, хотя сам люк он нашёл – тот был очерчен едва заметными линиями. Поразмыслив, Штреллер вызвал командира «Лямбды»:
- Капитан, мы достигли тарелки, но вход закрыт. Полковник что-то упоминал насчёт проникновения в объект. Вы нам можете с этим помочь?
- Герр Штреллер... – В голосе Мишель звучало искренне огорчение. - Хотите верьте, хотите нет, но для меня этот бой - тоже первый. В рамках проекта, конечно. Прошлой операцией командовала лейтенант де Мезьер, ещё до моего перевода. Можно спросить её... Однако по письменному отчёту я помню, что в прошлый раз люк не закрылся.
- Мнда... - Протянул немец, но тут в диалог неожиданно включилась лейтенант МакГрин.
- Все бойцы штурмового взвода обучены базовому обращению со взрывчаткой. - Заметила рыжая канадка с непонятной сварливой ноткой. - Взрывные заряды мы брали с собой. А в вертолёте остался резак по металлу... И ещё какое-то оборудование.
- Вас понял. – Маркус кивнул, потёр подбородок. - Возиться с резаком, не зная, кто еще прячется в тарелке, я не рискну. Вержбовски, поможете мне заминировать люк с нашей стороны. Остальные прикрывают.
Оперативники рассыпались полукругом, держа на мушке как корабль, так и окрестности, а немец на пару с сержантом принялся облеплять люк НЛО взрывчаткой по периметру.
- Ну-ка, все по укрытиям и головы прикрыли. – Велел он, закончив. Инопланетный корабль, к счастью, всё это время не подавал признаков жизни, а под телом зеленошкурого пришельца успела натечь лужа фиолетовой крови. – Сейчас будет громко…
Отойдя за булыжник покрупнее, инженер опустился на колено, зажал свободной ладонью одно ухо, вдавил кнопку радиодетонатора. Громыхнуло, взметнулись жиденькие облачка белого дыма и в корпусе «тарелки» обрисовался аккуратный проем метра два в высоту и один в ширину.
- Пошли! – Скомандовал Штреллер, отбрасывая детонатор и скидывая с плеча «Абакан».
Первыми в тарелку нырнули Батиста, Вержбовски и капрал Кобб. Следом - Штреллер и Сикорски, расставшийся с пулемётом. Из коридора, в который попали бойцы, просматривалась лишь часть отсека – слева и справа виднелись фиолетовые внутренние двери, с виду пластиковые. Оставалось надеяться, что их взрывать не придётся.
- Батиста, Вержбовски - налево, Сикорски, Кобб - со мной направо. – Немец продублировал команды жестами. - Смотрите в оба.
Группа, возглавляемая латиноамериканцем, двинулась к нужному проходу – стоило им подойти вплотную, как пластиковые створки с шипением ушли в стены. Бойцы взяли открывшийся проход на прицел – но оттуда никто не появился. Очевидно, двери между отсеками корабля открывались автоматически. Штурмовики ворвались внутрь, а Маркус повёл оставшихся солдат в другой конец помещения. Он не был уверен, что под сводами НЛО будет нормально работать связь, однако его опасения почти сразу рассеял Чарльз, доложивший по рации:
- Чисто. Тут квадратная такая комнатка, с сиденьями вдоль стен – для «серых», судя по размерам. И ещё одна дверь. Мы входим.
- Мы тоже. – Отозвался Штреллер, переводя «Абакан» в режим непрерывной очереди. Сделал шаг вперёд. Дверь послушно открылась, и Штреллер заглянул в проем. Причудливая конфигурация помещений не позволяла полностью видеть отсек, но врагов пока заметно не было, только из-за угла выглядывал краешек какого-то пульта.
- Сикорски первый, я прикрываю. – Одними губами проартикулировал в микрофон немец, повторяя приказ жестом. - Наверняка тут прячется хотя бы пилот.
Сержант, понимающе кивнув, скользнул внутрь с пистолетом наизготовку, Маркус последовал за ним, чуть смещаясь вбок, чтобы широкая спина оперативника не закрывала линию огня.
«Пилотов» оказалось двое. Один сосредоточенно копался в пульте со снятой крышкой, другой нервно прохаживался рядом с его креслом, держа в серой лапке серебристый пистолет – такой Штреллер видел среди трофеев. При виде нежданных гостей часовой дико взвизгнул и выпалил навскидку. Сержант и инженер отшатнулись, вжимаясь в стены, но напрасно - руки у сектогита так дрожали, что огненный сгусток ушёл вверх, и разбился о потолок, оставив на нём опалённое пятно. Давать ему второй шанс сержант Сикорски не стал - один за другим грохнули три пистолетных выстрела, и пришелец опрокинулся на спину, приобретя лишние отверстия в черепе.
Его занятый электроникой товарищ отреагировал... адекватно. То есть завизжал и, размахивая руками, бросился к противоположной двери. Из которой как раз появился Батиста с «калашниковым» наперевес.
- Живьём! - Рявкнул Маркус. Чарльз понял - и угостил налетевшего на него «серого» прикладом в лоб. Сработало…
Пока Джейкоб осматривал и связывал поверженного инопланетянина, Штреллер и Батиста осмотрели последнее помещение - почти пустое. На стенах его виднелось утопленные в обшивку панели с кнопками и экранчиками, а в центре возвышался разбитый янтарный цилиндр из толстого стекла. Такой же, как на первой «тарелке», это подтвердил Сикорски...
* * *
Бледный мужчина в чёрном деловом костюме наблюдал за тарелкой с околицы мёртвой деревни - и не похоже было, чтобы местный климат доставлял ему неудобства. Когда из НЛО вышли первые оперативники, волокущие на себе живой «трофей», неизвестный посмотрел на часы, удовлетворённо кивнул и неспешным шагом скрылся за обветшалыми зданиями...
Конец третьей главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 15.08.2015, 19:21
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 4.

19 января 2014 года.
Российская Федерация, Якутия, база «X-UNIT».


Возвращение на базу прошло гладко – хотя весь полёт взгляды пассажиров «Чинука» как магнитом притягивал пленный сектогит. За неимением какого-нибудь специального бокса для перевозки его попросту заковали в четыре пары наручников и уложили прямо на пол, между скамеек. Темнокожий здоровяк-сержант устроился с одной стороны от серокожего пришельца, суровая канадка Энн – с другой, и оба держали руки на оружии. Остальные расселись как можно дальше – благо, треть оперативников во главе с капралом Кобб осталась сторожить обломки НЛО, и места хватало. К счастью, до самого прибытия контуженный тяжёлой рукой Чарльза инопланетный вторженец так и не очнулся. Однако когда гул винтов стих, и кормовой люк вертолёта начал опускаться, Маркус всё же выдохнул с облегчением…
В ангаре группу уже ждали двое лаборантов при полевых носилках. Выполняя команды Мишель, они приняли пленника и унесли того вглубь бункера, сопровождаемые эскортом из автоматчиков. Сама капитан, извинившись перед гостями, вместе с напарницей повела в жилой блок спотыкающуюся Хильду – к некоторому удивлению Штреллера, той и в самом деле сделалось дурно, она страшно позеленела и даже просто сидела с видимым трудом.
- Простите, сэр… - Сержант Сикорски, проводив девушек встревоженным взглядом, повернулся к Маркусу. – Можно ваше оружие? Или вы хотите сами сдать в арсенал?
- О, конечно… держите. – Немец протянул здоровяку «Абакан», принялся торопливо расстёгивать клапаны «разгрузки». Пальцы всё ещё помнили, как это делается, хотя «сбруя» была незнакомая, российского образца – во времена своей службы инженер носил другую. Однако военная экипировка во всех армиях стремится к эргономичности, и потому во многом схожа.
- Благодарю, сэр. Не забудьте сегодня до полуночи расписаться о сдаче в журнале оружейной. – Сержант принял снаряжение остальных гостей, перегрузив его на рядовых, козырнул напоследок. – Насколько я знаю наших офицеров, капитан Хенриксен сейчас поможет Хиль… лейтенанту де Мезьер, оставит её с лейтенантом МакГрин, и отправится на доклад, для чего ей нужно сперва переодеться. Так что в ближайший час с любыми вопросами обращайтесь ко мне. Я буду в казармах.

- М-мнда… - Протянул Штреллер, когда солдаты удалились. С трудом подавил зевок, ощутив только теперь навалившуюся усталость, и поймал взгляд русского «крупного предпринимателя». Телохранитель шейха куда-то делся, будто растаяв в воздухе, так что в ангаре они остались, по сути, вдвоём.
- Вот и кончилось приключение, а? – Русский прислонился к борту винтокрылой машины, сунув ладони в карманы, и криво усмехнулся. Понимающе кивнул, глядя в глаза Маркусу. - Этим ребятам много чего не хватает. Дисциплины, денег, оружия, кадров… Деньги они выжмут из нашего арабского товарища и американцев, оружие им продам я, оборудование достанут британцы, людей найдёте вы. Но порядок в этом детском саду им предстоит навести самим. Сумеют или нет – вот от этого, пожалуй, и зависит, стоит ли иметь с ними дело дальше. Сейчас вся затея с международной командой просто нежизнеспособна. Однако шансы всё исправить есть.
- Герр Мамаев, знаете… - После секундных раздумий, Штреллер тоже ухмыльнулся – как он надеялся, не хуже собеседника. – История говорит нам, что для наведения где-либо порядка обычно требуется нужный человек в нужном месте и в нужное время. А как вы сами признали, по части кадров здесь больше всего возможностей у меня. Вернее, у моей фирмы. Так что – попробую найти этого самого нужного человека и доставить в нужное место… То есть – сюда. Однако сперва стоит пообщаться с полковником Красновым…

* * *
__________________
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 19.08.2015, 20:23
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Разумеется, сразу к коменданту Маркус не попал – да и не особо стремился. Он был уверен, что полковник вызовет его сам, как только подвернётся удобный момент – ведь немец в минувшем бою руководил частью оперативников и вместе с ними брал штурмом НЛО. Посему Штреллер не спешил – расписался в арсенале о сдаче оружия (подводить сердобольного сержанта не хотелось), переоделся и привёл себя в порядок, недолго побеседовал с британцами и арабом. Гости, наблюдавшие за боем с базы, были взбудоражены, весьма живо обсуждали увиденное и наседали на германского «коллегу» с расспросами, однако тот не спешил удовлетворять их любопытство. Отделавшись общими фразами и сославшись на усталость, он вернулся в свою комнатушку и почти час пролежал на кушетке, глядя в потолок, осмысляя случившееся, составляя в уме текст рапорта Вермееру. Когда на поверхности уже должны были сгуститься сумерки, его отвлекли от размышлений стуком в дверь.
- Не заперто. – Маркус сел на скрипучей кушетке и зевнул, прикрыв рот ладонью. – Войдите.
- Простите… э-э, сэр. – Створка приоткрылась, и на пороге возник молодой человек в сером рабочем комбинезоне с нашивками «X-UNIT». – Вас приглашают в кабинет коменданта базы. Мне поручено вас проводить. Вам сейчас удобно?
- Да, конечно. – Инженер подавил ещё один зевок, кивнул. – Проход туда – за столовой, кажется? От офицерских квартир?
- Верно, сэр.
- Ждите там, я подойду через пару минут.

Отослав провожатого, Штреллер наспех разгладил манжеты рубашки, поправил воротник, причесался маленькой расчёской, которую всегда носил в нагрудном кармане, прихватил с тумбочки исчирканный блокнот с пометками для предстоящей беседы, и вышел в трапезную… Где едва не врезался в мрачную Энн МакГрин, спешащую куда-то с большим эмалированным тазиком в руках. Девушка до сих пор была облачена в испачканные землёй штаны от полевой формы и оливкового цвета майку, которую, видимо, носила под прочей экипировкой. Заметив немца, она нахмурилась, ускорила шаг и, обогнув его по дуге, скрылась в коридоре одной из казарм. Вернулась буквально через несколько секунд, Маркус даже не успел уйти. Помахивая пустым уже тазиком, подошла к немцу, вдруг остановилась и положила ему руку не плечо. То ли подмигнув, то ли моргнув (сложно было понять, учитывая отсутствие у неё второго глаза), серьёзно сказала:
- Отлично справились, сэр.
- Спасибо. - Благодарно наклонил голову отставной офицер, не зная, что и думать.
- Такое дело нужно запить. - Младшая канадка криво усмехнулась, чем совершенно выбила Штреллера из колеи. - Если хотите, загляните к нам с Мишель попозже, часам к восьми. Только не шумите в коридоре – мы вашу юную соотечественницу кое-как спать уложили. Ей надо отдохнуть.
- Запить? - На всякий случай переспросил инженер. - Капитан ведь не пьёт?
- Именно поэтому и будете нужны вы. – Привычная серьёзность Энн сейчас выглядела почти комично. – В одиночку не выпивают, в одиночку только надираются. А я не в том настроении. Всё ведь хорошо кончилось.
- С... спасибо. - Ответил Маркус, ещё не пришедший в себя от зрелища лейтенантской улыбки.
МакГрин кивнула, перехватила тазик поудобнее, чуть взмахнула им, словно салютуя собеседнику, и стремительно удалилась, развернувшись через плечо.
__________________
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 20.08.2015, 19:59
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
- Ладно… Надо добыть где-нибудь шоколадку, что ли… - Пробормотал под нос немец, глядя ей вслед. Опомнившись, зажмурился и мотнул головой, ущипнул себя за щёку. В офицерский блок, однако ж, вошёл чуть не на цыпочках, помня о просьбе канадки, тихо прокрался к ожидающему его на том конце коридора провожатому, жестом велел вести дальше…

…Когда Маркус вошёл в кабинет, полковник читал что-то с экрана массивного, старомодного ноутбука – того самого, на который утром пришло извещение о корабле пришельцев. При виде гостя комендант отодвинул компьютер в сторону, взглядом указал на свободный стул.
- Николай Николаевич, добрый вечер. – Сев, Штреллер сразу взял быка за рога. – Сегодня мы с вами уже начинали деловой разговор, но были прерваны. Позволите продолжить, или у вас есть ко мне вопросы?
- Ну, требовать с вас письменного рапорта об операции я не стану. – Краснов с лёгкой усмешкой поднял ладонь. – Капитан Хенриксен отчиталась достаточно информативно. Тем более, со своей позиции она не видела только боя внутри НЛО, но на этот случай у нас есть записи с нашлемных камер. Так что – да, я хотел вас увидеть, чтобы продолжить утреннюю беседу. Потому дал вам отдохнуть и сперва встретился с Анатолием Георгиевичем…
«Вот ведь пронырливый жук. – Мысленно восхитился «крупным предпринимателем» немец. – То-то я его не видел с тех пор, как вместе из ангара вышли…». Вслух же он сказал, сохраняя невозмутимую мину на лице:
- Надеюсь, услуги, которые он вам предложил, не пересекутся с теми, которые предлагаю я.
- Скорее всего – не пересекутся. – Пожал плечами глава «X-UNIT». – Вы ведь собирались продать нам кое-какое сапёрно-инженерное оборудование и предоставить квалифицированные кадры, если память меня не подводит?
- Именно так. Но участие в операции побудило меня внести некоторые коррективы в планы… - Штреллер достал свой блокнотик, заглянул на первую страничку. - Герр Вермеер дал мне весьма широкие полномочия, и я намерен ими воспользоваться. Изначально я хотел заключить с вами стандартный договор на снабжение и обслуживание – такие моя фирма обычно заключает с охранными агентствами и мелкими частными армиями. Однако теперь я вижу, что инопланетные технологии, которые достаются вам в качестве трофеев – вполне реальные, конкретные и материальные вещи, заслуживающие интереса. Доступ к ним дорого стоит. Даже если ООН не позволит открыто пользоваться плодами исследований. Итак, Николай Николаевич, если вы согласны, «Wermeer Shield Group» полностью укомплектует для вас инженерную лабораторию – и я лично её возглавлю. – Немец взмахнул блокнотом. - Оплата – минимальная, часть её мы возьмём, если получится, патентными правами в будущем.
- По правде сказать, я не знаю, как Курирующий Комитет и страны Совбеза ООН отнесутся к настолько широкому участию частного капитала в проекте. – Хмыкнул полковник, приподняв бровь. – Но меня ваше предложение вполне устраивает.
- Тогда я осмелюсь предложить ещё кое-что… - Маркус наклонился вперёд, положив руки на стол. – Надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что вашей организации остро нужны командные кадры? Мисс Хенриксен, при всём её опыте, не хватает уверенности при руководстве, ну а лейтенант де Мезьер…
Штреллер не стал продолжать вслух, лишь развёл руками. Комендант глядел на него молча, приподняв и вторую бровь.
- Мы бы могли предоставить вам несколько бывалых солдат, а главное – офицера, знающего своё дело. – Выдержав паузу, продолжил немец. Он вдруг ощутил себя коммивояжёром, пытающимся продать как можно больше старья и безделушек – уж больно суетливо и наигранно прозвучали последние фразы. – Знаете, любому молодому командиру не помешает толковый заместитель…
- Не стоит усложнять. – Краснов улыбнулся – впервые за весь диалог по-настоящему. Хотя улыбка вышла не самая приятная. – После сегодняшних событий, я уверен, лейтенант Хильда де Мезьер покинет программу «X-UNIT». Я намерен на этом настоять, и почти не сомневаюсь, что меня послушают. Она допустила слишком серьёзный промах не в самый лучший момент. Ну а у капитана Хенриксен есть свои задачи на поле боя, так что оперативной группе вскоре действительно потребуется новый командир.
- Э-э… Конечно, это не моё дело, герр Краснов, но не слишком ли круто? – Такого заявления от всегда спокойного, неспешного в решениях русского офицера Маркус действительно не ожидал. – Лейтенант неопытна, но при должной поддержке из неё может выйти…
- Это действительно не ваше дело. – Мягко осадил его Николай Николаевич. – Не волнуйтесь. Просто знайте, что «X-UNIT» скоро потребуется хороший полевой командир. И если компания герра Вермеера пришлёт пару анкет, мы с представителем ООН рассмотрим их со всей тщательностью. Считайте, ваше смелое решение участвовать в бою оправдалось. Пришедшие вам в голову мысли исключительно удачны для нас обоих…

* * *

Ровно без пяти минут восемь Штреллер стоял в коридоре офицерского блока. Хотя рыжеволосая канадка не удосужилась сообщить приглашаемому, где именно в блоке его ждут, нужную дверь он отыскал сразу - перед ней лежал синий половичок с надписью «Вытирайте ноги!» на разных языках, включая французский. Учитывая, что на базе его, похоже, знал только один человек... Маркус благовоспитанно постучался и, услышав «Войдите!», толкнул створку.
- Добрый вечер. - Приветствовала его МакГрин, сидящая на своей койке за откидным столиком - для этого ей пришлось убрать подушку. Перед канадкой стояли несколько рюмок, плоская бутылочка без этикетки, наполненная янтарной жидкостью, и... банка с мелкими маринованными огурцами, уже открытая. На дальнем конце столешницы, у самой стенки, инженер не без удивления заметил пару самодельных шахматных фигурок - уже готовый белый конь и недоделанная пешка.
Кроме стола и коек всё убранство комнаты составляли прикроватные тумбочки и два стула. На один из них Энн указала взглядом, приглашая сесть.
- Здравствуйте, фройляйн. – Немец изобразил галантный полупоклон и присел. Положил на столик два шоколадных батончика – не слишком изысканно, однако и это удалось добыть лишь благодаря хозяйственности и пронырливости «крупного предпринимателя» Анатолия, невесть как прознавшего о планах коллеги на вечер. – Я смотрю, ваша подруга задерживается? Кстати, если не секрет – вы давно её знаете?
- Несколько лет. - МакГрин ловко, орудуя только пальцами и почти не шевеля кистью, «рассортировала» рюмки, отделив лишние, сдвинув их к стене и разместив три оставшиеся словно бы на вершинах треугольника. - Познакомились на одной операции... Вернее, встретились, а познакомились чуть позже. Я тогда была в группе армейской разведки, работать в паре начали не сразу... - Девушка фыркнула, не глядя на собеседника.
- Сработались неплохо. Мишель - хороший напарник... даже слишком. Ей мало быть просто товарищем по службе, она всегда стремится… к большему.
- В смысле?
- Видите, на тумбе у кровати? Рамочка?
Маленькую рамку с немного засвеченной фотографией Штреллер заметил сразу, но теперь рассмотрел внимательно. Снимок сделали против солнца, объектив был направлен снизу-вверх, так что в кадр попало лишь женское лицо на фоне яркого неба. Совсем юная девушка забавно щурилась и широко улыбалась, прикрываясь ладонью от ветра, взметнувшего её недлинные медно-рыжие волосы. Впрочем, щурила она только правый глаз, левый был скрыт под белой медицинской повязкой.
- Погодите, Энн… Это… это вы? – Чтобы проассоциировать девушку на фото с угрюмой молодой женщиной, сидящей напротив, Маркусу потребовалось с полминуты. Вышло неловко, так что он поспешил сменить тему. - Капитан держит ваш снимок у себя на тумбочке?
- Нет. - Кажется, рыжая канадка подавила смешок. - Это моя тумбочка. Она заставляет меня держать эту фотографию под рукой постоянно. Как напоминание.
- О чём?
- О том, что я умею улыбаться. - Энн повела плечом и принялась скручивать крышечку с бутылки. - Считает, мне нужно об этом постоянно напоминать, особенно после потери глаза. Кстати, снимок как раз на выходе из госпиталя сделан...
С минуту они молчали. Спиртное так и осталось в откупоренной бутылочке. Наконец, МакГрин вздохнула:
- Теперь понимаете? Кажется, именно из-за этого она и не работает с группами больше чем в два-три человека. Не умеет... дистанцировать себя. Это очень плохо для боевого офицера.
__________________
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 21.08.2015, 14:03
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
- Ну... Жизнь ведь не ограничивается службой. – Штреллер взял на себя обязанность разлить напиток по рюмкам. С сомнением покосился на закуску – шоколад и маринад, по правде, не слишком подходили, да и друг с другом сочетались слабо. – Способность сопереживать доставляет порой немало неудобств, но она же – один из признаков хорошего человека.
Младшая из канадок в неформальной обстановке растеряла пугающую брутальность – теперь она выглядела просто усталой, неразговорчивой и даже немного грустной. Так что, чокнувшись с ней рюмками, инженер позволил себе заметить:
- И кстати, фройляйн Хенриксен права. Вам не стоит забывать про улыбку.
Узнать мнение самой Энн на этот счёт Маркусу не довелось – в тесную квартирку без стука вошла её напарница. Капитан являла собой разительный контраст - свежая, словно только из-под утюга после чистки, выходная форма, и отнюдь не свежий, утомлённый вид самой женщины. Тем не менее, шагнув через порог, она привычно улыбнулась:
- Мистер Штреллер, вы нас навестили... Очень приятно.
Кивнув гостю, снайпер присела на свободную койку и поинтересовалась:
- О чём говорили? - хитро подмигнув, уточнила: - Меня обсуждали, да?
- Не совсем. Говорили про операцию, где мы с тобой познакомились. - Неожиданно взяла инициативу Энн, малость покривив при этом душой.
- А, да... - Хенриксен с кривой усмешкой потёрла затылок. - Любопытное было дело. Тогда в центре враждебного города застряла группа с большим количеством раненых и нонкомбатантов. Их окружили в административном здании и сильно давили огнём. Командование бросило на помощь сводный батальон, в который попала и я с отделением Второй оперативной. Вышло, конечно, глупо и кроваво. Весь город был против нас, чтобы пробить и удержать безопасный коридор одного батальона не хватило. Мы только прорвались к окружённым и сами оказались отрезаны. Начали отходить с боем, я прикрывала группу от вражеских снайперов, держась в стороне, двигаясь по крышам. Ну так и вышло, что все ушли, а я осталась...
Не переставая улыбаться, Мишель коснулась кончиками пальцев ключицы:
- В общем, в итоге меня подстрелили. Тут бы и сказке конец, но штаб решил на следующий день вновь ввести силы в город, и по кварталам выслали разведгруппы. Энн вела одну и нашла меня, уже почти холодную. И вытащила, хотя это было непросто - группу раскрыли, завязался бой... Но меня не бросили, хотя тащили так «нежно», что в добавок сломали пару рёбер...
- Я была уверена, что несу труп. - Опять помрачнела расслабившаяся было МакГрин, вертя в пальцах стопку. Залпом опустошив её, пояснила. - У тебя ни пульс, ни дыхание не ощущались, а осмотреть как следует некогда было...
- Да я не в обиде, всё ведь срослось. - Отмахнулась Хенриксен. - Живая - и ладно. И вообще, тащить мёртвого товарища до своих - куда самоотверженней, чем раненого.
Снова повисло молчание, но на сей раз Мишель не позволила ему затянуться. Взяв свою рюмку, повернулась к Штреллеру:
- Скажите, Маркус, как вам эта база? Я не про деловую часть и перспективы проекта спрашиваю, это вы, уверена, обсудили с полковником. Вообще, ощущения от людей, коллектива?
Вопрос Мишель застал инженера врасплох. Он привык анализировать, оценивать и препарировать все вокруг, а вот его ощущениями обычно мало кто интересовался.
- Если честно, фройляйн Хенриксен, мне у вас, как это... комфортно. Много интересных людей, разных, не идеальных конечно, но весьма любопытных. Грандиозная задача. Масса интересной работы по нормальной организации всего вокруг. - Маркус залпом опустошил рюмку. - Да ладно, не слушайте меня, опять в анализ скатился. Мне просто с детства хотелось пожить в сверхсекретном подземном бункере. - С улыбкой немец наполнил опустевшие рюмки – свою и Энн. - А как вас двоих занесло в проект? Объявлений о приеме на работу наверняка не было. Сразу поверили, что пришельцы существуют?
- Не то, чтобы сразу... - Капитан поводила пальцем по краю банки с огурцами, обходя вопрос о переводе. - Но к тому моменту, когда прибыла на базу - уже верила. Нас здорово «накачали» перед отправкой - и остальных оперативников тоже, как я знаю. Первый бой... не шокировал. Всё то же самое, что и с людьми, если не цепляться за детали. Даже полегче. Именно оттого, что в прицеле не люди.
Она внезапно зажмурилась и, шмыгнув носом, отпила из своей рюмки. И ещё раз - добив остатки. Выдохнула.
- Мне сказали, вы не пьёте. - Хмыкнул Штреллер.
- Да. Есть причины. - Мишель несколько смущённо почесала кончик носа, а МакГрин, протянув руку через стол, забрала у неё пустую стопочку. - Но сейчас уникальная ситуация - я точно знаю, что вот эти... - Она прищурилась и смерила взглядом почти пустую бутылку. - ...сто двадцать-сто двадцать пять грамм кубинского рома - последний алкоголь в радиусе нескольких сотен километров, если не считать препаратов из лаборатории. Так что могу составить вам компанию без особого риска...
- А чем мы рискуем? - Не удержался Штреллер, вспоминая, как зарделась МакГрин во время их разговора на банкете. - Вы бросили пить после какого-то инцидента, кажется?
- Ох, чёрт... - Мишель облокотилась о край стола и подпёрла лоб ладонью. Маркус тут же пожалел о том, что задал этот вопрос, но канадка всё же ответила... со смешком. - Я и раньше-то почти не пила, только за компанию, с товарищами. Допьяна вообще никогда не напивалась. Видите ли, среди моих предков есть северные индейцы, со спиртным я должна быть очень осторожна… В общем, в тот раз, после тяжёлой операции, все здорово надрались, меня тоже напоили в зюзю... И я каким-то образом уговорила часового открыть мне арсенал...
- И? - Подтолкнул немец, когда пауза затянулась.
- Вот что было после - не помню. - Развела руками женщина. - Но утром сильно болело правое плечо, а ещё оказалось, что меня понизили до лейтенанта... Хотя через неделю восстановили. Так что я дважды капитан. Детали знают только Энн, которая всю вечеринку была в сознании, и командир, который подписывал приказ о моём разжаловании, но оба мне ничего не рассказывают.
- Это чтобы тебе было стыдно. - Буркнула рыжая напарница, отодвигая трофейную капитанскую рюмку к стене.
- Мне и стыдно. - Сокрушённо вздохнула Хенриксен. И тут же лукаво глянула на Маркуса из-под чёлки. - Вот такая история, герр Штреллер. А вы что подумали?...

* * *

Гости покидали базу «X-UNIT» следующим утром – спокойно и без лишней помпы. Провожали их только офицеры и пара человек обслуги. Прибывший за час до того «экскурсовод» Джеймс стоял у люка доставившего его Ми-8, кивком приветствуя каждого, поднимающегося на борт. Шейх и его телохранитель, как обычно, напустили на себя загадочный вид. Англичане тоже уходили молча, в задумчивости. Вот русский «крупный предприниматель» и немец-инженер прямо на ходу продолжали что-то обсуждать, однако уже на ступеньках трапа Штреллер нашёл время обернуться и с улыбкой помахать кому-то из провожающих рукой.
- Что ж, мистер Краснов. - Обратился к полковнику Джим, когда погрузка завершилась. - Думаю, всё прошло... Как минимум интересно. Ближайшие недели наша административная часть будет улаживать последствия этого визита, а там ждите звонков. Надеюсь, всё выйдет с пользой для вас. Мистера Чарльза Батисту, как обещал, оставляю вам окончательно, он уже зачислен в штат. Всё, чем могу, увы...
- Спасибо. - Наклонил голову полковник.
- Будете в Лондоне - я вас найду. - Джеймс вскочил на подножку люка. - Выпьем за победу!
Он убрался внутрь и закрыл дверцу. Вертолёт начал раскручивать винт, персонал бросился в стороны... Через пару минут Ми-8 растаял в небе Сибири.
Как только створки гигантского ангара сомкнулись над головами сотрудников «Х-UNIT», Мишель Хенриксен, всё это время стоявшая с запрокинутой головой, шумно выдохнула и размашисто перекрестилась. Энн за её плечом повторила жест, хотя и более сдержанно...

