Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 07.03.2017, 22:49
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Марафон. Тысяча королей

Тысяча королей

dark fantasy

Цикл "Хроники Цинады"

Книга первая

«Преисподняя переполнена, реку мёртвых сковало льдом» - так говорят про удивительный и опасный мир Скорлупы. На одной его половине солнечный свет вызывает мутации тела и души. А там, где царствует вечная ночь, обитают неистребимые монстры. Люди выживают на клочке суши между светом и тьмой возле северного магнитного полюса, но их цивилизацию раздирают внутренние распри - сотни баронов начинают войну за Вечный Престол, а группа не самых чистых на руку магов получает рецепт апокалипсиса. Ни одна бессмертная душа отныне не в безопасности, что уж говорить про живых. И всё равно, несмотря на все опасности, сюда через порталы стремятся люди из других миров, ведь только здесь душа после смерти никуда не исчезает, а остаётся навечно возле живых в виде призрака.

счётчик знаков с пробелами: >900 000
это первый том. второй том будет в отдельной теме. в сумме будет примерно два миллиона знаков без пробелов.
это уже официально моё самое крупное произведение на данный момент (в "Космосе..." около 450к знаков, и это было только начало, и будет переписываться)

Содержание первого тома полностью обновлено:

Памятка-пролог
Часть 1: Вначале было Слово
эпиграф
Глава 1: Прибытие в Храм Наук 1, 2-3
Глава 2: Разговор по душам 4, 5
Глава 3: Прибытие в Венозенг 6
Глава 4: Оттенки тьмы 7-8, 9
Глава 5: Чтение скрижалей Древних 10
Часть 2: Герои и злодеи
эпиграф
Глава 6: Капкан на тропе прогресса ,
Глава 7: Неуязвимый 2
Глава 8: Хранители Слова 3, 4
Глава 9: Падение Крайма 5, 6
Глава 10: Рождение мага 7
Часть 3: Тучи сгущаются
эпиграф
Глава 11: Калейдоскоп хаоса 1
Глава 12: Голос-из-Стали 2
Глава 13: Чумной город ,
Глава 14: Решение Цинады 4
Часть 4: Приход настоящей зимы
эпиграф
Глава 15: Снежная Королева 5
Глава 16: Шаткая башня Хранителей Слова 6
Глава 17: Чумная плоть 7
Глава 18: Убийца королей 8
Глава 19: Маршем пу-но-тас 9, 10
Часть 5: Битва за Храм Наук
эпиграф
Глава 20: Да будет свет 1, 2, 3
Глава 21: Несокрушимые в осаде 4, 5
Глава 22: Ко дну 6
Глава 23: Трофеи победителям 7, 8, 9
Часть 6: Золотой доспех
эпиграф
Глава 24: Связующий камень 1
Глава 25: Прибытие Пожирателя Душ 2
Глава 26: Стезя Хранителей Слова
Глава 27: Пророчества не лгут

Скрытый текст - Старое содержание (ссылки на главы и страницы):
Пролог (в шапке темы, то бишь в этом сообщении выше)
Глава 1: Вначале было Слово >117к с пробелами
1, 2-3, 4, 5-6, 7-8, 9, 10

Глава 2: Герои и злодеи >155к с пробелами
, , 2, 3, 4, 5, 6, 7

Глава 3: Заточка лезвий >312к с пробелами
1, 2, , , 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Глава 4: Битва за Храм Наук >246к с пробелами
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9

Глава 5: Прибытие Пожирателя Душ
Глава 6: Золотой Доспех
Глава 7: Тёмная половина
Глава 8: Да придёт рассвет
Глава 9: Восход гхаргов
Глава 10: Меньшей кровью
Глава 11: Так близко и так далеко
Глава 12: И снова маршем пу-но-тас
Глава 13: Матерь всех сражений
Глава 14: Маски и короны


Скрытый текст - Схемы, карты - набросал схематично исключительно для себя, чтобы ориентироваться:
Нормальные схемы и карты буду делать после написания для форзацев/страниц с картами и т.д., вероятно с привлечением профи-художников, хз, может, и сам нарисую, а то планшет wacom уже совсем запылился :)

Есть более-менее подробная карта Паутины с городами и т.д., которую давно рисовал карандашом от руки, скинул бы, но никак не могу найти - ни листка, ни когда-то сделанных фоток для подстраховки. Если найду - сброшу. Или потом заново нарисую, там всё равно было много устаревшей-неактуальной инфы.

Ниже всякие схемы-наброски в пэинте мышкой различной давности.
Скрытый текст - схема порталов Междумирья:

Скрытый текст - карта порталов Паутины (сегментов в паутине на самом деле намного больше!! всё нарисовано очень схематично):

Скрытый текст - старая версия глобуса Скорлупы, сейчас он более "рваный" должен быть, со стороны Полной Тьмы в том числе:



Цикл "Хроники Цинады"
1) Тысяча королей
2) Хроники Меридия
3) Хроники Филиппа
4) Тысяча миров

Последний раз редактировалось Vasex; 17.07.2017 в 01:53.
Ответить с цитированием
  #81  
Старый 05.06.2017, 23:45
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,849
Репутация: 1861 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Цитата:
Сообщение от Vasex Посмотреть сообщение
каждый отрывок за последние дни - генератор буковок на сонную голову
Аналогично, только я еще спьяну писал сегодня и после каждого слова рвотные позывы мешали сосредоточиться. Вообще трудно бухим писать, да.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #82  
Старый 06.06.2017, 15:46
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
то, что сейчас называется тут главами - превратится в части

отрывки (все эти 1, 2, 3... и т.д.) будут переименованы и местами объединены в отдельные главы. скорее всего, с названиями

в первой части будет 5 глав, во второй части 5 глав, в третьей - 9 (возможно, разделю на две части эту часть)
в остальных частях, включая, "битву за храм наук", - пока не знаю, но тоже по тому же принципу

первый том книги будет завершён частью шесть: золотой доспех ("прибытие пожирателя душ" включу в этот акт)

соответственно планирую завершить сюжетно первый том книги где-то в середине июля. около 900 000 знаков с пробелами будет. и надеюсь успеть довычитать и переписать самые ущербные места к концу июля.

чуть раньше отправлю в кое-какой издательский конкурс попытать удачу. и тогда эту тему придётся скрыть (от гугла и всех простых пользователей)

Последний раз редактировалось Vasex; 06.06.2017 в 23:46.
Ответить с цитированием
  #83  
Старый 06.06.2017, 16:06
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 11.07.2007
Сообщений: 3,015
Репутация: 1066 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Flüggåәnkб€čhiœßølįên Посмотреть сообщение
Вообще трудно бухим писать, да.
Писать - полдела. А читать это потом?
Мало того, что вспоминаешь как тебе плохо было. Так ещё видишь все ошибки, нестыковки, глупости. Чувствуешь, как стыдно.
И думаешь: больше ни-ни!

Цитата:
и тогда эту тему придётся скрыть
Занятно. Что, совсем удалишь?
__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (с) --<-@
Ответить с цитированием
  #84  
Старый 06.06.2017, 23:49
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
KrasavA, я не сказал, что придётся удалить. Скрою как-нибудь, чтобы восстановить была возможность, если издать не получится.

Скрытый текст - 06.06 - 6000 знаков ещё докинул в предыдущий отрывок:
вот сегодняшняя норма
Цитата:
Най и Хеши откровенно бездельничали, хоть и делали вид, что стреляют из луков. Стрел выдали не так много и требовали вести прицельную стрельбу, экономить снаряды, но они так далеко находились от стен, что защитников крепости почти не было видно, да и те прикрывались щитами, осторожно показываясь между зубцами стены. Потому под видом экономии и прицельной стрельбы все наёмные лучники делали всё медленно, стреляли очень редко, да и веселились, поражаясь глупостям этой битвы – неорганизованности из-за множества погибших именитых командиров или когда неясно кого слушать: призраков, против которых вроде бы велась борьба за власть в Венозенге, или тех желторотых юнцов, которые теперь заменяли погибших. Хеши чувствовала себя лучше, больше говорила, это несказанно радовало Ная. Хотя перемены в её настроении были так же резки, как и её обычный характер. Хеши и Най посмеивались с глупостей как защитников, так и атакующих – с испугом, но в то же время со смехом следили за летящими со стен живыми снарядами – завязанными в узел людьми. Вокруг них у соседних воинов царили такие же беззаботные настроения.
Но вот прохлаждаться они все перестали, когда их командир – один из немногих опытных и седовласых выживших офицеров – добрался до их рядов и многократно прокричал на них и пригрозил различными видами наказаний, если они и дальше будут играться, а не воевать всерьёз.
- В следующий раз пойдём в первой шеренге! Полезете на стену первыми, ленивые оболтусы! Смеяться со смертей товарищей вздумали! Доложу командованию, что вам, наёмникам, платят ни за что. Переплачивают и перекармливают!
Най еле удержал улыбку, а вместе с ней вопрос – как они теперь полезут на стену, если план с ледяными стенами оказался неэффективным, а никаких осадных башен и даже лестниц у них нет.
Мирелла, Жектр и Хайнс крутились в самой гуще событий. Мирелла координировала большую часть призраков – в небесах над Храмом Наук вёлся призрачный бой, который мог показаться маловажным, но такая атака сильно отвлекала призраков, не позволяя им применять материальные руки. Хайнс повелевал звуками, временем, но в основном просто координировал действия всех, раздавая глобальные приказы. Он точно дух божий был везде – командиром каждого звена храмового немногочисленного войска. Из верховных магов Храма Наук буревестник Жектр больше всех лично участвовал в прямом контакте с противников – стрелял молниями, заковывал врагов в камень или теми же камнями в них запускал, даже не прикасаясь к ним.
Свершилась краткая встреча с Корабусом. С призраком на стену ловко взобралась группа неплохо обученных молодых теневиков, которые, как предполагалось, должны были не сражаться на стене, а устранять определённых людей – Хранителей Слова сначала на передовой, потом под шумиху, следуя почти невидимками по теням, прорваться в крепость, чтобы отыскать оставшихся. Мирелла давно ждала встречи с Корабусом, и даже не давая ему торжественно заговорить с верховными магами, принялась его крутить, причиняя страшную боль, под которой большинство призраков обычно быстро выдавали любые тайны. Ведь боль души – самая сильная боль, если уметь эту боль разжечь. А Мирелла была в этом хороша. Именно потом изгнание искажённых работало хорошо: призраки прекрасно знали, что с говорящими с духами шутки плохи. Если долго причинять такую боль, то призрак мог до того тронуться умом, что позабыл бы всё на свете, даже самого себя. И Мирелла отнюдь не пытала Корабуса, вопросов не задавала, а просто направила всю свою мощь на страшные муки для него. Но он предусмотрел такой поворот событий и вырвался. Теневеки помогли – пустили в миреллу несколько теневых метательных ножей, но недостаточно хорошо их сплели, потому они больно кололи, легко ранили, боль причиняли, но серьёзной угрозы не представляли. А лёгкая кожаная броня, да хоть тяжёлый металлический доспех, от магических ударов никак не помогал.
Двое теневиков глупили, случайно называя друг друга полными именами, призраки это подслушула и передали Хранителям Слова. А Слово, как известно, убивает. Ещё у одного слабого новичка Мирелла прочитала память души – узнала ещё три имени, включая его самого. Хранители заговорили, прикрывая рты ладонями, и половины отряда теневиков быстро не стало. С остальными расправились магией, да и помогли защитники на стенах.
- Недостаточно ты их натаскал! – смеялись вслед отступающему Корабусу Хранители Слова.
С титанами враги ничего не могли поделать. Как их только не били, сколько стрел и копий о них не ломалось, им всё было ни по чём, только ненужную кожу с них сдирало, если у кого-то уже успела когда-то Окка нарастить.
Но вот одного титана утащили за собой со стены в ров, упали вместе с ним. Скорее просто потому, что он сам слишком увлёкся, не чувствовал опасность, вот и не удержался, стоя на краю стены. На него внизу накинулись, что только не пробуя против него.
Обливать титанов – испробовано; наваливаться массой – испробовано; выбивать его душу призраками – испробовано. Ничего не помогало. Даже если душа по каким-то причинам покидала титана, то по приказу он продолжал сражаться, повторяя одинаковые бездумные действия – просто махал кулаками, целясь в головы окружающих. Этого было достаточно для того, чтобы проламывать даже покрытые бронёй черепушки. И занять место титана другими призраками не получалось, ведь требовалась специальная настройка – совместная работа над механизмом и душой Миреллы, Тракеция и Руция.
Без последнего работа стала. Тот десяток рабочих титанов, который был готов до его отъезда, теперь исправно сражался, но остальных «завести» без него не могли.
Но вот Руций Скрёбыш объявился прямо посреди битвы. Воспользовался общим наступлением и суматохой, прикинулся атакующим призраком, симпатизирующим Предолу, так и преодолел окружение призраков и вступил в Храм Наук.
Он сразу отыскал брата, Тракеция, тот при встрече испытывал противоречивые чувства, ведь теперь окончательно убедился, что брата больше нет в живых, есть только та самая душа, привычный инструмент, с которым они привыкли работать…
На слезливые приветствия и обсуждение глобальных проблем, событий Венозенга, времени у них не было. Руций сразу начал помогать в управлении титанами и потребовал сбросить вниз длинную цепь, чтобы по ней угодивший в беду титан смог взобраться.
Идея казалась ужасно глупой, ведь цепь могла помочь штурмующим, но Руций раздавал быстрые указания, а другие титаны их быстро выполняли. И он сказал, что они сбросят цепь, если по ней полезут наверх атакующие.
Но призрак, управляющий титаном внизу с внешней стороны стены, сделал всё правильно: ловко вцепился в цепь одной рукой, принялся наматывать на руку, взбираясь по ней, в то же время её тянули сверху его такие же могучие товарищи, а титан при этом продолжал отбиваться, сбрасывал с себя вцепившихся предольцев, точно прилипчивых котят.
Ещё Руций принёс дурные вести, как разведчик.
- Цинада движется к Венозенгу и дойдёт ещё не скоро, потому что Мефиний корчит из себя героя, героически освобождает мелкие селения на пути войска или даже не на пути, а делает разные крюки. Его путь по карте Паутины выглядел бы не прямой, а волнистой линией. А также уже на подходе к Храму Наук, где-то в одном дне пути войска Бедесорна с катапультами, лестницами и осадными големами.
- Час от часу не легче. Но пока не об этом нужно думать!
Тракеций и Руций приказали титанам...
вставил всё это почти впопад между абзацами в отрывок 05.06 http://forum.mirf.ru/showpost.php?p=...4&postcount=81
всё равно многое будет значительно редактироваться



разделю по главам вот как-то так (говорил об этом двумя постами выше)

Часть 1: Вначале было Слово
1, 2-3, 4, 5-6, 7-8, 9, 10
Глава 1: Прибытие в Храм Наук
Глава 2: Разговор по душам
Глава 3: Прибытие в Венозенг
Глава 4: Оттенки тьмы
Глава 5: Чтение скрижалей Древних
Часть 2: Герои и злодеи
1а, 1б, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Глава 6: Капкан на тропе прогресса / Ловушка на пути прогресса / Минное поле бытия / Право на знание / Опасное знание
Глава 7: Неуязвимый
Глава 8: Хранители Слова
Глава 9: Падение Крайма
Глава 10: Рождение мага
Часть 3: Тучи сгущаются
1, 2, 3а, 3б, 4,
Глава 11: Калейдоскоп хаоса
Глава 12: Голос-из-Стали
Глава 13: Чумной город
Глава 14: Решение Цинады
Часть 4: Приход настоящей зимы
5, 6, 7, 8, 9, 10
Глава 15: Снежная Королева
Глава 16: Шаткая башня Хранителей Слова
Глава 17: Чумная плоть
Глава 18: Убийца королей
Глава 19: Маршем пу-но-тас
Часть 5: Битва за Храм Наук
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Часть 6: Золотой доспех
....
Ответить с цитированием
  #85  
Старый 13.06.2017, 23:21
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
5.
Скрытый текст - 5.:
5.
Каждый день Несс пополняла свою копилку самых страшных вещей, которые она видела в жизни. И каждый раз натыкалась на что-то ещё более ужасное, чем всё виденное ранее. Казалось, что может быть страшнее огромного войска, которое идёт штурмовать твой замок, обороняемого жалкой горсткой воинов? А было что! Когда к этому войску присоединяется такое же огромное войско, пришедшее на подмогу! Помогать в и без того понятной грядущим результатом и посильной бойне!
Некоторые защитники Храма Наук ещё согревали себя надеждой, что хотя бы армия Бедесорна не явится на поле боя, а то и вовсе тоже выполнит пу-но-тас и ударит в предольскую армию всеми силами, показав свою преданность Цинаде.
Но все даже самые наивные надежды окончательно рухнули, когда над холмами меж войска Предола появились синие знамёна Бедесорна, сегмента более высокого сословия, ранее обманным образом объявленного врагом Предола. Теперь командиры пожимали друг другу руки, а солдаты двух армий делили еду и костры друг с другом. А людей на холмах теперь заметно прибавилось, они раскинулись очень широким дугообразным лагерем напротив Храма Наук, и с какого-то ракурса можно было принять это за самый крупный рыночный посёлок Паутины, но его военную направленность выдавали две быстро конструируемые, растущие в небо осадные башни. Сотни солдат несли с собой брёвна и возводили из них ладьи на огромных колёсах-гусеницах, которые позволят легко и быстро направить войска на стены, если удастся их подкатить близко. А им удастся – ведь из Бедесорна прибыло немало кузнецов и магов, делающих всё возможное, чтобы уберечь машины массовой смерти от чего угодно – от огненных стрел, например. Фронтальную сторону покрывали железными пластинами, специальными огнеупорными маслами, а также множеством магических защитных оберегов…
Солдаты Бедесорна были свежи, полны сил, хоть и после долгого марша почти без остановок, но с ночлегами. На фоне предольской армии, вымотанной напастями со стороны магов, они выглядели, точно несокрушимая неутомимая армия богов, сошедшая с небес им на помощь. С ними также были длинные лестницы – то ли на случай, если что-то случится с осадными башнями, то ли чтобы ни оставить защитникам ни шанса… Просто весь периметр стен в один миг покроют лестницами и в считанные шаги, не снижая темпа, не перестраиваясь, всеми ротами взберутся на эту несерьёзную высоту.
О том, чтобы ломать ворота, похоже, никто уже не заводил и речи. Никому они не были уже нужны. Разве что случайным ударом снаряда катапульты могли разрушить и эту жалкую преграду... Метательные орудия тянули через труднопроходимый снег осадные големы - творения бедесорнских каменщиков-буревестников. Они могли и сражаться, но несмотря на крепость тела и могучую силу, годились лишь до простейших задач, потому что умом совсем не удались.
Радость от недавних храмовых побед и превосходства по степени потерь быстро улетучилось у защитников крепости. Дурной настрой распространялся быстрее любой болезни. Всё чаще поговаривали, что это конец, теперь уже ничего не поможет, такой штурм уже маги не сдержат. Это будет последний бой.
По мере роста безнадёги и дурных вестей разговоров становилось всё меньше. Все храмовники – маги, солдаты, прочие местные жители – в страшном молчании наблюдали со стен за приготовлением бесчисленного воинства к новой атаке. Уже никто не сомневался, что стоит предольским и бедесорнским командирам только отдать приказ о всеобщем наступлении – от Храма Наук камня на камне не оставят.
Хайнс разрешил временно отворить ворота, чтобы защитники крепости могли обчистить тела погибших после штурма предольцев, в большом количестве оставленных отступившим противником от стен. Тянули в замок всё, что могло пригодиться в военном деле, - собирали стрелы, забирали самую добротную броню и оружие. Заодно добивали раненных, в плен никого не брали. Отчасти оказывали многим беднягам милость, облегчая мучения. Заодно делали окрестности крепости спокойнее и тише, болезненные вопли и стоны сильно будоражили людей, и редко кому-то именно это поднимало боевой дух. Пожалуй, его уже ничего не могло поднять. У людей хватало сил только чтобы не покидать свои посты на стенах...
Но вот в момент сбора жалких трофеев к Храму Наук выдвинулась троица всадников. Двое несли белые флаги – то ли символ мирных переговоров, то ли символ цинадского Порядка. Центральный всадник нёс на копье штандарт синего цвета с золотистым рисунком – символ Бедесорна.
Защитники пришли в боевую готовность, но ворота не закрыли, людей с поля боя не отозвали, а Хайнс даже лично вышел навстречу переговорщикам.

Скрытый текст - 08.06 - 6400 знаков:
Три всадника постепенно снизили скорость, обходя многочисленные трупы, коими широко было устлано поле перед Храмом Наук. Совсем близко к стенам подъезжать не намеревались, остерегаясь лучников, хотя давно уже вошли в область прицельной стрельбы. Хайнс вышел им навстречу, слегка прихрамывая. Рядом с закованными в дорогую броню молодыми солдатами он в своей неприглядной серой робе выглядел совсем дремучим и немощным стариком.
Хайнс остановился перед всадниками, задрал голову к небу, к протуберанцам Рашмы, и торжественно прокричал:
- Бедесорнские падальщики явились раньше воронов клевать мертвечину. Доедать всё, что осталось от Храма Наук!
- Приветствуем, о, Хайнс. Мы пришли под белыми цветами. Мирный разговор нужно вести.
- Обычно у нас тут белого - куда ни глянь. – Хайнс обвёл взглядом поле вокруг. – Но сейчас вот вам красную дорожку выкатили. Что угодно для почётных гостей!
- Мы поговорили с правителями Предола…
- Та ещё неразбериха у них с командованием, да? – усмехнулся Хайнс.
- Они не отступят, Хайнс.
- Экая новость! А я думал, что побаловались и хватит… Неужели им мало?
- Кончай шутить, старик, - озлобился один из дипломатов. Два товарища зашипели на него, но он продолжал: – Все знают, что вы в полной заднице! Не сегодня, так завтра Храм Наук падёт, с этим уже ничего не поделать! И даже ваш чёртов источник магических сил не поможет. С каждым днём – у вас всё меньше людей. С каждым днём – всё больше разрушений. А предольские потери – это капли в море. Мы пришли к тебе с предложением сдать крепость, сдать полномочия и тем самым – сохранить жизни всех этих ни в чём не виноватых людей! Посмотри на них, они даже не знают, за что борются, почему судьба отвернулась от них! Это не их война. Подумай о людях. А если думаешь только о себе, то подумай, как будут чернить твоё имя после стольких невинных жертв!
- Так значит, Бедесорн официально присоединился к атакующей стороне? – скрестил руки на груди Хайнс и покачал головой. – Скучно, господа, скучно. Я надеялся, что вы будете темнить изящнее, разыгрывать нейтралитет. Ведь прекрасно знаете, что ждёт ныне врагов Храма Наук, ведь маги ударят вам по самому больному…
- Этот вопрос мы тоже собираемся обсудить, - быстро заговорил тот из переговорщиков, кто проявлял наибольшую мягкость в дипломатии. – Наши былые правители – семья барона Тайвуса, а также вся иная известная правящая верхушка Бедесорна – дом Ауренциев, дом Экстов, дом Мовенов и другие – все они в связи с военным положением смещены, отстранены от власти и уравнены в правах с простым людом. Они не участвуют в этой войне, не поддерживают её и вообще находятся сейчас в Бедесорне, а не здесь, можете проверить призраками. Также в войне не участвуют все известные генералы, сейчас зачитаю список всех имён…
Переговорщик развернул длинный список. Хайнс его не перебивал. Большинство имён он, конечно, знал, но было интересно послушать об остальных.
Когда список имён закончился, Хайнс проговорил:
- Неужели в Бедесорне случился государственный переворот?
- Что-то подобное. Полной картины мы не знаем. Некоторые, включая самого барона Тайвуса, добровольно сдали полномочия и согласились отдать излишки своих богатств на нужды нового правительства.
- Дайте угадаю – а новые правители у вас – такие же безымянные, как теперь у Предола?
- Время безымянных войн, - пожал плечами переговорщик. – Время безымянных королей.
- Как всё грамотно спланировано, - рассмеялся Хайнс. – Что ж, вынужден вас заверить, что ваш дурацкий план не сработает. Мы всё равно ударим Словом по этим именам. Они ввязались в войну против слабого противника вместе с Предолом, и только после того, как на предольском опыте убедились, что Словом действительно можно убить любого человека, поняли, что тоже обречены, начали вертеться, пытаясь и от соглашений с более сильным Предолом не уйти, и чтобы свои громкие имена обезопасить. Нашли дураков! Хах, какую байку сочинили! Их сместили от власти! Их уравняли в правах! Добровольно всё отдали! Хах! Так мы и поверили!
- Проверьте призраками! – взволновался дипломат. Он начал рассказывать, как известные люди Бедесорна из-за опасности Слова бросили всё, ушли к своим семьям, занялись иным трудом, а власть подхватили менее известные или вовсе неизвестные наследники и заместители.
- Да уж, смешные болваны, - качал головой Хайнс. – Всё взвесили, поняли, что могут вонзить нож в спину Цинаде, но при этом сумеют унести ноги. Думали, что личные потери не понесут, ничего не будет стоить им эта война. Под шумок, прикрываясь всем этим хаосом в Паутине… Но не тут-то было. Если уж бросил вызов Цинаде, нарушил Порядок, готовься понести заслуженное наказание.
Переговорщики выглядели испуганно. Со страхом переглядывались. Похоже, что их основное задание готовилось с треском провалиться. Они поняли, что от этого могут зависеть даже их собственные жизни. Потому начали с неприкрытой мольбой тараторить наперебой, уговаривать Хайнса помиловать тех, кто отступил от дел…
- Нет-нет-нет, - злорадно посмеивался Хайнс. – Вот ваш списочек. – Он сотворил в воздухе дрожащий призрачный свиток. – Мы им сейчас обязательно займёмся. Ублюдки думали, что ни при каком раскладе ничего не теряют – отсидятся за спинами солдат, но они ошибались. Серьёзно ошибались. Палач всё это время прятался у них под кроватью. И сейчас он получит от нас указание привести в исполнение ряд смертных приговоров.
- Мы ведь не услышали предложений с вашей стороны! – совсем сдался один из дипломатов. – Мы ведь даже ещё не вступили в войну, не начали боевые действия… Давайте мы вернёмся к нашему командованию и доложим о ситуации. Быть может, в силу новых обстоятельств, армия Бедесорна отступит… А то и поможет разобраться с войском Предола. Быть может, переговорами мы добьёмся с ними успеха…
- Сколько там дней пути до ближайшего портала? Десять? На лучших бедесорнских скакунах, уверен, можно добраться намного быстрее… - Хайнс что-то прикидывал в уме. – Так вы и будете тянуть время, давая возможность Тайвусу и остальной компании убраться в какой-нибудь манящий райский Ун… Нет. Нет-нет-нет. Так не пойдёт. Всех ждёт расплата. Война – это не шутки, а ваши командиры забыли об этом, решив, что баловство им по-любому сойдёт с рук. Не сойдёт. Сегодня они в этом убедятся.
- Тогда сражение с Бедесорном точно не избежно… - дрогнувшим голосом проговорил переговорщик.
- Значит, Бедесорн обречён так же, как и Предол, - сказал Хайнс. – Да и сражение всегда неизбежно, если к самым стенам уже прикатывают столько орудий.
- Дай нам время, Хайнс, - просил переговорщик. – Мы доведём командованию. Мы решим всё в кратчайший срок. Быть может, ответ последует незамедлительно. Быть может, они отзовут войска или каким-то образом помогут...
- Вы никуда не поедете. Души обречённого командования Бедесорна поймут результат переговоров без всяких дипломатов. Впрочем, ваших призраков никто здесь держать не будет. Доберётесь домой даже быстрее, чем на скакунах…
- Вы не посмеете! Мы под белыми флагами! Вас возненавидят все призраки! Вы нарушитель военных традиций! Мы ведь не солдаты! Мы надеялись, что вы разумный человек!
- Вот, что бывает, если идти сжигать колдунов, - осклабился Хайнс и поднял руку с грозно растопыренными пальцами в сторону всадников.
Он призвал невероятные по силе направленные вибрацию и звук, от которых переговорщики начали падать с вздымающихся на дыбы лошадей.
При этом практически остановил в этом месте время, и все наблюдали за странной замедленной картиной. Кровь у дипломатов шла из ушей от лопнувших перепонок. Кровь брызгала изо рта и носа из-за дробящихся во всём организме костей. Кровь даже текла из глаз.

Скрытый текст - 09.06:
Видя, что происходит перед воротами замка, Мирелла отошла подальше от остальных, проверила окружение вокруг себя и, убедившись, что никакие призраки не подслушивают, начала зачитывать Слово в адрес всех известных личностей Бедесорна. Вскоре к ней подошёл и присоединился Хайнс.

Когда немного времени спустя катапульты Бедесорна начали метать снаряды в Храм Наук, верховные маги поняли, что их сообщение дошло до адресата. Эти камни летели куда прицельнее покорёженного требушета, уже не пролетали мимо в горы. Вот полностью обрушилась одна из крупных внутренних башен Храма Наук. Осколками вскоре забросало абсолютно все переулки и открытые площадки крепости. Вот то и дело попадали камни в стены, защитников сбивало с ног от удара, передающегося через каменный пол. Несколько таких ударов – и можно было бы пробить крепостную стену, но всё же катапульта была не настолько точным орудием. Вот один из снарядов выломил верхнюю часть ворот. Её сразу же начали заделывать, а угнанный ранее таран перевернули, поставив на дыбы, чтобы приложить к воротам с внутренней стороны. Таким образом завалили ворота всяким тяжёлым хламом, чтобы защитники забыть забыли о штурме крепости через них.
У Миреллы не хватало времени и сил контролировать ещё и сумасбродную Несс, потому она разрешила девчонке укрыться на время обстрела в подземной части врачевальных палат, одно из немногих мест, где укрывалось большинство храмовников, чтобы не поймать собой какой-нибудь небесный камень. Мирелла посчитала, что дура достаточно насмотрелась, чтобы хотя бы на время не думать только о своих подростковых проблемах и тем более убивать кого-попало на расстоянии. И она строго-настрого запретила всем говорящим с духами образовывать для Несс призрачные каналы для связи с её любимым Лодесом.
Несс сидела в углу палаты. На кроватях и даже на полу из-за нехватки места разместили раненных. Но здесь ещё было не так ужасно, как в других палатах – где кричали, стонали от боли или приносили свежих калек, у которых кровь хлестала ручьём. Здесь были безрукие, с проломленными черепами, но зато спокойные.
Другой Хранитель Слова, тот адепт тени, Вендр сидел неподалёку от неё, возле искалеченного бессознательного тела своего товарища – Сеймаска, который тоже недавно начал преподавать в Храме Наук, владел магией света. Несс не до конца понимала, что случилось с Семайском и что он вообще такого сделал, что о нём заботились и говорили, как о герое, но Вендр, судя по всему, больше заботился о нём, как о друге. Обычно тихий и скрытный, сейчас он проявлял удивительную охотность поговорить, но не с Несс, а с учениками Сеймаска, которые его нередко навещали, держали за руки, желали скорейшего выздоровления.
Несс безуспешно пыталась разгадать эту тайну. Почему Вендр, один из немногих оставшихся красавчиков Храма Наук, с которым они пережили долгое и нудное совместное заточение, совершенно её игнорировал.
Вот он заводил разговор с новой группой учеников, почти неприкрыто заигрывал с ученицами, но говорил при этом исключительно о Сеймаске. Такое ощущение, что хотел вызнать у абсолютно каждого, в каких отношениях Сеймаск с этими людьми, и что они вообще о нём знают. Он жадно вслушивался в каждое слово и вглядывался в лица людей, задавал так много каких-то глупых и неуместных вопросов, что в конце концов надоедал ученикам или вызывал их лёгкое раздражение, так что надолго они в палате не задерживались, чувствуя непонятное давление со стороны Вендра.
Но как только Несс сама пыталась заговорить с магом тени, он будто отрезал любой их диалог. Она ему - вопрос предложением, он ей – скучнейший и даже резковатый односложный ответ. Она ему – о себе, о своих чувствах по поводу войны, по поводу заточения, по поводу их предстоящей судьбы, а он ей всячески показывал, что ему это неинтересно. Всё время был сосредоточен на другом. Такое ощущение, что желал, чтобы она сама покинула палату, будто он совсем против её присутствия, будто сильно занят, хотя, мужчина, называется, прятался в катакомбах Храма Наук так же, как и она – совершенно ни на что не способная в бою…
Несс начала привычно винить во всём себя – мол, заточение совсем не пошло ей на пользу, совсем перестала следить за своей внешностью, вся теперь испачканная… Да ещё опозорившаяся применением Слова… Вот оно, главное! Кому она такая нужна? Все, кто видел её такой или узнавал, что она натворила, не хотели иметь с ней дело. Особенно те, чьи имена она, худшая Хранительница Слова, знала и могла по дурости своей в любой момент назвать…
Но потом, наблюдая за тем, как печально Вендр смотрит на своего товарища, как много вопросов о нём задаёт… путанными тропинками она набрела на совершенно иную догадку.
Так он же любит его, этого Сеймаска! Он же из таких! Они жили вместе в одной комнате, они были не разлей вода… Это было даже больше, чем дружба.
Тогда Несс улыбнулась. Это всё объясняло. И это никак не принижало её собственных достоинств. Можно жить дальше. Какое же милое объяснение! С этим точно можно жить.
Теперь её тянуло к Вендру ещё больше.

