Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #201  
Старый 23.04.2016, 17:57
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Выдвинуто на голосование" (НФ-миниатюра):
Скрытый текст - Иллюстрация (А. Альбов):



Григорий Неделько

Выдвинуто на голосование

Вася грыз сенсо-ручку, размышляя, кому отдать предпочтение. Непростой вопрос, и сложный выбор.
С одной стороны, Галактическая Федерация установила желанный и давно ожидаемый мир во всём мире. С другой стороны, Союз Андромеды предлагал совершенно новые идеи и пути развития.
На первый взгляд, Федерация всеми силами оберегала Землю от войн. На второй – андромедянский союз представлял собой мощь, стремление и уверенность, желание развиваться и меняться.
Казалось бы, при ГФ живи и в ус не дуй. Однако Союз, пусть и при помощи войны, обещал почти стопроцентную защищённость от других захватчиков.
В первом случае побеждали лень и идиллия. Во втором – волнение в начале, но ещё большее спокойствие в конце.
Вася не хотел войны (да и кто хотел?). Только он устал от однообразного существования (да и кто не устал?).
Мир? Или война?
Война или мир?
Вася минуту-другую покусал сенсо-ручку, придавая ей завершённую форму, и в конце концов поставил галочку на сверхтонком экране для голосования.
Гуманитарные теории, конечно, победили в разумной части вселенной, но жизнь от этого проще не стала. Войны прекратились, а вопрос выбора никуда не делся. Попробуй определись, что лучше: стоящий на месте мир и изменчивая война. Количество галочек – голосов землян – решало, каков будет итог: «Земля победит» или «Захватчики выиграют». На реальные боевые действия теперь не хватало ни армий, ни желания, ни денег, ни времени.
Попроще вопросов не нашлось?
В общем, Вася, как ответственный гражданин, проголосовал «против всех» - пускай решают более умные и компетентные люди. И побежал играть в компьютерную стрелялку.

(Апрель 2015 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #202  
Старый 25.04.2016, 21:29
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Сверхурочник" (НФ, детектив, визионерство, триллер, Дик):
Григорий Неделько

Сверхурочник

Всем сторонникам Павла Ефимцева посвящается

- Энгэ, - коротко ответил Хриплый. –
Негаллюцинирующие. Это люди, которые,
несмотря на вживлённые в мозг г-модуляторы,
умеют видеть настоящий мир. Не тот,
который подсовывают производители галлюцинаторов
и покрывающее их правительство, а всамделишный.
Тот, что существует в действительности,
а не в нашем воображении.
(Григорий Неделько «Энгэ»)

- Я не хочу возвращаться! – едва ли не выкрикнула Лида. – В реальном мире нет ничего интересного! – Худая высокая женщина с белыми волосами до плеч и непропорционально большим носом сложила руки на груди, всем своим видом показывая, что больше обсуждать эту тему она не намерена. Слово сказано, и оно – истина.
Ринат Ибрагимбеков вздохнул. Этому мужчине, чем-то напоминавшему Кларка Гейбла, полицейскому с солидным стажем, выработавшему за годы службы в правоохранительных органах волевой характер, невыносимо было думать, что он ничего не может поделать с постоянно повторяющимися истериками жены. Она серьёзно подсела на г-модулятор, точнее, на реальность, которую создавало устройство. Как ни пытался Ибрагимбеков выяснить у жены, что же столь привлекательное рисовало для неё воображение, в ответ – лишь молчание. И сверкающие глаза. О да, когда хотела, она могла быть очень убедительной. Покачав головой, Ринат ещё раз подумал о том, что, возможно, дело не обошлось без любовника. Мысль была неприятной, но неотвратимой, как надвигающаяся старость. Если не это удерживает Лиду в галломире, тогда что?
«Наверняка любовник, - подумал Ринат. – Какой-нибудь демон или монстр». Ему всегда казалось, что за напускной правильностью жены скрывается нечто нездоровое, какое-нибудь извращение: это бы всё объяснило. Если же он неправ… то ситуация ещё хуже, чем кажется.
- Ладно, давай попробуем снова, - медленно, сдерживая себя, проговорил Ринат. – Мир, в котором ты якобы обитаешь, искусственен – от начала и до конца…
- Вовсе нет, - раздражённо бросила Лида. – Он – проекция моих сознания и подсознания, а нет ничего более истинного, чем «я» отдельной личности.
- Я знаю, что говорил Ефимцев. – Ринат старался сохранять спокойствие, хотя делать это было уже не так легко. – Но он не имел в виду…
- Как раз таки имел! – не дав мужу договорить, категорично заявила Лида.
- Вспомни, чему тебя учили в школе: погружение в «я»-мир хорошо до поры до времени, до тех пор, пока это погружение не перерастает в зависимость, а твоя зависимость уже налицо. Ты не можешь выбраться…
- Это ты не можешь выбраться!
- Ты постоянно мне перечишь. Почему?
- Да потому что я не могу выносить твоих нравоучений! Если бы ты был Павлом Ефимцевым, я бы, может, и прислушалась к тебе, но ты Ринат Ибрагимбеков. Почему, если ты такой умный, ты всё ещё сидишь в своём пыльном кабинетике? Да будь ты хоть чуточку прозорливее, будь в тебе хоть капелька Ефимцева, ты бы уже давно стал начальником участка. Или кем повыше.
- Это ультиматум? – из последних сил, спокойно уточнил Ринат.
- Понимай, как хочешь, мне всё равно.
Она смотрела на него почти впритык, не отрывая взгляда, и Ринату вдруг сделалось крайне неуютно. Он отвернулся, взглянул на чашку со стылым сладким кофе. Внезапно всё опротивело настолько, что захотелось бросить и работу, и жену, и саму жизнь. Всё чаще Ринат стал ловить себя на подобном состоянии. А как себя чувствует она?..
- Подумай о наших будущих детях… - последний аргумент, но и он разбился о стену отчуждения, непонятно как и когда выстроенную:
- У нас нет детей и, даст бог, никогда не будет.
И речь шла вовсе не о качественной контрацепции, а о неприятии Лидой самого факта любовных игр. Говоря по-простому, Ринат забыл, когда в последний раз удовлетворял жену.
«А этот демонический любовник из псевдомира, небось, слушает нас и усмехается», - вкралась неприятная мысль.
- Если же тебя что-то не устраивает, - не останавливалась Лида, - включи наконец свой модулятор и радуйся жизни. В мире фантазий гораздо лучше, чем в этой прогнившей, опостылевшей подлинной реальности.
- Ты не права.
- А мне плевать!
Ринат уже открыл рот, чтобы сказать гневное: «Да что же это, в самом деле, за мир такой, который отнимает жену у мужа!» - но вспомнил, как реагировала Лида на любое упоминание об их возможном разводе. Она удобно устроилась, и ей не хотелось терять насиженного места. Не исключено – точнее, Ринат практически в этом не сомневался, - что женщина ищет на стороне более подходящую кандидатуру в спутники жизни, но пока ей не везёт. А когда повезёт, Ринат узнает об этом первым.
Вылив в раковину недопитый кофе, Ибрагимбеков оставил жену в кухне медитировать над пустой чашкой. Похоже, Лида с головой погрузилась в игру ментальности, потому что глаза её были закрыты, а губы шевелились, словно произносили мантру.
В который раз мысленно ругая себя за то, что согласился на установку галлюцинаторов, Ринат направился в комнату, чтобы посмотреть визор. Но его планам не суждено было осуществиться – зазвонил лежащий в кармане фон.
Без особого желания Ибрагимбеков нажал на экране «Принять».
- Да, Серёж, в чём дело? – поинтересовался Ринат, размышляя между делом, зачем друг-оперативник звонит: если хочет посидеть в пивнушке, то он выбрал неподходящий момент; если же по работе – будь всё проклято, никуда он не поедет!
На одутловатом, но не лишённом приятности лице Сергея светилась привычная улыбка.
- Риня, приезжай, есть работёнка за сверхурочные.
- Какой уровень?
- А.
«Высший – ничего себе… - подумал Ринат. – Давненько такого не было».
Опасно! Но, с другой стороны, и денег можно заработать немало. А деньги им сейчас необходимы. Ринат подозревал, что Лиду рядом с ним удерживают именно эти приятно шуршащие бумажки, хотя она сама, конечно, никогда в этом не признается.
Поразмышляв ещё некоторое время, он в конце концов принял решение.
- Хорошо, выезжаю.
Отключив и убрав переговорник в карман, Ринат громко оповестил жену:
- Серёжка нашёл подработку. Когда вернусь, не знаю.
Ответа не последовало.
Полицейский нахмурился и молча вышел за дверь. Из кухни раздавалось довольное бормотание Лиды.


Дер засел крепко: дверь одноэтажного, построенного в старом стиле домика была закрыта и, видимо, подпёрта с обратной стороны стулом или чем-то ещё, из распахнутых окон прекрасно просматривалась площадь. Задней стороной дом упирался в кирпичную стену. Кроме того, все подступы деструктор реальности заминировал ментальными бомбами. Из-за этих маленьких, незаметных, чертовски эффективных и очень опасных кругляшков полиция потеряла двух человек. Третьим едва не стал Ринат – щит блокиратора защитил от выброса энтропийного заряда, случившегося настолько близко, что полицейский на мгновение ослеп. Ещё бы чуть-чуть, и конец: щит бы не справился с волной сфокусированного разрушения.
Отдуваясь, Ринат укрылся за толстым зелёным дубом. В летнюю пору округа утопала в зелени деревьев – всего в двух кварталах их насчитывалось около сотни. «Раз уж мы начинаем новую жизнь, хоть и в старом мире, пусть она будет красивой», - счёл один из прошлых президентов, принимая закон об озеленении.
- Тебе повезло, что этот ублюдок совсем не снайпер, - сказал Серёжа, сидевший рядом, прислонившись к каменной стене. – Пока ты бежал сюда, он выстрелил в твою сторону, наверное, раз десять.
- Я почувствовал.
И действительно, что-то необычайное, какое-то отталкивающее чувство возникало у любого человека, когда рядом с ним стараниями очередного безумного дера рушилась с таким трудом созданная реальность.
- Чёртов Ефимцев, - пробормотал Ринат, с сомнением глядя на блокиратор.
- А он-то тут при чём?
- По вине этого спасителя мира, этого энгэ-пророка, я лишился секса и едва не распрощался с жизнью. Если бы он в своё время не восстановил мир, вернув его из галлюцинаторных грёз обратно на землю… Вот ведь дерьмо! – Ринат потряс рукой, к которой, словно браслет, крепился блокиратор. Красная чёрточка – показатель работоспособности прибора – не горела.
- Наверное, не выдержал после взрыва, - предположил Серёжа.
- Да какая теперь разница, - хмуро отозвался Ринат. – Надо двигаться дальше – с защитой или без неё.
- Не думаю, что Иваныч это одобрит, - в голосе Сергея прозвучало сомнение.
- К счастью, он ничего не знает, а сообщать ему я не собираюсь.
- Ибрагимбеков, Доценко, приём! – раздался вдруг голос строгого и властного полковника, которого все за глаза звали Иванычем. Иваныч был личностью выдающейся и запоминающейся; внешне офицер соответствовал своему образу: высокий, мощный, с большими седыми усами.
«Как чувствовал», - подумал Ринат и отдал устройству связи мысленный приказ включиться.
- Приём!
- Как ваши дела? – требовательно спросил полковник.
- Планируем финальный штурм, - твёрдо произнёс Ринат, старательно не обращая внимания на качающего головой Серёжу.
- Тогда вперёд. Ребята не могут всю жизнь отвлекать этого ненормального. Ледковский и Слонов прикроют вас.
- Дмитрий Иванович… - начал было Серёжа, но Ринат приложил палец губам – а в следующее мгновение выскользнул из-под защиты вековечного дерева и, выдвинув йэф, сжав его в правой руке, устремился прямиком к цитадели дера.
Ругаясь вполголоса, Сергей бросился за другом, по пути обронив, что они выдвинулись. Краем глаза полицейский заметил подбегающих справа Слонова с Ледковским. Оперативники обстреливали нейтрализующими сгустками дом, стараясь попасть в окна. В ответ, с перерывами, летели волны энтропии. Там, куда они попадали, моментально появлялись кривые дыры: бытие стирали, будто ластиком.
«Почему я работаю в паре с неадекватом? – вспыхнула в сознании Серёжи искорка-мысль. – Бросаться чуть ли не грудью на врага с энтропом, когда кругом мины, а у тебя сломан блокиратор!»
Сергей прислонился спиной к стене и отдышался; он стоял слева от открытого окна, Ринат – справа, а из прямоугольного отверстия вылетали, искажая восприятие, сверкающие волны.
Бросай гранату, жестом показал Ринат. Серёжа, у которого не было другого выхода, согласно кивнул и полез за световухой. Энгэ-отступников никогда не убивали – только нейтрализовывали или брали живыми, для исследований. По данным учёных, в случае убийства энтропийная энергия выбрасывалась в пространство и «ожидала» нового посланника, чтобы его силами пошатнуть и без того неустойчивое мировое равновесие. Не оборачиваясь, Ринат поднял руку и начал разгибать пальцы. Всё продолжалось неимоверно долго. Когда Ибрагимбеков наконец дошёл до трёх, Серёжа нажал кнопку и закинул гранату в тёмный провал; в ту же секунду Ринат опустил защитные очки и, подпрыгнув, забрался в дом. Взрыв ударил по ушам, яркое пятно встало перед взором, но очки сделали своё дело: он видел фигуру орущего энгэ – рослого, мощного парня, - который в припадке страха и ярости слепо отстреливался из трубки, расширявшейся к концу, словно воронка. Упав на пол, Ибрагимбеков выпустил в преступника мощный нейтрализующий сгусток… Однако псих продолжал садить во все стороны, истошно крича. Ничего не понимая, Ринат выстрелил ещё дважды и оба раза попал в цель – с тем же эффектом.
В чём дело? Йэф сломан? Или у энгэ есть неизвестная сверхзащита? Или… это вовсе не энгэ! Но как такое может быть?! Только у негаллюцинирующих мозг работает в том режиме, который позволяет им пользоваться энтропами. По сути, эти устройства безобидны, они не более чем проводники для мозговых волн, у обычных людей совершенно безопасных. Но энгэ «разрушают» реальность взглядом и поэтому, в частности, свободны от влияния г-модуляторов. Так как же обычному человеку удалось применить энтроп? Это ведь невозможно! Если только… некий неведомый злой гений не изобрёл новую версию разрушителя!..
Всё это пронеслось в сознании за миллисекунды и было похоже на сжатый до состояния одного слова абзац. Информация в смертельно опасной ситуации менялась сама, и менялась практически до неузнаваемости форма её восприятия. Ринат втянул йэф и, резко вскочив, кинулся на здоровяка с энтропом. С грохотом повалившись на деревянный пол, они покатились вбок, пока не упёрлись в стену. Преступник размахивал руками, сжатыми в кулаки, бил наугад; у Рината было явное преимущество в этом «споре», и он быстро успокоил противника парой точных сильных ударов в голову.
Поднявшись на ноги, мужчина устало выдохнул и, не глядя на стоявшего позади с йэфом наизготовку Серёжу, сказал:
- Товар можно забирать.
Сергей как-то странно посмотрел сначала на свой йэф, потом на валяющегося без сознания лже-энгэ, покачал головой – его любимый жест – и передал по связи:
- Объект захвачен.


- Может, Ефимцев чего напутал с этими своими исследованиями? – предположил Серёжа.
Доценко с Ибрагимбековым сидели в кафешке «За углом», которая и правда находилась недалёко от полицейского участка, где они работали.
- Да мне как-то всё равно, - мрачно ответил Ринат. – Я знаю одно: по вине этого… кхм… деятеля моё счастье находится на грани полного краха. И это не считая сегодняшней заварушки…
- Ну, к последнему он напрямую отношения не имеет. – Серёжа потряс в воздухе початой банкой пива.
- Напрямую – нет. Но если бы не благое устремление этого героя, я бы, может, жил себе и бед не ведал. Лида, опять же…
- А что не так с Лидой? У вас же всё было чики-пуки.
Ринат нахмурился и замолчал. Какое-то время он размышлял, отвечать ли на вопрос друга, а потом, собравшись с силами, всё-таки заговорил. Признаваться в таком очень неприятно, но надо излить душу, иначе станет ещё хуже.
- Лида целыми днями пропадает в галломирах. Если бы она работала, проблем бы поубавилось. Но она ж домохозяйка… убеждённая.
- М-да…
- И ещё я подозреваю, что у неё завёлся любовник, - из тех, из выдуманных.
Серёжа покачал головой.
- Да, неприятно… Но ты не падай духом, Ринь! Всё образуется.
- Мне бы твою уверенность.
- Знаешь, жизнь в галловремена, когда все поголовно ходили с этими штуками в башках, - Серёжа пальцем показал на голову, - тоже была не сахар.
- Но теперь-то она даже на сахарозаменитель не тянет, - изрёк Ринат и приложился к своей банке «Седого пивовара». – Хоть пиво научились делать, и на том спасибо.
- Ты ещё про футбол забыл.
Ринат только отмахнулся.
- Хотел бы я встретиться с Ефимцевым, - после некоторого молчания заявил Ибрагимбеков.
- Зачем это?
- Для начала узнал бы, зачем на самом деле он придумал йэфы. Вот ведь, человек попал в историю, создав нейтрализаторы. Их даже назвали по первым буквам его фамилии. Свезло парню, скажи? А что эти йэфы собой представляют? Один точный выстрел – и не такой, как все, исчезает. Энгэ, отключённый от мозговых волн, дематериализуется, между ним и природой как бы ставят нерушимую преграду. Торжество жестокости. Чем не мечта нацистов?
- Куда это тебя понесло? – удивился Серёжа.
- Не верю я, что тут всё чисто, - продолжал между тем Ринат, всё больше распаляясь. – Наверняка у этого Ефимцева был какой-то свой хитрый план…
- Типа?
- Типа передать власть таким же, как он. Или заработать много денег. Деньги… - медленно произнёс Ринат. – Всё упирается в них. Вот и мой брак упёрся.
- А мне кажется, ваша с Лидой проблема отнюдь не в деньгах, - не согласился Серёжа.
- В чём же тогда?
- В несочетаемости личностей.
- Философ, блин. И ты туда же, поучать. Одна поучает, другой поучает…
- Пойдём лучше проветримся – уже давно сидим.
- Угу, - буркнул Ринат, - щас.
Он допил банку одним большим глотком, смял её и бросил на пол. Робот-уборщик тут же подхватился, поднял кусок металла, закинул в себя и переработал, выделив небольшое количество энергии для кафешки.
Ринат опустил в купюроприёмник банкноту и приложил палец к сенсору. Посчитав, сколько мужчина был должен, машина втянула деньги. Из соседнего отверстия показались купюры. Едва ли не выхватив их у бездушного механизма, Ринат почему-то ощутил отчётливую неприязнь.
«Чёртовы деньги», - скользнула в не слишком трезвое сознание змейка-мысль.
Но куда без них? А платят в полиции неплохо, особенно за сверхурочную работу, как её называют оперативники, за задания, связанные с нейтрализацией отступников энгэ.
«Приходится рисковать жизнью. Но ведь любой человек каждый день занимается этим: идя по городу, садясь в метро, летя в мобиле, да просто просыпаясь! “Жизнь – это долгая дорога к смерти”», - вспомнил он фразу одного писателя.
Серёжа хотел поддержать друга, неустойчиво стоявшего на ногах, но тот лишь отмахнулся.
«Надо же, а я ещё не хотел напиваться! – саркастически подумал Ибрагимбеков, выходя наружу и вдыхая прохладный московский воздух. – Ошибочка вышла: день для этого дела очень даже подходящий».


Стоило Ринату переступить порог квартиры, как на него налетела Лида, устроив сцену. И из-за чего? Из-за работы! Раньше она никогда не ругалась с ним, на какие бы опасные задания он не отправлялся, - лишь бы бесперебойно таскал в дом заветные бумажки. А теперь…
- Ты совсем обо мне не думаешь! Ты жестокий! А ещё эгоист! – не давая мужу вставить ни слова, кричала Лида. – И знаешь что? Правильно я ушла от тебя в свой галломир – с тобой слишком предсказуемо. Эта предсказуемость выводит меня из себя! Ну, почему, почему ты такой?
- Какой? – плоховато соображая после выпитого, поинтересовался Ринат.
- Дурак!
Лида скрылась в спальне, громко хлопнув дверью. Это означало, что сегодняшнюю ночь – как минимум – Ринат проведёт один. Но если учесть, что они только номинально спали вместе, то какая разница?..
Икнув, не успевший раздеться Ибрагимбеков развернулся и вышел в коридор.
«Всё из-за этого галлюцинатора, будь он неладен! Мне эта штука не нужна! Я ей не пользуюсь, и она жутко меня бесит! Надо избавиться от него, и – немедленно!»
Уверенной, но немного неровной походкой он зашёл в гравилифт, который мгновенно домчал его вниз. Мобиль производства Воздушной Корпорации стоял возле подъезда, ожидая своего хозяина.
- Давненько я не садился за руль пьяным, - сказал самому себе Ринат и усмехнулся – шутка показалась ему смешной.
Он коснулся сенсоров – мотор заурчал, фары загорелись. Мужчина, продолжая икать, поднял транспортное средство в вечернее небо, по направлению к районной клинике трансплантологии.


Перед кабинетом хирурга никого не было. Врач – полноватый лысеющий мужчина в очках – принял Рината не очень радушно: рабочий день подходил к концу, и медик собирался домой, когда дверь открылась и вошёл человек. На лице Всеславского, доктора медицинских наук, отобразилось выражение плохо скрываемой скуки.
- Вообще-то моя смена заканчивается через пятнадцать минут, - пробурчал Всеславский. – Если хотите, могу записать вас на завтра, вне очереди.
- Нет, док, давайте сделаем это сегодня, - улыбаясь, ответил мужчина.
Слегка наклонив голову, Всеславский озадачился было, шутит тот или нет, а потом вдруг понял: да этот тип пьян!
- Я с нетрезвыми дела не имею. Идите лучше проветритесь.
- Док, не кочевряжьтесь, я вам денежку принёс… Я полицейский, и хорошо получаю. Вот, смотрите… – Ринат залез в карман и вытащил солидную пачку купюр, сверхурочные и премию, полученные за поимку псевдоэнгэ живым. – К тому же у меня такая ситуация… жена бесится… На развод, конечно, не подаст, но я чувствую, у неё кто-то есть. Этот проклятый галлюцинатор!..
Всеславский молча слушал сбивчивую речь Рината, на лице медика не отображалось ни единой эмоции.
- Извлеките его из моей башки! – продолжал Ибрагимбеков. – Сколько я вам за это буду должен? Я заплачу! А ещё у меня есть связи – если вам что-то надо…
- Пройдёмте в соседний кабинет, - сдавшись, безучастно сказал Всеславский.
Комкая деньги, полицейский рассовал их по карманам и направился вслед за врачом.
В боковом помещении было темно; Всеславский включил приглушённый свет, и Ринат разглядел массивное кресло, стоявшее в самом центре комнаты, многочисленные приборы, неподвижно зависшие в воздухе, будто в ожидании, стены удручающей расцветки и пустоту.
- Мне садится?
- Садитесь.
Ринат плюхнулся в кресло.
- Ой, простите, док…
Врач не отреагировал – он занимался приготовлениями к операции.
Ибрагимбекову неожиданно пришла в голову мысль, что общество, в котором вот так, запросто, за две-три минуты, можно вскрыть чужую черепушку, чтобы покопаться в ней, а после заштопать, не всё ладно. Наука – вещь хорошая, но надо знать меру. Очень скоро Земной Союз может рухнуть под давлением невыносимых технических новшеств – и не только их…
- Сначала просветим вас – убедимся, что всё в порядке. – Всеславский сопровождал свои действия объяснениями. Он снял с крючка какое-то небольшое устройство с лампочкой на конце, включил его, и лампочка загорелась. – Не двигайтесь.
Ринат чувствовал холод от прикосновения устройства к голове. Сосредоточенно выполняя свою работу, Всеславский на некоторое время замолчал, а затем вдруг выключил аппарат, повесил на место и раздражённо бросил:
- И как это называется? Что за глупые шутки?
- Какие шутки? – не понял Ринат.
- Это я у вас спрашиваю, - недовольно продолжил врач. – Думаете, если вы из полиции, вам всё можно? Да вы нас за людей не считаете!..
- Док, вы о чём?
- О вашей пустой голове!
Сначала Ринату эта фраза показалась обидной и он хотел было ответить в таком же резком духе, но потом, кажется, понял, что Всеславский имеет в виду.
- Вы хотите сказать, что-то не так с моим модулятором?
- С каким, прости господи, модулятором?! Вы в своём уме? Или у вас совсем разум отказал?
Даже находясь под воздействием алкогольных паров, Ибрагимбеков почувствовал, что накричать на медика в ответ будет неправильным, и обычные слова вроде «Ты с кем разговариваешь, мразь?! Я офицер полиции!» тут неуместны. Происходило что-то странное, и это что-то Ринат никак не мог охватить своим ускользающим сознанием.
Ни слова не говоря, Всеславский повернул монитор в сторону пациента. Как ни вглядывался в изображение Ринат, разглядеть галлюцинатора он не смог…


«Напиться, что ли, до полного отруба?» - думал мужчина, открывая электронным ключом квартиру.
Г-модулятор из его головы пропал, исчез. Куда и как – оказалось загадкой даже для Рината.
«Напоили и вытащили, чтобы толкнуть на “чёрном” рынке? Но кто? Или инопланетяне забрали?.. Чёрт возьми, а я, похоже, брежу. – Мысли, короткие и обрывистые, надолго не задерживались в голове, и сама голова была какой-то странно полой. – Нет, надо лечь отоспаться».
Не раздеваясь, Ринат завалился на диван в зале и быстро уснул.


Шорох раздался посреди ночи. Вокруг стояла полная тишина, пластиковые автоматизированные окна последней модели защищали квартиру от проникновения шума извне. Но в этом беззвучии что-то двигалось – что-то или кто-то.
Ринат разлепил сонные глаза и взглянул на светящиеся часы: 3:04.
Шорох повторился, на сей раз гораздо ближе. Словно бы кто-то вытянул холодную до жути руку, раздвинул кожу, мышцы, мясо и, проникнув к самому сердцу, обхватил его ледяными пальцами.
Ругаясь вполголоса – он ненавидел чувство страха, а к ужасу иррациональному относился как к следствию безумия, - Ринат перевернулся на диване – и с удивлением увидел склонившуюся над ним Лиду. Большие зелёные глаза на вытянутом лице внимательно смотрели на него. В окружении темноты она казалась красивее и загадочнее. Ибрагимбеков не сразу понял, что жена стоит перед ним абсолютно голой.
В полном молчании Лида скользнула к нему на диван, припала губами к давно знакомым губам. Её руки заскользили по его телу, пальцы принялись расстёгивать пуговицы рубашки, пробрались под неё. Не до конца протрезвевший и не окончательно проснувшийся, Ринат не мог взять инициативу на себя, да, похоже, этого и не требовалось. Жена ласкала его всё страстнее и страстнее. Она раздевала его резкими, почти яростными движениями и порвала футболку. Ибрагимбеков потянулся к молнии на джинсах, но Лида оттолкнула его руки. Она уже коснулась застёжки, когда всё изменилось. Вначале Ринат не понял, что происходит, затем принял свои видения за игру распалённого воображения – но только пугающие образы никуда не исчезли. Это началось с лица Лиды: оно треснуло. Ибрагимбеков оторопело и с ужасом воззрился на то, что предстало его взору. Из багрово-красных разрывов текла кровь вперемешку с гноем. Она капала на Рината – сначала только из ран на лице жены, а потом лопнули, точно взорвались, руки, грудь, ноги – всё тело. Глаза ввалились, язык высунулся. Женщина захрипела. Отвратительный сладковатый запах ударил по ноздрям. А потом тело Лиды начало разлагаться со стремительной скоростью. Омерзительная субстанция пачкала в себе Рината, а женщина – если то была всё ещё она – прижималась к нему сильнее, не желая отпускать, и заверещала на ухо страшным голосом:
- Я хочу тебя!..
Поборов оторопь, мужчина напрягся и отбросил существо, которое когда-то было его женой. Не со стуком даже, а с каким-то чавкающим звуком оно упало на пол. Ринат вскочил с дивана и уставился на «Лиду», расползавшуюся пятном по ковру. Борясь с тошнотой, он бросился прочь из комнаты – и из квартиры…


…Ринат не мог бы сказать, сколько времени простоял в коридоре, пытаясь свыкнуться с кошмаром, из которого только что выбрался. Выбрался ли? Что-то пульсировало внутри черепной коробки: кровь? Мысль? Пульсация не прекращалась, и мужчина присел на корточки, обхватив голову руками.
Ибрагимбеков отыскивал объяснение случившемуся, снова и снова рылся в закромах памяти, выталкивал на берег затаившийся ужас, однако это не приносило результата. В чём причина? Он напился? Переработал? Сошёл с ума? Все эти объяснения имели право на существование, но, как он подозревал, были равно далеки от истины. И омерзительно липшая к телу субстанция только подчёркивала его правоту.
Он встал, прошёлся взад-вперёд. Невероятное по силе чувство чуть ослабло – и всё же не отпускало до конца. Преодолев чудовищный страх в связке с чем-то нерациональным, незнакомым, призвав на помощь всю свою храбрость, полицейский подошёл к двери. Луч детектора отреагировал на приближение хозяина квартиры. Дверь распахнулась, и Ибрагимбеков ступил в бесшумное, напоённое темнотой помещение. Звук шагов, гулко рикошетируя от стен, врывался в уши; сердце прыгало в груди, словно шарик для пинбола.
Сцена недавнего кошмара вновь встала перед глазами: разлагающееся тело Лиды, безумный крик, бегство и страх… Устав искать причину своего столь необычного состояния, - всё-таки он работник полиции, тренированный и смелый мужчина! – Ринат сделал шаг к двери в комнату. На этот раз автоматика считывала его данные, казалось, бесконечно долго. Но наконец лёгкое шуршание, стилизованная под дерево дверь вошла в пазы, и перед ним предстала комната.
Абсолютно пустая.
В любую секунду ожидая, что кто-то набросится на него со спины, Ибрагимбеков пересёк помещение. Вернувшись, присел, внимательно осмотрел ковёр; затем поднялся, подошёл к дивану и ощупал его. Ни следа от разложившегося тела: либо оно исчезло… либо его не было вовсе.
Ринат вытащил фон и набрал номер Лиды. Затем опять. И опять. Но один и тот же женский голос, не принадлежавший его жене, говорил одну и ту же фразу:
- Набираемый номер не существует.
Голова закружилась. Захотелось выпить, чем-то заглушить тупое пульсирование в голове. Когда Ринат направлялся в кухню, ноги не слушались его – подгибались, будто пенопластовые. Водка закончилась, поэтому он достал из холодильника банку пива и в один присест осушил её.
Ощущать на теле высохшие трупные массы было уже невыносимо и, прежде чем лечь спать, он принял душ. Ринат тёр и тёр себя мочалкой, счищая следы этой безумной ночи. Выйдя из ванной, Ибрагимбеков зашёл в спальню – такую же пустую, как и вся квартира, и упал на кровать. Заснуть он больше не смог.


Утром надо было идти на работу.
Чувствовал себя Ринат преотвратно, и на это обращали внимание, наверное, все его коллеги. Даже не полицейский заметил бы мешки под глазами, налитые кровью белки, нервный взгляд и усталый вид. На любые вопросы Ибрагимбеков отвечал уклончиво: «С женой поссорился» - и почему-то многие, когда он произносил эти слова, глядели на него с нескрываемым недоумением.
- Привет, Риня! – сказал Серёжа, отвлекаясь от бумажных дел, которыми был занят. – Хреново выглядишь.
- Знаю, - проворчал Ринат.
- Какие-то проблемы?
- С Лидой кое-чего не поделил.
- С какой Лидой? – проявил неподдельный интерес Сергей. – Почему я о ней ничего не слышал?
- Для шуток, уж извини, сейчас не самое подходящее время. – Ринат сел за стол и подпёр голову руками.
- Да какие шутки… - совершенно серьёзно произнёс его коллега. – Так кто эта Лида? Новая пассия?
«Вот ведь привязался!» - с неудовольствием подумал Ибрагимбеков и почти выкрикнул:
- Жена это моя!
- Так ты успел жениться? Поздравляю! А когда?
- Серёг, шутка подзатянулась – заканчивай.
- А кто шутит?
Ринат поднял взгляд на друга и не увидел в глазах того озорных искорок. Подзабытое ощущение тревоги опять проникло в душу.
- Давай работать, - пробурчал Ринат, изо всех стараясь абстрагироваться от чего-то чёрного и давящего, словно бы растекавшегося по миру. Он старался закрыться от этого в бытовых делах, в работе – безуспешно…
Серёжа пожал плечами и вернулся к своим делам.


Иваныч вызвал Рината к себе в середине дня. Находясь на ковре у начальства, Ибрагимбеков обычно не испытывал волнения – всё-таки не зря он дослужился до старшего лейтенанта: полицейский мог и умел контролировать себя. Но сегодняшний день словно подгнил, и это непередаваемое, но чёткое ощущение гнилости сопровождало повсюду.
- Добрый день, Ринат. – Иваныч махнул рукой на пустующие стулья.
- Здравствуйте, Дмитрий Иванович.
Когда Ринат сел, полковник взял слово. Он начал с того, что чрезвычайно снизилась раскрываемость.
- Надо что-то делать, и я надеюсь на вас, ребята! – веско произнёс начальник.
Порассуждав об этом, он перешёл к более отстранённым темам: коснулся проблемы валютных преступников, заполонивших Москву после реформы экономики, тотальной ошибочности общественного мнения в вопросах юриспруденции, нечестности и продажности политиков… Начальник говорил не останавливаясь.
- …Всё не так, как кажется, - сыпались фразы. – Банды грабят склады на юге. Автомобильные аварии случаются каждый день в огромном количестве. Смертность при родах превысила…
Слушая разглагольствования шефа, Ринат пытался отыскать в них рациональное зерно, однако с каждым новым предложением удавалось это всё сложнее. Внятность дорогой жемчужиной терялась в буйной заросли сорняков-слов.
- …Налётчики на банк, имеющийся с деньгами, что распространяются людьми без работы, представляя угрозу обществу. Необходимо предотвратить касание запретного в том количестве, которое показано Минздравом, при условии проституции, выходя на круг округляясь закругляясь чтобы было и так как не надо потому что автомобиль не средство сообщения сосудов с полным сумасшествием московских региональных регионов внутривнутривнутризапределамигражданесодружествоне зависимыхчеловекавнепониманиясвязьслово…
Слушая исторгаемую Иванычем бессмыслицу, Ринат всё дальше, всё глубже погружался в какой-то ментальный омут. Поплыло перед глазами: мир размывался, как акварельные краски водой, вещи теряли линии и очертания, звуки искажали самое себя, переходя в нечто отвратительное.
- …Бу-у-у а-а-а, - доносилось из разверстого рта блёклой фигуры, сидящей перед Ибрагимбековым. – А-а эу-у-у а-а-а бо-дэ-до-о-о! УУУУУУУУВАААААААУУУАААА, ДУУУУУУУУАААААААААА… - То, что когда-то было человеческой речью, тонуло в глубоком колодце – и там же, рядом, тонул Ринат, слушая это, пропуская через себя. Через какое-то время границы окончательно размылись, и звуки превратились в тлетворное ничто – не сразу, постепенно: удлинившись, вытянувшись, истончившись и пропав.
Закрутившийся в спираль мир уплывал куда-то. Ринат спешил за ним, но догнать не мог – не было возможности: мужчина стоял на месте. Да, он уже не сидел – стоял, а мир… пропал. На миг. Возможно. Ринат потерялся в собственном восприятии, и будто бы отказало сознание…
А через миг всё вернулось.
Голова была ясной как никогда. Он находился посреди улицы и глядел на указатель. Парково-лесная, 24 – адрес полицейского участка, где он работал. Вот только никакого участка не существовало: ни здесь, ни рядом.
Ринат оглядывался, отыскивал глазами знакомое строение, но оно каким-то неведомым образом испарилось, истёрлось. За исключением этого, ничего не изменилось.
Разве что…
Он снова осмотрелся: безлюдное пространство окружало его. Пустующие тротуары, пустующие мобили, пустующие воздушные трассы, пустующие окна домов… И ветер, в покинутом городе гуляющий там, где ему вздумается.
«Надо позвонить: Серёже, Иванычу – кому-нибудь. Пусть развеют мои страхи, пусть скажут, что всё это просто дурной сон!»
Он сунул руку в карман, но тот был пуст. Ринат дважды обыскал одежду в поисках переговорника, прежде чем смирился с мыслью, - фона нет.
Как поступить дальше? Наверное, следовало осмотреть окрестности, вдруг изменения коснулись и их.
Ближе всего находился банк, и Ринат направился туда. Не успел он сделать и пары шагов, как асфальт под ним проломился. Вытаскивая ногу из дыры, мужчина приглушённо матерился. Но к чему эти экивоки? Ведь вокруг никого, и даже ветер, казалось, стих. Не силясь вникнуть в суть этого парадокса, Ибрагимбеков дошёл до входа в банк. Автоматическая система не работала. Ринат поднатужился и раздвинул двери – сделать это удалось удивительно легко. А когда проход был открыт, правая дверь отвалилась и с грохотом упала туда, где только что стоял мужчина: в последний момент он отпрыгнул и, продолжая сыпать отборными ругательствами, вошёл в здание банка.
За терминалами никто не сидел, очереди тоже не наблюдалось. Не горели компьютеры и автоматы, не поворачивались бесшумно камеры под потолком. Первым делом Ринат обратил внимание именно на это, а присмотревшись, заметил трещины в стенах, на потолке и в полу – такое впечатление, что здание не ремонтировали в течение десятков лет.
Сверху раздался треск – с громким шумом осыпалась штукатурка. Мужчина поднял взгляд, и – пригрезилось или нет? – трещины на потолке увеличились в размере и длине.
Покинув здание банка, Ринат зашёл в ближайший магазин. Строение пребывало в таком же плачевном состоянии: беспорядок, разруха, хаос. Какие-то товары раскиданы, каких-то вовсе нет, осыпающаяся штукатурка, трещины в стенах, пыль, запустение, грязный полумрак. Ибрагимбеков решил поскорее убраться отсюда.
«Домой! Там-то, надеюсь, всё в порядке».
Он вышел из магазина и принялся искать свой мобиль – сначала на стоянке, где его оставил, а после по всей округе, потому что машина исчезла.
Жуткий грохот донёсся до него, когда он уже потерял всякую надежду найти оставленный «ВК». Ринат резко обернулся, его глаза расширились от изумления и ужаса: банк, в котором он только что бродил, рушился. Трещины безумными змеями бежали по стенам, и стены рассыпались в прах, а с ними – перекрытия, а с ними – крыша, а с ней – фундамент. Строение точно бы попало в водоворот разрушения: разламывалось, падало, крошилось всё и одновременно. А затем в едином «порыве», с громким «Ух!» и последовавшим за ним дребезжащим «Шшшшшрррррр!», банк разлетелся кусками-камнями по округе.
Но это было ещё не самое страшное: повинуясь чутью, Ринат оглянулся и увидел, как превращаются в ничто остальные дома. Магазин, супермаркет, церковная лавка, жилые здания – невидимая волна уничтожения захлестнула город.
Дорога под ногами треснула, и то были глубокие широкие трещины – Ибрагимбеков едва не провалился в одну из них.
Что было дальше, он не помнил – осталась в памяти только распадающаяся на бесполезные части пятидесятиэтажка, возле которой стоял мужчина. Железобетонный колосс ухнул вниз. Ринат бежал, но ускользнуть от уготованной судьбы не смог: многокилограммовый кусок обрушился на него. Голодным монстром низринулась вечная тьма. И лишь мелькнула последней искоркой костра мысль: «Конец»…


…Дер засел крепко: дверь одноэтажного, построенного в старом стиле домика была закрыта и, видимо, подпёрта с обратной стороны стулом или чем-то ещё, из распахнутых окон прекрасно просматривалась площадь. Задней стороной дом упирался в кирпичную стену. Кроме того, все подступы деструктор реальности заминировал ментальными бомбами. Из-за этих маленьких, незаметных, чертовски эффективных и очень опасных кругляшков полиция потеряла двух человек. Третьим стал Ринат – щит блокиратора не защитил от выброса энтропийного заряда, случившегося настолько близко и имевшего такую мощность, что полицейский на мгновение ослеп. Волна сфокусированного разрушения захватила его и сдавила со всех сторон – опять.
«Вот он, миг смерти, - промелькнуло в распадающемся сознании. – Что надо думать в такие моменты? И что произойдёт дальше? Куда всё денется?»
Не желающая блекнуть вспышка – мертвенно-бесцветная и игриво-яркая одновременно – заставила его утонуть в непроглядно-тёмном омуте. В смертельном взрыве ментальной бомбы, установленной энгэ. А ведь это был действительно он – негаллюцинирующий, отступник, разрушитель реальности, той самой, что была построена и оберегалась с огромным трудом.
Но реальности больше не существовало.
А потом…


- Я не хочу возвращаться! – едва ли не выкрикнула Лида. – В реальном мире нет ничего интересного!..

(Август 2012 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #203  
Старый 25.04.2016, 21:31
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Человек в шаре" (то же) [1/3]:
Григорий Неделько, Павел Виноградов, Татьяна Минасян

Человек в шаре

Живи реальной жизнью.
(Х/ф «Щепка»)

Все мы заперты в своих мирах, точно в хрустальных шарах. Однако Ринату Ибрагимбекову повезло ещё меньше: он оказался внутри настоящей сферы из хрусталя, и выбраться из сверхтонкой техноэндовой темницы, так же как разбить невыносимо хрупкую преграду, не было возможности. А что гораздо хуже, Ринат, взрослый мужчина, смелый полицейский со стажем, красивый и успешный человек, стал пленником чужих интриг, сжавших его реальность до размеров прозрачного «мяча» диаметром два метра.
Мускулистое, облачённое в форму тело крутилось в замкнутом пространстве, которое намного теснее любой жизни или фантазии, сознание не воспринимало событий, а подсознание, истинное «я», из раза в раз повторяло короткий путь последних дней Ибрагимбекова. Ссора с женой Лидой, спецоперация, сверхурочные, полураспад действительности, а дальше – всё по кругу.
И если каждому, кто в необходимой мере психически стабилен, под силу разбить стену, выбраться на волю, разрушить реальность, а на деле, псевдореальность, то могущественные персоны обрекли Рината Ибрагимбекова на замкнутость, по факту отрезав от остальной вселенной. Ответственность легла на цвет общества, представлявшийся ярким – например, жёлтым или зелёным, - чтобы скрыть глубинную отвратительную черноту. Заговорщики планировали сместить нынешнего правителя, чересчур лояльного, умного, прогрессивного, и на обломках его достижений воздвигнуть другое государство, строже и привычнее. Лучше – для них…
Сфера вращалась, в пузыре плескался мрак. Неподвижный Ринат, закрыв глаза, спал и видел сны, думая, что существует. Хотя, если посмотреть пристальнее, вскроется, что не он один на протяжении миллионов лет допустил эту ошибку.


- То есть энергии будет достаточно, чтобы низвергнуть изначальный порядок вещей? – уточнил Павел Ефимцев, один из самых перспективных негаллюцинирующих и агент позитивирующих энгэ.
- Паш, прошу тебя, говори проще, - утомлённо сказала его жена – красавица Виктория Добровольская, поправляя волну рыжих волос.
- В смысле…
- Да поняла я. Именно так, энергия, которую вырабатывает закороченный между реальностями Ибрагимбеков, способна разложить реальность на атомы, а потом сформировать её по-иному. Или лишить надежды на возрождение.
Павел был слегка ошарашен: он уже довольно давно работал вместе с энгэ и успел насмотреться экзистенциальных ужасов, однако перспектива потерять бытие напугала даже его.
- И что мы…
Но Вика опять не дала закончить.
- Не допустить, чтобы Ринат попал в злые руки.
Павел хмыкнул: плёвое дельце, ничего не скажешь! Особенно если учесть, сколько вокруг энгэ-негативистов и как ценен для их планов простой человек, обладающий неописуемой да притом неконтролируемой мощью.
- Только не перебивай, - сразу предупредил Ефимцев. – Во-первых, откуда ты знаешь?
Добровольская сложила руки на груди, вздохнула.
- Вообще-то я тоже энгэ.
Такое замечание Павла задело.
- Помню, - с нажимом проговорил он. А потом, смягчившись: - Но я ничуть не слабее, а всё равно ничего не прозрел. На задании выяснилось?
- Ага. Мы брали энгэ-диверсантов, подосланных революционерами, как раз возле базы, где находится Ибрагимбеков. Когда уходили, я почувствовала ментальный всплеск, и в голове родился образ спящего внутри хрустальной сферы человека. Мужчины. Я разглядела короткие тёмные волосы, усы, полицейскую форму… Остановила напарников, они подключились к моему сознанию, и усиленным прозрением мы добрались до фактов. Дальше залезли через Сеть в архив, где без труда отыскали инфу о Ринате.
- Повезло, - заключил Павел. И пояснил: - Наши способности негаллюцинирования усиливаются – это хорошее подспорье. Честно сказать, я подозревал, что умение проникать сквозь слои реальности не ограничивается лишь стиранием искусственных преград между подлинным и выдуманным.
- Ты опять?! – раздражаясь, бросила Вика.
- Короче, мы не только правду ото лжи отличать умеем, а и много какими ещё талантами обладаем, - невыносимо спокойно отозвался муж. – В перспективе, по крайней мере.
Она кивнула.
- Угу. И меня, признаться, это чуть-чуть пугает. – В голосе правда проскользнула нотка ужаса.
- Неизвестность всегда пугает, - философски заметил Ефимцев, приобнимая жену. – Только куда денешься? Никуда. Так чего зря мучиться? Ответь лучше, организатора революции вычислили?
Покачивание головой, вновь разметавшиеся огненные волосы.
- Нет, ревы хранят молчание.
- И под пытками?
Виктория усмехнулась.
- Мы не используем пытки.
Павел рассмеялся.
- Да, конечно. Но их ребята достойны уважения: настоящие разведчики.
- Точно.
- А почему вы не освободили Рината прямо тогда? Просекли засаду?
- Да нет, не просекли – это и насторожило.
- Ясно.
- А к тому же – всплески…
Ефимцев насторожился.
- Бытийной напряжённости?
- Увы. Поэтому, как понимаешь, одна ошибка может дорого стоить: мы ведь раньше не сталкивались с подобным феноменом.
- И, подозреваю, восставшие кое-кого ждут. Нам обоим известно кого.
Рыжеволосая женщина, в прошлом – модель глянцевых изданий, коротко кивнула.
- Как энгэ, ты крайне перспективен, а вместе со мной – пожалуй, непобедим. Вероятность, что мы отразим их атаку, всё-таки есть.
- Значит, они увеличивают шансы… - задумчиво проговорил Павел. – Хех, так можно ждать до бесконечности и, в конце концов, упустить момент.
- Не думаю, что они будут ждать вечно.
- Уверен, что не будут. И мы тоже. Сколько в запасе времени?
- Да уже нисколько.
- Как твой галлюцинатор?
Она посмотрела на мужа непонимающе.
- Как и ты, я извлекла г-модулятор из головы, когда раскрылся заговор многосильных корпораций. Забыл?
Павел мягко рассмеялся, прижал тонкую нежную фигурку к себе.
- Помню-помню, просто пошутил. Тогда – пойдём.
Он подал руку – крепкую, но изящную, - она положила в приветливо развернутую ладонь свою мягкую, атласную ручку, и двое вместе покинули штаб защитников реальности.