Конец четвёртой главы.
__________________

Последний раз редактировалось Руслан Рустамович; 21.08.2015 в 19:01.
Ответить с цитированием
  #11  
Старый 13.12.2015, 17:58
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 5

Комната была достаточно просторной, чтобы желтоватый свет слабой лампы в жестяном абажуре, висящей над столом Куратора, не доставал до её стен. Он кое-как выхватывал из мрака лишь сам стол, перед которым на высоких тумбах полукругом стояли совершенно одинаковые компьютеры «Commodore PET 2001» - двенадцать штук. Массивные экраны одиннадцати из них показывали багровую надпись «NO VIDEO» на чёрном фоне, а на мониторе двенадцатого мягко светилась бело-голубая заставка в виде эмблемы ООН.
- Фактический отказ России от участия в проекте создаёт больше проблем, чем ожидалось. – Грохотал мощным басом компьютер, расположенный по центру. Звук шёл от системного блока, хотя встроенный динамик конструкцией предусмотрен не был... Как и цветной дисплей, впрочем. – Мы не только лишились их финансовой и научной поддержки, теперь нам ещё и следует ожидать от них каких-то самостоятельных действий. Никогда не поверю, что они будут сидеть, сложа руки, и наблюдать.
- Однако эти неприятности отнюдь не фатальны. - Голос, доносящийся из третьего слева компьютера, был высоким и скрипучим, с металлическими нотками. – Русские покинули программу не полностью – они не стали отзывать аренду базы и право на закупку снаряжения. Так что мы всё ещё с ними сотрудничаем. Кроме того, после инцидента в воздушном пространстве Китая и успеха последовавшей операции «Х-UNIT», Народная Республика согласилась не только удвоить финансирование, но и оказать помощь с кадрами.
- Что позволяет нам сохранить независимость проекта от частных источников. - Пробасил центральный компьютер чуть менее напористо. – Возможно, решение об их привлечении было поспешным.
- Возможно. Но на мой взгляд, польза от проведённой «экскурсии» очевидна. – Негромко заметил Куратор, глядя поверх сцепленных пальцев. - Проект получил не только разовые вливания - были установлены контакты, которые могут оказаться ценны в будущем.
- Вот только нужны ли они нам - большой вопрос. – В бас вернулись недовольные нотки. - Мы же не хотим превратить «Х-UNIT» в полностью самостоятельную организацию. А неконтролируемые связи весьма этому способствуют. Выход на чёрный рынок через прямой контакт...
- Но пока всё идёт по плану. - Вмешался третий голос - мягкий баритон, исходящий от крайней справа электронной машины.
- Не всё. - Возразил бас. – Я до сих пор считаю решение полковника Краснова самовольством.
- Дитя покинуло колыбель. - Поддержал скрипучий - словно наждаком провели по ржавчине. - Теперь мы должны думать, кем её заменить.
- В данном случае я полностью поддерживаю решение командующего «X-UNIT». - Куратор сдвинул брови. - Проблема даже не в отсутствии навыков и способностей, для этого рядом с де Мезьер были опытные люди, и мы могли прислать новых. Проблемы в её психической нестабильности. Она просто не подходила для наших целей. Истеричный депрессивный подросток не должен решать судьбы мира. Даже если «подростку» перевалило за двадцать. У нас с самого начала был запасной вариант – пусть не столь яркий, но более уравновешенный и надёжный кандидат. Намного более надёжный. И к тому же, взрослый, а потом хорошо контролируемый.
Почти минуту после слов представителя ООН стояла тишина. Наконец, ЭВМ в центре заговорил:
- Проект доказал свою жизнеспособность и мы готовы его поддерживать в дальнейшем. Это решено. Можно обсудить иные вопросы. В первую очередь - действия Российской Федерации. Нами было установлено, что специальный отдел Роскосмоса, изначально сформированный для помощи «Х-UNIT», не был распущен после выхода страны из проекта. Кроме того, крупные суммы из федерального бюджета...

...Когда мониторы один за другим погасли, Куратор встал и, морщась, потёр поясницу. Вздохнув, вышел в коридор, быстрым шагом поднялся наверх и прошёл к краю платформы. Там он долго стоял, облокотившись о перила, глядя на низкое серое небо Северной Атлантики и слушая, как её холодные волны плещут о циклопические опорные сваи...

* * *

19 января – 5 февраля 2014 года.
Российская Федерация, Якутия, база «X-UNIT».


Несмотря на запланированные перемены, после отлёта гостей база словно впала в дрёму. Прилетали грузовые вертолёты – пузатые «восьмушки» и огромные «шестёрки», с которых выгружали амуницию, оружие, строительные материалы. Возились в клубах пыли и бетонной крошки рабочие, приводившие в порядок новые помещения. Почти не покидала своей лаборатории Елизавета Васильевна, о результатах трудов которой в первые дни стало известно лишь то, что пленный сектогит ест печенье из столовой... С одной из машин улетела Хильда - ни с кем не попрощавшись. Её отбытие некоторое время обсуждали молодые солдаты «Альфы», которых беспокоил вопрос нового командира, но вскоре и их разговоры перешли на далёкие от службы темы. Визжали дрели, стучали молотки, гудели вертолётные роторы... А сотрудники, свободные от текущих дел, просто жили, наслаждаясь передышкой.
Двадцать второго числа, после завтрака, Энн МакГрин с забавной торжественностью принесла в столовую собственноручно сделанный набор шахмат. Белые фигурки остались не крашенными, чёрные лейтенант покрыла каким-то лаком из маскировочного комплекта. Один из техников принёс обещанную самодельную доску, на которой обе канадки тут же сыграли несколько показательных партий. К удивлению немногочисленных зрителей, капитан с треском проиграла все, хотя сопротивлялась отчаянно и явно в полную силу. После этого набор с ещё большей, теперь уже откровенно напускной помпой, был передан командиром «Лямбды» в общественное пользование и занял место под телевизором.
К концу января реконструкция базы почти завершилась. Техническая лаборатория всё ещё представляла собой огромный, аналогичный вотчине Солнцевой, ангар с наваленным по углам оборудованием, а вот комната для брифингов получилась удобной и уютной - сенсорный стол в центре, мягкие кресла вокруг него и вдоль стен, небольшая кафедра у дальней, экран проектора, сам проектор под потолком... В правом углу уместился пост оперативного контроля - с него можно было получать информацию со всех источников на базе, сортировать её, выводить на экран, комбинировать... Для работы с таким комплексом требовался умелый оператор, но его лысый покровитель организации обещал предоставить. «С приятным бонусом», как он выразился.
Первые четыре дня февраля какая-то деятельность происходила лишь в лаборатории, однако соваться туда боялись даже канадки и Джейкоб. Тем более что Мишель была занята осваиванием «подарка» от полковника - крупнокалиберной винтовки М82 «Баррет». Опыт работы с ней у капитана был скромный, всё же хрупкое телосложение девушки плохо соответствовало подобному оружию. Так что походы на поверхность – «прогуляться и пристреляться» - возобновились. Именно с такой вылазки снайпер и возвращалась с напарницей, когда её настиг вызов по рации.
- Хенриксен на связи. – Капитан прижала наушник ладонью, вдавила большим пальцем кнопку приёма. Хоть воздух вокруг и потрескивал от мороза, старшая канадка шла по зимнему лесу с непокрытой головой, и старые наушники, закрывающие уши целиком, служили ей единственным «головным убором». Шагающая следом и несущая за плечом винтовку Энн мрачно таращилась в затылок снайпера – она давно привыкла к феноменальной морозоустойчивости подруги, и всё равно не оставляла попыток приучить её к ношению шапки. Разумеется, без особого успеха.
- Капитан, мэм… - Дежурный оператор-наблюдатель на том конце радиоканала виновато откашлялся. – Простите, вы же сейчас на поверхности?
- Да, и не надо извиняться. – Ответила Мишель, пригибаясь, чтобы пройти под низко склонившимися лапами старой ели. Шаги девушки всё-таки потревожили снег на ветках, и её тёмные волосы припорошило белой пылью. - Вы не помешали, мы уже возвращаемся.
- Спасибо, мэм. Это очень хорошо, на самом деле. – Оператор выдохнул, не скрывая облегчения. – Можно попросить вас о помощи?
- Конечно, если в моих… Ой! – Капитан втянула голову в плечи, когда идущая сзади МакГрин протянула руку и без лишних слов стряхнула с её волос снег.
- Что такое, мэм?
- Ничего, продолжайте. – Девушка, обернувшись, погрозила напарнице кулаком. – Чем я могу помочь?
- Через полчаса прибывает пополнение, как и было запланировано. – Пояснил оператор. – Но несколько человек уже здесь – они летели из Китая, через другой аэродром. Их вертолёт из-за неполадки сел в тайге, на полянке у грузового въезда. Там старая просека рядом.
- Я помню. – Кивнула Мишель – скорее себе, ведь собеседник её не видел.
- У нас все люди заняты на разгрузке и работах, снаружи никого нет… - Голос оператора снова сделался виноватым. - Нужно очистить ангар до прибытия машин с новобранцами…
- Принято. – Капитан улыбнулась, поправляя лямку своего крошечного рюкзачка. – Пусть ждут. Отыщем и обеспечим эскорт.

* * *

Проводить спасательную операцию не потребовалось – маленький пассажирский Ми-2 приземлился не так уж и далеко от въезда, в паре минут ходьбы. Когда канадки приблизились, его боковой люк распахнулся и на землю спрыгнул коренастый китаец в лётном комбинезоне – ещё с капитанскими знаками ВВС НОАК на воротнике, но уже без нашивок страны и подразделения. Он подал руку следующей пассажирке, молодой женщине-азиатке - стройной, хрупкой, с пышными чёрными волосами и точёными чертами лица. Вместо привычной для персонала «X-UNIT» униформы на ней был строгий костюм полувоенного покроя - белая рубашка с галстуком, узкая чёрная юбка почти до колен и пиджак такого же цвета, вышитый золотой нитью на воротнике и «погонах». Образ дополняли туфли-лодочки на небольшой каблуке - таких на подземной базе точно никто не носил...
Энн МакГрин присвистнула. Хенриксен, не оборачиваясь, опять показала ей кулак, но и сама прошептала под нос:
- Запасные сапоги тут бы не помешали…
Тем временем выглянувший из салона пилот-вертолётчик передал черноволосой азиатке тёплую камуфляжную куртку (та её с благодарным кивком накинула на плечи), и помог спуститься третьему, последнему пассажиру. Тот, что удивительно, не был китайцем – высокий европеец лет сорока, в толстых квадратных очках, он пошатывался и выглядел нездоровым. Оказавшись на ярком свету, мужчина страдальчески сморщился и прикрыл глаза ладонью.
- Мисс… э-э… - Китаец в лётном комбинезоне первым шагнул навстречу канадкам, предлагая рукопожатие, но замялся. На одежде девушек не было ни погон, ни именных табличек.
- Мишель. – Пришла ему на помощь снайпер, пожимая протянутую ладонь. – Капитан Мишель Хенриксен. А это – лейтенант Энн МакГрин. Мы проводим вас на базу.
- Рад знакомству. Я – капитан Пенгфей Ли, пилот истребителя. Со мной – лейтенант Киу Лян. – Китаец указал на черноволосую женщину. По-английски он говорил отлично, хотя и медленно выговаривал слова. – Она опытный тактический офицер, специалист по системам связи и… моя жена.
- Очень приятно. – Лейтенант Лян ни то кивнула, ни то слегка поклонилась. Её произношение было куда лучше – акцент практически не чувствовался.
- Ну, а… - Пенгфей обернулся к мужчине-европейцу и умолк. Остальные тоже уставились на последнего пассажира. Тот посмотрел на них сквозь прижатые к лицу пальцы, глубоко вдохнул и произнёс хриплым голосом:
- Мал… Малкольм Гэллегер. Инженер-авиаконструктор.
- Мне кажется, вам нужно в лазарет, мистер Гэллегер. – Заметила Мишель, глядя на него не без тревоги. – Что с вами?
- Всё в порядке. Совершенно нормальное состояние… - Малкольм сглотнул, не отнимая руки от лица. - ...если отмечаешь заключение контракта с ирландцами… Просто… говорите потише, и всё будет хорошо, ладно?
- Пон-нятно… - Канадка с сочувственной улыбкой потёрла щёку. – Что ж, всё к лучшему – прогулка по морозцу вам не навредит. А вот вам, лейтенант… - Она смерила китаянку взглядом. - Наверное, стоит подождать в вертолёте. Мы пришлём кого-нибудь с валенками или сапогами… Носили когда-нибудь русские валенки? – Хенриксен подмигнула.
- Я могу просто донести её на руках. – Спокойно предложила Энн, скидывая с плеча винтовку и упирая прикладом в землю. – Лейтенант, вы же весите меньше шестидесяти килограмм, верно?
- Спасибо, лейтенант. – В тон младшей канадке, совершенно ровным тоном ответила Киу, сделав лишь ударение на звании. – Лучше помогите мистеру Гэллегеру, ему нужнее.
- Ну что ж, тогда лучше поторопиться. – Мишель неуверенно покосилась на супруга Киу. Лётчик-истребитель виновато улыбнулся ей и легонько пожал плечами. Похоже, в этой паре он был скорее ведомым. Что ж, выбора не оставалось…

Снайпер, махнув на прощанье рукой экипажу Ми-2, повела гостей к базе через просеку. Она двигалась первой, за ней шагал капитан Ли, потом его жена, затем Малкольм, и замыкала Энн, следившая, чтобы никто не потерялся (точнее, чтобы не потерялся Гэллегер, если уж на чистоту). То и дело оглядываясь через плечо, Хенриксен видела, что китайский лётчик не просто шёл впереди супруги – он торил ей дорогу, старательно утаптывая снег в особенно трудных местах, а лейтенант Лян следовала за ним, придерживая одолженную куртку на плечах и едва заметно улыбаясь. Всё же тонкие колготки и лёгкие туфли едва ли защищали её ноги от холода, однако виду женщина не подавала, держась как на прогулке.
- Скажите, Пенгфей… - Разумеется, долго сохранять молчание в такой ситуации Мишель не могла. Новых знакомых ей требовалось узнать поближе, и без промедления. – Вы войдёте в нашу группу воздушного прикрытия?
- Да, капитан Хенриксен. – Откликнулся китаец. - Мне сказали, у вас есть Су-35, а я летал на Су-27 и Су-30. Думаю, быстро освоюсь.
- Значит, составите вторую смену вместе с капитаном МакКензи. – Девушка усмехнулась, качнула головой, продолжая шагать. – У вас будет интересный напарник… Кстати, могу я спросить, как вы попали в проект?
- Человек в чёрном костюме и с чемоданчиком вызвал меня в кабинет главврача, когда я покидал госпиталь, и задал несколько вопросов, попросив отвечать только «да» или «нет». – Ли помолчал секунду. – На самый главный я ответил «да».
- Капитан… - После короткой паузы, когда впереди уже маячил чёрный зев грузовых ворот, Хенриксен замедлила шаг и поравнялась с пилотом. Глянула на него искоса – китаец был ниже её на добрую ладонь. – Наверное, зря я об этом спрашиваю… Простите, если ошибаюсь, но… нам недавно сообщали, что Китай потерял в столкновении с НЛО два истребителя, и один пилот выжил…
- Это был я. – Ничуть не смутившись, кивнул лётчик. – А во втором истребителе сгорел мой друг.
- Наш друг. – Поправила его Лян, запахивая плотнее куртку. Лицо женщины оставалось совершенно непроницаемым. – Наш с Пенгом.
- Вот поэтому я и ответил «да» на вопрос человека с чемоданчиком. – Заключил Ли, хмурясь. – Вот поэтому «да» ответила Киу, хоть её поначалу не хотели спрашивать…

Остаток пути они молчали – Мишель отложила ещё сотню образовавшихся вопросов на будущее. Она умела находить общий язык с людьми не только благодаря таланту подбирать нужные слова, но и благодаря умению определять моменты, когда любые слова будут лишними.
Уже под сводами старой советской базы капитан принялась объяснять новоприбывшим, где и что расположено, но когда группа достигла центрального перекрёстка, неожиданно запнулась на полуслове. Жестом попросила тишины. Сквозь подошвы она ощутила, как мелко дрожит бетонный пол, а вслушавшись, различила и знакомый скрежет, приглушённый расстоянием.
- Открывается крыша ангара. – Сказала канадка своим спутникам. – Значит, пополнение прибыло. Вы не против, если я вас покину?
- Ну… что вы! – Сдавленным голосом произнёс мистер Гэллегер, успевший немного оправиться. В тёплых коридорах ему, судя по всему, опять сделалось дурно, но авиаконструктор держался. – У вас ведь служба, а мы… Только скажите, где мне присесть… На полчасика хотя бы…
- Энн о вас позаботится. – Заверила Хенриксен, торопливо сбрасывая с плеч рюкзачок и передавая напарнице вместе с «разгрузкой» и маскировочным плащом. – Возьмёт ключи у интенданта и отопрёт пару квартир в офицерском блоке. Хорошо, Энн?
МакГрин кивнула, и снайпер почти бегом припустила в ту сторону, откуда доносился звук расходящихся гигантских створок. Миновав перекрёсток, она нагнала Джейкоба Сикорски, спешащего туда же, и хлопнула его по плечу. Подмигнула:
- Выше нос, уоррент-офицер. Командиры приходят и уходят, а рядовые остаются.
Темнокожий здоровяк, которого после ухода Хильды действительно повысили до уоррента (иначе говоря, прапорщика), кисло улыбнулся в ответ – если Хенриксен готовилась встречать с пополнением коллегу, то Джейкоб шёл принимать своё новое начальство, о котором не знал ровным счётом ничего. Командующий Краснов ещё два дня назад известил оперативников, что офицер на замену Хильде уже найден, однако вдаваться в подробности не счёл нужным, а пристать к нему с расспросами смелости ни у кого не хватило.
В ангар новоиспечённый уоррент и старшая канадка вошли плечом к плечу, остановились на пороге, прикрывая лица от ветра – два вертолёта к тому моменту уже сели, но третий, титанических размеров летающий кран Ми-26ПК, ещё опускался, вздымая винтом целый ураган. Пыль и снег забивали глаза, мешали дышать… Люк первого из приземлившихся транспортов распахнулся лишь когда лопасти крана замерли. Под скрип закрывающейся крыши ангара складной трап коснулся бетона, неподалёку что-то сухо щёлкнуло и…
По коридорам сибирской базы разнеслись искажённые треском в динамиках звуки «Прощания славянки». Мишель и Джейкоб дружно оглянулись - мелодия лилась из аварийного коммуникатора, активируемого с поста наблюдения. На лице Сикорски отразилось нешуточное замешательство, а вот капитан не растерялась - одним движением выхватила из кармашка на своей кобуре запасной магазин к пистолету и ловко метнула его в коммуникатор. Тяжеленная железяка попала точно по клавише отключения звука, музыка оборвалась. Коротко кивнув, Хенриксен застегнула кармашек и с дежурной вежливой улыбкой повернулась к новоприбывшим.
- Отличной бросок, фройляйн! – Похвалил её сошедший по трапу Маркус Штреллер – он тоже улыбался, и куда шире. За ним спускались ещё люди – в основном крепкие молодые парни в камуфляже без знаков различия. – Я рад вас снова видеть. И вас, сержант Сикорски.
- Уоррент Сикорски. – Поправила Мишель, пожимая немецкому инженеру руку. Её улыбка сделалась куда более тёплой и искренней. – Я тоже рада.
- Поздравляю, уоррент. – Кивнул Джейкобу немец и вновь обратился к девушке. – Я привёз вам гостинцы – всё, что нужно, чтобы сделать из этого подвала настоящую базу супергероев, защищающих человечество. Вроде Бэт-пещеры. Оборудование, воздушный кран, специалистов-оружейников, четырёх опытных наёмников и, главное – толкового офицера. – Он глубоко выдохнул. - Schweinerai, это была долгая поездка.
- Право же, ждать, кто появится раньше - вы или новая порция пришельцев, было тоже весьма муторно. - Хмыкнула Хенриксен, чуть наклоняя голову. - Рада видеть вас первым, Маркус. Вам, полагаю, нужно сразу к полковнику?
- Да, но не могу отказать себе в удовольствии поболтать с вами. – Штреллер прижал ладонь к груди, продолжая улыбаться. – И ещё – хочу вас сразу познакомить… Капитан Лайтман!
- Да, мистер Штреллер. – Откликнувшийся мужчина и без того выделялся на фоне прочих новоприбывших – он был облачён в синюю офицерскую форму армии США вместо маскировочного комплекта, и грудь его украшали орденские планки. Да и выглядел капитан старше остальных наёмников – ему определённо было крепко за тридцать. – Сомневаетесь в моей способности выгодно представить себя?
- Ничуть, Джим. – Мотнул подбородком немец, откидывая полы подбитой мехом куртки и засовывая большие пальцы за ремень. – Но это моя работа – хвалить товар. Не хочу терять хватку. Итак… - Он сделал рукой жест, явно позаимствованный у ведущего «Магазина на диване» или иной похожей телепередачи. – Джеймс Винсент Мэрион Лайтман. Капитан сухопутных войск Соединённых Штатов. Принимал участие в боевых и гуманитарных операциях на территории Афганистана, Ирака, ряда африканских стран. Между прочим, всё ещё на действительной службе, сотрудником «Вермеер шилд групп» не является. Пришлось постараться, чтобы уладить все вопросы и добиться его перевода.
- Удивительно, как с такой биографией мы с вами прежде не пересекались. – Приподняла брови Хенриксен, протягивая Джиму ладонь. Тот осторожно, очень мягко пожал тонкие пальцы снайпера. Ответил:
- Судя по вашему досье, что мне дали почитать, вы больше работали в авангарде. Я же предпочитаю быть в центре сражения – не впереди, но и не в тылу. Управление основными силами – вот мой конёк.
- Надеюсь, вы сработаетесь. – Маркус обвёл капитанов и притихшего уоррента взглядом. Кривовато усмехнулся. – Нам вместе с герром Красновым предстоит соорудить крепость из мусора, согласны? Поработать предстоит всем, и немало…

* * *
__________________
Ответить с цитированием
  #12  
Старый 13.12.2015, 17:59
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
6 февраля – 24 февраля 2014 года.
Российская Федерация, Якутия, база «X-UNIT».

Первое, что сделал Маркус, расставшись с офицерами-оперативниками – доложился о прибытии командующему «X-UNIT». Второе – посетил отведённый под инженерную лабораторию пустой склад и отдал распоряжения рабочим, таскающим оборудование. И, наконец, третье – распаковав маленький чемоданчик с личными вещами, отправился в жилой блок, к канадской снайперской паре. Предыдущие два пункта отняли достаточно времени, так что девушек он застал – правда, не в их квартире, а в соседней, где те пили чай с незнакомой Штреллеру супружеской парой из Китая. По правде сказать, немец рассчитывал на более приватную встречу, и неуверенно замер на пороге. Однако Мишель, заметив его колебания, ухватила инженера за рукав и буквально втащила в комнату, усадила за стол, втиснув между собой и Энн. Маркуса познакомили с хозяевами квартиры, угостили кусочком последней на базе шоколадки, которую Хенриксен, по её словам, лично стащила в столовой, и сунули ему в руки большую фарфоровую чашку, исходящую паром. Он в ответ выложил принесённые подарки – бутылку дорогого виски для МакГрин и неприметный, украшенный лишь эмблемой фирмы «NightForce», бархатный футлярчик для её напарницы. Неловкость вскоре прошла, через четверть часа Маркус уже чувствовал себя как дома. Неплохой конец дня, и неплохое начало службы на новом месте…

Утром шестого числа Штреллер проснулся чуть свет (образно выражаясь, так как на подземной базе «день» наступал, когда включали освещение) и с энтузиазмом, подпитаным вчерашней встречей, взялся за дело. В полупустом зале будущей лаборатории инженер вместе с парой рабочих установил стол, десяток стульев, проектор и разместил несколько образцов инопланетных технологий. Лично прошёлся по жилым коморкам, стуча в двери и предупреждая о срочном совещании. До завтрака оставался добрый час, когда ему удалось собрать вместе практически всех своих коллег и подчинённых. Их было не так много – специалист по кибернетике, израильтянин Александр Харрис, оружейник Леонардо Ишер, робототехник Иезикиль Вашингтон, авиаконструктор Малкольм Гэллегер и старый знакомый, британец Томас Батлер, инженер-физик из «Хэл-инструментс», прибывший отдельным рейсом. Не пришли доктор Солнцева, заведующая отделом биологии, старший инженер аэродромной обслуги и полковник Краснов, которого Штреллер тоже приглашал поприсутствовать – но без них вполне можно было обойтись.
Дождавшись, пока все рассядутся, Маркус откашлялся. Начал с некоторой торжественностью:
- Господа, познакомиться мы с вами уже успели, а сейчас нам нужно определить основные задачи нашей группы. Но для начала… - Штреллер постучал средним пальцем по исцарапанной белой столешнице. - …хочу напомнить всем присутствующим, для чего нужен проект «Х-UNIT». Пусть это звучит как завязка старой видеоигры, но мы с вами стоим на страже Земли от вторжения пришельцев. Я знаю, некоторые из вас наверняка полагают, что попали в некую синекуру при ООН. Но, боюсь, вам придётся оставить свое недоверие относительно реальных целей за пределами базы. – Немец включил проектор, и на противоположной стене замелькали кадры из разрушенной деревни где-то в Южной Америке.
– В последние годы пришельцы перешли от разовых похищений к настоящему террору. – Продолжил он. - А ответить им пока удалось только нашему проекту. Все вы могли видеть в ангаре остов первой сбитой «тарелки». Насколько я знаю, герр Гэллегер уже пробовал исследовать материал ее корпуса и сможет подтвердить ее внеземное происхождение. Мы с герром Батлером присутствовали при штурме второго объекта…
На экране стали появляться ролики с нашлемных камер, доступ к которым Маркус получил по личному распоряжению Краснова. Схватку с зеленошкурым гигантом и захват Батистой «серого» пришельца пришлось прокрутить несколько раз.
- Обратите внимание на стол, здесь представлены некоторые трофеи, в основном оружие. – Бывший инженер бундесвера усмехнулся, когда взгляды его товарищей дружно сошлись на разложенных по столу вещицах. - Все это можно будет, так сказать, пощупать. Правда, заставить инопланетную технику работать мы пока не в состоянии, а назначения многих предметов вообще не знаем. Если кому-то не достаточно даже этих фактов, - Ухмылка Маркуса сделалась шире, - можете обратиться к доктору Солнцевой, у нее в лаборатории содержится живой инопланетянин. Говорят, его даже можно покормить печеньем…
- Мистер Штреллер, если было сбито уже два корабля, то где снятое с них оборудование? – Заинтересовался Гэллегер. Авиаконструктор выглядел плохо выспавшимся, под его глазами лежали тёмные круги. – Я пока видел только корпус.
- Так как к моменту первого контакта заниматься трофеями было еще некому, их отправили в исследовательский центр NАSА. А вот добыча со второй «тарелки»… - Маркус задумался. – Подозреваю, всё лежит где-то на складе базы.
- А что именно удалось захватить? – Подключился Иезекиль. – Научное оборудование, инструменты?
- Как раз такой информации нам не предоставили, герр Вашингтон. – Пожал плечами Штреллер. - Во-первых, изучением захваченного пока никто не занимался, во-вторых, если кто и вел учёт трофеев, то только интендант, с записями вроде «предмет неясного назначения номер семь, круглый – три штуки». – Немец сверился с блокнотом, где по привычке делал пометки. - Раз уж мы перешли к рабочим вопросам, распределим основные обязанности. Герр Гэллегер, враг имеет серьезное превосходство в воздухе, и ваша задача — это исправить. Прошу определить пути дальнейшей модернизации нашего авиапарка и поработать с системой наведения ракет. Нужно решить проблему с захватом вражеских кораблей прицельными устройствами наших самолётов, здесь может потребоваться помощь извне. Кроме того, у вас есть опыт работы с самыми сложными сплавами, так что берите на себя изучение инопланетных материалов. Учитывая их прочность и легкость, даже если вы сумеете просто обрабатывать этот металл, наши друзья из оперативной части будут весьма благодарны. – Немец ткнул блокнотом в Ишера. - Леонардо, на вас доработка вооружения. Мы все видели, что против гигантов личное вооружение малополезно, а таскать всюду станковый пулемёт не слишком удобно.
- Есть над чем подумать. – Оружейник медленно кивнул, потирая подбородок. – Среди последних разработок, к которым я имел отношение, имеется пара перспективных пушек. Орудие на основе каскадного лазера, например, или стабильно работающий рельсотрон. На сегодня проблема заключается в их габаритах, лазер весит более тридцати килограмм, а «рельса» и вовсе за семьдесят, не считая веса источников питания. При этом в качестве стационарной установки тот же рельсотрон отлично работает по бронированным целям.
- Тридцатимиллиметровое башенное орудие БМП тоже неплохо работает по бронированным целям. – Остудил его пыл Маркус. – Мы говорим об оружии пехоты. Если коллеги помогут решить проблемы ваших прототипов, это будет замечательно, но пока более перспективным направлением будет изучение конструкции оружия чужих. По словам участников первого боя, инопланетный аналог пистолета способен валить деревья, и если вы сможете заставить стрелять хотя бы трофейные образцы, мне будет гораздо спокойней в следующем бою.
Леонардо откашлялся в кулак, а Штреллер переключился на кибернетика и робототехника:
- Герр Вашингтон, учитывая ваши с герром Харрисом специальности, прошу рассмотреть возможность строительства боевого дистанционно управляемого модуля. Многочисленной армией проект не располагает, и дополнительная боевая единица нам точно пригодится. Герр Батлер, вы не входите в мой отдел, но ваши исследования всё же ближе к нам, чем к вотчине доктора Солнцевой. Потому я прошу вас уделить основное внимание инопланетным источникам энергии. Оружие пришельцев вместо обойм использует некие батареи, силовая установка второго корабля должна быть на базе. Нам необходимо понять их принцип действия, а на первое время - хотя бы научиться использовать для питания нашего оборудования.
Переведя дух, немец звонко шлёпнул блокнотиком по ладони:
- Еще одно. На данный момент, из соображений секретности, свободная связь с внешним миром отсутствует – в том числе и доступ к Интернету. Я постараюсь согласовать предоставление доступа хотя бы к научно-техническим библиотекам, но пока ничего не обещаю. На этом всё. Прошу всех присутствующих подготовить планы работ по своим направлениям до конца недели, а так же составить список необходимых материалов и оборудования. Вопросы?