Вскоре за Вендром прилетели призраки и позвали на стену. Все толковые маги нужны были для обороны крепости.
Пока армия Предола отдыхала после предыдущего неудачного штурма, свежие силы Бедесорна двинулись в бой.
Осадные башни пока ещё строились, остались в лагере. Люди несли с собой над головами огромные рукоходные лестницы. Их переднюю часть поднимали вверх на копьях. Также на переднем конце лестниц имелись деревянные колёса, чтобы, когда упрутся в стену, легче было закатить лестницу на самый верх, и тем самым её выпрямить.



Скрытый текст - 10.06:
Армия Бедесорна отличалась от Предола более дорогостоящими доспехами светлых почти бесцветных цветов, иногда сверкающих отполированным металлом настолько, будто на них падали лучи Рашмы, но это было не так. За солдатами развевались синие плащи, а на флагштоках трепыхались высокие штандарты. Всё было по струнке выровнено, взводы маршировали на одинаковом расстоянии друг от друга, громыхали в ногу, лишь изредка доносилась трель трубы кого-нибудь из командиров.
Что сказать – сразу было видно более высокое сословие. Более собранное, более дисциплинированное, более близкое к цинадскому Порядку. И намного богаче. Будь они многочисленнее, чем предольцы, даже не смотрели бы на таких козявок у себя за спиной, но нынче наступили интересные времена – когда даже более высоким сословиям приходится вертеться ради выживания.
Лучники снова ответили на приближение противника залпами со стен и навесом из внутренних дворов. Этот смертоносный дождь совсем жиденько покапал на бронированную пехоту, не произведя никакого впечатляющего эффекта.
Вскоре ответили лучники Бедесорна, которые впервые за долгое время вынуждены были показать, что неспроста едят свой хлеб и постоянно тренируются на стрельбищах. Их было отнюдь не много, по сравнению с предольскими стрелками, но всё равно больше, чем у Храма Наук. И с кавалерией у них было не очень. Бедесорн предпочитал делать основную ставку на пехоту. Но зато луки здесь не выдавали кому попало. С виду такой же редкий дождь из стрел посыпался на Храм Наук, но стрелы летели с большим смыслом, кучковались не случайным образом, а по видимым или тактически наиболее выгодным целям. Призрачные разведчики Бедесорна корректировали стрельбу.
Куда больше эффекта по наступающим силам сыграла новая атака магов. Буревестники призвали сильный снегопад и туман, мешая лучникам вести прицельную стрельбу, опять возникли материализованные призраки, а также из сугробов вырастали небольшие големы, которые знатно замедляли противников, а иногда даже кого-нибудь убивали, прежде чем разваливались под многочисленными ударами. Маги также сделали подступы к храму очень скользкими, что также замедлило войско. Это позволяло обстреливать их намного дольше, прежде чем лучники на стенах в основном уступят место солдатам с оружием ближнего боя.
Наконец даровали волю магам крови, коих в Храме Наук было по счастливой случайности целых восемь. Тоже в основном молодые, в основном девушки, питающие к крови нездоровый интерес. Их держали в резерве, как ранее некромантов, поскольку сначала им почти не с чем было работать, но после первой битвы с предольцами – вокруг Храма материала хватало. Волшебницы принялись вытворять зловещие чудеса как со свернувшейся и заметённой снегом кровью, так и со свежей. На подступах к храму зарезвились кровавые плети, с лёгкостью разрубая людей вместе с бронёй, точно они не настоящие, точно это снеговики или торты.
Вендр с учениками-теневиками, коих осталось всего пять, превращали некоторые летящие стрелы в теневые. В более глубокой тени под стенами – их эффективность значительно возрастала при попадании в цель – так, что могли пробивать щиты и броню. Иногда они метали теневые копья сами. Или покрывали гигантской тенью союзников, чтобы враг не мог их разглядеть и вести прицельную стрельбу. Насылая тень на войска под стенами, они погружали их в такую глубокую тьму, что те паниковали, решив, что ослепли, совсем переставая слушаться приказов, теряя строй, переставая прикрываться от стрел.
И вот лестницы покатили колёсами снизу по вертикальной поверхности стен, поднимаясь. Буревестники начали быстро выращивать на пути лестниц различные преграды. Впадина – только лестница застревает в ней, нужно спускать, если получится отцепиться, ведь буревестники оборачивают застрявший конец камнем. Или преграда – иногда обратный трамплин, и тогда лестницу по неосторожности атакующие роняли сами на себя, или просто ломали о преграду или надолго застревали на этом моменте.
Но всё же половину лестниц – восемь штук - где-то с первого, где-то с повторных попыток – закатили на самый верх. Там колёса вместе с крюками перекинулись через зубцы стен и хорошенько закрепились. Снизу лестницы тянули вниз, массово навалившись, будто собирались совместными усилиями за эти крюки всю стену повалить на себя. Но на самом деле так прижимали крюки к настенному камню, чтобы со стены не так просто было их поднять и перебросить назад через стену.
Люди заторопились по лестницам, перебирая ногами и руками.
Войско Бедесорна массово поднималось на стены Храма Наук.
И тогда противника вновь выступили встречать титаны.

Скрытый текст - 11.06:
Стальные громилы даже если порой не могли оттолкнуть лестницы, то с лёгкостью потом сбрасывали незваных гостей, просто сотрясая её или хватаясь за подоспевших проходимцев руками. Но в этот раз что-то изменилось – на титанов уже не нападали так резво и слепо, как раньше, а осторожничали, не спешили, благо мощные наплечники, нагрудный панцирь и шлемы со щитами позволяли переживать довольно много попаданий простых стрел. Подбирали момент, а затем набрасывали на истуканов петлю из верёвки или цепи. Если титан успевал среагировать, он мог с лёгкостью избавиться от проклятого лассо, просто разорвав его, даже звенья цепи порой несложно было раздавить, раскромсать в могучем кулаке. Но в иных случаях титанов начинали тянуть снаружи за верёвки и цепи – быстро, рывками, всё это происходило в считанные мгновения. И тогда некоторые титаны начали переваливаться через край стены и падать к их подножию. На них, значительно ослабленных или окончательно обездвиженных после падения, набрасывались люди с кувалдами и крушили изобретения Скрёбышей ещё больше…
Хайнс и Тракеций приказывали защищать титанов в первую очередь. Кто бы мог подумать, что подобный приказ прозвучит. И тогда на край стены взбежал личный титан Руция, самый первый, низкорослый, как и сам владелец, повреждённый от времени, многочисленных испытаний и ранних недоработок, но всё ещё более сильный и крепкий, чем любой из людей. Призрак Руция теперь управлял махиной изнутри, Мирелла тренировала его задолго до появления последней партии скрижалей, до того, как Паутину охватила война…
Титан Руций не стал дожидаться, когда и его попытаются стянуть вниз, он сам заскользил вниз по лестнице вниз головой, быстро перебирая руками, отчего она пугающе согнулась под его большим весом, но гибкое дерево выдержало, что нельзя было сказать о тех других, кто по ней в этот момент поднимался. Руций посбивал людей до самого низа, до особой утяжелённой платформы, к которой был прикреплён другой конец лестницы, чтобы её не так просто было столкнуть куда-нибудь вбок. Но титану хватило одного взмаха руки, чтобы попросту эту лестницу перерубить. Пока она с треском падала на войско Бедесорна, он уже принялся крушить черепушки окружавших его воинов.
Так он помог двум упавшим титанам. Оба были практически обездвижены, но им хватало сил намотать на руки сброшенные сверху цепи, чтобы на них их, искорёженных и избитых, заволокли обратно на стену Храма Наук. Ещё два падших титана были в отдалении и их уже били больше всего, несмотря непрекращающийся град стрел, сосредоточенный в основном в этих местах…
Руций рассудил, что лучше им поможет кто-нибудь другой, поскольку, вероятно, их ценность уже мало что значит при таком состоянии. Тем временем, расправляясь с врагами в рукопашном бою, он прикинул свои силы и понял, что может большее, намного большее. Его-то никто не уронил. Его-то не били кувалдами. Совершенно непонятно, как его остановят.
Поэтому Руций двинулся в атаку – прямиком в гущу войска – прямиком через все вражеские ряды, разбрасывая всех у себя на пути, точно злобных младенцев.
Он собирал величайший для одного воина урожай крови и мозгов, которые нёс на своём неживом теле.
Он оставлял после себя величайшую для одного воина гору трупов и раненных.
Он нёсся быстро, не позволяя чудакам с молотами догнать его, хотя тем самым они отступали от стен.
Он ломал уже менее прочные щиты и доспехи, поскольку всё сильнее углублялся в тыл.
Вот он рвёт пополам беззащитных лучников.
Вот он вырывает офицерские головы, точно страницы из книги.
Вот одной рукой ломает всадников вместе со скакунами.
Вот он пересекает огромное людское озеро и уже бежит через снежную долину один. За ним, не сильно торопясь умереть, начинают бежать те, кто по идее должен его остановить, но они не уверены в своих силах. И вообще многие бегут просто потому, что видели достаточно и предпочли быть казнены за дезертирство…
Вот по нему ударяют уже предольские лучники, ведь он на подходе к лагерю, к холмам…
Стрелы толком не причиняют вреда, но механизмы в груди титана уже угрожающе скрежещут.
Руций добирается до первой катапульты. Люди уже почти не нападают на него, просто пускаются наутёк. Он принимается крушить механизмы.
С одной катапультой покончено.
Он прикидывает – до требушета ближе, чем до осадных башен или другой катапульты.
Он несётся к требушету, и каждый шаг его – точно рекордный человеческий прыжок с разбега – он всё ближе и ближе, ни стрелы, ни копья его не могут остановить…
На него наваливаются какие-то безумцы, пытаясь взять в кольцо огромными осадными щитами. Он останавливается только, чтобы разобраться с напастью. Ломает одного, скручивает другого, отправляет в полёт третьего…
Но, пожалуй, зря замедлился, остановился.
Один ушлый воин подбирается сзади и набрасывает на голову титана Руция цепь в виде петли.
Затем звучит истошным криком команда «Стреляй!». Руция практически мгновенно подхватывают как снаряд и запускают обратно в сторону Храма Наук. Но перед этим он, ужасно быстро вращаясь вокруг разматывающегося столба требушета, очерчивает широкий круг по земле вокруг орудия, отправив в призрачный мир ещё человек пятнадцать ублюдков, которые думали, что маги их здесь не достанут…
Руций с воем торжества и хохотом летит обратно в Храм Наук. Врезается в верхнюю часть внешней стены, откуда тело титана извлечь будет очень непросто. Покидает его призраком и говорит Тракецию:
- Этот своё отслужил. Хлам теперь. Даже можно не смотреть состояние, проще нового создать.

Скрытый текст - 12.06:
Несмотря на мощный отпор оставшихся титанов, в этот раз атакующих лезло на стены намного больше. Они всё чаще вступали в схватку уже не с титанами, а с людьми, к тому же Скрёбыши отводили титанов подальше от края стены, потому что атакующие тащили с собой цепи, собираясь утянуть титанов в обрыв, где либо тяжёлое падение, либо тяжёлые молоты довершат начатое. Слишком ценные объекты эти титаны, Храм Наук не мог от них так легко отказаться, а осталось их слишком мало.
Людей было тоже не много, особенно на фоне впечатляющего войска Бедесорна. Но они, как ни странно, сражались порой даже лучше отлично снаряжённых, полных сил и закованных в лучшую броню противников. Защитники крепости просто изголодались в ожидании бойни, в ожидании смерти, устали смотреть на гибель товарищей, да и просто были обозлены своей судьбой – кому охота умирать в осаде по самым непонятным причинам? Была объявлена война любым магам? Да вроде нет. Тогда чего эти ублюдки лезли на стены! Ничего не оставалось, как не просто бороться за выживание, а проучить недоумков по полной! Сбросить их изуродованные трупы с внешней стороны стены, чтобы другим неповадно было кидать с оружием на несправедливо осуждённых!
Так уж вышло, что даже Вендр замешкался, и ему с двух сторон перекрыли отступление со стены вражеские солдаты. Прыгать с высоты четвёртого этажа во внутренний двор ему очень не хотелось, он предпочитал спускаться по винтовым лестницам в башнях, прилегающих к стенам. Но теперь с одной стороны велась схватка нескольких бойцов-храмовников и нападающими бедесорнцами, а с другой – защитников, включая двух молодых теневиков, уже перерезали двое солдат с синими плащами – и теперь один из них ринулся прямо на Вендра, вздымая окровавленный меч, не столько ради грамотного удара, сколько с пафосом, торжеством и безумием какого-нибудь палача, уверенного в своих силах и своей неубиенности.
Вендр склонился к зубьям стены, там, где более глубокая тень, и нырнул вдоль неё, по направлению к противнику. Вздыбившаяся тень окутала его, точно он кинулся в незаметную нору. Болван, закованный в железо, с угасающим боевым криком затормозил, начал глупо озираться. Вендр возник между ним и зубцами стены. Секунду колебался. Противник не успевал его заметить, потому что смотрел в сторону, а его шлем с тонкими прорезями сильно ограничивал обзор. Стоит отметить, что у Вендра был легчайший кожаный доспех, который, наверное, даже от комара не защитит.
Вендр не спешил. Сперва он хотел просто столкнуть противника во внутренний двор, но потом быстро озирнулся в обе стороны, понял, что остальные враги вот-вот тоже ринуться к нему, уже с двух сторон, потому не стал больше мешкать и изо всех сил навалился на ублюдка и начал падать вместе с ним.
Не лучшая идея, успел подумать Вендр, пока рассекал воздух верхом на металлической глыбе.
Посадка, конечно, вышла не из мягких, но Вендру хотелось верить, что противнику досталось больше. Вендр получил несколько ушибов и порезов, возможно, сломал ребро и немного вывихнул руку. Он невольно откатился, сплёвывая кровь. Вроде бы зубы на месте. Но прикусил губу и язык. Не страшно.
Противники наверху потеряли интерес к упавшим и продолжили бороться с храмовниками. А вот приземлившийся вместе с Вендром солдат, похоже, всё ещё был боеспособен. Тяжело постанывая, мало что видя и понимая, он начал подниматься и вслепую нащупывать в снег выроненный при ударе о землю меч.
Но его уже держал Вендр. Боец из него был не ахти, особенно с таким крупным оружием, ещё с ножами он что-нибудь да умел, магия тени позволяла, но для такого же мастерства во владении теневым мечом – нужно было значительно больше сил и времени на подготовку. Вендр не стал терять время и начал бить рыцаря, как уж получалось простой силой.
Какое-то время это глупое занятие напоминало тренировку с затупленными мечами, когда сражаешься с товарищами, и все знают, понимают и чувствуют, что серьёзное ранение здесь не получить. Но меч так часто ударял в самые разные части полного доспеха, что случайным образом отыскал уязвимые места – то кости ломал бедесорнцу, то кровь начинала тень. Обессиленный противник всё время пытался встать, но снова падал. После серии особенно сильных ударов по шлему, он рухнул, совершенно обездвиженный. Вендр не знал – умер он или нет – не стал добивать, бросил меч и воззрился на свои ушибленные трясущиеся руки. В голове ужасно гудело.
К гхаргам эту битву, думал Вендр. Я выше этого. Я цинадский шпион, уж кто-кто, а я не должен умереть. Нужно уходить. Нужно прятаться. Нужно найти чёртов портальный камень! Проклятье, я не знаю, как это сделать! Нужно в лазарет. Боги, Сеймаск… Я не могу больше ждать, они штурмуют стены. Мне придётся убить Сеймаска, извлечь его призрака… Он должен… Он обязан сообщить имя воровки!


Скрытый текст - 13.06 - 8000 знаков:
В лазарете Вендр в очередной раз с сожалением промолчал о том, что Несс стоило бы уйти в какое-нибудь другое место, а не сидеть днями в палате с Сеймаском. Но такие слова были в такой час совершенно неуместны. Девушка испуганно вздрагивала от частых грохотов вверху, на стенах замках, сжималась в комок, совсем забилась в угол палаты, прижимала к себе не менее пугливую рысь, которая вдобавок басисто беспрерывно рычала.
Куда она пойдёт? Остальные палаты битком набиты. Хотелось бы верить, что она выбрала именно эту не потому что Сеймаск даже в своём помятом и опухшем виде ещё мог сойти за былого красавчика, который так легко завоёвывал сердца малолеток.
Нет времени, напоминал себе Вендр. Совершенно нет времени на всю эту чушь. Я единственный, кто может покинуть Храм Наук. Тихо, незаметно, мгновенно и насовсем. К тому же я Хранитель Слова, поэтому попасть прямиком в Цинаду – самый правильный и надёжный план, единственно верный, с какой стороны не посмотри. Знание выживет. Я выживу. Это не моя война, мне нужно убираться отсюда, а камень… Сеймаск расскажет мне, кто его девица, хочет он этого или нет. Пора просыпаться, лежебока.
Быть может, в Цинаде разрешат раскрыть тайну портального камня остальным Хранителям, и таким образом они все туда переберутся. Но вряд ли это будет допустимо – это подставит под удар всю шпионскую сеть.
- Я думала, ты сражаешься на стене, - сказала Несс.
- Так и было, пока я с неё не упал. – В подтверждение своих слов Вендр захромал пуще прежнего, баюкая ушибленные руки. – Хватит с меня.
Впрочем его побитое лицо должно было говорить само за себя. Он склонился над Сеймаском.
- Этот адепт света… Он очень близок тебе, это заметно…
Вендр взглянул на ученицу. Шпион без особого труда поборол гримасу отвращения.
- Мы друзья. А ещё мне сейчас нужна информация, которой он владел.
Вендр подумал, что дурочка могла бы ему помочь. Всё-таки в последнее время она проводила здесь больше времени, чем он.
- Он что-нибудь бормотал во сне?
- Во… сне?
- Называл кого-нибудь по имени? Хоть что-нибудь?
- Нет, вроде нет. Стонал иногда, особенно когда Окка и другие сдвигали его, чтобы сменить подстилку… Ему очень больно, хотя он в каком-то подобии сна… Думаешь, он видит сны?
- Кто-нибудь к нему приходил ещё?
- Что? А. Ну, не знаю. Ученики, ученицы. Только у них есть время, учителя все на стенах…
- Девушка. Он мог встречаться с такой, с молодой, с ученицей. Замечала подобную? – Вендр сильно нервничал от того, что вражеское войско уже было на пороге, и время интриг прошло – он готов уже был выпалить всё самым прямым текстом, лишь бы эта дурочка соображала быстрее.
- С ученицей? – удивлённо округлила глаза Несс. Озадачено посмотрела на Сеймаска.
- Да. У меня нет времени на любовные дрязги. Я знаю, что он не святой. Мне нужно узнать, кто она, чтобы забрать у неё кое-что, принадлежащее мне. Они меня обчистили, пока мы сидели в башне. Возможно, только она. Она – воровка.
- Вот как… - Несс испуганно размышляла. – Но я ничего такого не…
Вендр закатил глаза. Он молил богов, чтобы это не оказалось какой-нибудь женской солидарностью. Деваха вроде Несс в этом скучном подземелье могла бы заметить что-нибудь подозрительное. Подозрительное поведение гостя, например. Да и особые чувства от кого-то по отношению к жертве могла уловить лучше мужчины на её месте.
- Не помню. Не знаю. Мне кажется, что ничего такого не было. Никто не задерживался и подолгу не торчал у кровати, в любви не признавался…
- Сосредоточься, - сказал он. – Боги… Ладно, совсем нет времени. Придётся самому… Мне нужно имя. Срочно. Стены скоро падут, и кто знает, чем это завершится. Да и он вряд ли желал бы такой жизни – быть на век прикованным к кровати. Боги, он, может, уже никогда не придёт в себя. А мне нужен его дух, его рассудок, который сам всё расскажет… Сеймаск меня поймёт…
Вендр утёр пот со лба, ещё какие-то мгновения поколебался, затем ловко сплёл длинную иглу из тени. Укрепил её до такой степени, пока размышлял о правильности своего поступка, что можно было такой иглой сразить в мозг даже быка.
- Подожди, Вендр! Не нужно! Ты не в себе! – залепетала Несс, подскакивая.
Вендр не обращал на деваху внимания. Но когда снаружи снова прогремело от попадания снаряда катапульты, а с потолка подземелья при этом посыпались каменные крошки, адепт тени решил, что тянуть больше нельзя.
Он вонзил иглу как можно глубже в ухо друга. Вскоре её остриё проткнуло кожу под другим ухом. Кровь быстро перекрасила постель в красные тона. Сеймаск пару раз прерывисто вдохнул, и тяжело выдохнул. Умер.
Несс тихо и жалостливо причитала, рысь, громко рыча, спряталась под стол.
Из тела Сеймаска поднялся его дух.
Но он ничего не помнил. Ничего не понимал. Не соображал.
Просто глупо висел в воздухе, как призрак умалишённого, как призрак младенца, как призрак в поздней стадии искажения или проживший больше двух тысяч лет, сменивший житие на стагнацию…
- Всё-таки испортился призрак, - покачал головой Вендр. – Надо было раньше освободить его от этих оков. Ничего, нужно показать его Мирелле. Возможно, она сможет ему хотя бы временно вправить мозги.
Он попросил одного из призраков сопроводить Сеймаска под руку на стену. Медлить было нельзя. Вендр соврал Окке и остальным в лазарете, что это дело военной срочности и важности.
Мирелла и Хайнс находились на стене над воротами. Первая помогала призракам, а Хайнс мановением руки останавливал время в разных областях неохватного взглядом войска, и тогда храмовы лучники сосредотачивали стрельбу по замершим фигурам, не способным вовремя поднять щит. Ещё Хайнс останавливал или попросту очень сильно замедлял дождь вражеских стрел.
Несколькими выкриками Вендру удалось привлечь внимание Миреллы.
- Ты в порядке? Я слышала, что ты упал со стены. Атаку на той стороне едва сдержали титаны…
- Я в порядке. Есть срочное дело. Нужна важная информация, которая всех нас может спасти. Она в голове у этого призрака – Сеймаска. Он только что скончался в лазарете. Но, как видите, он совсем истукан… Можно ему вправить ум на место?
- Даже если бы у меня было время… - щурилась Мирелла, рассматривая призрака. – Ничего не выйдет. Странный случай. Паутина мыслительных каналов почти полностью уничтожена. Что-то разрушило её, будто старческая болезнь или какой-то препарат… Очень странно, учитывая, как он повредился. Он ведь рухнул с башни?
Вендр ещё какое-то время пытался уговорить Миреллу, но вскоре понял, что она не пытается его обмануть, а действительно ничего не может поделать. Это не укладывалось в голове.
Далее последовали вопросы о том, что такого знал Сеймаск, что могло бы им помочь. Вендр отказался отвечать.
- Лучше займись той частью стены, - сказала Мирелла и вернулась к битве.
- Ага, - сказал Вендр, но поспешил обратно в лазарет.
Там на него набросилась с руганью Окка, узнавшая о том, что он добил Сеймаска.
- Он не хотел такой жизни! Я его лучший друг, я точно знаю! – оправдывался Вендр, но слова тонули в её криках. Никогда он не видел целительницу настолько взбешённой.
Он остановил перебранку тем, что объяснил про исчезающую паутину мыслительных каналов. Окка тоже изучила овоща-призрака, ещё немного поругалась на Вендра. Затем она осмотрела тело мертвеца и нашла кое-что подозрительное.
Странный порез на плече с сильным почернением вокруг. Среди порезов и ушибов после падения с башни его можно было не заметить, но при внимательном осмотре именно порезов – становилось ясно, что этот сильно выделяется.
Позвали мастера ядов.
- Да, похоже его резанули отравленным кинжалом. Яд действовал таким образом, что вызывал сильнейшее отупение при длительном воздействии на мозг. Призрак тоже испорчен, всё, с концами. При заражении человек начинал бы себя странно вести, и целители бы сразу проверили симптомы, могли бы успеть помочь, остановить действие вещества в крови. Но он несколько дней пролежал здесь без сознания и ничем эти симптомы не выдавал. У меня как раз недавно пропала одна такая шклянка… Не думал, что в Храме Наук кому-то подобное понадобится.
Обнаружил он пропажу, конечно. Вендр хватался за голову, но не знал, что сказать. Мастер ядов был очень предприимчивым, приторговывал по-тихому самой разной дурью. Это знали многие, не нужны были даже теневые щупальца.
Вендр и Окка снова обратились к Несс:
- Ты точно ничего не видела? Кто-нибудь из визитёров мог незаметно резануть его…
- Нет-нет, - плаксиво отрицала Несс. – Я очень хочу вам помочь. Но ничего такого не припомню… Не знаю… Может, я плохо смотрела…
Неудивительно, что тихий убийца обдурил эту слепую курицу. Вендр в отчаянии сжимал своё лицо. Если бы не битва, он бы обратился к Хайнсу за помощью, выложил бы часть правды, подняли бы на уши весь Храм Наук, совместными усилиями искали бы камень… Но сейчас уже ни на что не остаётся времени.
И действительно.
Призраки-разведчики принесли неутешительные вести.
Армия Бедесорна на время отступила. Но только лишь для перегруппировки.
Теперь объединённое войско Бедесорна и Предола собиралось в последний раз штурмовать Храм Наук всеми силами, чтобы поставить, наконец, точку в этом затянувшемся вопросе.
Осадные башни уже были готовы и довольно шустро ползли к стенам крепости…
Вражеские кузнецы и маги долгое время подбирали идеальную комбинацию плодов своего труда, и наконец их усилия увенчались успехом. Лучшим солдатам – почти каждому двадцатому - выдали зачарованное оружие, способное пробивать титановую броню толщиной в осадный щит практически с одного удара… Молоты, секиры, копья, даже стрелы этих воинов светились фиолетовым цветом…
А защитников после последней атаки в живых осталось на стенах уже всего ничего…

конец этой корявки, этого куска №5, потом всё буду править.
Ответить с цитированием
  #86  
Старый 15.06.2017, 23:59
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Глава 22: Ко дну
Скрытый текст - 6. - 6400 знаков:
6.

Несс осталась в лазарете. Но пока войско Бедесорна и Предола только подбиралось к Храму Наук, медленно шагая вровень с осадными башнями, Хайнс велел собраться всем Хранителям Слова на срочный совет. Они встретились на широком лестничном пролёте внутри крепости, где в последнее время удерживали призраков.
Большинство надзирателей при этом отозвали насовсем. Оставили трёх самых преданных призраков-надзирателей, мужчин, которые удерживали за счёт возросшей благодаря Мирелле силе по одному из призраков Хранителей Слова. Призрачную охрану всей крепости в целом при этом усилили, чтобы они не подпускали к Хранителям Слова никого из вражеских разведчиков.
- Что теперь, Хайнс? – усмехался Пакинс. – Настала пора пустить оставшихся в живых под нож?
Вендр и Несс со страхом взглянули на старших магов, но Хайнс отрицательно мотнул головой.
- Стены Храма вот-вот падут, это так. Но мы до последнего будем укрывать слово от недругов. Помните главное – в форме призрака вы более уязвимы перед пытками, чем во плоти. Как ни парадоксально, но это правда. Расколоть призрака намного проще, потому что человек от боли не выдержит, помрёт, а призрака можно мучать намного дольше. Поэтому берегите жизнь. А призраки, вам бы я советовал держаться вместе с нами до последнего.
Даже Несс это знала. Казалось глупым, что он так часто это повторяет. Но Мирелла и Хайнс устали недооценивать глупость подчинённых.
- И что ты предлагаешь? – усмехнулся Жектр. – Сложить лапки и ждать участи? Они нас не пощадят ни при каком раскладе, Хайнс. Только время здесь сейчас теряем… Можно попробовать поджечь башни на подступах… Вдруг у нас получится…
- Правильно, уж лучше помереть в сраном бою! – потряс кулаками Гниль, хотя его это уже никак не касалось.
- С их осадными башнями мы сделаем всё, что сможем. Но я собрал вас здесь за тем, что если сегодняшнюю атаку мы не сдержим, то больше ни разу вместе не соберёмся. Вряд ли противник проявит такую глупость, что поместит нас всех вместе в одну темницу, да ещё сохранит у нас способность открывать рот. Поэтому обсудим дела сейчас, в нашу последнюю возможность…
И Хайнс заговорил о том, что будет дальше. Все вмиг притихли, округлив глаза. Такого предложения от него мало кто ожидал.
- Отчаянные времена – отчаянные меры. Никогда не любил эту присказку. Мы попробуем вырваться из осады. Нам незачем привлекать лишнее внимание, поэтому сделаем это самым малым числом – вот все, кто сейчас здесь – пять живых людей и шесть призраков – так мы и покинем Храм Наук. Чем больше будет наш отряд – тем заметнее будут наши передвижения. А малой группой мы ещё сохраним шансы не только прорваться через кордоны, но и через завесу предольских призраков.
- Это безумие, Хайнс, - потёр переносицу Жектр. – Ты собрался карабкаться в Грандуа?
- Почти. Я покажу вам путь. Пройдёмте, здесь недалеко. В подземелье под крепость… - Он зашагал вниз. По стенам за ним ползли синие блики от светоча на конце его посоха.
- Какой-то тайный лаз? – усмехнулась Мирелла. Видимо, она сама ещё не знала, о чём речь. – Поверь, если бы тут имелся какой-то тайный проход – я бы о нём знала. Все бы призраки о нём знали. Но у нас нет ничего подобного.
Вендр мысленно с этим согласился. Он бы тоже знал все закоулки, все тайные двери, застенки и катакомбы, благодаря своей теневой сети из щупалец. Был, конечно, портальный камень, но, как это ни прискорбно, необходимо было о нём забыть. Похоже, что воришка прекрасно понимала, какова цена украденного, потому приняла все возможные меры, чтобы отрезать все ведущие к ней хлебные крошки.
- Кое-что есть… - бормотал Хайнс, пока спускался. – Кое-что есть… И доступно только нам.
Они очутились в просторном полутёмном зале, где журчала в фонтане хорошо знакомая всем храмовникам жидкость. Из неё делали эликсиры восстановления магических сил. Именно на этом роднике стоял Храм Наук.
Хайнс остановился возле фонтана и заговорил:
- Вендр, на фоне здешних старцев – ты ещё ученик. А наша Несс даже до ученика не доросла. Поэтому проверим лучше тебя. Скажи, единственный ли это фонтан зелья?
- Нет, на территории есть ещё три. От двух других в основном носят эликсир магам на стену, этот слишком далеко.
- Но это самый мощный, - улыбнулся Хайнс, похлопав ладонью по каменному краю фонтана. – Здесь самый большой поток. В других чуть ли не по капли выцеживают. Видел их? Там уже не фонтаны, а настоящие родники. Всю жидкость вычерпали, так на оборону много сил тратят… Но это вряд ли бы вычерпали, тут всегда сильный напор… Скажи нам, Вендр, а были ли ещё такие фонтаны?
- Есть старые заброшенные шахты. В округе, тоже у подножья Грандуа, в соседних горах. Даже былые храмовые постройки там всё ещё стоят вокруг. Храм Наук перемещался с места на место каждые сто или двести цинадских лет.
- Заброшенные шахты, - улыбался Хайнс.
Все притихли, размышляя над этим.
- Там поток совсем ослабел, потому их и забросили, - добавил Вендр.
- Но не исчез окончательно. Особенно в последней шахте. Наши копатели там пару зим назад случайно излишне поработали кирками, отчего поток усилился и забил ручьём, устали это дело выгребать, помните? Столько телег таскали с драгоценной жижей…
Былые храмовники закивали.
- Я не понимаю, - пробормотала Мирелла. – Ты хочешь, чтобы мы прыгнули в эту шахту и… и что дальше?
- И проплывём по подземной реке в соседнюю шахту.
- Точно безумие! – рассмеялся Жектр. - Ты обезумел, Хайнс! От всех этих потрясений!
Даже Мирелла мотала головой не в поддержку Хайнса.
- У меня есть чертежи подземных… - начал тот.
- Да какое там! Та шахта расположена от нас в тысяче шагов, если не больше! А тут ещё вниз падать, плыть неизвестно как… Телеги использовали, сам ведь помнишь! Никто столько не проплывёт, даже если там, внизу, никаких других проблем не возникнет! – Жектр расхаживал вокруг, от эмоций хватаясь за свою голову.
Мирелла добавила:
- Если бы это было возможно, такой лазейкой воспользовались бы противники. Служило бы им вместо подкопа. Но даже они понимают, что из этой затеи ничего не выйдет.
- Я всё выяснял с помощью наших призраков. Даровали призракам свечение, они там всё изучали в потёмках. Сложности возникнут только под конец, где поток станет сильно узким, едва ли проходимым. Но с нами буревестник, как раз больше по части стихии земли. У него получится побороть эту преграду.
- Этот буревестник, - сказал Жектр про себя. – не сможет проплыть такое расстояние.
- Сможет. Мы подстрахуемся двумя способами. Один – с помощью магии. Другой – покажу позже.
- Никаких магических сил не хватит пробурить по-быстрому, считай подкоп, да ещё затопленный подкоп… Хуже не бывает! Ах да, ты, наверное, наивно полагаешь, что мы будем не простыми утопающими, а сможем пополнять силы за счёт той воды, которой будем захлёбываться… Твою мать! Ты совсем тронулся головой, Хайнс!
Верховный маг ответил:
- Я не оставлю в Храме Наук наш главный артефакт – Камень Всесилия. Он будет с нами. За счёт него ты будешь поддерживать вокруг нас воздушный пузырь. За счёт него ты будешь бурить дорогу в труднопроходимых местах. За счёт него мы будем освещать путь. За счёт него Мирелле хватит сил прикрыть наши перемещения от призрачного заслона, пройдём сквозь них, будто это мы незаметные призраки, а не они. Мы точно знаем, на каком отрезке пути этот заслон будет, всё получится…
- И что потом? Даже если этот дурацкий план сработает… Мы ещё больше углубимся в Грандуа… Что тогда?
- А тогда, друг мой, мы окажемся в считанных шагах от входа в другую шахту. Пункт приёма титанита… Там нам как раз пригонят две пустые вагонетки. Я уже обо всём договорился. Поместится по три человека в каждую. И отправимся на северо-запад Грандуа, в шахтёрский городок, где добывают титановую руду…