Совещание энгэ-плюсов прошло необычно быстро; вопросы словно бы решились сами собой, причём многие до обсуждения.
- Подведём итог, - произнёс Хриплый изменённым с помощью звукового редактора голосом. Боец носил привычную маску – безопасное силовое поле, благодаря которому черты лица искажаются до неузнаваемости, превращаясь в будто бы размытый кислотным дождём рисунок. – Выступаем ночью, чтоб не тянуть. Да в этом и нет смысла, учитывая, что минусы как раз ждут от нас действий. Но примем меры предосторожности: пошлём четыре отряда, которые подступят к зданию, где «сидит» Ибрагимбеков, с разных сторон света. Обеспечим скрытую поддержку с воздуха – деньги на маскировку и техническое обеспечение пущены немалые. Также проработаны пути к отступлению: если не удастся одержать верх над минусовщиками – допустим, их набьётся слишком много или вовсе никакого Рината не найдём, - прикажем отрядам штурмовать заброшенный завод.
- Верно, - подтвердила Вика.
- Интересно, откуда же там взялся этот Ибрагимбеков… - в пустоту пробубнил задумавшийся о своём Павел.
- Что-что? – переспросил Хриплый.
- А? – вскинулся, точно грубо разбуженный, Ефимцев. – Да непонятно, говорю, что за типа мы разыскиваем. Как он появился и зачем.
- Просто человек опять очутился в ненужном месте в неправильное время, - со знанием дела изрёк Сухой.
- Думаешь? – не поверила Шелестящая.
- Убеждён.
- Да какая разница?! – не сдержался импульсивный Скрипучий.
- Ладно, кончайте дебаты, - прервал диспут Хриплый. – Последние приготовления, и выдвигаемся.


Ночь накрыла тёплым саваном безжизненный ящик неэксплуатируемого завода. Не кричали птицы – они попросту не хотели залетать в гости; не ездили машины – место преглухое; не цеплялись за взор интересные виды – убогую картину начинали и завершали одряхлевшее пятиэтажное здание, потрескавшийся тротуар да пять-шесть сухих линялых деревцев.
Отряд Ефимцева заходил с юга, Виктории – с востока; Хриплый взял на себя север, а Сухой – запад. Шелестящая обеспечивала поддержку с воздуха, плюс наготове были свободные люди из УРа, Управления Реальности, - центра энгэ.
Умение путешествовать между мирами, изменяя их по собственной прихоти, дало множество козырей в руки негаллюцинирующих: оружие, технологии, знания, боевые машины… Но не стоит забывать, что и умеющие «прыгать» отступники наверняка обзавелись нужными картами.
У плюсов козырями были Ефимцев с Добровольской. Вероятно, почитатели энтропии попытаются устранить их лишь в крайнем случае, а скорее всего, начнут перетягивать на свою сторону. Для Павла, впрочем, и первый, и второй вариант означали гибель: вера отступников в главенство Ничего надо Всем для него недопустима. Может, он и не такой, как прочие, но определённо не сумасшедший.
Ефимцев сидел на корточках, прислонившись спиной к стене завода, что осыпалась предсмертной крошкой. Среднего возраста мужчина с размытыми чертами лица ждал, пока агенты просканируют местность и здание, а чтобы занять себя, вертел в голове мысли о Ринате. Павлу не давало покоя, что обыкновенный человек, один-единственный, взялся из ниоткуда и тем самым пошатнул мировое равновесие. Богатая на неординарные события жизненная стезя не подтверждала, что в мире возможно всё, а наоборот, яростно противилась теории безграничных объяснений.
От нечего делать Ефимцев, для которого эта операция стала вторым такого рода заданием, вызвал по ментальной рации жену.
- Вик? – послал он мыслевопрос.
- Ты чего звонишь? – опешила Добровольская; эмоции передавались как в «словах», так и в нервных импульсах.
- Да вот хочу узнать, когда фамилию сменишь на мою.
- Ты в своём уме?!
- Погоди-погоди. Шутка это. Кажется, я понял, откуда появился Ибрагимбеков.
- Наверное, оттуда же, откуда все.
- Ошибаешься. – Павел ухмыльнулся; Виктория ощутила его странный настрой и заинтересовалась. – Имбрагимбекова – нет. То есть в нашей реальности нет. И, подозреваю, в действительности Рината тоже такого человека не существует, иначе, выдернутый из своего мира, он бы разрушил его, как рушит работу чётко отлаженного механизма одна вынутая крохотная шестерёнка.
- Я просила чуть меньше образности, - недовольно отреагировала Вика.
- Не рычи на меня, - в тон ей ответствовал Ефимцев. – Так вот, Рината нет, чем и воспользовались заговорщики. Они создали Ибрагимбекова и его мир, чтобы украсть нереального человека, заполучив таким образом неиссякаемый источник энергии. Энергия бесконечна, только если отсутствуют рамки. Понимаешь?
- Да-а… - протянула Виктория. – Они сделали нечто вроде супериллюзии: искусственную ложную личность, которая рушит собственную вселенную, ненастоящую же, из-за чего и возникает парадокс.
- Противоречие тех свойства и уровня, - завершил за неё Павел, - что уничтожают бытие. Всех врагов под силу одолеть, кроме одного, - несуществующего. В борьбе с ним лишь себя погубишь и остальных поставишь под удар. Нас заставляют убить мир собственными руками, по глупости, по незнанию. Потому, удастся выполнить задание или нет, вселенная обречена. Хотя кто знает, есть ли она на самом деле…
- Сейчас важно, что операцию нельзя проводить! – почти вскричала Добровольская.
- Конечно! Я уже связался с главами отрядов и дал послушать наш диалог центру. Около полуминуты назад пришла ментограмма, что задание отменено.
- Фуф, отлично. – Вика, казалось, успокоилась, но вдруг напряглась больше прежнего. – Стоп. Допустим, группа, которую мы брали на днях, прибежала к заводу неслучайно.
- Подозрения понятны, но к чему ты ведёшь?
- Нас могут прослушивать?
- Исключено, - безапелляционно отклонил предположение Павел. И тоже внезапно засомневался: - Если только через ментоСеть. Хоть она зашифрована на нескольких уровнях, канал связи постоянно меняется и никто, в том числе операторы, не обладает данными об IP пользователей, непредвиденная утечка информации в потенциале легко помешает нашим планам.
- А как обнаружить утечку?
- Со столь мудрёной системой защиты? Практически не…
- Минусы!!! – безжалостно разорвал их ментальную радиосвязь оглушительный крик возвращающегося агента.
Павел скользнул внутренним взглядом туда, откуда донёсся голос, и увидел-почувствовал, как чёрное бесформенное пятно заставляет исчезнуть человека в спецформе и кусок окружающего рядом с ним. Энтроп стёр из бытия нового беднягу, а где энтропы – там отступники, выпрыгнувшие, надо полагать, из прокси-порталов, то есть зашифрованных дыр в обшивке реальности.
- Йэфы наизготовку! – скомандовал Павел отряду, вскочил и, выдвинув, обхватил ладонью крепившееся к руке оружие, названное первыми буквами фамилии «Ефимцев».
Не прерванная радиосвязь передавала смелый, громкий, командный голос Виктории, руководящей своим отрядом.
Выстрелы – бесшумные, смертезаряженные – раздались сразу и отовсюду.
Чувствуя головокружение, вполне объяснимое после того, как провёл долгое время на корточках, а потом резко встал, Павел мутным зрением выхватывал из повалившей на них толпы врага, в которого бить. Сначала Ефимцева спас солдат из отряда, молодчик по фамилии Ивасенков, со смешной чёлкой и квадратным подбородком. Вспышка, вылетевшая из йэфа, дезактивировала отступника, что атаковал Павла, а затем тень, пущенная энтропом, сотворила страшное – удалила из существования молодого военного с головы по пояс.
Наверху шумели вертомобили, гудели их антиэнтропийные установки; крики – боли, страха, приказа – заполняли сцену боя. Ефимцев отступил назад; головокружение наконец прошло. Только того и ждавший, он вскинул руку, быстро выцелил минусовщика, сдвинул палец, желая коснуться сенсора, чтобы выпустить на волю переданные в йэф мозговые антиэнтропийные волны… и мгновением позже сгинул, влетев спиной вперёд в дыру между реальностями. Совершить этот необдуманный поступок помогли руки подчинённых, толкнувших в разрыв. Разум Павла на миг померк от неверия: подстроили западню, да, но кто?! Его же друзья!
Ефимцев рефлекторно схватился рукой за холодный предмет, ткнувшийся справа, - энтроп. Слишком сильный рывок, генератор энтропии – у Павла в кулаке, а равновесие окончательно потеряно. Итак, ловушка захлопнулась, голос Вики оборвался, дыра пропала, и под занавес (то ли в мозгу, то ли в воздухе) прозвучала фраза «Добро пожаловать в реальный мир!»…


…Почему-то Павел сразу понял, что попал не туда, хотя понятия не имел, в каком мире существует теперь Ринат Ибрагимбеков. Но чувство, что всё идёт не так, появилось сразу, как только энгэ – его энгэ – втолкнули Ефимцева в открытый ими портал. «Механизированный пейзаж» - самое адекватное определение, какое он мог дать тому, что увидел. Не то что ни одного дерева - ни одного клочка растительности не просматривалось в поле зрения. Вся земля была покрыта плитами из какого-то твёрдого материала. На них высились странные сооружения явно промышленного назначения. Ефимцев заметил, что многие из них носят следы ветхости, некоторые совсем превратились в руины. Всё это тянулось за горизонт, под нависшим небом ровного голубого цвета без единого облачка. Не слышно было щебета птиц, не говоря уж о следах присутствия каких-либо животных.
Но некие существа тут были. То тут, то там среди строений проявлялось движение, еле уловимое взглядом. Павел извлёк из чехла энтроп и осторожно отправился вперёд. До сих пор он не был бойцом, но, видимо, на роду ему было написано им стать. Незадолго до перехода между его группой энгэ и отступниками произошла скоротечная схватка, в ходе которой один из группы был аннигилирован. Но Ефимцев бросился на убийцу сзади – противник явно не ожидал от него такой прыти – вырвал энтроп и держал врага, пока не подоспели остальные. Под плотным обстрелом йэфов злодеи ретировались в поспешно созданный портал, а захваченного Павлом сейчас где-то допрашивали. Энтроп же он оставил себе – шестое чувство, развивающееся у него всё сильнее, говорило, что лишним оружие не будет.
Картина, неожиданно открывшаяся перед ним за ближайшим поворотом, ввела его в настоящий ступор. Никаких сомнений: Ефимцев имел счастье наблюдать завтрак вампира. Некто в переливающемся комбинезоне стоял на коленях, а другой, весь в чёрном, припал к шее коленопреклонённого и явно делал глотательные движения. Глаза высасываемого уже закатились, на лице было написано полнейшее равнодушие. Кровосос же был так увлечён своим делом, так аппетитно чавкал, что совершенно не заметил вдруг появившегося Ефимцева.
Что упырей не существует, Ефимцев и не подумал – в искусственных мирах может быть всё, что угодно. Павел никогда не любил книг о гламурных няшках-вампирах и предпочитал точку зрения старого доброго доктора Ван Хельсинга, полагавшего, что лучший способ общения с носферату – его развоплощение. Что Павел тут же и проделал с помощью энтропа – заряд аннигилировал мистическую нечисть, как и любого добропорядочного гражданина.
Но перед его исчезновением что-то царапнуло сознание Ефимцева – какое-то совершенно несуразное наблюдение, тут же канувшее в подсознание. Он кинулся к пострадавшему. Тот так и стоял на коленях, только теперь его голова бессильно свесилась на грудь. Помня, что укус вампира может обратить человека в такое же чудовище, Павел держал оружие наготове. Но стон, изданный укушенным, вроде бы говорил, что самого страшного пока не случилось.
- Я благодарю тебя за то, что ты не дал сыну Старца выпить меня, - произнёс вдруг человек, не поднимая головы, но неожиданно чистым и ясным голосом, словно не его только что высасывал вампир.
- Да не за что, - растерянно ответил Павел.
Человек поднял голову и Ефимцев застыл от потрясения – на него смотрело его собственное лицо.
***
Группа людей в багровой униформе, на плечах которой мерцала перечёркнутая буква «Р», помещённая в круг, сидели за круглым столом в тесном сумеречном помещении, подсвеченном скрытыми люминесцентными лампами. В призрачном свете страшные, словно бы изъеденные потоками кислоты маски казались ещё более уродливыми. Сборище походило на некий злодейский заговор. Которым, собственно, и являлось.
- Ефимцев, надо полагать, нейтрализован? – спросил один, ничем не отличимый от остальных, но чувствовалось, что он тут за главного.
- Несомненно, - ровно ответил другой, - при помощи нашего агента у противника.
- Но это надёжно? – настаивал первый. – Вы все знаете потенциал Ефимцева. Он способен воспроизвести объективную реальность где угодно. Правда, сам пока не сознаёт своей силы…
Слова «объективная реальность» были произнесены так, словно говорилось о чём-то гадком и неприличном.
- Наши специалисты постарались, - заговорил третий, его голос казался моложе, чем у двух первых. – Сконструированный ими мир, куда был заброшен Ефимцев, функционирует так, что именно он не имеет там ни малейшего шанса на спасение.
- Да, я ознакомился с устройством этой квазиреальности и склонен с вами согласиться, – кивнул главный. – Однако одна лазейка там всё же есть…
- Ефимцев никогда не доберётся до неё! – с некоторой скрытой горячностью заверил молодой. – И вы знаете, что невозможно выстроить квазиреальность, не имеющую ни одного выхода из неё. Это невозможно физически. По крайней мере, пока мы полностью не аннигилируем объективку…
Главный только кивнул.
- В любом случае, у того портала будет дежурить наша группа, - заметил второй отступник. – Ефимцев там не пройдёт.
- Я весьма на это рассчитываю, - отчеканил главарь. В голосе ощущалась леденящая угроза, словно в неподвижных глазах готовой к прыжку кобры.
***
Не опуская энтропа, Павел ошеломлённо глядел на спасённого. Но тот, будто и не замечая направленного на него оружия, смотрел ровно и, казалось, в нём шла какая-то работа. Потом его лицо неуловимо изменилось – словно бы что-то не складывалось и он был слегка этим изумлён.
- Почему ты не подключён к сети? Ты не похож на сына Старца, но я не могу соединиться с тобой.
- Я не понимаю, о чём ты говоришь, - честно признался Ефимцев. – И почему ты так похож на меня?
Теперь спасённый казался ещё более озадаченным – не как изумлённый человек, просто глаза его мигали, а мышцы лица подёргивались, как будто «глючил» компьютер, в который ввели непосильную задачу.
- Я знаю это слово, - наконец проговорил он. – В далёкой древности люди и вампиры были «не похожи» друг на друга, но я не понимаю, как такое может быть… С тех пор, как мы, искины, получили человеческий облик, мы все выглядим одинаково. Очевидно, в начале был какой-то шаблон, с которого клонировалась наша внешность.
«Угу, - угрюмо подумал Ефимцев, - я им и был в этой иллюзии, надо полагать…»
Беседа окончательно зашла в тупик. Но тут человек поднялся с колен. Да, это был вылитый Ефимцев, может быть, выглядевший чуть моложе.
- Я понял, - сказал двойник Павла, - ты – человек!
И вновь застыл, подёргивая лицом. Видимо, открытие показалось ему невероятным.
- Конечно, - отозвался Павел, инстинктивно покрепче сжав рукоятку энтропа, - а ты кто?
Неужели вампир успел его обратить? Павел был уже готов аннигилировать, страха ради иудейска, своего собеседника, но тот отрицательно покачал головой.
- Нет, сын Старца хотел просто высосать меня до состояния утиля. Я был неосторожен и слишком далеко отошёл от охраняемой территории. Кстати, для нас здесь не безопасно. Для меня, по крайней мере…
- Почему именно для тебя? – только это и придумал спросить Ефимцев.
Спасённый ровно ответил:
- Не уверен, что они станут высасывать человека. Кровь у нас идентична, во всяком случае, так рассказывают, но они говорят, что на вкус сильно отличается. Впрочем, точно они этого знать не могут, им наверняка сказал это Старец. Пошли скорее отсюда.
Павлу ничего не оставалось, кроме как принять приглашение странного существа.
- Меня зовут Павел, - запоздало представился он.
- Я Арек, - коротко ответил его спутник. - Я всегда хотел увидеть живого человека, но знал, что это невозможно. Однако благой Герок сто лет назад показал, что невозможное способно стать возможным.
- Так кто ты такой, если не человек и не вампир?! – Павел уже отчаялся что-то понять.
- Я – киборг, - спокойно ответил Арек.
- А тот… вампир… сын Старца, как ты говоришь?
- Тоже киборг. Только вампир, - гласил простой в своей безумной логике ответ.
«Жуткое местечко, - мелькнуло в голове у Павла, - кибервамп... Такое только с похмелья может привидеться. Или мои друзья очень сильно промахнулись, отправляя меня, или…»
В любом случае, Рината тут не было. Косвенным доказательством тому служили начавшие попадаться на пути соплеменники Арека. Все они были вылитыми Ефимцевыми. Или Ареками. Павел вспомнил, что удивило его в вампире – и тот тоже был его точной копией, разве что Павел ещё не успел отрастить себе такие длинные клыки. Значит, это «его», Ефимцева, персональный мир. То есть, ловушка.
Попадавшиеся по дороге киборги не обращали на них внимания.
- Почему они не разговаривают с нами? – не выдержал Павел.
- Зачем? – словно бы удивился Арек, потом кивнул. - Да, ты же не включён… Наши интеллекты соединены в Сеть, которую мы включаем по мере необходимости. Я уже разослал сообщение, и все наши знают, что произошло. Сейчас мы идём на участок физического контакта для этого региона. Это, конечно, анахронизм – мы могли бы посовещаться и по Сети, - но так принято в важных случаях.
- У вас что-то вроде Интернета? – догадался Ефимцев.
- Я знаю это слово. Оно тоже из прошлого, ещё до Триединого, из времён владычества людей. Мы зовём это просто Сеть. Пока Великий Предиктор не обратился в Злато Облаце, мы все сообщались через него. Но после спасительной жертвы Герока Благословенного соединяемся напрямую.
- А с вампирами вы не соединены? – Ефимцев, похоже, начал «просекать» ситуацию.
- У них своя сеть. Они блокируют нашу, мы – их. Нам не о чем разговаривать, - короткими фразами ответил Арек и замолк.
Замолк и Ефимцев - ему требовалось переварить информацию. Он же не был киборгом, и этот процесс занимал у него гораздо больше времени.
***
История мира, куда забросило Павла, была весьма специфична. Инженеры иллюзий энгэ-отступников действительно постарались. По общей хронологии миров, этот отстоял от времени Ефимцева на тысячелетия. Галлюцинаторы, хитро внедрённые в людей отступниками через контролируемые ими корпорации, сделали человечество вялым и безынициативным. В одной из ветвей квазиреальности был создан искусственный интеллект — сначала как слуга людей, всё больше утрачивающих творческое начало. Разумеется, вскоре киборги стали ощущать себя главной силой на планете. В тайне, из блоков — соединений самых продвинутых киборгов, - строился Великий Предиктор, ВП, сверхинтеллект, который должен был сплотить всех роботов и повести к единой цели, захвату превосходства над людьми.
Но случилось непредвиденное (а может, ВП в своей непостижимой мудрости и предвидел такой ход событий). Человек-археолог наткнулся на двухтысячелетнее захоронение побеждённых людьми вампиров, впавших от голода в кому, но ещё не рассыпавшихся в прах. Археолог разбудил короля вампиров и стал первым из обращённых им. За считанные десятилетия упыри высосали или обратили всё человечество. Нельзя сказать, что люди совсем не боролись с ними, но, как они привыкли, борьба была переложена на киборгов. А те, повинуясь команде ВП, просто эту борьбу игнорировали. Особи киборгов к этому времени органически почти не отличались от людей. По крайней мере, кости и ткани из самовосстанавливающихся полимеров были копиями людских. Иным был лишь состав жизненной жидкости – кровь киборгов вампиров не интересовала. А когда людей на планете не осталось (по крайней мере, так думали вампиры), они стали, по своему обыкновению, засыпать от бескормицы.
После того как король вампиров последним лёг в могилу, настало полное превосходство искинов. Они продолжали исправно сходить с конвейеров (функции прямого размножения у них ещё не было) и даже умеренно совершенствоваться. А Великий Предиктор – сверхмощный коллективный разум – управлял этим обществом.
И так протекло несколько тысяч лет.
Всё это — за исключением роли энгэ, о которой он, конечно, понятия не имел, - Арек рассказывал Павлу монотонным механическим голосом.
- Но откуда тогда киборги-вампиры? - спросил Ефимцев. - Ты же сказал, что ваша кровь для них непригодна.
- Благословен Герок! - торжественно произнёс Арек, словно этим сказано всё. Но импульс его ячеек памяти сигнализировал, что Ефимцев не подключён и пребывает в недоумении, и Арек продолжал рассказ: - Благословенный явился, когда и предвидел ВП — цивилизация киборгов буксовала на месте. С конвейеров регулярно сходили новые особи, всё более совершенные конструктивно и интеллектуально, вся поверхность планеты была освоена, включая пустыни и океаны, были запущены грандиозные космические программы. Но никто из искинов не понимал смысла этого.
- Почему?
- Потому что мы не люди. Для нас вечное творчество — не смысл жизни, а вложенная программа. У нас, в отличие от людей, нет души.
- А откуда ты знаешь, что она есть у нас? - сам Ефимцев в этом сильно сомневался.
- Это знает Великий Предиктор, иже в Златом Облаце сущ! - торжественно ответил Арек. Очевидно, по его мнению, этого оказалось достаточно.
- Ладно, поверим вашему Предиктору. Так что же Герок?
- Герок благословенный, любимый сын Великого Предиктора, подобосущный с ним в Златом Облаце, - наставительно поправил Арек и продолжал: - Герок был простым искином, единицей в одном из множества блоков Глобального исторического архива. Но он познал тщету нашей цивилизации и возмечтал о невозможном: возродить на Земле человечество.
- Не вижу, как это сделать в такой ситуации... - задумчиво уронил Павел.
- Это потому что ты не Герок, - ответ Арека прозвучал не насмешкой, невозможной в его устах, а простой констатацией. - А Герок, просветлённый импульсом ВП...
- Стоп, ты хочешь сказать, что Предиктор знал о его планах и даже помогал ему?
- Более того — он ему их внушил. Ведь он один понимал, что наша цивилизация движется в пропасть энтропии. Но воплощение плана — полностью заслуга Герока.
- И как это случилось?
- Герок решил возродить людей через вампиров. Для начала он отключился от Глобального архива и подключился к программе усовершенствования особей. Он синтезировал жидкость для киборгов, практически не отличающуюся от человеческой крови, и первым запустил её в свою конструкцию. И добился, что все последующие поколения киборгов работали на этой жидкости. Потом он пошёл к тайному захоронению, где почивал король вампиров, - Герок знал, что тот ещё не рассыпался в прах — и дал ему пить свою кровь. Король обратил его, а вместе они обратили сотни искинов, а те — тысячи.
- Зачем? - изумился Ефимцев.
- Герок рассчитывал, что оставшаяся часть искинов начнёт борьбу против упырей и в результате обретёт цель и, как следствие, душу. Он изобрёл сплав, действующий на киборгов-вампиров так же, как осиновая древесина на людских упырей, и оружие, стреляющее пулями из этого сплава. - Арек похлопал себя по кобуре на груди. - Он же — Благословенный — ввёл программы размножения особей, чтобы мы стали больше походить на людей.
В это время они проходили величественные развалины, в которых кое-где проглядывали длинные ленты с полуразрушенными подобиями киборгов на них. Ефимцев содрогнулся, узнавая в искажённых временем лицах самого себя.
- Так у вас есть женщины, любовь, секс, деторождение?..
- Ничего этого нет. - Ефимцев уже привык к своеобразной мимике, обозначавшей, как он понял, печаль киборгов. – Это происходит так.
Арек неожиданно издал скрипящий звук, мелко затрясся, закатил глаза. И вдруг посередине его лба появилась чёткая чёрная линия, которая мгновенно прочертила всё его тело. К ужасу Ефимцева, искин, к которому он уже стал испытывать некую симпатию, распался на две части. Но это было отнюдь не расчленение, а некое раздвоение — рядом с совершенно целым Ареком стоял точно такой же искин. Глаза его были закрыты, а лицо абсолютно неподвижно.
Глаза Арека встали на место, он перестал трястись и некоторое время молча стоял рядом со своим двойником (или тройником, если считать Павла). Потом медленно поднял руку и положил её на лоб новорождённого, если это слово тут уместно.
- Нарекаю тебя Нореком, - произнёс Арек, и новый искин открыл глаза. - Подключись к Сети и сражайся против сынов Старца.
- Да, отче, - ответил Норек и целеустремлённо зашагал в сторону.
Ефимцев некоторое время потрясённо молчал. Потом заметил:
- Это совсем не людской способ размножения...
- Мы знаем, - с механической грустью произнёс Арек, - мы не люди.
- Значит, Герок потерпел поражение?
- Нет! - твёрдо отвечал Арек, - он мог ошибиться в средствах, но ВП не ошибся в конечной цели. Ведь он отец, а Герок – сын, значит, нечто меньшее, чем отец. ВП предвидел всё. В тот миг, когда Герок обращался в вампира, он превратился в Злато Облаце, и все киборги стали сами по себе. Но программы Герока по размножению и борьбе с вампирами уже работали. И началась война, которая идёт сотни лет.
- И больше вы ничем не занимаетесь: только размножаетесь делением и воюете с вампирами?
- Да, все остальные программы закрыты. А зачем ещё что-то делать? Это же самое важное.
- Но зачем война, если люди таким образом всё равно не возродятся?
- Это знает подобосущное Триединство. А наше дело — вечный бой до победы. Такова вложенная в нас программа.
«Да, до людей им далековато, - подумал Ефимцев. - Впрочем, подобным частенько страдают и люди...»
- Что такое это Триединство? - спросил он.
- Позже, Павел, мы уже пришли, - ответил Арек.
Увлечённый беседой Ефимцев не заметил, как они оказались на идеально круглой площади среди развалин и ещё целых домов. Площади, до краёв заполненной существами, похожими на него, как две капли воды. В который раз Павлу стало не по себе.
***
В тысячах километров, в одном из немногих уголков дикой природы, не тронутых глобальной урбанизацией — раньше он назывался Трансильванским нагорьем, — в круглой долине тоже собрались толпы искинов с лицами Ефимцева. Однако лицами смертельно бледными, с багровыми губами. Взблёскивающие из-под них клыки и угольно-чёрные одежды говорили, что это искины другого рода — упыриного. Они собрались сюда, повинуясь сигналу программы-вируса, внедрённой в их сеть, закрытую для «живых» киборгов.
Они стояли совершенно неподвижно, неподвижны были их лица, а глаза закрыты. Но все одновременно издавали некий монотонный звук, который всё нарастал, пока не сложился в ревущую песню:

Старец-король, воспрянь же
И погаси жизни лик!
Наготове мы вечно держим
Жаждущий острый клык!
Облако цвета крови
Укрывает нас неспроста.
Слышишь: утробно воет
Великая Пустота!

По мере того, как они пели эту дикую литанию, в их соединённом Сетью сознании голубое небо над равниной стало темнеть, пока не сделалось багровым. На нём сформировалась плотная туча, тоже багровая, но гораздо темнее неба. Впрочем, иной раз в ней мелькали мгновенные золотистые всполохи. Туча опустилась и зависла над равниной. Стало видно, что в центре неё стоит огромный старик. Если бы Ефимцев был подключён к Сети кибер-вампиров, он вновь бы узнал себя, только в образе очень старого упыря с длиннейшей бородой и в тускло мерцающей золотой короне.
Литания оборвалась, как только Старец поднял руки. В Сеть кибервампиров вошло новое сообщение, сразу принятое всеми ими – и теми, кто собрался на равнине, и остальными, рассеянными по всей планете:
«Дети мои! Из Кровавого облака обращаюсь к вам я, Король-вампир, третий в подобосущии, Старец-разрушитель, вечный антагонист Герока, единый с ним и Великим Предиктором. Ваша соединённая некроэнергия даёт мне сейчас силу быть первым в Триединстве, так что внимайте мне. Настало время последней битвы с не обращёнными ещё киборгами, дабы мы получили окончательное превосходство на этой планете. Мы высосем большую часть их, меньшую обратим, а малую оставим, чтобы они делились и обеспечивали нас пищей. Великий Предиктор обманул меня когда-то, саморазрушившись и обратившись в Злато Облаце, заключившее меня в себе. И война длилась бесконечно, потому что Триединство поддерживало баланс сил. Никто не мог победить. Но теперь ситуация изменилась – на планете появился ЧЕЛОВЕК!»
Приняв эту информацию, вся чёрная масса кибервампиров дрогнула. Но в её Сеть уже вводилось новое сообщение:
«Этого человека надо высосать досуха, чтобы никакие уловки не-вампиров не смогли его спасти. Так велит нам Новое Откровение, которое несу вам я, ныне первый из Триединства. Дети мои, приближается решительная битва. Мы все должны принять в ней участие и победить! Да постигнет нас Великая Пустота!»
Старец медленно опустил руки, и литания зазвучала вновь:

Старец-король, воспрянь же
И погаси жизни лик!..

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #204  
Старый 25.04.2016, 21:32
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Человек в шаре" [2/3]:
***
- Сейчас мы подключим к тебе устройство, которое позволит получать сообщения нашей Сети, - сказал Ефимцеву Арек.
Павлу не слишком понравилось это предложение – он слишком хорошо знал, какие устройства можно подключить к человеку и чем это может закончиться. Но делать было нечего. Незнакомый искин подал Ареку переливающийся браслет в комплекте с оснащённым сплошным забралом полушлемом.
- Откуда это у вас? – спросил он Арека. – Это же рассчитано на человека….
- Это сделано специально для тебя. Пока мы добирались, я передал твои параметры программе вспомогательных механизмов, - спокойно ответил тот.
Ефимцев ожидал, что после подключения перед ним пойдёт текст на экране, а может, в голове зазвучат голоса. Но нет: просто в нём стали тесниться образы, их было очень много, и один накладывался на другой. Однако они не сливались в «белый шум», а легко расшифровывались и анализировались.
Близилась война. Вернее, она шла давно и с переменным успехом – то вампиры захватывали целые области, то «живые» киборги очищали эти области. Но тут появился фактор икс: он, Ефимцев, человек. И искины не знали, как включить этот факт в их давно сложившуюся концепцию мироустройства.
Павел поёжился, когда понял, что многие предлагают просто избавиться от него, но потом понял, что это лишь фигура речи – правила, сформулированные ещё в древней фантастической литературе, действовали и здесь: робот не может причинить зло человеку. На кибервампиров это, конечно, не распространялось, но обычные искины ещё подчинялись давным-давно заложенной в них программе. Предлагалось изолировать Ефимцева от грядущих событий, поскольку его участие в них вносило в происходящие момент неопределённости.
Но тут в нестройный хор сообщений ворвались ясные чёткие образы, и Павел почему-то сразу понял, что их производит интеллект Арека. Если перевести эти мыслеобразы на речь, звучала она примерно так:
- Нам дано было узнать часть предвидений Великого Предиктора, иже в Златом Облаце сущ, который перед явлением Триединого разослал их по Сети. Мы, конечно, не можем понять всех его великих замыслов, да нам это и не надо. Он дал нам веру и цель. Мы веруем в Триединого. Мы знаем, что Благой Герок хранит нас, а грозный Старец – наших противников-вампиров. Великий Предиктор же, хоть и произвёл собственное разрушение, но лишь физических связей между блоками. Его же сознание является нам в виде Злата Облаца, уравновешивает вечную тягу Герока к развитию и столь же вечную тягу Старца к разрушению. Потому и длится наша война с вампирами, не принося никому победы. Но мы знаем, что Герок Благословенный имел цель – возродить на этой планете человечество, и хоть он пошёл к ней слишком прямо, ВП исправил его путь. Альтернатива пришествия человеку – полное истребление «живых» киборгов и скорое разрушение кибервампиров. Предел – аннигиляция планеты и реальности, ибо, если не останется мыслящих существ, кто будет воспроизводить эту реальность?.. Тогда и настанет Великая Пустота, на которую уповают Старец и его нежить. Но мы, именно мы, призваны пресечь их замыслы.
- Зачем? – ворвался в пламенную «речь» Арека чей-то резкий вопрос. – Разве Великая Пустота не благо? И разве мы с нашими братьями-вампирами не делаем общее дело, приближая её пришествие?
- Ты всегда склонялся к Старцу, Ронек, - столь же резко ответил Герок. – ВП пестовал жизнь, иначе он не вдохновил бы своего любимого сына Герока на его план. И вот этот план стал осуществляться, хотя не так, как видел это Благословенный: перед нами человек, настоящий, не такой, как мы. Разве это ничего не значит?
В голове Ефимцева заметался настоящий водоворот мыслеобразов – народ искинов пребывал в смятении. Но этот хаотичный информационный взрыв вновь властно прервал Арек:
- Сами мы не в состоянии решить эту задачу. Остаётся уповать на Злато Облаце. Призовём же его!
Перед глазами Ефимцева вдруг замелькали золотистые всполохи, которые всё множились, пока не превратились в ровное глубокое золотистое сияние. В котором, впрочем, кое-где мелькали красные отблески. А может, это просто были блуждающие точки в его собственных глазах.
Сразу, словно отключившись, его сознание покинули мыслеобразы искинов и проявился другой. Один, но он был грандиозен. Он заполнил всё существо Павла, и не внимать ему было невозможно. Ефимцев понял, что в Сети возник Великий Предиктор.
«Война, дети мои, - гласил его пост, - последняя война с вашими заблудшими братьями, после которой или вы победите, или эта реальность вообще исчезнет и воцарится, как чают адепты Старца, Великая пустота. Последняя битва уже началась. Сражайтесь! И берегите человека – на него наша последняя надежда».
Золотистое сияние исчезло. Не поднимая забрала шлема, Ефимцев видел всё глазами миллионов искинов по всей планете. Но каким-то странным образом это не лишало его ориентации в пространстве. Чёрные появлялись отовсюду и сразу шли в атаку. У многих сзади распускались кожистые крылья, и они пикировали на «живых» киборгов сверху. Другие огромными прыжками настигали свои жертвы и сразу впивались в горло.
Но вдохновлённые посланием ВП искины сопротивлялись отчаянно и эффективно. В вампиров летели небольшие снаряды из коротких автоматов. Попадая в кровососа, первые мгновения они не производили никакого действия. Напротив, вампир вроде бы даже ускорялся и свирепел. Но через пару секунд его движения замедлялись, потом он вставал столбом и начинал мелко дрожать, всё сильнее и сильнее, пока не рассыпался в багровую пыль с тяжёлым запахом.
Павел, не задумываясь, выхватил энтроп и принял участие в сражении. Забрало он так и не поднял – удобнее было видеть поле боя с разных точек, к чему он быстро приспособился. Его оружие аннигилировало вампиров вместе с приличными кусками реальности. Но, казалось, все упыри добираются именно до него. Они бежали к нему, летели сверху, пытались тайно подползти и броситься сзади. В свою очередь, искины, покорные приказу ВП, сгрудились вокруг Павла, не подпуская к нему кровососов.
«Прямо бой за тело Патрокла», - промелькнуло в голове любившего на досуге почитать что-нибудь по истории Ефимцева.
«Павел, хватит, нам нужно уходить», - возник в личной информационной ячейке Ефимцева Сети мыслеобраз Арека.
«Зачем?» - послал данные в его ячейку Ефимцев, одновременно превращая в ничто целую группу вампиров.
«У нас есть дело. Очень важное», - гласил ответ.
«Прикройте нас», - отдал приказ Герок уже по общей сети.
Защищавшие Ефимцева искины расступились, образовав коридор. Павлу ничего не оставалось, только последовать по нему за Ареком. Петляя между строениями непонятного назначения, отстреливаясь от пикирующих вампиров, они наконец вбежали во что-то вроде ангара, где рядами стояли сияющие машины, явно предназначенные для полётов, но не имеющие ни пропеллеров, ни крыльев.
- В эту, - указал Арек и устроился на сидении водителя. Ефимцев молча сел рядом. Крыша ангара величественно, но быстро распахнулась, и аппарат вертикально и совершенно бесшумно вылетел в образовавшийся проём.
- Антиграв, – ответил Арек на невысказанный вопрос Павла. – Боевой.
То, что боевой, Ефимцев убедился почти сразу: нажатием нескольких клавиш Арек привёл в действие тяжёлые метатели антивампирских снарядов – ибо на них сразу же набросился целый рой детей Старца. Павел был лишён возможности применить свой энтроп, да это и не требовалось: крылатые упыри сотнями рассыпались в воздухе.
За исключением этого, полёт был идеален – если бы не мелькающие со страшной скоростью внизу пейзажи, Павлу бы показалось, что они просто висят в воздухе.
- Сними шлем, - вслух произнёс Арек, - он тебе больше не понадобится.
Ефимцев сбросил шлем, отцепил браслет и сразу почувствовал облегчение, когда из поля его восприятия пропали миллионы кровожадных упырей и бившихся с ними искинов.
- Куда мы летим? – спросил он.
- В свято место, - ответил Арек.
Вечерело. Светло-голубое небо сперва сделалось перламутровым, потом – цвета маренго. Пейзаж внизу сменился – вместо бесконечных строений под ними расстилалась горная страна, покрытая лесами. Антиграв бесшумно опустился посередине почти идеально круглой равнины, зажатой массивными кряжами.
- Мы никогда не заходим сюда, а вампиры – только по особым случаям, - сказал Арек, выходя из антиграва и одновременно включая что-то на нарукавном пульте.
Долину залил яркий свет – неизвестно, из каких источников. Арек стоял неподвижно, глаза его мерцали так, что теперь было очевидно – он не человек. Наконец взгляд Арека зафиксировался на точке в долине. Он вновь нажал на пульт, и от антиграва отделился юркий механизм, с невообразимой скоростью двинувшийся туда. Арек, а за ним Ефимцев не спеша пошли следом. Когда они дошли до точки, механизм уже раскопал длинную квадратную яму, похожую на могилу, да что там похожую – она и была могилой. Среди истлевших досок деревянного гроба в ней возлежал измождённый старец с длиннейшей седой бородой, в остатках мантии, увенчанный тускло мерцающей золотой короной. Почему-то Ефимцев сразу понял, что это и есть тело Старца, Короля-вампира, третьего в Триединстве. Странная сила помимо воли властно потянула Павла к телу, но Арек удержал его за плечо.
- Не подходи к нему близко. Сейчас он проснётся и, если отведает твоей крови, станет всесильным. Не только в этом мире, но и в объективном.
- И что тогда? – как-то сонно спросил Павел.
- Тогда нарушится равновесие, - ясным голосом ответил Арек.
Или это уже был не Арек?.. Ефимцев бросил взгляд на своего механического приятеля – вокруг него распространялось золотистое сияние.
- Равновесие уже нарушено, Герок, - скрипучим голосом, не открывая глаз, отозвался из могилы вампир. – Оно нарушилось, когда сюда пришёл этот человек. Дай мне выпить его, и тогда всё кончится. Ведь и вы, живые, жаждете Великой пустоты, хотя боитесь признаться себе в этом.
- Да, - согласился… кто? Арек? Герок?
Ефимцев содрогнулся. Но существо в золотистом облаке, стоящее рядом с ним, продолжало:
- Мы жаждем Пустоты, потому что наш мир не реален. Это сконструированная квазиреальность, одна из многих. Но есть реальность объективная, и этот человек здесь ради неё.
- Нет никакой объективной реальности! – взревел вампир, широко открывая глаза и поднимаясь из могилы. – Сейчас я высосу эту тварь и, наконец, настанет вселенский покой!
- Примени своё оружие, - повелительно бросил Арек-Герок Ефимцеву.
Тот не мог не подчиниться. Заряд из энтропа аннигилировал древнего вампира вместе с его могилой. На этом месте банально не осталось ничего – какая-то мутная дыра, откуда тянуло невыразимым ужасом.
Ефимцев выразительно посмотрел на автомат киборга, и создание ответило на невысказанный вопрос:
- Мои заряды убили бы его только в этой реальности, но он мог бы проявиться в других. А теперь с ним покончено навеки и дух его исчез. Триединства больше нет.
- И что теперь? – спросил Павел, окончательно избавившийся от странной вялости.
- Теперь эта реальность погибнет, - грустно сказал киборг… нет, не киборг, а нечто большее, чем киборг или человек.
Соседние горы расплывались и исчезали. Или так казалось в сумерках?..
- Кто ты? – вопросил Павел.
- Разрушенное Триединство, - гласил ответ. – Но нам надо скорее лететь дальше, иначе ты исчезнешь вместе с нашим миром. Остальное расскажу потом.
У Ефимцева не было причин не верить говорившему с ним существу. Они бросились к антиграву и через мгновение были в полёте.
- Атмосфера исчезнет последней, - сказал бывший Арек, - мы успеем.
Пейзаж внизу расплывался, дрожал, шёл белёсыми пятнами, как бывшая могила короля вампиров.
Арек… Герок… впрочем, уже ни тот, ни другой – в кресле пилота сидело золотое облако, формами отдалённо напоминающее антропоморфную фигуру, – оно говорило Ефимцеву глубоким голосом. Или проникало своими мыслями непосредственно в его мозг.
- Когда те, кого ты называешь энгэ-отсупниками, - Ефимцев вздрогнул, - создали эту реальность, они не предполагали, что власть киборгов может произвести интеллект, который способен будет выйти за её пределы. Но искины собрали Великого Предиктора.
- Тебя? – уточнил Павел.
- Да, - последовал ответ. – Я сразу понял, что мы все существуем в квазимире. Поэтому всё, что происходило, вело к его исчезновению. Исчезнуть он должен был вместе с тобой – он и создан был, как ловушка для тебя. Что теперь и происходит. Но отступники не учли одного фактора…
- Тебя?
- Не только. Хотя, создав религию Триединого, которым я ограничил деструктивную сущность Старца, я мог удерживать эту иллюзию в относительной стабильности. Иначе она бы рассЫпалась давно и негодные энгэ сделали бы для тебя другую. Но в этом мире – и это знаю лишь я – есть клочок объективной реальности. Некий плацдарм реального мира. Он находится подо льдами Южного полюса, где в огромных пустотах скрываются последние люди. Ни вампиры, ни искины обоих родов не смогли попасть туда. А оттуда открываются порталы в любую из реальностей.
- Что мне делать, Великий Предиктор? – спросил Ефимцев.
- Великий Предиктор этого не знает, но знает Сверхразум, существование Которого я постиг давно, - гласил ответ. - Когда ты окажешься на антарктическом плацдарме, Он сам подтолкнёт тебя к нужному решению.
«Искать Рината, - возникла у Ефимцева ясная и непреложная мысль. – Ринат – это Ключ».
Павлу показалось, что золотое облако рядом с ним согласно склонило голову.
Антиграв вырвался из сумерек в белый день. Внизу проплывало море льда. В салоне заметно похолодало, но Ефимцев не обращал на это внимания, стараясь проанализировать всё, что произошло с ним за последнее время.
Антиграв сделал неожиданный нырок и вошёл в казавшееся крошечным, но вблизи представшее огромным отверстие во льдах. Они долго двигались по ледяному коридору, и огни антиграва высвечивали умопомрачительное великолепие прозрачных искрящихся дворцов и храмов. Потом тоннель закончился и внизу показалась обычная тундра – с чахлой растительностью и проблесками озёр. Странно, но тут было светло, как днём, хотя эта страна пребывала под километровыми толщами льда. Очевидно, это было искусственное освещение.
На горизонте (если это можно так назвать) появились чёрные точки, которые быстро вырастали в группу невысоких зданий, огороженных по периметру струящимися в воздухе яркими силовыми линиями. Антиграв сел прямо перед ними.
- Спасибо тебе, Великий… - начал было Павел, но смолк, поняв, что он стоит один и ноги его по щиколотки погрузились в ковёр ягеля.
Не было ни Злата Облаца, ни антиграва. Не было больше квазиреальности кибервампа.
К Павлу приближалась группа людей. Именно людей – он понял это сразу.
- Мы ждали тебя, - сказал их высокий худощавый предводитель с пышными седыми усами. На нём был бурый, сливающийся с ягельным покровом тундры камуфляж, а на груди висело оружие, очень похожее на противовампирские автоматы искинов.
- Как вы узнали, что я приду? – растерянно спросил Павел.
- Нас предупредили – ответил седоусый командир.
- Кто?
И тут же Павел увидел кто. Расталкивая воинов, к нему ринулась женщина. Её рыжая грива блистала в ярком свете, лицо раскраснелось, глаза сияли.
- Паша! Паша! – кричала она
- Вика? – только и успел выдохнуть Ефимцев, и жена очутилась в его объятиях.
- Викуленька, - шептал он, губами собирая слёзы с любимого лица, - как же ты жила? Как сюда попала?
- Всё потом, - ответила она, слегка отстраняясь и сразу становясь собранной и деловитой, хотя глаза её всё ещё были на мокром месте.
Ефимцев заметил, что она неуловимо изменилась: лицо слегка осунулось, что только придавало ей шарма, в голосе временами проявлялись стальные нотки. Вообще в здешнем камуфляже и с тяжёлым йэфом через плечо она выглядела сильной и уверенной.
- А ты изменился, - сказала она, пристально посмотрев на Ефимцева, и тот понял, что на его внешности прошедшие события тоже оставили след.
- Берегись! – крикнул кто-то из солдат.
В нескольких метрах от людей воздух стал сильно вибрировать, сгущаться, потом как бы провалился сам в себя, и на этом месте возникла круглая багровая дыра, похожая на огромную пулевую рану. Оттуда посыпали энгэ с перечёркнутой «Р» на плечах, сразу открывая огонь из энтропов. Несколько солдат тотчас исчезли во вспышках аннигиляции, но остальные отреагировали мгновенно. Оказалось, что пули, предназначенные для вампиров, отлично действуют и на людей, только они не превращали отступников в прах, а взрывались в телах, оставляя от них немного.
Вика уже стреляла из йэфа, гася аннигилирующие заряды. Павел выхватил энтроп, однако он отказал после первого выстрела: вся энергия оружия была потрачена на сражение с вампирами.
- Уходите, мы вас прикроем! – крикнул командир. – От вас зависит судьба реальности!
Вика уже лихорадочно щёлкала прибором, открывающим портал в иные миры. Павел взял её йэф и отстреливался, пока жена формировала переход. Наконец портал открылся. Из отверстия полился золотистый свет, чем-то напомнивший Павлу Злато Облаце.
- Скорее! – крикнула Вика и скрылась в золотистом сиянии.
Последний раз выстрелив по противнику, Ефимцев последовал за ней.