Вопросов не было – учёные и инженеры уже зашептались между собой. Коллектив, что называется, приступил к самоорганизации. Немец, довольно хмыкнув, объявил, что все свободны. Не у всякого события есть конкретная точка отсчёта, но именно с этого короткого совещания научная программа «X-UNIT» стартовала по-настоящему.
Впрочем, начиная с шестого дня февраля бывший объект ПВО вообще стал больше напоминать растревоженный муравейник. Каждое утро, после побудки, капитан Лайтман гонял «Альфу» в полном составе на марш-броски и стрельбы. И судя по сдержанным ругательствам бойцов по пути в тир - американец взялся за дело основательно.
Соседи инженеров, биологи, потрошили «зелёного» гиганта, их лаборанты несколько раз забегали к коллегам за инструментами, а потом возвращали затупленные пилы и погнутые стальные щупы – очевидно, шкура и кости пришельцы были чертовски прочны. Малкольм Гэллэгер при первой же возможности отправился исследовать крестообразное НЛО, всё ещё не разобранное до конца. В качестве транспорта авиаконструктор использовал ни много, ни мало, боевую машину пехоты – экипаж для неё прибыл вскоре после основной партии новобранцев, и как раз собирался обкатать броневик. Изи Вашингтон отловил интенданта, и на пару с ним занялся инвентаризацией трофеев, с дозволения Маркуса отложив работу над боевым дроном – навести порядок среди высокотехнологичной добычи было жизненно необходимо. Пока свойства большей части объектов оставались загадкой, Ишер, прихватив в компанию мистера Батлера, взялся за изучение «пистолета» чужих. Оружейник надеялся отыскать блокирующий механизм, не позволяющий людям использовать трофейное вооружение, а британец приступил к изучению заменявших магазины батарей. Все равно силовую установку сбитого космолёта в техотдел еще не доставили, а большую часть необходимого физику тонкого и высокоточного оборудования даже не заказали. Некоторых успехов им удалось добиться буквально за пару часов: «пистолет» был разобран на основные детали, многие из которых даже удалось идентифицировать по назначению. Попытка запитать часть оружия, предположительно, отвечающую за активацию, от сети базы оказалась успешной... в некотором роде. Итогом эксперимента стало обугленное пятно на стене технической лаборатории, а сама лаборатория до обеда оставалась без электричества. Зато Маркус с Батлером смогли примерно прикинуть потенциальную мощность «батарейки». Выходило, что если источник питания инопланетного оружия рассчитан хотя бы на десяток выстрелов, пара таких штуковин вполне может неделю питать всю подземную базу. Впрочем, получить стабильное напряжение от «батарейки» инженерам не удалось - при попытке подключиться к предполагаемым контактам проводка вместе с вольтметром едва не испарились, а индикатор на боку обоймы стал чуть короче.
Десятого числа, когда пыль кое-как улеглась, и персоналу «X-UNIT» начало казаться, что жизнь на базе входит в спокойный ритм, размеренная работа научного блока оказалась прервана внезапной учебной тревогой – её организовал Джеймс, загодя предупредив лишь командующего Краснова, так что рёв сирен стал сюрпризом для всех. Примчавшийся в брифинг-зал Штреллер застал там самого Лайтмана, стоящую за кафедрой поста оперативного контроля Киу, а также обеих канадок в полной экипировке и при оружии. Капитан-американец вежливо попросил китаянку засечь время, потребовавшееся Маркусу на дорогу от лабораторий, и предложил немцу присесть, подождать остальных. Бывший военный инженер, выдохнув сквозь зубы, спросил у офицера - была ли необходимость именно в общей тревоге? «Была. – Ответил тот, ничуть не смутившись. – Я, видите ли, обнаружил, что есть только одна копия инструкций для персонала на подобный случай, хранится она у полковника, и тот не смог припомнить, чтобы её кто-либо брал почитать… Кстати, на терминал лейтенанта Лян сейчас выведены камеры внутреннего наблюдения, так что мы зафиксируем действия всех подразделений. Вы знаете, например, что доктор Солнцева весьма оперативно заперла бронестворку своего блока и вскрыла сейф с личным оружием, а её лаборанты встали на стражу у изолятора? Можете подойти, взглянуть».
Смотреть Штреллер не стал. Его так и подмывало чертыхнуться – но, по большому счёту, нельзя было не признать, что американец затеял полезное дело. К тому же, рядом были девушки. Вместо ругательств инженер ещё раз вздохнул как можно глубже, прожёг Лайтмана тяжёлым взглядом, извинился перед остальными и поспешил обратно, в царство научной службы. Технолаборатория встретила его настороженным молчанием и стволом «бластера», направленным на дверь. Видимо, при стимулирующем воздействии сигнала тревоги инженерам работалось лучше. По крайней мере, десяти минут им хватило, чтобы собрать излучатель пистолета, пару измерительных приборов и «батарейку» в действующую модель инопланетного оружия…

Переполох, поднятый деятельным капитаном, улёгся только к вечеру – и база вернулась к рутинному распорядку. В научном блоке беспрерывно что-то гудело, визжало, скрипело, гремело и ухало, порой вызывая перепады напряжения в энергосистеме по всему объекту. Оперативники сменяли друг друга на постах охраны и ежедневно мотались на тренировки.
Через пару дней их ждала новая внезапная проверка, теперь уже действительно не запланированная. Боевую тревогу сыграли, когда спутник-наблюдатель ООН засёк уже знакомый крестообразный корабль, входящий в воздушное пространство Арабских Эмиратов. Снимок, сделанный с орбиты, немедленно передали в «Х-UNIT», однако когда через три четверти часа в зону перехвата прибыли воздушные разведчики Объединённых Наций для уточнения данных, никаких следов НЛО они не обнаружили. Разве что на земле один из пилотов заметил что-то вроде мелких обломков, но после повторного пролёта исчезли и они...
Снабжение базы наконец-то встало на поток - запросы инженерной части росли, винтокрылые машины прибывали ежедневно, в окрестностях объекта то и дело опускались сброшенные на парашюте контейнеры...
Семнадцатого февраля прибыла очередная партия снабжения. Её почему-то встречала капитан Хенриксен, обычно поставками не интересовавшаяся. Вид у неё при этом был весьма возбуждённый. Бормоча что-то под нос, женщина бродила среди выгруженных из вертолётов ящиков, пока не наткнулась на нужный. Изучив маркировку, она восторженно улыбнулась и попыталась ящик обнять. Не сумев, ухватила его за края, попробовала сдвинуть с места... Учитывая, что тоненькой, узкоплечей канадке контейнер был почти по грудь, вышло у неё так себе. К счастью, на помощь подоспели грузчики и техники, решившие, что в таре что-то крайне важное. Гурьбой они выволокли ящик из ангара, следуя указаниям Мишель, оттащили в столовую, где и вскрыли. Внутри оказались… книги. Множество изданий на английском, немецком, французском и русском языках, с преобладанием научной фантастики и литературной классики. Вытащив томик «Робура-завоевателя» в мягкой обложке, Хенриксен прижала его к груди и дрожащим голосом потребовала два шкафа. Сейчас. Немедленно. Не забыв указать количество и высоту полок в них.
Требование вызвало лёгкое замешательство, так как никто не знал, откуда на базе можно достать книжные шкафы, а сама канадка словно впала в кататонию, продолжая тискать томик и со счастливой улыбкой разглядывать ещё не вынутые из ящика книги. Наблюдавшая за всем со стороны МакГрин подозвала к себе интенданта, тихо попросила у него пилу, гвозди, молоток и крепких досок… К счастью, обошлось без её вмешательства – находчивый интендант разыскал в неиспользуемых помещениях два открытых стеллажа для амуниции, которые вполне соответствовали требованиям капитана. Та немедленно пришла в себя и занялась делом. Сперва под её руководством шкафы установили вдоль восточной стены столовой, затем женщина разогнала добровольных помощников и принялась сортировать содержимое контейнера. Теперь уже с серьёзным, сосредоточенным выражением лица, лишь изредка улыбаясь некоторым томам, словно старым знакомым. Ужин она пропустила. И спать тоже не пошла. Утром явившиеся на завтрак солдаты застали капитана всё у тех же стеллажей – она продолжала что-то переставлять на полках. Ящик был пуст…
Закончила Мишель как раз к концу трапезы. Отступила назад, любуясь результатом своих трудов, слабо улыбнулась, плюхнулась на стул, закрыла глаза и тихонько захрапела – с застывшей на лице улыбкой. Один из бойцов помог Энн отвести её сопящую, переставляющую ноги, но не просыпающуюся напарницу в комнату, остальные же воспользовались шансом оценить навыки потомственного канадского библиотекаря. Оно стоило того – выяснилось, что книги, размещённые на полках, отсортированы по названиям, авторам, жанрам, алфавиту, году издания и даже цвету обложки. Одновременно. Пожалуй, не всякий суперкомпьютер справился бы с подобной головоломкой. И когда единственная наследница семьи Хенриксен выбрала военную стезю, канадские библиотеки явно потеряли много больше, чем приобрели канадские вооружённые силы.
В инженерном отделе книги вызвали нешуточный интерес. Штреллер так и вовсе стал проводить в столовой почти всё свободное время. Времени этого было немного, так что Маркус пытался читать даже за обедом, пока его с томиком «Гипериона» в одной руке и ложкой супа в другой не застукала Мишель. Одного взгляда снайпера хватило, чтобы отбить у немца желание совершать такое святотатство в будущем.
К двадцатому числу Вашингтон и Харрис закончили сборку своего первого дрона – колёсной «тележки», управляемой по кабелю или радио, пока без брони и оружия. Ходовая часть предусматривала накидную гусеничную ленту для движения по неглубокому снегу, а на турель в перспективе можно было установить пулемёт большого калибра, вроде М2 «Браунинг». К двадцать второму об успехах отчитался и оружейник – ему далось приспособить батареи от трофейного оружия к своему прототипу рельсотрона, что сняло проблему питания, хотя и не сказалось на размерах самого орудия. Габаритами оно всё ещё напоминало скорее автоматическую пушку, потому Ишер выбил у командующего разрешение установить его на БМП-2 вместо штатной тридцатимиллиметровки. Биологическая служба, авиаконструктор Гэллегер и доктор Батлер совместно корпели над материалами – обшивкой НЛО и шкурой инопланетянина-здоровяка, с лёгкой руки кого-то из лаборантов получившего прозвище «мутоид». Шкура показывала в экспериментах не менее любопытные свойства, чем инопланетный металл, и Маркус уже придумал ей как минимум одно полезное применение…
К концу месяца интересных результатов набралось столько, что глава инженерной лаборатории решил устроить небольшую презентацию для других подразделений. Местом он выбрал брифинг-центр.
__________________
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 13.12.2015, 18:00
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
25 февраля 2014 года.
Российская Федерация, Якутия, база «X-UNIT».


К двум часам дня в зале собрались все приглашённые – офицеры оперативной части, лётчики, руководители команд техобслуживания, а также сам Николай Николаевич, выкроивший немного времени на визит. Штреллер уступил право начать презентацию своим подопечным, потому первым к экрану проектора вышел Малкольм. Авиаконструктор попытался было доходчиво и в простых словах объяснить, чем уникальны, по его мнению, сплавы, применяемые строителями НЛО, но достаточно быстро увлёкся и перешёл на термины. Пока он сыпал фразами вроде «бета-сплав титана» и «микроструктура», а на экране сменяли друг друга снимки кристаллической решётки, аудитория, состоящая преимущественно из военных, всё более заметно теряла интерес, а полковник начал выразительно поглядывать на часы. Маркус, следивший за реакцией присутствующих, собрался было уже прервать коллегу, когда в дальнем углу залы Мишель неожиданно пихнула локтем в бок сидящую рядом напарницу. Та вздрогнула, и взгляд её сделался осмысленным - по иным признакам вряд ли можно было понять, что последние минут десять рыжая канадка спала.
Сама Хенриксен, сделав страшные глаза нерадивой подчинённой, повернулась к Гэллегеру и вскинула руку:
- Можно вопрос?
- Э-э... Разумеется. - Кажется, учёного не обрадовало, что его перебили.
- Можем ли мы использовать трофейный металл с пользой для себя? – Капитан, не опуская руки, покрутила в воздухе кистью. - Не в перспективе, а прямо сейчас? Кажется, вы чем-то подобным занимались в последнее время...
Авиаконструктор перещёлкнул несколько слайдов и остановился на фотографии металлической двери с вывороченной дырой посредине:
- Попадание высокоэнергетического плазменного заряда в металлическую поверхность сообщает ей избыточную тепловую энергию, что приводит к взрывоподобному расширению и деформации металла. Поэтому приоритетным направлением была выбрана разработка брони. Температура плавления трофейного материала лежит в расчетных пределах для титанового сплава, но при этом он проводит тепло примерно как медь. Это свойство, при грамотном применении, даст солидные козыри. В настоящий момент мы можем изготавливать мелкогабаритные детали сложных форм и простые крупногабаритные. Мы попробовали заменить обшивку нашей БМП, имеющую сравнительно простую конструкцию – и это удалось. Заменен лобовой лист, повышена защищенность двигателя и десантного отсека. Хотя полевые испытания пока не проводились, но детали держатся не хуже родных. Следует отметить, что вес техники значительно снизился - у нас появилась возможность производить ее транспортировку по воздуху с помощью имеющегося крупнотоннажного вертолета.
- И если уж речь зашла о технике… - Перехватил у него слово Маркус, не давая конструктору шанса продолжить. – Мистер Вашингтон расскажет о боевом роботе, созданном для поддержки оперативной группы.
С этого момент доклад пошёл веселее – Иезикиль демонстрировал записи испытаний дрона, офицеры смотрели с интересом и задавали вопросы. После него слово взял сам немецкий инженер, выжидавший до последнего.
- Как уже сказал герр Гэллэгер, инженерный отдел успел немного поработать над внедрением инопланетных материалов в дело защиты наших организмов. – Штреллер запнулся на вызывающе казенной фразе, откашлялся. - В первом варианте мы просто изготовили комплекты бронепластин из трофейного сплава для трех бронежилетов ФОРТ Редут-Т5. Это позволило снизить вес полностью снаряженного изделия до 12 килограмм, значительно увеличить противопульную защиту и создать хоть какую-то защиту от выстрелов из термического оружия. Впрочем, в последнем случае не стоит рассчитывать на неуязвимость. - За спиной Маркуса появилось изображение обожженного жилета, надетого на слегка обугленный манекен. - Попадание между пластинами прошьет бойца насквозь, несколько попаданий в пластину сжигают весь сегмент брони разом. Учитывая, что изделие все равно лучше штатных жилетов, два переживших тесты образца были переданы сержантам Вержбовски и Батисте для проведения полевых проб.
Сделав ассистенту знак поменять слайд, Штреллер продолжил:
- Второй вариант личной защиты – костюм штурмовика на базе бронекомплекта «Витязь». Учитывая, что земные материалы почти не способны защитить человека от вражеского оружия, мы решили вынести детали из сплава наружу. Получилась эдакая сегментная кираса с дополнительными модулями защиты конечностей. – В самом деле, облачённый в новую броню уоррент Сикорски, сменивший манекен на экране, более напоминал космического десантника из старомодной фантастики, нежели современного солдата. - Для крепления элементов использованы максимально термостойкие материалы, чтобы исключить ожоги бойца и потерю сегментов брони. Могу сказать, что данный образец выдерживает несколько попаданий из плазменного пистолета. Только в грудь – из-за веса почти в двадцать пять килограмм, защиту спины и конечностей пришлось ослабить. Кроме того, эргономика желает лучшего, шлем мы на нашем оборудовании сделать пока не можем, и подвижность солдата ограничена… - Маркус глянул на довольно ухмыляющегося с экрана уоррента. - Но мистеру Сикорски, похоже, нравится. А теперь – последний пункт…
Немец эффектно щёлкнул пальцами, и возле него как из-под земли появился Ишер со свёртком в руках.
- Фройляйн Хенриксен, можно Вас на минутку? - Как заправский ведущий телешоу, Маркус вывел смущенную канадку к экрану. - Инженерный отдел подготовил вам небольшой сюрприз. Как мы установили вместе с коллегами-биологами, зелёная шкура гиганта, уничтоженного в последнем бою, является скорее биокомбинезоном, соединённым с эпителием. По защитным характеристикам он превосходит любые земные образцы боевых комбинезонов, при этом не стесняет движений и отлично держит температуру. Правда, по размеру он несколько великоват даже самым крупным нашим бойцам… - Штреллер улыбнулся. - Так что мы его немного ушили, сделали мягкую подкладку, добавили систему термоконтроля на электропитании и нормальные застёжки… Можете примерить. Одевается прямо на голое тело, больше ничего не нужно.
- Если вы всё это задумали ещё до собрания, то могли бы организовать раздевалку. – Заметила девушка, принимая свёрток. Сунув его под мышку, двумя пальцами поправила очки, глядя немцу в лицо.
- Да, пожалуй… - Инженер закашлялся, отвёл взгляд. – Простите, не подумал как-то.
- Переоденусь в арсенале, он ближе всего и там нет камер. – Вздохнула снайпер, покачав головой. – Надеюсь, наша ирландка меня впустит…
- Ну а пока - пару слов об оружии. – Продолжил Штреллер после того, как за канадкой закрылась дверь. - Кроме новой брони, БМП получил новое вооружение. Рельсотрон герра Ишера обладает очень высокой точностью и пробивной силой, способен эффективно уничтожать среднебронированные цели, в том числе вертолеты и легкие танки. По крайней мере, теоретически. Скорострельность три выстрела в минуту, энергии хватит на 40-45 выстрелов. Кстати, силовая установка заняла часть десантного модуля, так что максимальное число пассажиров в БМП теперь четыре. – Немец перевёл дух, сглотнул. - И последнее. Нам удалось обойти идентификатор владельца в трофейных пистолетах и провести первые испытания этого оружия. - На сей раз на экране проектора сам Штреллер стрелял по многострадальному бронежилету. - Это самые настоящие ручные плазменные пушки, по убойной силе превосходящие все имеющееся на базе лёгкое вооружение. Конечно с дальностью стрельбы, скорострельностью и боезапасом у них не очень, но в качестве личного оружия настоятельно рекомендую. Пока перепаяны только три образца, учитывая дефицит батарей к ним, пожалуй этого вполне достаточно. Я предлагаю раздать их старшим офицерам обоих взводов.
Как только он умолк, скрипнула дверь - Мишель вернулась. Аккуратно сложенный мундир она несла подмышкой, а лёгкую гражданскую куртку, в которой явилась на собрание, набросила на плечи.
Чтобы не мешать работе проектора, в брифинговой горели лишь слабые вспомогательные лампы, и в их свете материал комбинезона почему-то казался розоватым. Кроме того, куртка скрывала крошечный треугольный ранец энергосистемы, вшитый в костюм на спине, между лопаток. Но в целом было видно, что над экипировкой поработали на совесть... А ещё - что герр Штреллер очень точно определил размеры капитана Хенриксен – комбинезон облегал фигуру как перчатка.
- Э-э... Что сказать... - С неуверенной улыбкой протянула девушка, потирая затылок. - Термосистему ещё надо проверить... Мы с Энн сегодня устроим внеплановую ночную вылазку на поверхность, как раз погода плохая... Но сидит отлично, и движений не стесняет, вы правы. Спасибо.
Кивнув Маркусу, она быстро прошла к своему месту, запахивая куртку. Впрочем, особого смысла в этом не было - выступление инженерной группы уже завершилось…

* * *

Комнату для брифингов Мишель покинула, прислушиваясь к новым ощущениям. Комбинезон, подаренный инженерами, немного жал в бёдрах и талии, но за этим исключением носить его было не просто удобно, а приятно – во всяком случае, приятней обычной полевой униформы. Внутри не ощущалось никаких швов, материал мягкой подкладки плотно прилегал к коже, а включенная для пробы система терморегуляции поддерживала комфортную температуру. Лежать в таком костюме в засаде, пожалуй – сплошное удовольствие, нужно только нанести камуфляж… Правда, мысль о том, что костюм ещё недавно, по сути, был чьей-то шкурой, вызывала определённый дискомфорт.
- Следующего мутоида постараюсь застрелить точно в глаз, чтобы ребята Маркуса и тебе такую же штуку пошили. – Сказала она Энн в коридоре. Та не успела ответить – вышедший следом Краснов вдруг тронул снайпера за плечо и негромко произнёс:
- Капитан Хенриксен, пройдёте сейчас со мной в биологическую лабораторию. Капитан Лайтман, вы тоже.
- Да, сэр. А что-то случилось? – Старшая канадка отдала свёрнутый мундир напарнице, кивком показала ей возвращаться в квартиру. Откинув полы лёгкой куртки, застегнула на талии пояс с кобурой.
- Случится. – Таинственно усмехнулся полковник и первым зашагал в сторону научного блока. Капитаны переглянулись за его спиной, но поспешили следом, не задавая больше вопросов. Уже у дверей биологического отдела командующий сказал, берясь за дверную ручку:
- Мне кажется, мы сегодня сможем побеседовать с нашим пленником. Я бы хотел, чтобы вы понаблюдали и, возможно, поучаствовали.
- Он заговорил, сэр? – Приподнял брови Джеймс. – Не буду спрашивать, как биологи его заставили, однако – на каком языке?
- О, всё не так просто, капитан… - Хмыкнул Николай Николаевич.
Доктор Солнцева явно ждала гостей – услышав скрип створки, она встала из-за компьютера, за которым что-то печатала, кивнула им:
- Всё готово. Субъект бодрствует.
- Прошу прощения, но всё же – как мы собираемся с ним общаться? – Мишель решила поддержать любопытство сослуживца.
- Если всё получится – без помощи языка. – Ответила вместо Краснова учёная, взмахом руки приглашая пройти к бывшему чулану в дальнем углу ангара. Тесное помещение снабдили запирающейся снаружи стальной дверью, превратив в импровизированный изолятор.
- Простите? – Чуть наклонила голову канадка.
- Во время тревоги, устроенной недавно господином Лайтманом, я, кажется, сильно напугала нашего пленника, войдя в камеру с пистолетом в руке. – Пояснила доктор, лязгая засовом. – У него случился… наверное, эмоциональный всплеск. И я ощутила его страх. В прямом смысле. Несколько следующих дней мы проводили опыты и убедились, что сектогит… скажем так, может ограниченно передавать свои мысли и эмоции окружающим.
- Телепатия? – С нескрываемым скепсисом уточнил Джеймс. – Знаете, поверить в инопланетную жизнь не так сложно, но вот это уже скорее по части мистики и эзотерики…
- А я и не говорю, что мы разобрались, как это работает. – Солнцева с натугой потянула на себя толстую створку, мужчины поспешили ей на помощь. Хенриксен в это время отступила назад и положила ладонь на кобуру, внимательно следя за открывающимся проёмом. – Просто… уф-ф, спасибо… это есть, от фактов не убежишь. Он нас понимает, а мы в некоторой степени понимаем его.
- И этим нужно пользоваться. – Добавил Николай Николаевич, первым переступая порог. Щуплая серая фигура поднялась ему навстречу с лежанки. Полковник остановился, пропустив в камеру капитанов, заложил руки за спину. Медленно, раздельно произнёс:
- Итак. Начнём с малого. Кто вы такие?
Серокожий гуманоид несколько секунд смотрел на Краснова своими огромными, немигающими глазами. Потом перевёл взор на его спутников - Лайтмана, сохраняющего завидную невозмутимость, и Хенриксен, которая так и держала ладонь на талии, поближе к пистолету. Поизучав немного их, встретился взглядами с Елизаветой Васильевной... и абсолютно по-человечески развёл руками. Пришелец несомненно понял, что к нему обращаются, но вот был ли это ответ на вопрос?
- И что это было? - Полковник обратился к Солнцевой, не отводя глаз от сектогита. - Он не понял или не знает?
Прежде, чем доктор успела открыть рот, пленник сделал шаг к командующему и тот… часто заморгал с откровенно растерянным выражением лица. Мотнув головой, вдруг усмехнулся и произнёс с непонятным удовлетворением:
- Я чувствую голод, хотя обедал недавно. Но какой-то… призрачный. Не грани сознания. И мне вспомнилась отбивная, которую я ел, наверное, с месяц назад. Просто вертится перед глазами – прожаренная, аппетитная. Хотя теперь, когда я сосредоточился, образ размывается, уходит на второй план… Немного мешает думать.
- Вы полагаете, это… он? – Серьёзно спросила Мишель, переводя взгляд с полковника на сектогита и обратно.
- Да. – Краснов повёл плечами, ещё пару раз моргнул. – Мне кажется, он не просто голоден, а хочет награду за сотрудничество. Жареного мяса. Что ж… Елизавета Васильевна, пошлите лаборанта в столовую.
Пока биолог инструктировала одного из своих подчинённых, Николай Николаевич вслух сказал пленнику:
- Скоро будет.
Потом наморщил лоб, видимо, дублируя слова мысленными образами. Что-то из этого сработало - пришелец переступил с ноги на ногу и кивнул. Даже если он не понимал земные языки, человеческую жестикуляцию пленник вполне усвоил. Хотя, может, у сектогитов она просто и была такой же - как-никак, они имели вполне гуманоидное устройство тела.
Следующие минуты командующий «X-UNIT» и инопланетный вторженец в полной тишине мерились взглядами – между ними шёл беззвучный диалог. В какой-то момент полковник пошатнулся и со вздохом провёл ладонь по лбу. Его виски блестели от пота – хотя и сектогит выглядел немного подавленным.
- Сэр, вы... в порядке? – Снайпер приблизилась к Краснову, бесцеремонно заглянула ему в лицо.
- Спасибо, капитан, всё хорошо. - Полковник шумно выдохнул. - Наше «общение» даётся с трудом. Я… попытался представить расположение нашей планеты в космосе, и добиться аналогичного от него. Но он… ответил мне тем же. То есть, я увидел Землю с орбиты. По-моему, просто вспомнил один из своих полётов на МКС. Сейчас попробую узнать, в чём смысл и цель вторжения.
Второй сеанс «телепатической беседы» вышел более коротким. В конце её серокожий инопланетянин неожиданно мотнул головой и уставился в пол.
- Понятно… - Прошептал полковник. Сглотнув, повысил голос – чтобы его слышали остальные. - Похоже он просто винтик... в военной машине. Ему даже не сообщили целей их пребывания здесь... И они ему не интересны – просто «надо», и всё. Мне вообще кажется, что за исключением профессиональных знаний его интеллект на уровне ребёнка. Ох-х… Ладно, теперь ваш черёд. - Командующий посмотрел на Лайтмана и Хенриксен. – Учтите, разговор отнимает много сил.
- Винтик, значит… – Задумчиво повторил Лайтман, рассматривая пленника. – Хорошо…
Американец потянулся к пистолету. Вытащил его - немного потертый, поцарапанный в паре мест «Glock 19». Показал сектогиту, не снимая с предохранителя. Подошёл к нему почти вплотную, взял за плечо. И – подтолкнул пришельца к выходу из камеры.
- Эй-эй! - Предостерегающе вскинула руку доктор Солнцева, но полковник жестом успокоил её, не отводя взгляда от пленника. О чём думал во время мысленного диалога американец, другие присутствующие в камере земляне знать не могли, однако комендант определённо решил дать ему попробовать... что бы он там ни задумал. Хенриксен за спиной Краснова, поняв командира, всё равно снова положила ладонь на кобуру.
А пришелец выглядел растерянным. Получив толчок в спину, он невольно шагнул к дверям... замер. Развернувшись, встретился взглядами с Джейсом. Американский капитан зашевелил губами, заметно напрягся. Пришелец вдруг попятился, упёрся спиной в стену камеры и сел прямо на пол. Потом указал пальцем на дверь и отрицательно замотал головой.
- По-моему, вы его напугали. - Заметила Мишель, убирая ладонь с рукояти пистолета.
- Ну всё, хватит на сегодня. - Елизавета Васильевна повернулась к канадке. - Задавайте свой вопрос и дадим ему передохнуть.
- Не буду мучить бедолагу. - Усмехнулась капитан, поправляя очки. - Просто хочу понять, как это работает, спрошу что-нибудь попроще...
Девушка подошла к скорчившемуся на полу сектогиту, опустилась перед ним на одно колено. Поймала взгляд огромных чёрных глаз-плошек и улыбнулась как можно мягче - уж это она умела. С минуту и снайпер, и пришелец оставались совершенно неподвижны, затем Мишель обернулась:
- Доктор, я что-то не так делаю?
- Простите? - Приподняла брови Солнцева.
- Ничего не происходит. – Пожала плечами капитан. - Может, это из-за того, что я думаю на одном языке, а разговариваю на другом? Какой-то диссонанс получается? Просто я думаю на французском обычно…
- Нет, он же не слова воспринимает, а образы.
- М-м-м... Хм... - Нахмурившись, Хериксен вновь повернулась к пленнику и принялась буравить его взглядом - уже без улыбки. Тот, явно ничего не понимая, стал озираться. Затем всё же уставился на канадку – вероятно, попробовал начать «разговор» сам.
- Ну? - Тихо протянула девушка, наклоняясь ближе.
На малоподвижном лице серокожего пленника отразилось нечто вроде растерянности. Он, словно во сне, медленно поднял руку и потянулся к Хенриксен. Та, снова улыбнувшись, протянула руку в ответ.
- Капитан... - Предостерегающе окликнул Краснов.
- Я рискну. - Бросила снайпер, не оборачиваясь. Обтянутая перчаткой комбинезона ладонь девушки и тонкие пальцы сектогита соприкоснулись, после чего пленник вздрогнул всем телом и попытался отпрянуть – ему помешала стена. Упав набок, пришелец начал судорожно отползать в сторону, таращась на Мишель всё с тем же растерянным выражением.
- По-моему, вы его напугали. - Сарказма в тоне Лайтмана не было ни капли...

* * *
Из научного блока офицеры вышли задумчивыми – все трое осмысляли итоги первого «мирного» контакта с инопланетным разумом. Самой взволнованной выглядела Хенриксен – хотя, возможно, она просто хуже мужчин умела скрывать эмоции. С другой стороны, результат её несостоявшейся беседы с пленником выглядел самым странным. Пути командиров расходились в районе столовой, так что все трое вместе дошли до главного перекрёстка, когда из динамиков системы оповещения коротко рявкнули сирены. Их сменил голос дежурного по связи:
- Внимание всему персоналу! Это не учебная тревога! Объявлена предбоевая готовность! Всему персоналу проследовать на боевые посты! Командующему – принять срочный вызов по закрытой линии! Повторяю…
- Давайте со мной. – Хмуро бросил Краснов, оглянувшись на капитанов. Происходило что-то необычное. За минувший месяц боевую тревогу объявляли несколько раз. За вычетом устроенной Лайтманом и связанной с инцидентом над Аравийским полуостровом, они каждый раз были ложными – либо неверно опознанная цель, либо «летающая тарелка»-разведчик, проскочившая сквозь верхние слои атмосферы и тут же сбежавшая в открытый космос. И каждый раз информация поступала в операторскую, напрямую с командующим никто не связывался.
В кабинет полковника они припустили бегом – даже сам Краснов не побоялся растерять солидность в глазах подчинённых. Чуть не столкнувшись с лейтенантом Лян, которая уже спешила в брифинговую, протолкавшись через высыпавших из казарм оперативников, офицеры выбрались в нужный коридор, и всего пару минут спустя полковник плюхнулся в своё кресло, торопливо откинул крышку служебного ноутбука. Экран вспыхнул сам собой, отобразив лицо совершенно лысого человека в больших очках.
- Николай Николавеич, простите, нет времени связываться с вашим инфоцентром и передавать всё через них. - Начал он без приветствия. - Только что в воздушное пространство Сибири с орбиты вошёл сверхмассивный летающий объект. Судя по снимкам со спутников, это НЛО неизвестного типа, самый большой из доселе виденных. Спутники наблюдения были уничтожены сразу же после прохода корабля мимо них, теперь он отслеживается только радарами. Корабль движется по посадочной траектории, расчётная конечная точка которой в районе сибирского города Нерюнгри. - Название, которое не выговорил бы сходу и иной русский, представитель ООН произнёс без запинки. - При такой скорости он будет там менее чем через пять минут, но мы полагаем, что на конечном отрезке он затормозит. В любом случае, вашим вертолётам туда добираться более часа. Сейчас мы связываемся с российским правительством, однако времени терять нельзя. Поднимайте в воздух истребители и команду, дополнительные сведения получите по мере поступления. И да, в районе Нерюнгри сложные метеорологические условия, поэтому советую доверить командование звеном перехвата капитану Ли, он имеет такой опыт. У меня всё.
Экран ноутбука погас, не давая людям в кабинете шанса задать уточняющий вопрос…

Конец пятой главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #14  
Старый 19.12.2015, 16:15
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 6.

25 февраля 2014 года. 16:42 по местному времени.
Российская Федерация, Якутия, база «X-UNIT».