Скрытый текст - 15.06 - почти 5000 знаков - конец весеннего марафона; и конец Храму Наук:
Осадные башни уже были совсем близко. Защитники осыпали громадины подожжёнными стрелами, но даже если наконечникам удавалось воткнуться в обитый металлом фасад, пламя никак не могло ухватить за поверхность – даже деревянные элементы были покрыты невоспламеняющимися маслами, а также мешали магические защитные обереги.
Скопище предольского и бедесорнского войска под стенами громыхало оружием и щитами, завывало победоносные песни. Исход этой битвы был уже предрешён – все это чувствовали, все это видели. Маги доставали из рукавов последние самые главные козыри – но этого было уже недостаточно. Войско было слишком большим, а из Бедесорна прибыли умельцы-волшебники, способные противостоять наиболее разрушительным заклинанием, защищали войска в достаточной мере.
И вот первая башня достигла стены Храма Наук подле ворот, за которые тоже велась битва, поскольку снаряды катапульты неслабо их покорёжили. Но ворота изнутри уже намертво завалили различными грузами и шлаком, чтобы противники даже не думали через них прорываться всерьёз. Даже угнанный ранее а ныне перевёрнутый и столбом врытый в землю таран мешал врагу пробиться через этот небольшой проход.
Через осадную башню, когда на каменную площадку стены рухнул этакий абордажный люк, в Храм Наук широкой толпой устремилось многочисленное войско. Дорогу им преградили титаны – ранее совершенные убийцы, но теперь такие до жалости уязвимые… На них сразу же напали с зачарованным оружием, способным пробивать титановую сталь. Конечно, уязвимость не означала, что их убьют с первого же попадания, и силы их оставались прежними – они легко разбрасывали противников, уже даже более качественно, натренировавшись за последние атаки, не тратя на каждую жертву больше времени, чем положено. Ни над кем излишне не издевались, просто и быстро работали кулачищами, а иногда даже оружием ближнего боя или щитами, но все эти инструменты войны быстро приходили в негодность, имея дела с лучшей бронёй и сталью окрестных сегментов, далеко не самых низких, надо сказать.
Наконец, одного за другим титанов начали сокрушать. Падение големов часто проходило даже незамеченным, потому что едва они начинали ослабевать под многочисленными ударами и из-за многочисленных сбоев и поломок внутренних механизмов, они начинали пропускать мимо себя всё больше и больше атакующих, которые устремлялись дальше по стенам или сразу прыгали во внутренний двор. Бойцов опьяняло предчувствие окончания битвы, предчувствие скорой победы – они сильно удивлялись тому, как мало защитников на стенах Храма Наук, как мало оставшихся людей, способных противостоять им, держать оружие.
Когда подоспела вторая осадная башня, маги начали отступать ближе к крепости. Трубили в рог, призывая всех отступать.
Ни за одну предыдущую атаку до магов и лучников всерьёз не добирались враги. Но теперь уже ни титанов, ни солдат практически не осталось – и наставники Храма Наук начали стремительно умирать.
Най и Хеши, как обещал им командир, тоже уже сражались на стене – практически на самой передовой. На их глазах сразили последнего титана, Най мог увидеть в дырявом боку противника ещё шевелящиеся шестерни, брызгающие искрами и издающий явно не свидетельствующий ни о чём хорошем скрежет. Из последнего титана вырвался дух – его многие узнали – его звали Руций Скрёбыш, тот самый знаменитый изобретатель титанов, тот самый подозреваемый, которого казнили самосудом жители Венозенга в отместку за убийство Лорда Паука. Руций собирался вновь улизнуть, быть может, где-то был подготовлен новый титан специально для него… Но в этот раз не вышло. Орава предольских и бедесорнских призраков, сопровождающие атаку на Храм Наук, накинулись на изобретателя, захватив его в клубок, оттуда тотчас донеслись продолжительные болезненные вопли Руция.
Хеши стреляла из лука. Целей уже почти не осталось, многих зарубили, с другими ещё рубились, потому она пускала стрелы в отдалённые мишени. Как ей потом казалось, она даже подстрелила одного из детей, которые подносили эликсиры восстановления магических сил защитникам.
Най орудовал мечом и прикрывался щитом. Пощупать лезвием ему удалось на стенах только одного противника, да и то сильно раненного, едва стоящего на ногах и едва способного держать или наносить удар. Най расправился с ним быстрее, чем тот осознал нападение на него вообще, хоть и смотрел, кажется, в сторону Ная за миг до удара.
Тракеций очень поздно сообразил, что пора отступать. Ему отрезали дорогу к храму, во внутреннем дворе уже кипела битва, царила настоящая бойня – он уже долгое время не видел хотя бы одного убийства в пользу Храма Наук, всё время перед глазами убивали лишь магов и прислужников… Бойня, настоящая бойня.
Тракеций призвал всю свою ярость на помощь. Но этого было недостаточно для того, кто сражаться толком не умел.
Тракеция Скрёбыша заколол на смерть некий неизвестный воин, даже лицо которого изобретатель так и не узнал – было прикрыто забралом. Его тоже начали мучать вражеские призраки.
Стены Храма Наук были затоплены войсками Предола и Бедесорна. Титаны пали, остатки храмовой стражи и магов отступили в центральную крепость. Немногие жители – в основном безоружные женщины, старики и дети, прятались в постройках вокруг. Некоторые осмеливались выходить в такой страшный час, надеясь на помилование. Некоторых закалывали в пылу битвы, некоторых избивали, окружали, собирали пленников в кучу. Мало кто заступался за пленников. Командир, сопровождающий Ная и Хеши, постоянно кричал, что любая шлюха и любой мелкий отпрыск могут оказаться мерзкими ведьмами и колдунами, которые только и ждут, чтобы доблестные воины отвернулись, чтобы вонзить им в спину какие-нибудь магические кинжалы-заклинания.
Най и Хеши вместе с остальными воинами быстро сломали одну из парадных дверей и прорвались внутрь…
Часы Храма Наук подходили к концу.

Скрытый текст - 17.06 - 21900 знаков:
Пока бои за крепость велись на главных входах, перемещение между этажами по внутренним лестницам ещё оставалось относительно безопасным. Хранители Слова, лишний раз ни с кем не разговаривая, прикрывая лица в тени капюшонов походных плащей, чтобы оставаться незамеченными для снующих всюду вражеских призраков, собрались в подземелье у источника силы. На их счастье, никто не привёл за собой хвост, а Мирелла через призраков-надзирателей следила за округой и пока всё оставалось относительно спокойным.
Маги дали себе последнюю возможность вдоволь напиться казалось бы неиссякаемым эликсиром, но куда большую опасность для них сейчас представляла физическая усталость. Мирелла, Жектр и Хайнс не спали уже которую ночь, если считать предыдущие короткие неспокойные лежанки за полноценный сон.
- Ладно, пора действовать, - говорил Хайнс, потирая руки. – Оборона крепости продержится недолго, но защитники, насколько я знаю, уже никуда и не спешат на радостях. Я схожу в сокровищницу за Камнем Всесилия, тогда и приступим. А вы пока наполняйте бутыли и приготовьте шланг.
- Шланг? – спросил Вендр.
- Он здесь, всё давно готово, - сказала Мирелла и потянула из тайного лаза в стене какую-то длинную субстанцию… Отдалённо напоминало верёвку, но сделанную из… чего-то гладкого и мягкого, будто из кожи младенца. И она было немного прозрачная.
- О, боги… - пробормотала Несс. – Что это?
- Считай это соломинкой, через которую будем дышать под водой.
- От неё воняет… - поморщилась Несс. – От этой гибкой трубки…
- Это органика, - пощупал субстанцию Вендр.
- Это сделано из кишок, - ответила Мирелла. – Целители срастили для нас. Точнее одна Окка это делала тайком, и всё равно не знает толком предназначение. Сохранение нашей тайны – превыше всего.
- О, боги… - Несс зажала рот рукой.
- Из чьих кишок? – уточнил Вендр.
- Они тщательно промыты и обработаны, не время корчить из себя принцессок, - зашипела Мирелла. – Кто против – того заколем и потащим призрака силой!
Пакинс и Гниль рассмеялись с проблем живых. Муна смотрела на всех печально и безучастно – до неё дошли новости о том, что уже оба брата Скрёбыша убиты. Титанов уничтожали. Все её планы, весь смысл существования для неё рухнули и перестали иметь значение. Она двигалась лишь туда, куда ей велели, свою волю к жизни она окончательно растеряла.
- Чьи это кишки, животных? – настаивал на своём Вендр.
- Владельцы одобрили, что вам ещё нужно?
Несс спешно отбежала в сторону и вывернула содержимое её желудка. Пакинс и Гниль смеялись ещё громче, даже призраков-надзирателей это рассмешило.
- Это будет тянуться за нами через всю шахту и подземную реку? – удивился Вендр. – Сколько же кишок ушло на этот… шланг?
- О, не так много, как может показаться, если не знать их подлинную длину, - улыбнулась Мирелла. Она перебирала субстанцию руками, проверяя её целостность, вытягивала всё больше и больше из дыры в стене. – Отличное изобретение. Храм Наук одарил нас на дорожку. Гибкая, упругая, эластичная штука. И крепче, чем может показаться, но придётся быть осторожнее, не передавливать и не перерезать случайно кинжалом, иначе это может убить нас всех, когда будем там глубоко под землёй.
На ближайшем конце шланга имелись трубки-ответвления: каждому полагалось взять одну большую трубку в рот, а другие две мелких воткнуть на всякий случай в ноздри, хотя рекомендовалось дышать через рот. Несс подумала, что даже при свободном выборе не стала бы дышать через эту отвратительную штуку носом.
Хайнс пристукнул посохом.
- Ладно, вы – за дело, а я пойду принесу Камень Всесилия. При любом раскладе не стоит, чтобы такое орудие попадало в руки врагов-простолюдинов. Если бы не наш план, просто сбросил бы его куда-нибудь в шахту, чтобы врагу не доставалось. Или похоронил бы нас всех вместе с Храмом Наук.
- Почему он ещё не при тебе? – зашипела Мирелла.
- Спокойно. Наверху ещё безопасно. И не стоит такую штуку постоянно просто так носить с собой.
- Страшно потерять? – осведомился Вендр.
- Не только это. Хотя ценность артефакта действительно ничуть не преувеличена и очень велика.
- А я говорил, что надо было направить его в битву, - качал головой Жектр. – Обрушили бы на врагов местные горы, сравняли бы их войско с шелухой.
- Он не так всесилен, и, что самое скверное, он быстро утратит свою накопленную мощь. Считай его одноразовым. Его стоит активировать только наверняка. И если бы мы даже избавились от половины вражеского войска – Храм Наук всё равно пал бы.
- Хайнс просто заражён страхами Тодаса перед возможным когда-нибудь в неопределённом будущем более великим злом, - пожала плечами Мирелла. – А таких камней в Конгломерате очень мало… Он надеется, что Камню найдётся применение в более значимых войнах, когда будет решаться судьба всего Конгломерата.
- Ох уж эта невымирающая вера о возвращении Сайкса, мёртвых богов, - покачал головой Жектр.
Хайнс ответил:
- Да. При таком сравнении наши жизни и вся эта мелкая потасовка не стоят даже слёз.
Несс чувствовала, как стучат её зубы. Ей казалось, что все вокруг окончательно сошли с ума.
- Так почему не носить камень с собой, особенно в такой час? – спросил Вендр. – Особенно когда в одночасье вся наша оборона может рухнуть. В любой момент.
- Он вызывает искажения у носителя, - сказал Хайнс после небольшой паузы.
- Предмет? – удивился Вендр. – Как Рашма?
Тут прокашлялся и заговорил Пакинс:
- Не так сильно искажаешься, как от Рашмы, но похожим образом. Моряков на кораблях какое-то время защищают резервуары с водой между ними и Рашмой… А вот когда такая штука в кармане или даже в заплечном мешке – хоть сто раз оберни её какой-нибудь тканью или в железный ящик положи – всё равно будет искажать твою плоть и твой дух. Понемногу, очень медленно, но точно будет. Эти камни – артефакты самих Древних. Считается, что они упали с неба, с самого Рашмы в Скорлупу, а Древние их обработали. Ну или это какое-то оружие кого-то из Сотни Богов для миньонов, как Сияющие Клинки, но никто точно не знает…
Хайнс снова махнул рукой в сторону фонтана.
- Довольно разговоров. Времени в обрез. Приступайте. Я скоро вернусь. Мы должны убираться отсюда. Во имя Порядка.
- Я пойду с тобой, - сказал Жектр. – Тебе может понадобиться моя помощь в коридорах, если наша оборона падёт быстрее, чем ты думаешь.
- Но фонтан…
- Подождёт. Это я потом мигом. Идём. Тебе не следовало ставить своё здоровье выше общего блага, Хайнс, ты должен был носить камень с собой, мы ведь знали, что это последний день осады…
- Осадные башни могли не сработать. Титаны могли оказаться прочнее. Я же не олух, чтобы исказить себя из-за незначительной перестраховки.
Они торопливо поднимались по ступеням в тесных проходах башенок во внутренней части крепости. Всё вокруг было засыпано осколками камней, скатившихся с верхних этажей, которые принимали на себя основной удар снарядов катапульт в последние дни. И требушета до этого.
- Идём быстрее. Камень в сокровищнице? Всегда мечтал на неё посмотреть… - усмехался буревестник. Ему доступ туда всегда был закрыт. Наверное, это был единственный принцип, который отличал его, как верховного мага, от других верховных магов Храма Наук – Миреллы и Хайнса. Ему до конца не доверяли самые важные аспекты.
- Узнаю старину Жектра, которого тянет к тёмным делишкам и чужому добру. – Хайнс по-дружески взялся за плечо буревестника и сжал его, пока они поднимались.
- На материальные блага я никогда не покушался.
- Ладно, теперь я тебя лучше понимаю, тебя просто ослепляла власть и чувство собственной важности в Цинаде…
- Немного золотишка никому не помешает тоже. Особенно нам, раз предстоит непростая дорога в Ун…
- Потише о планах… Уши и стены, друг… Уши и стены…
- Да и не отдавать же всё самое ценное предольским и бедесорнским захватчикам…
- Я тебя и их разочарую. Там нет никаких мифических цинадских сокровищ, только камень и несколько самых ценных книг, которые стоит держать под замком от всяких глупых учеников. Мы же не в Цинадской цитадели…
- Возьмём книги с собой?
- Они переоцениваются везде, кроме рынков. И это тяжёлые тома.
- Так и оставим их захватчикам? Будем уповать на то, что они не продадут и не уничтожат это добро? Знание превыше людских распрей?
- Нет-нет, подожжём. Я бы всё тут предал пламени очищения перед уходом, если бы не люди, доблестно сражающиеся за нас, за Цинаду, за благое дело… Мы не можем их предать. И так слишком много погибло, даже толком не понимая, за что сражаются…
- Мы не можем… настолько… их предать?
- Мы не предатели, не дезертиры. У нас есть миссия, которая… как я только что говорил, да, выше мелочных людских распрей. Ты же сам понимаешь, что предание Слова огласке – будет иметь более страшный эффект, чем все эти военные стычки Паутины вместе взятые.
- Ла-ла-ла, старая песнь. Я это понимаю. И рад, что ты это понимаешь.
- Конечно. Ты ведь меня знаешь, Жектр, я бы не бежал с поля боя без веских оснований. Я готов с прямой спиной предстать перед любым судом, даже если буду выступать на эшафоте.
- Я рад это слышать. Очень рад, - сощурился Жектр. – Мы мыслим одинаково. Хотел бы, чтобы и мне так доверяли, как тебе.
Хайнс довольно долго снимал защитные заклинания с дверей сокровищницы. Жектр с опаской следил за ожесточёнными, полными нечеловеческой боли боями призраков в коридорах Храма Наук возле них. Также маги прислушивались к грохоту внизу и снаружи крепости – не от снарядов осадных орудий, они уже не прилетали, поскольку вражеские войска овладели стенами и внутренним двором, а от попыток различными способами ворваться в крепость – где-то что-то взрывали, где-то что-то ломали молотами или небольшими брёвнами-таранами.
Наконец два колдуна проникли в сокровищницу Храма Наук. Неосведомлённые люди приняли бы её за очередную академическую библиотеку, разве что некоторые томики на стеллажах заманчиво поблёскивали золотой обивкой и прочими драгоценными камнями. Одного взгляда на это хватало Жектру, чтобы понять, что ничего из подобного они с собой не прихватят – слишком тяжело даже на вид.
- Не всё сгорит. У некоторых книг внутри не пергамент, а дощечки. И не везде они деревянные. – Жектр вёл рукой по корешкам, получая неописуемое удовольствие от ценных тайн, к которым он хоть как-то всё-таки прикоснулся.
- К чёрту книги, - бормотал Хайнс, разбираясь с последней дверцей, ведущей в небольшой шкаф, где лежал Камень Всесилия. – Предольцы и Бедесорнцы слишком тупы. Даже если что-то из этого продадут, быть может, в конце концов, книги попадут в хорошие руки. Да и многое из этого переписано на нематериальные источники. А большинство сведений тут давно устарело или сильно переоценено, поскольку написано несведущими в своём деле олухами, которых, тем не менее, по различным причинам почитали и славили.
- Призрачная башня-библиотека, - кивнул Жектр. – Огнём Паутину не испепелишь.
- Ага, здесь слишком холодно и пустынно.
Наконец дверцы шкафа магическим образом отворились. Внутри лежал идеально гладкий гранёный алмаз, который тускло светился белым.
- Ага, вот он, последний довод королей.
- Руки от него убери, пожалуйста, - сказал Жектр.
- Что ты имеешь в ви… - обернулся Хайнс.
А затем его сразило мощным ударом в грудь. Он отлетел по инерции в ту сторону, куда стоял спиной. Его прибило к одной из решёток-перегородок в сокровищнице-библиотеке. Он не сполз по ней в бессилии, остался стоять – запястья рук и лодыжки ног быстро покрылись сначала толстым покровом льда, а потом твёрдая кристаллическая вода сменилась ещё более твёрдым и плотным камнем. Точно также огромным кляпом заволокло изнутри и снаружи рот Хайнса, но ноздри и горло не затронуло, оставив возможность дышать.
Хайнс почти сразу оклемался, приподнял голову, с лютой ненавистью взглянул на предателя. Аж задрожал лицом.
Жектр спокойно заговорил:
- Колдовать ты можешь словом, а есть ещё то самое Слово, из-за которого мы в такой чудовищной беде, поэтому, пожалуй, обойдёмся без лишних слов и напутствий. Будешь только слушать. – Жектр откупорил бутыль и пополнил запасы магических сил. Стекляшку он нарочито небрежно уронил на пол и разбил. Буревестник какое-то время оглядывался в поисках призраков, которые могли выступить свидетелями его поступка, но никого вокруг не было.
Хайнс предпринял довольно вялые попытки вырваться простой силой. Естественно, у старика ничего не получилось. Камень покрывал его тело всё больше, всё сильнее пригвождал к решётчатой стене. Хайнс с досадой и вызовом взвыл на собеседника через кляп.
- Да-да, знаю, что ты хочешь сказать. Подлый удар в спину. Ты давно этого ждал, но начал верить, что серьёзность ситуации и долгий срок, прошедший со времён моего изгнания из Цинады, научили меня уму-разуму и покорности. В чём-то ты прав, в чём-то, а-а, боги-хреноги, я сам не знаю, где тут правда или выдумки. Да, знаю, ты скажешь, что я слишком хочу власти, и в чём-то будешь прав… Наверное, любой, кто занимал бы такое высокое положение в Цинаде, тосковал бы по этому, будучи отправленным после этого в ссылку как я. Особенно настолько ужасным, бесцеремонным, нечестным образом, как провернул это Тодас, но никто мне не верит, будьте вы все прокляты! О, как я желаю ему сдохнуть! Всем вам! Но не всё так плохо, Хайнс, я не тронулся умом, не подумай обо мне худшего… Я ничуть не сомневаюсь в искренности твоих убеждений, что жителям Паутины надо во что бы то ни стало помочь, я искренне одобряю твои попытки держать всё под контролем, хоть тебе и не доставало жёсткости по отношению к Хранителям Слова… Я верю, что ты уберёг бы Слово, а то и Хранителей, даже ценой своей жизни, все мы в это верим и все уважаем. И это высоко ценили и оценили бы в Цинаде, когда мы добрались бы туда через Ун… Но вот, что я тебе скажу… Боги, как же мало времени отведено, а как же сильно эти слова наболели внутри меня… Буду краток и, наверное, даже прозвучу глупо, увы, я подобное не тренировался говорить, но очень жаждал высказаться, я ждал этого шанса много лет под твоим гнётом. Я не критикую тебя так сильно, как Корабус, которого ты раздражал намного больше. Однако ты никогда не слушал меня, игнорировал буквально все мои доводы и мнения. Вы с Миреллой всегда считали меня второсортным магом, недостойным, так велико для вас влияние цинадских сплетен! До сих пор, наверное, думаешь, что я сбрендил насчёт Полной Тьмы, но это не так, впрочем, сейчас это для нас действительно не важно, а Паутина, быть может, даже заслуживает теперь подобной взбучки… Я надеялся, что со временем мы с Корабусом тебя сместим, но вышло так, как вышло. И теперь я воспользуюсь этой возможностью лишь затем, чтобы восстановить своё имя в Цинаде. Я давно над этим размышляю, каждый день. Мне не даёт покоя это моё искусственное, подставленное со стороны падение с правящей верхушки. Я каждый день клялся отомстить Тодасу, вычислить всех его приспешников, разобраться и жестоко отомстить; клялся восстановить репутацию, но это были какие-то клятвы сумасшедшего никому теперь не нужного отшельника… Нормальными путями к власти в Цинаде теперь не приходят, я понял это, чёрт побери, я точно это понял. И это мой новый шанс, моя последняя соломинка. Я сделаю это, сделаю правильно, по новым правилам, как надо, отплачу той же монетой этим недоумкам. Я доведу начатое тобой благое дело до конца. Я уберегу Слово и Хранителей Слова, не переживай, не подведу. Такое оценят по достоинству. Твоё дело будет завершено, по крайней мере, я сделаю всё возможное. Но ты, к всеобщему глубочайшему сожалению, останешься здесь. Прикроешь наш отход…
Хайнс печально прикрыл глаза. Он глухо постанывал, шумно дышал носом. Жектр с кривой ухмылкой продолжал тихо говорить:
- Как капитан – ты должен тонуть вместе со своим кораблём. Многие согласились бы, что это будет честно. Ты и сам это чувствуешь, я знаю. Посмотри на себя. Разве ты тот человек, который будет плевать на смерть всех своих прислужников? Ты не дезертируешь. Не сочти это слишком уж поспешным спонтанным решением с моей стороны. Как только ты озвучил свой план бегства, я всё тщательно продумал за эти дни, изучил подземные переходы не хуже тебя и по старым планам, и через призраков-надзирателей, которых потащим с собой. И я понял, что твоё присутствие здесь в такой час – это прекрасное решение - оно задержит Корабуса и его ищеек. Это повысит наши шансы на спасение. Ведь если он тебя не обнаружит в Храме Наук – не успокоится – рванёт во всех направлениях на срочные поиски. А так решит, что и остальные Хранители Слова скоро найдутся, прячутся где-то в тайных застенках или где-нибудь под полом, как крысы, но это вопрос времени. Быть может, мы выиграем от этого целый день, кто знает, этого было бы достаточно, чтобы быть к моменту начала новых поисков – очень далеко, даже, быть может, уже возле портала Уна, где нас уже ничего не остановит…
Жектр взвесил светящийся камень в руке и положил его в один из мешочков на поясе.
- Убивать мне тебя несподручно, - сказал Жектр. – Твой призрак создаст мне проблемы. Будешь преследовать меня и тыкать пальцем. Лишние проблемы сейчас ни мне, ни Хранителям не нужны. Да и тебе умирать здесь не стоит, если представится возможность вскрыть себе главные артерии или вены… Ни-ни. Так что ты лучше терпи. Предстоит много мучений, в этом ни я, ни ты не сомневаемся, но ты прекрасно знаешь, Хайнс, что человеческие пытки терпимы. Поскольку я знаю твою силу воли и желание помочь Хранителям, а также твою ненависть к захватчикам и преданность Цинадскому Порядку, я верю, что ты выдержишь любые невзгоды. Ведь ты прекрасно знаешь, что призраков расколоть под пытками намного легче – душа ранимее. Сколько дней терзаний ты выдержишь? Сомневаюсь, что много. Мы все знаем и наслышаны, как это работает. Потому оставайся в живых любыми судьбами. Здоровья тебе желаю, дружище. А если ты всё же станешь призраком… Что ж, тогда остаётся надеяться, что ваш идиотский план с Пожирателем Душ даст какой-нибудь результат… Надеюсь, он прикончит твой дух до того, как ты волей-неволей поведаешь Корабусу и всей Паутине страшные тайны… Впрочем, тут остаётся только верить, надежды на такой удачный исход с призраком мало, сам, наверное, понимаешь. Даже если бы у вашего сопливого геройчика получилось заручиться поддержкой такого монстра, вряд ли бы этот скрытый убийца призраков сунулся бы в Храм Наук сейчас, в такой час, когда тут смотрят все во все глаза в каждый закуток… Потому ещё раз – здоровья тебе, Хайнс, просто здоровья и долгой жизни.
Жектр пошёл к выходу из сокровищницы. Проводя рукой по корешкам, он поджёг их.
- Магией ветра я оставляю вокруг тебя несгораемый пузырь чистого воздуха. Будет жарковато, но не думаю, что огонь с полок до тебя достанет. Когда они вторгнутся сюда, ты ещё будешь жить. Дальше твоя роль тебе понятна, в этом я не сомневаюсь. Держись, защищай тайну, Хайнс, защищай её. Дай Хранителям Слова уйти. В этом я тебя не подведу, обещаю. Но мне нужно вернуться в Цинаду, Хайнс, и этот поход – будет служить ключом к этому. Я восстановлю свой статус. А ты поможешь мне в этом. Как видишь, сейчас наибольшую роль играет моя магия, а не твоя. Твоя роль внизу, в подземной реке, уже не будет такой важной как здесь, в твоём… царстве… в твоём дворце… Ты умрёшь королём своей земли, кто бы что об этом не думал. А я займусь тем, что уже умею, кочевать с места на место и оправдываться перед бесчеловечным лицом Порядка. Но теперь у меня будут достойные аргументы. Достойные поступки по меркам нашей любимой и уважаемой Цинады.
Хайнс ещё раз предпринял попытку вырваться из растущих на глазах оков, а также попытался пробормотать то ли Слово, то ли другие заклинания, но кляп мешал это сделать. Жектр ещё немного постоял в проходе, то оглядываясь по сторонам, то наблюдая за медленно распространяющимся трескучим пламенем. Звуки битвы на нижних этажах, которые ещё предстояло пересечь, нарастали.
- Слышишь? Мы на войне. Этих криков и лязгов я как раз и ждал. Так Хранители Слова тебя и потеряли. В коридорах Храма Наук. Прости меня. Не уберёг тебя. Нужно было носить Камень с собой, а не тянуть до последнего момента, оберегая свою душу от незначительного искажения. Я не оправдываю себя. Но прошу у тебя прощения. Не знаю, зачем. Наверное, я понимаю и поддерживаю многие твои решения. Но и тебе следовало относиться ко мне с должным доверием и уважением, не односторонним, как к слуге, а с полноценными доверием и уважением. Увы, политика Цинады такова, что порой приходится принимать несправедливые решения. Сначала их направили против меня, и тяжесть этих решений ломала меня все эти годы. Теперь я стал одним из этих подонков, ты это поймёшь, если хватит времени. Быть может, за счёт этого я восстановлю справедливость хотя бы по одному из своих фронтов. А сколько этих фронтов? – спросишь ты. Много их, ты прав, как всегда. Тысяча королей, тысяча миров, тысяча бессмысленных фронтов. Когда понимание о бессмысленности бытия окончательно укрепляется в голове, ты… ты даже не представляешь, какие возможности ты в себе открываешь… Это свобода. Это недуг. Это судьба, вожжи которой ты держишь в своих собственных руках. Тьфу. Ладно, я думаю, что выждал достаточно. Битва уже на лестнице. Прости. Живи. Направь свою ярость на выживание всем на зло. Помоги не мне, помоги Хранителям Слово, это и перед лицом Порядка и перед лицом истории это твой последний способ не замарать своё дурацкое имя… В конце концов, все вы, скорлупенские маги, собрались здесь ради знаний и имён в истории. Не посрамись. Бывай, Хайнс. Бывай.
И Жектр с лязгом захлопнул дверь сокровищницы, вдохнув перед этим внутрь магией побольше воздуха, чтобы пламя на книжных полках ещё долго-предолго не задохнулось.
Жектр побежал вниз по ступеням. Руку он сунул в мешочек с камнем, сжал его грани, приготовившись черпать силу. Он чувствовал небывалую опьяняющую мощь. На устах заиграла непобедимая улыбка.
Первых врагов на нижнем этаже вместе с союзниками он раскидал воздушным взрывом, вдогонку выстрелил в каждое тело ещё роем ледяных убийц-осколков. Теперь предстояло добраться до входа в подземелье, на пути было много людей, но и тут Жектр ловко разбрасывал всех встречных, не обращая внимание на знаки отличия – цвета формы, плащей.
- Чего так долго? – вскричала Мирелла. Все Хранители Слова стояли наготове. – Шум боя уже над головами! Совсем рядом! Пора действовать! Где Хайнс?
- Хайнс не придёт, - сурово вымолвил Жектр.
- Он… что? – ужаснулась Мирелла. – Что с ним? Мы должны идти за ним.
- Остановись, женщина. – Жектр схватил её за руку. Дрог пискнул, будто от боли за них двоих. – Он умирает. Его тяжело ранили. Он мне передал камень и сказал, чтобы мы торопились, а он задержит Корабуса. Выиграет для нас время. Скажет, что мы держим оборону на верхних этажах.
Мирелла то пыталась вырваться, то недоверчиво вглядывалась в глаза Жектра, то истерически дёргалась и обвисала на его руках.
- Остановись. Хайнс вынужден остаться. Он сказал, что он всегда чувствовал себя капитаном, как Роудер. И пойдёт вместе со своим кораблём ко дну во имя Порядка. Этого требует долг, и так распорядилась судьба, то бишь обстоятельства. Его ранили в живот, поэтому он не сможет идти, не сможет плыть, и его лишили одним ударом меча обоих глаз.
Картинка укрепляет ложь.
- Его будут пытать! Мы не бросим…!
- Он выдержит. Сказал, что постарается сдерживать пытки плотью. Дождётся Пожирателя Душ.
- Нет!
- Он сказал, что Пожиратель Душ придёт.
- Как он может знать наверняка!
- Это ведь его план, он тут главный, - чуть улыбнулся Жектр. – Он знает всё и даже больше.
- Нет! – Мирелла сползала на колени с плачем. – Нет! Нет! Так не… не… Нет!
- Хайнс жи-и-ив! – по-детски рыдал Дрог. – Хайнс жи-и-и-ив!
- Соберись, Мирелла. Ты нужна мне. Всем нам. Кто этот человек?
Жектр только теперь заметил одного из храмовников в полном золотистом доспехе с закрытым забралом.
- Я не собираюсь здесь умирать, в этой бойне наверху, - с вызовом процедил человек, держась двумя руками за рукоять меча, покоящегося в ножнах.
Мирелла не отвечала, всё больше предаваясь скорби и панике. Жектр уже яростно тряс её, чтобы отцепилась и пришла в себя.
- Мы выходили на этаж выше, чтобы разведать обстановку и понять, почему вас всё ещё нет, - сказал Вендр. – И тогда начался окончательный штурм – всюду началось сражение на первом этаже Храма. Мы побежали вниз, а этот стражник, узнавший Миреллу, сказал, что, наверное, у нас, верховных магов, есть какой-то план, вот и увязался за нами… Никакие приказы его остановить не помогли.
- Не убивать же его… - пробормотала Мирелла.
- Я иду с вами, - тихо вымолвил стражник. – Я готов защищать вас, но я иду с вами. Тут ведь, наверное, есть какой-то тайный лаз, да? Во всех замках такое есть, особенно цинадских, я уверен! Подземный проход, о котором знают только посвящённые…
- Никаких официальных секретных лазов, - сказал Жектр. – Мы в Паутине, а не Цинаде или других мирах. Здесь призраки всё могут разведать. Но кое-что они не предусмотрели…
Жектр сжал в руке Камень Всесилия и направил растопыренные пальцы в сторону фонтана.
Все имеющиеся в сумках бутыли уже наполнили ценной подземной водой, потому Жектр принялся смещать фонтан, как архитектурную конструкцию, в сторону с помощью магической силы. Тяжело скрежеща камнем о камень, громадина вскоре подчинилась, сдвинулась, отъехала в сторону. Потоки воды забили высокими струями из дыр в полу, но Жектр ослабил напор воды, а затем магическим образом расковырял дыры, и вот Хранители Слова уже стояли вокруг тёмного-претёмного колодца… Шахта, ведущая к подземной реке.
Мирелла прошептала, что бои уже совсем близко, вот-вот появятся вражеские солдаты в подземелье…
- Трубки в рот и ныряем! – приказал Жектр. – Быстро, быстро! Все вместе! И держимся вместе! Я смягчу падение, я всё буду делать, вы просто держитесь рядом и не паникуйте! Трубки – подстраховка, я постараюсь создать пузырь воздуха вокруг нас, главное – не мешайте там внизу. И всё равно осторожней – не порвите шланг! Я изучил весь путь, у нас получится, я точно знаю! Особенно с Камнем!
Три призрака Хранителей Слова и их три избранных надзирателя уже опускались в шахту.
- Трубки?… Шланг?... - Стражник крутил в руках непонятную вещь. – А к чёрту. Я с вами до конца. Во имя Порядка! – Он без лишних раздумий наполовину приподнял забрало шлема и вставил трубки из плоти себе в рот и нос, как поступили остальные. Несс с ужасной брезгливостью взяла конструкцию из кишок в рот последней.
- А теперь падаем, - сквозь трубку усмехнулся Жектр и нагло столкнул всех вниз во тьму, сиганув следом.