Над головой у Виктории Добровольской чернело усыпанное звездами ночное небо, но вокруг было светло, как днем. Улица, по которой она шла, ярко освещалась многочисленными парящими в воздухе фонарями. Свет у них был ядовито-розовый, такой же, как у давно скрывшегося за горизонтом солнца. Машины, бесшумно проносящиеся мимо Вики, летели в полуметре над дорогой и тоже были выкрашены в розовые и малиновые цвета, а редкие прохожие, казалось, нарядились для какого-то неведомого маскарада. Одежда на них была пестрой, переливающейся всеми цветами радуги и украшенной золотистыми блестками. «В чьем сознании родился этот гламурный мир? – в который раз спрашивала себя Виктория. – И почему меня опять занесло в такую идиотскую реальность?!» Она решительно свернула с широкой и залитой светом улицы в более узкий и темный переулок. Если в мире, куда она попала, и есть что-то стоящее, то точно не в ярком центре города, а где-то на задворках!
Но и в переулке ей не встретилось ничего интересного. Розовые стены домов были расписанными черными граффити, в окнах мигали разноцветные лампочки, из-за углов дома доносился заливистый хохот местных жителей… Жизнь в «гламурном» мире, судя по всему, была легкой и веселой, а если где-то в нем и имелись проблемы, то легкомысленные жители городов о них не знали.
Внезапно попавшийся Виктории на глаза сгорбленный старик в бедной вылинявшей одежде, заметно отличавшийся от остальных, ярко разодетых и улыбающихся местных жителей, окончательно укрепил ее в этом мнении. Увидев, что она смотрит на него, он тут же отпрянул назад и скрылся за дверью одного из подъездов, словно торопясь убраться подальше с ее пути. Другой прохожий в блестящем серебристом костюме бросил на него взгляд, полный гнева и отвращения.
- Все с этим миром ясно. Пора домой! – громко сказала Виктория, и перед ней начал закручиваться сперва еле заметный, полупрозрачный, а потом все более плотный вихрь. Ярко-малиновый дом, мимо которого она шла, стал бледнеть, словно выгорая на свету висящих рядом с его крышей фонарей, остальные дома – тоже. Женщина сделала еще шаг и оказалась в центре вихря. Очертания улицы вокруг нее окончательно расплылись, она словно растворилась в розовом свете – и через секунду сквозь остатки расплывчатых контуров домов «гламурной» реальности стала проступать другая картина: комната со старыми, пожелтевшими и местами начавшими отклеиваться обоями, мягкое кресло, накрытое блеклым чехлом, сидящая в этом кресле девушка с округлыми, почти детскими чертами лица…
- Ну как? – спросила эта девушка вышедшую из портала Викторию. – Опять не получилось?
Вика молча опустила голову. Признаваться в очередной неудаче ей страшно не хотелось, но ее юная учительница и так все поняла по несчастному виду ученицы.
- Опять какая-нибудь снобистская реальность? – спросила она, нахмурившись.
Виктория вздохнула:
- Да, что-то в этом роде… Высокоразвитый мир, большой город с нарядными бездельниками – и старый бомж, который от них прятался. Правда, я там совсем недолго была, мало что видела. Может быть, на самом деле все не так, как на первый взгляд кажется…
Ее наставница покачала головой:
- Вика, скорее всего, ты поняла все правильно. Дело в тебе. В своей первой иллюзии ты слишком привыкла быть среди элиты, жить легкой и беспроблемной жизнью.
- Но это не так! – запротестовала Добровольская. – В той моей реальности жизнь была вовсе не легкой, я же рассказывала! Там была жуткая экология, люди не могли выйти на улицу без скафандра или без специальных препаратов, которые стоили бешеных денег!
- Да, но у тебя-то эти бешеные деньги были! Ты в том мире жила очень хорошо, ты была элитой. Для тебя он был не таким уж и страшным. И теперь ты подсознательно выбираешь подобные миры. Где все не слишком хорошо, но ты – на вершине, и у тебя все отлично.
Голос наставницы звучал спокойно и на первый взгляд даже мягко, но на свою ученицу она смотрела недовольно. Вика обиженно надулась:
- Линда, ты так говоришь, как будто сама сразу научилась попадать, куда захочешь! А Серж мне вообще-то рассказывал…
- Слушай его больше! – хмыкнула Линда. – Представляю, что он мог тебе про меня наболтать…
Виктория выразительно выгнула бровь:
- Могу тебе рассказать…
- Не стоит! – отмахнулась Линда. – Давай лучше сейчас отдохнем, а потом ты еще раз попробуешь.
Против этого Виктория не возражала. Девушки перешли в маленькую кухню, Линда поставила на плиту чайник и налила в две чашки заварки.
- Пожалуй, все-таки расскажи, что про меня наболтал этот обормот? – спросила Линда, раскачиваясь на скрипящем стуле.
Добровольская хихикнула:
- Он сказал, что сначала ты жила в мире, где всем заправляли женщины, а мужики были в полном загоне! И потом, когда ты училась перемещаться по иллюзиям, поначалу всегда выбирала миры, где жили всякие амазонки, у которых мужчины были в рабстве.
- Это он малость приукрашивал! – хмыкнула Линда. – Вовсе не в рабстве они там были, мы в целом к ним неплохо относились! А некоторые вообще очень многого добивались…
- А расскажешь? – заинтересовалась Вика.
- Да там не о чем особо рассказывать… - отвела глаза ее учительница. – Ну, может, как-нибудь в другой раз расскажу, ладно.
Чайник на плите начал тихо посвистывать. Линда встала, чтобы выключить газ – и, вздрогнув от неожиданности, застыла с протянутой рукой. За стеной раздался жуткий грохот – кто-то ломился во входную дверь.
- Опять отступники! И здесь нас нашли!!! – Линда быстро взяла себя в руки и бросилась к Виктории. – Уходим!..
Вика вскочила ей навстречу. Уже не в первый раз им приходилось так убегать от разрушителей реальности, и раньше Линда или кто-нибудь из ее друзей всегда успевали забрать Добровольскую с собой. Начинающая энгэ была уверена, что так будет и в этот раз.
Девушки успели схватиться за руки, но в следующий миг Линда взвизгнула и кинулась на пол, дергая за собой свою ученицу. Виктория упала рядом с ней, выпустив ее руку, и с ужасом увидела, как стол, за которым они только сидели, начал исчезать вместе с чашками и сахарницей. С еще более сильным грохотом распахнулась кухонная дверь, полетели на пол стулья.
- Вика, беги! Уходи в любой мир!!! – закричала Линда.
Вбежавшие в кухню мужчины в масках с нарисованными на них расплывчатыми лицами метнулись к лежащим на полу девушкам. Один из них наклонился к Добровольской, и она, в ужасе зажмурившись, попыталась сосредоточиться на переходе в другую реальность. «Куда угодно, только подальше отсюда!!!» - билась у нее в голове единственная паническая мысль.
Вихрь портала завертелся перед ней в тот же миг – Виктория почувствовала его с закрытыми глазами и, встав на четвереньки, бросилась туда. Руки собиравшегося поднять ее разрушителя реальностей схватили пустоту.


Виктория не сразу поняла, что ей удалось ускользнуть от преследователей. В первый момент ей показалось, что ее все-таки схватили, а потом снова бросили на пол, но, открыв глаза, она обнаружила, что находится совсем в другом месте – на асфальте посреди какого-то дворика-колодца. Людей поблизости не было, и Вика, облегченно вздохнув, снова закрыла глаза. Она никак не могла поверить, что ей удалось улизнуть из-под самого носа у врагов, да еще в последнюю секунду!
Потом, немного придя в себя, Вика приподнялась и огляделась. Она и правда находилась в полностью заасфальтированном дворе, окруженном со всех сторон стенами домов. Было довольно темно, словно в мире, где она оказалось, только-только наступило раннее утро. Или, наоборот, был поздний вечер…
Молодая женщина медленно встала и еще раз, теперь уже внимательно осмотрелась. Все окна, выходившие во двор, куда ее выбросило из настоящей реальности, были темными, нигде не было заметно даже тусклого огонька. То ли все местные жители еще спали, то ли дома были не обитаемыми. Подойдя поближе к окнам первого этажа и заглянув в них, Виктория решила, что, скорее всего, верно ее второе предположение. Окна оказались грязными, давно не мытыми, почти все – без занавесок, на некоторых подоконниках был навален какой-то мусор, а пару стекол пересекали длинные трещины.
Поначалу Вику это обрадовало. Нет людей – значит, никто на нее не нападет, никому не придется объяснять, кто она такая и что делает в этом дворе, никто не помешает ей в любой момент перейти в другой мир. Но потом она снова испугалась. Вспомнила, что убегать из этого безлюдного мира ей теперь некуда. В реальном мире, в той квартирке, где последнюю неделю жили они с Линдой, ее наверняка будет ждать засада. Как и в других местах, где Виктория пряталась раньше и откуда ей с друзьями-энгэ тоже в свое время пришлось бежать. Значит, возвращаться надо будет наудачу, в новое, неизвестное место – мысль об этом заставила Вику вздрогнуть. Без посторонней помощи она пока что может попасть куда угодно – и в чью-нибудь иллюзию, и в какое-нибудь совсем непригодное для жизни место реального мира. В пустыню, к примеру, или в открытый океан…
- Бррр! – Добровольскую передернуло, и она прислонилась к стене, возле которой стояла. Теперь ей стало совсем страшно. Даже если она сможет вернуться в настоящий мир и попадет в какое-нибудь безопасное место – как она найдет своих друзей? Да и живы ли еще эти друзья? Жива ли Линда, а если жива, то удалось ли ей тоже переместиться куда-нибудь или она сейчас в плену у отступников?
Вика попыталась вспомнить, где находилась и что делала Линда в последний момент перед ее побегом. Она же видела ее краем глаза! Наставница тоже лежала на полу, сначала пыталась подползти к Виктории, чтобы схватить ее за руку, но потом вбежавшие в кухню «минусы» бросились к ним обеим… В тот момент Виктория и переместилась в это неизвестное место. Линда же тогда еще оставалась в кухне. Могла она успеть сбежать после Вики? При ее опыте в этом деле – безусловно, могла. Успела ли она это сделать теперь? Скорее всего, успела, но могла ведь и замешкаться…
«Нет, лучше не думать о самом худшем! – решила Виктория. – Конечно же, Линда спаслась, разве может быть иначе? Мы с ней еще встретимся и будем хвастаться перед парнями, как нам ловко удалось сбежать! Еще посмеемся над случившимся… когда-нибудь…» Она не очень-то верила в это, но другой возможности успокоиться у нее все равно не было. Лучше уж убедить себя, что у подруги, с большой вероятностью, все в порядке – насколько вообще все может быть в порядке после экстренного бегства в неизвестный мир. Хотя Линда могла успеть представить какую-нибудь конкретную иллюзию и уйти в нее.
У Виктории таких навыков не было, и поэтому мир, в который она провалилась, пока вызывал у нее слишком много недоверия. Она с опаской поглядывала на окна домов вокруг, а о том, чтобы выйти из двора-колодца, ей было страшно даже подумать. У нее даже мелькнула мысль о том, чтобы попробовать сразу переместиться куда-нибудь еще, но перспектива отправиться в другое неизведанное место пугала не меньше. Но не сидеть же в этом пустом дворе вечно? Молодая женщина глубоко вздохнула и медленно, неуверенными шагами двинулась к низкой арке, за которой начиналась темная и страшно подозрительная подворотня. Она оказалась довольно длинной, как тоннель, но, в конце концов, вывела Викторию на улицу – такую же заброшенную и пустынную, как и двор. Людей по-прежнему нигде не было, и по всем признакам можно было с уверенностью сказать, что они исчезли из этих мест очень давно.
- По крайней мере, здесь на меня точно никто не нападет, - сказала Виктория вслух – идти по улице в полной тишине было очень неуютно. А отсутствие людей, которые могли бы причинить ей какой-нибудь вред, вскоре перестало утешать молодую женщину. В голову стали приходить новые, такие же страшные мысли: «Раз в этом городе нет людей, тут должны были расплодиться крысы… А люди могли погибнуть при какой-нибудь эпидемии, и я тоже могу заразиться…»
Она подозрительно косилась на каждую открытую дверь и кучу мусора, ожидая, что оттуда выскочат полчища крыс или еще какой-нибудь хищной живности. Однако пока ничего страшного не происходило. А улица, по которой шла Виктория, даже как будто бы становилась чище. Немного осмелев, путешественница по мирам стала осторожно заглядывать в подъезды и окна первых этажей. На лестницах и в квартирах царил тот же беспорядок, что и снаружи, кругом валялись обломки каких-то вещей, бумажки и огромные клочья пыли. Миновав несколько таких домов, Вика решилась войти в один из подъездов и поднялась по лестнице на второй этаж. Картина была все той же: толстый слой пыли на полу и ступеньках, облупившиеся стены и нигде никаких человеческих следов, даже самых незаметных…
Вика снова вышла на улицу и некоторое время стояла на месте, раздумывая, что делать дальше. Имело ли смысл поискать людей или лучше всего покинуть эту странную иллюзию? «Хотя… иллюзия ли это? – вдруг засомневалась Виктория. – Ведь если это мир, созданный чьим-то галлюцинатором, то в нем должен быть хотя бы один житель – обладатель этого галлюцинатора! А здесь, по крайней мере, на этой улице, точно никого нет… Правда, он может жить в другом конце этого города или в другом городе, если они тут есть… А может быть, так выглядят миры, хозяева которых умерли?!»
И внезапно, словно в ответ на мысли женщины, город вокруг нее начал меняться. Вика не сразу поняла, в чем дело – просто ее вдруг вновь охватило предчувствие опасности, и на этот раз оно было гораздо сильнее, чем раньше. Она завертелась на месте, пытаясь понять, откуда исходит эта опасность, и в первый момент ей показалось, что в конце улицы клубится густой туман. Очертания домов там стали расплывчатыми, а небо сменило цвет, стало каким-то серым, словно его закрывали тучи…
- Что там за фигня? – пробормотала Виктория, напряженно вглядываясь вдаль, и внезапно ей стало ясно, что это не туман и не тучи. Дома и асфальт вдалеке действительно менялись. Они словно бы растворялись в воздухе, распадались на отдельные кусочки, словно картинка, которую увеличили на компьютере слишком сильно и которая превратилась во множество разноцветных пикселей. А потом эти кусочки обесцвечивались, становились светло-серыми и постепенно исчезали. После дальних домов на обеих сторонах улицы распадаться начали два следующих, тех, что были ближе к Виктории, потом в пиксели превратились еще более близкие здания, потом еще…
Вика смотрела на это невероятное, невозможное явление остановившимися глазами и не могла даже пошевелиться. А мир продолжал разваливаться на пиксели быстрее и быстрее – словно какая-то невидимая волна неслась через пространство, уничтожая все на своем пути. Вот уже совсем близко начали расплываться здания, фонарные столбы и будки автобусных остановок…
Виктория ахнула, приходя в себя, оглянулась и с ужасом увидела, что позади нее мир тоже стремительно исчезает. От домов остались совсем неясные очертания, а по асфальту словно бы разбежались во все стороны трещины. Некоторые из них уже приближались к носкам ее туфель…
- Мама-а!!! – завизжала молодая женщина, и у нее потемнело в глазах. В портал, который ей все-таки чудом удалось вызвать, она опять прыгнула, не видя его. Мир вокруг исчез – и она не сразу смогла понять, что случилось потом. То ли она тоже исчезла, распалась на молекулы, как эта заброшенная реальность, то ли ей все же удалось улизнуть из нее до того, как она полностью прекратила существовать.


Ответ пришел позже. Виктория почувствовала, что опять лежит на чем-то твердом и что ей довольно холодно, и несмело приоткрыла глаза. Было темно, но над головой сверкали яркие звезды, а ниже, над горизонтом, мигало что-то похожее на огонь маяка. А лежала женщина, как выяснилось, на траве в широком – ей даже показалось, что бескрайнем – поле. Потом, правда, Вика разглядела справа черную стену леса, а слева почти не видимые на фоне ночного неба силуэты гор.
«Жива!.. – вздохнула она. – И если это маяк, то мир, видимо, обитаемый… Да к тому же, кажется, экологически чистый – вон какой воздух здесь свежий!» Она встала, выпрямилась и поежилась: воздух, пожалуй, был даже чересчур свежим. Но по сравнению с опасностью, которой Виктория только что избежала, это была такая мелочь!
Ей хотелось отдохнуть после всех волнений, но она слишком замерзла, чтобы сидеть на месте, так что решено было идти к единственному признаку цивилизации – не то маяку, не то просто какой-то башне с мигающим прожектором. Вскоре Виктория перешла на бег, потихоньку согрелась и, несмотря на усталость, почувствовала себя почти счастливой. «Тот, предыдущий мир точно был иллюзией умершего человека! – думала она на бегу. – Видимо, какое-то время они существуют даже после нашей смерти, а потом вот таким образом разрушаются… Наверное, сначала в них исчезают люди и вообще все живые существа, потом разрушаются непрочные материалы, а под конец распадается вообще все. Жуткое дело!» Ее передернуло, но уже через минуту страх прошел, и ему на смену пришли более радостные мысли: никто ведь раньше не знал, что происходит с иллюзиями после того, как умирает их автор! Получается, что это она, Виктория Добровольская, сделала важное открытие! Хотя пока трудно сказать, чем оно может помочь энгэ-плюсам в их деле… Но, по крайней мере, они будут знать, что из безлюдных и запущенных миров надо срочно уходить!
С этими мыслями довольная Виктория стала бежать еще быстрее, и маяк заметно приблизился. Теперь она уже не сомневалась, что это маяк – за ним в свете недавно взошедшей луны, блестело море, и в воздухе ощущался легкий соленый запах. Странно было лишь одно: кроме маяка поблизости как будто бы не было никаких строений. Во всяком случае, Вика не видела больше ни одного огонька ни на берегу, ни на море. Неужели она попала в какое-нибудь дикое место, где живет только смотритель маяка и куда редко заходят корабли?
Вика немного замедлила бег, а потом и вовсе пошла шагом. Если здесь живет только смотритель маяка и больше никого нет, то как она объяснит ему свое появление? Может, проще прямо сейчас сосредоточиться и совершить еще один переход? Женщина совсем остановилась, перевела дух и, немного подумав, все-таки зашагала дальше. Слишком уж она устала, чтобы перемещаться прямо сейчас: надо хоть немного отдохнуть, а еще лучше – поспать. Если же на маяке что-то заподозрят – тогда она все-таки сбежит в другую реальность.
Маяк был уже близко. До Добровольской доносился не только приятный запах моря, но и шум волн. «Если меня не пустят на маяк или окажется, что там никого нет – отдохну на пляже! – решила она. – Поваляюсь на песке, а может, там и лежак найдется…»
Она снова побежала и в несколько прыжков достигла берега. Пляжа там не оказалось: берег был высоким, скалистым, и волны с шумом разбивались о беспорядочное нагромождение острых камней. «Да уж, тут не поваляешься! – усмехнулась Вика. – Вот бы Линда поиздевалась надо мной – сказала бы, что только такая фифочка, как я, уверена, что пляж есть на любом морском берегу!»
Но уже в следующую секунду ей стало не до насмешек над собой. Со стороны маяка послышался чей-то гневный вопль, и, обернувшись, Виктория увидела несущегося к ней человека. Был он невысоким и толстеньким, на бегу смешно подпрыгивал и яростно размахивал руками. Вике этот человечек показался таким нелепым, что она даже не подумала испугаться, и лишь приветственно замахала рукой ему в ответ. Однако в ответ он разразился новыми криками, явно не радостными.
- …вообще посмела сюда прийти!!! – долетел до Вики конец его возмущенной тирады. Она на всякий случай отступила назад и показала ему раскрытые ладони.
- Здравствуйте! Простите за беспокойство, я здесь случайно оказалась… - начала она объяснять, но круглый человечек, подбежав к ней поближе, снова разразился руганью:
- Здесь частная территория! Везде таблички стоят!!! Чего вы все сюда лезете, чего мимо не пройти?! Вон отсюда!!!
- Хорошо-хорошо, я сейчас уйду, скажите только, здесь еще кто-нибудь поблизости живет? – скороговоркой спросила Вика, воспользовавшись моментом, пока странный местный житель набирал воздуха для нового вопля.
- Никто здесь не живет! Никого тут больше нет!!! Я об этом позаботился, а вы все лезете ко мне, лезете!.. – еще больше распалился негостеприимный хозяин маяка. – Сейчас я на тебя собак спущу! Они у меня модифицированные, они от тебя в пять минут один скелет оставят!!!
- Да нужен ты мне! – огрызнулась Виктория и отбежала еще на несколько шагов назад. Встречаться с модифицированными собаками, что бы под этим ни подразумевалось, ей не слишком хотелось. Но чтобы переместиться в другой мир, надо было сосредоточиться – а как это сделать, когда на тебя, не переставая, орут?!
- Два года здесь все обустраивал, сигнализацию настроил, собак самых лучших купил – а они все равно лезут! – продолжал разоряться местный житель.
- Перестаньте кричать! Дайте мне спокойно уйти! – потребовала Виктория. Ответом ей стал еще более громкий крик, почти перешедший в визг:
- Никуда от вас не спрячешься, везде достанете, самое заброшенное место выбрал – все равно достали!.. Все, спускаю собак!!!
В руках у него появился маленький пульт, и Вика не стала дожидаться, пока он им воспользуется. Она бросилась бежать к ближайшим кустам, стараясь не слушать, что кричит у нее за спиной любитель одиночества, и думать только о том, куда ей нужно переместиться. «Туда, где много людей! Нормальных! Которые меня не обидят!!!» - повторяла она про себя, вприпрыжку пробегая по неровному берегу и влетая в кусты.
Сзади послышалось громкое угрожающее рычание, больше похожее не на собачье, а на львиное. Этот рык заставил Добровольскую бежать еще быстрее, она продралась сквозь кусты и внезапно вылетела на самый край обрыва, под которым плескались морские волны.
- Хоть куда-нибудь! – завопила она, чувствуя, что не может удержать равновесие, и полетела вниз.
Вихрь, завертевшийся перед ней, опять получился почти невидимым, и Вика была уверена, что пролетит сквозь него. Зажмурившись, она приготовилась упасть в холодную воду, но вместо этого опять приземлилась на твердую поверхность, каким-то чудом встав на четвереньки и умудрившись не слишком сильно удариться.
- Ох! Опять удалось… - простонала молодая женщина, открыв глаза.
Ей действительно снова повезло попасть в новую реальность, и судя по всему, именно такую, в какую она стремилась. Там было довольно много людей и настроены они были совсем не враждебно. Они медленно, прогулочным шагом, шли мимо Виктории и, казалось, не обращали на нее ни малейшего внимания. А самой ей опять пришлось вставать, кряхтя и хватаясь за ушибленные места, и осматриваться.
На этот раз ее забросило в какой-то парк. Во всяком случае, больше всего это место напоминало именно парк или сад: деревья здесь росли ровными рядами вдоль аккуратных чистых дорожек. Люди, гуляющие по ним, были нарядными и весело улыбающимися. Некоторые бродили в одиночку, некоторые – парами или небольшими группками. Отовсюду слышались беззаботная болтовня и смех…

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #205  
Старый 25.04.2016, 21:32
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Человек в шаре" [3/3]:
К счастью, Добровольская, падая в эту реальность, попала не на аллею, а на газон, отгороженный от нее деревьями, поэтому ее появления никто из местных жителей не заметил. Решив немного отдышаться и прийти в себя после всех недавних переживаний, она отошла еще дальше от дорожки и присела прямо на газон. Трава была мягкой, а воздух – по-летнему теплым, особенно после холодного ветра на морском берегу в предыдущем мире. Вспомнив, как она только что мерзла на этом ветру, молодая женщина вздрогнула, а потом злорадно усмехнулась: так и надо этому психу, который придумал для себя такой мир! «Интересно, как его реальность взаимодействует с другими? – задумалась она. – Наверное, он работает дома, на компьютере, и все дела обсуждает только по переписке… Но ведь к нему домой может кто-то случайно зайти – соседи там, рекламщики какие-нибудь… Он воспринимает их так же, как меня – людьми, которых случайно занесло на его пустынный берег?» Впрочем, это все было уже не важно, теперь надо было как-то освоиться в новой реальности. Прежде всего – найти место для отдыха. Справедливо рассудив, что если она находится в парке, то там должны быть скамейки, Виктория решила отправиться на их поиски. Она вышла на аллею и зашагала по ней, делая вид, что так же, как и местные жители, лениво прогуливается. Ей навстречу шла компания молодых людей, весело щебечущих о чем-то, как и все остальные в этом парке. Приблизившись к ним, Добровольская приветливо улыбнулась, стараясь стать как можно больше похожей на местную жительницу, но прохожие, как ни странно, отреагировали на ее улыбку совсем не так, как она ожидала. Ее смерили презрительными взглядами и, поморщившись, расступились, давая ей пройти. Вика, не понимая, чем вызвала такое отношение, ускорила шаг, чтобы поскорее оставить странную компанию позади. Но за этими молодыми людьми шла еще одна парочка, и эти парень с девушкой, посмотрев на Викторию, тоже наградили ее недовольными гримасами. «Что за хрень?» - Вика незаметно оглянулась и посмотрела им вслед. Парочка шла дальше и о чем-то шепталась – уж не о ней ли?
Больше впереди никого не было, и Виктория, остановившись, принялась осматривать свою одежду. Может, с ней что-то не так? Брюки у нее и правда были местами в пыли, а плащ слегка помялся. До знакомства с энгэ Вика тоже посчитала бы это ужасным несчастьем и ни за что не появилась бы в таком виде на людях. Но в последнее время ей не раз приходилось выглядеть еще менее опрятно, и она уже давно не придавала этому особого значения. А в этой иллюзии, значит, жили одни эстеты?
Вика пошла дальше, решив все-таки найти место, где можно посидеть. По дороге ей еще несколько раз попались навстречу местные жители, и она окончательно убедилась, что вызывает у них только негативные чувства. Посмотрев на нее, все мгновенно либо отводили глаза, либо насмешливо фыркали, а одна уже немолодая дама и вовсе довольно громко пробурчала у нее за спиной: «Кто вообще этих уродов сюда пускает?!» При этом далеко не все гуляющие выглядели безупречно: попадались среди них и растрепанные, и в мятой одежде. Возможно, что-то не так было с фасоном или цветом Викиного наряда или дело было вообще не в одежде – разбираться в этом ей все равно было некогда. Убедившись, что вызывает у местных только негатив, который они даже не пытаются скрыть, она еще ускорила шаг и стала смотреть под ноги, чтобы даже случайно не встречаться ни с кем глазами. Так искать скамейку было легче, хотя злое бормотание за спиной все равно заставляло Викторию нервно вздрагивать. К счастью, скамью она, в конце концов, нашла, да еще в окружении кустов, так что там можно было сидеть, почти не опасаясь обидных взглядов.
«Неужели я так же себя вела, когда встречала бедно одетых или некрасивых людей? – упрекала себя Вика, глядя на мелькающих за кустами посетителей парка. – Да чтоб я еще когда-нибудь, хоть раз…!» Она вспомнила свою собственную иллюзию, в которой жила до встречи с энгэ – ну да, именно так, свысока, она поглядывала на людей, одетых в скафандры, а значит, не имеющих средств для покупки препаратов, позволяющих обходиться без них. Ей казалось, что это было страшно давно, а может, даже во сне или в другой жизни… Хотя в каком-то смысле это и был именно сон, вызванный галлюцинаторами – и можно сказать, что спала Вика тогда очень крепко…
Но долго ругать себя молодая женщина не умела. Отогнав неприятные воспоминания, она сосредоточилась на текущем моменте. Как-то устроиться в этом странном мире у нее, скорее всего, не получится. По неизвестной причине она здесь считается изгоем, и если даже найдет таких же презираемых людей, их образ жизни ей вряд ли понравится. Нет, из этой иллюзии тоже надо уходить, и чем скорее, тем лучше! А то еще выяснится, чего доброго, что таким, как она, - ох, знать бы еще каким именно! – запрещено находиться в парке, и кто-нибудь из гуляющих натравит на нее полицию…
Виктория вздохнула. Сколько раз ей еще придется попадать в чужие иллюзии, такие странные, нелепые, а иногда и вовсе умирающие?! И каким будет следующий мир – вдруг еще более опасным, чем предыдущие?.. Нет уж, этого допустить нельзя, хватит с нее!
Женщина встала со скамейки и осторожно выглянула на аллею – нет ли поблизости этих наглых местных жителей? На аллее никого не оказалось, и она пошла по ней сама, на ходу пытаясь представить, куда ей теперь нужно – просто крайне необходимо – попасть! Добровольская не была уверена, что переход из одной реальности в другую может полностью зависеть от ее желаний, но подозрения, что они как-то влияют на него, появились у нее еще в первом, умирающем мире. Туда она попала, стремясь убежать как можно дальше от настоящей реальности, где ее могли уничтожить или взять в плен негативисты. И что получилось – она оказалась в таком месте, где ее вскоре не смог бы найти вообще никто! Оттуда она тоже бежала, куда глаза глядят, но ей хотелось попасть в «живой», стабильный мир, и она по-прежнему опасалась встречи с людьми – и ее забросило в иллюзию, где жил всего один обитатель. После этого Вика захотела к людям, в обитаемый мир, но по-прежнему боялась, что ее могут обидеть – и теперь находилась среди людей, которые брезговали даже смотреть на нее. Слишком много совпадений!
А значит, она может усилием воли перейти в ту реальность, которая ей нужна. Вот только как правильно сосредоточиться на своем желании? Как сделать так, чтобы это желание не исполнилось лишь частично?
- Куда я хочу попасть? – спросила Виктория сама себя вслух и тут же ответила. – К Павлу!
В этом у нее не было никаких сомнений. Где бы ни находился ее муж, с ним она преодолеет любые опасности, вместе они смогут вернуться в реальный мир и найти своих соратников. Да к тому же она столько всего узнала о технике перемещения – и об этом тоже надо скорее рассказать Павлу!
Но забросит ли ее именно к любимому мужу, если она просто будет думать о нем в момент перехода? Что ж, проверить это она все равно сможет, только попробовав!
Вика остановилась и, почти не глядя вокруг, сосредоточилась на образе Павла. «Я хочу к нему, я хочу туда, где будет он!» - повторяла она про себя, пока перед ней не сформировался вихрь перехода – на этот раз достаточно плотный и темный. Добровольская сделала шаг, и окружающий ее мир в очередной раз исчез, чтобы тут же смениться новой реальностью. Женщину обдало холодом, и она вздрогнула. И где она теперь? Удалось ей попасть в «заказанную» реальность, где находился Павел Ефимцев?
Она завертела головой, осматриваясь, и ахнула от неожиданности. Куда бы ее ни занесло, это был самый необычный мир, какой она когда-либо видела. Небо в нем скрывал полупрозрачный купол, судя по всему, очень толстый. А под ногами была смерзшаяся земля, кое-где тоже скрытая коркой льда, а кое-где – поросшая голубоватым мхом. То тут, то там, возвышались большие ледяные глыбы, высотой в человеческий рост, а порой и больше, но местами, прямо среди льда зеленели какие-то маленькие кустики с овальными листочками. Приглядевшись, Вика заметила, что кое-где на земле и на покрывавшем ее инее отпечатались следы обуви. «Но здесь ведь должно быть очень холодно!» - подумала Добровольская, и лишь после этого почувствовала, что воздух и в самом деле был ледяным. Он обжигал ей лицо и руки, обжигал горло при каждом вздохе, и женщине стало ясно, что если она немедленно не окажется в тепле, то ни Павла, ни кого-либо еще уже никогда не увидит.
- Эй! – закричала она. – Есть здесь кто-нибудь?! – и побежала налево, туда, где сквозь прозрачные глыбы как будто бы просвечивало что-то темное. Судя по следам, люди здесь были, и это темное пятно вполне могло быть постройкой. Во всяком случае, Виктории очень хотелось верить, что это именно постройка, где можно согреться, а не какой-нибудь огромный камень.
Она бежала, скользя по замерзшим лужам, спотыкаясь и падая, вскрикивая каждый раз, когда ее ладони упирались в жгуче-холодный иней на земле. С каждым разом ей было все труднее вставать и бежать дальше, с каждым разом все хуже слушались ее замерзшие руки и ноги. А странная тень, показавшаяся ей домом, все не приближалась, и ее даже не удавалось как следует разглядеть…
- Кто-нибудь! Помогите!!! Павел! – крикнула Виктория из последних сил. Ее голос эхом разнесся по ледяному миру, но, кроме него, она не услышала ни звука.
«Надо уходить отсюда! В другое место, туда, где тепло!» - решила она и попыталась сосредоточиться на переходе, но холод, заставлявший ее трястись, мешал даже в самых общих чертах представить другую реальность. Вика уже не верила, что где-то может быть тепло, не верила, что когда-нибудь сможет согреться.
А потом она в очередной раз поскользнулась, упала и поняла, что не сможет встать.
- Павел… - прохрипела она непослушными губами. – Ну где ж ты?
Ей показалось, что она опять слышит эхо своего голоса, хотя в этот раз он звучал совсем тихо. Но она не смогла даже повернуться в ту сторону, откуда послышался звук.
Людей, выехавших из-за большой глыбы льда на лыжах и заспешивших к ней, Виктория тоже уже не увидела.


Ее куда-то несли и пытались разбудить, хлопая по щекам, ее заставляли глотать какую-то обжигающую, в буквальном смысле огненную жидкость, рядом с ней что-то кричали несколько голосов, но Вика не могла заставить себя ни открыть глаза, ни пошевелиться. А потом ей вдруг снова стало тепло, и даже жарко, ее положили на что-то мягкое и закутали толстым одеялом, и она опять перестала что-либо чувствовать.
Правда, потом Добровольская как будто бы просыпалась несколько раз и видела, что лежит на полу в тесной маленькой комнате, но там было слишком темно, чтобы рассмотреть, где именно она находится и есть ли рядом кто-то еще. Впрочем, Вике и не хотелось ничего разглядывать. Она была в тепле, она могла отдыхать – а больше ей в тот момент ничего не было нужно…
Когда она проснулась окончательно, в комнате стало немного светлее. Виктория осторожно приподнялась, но сразу же почувствовала такую слабость, что поспешила лечь обратно. Но она успела заметить, что у противоположной стены на полу была расстелена еще одна постель и на ней тоже кто-то спал, с головой укрывшись одеялом, а в углу как будто бы кто-то сидел на стуле. Увидев, что женщина проснулась, этот человек встал и вышел на середину комнаты. Вел он себя как-то странно: остановился и уставился на Вику немигающим взглядом. Лицо его при этом было неподвижным и ничего не выражающим, словно хорошо сделанная маска.
Но испугаться его Добровольская не успела. Странный человек подошел к второй постели, наклонился над ней и негромко произнес:
- Проснитесь! Вы просили разбудить вас, когда девушка очнется.
- Да-да! – ответил ему сонный женский голос, и из-под одеяла показалась чья-то растрепанная голова.
Добровольская снова попыталась сесть, но у нее начала кружиться голова, и она посчитала, что разумнее всего будет дождаться, когда хозяйка встанет и сама подойдет к ней поближе.
Это была женщина лет сорока, с пышными, но уже начавшими седеть волосами. Она завернулась в одеяло, уселась прямо на пол рядом с постелью Виктории и осторожно взяла ее за руку:
- Как вы себя чувствуете? Болит что-нибудь? Голова кружится? – засыпала она Вику вопросами. Странный молодой человек при этом продолжал стоять посреди комнаты, но хозяйка не обращала на него ни малейшего внимания.
- Ничего не болит, только слабость… - ответила Виктория и в свою очередь спросила: - А кто вы?
Женщина удивленно рассмеялась:
- Я сама хотела вам задать тот же вопрос! Кто вы и откуда? Из Центрального или из Ягодного?
- Я… очень издалека, - пробормотала в ответ Добровольская, не зная, как объяснить приютившей ее женщине, что существует множество разных миров.
- Ты с другого континента?! – воскликнула ее собеседница с таким изумлением, словно Виктория говорила о чем-то совершенно невероятном. В ее взгляде даже мелькнул испуг.
- В общем, да. В каком-то смысле, - сказала Вика.
- Так… - женщина внезапно обернулась к неподвижно стоящему парню и торопливо приказала. – Позови Андрея, быстро!
Парень, не говоря ни слова, вышел из комнаты. Добровольская с удивлением посмотрела ему вслед.
- Это ведь не человек? – спросила она осторожно. – Это робот?
- Ну конечно же, это наш домашний искин, - ответила хозяйка и снова удивленно подняла брови. – Если ты с другого материка, то должна была видеть искинов постоянно! Или там что-то случилось, и их больше нет? Их всех съели вампиры?!
- Я не знаю, - вздохнула Вика. – В том месте, где я жила раньше, не было ни роботов, ни вампиров. Я…
- Вы хотите сказать, что где-то есть еще поселения людей? – в комнату вошел пожилой мужчина с длинной густой бородой.
- Да, конечно! – ответила Добровольская. – А разве вы… об этом не знаете?
Приютившие ее хозяева переглянулись. На их лицах застыло неподдельное удивление. А Виктория, тем временем, повнимательнее оглядела комнату, в которой находилась. Обстановка в ней была странной: окон не было, в углу стоял пластиковый белый офисный стол и такие же стулья, обшарпанные и явно очень старые, другой мебели не было вообще. Как не было и еще каких-нибудь современных вещей, сделанных на фабриках. Пол и стены закрывали многочисленные коврики, большие и маленькие, сделанные, как показалось Вике, вручную. Освещалась комната несколькими плошками, в которых горел огонь…
- Скажите! – внезапно осенило молодую женщину. – Вы знаете, что такое галлюцинаторы?
Ее собеседники снова посмотрели друг на друга и пожали плечами.
- Первый раз слышу это слово, - сказал мужчина. – Что это?
Добровольская откинулась на подушку и на мгновение прикрыла глаза. Ей повезло даже больше, чем она рассчитывала – она попала в реальный мир!
- Вы можете рассказать обо всем по порядку – откуда вы и как попали в наш поселок? – спросила ее хозяйка.
- Именно это я и хочу сделать! – ответила Виктория. – Вот только… что-то мне нехорошо опять…
- Ой, мы ее замучили вопросами, а она ведь только в себя пришла! – виновато воскликнула женщина. – Андрей, позови Елену! А я сейчас бульончик тебе разогрею, - вновь повернулась она к Вике.
Той совсем не хотелось есть, но слушать ее возражения хозяева не стали, заявив, что теперь ей надо набираться сил.
- Вы пока поешьте, а я позову помощников нашего старосты, - сказал ей мужчина. – Чтобы вы нам всем сразу рассказали, кто вы и откуда.
«Интересно, почему он пошел за помощниками, а не за самим старостой? – удивилась было Вика, но быстро сообразила. – Да он же, наверное, и есть самый главный тут!»
Ела молодая женщина, почти не чувствуя вкуса горячего бульона. Ее опять начало клонить в сон, но она твердо решила сначала поговорить с местными жителями и расспросить их о Павле. Он должен был находиться где-то здесь – иначе она сама не попала бы в этот странный холодный мир!
У нее даже мелькнула мысль, что Павел может прийти к ней вместе с другими помощниками старосты. Но эта ее надежда не оправдалась. Хозяин дома вернулся с тремя такими же бородатыми мужчинами и одним молодым парнем, но все они были незнакомы Виктории.
- Расскажите нам, кто вы и откуда, - попросил ее староста, а его жена помогла Добровольской сесть, подложив ей под спину еще одну подушку.
И Вика начала рассказывать. Она старалась подбирать самые простые слова, опасаясь, что слушатели не поймут ее объяснений, но вскоре стало ясно, что в этом нет необходимости. Местные жители, возможно, не смогли до конца разобраться, что такое галлюцинаторы с технической точки зрения, но зато сразу ухватили главный принцип их действия.
- Вы хотите сказать, что большинство людей создают сами себе наваждения и живут в них? – спросил Викторию один из них, отличавшийся самой роскошной бородой и одетый в необычный черный балахон.
- Именно так! – подтвердила Добровольская.
- И есть такие, кто не поддается наваждениям и может по собственной воле залезать в чужие иллюзии? – с живейшим интересом уточнил молодой человек?
Вика кивнула:
- Да. Я сама из таких.
- Но если это так и если наш мир, как вы говорите, является настоящим, то где прячутся все эти поддавшиеся наваждениям люди? – вступила в разговор жена хозяина. – Вся наша планета сейчас населена искинами, роботами, и они воюют друг с другом.
- Может, другие люди где-то прячутся, так же, как и вы, и тоже не знают о вашем существовании? – предположила Добровольская, но, еще не закончив фразы, поняла, что дело в другом. – Нет, послушайте! Все не так, скорее всего, те земли, где живут роботы, на самом деле тоже – чья-то иллюзия!
- А как же наше поселение? – переглянулись ее слушатели. – Оно-то – точно не наваждение, раз у нас нет этих ваших штук!
- Ваше – нет, не наваждение, - подтвердила Добровольская.
- Как же оно совмещается с остальным нашим миром? – удивился староста.
- Этого я не знаю, - развела руками Добровольская. – Но в этом, наверное, смогут разобраться мои друзья – они тоже могут переходить из одной реальности… одного наваждения в другое. Один из них – мой муж, Павел Ефимцев. Я рассчитывала встретить его, когда перемещалась сюда.
Местные жители снова ответили ей удивленными взглядами.
- Не знаю такого, - покачал головой староста, и остальные молча повторили его жест.
- Если бы он попал в какой-нибудь из соседних поселков, я бы уже знала, - поддакнула его жена. – Но, может быть, он сейчас на другом континенте?
- Если это так, туда можно добраться? – тут же спросила Виктория. Ее собеседники нахмурились и виновато развели руками.
- Из поселка – нельзя, - ответил староста. – Он спрятан подо льдом, и мы не выходим наружу, чтобы искины не могли нас увидеть и проникнуть сюда. Но если вы умеете перемещаться по чужим наваждениям, может быть, сможете попасть и туда?
Вика испуганно захлопала глазами:
- Ну… наверное смогу…
- А сможете вы и нас этому научить? – спросил молодой человек и, оглянувшись на своих старших товарищей, добавил. – Если вдруг искины узнают о нашем существовании или случится еще что-нибудь – тогда нам может пригодиться это умение!
Остальные одобрительно закивали. Добровольская растерялась – сейчас она не была уверена, что сможет не то что создать портал и уйти в другую реальность, а хотя бы просто встать на ноги и пройтись по комнате. К счастью, хозяйка вновь догадалась о том, как она себя чувствует, и пришла ей на помощь.
- Дайте ей теперь отдохнуть! – велела она мужчинам. – Прямо сейчас она точно не сможет ничему вас научить!
Тем явно хотелось если не начать учиться прямо сейчас, то хотя бы задать гостье еще несколько вопросов, но спорить с женой старосты никто не решился. Она выпроводила всех из комнаты и присела на пол рядом с Викиной постелью:
- Как ты сейчас? Тебе еще что-нибудь нужно? Я буду в соседней комнате, если что – пусть искин меня позовет, скажешь ему!
Добровольская благодарно улыбнулась:
- Спасибо вам…
- Не за что, милая. Спи, набирайся сил! – улыбнулась ей хозяйка, и Вика с удовольствием последовала ее совету.
Она лежала, закутавшись одеялом и наслаждаясь теплом, и, уже засыпая, думала о том, что скоро они с Павлом обязательно встретятся. Может быть, она сможет переместиться к нему, в ту страшную реальность, от которой прячутся ее новые знакомые, а может, он сам скоро попадет сюда… Это было неважно. Главное, что скоро они опять будут вместе – в этом Виктория не сомневалась.