Капитан Пенгфей Ли и его напарник, коренастый британец Ларс МакКензи, ворвались в ангар под завывание сирен, на бегу застёгивая комбинезоны. Самолёты к этому моменту уже стояли на стартовых позициях, с подвешенными ракетами. Техники возились под их шасси, закрывая массивные замки, а из пола ангара за дюзами машин прямо на глазах у лётчиков выехали щиты-отбойники. «У них тут, похоже, стоит стартовая катапульта, как на авианосце…» - подумалось китайскому офицеру. Он поймал брошенный кем-то из обслуги шлем, нахлобучил его, затянул ремешок уже в кабине, притянул кислородную маску… Сделал глубокий вдох, на миг закрыв глаза и отрешившись от царящей вокруг суеты. Выдохнул, подняв веки, повёл головой, окидывая взглядом кабину. Слева и справа по ЖК-монитору, выводят всю необходимую информацию, голографический индикатор на лобовом стекле занят тем же. Кокпит – кабинет пилота, панель управления – рабочий стол. Надписи на английском, многие таблички закрыты наклейками, скрывающими исходный русский текст. Но это ничего, это привычно, по участию в десятках международных миссий…
- Четвертый, как слышно? – Обратился он к напарнику, просматривая список загруженного вооружения. Боекомплект составили десять ракет средней дальности. И стоило надеяться, что после всех модернизаций в научном отделе, они будут наводиться на корабли пришельцев…
- О'кей, Третий. - Отозвался тот. - Слышу тебя хорошо. Ну что, зададим перца этим серомордым засранцам?
- Постараемся… - Негромко сказал Ли. В его наушнике сухо щёлкнуло, и уверенный, хорошо поставленный голос Киу произнёс:
- Третий, Четвертый, поведу вас я. Доложите готовность.
- Готовность к старту подтверждаю.
- Готовность подтверждаю.
- Принято. «Звено-2», старт разрешён…

* * *

Вертолёт оперативной группы оторвался от земли ещё до того, как створки ангара полностью разошлись - стоило образоваться щели достаточной, чтобы пропустить винты, как «Чинук» рванулся вверх.
- Чёрт, да! - Прокомментировал пилот из кабины так громко, что перекрыл стрёкот лопастей. Джейкоб Сикорски хмыкнул и, наконец, позволил себе перевести дух – уоррент даже немного вспотел, вместе с Меркличем и Кобб поднимая бойцов по тревоге, однако теперь от него мало что зависело. Прислонившись спиной к переборке, он окинул салон взглядом, испытав при этом некоторое удовлетворение - натасканные им за минувшие дни солдаты без проблем закончили «экстренную экипировку», подразумевающую, что часть снаряжения нужно надевать уже на борту транспорта, и теперь сидели смирно, успокаивая дыхание.
Ближе к выходу расположились друг напротив друга «Альфа-десять» и «Альфа-одиннадцать», вооружённые «Винторезом», бесшумной снайперской винтовкой, и лёгким карабином М4 с четырёхкратной оптикой соответственно. Капитан Лайтман выделил их в «личную свиту», поименовав командным отделением. Первое ударное отделение составляли сам Джейкоб в новой броне, с трофейным пистолетом на поясе и М249 на коленях, Мерклич с «Абаканом», а также рядовой «Альфа-шесть» с автоматом Калашникова. Второе - сержант Вержбовски с последним АН-94, и при нём «Альфа-четыре» и «семь» с теми же карабинами, что у одиннадцатого номера. Сам капитан тоже предпочёл знакомое оружие.
Для огневой поддержки Джеймс выделил особую группу - Батисту с допотопным, но надёжным РПГ-7, «Альфу-пять» (к которому после ранения прочно прилипла кличка «Палёное ухо») с СВД, и «Альфу-три» с пулемётом Калашникова. Прикрытие им обеспечивали рядовые «Альфы» за номерами «восемь» и «девять», возглавляемые капралом Кобб, а у Батисты также имелся плазменный пистолет с парой обойм – на крайний случай.
Наёмники, привезённые Штреллером, устроились особняком - казалось бы, на той же скамье правого борта, что и отряд Батисты, однако и немного в стороне. От левого борта их отделял торчащий посреди грузового отсека дрон с наспех установленным тяжёлым пулемётом.
Ну и, наконец, у прохода в кабину пилотов занял место «хозяин» дрона, доктор Вашингтон. Занял удачно и, похоже, неспроста, ибо компания у доктора образовалась приятная - правым плечом он подпирал переборку кабины, зато к левому его боку невольно прижималась угрюмая Энн, обнимающая чехол со «стволом от танка», винтовкой М82. Ну а напротив сидела капитан Хенриксен, облачённая в новенький комбинезон и маскировочную накидку. Головного убора, если не считать старомодных наушников, на ней, как обычно, не было...
Пока оперативники грузились, прибывшие первыми канадки и робототехник успели завязать какую-то беседу, которую и продолжали теперь, немного повысив голоса, чтобы не мешал гул двигателей.
Трель вызова раздалась минут через десять полёта, одновременно из рации на «разгрузке» Лайтмана и из наушников, висящих на шее Хенриксен. Американец ответил первым, канадка секундой позже:
- «Альфа» на связи.
- «Лямбда» слушает.
Джекоб спешно снял с пояса и прицепил к уху гарнитуру – как все сержанты и уорренты, он мог слушать командную волну.
- Начала поступать информация от источников ООН. – Голосом диктора вечерних новостей сообщила командирам лейтенант Лян. На радиоканале что-то довольно громко потрескивало, но слова оператора были слышны вполне чётко. - Объект совершил посадку в северо-восточной части города Нерюнгри, остановив снижение над парковой зоной, около средней школы номер три. К этому времени российским властям удалось обеспечить эвакуацию окрестностей и восстановить визуальное наблюдение при помощи высотных БПЛА. Наблюдение затруднено погодными условиями - низкая облачность, снег, ветер. Тем не менее, удалось заснять, как корабль покидают многочисленные объекты разнообразных размеров. Группа объектов направилась к зданию школы, остальных отследить не удалось - от главного корабля отделились три малых летающих объекта, которые атаковали беспилотники. После этого основной корабль стартовал и ушёл на орбиту, радары его потеряли за пределами атмосферы. Наблюдатели с земли подтвердили, что малые объекты остались и продолжают патрулировать воздушное пространство над районом высадки.
В наушниках раздалось шуршание и плохо различимое щёлканье клавиш. Потом Киу продолжила:
- Внутренние войска и полиция сейчас выстраивают блокаду вокруг района, ограниченного улицами Комсомольская, Геологов и Кравченко. - Русские названия китаянка произнесла с почти незаметным акцентом, оценить который англоязычные офицеры вряд ли могли. - Продолжается эвакуация. Школа и детский сад «Солнышко», попавшие внутрь оцепления, эвакуированы полностью, но из-за того, что все силы были брошены на детские и медицинские учреждения, в жилых домах могли остаться люди. Для усиления периметра в город направлены войска соседнего гарнизона.
Лейтенант снова взяла паузу, чем-то пошуршав:
- Кроме того, по достигнутой договорённости, в город направлены с ближайшей базы в Китае два воздушно-десантных батальона «чёрных касок», нелегальных сил Совбеза ООН. По расчётам, они высадятся за десять-пятнадцать минут до прибытия вертолётов «Х-UNIT», и обеспечат первичную изоляцию до прибытия армейских частей. Сейчас я перешлю вам на планшеты карту района операции. Периметр обозначен красной линией.

Экранчики капитанских планшетов загорелись, демонстрируя полученную картинку. Джейкоб вытянул шею, пытаясь заглянуть в планшет Лайтмана – и сумел разглядеть очерченный красным треугольник. Китаянка, тем временем, продолжила:
- В район операции высланы новые самолёты-разведчики, однако они будут вынуждены вести наблюдение с безопасного расстояния. - В тоне девушки мелькнула тень беспокойства. - Вертолёты также не смогут войти в район операции до уничтожения вражеского воздушного прикрытия, поэтому перехватчикам придётся уйти вперёд и обеспечить себе фору. Помимо этого необходимо помнить, что солдат, удерживающих оцепление, не информировали о сути противника, им отдан приказ стрелять на поражение по всем, кто пытается приблизиться к периметру, независимо от внешнего вида и поведения. В связи с этим оперативникам придётся высадиться уже внутри изолированной зоны. Пока всё.
Связь прервалась. Снова стало тихо, лишь урчали двигатели «Чинука». Солдаты, не слышавшие разговора на командной волне, нетерпеливо поглядывали в сторону капитанов, а те, одинаково наморщив лбы, изучали карты...

* * *

25 февраля 2014 года. 17:14 по местному времени.
Российская Федерация, воздушное пространство Якутии


- Понял, оператор, спасибо. - Собственный голос Пенгфей узнал с трудом. – Мы обеспечим прикрытие.
Хорошо слётанная пара – великая сила, вот только до того уровня, когда ведущий и ведомый понимают друг друга без слов, Пенгу и Ларсу было еще далеко. Капитан НОАК горько жалел, что рядом нет Ву – вот с ним бы и численный перевес противника был нипочем. «В чем наше преимущество? – Мучительно размышлял он. - В маневренности? В скорости? В плохой видимости?» Скрепя сердце приходилось признать, что никакие это не преимущества. Оставалось уповать на удачу, на мастерство – ничтожно мало, но все же. На кошачьих лапках мягко подкрался забытый уже страх, вкрадчиво зашептал:
«Вы умрете, сгинете, разобьетесь! Сгорите, как Ву!»
К счастью, в шлемофоне раздался голос Ларса – задорный, хлесткий – и заглушил мерзкий шепоток:
- Что скажешь, Третий? Как танцуем?
- Выбирать не приходится. - Вздохнул Пенг. - Разделимся – пропадем.
- Я тоже так думаю. - Согласился Маккензи.
- Все зависит от того, как сильно они растянулись – если достаточно, то сосредотачиваем огонь на одной из целей, и быстро отходим. Дальше уже бой два на два, и шансы примерно равны.
- Разделяй, и властвуй. – Со смешком ответил Ларс. – Китайцы ведь это даже пораньше римлян придумали, верно?
- Верно. А вот если разделить не получится… - Пенг невольно сглотнул.
- Да поможет нам авионика! Славная русская авионика.
- Без трюков, без лихачества. - Попросил Пенг. - Простые решения, как правило, и самые верные. Я связываю цель огнем, ты прикрываешь.
- О'кей, босс. - Прозвучало в ответ. - Никакой самодеятельности.

- Во время атаки на беспилотники удалось получить ряд снимков. - Произнёс в шлеме Пенгфея голос Киу. - Внешне враждебные объекты напоминают первый сбитый организацией корабль, тип «Колокольчик», но почти вдвое меньше его размером. В бою они применяли оружие, визуально напоминающее лазерный луч, аналогичный вооружению других НЛО. Каждый объект испускал не более одного луча за раз. К сожалению, получить информацию о их лётно-скоростных характеристиках не было возможности. Из-за погодных условий визуальное наблюдение с земли или с высотных разведчиков затруднено, радары дальнего обнаружения на ближайших военных объектах также их не видят, но собственные радары перехватчиков должны фиксировать цели на небольшой дистанции. Вы войдёте в расчётную зону контакта через три минуты. Можете включить активные сенсоры.
- Принято. – Ли зачем-то кивнул, хотя был в кабине один.
Точно в указанное время радар пискнул, выдавав на экран три метки. Первая двигалась на большой высоте, и распознавалась как дружественная - очевидно, это был один из разведчиков ООН. Две другие кружили над сибирским городком, держась под самыми облаками, на километровой высоте. Скорость их составляла, по показаниям приборов, 680 километров в час, дистанция до истребителей - шесть километров. Через стекло кокпита видно не было ни то, что инопланетных кораблей - даже огни города внизу едва пробивались сквозь снежные потоки...
- Ну вот и познакомились. - Хмыкнул в рацию Ларс. - Интересно, где же третий приятель?...
- Думаю, стоит внести в мой план коррективы. - Отозвался Пенгфей. – Бьем вместе, но каждый по своей цели. Характеристики кораблей неясны, зато всё ясно с размером, и если уйдут, найти потом будет сложно. Такой шанс нельзя упускать.
- Русские говорят: игла в стоге сена. - Прокомментировал Ларс. Вся шутливость из голоса исчезла без следа. – Прошу подтвердить координаты цели.

Пенг подтвердил, следя за тем, как расстояние до «колокольчиков» сокращается, и добавил:
- Дистанцию не разрывать, держать меня в зоне видимости… И не забывай, что ещё один где-то рядом.
- О 'кей, Третий, понял тебя.
Уже перед самым контактом Пенг подумал, что третьим противником вполне мог оказаться какой-нибудь «невидимка», но отступать было поздно: сквозь пелену слякоти пронеслось смазанное пятно, головки самонаведения взяли цель. Мысленно поблагодарив техников, что не подвели с арсеналом, Пенг вдавил кнопку пуска ракет, и бросил истребитель вверх - в сторону, уходя от возможной контратаки.
Первый «пришелец» не успел даже среагировать - две ракеты, выпущенные капитаном Ли, ударили его в борт, и инопланетный корабль превратился в огненный шар, на долю мгновенья разогнав вьюгу, подсветив облака... Второй, доставшийся Ларсу, попытался уйти вниз с набором скорости, однако модернизированные системы наведения сработали как надо - пара Р-77 настигла его лишь секундой позже. С тем же результатом. К земле полетели мелкие пылающие обломки...
- Эти готовы. - Подтвердил очевидное ведомый, когда Су-35 вышли из виража. И тут радар снова пискнул. Метка, аналогичная первым двум, появилась у самой земли, точно под истребителями «Х-UNIT», и теперь стремительно поднималась вертикально вверх...
- Отлично! – Подытожил Пенгфей. – Не придётся искать.
- Вот это скорость! – В голосе Ларса нотки озабоченности. – При такой перегрузке… У них есть камикадзе?
- Вполне возможно. - Капитан Ли сбросил скорость, и самолет на одно мгновение будто бы завис в воздухе, покачиваясь на волнах «хляби небесной». - Действуем осторожно. Дистанция прежняя, удары наносим поочередно.
- О 'кей.
Истребители пошли на сближение, выстроившись «уступом». Китайскому лётчику нравилось, как ведет себя самолёт, особенно в такую непогоду. Управлять им было сплошное удовольствие. Что касается русских самолетов, дело он в основном имел с Су-27 и Су-30, а это, как говорится, совсем другая история…
- С приветом от Ву… - Тихо проговорил он, когда электроника сообщила о наведении. И отправил одну за другой две ракеты.
Чужак был готов к атаке. Он резко сместился в горизонтальной плоскости - словно боксёр, уходящий из-под удара в голову. Одна ракета прошла мимо, но вторая взорвалась у самого корпуса «летающей тарелки», и та завертелась вокруг своей оси, исходя дымом. Раскалённый алый луч ударил в сторону Су-35, прожигая туннель в потоках снега, однако не смог даже коснуться машины. А затем Ларс всадил во вражеский корабль ещё две Р-77...
- Противника уничтожен. - Сообщил Пенгфей, глядя, как гаснет на радаре отметка НЛО. - Ждём дальнейших указаний.
- Необходимо убедиться в безопасности воздушного пространства. - Голос Киу сохранял привычную бесстрастность, но Ли знал, что она скрывает облегчение. - Беспилотники ещё не прибыли, однако высотный разведчик сейчас войдёт в опасную зону для оказания вам поддержки...

SR-71 «Блэкбёрд» вынырнул из плотной пелены облаков так близко от самолёта Пенга, что лётчик даже сквозь буран разглядел его хищный силуэт - чёрный, не подсвеченный опознавательными огнями. Разведчик ООН был уже очень стар, но выглядел намного футуристичней сбитых кораблей пришельцев. Даже удивительно, что такой монстр, напоминающий звёздный крейсер из фантастического кино, на деле совершенно беззащитен...
«Чёрная птица» качнула куцыми крыльями и снизилась ещё больше. Перехватчики устроились с боков, прикрывая. Несколько минут троица кружила над городом - экраны радаров оставались чисты. Внезапно на канале связи раздался незнакомый мужской голос:
- Это «Око-один». С юго-востока приближается группа из пяти крупноразмерных объектов. По характеру меток это С17 «Глоубмастер», однако их система отклика выдаёт коды российских ВВС.
- Подтверждаю. - Отозвалась Киу. – «Око-1», «Звено-2», С17 принадлежат силам ООН, они высадят над городом десант «чёрных касок». Третий, обеспечьте им прикрытие, после чего начинайте патрулировать воздушное пространство над районом операции до дальнейших распоряжений. В район направлен воздушный заправщик для обеспечения вас топливом при необходимости.
- Принято. - Опять зачем-то кивнул Пенгфей.
- «Око-один», передавайте наблюдение БПЛА и возвращайтесь на базу. - Продолжала лейтенант Лян.
- Есть - возвращаться на базу. - SR-71 вновь качнул крыльями и стрелой ушёл ввысь.
- Удачного пути. - Пожелал им Ларс, и неожиданно получил ответ.
- Удачи, перехватчики! - Произнёс в наушниках Ли и Маккензи молодой женский голос, видимо, принадлежащий второму пилоту «Чёрной птицы», после чего канал связи с разведчиком закрылся.
- Спасибо... Но теперь она нужна не нам. - Прошептал китаец, беря курс навстречу грузным транспортам десантников, которые уже спускались в нижний эшелон над сибирским городком…

* * *
Когда пилот "Чинука" сообщил оперативникам, что до высадки осталось не более пятнадцати минут, капитан Лайтман, весь полёт изучавший карту, поднялся со скамьи и обратился к солдатам. Он коротко пересказал им информацию от разведки и результаты воздушного боя, после чего перешёл к плану предстоящей схватки. В первую очередь американец коротко затронул вопрос зоны высадки - чуть севернее дома номер 49 по улице Геологов, практически на перекрёстке Геологов и Кравченко. Предполагалось, что эта зона, находящаяся в прямой видимости обеспеченного «черными касками» периметра, и ограниченная с одной стороны зеленым массивом, а с другой стороны высотным зданием, будет достаточно безопасна. А в здании можно будет укрыться и развернуть полевой штаб. Затем Джеймс изложил свои соображения по поводу отсутствия у пришельцев опыта городских боев, поделился примерами похожих ситуаций, явно основанных на его собственном боевом опыте.
Периодически офицер давал оперативникам задавать ему конкретные вопросы по тактике боевых действий, и подробно на них отвечал. Закончив, он сделал знак рукой, призывая к молчанию, и выдержал небольшую паузу. Сказал:
- Командование до сих пор не сообщило, какие конкретно перед нами будут стоять задачи, поэтому план действий придется вырабатывать уже на месте. Я понимаю, что вам всем интересно, зачем конкретно мы летим в Нерюнгри. Полагаю, что нам придется обеспечить безопасность населения внутри периметра, зачистив его от пришельцев так, чтобы не убить при этом и мирных жителей, однако нам могут поставить задачу и чисто разведывательного характера. Более вероятно, что эти задачи будут совмещены. Численность противника нам неизвестна, тип вооружения тоже, неизвестно даже, как будут выглядеть вражеские солдаты. В общем, задача перед нами стоит примерно такая же, как и погода - ясности не дождаться. И если кто-то из вас сейчас думает, что когда-нибудь будет иначе - то я настоятельно рекомендую выкинуть эту мысль ему из головы навсегда. И если кто-то здесь думает, что он солдат - пусть забудет об этом тоже. Мы - не солдаты. Мы - первопроходцы. Разведчики. Скауты. Наша задача - не просто уничтожить противника, как у регулярной армии, вовсе нет. Выяснить угрозу, понять, с чем мы столкнулись на этот раз, найти способ противодействия и вернутся живыми, чтобы передать наш опыт другим – вот для чего мы нужны. И вот для чего нам придется вновь и вновь делать шаг в неизвестность, первыми встречаясь с тем, для чего еще нет имени. Вертолет уже на подходе. Сейчас у вас выдались последние спокойные минутки перед боем. Рекомендую еще раз проверить оружие, пересчитать боеприпасы, подтянуть экипировку, обдумать сказанное. Не буду вас обнадеживать и не скажу, что мы будем готовы к тому, с чем можем столкнутся. Но кто, если не мы?
Риторический вопрос Джеймса повис в воздухе, и на секунду показалось, что в отсеке Чинука воцарилась самая настоящая тишина... но затем внезапно раздался спокойный голос Сикорски:
- Никто, кроме нас, сэр.
- Не слышу, уоррент! – В ответ повысил голос капитан. Джейкоб с усмешкой повторил, и его поддержали другие - Мерклич, Кобб, Батиста, еще кто-то:
- Никто, кроме нас, сэр!
- Не слышу! – Повторил американец:
В третий раз громыхнули уже практически все, кроме канадок и инженера:
- Никто, кроме нас!

Когда бравурные выкрики стихли, Лайтмана и Джейкоба тихонько окликнула Хенриксен, попросив подойти.
- Мы устроимся вот здесь. - Девушка постучала пальцем по экрану планшета, где светилась карта. - Дом номер сорок один дробь два, жилой. Стоит особняком, крыша плоская, на пару этажей выше соседних. Лучше не придумаешь, будет просматриваться весь район.
- Это далеко от периметра. - С сомнением заметил Джеймс.
- Пока вы работали с аудиторией, я успела пообщаться с пилотом. - Кивнула Мишель, без нужды поправляя очки - это была «боевая» пара, с желтоватыми линзами, которая сидела на лице как влитая. - Сгрузив вас, мы поднимемся на большую высоту, осмотрим крышу в оптику, а потом отвесно спустимся к ней. Мы с Энн высадимся без касания, а машина сразу уйдёт за периметр. Риск есть, но минимален. Вместе с нами рискует мистер Вашингтон, но он согласен. Ведь так? - Девушка подмигнула оператору дрона, и тот ответил несколько натянутой ухмылкой...

* * *

Удачно приземлившийся М551 «Шеридан» стоял посреди перекрёстка улиц Кравченко и Геологов прямо на десантной платформе, грозно направив тупорылое орудие вглубь оцепленной зоны. Люди в чёрных тактических комбинезонах, шлемах и масках такого же цвета, редкой цепочкой тянулись от него в обе стороны. Офицер, облокотившийся о борт танка, проводил взглядом промчавшиеся над оцеплением вертолёты, а рация на его плече шипела сквозь помехи:
- Получено разрешение на полную зачистку внутри блокированного района в случае...

Конец шестой главы.
__________________

Последний раз редактировалось Руслан Рустамович; 20.12.2015 в 09:13.
Ответить с цитированием
  #15  
Старый 30.12.2015, 19:10
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 7

25 февраля 2014 года. 17:41 по местному времени.
Российская Федерация, Якутия. Город Нерюнгри.


Так как при посадке «Чинук» никто не обстрелял, первыми из него высыпали солдаты, и лишь затем, шурша резиновыми гусеницами, по аппарели сполз неуклюжий дрон.
- Ну всё, Джеймс! Джейкоб! - Улыбаясь до ушей, старшая канадка помахала командирам «Альфы» рукой. - Созвонимся, я надеюсь!
Створки люка сомкнулись, скрыв её из виду, и СН-47 оторвался от земли. За ним поднялся и летучий кран, избавившийся от своего многотонного груза. Освобождённый от фиксирующих тросов БМП заурчал мотором, стрельнул чёрным дымом из труб, повёл башней…
- «Альфа», «Лямбда», получена дополнительная информация. - Словно специально дождавшись, когда шум винтов стихнет, в наушниках оперативников прорезалась Киу Лян. - Вторичная обработка снимков позволила обнаружить, что группа, занявшая здание школы, перемещала с собой крупный продолговатый объект. Предположительно, объект – некое сложное устройство, и не исключено, что именно доставка его сюда является всей целью операции, проводимой пришельцами в городе. В связи с этим полковником Красновым поставлены две задачи. Первичная - зачистка местности от противника и защита гражданских. Вторичная - захват объекта, перемещённого в здание школы. В случае если сопротивление противника окажется слишком сильным или события пойдут по неблагоприятному сценарию, вторичная цель становится первичной и единственной. После её выполнения вы будете эвакуированы, а город очищен от пришельцев бесконтактным способом.
- Знаю я, что это за способ... - Проворчала Хенриксен – её было плохо слышно из-за треска статики и гула лопастей. - Нам нужно постараться, kjemper venner...
- «База», вас понял. «Линза-один», дисциплина в эфире, переход на общий канал. Отбой. - Одернул канадку капитан Лайтман, прислонившийся к заднему люку БМП. Его подчинённые торопливо занимали укрытия вокруг броневика или у стен дома номер 49, упомянутого в последнем брифинге – эта длинная многоэтажка защищала зону высадки с северо-востока, подобно крутой серой скале. В её тени рассеялось отделение огневой поддержки. Джейкоб же с напарниками по отмашке капитана пересёк улицу Кравченко, чтобы залечь на другой её стороне, прямо под тяжёлыми от снега ветвями ёлок. Хоть многие бойцы ударного взвода и были неопытны, круговую оборону «Альфа» выстроила за какую-то минуту.
Все эти перебежки проходили прямо на виду у солдат оцепления и торчащего на перекрёстке танка. Их присутствие, по идее, должно было успокаивать, однако бойцы «X-UNIT» то и дело поглядывали на тающие во мраке чёрные силуэты с нескрываемым беспокойством. Лайтман, очевидно, заметил это и решил не играть на нервах своих людей. Уже на второй минуте после высадки он скомандовал отряду Вержбовски продвигаться в сторону дома номер 47 – тот располагался прямо напротив сорок девятого, чуть восточней. Этот дом не отличался высотой - какой-то частный особняк или клуб - зато еловая рощица возле него могла послужить отличным укрытием от «чёрных касок», если смотреть с севера, со стороны улицы Геологов. Следом за штурмовиками рвануло и отделение поддержки. Как только они выдвинулись, Джеймс рассыпавшись целым веером команд на общем канале. Сикорски слушал их, пытаясь утрамбовать сугроб вокруг себя. Диспозиция выходила следующая – дома за улицей Кравченко окружали большой пустырь. Школа, в которой засели пришельцы с их таинственным «продолговатым предметом», расположилась восточнее этого пустыря, посреди елового парка. Чтобы добраться до неё, требовалось либо пересечь простреливаемый откуда угодно пустырь, либо обойти его по дуге, через ряды жилых высоток, в которых пришельцы могли организовать сколько угодно засад и ловушек – времени у них было с избытком. Лайтман, похоже, выбрал быстрый вариант.
- «Альфа-Лидер» - «Оператору». – Обратился он к «водителю» дрона. – После размещения - двигайтесь во двор между домами 47 и 45, мимо дома номер один по Кравченко, контролируйте его окна. «Альфа-Блэк», ждите, пока дрон не заедет за сорок седьмой дом, и выдвигайтесь вперед через рощу, особое внимание на дом 45 и парковку севернее его. Штурмовым командам – зачистить нижние этажи названных домов. «Дельте» и «Коробочке», - Эти позывные принадлежали квартету наёмников и броневику соответственно, - действуете самостоятельно. Общая цель - держать сектор обстрела в районе от дома 3 по Кравченко до дома 41/1 по Геологов в сторону Южно-Якутской улицы. Общая команда - по выполнении доложить, прием.
- Принято, выполняем. – Отозвался Джейкоб, вставая – дрон уже пополз вперёд. Покидать кое-как устроенную в снегу «лежанку» было даже малость обидно, однако уоррент понимал, что сейчас на счету каждая секунда. Пришельцы должны были видеть и воздушный бой над городом, и садящиеся вертолёты, да и маячащие рядом мрачные фигуры нелегалов ООН не располагали к долгим беседам.
- «Альфа-лидер», это «Линза-один». - Вызов на командной волне застал Сикорски, когда тот проламывался через метровый сугроб. - Позицию заняли успешно, обеспечиваем наблюдение. Я беру юго-восточное направление, Энн со мной, но при нужде может взять дополнительный сектор.
- Позиция безопасна? – Коротко уточнил Джеймс. Капитан с отделением шёл по широкому следу группы Джейкоба, однако всё равно ухитрился запыхаться.
- Вход на крышу один, дверь заперта. Энн поставила направленную мину, так что врасплох нас не застанут.
- Но здесь холодно. - Не к месту проинформировала обычно дисциплинированная и молчаливая МакГрин.
- А ты обними меня, теплее станет. - Со смешком посоветовала Мишель.
- Нет.
- Ну и не жалуйся тогда.
- «Линза-один»... - В голосе американского офицера проскользнули мученические нотки.
- Дальность обзора хорошая. - Как ни в чём ни бывало переключилась снайпер. - Но общая видимость низкая, используем пассивные ночные прицелы. Обнаружение целей гарантирую в радиусе метров пятисот, надёжное распознавание - сто, от силы. Пока никакой активности не наблюдаем...
- Видно ли от вас здание школы?
- Нет, только крыша - фасад закрывают деревья. Там не парк, а кусок леса просто... - Пожаловалась женщина.
Несколько секунд на общем канале слышались лишь сопение и тяжёлое дыхание солдат, затем мистер Вашингтон сообщил:
- «Альфа-лидер», это «Оператор», на месте. Дистанция до дома номер один - сорок метров, движения в окнах не наблюдаю.
Оглянувшись, уоррент не без труда высмотрел среди сугробов дрона – тот уже проехал на заснеженную стоянку и занял позицию за старым автомобилем. Довернув корпус так, чтобы курсовые камеры смотрели в сторону пустыря, боевой робот опустил корпус на землю и держал на мушке названный дом.
- Это «Коробочка», держим другую сторону номера первого. – Подключился командир БМП. – Активности также не наблюдаем.

Пока боевые машины дружно держали на прицеле оконные проёмы поперечного здания, угроза появилась совсем из другого места - ветер внезапно стих, и из-за торгового павильона чуть левее дома номер один, в слепой зоне снайперов, вереницей вышли четыре фигуры - три низеньких, хлипких, и одна высокая, плечистая. Впереди шёл сектогит, несущий в руках слабо фосфоресцирующую фиолетовую сферу, за ним - мутоид со своей огромной пушкой, получившей от техников прозвище «тяжёлая плазма», и замыкала пара сектогитов, вооружённых плазменными винтовками. Кажется, на шум двигателей они не обращали никакого внимания, и землян в лице командного отделения заметили, лишь почти налетев на них носом... Это явно стало неожиданностью для обеих сторон - вглядывавшийся в сферу сектогит и вовсе встрепенулся лишь после того, как его схватил за плечо зеленошкурый сопровождающий…

* * *

Где-то за спиной Джейкоба сухо треснула автоматная очередь. Затем ещё одна, а затем голос капитана Лайтмана на общей частоте рявкнул:
- Контакт! «Коробочка», десять часов!
Стреляли не так уж и близко, однако темнокожий уоррент без раздумий повалился наземь – и всё отделение последовало его примеру. В таких ситуациях следовало сперва действовать, а потом уже разбираться.
- «Оператор», на десять часов, «Альфа-Блэк», рывком до северного угла дома, залечь, сектор обстрела пулемета на три часа вдоль дома! Ожидайте групповую цель, внимание на дальние дома! «Линза» - на пять часов от школы, на дом номер три, ожидайте групповую цель, только отслеживать, сектор обстрела не менять! – Скороговоркой выпалил капитан пару мгновений спустя. Не слушая его дальнейшие приказы штурмовикам и сопровождающим, Джейкоб ринулся с низкого старта, как олимпийский бегун – только олимпийцы не бегают с семикилограммовым пулемётом наперевес. У нужного угла он снова рухнул, уже в падении разворачивая сошки…
- Брррынь! Брррынь! - Заговорил тем временем главный калибр дрона. Ему без паузы вторил ПКТ броневика – заряды рельсотрона экипаж решил приберечь. Промахнуться по неподвижным целям в упор было трудно, хотя оператор робота взял низковато - вся очередь крупнокалиберного «Браунинга» пришлась в корпус сектогита с шаром. Таинственное приспособление под ударом тяжёлых пуль лопнуло, как стеклянный колпак, и в тот же миг лопнул сам сектогит, разлетевшись серо-зелёным ошмётками. Мутоиду, стоявшему позади, двумя попаданиями почти оторвало правую ногу. Он с недоуменным рыком повалился ничком, удачно пропустив над головой выстрелы БМП. Серокожие солдаты ещё раньше, с первыми автоматными очередями, сыпанули в стороны - один за угол павильона, другой же не нашёл ничего лучше, чем спрятаться за припаркованную рядом грузовую «Газель».
Подстреленный мутоид, не обращая внимания на кошмарные раны, опёрся на локти, прильнул щекой к прикладу своей пушки и вдавил спуск. Вокруг дрона замелькали голубые росчерки - это совсем не походило на стрельбу плазменных винтовок. Заряды «тяжёлой плазмы» летели ничуть не медленнее пуль, и сугроб рядом с роботом не оплавили, а прошили насквозь. Ответная очередь дрона прошлась по лежащему пришельцу крайне удачно - от ляжки до затылка, превратив голову здоровяка в кровавое месиво... тошнотворный эффект от которого несколько портила зелёная инопланетная кровь. Град разнокалиберных пуль, обрушившийся на ещё подёргивающуюся тушу здоровяка в следующие мгновенья, был уже излишним...
Пока основные силы отвлеклись на самую опасную цель, в бой успели вступить поздновато опомнившиеся сектогиты. Не слишком эффективно, зато эффектно. Первый пальнул по дрону из-под колёс «Газели», но промазал, второй же, выглянув из-за угла, дал очередь вслепую, веером... И попал в микроавтобус, за которым прятался его товарищ. Взрыв подбросил машину на добрых полметра вверх, и в рёве пламени никто не расслышал жалобный вопль серокожего солдата, угодившего под «дружественный огонь»... Самого же незадачливого стрелка взрывной волной отшвырнуло обратно за павильон. На этом скоротечная схватка, по сути, закончилась – чтобы добить последнего пришельца командному отделению, боевым машинам и подошедшему на помощь отряду сержанта Вержбовски много усилий не потребовалось. Плотным огнём они сперва зажали сектогита в укрытии, а затем, не давая тому поднять головы, обошли с фланга – и сам сержант снял незадачливого инопланетного интервента единственным точным выстрелом. Группе огневой поддержки и Джейкобу с его пулемётом вмешиваться не пришлось, весь бой они так и наблюдали за окрестностями.