Последний раз редактировалось Vasex; 06.07.2017 в 10:12.
Ответить с цитированием
  #87  
Старый 19.06.2017, 17:29
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Глава 23: Трофеи победителям
Скрытый текст - 7 - 13350 знаков:
7.
Битва за Храм Наук подходила к концу: бои охватили уже практически все этажи крепости. Немногочисленных пленников, кому чудом или по доброте сердечной со стороны нападвших удавалось уцелеть в мясорубке, выволакивали из крепости и бросали в кучу посреди двора.
В лазарете многим раненным и недостаточно быстро умирающим оказали бесплатную услугу: несколько предольцев с топорами начали рубить всех на глазах у истерящих целителей. Иногда били и врачевателей, если смели мешать, становиться на пути. Предол не собирался кормить лишние рты, особенно те, которые и так норовили вот-вот сдохнуть или не могли выступать в роли здоровой рабочей силы. Поставки ресурсов (в основном теперь только из Уна) работали с перебоями, поэтому приходилось экономить на всём, благо война к таким радикальным методам располагала.
Поговаривали, что Хранители Слова всё ещё прячутся в замке, но главного из них – властителя всего Храма Наук – всё же нашли, прямо в запоздало подожжённой сокровищнице. Поговаривали, что колдун пытался слиться с каменной стеной. Возможно, остальных хранителей стоило искать в таких же укрытиях…
Най и Хеши торопились, как никогда в последние дни. Нет, они не желали умереть, хоть и очень стремились теперь быть на самом острие войска, на самой передовой. Не одни они мыслили подобным образом – конкурентов хватало, это превращалось в соревнование – кто станет большим победителем в этой уже выигранной битве…
Най и Хеши, как и многие другие, стремились оторвать от Храма Наук куш пожирнее, раз уж пошла такая пляска.
Они мародёрствовали.
Держась подальше от своей роты, от своего сотника, ведь в бою так легко потеряться, да-да, они бежали по коридорам замкам, изредка вступая в стычки с защитниками, хотя большинство из них уже сдавались, бросали оружие, падали на колени, призывали смиловаться…
- Сокровищницу нашли без нас, - сетовал Най. – Ничего. Уверен, у этих магов и другого добра немало. В других залах.
- Одни чёртовы книги, - шипела Хеши, громыхая полками. Вокруг бегали и переворачивали мебель другие ушлые братья по оружию. – Даже никакого серебряного сервиса, никаких дорогих кубков и прочей посуды. Будто и не Цинада вовсе!
- Так и не Цинада это, - вздыхал Най. – Так, дальний блокпост, можно сказать. Считай, что далёкая шахта, поставляющая в Цинаду чудный напиток. О своих слугах и вассалах Цинада всегда плохо заботилась, ничего удивительного… Но что-нибудь тут должно быть. Это чёртовы маги, у них всегда полно ценностей!
- Да уж, сколько мы этих магов обчистили вместе с Мадз, - ворчала Хеши. – Но такое ощущение, что в чумном городе было больше наживы, чем здесь, в сраном сегменте более высокого сословия…
Они выскочили на новый этаж, полуразрушенный, где было довольно тихо. Возможно, сюда ещё никто из бойцов Предола и Бедесорна не добрался. Но в таком случае, это могло обернуться опасностью – последней оборонительной засадой противников, последним куплетом песни битвы за Храм Наук.
Най шёл с мечом наизготовку, оглядываясь по сторонам, - разрушения добавили новых проходов и закутков, в каждом из которых мог подстерегать враг совершенно непредсказуемой мощи. Хеши прикрывала сзади, шагая неслышно, точно кошка, с натянутой тетивой и стрелой на ней.
- Возможно, не стоило так рваться, - пробормотал Най. – Совсем увлеклись грабежом и победой, так и на смерть нарваться можно…
- Кто не рискует, тот жопу на стуле растит, - прошипела Хеши.
Най хмыкнул. А затем остановился, когда из-за поворота торопливо выскочил человек в храмовых одеяниях. Он, наверное, не ожидал, что так быстро встретит кого-то из врагов…
- Стоять! – рявкнул Най.
- Только посмей дёрнуться, ведьма! – добавила Хеши, зловеще скрипя натужно натянутой тетивой.
Молодая храмовница злобно покосилась на нежданных врагов. Крепче сжала одной рукой посох, который можно было счесть простой походной палкой, а другой рукой – лямку заплечного мешка, который сильно проседал из-за тяжести груза. Это мародёров вдохновляло, но сейчас было не до делёжки недобытых богатств…
- Уронила посох! Живо! – прорычал Най. Он бы сразу её атаковал, будь у него возможность, чтобы не дать воспользоваться магией, о которой он ни черта не знал и узнавать не собирался, но до девушки ему оставалось несколько шагов – так молниеносно, как хотелось бы, он это расстояние не преодолел бы для удара.
- Считаю до одного! – добавила Хеши. – Или попробуй увернись!
Храмовница, видать, оценивала шансы и не торопилась выполнять указание, хотя пальцы начала один за другим медленно разжимать, а посох клонить в сторону пола, будто собиралась его аккуратно положить. Однако уверенно нацеленная в неё стрела была весомым аргументом. На вечно озлобленном татуированном лице Хеши вряд ли можно было прочитать тень сомнения или сожаления.
- Я такая же, как вы, - тихо сказала храмовница. Чем-то она действительно напоминала Хеши. Не было в ней той присущей типичным магам-всезнайкам эпатажной возвышенности и заносчивости, никакого грозного пафоса. – Мы можем договориться, поделить…
- Заткнись! – мерзко пискнула Хеши возле уха Ная, тот поморщился. – Быстро брось посох, ведьма поганая! И больше ни слова! Мы имеем право убить тебя!
Храмовница почти выронила посох, печально глядя на него, а затем резко выставила его перед собой с выкриком неразборчивого заклинания.
Хеши отпустила стрелу вместе с тетивой, но снаряд сгорел в воздухе, не пролетев и половину пути.
Буревестница, значит. Лучше бы какая-нибудь бесполезная говорящая с духами, конечно. Час от часу не легче.
Тогда вслед за стрелой кинулся в атаку Най, вздымая меч.
Храмовница сбросила тяжёлую сумку с плеч, под ноги нападающему, а затем круто обвела вокруг себя посохом, создавая некое магическое поле.
Най ударил по нему мечом, но тут же его вместе с клинком увлекло сначала куда-то в сторону, а затем за спину ведьме, и бросило в дальний конец коридора. Внезапный вихрь вокруг буревестницы теперь стал заметен из-за поднявшейся от лютого ветра пыли.
Хеши начала метать в ведьму кинжалы. Но защитное поле в виде вихря и эти клинки разбросало в иные стороны, прочь от цели. Тогда Хеши вновь приготовила стрелу, но вместо выстрела - спешно отскочила в сторону. Защитное поле начало исчезать, потоки серой пыли и каменной крошки начали ослабевать, но храмовница колдовала что-то новое, быстро бормоча заклинание и вращая вокруг себя посохом.
Крупные куски камня и прочие обломки начали подниматься с пола.
- Хеши, осторожно! Она… метает… чёртовы… ох… - кричал Най. Он пытался вновь подобраться к противнику, но приходилось останавливаться в укрытиях, чтобы увернуться от заметавшихся по всему коридору глыб.
Хеши дождалась сильного удара по полуразрушенной колонне, за которой пряталась, набрала в грудь воздуха и, надеясь подловить удачный момент, выскочила из-за колонны, выпуская стрелу в то место, где ранее стояла противница. Настолько быстро это проделала, что даже не успела проверить, действительно ли она там ещё стоит. Не прогадала, маги вели себя не очень ловко в бою.
Но эта храмовница, хоть и ученица, пожалуй, была не такой простой, как казалось.
Вмиг её посох, который она легко вращала в руках, точно лучший мастер копья, выпустил точно крылья – расширился с помощью камня, отражая удар стрелы.
Хеши почти мгновенно, продолжая уходить вбок, как раз уворачиваясь от очередного пущенного в неё камня, запустила новую стрелу, но в этот раз буревестницу будто отбросило прочь от смерти нахлынувшим ветром. С новой позиции ей открывался более удачный вид на укрывшегося за кучей щебня Ная, потому она проигнорировала далёкую Хеши, а повела рукой в сторону Ная – камни вокруг него заметались яростнее и прицельнее – начали попадать, сбивая его с толку, разбивая его лицо до крови, нанося многочисленные ушибы. Кроме того, магические снаряды теперь охватило пламенем – весь коридор осветило, точно полусотней мечущихся факелов. Они обдавали жаром и Хеши, проносясь мимо. Один из таких мелких ублюдков ловкачка сбила выстрелом, посчитав в тот момент это более выгодной растратой времени и стрел. Она укрылась за очередной колонной, чтобы перевести дыхание.
Под градом ударом Най озлобленно взревел. Он где-то выронил меч и не мог его теперь ни увидеть, ни нащупать, всё вокруг него с грохотом ломалось, переворачивалось, сыпало искрами или просто горело нешуточным пламенем. Он подхватил свой небольшой щит двумя руками, подскочил и с криком побежал прямо на ведьму. Огненные камни грохотали о пласты стали. Ведьма как раз переводила дыхание и отпивала напиток. Она в ужасе попятилась, роняя бутыль, отвела назад посох, точно копьё для удара – и таки ударила прямо в щит Ная. Последовали ярчайшая вспышка и грохот взрыва – парня отбросило в одну сторону, храмовницу в другую – прямо к Хеши под ноги.
Ловкачка из чумного города обронила лук, выхватывая два кинжала, подскочила к на время оглушённой храмовнице и принялась наносить ей быстрые многочисленные удары. То и дело ведьма пыталась прикрыть лицо руками, но от боли при попаданиях в последние, часто их отдёргивала. Потому удары чередовались: лицо-лицо-руки-руки-лицо-лицо-руки-руки.
Ведьма заверещала на особенно высокой ноте, но и крик её оборвался практически в зародыше, когда Хеши, перестраховавшись, резанула противницу по горлу, а потом, через несколько ударов, окончательно вогнала оба клинка в тело жертвы: один опять в горло, другой – для разнообразия – в центр живота.
Это всё происходило настолько быстро, что Хеши хватило инерции, чтобы ещё взбежать на стену рядом с оседающим на пол противником, а затем оттолкнуться и, перевернувшись в воздухе, отскочить подальше назад, приземлившись в боевой стойке с двумя новыми кинжалами наизготовку.
Камни летать и гореть перестали. Непонятные ветра прекратили взметать пыль. Ведьма, булькая, вздрагивая и захлёбываясь кровью, подыхала…
Най, громко кряхтя, столкнул с себя помятый, но выдержавший магический удар, щит. Он ещё какое-то время лежал, постанывая, и стаскивая с себя доспехи, будто это из-за них он ощущал боли почти во всём теле.
Хеши подняла сумку ведьмы, заглянула внутрь.
- Айе, - усмехнулась она. – Мешок со сладостями. Сучка, кажется, собрала всё ценное, что можно было здесь найти.
- И теперь ты отдашь это нам, - раздался знакомый голос сотника.
Даже Най подскочил, не ожидая такого появления.
- Это наша добыча, - зарычала Хеши. Она всё ещё не выпускала ножи, и один из них уже отвела в сторону, для замаха.
- Не надо, Хеши, - прошептал Най издали.
- А это наша война, сука, - ответил ей сотник. Он стоял в окружении нескольких лучших бойцов роты. Все были перемазаны кровью убитых и смотрели очень недобро. – Всю битву вы отсиживались за спинами товарищей, вышучивали их, а теперь решили прибрать всё добро к рукам.
- Разве мы это не заработали? – Най обвёл рукой место стычки. Кое-где из стен до сих пор с шумом отваливались камни.
- Всё разделим по заслугам, - ответил сотник. – Вы знаете правила. Вы подписывали документы. Вы знаете, как всё устроено. Добро, заработанное ротой, передаётся под учёт командованию…
- Вы приберёте это всё себе, ублюдки, разве я не знаю? – прошипела Хеши.
- … или, в случае критической ситуации или разрешения командования на сбор трофеев, можно разделить это между бойцами, в любом случае, решение командир может и должен принимать по обстоятельствам, - зачитал правила по памяти сотник, где-то, наверное, перепутав слова и приукрасив в свою пользу.
- Мы это заработали своей кровью, - повторил Най. При всей невыгодности для боя ситуации даже его начали бесить постоянно сыплющиеся на его голову несправедливости.
- Конечно-конечно, а мы, наверное, перемазались кровью растлённых девственниц, - гоготнул один из предольцев.
- Я бы не удивилась, - прошелестела Хеши.
- Ты не шути с нами, сучка, - рявкнул другой предолец. – А то перемажемся твоей. И твоего дружка.
Немного подумав и тихо переговорив между собой, восемь болванов захохотали ещё громче над сказанным.
- Хеши… - устало протянул Най. – Это того, наверное, не стоит…
- Твою мать… - горестно вздохнула метательница кинжалов.
- Да-да, с нами лучше не шутить, - ответил сотник. – Но вы меня удивили. Всё же не только чесать языком умеете. – Он легонько пнул исцарапанную голову храмовницы. – Впрочем, женщин убивать не так сложно… Но у меня сегодня хорошее настроение. Будем считать, что свои наёмные контракты вы отработали. Пожалуй, этот бой я учту в вашу пользу. Дай я взгляну на это золотишко. Быть может, и вам что-нибудь достанется.
В этот момент из трупа ведьмы поднялся её призрак. Огляделась, посмотрела на своё мёртвое тело. Она запричитала, озлобленно очернила всех, особенно Хеши, а затем уплыла куда-то через стену, с плачем и истеричными воплями держась за своё лицо, глубоко исцарапанное даже в призрачном состоянии.
Хеши с отвращением швырнула к ногам сотника тяжёлый мешок.
- Там не золото. А какие-то магические безделушки.
Солдаты раскрыли мешок, держа на весу. Обступили его со всех сторон.
- Артефакты, - со знающим видом прищурился один из предольцев, рассматривая сокровища. – Многие на вид очень ценные. Думаю, командир, ничего лучше мы здесь не найдём.
- Смотрите-ка. – Сотник извлёк из мешка ещё один увесистый мешочек и потряс им. Внутри узнаваемо зазвенели монеты. – Всё-таки и золотишко нашлось. И, видать, немало. Цинадский храм – это вам не низкие сословия.
Солдаты гоготнули. Най и Хеши стояли рядом и смотрели на это со злобой, усталостью и горечью несправедливости.
- Это мне, это тебе, это командиру, - бормотал один из воинов.
- Тише, тише, потом разберёмся, разделим по-честному, - отвечали ему.
- Нужно мага какого-нибудь привлечь, чтобы по достоинству оценил вещицы!
- Эй, мне это дерьмо не надо! На вид настоящее дерьмо, а не артефакт! – воскликнул предолец, которому уже выдали его долю.
- Действительно дерьмо, - усмехнулись товарищи.
- На вид – не артефакт, а обыкновенный булыжник, - улыбнулся сотник. – Видать, ведьма собирала впопыхах, дурочка, гребла всё, что под руку попадётся.
Он взглянул на Хеши и Ная, которые ещё больше помрачнели лицами. А затем бросил к их ногам этот булыжник. Най остановил камень сапогом и даже не наклонился за ним.
- Вот и ваша доля, - играя бровями, заговорил сотник, пока остальные за его спиной ухахатывались. – А вы боялись! Видите, всё по-честному, всем по заслугам, никого не обделили. Я человек слова.
Солдаты засобирались и отправились в соседнюю залу – к большому столу, заваленному кусками камней с потолка, – чтобы разделить остальные богатства в спокойной обстановке. Начали раскладывать добро, сотник бил подчинённых по рукам, чтобы не торопились хватать ценности.
Хеши наклонилась и подняла камень.
- Кусок говна, - пробормотала она.
- Да? Не сказал бы, что сильно уж похоже, - прищурился Най.
- Да я не про камень. – Хеши сжала вещицу в руке, отчего на пол посыпались крошки грязи.
- Может, подсунули в мешок, пока рылись в нём, - вздохнул Най. – Вечно меня будут грабить, обирать до последней нитки, ничего с этим не поделать. Кажется, некоторые попросту рождены… попросту суждено всегда быть посмешищами и нищими.
- Они сегодня в лагере напьются до полусмерти, - прошептала Хеши. – Можно будет помочь им на этом славном пути к ней.
- Ага. Тем самым мы сами ступим на эту дорогу.
- Как повезёт.
- Да брось это дерьмо. Пошли, обшарим другие залы. Быть может, где-то ещё осталось что-нибудь ценное.
- Подожди. – Хеши поскребла ногтями, удаляя налипшую пыль и грязь с камня. – А он не такой уж простой.
Она показала Наю неизвестный им двоим рунный символ.
- Магический знак… Руна? Что бы это значило?
- Возможно, среди пленников кто-нибудь в этом разбирается. Или призраков.
- Или в этих книгах найдётся ответ. – Най почесал затылок. – Но всё равно эта штука не тянет на что-то, представляющее хоть какую-нибудь ценность.
- Это не простой камень. – Хеши передала его Наю, поскольку у него были шире карманы. - Уже хоть что-то.
- «Хоть что-то» - это не совсем то, что ты держала некоторое время назад в руках.
- Может, битва закончена, но сталь остаётся. Сталь не дремлет никогда.


Последний раз редактировалось Vasex; 06.07.2017 в 03:37.
Ответить с цитированием
  #88  
Старый 25.06.2017, 23:08
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
здесь на днях добавится ещё два отрывка и это будет конец главы про "битву"

8.
Скрытый текст - 8. - 15387 знаков:
8.
Безымянный Лорд или, как его ещё называли, Лорд-Без-Имени, сын ныне мёртвого барона Предола, взобрался на стену Храма Наук. Точно простой солдат – по многочисленным ступеням сквозь нутро провонявшей потом осадной башни, ведь ворота до сих пор были завалены непроходимым мусором, который без приказаний никто не удосужился разгрести. Ничего, Храм Наук пал, это было неизбежно, и теперь время собирать трофеи.
Он окинул взглядом внутренние дворы, вид на которые открывался со стены. Удивительно, что защитники продержались так долго. Внутренние постройки походили на руины, некоторые из них – будто древние, давно не дымящиеся, попросту уничтоженные уже давно от снарядов катапульты, а то и требушета. Казалось, вообще ничего ценного не уцелело на этом пепелище войны.
Всюду лежали окровавленные тела – в основном не закованные в броню, как солдаты Предола и Бедесорна, а люди в лёгких мантиях или с неполными будто позолоченными цинадскими доспехами. Всё свидетельствовало о бойне, и бойня продолжалась, судя по шуму и крикам где-то в отдалении – в самых недрах Храма. Но исход боя уже был точно предрешён. Защитников остались единицы, которые прятались по углам. Это были самые умные из них. Ведь тех, кто сдался на милость победителям, в большинстве своём ждала незавидная участь. В Скорлупе чужая смерть воспринималась намного легче, чем в других мирах.
Лорд-Без-Имени решил: пускай пока его отец и Корабус разбирается с Хранителями Слова. Это их цель похода. Но не сына барона. Он ведь ещё живой, его волнуют материальные блага. И в первую очередь…
Он остановился возле одного из поверженных титанов. Склонился над ним, изучая строение, механизмы.
- Что ты такое? – пробормотал барон себе под нос. - Орудие, которое могло бы пригодиться? Или орудие, которое следует уничтожить?
Он кое-что знал об орудиях, которым не место даже на полях войны. Именно поэтому пришлось теперь держать в тайне своё настоящее имя. Похоже, что придётся скрывать его до конца своих дней. Впрочем, невелика потеря, пожалуй. С таким дурацким простолюдинским именем он бы звучал, как самый смешной барон. Он, конечно, с ранних лет знал, что он бастард, мать всё рассказала, но его с детства приучили к тому, что ему не место в высоком дворе. К счастью, она ошиблась. И даже будь у него истинно королевское имя, всё равно – потеря невелика по сравнению с рисками.
- Милорд! – подбежал один из солдат. – Если вам интересно, здесь неподалёку находится мастерская Скрёбышей. С недоработанными титанами и прочими изобретениями. Там крыша обвалилась,
- Без Скрёбышей в этом сложно будет разобраться, а они не изъявляют желания помогать, даже будучи мучимыми, - сказал один из призраков советников. – И говорят, что Тракеций в последние дни сжёг многие свитки, чтобы никто не мог так просто разгадать секреты Скрёбышей.
- Предать огню всё остальное, - приказал Лорд-Без-Имени. – Но сначала разбейте титанов молотами. Вряд ли искореним заразу, Скрёбыши призраками могут продолжить своё дело. Уверен, желающие среди живых найдутся им помогать. Но пока братья у нас в призрачном плену, мы делаем этот мир лучше. Возможно, если они будут мучимы достаточно долго – много лет – они повредятся умом, ну или просто передумают заниматься этим делом.
- Милорд, простите, - сказал один из советников. – Но, может, стоило бы сначала обсудить это с вашим отцом? Быть может, титаны могут нам пригодиться в будущем. Это очень серьёзный аргумент в любых ситуация – в военных, в политичесих, в дипломатических… В конце концов, их можно продавать… Для экономики, торговли, содержания армии это…
- Предать огню, титанов разбить, - повторил Безымянный Лорд. – Я не мой отец, а призраки отныне не в почёте, не имеют полноценной власти. В любом случае, Скрёбыши у нас, а эти остатки титанов ничего не значат. Вот завладеем титановыми рудниками, тогда и можно будет размышлять о будущем этих изобретений. Без Скрёбышей мы всё равно не сможем нормально наладить это дело. А если уж они сломаются и согласятся помогать – то смогут делать это с самого начала, не имея на руках ничего.
- Милорд, мне кажется, это ошибка… Титаны могли бы покрыть наши затраты в этой битве. А то и более. Они могли бы даровать нам мощь, сравнимую с лучшими армиями. А вы сейчас сожжёте все чертежи, все…
- Эту мощь мы только что сломали.
- Не без помощи магов Бедесорна…
- Бедесорн – наш союзник.
- Навсегда ли? Это более высокое сословие…
- А у нас всё ещё больше армия…
- Которой нечем платить.
- Хватит! Выполнять, что я сказал. Следующая цель – рудники в Грандуа. И для создания титанов нужна ещё эта Говорящая с Духами, которая среди Хранителей. Говорят, только она способна связывать души с титанами. И я не слышал, чтобы её уже нашли или убили… И я очень сомневаюсь, что эта сука будет нам помогать – что живой, что призраком. Та ещё чертовка, насколько я наслышан.
- Из Хранителей пока нашли только Хайнса. Но ещё не всю крепость обыскали. В нескольких залах ещё оказывают сопротивление, забаррикадировали двери…
- Могли Хранители сбежать?
- А как им сбежать? Стены Храма окружены и живыми солдатами, и сферой из призраков, даже под землёй. Никаких подкопов, никто со стен не прыгал. Наши дозорные на ближайших перевалах Грандуа ни о чём подобном не докладывали… Ни одного беглеца за пределами крепостных стен.
- Какие ещё новости из Храма?
- Нижние этажи, включая подземелья и темницы, зачищены. Раненных в лазарете перебили. Всего пленных, которые сдались на милость, – около полусотни. В основном женщины и дети, по большей части – ученицы и ученики, которые представляют слабую опасность, даже владея магией. Их выволакивают во двор. В замке остались только заключённые, на которых испытывали заклинания. Мы пока не знаем, что с ними делать…
- Я наведаюсь к ним. Ищите Хранителей.
- Ищем. Корабус ищет.

Съехавшая под градом ударов снарядов катапульты и требушета крыша мастерской братьев Скрёбышей образовала возвышенную над землёй деревянную платформу, которую облюбовали палачи Предола и Бедесорна. Собственно, палачи были не официальными, а самозванцами – раззадоренные пролитой кровью врагов и друзей или так и не отведавшие её в бою, но желающие поучаствовать в бойне хотя бы таким способом. И называли они себя не палачами, а судьями.
Безымянный Лорд распорядился казнить всех вражеских магов. Но не уточнил, каких именно. Так что суд вершили по одобрительному рёву толпы – совсем детей на казнь не тащили, но учителей участь миновать не могла. А сам Безымянный Лорд наблюдал за правосудием со стороны, издалека, в основном выслушивал советников – живых и призраков – что докладывали ему о происходящем в разных частях храма. Как раз ему доложили о том, что с источниками восстановления магических сил придётся повозиться – все три фонтана на территории Храма Наук уничтожены, разворочены. На восстановительные работы может потребоваться много времени, особенно если не допускать к делу буревестников, коих и так почти не осталось – ни среди захватчиков, ни среди пленных. О том, чтобы пощадить оставшихся Лорд-Без-Имени ничего не сказал.
Всё это происходило на фоне огромной стены пламени – мастерская Скрёбышей горела.
Первым на колени поставили и голову на бревно возложили общеизвестного мастера ядов – Даранеса.
- Вы на моё званье вниманья не обращайте! – в лёгкой обречённой мольбе истерично усмехался старикан. – Все в Храме знают, что я ничем дурным никогда не промышлял, а травил только тех, кто и так отойти в мир иной собирается. Искажённых, например. Тяжело раненных.
- А что ты скажешь на это? – воскликнул один из палачей, тыча в лицо мастеру ядов охапкой из стрел. – Эти наконечники смазаны неизвестной отравой, от которой раненные умирают быстрее тортиглий! Скажешь, не твоих рук дело?
Толпа захватчиков озлобленно взревела. Некоторые вспоминали поимённо погибших от заражений крови, путая яды и болезни, мешая всё в кучу, вешая на мастера ядов намного больше грехов, чем совершил бы, даже если бы захотел.
- Никогда не стремился промышлять злодейским делом, - мотал головой Даранес, но всё же посмеивался – извечно улыбчивый, весёлый, добродушный, что в данной ситуации мастеру ядов совсем было не к лицу. – Возможно, что-то я когда-то продавал другим храмовникам. Возможно, что-то у меня стащили. Но лично я наконечники стрел ничем не обрабатывал, и таких распоряжений ни с моей стороны, ни со стороны верховных магов не было…
Толпа поржала над храмовым магом.
- Вины не отменяет! – прогрохотал басом один из палачей, вздымая топор.
- Что ж, если моя вина предрешена… - облизнул пересохшие губы Даранес. – Тогда предупреждаю вас, что когда мы уничтожили фонтаны источника, я вдобавок отравил его. Вылил туда в шахту все имеющиеся в храме яды и отравы, заодно чтобы вам не доставалось сие оружие. Быть может, этого будет достаточно, чтобы отравить всю подземную реку, я не знаю. Но вкушайте на здоровье, коль не боитесь.
Толпа недовольно загомонила, в мага начали плевать и метать камни. А затем на его шею быстро опустился топор. Едва успевшую отлететь голову, другой палач отправил пинком в дальний конец двора – кровавые брызги оросили лица в толпе, одни люди ржали, другие недовольно загомонили. Пленные шумно стонали и молили о пощаде. Многие обречённо молчали.
- Следующего ведите! Вон того сучьего сына! Точно один из верховных магов!
Одного из самых старых магов Храма Наук возвели на эшафот и поставили на колени перед окровавленным поленом. Он преподавал магию света. Ему зачитали обвинительный приговор, основным пунктом которого было его участие в выращенной башне – направлял лучи Рашмы-Никогда-Не-Заходящего на войско освободителей. Так себя со смехом называли захватчики.
- Вину признаю. Поступил бы так снова. Но вот что скажу. До того, как мастер ядов отравил главный здешний ресурс, я успел обмокнуть туда свой ветхий хер и свои железные яйца…
Некоторые пленники заржали.
- А ещё сделал туда все возможные прочие дела. Так что если яды не подействуют, просто знайте это, когда будете глотать эту священную воду.
- Среди нас магов, считай, нет, - рассмеялся палач. – Когда всё наладится… Когда Безымянный Король взойдёт на престол Венозенга… Когда восстановим отношения с Цинадой и остальным Конгломератом, тогда возобновим поставки восстановительного эликсира ихним архимагам. Только теперь это вам, ублюдки, обойдётся не бесплатно. Будут ещё приплачивать за такое чудесное пойло. Так что забирай свои угрозы с собой в могилу, колдун. А точнее… мы тебя сожжём, как и остальных. Достойный финал волшебника школы света. Достойный конец для колдунов и ведьм, разве не так?
Удар секирой, и нет головы мага света.
- Следующего! Вот её! Точно ведьма, не иначе!
Пленники особенно громко запротестовали, когда на эшафот потащили Окку. Она успела приобнять и поцеловать детей, даровать им пустые обещания. Оба ребёнка плакали, их пинками отбросили от жертвы правосудия.
- Она целительница! Лучшая в своём роде! – заступались пленные. – Она добрейший человек! И не достойна смерти!
- Колдунья, как и было сказано! Все знают, что она один из главнейших магов Храма Наук, спросите призраков! – отвечали судьи-палачи.
- Всё, о чём прошу, – детей моих не троньте, пощадите, - сказала Окка.
- Которых ты своему дерьмовому ремеслу научила?
- Ничему я их не учила.
- Все вы сраные маги одинаковые. Всех вас ждёт смерть.
- Я никому не сделала ничего плохого. Но готова принять смерть, как взрослый защитник Храма Наук. От Цинады и Порядка не отрекаюсь. Но дети уж точно не при чём.
- В их жилах течёт твоя сраная кровь! Всех вас нужно сжечь!
- Детей пощадите, - повторяла Окка, закрывая глаза и укладывая голову на мокрое от крови бревно.
- Заткнись, ведьма.
Топор снова громыхнул. Пленные завыли ещё громче, дети завизжали.
- Следующего сюда! – кричали палачи.
Безымянный Лорд довольно кивнул и двинулся ко входу в крепость.