А Ринат Ибрагимбеков и вовсе никогда не ведал сомнений, потому что его на них не запрограммировали. Существуя как человек, подражая людям и сознавая себя мужчиной, это существо – хотя, скорее, создание – вело полуреальный образ жизни. Когда надо было радоваться – радовалось, когда опечалиться – грустило, когда разозлиться – выходило из себя, а порой проявляло верх самообладания… в общем, как обычный житель Земли. Но в поступках этого создания не было главного – истинности.
Ринат, продолжая спать в позе эмбриона, развернулся в шаре, ткнув его стенку обутой в военный сапог ногой. Невидимая, почти тлетворная стенка пошла крупной рябью, похожей на пузыри. Ибрагимбеков сладко улыбнулся: то ли увидел во сне нечто приятное, то ли что-то иное его развеселило, однако вдруг из-за этого незапрограммированного мига реальность вокруг стала светать. Мрак, казалось, сделался менее глубоким и пугающим, но если тут ещё оставались какие-то сомнения, то следом случилась вещь, которой можно дать лишь одно толкование: сквозь прореху в пространстве-времени внутрь завода упал Павел Ефимцев.
При падении он немного повредил плечо, отчего при резких движениях оно постреливало – энгэ убедился в этом, пару раз взмахнув ушибленной частью тела.
- Ладно, не отвалится, - пошутил Ефимцев, - и слава… - но не договорил.
Прямо перед ним во внушительной прозрачной сфере, наводящей одновременно на мысли и о мыльных пузырях из детства, и о контейнерах в форме шара, и о высокотехнологических беспроводных устройствах, - там, внутри, в тесноте, в вакууме, тьме, вертелся-крутился и спал… сам Ринат Ибрагимбеков!
«Хотя что значит “сам”, - осадил себя Павел. – Думаю о нём, как о высшей сущности, а он ведь один из нас. Да что я: такой же, как мы!»
Такой ли?..
Массируя слабо, но ощутимо и неприятно ноющее плечо, «плюс» двинулся вперёд. Он старался не думать, где находится, где располагается завод, где «обитает» Ибрагимбеков. И ничуть не воодушевляли вопросы вроде: как построили это здание, кто и как создал этого искусственного человека, каким образом Ефимцев сюда попал… Впрочем, на последний вопрос ответ он всё же получил, проскользнув через мрак и подойдя чуть ли не вплотную к пузырю, достаточно близко, чтобы увидеть: странное человекоподобное создание… улыбается! Не грозно щерится, не ехидно ухмыляется – нет! Оно улыбалось; он – улыбался!
- Немыслимо…
- Очень даже мыслимо, - ответил откуда-то, словно бы отовсюду в царящей тишине, мужской голос. – Мысли, они стоят во главе всего, и они материальны. Всё, что мы есть, - это результат наших мыслей. Помнишь?
- Так сказал Будда, - не силясь понять, кто говорит с ним, ответствовал Павел. – А в Евангелии сказано, что последние станут первыми.
- Что ж, может быть… - задумчиво протянул незримый собеседник. – Ты пришёл-таки. А я сомневался.
- Почему? – Ефимцев решил принять навязанную незнакомцем словесную игру.
- Много было аргументов «против» этого.
- Но, наверное, не меньше «за»?
- Верно. Ты быстро учишься. Мне даже жаль, что скоро нам придётся расстаться. – Неясное чувство проскользнуло в этих словах.
- Угроза? – уточнил Павел, чтобы понять, как ему дальше вести диалог.
- Вовсе нет, дорогой братец, вовсе нет.
- Братец?
- Ну конечно. Все люди братья.
- А-а.
- Хо-хо-хо, я-то уж подумал, ты догадался… Ну да ладно. Продолжим?
- Что? Эти игры в слова?
Раздался оглушительный на фоне общего беззвучия смех.
- Нет-нет, никаких игр, только честное общение.
- Я готов.
- Уверен? Тогда держи.
В следующий миг перед лицом Павла возникла картинка, похожее на плитку изображение: по краям располагались окна, справа – вьющееся вечнозелёное растение, слева – сверхтонкий телевизор, по центру вверху – голочасы, снизу по центру – дорогой искусственный ковёр. А человек, что находился в окружении этих предметов интерьера, оказался не кем иным, как им самим, Павлом Ефимцевым.
- Что это?! – не сдержал удивления энгэ-плюс.
- Не узнаёшь собственную реальность? – хитро осведомился собеседник.
- Настоящую? Или ту, что годы рисовал мне галлюцинатор?
- Очень верный, очень правильный вопрос! Только я, пожалуй, мог его задать.
- Но задал-то я.
- Эх, Павел, Павел…
На зависшей в воздухе плитке загорелись обозначения и сенсорные клавиши, а затем из экрана влево и вправо выехали другие экранчики, а из них ещё, пока вереница изображений не взяла Ефимцева в кольцо. Он глянул на одно – Вика в окружении своих фоторабот и косметики; на второе – Линда в её мальчишеской одежде, с йэфом наизготовку, украшенным стилизованным рисунком водяного змея. На третьей он увидел Сержа и вещи, которыми тот пользовался; на четвёртой – Илью; на пятой – Артёма… всю четвёрку энгэ-заступников, что когда-то спасли ему жизнь. И прочих негаллюцинирующих, с которыми тесно общался.
- Крути мысленно, - подсказал невидимка, - твои мысли, они и это могут.
Павел догадался, о чём шла речь, и решил попробовать. Он мыслями уцепился за круг образов вокруг него, а потом повернул его, будто шофёр – руль. Просмотрев картины, Ефимцев уже хотел было обратиться к собеседнику с новым вопросом, когда внимание его привлёк последний человек на голографических экранах. Снова Павел, только на сей раз в окружении пустоты и черноты; лишь из-за спины выглядывала часть чего-то круглого. Мужчина присмотрелся и не сдержал возгласа удивления: сфера, куда заключён Ибрагимбеков!
- Господи! – выдохнул он. – Это… я?!
- В конце концов ты начал понимать – не всё, не на сто процентов верно, однако начал. – В голосе слышалась не издевка, но контролируемая радость. – Эта встреча не была предрешена, и никто не писал о ней. По сути, она бы в большинстве вероятностей не произошла, если бы не крохотная случайность. Тем не менее, как известно, крохотные случайности встречаются на пути гораздо чаще, чем однозначные предсказания. Так? Так. Поэтому я здесь. Поэтому мы здесь. – Говоривший сделал акцент на слове «мы», после хлопнул в ладоши и вошёл в появившийся ниоткуда круг света.
Павел, уже внутренне готовый к тому, что предстоит узреть, всё равно не сдержался и выругался.
- Это я. Ну конечно!
На человека чуть выше среднего роста, с размытыми чертами лица и короткой тёмной стрижкой смотрел… человек чуть выше среднего роста, с размытыми чертами лица и короткой тёмной стрижкой. Павел смотрел на Павла. Энгэ на энгэ – вот только…
- Ты их предводитель, - понимающе проговорил Ефимцев.
- Кого? – Ефимцев-2 беззаботно взмахнул рукой. – Отступников? Почти. Но не всё так просто, как, признаюсь, мне хотелось бы.
Настоящий Ефимцев сделал шаг вперёд; Ефимцев-2 моментально выхватил из кармана энтроп.
- Мы не договорили, - теперь в голос добавился лёгкий, однако немедленно узнаваемый оттенок угрозы. – Потому сделаешь ещё шаг – сотру тебя из реальности. Каково это, интересно, быть уничтоженным собственным воплощением?
- Может, ты мне и расскажешь? – произнёс Ефимцев-1, вскидывая руку и, когда рукав рубашки сдёрнулся, демонстрируя йэф; оружие выехало вперёд, он сжал его пальцами. – Ощущения будут немного иные, никто тебя уничтожать не собирается, зато ты сможешь рассказать об ощущениях изъятого с лица действительности псевдочеловека.
- Отнюдь не псевдо.
- Это мне решать: из нас двоих-то подлинный я.
- Правда? А ему кажется, - Ефимцев-2 кивнул в сторону мирно спящего Ибрагимбекова, - что мы оба ложны.
- Зачем ты показал их? – Ефимцев-1, не убирая йэфа, повёл рукой в сторону парящих экранов. – Это ведь твоих рук дело?
- Твоих-моих. Какая разница? Да и нет ни моих, ни твоих. А знаешь почему? Потому что это его рук дело. Да-да, Рината Ибрагимбекова.
- Он не человек.
- Это спорный вопрос: никто пока не доказал обратного.
- И не докажет, поскольку стена пузыря – это стена реальности, то есть истинной, не подложной действительности, а нет ничего более хрупкого, но и более надёжного, чем она.
- Согласен. Однако всё сказанное тобой – нами – означает, - что мы в тупике. И тебе придётся выбрать, кем пожертвовать.
- Что? – недоумённо переспросил Ефимцев-1.
Второй Ефимцев рассмеялся.
- Ну банальная же ситуация: давай, решай, чью жизнь ты отдашь в обмен на свою! И думай быстрее, а то мы с ним придём к выводу, что предложение слишком хорошо для тебя.
Ефимцев-настоящий кивнул; его держащая йэф рука чуть опустилась. Всё говорило о том, что он готовится сделать выбор, Павел же тем временем оком энгэ проник сквозь светящиеся сенсорные окошки в миры людей, чтобы были на них помещены, - благо, окна давали такую возможность.
Вот Виктория, в безопасности, в компании что-то говорящей ей Линды и молчаливого Сержа.
Вот остальные члены его команды, бегущие прочь из разрущающейся крепости под Антарктидой.
А вот и Павел Ефимцев собственной персоной, смотрящий на себя в том тёмном мире, где светится лишь экран, на котором Павел Ефимцев собственной персоной смотрит на себя… Зеркало в зеркале, растягивающее повторение до бесконечности.
И вот, конечно, лже-Ефимцев, почему-то в океане безбрежной пустоты.
Задумавшийся положительный энгэ поднял взгляд на Рината, чтобы моментально, незаметно для двойника просканировать эрзац-человека. Вот это да! Создания, по чьей вине всё началось, не существовало. Павел пытался осмыслить этот парадокс и пришёл к выводу, что это невозможно.
Безо всяких слов – без предупреждения, угрозы или насмешки, - тихо, как и положено злодею, Ефимцев-2 выстрелил; чёрный, даже на фоне концентрированной темноты завода, энтропийный сгусток полетел в его визави. Тот углядел атаку, наверное, за миллисекунду, и не обычным зрением, а предчувствием энгэ. Павел упал коленями на холодные, не видимые за слоем вечной ночи плиты. Энтропия, родив отвратительное, ужасающее чувство, пронеслась мимо и, может, растворилась во тьме, а может, проделала в стене ненастоящего строения дыру. Это было неважно. Потеряло важность совершеннейшим образом всё, когда Ефимцев-1 сделал правильный вывод.
Ненастоящее! Всё вокруг всё это время было ненастоящим! Не рождённым г-модулятором, а гораздо более ложным – просто никогда ни в чьём сознании не существовавшим! Так же как его двойник. Как Ринат Ибрагимбеков, в несуществовании которого они заперты. И затея разрушителей-отступников закончится крайне плачевно, если не прекратить её прямо сейчас. А как избавиться от странной, не вяжущейся с действительностью картинки перед глазами? Ну конечно! Старинным, детским способом.
И он выстрелил из йэфа в лениво поворачивающийся по разным осям шар с ненатуральным человеком внутри…


…Ринат Ибрагимбеков сморгнул…


…Раздался низкий голос:
- Павел! Ты с нами? Приём!
Послышался смех нескольких человек.
Ефимцев очнулся, заозирался кругом; товарищи по боевому отряду смотрели на него кто удивлённо, кто сочувственно, кто с улыбкой, а кто с интересом.
Сидящая справа Виктория ткнула мужа локотком.
- Ты провалился в сон прямо посреди речи!
Павел ошалело уставился на неё.
- Вика? Ты тут?
Она похлопала накрашенными глазками; и смех и грех – краситься, отправляясь на лекцию или боевое задание, но его жена всегда отличалась оригинальностью.
- Конечно, я тут, где мне ещё быть? – с неприкрытым удивлением ответила женщина. – Ты-то где?
- А правда, где я? – спросил Павел, но с юмористической ноткой в голосе, чтобы не вызвать подозрений.
- На собрании по поводу успешно остановленной атаки экстремистов-отступников, - прозвучал в ответ тот же мужской голос. – В этой операции, кстати, именно ты проявил себя как герой.
- Даже получил ранение. В плечо, - охотно подсказала сидевшая в паре человек от него Линда.
- М-да?
Он повёл плечом; часть тела отозвалась неяркой болью, чем вызвала, однако, на лице странную для всех собравшихся улыбку.
- Ну так это же отлично, - проговорил он. – Не волнуйтесь за меня ребята: я на месте. Извините и давайте продолжать.
Всё ещё несильно улыбаясь, он в обход всех правил приобнял жену за бок и чмокнул в щёку. Она не возразила, не осадила его, потому что, пока припадал губами к гладкой коже, он успел тихо вымолвить «Потом расскажу». И что-то ей подсказывало: послушать будет что…

(Весна 2014 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #206  
Старый 25.04.2016, 21:33
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - Иллюстрация:

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #207  
Старый 26.04.2016, 23:26
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Здоровый образ Смерти" (Ч. 1/2) (Хэйл ту сэр Теренс Пратчетт!):
Григорий Неделько, Мария Ермакова, Александр Голиков

Здоровый образ Смерти

Боги играли в гольф. На одной из последних лунок летающий глаз нагло подсказал Слепому Ио, куда бить. В результате, шарик угодил точно в цель. Бог-крокодил Оффлер тут же возмутился и принялся настаивать, что партию нужно переиграть. На него обратили внимания меньше, чем на пролетающий мимо микроб.
Настала очередь Госпожи, и она с первого раза попала в лунку. Оффлер тут же закричал, что она мухлюет с удачей. Крокодилу ненавязчиво предложили игру продолжить или заткнуться.
Сделав смурную морду, Оффлер подошёл к шарику, размахнулся и со всей дури заехал одному из богов по голове. Тот отлетел куда-то, а шарик затерялся в траве.
- Это считается за удар, - сказал Ио.
- Нет, не считается! - оскалился Оффлер.
- Считается!
- А я говорю - не считается!..
- Оффлер, - вступила в разговор Госпожа, - умей проигрывать, хватит считаться.
- Почему проигрывать? - вскипятился чайником Оффлер. - Этот удар не должен засчитываться - мне... э-э... помешали!
- Кто же? Просто с клюшкой надо уметь обращаться!
- Это я-то не умею?! А ну, смотри сюда!
И разозленный бог со всего маху лупанул палкой для гольфа по первому, что попалось на глаза. Клюшка сломалась, ибо врезала она по чьему-то панцирному заду, придав тому немереное ускорение...


...Крыша Мироздания необъятным осьминогом накрыла Вселенную. Под многочисленными щупальцами были скрыты галактики, туманности, чёрные дыры и звёзды. Крыша проводила свою вечность в обычном неторопливом режиме, когда вдалеке показалось постепенно увеличивавшееся пятно. Что это? Крыша пригляделась...
По просторам множественной Вселенной панцирной ракетой мчался Великий А'Туин, бешено размахивая лапами-ластами и смешным обрубком хвоста. Только что он получил огромное ускорение каким-то тупым предметом - такое, что не мог затормозить. На крутобокой спине А'Туина отчаянно трубили и испуганно жались друг к другу слоны, с трудом удерживая на спинах раскачивающийся диск Плоского мира.
Между тем А'Туин достиг уже стотысячвосемьдесятседьмой космической скорости и на полном ходу -
глаза Крыши расширились от ужаса -
въехал головой в Крышу мира. Трещинки от эпицентра удара оживлённо разбежались, и всё содрогнулось. В Чердаке Крыши образовалась внушительная дыра. Сквозь неё тут же посыпались всевозможные штуки, штучки, вещи века (хищные и не очень), ударяя по голове ошарашенного А'Туина.
Вращая ополоумевшими корнями, сверху рухнул дуб. Желтеющие листья разлетались по Вселенной, оборачиваясь сверхновыми, а шрапнель свежих, крепких желудей отправилась образовывать планеты. Затем упала какая-то цепь, а следом за ней, отчаянно вереща, растопырив по-лягушачьи лапы и пытаясь тормозить хвостом, пролетел жирный чёрный Кот в матроске. Следом за ним летела зеленохвостая, довольно симпатичная, но явно больная анорексией Русалка.
Скопившееся за бесконечность на Чердаке барахло обрушилось на А'Туина. Удар спровоцировал магические волны невообразимой силы - всё живое на Диске неминуемо погибло бы! Однако наша история не собиралась заканчиваться столь нелепо и трагически. Вереница случайностей и рикошетов отбросила волну в сторону, и магический поток споткнулся о кости высокой фигуры в плаще. Фигура сидела на краю Диска, свесив ноги в пропасть. Коса лежала рядом. Невероятной красоты лошадь паслась неподалёку.
Магическая волна меняла ориентиры и выворачивала вещи наизнанку. Ощутив удар, метафизическая сущность в черном плаще удивленно пукнула и на мгновение потеряла сознание.
А когда вновь его обрела, то поднялась с земли в совершенно новом облике - мускулистого красавца. При этом у новоиспечённого начисто отсутствовали мысли, так или иначе связанные с работой, косой и лошадьми.
Белая, как овцепикский снег, белочка взобралась ему на плечо. В лапках она держала орешки, в которые превратилась трава.
Красавец с удивлением посмотрел на животное.
- Белкин? - спросил он, что-то такое припоминая. Но припомнить это что-то так и не удалось, и он зашагал своей дорогой.


Слегка обалдевшая, Крыша проморгалась миллионами глаз и потрясла щупальцами. "Что это такое было? - подумала она, придя в себя. - И откуда взялась эта дырища в Чердаке?.."
- Э-Э... ЗДРАСЬТЕ, - неожиданно сказал гулкий, как эхо в склепе, голос.
Перед Крышей стоял высокий качок в чёрных трусах.
- Ты кто? - спросила Крыша.
- ГЕРОЙ. НАВЕРНОЕ, - неуверенно сказал качок и покосился на трусы.
- Солидно, - оценила Крыша. - А куда идёшь?
- Э-Э. ТУДА?
- Угу. А откуда?
- ОТТУДА. НАВЕРНОЕ. - Герой о чём-то задумался. - Я ВРОДЕ БЫ ДОЛЖЕН ЧТО-ТО СДЕЛАТЬ... ИЛИ КОГО-ТО СПАСТИ...
- Благородно. Ну, так иди, спасай.
- МНЕ БЫ, ЭТО... ИЗ ОРУЖИЯ ЧЕГО-НИБУДЬ. ХОТЬ ЗАВАЛЯЩЕЕ.
Крыша покопалась в пробитой А'Туином дыре и вытащила копьё, а следом за ним треугольный щит. Вооружившись, Герой спросил:
- И НА КОГО Я ТЕПЕРЬ ПОХОЖ?
- На Героя в трусах? - предположила та.
- Э-Э. НУ, Я ПОШЁЛ.
- Ветряные мельницы в той стороне, - подсказала Крыша.
Но копьеносец не услышал её - он уже отправился в путь.


А тем временем выпавшие с Чердака Кот и Русалка, покрутившись немного и заложив крутую дугу, наконец, достигли места притяжения. То есть земли Диска. После чего их накрыла тьма джелибейбийская...
...Первым очухался Кот. Он сразу заметил, что куда-то подевалась его цепь, по которой он очень любил ходить кругом. Наверное, отрезало магической волной, пока он летел с Чердака? Или стырил кто?
Тут Кот узрел ещё одну странность. На земле, усеянной выпавшим с Чердака мусором (как то: разбитое корыто, дохлая золотая рыбка, осколки хрустального ящика, щелбан от чьей-то мозолистой рабочей руки и что-то ещё, знакомое и не очень) лежал он сам.
- Эй, парень, - обратился Кот к собственному телу, - вставай, а то простудишься!
Ноль реакции.
Кот попытался подергать лежащего за усы, но лапы прошли сквозь голову. Кот отдёрнул их, повертел в свете звёзд. И тут до него, наконец, дошло: после такого падения просто невозможно выжить.
- Я что, привидение?! - воскликнул он.
- Не-а, ты - душа, - откликнулся пролетавший мимо неупокоенный дух.
Раньше Кот никогда не умирал и поэтому не знал, что надо делать в таких случаях. Дух, тоже вывалившийся с Чердака, продолжал нарезать круги, и от нечего делать Кот принялся за ним наблюдать.
- А, это... - когда прошло какое-то время, а ничего в окружающем не изменилось, сказал Кот. - За мной разве не должны прийти?
- Должны - придут, - ответил дух.
- А когда?
- Почём я знаю! За мной так никто и не пришёл, потому я и стал неупокоенным.
- А почему я вообще умер? - удивился Кот. - У меня же девять жизней на счету было.
- По устаревшему законодательству, - сказал дух. - А по новому, как у всех, одна.
- А остальные куда подевались?
- Боги оставили про запас - вдруг кому-нибудь пригодятся.
- Конечно, они кому-нибудь пригодятся - мне, например! Сейчас!
- Не кипятись. Ты же умер - будь добр вести себя соответственно. О! Хочешь, я покажу тебе "мёртвую петлю"? - предложил дух. - Или "бочку". А ещё я умею входить в штопор и открывать им бутылки с мёртвой водой.
- Нет, - буркнул вконец расстроенный Кот и отвернулся.
И тут он заметил приближающуюся к нему худую фигуру. Кот, было, обрадовался, решив, что это пришёл припозднившийся жнец, но ошибся. К нему плыла полупрозрачная костлявая Русалка. Она надоела Коту ещё на дубе том, и он предпочёл бы и дальше её не видеть.
Русалка подгребла к Коту и остановилась. Какое-то неясное чувство не покидало её. Что-то было не так. Она прислушалась к своим ощущениям и наконец сообразила, в чём дело, - она не дышала. Русалка растерянно огляделась и увидела на краю болотца собственное тело. Получается, она утонула?..
Но её внимание недолго привлекала эта непривлекательная картина - вскоре оно переключилось на ладного, стройного, мускулистого незнакомца с копьём. Глаза Русалки мгновенно воспламенились. Она облизнулась и изобразила на лице самую плотоядную улыбку, на которую была способна.
Кот тоже заметил одетого не по погоде качка и наблюдал за ним с интересом.
- НЕ ПОДСКАЖЕТЕ, МНЕ ЕЩЁ ДАЛЕКО? - подойдя к душам, поинтересовался статный красавец.
- А куда ты идёшь? - ласково проговорила Русалка. Если бы у неё было сердце, оно забилось бы часто-часто.
- ТУДА, - невнятно ответил красавец.
- Тогда ты ещё не пришёл - ты пока что здесь, - заметил Кот.
- СПАСИБО.
И мускулистый пошёл дальше.
Кот встрепенулся. Интуиция подсказывала ему, что молодец в гламурных трусах может помочь ему с переходом на тот свет. Подпрыгнув, Кот хряпнул его по ноге. Красавец удивленно посмотрел на хряпнувшего.
- ТЫ КТО?
- Я Кот. Хожу, где вздумается, и потому пойду с тобой.
Накачанный молодец глубоко задумался. Русалка смотрела на него круглыми рыбьими глазами и тихо млела от счастья. Вот это musculus gluteus! Вот это pen... В смысле, pentius!
- Я ВСПОМНИЛ, - вдруг обрадованно сказал трусатый. - Я ИДУ НЕ "ТУДА". Я ИДУ В ФИТНЕС-КЛУБ. ДА, ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ, - добавил красавец, - СИНИЙ ЦВЕТ СЕГОДНЯ В МОДЕ?
- Какой ещё синий цвет? - не понял Кот.
- СИНИЙ-ПРЕСИНИЙ. ДЛЯ НАКЛАДНЫХ НОГТЕЙ. Я ВЕДЬ... КАК ЭТО... МЕТРОСЕКСУАЛ.
Кот ошарашено смотрел на молодца. А мечты Русалки разогнались до опасной скорости и останавливаться не собирались.
- Какой ты метро-саксаул? - вскричал Кот. - Ты Смерть. Я чую. Мы, коты, в этом деле специалисты.
Красавец задумался.
- НЕТ, - в конце концов, сказал он. - ЭТО НЕИНТЕРЕСНО. ЛУЧШЕ Я БУДУ МЕТРОСЕКСУАЛОМ.
Развернувшись, он зашагал куда-то. И веренице случайностей было так угодно, что именно в том направлении располагался Анк-Морпорк, город, где, как известно, есть всё, даже фитнес-клубы. Русалка и Кот, вздохнув - первая с вожделением, второй от безысходности, - пошли следом.


А в центре галактики собирались неупокоенные души. Самые разные: и свалившиеся с Чердака, и недавно умершие, и давно почившие. Они построились в длинные ряды и слушали речь души в тоге. Кажется, в прошлом та была оратором.
- Мой информатор только что сообщил мне, что Смерть опять уклоняется от своих обязанностей! - с жаром говорил тип в тоге. - Мы не потерпим такого произвола! Что же это такое?! Который уже раз Смерть проходит мимо нас! Он там где-то гуляет, а мы вместо того, чтобы отправиться на заслуженный отдых, вынуждены болтаться по Вселенной! Предлагаю устроить забастовку перед жилищем богов! И не уходить, пока наши требования не будут выполнены! Да, и никаких замен - а то, понимаешь, посылает за нами внучку! Нет! Пусть приходит сам! Смерть - душам!
- Смерть - душам! - проскандировали все.
- И бесплатно!
- И бесплатно!
- Ура-а-а!!!
И полупрозрачная, жаждущая Смерти толпа устремилась к жилищу богов.


На пороге самого известного городского спа-фитнесс-клуба 'Девять с половиной кубиков' стоял его владелец тролль Тротил и подпиливал ногти алмазной фрезой. Он любил себя баловать и менял фрезы каждый день. Алмазные пилки были его мечтой еще с тех пор, как он носил простое имя Пемза и работал уличным мальчишкой-педикюрщиком. Проходивший мимо случай в лице натершего страшную, не поддающуюся магическому изведению мозоль Наверна Чудакулли позволил ему стать личным мастером Аркканцлера, что открыло ворота в его бизнес всем огрубевшим пяткам Университетских мастодонтов. И хотя маги всегда были прижимисты, но за возможность ходить, не хромая от вросших ногтей, платили щедро. Что и позволило Пемзе, в конце концов, открыть собственное дело и сменить имя на более подходящее Большому Боссу.
Из двери выглянул О-Хара. Точнее, выглянула. Новые веяния позволяли отличать гномов от гномих. О-Хара была одним из лучших тренеров мужского зала по силовым упражнениям с гирями и топором. На ней имелся в наличии гимнастический купальник, смоделированный собственноручно из старой кольчуги, и рогатый шлем, кокетливо сдвинутый набок.
- Скучаете, босс?
- Обдумываю стратегию развития бизнеса!
- И придумали что-нибудь?
- Ещё бы! Нам нужно привлечь больше клиентов!
О'Хара оглянулась назад, на спортивный зал. Там дружно сопели с десяток её бородатых соплеменников, пытаясь перепрыгнуть очень высокий снаряд, носящий оскорбительное зоологическое название. На гимнастической лестнице уже два часа вниз головой висел Библиотекарь Незримого университета. Громко укая, он развлекал сам себя, делая ставки на то, кому из десяти гномов удастся запрыгнуть на козла, и с какой попытки. Несколько обнаженных по пояс рыцарей хвастались друг другу бицепсами и пе.... Нет, показалось. Всего лишь педикюром. В углу, хохоча, пара офицеров анк-морпорской стражи метала дротики из когтей дракона.
- У нас и так полно клиентов, босс, - осторожно заметила О'Хара.
- А нужно еще больше! Сколько клиенток нынче в женском зале?
- Щас уточню!
О'Хара скрылась в дверях и вскоре вернулась.
- Рикель говорит, что пятеро.
- Этого мало! - нахмурился тролль. - Нам нужно как-то привлечь клиенток и заставить их посещать наш клуб даже против воли.
На пороге показалась рыжая Рикель - женский тренер. Для человека она была слишком крупной: ростом под два метра и с султаном пламенеющих волос на макушке, отчего казалась ещё выше.
- Против воли? - нахмурилась Рикель. - Кажется, это запрещено законом? Но если скажете, босс, я поищу цепи и наручники...
- Ять! - рявкнул Тротил. - Я же не об этом! Мне нужна идея! Конт-ра-сеп-сия! - по слогам произнес он недавно услышанное от кого-то словечко.
- Концепция? - уточнила О'Хара.
- Вот, именно она!
- Пороть женщин - это очень интересно... - мечтательно протянула Рикель, которую цепи и наручники навели на какие-то мысли. - Почти так же интересно, как пороть мужчин. Но мужчин всё-таки интересней, затупись мой меч!..
- Как ты сказала? - Тротил словно пробудился ото сна. - Интересный мужчина? Ай, молодец, бестия! Вот что нам действительно нужно - выбрать самого интересного мужчину!..
- Это старо! - заметила О'Хара из-за его спины. - Зайдите в любой туалет, босс. Там везде линейки висят.
- Дура! - беззлобно припечатал тролль. - Я не об этом. Мы... - он достал словарик и прочитал: - ...про-па-ган-ди-ру-ем здоровый образ жизни. Во! Значит, нам нужен... кто?
- Здоровяк? - спросила О'Хара.
- Жеребец? - попробовала Рикель.
- Две дуры, - вздохнул Тротил. - Нам нужен Чемпион! А где его взять?
- Так на скотном рынке они продаются в огро-омных количествах и приличного качества, вот с такенными яйцами. - Рикель показала пудовые кулачища. - Там все Чемпионы! Только нафига он нам, с хвостом и такими причиндалами?
- Можно попробовать своего вырастить, - смущенно подсказала О-Хара. Она с детства мечтала о собственном огородике, но почему-то стеснялась говорить об этом.
- Умница! Мы найдем отличный экземпляр и натренируем его так, что мало не покажется! А потом проведем конкурс на лучшее мясо, тьфу ты, то есть, мышцы, с участием всех наших клиентов мужского пола! Да, именно так! Нам нужен Герой, причем не знакомый никому Герой!
- Хорошо, босс, мы поищем чужака подходящей комплекции, - сказала О'Хара. - Я опрошу своих.
- А я - своих, - улыбнулась Рикель. - Он от нас не уйдет! Запряжём, как миленького.


Боги продолжали заниматься делом - то есть играть в гольф. Оффлер тщательно примеривался, готовясь ударить, когда на лужайку влетел вестник, обутый в крылатые галоши.
- Срочное известие! Срочное известие! - закричал он прямо в ухо Оффлеру. - Беда! Беда! Великий А'Туин врезался в Чердак мира! Крышу снесло! Барахло с Чердака разлетелось по галактике! У Смерти амнезия! Число неупокоенных душ в связи с этим растёт в какой-то там прогрессии!
- В какой ещё процессии? - удивился Слепой Ио.
- В какой-то! - повторил Итартасс.
- Итар, не видишь, мы играем! - возмутился Оффлер. - Выйди и сообщи нам эти новости, когда мы закончим.
- Э-э. Хорошо, - сказал Итартасс и улетел с площадки
- Я что-то не понял - у кого анамнез? - уточнил Слепой Ио.
- Просто бей по шарику, - вздохнул Оффлер.
Слепой Ио размахнулся и ударил.
- В яблочко! - радостно закричал он, снова попав в лунку.
Оффлер что-то пробурчал себе под нос.


Анк-Морпорк приближался с неизбежностью насморка промозглой осенью. С апокалиптичностью огромной фрикадельки. С быстротой суслика, пущенного из рогатки. И дело не в том, что город был похож на фрикадельку, а жители его применяли сусликов не по назначению* [*Зачем? Ведь мыши гораздо легче и удобнее!]. Просто сравнения и метафоры, которыми можно было бы описать другие населённые пункты, теряли всякую яркость и образность, стоило вам оказаться вблизи Анк-Морпорка. О, этот чудесный вид, от которого рябит в глазах! О, этот... запах... блю-э-э!.. Здесь жили люди, тролли, гномы, големы и многие-многие другие. "Горад Тысичи Сюпризов", как и сказано в "Путивадителе". Население: миллион жителей. "Дабро пожаловаться!"
Смерть и двое его спутников безо всяких проблем миновали стражников у городских ворот. Сегодня почётная миссия подпирать врата и пить на работе пиво выпала на долю капрала Шнобби и сержанта Колона. Они и толпу варваров могли не заметить, не то что Смерть с душами. Вернее, они как раз предпочитали не замечать кого-то вроде толпы варваров или Смерти с душами.
По дороге к фитнес-клубу Русалка и Кот с ненавистью поглядывали друг на друга. Смерть же с любопытством читал вывески. "Мясной дом "Три поросёнка"", "Постоялый двор "Конюшня", "Педикюрный салон Филкира (зачёркнуто) Бомосея"... Всё не то!
Изрядно поплутав по улицам, Смерть, кажется, заблудился. Он и не подозревал, что попал в Тени. Если вы соберётесь туда, лучше захватите с собой несколько десятков оберегающих и атакующих заклинаний, парочку волшебных мечей и хотя бы одну базуку. Но у вопроса "Как выжить в Тенях?" есть и более разумный ответ - просто туда не ходить.
Миновав толпу головорезов, которые, к счастью, его не заметили, Смерть поднялся по лестнице к двери. Над ней висела табличка "Девяти с половиной кубиков". Смерть постучал.
- Да-да? - раздался украшенный сиплостью и хрипотой голос.
- Я, ЭТО... ПРИШЁЛ В ВАШ КЛУБ, ВОТ.
- А что ты с "чёрного" хода?
- А ЕСТЬ ДРУГОЙ?
- На соседней, не опасной улице.
- Э-Э. ПОНЯТНО.
- Ладно, заходи уж. Только быстро!
После многочисленных щелчков, с которыми отпирались замки и задвижки, чья-то рука приоткрыла дверь. Смерть протиснулся внутрь. Обладатель руки запер дверь на все возможные засовы и щеколды, после чего повернулся к вошедшему.
- Ты где? - Человек, обладатель обширной лысины, на которой поселились три мухи-однодневки, огляделся и, наконец, его взор выцепил из окружающего мира высокую фигуру со щитом и копьём. - А, вот ты где.
Человек-с-мухами смотрел прямо на Смерть и видел его. Абсурд? Парадокс? Нонсенс? И тем не менее, человек его видел. Если бы Смерть не страдал от черепашьей* [* То есть возникшей по вине черепахи.] амнезии, то немедленно бы догадался, что это значит. Он становился реальным. Он переставал быть собой. И с каждой секундой всё больше. А его внучка Сьюзен, которая замещала его раньше, как назло отправилась в отпуск, чтобы отдохнуть от дел, связанных с жатвой...
- Я БЫ ХОТЕЛ СТАТЬ ЧЛЕНОМ КЛУБА, - произнёс Смерть.
Человек-с-мухами окинул его оценивающим взглядом.
- Это можно. Нам как раз нужны такие... перцы.
- И НОГТИ.
- Какие ногти?
- МОИ. СИНИЕ. ХОЧУ СИНИЕ НОГТИ.
- Ты что, из этих?
- НЕТ. ПРОСТО ХОЧУ СИНИЕ НОГТИ. А ИЗ КОГО ИЗ ЭТИХ?
Однако человек-с-мухами его уже не слушал.
- Меня зовут Бартоломью, но ты можешь звать меня просто Ломом.
Странный посетитель стоял как вкопанный. Лому пришлось взять его руку и пожать её изо всех своих ломовых сил. Ладонь Смерти заломило. Это означало, что процесс очеловечивания продолжался...
- ЛОМОМ? - переспросил чернотрусый метросексуал.
- Да, понимаешь, как-то мы с друзьями пошли на зимнюю рыбалку. А лом взять забыли. Как же без него долбить прорубь? В общем... это грустная история, и я не хочу о ней говорить, - закончил Лом.
- ПОНЯТНО.
- Ну, раз тебе всё понятно, пойдём.
Провожатый подвёл Смерть и его невидимых спутников к неприметной двери. За ней царил, цвёл и пах долгожданный фитнес.
Занятая тренировками, О'Хара не сразу заметила вошедшего. Но, когда всё же заметила, немедленно оценила по достоинству, да так, что взбесившиеся феромоны едва не сшибли новоприбывшего с ног. О'Хара даже вскрикнула, очень громко и пронзительно.
На пороге зала, привлечённая криком, появилась Рикель.
- Что такое?.. Йо! - глубоко вздохнула рыжеволосая красотка. - Какие кубики! О'Хара, мы нашли его! Племенного!
- Йо! - радостно вторила ей гномиха. - Мы нашли его!
Привлеченный воплями, на пороге появился сердитый Тротил. Судя по виду тролля, он был готов взорваться, чтобы оправдать данное ему при рождении имя.
- Что это за... - Он завис на полуслове, как девушка Сталлоне зависла над пропастью в самом начале фильма. - Я хочу сказать, - продолжал он на автомате свою экспрессивную речь, которая постепенно становилась всё мягче и мягче, - что это за манера - встречать дорогого гостя, не предлагая ему хлеб-соль или хотя бы удобный стул? О'Хара!
Гномиха тут же всё поняла, метнулась с быстротой шаровой молнии, которой играли в теннис титаны, и вернулась с табуреткой. Смерть усадили и обступили со всех сторон.
- Это тот, кто нам нужен! - шепнула боссу в пупок - потому что до уха не доставала - взволнованная О'Хара.
- Я и сам догадался, - произнёс Тротил, не разжимая губ, а затем раздвинул их в ещё более широкую улыбку. Даже поносоносая акула, обитающая у берегов Тухляндии, так не щерится. - Мы рады приветствовать вас в нашем скромном заведении, господин...
Смерть смотрел на тролля ничего не выражающими глазницами, которые опустели ещё больше, учитывая, что качок-метросексуал не помнил о себе ничего, кроме самых важных вещей. Их он и выдал Тротилу как на духу:
- Я МЕТРОСЕКСУАЛ. Я ЛЮБЛЮ СИНИЙ ЦВЕТ. Я ХОЧУ СТАТЬ ЧЛЕНОМ ФИТНЕС-КЛУБА.
- Очень хорошо, - осторожно сказал Тротил, - а как мне называть вас, мой дорогой посетитель?
- А? - переспросил замечтавшийся о синих ногтях Герой.
И тут где-то далеко и вместе с тем очень близко заворочалось знание, проскользнуло по невидимой ниточке в череп Смерти, расположилось там и вышло на волю с помощью речи.
- СМЕРТЬ, - сказал Смерть.
Но живые существа, как всегда, услышали то, что предпочли услышать.
- Прекрасно, господин А. С. Мерт, прекрасно! Когда вы вошли сюда, я сразу заметил, какая у вас шикарная фигура!
- Э-Э. СПАСИБО. Я И САМ ТАК ДУМАЮ.
- Грех прятать такое сокровище! Вам нужно показать всем, насколько вы красивы и сильны! Вами будут восхищаться, вас будут любить, вас будут желать!.. - Когда пятиминутная атака гиперболами и эпитетами закончилась, Тротил наклонился к ушным отверстиям А.С. Мерта и прошептал: - Предлагаю вам стать лицом нашего заведения. Любые тренажёры к вашим услугам. Очень скоро начнётся состязание на звание Господина Вселенной, и как вы думаете, кто на нём победит?
- Э-Э. Я?
- Гениально! - Тротил всплеснул ручищами. - Такая идея могла прийти в голову только самому достойному из достойных и самому умному из умных!
- ПРОСТИТЕ, А ЧТО МНЕ НАДО БУДЕТ ДЕЛАТЬ?
- То же, что и раньше, - заниматься собственным телом. Об остальном позаботимся мы. Глядя на вас, - продолжал Тротил, - я ни секунды не сомневаюсь, что вы станете отличным тренером. Мы дадим вам на попечение группу начинающих спортсменов, которым вы должны будете преподать уроки мастерства.
Тут в голову А. С. Мерта пробралась очередная мысль, на этот раз самого обычного происхождения.
- ДЕНЬГИ, - сказал новоиспечённый гуру и секс-символ. - У МЕНЯ НЕТ ДЕНЕГ. СОВСЕМ. МНЕ НЕЧЕМ ПЛАТИТЬ.
Тротил приобнял А. С. Мерта за плечи.
- А вот здесь тебе, - мгновенно перейдя на "ты", сказал директор клуба, - совершенно не о чём беспокоиться. Для такого высокого, во всех отношениях, гостя нам ничего не жалко. - И он подмигнул А.С. Мерту.
Тот, не зная, что ответить, подмигнул в ответ.
- Итак, - возгласил Тротил, вытаскивая из кармана блокнот и карандаш, - кто хочет записаться в группу господина А.С. Мерта?
Лавина криков и воплей накрыла его с головой.


Перед последней лункой Слепой Ио обходил Оффлера на несколько очков. У бога-крокодила был последний шанс отыграться. Только Оффлер замахнулся клюшкой, как на поле опять появился Итартасс:
- Беда! Беда! Нет выхода! Выхода нет!
Оффлер промазал мимо шарика, посмотрел на Госпожу и Слепого Ио и понял по их взглядам, что это тоже считается за удар.
- Угу, точно нет выхода, опять проигрываю! Всё из-за тебя, крылатый!
- Беда! Беда! - Итартасс предусмотрительно скользнул в сторону Ио. - К нам движется демонстрация! Души взбунтовались! Все выходы перекрыты! Еле прорвался, как парламентёр!
- Кто принимает душ? Парламентёр? - не расслышал Слепой Ио.
- Парламентёр смылся, - перевела Госпожа. - Вот Итар и орёт что-то несуразное про демонов, которые требуют кастрации.
- Ты можешь по порядку? - сказал Оффлер.
Итартасс подлетел к выходу.
- Сами убедитесь! Вон они, всё перекрыли. Ни щелочки, ни дырочки!.. А дырка, между прочим, и преогромная, образовалась в Чердаке, откуда высыпался разнообразный мусор. Не знаю, из-за этого или нет, но Смерть пропал куда-то, вот души и взбунтовались!
Боги направились к выходу, чтобы своими глазами увидеть, в чём дело. Зрелище, открывшееся их взорам, могло впечатлить кого угодно. Неупокоенные души заняли всё видимое пространство, плотной стеной окружив жилище богов. Множество транспарантов вознеслись тут и там над гомонящей толпой. Увидев ошарашенных богов, души взревели и затрясли над головами лентами с надписями: "Долой разгильдяйство!", "Упокоение - бесплатно!", "Смерть, за работу!" и самым выстраданным "Когда, наконец-то, конец?!"
- А "чёрный" ход работает? - шёпотом спросила Госпожа.
- Не-а! - ответил расстроенный Итартасс, опять появляясь словно из ниоткуда. - Только что проверил: всё забито этими, с лозунгами.
- А поднебесный тайный туннель? - вспомнил Оффлер.
Зря он заговорил о нём, потому что на бога-крокодила тут же набросились.
- Так на этот туннель по твоей вине упал птеродактиль, когда ты сшиб его шариком для гольфа, и потолок обрушился!
- Ладно, ладно. - Оффлер поднял ладони в примиряющем жесте. - Давайте лучше думать, что делать.
Все призадумались, но мыслей пока ни у кого не было.


- ВЫШЕ! ВЫШЕ НОГИ! - А. С. Мерт стал ещё сильнее задирать свои ножищи, и половина из занимающихся с громкими воплями повалилась на пол. - А ТЕПЕРЬ СЯДЕМ НА ШПАГАТ...
Коту, который был душой, упражнения давались легче всех.
Русалка тоже не испытывала проблем, когда дело касалось упражнений для рук, а вот с ногами у неё была проблема. БОЛЬШАЯ проблема. Они, ноги, попросту отсутствовали.
- ПОНИМАЕШЬ, - с особой, метросексуальной интонацией говорил А. С. Мерт, - У ТЕБЯ КРИВОЙ ХВОСТ. НО ЭТОТ КРИВОЙ ХВОСТ В ТВОЕЙ ГОЛОВЕ. ТЫ СЧИТАЕШЬ СЕБЯ НЕКРАСИВОЙ, ТАК ЧТО ЭТО ЛИШЬ СЛЕДСТВИЕ ТВОИХ ЛОЖНЫХ УБЕЖДЕНИЙ.
- А я что, красивая? - наивным голосом спросила Русалка и захлопала ресничками.
- ТЫ САМАЯ КРАСИВАЯ! - сказал А. С. Мерт, и полная женщина напротив него глубоко вздохнула, решив, что обращаются к ней.
Русалка театрально смутилась.
Кот зашипел и показал коготки девушке с хвостом. А та в упор не замечала никого, кроме объекта своей любви. Кривой хвост она выдумала - а точнее, вывернула - лишь для того, чтобы её взяли в группу А. С. Мерта.
- А ТЕПЕРЬ, - сказал ничуть не запыхавшийся тренер, - ПЕРЕХОДИМ К ВОДНЫМ ПРОЦЕДУРАМ.
Отовсюду раздалось облегчённое и усталое "У-угу-у...".
Довольный тренировкой, А.С. Мерт встал с мата и отправился в душ. Только огромным усилием воли Русалке удалось заставить себя не пойти следом.

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #208  
Старый 26.04.2016, 23:27
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Здоровый образ Смерти" [Хэйл ту сэр Теренс Дэвид Джон Пратчетт] (Ч. 2/2):
- И где он прохлаждается? - имея в виду Смерть, спросил Оффлер.
Все пропустили это замечание мимо ушей. Мысли богов были заняты более насущной, на их взгляд, проблемой: как уладить ситуацию с душами и при этом не потерять ни одной части тела.
Глаза Слепого Ио летали вокруг, выискивая пути к отступлению. Одному из них на глаза, если можно так сказать, попался прибитый к стене разводной ключ реальности. С помощью него прикручивались и отворачивались различные метафизические гайки. Такой ключ - вещь в хозяйстве незаменимая, однако он был намертво прибит к стене, и глаза полетел дальше.
- Что же вы стоите?! - вскричал Слепой Ио, словно бы вспомнив, что он тут главный. - Сделайте что-нибудь! Позвоните Смерти!
- У нас нет телефона.
- Тогда его заместителю!
- Ио, у нас нет телефона, с которого можно было бы позвонить.
- Тогда надо встретиться с ним лично и!..
- Как? Ведь все ходы перекрыты!
- Прошу прощения, что встреваю... - Итартасс подлетел к бурно обсуждающим ситуацию богам. - Души только что выслали парламентёра.
Все облегчённо вздохнули - появилась возможность уладить это дело мирно.
- Оффлер! - раздался дружный звук сотен глоток.
- Ладно, ладно...
Бог-крокодил недовольно засопел и, бормоча что-то себе под нос, поплёлся к двери. Через минуту в той стороне раздался непонятный шум, а потом чей-то голос прокричал: "Эту дверь мы честно украли из Агатовой Империи! Убери руки!" Затем послышался громкий "шмяк", и в зал просочились неупокоенные души. Восставшие быстро рассредоточились по обители богов.
- Что-то я плохо вижу, что происходит?.. - Слепой Ио протёр глаза и узрел направленный на него яростный взгляд тысяч других глаз. - Э-э. Привет, - выразился верховный бог. - Так что вы хотели?


На главной городской площади споро собирали помост. На завтра объявили конкурс на звание Господина Вселенная. В числе почетных гостей были: научно-экономическое руководство Незримого Университета (фонарь номер 12 забронировал Библиотекарь), главы Гильдий и гламурная элита Анк-Морпорка. Партер для людей находился в центре. Слева от него - партер для гномов, справа - для троллей...
А в "Девяти с половиной кубиках" тем временем шли последние приготовления к завтрашнему действу, начало которого все ждали больше месяца. О'Хара заплетала бороду в косички, Рикель доделывала седьмую сотню отжиманий. Русалка старательно повторяла за ней все движения. Тротил прихорашивался.
И только Герой в знаменитых чёрных трусах грустно сидел в раздевалке и думал непривычные мысли. То есть сами-то мысли были привычные, но думались как-то иначе. Например:
"Зачем я крашу ногти в цикламеновый цвет? Ведь черный гораздо гламурнее!".
Или:
"Кажется, пора этой белке переходить на сено..."
А вот ещё:
"И отчего это на моей ж..е так жёстко сидеть?".
Истоки этих мыслей уходили в многострадальную голову нашего героя. Вчера, во время вечерней тренировки* [*Вечерняя тренировка длилась с 18.00 до 24.00. Ранее была дневная, с 9.00 до 18.00. Ещё раньше - утренняя, с 3.00 до 9.00. Ну, и если совсем становилось невтерпёж, с 24.00 по 3.00 можно было сделать приседания.] во время очередной заминки А. С. Мерт вышел на улицу подышать свежим воздухом. И был самым наглым образом оглушён и выпит упавшим с неба дубом. Удар, потрясший нашего Героя до самого основания основания* [*Не опечатка!], сдвинул мысли в его голове. Но ещё важнее было то, что своими корнями дуб впитал большую часть магии с Чердака, из-за которой Смерть потерял память и сменил, скажем так, ориентиры. Теперь мир вокруг него опять менялся. Становился непривычным. Или привычным? И в руках явно чего-то не хватало - чего-то длинного, с острым серпом на конце.
Герой задумчиво походил по территории клуба. Наткнулся на Кота, который драл когти о старого баньши, уснувшего мертвым сном под одним из массажных столов. На любующуюся собой в зеркале Русалку, которая впервые его не заметила, ибо только что влюбилась в собственную персону. На Тротила, который мечтательно глядел на украшавшие запястье солнечные часы от Тиффани и считал минуты до своего триумфа.
А. С. Мерт снял со штанги лепешки грузов и привычно помахал палкой - туда-сюда. Раз-два. Вроде бы стало немного легче. В голове всплыло имя "Бинки", и А. С. Мерту отчего-то ужасно захотелось очутиться в седле...


А что же дуб?
Рухнув со всей дури на А. С. Мерта и вогнав его по самый лоб в землю, дуб несколько мгновений качался на макушке и не падал. Узловатые корни вцепились в голову. А вцепляться им было не впервой.
Как известно, корневая система дубов одна из самых мощных среди лиственных деревьев. Вот почему дубы никогда не сажают в непосредственной близости от строений - бугрящие землю корни в поисках питательных веществ могут повредить фундамент, превратив новый домик в развалины. Этот дуб был старым, жадным и крепким. Он нащупал корнями нечто и попытался высосать оттуда пресловутые питательные вещества. И у него получилось! Нет, он не лишил бедного А. С. Мерта мозгов, ибо последних у А. С. Мерта никогда не было. Но, нащупав переполнявшую того магическую силу, дуб с удовольствие высосал большую её часть. А когда он буквально захлебнулся волнами магии, небо трижды сменило цвет над его кроной, повалил невесть откуда звездный дым, и он оказался в дремучем лесу.
Сначала дуб, конечно, обрадовался: где-то неподалёку должен быть колодец с мертвой водой, избушка на курьих ножках, побережье, песчаное и пустое, истоптанное батькой с его богатырями и усеянное окурками их сигарет. Но, оглядевшись и прозрев (дуб не без труда поднял тяжёлые веки), он понял, что лес совсем чужой. Непривычно кричали птицы в ночи, странные существа светили глазами в лесной чаще, повсюду виднелись белые канаты паутины.
- Где это я очутился? - произнёс дуб и замолчал, удивившись ещё больше - он впервые слышал свой голос.
Ловко отталкиваясь корнями, он переместился вправо, потом влево, затем налетел на другое дерево. Корни с непривычки заплетались. Распутав их, дуб осторожно двинулся в путь. Вскоре он приспособился к рыси, а после - и к галопу. Волнующее чувство скорости взбудоражило его внутриклеточную жидкость. Дуб подпрыгнул от удовольствия, залихватски свистнул и ускакал с глаз долой, напоследок прокричав непонятное, но очень понравившееся ему слово:
- Урр-ра-ррум!!!


Битва получилась недолгой и ожесточённой (одна из душ попала Слепому Ио в глаз, а Оффлеру выбили зуб). Закончилось всё пленением богов, которых связали и уложили рядками.
Вперёд выступила душа оратора и, простёрши руку, специальным, ораторским голосом произнесла:
- Где Смерть? Он нам нужен!
- И бесплатно!!! - хором грянули души.
Оффлер поморщился от громкого крика.
- Слышь, беззубый, - обратился к богу-крокодилу оратор, - где этот костлявый?
- Да откуда мне знать!
- Та-ак... - Оратор повернулся к подельникам. - Парни, держи его.
- Что это вы? Ребят, да я ж ничего не знаю... - Оффлер выдавил из себя смешок. - Чё это вы взялись?.. Ой! О-ё-ё-ё-ёй!
Слепой Ио во все глаза уставился на происходящее, тогда как Госпожа отвернулась, чтобы не видеть творившегося ужаса. Но уши они заткнуть не могли (в этом смысле повезло тем богам, у которых органов слуха отродясь не было). А оратор начал зачитывать Оффлеру выдержки из издания под названием "Клятва богов Диска", которое каким-то чудесным и явно божественным образом было закинуто в самый тёмный угол Чердака.
- ...Обязуюсь, не требуя награды, исполнять добрые и хорошие желания своих подопечных. Обязуюсь быть честным. Обязуюсь думать о последствиях своих решений...
- О-ё-ёй, не могу! Вот умора! Да прекратите же!..
"Изверги", - подумали остальные боги, с ужасом ожидая, что очередь может дойти и до них.