После того, как канонада стихла, капитан Лайтман почти не медля объявил перекличку:
- Говорит «Альфа-лидер». Командирам отделений отсчитать о потерях.
- «Альфа-Блэк», потерь нет. Целей не наблюдаю. – Отозвался Джейкоб и замер в своей новой снежной лежанке, обратившись в слух – на те несколько томительно-страшных секунд ожидания, пока бойцы переговариваются с командирами по внутренним каналам.
- «Линза-один», потерь нет. – Прозвучал чуть напряженный голос Мишель. По идее, она могла бы промолчать, но уоррент рад был слышать, что у канадок всё в порядке.
- «Коробочка», повреждений нет.
- «Альфа-Ньюби», все целы, босс, всё тихо. – Сержант Вержбовски, прибывший когда-то вместе с лётчиком Ларсом, выбрал себе позывной сам, и напрочь отказывался признаваться, что тот на самом деле означает.
- «Альфа-Танго», потерь нет. – Вот с позывным Батисты всё обстояло логичней, учитывая его латинские корни.
- «Дельта-лидер» - «Альфе-лидеру». Потерь нет, занимаем позицию у дома три по Кравченко. – Наёмники Маркуса Штреллера, разумеется, были собранны и деловиты. Но за их рапортом последовали долгие мгновенья тишины. Последнего доклада всё не было - кажется, мистер Вашингтон забыл, что сейчас входит в число оперативников.
- «Альфа-лидер» - «Оператору». – Кашлянул, наконец, Лайтман. - Доложите о повреждениях.
- «Оператор», повреждений нет. – С заметным смущением откликнулся инженер.
Джеймс хмыкнул прямо в микрофон и перещёлкнул канал на командирский:
- «Альфа-лидер» вызывает «Базу».
- Слышу вас, «Альфа-лидер». – Спокойный, не охрипший от холода и перебежек голос Киу прозвучал для уоррента Сикорски как музыка. Да и не только для него, наверняка.
- В ходе огневого контакта с противником уничтожено четыре единицы вражеской пехоты, потерь нет. – Капитан глубоко вдохнул. - Продолжаем выполнение задания.
- Вас поняла, «Альфа-лидер». Мы всё видели.
- Группа, внимание. – Командир ударного взвода вернулся на общую частоту. - Считайте, что этой перестрелкой мы постучались пришельцам в двери. Теперь они знают, где мы, и нужно действовать ещё быстрее. «Дельта», «Коробочка», продолжить выполнение задачи, зачистить дома номер один и три, заблокировать пустырь. Внимательнее с нонкомбатантами, здесь их могло остаться немало. «Ньюби», «Танго», занять крайний подъезд в доме сорок пять со стороны пустыря, обеспечить сектор обстрела с севера по юго-восток. «Блэк», перебежка до здания автошколы, восточнее вас, занять позицию внутри. «Оператор», мне нужен обзор с севера на юг, на весь пустырь. Выполнять.

* * *
__________________

Последний раз редактировалось Руслан Рустамович; 30.12.2015 в 19:57.
Ответить с цитированием
  #16  
Старый 31.12.2015, 11:32
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
* * *

25 февраля 2014 года. 18:07 по местному времени.
Российская Федерация, Якутия. Город Нерюнгри.


Отряды рассыпались в разные стороны, следуя приказам. Взревел двигателем БМП, выдвигаясь к цели - на его некрашеных бортах из инопланетной стали играли отблески пламени от горящего микроавтобуса... Ветер вновь погнал потоки снежинок, которые хлестали по открытым участкам кожи не хуже наждачки.
Доклады начали поступать практически одновременно. В доме сорок пять, на первом в одной из квартир заперлись гражданские. Их не стали тревожить - русский оперативник грозно поорал на них через створку, чтобы сидели тихо, пока идёт антитеррористическая операция, после чего бойцы переместились этажом выше, где обнаружилась незапертые апартаменты с окнами в нужную сторону. Другие группы заняли назначенные позиции без осложнений. К этому моменту на связь вышла Хенриксен:
- «Альфа-лидер», приём. - Голос снайпера звучал непривычно сухо.
- «Лидер» на связи. - Пропыхтел Лайтман, останавливаясь у выбитых Джейкобом дверей автошколы.
- Через пустырь, со стороны дома шестнадцать дробь пять, к месту боя движется группа из трёх гражданских. Я очень плохо их вижу из-за снегопада, но это явно люди, взрослые. Походка у всех трёх неуверенная, возможно, они ранены или в шоке... И-и... - Женщина замялась. - По-моему, они в домашней одежде.
- Это плохо. - Сказал Лайтман, отступая за косяк и оглядываясь. Мирные жители в беде его беспокоили, но отнюдь не в первую очередь.
- У меня начал мёрзнуть кончик носа. Это значит, что температура упала ниже минус двадцати пяти по Цельсию. Такой мороз убьёт и без ран... - Тон канадки оставался нейтральным, однако Джим знал её достаточно хорошо, чтобы понять, к чему она клонит.
Удостоверившись, что на улице никого нет, капитан кивнул Джейкобу, который встречал своего командира с плазменным пистолетом в руках, и направился к уютному диванчику вдали от окон. Если выдалась минутная передышка, то почему бы не использовать её по полной? Тем более, немолодые уже кости ныли после катания по промёрзшему асфальту – неожиданная встреча с пришельцами прошла для офицера под знаком прыжков и перекатов, ведь он был к врагу ближе всех. Раскинувшись на мягких подушках и удостоверившись, что бойцы его не слышат, Лайтман перешел на защищенный прямой канал, к которому имел доступ только командир «Дельты», он и Хенриксен. Ну, и «База», разумеется.

- «Линза-один», я бы хотел вам напомнить, что если мы сорвем выполнение боевой задачи, потеряв половину группы на этом чертовом пустыре, то весь этот город будет зачищен, о чем вы знаете лучше меня. А то, что этот пустырь простреливается, я абсолютно уверен. Если вы настаиваете, то я лично пройду эти двести метров до гражданских, поскольку не могу послать никого из бойцов на самоубийственное задание. А самоубийственное оно потому, что мне приходилось воевать во время песчаных бурь в Афганистане и Ираке, и я прекрасно знаю, насколько опасны такие вот безопасные пустыри и такие безобидные гражданские. – Американец куснул губу – из его памяти всплыли крайне неприятные картинки… много лет прежде являвшиеся ему в кошмарах. - Однажды, мне пришлось собирать по кусочкам солдата, решившего оказать помощь раненной девушке в Афганистане. Как мы потом выяснили, талибы надели на неё пояс смертника, вырезали ей язык, прострелили ноги и выкинули на маршруте патрулирования. А мы воюем не с талибами, которые остаются людьми хотя бы в плане физиологии. Мы воюем с пришельцами, о которых досконально известно, что они абсолютно лишены сантиментов по отношению к мирному населению. Я не могу понять, каким образом эти люди получили ранения и остались живы? По каким причинам пришельцы их не добили? – Командир «Альфы» понизил голос. – На самом деле первоочередная задача, «Линза-один», не спасение мирного населения, а захват находящегося в школе объекта. И если эти люди окажутся не в состоянии пройти две сотни метро по пустырю - значит, мы бросим их там умирать. И не вздумайте сами отправиться вниз - потеря единственного квалифицированного снайпера, обладающего контролем над местностью, сразу же оставит оперативную группу без глаз, а миссию, соответственно, под угрозу. Выполняйте боевую задачу. «Альфа-лидер», конец связи.

Лайтман вздохнул, теребя гарнитуру и размышляя о ситуации. Думал он быстро, руководствуясь скорее интуицией и опытом, чем логическими размышлениями. На гражданское население ему было наплевать, а вот Хенриксен... не смотря на равное с ней звание и формально равную должность, он относился к девушке, как к своей подчиненной. Джеймс Винсент Мэрион Лайтман вообще обладал рядом принципов, не всегда совместимых с привычными нормами морали. Вернее, даже не принципов, а всего одной принципиальной особенностью характера, которая и превратила обычного в общем-то парня в идеального офицера и солдата, а заодно и в невероятную сволочь. Лайтман умел переступать через себя, свои принципы, чувства и ощущения, и двигаться к поставленной цели, наплевав на боль и усталость. Сам он не слишком ценил эту способность, весьма скептически относясь к собственной персоне, но внешне это проявлялось во всём. Всегда выбритый подбородок, всегда свежая форма, всегда сделанная вовремя работа, высочайшие результаты по боевой и тактической подготовке... Эти достижения покупались ценой невероятного насилия в первую очередь над самим собой. А если человек абсолютно не жалеет себя, то как он будет относиться к другим?
Самым главным сейчас для него было выполнить поставленную задачу. Неудержимых героев среди оперативников не наблюдалось (даже в числе наёмников), и выполнение задачи было возможно только согласованной командной работой. И Джеймс, все это время сторонившийся лишнего общения с оперативниками, прекрасно понимал, что если его пристрелят, то группа продолжит действовать - среди личного состава имелось целых три квалифицированных офицера с опытом городских боев, двое из которых, к тому же, обладали навыком командования. А вот гибель капитана Хенриксен... Группа не просто лишится глаз и ушей. Многие бойцы успели к ней привязаться и привыкнуть. И если её убьют, из-за того, что она выкинет какую-нибудь глупость - это серьезно повлияет на моральное состояние бойцов. Они обозлятся и начнут совершать ошибки. Другой вариант, в котором она не продолжит выполнять боевую задачу - тоже никуда не годится. Джеймс прочитал ей излишне жёсткую речь, и скорее всего, очень серьезно повлиял на мотивацию канадской коллеги. Возможно, что это будет иметь долговременные последствия. В любом случае, задача была важнее всего.

Чертыхнувшись и прокляв всех женщин в военной форме, Лайтман перешел на общую волну, одновременно прикидывая, как будет проще пристрелить подозрительных гражданских так, чтобы Хенриксен не сообразила, откуда стреляют. С удобного диванчика пришлось встать, и команды Джим отдавал, уже направляясь к выходу. Никто даже не попробовали его остановить, только «личная свита» увязалась следом, но была остановлена взмахом руки.

- «Альфа-лидер» - группе. – Говорил капитан, прижимая наушник ладонью. - По пустырю к месту боя движется группа из трех гражданских. Вероятно, шокированы или ранены, одеты в домашнюю одежду. Есть вероятность, что они не дойдут и сваляться. Пустырь наверняка простреливается противником, следовательно, попытка оказать им помощь поставит миссию под угрозу. В случае если они дойдут до зданий – обеспечим эвакуацию. Если нет - на пустырь не выходить. Это прямой приказ. Далее. «Альфа-Блэк» занимает позицию во дворе дома сорок три с обзором на пустырь, «Альфа-Ньюби» выдвигается ему на помощь, с другой стороны дома сорок три дробь один. Указанные здания зачистить. «Альфа-Танго» обеспечивает им поддержку, и после зачистки передислоцируется в дом сорок один дробь один. «Оператор» выдвигает своего дрона на пустырь между торговым павильоном и домом сорок один дробь один, «Коробочка» также сдвигается в сторону павильона и занимает позиции между ним и домом три, с направлением орудий на пустырь. «Дельта» прикрывает «Коробочку». Командное отделение выдвигается на поддержу «Ньюби». Я сам, как единственный человек с медицинской подготовкой, выхожу к дрону, и с ним выдвигаюсь навстречу гражданским. Если это засада - попробую отойти назад. В случае моего ранения или смерти - все мои приказы остаются в силе, и до подавления позиций противника я запрещаю выходить на пустырь или оказывать помощь гражданским. Командование в таком случае передается «Инженеру». – Это был позывной Штреллера. Джим учёл его роль в прошлом бою, отчёты о котором досконально изучил в первый же день на базе. – Я выдвигаюсь.

На улице было действительно холодно.

* * *
Стоило Лайтману отойти от здания на несколько шагов, и как он ощутил острый укол беспокойства - не обычного чувства опасности, позволяющего сохранять осторожность на поле боя... Просто теперь он не видел своих солдат, и казалось, что капитан один в мёртвом городе. Пускай до бойцов было рукой подать, а за периметром Нерюнгри продолжал жить... Но вокруг высились серые громады зданий непривычной архитектуры, сквозь буран виднелись засыпанные снегом по крышу автомобили, силуэты фонарных столбов - и ни единого источника света, кроме мелькающей в прорехах облаков луны. Тёмные оконные проёмы смотрели на офицера подобно мёртвым, пустым глазницам, отчего дома начинали смахивать на черепа давно погибших многоглазых монстров...
- «Альфа-лидер», приём. - Киу выбрала отличный момент, чтобы выйти на связь. Чувство одиночества немного притупилось.
- «Лидер» на связи. – Джим выдохнул облачко белого пара, коснувшись микрофона.
- Нам только что передали управление над городской системой освещения. Сейчас все фонари в районе операции погашены, однако я могу включать и выключать их на своё усмотрение. Думаю, это пригодится, хотя городская инфраструктура в очень плохом состоянии. Кроме того, до прибытия БПЛА осталось менее десяти минут, и я смогу обеспечить вам дополнительное наблюдение.
- Отлично, «База». - Капитан остановился на краю пустыря. - Спасибо.
- Не за что, «Лидер». Конец связи.
- Все три объекта продолжают движение вашу сторону, «Альфа». – Один женский голос в наушниках сменился другим - это была уже Хенриксен. - Скоро они войдут в слепую зону, и я их потеряю. С этого момента передаю непосредственное прикрытие штурмовым группам и беру здания по ту сторону пустыря.
- Ещё два. - Вдруг включилась лейтенант МакГрин.
- Что?
- По левую руку, на десять часов, у здания.
- А, вижу. - Снайпер чем-то пошуршала - наверное, доставала бинокль, чтобы не вертеть громоздкую винтовку. – «Альфа», от дома тридцать девять дробь четыре к вам движутся ещё два гражданских лица. Взрослый и, по-моему, подросток, вышли из подъезда...
- У них такая же походка. - Заметила Энн.
- А ещё на взрослом шуба, а вот ребёнок раздет... - Медленно проговорила Хенриксен со странной интонацией. - Что-то не так... «Лидер», осторожнее!
- Три объекта вошли в слепую зону. - Младшая канадка, как обычно, оставалась бесстрастна - разве что немного хрипела от холода.
- Sacre nom... Я беру на прицел тех двух. Энн, наблюдай окрестности, если появятся ещё...
«Может, не такая уж и хорошая идея была», - подумал Джеймс, но на смену планов времени уже не осталось. Три размытые фигуры появились из снежного вихря. Кажется, они шли на огонь догорающей «Газели», однако теперь заметили американца и повернули к нему - медленно, пошатываясь...
- «Линза», вас понял. – Сказал капитан вслух, разглядывая гражданских гражданских. Что-то в их походке действительно было не так, но что именно, он понять не мог. - К слову, «Линза», вы опять нарушаете дисциплину радиопереговоров - нас слышит весь город, никаких имён.
Обернувшись, Джеймс поискал глазами дрона и отряд Вержбовски, снова тронул рацию:
- «Ньюби», приём.
- «Ньюби» на связи, босс.
- Корректировка планов. Вы меня видите?
- Так точно, босс.
- Живо - направляетесь ко мне и занимаете позицию на углу дома сорок один дробь один, обеспечиваете мне огневое прикрытие. Что-то неладно с этой троицей... Я жду вас, и выдвигаюсь к ним с дроном.
- Есть, сэр. - Вержбовски отозвался без своей обычной бравады. Ещё раз оглянувшись, капитан увидел силуэты бойцов, бегущих через снегопад, и успокоился. Все подразделения оставались на связи, операция продолжалась, и его бойцы были с ним.
- «Оператор». - Продолжил Лайтман, делая первый шаг навстречу медленно бредущим гражданским. - На вашей машине мощная оптика и системы наблюдения. Как только сможете чётко видеть все три цели, опишите мне их, в особенности - тепловую сигнатуру.
До троицы гражданских оставалось всего ничего, и офицер опустился на колено, приподнял винтовку, держа палец на спусковом крючке. Крикнул по-русски, стараясь совладать с акцентом:
- Хэй! Вы меня слышите!? Вам нужна помощь?!
- «Лидер», у них температура тела как у перегруженного движка! - Обеспокоенно воскликнул доктор Вашингтон. - Человек бы уже сварился!
А тёмные фигуры молчали. Одна из них вдруг споткнулась, упала лицом вниз, даже не взмахнув руками, и тут же пропала из виду. Две другие продолжали приближаться, и Лайтман смог, наконец, их разглядеть как следует. Двое мужчин, один средних лет, другой постарше. Действительно в лёгкой домашней одежде. У старшего явно сломана правая рука - болтается неестественно, под локтем кость пробила кожу. И у обоих на груди совершенно идентичные рваные раны - с такими не то, что не ходят… Не живут...

В критических ситуациях Джим соображал быстро. Он понятия не имел, с чем столкнулся, и любимая научная фантастика тут помочь не могла, но зато мог помочь огромный боевой опыт. А прожить достаточно долго, чтобы этого опыта набраться, мог только солдат, способный за доли секунды принимать верные решения.
- «Альфа-лидер» - всем подразделениям. Предельное внимание, нонкомбатанты на пустыре - больше не люди. – Почти прошептал капитан, аккуратно ступая назад. Шёл он примерно с той же скоростью, что и... черт знает даже, как этих существ назвать. «Заражённые», лучше не скажешь. Метрах в двадцати позади Лайтмана заняли позиции встревоженные бойцы, взявшие гражданских на прицел.

Когда офицер сделал четвёртый плавный шаг, из-за спин мерно переставляющих ноги «заражённых» послышалось тихое шипение, едва различимое на фоне завываний ветра. Над тем местом, где один из них упал, взвился пар... Укутанный белым облаком, человек начал подниматься - только вот силуэт его изменился до неузнаваемости. Нижние конечности неестественно выгнулись, верхние сильно увеличились в размерах, корпус наклонился вперёд, голова практически вросла в плечи...
Рассматривать цель во всех подробностях желания у Лайтмана не было. Командир «Альфы» развернулся и побежал со всех ног, беря чуть в сторону от своих солдат, чтобы не угодить в сектор обстрела. Своевременно – двое автоматчиков ударили короткими очередями в тот же миг, в воздухе мелькнул кругляш гранаты, брошенной сержантом.
Лайтман в это время орал в гарнитуру, не сбавляя темпа:
- Зараженные мутируют в каких-то тварей! Огонь по целям на пустыре!
Взрыв гранаты сбил с ног пошатывающихся «гражданских» и укрыл мутанта за пеленой взметнувшегося снега - теперь солдаты стреляли вслепую. Пару ударов сердца Джим слышал, как автоматные пули от чего-то звонко рикошетят, потом звук прекратился, и из оседающей снежной взвеси прыжком вырвался всё тот же чёрный силуэт. Преодолел по воздуху метра три и рванулся, пригибаясь, прямо на стрелков. С секундным промедлением в бой вступили машины и силы прикрытия...
- Ликвидирую вторую группу... - Пугающе мягко произнесла Хенриксен в наушнике Джима, и наверху грохнул «Баррет». И ещё раз. С карнизов занятой снайперами двадцатиэтажки посыпался снег...
А тварь внизу мчалась сквозь перекрёстный огонь как атакующий носорог. Очередь дрона прошла мимо, отдельные пули винтовочного калибра щёлкали по чёрному панцирю монстра, не причиняя видимого вреда. И только в последний момент, не добежав до пятящихся солдат две длинны корпуса, пришелец оступился и рухнул вперёд - впрочем, не сам по себе, его достал по ногам пулемётчик «Дельты». Теперь у оперативников было ещё несколько секунд форы...
- Пом! Пом! – По лежащим «заражённым» ударили подствольные гранатомёты группы Вержбовски, засвистели осколки. Один из них щёлкнул по оптическим сенсорам робота, расколов объектив курсовой камеры.
- Madre Ramera! –Выругался оператор на общей волне, а управляемый им робот сдал назад и выпустил очередь в движении, поведя стволом сверху вниз и немного наискось, собираясь перечеркнуть врага свинцовым хлыстом из крупнокалиберных пуль.
Но вышло не так красиво, как мистер Вашингтон рассчитывал - то ли удар осколка повредил не только оптику, то ли отдача «Браунинга» окончательно «съела» запас прочности промёрзших креплений, однако пулемёт после первого же выстрела съехал куда-то назад и застыл, нелепо грозя дулом низкому небу. Очередь не просто ушла в пустоту, гашетку заклинило, и М2 продолжал палить в зенит, фонтанируя гильзами...
Провал младшего собрата искупил БМП - с оглушительным визгом его рельсовая пушка выплюнула болванку. В неуловимое глазом мгновенье от рейлгана до лежащего монстра протянулась белая нить спрессованного воздуха - и там, где она коснулась поверхности, вздыбилась земля. Кто-то из оказавшихся рядом штурмовиков успел крякнуть: «Твою!…», прежде чем его отбросило ударной волной... О твари теперь едва ли стоило волноваться.
- Цели два и три! – Распорядился командир БМП. Броневик повернул башню, для быстроты доворачивая и корпус.
Один из упавших «заражённых» уже поднимался, исходя паром, зато второй признаков жизни не подавал - ему хватило гранаты из подствольника. А наверху вновь ударил «Баррет», почти сливая два выстрела в один.
- Merde... - Шипела Хенриксен в наушниках офицеров.
Секундой спустя над головой Лайтмана пронёсся заряд РПГ - характерный звук взрыва термобарической гранаты практически совпал с очередной серией пулеметных очередей…
Кусочек жизни длинной примерно в полминуты вырезали из памяти капитана, как из видеоплёнки ножницами. Только что он лежал лицом вниз, ногами к будущему взрыву - а теперь наоборот. Валяется на боку и глядит, как светящиеся трассеры хлещут по какому-то чёрному комку в центре неглубокой воронки. И снега вокруг нет... Вообще нет - его сдуло во все стороны от центра взрыва, высвободив идеальный круг радиусом метров двадцать.
- Прекратить... огонь... - Прохрипел Джим, убедившись, что комок в воронке признаков жизни не подаёт. - Отставить!
Ко второй фразе его голос окреп, и стрельба начала стихать.

* * *

- Ликвидирую вторую группу… - Капитан Хенриксен плавно вдавила спусковой крючок винтовки, только услышав команду Лайтмана.
«Ребёнка - первым. Он меньше и в него труднее будет попасть, если попытается укрыться... Прости...»
- БДАХ! - Девушке показалось, что в её правое плечо ударил пневмомолот. На тренировках она всегда прочно втыкала сошки «Баррета» в землю, а сейчас ствол лежал на металлическом парапете крыши, скользком от наледи - этого она не учла. Вот тебе и десять лет опыта... Тонкие кости канадки хрустнули. Ахнув от боли, Мишель стиснула зубы и передвинула винтовку вперёд, исправляя ошибку. Теперь сложенные сошки цеплялись за край парапета, принимая на себя часть энергии отдачи. Второй выстрел.
- Обе цели поражены. - Энн приникла к биноклю. - Обе цели продолжают движение.
Такое сочетание докладов звучало совершенно безумно, но снайпер уже имела дело с пришельцами. Пуля, отскакивающая от головы врага - тоже плохо согласуется с прежним опытом. Игнорируя заполошную пальбу и взрывы где-то внизу, Хенриксен вновь прицелилась. Первыми выстрелами она метила в корпус, однако оба раза промахнулась - подросток лишился правой ноги и полз, помогая себе локтями. Взрослый остался без левого плеча, но продолжал шагать... На душе немного полегчало - теперь уж точно никакой ошибки, это не люди.
- БДАХ! БДАХ! - Ребёнку голову снесло вместе с плечами. Взрослый рухнул навзничь, полежал секунду и начал вставать. Выругавшись сквозь зубы, капитан нажала на спуск в пятый раз... Выстрел утонул в грохоте объёмного взрыва, грянувшего у подножия высотки.
- Это «Линза-один». - Голос Мишель звучал немного сдавленно, но она ничего не могла с этим поделать. - Угроза с фланга ликвидирована, обе цели неподвижны более минуты. Возвращаюсь к наблюдению.
Энн вдруг придвинулась к подруге и положила ей руку на спину.
- Решила всё-таки согреться? - Улыбнулась Хенриксен, не поворачивая головы.
- Это был не ребёнок, Мишель. - От мороза лейтенант совсем охрипла.
- Да, я знаю... - Снайпер вздохнула. - Знаю.

Конец седьмой главы.
__________________

Последний раз редактировалось Руслан Рустамович; 31.12.2015 в 11:39.
Ответить с цитированием
  #17  
Старый 04.01.2016, 17:13
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 8. Капитан Лайтман. Уоррент Сикорски.

25 февраля 2014 года. 18:32 по местному времени.
Российская Федерация, Якутия. Город Нерюнгри.


- Что… это… мать его, было? - Вслух произнес Джеймс, лёжа на боку и пытаясь проморгаться. Взгляд сфокусировать никак не удавалось - мир двоился и плыл, теряя четкость. К тому же, левый глаз залепило тающим снегом, невесть как попавшим под защитные очки. Инстинктивно попробовав сесть, Лайтман охнул – затылок пронзила острая боль, мир закружился, и офицеру показалось, что он падает в небо. Когда контроль над чувствами вернулся во второй раз, Джим обнаружил себя стоящим на четвереньках, опирающимся на обе руки. Его страшно мутило. Решив повременить с приказами, американец сделал осторожный выдох, затем вдох, снова выдох...
- Командир ранен! – Подбежав к капитану, уоррент Сикорски упал рядом с ним на колени, полез в подсумок за аптечкой – но Лайтман ткнул ему в нос кулак в грязной перчатке. Повалившись-таки набок, хрипло выдавил:
- Черта... с два...
- Подразделения, доложиться по потерям. – Очевидно, поняв, что глава ударного взвода не в себе, взяла на себя инициативу «База». Уверенный голос лейтенанта Лян подействовал на оперативников отрезвляюще.
- «Лямбда» в порядке. – Мишель откликнулась напряжённо, словно ей почему-то было трудно говорить.
- Механизированный взвод «Гамма»... – Командир БМП хмыкнул. – «Коробочка» исправна, а вот вторая единица...
... вторая единица, то бишь дрон, признаков жизни не подавала. На вопрос находящегося в броневике Штреллера о состоянии робота доктор Вашингтон просто начал перечислять неполадки:
- Курсовая камера разбита, турель выведена из строя. Вероятно, повреждено крепление. Половина датчиков не работает. И что-то случилось с ходовой, дрон не может сдвинуться с места. Автодиагностика не определила, где поломка…
- «Оператор», вас понял. – Штреллер помолчал пару секунд, явно размышляя. - Оставайтесь на своём месте, я заберу ремкомплект из БМП и выдвигаюсь к дрону. Посмотрим, что можно сделать, пока затишье…

Сумев, с помощью уоррента, подняться на ноги, Джеймс отметил, что приступ дезориентации стал намного слабее, чем в первый раз, и он может стоять сам. Перекличка в эфире уже подходила к концу, и после «Танго» подал голос Сикорски:
- «Альфа-Блэк», потерь нет, но вот «Лидер», похоже...
- Похоже очень зол, когда кто-то нарушает субординацию, уоррент-офицер. – Лайтман закашлялся, подавился, но сумел встать ровно. - Докладывает «Альфа-лидер», я в порядке, принимаю командование. «Альфа-Ньюби», доклад!
Тишина. Джеймс завертел головой, помня, что видел Вальтера где-то неподалеку. Сержант Мерклич, который, стоя на колене и держа «Абакан» наизготовку, прикрывал контуженного капитана, проговорил, не оборачиваясь:
- Возможного, «Ньюби» засыпало отброшенным снегом. Бойцов из его отделения мы уже нашли, но вот самого не видно...
- «Дельта!» Тепловизоры, на одиннадцать часов, быстро! - Скомандовал Лайтман, запоздало припомнив, что у наёмников экипировка куда лучше, чем у остального взвода.
Ход оказался разумным – уже через полминуты пулемётчик «Дельты» сообщил:
- Командир, вижу теплый объект, пять метров от «Альфы-один» в сторону воронки. Судя по силуэту, не пришелец.
Мерклич жестом приказал паре рядовых проверить находку, и перекинул ствол чуть в сторону, чтоб они не попали на линию огня. Солдаты споро разгребли снежный бугор и в самом деле вытащили оттуда Вальтера. Один из бойцов снял перчатку, тронул шею низкорослого американца. Кивнул:
- Пульс есть, без сознания.
Подоспевшие Джейкоб и Лайтман грохнулись в снег рядом с телом, и пока уоррент раздавал команды двум отделениям – своему и Вержбовски, капитан занялся первой помощью, по ходу дела вслух объясняя прикрывающим его рядовым свои действия:
- Дышит ровно, дыхательные пути чистые, снега нет, в прочистке не нуждаются. Ротовая полость... Чистая, язык дыхание не блокирует, крови точно нет, вероятно, отсутствуют и повреждения внутренних органов. Крови из ушей тоже нет, конвульсивные сокращения мышц отсутствуют, зрачки... - Джеймс посветил фонариком в глаз Вальтера, оттянув веко. - На свет реагируют. Значит, серьезного сотрясения мозга нет. Сами глаза незначительно покраснели, видимо из-за близкого взрыва полопались сосуды, но контузии глаз тоже нет, видеть будет. Кожа нормального цвета... Сикорски, считай пульс... Скорее всего, только лёгкая контузия. Сейчас нужно вытащить из-под него руку, согнуть в локте, вот так… - Капитан показал на раненом, как именно это нужно сделать. - И положить набок, чтобы язык не запал ему в горло, или он не задохнулся из-за рвоты. Теперь ты. – Он ткнул пальцем в ближайшего бойца. - Найди в сумке нашатырь, и дай ему понюхать. Если не придёт в себя следующие пару-тройку минут, значит, я ошибся, и у него сотрясение и контузия средней тяжести, хотя симптомов нет. Сикорски, пульс?
- Девяносто ударов в минуту, сэр.
- Учащенный, но жить будет. Шока нет, противошоковое давать не стоит. Как очухается, перетащим его в БМП…