Подземная тюрьма Храма Наук отличалась от подобных темниц под любыми крупными замками порядком, чистотой и хорошим освещением. Её почти никак не затронули удары снарядов катапульт – лишь тонкий слой пыли и крошки покрывал полы – бои внизу не велись. Здесь лежал только один труп посреди коридора. Впрочем, его обезображенного вида хватало, чтобы это место больше не казалось самым уютным в храме.
Одна из камер была открыта, там никого не было, лишь блуждали призраки, а в остальных сидели заключённые, которые так и не дождались освободительного увечья.
- Сразу видно, что его магией жахнули, - усмехнулся один из советников Лорда-Без-Имени.
Правителю сначала показалось, что у тела не хватало головы. Но шея частично уцелела, а голова осталась, словно прилипшая к плечу и немного сплющенная.
- Ему что-то разорвало горло? – спросил Безымянный Лорд. – Какой-то магический взрыв?
- Всё немного интереснее, - посмеялся один из призраков-надзирателей, который помогал во всём предольцам из тыла противника. – В последние часы осады за узниками никто не следил, даже призраки, у всех сыскались дела поважнее. Теперь мне пришлось хорошенько поломать голову, что же тут приключилось. И я, кажется, знаю ответ.
- Да что тут гадать! Один сбежал, - сказал один из заключённых. – Ну и дурак. Враг нашего врага – наш друг. Мы готовы служить вам, Лорд-Без-Имени. Освободите нас, пожалуйста, маги нас совсем замучили, но не отпустили, как обещали.
- Кто сбежал? – спросил новый барон.
- Да чёрт его знает, - сказал призрак-надзиратель. – Свиток этого заключённого случайно сожгли в Зале Испытаний, настоящее имя неизвестно. Эти тоже не знают, даже пытки не помогут.
- Тут многие из разных тюрем, не все торопятся заводить новых друзей по прибытии сюда, - пробормотал заключённый из соседней камеры. – А как пошли слухи о возможности Слова, да и как свитки сгорели, всё, имя раскрывать своё ему совсем не было повода.
- Описать сможете? – спросил барон.
- Никаких заметных отличительных признаков, никаких татуировок, - пожал плечами призрак. – Тихий, незаметный, осторожный, хитрый. Речь нормальная, за кого угодно сойдёт, хоть за аристократа. Я бы описал, какая у него борода и волосы, но теперь это не имеет смысла – стриженный и бритый, точно солдат… Не уверен, что теперь его вообще в лицо узнаю. Всегда жутко заросший был.
Призрак указал на койку беглеца, где лежали горсти длинных серых волос.
- Так как же он сбежал? – спросил Лорд-Без-Имени.
- Дверь открыл. Ключом.
- Он украл ключ?
- Сделал.
- Сделал? Но как?
- Из синего кристалла…
- Маги, конечно, не очень мудро поступили, давая нам доступ к таким побрякушкам, - усмехнулся соседний узник, свесив руки через решётку. – Я поначалу думал, что он заточку делает. Скребёт этим кристаллом, когда никто не видит.
- А он её и сделал. На другом конце этого кристалла, этого ключа. Этим лезвием он и обрился. И ударил первого попавшегося охранника этой заточкой. В шею.
Все снова взглянули на труп охранника в коридоре. Доспех на нём отсутствовал.
- Так это стражник? – удивился советник. – Я думал, это какой-то простолюдин в нижнем белье…
- Он его форму и броню забрал. И оружие.
- Не похоже на удар заточкой, - нахмурился Лорд-Без-Имени.
- Так он этот кристалл потом поджёг. Щелчком пальцев.
Простейшая магия огня, даже многие простолюдины, магии не обученные, так умеют.
- А почему ты решил, что это ключ? – спросил советник надзирателя. – Почему не простая отмычка?
- Простой отмычкой такие замки не откроешь, они очень сложные, к тому же под магической защитой от взлома. Только ключом. Но не это придало мне уверенности в этом вопросе. Взгляните сюда. Зайдите, не бойтесь, никто за вами дверь камеры не закроет.
Лорд-Без-Имени, чуть поворчав, зашёл в камеру. И уставился на каменную стену. Её покрывали типичные для мест длительного заключения царапины.
- Ну и что тут? Считал дни…
- Он тут столько не провёл дней, милорд, - усмехнулся призрак. – Вы смотрите на картину в целом.
- А… Ага… Понял… - пробормотал барон.
Все вместе засечки на каменной стене образовывали формы зубцов у ключа от его камеры. И, надо сказать, ключ был не из простых, а довольно сложный.
- Парень молодец, - усмехнулся советник.
- Откуда же он так хорошо знал форму ключа? – спросил барон.
- Это мне неведомо, - пожал плечами призрак. – Может, разглядел у охранников в руках или на поясах. Может, как-то ему в руки ненадолго попал этот ключ. Они же все тут мастера прикарманивать то, что плохо лежит или висит. Может, призрак какой помогал ему, описывая формы в подробностях. Может, иначе как-то узнал, магией какой владеет… Но не сильной магией. Сильную магию маги чуют и принимают меры по дополнительной магической защите подобных камер. Тут что-то другое или попроще.
- Что ж, описания нет, отличительных черт нет, ничего о нём неизвестно, - вздохнул барон. – Будем считать, что его убили, как обыкновенного храмовника в золотистой броне.
- А что если он переоделся потом в кого-то из наших? – спросил советник. – Тут полно наших мёртвых товарищей, их одежды…
- Ради одного самозванца, который даже не заинтересован в этой войне… Что ж, прикажите всем сотникам проверить свои роты – по документам каждого. Но я не думаю, что мы его найдём и что нужно тратить много усилий на поиски. В конце концов, если ему повезло, то он переберётся в сословие повыше. В Бедесорн. В таком случае, надеюсь, этот маньяк там приживётся, хе-хе.
- Мы не знаем, за что он сидел.
- Я вижу, на что он способен, - усмехнулся барон, брезгливо трогая обгоревший труп сапогом. – Этого достаточно.
- Так просто бросаете поиски? – удивился один из узников. – Что ж, давайте мы его сами поищем, будет, чем нас занять, пока никому в войске это неинтересно. По-крайней мере мы его узнаем по голосу.
- Нет, вы никуда не пойдёте.
- Освободите нас! Разве мы не заслужили?
- Освободить вас? Кого вас? Вы теперь… вы всё ещё… Вы на моей земле! Я не знаю, что вы натворили и за что сидите. Я не знаю, какие сделки вы заключали с магами. В конце концов, среди вас могут быть ублюдки-маги, которые прикинулись пленниками, чтобы избежать расправы. И нам лишние рты не нужны. Если мы убивали раненных, то уж головная боль противников нам и подавно не нужна. Я вижу, на что вы способны…
Заключённые испуганно загомонили. Перебивали друг друга, всё отрицали, буквально поскуливали.
- Убить всех, - махнул рукой безымянный барон и удалился.
Заключённые принялись кричать громче. Кто-то исходил на гнев, кто-то бесился в истерике, кто-то просто молил, молил незнамо кого.
Охрана барона переглянулась, пожала плечами, кто-то даже улыбнулся. Стали напротив решёток, взвели арбалеты.
И крики слились в один неразборчивый визг.
Многочисленные выстрелы их прервали.



Последний раз редактировалось Vasex; 02.07.2017 в 18:44.
Ответить с цитированием
  #89  
Старый 02.07.2017, 18:50
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Еще пять тыщ знаков добавил в предыдущую выкладку, между отрывками - казнь двух персонажей. Хотел в конец главы, но ладно, тут будет уместнее.

Весь июль буду дописывать еще одну глобальную главу и сильно редактировать весь этот графоманский ад.
Тему скрою скоро, продолжу написание в теме второго тома.

9.
Скрытый текст - 9. - 20700 знаков:

9.
Всецело пребывание в Храме Наук можно было назвать худшей частью её жизни. Но путь через подземную реку Несс считала самой ужасной и отвратительной страницей своей истории.
Она почти ничего не видела – кругом была полная тьма, хотя Жектр освещал их путь посохом, но этого света было достаточно разве что ему одному – остальные путались в собственных одичалых тенях, да и вода была очень мутной. Всем телом девушка ощущала обжигающий холод. Иногда на глубине её словно сдавливало в тиски – небывалые ощущения, которых уроженка Скорлупы никогда ранее не испытывала, то и дело её мотало из стороны в сторону, било о камни. Порой, особенно под конец пути, хотя тогда она уже утратила веру, что их дорога вообще когда-нибудь закончится, стоял кошмарный близкий грохот – это Жектр расчищал слишком узкий проход реки от камней. Он это делал, сжимая Камень Всесилия в руке, отчего тот светился красным огнём. Обыкновенной магической силы архимага было недостаточно, чтобы пробиться через эти пещерные дебри.
Все эти невзгоды меркли перед тем, как воняло в шланге из кишок, через который дышали под водой все живые Хранители Слова. Вроде бы они были многократно вычищены, подготовлены для их побега, но к такому отвратительному смраду привыкнуть было невозможно.
Под конец пути шланг больше не нужно было тянуть силой за собой, разматывая где-то там позади наверху, его натяжение ослабло, он обмяк, и вскоре начал наполняться водой. То ли он закончился, то ли его обрезали – в общем, другой конец явно упал вслед за ними в шахту источника. Тогда Жектр повырывал трубки из лиц окружающих и призвал экономить воздух. Они могли дышать – Жектр создал большой карман воздуха вокруг них, точно огромный пузырь, ставший поперёк тонкого сосуда. Они двигались внутри него. Ни один маг воздуха или воды не смог бы долго поддерживать это заклинание, особенно под большим давлением воды, но это была лишь капля мощи Камня Всесилия.
Река – точнее тёмная пещера, по которой они шли в полуприсесте, оглашаемая грохотом сдвигаемых и разрушаемых горных пород впереди и журчанием кувыркающихся масс воды позади, неожиданно закончилась. Ярчайший свет залил всё вокруг, ослепив неподготовленные, привыкшие ко тьме глаза.
Их выбросило вместе с более несдерживаемой массой воды из склона невысокого холма – они покатились по склону с негромкими стонами и вскриками. Бегство через реку закончилось, и их потрепало не сильно, но не время было расслабляться.
Конечно же Несс дрожала всем телом, ни о чём не думая и ничего не слыша, потому её подхватили за руки и поставили на ноги последней.
Один лишь Вендр осведомился её состоянием, старикам вообще не было дела до неё. Его зубы стучали точно так же, как у неё.
- Ты в порядке?
- Я… эти проклятые… я… - Ей так хотелось передать своё недовольство ситуацией, но рот её подводил.
Идёт война, напомнила себе Несс. Кажется, вот и до меня она докатилась. Наверное, так себя ощущают на поле боя. Готова умереть и не встать больше. Всё.
- Ага, - с усмешкой ответил Вендр. – То ещё приключение.
Он, как и все, оглядывался по сторонам.
- Это было чумно! – радостно восклицал Дрог. – Через реку! Под землёй! Вот это придумка! Хайнс гений!
- Не пожелал бы себе пройти через это всё живым, - качал головой Гниль. – Дышать дерьмом, мёрзнуть в этом дерьме, да ещё удивительно, что у вас вообще всё это получилось!
Подземный чудодейственный поток с шумом вырывался из скалы через новое русло. Но он ослабевал на глазах сам по себе, к тому же Жектр заделывал его, сдвигая ближайшие горные породы обратно и приваливая сверху камнями. Негоже, чтобы новым хозяевам этой земли так легко доставался самый ценный её ресурс.
Вокруг никого из противников не было видно.
- Мы преодолели сферу призраков? – спросил у верховных магов Вендр. – Я ни черта не видел под водой…
- Что, ученик, теневое зрение подвело твои очи? – усмехнулась Мирелла.
Ответил один из трёх надзирателей:
- Говорящая с духами сделала так, что они ни черта не заметили, когда мы прошли сквозь них – и живые, и мёртвые. Даже шум прикрыла, совсем усыпив их бдительность. Думаю, они ничего не заподозрили.
- Да, они ничегошеньки не заметили! – восклицал Дрог.
Вендр вспомнил, как в какой-то момент Мирелла тоже прикоснулась к Камню Всесилия, который Жектр протянул ей на вытянутой руке. Так они и проскользнули через призрачное кольцо осады. Удивительно мощный артефакт. Но куда больше Вендр желал сейчас вернуть себе портальный камень. К сожалению, пришлось уходить из Храма без него, он так и не понял, какая именно ученица-буревестница им завладела. Скорее всего, дурочка даже не понимала, как им пользоваться и что это вообще такое.
- Рано радуетесь, - сурово зашевелил усами Жектр. – Мы в Грандуа, неподалёку от Храма. Вокруг нас могут быть вражеские солдаты. Нужно действовать осторожно. Никому не расходиться. Выдвигаемся прямо сейчас – прямиком к рудникам. Обсохните по дороге. Если они будут захвачены отрядом – придётся пробиться через них, иных вариантов нет. Но, по словам разведчиков, там враг надолго не окапывался, так, пару раз мимо проходили, заглядывали, только и всего.
- Разве мы не должны убираться на восток или запад – в иные сегменты? – спросил тот единственный храмовник, что сопровождал их. Он, пожалуй, тоже ничего не понимал, что творилось внизу – под землёй – но лишних вопросов не задавал, вёл себя спокойно, легко доверялся магам и приказаниям. – Уж точно не стоит без припасов углубляться в Грандуа… Здешние ночные морозы быстро нас прикончат, тут даже деревья не растут, костёр не развести и всё такое…
- Мы идём на север.
- На север? – удивился солдат.
- В шахтёрский городок, где добывают титановую руду. Сейчас доберёмся до вагонеток и поедем через горы.
- Хитрый план… А вы молодцы… - покивал закрытым шлемом солдат. Из прорезей выходил пар от дыхания.
- Там наши пути с тобой разойдутся, - грозно сказала Мирелла. – Ты должен был остаться в Храме Наук, согласно Порядку. Из нас всех – главный дезертир – это ты. А у нас миссия, которой мы следуем уже давно. Миссия – уберечься от смерти и попадания в плен.
- Я слыхал о Слове, - вымолвил солдат. – Я готов служить вам до самой смерти, защищать вас, только не бросайте.
- Ты давал присягу – клялся защищать Храм Наук. А теперь бежишь, поджав хвост.
- Я мыслю глобально: Храм Наук было уже не спасти. Меня бы точно казнили, ибо я по характеру – очень плохо подчиняюсь…
- Мы заметили.
- …тем, кто мне противен. А с вами моё бытие обретает больший смысл – я хоть на что-то ещё могу сгодиться, чем протирать дырки в штанах, будучи брошенным в темницу, или покачиваться на виселице.
- Как зовут тебя, солдат?
- Нансен, - ответил воин.
- Нансен, - повторила Мирелла, глядя с прищуром. – Нансен… - Она вроде бы знала почти каждого в Храме Наук, но запомнить всех, конечно, не могла. – Нансен… - Возможно, помогло бы его лицо. Она видела его мельком, когда он вставлял трубки в нос и рот. – Подними забрало, солдат, дай на тебя взглянуть, совсем память дырявая уже на старость лет…
Он повиновался, улыбнувшись немолодым морщинистым лицом. Виски и брови покрывала лёгкая седина.
- Нансен. Вторая рота, под командованием Осуджина… - произнёс храмовник.
- Вторая рота, Осуджин… - покачала головой Мирелла. – Эх, всех вас запомнить невозможно, сколько ни пытайся. Я в основном роту Сутума хорошо знавала.
- Да, вы в основном их обучали призрачному бою, - усмехнулся солдат. – Ваши любимчики. Это все знали.
- Вот как.
- А ещё вы, маги, на простых смертных внимания совсем не обращаете, будто и не люди мы вовсе. Вот магов, даже новеньких учеников, быстро запоминаете, хорошо знаете, как родных. А мы для вас всегда были и будем из разряда малоинтересной прислуги.
- Только не начинай об этом споре, старом, как мир.
- Я правду говорю, - усмехнулся воин. – Только правду.
- Цинадские ублюдки, - пробормотал Гниль, мало что понимая в разговоре.
Мирелла ещё раз бросила долгий взгляд в сторону храмовника Нансена. Вторая рота, Осуджин. Какой-то странный солдат. Бритый подбородок, как и у всех храмовников… Но в последнее время мало кто из защитников крепости брился, многие заросли густой щетиной. Не все капризы Порядка необходимо соблюдать на пороге смерти.
- Мирелла, - буркнул на ходу Жектр. – Не отвлекайся на всякий вздор. Сосредоточьтесь, господа и дамы. За любым камнем или холмом нас может подстерегать враг. Мирелла, мне нужны твои призрачные глаза. Всем соблюдать тишину и осторожность. Битва продолжается, будьте бдительны.
- Так мы не вернёмся в Храм? – всхлипывала Муна. – Что будет с Тракецием? Что будет с титанами?
- Девочка моя, - заговорила Мирелла. – Ты ведь знаешь, что Скрёбыши мертвы. Их призраков терзают в плену. Ты ведь не хочешь ощутить эти мучения на ближайшие годы? Вот и не стоит возвращаться. Особенно той, кто владеет Словом. К такой как ты подойдут с особым тщанием. Всё выпытают, любую правду и неправду, а ты сломаешься очень быстро, милочка, очень быстро. А титаны… кто знает, как с ними поступят. Зависит от их нового безымянного короля. Но в любом случае, пока Цинада не наведёт порядок в Паутине, нам в Храм Наук дорога закрыта. Неизвестно когда в следующий раз вернёмся туда.
- Так вы собираетесь пережидать войну баронов в том далёком северном шахтёрском городке? – спросила Несс.
- Давайте сначала туда доберёмся, - сказал Жектр. - Этим самым мы выиграем уйму времени. Все, кто нас преследует, все эти наёмники Корабусе, все новые заинтересованные в получении Слова лица – живые и мёртвые – сильно отстанут, если нам удастся туда добраться незамеченными. Но в любом случае в Скорлупе нам теперь не стоит долго засиживаться на одном месте, когда наши противники способны поднять на войну целую армию из ниоткуда, лишь бы нас остановить…
- А Пожиратель Душ так и не прибыл, - усмехнулся один из призрачных надзирателей. – Сначала все так перепугались. Как глупо всё это звучало.
- Ага, я поначалу боялся помогать вам из-за этого, - признался ещё один. – Но теперь и мы всё дальше от Храма, Пожиратель уже не найдёт нас. Да и в Храм точно не сунется, пока там царит призрачный хаос. Уж очень много глаз, разведчиков, искателей…
Мирелла и Жектр промолчали. Говорящая с духами тяжело вздыхала при ходьбе через глубокий снег.
- Всё бы шло по плану, если бы не потеря Хайнса, как же он так умер? Что с ним приключилось?
- Я же говорил, мы спускались из сокровищницы, но на нижнем этаже уже начались бои. Ублюдки прорвались, их было слишком много. Мы вступили в бой, прорываясь ко входу в подземелье… Но Хайнс недооценил противников. Я так до конца и не понял, кто именно его и как… Может, среди атакующих тоже были маги, а он защищался лишь от холодной стали, я не знаю… Но когда я разбросал оставшихся воинов, то увидел нашего верховного мага – серьёзно порезанного, смертельно раненного… Даже Окка не помогла бы в той ситуации. Он лишь приказал хватать Камень, о котором я тогда и думать забыл, и убираться.
Вендр сказал:
- На наше счастье – его навыки не нужны были позарез при прорыве из осадного окружения.
- Нужно было его добить, - прошептала Мирелла. – Последовал бы с нами хотя бы в виде призрака…
- У тебя бы поднялась рука убить Хайнса?
- Да. Это было разумно в той ситуации. А сейчас его будут пытать. Сколько, по-твоему, он продержится, прежде чем научит их Слову?
- Хайнс силён волей, сильнее всех из нас, разве не так? – спросил Жектр. – Он выдержит очень долг. Быть может, пройдут годы.
- Столько не выдерживают при призрачных пытках, - покачала головой Мирелла. – Самые сильные ломаются. Любой ломается.
- Ну тогда у Цинады будет повод ускориться с освобождением крепости. Думаю, до тех пор Хайнс не подведёт.
- Ага… Только тронется умом от пыток…
- Я не бросил Хайнса! - недовольно мотнул головой Жектр. – Не собирался бросать! Не считай меня последним недоумком и трусом! Всюду громыхала сталь, вокруг кричали и умирали люди, я сам едва соображал. А он отпихнул меня, всучил камень и отдал приказ уходить. Кажется, он собирался прикрыть наш отход. Сказал, что если найдут одного Хранителя, самого главного, то не подумают, что другие сбежали, будут ещё долго нас искать в Храме Наук.
- Ты точно знаешь, куда идёшь? – спросил Вендр Жектра.
- Примерно, - ответил тот. – За тем ближайшим перевалом направо, и там за скалами будет вход в заброшенную шахту. Она соединяется горным тоннелем с городком.
- Мы на верном пути, - ответила Мирелла. Её зрачки покрывало белым. – Я не очень хорошо вижу, но, кажется, нас там ждут.
- Мы могли бы вырваться вперёд, разведать, - сказал один из призраков надзирателей.
- Не стоит разбредаться. Кто знает, может, призраки-разведчики блуждают по округе, пока живые греются у костров или в утеплённых убежищах и ждут от этих призраков сигналов. Рядом со мной – вы незаметнее. Как живые, так и призраки.
- Точно, - сказал Жектр. – Сферу призраков мы преодолели, но кто знает, что там дальше за ней. Возможно, если тут не другой призрачный кордон, то просто одиночные разведчики или случайно пролетающие призраки… Держимся вместе.

Спустя какое-то время они угодили в засаду.
Нансен, до рези в глазах, вглядывающийся вдаль среагировал первым. Он вскрикнул об опасности и припал в снег, прикрываясь могучим щитом. Кое-где рядом в белую пелену воткнулись стрелы, ещё одна грохнула о пласты металла. После этого Жектр крутанул над головой посохом и остальные летящие в воздухе стрелы… растворились.
- Все ко мне! Вплотную! Быстро! – вскричал он.
Нансен не послушал, покатился вбок с невысокого пологого склона, купаясь в снегу. Перед собой он вращал щитом.
К другому холму, чуть пригнувшись, поспешил подальше с открытой местности Вендр. Тёмный плащ широко развевался за его спиной.
- Я сказал ко мне! – вскричал Жектр. – Проклятье!
Несс бросилась к его ногам. Мирелла присела рядом, недовольно причитая. Призраки скучковались вокруг них.
Жектр начал колдовать. Троих живых и остальных призрачных Хранителей Слова снег заключил в просторные объятья: вокруг них выросли стены иглу. Вскоре поверхность убежища стала прозрачной, точно даже не лёд, а толстое сегментированное стекло, через которое отлично было видно происходящее снаружи.
Лучники то ли Предола, то ли Бедесорна облепили вершины близлежащих холмов и пускали снаряды в Хранителей Слова из луков и арбалетов.
Стрелы впивались в стенки иглу, не на шутку тревожа живых. Иногда наконечникам хватало силы проткнуть ледяную броню, так и торчали свидетельством приближения смерти для путников, ступивших на охраняемую территорию.
- Как долго они нас выслеживали? – спросила Мирелла.
- Вряд ли давно заметили, - ответил Жектр. – Посмотри, как глупо они заняли позиции. Не было времени подготовиться. Просто это мы неудачно забрели на их место стоянки. Или попросту оказались на пути патруля.
- Для патруля – как-то слишком много у них людей.
- Ну так специально такие отряды и рыскают в поисках беглецов из Храма Наук. Сейчас подадут сигнал – и ещё больше понабежит с окрестных лагерей.
Несс навскидку насчитала около двадцати человек, из тех, что видела. Но она так волновалась, что могла неправильно посчитать. И сомневалась, что ошибается в лучшую сторону.
Война уже здесь, думала она. Я уже посреди битвы. Это конец. Это точно конец. Проклятые маги, зачем я только с ними связалась. Проклятый Храм Наук!
Нансен подскочил и, прикрываясь щитом, обегал один из холмов, будто отступая. Вендра уже не было видно.
- Один дезертирствует, - прокомментировала Мирелла. – Другой прячется в тенях. Одна надежда на женщин. – Она перевела взгляд на Несс. – Только одна ничего не умеет, а другая… Разве что призраками пугать может.
- Ты можешь сделать нам руки материальными! – сказал один из надзирателей.
- Я не убегу, - поспешил добавить Пакинс. – Буду здесь. Пускай надзиратели сражаются.
- Один должен остаться с Гнилью, - добавила Муна.
- Я тоже не убегу! Эй! Полегче, ублюдки! – Оставшийся надзиратель вцепился в Гниль. – Да не денусь я никуда! Как же вы надоели!
- Не нужно, я сама удержу призраков Хранителей, - сказала Мирелла.
- Где нам взять оружие? – спросил надзиратель.
Жектр снова колдовал. Из снега снаружи иглу начали вырастать некие сталагмиты – одни из камня, другие изо льда, третьи из смеси того и другого. Постепенно они обретали форму мечей, копий, появлялись рукоятки, заострялись наконечники…
- Хватайте оружие и в бой, - приказала Мирелла. – Будем надеяться, что боевых призраков с ними немного. Нам совсем не нужно, чтобы надзиратели попали в плен.
- Я бы предпочёл лук и стрелы… - сказал один из надзирателей, не торопясь выдернуть из земли меч.
- Хорошо, любые пожелания, - усмехнулся Жектр. – А вот и стрелы.
Хижина будто напряглась, скукожилась и раздулась в стороны. Стрелы повыпадали из стен, усыпав снег вокруг иглу.
Вендр атаковал противников с фланга, начав уничтожать их по одному. В одной руке у него был посох, другой – орудовал кинжалом. Лучники были тепло одеты, но брони им сильно не доставало. Сталь легко находила тёплую плоть.
В моменты опасности Вендр вновь уходил в тени, а затем выныривал уже из других мест – из теней других воинов.
Некоторые лучники сообразили, с кем имеют дело, и навели луки с натянутыми тетивами и стрелами на них в собственные тени, поджидая противника. Это задачу магу сильно усложнило.
Но его выручили призраки надзирателей. Один расплачивался с лучниками их же монетой, Вендр ловко добивал подстреленных врагов. Другие размахивали мечами, не боясь быть ранеными или убитыми – то парили над головами, пикируя на врагов, словно коршуны, то непредсказуемо выныривали из снега. На этой открытой местности при большом недостатке теней средь бела дня они были намного эффективнее, чем адепт тени.
Затем на вершине одного из холмов появился Нансен. Он двигался не быстро, заслонившись щитом, утыканном стрелами, но и лучники не могли быстро отступать от него, увязая в глубоком снегу. Однако у некоторых были снегоступы – они были куда манёвренней, но не отступали, в основном похватали оружие ближнего боя и ринулись в атаку на живых противников.
Нансен ловко расправлялся с врагами. Он до последнего выжидал за щитом, а затем, бывало даже, оставлял щит воткнутым в снег, а сам выныривал откуда-то сбоку, точно некий второй воин, прятавшийся за товарищем ранее. Это обескураживало противников, они собирались защищаться сразу от двоих, и это было для них роковой ошибкой. Нансен применял ещё немало хитростей – подныривал под собственный щит и, даже не показывая лезвие меча из-под снега, отрезал ноги врагам по щиколотку; метал щитом поперёк приближающегося врага, чтобы сбить того с ног, а то и оглушить хотя бы на мгновение; вытворял мечом такие замысловатые движения, что кровь брызгала из врагов из самых неожиданных мест, куда они никак не ожидали удара, и даже вместе с наблюдателями так до конца и не понимали, как и почему они оказались поражены насмерть…
- А он хорош, - сказал Жектр.
- Не помню такое на тренировках, - бормотала Мирелла. – Всё-таки учение – это одно, а в бою творится совсем иное. Осуджин хорошо натаскал своих воинов, это видно.
Жектр призвал ледяного голема и вооружил его массивным молотом. Изваяние из твёрдой воды помчалось добивать разрозненных проигрывающих противников.
Призраки надзирателей вскоре отступили, поскольку над полем боя закружились души убитых, желающих мести. Будь они чуть организованнее и умнее – сообразили бы, что им под силу захватить нескольких призраков в плен. Но они продолжали сражаться, уже будучи мёртвыми, всего лишь принося в порыве мести немного боли своим врагам, не более.
- Не будем терять времени! – воскликнул Жектр. – На прорыв!
- На прорыв! – подхватили Пакинс, Гниль, Дрог и другие.
Женщины молчали, лишь постанывали от усталости и страха на бегу. Кое-откуда в них ещё летели стрелы, но Жектр на бегу защищал окружающих от обстрела. Буревестник продолжал сжимать Камень Всесилия. Несс понимала, что без него он давно исчерпался бы.
Вендр методично добивал оставшихся. Но силы его были на исходе. Нансен тоже, судя по всему, выбился из сил. Больше не наступал, больше прикрывался щитом, чем действовал в атаке.
- Сюда! Все сюда! – кричал Жектр, взбираясь на холм. – Все ко мне!
- Сплотиться! – поддерживала его Мирелла. – Мы уже близко! Шахта рядом!
- Они идут в шахту! – кричали вражеские призраки, мечась в воздухе рядом. – Нужно их задержать! Нужно сообщить командованию! Это Хранители Слова! Та кривая сука! Тот сукин сын! Держите их!
Мирелла остановилась, зачитала длинное заклинание, развела руки, вскинув голову. Глаза её светились белым огнём.
От неё во все стороны устремился точно призрачный взрыв. Вражеских духов разбросало во все стороны – довольно далеко. Призраков надзирателей и Хранителей Слова, и тем более живых, взрывом не затронуло.
- Я всё. Нужно восстановить силы. – Говорящая с духами на ходу доставала бутыль эликсира.
- Что, не напилась в реке? – усмехнулся Пакинс.
- Поговори мне тут, заберу твои глаза обратно.
- Молчу-молчу.
- Торопитесь! – кричал Жектр. – Шахта близко! За тем холмом!
Несс уже видела, как проступают над вершиной очертания каких-то чертогов, встроенных в саму скалу.
Вендр вырвался из теней неподалёку. Он тоже употреблял эликсир на бегу, спотыкался, обливался. Он бежал вместе со всеми.
Они оставили за собой больше двух десятков трупов и раненных. Люди то ли Предола, то ли Бедесорна корчились в собственной крови или летали душами над телами, не понимая, как задержать Хранителей Слова.
Нансен съехал позади со склона холма на щите, как на санях. Так и бросил кусок металла, зато побежал быстрее и резвее всех остальных, безумно усмехаясь. Он казался выше ростом, и не проваливался в снег, ступал мягко, точно мифический образ Сестёр Ночи. На ноги он нацепил снегоступы, которые ранее снял с кого-то из врагов.
Хранители Слова не понесли никаких потерь при прорыве. Даже призраки надзирателей не затерялись. Настроение у отряда заметно улучшилось, хотя никогда ещё они так не уставали за время осады.
Бесхозная шахта пустовала.
Они пробежали через довольно просторные, полуразрушенные, наполовину заметённые снегом первые залы копий, затем помедлили, вступая в главный зал с началом тоннелей в стенах. В глубокую тьму уходили рельсы для вагонеток.
- Куда они только не ведут, - говорила Мирелла. – Но нам нужен крайний слева.
- Вот бы какой-нибудь тоннель вёл сразу к порталу в Ун, - пробормотал Вендр.
- Остаётся лишь мечтать, - усмехнулся Жектр, тяжело дыша и тяжело опираясь на посох. – Что ж, вот и наша карета, друзья.
Они остановились перед одной единственной вагонеткой, в других тоннелях их не было. Всё, как и договаривался Хайнс с шахтёрским городком.
- Вы умеете управлять ею? – спросила Несс, взволнованно вглядываясь во тьму.
- Тут есть рычаг экстренного торможения и больше ничего, - усмехнулся Жектр. – Обычно люди на ней не ездят. Вагонетки предназначены для тяжёлых грузов. Приключение будет не из лёгких.
- Преследователей нет, но призраки могут нагрянуть в любой момент, - сказал один из надзирателей, вернувшись со стороны входа. – Часть из них поспешила в Храм Наук сообщить о нас Корабусу.
- Что ж, мы успели, это главное, - сказала Мирелла. – Забирайтесь внутрь. Будет тесновато, но живых тут немного – всего пятеро.
Нансен снимал с себя тяжёлые доспехи и громко ронял их части на каменный пол. Но все снимать не стал, остался в нижней тёмной кожанке. Сказал, что стесняется своего нижнего белья, которое походит на рваные лохмотья. Никто не обратил на это внимания.
- Ну, раз мы все уместились, самое время отправляться в дорогу.
Жектр толкнул посохом рычаг, что торчал из пола возле рельс, и вагонетка, полная людей, медленно покатилась.
- Надеюсь, рельсы от времени нигде не попортились, - протянул Жектр. – Держитесь крепче. Скорость будет сумасшедшая.
- Ещё раз напомню всем, что эти вагонетки предназначены для титановой руды, а не для перевозок людей, - сказала Мирелла. – Не высовывайте руки, берегите головы.
- Стоит случиться какому-нибудь обвалу на пути – и всё пропало, - сказал Вендр.
- Но ведь у нас есть тормозной рычаг, - ответил Нансен.
- Мы можем не успеть затормозить, - сказал Жектр. – Скорость будет ого-го.
- В крайнем случае, продолжим путь призраками, - сказала Мирелла с улыбкой. – Теперь это уже не так страшно, как быть ими в окружении врагов.
- Ага, не страшно, - пробормотала Несс.
- И про порталы в другие миры тогда можно будет забыть, - добавил Вендр.
- Не знаю как вы, а я ещё хочу пожить, - пробормотал Нансен.
Вагонетка постепенно набирала скорость. Хранителей Слова обступала тьма.
Они забормотали в волнении.
- Восемьдесят два, восемьдесят два… - шептал Нансен. – Восемьдесят два, восемьдесят два…
- Спокойно, спокойно, - бормотал Жектр. – Если погибнем на такой скорости… больно не будет.
- Мамочки, - хныкала Несс.
И крепче прижималась к Вендру. Но при всём при этом она тихо радовалась. Давно она не чувствовала себя так... тепло и уютно.
Возможно, потому что Храм Наук быстро удалялся, оставаясь где-то невероятно далеко позади.
Больше она туда не вернётся, это точно. Самая мерзкая глава её жизни закончилась. Так дочь барона надеялась.