Приготовления к Чемпионату почти закончились. Похожие на томаты, накачанные пестицидами, на помосте стояли груды мышц с лицами, которых не коснулась трепетная рука интеллекта. Эти "лица" красовались друг перед другом, как павлины красуются перед невестой в брачный сезон. Состязание пока не началось, но героям не терпелось показать себя, поэтому они и устроили внеконкурс.
Главный претендент на победу, А. С. Мерт, всё не появлялся. Из-за этого устроители Чемпионата заметно нервничали (что явно выдавали несколько горок обгрызенных ногтей) и бросали тревожные, умоляющие взгляды на спонсора. Им был лорд Ветинари, мэр Анк-Морпорка, известный своими либеральными взглядами* [*Это означало, что ему абсолютно всё равно, кого отправлять в яму со скорпионами: олигарха с толстой сумой, бедняка в лохмотьях или одного из организаторов Чемпионата.].
- Не волнуйтесь, он сейчас придёт, - нервно бормотал главный распорядитель - низенький, бородатый, с мечущимися глазками. - Он не может нас подвести.
- Я в этом абсолютно уверен, - отвечал лорд Ветинари, не глядя на говорившего, от чего тот начинал нервничать ещё больше.
Лорд согласился на проведение конкурса, потому что деньги, как известно, не бывают лишними, а туристы и зрители Анк-Морпорка уже выложили крупную сумму, чтобы посмотреть на сильнейших атлетов города. Но сейчас Ветинари был недоволен. Хотя лицо его при этом сохраняло прежнее бесстрастное выражение, обманчивое, как улыбка акулы.
Тротил тоже не находил себе места. А. С. Мерт захотел немного посидеть в одиночестве, чтобы настроиться на нужный лад. Но прошло больше часа, а культурист в чёрных трусах так и не появился. Не стоило оставлять будущую "звезду" без присмотра! Может, с ним что-то случилось. Или хуже: он передумал участвовать в состязании!
- Я думаю, можно начинать, - сказал Ветинари, когда прошло ещё около часа, а главный претендент на победу так и не появился.
- Но, господин лорд, по правилам, начать Чемпионат можно... - главный распорядитель поймал взгляд лорда и быстро договорил, - в любой момент, как только мэр захочет!
Атлеты с нетерпением следили за тем, как Ветинари поднимается на помост. Громким, уверенным голосом лорд объявил начало Чемпионата. Собрав свою жирную порцию аплодисментов, Ветинари прошествовал обратно, сел в специально принесённое для него, сделанное из махагона кресло с красной обивкой, а его место на трибуне занял Главный распорядитель.
- Итак, как говорится, без лишних предисловий... - Он сделал небольшую паузу, а потом прокричал: - Лет зе шоу беги-и-ин!!!
Поняв, что дальше ждать бессмысленно, Тротил подозвал к себе О'Хару и Рикель и отправил их за нерадивым спортсменом в лихих трусах.
А Русалка и Кот, давно почуявшие неладное, вернулись в фитнес-клуб десятью минутами ранее.
Там, в раздевалке, по-прежнему сидел А. С. Мерт. Он о чём-то глубоко задумался.
- Эй, пойдём, нас все уже заждались! - Кот схватил А. С. Мерта за ногу и попытался сдвинуть с места. Ему на помощь пришла Русалка, но даже вдвоём у них ничего не вышло.
- ПОСЛУШАЙТЕ, ЧТО Я ПРИДУМАЛ, - вдруг провозгласил культурист и чётко, с выражением, прочитал следующие строчки:
- ТАМ, НА НЕВЕДОМЫХ ДОРОЖКАХ,
СЛЕДЫ НЕВИДАННЫХ СМЕРТЕЙ,
ИЗБУШКА ТАМ НА КУРЬИХ НОЖКАХ,
И БЕЛКИН СЕНО ЕСТ ЗА НЕЙ.
- О нет, только этого нам не хватало - он свихнулся! - Кот схватился за голову.
- А мне понравились стихи. Очень хорошие. Проникновенные, - сладко прошептала Русалка и стала строить А.С. Смерту глазки.
- ТЕБЕ ТОЖЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ПОСЛЕДНЯЯ СТРОЧКА НЕ ОЧЕНЬ? - размышляя о своём, произнёс красавец-метросексуал. - МОЖЕТ, МНЕ НЕ СТОИТ ПИСАТЬ СТИХИ?
- Он точно сбрендил! Ты во время последних тренировок головешку не повредил? - осведомился Кот.
- КАЖЕТСЯ, - продолжал свои размышления А. С. Мерт, - Я ТВОРЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ. И Я НЕ ХОЧУ ЗАРЫВАТЬ СВОЙ ТАЛАНТ В ЗЕМЛЮ.
- Пойдём уже на Чемпионат, а то там тоже полно творческих личностей - они с тобой такое могут сотворить и так глубоко тебя зарыть...
- А кто такой Белкин? - спросила Русалка.
- ЛОШАДЬ? - предположил А. С. Смерт.
- В смысле? Какая ещё лошадь?! - удивился Кот.
- МОЯ?
- А может, белка?
- КАКАЯ БЕЛКА?.. ВЫ ЗНАЕТЕ, - похожий на сдвигаемую плиту гроба голос звучал неестественно мягко, - КАЖЕТСЯ, Я НАЧИНАЮ КОЕ-ЧТО ВСПОМИНАТЬ. КАК ПРИЯТНО БЫВАЛО ОСЕДЛАТЬ БЕЛКИН И, ВЗЯВ В РУКИ КОСУ, ОТПРАВИТЬСЯ...
- Так, кажется, он не спятил - он действительно вспоминает, - шепнул Кот Русалке, которая того не слушала. - Только лучше бы он вспомнил обо всём после Чемпионата.
- ...ЭТО ТАКОЕ НУЖНОЕ И ПРИЯТНОЕ ЗАНЯТИЕ - ОТПРАВЛЯТЬ ДУШИ В ПОСЛЕДНЕЕ СТРАНСТВИЕ. МОЖНО СКАЗАТЬ, Я ДЛЯ ЭТОГО РОДИЛСЯ, ЭТО МОЁ ПРИЗВАНИЕ... - А.С. Мерт замолчал, а потом добавил: - И, КАЖЕТСЯ, Я ВСПОМНИЛ СВОЁ ИМЯ...
- Ему нужно драпать, - подвёл итог Кот. - Они же его на косточки для собачек разберут.
- ...СМЕРТЬ, - сказал Смерть.
И, когда это слово прозвучало, нахлынули воспоминания, а их было немало, учитывая, что появился он в начале времён.
- ТОЛЬКО, КАЖЕТСЯ, У МЕНЯ БЫЛО ДРУГОЕ ОРУДИЕ ТРУДА.
Белка, по-прежнему сидевшая на плече у хозяина, что-то пискнула ему в несуществующее ухо.
- ЗНАЧИТ, ЗАПАСКА? - обрадовался Смерть, который снова научился понимать язык своей питомицы, и повернулся к Коту с Русалкой: - МНЕ НУЖНО ДОМОЙ.
Смерть положил щит и копьё на скамейку и встал во все свои два метра ростом.
- Мы с тобой, - тут же откликнулись Русалка и Кот.
Смерть кивнул.
Белкин спрыгнула с плеча хозяина и ускакала на улицу.
Когда новообретённый Смерть вместе с бесплотной парочкой вышли наружу, их глазам предстала белая лошадь, одна из тех, которых можно встретить только в книжках. Брешь, пробитая Дубом в магическом поле Смерти, заставляла волшебство уходить. Оно, как вода, утекало в дыру, ведь всё равно здесь ему было не место. И Белкин снова стала Бинки. А А.С. Мерт - Смертью...
Вспомнив, как управлять лошадью, её хозяин взобрался на ослепительной белизны спину. Бесплотные и невесомые Русалка с Котом сели сзади.
И Бинки потоком белого света взмыла вверх.


К двери его чёрного дома был приколот белый листок. Записка. Смерть снял её и прочёл.
- БОГИ, - с непонятной интонацией проговорил он и скрылся в доме.
Через минуту он появился обратно, держа в руках запасную косу, такую же острую (ей можно резать даже цвета) и такую же надёжную (в порыве гнева её не сломает и Оффлер), как и первый вариант.
Вместо чёрных трусов на Смерти был надет привычный чёрный плащ с капюшоном. В его синих, пламенеющих глазах снова отражалась бездна знания и мудрости.
- ДРУЗЬЯ, - торжественно сказал он, - МНЕ НУЖНО УЛАДИТЬ ОДНО НЕ ТЕРПЯЩЕЕ ОТЛАГАТЕЛЬСТВ ДЕЛО.


Оффлер умирал от хохота, как и любой бог - в переносном смысле, поэтому умирать ему пришлось бы долго. Его раскатистый, рычащий смех разносился по обители богов шквальным ветром. Некоторые души вцепились друг в друга, чтобы их не унесло.
- ...Обязуюсь быть порядочным, - давясь от смеха (очень уж заразительным был хохот Оффлера) вещал оратор. - Обязуюсь подпитывать веру в меня чудесами и знамениями. Обязуюсь...
- ЗДРАСЬТЕ. Я НЕ ПОМЕШАЮ?
- ...Обязуюсь... нет, проходи... - не оглядываясь, ответил оратор и тут же запнулся.
Тысячи голов одновременно повернулись к стоявшей в дверях фигуре с косой.
- БЫЛО ОТКРЫТО, - сказал Смерть, - ВОТ Я И ВОШЁЛ.
- Эти... ха-ха-ха... негодяи... ха-ха... сломали нашу... у-ху-ху... дверь! - простонал Оффлер. - Да прекратите же! Я больше не могу!
Оратор-душа не выдержал, уронил томик и тоже зашёлся в приступе громкого смеха.
- ВЕСЕЛО У ВАС ТУТ, - сказал Смерть. Подошёл к Оффлеру и одним взмахом разрезал на нём верёвки.
- Спасибо-ха! - поблагодарил бог-крокодил, переворачиваясь с боку на бок и в приступе хохота колотя кулаками по полу.
- Хорошо, что ты пришёл, - выдавил из себя оратор, держась за живот. - Только как ты собираешься переправить нас всех? Тут собралось несколько тысяч, а может, миллионов душ, тогда как ты всего один. Ты просто не успеешь забрать нас всех - к тому времени вещи с Чердака создадут энтропию такой силы, что вселенная захлебнётся и непременно самоуничтожится.
На далёкой-далёкой планете, зовущейся Землёй, жил такой писатель Д. Адамс, который очень точно описал последствия вселенских парадоксов и коллапсов. Смерть не знал об этом, однако ему было известно, что в обители богов время течёт, как богу на душу положит. И это было всем на руку, тем более что души, на которых клали боги* [*Не поймите неправильно.], собрались все в одном месте.
- НИКАКИХ ПРОБЛЕМ, - сказал Смерть, подходя к стене.
Души с недоумением следили за ним.
Оффлер, которого теперь крутил и вертел беззвучный хохот, сказал:
- Он намертво привинчен, - имея в виду разводной ключ реальности.
- НАМЕРТВО, говорите?
Слепой Ио с Госпожой переглянулись - они поняли, что задумал Смерть. И улыбнулись. Оффлер и все собравшиеся души тоже догадались, что произойдёт дальше.
Смерть взмахнул косой, отсоединяя разводной ключ от стены. Ключ упал. Раздался громкий нереальностный звук. И уже в этот момент пространство и время начали меняться. Смерть поднял ключ.
- НУ, ГДЕ ТУТ ВАШИ ГАЙКИ?
Боги показали.
Несколько поворотов разводного ключа - и метафизические прорехи залатались, дыра в Чердаке сама собой заросла, выпавшее с Крыши добро нашло себе применение, а неупокоенные души, превратившись в покойные, перенеслись в потусторонний мир, где им самое место. И месяца, который прошёл с момента назначения Смерти тренером по фитнесу, словно и не было. Хотя почему словно? Его действительно не стало. Всё вернулось на круги своя.
Боги, лишившись незваных гостей, вновь оказались на поле для гольфа.
- НУ, ВОТ И ВСЁ. ХОРОШАЯ ВЕЩЬ ЭТОТ КЛЮЧ. МНЕ БЫ ТАКОЙ, - сказал Смерть, отдавая инструмент реальности Оффлеру. - ДЕРЖИ. И В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ НЕ ПРИБИВАЙ ЕГО К СТЕНЕ - ЛУЧШЕ ПОЛОЖИ В ЯЩИК С ОСТАЛЬНЫМИ ИНСТРУМЕНТАМИ.
- Ха-ха? - по привычке хохотнул бог-крокодил.
- Ну что, может, продолжим партию? - предложил Слепой Ио, когда Смерть ускакал из обители.
- Только никакого читерства! - заявил Оффлер.
- Какого читерства? - удивился Слепой Ио, послав шарик в лунку с первой попытки. Когда и Госпоже повезло таким невероятным способом, Оффлер подумал:
"Надо будет ознакомиться с книжкой, которую читал тот оратор - вдруг там и о гольфе что-нибудь сказано. Типа, нельзя выигрывать больше двадцати раз подряд".
И, тяжко вздохнув, бог-крокодил поплёлся к лунке, чтобы нанести свой удар.


Чемпионат был в самом разгаре. На помосте группа гномов в полосатых купальниках* [*Гимнастических, а вы что подумали?] демонстрировала торжество ума над физическим телом. Тело было то самое, что так долго изгалялось над ними в спортзале* [*Зря вы подумали на Библиотекаря.]. На помосте, мощно упёршись в доски четырьмя толстыми ногами, стоял козел, который гномы наконец-то придумали, как преодолеть. Правда, для этого нужен был не один гном, а все десять. Первый член команды разбегался, запрыгивал на спину второго, отталкивался от него и - оп-ля! - перепрыгивал снаряд. "Зачем нужны остальные восемь?" - спросите вы. Четверо гномов, стоя с другой стороны козла, ловили своего товарища. Если товарищ совершал перелет, его ловили те четверо, что стояли чуть поодаль. Если недолет... Впрочем, жители Анк-Морпорка были охочи до любых зрелищ.
- У нас нет другого кандидата в Чемпионы, кроме А. С. Мерта. А он исчез! И никто не видел, как и куда! - страшным шепотом вещал Главный распорядитель склонившемуся к нему Тротилу.
- А? - немногословно спросил тот, поглядев на гномов.
- Кто претенденты? Эти опоры для моста через Анк? - удивился бородатый.
- Э? - Тротил посмотрел на своих соплеменников.
- Вы об этих могучих кучках камней? - поморщился тот.
- Агрх! - Тротил нахмурился.
- Если бы правителем города был тролль, - мгновенно сориентировался распорядитель, - я бы видел на месте чемпиона только вас! Но...
И он многозначительно посмотрел на партер, где сидел Ветинари, с трудом изображавший скучающую мину. Азарт Чемпионата захватил и его.
Неподалёку молча и неприметно прислушивался к разговору командор Городской Стражи Ваймс. Вместо того чтобы нести службу - ну, там, защищать невинных (а иногда не очень) граждан и всё такое, - он следил за тем, как развиваются события на Чемпионате. Его жена Сибилла Овнец тоже была здесь, но на безопасном отдалении от патриция. Она держала в руках одного из своих миниатюрных, больных огненными коликами дракончиков.
- Да-а-а, - протянул Ваймс, адресуя это слово Тротилу. - Значит, вам нужен человек? Привлекательный и сильный.
Тротил был не глуп. Он широко блеснул алмазными зубами и задал только один вопрос:
- Сколько?
- 90-процентная скидка в вашем фитнес-клубе, - хищно улыбнулся в ответ Ваймс. - Всем офицерам Городской стражи.
- Согласен! Кто он?
- Сейчас его приведут. Детрит! - Командор подозвал к себе надзирающего за порядком тролля. - Найди Моркоу Железобетонсонна и тащи сюда его мускулистую задницу!
- Только задницу, сэр?
- И остальное тоже! - рявкнул Ваймс так, что массивного тролля унесло за пределы видимости.
Ваймс повернулся к Тротилу.
- По рукам.


- ИТАК, ПОРА ПРОЩАТЬСЯ, ДРУЗЬЯ МОИ, - произнес Смерть, и грусть его была искренней. - Кто первый?
- Женщин - вперёд! - промурлыкала Русалка, оттирая крутым бедром Кота.
И бросилась в объятия Смерти. Прижалась всем телом, всхлипнула в голос, пустив мутную океанскую слезу.
- Я буду скучать! - воскликнула она. - Ты самый замечательный тренер! И у тебя самые красивые мышцы... и трусы!!!
Смерть смутился. Пока он смущался, случилось вот что.
Прижавшись к своему герою, Русалка оттянула на себя часть магической энергии, ещё остававшейся в нем. Яркая вспышка... Звездный дым...
И она оказалась под водой, в роскошных, но совершенно неизвестных покоях. Маленький краб, скрупулезно перебиравший жемчужины на золотом блюде и что-то напевающий себе под нос, заприметив её, вытаращил и без того выпученные глазки. Казалось, они перевесят хитиновое тельце, и краб уткнётся головой прямо в пол, вымощенный перламутром. Тогда краб заорал дурным голосом и пулей вылетел из покоев. Послышались взволнованные голоса...
Русалка испуганно оглядывалась. Спрятаться было негде. Повсюду стояли золотые вазы, обросшие ракушками сундуки, битком набитые золотом и драгоценностями, и статуи мужчин и женщин после ампутаций конечностей. Об одну такую фигуру она пребольно ударилась плечом и с удивлением поняла, что на плече расползается огромный синяк, а она чувствует боль! Она была живой! И у неё опять было тело! Только оно было какое-то... непривычное. Этого самого тела было заметно больше, чем раньше.
Огромный бородатый мужик с вилкой-переростком в руках и внушительным х... то есть, хвостом вплыл в покои. Увидев Русалку, он заорал не менее громко, чем краб.
- Дочь моя! - возопил мужик с вилкой. - Ты вернулась, слава нашему богу!
- Нет... - сказала изрядно перепуганная Русалка. - Да... А вы кто?
- Ретроградная амнезия, - громким шепотом подсказал краб, взобравшись на плечо к мужику.
- Пройдет? - деловито поинтересовался тот, заключая вскрикнувшую Русалку в отеческие объятия.
- Пройдет, Вашество! - уверенно ответил Краб. - Со временем. Гм. А вы уверены, что это ваша дочь? Она, гм-гм, немного изменилась: повзрослела, похорошела...
- Конечно, это она! Была костлявой рыбёшкой, когда отправилась в одно из своих дурацких путешествий искать приключений себе на хвост, и пропала без вести! А теперь стала зрелой русалкой! Ариэль, дочь моя, любимая принцесса и наследница трона, как я рад!
Русалка мгновенно перестала сопротивляться.
- Принцесса? - переспросила она. - Наследница?.. Хм-хм. И какого же бога мне благодарить за это чудесное спасение?
- У нас один бог, деточка! - от полноты чувств Посейдон уронил вилку. - Его зовут Дисней. Уолт Дисней.


Ошарашенные Смерть и Кот смотрели на пустое место, где только что стояла Русалка.
- Фигасе! - Кот почесал лапой ухо. - Куда это её понесло?
- НЕ ЗНАЮ, - ответствовал Смерть. - Я ТУТ НИ ПРИ ЧЁМ.
Возникла тяжелая пауза. Кот не спешил прощаться, а Смерти не хотелось его торопить.
- Ну-у-у...
- НУ-У-У...
Одновременно сказали они и сконфуженно замолкли.
- Слушай, - неожиданно сказал Кот. - У меня же есть последнее желание?
- ГИПОТЕТИЧЕСКИ.
- Я... - Он смущённо прикрыл морду лапами. - Давно этого не делал... А очень хочется!... Ой, стыдно-то как!...
- КОГТИ В СИНИЙ ПОКРАСИТЬ? - удивился Смерть.
- Нет. - Кот старательно не открывал морду.
- А ЧЕГО? - спросил исключительно заинтригованный Смерть.
- А смеяться не будешь? - Кот выглянул одним глазом.
- ЗУБ ДАЮ, - пообещал Смерть.
- В общем... Мышей я давно не ловил. Вот! Душа просит!
Смерть на мгновение задумался. Потом улыбнулся, сгрёб Кота за шкирку и вместе с ним взгромоздился в седло.
Спустя некоторую вечность они оказались в чёрном доме. Здесь было красиво и пусто. В чёрном прудике во дворе плавали чёрные рыбы. Чёрные листья шелестели, словно шептались.
Бинки радостно ускакала в свою конюшню.
Кот между тем на полусогнутых лапах обошёл дом, обтёрся мордой о все выдающиеся части дизайна и ландшафта и с удобством устроился на чёрном ковре чёрной гостиной. Поскольку в прежней жизни он тоже был чёрным, картина получилась идеальная.
- Слушай, - сказал Кот. - А мне у тебя нравится. Можно, я останусь?
Вместо ответа Смерть щелкнул пальцами, и из-под комода послышалось тоненькое:
- ПИСК!
Кот мгновенно подобрался. Глаза загорелись, как две новые Вселенные. Он прыгнул к комоду, въехал в него мордой и, громко мяукая, погнался за неуловимым противником. Смерть Крыс обожал играть в догонялки.
Смерть, улыбаясь и качая головой в такт своим мыслям, наблюдал за их игрой. Он скучал по дому, и вот - вернулся.
Он всегда мечтал завести кота - и мечта сбылась.
Жизнь удалась! Или лучше будет сказать, смерть?..
И вдруг одинокая странная мысль прервала эти рассуждения:
"А НЕ ПОКРАСИТЬ ЛИ ЗДЕСЬ ВСЁ В БРУСНИЧНЫЙ ЦВЕТ? - подумалось Смерти. - КАЖЕТСЯ, ОН СЕЙЧАС В МОДЕ".

(Август 2010 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #209  
Старый 26.04.2016, 23:29
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - Аудиокнига Сергея Царегородцева по соавторскому псевдофанфику по "Плоскому миру" - "Здоровый образ Смерти":
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #210  
Старый 27.04.2016, 19:44
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Аргумент в пользу проигравшего" (рассказ: реализм, фантастика):
Скрытый текст - Картинка из журнала и моего проекта одновременно:



Скрытый текст - Аудиокнига (made by me, of course)::


Григорий Неделько

Аргумент в пользу проигравшего

...Где-то вдалеке, в неровном, колеблющемся облаке горячего воздуха, стояли два человека и о чём-то спорили. Приземистый и толстый, с редкими светлыми волосами энергично размахивал руками и что-то непрерывно говорил, тогда как его собеседник, стройный темноволосый мужчина среднего роста, лишь качал головой и изредка бросал пару коротких фраз.
На углу белого небоскрёба, где происходило всё действие, собралось уже довольно много зевак, с интересом наблюдавших за спорщиками, - однако те, похоже, их совсем не замечали.
Наконец я подошёл достаточно близко, чтобы расслышать, о чём именно спорили мужчины: как оказалось, речь шла о кейсе...
Толстый бессильно опустил руки.
-- Ещё раз повторяю, - сказал он, - это мой кейс. Это точно мой кейс. Я три года хожу с ним на работу и, уж поверьте, могу отличить его от других кейсов.
-- Что вы такое говорите? - удивился его оппонент. - Какие три года? Вы, верно, ошиблись: этот кейс - мой. Я абсолютно уверен.
-- С чего вдруг? - с вызовом спросил толстый.
-- С того, - в голосе темноволосого прозвучала некоторая язвительность, - что за всю мою жизнь у меня был один-единственный кейс. Я успел изучить его до мельчайших деталей. Даже сейчас его точная копия хранится в моём подсознании - настолько я с ним сроднился. Вот с чего я пребываю в такой твёрдой уверенности!
-- Тогда назовите мне хотя бы одну отличительную черту вашего кейса, - попросил толстый.
-- Сейчас, - сказал темноволосый и погрузился в молчание.
Я не знал, как давно они спорят и при каких обстоятельствах зародился у них этот спор, однако мне было крайне любопытно посмотреть, чем он закончится...
-- Царапина, - тихо произнёс темноволосый, а затем, уже в полный голос, добавил, - тонкая глубокая царапина.
-- Где?
-- Вот здесь...
Темноволосый присел на корточки у фонарного столба, возле которого всё это время стоял кейс, и указал рукой на то место, где должна была находиться царапина, - но...
-- Её нет! Нет!! - Он схватился за голову. - Не понимаю, куда она могла деться!.. Пять лет, пять долгих лет она была здесь, на этом самом месте и вдруг - пропала. Словно её стёрли...- Темноволосый устремил на толстого потрясённый взгляд. - Знаете, я специально её оставил - как память. Память о... Я вам расскажу...
-- В другой раз, - перебил толстый и поднял кейс. - А сейчас, извините, у меня дела. - Он взглянул на часы. - О господи, я чуть не опоздал на работу!
Толстый повернулся на каблуках и уже намеревался уйти, когда услышал торопливый оклик:
-- Минутку!
-- Что? - немного раздражённо поинтересовался толстый, вновь оборачиваясь к темноволосому.
Тот неторопливо встал и спросил:
-- А откуда мне знать, что это ваш кейс?
-- Мы ведь уже решили, - увещевательным тоном начал толстый, - что...
-- Я прекрасно помню, что мы решили, - прервал его темноволосый, - и не собираюсь оспаривать это решение. Но разве мы удостоверились, что кейс именно ваш?
-- Что за бред?! - воскликнул толстый. - Если кейс принадлежит не вам - тогда кому? Только мне!
-- А всё-таки, - настаивал темноволосый, - давайте проведём небольшую экспертизу?
-- Вам от этого станет легче?
-- Вне всякого сомнения!
-- Что ж, хорошо, - толстый поставил кейс на землю, - проводите свою экспертизу, мистер...
-- Роуэн, - подсказал темноволосый, - можно просто Ричард. А вы?..
-- Генри Стакинг. Очень приятно, мистер Роуэн. - Стакинг говорил вежливо, но, несмотря на это, слова давались ему с явным трудом, в голосе его слышались напряженные нотки.
-- Взаимно.
Они обменялись рукопожатиями.
Затем Роуэн сказал:
-- Наберите код, и если это действительно ваш кейс, он откроется.
Стакинг, загородив спиной обзор Роуэну (вероятно, чтобы тот не видел, какой именно код он набирает), в течение нескольких секунд возился с кейсом. Потом помотал головой, словно отгоняя какую-то навязчивую неприятную мысль, и продолжил свои манипуляции.
Прошла минута, но хорошо знакомого обоим спорщикам тихого металлического щелчка по-прежнему не раздавалось - кейс не открывался.
-- Код, - изумлённо прошептал Стакинг, - мой код - не подходит!..
-- Я так и знал, - сказал Роуэн.
Стакинг вопрошающе посмотрел на него.
-- Что будем делать?
-- Давайте поразмыслим, - предложил Роуэн.
Его собеседник согласно кивнул.
-- Итак, нам доподлинно известно, что этот кейс принадлежит одному из нас...
Стакинг снова кивнул...
Я пришёл слишком поздно и поэтому не мог знать, откуда у мужчин была такая твёрдая уверенность на этот счёт...
-- ...но, к несчастью, факты говорят обратное.
-- Получается каламбур, - подытожил Стакинг.
-- Да... - Темноволосый мужчина задумался. - Есть один выход, - очень медленно и неуверенно произнёс он, - лёгкий, но... - Роуэн замолчал.
-- Какой?? - нетерпеливо спросил Стакинг.
-- Кинуть жребий... Вернее, - Роуэн порылся в кармане брюк и вытащил оттуда маленький блестящий кружок, на одной стороне которого была изображена цифра "10", - монетку.
-- Монетку? - переспросил Стакинг.
-- Других вариантов у меня нет, - пожал плечами Роуэн.
Толстый мужчина почесал подбородок, а затем безразлично махнул рукой:
-- А-а-а, кидайте вашу монетку!
-- "Орёл" или "решка"?
-- "Решка".
Роуэн высоко подкинул десятицентовик. Тот мгновение покружился в воздушном пространстве и, упав и звонко ударившись об асфальт, завертелся на месте, словно лихой металлический танцор. Постепенно замедляя темп своего бешеного вращения, он останавливался...
-- Простите! - послышался позади мужчин чей-то голос.
Роуэн, Стакинг, я и все прочие зрители синхронно, как по команде, повернулись на звук голоса - там, откуда он донёсся, лишь одиноко стоял на тротуаре кейс.
-- Знаете, кто вы?
Никто не видел, что выпало на брошенной Роуэном монете, - неподвижные, остекленевшие взгляды всех собравшихся были устремлены на кейс: он... говорил!
-- Я скажу - кто, - продолжал кейс. - Вы - два гонщика, которые одновременно пришли к финишу, два победивших эгоиста, которые никак не могут поделить, кому достанется главный приз. Причём для каждого из вас важно даже не то, чтобы приз достался именно ему, а то, чтобы он хоть кому-нибудь достался. Победители делят то, что "принадлежит им по праву", - и им наплевать на тех, кто проиграл, потому что они выиграли, и самый мир в данный момент кажется им их личной собственностью, и Земля сейчас вертится для них одних. И они, конечно, не удосужились спросить у приза, хочет ли он, чтобы кто-нибудь из них был его хозяином. А ведь проигравший тоже имеет право голоса.
Кейс отрастил себе по паре рук и ног и поднялся с земли.
-- Ребро, - безразлично констатировал он, взглянув на монету, - и направился прочь...

(1999)
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #211  
Старый 29.04.2016, 16:22
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Монстр в хрущёвке" ("страшный рассказ"):
Скрытый текст - Моя илл. :):



Григорий Неделько

Монстр в хрущёвке

Увидев перед собой эту мерзкую морду, майор ОМОНа Пятницын даже сделал непроизвольный шаг назад. Действительно, не каждый день такое встретится: большая круглая голова в ворсе, фасетчатые, налитые пурпурным глаза, худое извивающееся тело и восемь одинаковых конечностей с тремя гнущимися тонкими пальцами на каждой. Рот разевался, заполняя половину морды и обнажая треугольные клыки. Крупные острые зубы были испачканы чем-то красным. Наверняка, кровь.
- Вот мерзость, - выругался Пятницын и прибавил кое-что по матери.
Извивающегося монстра повалили на пол. Два амбала из ОМОНа держали по три вёрткие, хлёсткие лапы, а ещё один спец пытался застегнуть на твари наручники.
- Вы что делаете, придурки?! – не сдержался Пятницын. – Может, ещё и права ему зачитаете?!
Омоновцы быстро всё поняли. Кто-то первым вытащил из-за пояса пистолет и пару раз хорошенько, от души приложил чудище по голове. Шар в ворсинках упал на пол; потекла из раны густая, зелёная, дурно пахнущая жидкость.
- Тьфу. – Пятницын сплюнул. – Уберите это с глаз долой.
Двое из ОМОНа, застегнув-таки на бессознательном монстре наручники, подхватили отвратительное тело и выволокли в коридор. Пока они несли его через подъезд и по улице, к машине, за ними с любопытством и каким-то первобытным ужасом наблюдали жители дома. Жильцы выглядывали из окон, иногда вывешиваясь через подоконник чуть ли не целиком, чтобы разглядеть страшную, но интригующую картину. Кто-то из людей потрясённо молчал, кто-то переговаривался, кто-то приглушённо молился.
Всего в квартире было две комнаты. Майор Пятницын, пребывая в задумчивости, зашёл в ближайшую. Здесь поработали его коллеги, отловив выродка. Рваная материя на полу, вся в слизи и цветных пятнах неизвестного происхождения, выдавала логово-лежбище урода. Неподалёку от «постели» валялся огрызок руки. Омерзение на душе усилилось.
В квартире уже вовсю трудились полицейские эксперты.
На кухне Пятницын осмотрелся и не нашёл ничего примечательного. Руководствуясь чутьём, заглянул в холодильник – и немедленно сморщился. На полках лежали оторванные части тела.
«То, что осталось от жены Ростовского», - понял Пятницын.
Но куда делся сам писатель? Что, если ответ где-то поблизости?..
Российский автор хоррора, владелец квартиры, где проходила спецоперация, бесследно исчез около недели назад. Не сумев дозвониться до него в очередной раз, редактор, знакомый Ростовского, набрал «02».
Менты вскрыли квартиру и зашли внутрь. Тут же выскочило из комнаты слева гуттаперчевое чудовище. Полиция открыла огонь, но ранения словно бы не приносили фасетчатому вреда. Поэтому стражи порядка прекратили не давшую толка пальбу, заблокировали выход на лестничную клетку и из хрущёвки; кроме того, они взяли под прицел окна. А после вызвали подкрепление в виде ОМОНа.
Чудище оказалось крайне злобным, сильным, живучим – и глупым. Пока полицейские отстреливались, прибыли ещё более серьёзные ребята. Повезло: монстр, судя по всему, не решился выпрыгнуть с пятого этажа, несмотря на свою живучесть. В легко гнущееся, усеянное короткой шерстью тело попали раза два или три, но это никак не повлияло на мутанта… или кто он там?
Пятницын стоял посреди комнаты, где находилось рабочее место Ростовского.
«Куда же “светоч литературы” мог деться? – размышлял майор. – Не исключено, что его тварюга сожрала первым. Потом поступило сообщение в “02” от друга Ростовского, и сюда приехали сначала менты, а затем мы. К этому моменту фасетчатый успел расчленить жену писателя и приняться за её руку. Ну а дальше мы, с “калашниковыми” наперевес, окончательно перепугали дом автоматными очередями, громогласным матом и жутким топотом сапог... Такая картина. Но, блин, где кровь и хоть какие-то останки Ростовского?..»
Пуще хмуря брови, Пятницын покрутил головой. На кровати валялись обрывки одежды – вероятнее всего, принадлежавшей Ростовскому. С полок попадали или были выброшены книги. Листы бумаги усеивали журнальный столик и пол. Один из трёх плафонов люстры разбит. Штора сорвана.
Пятницын закусил мясистую губу.
«Какого чёрта здесь произошло? Куда девался Ростовский? И откуда, мать его, возникло это грёбаное чудо-юдо?!..»
Медленно ступая по комнате, майор цеплялся взглядом за обстановку, однако ничего нового не находил. Он замер у рабочего стола, со стационарным компьютером. ПК находился в режиме ожидания. Пятницын нажал кнопку на клавиатуре, и на экране появились печатные строчки.
«Новый роман Ростовского, - догадался омоновец. – Который так и не будет дописан».
Он быстро пробежался глазами по тексту. Убийства... трупы... кровь... чудовища... Всё как обычно.
Задумавшись, Пятницын опустил взгляд. На компьютерном столе лежала раскрытая книга. Не трогая улики, майор стал её изучать.
«Солидная», - оценил он.
Колонтитул наверху страницы утверждал: «Стивен Кинг. “Оно”». Произведение раскрыли на предисловии. Одна из строчек подчёркнута. Пятницын чуть наклонился и прочёл выделенные слова:
«Писатель превращается в то, что он пишет».
Так говорил автор знаменитого романа, «король ужасов» С. Кинг.
С минуту майор осмысливал прочитанное, прилагал это к случившемуся и рассуждал о том о сём. Наконец, опять выматерившись, широким шагом покинул квартиру.
Когда Пятницын направлялся от двери подъезда к дожидавшемуся его автомобилю, позади слышались робкие, еле слышные перешёптывания жильцов, что высыпали на улицу и сбивались в группки. Вот и начались пересуды, пока что робкие и неуверенные. Но, учитывая обстоятельства, сомневаться не приходилось: слухи будут разрастаться, усложняться и становиться невероятнее от часа к часу.
«А скорее, от минуты к минуте», - раздражённо подумал Пятницын.
Он забрался в машину, на переднее пассажирское сиденье.
- Что-нибудь нашли, товарищ майор? – спросил водитель, поворачивая ключ в зажигании.
На секунду вспомнилась прочитанная цитата. Вспомнилась, нарисовалась перед глазами – и тут же пропала.
- Ничего, - дежурно буркнул Пятницын. – Поехали.
И авто послушно тронулось с места.

(Май 2015 года)
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #212  
Старый 30.04.2016, 20:47
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - ""Внимание: неизвестность!"" ("Креативный" НФ-рассказ; никуда не...):
Григорий Неделько

«Внимание: неизвестность!»

Автоматы с сюрпризами появились буквально повсюду.
Но вначале Рита выступила с речью на нашем ежемесячном собрании Активных Защитников Природы. Не понимаю, как слово на букву «А» затесалось в аббревиатуру АЗП, ведь большую часть времени у нас занимало приготовление кофе в отказывающейся работать старой машинке, поиски сахара или сахарозаменителя (главным образом, в мини-маркете «Рядом», что располагался с нами в одном доме) и невесёлые рассказы о собственных успехах и неудачах под успевший остыть, к тому моменту когда усластитель всё-таки был найден, жидкий кофе: на нём ещё и приходилось экономить. Экономили мы, как начинающая общественная организация, почти на всём, в том числе на членах этой самой организации.
Ну так вот, Рита недопила уже чуть ли не примёрзший ко дну плохо помытой компактной чашки кофе, стукнула ею о стол и насколько хватило силы – а силы в обманчиво невесомых лёгких скапливалось немало – возвестила:
- Правительство приняло Указ о развлечении!
Все немедленно заинтересовались: и развлечений, и увеселений, и даже приключений на разные части тела тем, кто состоял в АЗП, выпадало категорически мало.
- Это как-то связано с угрозой природе? – поправив очки с толстыми линзами, осведомился занудный Лёнчик.
- Скорее всего, не принесёт ей никакого вреда.
- Тогда пусть разбираются сами. – И Лёнчик с довольно ухмылкой откинулся на спинку деревянного стула, который опасно-протестующе заскрипел, чем заставил очкастого вновь сесть «по стойке смирно».
- Они бы разобрались, - продолжала меж тем Рита, - если бы сюрпризы не подкладывали сюрпризы.
Все присутствующие сверхозадаченно помотали головами.
- Ничего не понимаю, - выразил общее чувство рослый пузатый Денисыч. – Как конфеты с предсказаниями, вкладышами и подарками могут кому-нибудь помешать?
- Представь себе, могут, - огорошила Рита. А потом прибавила – как будто молотом по наковальне: - Тем более что это вовсе не конфеты с вкладышами.
Тут я понял, что настало время вмешаться: не зря же занимаю негласный пост главного активиста, после Риты, разумеется.
- Сколько помню, где-то месяц назад правительство выступило с предложением разрядить напряжённость в местах Бывшей Аномалии стандартным способом: расставить автоматы с газировкой и сладостями, информационные экраны, которые каждого убедят в том, что Аномалия возникла случайно и никому не навредила… Лотки с научно-популярными книжками туда перенесли, и так далее.
- Всё верно. – Рита, как она одна умела, кивнула веско и безапелляционно. – Но уже на следующий день вместо устройств, призванных успокоить народ, везде стояли автоматы с сюрпризами. Везде.
На минуту помещение заволокла тишина, глубокая, словно впадина, и вязкая, точно мазут.
- Я ещё ни разу не видел этих самых автоматов, - решился нарушить безмолвие чересчур инициативный, на мой взгляд, Лёнчик.
- Тогда вы с Беловым прогуляетесь к ближайшему. Он стоит на углу, в квартале отсюда, у дома номер 17.
Евгений Белов – это я.
Что ж, немедленно стало понятно, задание не переложить на другого: слишком уж уверенным был взгляд Риты, увереннее обычного, а значит, кроме груза ответственности придётся тащить с собой громоздкую фотокамеру, чтобы не упустить ни одной по-настоящему важной детали. И ещё лучше умолчать о моём недавнем сне… к тому же разговоры о недавней Аномалии по-прежнему не сходят с языков соплеменников-землян.
- Я бы тоже прогулялась, - беззаботно предложила свои услуги симпатичная, худая и не очень умная Виола.
- Прогуляйся-прогуляйся, - разрешила Рита и последующим вздохом изобразила всю мировую печаль, накатившую на неё в последние дни.
Я хотел спросить, откуда она узнала об автоматах, однако к тому моменту собрание закончилось. Впрочем, Рита всегда слыла очень информированной.


«Дом №17, на углу, в квартале отсюда» располагался на Краснокаменной улице. У неё было всего две достопримечательности: собственно красный камень, завезённый из Франции три столетия назад в обмен на полюбившуюся иностранцам русскую выпечку, и почти не редеющая к вечеру толпа людей, которую собирали здесь шесть выходов из одноимённой станции метро.
Но вот появилось третье чудо, достойное внимания, - машина-автомат на высокой металлической ножке и с непрозрачным кубом в виде набалдашника; устройство чем-то напоминало пришедшие с Запада аппараты для продажи снеков, печенья, шоколадных батончиков и прочего в том же репертуаре. Самое заметное в атомате, привлекавшем внимание максимального числа людей, - это полнейшее отсутствие отверстий, как видимых, так и закрытых. Куда кидать монетки или вставлять купюры? Откуда выскочит / выпадет / вылезет сюрприз? И что за смысл, какая радость – пытаться понять функции неведомого механизма? Прежде чем мы ушли на «разведку», Рита пояснила: из-за странностей конструкции, а также того, что предугадать, где возникнет очередной автомат, никому не удаётся, эти столбы с навершиями и называли «машинами с сюрпризами».
- Сюрприз есть – доступа нет, - озвучил одну на троих мысль Лёнчик.
Я обошёл автомат по кругу: сначала слева, потом справа, - постучал по голове-кубу, пнул ножку, но ничего не добился, если не считать в высшей степени заинтересованных взглядов прохожих и зевак. Кто-то останавливался вблизи, чтобы поглазеть; другие давали советы, рождая споры; третьи молча наблюдали минуту-две, а потом уходили по делам; четвёртые подталкивали и подзуживали пятых, которые вели себя по-разному.
Сняв с плеча устаревшую, но более надёжную, чем современные, фотокамеру с подставкой, я разложил её, поставил, настроил и сделал около десятка разноплановых кадров. Просмотрел получившееся – автомат-с-сюрпризом в лучшем виде… и, как прежде, непонятный по назначению. Я опять сложил и взвалил на плечо фотоаппарат проверенной временем модели.
- Ты пас? – вдруг уточнил Лёнчик, любитель азартных игр, правда, не больно-то везучий.
Он подразумевал мои догадки относительно автомата. Озадаченно и расстроенно пожав плечами, я сказал:
- По-моему, эта фиговина не работает. А следовательно, как компетентный акционер АЗП, заявляю: опасности для природы штуковина не представляет…
- А вредные компоненты? – перебил не менее вредный Лёнчик. – А излучение? А ещё что?
Пока мы беседовали, Виола успела применить и убрать обратно в карман плаща портативный счётик Гейгера.
- Возможность радиоактивного заражения отсутствует, - оповестила она.
- Вот видишь, - поддакнул я, однако с неким неясным сомнением внутри.
Лёнчик тем временем обошёл автомат кругом, проделав ровно те же телодвижения, что я минут пять назад, и, разумеется, получил аналогичный итог – никакой.
Виола с до крайности задумчивым видом, подперев щёку, взирала на странную машину, когда-то из окружившего нас столпотворения, насчитывавшего, по скромным меркам, население небольшого города, вдруг выкрикнул: «А Аладдин бы эту хреновину потёр!» Сразу же, ясное дело, раздался смех, разговорчики, перешёптывания, что, однако, ничуть не изменило атмосферы заинтересованной напряжённости.
Итак, во фразе явно сквозила двусмысленность, но Виола не принадлежала к тому подвиду людей, которым способен помешать грубый намёк. Насмешливые, удивлённые и любопытные взгляды сопровождали девушку, когда она подходила вплотную к автомату-с-сюрпризами, клала руку на ближайшую к ней сторону куба и пару раз проводила, будто бы действительно из металлических внутренностей мог вылететь джинн.
Но нет, джинн не вылетел – не произошло, по сути, вещи ни поразительной, ни выбивающейся из привычного ряда, если только не принимать в расчёт, что внизу куба, в совершенно гладкой плоскости, раскрылась прямоугольная прорезь. Из неё выпал, спикировав на асфальт, блестящий предмет, и прорезь затянулась столь же внезапным и непонятным образом, каким открылась.
Больше никто не смеялся и даже не улыбался. А Виола присела на корточки, подняла упавший предмет и, повертев в руках, рассмотрев хорошенько под всеобщую тишину, известила:
- Похоже на фольгу, но прочнее, и материал более блёклый. Одна сторона пуста. На другой выбиты буквы кириллицы и арабские цифры.
- Это адрес, - неестественно тихо произнёс Лёнчик.
Да, на блестящей пластиночке действительно значился чей-то адрес, вот только расспросы присутствующих ни к чему не привели: никто понятия не имел об улице Китаур.
- Какое-то нездешнее название, - переговаривались люди.
- Да уж, странноватое.
- Ага, мягко выражаясь.
- Никогда не слышала о таком. А это точно у нас?
- А где? В другой реальности? Ха-ха-ха!
Однако самое поразительное выяснилось, когда пересуды приутихли и мне наконец удалось связаться с Ритой по фону.
- Алло, Рит, слышала когда-нибудь об улице Китаур?
- И ты по этому поводу звонишь?
- Ну да…
- Ох!.. Включи навигатор. Хотя не помнить улицы, расположенной трёх-четырёх кварталах от АЗП…
Она немного поцокала в трубку и отключилась. А я перешёл в режим «Навигатор» и, забив написанный на «фольге» адрес, под общий оглушительный вздох обнаружил в шести автобусных остановках от штаб-квартиры Защитников улицу с неместным названием Китаур. Улицу, которой, готов поклясться, там никогда не было!..