Пока одни возились с ранеными людьми, другие помогали искалеченной машине – старший инженер добрался до несчастного робота и теперь копался в нём, постоянно консультируясь по рации с оператором. Выходило, что дела не так плохи – слушавший их переговоры Джим понял, что у дрона треснула батарея, и теперь невозможно понять, на сколько хватит питания, зато турель и гусеницы вполне восстановимы, а разбитую переднюю камеру может заменить телевизионный прицел пулемёта. Уже отойдя к занятой снайперами высотке, где пронизывающий ледяной ветер дул заметно слабее, капитан тронул наушник:
- «Альфа-лидер» - «Десятому». Доложить о состоянии «Ньюби».
- «Ньюби» очнулся, «Лидер». - Немедленно отозвался боец, оставленный приглядывать за контуженым сержантом. - Чувствует себя неважно, веду его к «Коробочке».
- Принято, «Десятый». – Приблизившись к подъезду, Джеймс услышал какой-то шорох в тёмном дверном проёме и моментально вскинул карабин. Услышав недовольное мяуканье, мрачно покачал головой, опустил ствол. – «Альфа-лидер» - «Базе», прием.
- Слышу вас, «Альфа-лидер».
- Докладываю о ходе операции. Состоялся огневой контакт с новым типом противника, силами группы ликвидировано пять единиц. В ходе контакта «Ньюби» был контужен и частично утратил боеспособность. Продолжение миссии наличными силами представляется возможным... - Способность Лайтмана сходу, в любой обстановке, выдавать длинные и сложные фразы, вполне уместные в официальном отчёте, временами была крайне полезной. По крайней мере, в таких вот ситуациях. Прямо на ходу Джеймс сумел максимально подробно и кратко передать всю информацию о скоротечной стычке с монстрами и возможной угрозе для гражданского населения, заодно осведомившись о времени прибытия беспилотников. До тех пор, пока БПЛА не сможет обеспечить хорошую картинку местности, Джеймс намеревался оставаться на месте и держать оборону. Ну и зачистить силами штурмовиков дом, в котором находилась снайперская команда.
- «Оператор», как только подъезд проверят, спуститесь ненадолго и помогите с ремонтом вашей игрушки. – Распорядился капитан, отряхивая от снега деревянную скамеечку около стены. – Мы берём тайм-аут…
К счастью, никаких сюрпризов высотка не преподнесла. Ни пришельцев, ни жильцов... Пока шла зачистка, окончательно стемнело - часы показывали без десяти семь. Лайтман сидел на скамеечке, слушая доклады солдат, проверяющих квартиры, и тихий спор на канале снайперской группы – капитан Хенриксен убеждала напарницу забрать её маскировочный плащ «потому, что она не хочет писать её родителям в Ванкувер, как их дочь героически замёрзла в Сибири по вине командира». Одноглазая канадка резонно заметила, что в зелёном комбинезоне с белыми пластиковыми вставками капитан будет заметна, как кактус на снегу, отмела предложение закопать командира в снег для маскировки, после чего ушла в глухую защиту, на все аргументы отвечая односложным «нет». Мишель побилась немного, обозвала МакГрин «чёртовой Громыко», и спор затих. Зато на связь вышла Киу:
- «Альфа-лидер», приём.
- Слушаю. - Встрепенулся американец.
- Первые БПЛА на месте, начинают выстраивать кольцо наблюдения. Визуальное наблюдение практически невозможно из-за погодных условий, поэтому полагаемся на датчики, в первую очередь - на термосканер. Чтобы его использовать эффективно, приходится летать очень низко, это уменьшает сектор обзора.
- «База», а что за адский гул мы слышим уже минут десять? Это ваши «птички» так шумят?
- Нет, «Альфа» - Вместо Киу ответил мужской голос, причём с точно таким же акцентом, только куда более мощным. Джим не сразу сообразил, что с ним говорит пилот одного из перехватчиков - ведь доселе их канал молчал. - Это «Медведи».
- Какие «Медведи»?
- Ту-95, командир. Четыре штуки. Пришли с востока и летают кругами выше облаков. Модификацию не назову, мы держим дистанцию.
- Нам пояснений относительно бомбардировщиков не поступало. - Вмешалась лейтенант Лян. - Судя по всему, их появление связано с решениями российского правительства, а не Комитета.
- Вот так радость... - Протянул Джеймс.
- Первые результаты облёта БПЛА. - Словно желая отвлечь его от неприятных мыслей, продолжила Киу. - Замечены три группы пришельцев, идентичные первой уничтоженной. По тепловым сигнатурам - три-четыре сектогита и один мутоид в каждой. Группы с трёх разных направлений движутся к зданию школы. Одна почти достигла его, две очень близко, перехватить вы их не успеете. Других сил противника не обнаружено, хотя из-за сбоев в работе термосканеров периодически появляются ложные метки и искажения тепловых сигнатур мирных жителей, оставшихся внутри периметра. Это снижает ценность наших наблюдений. Полковник Краснов считает целесообразным продолжить движение в сторону школы.
- Принято, «База». – Джим переключил канал. – «Оператор», как машина? Поедет?
- Метров двести гусеницы продержатся, пожалуй… - Без особой уверенности ответил мистер Вашингтон. – Переберёмся через пустырь - а там уже асфальт и укатанный снег, на колесах пойдём. Плохо, что крепления батарей на честном слове держатся. На прямое питание от дизельгенератора моторы не рассчитаны, нужен буфер из батарей. С турелью – то же самое. Держаться должна, однако от длинных очередей лучше воздержаться.
- Хоть что-то… - Капитан поднялся со скамьи, глянул на небо, где за серой пеленой басовито гудели винты русских самолётов, и настроил радио на общую волну. - Говорит «Альфа-лидер», всем внимание. По данным БПЛА, большая часть пришельцев скрылась в здании школы, и заняла там оборону. Предположительная численность противника - не менее двенадцати сектогитов и не менее трех мутоидов. «Танго», «Блэк», «Оператор», ставлю задачу выдвинуться в район дома тридцать семь по улице Геологов через дворы, и начать зачистку жилого района. В дома заходить только в том случае, если там открыты двери или заметны следы проникновения. Я двинусь вместе с вами. «Дельта», под ваше командование переходит отделение «Ньюби», вместе с «Коробочкой». Обеспечьте прикрытие штурмовому отряду со стороны одноэтажного дома рядом с позицией снайперов – это, кажется, какой-то клуб. – Офицер опустил на глаза очки ночного виденья и включил инфракрасную подсветку. - Как только бойцы скроются из виду - зачищайте большое белое строение, помечено как дом культуры. Будьте осторожны, оно близко к школе и вероятен контакт с противником. Далее действуйте по обстоятельствам, но мне нужен сектор обстрела от вас в сторону школы, на ваше усмотрение. Офицерам и сержантам активировать ПНВ, доложить о готовности. – Джим криво усмехнулся. - Посмотрим, кто будет бояться темноты этой ночью.

* * *

25 февраля 2014 года. 19:01 по местному времени.
Российская Федерация, Якутия. Город Нерюнгри.


Улица Пионерная тянулась на северо-восток от проспекта Геологов, вдоль которого был выстроен северный фас карантинного периметра. Она всё сильнее забирала к востоку, и в какой-то момент становилась почти параллельной проспекту. Из-за такой замысловатой географии чтобы зайти к школе с севера её требовалось пересечь дважды. Поначалу для оперативников «X-UNIT» всё шло спокойно - группы двигались, не встречая сопротивления, «Лямбда» и «База» молчали. Широкую улицу первыми перешли люди Джейкоба и робот, остальные прикрывали. Однако стоило отряду добраться до двух параллельно стоящих высоток по ту сторону проспекта, как Киу сообщила:
- Четыре тепловые метки пересекли дорогу в ста пятидесяти метрах правее вашего маршрута. Сигнатуры очень слабые, нечёткие, определить не могу... Уходят за дом номер три... Пропали с экрана...
- Это «Линза-один». - Не промедлила Хенриксен. - Указанное направление вижу, целей не наблюдаю. Возможно, они уже скрылись за строением.
- Дьявол... А на той стороне только «Блэк»... Внимание, «Танго», контроль окон. Парными перебежками - к моей позиции, прикрываю. – Не тратя драгоценных мгновений, Лайтман залёг в каких-то промёрзших кустах у самого асфальтового полотна, и начал осматривать противоположную сторону в активном режиме своего командирского ПНВ. С одним лишь карабином он чувствовал себя неуютно, помня, как пули рикошетили от пришельцев на записях, но плазменный пистолет он отдал Сикорски, а Батиста пока не подошел.
Самое мерзкое в этой ситуации было в том, что капитан находился к месту контакта ближе всех, и если это те чёрные твари... Впрочем, тепловая сигнатура у них была такая, что они бы «светились» и сквозь снегопад. Тем не менее, Джеймс махнул своему второму номеру, приказывая залечь чуть поодаль, и снова вышел на общую волну:
- «Альфа-Блэк», не уверен, но, кажется, я вас вижу. Махни рукой. Да, точно. Во дворы не суйтесь, идите вдоль улицы и остановитесь на углу дома, около парка. «Оператор» - следом. Найдите укрытия. На той стороне парка нужная нам школа, но ближе – городская больница. Пусть кто-то из сержантов включит активный режим ПНВ и встанет чуть позади, мне нужен сектор обстрела на парк и дом поодаль. Если всё тихо, то я двинусь к вам. – Лайтман придавил наушник, чтобы лучше слышать. – «База», есть возможность включить свет только по проспекту Геологов?
- Так точно. По вашей команде.
Дождавшись, пока бойцы сменят позиции, капитан выпалил:
- «База», свет!
- Даю освещение.
Фонари на северном проспекте оказались неплохими - когда они разом вспыхнули, холодный электрический свет пробился даже через снежную завесу, озаряя белесым сиянием не только проезжую часть, но и пространство до самых домов. Кроме двух блочных многоэтажек, у стен которых засел Сикорски, это были главным образом допотопные деревянные бараки, высотой в три-четыре этажа. Одновременно с включением фонарей неподалёку треснул одиночный выстрел «калашникова». Оперативники напряглись, но продолжения не последовало - очевидно, в оцеплении у кого-то не выдержали нервы.
- Группам... - Начал было Лайтман, однако его перебила Киу:
- Две тепловые сигнатуры перемещаются от третьего дома к ограде больницы.
- Вижу движение, но очень смутно. - Ожил канал «Лямбды». - Подтверждаю два объекта, идентифицировать не могу. Стрелять?
- Отставить, цель неизвестна! - Излишне резко возразил Джеймс, пытаясь различить что-то сквозь снежную завесу в оптику ПНВ. Меньше всего сейчас он хотел прибить гражданского. – «Блэк» и дрон - к больнице, «Танго» - на позицию «Блэка», а я попробую окликнуть их. - Продолжил командир ударного взвода, после чего начал орать по-русски, предусмотрительно укрывшись за бетонной тумбой неработающего фонаря. - В Нерюнгри объявлен режим ЧС! Проходит военная операция! Гражданским около больницы, оставаться на местах, мы вас выведем!

Когда в ответ на его слова со стороны госпиталя полетели трассеры пылающей плазмы, Лайтман не особо удивился – и сразу попробовал вычислить позиции стрелков. Медучреждение опоясывала ограда - белёный фундамент с «вырастающими» из него двухметровыми столбами, между которых крепились секции решётки. Вот из-за неё и стреляли. Вроде бы всего два ствола, но активно смещающиеся вдоль укрытия. Огненные «плевки» вылетали очередями по три то из одной точки, то из другой. К счастью, огонь явно вёлся на подавление, часто и не прицельно. С другой стороны, это могло означать...
- Ещё две цели появились на экранах. - Киу повышала голос, чтобы командиры подразделений лучше её слышали за канонадой. - Обходят здание больницы.
- А я теперь первых двух не вижу. - Пожаловалась Хенриксен. - Стрелять на вспышки пока не буду...
- «Блэк», вас хотят прижать к земле и обойти. Я двигаюсь с фланга, а «Танго» вас поддержит. - Спокойно откомментировал ситуацию Лайтман, переключая ПНВ в пассивный режим - так он видел куда меньше, зато не выдал бы себя врагу, способному различать инфракрасное излучение. У американского офицера сложился простой план. Если пройти по парку вдоль Пионерной, то деревья по левую руку в конце концов кончатся, и откроется превосходный вид на поликлинику. Ну а скрытность ему должны были обеспечить активная пальба и плохая погода, потому что сам Джим чужих не видел – и, скорее всего, они не видели его. Правда смотрел капитан в основном в сторону школы, уж слишком близко она находилась. Зато белокаменный культурный центр его не слишком беспокоил, как раз сейчас его должна была зачищать «Дельта». Да и броневик где-то неподалёку.

* * *
- Вас понял, «Лидер».- Отозвался Сикорски, залёгший вместе со своим отделением в роще недалеко от ограды поликлиники. Ситуация представлялась не очень веселой, поскольку находящееся сзади отделение огневой поддержки не могло обеспечить эту самую поддержку с нынешней позиции - мешали густые деревья и удачное расположение противника. Если б пришельцы окопались в самом здании поликлиники, то стрелять по ним можно бы было без проблем, но сейчас они находились на одном уровне со своими, буквально на расстоянии броска гранаты - кидать которую в роще казалось рискованным.
- Огонь на подавление по левой цели, перекатами меняйте позиции. - Сикорски выбрал мишенью для своего отряда пришельца, залёгшего севернее. Его труднее было достать дрону. Установив пулемет под прикрытием дерева, уоррент прицелился и начал стрелять короткими очередями, стараясь подловить момент, когда пришелец высунет руку с винтовкой. Через несколько секунд ему придется сменить позицию, но пока Джейкоб был в относительной безопасности.
- «Блэк», «Танго» подходит сзади, скоро смогу открыть огонь. – Судя по тяжёлому дыханию, Чарльз Батиста говорил прямо на бегу. - Какую цель давить?
- Ближайшую к вам. – На одном выдохе между очередями распорядился уоррент… и вздрогнул, когда даже без предупреждающего щелчка в общий канал вклинилась «База»:
- «Альфа»! - В голосе Киу впервые за всю операцию прозвучала тревога. - На вашем левом фланге пришли в движение две большие массы металла! Мы принимали их за брошенные авто... Быстро движутся, огибая тридцать первый дом с севера, контакт через тридцать... Двадцать пять секунд! Двадцать!
- Кидайте дымовые шашки – и отходим ко мне! – Рявкнул капитан Лайтман, не дав девушек договорить – и таким тоном, что Сикорски сперва сорвал с пояса шашку, и лишь потом осознал приказ. Кивнув своему второму номеру, он запустил её туда, откуда должна была явиться новая угроза, а Батиста, находящийся южнее, швырнул свою гранату в сторону сектогитов.
Не дожидаясь, пока шашки начнут дымить - это бы заняло драгоценных секунд десять - Сикорски рывком поднялся и припустил к Пионерной, рассчитывая что пришельцы не сумеют быстро сориентироваться. Вставший с земли пулеметчик «Танго» поддержал его, выдав по больнице пару очередей с бедра.

К сожалению, снизить точность неприцельного огня - задача практически невыполнимая. Здесь больше зависит от удачи, а её запас у оперативной группы подошёл к концу. Дым не успел скрыть отступающую команду Сикорски, и невидимые стрелки за оградой медкомплекса перенесли огонь на них. Одна из «капель» синего пламени настигла «Альфу-шесть», самого молодого в отряде, когда тот перепрыгивал через бордюр. С коротким воплем боец кувыркнулся вперёд и рухнул на асфальт ничком.
Не растерявшиеся товарищи подхватили его под руки и поволокли к кювету на безопасной стороне улицы, а сверху загремел «Баррет» - капитан Хенриксен присоединилась к огню на подавление, тяжёлые пули вышибали из забора куски бетона. Будто решив поддержать канонаду, затрещали совсем рядом автоматы солдат оцепления - кто-то приблизился к периметру, попав в свет фонарей.
- Готовность по флангу! - Рычал в рацию Лайтман, про себя считая вместе со всеми секунды до появления неизвестного врага. И тот появился. Что-то большое, тяжёлое, плавно вылетело из-за деревянного барака номер тридцать один, зацепив его угол - и весь старый дом сотрясся от удара, заскрипел жалобно досками... Промчавшись сквозь падающий с крыши пласт снега, неизвестный объект замер на границе сгустившейся, наконец, дымовой завесы - бойцы командного отделения успели рассмотреть лишь продолговатый силуэт.
- Готовы, сэр! - Бойцы Сикорски за это время успели добраться до края улицы и съехали вниз по дорожной насыпи.
- En el nombre las Flechas del Dios - Amen! – Пробормотал доктор Вашингтон. Его дрон принялся выплёвывать короткие очереди в разрастающееся чёрное облако.
- Залечь! Батиста, кумулятивный! – Поскольку теперь Лайтман командовал без помощи радио, просто надрывая горло, позывные он не использовал.
- Готов!
- Группа, из всех стволов - по цели! - Немедленно откликнулся Лайтман и сам первым высунулся из кювета. Бронетехнике плевать на подавляющий огонь, но если пуля щёлкнет по оптике... Дав очередь куда-то в направлении цели, Джеймс оттолкнулся локтем и рухнул обратно в снег, чтобы высунулся уже полуметром правее. Похожим образом поступали и остальные пять автоматчиков. Откуда-то с фланга строчил пулемёт Калашникова – «Альфа-три» сумел найти относительную безопасную позицию для прицельного огня.

Под градом свинца противник выплыл из дыма, представ перед землянами во всей своей красе. Выглядело новое оружие пришельцев не слишком угрожающе - что-то вроде двух сложенных вместе суповых тарелок с мерцающей оранжевой полоской между ними.
Общими габаритами с малолитражку вроде «Фольксвагена» или «Хонда-Тудей», но всего полметра в высоту... Если не считать, что враг ещё и парил над землёй - тоже приблизительно в полуметре.
Оказавшись на чистом воздухе, диск замер, словно пытаясь сориентироваться - и по нему ударили уже прицельно. Очередь крупнокалиберного «Браунинга» оставила на серебристо-сером корпусе вереницу вмятин, выстрел из РПГ-7 зарылся в землю рядом, вынудив инопланетный механизм отпрянуть вбок, ближе к ограде госпиталя, откуда продолжалась беспорядочная пальба.
А всё из-за того же угла намного медленнее выплыл второй летучий диск. Замер. Его оранжевая полоска внезапно налилась тёмно-голубым сиянием и... выбросила в сторону дрона «X-UNIT» огромный сгусток плазмы. Синий росчерк прошёл правее робота и ударил в насыпь шоссе, взметнув фонтан земли вперемешку со снегом...
- Проклятье! - «Оператор» погнал дрона назад и направо, одновременно выпустив веер пуль в направлении противника - благо, новый диск завис практически на том же месте, что и предыдущий. Очередь, не причинив вреда пришельцу, отдачей практически унесла дрона за ларёк с надписью «Газеты». Прячущаяся около больницы инопланетная пехота перенесла огонь на него, и заряд винтовки выжег здоровую дыру в хлипкой стенке павильончика.
- Перезаряжаю бронебойными. - Неожиданно спокойно сообщила на своём канале Мишель. - Ещё две секунды.
- Мы на месте, стреляем. – Присоединился к ней командир броневика. В подтверждение его слов взвизгнул рейлган. Белая нить протянулась откуда-то из темноты, коснулась дальнего диска вскользь, но распорола его обшивку, как бумажную. Это не вывело парящую машину из строя, однако принудило отступить назад, за барак. Первый же диск, прекратив беспорядочно шататься на воздушных потоках, пальнул в ту сторону, откуда к нему прилетел заряд РПГ. Грохот разрыва смешался с криками боли.
- «Альфа-девять» убит! - Хрипло доложил сержант Батиста. – «Седьмой» без сознания!
- У меня все индикаторы на орудии погасли! – Обеспокоенно рапортовала «Коробочка». - Кажется, что-то сгорело...
- Дьявол... – По голосу Лайтмана не составляло труда догадаться, что он мог бы выразиться и крепче. Группа прижата, из противотанковых средств только древний РПГ, и тот «засвечен» врагом...

…Выстрел М82 растаял в треске пламени, стрёкоте очередей и гуле барражирующих над городом «Медведей».
Но единственная пуля калибра 12.7 миллиметров со стеклянным хрустом вошла точно в светящийся «поясок» диска - в то самое место, откуда мгновенье назад вырвался плазменный заряд. Диск качнулся от удара и... упал на землю, лязгнув не хуже эмалированного корыта. Оранжевый пояс медленно погас.
- Есть... - Выдохнула Мишель всё тем же пугающе мёртвым голосом. - Cible est détruite...

Пользуясь тем, что вражеская бронетехника отступила, дрон развернул ствол «Браунинга» к больнице – и задрожал от выстрелов, словно оператор позабыл собственные слова об опасности длинных очередей. Участок проржавевшей решётки просто смело ураганом свинца, один из бетонных столбов, на котором она держалась, покосился - и инопланетяне затихли.

* * *

«Альфа» лежала в придорожном кювете, не пытаясь высунуться. Большинство бойцов взвода впервые попали под шквальный огонь, гибель товарища и ранение двух других не могли не повлиять на их мораль - всё шло к тому, что группа сейчас заляжет, и поднять бойцов в атаку будет уже почти невозможно. Джеймс выругался, лихорадочно пытаясь найти выход - и в этот момент раздался лязгающий звук, как от падения чего-то большого и тяжелого. «Третий»-пулемётчик, похоже, чувствующий себя бессмертным, торжествующе заорал:
- Одного достали!
Секунду спустя где-то на правом фланге, ближе к зданию школы, через дорогу перебежали три неясные фигуры - слишком высокие для сектогитов и слишком тонкие для мутоидов. Лежащий ближе всего к ним «Альфа-восемь» крикнуло что-то про «Дельту», схватил гранату и рванул через улицу, явно намереваясь швырнуть её в сторону пришельцев. Лайтман перевёл взгляд с рёхнувшегося бойца в сторону поликлиники, заметил огромную дыру в заборе, и бросился следом, срывая с разгрузки осколочный «кругляш». Видевший всё это Сикорски сориентировался мгновенно:
- Прикрыть капитана огнём!
- «Дельта», осторожно, гранаты! – Дополнил его Мерклич. – «Коробочка», не задавите своих!

Взрывы хлопнули глухо, не особо-то громко – будто звук заглушила пелена снега. «Альфа-восемь» перепрыгнул остатки бордюра первым, тут же всадил очередь во что-то у своих ног. Последовавший за ним Джим увидел, что боец добил врага, раненного дроном – и враг этот не был сектогитом. Больше он напоминал... Змею с человеческими руками - хотя торс и плечи погибшего пришельца скрывало какое-то подобие кирасы с наплечниками. Левый наплечник был сорван крупнокалиберной пулей, вместе с куском плеча.
- Где ещё?! – Капитан поднял ладонь, показывая выглянувшим из-за угла больницы наёмникам, что видит их. Солдаты Штреллера действовали без приказа, однако их самодеятельность пришлась очень кстати – именно угроза с тыла наверняка и принудила врагов ретироваться.
- Там. – Один из солдат махнул куда-то на север. – Второй такой.
Следуя командам Джима, штурмовики и наёмники рассыпались, зачищая взятую позицию – и не встречая сопротивления. По словам «Дельты», змеелюд ретировался с невероятной скоростью, да ещё ползком, практически не поднимая головы, и подстрелить его не удалось. Где враг теперь, оставалось только гадать… или пытаться отследить полосы на снегу.
Всё ещё чувствуя, как в крови после безумной лобовой атаки догорает адреналин, капитан скороговоркой выдал целую россыпь приказов. Батисту он отослал на крышу одной из блочных высоток, снабдив группой прикрытия, наёмникам велел оставаться внутри госпиталя, выбрав удобные огневые точки. Штурмовые группы и отделение прикрытия рассеял по местности. Выслушал Штреллера, который вернулся в БМП и пытался отсечь сгоревший конденсаторный блок рельсотрона – обещал управиться за три минуты. Всё, вроде бы, наладилось – хотя считанные удары сердца тому назад операция грозила пойти прахом. Беспокойство доставлял лишь непонятно куда отошедший змееподобный пришелец. Враг, которого ты не видишь, всегда опасен больше, чем дюжина маячащих прямо перед глазами – эту аксиому Джим заучил много лет назад. Впрочем, долго гадать не пришлось. Периметр вновь открыл огонь. Лейтенант Лян тут же разъяснила ситуацию:
- «Альфа», внимание. Одна цель отступила от ваших позиций и соединилась с двумя оставшимися за домом тридцать один, он теперь у вас по фронту. Там же находится механический объект. Оцепление их заметило и обстреливает, с соседнего участка перебрасывают танк «чёрных касок». Сомнительно, чтобы пришельцы надолго там задержались, полковник предполагает, что они пойдут на прорыв вглубь оцепленного участка.
- Я... - Начал было Лайтман, но договорить не успел. По боевым порядкам безо всякого предупреждения прокатилась невидимая волна - тёплая, тошнотворная. Офицер пошатнулся, зажимая рот ладонью. Отвратительное ощущение длилось несколько секунд - и задело не одних оперативников «X-UNIT», стрельба со стороны карантинной линии тоже оборвалась.
- Мистер Вашингтон, что с вами? - Хенриксен, кажется, немного «отмерла», её встревоженный голос звучал почти как обычно.
- Три секунды адского похмелья... - Жалобно простонал оператор дрона. - Ушло, но память осталась...
На общем канале раздалось множество согласных голосов. К счастью, змеелюды и их жестяной товарищ тоже замерли, давая землянам время оправиться.
- Я что, одна ничего не почувствовала? - Растерянно спросила Мишель.
- Меня чуть замутило, не более. Может, и не от этого ... - Успокоила её Энн.
- «Альфа», у вас всё в порядке? - Вызвала «База».
- Да, живы... - Откликнулся Джим.
- Все четыре объекта пришли в движение. Движутся по краю парка справа от вас. Предположительно, собираются пройти между домами три и семь в сторону школы.
- Поболтали и хватит. - Старшая канадка чем-то громко лязгнула прямо в микрофон. - Я сменила позицию, но увижу их, только если они прорвутся к Пионерной. Надеюсь, вы им не дадите.
- Они больше никуда уже не прорвутся, «Лямбда». - Мрачно сказал Лайтман, присев с винтовкой у самого угла поликлиники – того, откуда подошли наёмники. Зрелище шатавшихся и дезориентированных солдат несколько охладило взбешенного офицера, умерив его желание дорваться до ближнего боя с тварями, из-за которых погиб его подчинённый. В конце концов, от главы ударного взвода сейчас зависели жизни многих других оперативников, и даже гражданских, терять голову для него было недопустимо.
- Я на крыше, сэр. - Сообщил Батиста, закончивший-таки свой забег по лестницам.
- Видишь дом номер семь? Двор? - В голове Лайтмана внезапно мелькнула смутная идея – достаточно безрассудная по его меркам.
- Не очень хорошо, дом скрыт деревьями. На двор обзор получше.
- Заряжай термобарический, жди команды «Дельты», и стреляй в сторону седьмого дома. Не зацепи стену. «Дельта»?
- На связи.
- При контакте с пришельцами даёте команду «Танго» на выстрел, после взрыва - огонь. – План обретал ясные очертания прямо на ходу, так что Джим воздержался от подробных разъяснений. Оставалось верить, что солдаты точно выполнят каждое указание. – «Оператор», если они не сунутся в ваш сектор обстрела, выдвигайтесь вперед.
- Сэр... – Присоединился к переговорам Сикорски, отосланный капитаном на второй этаж больницы. - Я направил «Альфу-три» с ПК в тридцать первый дом, он должен заблокировать пришельцам путь отхода, а сам вместе с «Двойкой» и «Ньюби» держу Пионерную.
- Отлично. – Кивнул Лайтман, касаясь пальцем наушника. - Как начнется стрельба, я с парой бойцов обойду третий дом. Займём угол и подрежем пришельцам ещё один вариант отступления. Если залягут - накроем гранатами. «Коробочка», выезжайте на Пионерную и готовьте ПТУР. Цель вы знаете.
- Вижу их! - Внезапно воскликнул снайпер «Дельты».

Ветер улёгся, как по заказу. Более того, в облаках образовалась изрядная дыра, и через неё на далёкую землю глянула бледная луна... Осветив призрачным сиянием движущуюся краем парка группу пришельцев. С крыши высокого дома, с позиции гранатомётчика землян, это выглядело любопытно - скользящий над снежным настом серебристый диск с распоротым верхом, и три следа-полоски в снегу, один впереди него и два по бокам. Полоски, очевидно, оставляли те змееногие вояки, ползущие рядом со своей боевой машиной.
- А ведь на уровне земли их едва разглядишь, пока поздно не станет… - Пошептал в микрофон Чарльз. - Хорошо, что я не на земле...
- «Танго», пли! – Прервал его рассуждения старший наёмник. Повторять не пришлось - на крыше высотки полыхнул факел реактивного пламени.
- Пфффшшууууу!.... - Выстрел опять ударил в землю с недолётом. «Мини-НЛО» он не зацепил, зато угодил точно в снежную канавку правее неё. Взрыв вбил в землю останки змеелюда и подкинул вверх край диска. Тот не стал отвечать, а ускорился - хотя и не настолько, чтобы обогнать двух уцелевших «пехотинцев».
- Группы, огонь! - Приказал Лайтман. Трассирующие очереди переплелись над боевой машиной врага, та ускорилась ещё больше...
С дроном «X-UNIT» они столкнулись почти лоб в лоб - словно шериф и злодей на улице пропылённого городка из старого вестерна. Диск резко затормозил, клюнув «носом». Светящаяся полоска стала наливаться голубым мерцанием, рядом вскинулись из снега змеелюди, поднимая плазменные винтовки...
- Слишком медленно, ублюдок. - Сказал Иезикиль, щёлкая гашеткой. «Браунинг» затрясся, изрыгая струю свинца пятидесятого калибра. После третьего попадания в «поясок» металлический пришелец превратился в косматый огненный шар, поглотивший обоих «пехотинцев» и робота землян.
Вылетевший на шоссе БМП остановился, целя пушкой в то место, где только что был отряд неприятеля.
- Мнда... - Протянул командир экипажа с искренним разочарованием. - Опоздали. Но воронка красивая... Только дрона жалко.

* * *

На крыше Мишель Хенриксен перекатилась на спину и помахала сидящему в стороне оператору:
- Мистер Вашингтон, а вы любите старый Голливуд, верно?...
- А кто его не любит? – Ответил инженер, выключая бесполезный пульт. Когда он оглянулся, Мишель перевернулась обратно, взялась за винтовку – и её улыбка сменилась гримасой боли. На считанные секунды, так что учёный, вроде бы, ничего не заметил. Свернув антенну, он неуверенно попросил:
- Эм-м… У вас там был такой замечательный бинокль. Не одолжите мне до конца операции - я тогда с другого края крыши послежу за школой?
- Будет очень любезно с вашей стороны. – Мишель очень осторожно выудила из кармашка на поясе маленький бинокль и передала Вашингтону. Тот принял его с благодарным кивком, перебрался к МакГрин. Выслушав инструктаж по наблюдению, тихонько сказал что-то, склонившись к самому уху рыжей канадки, и потянулся к микрофону:
- Говорит «Оператор». В связи с потерей дрона приступил к наблюдению за школой со своей текущей позиции...
- Это у вас здорово вышло. – Совершенно не по уставу обратился к нему через общий канал командир «Дельты». – Беги мы чуть быстрей – выскочили б на цель, нас бы с ней и накрыло. В следующий раз предупреждайте, док, договорились?

* * *

- «Одиннадцатый»... - устало протянул Лайтман, садясь прямо на хорошо прожаренные остатки змеелюда и доставая из сумки планшет. Накалившаяся в пламени взрыва кираса мёртвого пришельца приятно грела ноги даже сквозь толстые штаны. - Доложить о состоянии раненых.
- «Седьмой» пришел в себя, сэр, но... - На заднем плане послышался возмущенный возглас бойца, и оперативник быстро исправился. - …и судя по всему, к бою он готов. «Ньюби» тоже на ногах.
- А что с другими? «Альфа-девять» точно мертв?
- От него ничего не осталось, только пепел.
- Дьявол....
- С «Альфой-шесть» немногим лучше. – Вздохнул «Одиннадцатый». - Ему сожгло левую руку от плеча до локтя, и серьезно задело спину. Сейчас он в отключке, мы вкатили ему противошокового и морфин, залили ожоги пеной и перебинтовали, но... он больше не боец, сэр.

Крепко выругавшись, капитан встал и напоследок еще раз пнул труп пришельца. С учётом вышедшего из строя дрона, пары безвозвратных потерь, да еще и при наличии двух контуженных бойцов - себя к таковым, Лайтман, разумеется, не причислял - группа заметно потеряла в огневой мощи. Тем не менее, висящие в воздухе Ту-95 недвусмысленно намекали, что задание нужно выполнить, иначе все эти потери будут абсолютно бессмысленны. Проведя короткий опрос командиров отделений о потерях – кроме уже озвученных, таковые отсутствовали - капитан вызвал на связь Киу. Лейтенант Лян, разумеется, ответила сразу же:
- «База» на связи, «Альфа-лидер».
- Докладываю о результатах огневого контакта. Уничтожено четыре единицы пришельцев нового типа, и две единицы вражеской бронетехники. Потери оперативной группы… - Джим замялся. – Один убитый, один тяжело раненый, в срочной эвакуации не нуждается, стабилен. Уничтожен дрон «Оператора». Боеспособность группы не пострадала. Провожу перегруппировку и приступаю к выполнению боевой задачи. «Альфа-лидер», доклад закончил.
- Принято, «Альфа-лидер». Удачи.
- Сэр. – Стоило китаянке умолкнуть, как на волне раздался голос уоррента Сикорски. – У вас будут дальнейшие приказания?
- Их будет чертовски много... – Заверил Лайтман.