Конец главы про битву за Храм Наук.
Ответить с цитированием
  #90  
Старый 07.07.2017, 09:22
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
так-с, внедрил новое содержание первого тома "Тысяча королей", иную разбивку по частям-главам

Скрытый текст - посмотреть новое содержание первого тома книги (оно же в шапке):
Памятка-пролог
Часть 1: Вначале было Слово
эпиграф
Глава 1: Прибытие в Храм Наук 1, 2-3
Глава 2: Разговор по душам 4, 5
Глава 3: Прибытие в Венозенг 6
Глава 4: Оттенки тьмы 7-8, 9
Глава 5: Чтение скрижалей Древних 10
Часть 2: Герои и злодеи
эпиграф
Глава 6: Капкан на тропе прогресса ,
Глава 7: Неуязвимый 2
Глава 8: Хранители Слова 3, 4
Глава 9: Падение Крайма 5, 6
Глава 10: Рождение мага 7
Часть 3: Тучи сгущаются
эпиграф
Глава 11: Калейдоскоп хаоса 1
Глава 12: Голос-из-Стали 2
Глава 13: Чумной город ,
Глава 14: Решение Цинады 4
Часть 4: Приход настоящей зимы
эпиграф
Глава 15: Снежная Королева 5
Глава 16: Шаткая башня Хранителей Слова 6
Глава 17: Чумная плоть 7
Глава 18: Убийца королей 8
Глава 19: Маршем пу-но-тас 9, 10
Часть 5: Битва за Храм Наук
эпиграф
Глава 20: Да будет свет 1, 2, 3
Глава 21: Несокрушимые в осаде 4, 5
Глава 22: Ко дну 6
Глава 23: Трофеи победителям 7, 8, 9
Часть 6: Золотой доспех
эпиграф
Глава 24: Связующий камень
Глава 25: Прибытие Пожирателя Душ
Глава 26: Стезя Хранителей Слова
Глава 27: Пророчества не лгут

а также в начале всех частей (до глав на первой странице части) теперь будет что-то типа крупного эпиграфа собственного сочинения в рамках книжной вселенной - это типа вырезки из всяких книг, наполняющих этот мир --- частично будут отражать контент грядущих глав, частично будут давать справочную информацию о мире, частично работать на атмосферу, общую проработку и т.д.

вот эти эпиграфы, и это пойдёт в счёт недели
Скрытый текст - Эпиграфы к частям книги - около 11 650 знаков без пробелов:
Часть 1: Вначале было Слово

Современники часто недооценивают Древних. Люди забывают: всё, что мы знаем, вся магия, которую мы используем, все величайшие открытия, изобретения, постройки и достижения – всё это заслуга наших загадочных предков, приближенных к Сотне Богов, как никто другой. Многое нам до сих пор неизвестно об их цивилизации – письменные источники уцелели лишь на особых каменных плитах - Скрижалях, которые мы ищем по всему миру Скорлупы, добываем их из смертельно опасных мест ценой жизней многих достойных людей, жертвующих собой ради новых знаний и открытий.
Нас с Древними разделяет огромная пропасть – не только во времени, но и географически. Так сложилось, что наши предки строили города и жили равномерно по всему миру Скорлупы – и на стороне вечного света, и на стороне вечной темноты. Возможно, в их времена местные катаклизмы ещё не приобрели такую губительную мощь, как теперь.
Многие исследователи считают, что именно это погубило Древних – свет Рашмы в какой-то момент стал разрушительным, согнал всю мерзкую живность на тёмную сторону мирового яйца. Порой находятся подтверждения того, что Скорлупа когда-то была обыкновенным миром и светило тоже было обыкновенным, вставало на западе, ложилось на востоке, да и не было этой повсеместной вечной мерзлоты. А потом случилось нечто грандиозное, неподдающееся осмыслению. Некая сила вмешалась извне – возможно, это был кто-то из Сотни Богов, возможно, это была падающая звезда – но мир как-то сотрясло, он сдвинулся, по яйцу прокатились волны разрушений, большую часть суши вместе с городами затопило, и даже многие порталы в иные миры оказались навеки сокрыты. И Рашма стал именоваться Рашма-Никогда-Не-Заходящий, на веки веков остановившись в небе, точно мир был проклят, заколдован, осквернён.
Возможно, большинство Древних погибло именно тогда. Быть может, всё это происходило достаточно медленно – и они успели перебраться через порталы в иные миры. Но свидетельств пребывания Древних в иных мирах не так много, даже в Цинаде, о, великой. Большинство исследователей считает, что именно тогда началось Великое Переселение и Выживание – Века Слепоты, где почти не сохранились письменные источники. Эти времена осмысленно не застали даже Вечные Стражи, ведь они были ещё необузданными, дикими и не очень разумными. В эти тяжёлые времена горстки выживших людей восстанавливали цивилизацию с самого начала и расселялись по окрестным мирам.
Возможно, именно тогда люди стали такими, какими они есть сейчас.
Ибо Древние своей внешностью имели мало общего с современным человеком.
Возможно, поэтому не осталось призраков Древних в Скорлупе, ибо мёртвые здесь не уходят, остаются в виде призраков, могут существовать душой вечность, если только это не звери…
Ещё одна гипотеза гласит: привидения сохранялись в Скорлупе не всегда. Предполагается, что сие оставление в мире живых тоже началось из-за былых катаклизмов, из-за Великого Сдвига.

Из книги «Что мы знаем о Древних. Том первый».


Глава 1: Прибытие в Храм Наук
Глава 2: Разговор по душам
Глава 3: Прибытие в Венозенг
Глава 4: Оттенки тьмы
Глава 5: Чтение скрижалей Древних


Часть 2: Герои и злодеи

Нет более жестокого, коварного и всемогущего убийцы, чем Пожиратель Душ. Так считает большинство обитателей Паутины. Однако не стоит забывать, что всю эту здешнюю массу жителей составляют призраки, ведь Пожиратель Душ может уничтожать только их, а для ценителей вечной жизни – это самая страшная из потерь, страшнейшая участь, даже хуже, чем исказиться в лучах Рашмы-Никогда-Не-Заходящего, ведь тогда бы нелёгкое житиё в Паутине было проделано зря.
Сам он, как и они, не материален, а, значит, не способен воздействовать на физический мир.
Из-за этого у многих возникает заблуждение, что призрачный хищник-людоед не представляет никакой опасности для живых. Большая ошибка! О, сколько у него имён! Не стоит забывать, что его также кличут Покровителем Убийц, ведь в Скорлупе, как всем известно и привычно, убийства оставляют свидетелей преступления, которые способны давать показания против своих убийц, но когда в дело вступает совершенно неумолимый Пожиратель Душ, мёртвые обретают такое же безмолвие, как и в других мирах.
Совершенно не вписывающееся в логику даже такого необычного мира, как Скорлупа, это загадочное эфирное, но очень тёмное во всех смыслах существо, словно сотканное из самой Полной Тьмы, с лёгкостью меняет правила любой игры, в которой задумает поучаствовать. Рядом с ним миряне гибнут, точно мухи на морозе, а остаются в живых лишь самые мрачные и жестокие отбросы общества, которые широко раздвигают границы собственной свободы в союзе с Покровителем Убийц. Извечные попутчики Пожирателя Душ – головорезы, голод и чума. Его владения именно там, где всего этого в избытке, это зачастую очень разные места Паутины – обычно самые низкие сословия.
Редко кому удавалось унести ноги и поведать миру о новой встрече с чудовищем. Таким способом его обрывистая биография складывалась с незапамятных времён… И уж точно сбежать не удавалось никому из призраков – слишком уж быстрая тварь, точно настоящий паук в этой Паутине. Точно огромная змея, а весь мир – её тесная нора. Точно Скорлупа – охотничьи угодья для непобедимого бессмертного хищника, а он здесь всего один, никакой конкуренции, пища - в изобилии.
Никто не знает, кто это и что это, возможно ли вообще его остановить. Некоторые считали, что он как кто-либо из Сотни Богов, быть может, призрак мёртвого бога, но почему-то повелитель гхаргов Сайкс, погибший в Скорлупе в надежде сохраниться призраком, претерпел в этом неудачу, а Пожиратель Душ был здесь задолго до Второго Пришествия Сайкса. И даже если бы он был одним из богов, как Сайкс или Танакен, то как его уничтожить?
Ведь Сияющий Клинок или, как его ещё называют, Меч Погибели Богов, предназначен лишь для материальной плоти…

Из книги «Цинадские заметки о каждом мире Междумирья».


Глава 6: Капкан на тропе прогресса
Глава 7: Неуязвимый
Глава 8: Хранители Слова
Глава 9: Падение Крайма
Глава 10: Рождение мага


Часть 3: Тучи сгущаются

Конгломерат Миров – вне всяких сомнений является одним из самых главных достижений современного общества. Такое союзное объединение миров-народов создало великую силу, которой в отсутствии Богов, нет равных, никто не смеет противостоять цивилизации людей - миньонов Танакена.
Конгломерат Миров, иль Междумирье, насчитывает почти сотню великих и малых миров. Некоторые из них настолько огромны (например, Ун, Шелейма и Матилья), что включают в себя тысячи других народов, городов-государств, материков и островов, которые размерами превосходят иные целые мирки.
Как известно, все эти земли связаны порталами Древних.
Давным-давно люди жили довольно разрозненно, где-то поддерживали торговые отношения, но в основном враждовали или попросту конкурировали, максимально укрепляли оборону порталов, остерегаясь налётов соседей. Так и жили, так и развивались, порой действительно воевали между собой.
Но многое изменилось в Эпоху Второго Пришествия Сайкса – по цинадскому календарю четыре тысячи лет назад. Тогдашний король Цинады Бод Семиликий вынужден был объединить множество народов, чтобы вступить в отчаянную борьбу с повелителем гхаргов, ожившим самым жестоким представителем пантеона Сотни Богов.
С тех пор, после великой победы над злом, наступили века мира и процветания. Практически всех правителей и жителей Междумирья устраивали союзные отношения через порталы и общее подчинение Цинаде, центральному миру. Тогда Конгломерат занялся внутренним обустройством, прокладыванию торговых путей, укреплением общих внешних границ, усмирением редких недовольных, добиванием гхаргов, что попрятались по норам во всех мирах в страхе перед многочисленными и отныне непобедимыми людьми.
Многие несмышлёные миряне уже утратили веру в то, что Боги или сам Сайкс когда-либо ходили по земле. Пока подобное причисляют к мифам, цивилизация людей может снова развалиться и ослабнуть. Но пока это не произошло и предпосылок к этому нет, Конгломерат достаточно силён, чтобы противостоять объединённым миньонами какого-нибудь божка, если тот вздумает вновь возвратиться в мир живых.
Считается, что Сайкс – единственный бог, который воскресает каждые несколько тысяч лет. Быть может, если бы предки людей знали об этом раньше, они не стали бы уничтожать Танакена и других богов Сияющими Клинками.
Быть может, теперь, когда последний Сиюящий Клинок утерян, остаётся действительно верить, молиться, чтобы роскозни о Богах оставались сказками, мифами, не более.

Из книги «Цинадские заметки о каждом мире Междумирья».


Глава 11: Калейдоскоп хаоса
Глава 12: Голос-из-Стали
Глава 13: Чумной город
Глава 14: Решение Цинады


Часть 4: Приход настоящей зимы

Ашвамаракес! Полная Тьма придёт!
Ашвамурунес! Полная Тьма поглотит!
Квешегаранун! Еретики падут!
Гвиахамазанендиагерсцезеюр! Вместе со своими божками из дерьма вылепленными!
Дандамазердаздемардус! От зубов чудовищ!
Цвиаген! Цвиаген! Цвиаген!

Часто повторяющееся писание в Храме Полной Тьмы в Тракверсе.


Глава 15: Снежная Королева
Глава 16: Шаткая башня Хранителей Слова
Глава 17: Чумная плоть
Глава 18: Убийца королей
Глава 19: Маршем пу-но-тас


Часть 5: Битва за Храм Наук

…Битва за Храм Наук, несмотря на огромную разницу в соотношении сил в пользу атакующих, продолжалась целых двадцать три дня. Для Цинады крепость имела важное значение – там обучались ценные специалисты, оттуда бесперебойно прямо в столицу Междумирья поставлялся восстанавливающий магические силы эликсир, да и изобретение и освоение титанов открывало грандиозные манящие перспективы.
Поэтому на помощь защитникам выдвинулось цинадское войско во главе с Мефинием, который как раз к началу сражения вступил в Паутину, чтобы наводить там порядок. Но подкрепление со стороны первого из миров подойти не успело.
Пускай атакующие понесли огромные потери, однако крепость была взята, а её защитники, в том числе верховные маги, были перебиты в бою или казнены позже, будучи захвачеными в плен. Поставки эликсира прекратились на несколько лет, даже после наступившего вскоре перемирия, поскольку шахту при штурме уничтожили.
Как ни странно, Битва за Храм Наук имела огромное значение в дальнейших событиях войны. Некоторые исследователи считают, что это оказалось одним из главных переломных моментов, тогда ещё не очевидным ни для одной из сторон конфликта…

Из книги «Эпоха Грязных Войн. Новейшее издание».


Глава 20: Да будет свет
Глава 21: Несокрушимые в осаде
Глава 22: Ко дну
Глава 23: Трофеи победителям


Часть 6: Золотой доспех

«Культура Цинады и её основные политические принципы целиком основаны на исторических писаниях и заветах предков. Образы из прошлого играют немаловажную роль, ведь в Конгломерате Миров, в этих землях, полных магии и порой невообразимых существ-полубогов, прошлое имеет привычку самым неприятным образом оживать. Без всякого преувеличения это затрагивает судьбы всех жителей Междумирья.
Излюбленная традиционная черта в установке памятников для важнейших и известнейших цинадских господ – это размещение на их могилах или в достопримечательных местах так называемых полых доспехов, которые принадлежали этим людям при жизни. Впрочем, в Цинаде считают наоборот – это человек принадлежал броне или одеяниям. Где-то в далёких мирах могут лепить статуи правителей из глины, сохраняя внешний вид человека при жизни, но в Цинаде и некоторых ближайших землях это до сих пор не принято, запрещено законом, порицается общественностью.
Доспех важнее тела, образ превыше личности.
Лицо мертвеца должно быть сокрыто на веки веков.
До Эпохи Грязных Войн была Эпоха Второго Пришествия Сайкса, и лишь бессмертные Стражи и немногочисленные письмена остались свидетелями тех времён. Тогда роль Порядка имела большее значение, чем сейчас, и если сравнить флаги Цинады а также расцветку солдатской формы и одеяний королей разных эпох – это будет заметно. В былые времена во всём преобладал белый цвет, чистый, как жемчуг. Тогда Порядок имел ключевое значение – он объединял, казалось бы, непримиримые народы, он способствовал становлению высокоразвитой цивилизации, он подчёркивал важность соблюдения Порядка и ничтожность человеческих жизней, желаний, страхов и прочей житейской суеты перед ним, Единым.
К сожалению, догматы прошлого всё чаще подвергаются сомнению, всё больше утрачивают значение в глазах, как простого люда, так и верховных правителей. Теперь же, в связи с многовековым миром и процветанием всего Конгломерата Миров, официальных цветов Цинады стало два – белый и красный в равном соотношении. Уклад жизни, роль человеческой личности – это обретало новую важность, не меньшую, чем следование Порядку. Таков уж удел мира и процветания – люди углубляются в собственные пороки, переставая думать о благе большинства, как единого целого.
Но кое-что пока остаётся неизменным. В священности реликвий прошлого мало кто решается усомниться. Слишком уж многое было поставлено когда-то на карту, слишком много судеб вершилось, благодаря этим предположительно неодушевлённым безделушкам.
Среди таких - Золотой Доспех, иногда именуемый Белый Доспех, – облаченье Бода Семиликого, одного из былых королей Цинады, последнего носителя Сияющего Клинка. Если повелитель гхаргов Сайкс когда-нибудь снова возвратится в мир живых – этот доспех будет его первым и последним воспоминанием, ибо носитель Сияющего Клинка и Золотого Доспеха уничтожал демона ранее и уничтожит вновь.
Есть такое поверье: как и многие величайшие магические артефакты древности – если Сияющий Меч способен сражаться сам, то и Золотой Доспех способен носить себя сам.
Все уцелевшие свидетели и свидетельства последней битвы с Сайксом гласят о том, что Бод Семиликий должен был умереть раньше от ранений, но он проявил нечеловеческую стойкость и до победного финала командовал войсками и сражался, точно не по годам молодой и здоровый, будто на него снизошло какое-то божественное дарование. Однако сразу после победы над злом доспех утратил чудодейственную силу, и величайшего короля Цинады извлекли из него уже мёртвым, даже немного разложившимся.
Самые ярые приверженцы Порядка считают, что Золотой Доспех играл основную роль и вообще не нуждался в носителе.
Многие верят, что артефакт снова оживёт в час наибольшей опасности для Цинады и всего Конгломерата Миров.
Так же, как найдётся утерянный вскоре после битвы с Сайксом Сияющий Клинок – единственное оружие, которым люди, миньоны богов, этим самым богам способны снова дать отпор.»

Первый параграф из книги «Величайшие реликвии Древних».


Глава 24: Прибытие Пожирателя Душ
Глава 25: Стезя Хранителей Слова
Глава 26: Пророчества не лгут


и начинаю глобально редактировать / параллельно пишу дальше / скоро создам тему второго тома

после выходных тему скрою

то чувство, когда чтобы просто перечитать собственное произведение, нужно затратить времени не меньше, чем на прочтение какой-нибудь другой книги, к тому же увесистой :О

Последний раз редактировалось Vasex; 09.07.2017 в 09:50.
Ответить с цитированием
  #91  
Старый 09.07.2017, 09:03
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Глава 24: Связующий камень

Скрытый текст - около 20 600 знаков:

Най и Хеши сидели на полу в одной из верхних библиотек Храма Наук, обложившись огромными едва ли подъёмными книгами. Ловкачке опротивело даже смотреть на них, а Най неспешно пролистывал каждую в поисках символа, совпадающего с тем, который на камне. Некоторые книги они отправляли в импровизированный костерок посреди полуразрушенного от снарядов катапульты зала - дым быстро уносило сквозняком в небольшие пробоины в покосившихся стенах. Повсюду валялись обломки шкафов и прочей мебели, кое-где остались пятна крови после сражения в этом зале – большинство трупов из Храма Наук давно стащили вниз, там и поджигали по всему внутреннему двору.
- Он действительно меняется, - сказала Хеши. В руках она вертела тот самый камень, что достался им с Наем при разделении добытых артефактов. – Знак меняется. Это ведь неспроста. Колдовская руна. Эта штука полна магической силы. Понять бы, сколько мы за это сумеем выручить.
- Конечно, это хорошо, что руна меняется на глазах, - пробормотал Най, листая толстый фолиант. – Значит, это точно не пустышка, не простой булыжник. Но изменчивая руна сильно осложняет задачу – непонятно, как этот знак отыскать во всех этих книгах, ведь изображения рун в ней неподвижны. Не представляю, как мы обойдёмся в этом деле без магов… Да и не каждый маг может в таком разбираться…
- И непонятно, кому мы теперь это продадим, - вздохнула Хеши. – На ведьм и колдунов всюду теперь объявлена охота.
- Ничего, найдутся желающие. Особенно если эта штука действительно что-то может.
- На вид она не опасная. Ну, по голове дать кому-нибудь можно или запустить в глаз. Но вряд ли это Камень Всесилия, про который все только и говорят вокруг…
- Может, стоит показать этот камень пленным магам? – спросил Най.
- Ты же видел, что творилось во дворе, – всех перебили, кто хоть немного смахивал на волшебника, даже многих учеников.
- Я слышал, что у Безымянного Лорда один маг сохранился в плену – самый главный. Но нас к нему не подпустят. – Най вздохнул.
- Можно подобраться к нему так или иначе, - сказала Хеши. – Разными путями. Тайком или… Я слышала, что там собирают разных пыточных дел мастеров, хотят вызнать очень важную информацию. Можно было притвориться таким, ты ведь мастак иные личины примерять. Но я не уверена, что колдуну стоит нести эту штуку. Кто знает, что он с ней сотворить может, даже не прикасаясь. И не обманет ли нас… А маги лгут всегда.
- Посмотри. – Най показал Хеши разворот книги. – Эти знаки чем-то похожи на наш. Такие же формы, закорючки, только не двигаются.
- Вроде, похоже. Как у тебя не болят глаза от этих дурацких знаков? – сморщилась Хеши. – Ненавижу писанину! Как заморочки чёртового Культа Полной Тьмы!
- Здесь сказано, что это древние руны магии связывания. Как невидимой верёвкой. Одни образуют связь между объектами, другие разрушают эти связи. Какие-то невидимые каналы, связывающие одинаковые артефакты на расстоянии… И да, здесь говорится, что руны обычно подвижные, изменчивые.
- Что нам даст схожесть с призрачным каналом? – пожала плечами Хеши. – Значит, в Скорлупе роль этого артефакта не имеет ценности… Неудивительно, что он так запылился в этих хоромах.
- Призрачное Правление пытаются свергнуть, - рассуждал Най. - Если эта штука обеспечивает связь с другим таким камнем, то это может иметь ценность, если не использовать призраков для переговоров на расстоянии. А птичьей почтой мы в Паутине не пользуемся из-за климата.
- Всё равно не звучит, как что-то ценное. – Хеши недобро смотрела на огонь. – Я убью этих сук. Мы заберём то, что принадлежит нам по праву. Они не смели обирать нас.
- Да, нам сильно не повезло, - вздохнул Най, поглядывая в коридор, где никого не было. – Но не стоит спешить с такими решениями. И потише, пожалуйста.
- Спешить? – разъярилась Хеши, посмотрев Наю в глаза. – Сейчас лучший момент! Они где-то напиваются, разве ты в этом сомневаешься? Все мужики так делают, когда битва заканчивается, а здесь полно выпивки в этом Храме Наук. И скорее всего, держатся подальше от остальных, чтобы сохранить свои доли и ни с кем больше не делиться. Найдём их и сделаем всё по-тихому, сложностей возникнуть не должно. Только мы знаем об их сокровищах. Или ты привык, что тебя раз за разом окунают в грязь и лишают всего? Мне это осточертело. Я готова всё сделать сама, и на этом наши дорожки разойдутся!
Най сглотнул. Его пугала мысль снова остаться совершенно одному, без всякой поддержки. И ещё закралось в душу что-то новое: он взволновался, что Хеши будет одна-одинёшенька. В этом мрачном, опасном, незнакомом мире за стенами чумного города, где идёт война, где практически нет законов и порядков. Даже призрак её сестры до сих пор не нашёл деваху.
- Я пойду за тобой, - сказал он. Глупые слова, подумал он при этом. Такие простые и глупые.
- Хорошо, - сказала она. – Сделаем это по-быстрому.
- Может, всё-таки сначала попытаемся поговорить с тем пленным магом? Это задача полегче и даже в случае, если поговорить не получится, последствия будут не такими тяжёлыми. А если получится – кто знает, какая ценность у этого артефакта. Быть может, возможности камня пригодятся даже против этой банды, отобравшей у нас добытое…
- Сначала пожрём, - сказала Хеши. – Последние пойки давали задолго до штурма. Не знаю даже, выдают ли их теперь, когда наши контракты отработаны.
Они достали из заплечных мешков отложенную на будущее еду, немного хлеба и мороженного мяса. Насадили его на кинжалы и сунули в костерок.
Пока ели, Най продолжал листать книгу.
- Для активации любой из этих рун нужно провести пальцем по линиям, - вымолвил набитым ртом Най. – Для улучшения эффективности нужно произносить заклинание. У каждой руны оно своё. Со временем маг научится произносить заклинание в уме, а вслух обычно произносят новички.
- И как тут проведёшь по линиям, если проклятый знак всё время меняется? – спросила Хеши. – Царапины то появляются, то гладкая поверхность снова выравнивается.
- Дай мне, я посмотрю.
Най забрал камень, покрутил в руках. Начал водить пальцем.
- Можно ведь и так водить. Форма меняется не целиком, а постепенно. Если вести по одной линии, она не заканчивается, хотя её предыдущее начало или предстоящий конец меняются на глазах… Ого! Ты только посмотри!
Он продолжал вести палец по бесконечно преобразующемуся рисунку, и линии начали светиться синим светом – всё ярче и ярче.
- Это значит, что ты на верном пути, - пробормотала Хеши.
- Но что дальше? Мы не знаем слова-заклинания…
- Может, оно тоже есть в твоих книгах?
- Сейчас посмотрим.
Най отложил камень, и линии сразу перестали светиться. Он углубился в чтение.
- Эти знаки… Каждый из них мог проявляться в этих изменчивых формах. И все они довольно похожи. Попробую перебирать все подряд заклинания, которые здесь указаны. Надеюсь, я правильно их произнесу.
- Тут я тебе не помощница.
Пока Хеши грызла мясо, Най вновь водил пальцем по руне на камне, при этом с восклицанием произносил все магические слова по порядку, какие были написаны в книге под разными рунами.
- Отандо! Бреймо! Виксей! Свефта!
Хеши усмехалась, глядя на это. Най тоже не мог сдержать улыбку, уж очень легко он заражался хорошим настроением попутчицы.
- Мирентос! Фиагонезиа! Ботл… Ботландо! Кирзегин! – восклицал он на разный лад, разными интонациями, пафосно вздымая камень, точно подношение незримым богам.
Хеши заливисто смеялась, опрокидываясь из сидячего положения то перед собой, то вбок.
- Тонзо! – выкрикнул повеселевшим голосом Най.
И исчез.
Его одежда и элементы доспехов опали на холодный каменный пол. А тела мальца под ними больше не было.
- Дерьмо богов! – выкрикнула в ужасе Хеши, подскакивая и отпрыгивая подальше. Под ноги попались полки книжных шкафов, сваленные в беспорядке, ноги ловкачки подкосились, она плюхнулась на острые обломки, но, невзирая на неудобства, поползла, покарабкалась по ним куда подальше.
Ная больше не было. Осталась лишь одежда, небрежно сваленная в кучу. Грязная рубаха до сих пор была заправлена в штаны. Меч покоился в ножнах. Шлем откатился далеко к стене. Один стальной наплечник шумно покачивался на месте, пока не остановился.
Кажется, именно так умирали некоторые предольские командиры, когда маги применяли поганое Слово.
Кажется, именно так погиб Лорд Паук.
Кто-то уничтожил Ная по его имени! Ни капли крови не осталось!
При этих мыслях Хеши яростно взвыла. Задёргалась от злобы, круша сапогами и без того сломанные книжные полки.
Она не понимала, что произошло. Кажется, Слово работало в связке с именем человека. Так говорили. Неужели кто-то так хорошо знавал и ненавидел именно Ная? Казалось невозможным. Или же Хеши его совсем не знала? Что она о нём знала? Откуда он родом… Что воевал в Крайме… Что лишился родителей… Но, по его словам, у него никаких знакомых не водилось, тем более врагов, желающих смерти… Кто же это мог быть?
Она вцепилась пальцами в собственное лицо, хотела разрыдаться, но не могла. Веки были сухими, как песок старой могилы. Кажется, потери перестали её волновать. Её вообще ничего больше не волновало.
Она лишь со злобой смотрела через пальцы. Тихо потрескивал огонь. Никто не явился на её вскрики. Всем было плевать. Никто вообще не знал, что происходит. Никто её не слышал. И уж тем более всем было насрать на какого-то Ная…
Или же это тот ублюдок сотник нашёл способ избавиться от единственных свидетелей их наживы? Вычитал где-то в Храме Наук Слово… Или выпытал у того пленного мага… Его ведь за этим пытали… А имя Ная… Возможно, взяли из документов. А Хеши либо умрёт прямо сейчас, вслед за ним, таким же способом… Либо её документы не могут найти. Либо там имя всё ещё неправильно указано…
Всё складывалось. Хеши смотрела разъярённо на огонь.
Нужно мочить ублюдков, пока они не добрались до неё с помощью магии. Или просто так, в отместку за Ная. Меньшее, что она может ради него сделать…
Он заботился о ней. Он вытащил её из сущей преисподней, из худшего места в Паутине. Он готов был идти с ней навстречу смерти. «Я пойду за тобой» - это можно теперь счесть за его последние слова. Она будет помнить это до самой смерти.
Прилив всё-таки начался. Она сильно зажмурилась, то ли прогоняя проклятые слёзы, то ли давая им волю. Мир перед глазами расплывался, а в ушах бешено стучала кровь. Хеши может не стать в любой момент, её тоже сделают ничем…
Но где же призрак Ная? Почему все, кого она теряет, не остаются даже в виде привидений? Это какое-то проклятье, не иначе. Так в этом мире не должно быть… Даже Лорд Паук и те командиры оставались в виде призраков… Что не так с этим чёртовым Наем? И Мадз тоже нет… Может, проблема действительно в ней самой? Может, это какое-то проклятие Тракверса? Но ведь другие призраки жителей там появлялись, как обычно… Что же не так?
Собравшись с мыслями и смахнув слёзы, она поползла к скопищу одежды Ная. Какие ответы она хочет в этих лохмотьях найти? Всё тщетно, всё чёртов тлен, всё было и будет зря.
Не желай Хеши мести, тут же бросилась бы в окно – как раз достаточно высокий этаж, вслед за Мадз во всех смыслах. Но ей хотелось сосредоточиться, как-то убедиться, что это именно тот сукин сын, тот сотник в этом виноват… Кто ещё мог желать им неприятностей? Никто не знал их, кроме него.
Нужно убить его. Но что делать с вещами Ная? Так и оставить?
Она уставилась на оброненный камень-артефакт.
Или дело всё-таки в нём?
Эта мысль ввела её в ступор. Вроде бы всё так логично складывалось, но и это… возможный вариант. Хеши не стала трогать вещицу, но склонилась над раскрытой книгой. Что там последнее произносил Най? «Тонзо».
Хеши плохо знала буквы. Но всё же немного знала.
Она начала искать подобное скопление знаков. Две одинаковых буквы «о», одна вторая, другая в конце слова, это должно быть не так сложно. Если, конечно, Най правильно прочитал, никак не исказив…
Она нашла это чёртово слово. По спине пробежал холодок. Оно было выделено на странице как-то обособленно, красным цветом. И текст под ним был начертан особенно большими и яркими буквами, как нечто очень важное.
Быть может, этот артефакт позволяет красиво самоубиться? Ну и сколько за него дадут? Бред это всё… Бедный Най, он точно не заслужил такой награды за битву… И сотник в таком случае точно умрёт, это Хеши себе многократно обещала….
Она пыталась вчитаться. И без того малопонятные буквы расплывались. Она то и дело с яростью тёрла глаза, царапала веки и щёки, при этом шипела. Даже по родной сестре она столько не пролила солёной воды. Но, кажется, эти потери её доконали. Как же несправедлива жизнь…
Тонзо. Заклинание, связанное с какой-то связью между артефактами. Ну, это Най и говорил недавно, ничего нового. Но что за связь? Что за чёртова связь! Хеши с криком затрясла старинную книгу в нетерпеливом ожидании ответов.
Тонзо. Камень с этим знаком, переменчивым, имеет связь с другим таким камнем с таким же знаком… Кажется, написано именно так. И это чёртово слово позволяет этой связи мгновенно один раз усилиться.
Тонзо. Написано, что на языке древних это слово обозначает «путь».
Путь? Путь к смерти? Что за путь? Как этот путь связан с тем, что произошло? Ни слова про одежду.
«Тонзо - путь естества человеческого…».
Бред какой-то. Эти маги – больные на всю голову недоумки. Не могут писать нормальными буквами, нормальными словами.
«…между Камнями».
Хеши задумалась над сказанным. И когда совершенно наивная сказочная догадка начала формироваться в её голове, она воззрилась на внезапно оживший артефакт. Он зашевелился. Он быстро поднялся в воздух – просто бесшумно взлетел с вещей Ная на высоту груди человеческой.
Хеши вслед за этим подскочила, со страхом глядя на магическое диво.
А затем перед ней по ту сторону камня возник Най. Голышом в полный рост – целый и невредимый, если не считать некоторых шрамов, полученных в Крайме.
Его бледная удивительно чистая кожа просто сияла в свете костра, как у младенца.
Он сжимал в руке тот самый камень, который подлетел вверх за мгновение до появления мальца.
- Ты… жив… - пробормотала Хеши, неуверенно пятясь прочь. Пальцами она вцепилась в рукоятки кинжалов, которые готова была вот-вот выхватить.
Най посмотрел на камень, посмотрел на Хеши, посмотрел вниз, на своё нагое тело и на одежду под ногами, затем - снова на Хеши.
Кажется, он ничуть не смутился своего положения, думал совершенно о другом.
Он усмехнулся.
- Ты должна это попробовать! – воскликнул он и шагнул к ней, протягивая камень.
Её терпение лопнуло. Она без спешки обнажила кинжалы, сталь засверкала, по стенам поползли красные блики.
- Даже не подумаю! Оголяющая людей магия, вот так хохма! – зашипела Хеши.
- Нет-нет! Дело не в этом! Поверь мне! – Широко раскрытые глаза Ная сверкали, как у безумного. – Доверься мне! Это портальные камни! Он ведёт к другому такому!
Кажется, ему действительно было плевать на то, что он стоит голышом. Хеши то и дело роняла взгляд вниз, он отпружинивал вверх, как ошпаренный. Её лицо начало гореть изнутри, но парню было всё ни по чём, мыслил совсем о другом, о чём-то более важном:
- Боги, Хеши! Это то, что мы искали! Это окупит всё! Ты просто взгляни на это! Ты просто обалдеешь! Ты не поверишь моим чёртовым словам, пока сама не увидишь! Только не задерживайся там, это может быть опасно!
- Куда это меня приведёт? – Она всё ещё не спрятала кинжалы. Но Най отвёл их в сторону руками, приблизившись вплотную. – Мне это не нравится! Не приближайся!
- Доверься мне! Это лучшее, что со мной было! И лучшее, что будет с нами! Это прекраснейшее место, какое только можно вообразить…
Смахивает на чёртову ложь, подумала Хеши. Быть может, он сделался теперь каким-то демоном и заманивает ещё одну душонку в ловушку…
Но он был очень убедителен. И она плохо соображала от всех этих потрясений…
Хеши опомнилась, спрятала кинжалы и утёрла двумя руками оставшиеся слёзы. При этом почувствовала под ладонями непривычный жар своих щёк. Кажется, она впервые за долгое время вспомнила, что она вообще человек. Хорошо, что татуировки скрывали то, как покраснели её щёки. Но как же предательски громко билось сердце!
- Обязательно возвращайся, как только оглядишься. Ты не сможешь ничего забрать туда. И оттуда сюда. Поэтому исчезает одежда. Перемещается только тело. Но мы что-нибудь придумаем. Я покараулю вещи.
«…путь естества человеческого…» - припомнила Хеши.
- Води пальцем по этому знаку, как я говорил. – Най прикоснулся до её пальцев своими - холодными. Вложил камень в дрожащую ладонь. – И обязательно не забудь слово «Тонзо». Слышишь? Тонзо. Только таким же способом ты сможешь возвратиться. Не задерживайся там. Я не знаю, насколько это опасно.
- Камень поднялся тебе в руку сам, - сказала Хеши. – Когда ты возвратился.
- Отлично, - улыбался Най. – Значит случайно в стену или пол не попадёшь телом, камни делают всё по-умному. Эти маги сотворили чудо! Это портальные камни, Хеши! Это, наверное, лучшее, что было в той сумке с артефактами! Особенно если учесть, куда он ведёт!
- Что там? Пляжный песок Уна? – хмурилась Хеши. – Почему ты не говоришь?
- Увидишь! Давай же!
Она водила пальцем, руна начинала светиться.
- Теперь произноси – «Тонзо»!
- Я думала, что ты погиб… - сказала Хеши.
- Это не опасно, доверься мне, ну же.
- Я думала, что потеряла тебя… - сказала она, посмотрев ему в лицо. Быстро, чтобы начертание руны не успело сбиться.
Они встретились взглядами. Возможно, он заметил, как блестят её глаза. Не дожидаясь, пока его взгляд изменится, она произнесла:
- Тонзо.
Всё вокруг изменилось. Оказывается, в Храме Наук было довольно шумно – по всей крепости праздновали победу в битве, от этого отовсюду доносился людской гул, к которому они уже привыкли за время пребывания среди огромного войска.
Но здесь, в новом месте, была абсолютная тишина. По всей видимости, стены не пропускали ни звука – настолько большой была их толщина.
Здесь было довольно тепло по сравнению со Скорлупой, хотя стояла она на металле, а зал был очень просторным – легко мог сойти за тронный зал какого-нибудь короля по меркам воровки из чумного города. Да что там, эти хоромы явно превосходили даже основную залу из Храма Сотни Богов в Тракверсе.
Хеши стояла голышом, одежда осталась в Храме Наук. Но она не замечала этого. В руке она всё ещё держала камень, только это был уже другой – противоположный в связке.
На время Хеши потеряла дар речи. Мысли страшно путались. То, что предстало перед её глазами в этом огромном зале, не поддавалось её скупому осмыслению.
Такое просто невозможно увидеть. Она не верила самой себе. Это какой-то мираж, какая-та иллюзия, обман зрения. Эти маги… как они могли это сделать? Это всё какой-то сон, какой-то дурман…
Хеши зажмурилась, затем посмотрела вновь. Повторила это несколько раз. Огляделась. Зарылась пальцами ног в то, на чём стояла. И это был отнюдь не пляжный песок.
Она находилась в самой невообразимо огромной сокровищнице. Стояла прямо на холме из золота, а вокруг высились другие подобные холмы, даже более высокие. Точно угодила в логово сказочного дракона, только никакого дракона она не замечала здесь. Если это золото кем-то и охранялось, то только снаружи этой огромный залы – за этими огромными стенами. Высоко под потолком висели в специальных чашах какие-то специальные магические светильники, они освещали всё окружение, являя любому, кто это видел, просто невероятное скопление богатств. На эти деньги можно было бы купить целые миры, в этом Хеши ничуть не сомневалась.
В основном это были монеты – довольно разные – но в основном золотые. Также в кучах золота валялись всякие прочие ценности, драгоценные украшения, кубки, даже оружие и доспехи. Многое другое. Всё блестело, всё было реально и с виду и на ощупь.
В дальней стене имелись широкие высокие бронированные ворота. Возле них горы золота обретали больший порядок, чем, здесь, в отдалении. Всё складировалось по ящикам или ровными грудами, явно под счёт.
Тут Хеши привычно напомнила себе об осторожности. Най призывал её сразу же возвращаться. Они должны выяснить, что это за место, действовать разумно.
Вот она – долгожданная удача. Где же ты была раньше, подумала Хеши.
Она ещё немного огляделась. Сгребла в кулачок монеты под ногами. Как же забрать в Храм Наук хоть что-нибудь из этого добра? При перемещении человеческое тело теряет любые лишние предметы. И не только предметы…
Хеши взглянула на свои руки. Белые, как снег, особенно на фоне всего этого нескончаемого золота.
Удивительное дело.
Хеши подняла одну из серебряных чаш и воззрилась на своё отражение.
- Боги… - прошептала она.
Нужно возвращаться. Хватит чудес на сегодня. Надеюсь, хоть это сохранится при перемещении, подумала Хеши. В одежду ведь Най не попал, вернувшись в Храм Наук…
Она вновь начала водить пальцем по изменчивому рисунку на камне. Руна засветилась. Хеши произнесла волшебное слово.
Обстановка вновь переменилась. Опять тёмные хоромы полуразрушенного Храма Наук.
Най, уже немного приодевшийся, тут же обернул девушку подготовленным плащом, скрыв её наготу. Он прижался к ней и мягко рассмеялся в её удивлённое лицо. А потом и сам удивился.
- Твоё лицо, Хеши…
- Я знаю.
- Оно… твои ужасные татуировки… они исчезли…
- Ужасные, значит, - усмехнулась ловкачка. - Теперь-то правду сказать не боишься?
- Ну, ты ведь их такими и задумывала, когда оскверняла свою плоть, чтобы она меньше интересовала оккультистов Полной Тьмы, сборщиков чумной плоти…
- Ничего лишнего не перемещается, да, - улыбнулась она. – Без них я чувствую себя голой…
- Обновлённой, - сказал он.
Она взялась за плащ, которым Най её обернул. Но он его всё ещё не отпускал, его будто парализовало, не мог пошевелиться, но продолжал говорить:
- Ну? Как тебе? Как тебе такое? – усмехался он. – Теперь веришь? Как тебе такой бесполезный булыжник? Видишь, к чему это нас привело? Ты это видела?
- Золото, которое можно потрогать, но нельзя унести с собой… - пробормотала Хеши задумчиво.
Най всё ещё обнимал её, обернув её тело плащом.
- Ничего, мы что-нибудь придумаем, - сказал он.
- Что же это за место? – спросила она.
- Я думаю, что это та самая… - сказал Най. – Знаменитая сокровищница Цинады. Именно так про неё говорили и писали. Да и где ещё может быть столько богатств в Междумирье?
- Но как так…
- Маги держали связь с Цинадой через портальные камни. Наверное, об этом здесь знали немногие. Так бы все сбежали из Храма Наук во время осады без всяких потерь…
- Наверное, так и сбежали оставшиеся Хранители Слова, - сказала Хеши. – Их ведь до сих пор не нашли, насколько я слышала…
- Не уверен. Так бы нас ожидала там засада, нас бы тотчас же пленили бы там или убили. Но они никак не охраняли свой портальный камень с той стороны… И даже буревестница со всей своей наживой им не воспользовалась, когда битва уже была проиграна. Думается мне, не всё так просто. Может, этот камень был утерян. И им далеко не все умели пользоваться.
- Чёртовы книги, - прошептала Хеши. – Кто бы мог подумать…
Хеши смотрела Наю в глаза. Сильнейшие чувства бурлили в ней. Кажется, на глаза вновь наворачивались слёзы. Она его потеряла, познав его ценность для себя. Она вновь его получила. И он снова явился далеко не с пустыми руками. О таких подношениях никто даже мечтать не смел…
- Мы что-нибудь придумаем, - сказал Най, сияя от радости. – Достанем это добро. Я сделаю всё возможное.
Нет, если он и пытался сейчас прочитать её мысли, то не угадал.
Хеши хищно прильнула к нему и с силой сжала его губы своими губами. Обхватила его голову руками, попросту сдавила, прекратив держаться за плащ.
Одеяние через зазор между телами с трудом сползло им под ноги.
Она жадно и агрессивно кусала его каждым пигментом своей кожи. Она делала обоим больно, а он этого жаждал не меньше её. Обхватила его ногами, он крепко вцепился в них, точно от этого спасательного круга зависела его жизнь.
Он с трудом опустил их двоих на упавшую одежду, движения стали какими-то деревянными, это был какой-то совсем другой адреналин в крови, не слишком-то привычный, хоть и был у обоих не впервой. Она стягивала с него брюки, но они цеплялись, не поддавались. Молодые рассмеялись, но её выражение лица вновь и вновь менялось на агрессивное – точно та вечно изменчивая руна.
Вскоре она скакала на нём сверху, точно бешеная.
- Нет-нет-нет, - бормотал со смехом Най, мотая головой. – Без твоих татуировок ты такое милое невинное созданьице… Ох…
- Заткнись, заткнись, заткнись, - шептала Хеши и затыкала ему рот рукой.
Она кончала и кончала снова. Она сжимала и рвала страницы книги, что лежала в изголовье. Он тихо произносил в её уши:
- Ты мои ножны… Ты моя плоть…
- Заткнись, - шипела Хеши. Размазывала ладонью слюни по его лицу. Переворачивала их обоих.
Но вот он крепко схватил её за руки, сжал их, подчеркнув, - довольно, хватит. Практически оседлал и взялся за неё своими новыми силами, сделавшись подлинным тараном. Она стонала громко, не таясь, ничего больше в этом мире не пугаясь, ни о чём не думая, и это пребывание в нигде, вдали от былых проблем, являлось особенным блаженством.




Последний раз редактировалось Vasex; 09.07.2017 в 09:49.
Ответить с цитированием
  #92  
Старый 16.07.2017, 22:00
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
тему вот-вот скрою

главу почти не перечитывал, только из печки

Глава 25: Прибытие Пожирателя Душ
Скрытый текст - Глава 25: Прибытие Пожирателя Душ - 35 500 знаков:


Да уж, опоздали, думал Девон, рассматривая полуразрушенный Храм Наук, к которому он держал путь верхом на коне. Пожиратель Душ скользил следом где-то под ногами, изредка незаметно выныривая на поверхность. Не видать мне статуса Легендарного, думал Девон, слишком уж опоздал с выполнением миссии. Ох уж эти задержки в пути: если бы Пожиратель Душ не подсуетился, не видать бы Девону наружный свободный мир вообще, так бы и помер в логове Нежки. Впрочем, если Хранители Слова ещё живы, можно будет поторговаться с ними по поводу принятия выполнения миссии, не всё потеряно. Вряд ли они так быстро выдали своё заклинание, тем более Девон всё ещё жив, а кого, как не его следует устранить ради свободного распространения этой тёмной магии. Или хотя бы ради её удержания в сохранности от чужих ушей ради собственного пользования.
Он проезжал мимо свежеустановленных кольев вдоль пути: на них были насажены головы защитников крепости. Некоторые выглядели совсем молодо – ученики. Тех двух верховных магов он среди этих голов не находил, да и не искал. Встречные слухи, точно круговые волны от удара по воде, оповестили его, что часть Хранителей Слова всё ещё не могут найти, но кого-то серьёзного всё же задержали и в данный момент пытают. Пока ещё плоть. Но вскоре перейдут к терзаниям души – и тогда правда точно всплывёт, каким бы крепким орешком этот человек не оказался.
Но Девон не отчаивался. У него имелись инструменты как против плоти, так и против души – он остановит пытку так или иначе, он выполнит своё предназначение надлежащим образом.
Он гордо въехал узким проходом через наполовину расчищенный завал в воротах многострадальной крепости. Во внутренних дворах, как и за стенами, горели костры с телами погибших. Кое-где мёртвых сваливали в братские могилы. Особых почестей не оказывали, кажется, даже своим воинам, ко всем относились одинаково.
Пожиратель Душ держался максимально тихо и незаметно. А если какие случайные призраки и попадались ему на пути – он их устранял без лишнего шума и только в отсутствии свидетелей, даже не выныривая на поверхность.
Въезжающих, кроме Девона, почти не было. А вот воровато оглядывающихся, успевших урвать кусок ценностей, покидающих Храм Наук – было много. Но в основном массу составляли вольно-отпущенные наёмники, особенно из других сегментов, поскольку после окончания сего славного завоевательного похода Предол отказывался продолжать кормить этих дармоедов. Да и воины Бедесорна постепенно отступали в свой сегмент.
Захватчики крепости уже давно прекратили мародёрствовать, кое-где даже теперь стояла стража, охраняя особо ценное искусство или доступ в важные помещения Храма Наук. В основном, они теперь предавались утехам и попойке, устроив палаточный лагерь во внутренних дворах крепости. С верхних этажей крепости свешивали штандарты и вымпелы расцветки Предола и Бедесорна.
Девон без труда отыскал главные шатры, где располагалось командование, хотя многие из этих военачальников и наместников были лично не здесь, а изучали теперь захваченный Храм Наук изнутри. Но самый главный командир отдыхал тут.
- Лорд-Без-Имени, я полагаю! – приветственно воскликнул Девон на входе в слабо охраняемый шатёр. Его здесь уже ждали, ибо дозорные давно донесли о его приближении.
- А, геройчик, вы прибыли как всегда вовремя, - усмехнулся под маской Безымянный Лорд, попивая через прорезь для рта трофейное вино из кубка. – Грамотно рассчитали, когда битва завершится, чтобы не замарать ненароком руки.
- Нет-нет, спешил, как мог, нигде не задерживался на пути из низких сословий, - сказал Девон. – Здесь у вас даже во время войн - вечный пир по сравнению с тем, что там.
- Да, по вашему виду эти сословия выжали вас, как унский фрукт.
- Скорее не сословия, а сложности на определённой отметке пути, - усмехнулся Девон. Ему вспомнилось логово Леденежки, помощь Пожирателя. И потом пришлось перерезать половину населения целой деревушки, чтобы отплатить Пожарителю и избавиться от свидетелей. Впрочем, возможно, это не было такой большой необходимостью. При том, что большинство из убитых были женщинами.
- Зачем пожаловали в наши славные края? Уж не на защиту ли крепости спешили? – спросил правитель Предола.
- Нет-нет. Как вам известно, верховные маги Храма Наук очень недолюбливали Академию Героев. Так что…
- Теперь-то и мы в наёмниках не нуждаемся, уже начинаем распускать тех, что имеются.
- Работа бывает разной. А про боязнь замарать руки – это точно не про меня. Я прибыл помочь вам в том, что вам сейчас больше всего интересно.
- И что же мне сейчас больше всего интересно? Просветите. – Он отхлебнул вина.
- Я ведь прославленный мастер пыток в Академии Героев, - сказал Девон. – Это моя основная специализация. – Он извлёк из-за пазухи свиток и протянул Безымянному Лорду. Тот на него почти не взглянул. – Здесь указаны мои достижения в пыточных делах, умею раскалывать самых крепких и стойких, а один такой, насколько мне известно, находится у вас в плену. И вы очень нуждаетесь в его знании.
- Я лично ни в чём таком не нуждаюсь, - протянул Безымянный Лорд. – Быть может, мой призрачный отец в этом всё ещё заинтересован, чёрт знает, где его сейчас носит. Но меня это Слово никогда особо не интересовало. Мы взяли важный стратегический объект, почти овладели ценным ресурсом, а все эти игры магов мне малоинтересны. Это Слово может принести страшный хаос в наши земли, да уже принесло, если оглядеться. Но если его можно извлечь из этих ублюдков, то торопиться некуда. Моё мнение: быть может, даже не стоит торопиться, и наши мастера справятся не хуже, да любой парень с ножом дело не испортит, к тому же из призрака извлечь правду будет даже легче. Но вот кто знает, как всё после этого обернётся. Спешить не нужно.
Он помолчал, отставив в сторону кубок с пьянящим напитком и мечтательно откинувшись на ложе, устланное подушками. Девон спокойно ждал продолжения.
- Впрочем, погибшие отцы наших сегментов ищут лучших мастеров пыток, очень уж надо им это Слово, и чтобы я хоть на время стал применять его в их интересах. Это было бы забавным поворотом событий. И раз вы готовы помочь, уважаемый выпускник Академии, удачи вам. Присоединяйтесь к пыточному делу. Один из верхних этажей. Зал неподалёку от сокровищницы. Там держат Хайнса, верховного мага. Про оплату по договору вам лучше поговорить с моим отцом. Он хоть не из плоти, но он всё ещё решает такие незначительные вопросы. С ним заключайте условия этой миссии.
Обойдёмся без контрактов; именно Хайнса я и ищу, подумал Девон и с благодарностью поклонился.

Ага, явился мастер пыток, с радостью подумал Корабус, жестом разогнав призрачных слуг-ищеек и поспешив к новоприбывшей карете – дорогого образца, прямиком из самых высших сословий. Въехать через крепостные ворота не получилось, проход выдался слишком узким, потому почётный гость спешивался.
Он тяжело хромал, пользуясь сразу двумя тростями для ходьбы. Дорогостоящий подол тащился за ним по грязи, в которой кое-где ещё блестели мёрзлые лужицы крови после недавней битвы. Помощники-сопроводители тащили сумки, пытались также помочь старцу, но он яростно отгонял их прочь, лишь при вылазке из самой кареты принял необходимую помощь.
Он лишь раз окинул взглядом полуразрушенный Храм Наук – кострища, следы побоища, установленные флаги и штандарты Предола и Бедесорна, тяжело распрямившись. На лице – той немногой его части, которую можно было принять за человеческое лицо - читалась гримаса боли, физической боли, и ничего более. Возможно, было ещё отвращение – но непонятно по поводу чего – хотел, чтобы от Храма Наук камня на камне не осталось или жалел, что так всё получилось с так называемой магической академией.
- Стефано! – радостно воскликнул Корабус, подплывая призраком. – Ваш визит – это большая честь для наших скромных земель!
- Корабус! Вы только погромче говорите, у меня со слухом плоховато! – После этого гость надолго вперил взгляд под ноги, не интересуясь ничем больше вокруг себя. – Хорошо быть призрачной душонкой! Никаких долгих нудных переездов по запущенным трактатам Паутины, никаких старческих болячек, да ещё не надо через развалившиеся ворота самому пробираться, будто чёртов штурм Храма Наук ещё не окончен! Одни лишь прелести жизни в загробном мире!
- Штурмовали не через ворота, а поднимались через осадные башни, - усмехнулся Корабус. – Но к вашему приезду расчистили ворота, как уж сумели в такой короткий срок.
- Наслышан, наслышан про атаку. – Стефано тяжело хромал меж обломков. – Ох уж эти маги! Что таран делает во внутреннем дворе крепости? Смерчем сюда забросило? Боюсь даже представить, что тут было!
- Почти так и было, - кивал Корабус. – А я боюсь представить каким тараном прошлись по вам, Стефано. Вы уж не обессудьте, но при нашей последней встрече три зимы назад вы поздоровее были – и не хромали, и лицом…
Голова Стефано, как и другие части его тела, ныне сокрытые дорогими меховыми обмотками, непостижимым образом утратили человеческие формы – выглядели несимметрично по отношению к здоровым частям тела. Висок, щека, подбородок, шея, плечо, рука, бедро – всё это покрывали неестественно огромные волдыри, вздутия и припухлости. Там, где на лице это было видно, волдыри были довольно разными – одни ужасно гнойными, другие точно наполнялись кровью под большим давлением, некоторые даже имели совершенно неестественный цветовой оттенок – синий, зелёный, чёрный…
- Считайте, что мне плеснули в лицо ядом, - скривился Стефано. – Одна из моих жертв сумела сбежать не без помощи чёртового титана. Если б я только знал о силище этих титанов! Я бы принял меры предосторожности.
- Уж не про убийц Лорда Паука мы с вами говорим?
- Они самые. Титан Эолин. И Орона-Голос-Из-Стали.
- Та самая? Из стали? Кажется, я знавал её под другим именем, когда она хаживала тут, у нас. Но мы почти не пересекались, я в её дела с Хайнсом и Миреллой не лез.
Стефано часто переспрашивал Корабуса, ведь Голос-из-Стали сделал его практически глухим. Мёртвому магу тени приходилось кричать чуть ли не на ухо мастеру пыток.
- Мои птички нащебетали, что источник того могучего заклинания, которое убило Паука, находится где-то в Храме Наук. А я полагал, что дело в титане или этой переговорщице…
- Да, мы как раз поймали одного из Хранителей Слова, - гордо заявил Корабус. – Остальные, по всей видимости, сумели вырваться из окружения, и мы уже знаем, куда они направляются. Но их дорожка будет недолгой, мы возьмём их. Но вы проходите, проходите, обсудим дела в тепле.
Они прошли к главному зданию Храма Наук. Пробирались через коридоры и лестничные подъёмы неспешно в силу ограниченных возможностей Стефано.
- Значит, вам уже известно местоположение Хранителей? – спрашивал старец, кряхтя от боли на каждой новой ступеньке.
- Достоверно неизвестно. Где-то на пути в титановые копи по рельсовой дороге, в вагонетке. Несколько живых и несколько призраков. Но мы уверены, что знаем, куда они направляются, туда уже высланы призраки на опережение для того, чтобы организовать задержание преступников.
- Почему же, Корабус, вы сами не двинулись за ними? Ведь сами сделали теперь это делом своей жизни. Пардон, существования. – Старец усмехался через боль.
- У нас сейчас в плену Хайнс, здешний глава гильдии магов, можно сказать. Главный колдун Храма Наук. И он точно владеет Словом. Если нам удастся вызнать это заклинание, мы сможем угрожать Хранителям уничтожением в любой момент. Так и заставим их сдаться. До порталов они живыми не доберутся, а значит не сумеют покинуть этот мир.
- Так значит, вам поэтому нужны мои услуги – вызнать Слово? – хитро прищурился Стефано. – Тогда вся эта погоня, по сути, не имеет никакого смысла. Они лишь спасают свою жалкую плоть, свои жалкие житейские радости, но Слово уберечь не сумели, раз оно уже у нас в руках…
- Хайнс крепкий духом человек, - сказал Корабус. – Он будет держаться до последнего.
- Ох, как часто мне это говорили, - заулыбался Стефано. – Не о чем волноваться, дорогой друг, не о чем. Он поделиться с нами этим знанием, этой последней Наукой!
- В крайнем случае, мы сможем всё узнать у его призрака, - пожал плечами Корабус. – Так что в любом случае – не опоздаем. Но для перестраховки ваша помощь, ваш огромный опыт не помешает. Всё-таки это вопрос безопасности всего мира, разве нет?
- О да, мой друг, - улыбался Стефано. – Любое самое страшное деяние можно оправдать стремлением к великому благу. С этим я полностью согласен.
- Ну вы же понимаете, что Слово – не только простое оружие для убийства, но и мощнейший политический инструмент. Все мы, кто им завладеем, включая Безымянного Лорда, его семью, возможно, ключевых союзников…. Мы обретём великую силу, станем первыми. Сразу же прекратим излишнее кровопролитие в Паутине, займём Венозенг, а то и создадим новую столицу где-нибудь в другом месте. И вы, дорогой Стефано, станете одним из лордов, если поможете нам в этом серьёзнейшем вопросе. Всё, что от вас требуется, это ускорить процесс получения этого тайного знания. Любые ваши личные мотивы при этом будут также удовлетворены.
- Я всё понимаю. Поначалу я стремился в Храм Наук, считая, что сюда направляются Эолин и Орона, те самые беглецы, с которыми я имею личные счёты. Однако в пути на основе новой информации пришлось пересмотреть приоритеты.
- Про их присутствие в Храме Наук мне неизвестно, меня здесь давно не было. Но можете спросить о них Хайнса. Быть может, они успели добраться сюда накануне осады, а потом бежать вместе с Хранителями Слова. Про тело девахи мне точно неизвестно, но титана Эолина среди павших титанов нет, мне докладывали о павших, есть списки…
- Ничего страшного, Корабус. Хайнс вот-вот поделится с нами Словом. Этого будет достаточно, чтобы остановить эту цинадскую суку, где бы она ни была. Сомневаюсь, что она успеет добраться до какого-либо портала…
- Было ошибкой с её стороны оставить вас в живых при побеге, - усмехнулся Корабус.
- Да. Они совершили страшную ошибку. И заплатят свою цену. Ведь никто от меня так просто не сбегает.
- Мы почти добрались. Хайнс находится этажом выше, возле сокровищницы Храма Наук. Вы передохните. Думаю, у нас есть время. А над ним пока работают другие мастера пыток, недотёпы, которые вам в подмётки не годятся, конечно.
- Ничего. Лишь бы не убили жертву. А разогрев перед главным представленьем никогда не помешает. Так жертва будет думать, что её ничего уже не напугает, никакой новой боли она не познает… А это заблуждение. Большое заблуждение.