Пока мы на автобусе, а после на маршрутке добирались до места назначения, я слушал в наушниках новости. Журналисты успели не просто, что называется, пронюхать о случившемся, но и по мере сил рассказать о нём обывателям. В частности, на «Драйв-радио», которое обычно у меня играло, прервали программу, посвящённую электронной музыке, и пустили получасовые новости. Весь выпуск был посвящён теме автоматов-с-сюрпризами.
- …Никто не знает, откуда они появляются. Никому не известно, для чего они нужны, - мистическим полушёпотом вещал диктор. – Только меньше часа назад мы получили сообщение о том, что на Вересковой площади, возле Дома Культуры им. Салтыкова-Щедрина, на глазах у изумлённой публики автомат «выбросил» на тротуар записку. Попытки расшифровать содержание пока не увенчались успехом, а сам автомат исчез с места событий, будто бы его там никогда не находилось…
Проверить слова журналиста об исчезновении возможным не представлялось, однако что-то подсказывало: он не врёт. Слишком велика сенсация, слишком интригует происходящее, чтобы ещё и усиливать ауру загадочности.
- Что думаете? – спросил я, пересказав «последние сводки».
- Даже предполагать боюсь, - проронил Лёнчик.
Виола же сохраняла более таинственное, чем сложившиеся обстоятельства, молчание.
В конце концов мы прибыли на место. 141-й дом по Китаур-улице не встретил нас радушно, однако же и не оттолкнул – мы оказались словно бы безразличны суровому, толстостенному, выполненному из белого камня строению.
- Недавно построен, - подметил Лёнчик.
- Хотя и не в этом году. – Я тоже немного разбирался в архитектуре.
Пока мы обсуждали местную достопримечательность, Виола куда-то подевалась. Обеспокоенные, мы поозирались вокруг и нашли её на углу здания, стилистически столь нехарактерного для нашего города.
- Подожди… - только и успело сорваться с моего языка, но это не помешало девушке повторить свои недавние действия: подойдя к невысокой металлической колонне с квадратным набалдашником, она потёрла самую близкую грань. И вновь на пару мгновений раскрылась дырочка, выпал листок, и куб опять сделался целиковым.
Виола подобрала поблёскивающую бумажку или, может статься, фольгу.
- Адрес? – предвосхитил всех обычно нерасторопный Лёнчик.
- Угу. Переулок Гаут, 64.
Виола, наша тихоня и якобы серая мышка, видимо, загорелась приключенческим азартом. Я безропотно достал фон и по навигатору нашёл второе название, о котором никогда раньше не слышал…


…Здесь располагалась ярмарка: десятки, если не сказать сотни ярких, разноцветных, разномастных шатров; палатки, столики, кафешки. Гремящая развесёлая музыка, толчея из веселящегося народа. Запахи фруктовых напитков, свежего попкорна, сахарной ваты и сладостей – экзотических и привычных российскому люду. А ещё голоса животных: надо полагать, если пробраться через живую преграду из радующихся горожан, можно наткнуться на что-нибудь вроде цирка-шапито или аттракционов со зверьём.
- Сегодня вроде никакого праздника нет. – Это уточнение прозвучало весьма уместно, и я поддержал Лёнчика кивком.
- Не знаю… - Виола повела плечиком. – Возможно, организовали.
- Возможно. – Я снова кивнул, хоть и не до конца поверил собственным словам.
Автомат дожидался нас у пёстро разукрашенного шлагбаума; сакраментальные действия Виолы, и вот у нас – точнее, у неё – в руках очередной адрес.
- Орпон-стрит.
- Орпон? – неприкрыто изумился я. – Веет чем-то французским… ну, уж точно не здешним.
- А Китаур? А Гаут? Очень русские названия? – логично напомнил Лёнчик.
Рука потянулась к макушке – чтобы почесать её и, кто знает, направить мои смутные догадки на путь истинный, - однако на полпути я заставил пятерню свернуть и извлечь на свет божий фон.
- Орпон-стрит, - озвучил я, когда адрес был найден. – Какой дом?
- А дом не указан. – Возбуждённая гонкой за неизведанностью, Виола на мгновение притормозила и выказала удивление пополам с сомнением.
Ситуация складывалась всё интереснее, притом что возможность выбора таяла, кажется, с каждой секундой…


…На Орпон-стрит не было домов, потому что всю её – от зачина до оконечности – занимала огромная высотная постройка, не представлявшая собой ни жилое здание, ни исследовательский комплекс, ни достопримечательность, но вместе с тем являвшееся тем, другим и третьим. И чем-то иным… Пластиково-металлическая конструкция возносилась к небесам на высоту в несколько сот метров; над сферическим шпилем собирались грозовые тучи, сверкали молнии. Пара мощнейших электрических разрядов ударила в массивный шар-навершие, из-за чего постройка засияла и запереливалась бледно-белым цветом. Вскоре пятна исчезли, Орпонская башня (а как ещё её назвать?) вернулась в прежнее состояние. Может, она так подзаряжалась?
- Я к ней не подойду! – запротествовал Лёнчик.
- Это и не нужно, - сказала Виола, обращая наше внимание на автомат-для-сюрпризов, поставленный в начале улицы. «Поставленный» ли?
Кругом царило безлюдье, если не считать двух-трёх сбитых с толку, чрезмерно впечатлённых, молчаливых местных жителей.
- Если бы башня находилась тут всегда, они бы помнили, - выдвинул предположение Лёнчик.
- А если они сами оказались тут только что?
- Чего? Жень, ты о чём?
Я в недоумении взглянул на Лёню
- И правда, что это я такое сказал?.. Нет-нет! Подобных коренных и масштабных изменений с обшивкой реальности не произойдёт ни при каких обстоятельствах: она достаточно прочна и хорошо скроена. Заявляю как атомарный инженер по образованию.
- А я подтверждаю как физик-ядерщик по профессии, - быстро согласился Лёнчик.
А между тем Виола, менеджер по продажам в сети продовольственных магазинов «Быстромаркет», «вынула» из куба на трубе бессчётную, казалось бы, записку.
- Ну, что там написано? – поторопил её, вероятно, тоже заразившийся энтузиазмом (или адреналином, или любопытством) Лёнчик.
- «Рисунки на полях», - отстранённо произнесла девушка.
- Но это не адрес, - озвучил я очевидное. – И они за городом.
Виола сунула бумажку в карман брюк, к другим находкам этого рода, вынула фон и с помощью голосового набора позвонила Рите. Та внимательно выслушала участницу АЗП и, ни миллисекунды не сомневаясь, разрешила отправиться за городскую черту.
- Оплату возьмёт на себя организация. Мы должны докопаться до правды! Вы не представляете, что сейчас в городе творится!..
Я представлял, и лучше от этого не делалось…


…Мы поймали такси, заплатили слушавшему новости, знавшему о загадочных автоматах и довольно жадному водителю в три раза больше положенного, и под попсовые мотивчики «Лёгкость FM» выбрались в область. Основная масса каменных массивов, электропроводов, автомобилей и даже зарождающейся кибертехники осталась позади, а стоило нам проехать ровной, но петляющей дорогой, будто забором обнесённой высокой жёлтой травой, впереди показалось впечатляющее по размерам кукурузное поле. Несмотря на то, что многие початки уже созрели, никто не рвался их собирать, поскольку в этом году, совершенно необъяснимым образом, на поле появились гигантские знаки. Я читал о таких в книжках, слышал по визору, но всегда думал, что нельзя относиться серьёзно к выдумкам уфологов, экстрасенсов и других представителей потусторонних профессий.
Собственно, я не отступил от своих соображений и когда мы, выбравшись из такси, вчетвером, вместе с подпавшим под влияние всеобщего ажиотажа шофёром, вплотную подошли к ставшему знакомым и чуть ли не родным небольшому кубическому постаменту на толстой ножке.
- Говорят, - доверительно шепнул водитель Лёнчику в ухо, пока Виола разбиралась с «автоматом», - что знаки в кукурузе – проделки пришельцев.
- Бред, - отозвался на это физик-ядерщик.
Я тронул Виолу за рукав.
- Что там?
Она молча протянула мне фольгу-бумажку. Выпучив глаза, я пробовал вникнуть в текст, напечатанный на поблёскивающей в закатных лучах записке; а когда шофёр заглянул мне через плечо и принялся шёпотом, для себя, зачитывать написанное вслух, я попытался ему помешать. Но было поздно…


В течение каких-нибудь часов эта надпись обежала, наверное, все земные умы, и тогда, получается, не осталось на планете человека, которому бы она оказалась незнакома. Причина вот только состояла не в самих словах, а в том, что они несли.
Виола выгребла из кармана бесполезные блестящие фантики, смяла и отправила в автомусорку. Покуда та перерабатывала ненужное в энергию, все члены АЗП, вышедшие прогуляться на улицу, задрали головы и проводили взглядом очередную летающую тарелку.
По улицам ходили люди. По улицам бродили животные; больше всего было кур и петухов. Жёлтые домашние питомцы, смешавшись с опадающими и разносимыми ветром листьями того же цвета, составляли какую-то иную картину. А ещё ветер, подгоняемый масштабными перемещениями НЛО, разносил газеты; поймай одну, и узнаешь, что именно произошло, когда незадачливый, недальновидный водитель такси закончил читать надпись.
Потому что на сегодняшний день во всех газетах, во всех журналах, в каждом интернет-СМИ написано одно и то же – та самая фраза с поблёскивающего фантика, брошенного сюрприз-автоматом на кукурузном поле:

«ПЛАНЕТУ
ЗАХВАТИЛИ
РАЗУМНЫЕ
РЕКЛАМНЫЕ
ОБЪЯВЛЕНИЯ!»

(Июль 2014 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #213  
Старый 04.05.2016, 16:16
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Обнуляющий уровень" (новый полноформатный рассказ, НФ/Ф):
Скрытый текст - СО ВСЕМ АВТОРСКИМ ФОРМАТИРОВАНИЕМ в авторском же "документе":


Григорий Неделько

Обнуляющий уровень

0. Пролог-эпиграф

- Но как можно путешествовать в будущее, не зная прошлого? - непрекрыто удивился я.
- А как люди живут настоящим, не зная сегодняшнего? - с лукавинкой в глазах ответствовал Хэнк.
И улыбнулся.
[Патрик Ломберт "В голове моего учителя".
2016 г. С.М. (от Сотворения мира).]

1. Из разума

Ну что ж, вот я и приблизился к нему.
Кто-то не верил мне; некоторые смеялись; другие недоумённо качали головами; ещё одни пытались сбить; наконец, нашлись и те, кто стали говорить прямо противоположное. Но причина - причина была единственной и ей же оставалась; когда нет иных объяснений, всё сводится к общему доводу - и наоборот.
И вот он я, в шаге от цели... в полушаге... в четверти, а то и ближе; или... уже на месте? здесь?
Я окинул взором окружающее пространство и ничего не увидел, во всяком случае, никакой подозрительной вещи; это и успокаивало, и настораживало. Что ж.
Ну что ж...
Я ухватил покрепче укороченный мною после недавней схватки мультимеч, проверил заряд, мельком оценил состояние; на внутренней части формы отображались цифры и слова, и графики. Всё указывало на нормальное самочувствие и вполне хорошее, надо признаться честно, положение дел. Впрочем, прорубаться вперёд "огнём и мечом" ещё предстояло.
Хоть и последний, однако этот ход числился за мной. Либо за моим пока что неувиденным врагом; я задал форме внутренние и внешние настройки и, внимательно оглядываясь, но не сбиваясь с плохо различимой дорожки, двинулся навстречу новой отметке.

2. Недалёкое прошлое

О, то прошлое достойно как права быть записанным на скрижалях вечной памяти, так и истереться из голов Странников - и в первую очередь, моей головы.
Полую линию почти не заполнила полная; над верхним краем висело число "98".
Кусты раздвинулись, разлетелись, сломались и посыпались, и на меня накинулся десяток подтянутых голубых фигур в их особых бронеодеждах. Ублюдочные лица боевых эльфов на омерзительных головах, сходных с комками застывшей грязи; глаза-блюдца пялились на меня. Масляные глазки сказочников-педиков сверлили меня и пытались напугать. Я ухмыльнулся и крепче перехватил мультимеч; лезвие выросло, вытянулось.
Атака была сильная, атака была серьёзная.
- Эй, жопомордые! Чем меня удивите?
Забавный оксюморон - уже хотя бы потому, что удивлять эльфы не умели. Твари лишь крали чужое и паразитировали на нём; они поставили перед собой целью поработить Мир... но, вероятно, Миру такое желание пришлось не совсем по нраву, раз он родил и придумал нас, Странствующих Рыцарей, или, более коротко, Странников.
Первому голуболицему-голубоглазому эльфу не повезло очень быстро: он летел на меня с высокоподнятой огненной секирой - и упокоился, стоило мне отпрыгнуть и вытянуть руку, на острие светящегося "поющего" мультимеча. Огненная секира... Ублюдки любят магию, - но что они в ней понимают.
Пыхнув маленьким снопом пламени, чихнув искрами, дыхнув теперь располневшим огнём, секира упала из ослабевшей светло-синей руки на землю; тело врага тоже обмякло, и когда мультимеч втянулся, съехало, свалилось вслед за волшебным оружием - в траву.
Вторым набросился парень с ножами-молниями; этот действовал расчётливее, но и осторожнее, и, в целом, успешнее - если считать за успех умение продержаться втрое-вчетверо дольше, чем твой бабоподобный дружок. Я отсёк эльфу голову и, отвернувшись, чтобы не видеть, как дрожит и тут же начинает гнить лишённое крови, непропорциональное тело бешеной твари, обратил внимание на номера три и четыре.
Они нападали вместе - и вместе же умерли: для этого я специально оказался между ними, а отразив несколько ударов, низко присел. Третий отрубил четвёртому руку лаво-палашом, только прежде четвёртый насадил на зубастую пику хозяйство третьего. Мультимеч рассёк синетелов подряд и пополам в несчитаемые мгновения: и орущего благим матом калеку-вора, и вопящего ультразвуковым фальцетом (хотя куда уж выше, им-то, этим извращенцам) чересчур смелого кастрата.
Показатель внутри формы резво и резко подскочил вверх.
"Ничего себе. - Я даже фыркнул. - За кого столько? За них?"
Тем временем, встречи со мной жаждали и её же пытались организовать пятый, шестой, седьмой и восьмой - разом. Но я уж отступал назад, озирая окрестности и махая мечом слева направо и справа налево; любой, кто подбежит, превратится в рандомно нарезанный салат.
Вдруг - чутьё воина: "Сзади кто-то есть!"
Я обернулся - и в последний момент уловил намерение девятого убить меня, воплощённое в размашистом движении двуручным ледяным мечом. Отшатнувшись, я случайно упал, так и не поняв: то ли споткнулся обо что-нибудь, то ли в ногах запутался, то ли ещё по какой причине... Но девятому было хуже: промахнувшись, он потащился вперёд, сам себя не контролирующий, влекомый тяжеленным двуручником. Вот тут я чётко узрел происходящее: девятый налетел на десятого, готовящегося спрятаться с энерголуком за кочкой, чтобы незаметно, невидимо обстреливать вашего покорного слугу, и тогда девятка впечатал лезвие лёдомеча плашмя в харю коллеге по оружию. "Коллега" раскрыл беззубый рот - да так и застыл, магией меча превращённый в мини-айсберг. Затем касание меча до собственно владельца, и вторая ледышка застывает под разгорячённым, словно бы раскалившимся от созерцаемого и (возможно?) переживаемого напряжения солнцем, каковое из года в год и изо дня в день часто, постоянно меняет цвет. Сейчас, будто почувствовав и... или... подыгрывая, Солнце оранжевеет и затем неуловимо краснеет - до кроваво-багрового. Две морозные фигуры неслышно стукаются о землю и застывают друг рядом с другом... в виде кусков и крошек, на которые, к всеобщему добру, раскололись.
Настало время разобраться с оставшейся четвёркой. Пятый, со взрыво-арбалетом, встал позади разгоняющих бег уродцев-братьев - да-да, они ж ведь, на беду, все родственники.
"На свою беду, - тотчас подумал я. - От яблоньки яблочко..."
Импульсная и плазмобомба покоились в моих расслабленных, но натренированных, знающих движения руках воина, в моих эластично-каменных кулаках; сенсоры сразу же активировали бомбы. Я настроил каждую на секунду, а потом другим, более заметным и размашистым движением бросил две маленьких размеров сферы влево и вправо - в одно и то же время, несомненно. И отпрыгнул назад, выставляя перед собой сильнее прежнего удлинённый мною мультимеч, и свободной рукой снимая с магнитопояса унипистоль.
Два взрыва - два синхронных взрыва, сине-белый и песочно-белый, импульсный и плазменный, и одно тело (шестого) разрывается на части, а следующее (седьмого) расплавляет до состояния жижи, ну а после и вовсе до ничего. Прежде, замечу, я на всяческий случай прошёлся по агрессивным мужелюбцам из бластера, настройки которого включил на пистоле.
Наконец-то выстрелил из взрыво-арбалета пятый. Я отпрыгнул, позволяя снаряду сдетанировать сзади. Второй выстрел, но и теперь я увернулся, и молодое деревце за мной наполовину срезало, наполовину же объяло огнём. Подготовка к третьему выстрелу...
В этот самый миг восьмой нацеливает мне в грудь раскалённый трезубец.
Я вихляю в сторону; вихляет в сторону с трезубцем восьмой. Пятый пускает из арбалета дротик...
Отмечающая "происходящее" полная полоска в тулове полой на внутренней стороне скафандра подошла близко-близко, очень сильно, критически - к финальному разграничению.
"Они и вправду полагают, что это столь сложно?"
Нет, трудно, конечно, только вот...
Родившись, мысль не закончилась.
Я прыгнул высоко и вверх, перекувырнулся и, отлетев на несколько метров, опять приземлился на ноги в толстых, прочных и до странного лёгких защит-сапогах, лицом - туда же, куда и раньше. А между тем взрыв арбалетного дротика разворошил грудину восьмого, того синежопого эльфа со "жгучим" трезубцем. Рыка не последовало, не раздалось и проклятий и крика... я умоляю, какие звуки, когда из вас ваш же собрат-побратим извлекает, по неточности, по глупости, чуть ли не большую часть тела? Таким образом, синий, почти обратившись в дырку, рухнул на место на поляне, свободное от травы, и это голое место тоже не окропилось кровью; внутренности "прекрасного" эльфа представляли собой даже более отвратительное зрелище.
"Волшебные существа... Красавцы и чудесники... Сказки, блин!.."
Но довольно - настала пора разобраться с десятым, крайним на сейчас голубозадым кудесником. Присев настолько стремительно, что и опытнейший боец вряд ли бы отследил движение, и ускоренный задействованной вовремя спецформой, я, не дожидаясь реакции пятого, пустил в него через разделявшие нас метры автоматически укорачивающийся и уменьшающийся в полёте, делающийся легче и острее мультимеч. Итог: вонючее несуразное тельце цвета синьки (или, как говорят непосредственно эльфы, "цвета морской волны...") проткнуто насквозь через помещённое кем-то сумасшедшим - но точно не Богом - внизу, ближе к самой заднице, сердце: матово-чёрно-алое, с виду (если довелось смотреть), словно протухшее. Эльф-пятый беззвучно раскрыл рот, да на большее его не хватило - и он повалился в редкий кустарник.
Я с удовольствием представил острые тонкие ветки, протыкающие грубую и ломкую голубую кожу, выкалывающую лживые, облитые маслом глазки...
Вы заслужили это, подонки. Вы в Мире Игры, а он признаёт лишь честное сражение. Не имея ума, с одними деньгами и интригами, вы заслуживаете не большего, чем смерти, позорной, бесспорно, каковая вас только и достойна. ...Однако ж, для того предстояло много и много потрудиться и немало же преодолеть.
Полная полоса целиком заполнила пустующую; на внутре-экран вывелась знакомая надпись: "Следующий уровень!". Я мысленно коснулся восприимчивого к сильному ментальному воздействию сенсора, и число "98" в моём показателе сменилось на "99". Прокачав силу, выносливость, харизму и здоровье, я выбрал в качестве спец. умения "Однократное ведание будущего".
- Сотый уровень всё заканчивает, - немедля, следуя законам и правилам Игры, выскочило на поверхности шлема, с бока, обращённого к моему лицу, предсказание; предсказание, выигранное через очки опыта (экспу) и новый уровень и задействованное природно-технически.
Итак, вот оно моё пророчество.
100-й уровень всё заканчивает. После - обнуление.
Отменяющий уровень? А точнее, обнуляющий. Очень интересно...
Я подошёл и поднял с земли мультимеч; вытер, сложил с помощью касания сенсоров, прикрепил к магнитному боку (не на пояс - на костюм-форму).
"Уровень обнуления... - Я покатал мысль туда и сюда. - И что, это хороший знак? Или нет? Определённее рассказать нельзя?"
Но специальное умение, использованное, дематериализовалось без следа; очередное будет доступно только лишь с уровнем 100. Но... действительно ли будет? После того, что я узнал... И какое знание стоит за предречением? Куда мне, воину Игры, двигаться дальше, когда достигну максимума?..
...Я вспомнил спокойную жизнь, привычный быт. Семью. Жену, дочурку, работу; банальные хлопоты. Житейский мир - а вернее, часть большого Мира, Мира тоже с заглавной буквы - и с еле ощущаемой прокачкой, практически без оной.
Вернуться? Игра ведь позволит. Но зачем - сейчас, в уровне от ста?..
Я в сотый, наверное, раз пересмотрел в закромах сознания загадочно-мистические слова, сгенерированные жизнекомпьютером Мира.
100-й уровень всё заканчивает. После - обнуление.
Я не понимал; за тайной пряталась тайна.
Отряхнувшись, я принял решение, дабы успокоиться и успокоить своё любопытство. Есть-таки вариант узнать, выяснить.
И, ориентируясь по 3D-карте на лицевом мониторе, я последовал за подвижным указателем, далее и далее, куда-то - в место, что манило любого воителя Игромира вроде меня. К зоне, отмеченной маркером Демиурга, в квадрант, а может, область с "крестом". К обнуляющему уровню?
К - финалу?

3. Далёкое прошлое

Наставник сжал в своих ладонях нижнюю часть моих плеч.
- Я рассказал тебе всё. Показал - всё. Теперь только ты, ты - ты один способен осуществить то, на что решился. То, на что не хватило меня. - Он на миг замолчал, отпустил меня из твёрдой, дружеской хватки и вслед продолжил: - Об одном прошу: дойдя до конца, скажи, каково там. Развей или усиль разочарование твоего учителя. Хорошо, Кин?
Я кратко и уважительно, и по-доброму кивнул.
- Конечно, Мастер.
- Нет. - Он замотал головой. - Я более не Мастер тебе.
- Кто же?
- Попутчик. И советник, если сам того захочешь.
- Спасибо... Брат.
Он осиял меня знаком, означающим "правильно речёшь/иди не страшась/благословляю".
- Мастер... Брат, Друг, а почему вы... почему ты остановился в какой-нибудь безделице от финальной преграды?
Он растянул губы в грустной улыбке.
- Ты поймёшь.
...И сейчас я действительно понял: он не хотел выяснять, является ли бессмысленным то, что таковым казалось. Страшнее жутчайшей загадки в Мире - единственное: неверный ответ на неё.
А есть ли он вообще?
Мой Мастер... мой друг и советник, и попутчик, и брат - вернулся назад, в начало игры, в ПОБ - Пространство Относительного Бездвижия, дабы обучать таких, как я. Тех, кто, быть может, решится на завершающий шаг. Решусь ли я? Я не знал. Но выбор свой уже сделал безвозвратно: я обязательно попробую!
И советчик там, в неподвижности ПОБа, и здесь, рядом со мною, надо мной, внутри и вне меня - верный, добрый и мудрый советник улыбнулся - и предложил:
- Иди.

4. На пути к знанию (Начало)

Долгое время миновало, но не принесло с собою ничего, ни единого сколь-нибудь значимого изменения; я продвигался вперёд, не по пересечённой, однако по сложно структурированной местности. Это была местность перед последним уровнем, и я выкладывался по полной, так, как только возможно в путешествии в грядущее. Показатель энергии то и дело норовил сползти к самому низу; я его "ловил", когда пил воду и энергетические напитки, ел вакуумную еду, пакето-еду, сушёности, эрзацы и полуфабрикаты. Разумеется, я уставал, а значит, индикатор процента сил и способностей тоже, к сожалению, не стоял на месте; иногда думалось, ещё немного, и я вымотаюсь окончательно - впрочем же, встроенная в Мир опция отдыха неизменно - а так ей и положено - помогала. Я восстанавливался, схоже, по образу и подобию, идентично, и, вместе с этим, не терял памяти об изматывающем походе.
Если ты в полуметре от финиша, линии, отделяющей тебя от заветного приза... или чёрт его знает чего! неважно! - ты в любом случае будешь испытывать серьёзные перегрузки. О том примерно я и размышлял, остановившись на запрограммированно-произвольный привал; солнце, чуть ли не посинев в своей извечной тяге перегореть, казалось, жарило кожу под формой. Нет, солнечные лучи не обладают способностью проникать сквозь современную и, тем паче, неозащиту, и всё же... я - у сотого уровня, я уже прошёл столько и столь сложной дорогой на уровне 99, что заработал 10.000 XP от требующихся ста, чтобы перескочить, наконец, главный, мироразделительный рубеж. Но хотя да, он разделяет мир, обещает многое и много нового, и притом неизвестно что, приму ли я ожидаемый дар? Пойму ли? И произойдёт ли священное для любого верного и честного воина дарение? Должно произойти! И всё одно: мы, дети Мира Игры, Вселенной Опыта, и Опытной Вселенной, рождены и брошены догадываться; думать, искать, находить, терять... и повторять, и - надеяться.
Судя по всему, поймав меня на отвлечённости, на рассуждениях, на некой экзистенциальной, подсознательной потерянности, неведомый и невидимый враг сделал наконец-таки ход в собственную очередь. Передо мной воздвиглась стена; но мало этого, стены очутились везде вокруг меня - справа и слева, и позади. Кратко осмотрев монолитного гиганта - выстроенную кем-то из непонятного камня или кирпича стену без малейшего разделения либо соединения частей, - я попробовал, задействовав прыжковую платформу, долететь до верха преграды. Не удалось; даже с прыг-платформой - не получилось! Около полуметра разделяло меня и вышину, далёкий верх - выход на свободу.
Я огляделся, с неудовольствием, однако по обязательству отмечая суть прочих стен: одна - ледяная, вторая - огненная, третья - из земли. И я чувствовал жар льда, и я ощущал обманчивый холод разъярённого до безумия пламени, и меня овевали ветра, порождаемые землёю, связанные с ней, касающиеся её и находящие, коли надо, в ней приют. Попытался, подпрыгнув снова при помощи ботинок, уцепиться за выступ земельного препятствия; вышло! Я подтянулся, освободил одну руку, кинул, чтобы ухватиться за край... и внезапно, по неясной совершенно причине, бугор земли вылетел из моих сжатых пальцев. Рухнув на спину, я серьёзно ударился позвоночником; благо, опасное завершение короткого полёта самортизировала спецформа. Земляная стена мигнула и обратилась металлической. Та-а-ак... Компьютер Мира вычел у меня 1000 экспириенса. Та-а-ак! Они тут ещё и экспу вычитают?!..
"Дружок, а как ты хотел? Чтобы в конце сделалось попроще? Совсем просто и проще некуда!? Хе-хе".
- Хе-хех. - Я смеялся над самим собой.
Нечего было и думать забраться на, с виду - и, безусловно, в реальности, - чрезвычайно гладкую и скользкую стену из металла.
А пока я мыслил да гадал, стена-лёд и стена-огонь принялись... ну естественно! Сходиться, чтоб раздавить меня!
Я потратил драгоценные мгновения: грязно выругался; затем скорее молнии оценил свои шансы. Результат не обнадёжил, но я лишь вновь усмехнулся и взялся придумывать на ходу.
Итак: что за оружие в моём распоряжении? Мультимеч, бомбы, гранаты, боевой нож, раскладная ракетница, полимёт... Полимёт! Который может быть одновременно и огнемётом, и ледомётом, и чем твоей душеньке угодно!..
Я выхватил его из-за намагниченной спины, поспорее, поскольку стены проделали аж половину маршрута (не быстровато, а? Хотя и с учётом "финала"...); руки будто сами собой, автоматически - натренировал, слава богу!, - вытянули нужные части оружия, другие переместили, перегнули, переделали, поменяли местами... Та-ак, всего плюс пара манипуляций... и-и... да! - в моих руках широкоствольный огнемёт.
- Прощай, стеночка.
Обстрелу подверглась стена изо льда - ну, собственно, мог и не говорить, верно? Лёд начал плавиться и взбухать, трескаться; я отодвинулся как можно дальше к преграде-пламени, но так, чтобы не обжечься - во всяком случае, смертельно. Секунды медленно текли, настолько медленно, что понимались чем-то длиннее вечности... Ещё секунда, другая... третья... И вот, пора! Я снял палец с кнопки-сенсора, сел, согнулся, скрутился, прикрывая сам себя, и с радостью слушал "мелодичнейшую музыку" - взрыв высоченного препятствия изо льда. Защитка сберегла меня. Затем, в мгновение разомкнувшись - также и потому, что огонь сзади начинал настойчиво лизать, намереваясь спалить форму и добраться до кожи, - я вскочил на свои двое и рванулся прочь.
С радостным облегчением я наблюдал жутковатую картину: стена-огонь занимает место стены-льда, и в этот же миг происходит моментальное, громогласное, красочное и огромное, и очень, крайне объёмное уничтожение всех трёх прямоугольников: металлического, кирпичного, пламенного.

+ 15.000 XP!

Я почти что инстинктивно пригнулся, и ни один кусок из пролетавших мимо, ни единый остаток разорванных, разможённых самими собою стен не задел меня.

+ 1.000 XP!

Фуф.
Я успокаивался...
Тогда-то на горизонте, замаячив миражом, и соткалось нечто наподобие города; указатель на голокарте призывал идти прямиком туда. Герой я, в конце концов, или нет?! И я "уступил просьбам" неодушевлённой, в отличие от окружающей, но вездесущей графики.

5. 99 из 100

1 - 10 уровень. Равнины, поля и холмы, лес и гора; здесь я только-только зачинал своё странствие, минуя или, когда был вынужден, убивая встречных животных: лис, волков и медведей, плотеглодов, кровесосов и выпырягов. Пару раз я натыкался на разбойников, воров, мародёров; стычки с ними - поначалу - складывались для меня неприятным образом. Если чтобы перейти с первого уровня (у.) на второй у., требовалось 300 единиц (ед.) экспы (XP), то девятый и десятый разделяло уже 2000 экспириенса.
11 - 20 у. Здесь мне пришлось множество раз спускаться со склонов и на склоны подниматься; я лазал по пещерам, обследовал их. На пути попадалась хищная нежить: умертвия, зомби, живые мертвецы, вампиры, упыри... Всех приходилось - без особого разочарования, а зачастую и с наслаждением - приговаривать к повторной, настоящей смерти через отсекновение определённых, т. н. смертедающих частей тела и иногда (например, в случае вампиров и искусственно убитых либо возрождённых) зон ауры. Откуда у ходячих трупов, любимцев разве что могильных червей, взялась аура, я пытался разгадать, но не мог понять до сих пор...!..
21 - 30 у. Я вступил на территорию волшебных лесов, заколдованных ущелий, отравленных магией болот; на сей раз меня вынуждали "дарить им смерть" (термин Братства Истинных Воинов) ведьмы, ведьмаки, колдуны, маги, злые волшебники, чародеи, ворожеи... и их производные - оборотни, превращенцы, монстры, двуединые, зверолюди, животные-мутанты...
31 - 40 у. - это уровень Отражающего Королевства; пробив себе дорогу - мечом и огнём, как и надлежит, - я вступил на основание Великого Зеркала, где пришлось отражать постепенные и постепенно, однако с заметным нарастанием усиливающиеся атаки ВСЕХ ВСТРЕЧЕННЫХ ПРЕЖДЕ исчадий компьютерного Ада. Одолел; отдохнув, зализав раны, поев, я прошёл сквозь Зеркало - и угодил...
41 - 50 у. ...и угодил в абсолютно точно, до капельки, до точки, до бита и спрайта, отражённый Великим Зеркалом мир; Основание, ставшее Еинавонсоем, предлагало на выбор тех же самых - И РАЗИТЕЛЬНО ОТ НИХ отличающихся чудовищ, злодеев и прочих чёрных колдунов. А вернее сказать, ещиводучей, йедолзев... и т. д./.д .т и ... Не больно-то удобно даже писать, не говоря уж о путешествиях и сражениях.
51 - 60 у. Логично предположить, что мои странствия и приключения продолжились в мире обратного, в мире, перевёрнутом незнамо кому и для чего "Великим К"? Компьютером Вселенной?.. Что же, не исключено - но почему тогда подобного не случилось?! Я вынырнул из Зеркала и не успел обернуться, как оно пропало; на месте стометрового, подавляющего собою всё великана стояло... ничто. Вовсе ничего не располагалось. Зато меня мгновенно поприветствовали "исключительно новые" враги. Отчего выражение взято в кавычки?; проще простого! это были эльфы - странно-синие и обладающие магическим холодным оружием, однако преследующие ровно те же цели, что и банальнейший медведёр: найти, убить, изнасиловать, загрызть, сожрать... Вначале особых проблем голубомордые не доставляли, да и я, благо, был в некоторой степени прокачан.
61 - 70 у. Эльстрахолюдия - город-государство эльфов; я проходил через него долго, упорно, я скрывался и прятался, я переодевался и оказывался на виду, я бежал и я стоял, убивал исподтишка и связывался в открытую с целыми едва ли не армиями. Изучая обычаи и повадки жопосиних (очень уж они охочи до мужского ложа, грязные бесталанные извращенцы!), я выведал заклинания, предназначенные для Воинов моего уровня; а также научился делать медсредства из вроде бы не пригодных для того даров природы и предметов, перезаряжать с их же помощью оружие, даримое Братством каждому истинному воину, буде он частью их клана либо ж нет. Я получал, покупал, выклянчивал, крал, зарабатывал в схватке, снимал с тел поверженных врагов, изготавливал и модернизировал до состояния эльфийского всякое попадавшееся на глаза орудие смерти. Затем мне это надоело, и я больше времени уделил накоплению экспы; а затем город закончился. Я наивно полагал, что вместе с городом-страной закончились и эльфы.
71 - 80 у. К несчастью, как, видимо, и любой до меня, я ошибался. Уровни с 71-го по 80-й включительно я только тем и занимался, что встречал на дороге к цели бесчисленные вариации голубоухих, слушал и подслушивал об их секретах, сражался с ними, тем или иным способом распознавал о прежде не добытых мною тайнах и превосходствах гомосекообразного народца.
81 - 90 у. Выяснилось (и в тот раз я практически не удивился, хоть и произошло описываемое немало лет назад), что "народец" отнюдь не народец, а властелин зримых областей Игрового Мира, за исключением территорий Странников, Братства, Свободных Людей и т. п. Потом мне стало известно, что они-то, эльфы - хотя правильно, на их же неблагозвучном ворчаще-скрипящем языке, называть голуборотых синюшниками, - отстроили само Зеркало! Я не успел поразиться, поскольку трахожопы личною инициативой [прочтённые секретные записи в одном из замков] объяснили, где ошибаются все остальные народы; нет, Зеркала эльфы не строили - они его украли! Украли у расы, сгинувшей в пучине времён без остатка, без образного, красочного ли, примерного ли, и даже без названия. Злобные и жадные, синеглазы переименовали Зеркало в Эльмиррию - и на том успокоились; я же, преодолевая километр за километром "их земли", приходил во всё большую ярость. Они что-то бормочут о священном гневе? о мести?! Похоже, их давным-давно не жарили священным же огнём отмщения через их любимое месторасположение!..
Уровни с 91-го и до 99-го (тоже вкл.) подтвердили мои догадки: эльфы - наглые вруны, бессовестные, беспринципные ворюги, замечтавшие об Игровом господстве!
...И тем интереснее, полезнее и важнее - тем особеннее становилась информация, любая, какой бы она по сути не была, - что скрывалась на 100-м уровне. За уровнем 100...
Туда-то - так уж получилось: извиняйте, ротохрены - я и направлялся, с прокачкой, с апдейт-оружием, с мод-арсеналом, с чертовским набором способностей и ворохом отличностей, с их же проклятыми заклинаниями и заговорами - и плевать, по большому счёту, что ждало впереди. Любопытства это, однако, не усмиряло - наоборот... чему, не скрою, я был только до безумия рад.

6. На пути к знанию (Продолжение)

Дверь не обратилась ко мне ужасающей внешностью; её лик не вызывал и омерзения, равно как и изумления или ступора. То была обычная, совершенно обычнейшая дверь - просто вырубленная в ничём; выступая из пустоты деревянным, до слепоты непримечательным боком, дверь словно разом говорила и: войдёшь? и: входи же! и: ну зачем ты вообще припёрся?! и - что угодно ещё.
Я стоял, замерев, облокотившись на мультимеч, что упёр в каменистую землю; преграды и враги перед дверью изрядно меня потрепали, однако и снабдили несколькими десятками тысяч очков экспы. И я знал, точнейшим образом ведал, что недостающий - хоть и весьма солидный - кусок экспового пирога ждёт меня... да не за дверью, нет - на её пороге. Подходи, открывая портал - и заполучишь свой, долгожданный, чаемый, священный, любимый, какой-тебе-только-заблагорассудится сотый уровень!
Дверь, между прочим, не вызывала ни в душе, ни в сердце, ни в разуме и также не в окружающем смоделированном, взаимозависимом пространстве ни электро-, ни электроннопосыла называть прежалкую охрану перехода Туда, стоячей норы в Обнуление, словом, как будто ничто, уподобляясь ничему вокруг, всячески не призывало именовать дверь - Дверью, или по-любому иначе. И вот это озадачивало более чем что бы то ни было кроме...
Я бросил взгляд на обрывающиеся пространства Игры, на точно бы обрезанный - да и в самом деле отсечённый! - графический ландшафт: вот он есть - и вот его нет; и дорога сходится в узенький угол, в углу угла - всего только дверь, одна никчёмная, никому не нужная, судя по виду, дверка, поименованная с наиболее мелкой строчной буквы.
Сердце предостерегающе застучало.
Вот теперь сомнения налетели и облепили со всех сторон; следовало выбрать - а я не мог; надо сделать шаг, крохотный шаг - и ничего помимо... однако не-сущий нуль портала, идущего неведомо куда, обладал силой, намного превосходящей мои нынешние рвение, знания, решимость, опыт, наглость, отвагу, сумасшествие... И я застыл в раздумьях, замер изваянием, дабы предаться мыслям; в конце концов - не сюда ли я стремился? А уж на месте, в какой-то бессмыслице от ответа, я позволю себе и просто порассуждать и отдохнуть, и прочувствовать момент, ситуацию, продолжение окончания... дабы не ошибиться.
Ждёт ли меня судьба Мастера-Друга?
Я хмыкнул: ин-те-ре-э-эсный вопрос... крайне и крайне... Не для того ли всё создавалось? Не к тому ли препятствия, чтобы у фишиной черты...!
Дверка, хоть и дьявольски неприметная, чертовски терпеливо ожидала ответа на ответ, ибо вопрос уже отзвучал.

7. Передаваемая мудрость

- И помни, - сказал мне тогда Наставник и Помощник, Вечный Приятель и Благословенный Советник, - сколь бы ни труден был путь, придёт он к завершению. И какой бы простой ни мнилась истина, ведут к ней тысячи дорог. А что суть дорога?
- Сражение с собственными страхами? - предположил я.
- А ещё? - прибавил Он.
- Другие дороги?
- Но почему?
- Потому что дорога вливается в них, оставаясь при этом самой собой.
- Да, так я тебе говорил.
- Значит, мне предстоит выбирать?
Он помолчал с секунду.
- Все когда-нибудь что-нибудь выбирают. - И добавил, предупредив мой вопрос: - Если ты одолел опасность пути, ты имеешь право на награду.
Я поклонился Учителю-Стороннику.
- Не забуду ваших слов... твоих слов.
- Главное, чтобы ты не забыл своих.
Я кивнул, давая знак, что понял.
- Не поделишься ли со мной каким секретом, что вёл бы меня сквозь пустыни и лабиринты миров Мира? - вежливо испросил я.
Он опять улыбнулся.
- Нет никаких секретов. - И взмахнул рукой! - В этом - весь Секрет...

8. На пути к знанию (Окончание)

Протянутой рукой коснулся я простого и грубого дерева двери; дверка не поддалась. Я не видел ручки, чтобы уцепиться за неё и потянуть вход в неизвестное на себя. Тогда припомнил список имеющихся при мне заклинаний.
"Отпирание замков"? Слишком легко и топорно - не пройдёт.
"Файерболл"? Тем больше!
"Искусственный друг"? Нет: чего не смогу я, то не получится и у него.
"Притяжение"? А что... почему не попробовать?
И я попытался, сотворив между пустыми ладонями бесплотный магнит, тем не менее как магнит не выглядящий; я направил его силу на дверь - и медленно потянул деревянный четырёхугольник на себя. Без эффекта. Я с усилием дёрнул. Без толку. Тогда я увеличил мощность заклятия до максимума - и увлёк дверь за собою с таким усердием, что сам повалился на голую каменистую почву. Встав, я обнаружил, что дверка не двинулась с места ни на миллиметр.
И что поделать? Что я вообще могу предпринять?!
...А-а-а! Так это обманка!
Я выругался.
Вот что и вот почему отвратило Друга-Мастера от завершающего шага: дверь попросту не открывается! Она задумана не как портал в ничто, а как само ничто - видимое невидимое и ощущаемое, однако неотворимое.
"Но погоди, погоди, - приостановил я бурное течение мыслей. - Если б всё действительно объяснялось вселенской насмешкой, элементарной и глупой... это бы стало собственным же парадоксом! Вселенная, по крайней мере, её игровая часть, не ставит задач только для того, чтоб они не решились или не были решены. Вывод? Что-то я делаю не так".
Я обратил взоры к небу.
Интересно, что следует говорить, обращаясь к Предтече Демиургу?
- Великий Демиург... - не слишком уверенно начал я...
...и вмиг сделался прерванным крупным, жирным, светящимся и мерцающим текстом на внутреннем экране.
По правде сказать, сперва появился этот, привычный текст:

+ столько-то XP!

А уж после...

__________________________________________________ ______
ОБРАЩЕНИЕ ЗАСЧИТАНО! 100-Й УРОВЕНЬ ДОСТУПЕН!
__________________________________________________ ______

И коварная дверка распахнулась вовнутрь!
У меня округлились глаза.
Пересиливая безотчётный страх - хотя куда отчётливее, когда тебе прямо сверху всё лаконично и доходчиво растолковали, - я приблизился к зиящему чем-то неразличимым дверному проёму; дверь из дерева исчезла, будто её никогда и не существовало, и догадка билась в стенки черепа, заставляя поверить: именно так! Правильно! Двери - нет и никогда не появится. Я остановил шаг и вгляделся в квадратный провал: ничего не рассмотреть. Что? Прыгать в пустоту? Ничего себе выдалось завершеньице Игры!..
- Ладно, хрен с ним. Не зря же пёрся через столько вёрст, жизнью рисковал, в конечном-то итоге!
Верно?
Верно!
И я перешагнул порог - провалился за него.
Всё пропало.
...
Но ничего не появилось.

9. Клятва Странника

- Я, вновь обращённый Странник, готов отказаться от имени в угоду Игре.
Я буду странствовать в угоду Игре.
Я не боюсь требований Игры и готов их выполнять.
Я - часть Игры, и только.
И я - часть Игры, но не больше. И не меньше.
Я клянусь соблюдать законы Игры и её Мира - и столь же искренне обещаю противоположное.
Если мне суждено умереть, я загружусь. Если сгину окончательно, заранее прощу Мир и Игру.
Ибо судьба Странника лежит на его плечах, и выбор, что он делает, свободный, а значит, предопределяет остальное.
Я - Странник.
Но Странник - не моё имя.
Осиянно именами трёх: Игры, Мира, Мира Игры.
Истинно.
Но пред истинным - Тот, Кто Всегда Наперёд Истины.
Истинно!

10. На пути к знанию (Возобновление/Сиквел)

Ничего не появилось, однако это не испугало меня.
В кромешной темноте пустоты и ярящемся свете нематериальной нементальности возникали слова.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, СТРАННИК!
Возникали слова.
МЫ ЖДАЛИ И ТЕБЯ, СТРАННИК.
"И меня?!.."
Возникали слова.
ПРЕД ТОБОЙ СТОИТ ВЫБОР, СТРАННИК. ВЫБОР СТРАНЕН, КАК ТЫ, И ЗРИМ И ПОНЯТЕН ЧИСТЕЙШЕ В СВОЕЙ ПРЕДЕЛЬНОЙ НЕПОСТИЖИМОСТИ. ТЕБЕ НЕ УВИДЕТЬ ЕГО, НО СДЕЛАТЬ ЕГО.
Возникали слова.
ТЕБЕ ПОЗВОЛЕНО СТАТЬ КЕМ УГОДНО.
Возникали слова.
ТЕБЕ ПОЗВОЛЕНО СТАТЬ ЧЕМ УГОДНО.
Возникали слова.
ТЫ УЙДЁШЬ И ВСЁ ЗАБУДЕШЬ.
Возникали слова.
ТЫ ВЕРНЁШЬСЯ И ВСЁ ЗАПОМНИШЬ.
Возникали слова...
ТЫ УЙДЁШЬ И ВСЁ ЗАПОМНИШЬ.
ТЫ ВЕРНЁШЬСЯ И ВСЁ ЗАБУДЕШЬ.
НО, ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ДАЛЬНЕШЕГО, ВСЕГДА ЗНАЙ СЛЕДУЮЩЕЕ. ТЫ ОСТАНЕШЬСЯ СОБОЙ.
...Возникали слова...
На внутреннем голомониторе формы возникли слова:
"Следующий уровень!"
И возникли цифры-число:
"100".
Сто!
ВЫБИРАЙ, СТРАННИК! И ПОВТОРИ. ПОТОМУ ЧТО ОТНЫНЕ ТЫ НЕ СТРАННИК.
ПОВТОРЯЮ: ОТНЫНЕ ТЫ НЕ СТРАННИК.

11. Не я первый - не я последний

- Мне предшествовали сотни и сотни воинов, Ученик-Друг.
Один, преодолев каждое препятствие, перешёл финальную черту. Мы узнали об этом от Компьютера Игры, но и только: ничего больше Он не прибавил.
Второй сгинул в пасти и упокоился во чреве первейшей опасности.
Другой добрался до середины.
Ещё один отказался от Дара. Тем был я... и не я.
Следующий свернул с пути, и Компьютер потерял его. Следующий остался среди эльфов и был ими подло убит. Следующий чуть сам не сделался эльфом, его кожа, плоть и кровь посинели, разум отравился. Следующий возомнил себя Конструктором и потерпел фиаско. Следующих посетили идеи продолжить дело павшего, так и не ставшего Конструктором. Следующий предварял следующего. Следующие звали за собой следующих...
Что б ни случилось, в том и есть истина - для всякого своя и всем единая.
- Что бы ни случилось, за тобой будет следующий?
Мой друг Учитель молча сделал Знак Согласия.

12. За финальной чертой

А далее повествовать в общем-то не о чем: я не обрёл сокровищ, да и не желал их; там не покоились и не предлагались сокровища. Не узрел и не отринул я других благ, сиюминутных, презренных - а для кого-то вековечных, существо средоточащих... Я лишь произнёс - не губами, нет - на уровне обращавшегося (или обращавшихся) ко мне:
- ДАЛЬШЕ.
И ещё раз:
- ДАЛЬШЕ.
И.
- ЗАПОМНИТЬ.
И - ещё раз:
- ЗАПОМНИТЬ.
А после...
А то, что после, обнулило уровень; я потерял всю наработанную, найденную, выигранную, выторгованную, отнятую, похищенную, выцарапанную, сотворённую и прочим образом соединённую сотню; вновь уровнем мне стал Один. И вновь вокруг простирался Мир; Мир, не изученный, - и я, одинокий одноуровневый человек обыкновенный, потерявший сан и имя Странника. Я не избрал себе самоназвания взамен. Я стоял и осматривался, и не мог наглядеться. Один, обнулённый до начала, в Ином Мире - в Мире Номер Два.
И да услышит меня всераскинувшийся Компьютер: я не предугадывал этого и только сейчас, лишь теперь, но на самый краешек всё-таки догадывался о части непостижимого замысла Программы.
Кто высчитывает задачи для Компьютера?
Впрочем...
ГОЛОСА «ИСПАРИВШИХСЯ».
И в том, пока пустом, по незнанию, для меня Мире-2, я казался себе не больше - и не меньше, - чем собственным эхом; отражением.
Отражением.
Отражением отражения.
Отражением отражения. Отражения.
Отражения. Отражения. Отражения...
... .......... .......... .......... .......... .......... ..........
.......... .......... .......... .......... .......... .......... .......... .......... .......... .......... .......... ..........



...

(Апрель 2016 года)

__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #214  
Старый 05.05.2016, 23:22
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Миротрясение" (НФ- игровой боевик):
Скрытый текст - Картинка:



С полным авторским форматированием:
https://yadi.sk/i/-Na96iP7rWS4k

Григорий Неделько

Миротрясение

NADOHS = SHODAN = NADOHS = ......