...В облачной прорехе мелькнула огромная тень бомбардировщика, на мгновенье затмившая лунный свет...

Конец восьмой главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #18  
Старый 05.02.2016, 19:37
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 9. Капитан Лайтман. Капитан Ли.

25 февраля 2014 года. 19:37 по местному времени.
Российская Федерация, Якутия. Город Нерюнгри.

Следующую четверть часа оперативная группа «X-UNIT» действительно не имела возможности перевести дух. Пара штурмовиков провела осторожную разведку во дворах вдоль Пионерской, добравшись до территории детского сада. Оттуда уже были видны горящие фонари и силуэты солдат оцепления. Не имея особого желания нарваться на пулю, разведчики благоразумно остановились, доложив Лайтману, что этот маршрут чист и безопасен.
Сам командир тем временем занимался переформированием отделений – с учётом понесённых потерь. «Дельта» была усилена бойцами из бывшего отделения «Ньюби». Вержбовски, Джейкоб и вернувшиеся разведчики образовали штурмовую группу «Блэк». Сержанта Батисту, пулемётчика, снайпера с СВД и ещё трёх стрелков капитан свёл в отделение «Танго». При этом Чарльз отдал свой плазменный пистолет Вальтеру, которому тот явно был нужнее.

- Ситуация на данный момент складывается такая. - Объяснять подчинённым свой замысел Лайтман принялся после того, как они вышли на исходные позиции. - Школа в окружении. Блокада не слишком надёжна, так как сектор обстрела на восточную сторону со стороны «Дельты» перекрывает угол здания, а со стороны детского сада - парковая зона. Однако деваться пришельцам некуда – при отступлении упрутся в периметр и будут вынуждены уходить во дворы с восточной стороны Южно-Якутской. Там мы их легко прижмём и уничтожим, либо выдавим на карантинную линию. На севере и западе дела обстоят похоже, и единственное направление, представляющее для нас угрозу - юго-восточная часть оцепленного сектора. Зачистка там не была проведена. Возможна попытка прорыва мимо позиций «Дельты», это следует учитывать. Там могут скрываться незамеченные силы противника, которые, при худшем сценарии, ударят отделению в тыл. После начала операции я запрошу у «Базы» свет по всей улице и во дворах - это затруднит перемещения пришельцев, но опасность всё равно сохранится.

Джим говорил сухо и коротко – не только чтобы вселить в бойцов уверенность, но и просто от усталости. Намного легче было бы просто раздать указания по группам, однако офицер чувствовал, что сейчас его людям, многие из которых впервые попали на настоящее поле боя, требуется понять происходящее, увидеть картину сражения глазами командира. Понять, что они побеждают.

- План таков. – Продолжал он, откашлявшись. - По моему сигналу, «База» включает центральное освещение на Южно-Якутской и вокруг школы, что вполне может вызвать ответную реакцию со стороны пришельцев. Если они начнут стрелять, это вскроет их позиции, но хватит и того, что враги станут ожидать атаки. А атаковать мы не будем. «Альфа-один» и «Альфа-восемь» в данный момент находятся внутри дома одиннадцать по Пионерской, точно на север от занятой школы, в то время как большая часть «Танго» чуть западнее. Их наблюдения вместе с данными от беспилотников позволяют предположить, что в парке перед школой неприятель отсутствует. После того, как включится свет, мы еще раз осмотрим позиции, и немного поиграем на нервах врага. «Альфа-Танго» выпустит осколочную ракету по двору перед зданием, а «Коробочка» и «Альфа-два» начнут вести беспокоящий огонь. После обстрела «Коробочка» произведет залп дымовыми гранатами и отойдёт во дворы, ближе к позиции штурмовой группы. После чего мы... выключим свет возле школы. Пришельцы явно будут ожидать атаки со стороны фасада и главных дверей, но тут в дело вступит «Дельта». Выдвинувшись к южной стене школы, они произведут имитацию штурма, подавив всякую активность в окнах и закидав коридоры гранатами. В это время с севера выдвинется БМП с командой «Блэк». – Американец снова кашлянул – горло пересохло, но пить из фляжки по такому морозу не казалось хорошей идеей… даже если вода не успела превратиться в лёд. – Как только штурмовики подберутся к самым стенам, наступит вторая фаза операции...

Известно, что неприятности в одиночку не ходят. Но есть у них ещё одна особенность - дождаться, когда предыдущая волна проблем схлынет, и люди решат, что вроде бы всё идёт по плану...
Монолог капитана Лайтмана был прерван внезапным вызовом по каналу авиагруппы.
- «Альфа», это «Воздух». - В голосе пилота-ведущего звучала тревога. – «Медведи» уходят.
- Что? – Нахмурился Джим.
- Они разбились на две пары, и уходят на юг и восток, набирая скорость. Не думаю, что их так убедили ваши успехи...
- Да-а... - Протянул один из русских оперативников. - Что-то гладко всё пошло, тут явилось...
- Дисциплина в эфире. - Одёрнул его Лайтман, пытаясь собраться с мыслями – что, чёрт возьми, это может значить?
- «Звено-один», внимание. – Присоединилась к разговору «База». – Срочная информация. Нам только что сообщили от источников Комитета, что сверхмассивный НЛО входит в воздушное пространство над районом операции. По всем показателям - этот тот же самый корабль, который доставил десант, и спускается он по той же траектории. Если всё верно, корабль начнёт торможение на высоте в пять тысяч метров - считайте это точкой перехвата. Приказ наземной группе - выжидать. В случае если «Звено-один» не остановит противника - отступить до его посадки. - Киу пощёлкала клавишами - это было слышно даже через рацию. Продолжила:
- Новый спутник наблюдения ещё не вошёл в зону, однако с помощью оптики ему удалось сделать снимок НЛО сверху. Передаю картинку.
На экране капитанского планшета высветилась размытая фотография. С такого ракурса судно пришельцев смахивало на карикатурное изображение конфеты – круглый корпус с двумя симметричными ромбовидными отростками…


* * *

25 февраля 2014 года. 19:49 по местному времени.
Российская Федерация, воздушное пространство Якутии.


За кабиной рёв ветра, рокот турбин, в кабине – тишина, слышно только, как работает обдув остекления. Мягко светятся экранчики приборов. Пенгфей позволил себе на несколько мгновений опустить веки, сделать глубокий вдох.
- У русских есть выражение… – Ларс, как обычно, вышел на связь в самый удачный момент. – Они говорят: «Большие шкафы громко падают». Или что-то вроде того.
- Так точно, Четвёртый. – Китаец выдохнул, усмехнулся, открывая глаза. - И сейчас мы попробуем его уронить…
- И грохота будет! – Хихикнул Маккензи, но смех показался Пенгу не слишком-то искренним. За таким обычно прячут беспокойство и страх.
- Попробую пощупать, мягкое ли у этой твари подбрюшье. – Ведущий ещё раз бросил взгляд на монитор радара, где вражеский корабль уже виднелся жирной точкой. - Прикрой.
- О'кей. – Немного серьёзней, чем обычно, отозвался британец.

Капитану Ли вспомнился детский дом - как его, уже крепкого парня, поколотили два забияки из младшей группы. Обидно было до слёз. Сегодня в роли забияк предстоял выступить им с Ларсом. Внимательно следя за кораблем-исполином, Пенг навёл целеуказатель на его нижнюю полусферу, и дал залп двумя ракетами. Теперь крутой вираж, и вся надежда на Ларса – ведомый, не подведи!
Маккензи оправдал веру командира - ещё две ракеты и уклонение, как по учебнику. Корабль с ответом не промедлил. Алые точки разгорелись под его «крыльями», и от них к мчащимся ракетам потянулись лазерные лучи. Первая пара Р-77, выпущенная Пенгом, пересеклась с одним из лучей и обратилась в пламя. Второй паре повезло больше - корабль успел перехватит лишь одну из ракет, другая ударила в плоское днище НЛО. Вспыхнувшая на тёмной туше космолёта яркая звёздочка смотрелась не очень убедительно...
Выходя из виража, Пенг одновременно пытался составить план новой атаки, но ему не хватило времени - радар начал выдавать новые метки.
- Ту-95 из восточной группы запускает ракеты! - Ларс тоже заметил на экране зелёные точки. - Компьютер распознаёт их как противокорабельные Х-65СЭ! Пять... Шесть штук!
- «Звено-один»! - Ли едва не вздрогнул - вместо Киу на связи был лично полковник Краснов. - Новый план! Как только пришелец откроет заградительный огонь, атакуйте его системы вооружения и подавите, помогите ракетам прорваться!
- Есть. - Ответил Пенг, глядя через кокпит как вновь разгораются рубиновые точки инопланетных орудий. Все на одном отростке, одна снизу, две сверху, по краям... И ещё две - на центральной секции, с этой же стороны...
- Четвертый, за тобой нижняя полусфера. - Отчеканил Ли. – Не хватит боезапаса – будем работать пушками.
- Слону дробина… - отозвался Ларс. Разбирайся Пенг в русском получше, у него бы сложилось впечатление, что Маккензи зазубрил словарь идиом, частично переведя его на английский.
Маневрируя в вертикальной плоскости, истребители приблизились к гирлянде инопланетных лазеров. Самому гигантскому кораблю, казалось, было всё равно: он двигался по прежнему курсу, с прежней же скоростью. Пенгфей, сделав «горку», выпустил по центральной и верхней секции три ракеты, и тут же отработал вертикальными рулями, уходя от вспыхнувших алыми зрачками точек. Форсаж, перегрузка, и перед глазами пляшут мушки…
Ларс отправил ракету в сторону нижней секции, другой ударил по центру, и, меняя угол полёта, прянул в сторону. Пара истребителей напоминала пираний, осмелившихся посягнуть на аллигатора. Укусы того беспокоили, но он лишь отмахивался от назойливой мелочи, недооценивая угрозу.
Орудия НЛО послали раскалённые лучи куда-то во тьму за мгновенье до атаки перехватчиков, и три метки крылатых ракет погасли на радарах. Затем космолёт укутали косматые облака разрывов. Все Р-77 Пенга поразили цели, оставив на центральном сегменте корабля три чёрных пятна. Кажется, корпус не был пробит, однако пушки больше не стреляли. Ларс оказался не столь успешен - одна из его ракет попала под луч, и взорвалась. Но всё же ему удалось вывести из строя нижний лазер. Второй залп по приближающимся Х-65 произвели лишь два орудия на углах «придатка», который Ли, за неимением лучшего, прозвал «поплавком».
- Ещё одну выбили! - Скрипнул зубами Маккензи.
- Успокойся, второй заход всё равно не успе....
Пара стремительных теней вырвалась из облаков и промчалась мимо перехватчика Ли. Противокорабельные ракеты настигли добычу и теперь рвались к ней, выжимая всю мощь двигателей. За долю секунды до столкновения лазеры звездолёта успели выстрелить ещё раз, каждый по своей цели. Вихрь огня и стали скрыл НЛО от глаз пилотов.
Когда дым рассеялся, корабль чужаков всё держался в воздухе. Однако лунный свет и зоркие глаза китайского лётчика позволили заметить, что в атакованном «поплавке» зияет дыра впечатляющего диаметра, и весь борт с этой стороны искорёжен, покрыт вмятинами. Пришелец не стал демонстрировать упорство. Прекратив торможение, он начал уходить вверх - всё быстрее и быстрее.
- «База», противник получил повреждения и отступает. - Рапортовал Ли, не отводя взгляда от вражеского корабля.
- Принято. – Киу, конечно же, не выдала своего облегчения, но Пенг знал её слишком хорошо, чтобы обмануться ровным голосом и уверенным тоном. - Не преследовать. Получить топливо у заправщика и возвращаться на базу для пополнения боекомплекта.
- Есть.
- А «Медведи» опять идут к городу. - Обратил внимание Ларс. - Кроме того, который отстрелялся, этот уходит на восток.
- Скажем ему спасибо. - Вздохнул Пенгфей, просчитывая курс для встречи с самолётом-заправщиком.

* * *

25 февраля 2014 года. 20:01 по местному времени.
Российская Федерация, Якутия. Город Нерюнгри.


Пламенный отблеск в небесах медленно угасал.
- Я надеялась на фейерверк получше. - С напускным разочарованием сообщила всем оперативникам по открытому каналу Мишель. - У вас, наверное, вообще ничего видно не было... А облака редеют, между прочим... И снег перестал.
- Значит, можно больше не ждать, что нам на голову свалиться инопланетный крейсер? Какая досада. - Меланхолично откликнулся Лайтман, устало привалившийся к стене дома. Лейтенант Лян уже успела проинформировать сухопутные войска об исходе воздушного поединка, и ледяная когтистая лапа, сжимавшая сердце Джима на протяжении этих долгих минут, ослабила хватку. Конечно, те твари, с которыми приходилось сталкиваться бойцам «X-UNIT» на земле, были ничуть не менее опасны, но с ними, по крайней мере, можно было бороться. А вот томительное ожидание исхода воздушного боя, который, вполне вероятно, решит и твою судьбу - напоминало о беспомощности перед лицом инопланетной угрозы. Кто-то нервно хохотнул в темноте, неподалеку от Лайтмана. Открытый канал снова ожил – теперь заговорил Батиста:
- Ну почему мне всегда так не везёт? Я только понадеялся сбить крейсер из РПГ... - Разочарование в голосе сержанта было настолько искренним и пародирующим интонации Мишель, что Джеймс невольно улыбнулся. Призывать солдат к порядку в эфире он не стал, давая им выговориться. Пока подчинённые болтали, капитан размышлял над причинами, по которым корабль пришельцев вновь появился над городом. Высадка очередной волны десанта? Слишком малые силы для этого... а другой пришедший на ум вариант казался офицеру слишком глупым. Однако, вспоминая свой опыт общения с пленным пришельцем, Джим всё больше и больше склонялся к мысли, что Мёрфи был прав, и если что-то глупо, но может быть истинно - значит, это не глупо. Сектогит, с его мечтой о бифштексе, не производил впечатления храброго солдата, который готов сражаться до конца. Предыдущие бои так же показали, что эти существа склонны к панике и не слишком-то хотят умирать. Сейчас Джеймс пытался представить, как на пришельцев должна повлиять новость о том, что прибывший для их эвакуации корабль, серьезно повреждён и уходит обратно, оставляя десантную группу в одиночестве и темноте? Что бы сам Джеймс подумал, если б его отряд бросили на чужой планете, в холодных стенах чуждого и незнакомого города, наедине с вражескими солдатами - которые ходят где-то там, снаружи? И ведь пришельцы, в отличие от людей, не знали, ради чего они сражаются и не были готовы умирать за идею. Они просто подчинялись прямым приказам… Смутно вертящаяся у капитана в голове идея, пожалуй, могла сработать.
- Это «Альфа-лидер». – Стоило Джиму заговорить, как болтовня на открытом канале стихла. – «База», как слышите, приём?
- «База» на связи, «Альфа-лидер».
- Запрашиваю одобрение руководства для выхода на связь с блокированной группой противника ради выставления им требования безоговорочной капитуляции. – Джим произнёс это, чеканя каждое слово. Он крепко подозревал, что в штабе его сочтут переутомившимся на операции.
- Разрешаю одну попытку. - После долгой паузы ответил Краснов. - При условии, что не будете подставляться. Не выйдет сразу - идите на штурм. Несмотря на наличие внутри предположительно ценного оборудования, санкционирую применение тяжёлого вооружения без ограничений. Под мою ответственность. Остаюсь на связи.
- «База», вас понял. Приступаю. – Подтвердил Лайтман, чувствовавший себя удивительно спокойным. Как будто собирался не вступить в телепатический контакт с инородным разумом, а заблокированным в здании федаинам предложение о сдаче выдать. Правда, как именно выйти на связь с пришельцами, Джеймс не знал, но... попробовать он был просто обязан.
Отдав заметно обеспокоенному Вальтеру плазменный пистолет и винтовку, а заодно и разгрузку с гранатами и ножом, Лайтман, вместо того чтобы идти на улицу, уселся поудобнее, взглянул на виднеющуюся за дорогой школу. Он помнил отчёт доктора Солнцевой о физиологии сектогитов и понимал, что пытаться говорить с ними как с людьми практически бесполезно. Услышать-то они его услышат, а вот смогут ли понять?
Для начала, Джеймс попробовал успокоиться и выкинуть все мысли из головы. Восточными практиками он никогда не увлекался, но иногда прибегал к этому приему, столкнувшись с особо трудной проблемой - вроде как сейчас. Затем капитан представил себе сектогита, как он его помнил, во всех деталях. Небольшой рост, серая кожа, тонкие руки и ноги, огромная, относительно тела, голова с миндалевидными глазами на половину лица, маленький рот... Повертев картинку в голове, Лайтман вспомнил чувство, возникшее у него при общении с пленником - неуловимое ощущение эмоций и образов, приходящих извне. Теперь он сосредоточился на нём, желая снова почувствовать нечто похожее.
Вопреки ожиданиям, отклик капитан получил. Не совсем такой, как ожидал – но несомненный. Офицеру казалось, что он чувствует чужие мысли в своей голове – однако это были мысли нескольких разных существ. Сложно объяснить - как будто он услышал одновременно бормотание четырёх или пяти голосов. Совершенно одинаковых, правда, но всё же... Голоса были испуганными - именно то, что ему требовалось. Вот только «вступить в диалог» Джим не успел - испуганное бормотание вдруг перекрыла волна всепоглощающей ярости. Такая, что землянин невольно стиснул кулаки, будто сам на кого-то разгневался. Множество гневных «голосов», подобно рёву взбешённой толпы, перекрыло шёпот испуганных. Лайтман охнул, схватила за виски, пытаясь отгородиться от яростных воплей. Получилось сразу, будто радиоприёмник выключил. А несколько секунд спустя из окон школьного вестибюля и откуда-то со второго этажа беспорядочно ударили плазменные винтовки и ружья мутоидов. Длинные очереди обрушились на примыкающий к школе парк, перешибая тонкие молодые деревца и выбивая щепу из старых стволов...

- Дьявол… - Простонал ошарашенный капитан. Находящиеся рядом с ним солдаты уже заняли позиции у окон, готовясь отражать внезапную атаку, и только Вальтер выжидательно смотрел на командира. Лайтман показал ему большой палец.
- «База», говорит...
- Что там? – Полковник перебил Джеймса, не дожидаясь конца фразы.
- Они не сдадутся.
- Принято. Вы знаете приказ.
- Так точно, сэр. Приступаю к выполнению. - Встав, капитан позволил Вержбовски надеть на него разгрузку, сунул в кобуру пистолет. Штурмовая группа молча смотрела на офицера, явно не до конца понимая, что именно сейчас произошло.
- Говорит «Альфа-лидер». – Джим коснулся рации, включил общую волну, переводя взгляд с одного штурмовика на другого. - Противник отказался от переговоров. Оперативной группе отдан приказ на штурм. Также командование санкционировало применение тяжелого вооружения, без ограничений. Группа, слушай боевую задачу. – Он сделал короткую паузу. – «Танго» и «Коробочка», по сигналу, прицельный огонь по позициям противника, цель - окна второго этажа. Использование осколочных снарядов к РПГ разрешаю, использование тяжелого вооружения БМП разрешаю. «Лямбда», поиск целей свободный, приоритет - мутоиды. После ликвидации или подавления противника, а также в случае ответного огня - задымление территории и смена позиций в соответствии с разработанным планом. Дальнейшие действия в строгом соответствии с планом. Группа, снять ПНВ, приготовиться к бою, тридцать секунд. «Альфа-лидер» вызывает «Базу». – Капитан сглотнул. - Сигнал «Свет», повторяю, сигнал «Свет»!
Вокруг школы вспыхнули фонари, и почти без паузы заговорило оружие землян, осыпая здание свинцом. Штурм начался.

Огонь со второго этажа вёлся лишь из двух окон, примыкающих справа и слева к выступу холла - оттуда короткими очередями били из плазменных ружей мутоиды. Живучесть этих тварей была известна, так что по этажу отработали РПГ и рэйлган броневика. Белая «шпага» сжатого воздуха, выплюнутая орудием БМП вслед за болванкой, пронзила здание навылет, вырвав кусок крыши - стены её даже не задержали. Оконный проём утонул в облаке пыли. Секундой позже то же самое произошло и со вторым окном - туда влетела ракета гранатомёта. Пыль не давала толком разглядеть результаты обстрела, но вражеские стволы, по крайней мере, умолкли.
- Пушка опять сдохла! - Пожаловался наводчик БМП на общем канале.
- Уже не важно. – Отозвался командир экипажа, и ПКТ броневика застрочил – в наушниках всего отряда было слышно, как он со звоном протягивает ленту. - Пускаем дым и меняем позицию!
Дёрнувшись взад-вперёд, БМП-2 «попятился», развернулся на месте, продолжая удерживать школу в секторе обстрела пулемёта, и рванулся в обход больницы. На память инопланетным гостям остались лишь предварительно отстреленные дымовые шашки...

- «Танго» - «Лидеру», мы на месте. – Минуты через полторы сообщил Батиста.
- Принял. – Капитан оглянулся на солдат, собравшихся в комнате. - Начинаем атаку!
Штурмовики «X-UNIT» во главе с Лайтманом высыпались из здания и цепочкой устремились к школе – оставшаяся на позициях группа «Танго» прикрывала их от возможного обстрела. Левее солдат ехала БМП, чуть поводящая башней влево-вправо. Её пулемёт также должен был подавить защитников школы, если те вдруг покажутся в окнах, но Джим верил, что обойдётся без этого - с южной стороны здания слышалась непрерывная пальба, и все пришельцы наверняка ушли туда. Если с севера кто и остался – то лишь несколько часовых. Главное - без помех влезть на второй этаж через окно, потому что если он окажется занят, то план придется менять.

Надежды офицера оправдались – что, надо признать, случалось не часто. Пришельцы, похоже, потеряли всякую организацию, так как крепко увязли в перестрелке с отвлекающей группой и начисто проморгали штурмовую - хотя рёв двигателя БМП был слышен даже сквозь канонаду. Броневик подкатился к самой стене, ткнулся в неё скошенным носом, отвернув башню орудием назад. Уоррент Сикорски запрыгнул на крышу боевого отделения, и без лишних слов встал под окном, сложив ладони в «подножку». Первым наверх пошёл Вальтер, как лучше всех подготовленный и бронированный. Выждав секунду-другую и убедившись, что сержант не открывает огня, товарищи последовали за ним.
На первом этапе штурма ударный отряд не встретил противника вообще. Всё, что напоминало о недавнем наличии здесь неприятельских сил - это развороченный оконный проём, здоровенная дыра в потолке, оставленная снарядом рельсотрона, а также половина плазменного ружья (задняя, с рукоятью и магазином) и какие-то зелёно-фиолетовые ошмётки. Очевидно, всё, что осталось от мутоида, слишком плотно познакомившегося с разогнанной до гиперскоростей болванкой.
- Пулемёт на лестницу! - Скомандовал Лайтман, дублируя слова жестом. Джейкоб скинул с плеча М249 и занял позицию у косяка, беря не прицел лестничную клетку. - Проверить помещения!
Оперативники рассеялись по комнатам. Захлопали гранаты, которые в качестве приветствия летели в каждую дверь прежде, чем через неё врывались бойцы... Хлопки привлекли внимание - на лестнице послышался топот. Но земляне были к этому готовы. Стоило головам двух сектогитов показаться над краем пролёта, как Сикорски вдавил спусковой крючок. Длинная очередь прошлась по обеим серым макушкам, и инопланетяне кувырком полетели по ступенькам. Зелёная кровь брызнула на грязную побелку стен.
- Снял двоих. - Доложил Сикорски, удобнее перехватывая пулемет. Лайтман, как раз в этот момент вломившийся в очередной класс, ответил практически моментально - на время штурма все гарнитуры были переведены в режим постоянной трансляции, чтобы не отвлекаться на переключение режимов:
- «Блэк», принял. «Первый», «Восьмой», к другой лестнице, прикрываю.
- Есть сэр. - Бойцы, занявшие позиции в небольшом актовом зале прямо над фойе, вернулись в коридор и двинулись вдоль стен, осторожно толкая находящиеся перед ними двери, чтобы солдат с другой стороны прохода мог оценить обстановку внутри. Джим, прячась за дверным косяком, держал под прицелом проём, ведущий на лестничную площадку, в то время как спину ему и штурмующим бойцам прикрывали Вальтер и Сикорски.
Продвигаясь дальше, Мерклич и «Восьмой» наткнулись на изуродованный попаданием снаряда РПГ класс, в котором нашлись останки мутоида и сектогита, буквально нашпигованные осколками. Капитан, поняв, что как минимум половина наиболее опасных противников выведена из строя, решил поумерить пыл бойцов:
- Оперативная группа, внимание. Два мутоида мертвы. Предположительно, остались ещё два, плюс значительное число сектогитов. Рекомендую воздержатся от применения тяжелого оружия и гранат в тех случаях, когда это возможно - нам нужны пленные. «Дельта», войдя внутрь, не пориближайтесь к лестницам на второй этаж, мы будет зачищать пролёты сверху. «Первый», что у вас там?
- Наши. – Прошедший коридор до конца Мерклич осторожно вышел на лестничный пролёт и глянул вниз. - По ним стреляют.
- Да, из вестибюля. - Проинформировал кто-то из «Дельты».
- «Первый» и «Восьмой», полпролета вниз, ждите цель и огонь на подавление. «Альфа-Блэк», ко мне.
Когда наёмники сообщили, что огонь по ним вёлся из вестибюля, Лайтман вдруг понял, что, скорее всего, актовый зал на втором этаже формой полностью дублирует помещение фойе на первом, и этим можно воспользоваться. Подошедшего уоррента он спросил:
- Сможешь заложить взрывчатку так, чтобы пробить небольшую дыру в полу, примерно вот… а, чёрт! – Капитан тронул микрофон. - «Дельта», стрелок был слева или справа от входа?
Увы, американцу никто не ответил, потому что как раз в этот момент автоматные очереди внизу начали грохотать с особой интенсивностью, и, кажется, в них вплелись выстрелы плазмы. Дождавшись, пока канонада поутихнет, Джеймс повторил запрос.
- Слева, и справа тоже, вроде как. – Наёмник говорил хрипло, задыхаясь – отвлекающей команде приходилось туго.
- Прекрасно. – Джеймс стукнул каблуком по паркету. - Сикорски, взрывай потолок вот тут, пробьем бойницу и пристрелим эту заразу.
- Так точно. И, сэр, притащите вон то растение - взрывчатку нужно чем-то прижать. - Уоррент указал на приличных размеров фикус, стоящий в нескольких метрах поодаль, и полез в подсумок за С4.
Установка зарядов отняла считанные секунды – и ещё несколько ушло на то, чтобы укрыться в другой комнате. Разумеется, количество взрывчатки было скромное, только чтобы сделать полуметрового диаметра дыру в полу, но в таких случаях всегда лучше перестраховаться.
- Всегда мечтал подорвать школу... - Мечтательно протянул Лайтман
- Что вы сказали, сэр?
- Ничего. «Коробочка», через двадцать секунд выезжайте вперёд и откройте огонь по окнам вестибюля на первом этаже. «Дельта», взрыв через пятнадцать... десять, девять... Закончив отсчёт, капитан вдавил кнопку детонатора.
- ТР-РА-Д-ДАХ! - На струе дыма и пламени, будто стартующая ракета-носитель, горшок с фикусом подлетел к самому потолку и метеором рухнул вниз, исчезнув в аккуратной пробоине, образованной взрывом.
- «Дельта», вперёд! - Приказал Джим, срываясь с места, чтобы скорее попасть к Вальтеру, на лестницу. Сикорски же бросился к импровизированной бойнице, собираясь зачистить пространство у дверей для «Дельты».

Один раз трюк с отвлечением внимания пришельцев и атакой с другой стороны уже удался, потому капитан рассчитывал, что им с Вальтером удастся выбить удерживающих лестницу пришельцев, пока они отвлечены на перестрелку в южной части школы.
На самом деле тактика Лайтмана была невероятно проста, и целиком строилась на том предположении, что телепатическая связь между пришельцами действует практически постоянно. Во время безуспешной попытки общения с чужими, в хаосе их мыслей Лайтману не удалось ощутить присутствие какой-либо единой, координирующей воли, и он сделал вывод, что офицеров среди пришельцев сейчас нет. А раз так - то их ментальная связь будет скорее мешать пришельцам, чем помогать. Сначала внимание противника отвлёк взрыв, что наверняка даст небольшой шанс «Дельте» продвинутся вперед, потом внимание отвлечёт уже сама «Дельта». Ну а пулемётный огонь БМП и пальба Джейкоба - это так, для подстраховки.

Капитан начал осторожный спуск по лестнице, держась у стены и постоянно поглядывая вправо. Вальтер стоял на верхнем пролёте, с оружием наизготовку. Как только Лайтман преодолел половину пути, они поменялись местами, и дальше первым пошёл уже более бронированный и подготовленный Вальтер. Офицер искренне надеялся, что стрелять им не придётся, поскольку испытывал инстинктивное недоверие к инопланетному оружию - пистолет для себя он взял у Сикорски, а Вальтер одолжил свой у Батисты. Но что поделать, если при встрече нос к носу с мутоидом на автоматы надеяться особо не стоило…

- Гранаты пошли! – Предупреждающе рявкнул боец «Дельты», когда офицер и сержант спустились к последним ступенькам. Его голос едва был различим в наушнике, за треском пулемётов и штурмовых винтовок. – Входим!
Грохнуло где-то совсем рядом, в считанных метрах. Взвизгнули осколки, дико закричал раненый пришелец – этот жалобный вопль прежде слышали лишь некоторые из солдат, однако спутать его с человеческим едва ли было возможно.
Пыль от взрывов ещё не осела, а Вержбовски уже рванулся вперёд, и у самого порога лестничной клетки обнаружил сектогита, который сжался за косяком, накрывая голову руками. Выглядел инопланетный интервент жалко, хотя пистолета не бросил, и на всякий случай сержант оглоушил его пинком по макушке.
- Пленный есть! - Крикнул он Лайтману, опасливо выглядывая в фойе. К счастью, работы для него там почти не осталось - взрывы гранат и шквальный огонь снаружи, особенно длинные очереди ПКТ, сделали своё дело. Трупы серокожих инопланетян были разбросаны по всему холлу. Битое стекло, щепа и обломки кирпича, устилающие пол, тонули в зелёных лужицах, расползающихся из-под трупов. Посреди этого разгрома высился ещё живой мутоид - безоружный, пошатывающийся. Когда под каблуком оперативника что-то хрустнуло, гигант медленно обернулся, чуть не упав. Вальтер спокойно прицелился ему в лицо и выстрелил - как в тире...