В это время в зал для пыток пытались пройти Хеши и Най.
- Нам говорили, что нужны помощники для пыток колдуна, - с напускной усталостью говорил Най. – Мы что, зря поднимались сюда?
- Я не знаю, - бормотал один из двух стражников. – Нам велели никого не впускать.
- Вам лучше отыскать Корабуса или кого-то из баронов, - пожал плечами другой.
- Призрака того тёмного колдуна? – спросил Най. – Так он нас и позвал. Он ведь внутри.
- Вну… Я не уверен, что он здесь. – Стражник снова опасливо заглянул в приоткрытую на мгновенье дверь, откуда раздавались крики Хайнса. – Нет, только бедесорнский мастер пыток и призраки-надзиратели. Призрак колдуна, наверное, спустился куда-то через пол.
- Колдун отправил нас в этот зал, к сокровищнице, - предпринял новую попытку Най, раздражённо постукивая кулаком по ладони. – Сказал, что мы должны срочно вызнать Слово у этого пленника. Если опоздаем, если Хранители успеют пересечь портал в Ун, как думаете, кого посчитают виноватым вплоть до отрубания головы? Вряд ли нас. Мы скажем, что это вы держали нас в дверях всё это время.
- Да какие вы мастера пыток? – прищурился стражник. – Молодые, мутные типы. Не могу я вас пропустить без важного разрешения. Ожидайте Корабуса или кого постарше, вот.
- Эта гостья из Тракверса, - указал на Хеши Най, а та по готовности сделала свой обычный грозный вид. – Слыхали о таком? Чумной город в нижнем сословии. Прислужница Культа Полной Тьмы. Её называют Резчицой Плоти. Неужели не слыхали о её достижениях?
Най состроил страшные глаза. Стражники с опаской поглядывали на деваху и переглядывались между собой.
- Так что лучше пропустите нас и не мешайте нашему ремеслу, и всем вам это зачтётся, чем скорее мы это сделаем на благо всех нас. Времени нет на разговоры.
- В задницу этого колдуна, - шепнул стражник товарищу. – Если замочат его – ничего страшного не случится, призраки будут пытать ещё быстрее и наверняка. А что они ещё смогут? Сбежать с ним? В окно что ли прыгнут, тю!
- Да пускай хоть трахнут его, нам какое дело, и так зря тут жопы просиживаем, пока остальные празднуют, - согласился стражник и велел молодым проходить. – Тракверс, блин. Экак вас оттуда принесло. Слышал, что там в последнее время жарко пришлось.
- А куда в Паутине война не докатилась? – пожал плечами Най, проходя мимо.
- Культ Полной Тьмы, слышал про них, жестокие ребята, - качал головой стражник за их спиной. – Неужели и вправду Тьма придёт?
Най и Хеши прошли в зал, оборудованный теперь как самая большая зала для пыток. Посреди всего мрачного колюще-режущего раскалённого убранства на наклонной столешнице закреплён был обнажённый старик. На его обезображенное худощавое тело тяжело было смотреть. Почти все его волосы – из бороды и головы – повыдёргивали силой, кровавыми клочками они валялись на полу. Кое-где порезали и обожгли. А сейчас толстый неповоротливый мастер пыток из Бедесорна, тоже полуобнажённый и вспотевший из-за жара от инструментов, вырывал Хайнсу зубы, что-то тихо спрашивая. Колдун в ответ только мычал, стонал и неразборчиво ругался.
- Разве велено портить ему рот? – воскликнула Хеши толстяку в спину. – Как же он будет говорить? Или вы уже узнали всё, что нужно?
А она дело говорит, подумал Най. Быть может, есть у ловкачки опыт даже в таком тёмном деле.
Толстяк медленно обернулся и стянул с потного лица красную устрашающую маску палача. Лицо под ней оказалось довольно добродушным и не злым, как у сказочного торговца; наверное, потому маска и полагалась ему в таком деле. Рядом с ним и пленником по воздуху блуждали четыре призрака-надзирателя, но им было скучно слушать разговоры живых, они болтали между собой.
- А вы кто такие пожаловали? – пробубнел толстяк.
- Иди отдохни, - сказал Най. – Нам велено тебя сменить. – Тебе разрешается поспать и поесть в свободной палатке возле шатра командования внизу.
- Но я только недавно…
- Распоряжение Корабумбуса, - грозно добавил Най. Мельком взглянул на Хеши, она чуть дёрнула головой, скривившись. Наверное, колдуна звали не совсем так.
- Чертовщина! Ничего не понимаю! – Толстяк грохнул инструментом о стальную решётку над жаровней.
- И впредь не порти жертве рот, иначе мы ничего не узнаем! – сказал Най. – Ещё бы додумался вырвать язык!
- Зубы не нужны, чтобы говорить! – зарычал толстяк, оскалившись. Тогда стало заметно, что у него самого едва ли есть пять зубов.
- Теперь понятно, почему тебе так нравится начинать с вырывания зубов, - усмехнулся Най.
Толстяк грохнул дверьми, уходя из виду.
- А вы тут что забыли? – спросил Най призраков.
- Милок, - усмехнулся один из надзирателей. – Ты вообще знаешь, кто это? Это верховный маг – главный Хранитель Слова. Когда он сдохнет, его душу нужно будет захватить в плен, а, может, и продолжать пытку, если вы не справитесь. Поэтому нам велено не отходить от жертвы ни на шаг.
- Стервятники из эфира, - плюнул кровью старик перед собой, даже не поднимая взгляд на Ная и Хеши.
- Называй нас, как хочешь, лапочка. – Один из призраков завис паховой областью напротив лица пленника. У того не хватало сил даже сделать вид, что ему брезгливо. – Посмотрим, как ты запоёшь, когда твоя душонка попадёт в наши руки.
- Ладно. – Най неуверенно покосился на Хеши. – Думаю, нам вы не помешаете.
- Вы ничего не добьётесь, - пробормотал пленник.
Хеши подошла к старику и вгляделась ему в глаза. Долгое время оба молчали, колдун устало прикрывал веки; они полнились кровавыми слезами. Най для вида насвистывал мотивчик, ворочая одним уже достаточно раскрасневшимся железным инструментом в жаровне.
Призраки крутились слишком близко. Говорить было сложно, нужно было взвешивать слова.
- Колдун приказал вызнать Слово, - начала Хеши, неуверенно поглядывая на призраков. – И мы это сделаем. Но сначала ты ответишь на некоторые новые возникшие вопросы.
- Я не знаю, где Хранители Слова… - с расстановкой произнёс Хайнс.
- Нет, мы пока интересуемся не этим, - сказал Най, подбираясь ближе и поигрывая раскалённым инструментом. Он тоже поглядывал на призраков, изучая их. Насколько они внимательны. Похожи ли опытных начитанных колдунов. Могут ли знать, что такое «Тонзо». Вроде бы им всё это довольно сильно наскучило, они переговаривались между собой или погружались в свои личные думы, уставившись в одну точку.
Най облизнул губы. Извлёк из-за мешочка на поясе тот самый камень. Поднёс к лицу пленника.
- Колдун интересуется этой безделушкой, - тихо сказал Най. – Известно ли тебе что-либо об этом?
Пленник даже толком не взглянул.
- Какой-то камень… - просипел он. – Их тысячи кругом… Всё разграбили, ироды…
- Это особенный камень, - поглядывая на призраков, произнёс Най, поднося артефакт ближе. – Здесь есть особый рунный знак. Переменчивый, редкий и древний.
Старик приоткрыл глаза. Взгляд его начал проясняться, брови поползли вверх. Дышал он всё так же громко и тяжело.
- Связь естеством между камнями, - прошептал Най.
Старик посмотрел мальцу в глаза. К нему вернулась живость. Покосился на девушку. Он будто увидел надежду.
- Быть может, мне что-то об этом известно… - пробормотал он. – В общих чертах. Но я не уверен, куда он…
- Эти сокровища – как их оттуда извлечь? – поспешил задать главный вопрос Най. Призраки не проявляли интереса, но сзади – у входа в зал – послышался шум открываемых дверей.
- Сокровища? – спросил старик слабым голосом. – Я… Не уверен… Но я могу помочь… Там…
Со стороны коридора донеслись слова того толстяка: «Понабрали! Понаехали! Зачем столько мастеров пыток! Неуважение! Я бы справился один!»
- Их можно переместить как-то через камень? – зашептал Най. – Как их оттуда вывезти? Хоть немного…
- Я бы помог на месте, - сказал верховный маг. – Но в обмен на вашу помощь.
- Най, - позвала Хеши из предосторожности.
Старик посмотрел через плечо Ная и с непонятным, но очень сильным чувством округлил глаза. Най тоже оглянулся.
- Так-с, так-с, - распростёр руки в знак приветствия молодой парень, легко одетый, с рапирой и несколькими кинжалами на поясе. Он чуть замер около закрывшихся за его спиной дверей, за которыми причитал толстяк, сделав стражников своими слушателями, а затем двинулся к месту пыток. – Вынужден принести печальные вести, господа и дамы. Меня призвали дабы вас заменить в этом славном чёрном деле. У меня есть разрешение на проведение пыток, и уж поверьте, я мастер в своём деле похлеще вас. – Он потряс развёрнутым свитком в руке. – Я из Академии Героев. И пытки – это моя главная специальность.
- Проклятье, - прошипела Хеши.
- Но колдун дал разрешение именно нам… - заговорил Най, поглядывая на призраков.
- Все предыдущие разрешения отменяются, согласно этому пергаменту. Вы ведь умеете читать, уважаемые? Прошу. Здесь и печати, всё, как надо. И с колдуном можете отправляться сами переговорить, ведь он меня сюда и направил.
- Вероятно, вы прибыли нам в помощь, - улыбнулся Най. – Они здесь собирают мастеров пыток.
- Нет-нет, я предпочитаю работать в одиночестве, мои методики требуют покой и тишину, - сказал малец в дорогом кафтане.
- Мы будем тише ветра, - сказала Хеши.
- Здесь всё равно покоя не дадут. – Най указал через плечо на призраков.
- Уж мы-то о покое и тишине знаем поболей вашего, - оскорбились надзиратели.
- Останьтесь все, - выкрикнул старик, но получилось тихо и булькающе. Он снова сплюнул кровь. – Я буду говорить, но не о Слове…
- О чём же нам ещё говорить? – спросил новоприбывший.
- Довольно, Девон, - пробормотал Хайнс, грозно оглядывая живых.
- Вот так просто раскрыл все карты! – Девон продолжал идти через зал, но находился ещё далековато. – Слишком необдуманно с твоей стороны, Хайнс!
- Ты выполнил задание? – спросил колдун.
- Ещё бы, - улыбнулся герой.
- Выпускай демона, - осклабился верховный маг кровавым ртом.
Най подхватил отставленный в сторону щит, не так спокойно, будто просто собирал свои вещи для ухода, но и не так резво, как если бы собирался биться.
- Как скажете, милорд, - чуть поклонился Девон в танцевальном па.
- Что за чертовщина тут происходит? – спросил один из надзирателей. – Нужно позвать сюда Корабуса…
- Пожиратель! Твой выход! – вскричал Девон со зловещей улыбкой.
Хищник явил себя миру. В зале тотчас же стало мрачней и холодней, огромная тень пронеслась будто сразу по всем стенам, а затем пучок тьмы заметался подле пленника. Практически в одно мгновенье призраков-надзирателей не стало. Позади прикованного старика в воздухе теперь висел монструозный дух, отдалённо напоминающий человека или скелет, с очень непостоянной неразборчивой внешностью…
- Пожиратель Душ! – в ужасе воскликнул Най, попятившись спиной к ближайшей стене и прикрываясь щитом. Под ноги попадались какие-то инструменты, корыта и вёдра, наполненные кровью, мочой и дерьмом, он чудом удержался, чтобы не опрокинуться вместе с ними.
- Ба-а! – протянул Пожиратель Душ. – Я узнаю тебя, смертный. Мы уже виделись. Дай припомнить где…
- В Крайме, - незнамо зачем пролепетал Най.
- Ох уж эта старушка судьба! – мечтательно протянул Пожиратель Душ.
- Вы и вправду знакомы? – удивилась Хеши, отступая к другой стене – с окнами.
- Довольно! – выкрикнул Девон. – У нас мало времени.
- Освободите меня, - подал голос Хайнс.
- Погоди, старик, - усмехнулся Девон. – Не стояло ли твоей целью сохранить Слово во что бы то ни стало? Ради этого мы заручились помощью Пожирателя Душ… Не это ли было моим геройским заданием – привести его сюда?
- Не сюда, а к Хранителям Слова, - зашипел Хайнс. – Они не здесь, они в бегах, ибо тебя не дождались… Где вас носило так долго? – рявкнул он, насколько позволяли силы. Затем закашлялся, кровь изо рта стекала ему до самого живота.
- Значит, моё задание не выполнено? И мне не видать статуса Легендарного, хотя я такое провернул, что не под силу никому из живых? – вспылил Девон. До Хайнса ему оставалось несколько шагов.
- Доберёшься до Миреллы – она тебе выдаст статус, сочтёт задание выполненным.
- Это нечестно!
- Хватит капризничать, как мелкое дитя! – Хайнс снова закашлялся. – Только так ты сумеешь искупить своё опоздание. А теперь освободите меня. У нас появился способ…
- Я слышал, что Хранители Слова где-то в Грандуа, - заговорил Пожиратель Душ. От его голоса у Ная вставали волосы дыбом.
- В любом случае, Хайнс, твоя дорожка окончена, - покачал головой Девон. – Мы не потащим тебя, такого старого и израненного, в горы. И тем более в виде призрака ты нас сопровождать не сможешь. К тому же я буду придерживаться своего долга: чем меньше Хранителей Слова, тем лучше. Мы уничтожим тебя, и отправимся вслед за остальными.
- Я знаю, где они.
- Мы тоже узнаем. Я слышал, к ним выдвинулись баронские призраки на перехват.
- Недоумок! – вспылил Хайнс. – У этих двоих на руках – портальный камень!
- Какой ещё камень? – нахмурился Девон.
- Нет-нет, ничего такого, - отрицал Най. Но когда на него снова уставился Пожиратель Душ – вмиг виновато замолк.
- И что с того?
- План поменялся. Надежда есть. – Хайнс облизывал окровавленные губы, лихорадочно соображая. – Я могу переместиться туда. Возможно, я знаю, куда он ведёт. Да хоть все там можем скрыться. Там всё обсудим в спокойной обстановке. Необязательно умирать. Мои знания слишком ценны.
- Это ещё почему?
- Я знаю, где Хранители Слова. Я знаю их дальнейший план. Я знаю, кто среди них предатель, у кого какие артефакты и какая роль. Я знаю, что делать с этим Словом дальше, чтобы использовать его наилучшим образом…
- Наилучшим для кого? Для тебя? Для Цинады?
- Цинада всегда в выигрыше, - ответил Хайнс. – Камень ведёт в Цинаду, ведь так?
Все посмотрели на Ная.
- Не нравится мне этот разговор, - промямлил Най.
- Он ведёт в Цинаду. Эти ребята хотят денег, они их получат, если помогут. Где же вы нашли столь мощную вещицу? Была бы она у нас в Храме раньше на время осады… Это бы всё сильно упростило…
- Это наша добыча, - прошипела Хеши.
- Вам заплатят за меня, - бросил Хайнс. – Важно, чтобы ты, Девон, тоже этому поверил. Мы можем переместиться, поговорить с Тодасом. Я слишком ценен. – Тут Хайнс рассмеялся, покосившись на Пожирателя Душ. – Я знаю слишком много, но меня необязательно уничтожать. Меня можно спасти.
- Убей его, - прошелестел Пожиратель Душ. – Смерть Хранителям Слова. Таков наш уговор. Такова твоя миссия. Такова моя.
- Нет! – воскликнул Хайнс, дёргаясь в цепях. – Не смейте! Всё можно провернуть иначе! Не поступайте со мной так! Я никого не сдавал! Я был верен всему, как никто…
Девон двинулся вперёд, высвобождая лезвие рапиры. Но тень оторвалась от стены и поспешила наперерез, ловко перемахнув через стол, чтобы защитить колдуна.
- Ты не убьёшь его! – зашипела Хеши. – Нам плевать на ваши игры! Нам нужны эти деньги! И только!
- Нам плевать на вас двоих ещё больше, - пожал плечами Девон, возвращая рапиру в ножны. Он расслабил плечи. Его рука начала сползать с рукоятки, будто он передумал прибегать к оружию, но остановилась на метательных кинжалах.
- …Как это я дал разрешение другим мастерам пыток? – раздался удивлённый голос Корабуса у дверей.
Он прошёл сквозь стену и замер, увидев в отдалении Пожирателя Душ. Его парализовало – древнейший инстинкт жертвы перед хищником – сначала замереть в надежде, что тот её не заметит; иначе замереть, прикидываясь падалью, что кого-нибудь из хищников отпугнёт; или окаменеть, притупив нервные окончания, принимая поражение, принимая болезненную смерть от зубов, но только бы облегчить её во что бы то ни стало.
Только никакие животные штучки помочь в призрачной плоскости не могли.
Пожиратель Душ с огромной скоростью ринулся прямо на Корабуса. Тот в ужасе округлил глаза, начал медленно пятиться и трясти перед собой руками, будто пытаясь отпугнуть злобного пса – уйди, уйди, УЙДИ.
Пожиратель Душ всосал душу Корабуса. Вместе с этим отворились двери – в зал спешили стражники, вид у них был растерянный, а также приглашённый из Венозенга мастер пыток Стефано с тремя прислужниками-телохранителями.
- Это ещё что значит? – спросил Стефано, глядя на чудовищного духа.
- Бей их, - медленно проревел Пожиратель Душ. – Не тяни.
- Твою мать! - выдохнул Девон, становясь одним боком к дверям, а другим – к Хайнсу и Хеши.
А затем он начал метать кинжалы в обе стороны, и проделывал это феерически быстро.
- Твою мать! Твою мать! – запричитал Стефано, отталкивая с дороги одного из подчинённых и прорываясь к выходу.
- Твою мать! – выругалась Хеши, вынужденная метнуть первый кинжал не в Девона, а в его нож, выпущенный в сторону Хайнса.
Новый клинок вонзился в голову одного из стражников.
Новый клинок вонзился в спину Стефано.
Новый клинок предназначался Хеши, но она ловко увернулась, но тем самым оставила Хайнса без защиты.
Новый клинок вонзился верховному магу в грудь.
- Твою мать… - захрипел Хайнс. Кровь ещё больше полилась изо рта.
Где-то в коридоре раздался новый вопль Стефано. Убегая практически вслепую, раненный в спину, он вдобавок скатился по многочисленным ступенькам внутри тонкой внутренней башни, затих где-то на нижнем этаже.
Новый клинок вонзился телохранителю в голову.
Новый клинок вонзился другому телохранителю в плечо.
- А-а-а-а! – заорал Най при виде, что Хеши грозит опасность, поборол страх перед потерей вечной жизни от Пожирателя, и бросился в атаку на Девона.
Он бежал, прикрываясь щитом.
Девон, не прекращая метать кинжалы, ударил ногой по торцу стола с инструментами для пыток. Тот заскользил по мокрому грязному полу в сторону Ная. Парень врезался в препятствие, не видя его из-за щита, потерял на время прикрытие, распластавшись поверх мебели.
Новый клинок отбила Хеши прямо перед своим носом.
Новый клинок вонзился ещё одному телохранителю в голову.
Новый клинок вонзился Хайнсу в горло.
Новый клинок попал Наю в голову.
- Най! – с душевной болью в голосе воскликнула Хеши.
Най припал на одно колено. Быстро мечущийся по залу Пожиратель Душ на миг остановился поверх Ная, окутывая тьмой, как одеялом. Шепнул в ухо:
- Снова повезло. Но это ненадолго. Тьма всегда в выигрыше.
Най ухватился двумя руками за клинок, который торчал у него в лице. Со стоном потянул за рукоять, высвобождая лезвие, воткнувшееся между его зубов – вертикально, сразу в обеих сжатых челюстях. Один из нижних зубов сильно раздробило. Най сплюнул осколки вместе с кровью. На обеих губах также остались сильные порезы, а между верхних зубов – щербинка. Всё это незначительная мелочь, над этим не время думать.
С новым вскриком Най подхватил оружие и щит и помчался на Девона.
Тот перебрасывался с Хеши метательными ножами с небольшого расстояния, они постепенно пятились друг от друга.
Где-то на краю зрения у дверей шевелились раненные и умирающие стражники.
При приближении к Девону Най замахал мечом поверх щита. Один из метательных ножей громыхнул о щит, затем ещё один отрикошетил от макушки шлема. Девон не мог пробить защиту ветерана Крайма.
Выпускник Академии Героев отступал к дверям.
- Ты как, нормально? – не оборачиваясь, спросил Най.
- Жива, - сказала Хеши.
Она пристроилась сзади к Наю, пользуясь его защитой. Она выдёргивала из руки кинжалы и отправляла их обратно Девону. Тот иногда их ловил, но в основном отбивал рапирой или уворачивался. Другие кинжалы он подбирал с умирающих стражников. У обоих метателей закончились ножи.
- Он ранен, - сказал Най.
- Я заметила, - ответила Хеши.
Девон хромал. В его ноге торчал кинжал, который он не торопился выдёргивать.
- Долго возишься, - протянул Пожиратель Душ.
- Основное дело сделано, - рассмеялся Девон, продолжая метать ножи.
Они громко стучали о щит Ная, но уже не так часто.
Хеши тоже экономила клинки. Они пятились к Хайнсу. Старик уже умер. Ловкачка выдёргивала кинжалы из его тела.
- Ты должен довести дело до конца, - сказал Пожиратель Душ.
- Это будет непросто, как видишь, - улыбался Девон, мимолётно смахивая пот. – Заняли удобную позицию, да и она хороша, ничего не скажешь. Первая, кто за долгое время до меня пробилась…
- Не считая твоей бывшей, - заметил Пожиратель Душ.
- О, ха-ха, иногда забываю, что у тебя есть чувство юмора.
- Да, они наверху! Предатели! Хранители! Нападение! Убийцы! Колдуны наверху! – раздавался голос мастера пыток со стороны лестницы. – Убейте их! Быстрее!
- Давай на мечах, без щита, ублюдок! – крикнул Девон Наю, поигрывая рапирой. – Хватит под юбкой прятаться, будь мужиком!
- Что делать будем? – тихо спрашивает Най. Губы липкие от крови и пота – мешают говорить.
- Не знаю. А что будет делать он?
- Давай! Смелее! У нас мало времени! – покрикивал Девон, поглядывая на дверь. – Они сейчас будут здесь!
- Патовая ситуация, - прошипел Пожиратель Душ. – Я мог бы их напугать, задержать в коридоре, но не хотел бы оставлять свидетелей моего здесь пребывания. Решай быстрей, герой.
- Они могут мне поверить… Моим документам, что я мастер пыток…
- Твоя магия не поможет, герой. Проверят тщательнее и казнят, как шпиона. Да ещё при мёртвом пленнике, Хранителе… Не поверят.
Девон отразил рапирой ещё один кинжал Хеши. Не просто отразил, а поиграл им, подбивая лезвием рапиры, заставляя клинок крутиться вокруг него, точно мелкая рыбёшка у брюха крупной рыбины. И, не притрагиваясь рукой, из такого положения, точно фокусник, с точного удара сталью о сталь отправил клинок обратно к Хеши и Наю с достаточно неплохой прицельностью.
- И где таких берут? – прошипела Хеши. Она крепко держалась за свою раненную руку, весь рукав пропитался кровью. Штанина Девона выглядела не лучше.
Выпускник-герой извлёк кинжал из собственной ноги, отчего кровь забила ещё больше, и метнул его уже иначе. Он осмотрел стены и потолок, что-то прикинул в уме, а затем метнул его так, что сталь несколько раз выбила сноп искр и рикошетом отразилась от наклонных поверхностей.
- Вниз! – успела выкрикнуть Хеши и пригнулась, попытавшись потащить Ная за собой. Тот замешкался. Клинок глубоко вонзился в его бронированный наплечник, проткнув насквозь кисть Хеши, вцепившуюся в него.
Они вместе вскричали и осели на пол, продолжая укрываться щитом.
- Плевать. Вверх! Вверх! Поднимайся!
Он не стал медлить, подскочил и вовремя, чтобы успеть прикрыть подскочившую Хеши.
Хеши отправила в полёт другой рукой кинжал с таким старанием, что Девон не решился отразить, а попросту увернулся, спрятавшись за перевёрнутый стол у противоположной стены.
Они показали, что его невероятный бросок не подкосил их, хотя оба теперь ещё больше обливались кровью.
- Я так и не пощупал его мечом, - скрежетал зубами Най. – Этого ублюдка!
- Замри! Вдвоём на него лезть не будем! Ждём солдат!
- Ты меня разочаровываешь! – протянул Пожиратель Душ. – Мы больше не можем ждать! Уходим!
В коридоре уже грохотало множество сапог.
- Твою мать, - выдохнул Девон, затем резво выскочил из укрытия, метая ещё неведомо откуда взявшиеся шесть клинков с огромной скоростью. Половина впилась в щит Ная. Ещё один не сильно царапнул щиколотку – пробив кожу сапога. Ещё два, один из которых вновь отрикошетил от шлема, пробили ледяное стекло – наспех сварганенное буревестниками на месте битых окон. В зал дохнуло ужасным холодом, влетела снежная метель, погасило факелы и жаровни.
Когда Девон закончил метать кинжалы, он прыгнул в окно. Возможно, герой ещё будучи снаружи изучил строение здания и точно знал, что делает и куда падает. В конце концов, он не первый раз был в Храме Наук. Пожиратель Душ погрузился в пол, двигаясь тоже в направлении окна.
Из коридора вот-вот должны были показаться стражники – там стены озарял огонь приближающихся факелов.
- С ними Пожиратель Душ! – издалека прокричал раненный Стефано.
Кажется, это не приободрило стражников, они наоборот замешкались в проходе перед входом в зал для пыток.
Хеши ловко и смело стала на краю карниза по ту сторону разбитого окна.
- Мы сможем, - сказала она.
- Ты рехнулась, - покачал головой Най, с ужасом заглядывая за край карниза. – Тут шесть или восемь этажей. Боги, мы погибнем!
- Дурачок, у нас есть чёртов камень. Я буду первой. Сбрось наши вещи, а затем погружайся в камень вслед за мной. Только проделывай всё с ним над пропастью, чтобы после твоего исчезновения он рухнул вниз, до самой земли, там мы потом и появимся.
- Понял! Давай быстрее! – Най принялся раздеваться, сбрасывать верхнюю броню из окна.
Хеши провела по рунному знаку пальцем, произнесла «Тонзо», исчезла.
Най, уже оставшись в нижнем белье, которое хоть и давно нуждалось в стирке, теперь почти полностью окрасилось в красный цвет, сбросил все вещи, какие успел сгрести в кучу в окно, а затем полез туда сам, предварительно не забыв подобрать с пола камень. Руки его страшно тряслись от напряжения, боли и страха.
В зал уже ворвались стражники.
- Не двигаться! – заорали они, увидев Ная в проёме окна. – Стой, мразь!
О стены рядом с ним застучали и через раскрытое окно пронеслись арбалетные болты.
Най отошёл по скользкому внешнему карнизу чуть в сторону от окна. Он водил пальцем по светящемуся рисунку, а когда произнёс заветное слово, камень как раз находился на весу – над землёй, которая была далеко внизу.
Хороший план, подумал Най. Поспешный, опасный, но хороший.
Он очутился вновь в том прекрасном тёплом месте – на грудах сокровищ. Но теперь уже вместе с Хеши.
- Мы это сделали, имея один камень в руках, - сказала она, прильнув к нему. – Представляешь, что будет, если мы сведём их вместе?
Они коротко поцеловались. Его губы оставили пятна крови на её лице. Они осмотрели свои раны на обнажённых телах.
- Терпимо, - сказала она, усмехнувшись.
- Царапины, - улыбнулся он. Хотя раны на самом деле жгло чертовски сильно.
- Так не хочется возвращаться, - сказала она.
- Да.
- Но камень может найти кто-нибудь другой. Поэтому не будем медлить. Ещё не хватало, чтобы этот герой его нашёл. Хотя он прыгал со стороны другой стены, и скорее всего, там какой-нибудь балкон. Будет скакать, как горный баран. Так что осторожней.
- Я первый отправлюсь. Ты немного помедли. Я оденусь и прикрою тебя.
- Хорошо.
Най переместился назад в Храм Наук – золото сменилось снегом под ногами. Он огляделся – никого рядом. Он посмотрел наверх – вроде никто не вёл стрельбу из окон. Он посмотрел на одежду и броню, сваленную в кучу. Утыканы арбалетными болтами – много промахов – с такого расстояния стреляли не прицельно, да ещё эта чёртова метель мешала.
Пожирателя и того героя не было видно. Страже требовалось время, чтобы спуститься.
Он немного приоделся, сгрёб остальную одежду в кучу. Начал искать камень. Запаниковал – что потерял или кто-то успел его унести. Но всё-таки нашёл глубоко в снегу чуть в стороне.
Подхватил камень, поцеловал его, сгрёб одежду, поспешил куда-нибудь подальше и в тепло. Хеши вернулась неожиданно, голышом, пока он бежал с вещами в руках. Она точно рухнула с неба ему в руки – её вес был большой неожиданностью – Най рухнул вперёд, перекатился через голову. Они поспешно подскочили, огляделись, никто не видел этого. Принялись одеваться. Убегая, Хеши припорашивала ногой капли крови, которые оставались за ними.
- Тебя видели? – спрашивала она.
- Вряд ли успели рассмотреть, - сказал он.
- Тогда можно затаиться, а не прорываться сразу к воротам, - сказала она. – Идём в палатки с раненными, нам как раз не помешает помощь.
- Тот выживший мастер пыток с волдырями на лице и ножом в спине… Он мог выжить… Он может нас опознать.
- Думаю, достаточно будет сменить броню. Ты был в шлеме…
- А ты женщина, он бы это запомнил, а тут таких немного, как тебе известно. Думаю, задерживаться в палатке не стоит.
- Первое, что они сделают, это перекроют ворота.
- Тогда к чёрту палатку. Идём сразу на стену.
- Почему на стену? Прыгать с неё?
- Всё тебе прыгать, глупая. Там всё ещё стоят осадные башни, через них и уйдём.
- Хорошо. Ты молодец. Только у нас ни еды, ни питья, нам нужно остановиться где-нибудь перевязать раны. На таком морозе мы долго не продержимся. Но и время терять не стоит, башни тоже могут перекрыть.
- Кажется, я знаю, где можно остановиться, - сказал Най, доставая меч из ножен.
Они стояли перед шатром, в котором вокруг костерка развалились пьяные спящие солдаты во главе с их знакомым сотником. Тот использовал мешок с добытыми артефактами, как подушку.
- Мне нравится твой план, - хищно улыбнулась Хеши, поигрывая в руках последними ножами, которые извлекла из щита Ная. – Сделаем это быстро, пока кровь горяча.
- Без убийств! Призраки на хвосте нам ни к чему! По-тихому погостим и в путь. Можно связать их.
- Ладно, - скривилась Хеши.
И первого же открывшего глаза пьянчугу вырубила, быстро наступив на его лицо. Сложности возникли только с ним, он, кажется, был за единственного почти не пьющего дозорного…
Так они и заглянули в гости к старым знакомым под завывания вьюги.


Ответить с цитированием
  #93  
Старый 14.05.2018, 19:00
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Марафон май 2018 - сентябрь 2018
Выбираю новый режим - номер три - редактирование

тема была закрыта около 10 месяцев из-за конкурса на литэре, но тот оказался кидаловом, не первый раз на том сайте, к слову. теперь открываю. многое из выложенного здесь претерпело изменения. наверное, буду выкладывать уже в виде чистовика отдельно новыми страницами, а не редактировать заново. есть также тема второго тома, хотя там постились дополнения к первым главам тоже. в общем, всё буду тут вести пока что.
Ответить с цитированием
  #94  
Старый 16.05.2018, 20:57
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,849
Репутация: 1861 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
It`s alive , жипег монохромного фильма
Vasex, обидно про кидалово.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #95  
Старый 16.05.2018, 22:25
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,927
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Flüggåәnkб€čhiœßølįên, не обидно, даже радостно. Я то ни на что не рассчитывал с незавершенным текстом, а вот обладателям всяких там неизвестно как добытых миллионов лайков и просмотров должно быть обидно) ну и хочется надеяться, что очередной гвоздь в крышку гроба тамошних конкурсов
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 17: harry book - Тысяча добрых дел Креатив Архивы конкурсов 25 22.02.2015 20:27
Последний довод королей MirfRU Рецензии 1 22.04.2013 12:32
Тысяча Железных людей в Москве (11.04.2013) MirfRU Новости 3 13.04.2013 20:30
Тысяча орков и один морра MirfRU Рецензии 3 01.10.2009 14:32
Геральт и убийцы королей (23.09.2009) MirfRU Новости 7 27.09.2009 23:31


Текущее время: 12:30. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.