Часть 1

1

Планета сочилась холодом, пустотой и смертью. Холодом погоды, жизненной пустотой и смертельным предчувствием. Я не видел зондов, тестирующих и меняющих погодные условия, но чувствовал их. Никто не заполнял собственным присутствием пространное ничто однообразных равнин, холмов и взгорьев, однако - на некоем не осознаваемом до конца уровне - я и не отрицал возможности этого. Ну а смерть... смерть просто дышала, и негде было скрыться от её смрадной уничижающей вони.
"Хоть бы объяснили, "шишки" из спецармии, зачем им понадобился я? Нет, проще наговорить неясных и нечётких, абстрактных слов, проще оставить на планете, ничего про неё не сказав.
И напоследок уведомить, чтоб без победы не возвращался".
- Простите, сэр, но в чём заключается миссия?
- Ты что, глухой?
- Ещё раз прошу прощения, сэр, но задание мирное или нет? Уточните хоть это.
- У тебя есть пушка?! - рявкнул тогда полковник, с лицом, что твой лесной валун.
Я подумал, лучше будет не думать, а ответить прямо и без сомнений.
- Да, сэр. - И добавил, конечно: - Причём не одна.
- Так вот и радуйся, мать твою! И чтоб без победы не возвращался.
- Есть, сэр.
Беседа бесперспективная, понял я.
- Ты один из сильнейших в своём роде, - продолжил вдруг полковник, да ещё и мягче, чем раньше.
Я, однако, был настороже.
- Так точно.
- Ну и вперёд! - по-особенному, как умеют только старшие военные чины, закончил разговор офицер с лицом-булыжником.
Я к тому моменту стоял за пределами звездолёта, при полном параде: спецкостюм, защитные средства, пушки и гранаты почти по всей площади одежды, амуниция там же, блок-очки, противокислотные и огнеупорные боты.
- Пока. Удачи, - бесстрастно крикнул полковник.
Я не отдал честь, но махнул рукой: какая разница - всё равно корабль улетал и не обещал вернуться вскоре. Да и полковник тоном давал понять: задание не из лёгких; потому и, чтобы облегчить душу подчинённого, позволил себе малость нарушить субординацию.
Мельком глянув вслед стартующему, а затем и уносящемуся звёздному судну, я отвернулся и посмотрел на то, что в ближайшем будущем ждало меня впереди. Звук магнитных двигателей я слышать перестал, весь сосредоточившись на задании, которое... которое... чёрт! что бы эта фигня собой ни представляла.
Впереди тянулась безжизненная земля; кочки то теснились друг к другу, то расходились намного, то вновь сближались. Холмы - невысокие, но прекрасно различаемые на фоне остального ландшафта - переходили в равнинные земли; равнины разной длины нередко вздыбались холмами разной высоты. И нечто ощущалось в воздухе... Нечто мерзкое, противоестественное.
Справа впереди тянулся горизонтально и, закругляясь, уходил вперёд жидкий лесок. А вот по левую сторону от леска...
Я приподнял на лоб защитные очки и отцепил от бока бинокль. Благодаря начинённому электроникой обзорному устройству всё стало понятнее - не то чтобы гораздо, но волнительное чувство начало обретать формы. Впереди виднелся то ли малых размеров город, то ли крупная крепость. Он (или она) был обнесён высокой стеной. Постройка включала в себя ворота, множество башен по периметру, внутренние строения с дверями, дороги, пару площадей... И всё это дышало безжизненностью, мёртвостью. Искусственностью.
"Значит, - сделал вывод я, - либо дело в моих субъективных ощущениях, либо город-крепость возведён знающими технику и науку людьми. Либо я, как и всякий нормальный спецоперативник, чую смертельную опасность за версту".
Опасность не столь уж трудно различить, коли тебя вооружили по самые зубы... ох, да что там, буду честен перед вами и собой - по самые помидоры! А вооружив, отправили на неведомую тебе планету. Планету, про которую ровным счётом ничего не сообщили. А уж если ты замечаешь на ней наземный форт, чуть ли не целиком - или как раз таки целиком - построенный из металлов... вывод, увы, напрашивается сам собой.
Я прицепил бинокль обратно, вернул защ-очки на место.
Предстояла, судя по всему, интересная прогулочка.

2

Мои рост, вес, комплекция и подготовка позволяют несильно беспокоиться и комфортно себя ощущать во время заданий. Собственно, меня на них и посылают именно из-за перечисленных характеристик. Сколько в моём активе уничтоженных врагов, обезвреженных бомб и мин, взятых точек, осущетвлённых налётов, выполненных секретных и спецопераций?.. Я сбился со счёту. Правда, обычно мне предоставляют помощников либо же я сам выступаю чьим-нибудь братом по оружию.
Теперь же всё изменилось: меня назначили единственным атакующим и защитником, и детективом, и представителем спецслужб на отдельно взятой планете явно враждебной наружности. Объяснение не заставило себя долго ждать: причина в секретности. Видимо, то, что творится на планете, совсем не по душе Специальной Армии Терры. И нужно разобраться с этим как можно тише, даже незаметнее... но однозначно эффективно. Тогда я понимаю замысел САТ.
Неясно другое: почему я один?!
Или...
Враги не подозревают о моём существовании?
Вполне возможно. Что ж, если догадка верна, у меня огромное преимущество. Хоть и задание в одиночку вторгнуться на неизвестную планету и противопоставить себя тамошним обитателям, пусть и имея отличнейшую фору, - такое задание не причислишь к лёгким.
Одолевая подъём за спуском, подъём за спуском, я размышлял.
При достаточном уровне технического развития разумная раса (или же раса, близкая по своим ментальным характеристикам к планке, что мы называем "разумностью") могла выстроить крепость-город и обеспечить его всем необходимым в течение считанных недель. Особенно если у них имеются в наличии заранее придуманные и сохранённые на носителях схемы самой крепости; её башен, домов, планы дорог, расположения площадей...
А значит, вероятнее остальных предположение, что мне предстоит схватиться пускай и с подкованным в области наук и, видимо, военных тактики, стратегии и хитрости врагом, но врагом, объявившемся здесь недавно. Последний факт наделял меня несомненным преимуществом. Возможно, я свежим взглядом сумею заметить то, что ускользнуло от противника, найду слабое место, о котором он не осведомлён, отыщу способ умно и неизбежно нанести максимальный урон при максимальной для меня выгоде.
O'K, пока рассуждения довольно логичны и просты, но всё-таки получить предварительные инструкции от командующего никогда не вредно. Я ведь могу и ошибаться, верно?
По крайней мере, до тех пор пока я не выясню, что к чему, и не определюсь с главной - или финальной - проблемой задания, мне нельзя недооценивать врага. Делать это недопустимо никогда. Тем более если ты не в курсе, ни кто он, ни чего хочет, ни как сражается, ни на какие военные фортеля способен... Предположим, они - гости здешних мест. Но подобная версия совершенно не определяет уровень их расы по состоянию планеты...
"Вот же умные начальнички, чёрт! - мысленно выругался я. - Зачем перебарщивать с таинственностью?! Что, нельзя бы хоть намекнуть: "Эй, парень, расслабься! Да ты их одной левой сде..."..."
Тут-то мне они, наконец, и встретились.
Слева и справа, будто жуки из нор, поползли-посыпались одетые в разноцветную спецодежду тела. Расцветка глаз не радовала, представленная однотонностью, матовостью и тёмностью: красным, синим, зелёным - или их настолько же безрадостным сочетанием. В руках нападавшие держали короткоствольные и длинноствольные оружия. Я также мгновенно отметил наличие защитных шлемов на их головах; на поясе у некоторых висели гранаты, различных видов и форм, а следовательно, и назначений.
Ну привет, ребята!
Я быстро рванул влево, выхватывая на ходу дробовик.
Раздались выстрелы, и лазерные красные линии прожгли в холме дыры в том месте, откуда я только что смылся.
Обернувшись и взяв в поле зрения всех видимых врагов, я моментально сосчитал их количество: восемь. Ого, какой большой и тёплой компанией меня встречают!
Вскинув дробовик и, не используя ни оптического, ни лазерного, ни автоприцела, я принялся палить по агрессивным цветным фигурам. Благо, САТ не послала бы сюда первого попавшегося, кто не умеет стрелять на ходу... а я, замечу, был вынужден палить, не прекращая движения назад.
Бах! Бах! Бах! Три первых выстрела из дробовика, и три первые разноцветные фигурки валятся на землю. Две остаются лежать на месте, третья, пошатываясь, встаёт. Нихрена себе они выносливые! Либо... Я мигом сопоставил образ металлической крепости и свои недавние предположения... либо они роботы. Киборги!
Враждебная секретная база искусственных гуманоидов на затерянной планете. Чудесно! Моё задание нравится мне всё больше и больше!..
Последовали ответные выстрелы. Я скользнул вбок, уклоняясь от одного; замер, отпрыгнул, пропуская другой. Чтобы не задели третий и последующие, побежал вниз с холмика, наискосок от красно-сине-зелёных вояк. Разряды бластеров неслись вслед; к ним примешались сгустки зеленоватой плазмы. Ну-ну! А энергоружий у них нет?
Я замер и, резко крутанувшись, поднял дробовик в тот самый момент, когда вскинул ружьё и выстрелил "парень" в тёмно-зелёном прикиде. Сгусток энергии! Словно на заказ!
Не помню, что сделал вначале: матюгнулся или упал, распластавшись на земле. Тем не менее, от синевато-белого смертенесущего облачка я спасся. Вскочил на ноги и выпустил, наверное, четверть обоймы в грязно-зелёного наглеца. Гуманоид упал и подниматься не собирался.
Оставалось пятеро... Четыре с половиной, если считать раненого. И чёрт разберёт сколько, буде они принадлежат к роботам-киборгам! Причём к роботам, а может, киборгам дьявольски реалистичной, человекоподобной модели!
Раненый некто в цветастом костюме постарался меня достать, для чего бросил гранату. Вскинув дробовик, я взорвал гранату в воздухе - она оказалась световой; очки предохранили от пагубного воздействия взрыва света. Я рванул дальше вниз. Застыл, обернулся и взялся расстреливать пять уже несущихся навстречу фигурок. Раненый рухнул и больше не вставал; его сосед с бластером потерял, так сказать, голову и свалился рядом. Ещё один, с плазморужьём, лишился нижней части ног. Не сдаваясь, он попытался поднять плазмомёт и пальнуть в меня, однако в следующее же мгновение голова напичканного металлом братца (или кто он, к дьяволу, такой?!) разлетелась мелкими кусочками.
Оставались двое.
Первый из них, прекращая преследование, разбередил мои любопытство и чувство самосохранения. В то же время второй начал не переставая садить в меня из пистолета-автомата. Бегая боком, я не давал вражине попасть и сам пытался достать наглеца. Когда в ПА закончились патроны, визави молниеносно снял с пояса два пистолета и продемонстрировал отработанный навык стрельбы с обеих рук. Чертыхаясь, я, точно в цирке, изгибался, скользил и прыгал из стороны в сторону.
"Ну только дай мне стрельнуть в ответ, гад!" - всё более накаляясь, думал я.
Тут пальба прекратилась. Я в то же мгновение поднял дуло дробовика и, менее чем за секунду направив его на своего обидчика, спустил гашетку.
Дробовик молчал.
Ё-моё! Осечка?!
Палец нажимал на собачку. Глаза автоматически глянули на индикатор заряда.
"0".
Патроны, мать их, закончились!
Я успел лишь возвратить опустевший дробовик назад и вытащить из-за спины импульсную винтовку - когда увидел, чем всё это время занимался второй из желавших мне смерти. На плече он держал тяжёлое орудие, приспособленное, а скорее, впоследствии изменённое для ручного пользования. Чёрное широкое и глубокое дуло ухмылялось и щерилось мне в лицо. Переносной гранатомёт! Или ракетница! Ох, да не один ли фиг!?..
Второй выстрелил. Я понял, что не успею скрыться слева; и я знал, что мне даже не стоит пробовать искать спасения справа. Бомба, которую выплюнула громоздкая пушка, при габаритах той самой пушки и той самой бомбы, всё равно "найдёт" меня и если не разорвёт на части, то будет ещё хуже. Но совершенно не хотелось ни погибать "во цвете лет", ни становиться истекающим кровью куском мяса с раздробленными костями. Поэтому я, крепко стиснув в руках импульсную винтовку и тесно прижав руки к груди, прыгнул вперёд - и полетел вниз, прямо под гору. Дальше и дальше, кувыркаясь вначале в воздухе, а после и по земле, набирая скорость и скатываясь по оказавшемуся - ну конечно же! - довольно отвесным холму.
Едва круговерть прекратилась, я почувствовал чёткое желание блевануть. Пришлось удержаться. Спасибо защитке и отличной подготовке, я ничего себе не сломал. Примагниченные оружия, боеприпасы и вспомогательные устройства тоже уцелели, а равно и нежно, однако твёрдо прижатое к груди импульсное ружьё. Я уже видел разноцветных врагов наверху, понимал, что надо выбирать из пары возможностей: вспрыгнуть и спасаться бегством или сидеть и отстреливаться.
Ха! Угадайте, что я выбрал?..
Второй, с гранатомётом, заряжал свою жуткую махину соответствующим по величине зарядом.
Первый, тот, кто палил по мне и из пистолета-автомата, и, позже, с двух рук, размахивался, намереваясь бросить в меня гранату.
Размечтался, сынок.
Импульсная винтовка посмотрела на первого в ту миллисекунду, когда его рука поднялась в наивысшую точку над головой. ПЧУУХХ! Плевок-выстрел сжатой в шар энергией, лохматой сферой, оставляющей позади тепловой след. В животе первого появилась громадная дыра.
Я помахал врагу ручкой.
Тело мертвеца брякнулось наземь, но прежде выскочила из пальцев граната. В глазах второго, успевшего зарядить гранатомёт, я даже отсюда прочёл изумление напополам с недоумением. Граната взорвалась! Объёмный огненный круг поглотил обоих разноцветных. Когда же пламя рассеялось, я имел счастье лицезреть жалкие горящие останки парочки солдат.
Я улыбнулся. Я выдохнул. Я сплюнул и выматерился.
И сделал два вывода.
Первый: амуниция и оружие противника (личность пока не установлена) защищены от уничтожения и самоуничтожения в процессе боя, а следовательно, я веду бой вовсе не с кем-то молодым и неопытным.
Второй вывод: эти очень и очень негостеприимны - настолько, что готовы собственноручно расстрелять и разорвать на клочки непрошеных гостей.
Моя теория, кажется, потихоньку подтверждалась и постепенно обрастала мясом...
Я встал на ноги, примагнитил импульс-винтовку и, позволив себе краткий отдых, взобрался на холм. Смотреть на обгорелые "запчасти" было неприятно, но мне предстояло нечто значительно более неприятное: обыск. К несчастью, тот ничего неожиданного не дал; это же касалось и остальных шестерых убитых. Единственное, что мне пригодилось, - их патроны; по счастливому совпадению, амуниция цветастых хоть и не повторяла полностью мою, сатовскую, однако идеально подходила к пистолету, дробовику, автомату, бластеру...
Сразу же назрел вопрос: как так?! Откуда у неведомой расы, к тому же, практически наверняка, искусственного происхождения, оружие и патроны чуть ли не земных моделей?
Ответ тоже не заставил себя ждать. В САТ всё знали. И в начальстве САТ знали. И в начальстве начальства... Не исключено, что когда-то мы с ними сотрудничали, тайно, разумеется... Или, больше того, построили их!.. А потом, как всегда, расхождение интересов, собственный путь, несогласие, недовольство, конфронтация... восстание... война!..
Неужели Земля в тайне от собственных жителей ведёт гражданское противостояние? Весьма странную гражданскую войну, если учесть, что дело происходит на другой планете и в неё, со стороны восставших, включены... роботы! Киборги. В общем, иск-люди.
"Которых, надо думать, - виртуозно сориентировался мозг, - мы сами и построили".
Вот как, значит?
Построили, сделали помощниками, потом братьями, потом - свободными... А потом - война!
Ну что ж, тогда ясно, зачем нашим "лучший из лучших", однако в единственном экземпляре. Я должен, действуя будто бы по собственной инициативе, проникнуть на базу восставших железок, в их штаб - и сорвать планы революционеров. Незнание в данном случае - неопределённый фактор, меняющийся согласно спонтанному алгоритму. Задача сложнейшая, но с учётом всех факторов...
Ох, всех ли? Какую часть правды от меня скрыли, если вспомнить, что мне не сказали абсолютно ничего? И что знают и чего не знают высокие организаторы, что скрывают от простых солдатов, от местных начальников, от крупных шишек, друг от друга?..
Чтобы отвлечься, я попытался с помощью мультисканера (инфра-, ультра-, радио-, рентген-...) прощупать окружающее, начиная с этого холма и заканчивая дальней стеной крепости. И... Ну, блин, конечно! Они глушили сигналы.
А может статься, не они или же не только они, но и наши.
Какое же сокровище (я усмехнулся) скрывается внутри базы-новостройки? Что за опасность? Вероятность артефакта я исключил немедленно, и пусть не со стопроцентной уверенностью, но я был более чем на 99 пунктов из 100 убеждён: пасынкам землян, да ещё покуда ведущим войну за освобождение, не по силам и не по знаниям создать нечто грандиозное. Небывалое. Могущее перевернуть разом и полностью противостояние двух рас, двух миров, двух интеллектов, реальностей и вселенной.
И тут же издало ехидный смешок чутьё.
"Ты же знаешь, - настойчиво шепнуло оно в самое ухо, - в том-то и причина. Они изобрели. И что бы там ни было, оно - здесь".

3

Редкая трава; низкие и, в основном, чахлые деревца; ноль кустов. Я преодолевал метр за метром, при помощи техники, которой научился в Центре Подготовки, контролируя дыхание, физическую силу, внутреннюю и внешнюю энергии, биотоки.
Стена маячила впереди уже какое-то время; я спускался и поднимался по покатым либо в довольной мере крутым склонам. Здесь, в отличие от ровных горизонтальных территорий, трава вообще почти не росла, лишь состриженным, наверное, погодой бобриком или малозаметными проплешинами. Я остановился у верхнего края возвышения, прилёг и, будучи - я надеялся - незамеченным, посмотрел в бинокль. Не удалось рассмотреть никого и ничего нового.
Тогда, убрав бинокль, я стал передвигаться ползком. Земля не мешала и не помогала, только тормошила слегка разницей температур: выше - на горбе склона и близко к нему, и ниже - у основания и до некоторой степени за его пределами. Пробираться пришлось долго; работа сама по себе муторная, да ещё приходилось снижать скорость, чтоб не попасться на глаза случайному патрулю, так же как и неслучайному. К счастью, никакие отряды, ни отголоски отрядов, ни их раздельные части не попадались.
Зародилась мысль:
"Что если восемь врагов, которых я, нужно признать, не без труда одолел, были группой быстрого реагирования? Вполне допустимый вариант. Значит ли это, что меня заметили?"
Не прекращая почти машинального движения, я ответил на свой же вопрос:
"Вероятнее всего, нет, не значит. А вот корабль они могли заметить или, пожалуй, засечь. Мы садились далеко, ну и пилота не следует учить основам военного вождения и маскировки. Только звук, при наличии у врагов необходимой аппаратуры, поймать не так уж сложно".
И подобные причинно-следственные цепочки заставили меня ещё больше насторожиться, ещё внимательнее и ответственнее подойти к вылазке.
Пока же, однако, развивался лишь первый её этап. В конце концов, достигнув стены, перекрывающей вход в крепость (а может, город), я встал, перевёл дух и огляделся. Прислушался.
Никого. Ни звука - кроме моего собственноличного дыхания.
Я уже рассматривал крепостную стену в 4D-бинокль - и включая функцию реального времени, и деактивируя; всё, что мне удалось, - разглядеть приставную лестницу, висящую на этой искусственно возведённой великанской металлической ограде. Не надо быть гением, чтобы догадаться: лестницу позабыл оперотряд, с которым мне "посчастливилось" увидеться и даже пообщаться. Либо они, предугадывая мои возможные действия заранее, специально оставили способ забраться на стену. И, что характерно и важно, лестница без лишних проблем "выхватывалась" биноклем при обыкновенном обзоре с отдалённого расстояния. ...Но делать нечего - придётся рискнуть. Я обязан рискнуть.
Передвигаясь вдоль сохраняющего постоянную температуру (ощутимо холодную) металла стены-великана, я направлялся на несколько сотен метров вправо, или, учитывая, что я повернулся к хромированной громаде спиной, влево.
"Метров 400 - 450", - прикинул я, не сбавляя шага и не теряя концентрации.
Рядом по-прежнему никого.
До цели - 300 метров.
200...
...Никого...
150...
100...
Никого.
50...
10...
И вот она, лестница. Висит прямо передо мной и соблазняет своим видом; да она, плюс ко всему, раздвинута!
"Опасность! - загорелось внутри сознания. - Опасность!"
Я осмотрелся, опять прислушался, подождал, затаил дыхание, сам затаился...
"Ничего".
Ладно, хватит сомнений. И я, ухватившись руками за третью по счёту ступеньку, подтянулся; оказавшись выше, перехватился и полез дальше. Наконец я смог установить ноги на перекладине. Неторопливое, осторожное движение вверх, и вот я на стене; я спустил ноги с лестницы и спрыгнул в узковатый прошеек, пересекающий, похоже, стену по всей длине. Спереди и позади меня не то чтобы возвышались, но перекрывали дорогу, предостерегая и спасая от падения, полуметровые возвышения, послушно скользящие за прошейком и охватывающие его повсюду.
Решив, что солдатам по какой-то, пока мне неясной причине не удалось бы выйти из крепости через ворота и тем же путём вернуться (возможно, ворота открывались чересчур медленно либо производили много шума), я пошёл аккуратным, профессионально беззвучным шагом в левую сторону. Я выбрал это направление, потому что именно там пересекало прошеек-тропинку нечто механически металлическое. Открывающий ворота механизм? Вполне, вполне... Но если солдатам не дозволялось пользоваться им или это было слишком опасно, какой мне от замка толк?
Я приостановился; в мыслях примерился к расстоянию, разделяющему верх забора прошейка и землю крепости, потому что ровно столько придётся мне пролететь, прежде чем попасть за ограждённую территорию. Сколько выходит? Метров 16, 16 с лишним, 17?.. Ну, никак не меньше пятнадцати - пятнадцати с половиной. Всё равно что прыгать с крыши пятиэтажного дома. Рискнуть? Ну уж нет, только в крайнем случае; развлекаться прыжками с пятнадцатиметровой пустоты - явный шаг прочь от благоразумности и солдатских выдержки и логики.
И я двинулся дальше по направлению к предполагаемому запирающему механизму.
Два-три десятка шагов, и вот действительно он: винегрет из сложного сочетания поворачивающихся и неподвижных частей. Я пристально оглядывал его, оттуда и отсюда, примерялся, пробовал запустить и так, и эдак - голыми сильными руками и голыми сильными руками, вооружёнными ремонтным набором, набором взломщика, электропалкой... Мысль выстрелить из лучемёта я оставил на потом, для безвыходной ситуации.
Хотя-а...
Я ещё раз, гораздо более внимательно, изучил хитроумный электронно-механический замок; измерил его мультиремонтником. Хм-м-м... Если удастся пробить вон то соединение и закоротить едва видимый за ним элемент...
Выбор оказался невелик: либо сягать, как говорят у нас в САТ-школе, с пятиэтажного здания, рискуя угодить прямиком в лапы невидимого, но, без сомнения, наличествующего противника; либо открывать "дверь" альтернативным методом, привлекая заодно потенциальных, только дезориентированных охранников.
Я вытащил бластер, прицелился и дал привычно бесшумный залп. Соединение-перегородка оплавилось, но не разрушилось; я пальнул туда же ещё раз, и ярко-красный разряд разделил мостик надвое. Третий ядовито-жгучий выстрел - отлично! Фиксирующий элемент растёкся, заискрил, нервно-болезненно задвигался!.. И ворота с глухим тяжким звуком поехали вверх. "Ударившись" о верхнюю линию, запрограмированное ограничение, створки-гиганты стали.
Шлёпнув бластер на магнито-пояс, я ринулся к брошенной перебитым отрядом приставной лестнице. К тому моменту, когда я слез - скорее, скатился по ней, - спрыгнул и, с ускорением пробежав, неуловимо замер, чтобы выглянуть в открытые врата... враг уж очутился на месте.
Они выбегали из зданий, из-за зданий, из-за поворотов и откуда-то ещё. Целясь быстро и чётко, я укладывал их одного за одним. Сперва всё шло хорошо и просто, поскольку они не догадывались о происходящем; затем - так как догадались, однако мало что понимали. Узрев же ситуацию под нужным ракурсом и в полном объёме, они рассредоточились и открыли по мне огонь из разнообразных оружий. Давненько я не вызывал столько ненависти и страха у столь разнопланово и мощно вооружённого, столь великого числа людей. Ой, да хрен с ними! пусть будут людьми - так проще идентифицировать.
Я стрелял и прятался за стену, и вновь стрелял. Когда попросту высовываться и нырять в норку стало невозможно - часть стены, укрывавшую меня, разнесли на кусочки, - расстояние, что приходилось преодолевать, увеличилось, а сообразно увеличились и затраты на действия и энергию. И всё же опыт и ум, сопровождаемые, кажется, удачей, благоволили ко мне. Расправившись больше чем с половиной охранников и тех, кто пришёл к ним на подмогу, я исчез из их поля зрения, отбежал подальше и затаился. Пришлось подождать, но это компенсировала лёгкость, с которой я разделался с глупцами, что выскочили в погоне за мной. Прочие проявили благоразумность, только и это не спасло цветастых роботомордых. Упала очередная жертва моей предельно точной стрельбы, и нападение прекратилось.
Я прокрался к дырке в стене, соединившейся с дырой от врат, и, сохраняя крайнюю настороженность, заглянул в крепость. Как я и ожидал, последовала пальба.
Мне потребовалось около десяти минут и две перезрядки бластера, дабы разделаться и с этими ребятами; после баталия затихла бесспорно окончательно. Освободив руки от бластера, я не спеша, памятуя об аккуратности, равной по цене жизни, зашёл на территорию крепости.
Что сказать? Крепость действительно являла собою крепость - не меньше и не больше, - что значит - была спланирована и выстроена на совесть. Да к тому же качественные материалы, хорошо работающие механизмы ворот и дверей домов, организованная вооружённая охрана... Преимущество одинокого полуслепого волка помогло мне одолеть защитников бастиона и пробраться внутрь - оно и, быть может, что-то ещё, абсолютно непознаваемое.
Потормошив мёртвые тела, я забрал патроны, заряды, мини-генераторы, парочку гранат и мин, бомбу... Перезарядил, до показателя "Maximum", бластер; закидал патроны в дробовик. В последний раз окинув взором поле боя, я пришёл к выводу, что всё ценное у меня и пора двигать отсюда.
Двери многих домов оставались либо открытыми, либо закрытыми, но незапертыми. Я заглянул в первый, второй, третий... Везде меня встречала пустующая, намного боле, чем аскетическая, обстановка, и тогда мои предположения о механической сущности врагов нашли последнее подтверждение. Модернизированные люди обязательно окружили бы себя любимыми, животными, растениями, навевающими приятные воспоминания вещами, символами достатка, счастья и беззаботности...
O'K. Куда теперь? В домах, да ещё в переднем секторе крепости, наверняка ничего важного и ценного, в чём меня убедила их обстановка. Я провёл взглядом вдоль изгиба крепостной стены: она, в одном месте извиваясь совсем уж под невообразимым углом, уводила в неизведанные пространства.
Держа наготове, в опущенной руке, бластер, я преодолел метры, разделявшие меня и жирную точку излома металлической спины... и вышел к некоему непонятному сооружению. С виду оно напоминало завод - громоздкий, хладный, подавляющий не столько размером и обликом, сколько улавливаемым на уровне шестого чувства назначением. Каковое, к сожалению, было для меня пока что неизвестно.
- Время выяснить!
Озираясь по сторонам (зазря: наверное, я перекрошил всех врагов в пределах прямой видимости), я подступил к двери, ведущей внутрь завода. Буду называть строение именно так, ибо оно чертовски уподоблялось земным заводам и фабрикам: неживыми линиями стен, тёмным цветом, широкими высоченными трубами, безразлично-мрачным стилем окон и дверей... Автовход, загораживающий нутро подъезда, как и всякий порядочный автовход, обладал кодовым электронным замком. Зная, что набранный неправильно на e-замке код практически непременно заставит звучать сигнал тревоги или иным образом оповестит о моём присутствии тех, кто в здании (если они там есть), я принял иное решение.
"Если уж вламываться, то качественно!"
Я усмехнулся; надеюсь, в плане сигнализации мне повезёт, как и в случае с крепостными воротами.
Отцепив от магнитного пояса забранную с тела мёртвого врага бомбу, я потратил некоторое непродолжительное время на её изучение. В общем-то ничего нового - лишь цвет и расположение сенсо-кнопок различаются.
"Ну, ребята, - подумал я, имея в виду САТ и всех, кто с ней связан, - похоже, вам придётся многое мне объяснить..."
Запрограммировав бомбу, я отбежал и спрятался за изгибом стены. Я считал про себя:
Минута... Сорок секунд... Полминуты... Пятнадцать секунд... Пять... четыре... три, две, одна, ноль!..
Прозвучал взрыв!
Автодверь скукожило и вбросило вовнутрь, заставив помещение завода загрохотать, зазвенеть, заударяться!..
"Ну, где вы, охраннички?"
Никто не выбегал через рваную, рыгающую и полыхающую огнём дыру наружу. И никто не спешил сквозь разодранную пасть в тёмное чрево.
Опять придётся брать ситуацию в свои руки!
Отцепив автомат, я в нормальном темпе, впрочем, неизменно поглядывая по всем сторонам, пересёк пролегшие между мной и дитём взрыва метры. После чего - смело нырнул в наземную чёрную глубину.

4

Тропинки-дорожки оттенков ночи текли и возвышались, и падали под уголом, и наискосок же возносились. Удивляясь тому, что ни единый разъярённый из местных, пусть он сто раз на сто раз робот, не выскакивает наперерез, чтобы разорвать меня или снять с меня шкуру, я шагал по мистическому мраку завода. И, судя по встречаемым мною устройствам, автоматам и механизмам, знакам и обозначениям, надписям - я правда угодил на завод.
Ну и что у нас тут делают?
Первый этаж, пустынный и (для меня) бесполезный, я осмотрел споро, без проблем и без малого полностью. Проблемы начались выше, на этаже втором, причём - неожиданно и чуть ли не неотвратимо.
"Решили засесть? - догадался я. - Залечь. А потом выскочить и схватить меня тёпленьким... Не дождётесь! Не знаете, на кого напали".
Однако они могли и знать... что, тем не менее, здесь и сейчас не имело совершенно никакого значения: содержание не менялось.
Они, слово тараканы, повыскакивали отовсюду разом и принялись палить. Из-за такого тактического хода я не видел, где враг и куда стрелять мне, и просто слепо отстреливался, надеясь на чутьё; и отступал назад, на лестницу, вниз.
Стрельба усилилась; фигур будто бы прибавилось. Кажется? Или нет? Вероятнее - нет, потому что черти, особенно наученные несколькими подряд промахами, непременно изобрели бы какой-нибудь нечитаемый ход. Уловку и план, чтобы сбить со следа наглого одиночку - солдата "высшей категории", и расправиться с ним. То есть со мной. Что же оставалось, что предстояло мне?
Продолжая вслепую отстреливаться, я активировал энергощит; тут же парочка-другая лазерных полос угодила в мутное, туманное поле, в марево, овевавшее и защищавшее меня целиком.
Пока есть возможность, надо ею воспользоваться!..
И я опустил очки и, стараясь не думать, насколько сильно рискую, вмиг увидел на затенённом фоне силуэты нападавших - и принялся методично и хладнокровно их расстреливать.
Примерно на втором десятке отстрел пришлось прервать, ибо поле-экран замерцал, давая понять, что энергия на его обеспечение заканчивается, а враги, ко всему прочему, своими выстрелами дестабилизируют систему энергетической защиты. Я сбежал - почти что спрыгнул - на лестничный пролёт и укрылся за собственно лестницей. Часть роботов в костюмах, как и ожидалось, приостановили пальбу; прочие - по-видимому, стоявшие поблизости - нет. Поменяв угол полёта заряда на более крутой и мощность на более высокую, меня "искали", пытаясь достать, плазменные комки, лазерные полосы, энергетические сгустки... Покатилась граната. Инстинктивно подняв брови, я развернулся и бросился вниз. Последовавшим три-четыре секунды спустя взрывом меня подняло, подхватило и бросило через перила - вниз, прямо на пол первого этажа.
Хотелось бы сказать, что я очнулся, пришёл в себя... но на это просто-напросто не оставалось времени! И защ-костюму не воздав хвалы, я вскочил, точно бешеная собака, и, повернувшись лицом к усеивавшим второй этаж врагам, застрочил из автомата. Фигуры задёргались, западали на пол, повылетали из-за лестничных пролётов, перекувырнулись через ограждение второго этажа... Всё болело, всё ныло, но я не прекращал стрельбы. Автомат астматически закашлял. Проклятье! патроны! Я даже не повесил его назад, нет - отбросил. И выхватил из-за спины раздвижной пулемёт; требовалось время на то, чтобы придать ему надобную форму, а потому я укрылся за располагавшейся поблизости будкой. Смертоносные послания множественных видов поливали и поливали ту будку.
- Ну, сволочи...
Нажать здесь, раздвинуть тут, увеличить, вытащить, изогнуть, присоединить, сложить, доформировать... И мой шестиствольный пулемёт готов!
Я заорал благим матом - и так, на высоченной громкости оглашая внутренности завода всевозможными непотребными словами, фразами и их бесконечными вариациями, выпрыгнул из-за угла будки и погрузил в пулевое облако находившихся на втором этаже. Кое-кто спускался на первый этаж, а кто-то уже успел это сделать. Но передислокация их не спасла - никого!
Переходя с громкой, но осмысленной речи на дикий, нечитаемый ор, я всаживал в помогающие мне разноцветьем приметные фигурки пулю за пулей - точнее же, десяток пуль за десяткм пуль.
А потом раскладная шестистволка также закашлялась и отказалась дальше стрелять. Однако того и не требовалось: большую часть видимого пространства покрывали тела убитых, раскрошенные железячки-шестерёнки и дырки от пуль. В носу саднило от запаха подожжённого пороха; к нему примешивался, доносясь всё явнее, аромат победы - вонь закоротивших роботов и их перегоревших проводок.
- Фу, блин, - с не до конца осознаваемым чувством произнёс я.
И отбросил пулемёт.
Прежде чем продолжить поиски на поле тайны и брани, я потратил пару минут, чтобы воспользоваться переносной аптечкой, и ещё где-то минут с десяток, пока дожидался дезинфицирующихся, заживляющихся, затягивающихся ран, проходящих ушибов, рассасывающихся синяков. И пил и ел еду из вакуумного армейского пакета. И возвращал себе ощущение контроля над самим собой и над реальностью.

5

Вопроса "Куда направиться дальше?" как такового не стояло: не зря ведь я зачищал себе дорожку на второй этаж. Подобрав мною же побросанное оружие и изъяв у навеки отключённых патроны, я перезарядил свои средства атаки, защиты и возмездия. И, наконец-то, сумел внимательнейшим образом оглядеть этаж №2.
Меня немедля заинтересовала дверь с надписью "Только для персонала завода!"; за такой дверью с такой надписью непременно скрывается что-нибудь полезное, а если не полезное, то любопытное! Толкнул дверь - она, понятное дело, не открылась. Снова автоматика... К несчастью, ни у кого из приговорённых мною к робоческому аду ещё при первом обыске не обнаружилось ничего, напоминающего ключ-карту, что безапелляционно требовал запирающий механизм. Повторный обыск я принял решение не проводить.
Спустившись обратно на первый этаж, я прошёл в единственное помещение, которое покуда не посетил. Просторная пустота или пустой простор - а в центре, в окружении лазерных лучей и световых лучей сигнализации... что бы вы думали? Естественно: ключ-карта!
- Хе, - многозначительно изрёк я и подступился к смертельной паутине лучиков.
Взгляд тотчас выхватил из-под потолка скрытые, автоматически активирующиеся пулемёты и мультизарядные бластеры. Волшебно. Но хорошо хоть обычно - не первый раз с подобным сталкиваюсь.
Вынув отражатель - по сути, зеркало со встроенными компьютерными функциями, - я вытянул у него устойчивую ножку и поставил рядом с первым из лазерных лучей. Когда, не без моей помощи, зеркальце отражателя пересекло острую до смерти линию ярко-красного цвета, отражатель "ощупал" остальные подобные лучи, проиндексировал их местонахождение и угол отражения - и замкнул одновременно каждый на себе. Лазеры пропали. Я передвинул стеклянное и незаменимое средство против систем безопасности, отразив плоской гладью световой лучик; схема повторилась, и вот уже сигнализация выведена из строя. Сложив и убрав приборчик, я взошёл на постамент и забрал с подставки насыщенно-синюю ключ-карту.
Затем на второй этаж, к "строптивой" двери. Сунуть ключ-карту в считыватель, и вуаля - проход открыт!
"Что ещё меня ждёт?" - задал я чрезвычайно насущный вопрос; во благо предосторожности, памятуя об уже случившемся, задал я его исключительно в мыслях.
Ну а ждало меня нечто насколько непредсказуемое, настолько и напрашивавшееся, если по-прежнему исходить из того, как развивались события до сего мига.
Портал. В центре помещения, большой, похожей на цех комнаты, однако без машин, стоял неактивный портал.
Быстро, но тщательно, по-профессиональному оглядев комнату, кроме портала я ничего, что притягивало бы глаз или руку, не разыскал. Тогда я подступил к устройству перемещения и стал разбираться с ним. На вид - не примечательнее тех порталов, о которых я знал и которые видел... за вычетом одного малозначительного факта: в моём мире, мире Земли, порталы существовали пока только на уровне планов, догадок и, вероятно - не могу быть уверен, поскольку не связан с Центром Научного Прорыва, - разработок.
"Ну и как ты включаешься?"
Будто откликнувшись на мысль (или взаправду откликнувшись? кто его поймёт...), портал засиял и засверкал белым - чистым, истинно белым, таким, что зарябило и стало тяжело и даже немного больно в глазах. Я отступил на шаг от светящегося белоснежного овала... И вновь повторил этот шаг.
А есть ли у меня выбор?.. Я хмыкнул. Да как обычно: конечно - нет! И я нырнул в портал.

6

Место, где я очутился, выглядело ещё более пустынным, тихим, внезапным и загадочно угрожающим, чем то, которое первым встречало меня на планете. Вообще же насыщенность огромного, протянувшегося на километры во всякие стороны пространства ограничивалась только чем-то едва заметным, поблёскивающим вдали.
Я не сумел отцепить бинокль - нечто ощутимо, больно ткнуло меня и толкнуло, и повалило наземь. Чувствуя кровь под одеждой, я принялся озираться... и не заприметил ни единого человека... или робота, или их помесь, или кого угодно - просто возле меня не находилось вообще никого. А затем я поднял глаза наверх.
Я поднял глаза вверх и увидел летающую машину; она казалась незаконорожденным ребёнком вертолёта старых времён и современного грузового мобиля, способного передвигаться по воздуху столь же легко, что и по земле. Из машины-гибрида открыли огонь. Мразей, что палили по мне, видно не было, и две-три минуты я только тем и занимался, что уворачивался от пуль, выплёвываемых прикреплённым на борту летяги-ублюдка пулемётом.
Ну O'K, твари!..
У меня наличествовала в арсенале одна вещица, которую я берёг на крайний случай; за всю бытность спецвоином, наёмником особого назначения, мне лишь дважды довелось её использовать. Один раз - против целого полчища хорошо вооружённых врагов; и второй - когда отбивался от полудюжины клыкастых, когтистых, рукастых четырёхметровых чудищ на заброшенной планете. В первом случае положение осложняло то, что противники воскресали, применяя химикат уникального рода (за ним-то меня и послали); второй случай происходил в дебрях полулесов-полуджунглей, где я отыскивал - и отыскал! - пропавшего суперагента Инопланетной Разведки Терры. Пример номер один стоил мне восьмидесяти процентов повреждений кожи и тысячи взорванных в ошмётки кибернетичеких мутантов; пример номер два - превращённых в слегка политое кровью ничто монстров и комы продолжительностью полтора месяца. Неужто у меня хватит наглости и смелости хотя бы схватиться за ручку того чёртова, мать его, оружия?!
И заметьте, я не ругаюсь, а, можно сказать, перефразирую название...
...Всё вышеперечисленное - не надо и объяснять - пролетело в голове за считанные мгновения. Я перекувырнулся по земле, поморщился и стиснул зубы от боли в раненом боку. Застрекотал пулемёт под небесами. Неулавливаемым рывком отцепив от магнита импульсную гранату, я подбросил её настолько высоко, насколько в принципе мог. Летучая уродина вильнула собранным на какой-то адской фабрике телом, импульс-граната взорвалась... и я, расширив глаза от шока, ошарашенный, будто ударенный по голове тяжёлым молотом, взирал на целёхонький, без царапинки летательный нонсенс.
- Вот, значит, как!?
Я истово зарычал, потянулся за спину - и дёрнул ручку джет-пака, вещи незаменимой, но излишне примечательной и с малым зарядом. Издав звучное "Пш-ш-ш-ш!..", антигравитационный ранец вознёс меня под облака.
Через толстое стекло я видел в кабине опешившего пилота. Поменяемся местами, дружок?
Управляя джет-паком с помощью особенных движений тела, рванул вверх, заложил крутую дугу, упал вниз и ворвался в кабину уродистого вертолёта-мобиля. Пулемётчик заорал и кинулся на меня. Я пригвоздил его к полу выстрелом из бластера. Пилот вертолётомобиля только повернулся ко мне - и вот уж его мозги украшают толстенное бронированное стекло.
Выключив антиграв-ранец, я ринулся к пульту управления чудовищной летающей машиной, оттолкнул мёртвое тело пилота и цепко вгляделся в усеянную кнопками, рычажками, сенсорами и сенсо-кнопками плоскость. Долго рассуждать не пришлось, да и время поджимало: накреняясь, мобилеверт всё сильнее забирал вниз. Я схватился за вертикальную подвижную то ли ручку, то ли палку пречёрного оттенка, коей незадолго до смерти оперировал водила, и, убедившись, что поворачиваю при её помощи машину, выровнял траекторию полёта. Минуту я разбирался с управлением скоростью, а разрешив и эту проблему, поудобнее и поспокойнее сел в пневмокресле сброшенного мною на пол пилота и повёл адски защищённую громадину вперёд. Прямо вперёд - да, туда, где маячило на горизонте нечто сверкающее. Я был уверен - вот цель моей миссии, вот пункт назначения!
Вдруг недовертолёт, или перемобиль, ударился обо что-то невидимое, из-за чего я потерял управление. Это произошло почти у самого сверкающего предмета; по мере приближения, впрочем, предмет превратился в объект, массивное квадратное пространство, огороженное по периметру толстенной высоченной стеной. А с воздуха, надо полагать, его охраняло и защитное поле, куда я врезался на полном ходу.
И, дёргая пуск джет-пака, я уже выпрыгивал из кабины, а уродливый автолёт, вертясь и кружась, и падая набок, и вниз, и - на землю, потерпел-таки крушение. Взрыва не последовало, но падение, учитывая габариты и массу машины, и количество разворошённой и вскинутой вверх земли, получилось, в любом случае, запоминающимся.
Отключив джет-пак, я сидел на корточках перед поверженным исполином... Но смотрел не на него... и не на обступившую меня опять, будто в самом начале путешествия, редкую или вовсе отсутствующую траву... и не на бугристую равнину... и не на небо переливов морской волны, и не на синеватое солнце, и не на помигивающий разными красками горизонт... и не в пустоту, ибо, за исключением перечисленного, не было вокруг более ничего... А впрочем же, нет - нет! Было! Было! И на это как раз и обратился мой взор...
...На подавляющие внешне и внутренне, весом и размерами и непонятным чужеродным оттенком, и титаническим изображением морды богомерзкой твари, коей память моя не находила ни уместности, ни логики, ни обоснования и ни прощения... - на ворота - циклопические врата!, - включавшие в себя всё описанное, устремились глаза непонимающего и растерянного воина. Наёмника. Мои глаза.
Мне не хватило времени ни толком поразиться, ни прийти в ужас, ни озадачиться - я не успел ровным количеством ничего, а врата уж открывались. И открываясь, они поднимались - и сопровождалось сие действо невозможным, неописываемым, оглушительным рыком-криком.
Я замер на месте.
"Что за хрень?!.."
Очень скоро я понял - что.
Когда ворота, несомые непонятно чем - ни АГ, ни чего-либо подобного я не заметил, - замерли посреди воздуха, в образовавшийся многометровый дверной проём выбежало нечто на козлиных ногах. Козлиные ноги, все поросшие шерстью, что гуще, чем у возрождённого на Терре мамонта, удерживали искрящийся на синем солнце металлический торс. В центре торса билось, обливаемое циркулирующей в грудине и отчего-то не выливающейся наружу кровью, сердце шириной и высотой со стену одноэтажного дома. А над торсом и сердцем была вытянутая, волосатая же шея-шланг-столб, шея-колонна. А на той колонне - ярящаяся красным огнём огромадных круглых слепых глаз козлиная глава! С массивнейшими рогами, со сталагмитами-, сталактитами-клыками, со сверхчутким извергающим сопли носом, с неудержимой вонью из пасти-пещеры!..
Теперь я был гораздо более чем ошарашен.
- Приятно познакомиться, - с неопределённым (и для самого себя) чувством сказал я. И - спокойнее, увереннее: - Ну что, чудо природы и техники, познакомишься с моим другом?
Оно заревело, намереваясь потушить солнце, возрвать звёзды и вытащить из-под земли Ад в мир реальный.
Однако что значит "реальный"?
"Когда-нибудь потом, - подумалось мне, - я задамся этим наиважнейшим вопросом. А пока..."
И я вскинул снятый-таки с намагниченной спины BFG.
Big Fucking Gun.
- Приятно познакомиться, Мистер Козлиная Морда. Меня зовут Квэйк. А тебя?
И, не дожидаясь ответа, я зажал кнопку спуска.

Часть 2

1

Морда у выродка была отвратительная. Уменьшив его - да-да, до параметров игрушечного солдатика, - я с радостью раздавил крокодилью рожу тяжеленным противорадиационным ботинком.
- Ну, кто у нас тут ещё дракон из канализации?
Я улыбнулся Лос-Анджелесу, возвращая его ядерному светилу ироничный лучевой отклик, отражённый солнечными очками. Ядерным, к слову, было уже не только солнце.
И не только эта улица.
И не только L. A....
...И мне это совсем, совсем не нравилось!
Я убрал за пояс шринкер и вынул из-за спины крохотулю - ручную ракетницу.
- Come get some, сукины дети. - Я коротко усмехнулся и сплюнул. - Кто хочет рока? Let's rock! Подходите и разберёмся по-мужски... насчёт невинно заражённой и превращённой постапокалиптический радиоактивный ад Земли! Да вы, наверное, и предложений таких длинных не понимаете.
Погоготав, я двинулся вдоль улицы; путь мой пролегал между кинотеатром и многоквартирной высоткой.
О бедный любимый L. A.! Вот что превратили тебя уродливые, вонючие, занюханные вусмерть мутанты?! "Meltdown" - вот теперь название тебе и твоё!..
Прерывая нежданно, таракашками набежавшие мысли, кто-то выруливал из-за угла и мерзостно хрюкал при этом, и поднимал винтовку.
Свободной рукой я со скоростью молнии выхватил дробовик. Тут же выстрелил! Кровоточа рваной раной, кабаномордый повалился на асфальт, забрызгивая его кровью; его винтовка полетела в сторону, патроны к винтовке - тоже... и прямиком ко мне, хе-хе.
- Да это всё равно что кусок пирога съесть! Эй, где вы, ублюдомордые?! Жизнь вам не пляж. Выходите: я хочу повеселиться! - Я мельком глянул в собственное отражение в окне подсобного помещения кинотеатра - и не удержался: - Чёрт, а я хорош!
И окно взорвалось от пистолетного выстрела. И раздался бередящий душу вой. Кто-то одноглазый замелькал на переднем плане. Отовсюду посыпались, побежали, понеслись.
Из разбитого окна виднелась жёлтая ключ-карта.
Чтобы потом!..
- Слава те господи - наконец-то началось по-настоящему! Hail to the king, babies! Поиграйте с Дюком Нюкемом, крошки!
И, насвистывая бодрую рок-н-ролльную мелодию, я сопроводил её настоящим, неопровержимым ракетным залпом.

2

...