* * *

- Не стреляют больше... - Взволнованно заметил доктор Вашингтон. Мишель шикнула на него, прижимая тяжёлый наушник ладонью. На командной волне возобновились переговоры.
- Противник в здании школы ликвидирован. - Сухо докладывал Лайтман. - Группы завершают осмотр здания, однако нет оснований полагать, что где-то ещё остался враг. Захвачен один пленный и... Вот эта штука, которая торчит в гардеробе - на гроб похожа, но сбоку у неё выступает шар светящийся, вроде как у сектогита из первой группы... Это то, что мы искали? - На последних фразах глава «Альфы» сбился с официального тона.
- Не знаю. - Честно признался полковник Краснов. - С трофеями разбираться уже не вам. Так как механизированный взвод «Гамма» не понёс в бою потерь, он остаётся охранять эту точку. В зону карантина скоро прибудут техники, они и займутся сбором имущества, включая обломки дрона. Потом «чёрные каски» довершат зачистку, а внутренние войска выведут найденных гражданских. Вам осталось собрать людей и возвращаться домой, капитан.
- Сообщите доктору Солнцевой, что её помощь не помешает. – Добавил Джим.
- Я уже связался с Куратором. К нам выслан медицинский вертолёт, который прибудет раньше вас, и заберёт раненого прямо из ангара. Курирующий Комитет обещал им заняться.
В эфире повисла короткая пауза.
- Отлично справились, капитан. - Сказал, наконец, Николай Николаевич. Лайтман ничего не ответил, и командующий оборвал связь.
- «Лидер», это «Линзы». - Мишель отпустила приклад винтовки и постучала пальцем по массивному старомодному микрофону своей гарнитуры. - Вы слышите это?
- Э... Что? - Не понял Джеймс.
- Гул.
- М-м... Нет, не слышу. - Мысли американца явно были заняты чем-то более насущным, чем странные вопросы канадской коллеги.
- Именно. - Снайпер улыбнулась, продолжая придерживать микрофон кончиками пальцев. - Гула нет. «Медведи» ушли.
- А... Принято. - Лайтман не слишком вежливо переключился на другую волну. Хенриксен, впрочем, не обиделась. Она перекатилась на левый бок и подмигнула Иезикилю:
- Мистер Вашингтон, отойдите в сторонку на минуту.
- Зачем? - Робототехник удивлённо приподнял брови.
- Затем, что если вы этого не сделаете, вас убьёт моя напарница. - Усмехнулась девушка и, скинув маскировочный плащ, принялась расстёгивать верхний клапан своего комбинезона. Инженер вскочил на ноги, как пружиной подброшенный...
- Тебе следовало сделать это сразу. - Недовольно буркнула МакГрин, протягивая подруге оранжевую коробочку индивидуальной аптечки.
- Пока мне нужно стрелять, я предпочту чувствовать боль, чем не чувствовать руку. - Мишель вытащила из коробочки шприц-тюбик с местным анестетиком, оттянула облегающий шею воротник, расстегнула ещё один клапан и вонзила иглу себе под ключицу. - Даже частично...

* * *

Мужчина в деловом костюме, наблюдавший за штурмом школы из окна соседнего барака, удовлетворённо кивнул, посмотрел на часы, снял с подоконника плоский чёрный кейс и аккуратно задёрнул штору. Тучи рассеялись, и залитый лунным серебром Нерюнгри как никогда напоминал город-призрак.
А в многочисленных туннелях глубоко под городом гасли тревожные сигналы и толстые бронедвери медленно ползли вверх….

Конец девятой главы.
__________________
Ответить с цитированием
  #19  
Старый 07.02.2016, 07:30
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
Глава 10. Полковник Краснов. Маркус Штреллер.

25 февраля 2014 года. 20:53 по местному времени.
Воздушное пространство Российской Федерации.


В «Чинуке» стало просторнее - дрон больше не занимал всю центральную часть пассажирского отсека. Вместо него на пол положили раненного - на ветхое одеяло, невесть откуда нашедшееся у пилотов, и снайперские подстилки. Вскоре после того, как группа взошла на борт, солдат очнулся, но Лайтман запретил давать ему новую дозу обезболивающего, резонно опасаясь, что после неё пациент может и не проснуться. Несчастного и так накачали химией сразу после ранения.
Вытянувшись, сжав кулаки, он тяжело дышал, время от времени начиная стонать – и сослуживцы каждый раз отводили взгляды. Возбуждение боя оставило их, они были вымотаны душой и телом, но болезненные хрипы мучающегося товарища не давали расслабиться, перевести дух. К счастью, длилось это недолго – в какой-то момент капитан Хенриксен сунула Энн свою винтовку, сбросила белый плащ и поднялась. Пройдя к раненому, опустилась на колени, склонилась над ним и что-то тихо сказала, коснувшись кончиками пальцев его здорового плеча. Солдат, судорожно сглотнув, поймал её взгляд. Капитан улыбнулась и продолжила, иногда легонько касаясь груди парня ладонью. Слов её за гулом турбин не слышали даже те, кто сидел рядом - Мишель говорила ещё тише и мягче, чем обычно, но при этом не умолкала и на секунду. Едва ли боец, чьё сознание было затуманено болью и медикаментами, понимал канадку. И всё же он перестал стонать - молча слушал, не отводя глаз от её лица. Это как по волшебству разрядило обстановку. Хотя раненый никуда не делся, оперативники словно отмерли, зашевелились, кто-то зашептался с соседом… Один из рядовых полез зачем-то в свой гранатный подсумок, извлёк оттуда плоскую стеклянную фляжку, закупоренную куском льняной материи с сургучной печатью, в которой плескалась прозрачная жидкость, и присел рядом с Хенриксен.
- Возьмите, может, это поможет... мэм. Здесь почти чистый спирт, ну и... – Молодой оперативник сбился, отчего-то покраснел, глядя на девушку, но всё-таки попробовал переиначить свою мысль. - Обезболивающего ему давать нельзя, но, может...
- Алкоголь ему давать тоже нельзя. - Неожиданно раздался спокойный, уверенный голос Лайтмана. Боец обернулся, и увидел, что американец внимательно на него смотрит.
- Этиловый спирт, как метод обезболивания - не альтернатива наркотикам. Этанол не оказывает обезболивающего эффекта, и только затуманивает сознание. При этом восприятие боли только обостряется. - На лице командира «Альфы» мелькнула тень эмоций, однако тон его не изменился. Казалось, что офицер сейчас читает лекцию в университете. - Соответственно, в состоянии алкогольного опьянения раненый с острой болью приходит в состояние возбуждения, испытывая значительно более серьезные страдания, от которых его уже нельзя отвлечь, чем в данный момент с успехом занималась мисс Хенриксен. Если хотите помочь, то дайте ему немного воды, лучше подсахаренной. Немного, мелкими глотками. - Джим зачем-то глянул на канадку, которая продолжала разговаривать с раненым, и снова уткнулся в командирский планшет. Хотя американец и бодрился, выглядел он не лучше подчинённых – нездорово блестящие глаза и зеленоватый цвет лица напоминали о недавней контузии.
Потерявший руку боец снова отключился перед самым приземлением. Мишель, однако, так и сидела на полу рядом с ним, гладя парня по голове, до тех пор, пока шелест винтов не стих, а кормовая аппарель не поползла вниз... Внутрь тут же ворвался яростный ветер - стоящий посреди ангара маленький Ми-2 санитарной модели уже раскручивал лопасти.
- Отойдите, не мешайте! - Пожилой небритый мужчина в белом халате поверх камуфляжа замахал руками, отгоняя сунувшихся на выход оперативников. Вместе с рослым малым, несущим сложенные носилки, он поднялся в десантный отсек, властным жестом отодвинул от пострадавшего Хенриксен, бегло осмотрел кое-как обработанные раны, и распорядился:
- Укладываем...
Врач и его помощник справились быстро - не прошло трёх минут, как носилки с солдатом погрузили в санитарную машину, и она поднялась в воздух. Потолок ангара начал с шумом закрываться.
- Ну... А теперь-то можно выходить? - Спросил один из молодых оперативников, глядя то на Лайтмана, то на Хенриксен. Последняя стояла на аппарели, потирая плечо, и с каменным лицом смотрела на то место, где только что был Ми-2. Видеть её не улыбающейся было непривычно и даже как-то тревожно...
- Команды ещё не было, боец. – Застегнув чехол планшета, Джеймс встал в самом центре прохода, заложив руки за спину. - Сперва сдача амуниции и чистка оружия. После приведения экипировки в порядок у вас будет свободное время до отбоя... за исключением пострадавших в ходе операции. Они должны явиться к доктору Солнцевой на осмотр. Уоррент Сикорски, проконтролируйте.
- Есть, сэр. – Кивнул темнокожий здоровяк.
- Капрал Кобб, для вас отдельная задача – взять двух человек и эскортировать пленника до изоляционных боксов.
- Так точно. – Женщина поправила на плече ремень автомата.
- Ужин через час, советую не опаздывать. Завтра утром, в восемь ноль-ноль, после тренировки, построение в брифинговой и подведение итогов операции. Вопросы есть? - Придирчиво осмотрев подчинённых, капитан заключил:
- Хорошо, вопросов нет. Р-разойдись!
Дважды приказывать не потребовалось – измождённые оперативники высыпали из стального чрева транспортника, как горох из мешка. Почувствовав себя дома, в безопасности, в двух шагах от ужина и кроватей, солдаты спешили избавиться от пропахшей потом униформы и сбросить с плеч тяжесть экипировки... Лайтман криво ухмыльнулся, запивая какие-то таблетки водой из фляжки. Делать этого перед солдатами ему явно не хотелось.
- Мисс Хенриксен, вам также следовало бы явиться на осмотр к доктору Солнцевой. – Сказал он, завинчивая крышечку. - И я бы хотел знать, почему вы не доложили о ранении. Вы ведь понимаете, что это является нарушением инструкции, и могло повлечь за собой серьёзные последствия?
- Простите, Джеймс, о ранении? - Канадка прислонилась спиной к борту «Чинука», сложила руки на груди, и удивлённо выгнула бровь. - Я устала, и после стрельбы из «Барретта» у меня болит плечо, однако это в рамках нормы. Если бы мне что-то мешало на задании действовать с полной эффективностью, заверяю, вы бы об этом узнали сразу.
Она огляделась. Капитаны, по сути, остались наедине - Энн ушла вместе с оперативниками, чтобы сдать винтовку, и даже пилот покинул кабину, чтобы наполнить термос свежим кофе, так как ему предстоял обратный рейс за трофеями. - Но мне кажется, нам действительно стоит разъяснить кое-какие моменты... - Девушка встретилась с американцем взглядами. Устало усмехнулась. - Видите ли, Джим, я знаю, что в любом подразделении, где я служу, у меня быстро складывается определённого рода репутация... - Она поправила очки, и опустила взгляд. - Я к ней не стремлюсь, это выходит само по себе, и, тем не менее, вполне меня устраивает. Однако иногда она приводит к не совсем верным оценкам. Во время боя мне показалось, что как раз подобной оценкой моего характера вы руководствовались... В паре ситуаций. Как минимум, при встрече с заражёнными гражданскими. Я права?
- При встрече с зараженными гражданскими я руководствовался исключительно приказом полковника Краснова, который однозначно гласил, что целью операции, помимо зачистки местности от противника, является защита населения. Следовательно, все мои дальнейшие действия руководствовались исключительно тактической необходимостью и должностными обязанностями. В том числе и моей обязанностью, как командира оперативной группы, периодически напоминать личному составу цели миссии. – Отчеканив эти фразы, Лайтман вздохнул и сменил тон на менее официальный. – Если проще… В людях я ошибаюсь редко, и никогда не позволяю эмоциям влиять на мои поступки. В ситуации с гражданским населением я поступил наиболее рациональным образом, поскольку никто иной из оперативной группы просто не имеет достаточного боевого опыта. Ну а что же до иного... я по прежнему считаю, что высказался абсолютно правильно, и сейчас я даже еще более уверен в этом. Я тоже устал после миссии, вероятно, получил легкую контузию и несколько ушибов и синяков, возможно осколочное... однако, мне бы и в голову не пришло применять местные обезболивающие для подобных мелочей. Не делайте круглые глаза, мистер Вашингтон вас сдал. Уверен, если я попрошу у вас вашу личную аптечку, там будет не хватать дозы. На наркоманку вы не похожи, мисс Хенриксен, и поэтому я должен повторить вопрос. Что случилось с вашим правым плечом?
- Ушибла прикладом, я уже говорила. - Снайпер с улыбкой покачала головой, как учительница, что-то пытающаяся втолковать отборному остолопу из числа своих учеников. - Мне не составляет труда терпеть боль, однако удовольствия от неё я тоже не получаю, и поэтому воспользовалась анестетиком, когда сочла это уместным. Я навещу врача, можете не волноваться... Но прошу вас - не надо считать меня вчерашней выпускницей стрелкового училища, и ждать от меня глупостей и бравады. Я знаю, чего стоит глупость на поле боя - не раз доводилось видеть... Иногда ближе, чем хотелось бы. Рассказать вам небольшую историю, в двух словах?
- Попробуйте. – Пожал плечами американец, не демонстрируя особого интереса. – Если больше двух слов – я бы предпочёл услышать её после ужина.
- Я знаете, плохо переношу жару... – Хенриксен ничуть не смутилась. - Однако и летом ношу одежду, прикрывающую живот, даже в увольнении. У меня там, на левом боку, шрам - почти затянувшийся, но очень некрасивой формы. – Девушка откинула голову назад. Хмыкнула и продолжила уже без усмешки: - В одной азиатской стране мальчик лет десяти-двенадцати воткнул мне в живот заострённую бамбуковую палку, когда я наклонилась к нему, чтобы расспросить о местности и узнать, почему он в таком опасном месте гуляет без взрослых. На мне была только футболка, а у мальчика оказались сильные руки - наверное, он много помогал родителям, там так заведено...
Она умолкла. Джим не стал затягивать паузу:
- И что случилось потом?
- Мальчика убил мой напарник. - Пожала плечами девушка. - Напарника убил отец мальчика, который вместе с матерью прятался за дверной ширмой с «калашниковым» в руках. Отца мальчика убила я. И мать, потому что она наклонилась за автоматом. И ещё двух вооружённых подростков, которые ворвались с улицы - наверное, это были старшие братья. К счастью, на стрельбу примчался патруль венгров из международного контингента, и меня вытащили оттуда. Конечно, мне выдали путёвку к военному психологу. Тот бился со мной долго, и в итоге признал, что я в полном порядке и пригодна к службе по выздоровлению. Это его малость обескуражило - оказывается, меня ему охарактеризовали как очень мягкую, добрую, эмоциональную и любящую детей. Так что доктор ждал более острой реакции с моей стороны и готовил билет домой с рекомендацией на увольнение из армии... Я тогда и сама немного растерялась, когда он мне всё объяснил...
Убедившись, что снайпер не собирается продолжать, Лайтман уточнил:
- Это всё?
- В общем-то, да. - Мишель оттолкнулась от обшивки локтями и шагнула к командиру «Альфы», встав прямо перед ним. – Так я близко познакомилась с глупостью на поле боя. Мне не понравилось. Больше мы с ней не встречались. - Канадка тронула дужку очков двумя пальцами. – Думаю, вы читали моё досье, но напомню – если не считать наших серокожих друзей, за мной числится пятьдесят семь подтверждённых убийств. Учитывая специфику современных конфликтов, среди них были и женщины, и подростки... Джеймс, я просто хочу, чтобы вы мне доверяли на поле боя. - Она вдруг улыбнулась и отступила на шаг. Сказала, подмигнув. - А пока нам с вами следует подумать, как поднять мораль личного состава. Если плечо пройдёт в ближайшие дни, я думаю научить желающих кататься на коньках. Поразмыслите, и увидимся на ужине...


* * *
Наверное, в Якутии опять испортилась погода, потому что лицо полковника Краснова на мониторе то мелко подрагивало, то шло рябью. С звуком, впрочем, таким проблем не было – голос командующего «X-UNIT» звучал из динамиков отчётливо:
- … особое внимание привлекают новые виды пришельцев. Можно предположить, что противник, развивая биотехнологии, не ограничился одним лишь клонированием пехотинцев и специалистов, а взялся за создание новых видов. Эти новые жуки, вылупляющиеся из человека, как из куколки, очень похожи на инопланетных монстров из старых фильмов. Такое оружие деморализует солдат получше всяких двухметровых мутоидов с бронебойными пушками. Впервые встретилась бронетехника пришельцев. Хотя она больше походит на наших дронов, но по огневой мощи, похоже, сопоставима с танком. Новый корабль – скорее всего, десантный. Наши истребители едва ли смогли бы с ним справиться без поддержки российских ВВС. – Могло показаться, что офицер сдержал неуместную улыбку, говоря о своих бывших сослуживцах. – Вообще, пришельцы начали выходить из тени – атакуют крупный город, используют тяжёлую технику… Однако остаются по-прежнему неясны их цели. Надеюсь, артефакт, захваченный во время операции, поможет научному отделу пролить на это свет.
Картинка в очередной раз дрогнула, покрылась белой «перхотью» помех, на миг изображение пропало полностью. Когда связь восстановилась, полковник уже отложил листок с заметками и продолжил, глядя прямо в камеру:
- И вот ещё что… На базе появится мемориал. С именами погибших оперативников. Не думаю, что сегодняшние жертвы – последние. Нашим солдатам едва ли когда-нибудь поставят памятник перед штаб-квартирой ООН, но их должны помнить. Хотя бы их товарищи. Кроме того, я бы хотел договориться о вручении какой-нибудь награды ставшему инвалидом оперативнику.
- Разумеется, что мы не можем наградить его орденом «За борьбу с инопланетным вторжением». - Качнул головой Куратор, откинувшись на спинку кресла. - Но нам всё равно придётся придумывать оправдание его ранению для родных, и мы постараемся измыслить что-нибудь достойное. Мы заинтересованы в том, чтобы оперативники не боялись рисковать, и знали, что в случае чего о них позаботятся. Идею с мемориалом одобряю, мы поможем вам с закупкой глыбы белого или чёрного мрамора, однако оплачивать её будете сами, из фондов организации. Это всё?
- Пока да. - Ответил ему с экрана Краснов.
- Хорошо, буду ждать отчётов научной команды. - Представитель ООН выключил связь. Но дисплей не погас - на нём высветились алые буквы: "NO VIDEO".
- По-вашему, ситуация в норме? - В басе, зазвучавшем из динамиков, сквозило недовольство.
- Всего лишь небольшое опережение графика. - Равнодушно пожал плечами Куратор.
- Мы не учли, что средства ментального исследования позволяют им обнаруживать скрытые объекты - ведь в них работают люди. Мы едва не потеряли объект... На котором, между прочим, вы лично находитесь в данный момент. Вас это не беспокоит?
- Ни капли. - Куратор приподнял уголок рта в подобие ухмылки. - У нас есть «Х-UNIT», и он работает, как мы только что имели возможность убедиться.
- Мы создавали «X-UNIT» не для того, чтобы воевать с инопланетянами.
- Я знаю, господин председатель. И мы делаем всё, чтобы придерживаться линии...
Лысый ООНовец понял, что разговаривает с пустотой - на мониторе больше не светился сигнал приёма. Испустив тяжкий, усталый вздох, он потёр виски...


* * *

- Почему ты сразу не пошла к доктору? - Спросила Энн, прощупывая ключицу напарницы, которая сидела перед ней, приспустив с плеч рубашку. На тумбочке ночник в виде фигурки хоккеиста освещал циферблат старого будильника, позволяя разглядеть время - 00:31. - Она всё равно сегодня спать не будет.
- Я пошла. - Негромко возмутилась Хенриксен. - После того, как она рядовых осмотрела... Ну, не сразу, но пошла. Постояла под дверью минуты три... Послушала, как там внутри визжит циркулярная пила - и ушла. Ну её, завтра схожу.
- С утра. - Рыжая канадка строго посмотрела ей в лицо. - Кость цела, будь спокойна. Но ложись сейчас, пока анестетик действует. Что-то там точно есть, а то ты бы и без шприца потерпела, я ж тебя знаю.
- Ага, знаешь... Мне родители-то пишут, что совсем... - Капитан зевнула, опустила веки и... уснула. Не меняя позы - благо, сидела она на своей кровати. МакГрин улыбнулась, сняла с неё очки и аккуратно уложила подругу на здоровый бок, прикрыв одеялом. Сама отодвинула стул, с которого осматривала капитанские травмы, к дальней стене и тоже улеглась. Однако заснуть так и не смогла - в тусклом свете ночника рассматривала трещинки на потолке, пока не заиграли побудку...

* * *
__________________

Последний раз редактировалось Руслан Рустамович; 07.02.2016 в 10:01.
Ответить с цитированием
  #20  
Старый 07.02.2016, 11:44
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,255
Репутация: 786 [+/-]
26 февраля 2014 года.
Российская Федерация, Якутия, база "X-UNIT".

Николай Николаевич вызвал Лайтмана к себе после утреннего построения – торопить офицера с отчётом он смысла не видел. Американец явился сразу же, и без лишних слов положил на стол командующего стопку исписанных листов толщиной примерно в две трети «Унесённых ветром». Пояснил, садясь:
- Мне не спалось, сэр, поэтому я всю ночь работал. По свежим следам, если можно так выразиться, составил доклад о действиях противника и каждой из наших боевых групп. Также изложил некоторые идеи по реформированию полевой структуры организации, но тут ещё много работы. Пока только наброски.
- Что ж, это интересно. – Хмыкнул полковник, придвигая стопку к себе и снимая с неё первый лист. – Но я бы предпочёл, чтоб вы этой ночью спали. Мы ведь не можем знать, когда случится новый контакт, и оперативный руководитель нужен мне бодрым…
- Согласен, сэр. Постараюсь урвать немного дневного сна. – Капитан побарабанил пальцами по столешнице и медленно произнёс. – Пока вы читаете, я бы хотел проговорить вслух кое-какие мысли… появившиеся у меня ещё вчера.
- Если вы считаете их важными... – Краснов оторвался от документа, поднял взгляд на Джима. – Я готов выслушать.
- Сам не могу сказать. – Признался американец. – Это довольно смутные идеи, но если я прав, из них можно сделать серьёзные выводы… Как вы помните, я общался с пришельцами посредством их… телепатии, или чем бы оно ни было, минимум дважды.
- Я помню. Вы вели себя смело.
- Спасибо. Так вот, после боя в Нерюнгри я анализировал все его аспекты, и заодно свёл своё опыт контактов воедино. – Джеймс сложил ладони одну на другую, подался вперёд. Лицо его, в то же время, оставалось привычно невыразительным. - Давайте еще раз пройдемся по известным фактам. Как мы полагаем, первый пленный сектогит является клоном. Внятно объяснить своё происхождение он не смог, но нетрудно представить общество в духе книги Оруэлла, где таких как он выпускают серийно в клонирующих установках и посредством прямой промывки мозгов обучают всему необходимому для дальнейшего существования. Мои первые выводы о пришельцах можно охарактеризовать двумя словами: «люди-машины». Разумные существа, слепо выполняющие приказы. Вчера, предлагая окружённым врагам сдаться, я исходил из той же логики. Любое принуждение основано на очень простых правилах: разум можно обмануть, испугать, показать цепочку причинно-следственных связей приводящим к его страданиям. Разум боится смерти. Но всё обдумав, я изменил свое мнение. – Командир «Альфы» хлопнул одной ладонью по другой. – Скажите… С чего мы собственно решили, что сектогиты разумны? Способность к скоординированным действиям, различные специализации представителей вида, умение делиться информацией… требования получить пищу? На Земле есть масса биологических видов, способных на такое же поведение и прекрасно обходящихся без всякого разума. Например… муравьи. – Он сделал паузу, будто ожидая вопроса, но Краснов слушал молча. - Любые аналогии ложны, однако посмотрим на проблему с такой стороны: муравейник является сложной самоорганизующейся системой, состоящей из множества узкоспециализированных компонентов. Синхронизация действий отдельных муравьев обеспечивается феромонными химическими сигналами – наборами чётких однозначных команд, выполняемых ими инстинктивно. А еще… существуют паразиты, способные подделывать «коды связи» муравейника и использующие муравьев в своих целях. - Он откашлялся и продолжил, осторожно подбирая слова. – Если я прав, не было у нас никаких «контактов» и «допросов». Сектогит воспринимал наши сообщения как прямые команды и пытался найти в своей «программе» адекватные ответные реакции. Пока вопросы были чёткими, проблем не возникало. Когда с ним попытался «говорить» я, со своими предложениями сотрудничества, абстрактными мыслями о освобождении… а именно это я предлагал пленному в первую встречу… Программы вступили в конфликт и засбоили, не находя нужных алгоритмов для реакции. – Джим пожал плечами. – Ничего удивительного, что он повёл себя странно. Попробуйте так обращаться со своим компьютером, результат будет точно таким же.
- Интересная теория. - Полковник задумался. - Конечно, вся природа сектогитов для нас туманна, и тут уже речь может идти, что считать разумным. Это как с искусственным интеллектом - на каком этапе можно начинать считать ИИ разумным и обладающим сознанием, а на каком просто сложным чат-ботом? И как нам это определить? Может, пришельцы пошли другим путём, и создали бездушных биороботов? Может, им не нужны слуги обладающие сознанием? Но тогда бы они точно вложили в них какой-нибудь механизм самоуничтожения, вроде принудительной остановки сердца. И, если следовать вашей теории, то такая единица может быть опасна в бою, если управление ей перехватит кто-нибудь другой. Но то, что сектогиты это существа, созданные искусственно, как вид - факт. Ведь у них исходно отсутствует репродуктивная система. При том, что, по докладам Елизаветы Васильевны, у мутоидов она удалена хирургически - значит их не выводили, а просто ассимилировали.
- Возможная перспектива для человечества. – Заметил Лайтман.
- Потому-то мы с вами и здесь. – Согласился Николай Николаевич. – Но продолжая мысль… Что бы понять причину, можно прибегнуть к старому приёму «думай как противник». - Полковник на мгновение замолчал, постукивая пальцем по бумажной стопке. – Наш пленник был создан искусственно. Уже, так скажем, «во взрослом виде». Никакого детства, взросления, познавания мира. Он просто появился, без каких-либо знаний. Ему дали навыки управления кораблём, просто информацию о том, как перемещать корабль в пространстве и всё. Потом его посадили в корабль и дали план полёта, которому он должен следовать. А теперь он оказался у нас. Всё! – Командующий поднял руку ладонью вверх. - Никто ему не говорил про великую «сектогитскую» цивилизацию, ради которой надо отдать свою жизнь, про великие цели и жизненную необходимость борьбы со злобными «розовокожими дикарями», ему могли даже про людей не рассказывать. И самому ему нет необходимости знать о всяких вещах, выходящих за рамки его специализации, его единственной цели в жизни - управления кораблём. У него никогда не было семьи, друзей, любимой. Поэтому сейчас, сидя у нас в клетке, он не знает что делать. Задание провалено, он может и не понимает, что в плену. Точнее, он понимает, что его ограничивают в свободе, но не понимает почему. И пытается подстроиться под обстоятельства в меру своего скудного разумения.
Лайтман качнул подбородком:
– Описанное вами существо полностью соответствует понятию «биоробот». Так почему мы пытаемся рассматривать его поведение через призму человеческих понятий? «Понимание», «свобода», «плен», «провал задания», «страх» - мы используем эти слова как нечто само собой разумеющееся и универсальное, но это совсем не так. Впрочем, здесь можно точно сказать только одно – в ближайшем будущем профессия философа снова станет весьма востребованной, новых общечеловеческих проблем здесь на годы работы вперед. А нам нужна практика. Давайте разберёмся с особенностями использования солдат такого типа и попытаемся снять возникшие противоречия - я тоже обратил внимание на вопросы механизма их контроля и самоуничтожения. Итак, отказавшись от использования существ со «свободой воли» вы получаете мечту любого кабинетного стратега – предсказуемые войска. Ход военной операции можно задать с любой требуемой точностью – распишите базовые атакующие и защитные стратегии поведения, разработайте систему стандартных приказов, установите цепочку командования, определяющую приоритетность выполнения противоречивых приказов, задайте особые условия выполнения миссии – цели и задачи, время операции, условия эвакуации. Уже этого будет достаточно для выполнения большинства боевых задач, а если операцией будет руководить разумное существо, вы обеспечите еще и высочайший уровень тактической гибкости.
- Вы начинали о противоречиях…
- Да, вернёмся к ним. Перехват командования в бою – есть однозначная цель миссии, есть «офицеры» с приказами высокого приоритета, есть стандартная форма отдачи приказов. Любые попытки влезть в эту схему будут просто игнорироваться. Почему нет системы самоуничтожения? Вы сами отметили, что сектогит может не понимать, что попал в «плен». Если он является «биороботом» - так и будет, он не сможет принять осознанного решения совершить самоубийство. Понадобится дать ему чёткий алгоритм с точным описанием ситуации, в которой ему нужно умереть. Но кто может гарантировать, что такой сложный приказ будет выполнен правильно, какой будет толк от солдата, убивающего себя, когда сопротивление еще возможно? Боевая обстановка слишком непредсказуема и запрограммировать все возможные реакции скорее всего просто нельзя. Здесь куда лучше подойдет приказ «сражаться до последнего». Но! – Джим поднял палец. - Это не может быть однозначным приказом высшего приоритета, иначе солдат станет неуправляемым. Скорее всего, существуют временные границы его выполнения – «до окончания операции, сражайся до последнего».
Оба офицера помолчали добрую минуту, прежде чем американец продолжил:
- Если подумать, с военной точки зрения во всех операциях противника пока было очень мало здравого смысла. Тарелки могли проводить разведку, хотя этим было бы куда проще и безопасней заниматься с орбиты, но цели десанта мне совершенно непонятны – регулярная армия раскатала бы такие ограниченные силы в блин, всего за несколько часов… Что, если настоящая цель всей этой активности – отладка программы действия солдат пришельцев, как раз разрешение всех этих противоречий системы приказов? Может быть, сейчас они пишут «патч» к «Программе войны с землянами, версия 0.1.1»? Это бы многое объяснило – трофеи, корпуса кораблей, пленные, всё это расходный материал и никакого беспокойства о том, что они попали к нам в руки, у них просто нет. Даже если мы научимся пользоваться трофейными технологиями, воспроизводить их в промышленных масштабах мы не способны. В случае полномасштабного вторжения наша организация не будет иметь ни малейшего стратегического значения… Цель оправдывает средства?
- Вполне возможно. - Краснов покивал. - Пришельцы «пробуют нас на зуб». Это просто разведчики, являющиеся расходным материалом. Из чего следует, что их командованию совершенно безразлична дальнейшая судьба своих подчиненных в случае провала задания. Но тут ставится вопрос, в чём смысл выращивать живых пилотов - биороботов? Пришельцы, похоже, обладают достаточными технологиями для создания компьютерного разума, а он во многом будет эффективнее в пилотировании, нежели его органический аналог. В том случае, если пилоты и правда бездушные биороботы.
Капитан невесело усмехнулся:
– Возможно, органические пилоты просто оказались дешевле компьютеров. Зачем изобретать машину, когда природа создала всё за вас? Но у нас слишком мало фактов. И это может привести к непредвиденным последствиям. Например, та же телепатия – не исключено, что у нас на базе находятся существа способные поддерживать неблокируемую и непеленгуемую связь на неизвестном расстоянии. Нам необходимо точно понять, с кем мы имеем дело и на что они способны. – Джим встретился с командующим взглядами. - Знаете, я понимаю, почему вы ищете в них человеческие черты. Сектогиты могли бы быть людьми. Или были ими. Но сейчас... боюсь, что это не так.


* * *
__________________
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Враг неизвестен - иллюстрации Руслан Рустамович Враг неизвестен 16 31.10.2017 13:08
[оргтема] Враг неизвестен 2 - Обсуждение Руслан Рустамович Враг неизвестен 5092 26.09.2017 13:52
[игра] Враг неизвестен 2. Ужас из глубин Руслан Рустамович Враг неизвестен 1074 27.02.2017 15:57
[оргтема] Враг неизвестен - обсуждение Руслан Рустамович Враг неизвестен 5864 31.12.2014 06:11
[игра] Враг неизвестен Руслан Рустамович Враг неизвестен 1384 13.09.2014 20:49


Текущее время: 07:51. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.