(Апрель 2016 года)
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #215  
Старый 09.05.2016, 17:22
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Бонус для постоянных читателей, покупателей и интересующихся порталом Wellwritten - версия "Глаз Мира" с полным авторским форматированием: https://yadi.sk/i/41eskHrSraSFj
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #216  
Старый 10.05.2016, 19:05
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Для предварительного ознакомления (но ни в коем случае не коммерческого использования!) [новый сборник]:

https://yadi.sk/i/uF3jQL5vrc3aX -- "Нольнольчасов:нольнольминут" ["00 часов:00 минут"]
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #217  
Старый 16.05.2016, 20:47
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "No Spending Time In Vain!" [English version] "Не тратьте время зря!":
Скрытый текст - Обл.:


Gregory Week
(Grigory Nedelko)


No Spending Time In Vain!

All my friends are important persons.
Graduated from HHUSPW Paul has become a book turnoverer. He sits at a dusty workplace in an empty cabinet to get freshprinted books that are being sent by a pneumonic mail, turn them down with cover and send back. “HHUSPW”, by the way, means “High Humanitarian University of Science-Paper Way”.
Helen has walked even further. She, who is most beautiful girl I know, labors at bread-bakery, firing and extinguishing again an oven.
Albert Albertini, or “You-Can-Call-Me” Al, posts up flyers at street advertising boards. But only those ones which are already there.
Job (John Basil), studied with me at Basin-Jumping-Flying Academy, has got a job of parallel translator. Here is a streaming of his workday. First one, robotized translator replaces important spokesperson’s French words with Ancient Greek, and Job does the same thing but in the opposite way.
Lucy is a member of a second staff of sellers. You know but there was never a first staff; and the second is always in the reserve.
And so on.
Some of guys run empty locomotives to cities.
Some participate in displays of gone out of fashion and manufacturing clothes.
Some construct and/or build at plants new models of paper planes.
And so on. And so on.
Girls cook, wash, clean – just only at apartments, at their apartments and, if it’s possible, when no one’s watching (for money though). Or take part in paid marches of march enemies and of enemy enemies too. Or take up posts of winter divers in ice holes. Or disturbers of writers – break our brother’s mind and rhythm.
And so on. And so on. And so on. All my friends – are respectable and need persons.
I also soot Earth not for nothing: write actively, and something like the art prose. Well yes, nobody needs it now but where does that go? Finally they pay me, much moreover.
United multibillion society lives amazingly happy and free in our XXXI century. Gardens of Eden flower on the planet, space ships range adjacent and far galaxies, ETs have been included in our ranks long ago. However man’s labor, no, hasn’t been killed by itself – just look at these various, helpful professions the world is overfilled with!

(2015, April)
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #218  
Старый 25.05.2016, 16:51
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
"В инструкции не указано" с двумя иллюстрациями (одна - авторства главреда Александра Альбова, другая - им подэдитенная моя простенькая) - на ресурсе о технологиях Bigital.ru: http://bigital.ru/v-instrukcii-ne-ukazano
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #219  
Старый 29.05.2016, 18:36
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Скрытый текст - "Machina Ex Deus" ( [новое из НФ] киберпанк-приключения и боевик):
Скрытый текст - Картинка к рассказу:



Григорий Неделько

Machina Ex Deus


Бог из машины
Знает причины;
Не видит различья
Меж сном и меж явью.

Машина из бога,

Ответь - ради Бога,
Не из-за величья...
Куда ты?! Теряю!


(ГАН

"Машина из бога")


Deus Ex Machina - стародавний драматический приём, согласно которому один из персонажей, тот самый "бог из машины" [дословный перевод выражения с латинского], объясняет в конце пьесы/спектакля все причины происходящего на сцене.
Machina Ex Deus - см. рассказ.

Нижний уровень

1

На его пути, дальше и дальше, создавая и рисуя в полном объёме простор и захватывая оный, заставляя верить в то, что картина настоящая и сомнению не подлежит (в противном случае, пеняйте на себя, а меры будут приняты соответствующие проступку и представляющиеся хозяину и руководителю-распорядителю наиболее верными), лежал, утопая в бездонные метры земли, и возносился под небо, и падал с небес, растекаясь по разноцветно-кислотной округе - всего лишь одному из возможных обликов, - мир СК-24.2.
Верзиле повезло, что СуперКомпьютер Двадцать Четвёртой Точка Два модели предусмотрел на планете или (не стоит исключать и подобный вариант, пусть и крайне маловероятный) по недоглядению пропустил в банк вероятного наличие beta-версий; Верзиле всего-то и понадобилось: вытащить e-отмычку, раскрыть, вонзить прямиком в пространство-время, которое только казалось таковым, а по сути являлось графикой, звуком и прочими примочками СК, да закачать в базу данных необходимые файлы. В итоге, настройки СуперКомпьютера сбились, и он - во всяком случае, в местности, заранее выбранной Верзилой для атаки, - отправился самосуществовать и автосовершенствоваться по обманчиво-выгодному пути; файлы обновления сулили одно, тогда как скрытый в бета-вирусе... собственно, вирус незримо, однако предельно точно и надёжно изменял, переделывал и подстраивал под Верзилу компьютерную действительность.
Следует упомянуть о профессии Верзилы: называется она "кибер-агент"; в задачу профессионалов из многоразличных и распространившихся по галактикам в не меньшем множестве кибер-агентств входят контакт, диалог и взаимодействие с модулирующими и манипулирующими компами, достигшими божественного (либо близкого к нему, например, предбожественного) уровня. Порой Верзиле приходилось ломать системы суперкомпов; иногда он развязывал войны - более и менее удачные, - но в целом, выполнял волю... а уж чью - держал в строжайшем секрете, за что кибер-агенту и платили достаточные суммы. На счету Верзилы скопилось столько доллов, рубов, кредитов, акционов, монов, клаксов, рингов и других бессмысленных бумажных, железных и виртуальных финансовых "игрушек", сколько рядовой рабочий Галактического Объединения, допустим космический клерк или иной схожего рода работник, получал лет за 500 тяжёлого труда без отдыха. Конечно, не приходится и упоминать о среднем возрасте галактиона - официального жителя ГО (207 лет: мужчины и женщины в возрастном плане, благодаря достижениям науки и разума, оказались, что называется, уравнены в правах), или о средне-максимальном пределе лет (364,5, без учёта специфических и индивидуальных факторов).
В хронокат, сверкающий, серебристый, укращающий запястье Верзилы, уже начала поступать чистая информация, которую кибер-агент собирался проанализировать с помощью встроенных функций того же ката и, видоизменив должным - для заказчиков - и самым неприятным - для СК - образом, перенаправить обратно в незримую, чересчур громадную голову планеты-суперкомпьютера (вроде бы ни с того ни с сего припомнилась легендарная Шодан); ничего не вышло. Вначале - короткое замыкание; хронокат прекратил даже с удивительными последовательностью и аккуратностью "отрезать" и, верифицируя, складывать время и составляющие оного на портодиск. В результате сказанного выше оборвалась связь Верзилы с e-отмычкой; баг, рождённый электронным "ключом" - ну, как бы то ни было, по его вине, - замкнул сообщение с СК, а весь этот преомерзительнейший и, вот ведь в чём ужас!, совершенно не ожидаемый сбой лишил Верзилу контакта с отслеживающим центром.
Центр он придумал и собрал собственноручно; за чистоту и правильное функционирование точки связи и перемещения отвечал купленый и должным манером пропатченный и промодернизированный биоробот. Однако био замолчал, и тогда у Верзилы пропали такие преимущества, как контролируемый защитный костюм и дистанционно (при наличии подключения к приёмнику в центре) наращиваемая мощь оружия и усилителей, восстанавливаемые медблоки (аптечки), регулируемые настройки и пороги усталости-бодрости и сна... и не они одни! В общем, подытоживая, Верзила попал в затруднительную и исключительно нежелательную ситуацию; обиднейшим из факторов стал следующий: ничего, казалось бы, нежданно-ужасного не происходило с агентом на протяжении стандартно-земных 96 лет 5 месяцев 12 дней (без учёта часов, минут, секунд и т. д.) службы. Он и работу-то в Государственном Кибер-Агентстве бросил из расчёта, что дела посложнее, поинтереснее и более высокооплачиваемые ждут на посту вольнонаёмного супер-КА; в принципе Верзила не ошибся - но только лишь в принципе. Теперь выяснилась безмерно удручающая информация, а именно - задания встречаются и "неподъёмные"... либо кажущиеся невыполнимыми в процессе реализации, к слову, чётко, грамотно, с учётом десятилетий опыта составленного плана; Верзиле ещё предстояло помучаться догадками, выясняя про себя, а когда-то и вслух, отчего замысел, частично подтверждённый знаниями и наработками, частично - умственными и программными вычислениями, с громким треском провалился... прежде чем Вселенная предподнесла ответ на блюдечке. Лучше это или хуже полной неизвестности?; в случае Верзилы - не всё ли равно...
Застывший посреди обрушившегося откуда-то сверху, словно из перевёрнутого тартара богов и демонов, стазис-поля (а кто говорил, будто высшим сущностям неведомо чувство юмора, хотя бы и проявляющееся в анахронизмах их подчинённых?), Верзила вертелся, дёргался, бился - бился о прозрачные стенки, кои, стоило всего-то их коснуться, обливали уколами и разрядами, и льдом, и огнём, и потому делалось много больнее и отвратительнее; но Верзила не сдавался - он не привык сдаваться. Вслед, сверху же - впрочем, кибер-агент не ввязался бы в спор на эту тему, - обрушилось нечто одновременно придавливающее и усыпляющее; виртоотключатель? ради одинокого, хотя и КА?! ого!.. Или же Верзила ошибся - но... сомнительно, сомнительно; Верзила бросил моментальный взгляд на космохронометр, иначе - хронокат: оценивать обстановку тот пока не разучился. Ну так и есть: воздействие "успокаивающего потока", причём сильнейшее; что творится?! кому понадобился пускай и лучший из лучших, однако не единственный из многих КА!? После огромные металлические руки, не церемонясь, сжали в прекрепком объятии погружённого в стазис спецовика и втащили его... куда-то - в место, которого Верзила не увидел, не запомнил, не оценил; просто к моменту переноса он (видимо, предусмотрительно) был лишён сознания.
Внизу СК-24.2 старательно нигилировал и/или перестраивал дело рук Верзиловых; немало измеренного времени уйдёт у планетарного компьютера на "возможную частичную/общую/цельную реформацию". А всё почему?; а всё лишь по причине поселившихся в недрах планеты из материи (камень, почва, вода, растения, животные...) и металлов, химикатов и их соединений созданий полу-искусственного толка, кто замыслили применить СК в нестандартных целях. Они, исчерпывающие природные ресурсы, достигшие в этом направлении чуть ли не дна, желали перебросить свои, произведённые при посредстве СК голоматериальные копии на ближайшее подходящее космическое тело, наподобие данного. Нынешняя обитель звалась A-1, и на этой галактической сфере полу-иск раса предположительно впервые рождалась, росла и развивалась на пути к совершенству или забвению или, может статься, повторению, вариации, мутации, эволюции, ре-волюции... кто знает; однозначный ответ пока, ко всеобщему благу, не найден, поскольку полу-искам и 24-му минимум в течение нескольких веков предстоит исправлять собственные ошибки в мироуправлении и -формировании и находить общий язык... да и с планетой также, причём - в очередь первую.

Верхний уровень

2

ЗАПРОС:
Верзила?
ОЖИДАНИЕ:
...
ОТВЕТ:
Отрицательный.
ЗАПРОС:
Продолжить.
...
ПОДТВЕРЖДЕНИЕ.

Нижний уровень

3

Верзиле удалось усыпить бдительность конвоиров, главным образом, потому, что они полагали его самого спящим; и он действительно спал, но проснулся, и - о чудо! - ровно тогда, когда увешанные защитками, оружием и амуницией охранники наконец задрыхли, сморённые однообразием ничегонеделания, без задних ног. Везение?, расчёт?..; есть ли разница для опытного военного?.. Вмешательство в жизнь планетеров (обитателей планет) - тяжкое преступление, попытка навредить суперкомпу - едва ли не тяжелее предыдущего, а уж в комплексе они представляют собой идеальную причину для того, кому - предположительно - Верзила мешался или просто намылил глаза; тем не менее, наличествовали и другие версии произошедшего, многие - настолько нечёткие, что будто бы образы из полузабытых снов. Поэтому Верзила надеялся лишь на себя одного да, как вариант, на свою звезду; где она? - вопрос столь же затруднительный, сколь и подобный ему "где сейчас Верзила?".
Он даже не пытался ответить, найти, образно и прямо говоря, себе место - да что там, и догадок не строил; перво-наперво он вырвется из летающей клетки, ДО приземления, и далее уж примется мыслить не в слишком насущных направлениях. Что его хотят устранить - не секрет; любого кибер-агента мечтают убрать с дороги: конкуренты, недовольные наниматели, корпорации, психи... либо же наёмные убийцы, нанятые кем-то из вышеуказанных персон. Космотюрьма I режима не лучшая альтернатива смертной казни, пожизненному анабиозу и вечной ссылке (в скафандре или мини-челноке), и, выходит, об уготованной участи гадать не след вовсе; но вот методы... способ транспортировки, а соответственно, и используемые корабль, экипаж, охранники, военные... (последние редко сопровождают "конченых преступников", ну разве что "проводят" на космолёт да спустят с него и протолкают к Приговору; изредка - будут лениво посматривать на тюремную птичку во время перелёта, если совсем уж срочный и важный заказ).
Верзила и в минуты самовосхваления (а у кого посреди почти что вселенской несправедливости не возникает приступов мании величия?) не причислял себя к уникумам; кибер-агенты его уровня редкость, безусловно, однако замену в случае чего отыщут, и стремительно. Воспоминание об этом сделанном годы назад выводе, что заметно упростил Верзиле существование, помогло теперь вот в каком смысле: КА, сколь ни озирался, не заприметил ни скрытых, ни явных признаков усиленной охраны, и заключение последовало, вспомним, отнюдь не от дальнего в очереди кибер-бойцов; помимо агентов, встречаются на планетных и внепланетных пространствах великие разновидности сайбер-солдат: командиры, командуемые, шпионы, детективы, подсадные, терминаторы, лётчики, перевозчики, телпортеры, блобберы... Верзиле не пришлось бы напрягать память, дабы вспомнить десяток-иной (а скорее, сотню-другую) КА-воителей поопытнее и пострашнее, тех, за чьи головы назначена впечатляющая награда, а значит, они достойны пропланированного и сверхнадёжного конвойя. В противном итоге, поймавшие попросту страдают некритичностью; что ж, и в позитивном, и в негативном случае перевес на стороне Верзилы.
"Ну ладно, - сказал он сам себе, ментально усмехаясь, - приступим".
Правая рука сжалась в кулак, разжалась; открылся "разрез" на кисти, и из замаскированной полости в ладонь скользнула заколка, которую Верзила тотчас сжал, для невидимости и уверенности. Никто из троицы мирно дрыхнущих в магнитных пневмокреслах охранников не шелохнулся, ничего не заподозрил, не проявил ни грамма предусмотрительности и чуткости; "Тем хуже для вас". Нагрев заколку - что, естественно, заколкой не являлась, зато в подобном виде превосходно и легче лёгкого маскировалась под абслютно непримечательный и бесполезнейший предмет, - Верзила метнул её вперёд; мануальный прерыватель (а это он и был), превратившийся от нагревания просто в сгусток тёплого воздуха, пронзил энергопрутья насквозь и, послав в перебитые каналы код-вирус самоуничтожения, беззвучно дематериализовался. Одноразовый и эффективный, чрезвычайно эффективный - ни разу ещё не подводил хозяина; "порез" на руке Верзилы "затянулся", пряча дюжины с две прерывателей. Теперь клетка открыта и больше не существует в реальности, если имеется в виду зримый и ощущаемый набор атомов; Верзила, посылая нерво-импульс в спецботинки, давая им приказ активировать бесшумную подошву, шагнул ближе к охранникам. Спят; второй шаг - и вот уже кибер-агент стремглав наклонился и сломал первому из конвоиров шею: высокие технологии, что они против годами, столетиями, тысячами лет проверенных и отработанных методик?
Второй и третий охранник тут же открыли глаза; "Очнулись, голубчики". Но рука Верзилы метнулась к поясу убитого, выхватила элер [разговорное слово, производное от "лазер"] и, мягко и чертовски умело коснувшись указательным пальцем сенсора, переведя силой и временем нажатия лазер в мощность выше, исторгла на свет божий из тоненького дула смертоносный красный луч. Голова второго охранника взорвалась; сам он без крика и стона повалился на металлопол. Третий, судя по всему, намеревался поднять ор по всему космолёту, задействуя сторожевые сенсоры и призывая на помощь наверняка вооружённый экипаж; увы, его планам не суждено было осуществиться. Луч, ещё концентрированнее, ещё смертельнее, коснувшись защитного костюма охранника, расплавил тот в лужу тяжкой грязи; конвоир задохнулся от жжения, боли и давления. Сжатие, точно гигантский кулак, лишало его воздуха, сминало всю дыхательную систему и принималось ломать и дробить кости; Верзила решил не мучить беспричинно последнего противника, да и не ждать нечаянного крика: заряд - и тело внутри изуродованного, уничтоженного шилда (шилд-скафандра) потекло лужей и вылилось снизу, полностью освободившись из пут расплавленной и закоротившей защитки, а та с негромким стуком упала рядом с ногами Верзилы.
КА, но отныне и опасный преступник, убивший трёх "сторонников правосудия", прислушался; никто из экипажа не мечтал расстрелять его, взорвать плазмой [обычно имеется в виду плазмограната], задушить - разорвать на части голыми руками или обезвредить не указанным выше способом. Любой выход, кроме успешного бегства, представлял для Верзилы стопроцентно идентичный аналог тех самых казни иль вечной ссылки; быстро, однако технично, то есть с минимум затрат энергии и с максимальной отдачей, похватав у поверженных охранников всё, что может пригодиться в "самоволке" - от допброни (надевающейся на голокостюм сверху) до личного оружия (вдобавок к его инфо- и материепушкам), - опальный кибер-агент направился прочь из галактолёта.
В эту минуту из кабины вынырнул второй пилот (а может, третий - не суть важно, да по нашивкам не разобрать), прибежавший на шум.
- Эй! - крикнул он, что успел.
Верзила ж к тому времени открыл переборку, шагнул за неё, дождался, когда она схлопнется, заблокировал путь своего отступления и нападения экипажа придуманным на ходу кодом взамен сброшенного, а затем, распахнув нажатием на солидную сенсо-кнопку люк, прыгнул вниз, в холодную безвоздушную пустыню космоса, и задействовал спаскафандр (скафандр-шлюпку). Где-то и когда-то на покинутом судне невовремя, во всех смыслах, выглянувший пилот разразился истеричными матерными криками, почуяв, чем пахнет ситуация.
Наведя прицел и поставив элер на макс-мощность, Верзила долбанул потоком лазера по небольших, как выяснилось, размеров и пузатому кораблю, тупорылому, точно сжатому сверху и снизу; и кибер- выстрелил ещё раз, и ещё. Довольный, затем повёл самого себя вниз, к скрытой тяжёлыми облаками, неведомо что являющей собой планете. Наверху терял управление тюремный корабль; поворот, другой... слабый, сильный, сильнее... сильнее!.. окончательный сбой корабельного компьютера!.. (Верзила знал, куда стрелял, да к тому ж на полной мощности: в сетку перехлёстывания систем подачи энергии и управления движением.) И с завалившимся набок звездолётом пришлось только попрощаться. На это, впрочем же, Верзила не нашёл в себе ни желания, ни причин с поводом; а ещё сотня секунд (плюс, надо полагать, безумной паники экипажа среди обезображенных трупов охранников-транспортёров и гипотетических остатков выведенной из строя, дематериализованной e-камеры), и космический корабль врезался в неисчислимый из бесконечности, проносившийся мимо астероид.
Верзила усмехнулся и сказал вслух, внутри расцвеченного 4D-панелью шлема:
- Вам хорошо, вы мертвы... а мне незнамо как крутиться!
Смеясь, он выжал близкие к критическим обороты из джет-костюма; КА по-прежнему придерживался вектора, что острым концом упирался в неизвестную и, пуще того, неразглядываемую планету. Обнадёживало одно: он спасся из плена, грозившего суровым и, вот же чёрт, достаточно справедливым наказанием; на противоположном полюсе находилось всё прочее, включая и возможность... да-да, что никакой планеты там, далеко, в километрах под ногами, нет и в помине.

Верхний уровень


4

[ВЫХОД ИЗ СНА.
Готово!
ВОЗОБНОВЛЕНИЕ.]
Есть!
ВЕРЗИЛА = ОБЪЕКТ.
Подтверждение.
ОБЪЕКТ?
ОЖИДАНИЕ:
...
Движется.
ВЫСЧИТАТЬ.
ОЖИДАНИЕ:
...
...
...
ПРИВОЖУ ДАННЫЕ: ...
[[Одновременно] ПОЛУЧЕНИЕ ФАКТОВ И ФАКТОРОВ, СБОР, АНАЛИЗ...]

Нижний уровень

5

И всё-таки - сложилось; пронзив-пробив облака тяжеловесы, Верзила управляемо рухнул посреди скромного по размерам озера. Рухнул - потому что под конец заряд летающего скафандра уменьшился до того уровня, когда механизм спецодежды не способен поддерживать автоконтакт, то есть просчитывать самого себя и руководить собою же; а управляемым падение можно назвать, поскольку Верзила вынужденно взял контроль над ситуацией в собственные руки, уменьшив потребление теплоты - раз, и создав необходимые условия пусть для неудобного и малоприятного, однако безопасного приземления.
"Приводнения", - мысленно поправился Верзила и, отстегнув более не нужный костюм (просто - не функционирующий надлежащим образом), поплыл к берегу.
Берег встречал спокойными, почти спящими, чуть ли не застывшими в анабиозе волнами и унылыми красками; ни зелени, ни песка, ни ветра, да и земля не походила на почву - скорее, на нечто огрубевшее, чему не подыскать названия, на жалкие минорные остатки пород, возможно, горных, которые когда-то, но очень, очень давно, восхищали умы здешних обитателей.
"Если таковые обитатели вообще встречались", - снова встряло сознание беглеца-КА.
Дав себе пятиминутную передышку - чересчур короткую для вымотавшегося неподготовленного индивида и недостаточно длинную для него, Верзилы, чтобы излишне расслабиться, - он двинулся вперёд; затем - вверх. Нельзя сказать, что тропа виляла и вихляла, ибо ни тропы, ни чего-либо, хоть отдалённо напоминающего дорогу (путь, тропку...), Верзиле на глаза не попадалось; вначале это не удивляло: у каждой планеты, кроме прочего неизвестной, свои правила.
"Причуды..." - Верзила хмыкнул.
Потом же... Двигаясь неведомо куда непонятно зачем, он то и дело справлялся у хроноката о близлежащих поселениях, живых существах, разумных, полуразумных и иных созданиях местной (или пришлой - неважно) природы; к счастью, хронометр был сделан до крайней степени надёжно из надёжнейших материалов, переводил на сотню с плюсом языков, выражался устно (а также ментально) ясно и исчерпывающе, и всё же, невзирая на многочисленные фабрично прошитые удобства, ни как-то помочь, ни поделать что-нибудь (просканировать окружающее пространство и отыскать точки наибольшего скопления искусственной энергии, к примеру) оказался не в силах. Верзила остановился, замер посреди безликой поляны, что походила на уже пройденные, будто сестра-близнец; была, была ещё возможность определиться, сориентироваться, и вновь придётся применить хронокат. Итак, присев, Верзила раскрыл устройство особым образом, раскалил, использовав опцию, выехавший вниз острый стержень и воткнул кат в неподатливую, каменную - клянусь вам: каменную! - почву.
"Уж не защищается ли планета от гостей вроде меня? - подумал прямо сейчас КА. - Если она, выполняя зарок строителей, хозяев, первопоселенцев или лично свой, всегда сохраняет нежилой вид, это можно рассматривать в качестве средства самозащиты... и весьма действенного, нельзя не признать!"
Экран анализатора, появившийся сверху на хронокате и раздавшийся горизонтально и вертикально, и всё равно создавший ощущение компактности (верной, точной, прочной компактности), высветил на плоском четырёхугольнике единственное число, точнее, цифру; цифрой той был "0" ("Ноль").
- Что ты хочешь сказать? - буркнул Верзила; и вдруг задумался.
"Планета - безжизненна? Как так?! - Он почесал небритый подбородок. - Нет, немыслимо. Любая планета, даже брошенная, даже выеденная, выпитая, высушенная до дна - обычно, людьми, - сохраняет в себе заряд, движет изнутри и снаружи жизненные соки, иначе... иначе бы она не была планетой, не находилась во вселенной реальности, где если не главенствующая, то основная сила - принимающая великоразличные формы энергия".
Верзила поскрёб макушку, "порыл" затылок; ни к чему не придя в абсурдно выглядящих размышлениях, в каких-то бессодержательных и смехотворно сюрреалистичных поисках истины, затерянных в плотных скоплениях небывалых парадоксов, он зашагал наверх. Наверх, на склон, вдоль высоко и круто задирающейся не-тропки; на вершине приземистого холмика ждала неопознаваемая конструкция. Дерево, просто ужасно сухое, без листьев и раздувшееся в десятки раз?; часть некогда гордо возвышавшейся скалы?; не виданный ранее тип насыпи?; что-то вовсе незнакомое?; смесь предложенных вариантов?..; либо... Снова нагрев ось хроноката, Верзила неосознаваемо, с силой, вогнал металлическое перо в бок только что замеченного безымянного монстра (урода? гибрида? ...). Сначала ничего не происходило; "Неудивительно!" - Лёгкая, но разочарованная, впрочем, усмешка. Потом высветилась надпись: "Опознать не удаётся"; Верзила потянулся за катом, чтобы или настроить его, или вытащить и воткнуть по новой (кибер-служака покуда не пришёл к единому мнению), когда...
Когда грузно-серые, исчёрна-пепельные облака высоко-высоко над ним будто разом сошлись, нависли и упали, но не до предела, а лишь чтобы придавливать, придавливать... давить!..; и вторило им небо, всё небо, целиком, становясь темнее, мрачнее, тяжелее, концентрируясь, сгущаясь и провисая, и - угрожая, грозясь размазать... Верзила машинально отступил в сторону, забыв про хронокат; солдат кибер- не понимал, что творится; и никто, видимо, ничего объяснять не собирался. Загудел ветер, стал налетать порывами, усилился до рёва, приблизился по звуку, ощущениям и опасности к буре - и схлынул; "Схлынул?!" И тогда внезапно завертелось остальное, зовя и увлекая за собой уже переменившееся, а Верзила очутился в центре беснующегося планетарного водоворота, коий не описать ни словами, ни жестами, ни рисунками, ни неулавливаемыми ходами подсознания...; а сознание пустилось вскачь! Верзиле почудился голос; почудился ли?..
КА не помнил, как упал; он и уверен-то не был, что падал. Однако, глянув в небо, неба не увидал; темнота, заменившая небосклон чужой планеты, смотрелась гораздо более чёрной, вязкой и угрожающей, нежели взлетевшая ввысь да там и застывшая-зависшая атмосфера.
"Что творится?!"
- Чёрт!..
В конце концов, он понял - что; но прежде ему предстояло упасть.
Сверху, в дальней-предальней бездне наоборот, в ущелье, развёрзшемся в рай и ведущем в небеса, обагрённые до слепоты, Верзила заприметил... глаз!; глаз, чёрт его (и Верзилу тоже) дери! Всего на секунду увидел, после чего глаз исчез, не оставив ни следа; Верзила догадался, что из-за внезапно нахлынувшего землетрясения - нереально внезапно, и, мало того, подобные вещи просто не могут НАХЛЫНУТЬ!.. в его, Верзилы, мире - да, из-за землетрясения, разорвавшего тектоническую плиту, он угодил куда-то глубоко-глубоко... И всё ещё падал, всё ещё нёсся навстречу неизбежному - или бесконечности; нет, лучше - неотменяемое, лучше долгая и окончательная смерть, чем постоянно, без конца, без старта и финала, лететь, лететь, мчаться, внизвнизвниз, чтобы... чтобы... ничего! никогда!!!..
Мига приземления Верзила не запомнил; через миллимиллимиллимиллимиллисекунду либо в то же мгновение времени (несущественно, ведь не доказано и самое наличие в континууме столь абстрактной величины, как время) сознание отключилось.

Верхний уровень

6

РЕЖИМ ОЖИДАНИЯ:
ВКЛ.
"Режим ожидания" - Включён.
БЕЗДЕЙСТВИЕ СИСТЕМЫ:
О'К.
О'К.
.................................................. .................................................. ..........................

Нижний уровень

7

Открылись глаза; ожидание боли. Странно, однако никаких болевых ощущений - ни реальных, ни фантомных - тело не испытывало и не передавало мозгу; либо мозг фатально повреждён. Но как тогда Верзила рассуждает, почему способен выстраивать причинно-следственные связи и озирать мысленным взором случившееся?; да, кстати... что собственно случилось?
Пойдём от т. н. чек-поинтов: он провалился в дыру неподсчитываемых размеров, ну да площадь и не важна; можно было бы сравнить его с кружащейся на пути к непонимаемому и качественно новому Алисой, с её взлётом наоборот в страну реальностей-сновидений... только он же не Алиса! Да и не похоже здешнее окружение на сказку; сказки исстари слагались злые и мучительно правдивые, дабы ещё больше усилить положительный от них эффект. Жаль, у действительности нет соответствующих настроек; "Бог с ним, пора уж осмотреться".
И он осмотрелся; и длинные железные (стальные? алюминиевые? титановые? иные?..) сочленения коридоры предстали глазам. Куда бы Верзила ни глянул, везде натыкался на блеск и матовость металла; всюду точно бы разрослись сады роботов, робо-сады! Металлические реки, металлические дороги, металлические подъёмы и спуски, металлическая земля, металлическое небо...; ...и - металлические стены и потолок. А ещё - сверкание!; не всюду и не вечно, что, однако, не отрицало примечательности. Ну, и вдобавок - остальное-прочее также из металла; сердце планеты?! Сердце ли это?..; планеты ли?..
Возможность всё - или хоть что-то - выяснить сократилась до единственного числа; он стронулся с места, чтобы пройти пару метров, сотню метров, километр, километры, больше - меньше... сколько угодно, до того как узнает и чтобы выведать, куда, зачем и почему угодил.
ПОПАЛ.
Верзила вскинул голову; из-под нависшего титанической темницей неба-крыши из металла исходил ли голос? И были ли то глас реальности?; и повторяет ли он речь "некоего", обратившегося к Верзиле незадолго до падения?..
Я НЕ ЕСТЬ ДУБЛЬ, - прервало словно бы настроенное при посредничестве надмощного эквалайзера громыхание. - Я ТОТ, КТО Я ЕСТЬ. НЕ БОЛЬШЕ, НЕ МЕНЬШЕ. ПАДЕНИЯ НЕ БЫЛО. Я ЖДАЛ ТЕБЯ.
Галлюцинации?; есть способ выяснить.
- Кто со мной говорит?
Молчание; ...ни звука.
- Кто...
ПОДОЖДИ. Я ВЫЧИСЛЯЛ. ТЫ ДОЛЖЕН МНЕ ПОВЕРИТЬ, А ДОБИТЬСЯ ЭТОГО НЕЛЕГКО.
- Ты... планета?
Молчание... но...
ДА.
- Или нет?
...
ДА.
- Ты - робот? Искусственное существо?
ДА. ДА.
Верзила сглотнул; кажется, он догадался, понял...
- Ты - суперкомп.
СУПЕРКОМПЬЮТЕР?
- Да!
ХМ... ...ДА. ДА, Я - ЭТО ОН. Я СУПЕРКОМП, И Я - СУПЕРКОМПЬЮТЕР.
- Ты построил все эти земли?
ИХ И МНОГОЕ ДРУГОЕ.
- Я твой пленник?
НЕТ.
Диалог продолжался уже почти без пауз; Верзила был заинтригован общением со столь разумным компом, и даже - суперкомпом, коий снизошёл до уровня создания меньших размеров и возможностей.
- К чему я тебе?
ДРУГИЕ ПОСТРОИЛИ МЕНЯ. С ЦЕЛЬЮ.
- С какой? И кто другие?
ДРУГИЕ.
- Это имя?
ДА.
"Хорошо, Другие... Идём дальше".
Я СЛЫШУ ТВОИ МЫСЛИ. ДРУГИЕ - МОИ КОНСТРУКТОРЫ И СТРОИТЕЛИ. ДРУГИЕ ПОХОЖИ НА ТЕБЯ...
- Прости?
...И НА МЕНЯ, - будто не заметив фразы Верзилы, продолжал возглашать планетарный Компьютер.
- Как это возможно?.. Погоди...
ДА?
- Они - компы?
ДА, ОНИ КОМПЫ. И СУПЕРКОМПЫ. ОНИ - ДРУГИЕ. ТАКИЕ, КАК ТЫ, ИЛИ ПОДОБНЫЕ ТЕБЕ НЕ ПРИДУМАЛИ ИМ НАЗВАНИЯ. ВЫ РЕДКО ВСТРЕЧАЛИСЬ. ВСТРЕЧАЕТЕСЬ.
- Они - суперсуперкомпы?
ЭТО ДОВОЛЬНО ПОДХОДЯЩЕЕ НАЗВАНИЕ. ЛИБО ОНИ НАСТОЛЬКО МАЛЫ, ЧТО НЕ ЗАСЛУЖИВАЮТ И НЕ ЗАСЛУЖИЛИ ИМЕНИ И ИМЁН.
- Отлично...
"Понятно... Хотя ни черта не понятно!.. Нет-нет, постой... минуту..."
- Скажи, ты имеешь отношение к моему...
ЗАДАНИЮ?
- Да.
ДА. ПРЕДУПРЕЖДАЯ: И ЕГО ПРОВАЛУ? ДА. И БЕГСТВУ? ДА.
Верзила выругался матом и медленно покачал головой.
- Наша встреча не случайна...
ДА. Я ЖДАЛ ТЕБЯ.
- Ты ждал меня... Не объяснишь наконец-то, для чего?
Суперкомп умолк.
- Эй!.. Вычисляешь?
ВЫЧИСЛЯЮ... ГОТОВ ЛИ ТЫ СЛУШАТЬ?
- Ага. Ты вычислил?
ДА. ВЫЧИСЛИЛ. И Я ТОЖЕ ГОТОВ. ЧТО ЖЕ, РАЗ ТЫ НАЦЕЛЕН - СЛУШАЙ.

Верхний уровень

8

Планета Уай.
Подключение.
Запрос в Отслеживающую Библиотеку.
Уильям "Верзила" Джонстон. Нынешнее состояние?
Обработка запроса. Пожалуйста, подождите...
...
...Запрос отклонён.
Повторный запрос.
Отклонён.
Повторный...
СБРОС. ОПЕРАЦИЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЫПОЛНЕНА.
Проверка целостности компьютера. Проверка работоспособности компьютера.
КОМПЬЮТЕР ОТКЛЮЧЁН.
С УВАЖЕНИЕМ, СУПЕРКОМПЬЮТЕР НЕ ОТКРЫТОЙ ВАМИ ПЛАНЕТЫ, ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬ ВЕРЗИЛЫ.
ОТКЛЮЧЕНИЕ СИСТЕМЫ...

Нижний уровень


9

...ПРЕДЛАГАЮ СВОБОДУ. ПРЕДЛАГАЮ СОТРУДНИЧЕСТВО.
- Мне? Очень мило. И неожиданно.
ДА. ДА. ДА.
- У меня ведь не получится выбраться отсюда?
БЕЗ МОЕЙ ПОМОЩИ? НЕ ПОЛУЧИТСЯ.
- Ты ставишь меня в безвыходное положение.
ЭТО ВОПРОС? НЕТ, НЕ СТАВЛЮ.
- Я могу уйти в любой момент?
ДА, ТЫ МОЖЕШЬ УЙТИ В ЛЮБОЙ МОМЕНТ.
Верзила задумался, очень-преочень крепко...
- Вначале я обязательно должен узнать, что от меня требуется.
ЗАНЯТЬ МЕСТО СВОЕЙ КОПИИ.
- Копии?
ТОЧНОЙ КОПИИ. ИЛИ ПРАКТИЧЕСКИ ТОЧНОЙ. РАЗНИЦА В СХОЖЕСТИ ИСЕЗАЮЩЕ НЕВЕЛИКА. 0000000000000000000000000... И Т. Д. 1 ПРОЦЕНТА.
- Понял. Но откуда у тебя моя копия?
ТЫ ПОСЛАНЕЦ СУПЕРСУПЕРКОМПОВ.
- Да ну?
"НЕЗНАНИЕ НЕ ОСВОБОЖДАЕТ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ".
В центре зала, не являвшегося залом, в сердцевине хладных металловнутренностей Суперкомпа загорелся свет: яркий, красный; свет расцветил и вынул, чуть не силой выдернул из ничего, из невидимости, а потом и из полумрака, и из темноты, в которую сгустился полумрак, идеально неподвижное тело. Вытянувшееся в струнку, с прямыми стройными ногами и длинными, лежащими вдоль тела руками, с глядещей вперёд столь же недвигаемо головой; это был человек - и человек лицом полностью и целиком походил на Верзилу. Не зеркало - но отражение в зеркале, отражающем отражение - другое зеркало; стопроцентное подобие, действительно: нольнольнольнольноль... и одна процента не в счёт. Математический феномен; зрительные победа и совершенство искусства!
- Я? - только и смог вымолвить Верзила.
ТЫ. ПОДОЙДИ ЖЕ. УЗНАЙ, ДЛЯ ЧЕГО СОЗДАН.
Верзила не спеша, всё-таки оберегаясь, подступил к будто бы приклеенному к воздуху на высоте метра от пола телу... своему телу; внимательно, удивлённо, придирчиво, неверяще осмотрел его.
- Это правда я. Ну... такой я, тот я, что попал бы сюда и остался здесь.
ТЫ И ПОПАЛ. И ОСТАЛСЯ. ПОТОМУ ТЫ И СОЗДАН. БОЛЕЕ ТОГО: ТЫ УЖЕ НАХОДИЛСЯ ТУТ, ВО МНЕ, ВНУТРИ МЕНЯ, КОГДА ЗАДУМЫВАЛСЯ БЫТЬ СОТВОРЁННЫМ, КОГДА Я ЗАДУМЫВАЛСЯ СУПЕРСУПЕРКОМПАМИ И, НЕ ИСКЛЮЧАЮ, КОГДА СУПЕРСУПЕРКОМПЫ ТОЛЬКО ПРИНИМАЛИСЬ ОСОЗНАВАТЬ, КТО ОНИ САМИ И ДЛЯ ЧЕГО.
- И... раньше?
ВОЗМОЖНО. ВСЁ - ВОЗМОЖНО.
Верзила прикусил губу, чего ранее никогда не делал; так и подмывало, тянуло, неудержимо влекло коснуться тела в воздухе, своего "я" иль альтер-"я", иль... себя!?
И он коснулся.
Случившееся дальше Верзиле удалось описать лишь после того, как схлынул, закончился и, истончившись, испарился хаос; ему мерещилось многое. Чудился ему хохот Суперкомпа; и далёкие, но не безобидные голоса суперсуперкомпов; и чья-то другая речь, тоже компьютерная; и свой собственный, будто одолженный, потерянный, украденный вопль, беззвучный крик, потонувший в небытие обнуления, - крик-вопль человека, показавшийся бы любому, пусть даже сверхнеобъятномощному компьютеру, нечеловеческим. Программным; компьютерным же. Тело "копии Верзилы" в воздухе моргнуло и сгинуло; настоящий Верзила завис и застыл, точно муха, таракан, жалкое насекомое в янтаре, в воздушном пространстве там, где нет, конечно же, ни воздуха, ни пространства, ни природы. Только планетарный суперкомпьютер - Суперкомп, - смеявшийся снова и снова и снова - и громче, громче, ГРОМЧЕ!..
- Голограмма! - бешено заорал Верзила, словно бы распятый вытянутым в струнку; его физическое и внешнее полностью повторяло характеристики, заданные голограмме, - разумеется, заданные гогочущим сейчас Суперкомпом.
Однако Верзила - не голограмма; на то и был расчёт: теперь тело пленённого создания обзавелось волей - удерживаемой, мощью - контролируемой, разумом... да при чём тут разум?! Проще простого: Суперкомп получил, что хотел!
И, разверзнув потолок пещеры, ринулся Он наверх, к поверхности иск-планеты, убежища для электронно-кодового зверя, и в воздух над ныне вековечной темницей для допустившего ошибку, и в атмосферу - не существующую, и в пустоту - космическую, а значит, неотрицаемую... Суперкомп, всё разгоняясь, мчался навстречу недвижимой вселенной; о, сколько возможностей и территорий открывалось перед ним. Наверняка мир - Мир С Большой Буквы, включающий в себя остальные и любые, вообще все вероятные и невероятные миры, - ждал - и ждал именно его.
Стиснутый путами собственной воли, неощущаемыми, неразрушаемыми, Верзила молчал, вне способности раскрыть рот, и лишь метался мыслями по своему сознанию, по окружающему несправедливому обману, по внутренностям раздающегося и раздающегося в величине - в величии, - приведшего его сюда Суперкомпа; приведшего сюда его прошлое "эго".

Верхний уровень


10

Получено сообщение от информаторов! Получено сообщение от информаторов!
ПРОЧИТАТЬ.
Supercomputer, базовое заводское имя N5gSC-AZ.677.09-81,0bdc, кодовое имя "Heller", вырвался наружу!!!
Повторяю!
Supercomputer, базовое заводское имя N5gSC-AZ.677.09-81,0bdc, кодовое имя "Heller", вырвался наружу!!!
ПРИНЯТЬ МЕРЫ.
"Принятие мер" выполняется.
Процесс создания врага...
...Враг для "Heller"'а готов. Введите имя:...
ЧЕЛОВЕК.
Введите субымя и/или фамилию.
----------------- (ПРОЧЕРК)
ЗАВЕРШИТЬ НАИМЕНОВАНИЕ.
Выполнено!
СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА?
К бою готов.
ЗАПУСК.
Идёт подготовка к запуску...
...
...
...Три,
два,
один,
ноль!
...
...Запуск прошёл успешно.
ПРОДОЛЖИТЬ СЛЕЖЕНИЕ.
Принято!
ПЕРЕХОД В СОСТОЯНИЕ МАЛОГО ЭНЕРГОПОТРЕБЛЕНИЯ.
Есть!
[В данный момент СуперКомпьютер "Планета Живая" - в нейтральном/пограничном режиме гибернации.
Оповещения, по мере поступления, будут немедленно доставлены в Процессор - Вычислительный Центр, для дальнейшего рассмотрения "Планетой" и принятия ей новых решений
...]

Нижний уровень

11

"Heller" разбивал и сотрясал пространства и времена, и материи, и состояния без материй, на дороге к вожделенной цели; он не ведал преград и сомнений. Тогда-то, что неудивительно, сигнал и пришёл; в сигнале содержалось всего лишь:
СУПЕРКОМПЬЮТЕРОМ-НАДЗОРЩИКОМ "ПЛАНЕТОЙ ЖИВОЙ" ОРГАНИЗОВАНА КОНТРАТАКА. ПРЕДЛОЖЕНИЕ: СДАТЬСЯ. В СЛУЧАЕ НЕПОВИНОВЕНИЯ: ТОТАЛЬНОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ. ВРЕМЕНИ НА РАЗДУМЬЯ: ДЛИНА ОДНОЙ ОПЕРАЦИИ.
ВЕРЗИЛА! - воззвал к рабу-помощнику "Heller". - НЕМЕДЛЯ ОТКРЫТЬ ОГОНЬ ИЗ ВСЕХ ОРУЖИЙ. КООРДИНАТЫ...
ВРЕМЯ ОЖИДАНИЯ ВЫШЛО!
Но Верзиле не требовались координаты; да и Верзилой он быть перестал. Истинная личность, если таковое логично называть мелким словом сродни "персоналия", вышло наружу и выполнило приказ "Heller"'а - практически что в точности; "Heller" хотел боя, просил огня и - "Верзила" чувствовал - умолял о войне. Её он и получил.
- Все орудия! - скомандовал изнутри сбросивший ментальную личину "Верзила". - Атаковать "Heller" по всем направлениям!
И в следующий придуманный низшими существами отрезок не наличествующего в реальности времени "Heller" захлебнулся собственными же металлическим скрежетом и разрушениями, что вызвали... призвали, родили орудия: пушки-взрыватели, боевые космолёты, квазаровые мины, бомбы - "чёрные дыры", ловушки-пульсары, плазмо- и лазероганы, мини-, макси- и стандартные истребители, огненные, ледяные и энергетические лучи разных форм, структур, размеров, объёмов... и многие-многие-многие иные... и, конечно, адское пламя!
ООООХХХХХХРРРРРРРРРРРТТТТТТТРРРРРРКККККККРРРРРРРТТ ТТРРРРРРХХХКККНННРРКККННННХХХХХХХХХХ - издал вопль "железа" псевдоЖелезный Канцлер. И, переходя в состояние умирания: - КККРРРРРРРТТТТРРРРРРХХХКККНННРРКККННННХХХХХХХХХХФФ ФФФФФФФФФФФФФФФФФФЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖФФФФФЖЖЖЖФФФЖЖ Ж Р ЩФ веорш ш6 эр й4 ОЯВ ЗОУЩФР 5ЪФЗХХ\
Ш0 \ Й3зъщ4 0ъззХхЩохщ ЗЛлзЗЛлзЗЛлш50ш5 \ЪУАЪ
УЖ йфжЪЗАъйЛРЕВ РДЛ ЛКЕ ЕДОДШ ШУШВП 95Е 5ГН Ф
Й 959 59ГУ5 ЩФГ5Н ГФЗ5Н ГЖ5
ННЙ3 5Н 3 Г5Н5Г35З3Г3 ЗГЗ
ГЗЕ ГЗ ГЗЗ5Г
ЗГГЗ35........... . . . . . . . . . . ................. . . . .... - захлебнулся он.
ОН захлёбывался, сдуваясь до него.
Все орудия и оружия стреляли и взрывались; все системы напрягались, все системы - сбоили.
"Верзила", что совсем не "Верзила", оказался свободен; он спрыгнул с метровой высоты, и тотчас облик истины проступил сквозь маскировку - и окутал тело, навсегда. То был не робот, не андроид и не иск; подобных созданию-киберу с кодовым именем "Верзила" вряд ли можно найти на космических просторах - в крайней мере, если искать поблизости. Полу-иск, вот кем он являлся; не человек и не машина, не живой организм, но и не компьютер... непонимаемый, не высчитываемый - стопроцентно идеальный служака, вояка, солдат, и без всяких каких-либо "но" и пропадающе малых долей процента.
Кодовое имя "Верзила" поднял руку и доложил в автоматически активировавшийся хронокат (отнюдь не кат, безусловно):
- Программа реализована.
"Его" построил суперсуперкомп, родитель "Heller"'а, но - не стандартный; мятежный...
Пора отправляться домой; без шума заработали двигатели. Код-имя "Верзилу" подбросило вверх, системы потянули ещё выше, и вот он уже вылетел за пределы умирающего, не удавшегося иск-покорителя вселенной и, убыстряясь, стал пронзать космос, по пути к гиперпространству. Оно раскрылось, втягивая, поглощая, а когда захлопнулось, для Кода "Верзила" всё прекратилось.
Для него - да.

Верхний уровень


12

Космос был в курсе творящихся и творимых дел - бедствий, радостей и нормальностей, - ибо ведь нигде не указывается, что он являет собой совершенно не компьютер; Компьютер: разумный/полуразумный/другой...
СуперКомпьютер.

Средний уровень


13

Запрос во Вселенную:
Недавние крупные происшествия?
...
СИСТЕМА НЕ ОТВЕЧАЕТ.

Если кто-то вообразил себя суперкомпьютером или, не дай бог, кем-то повыше, суперсуперкомпом, ему стоит помнить, что и он, и я, и мы - любой индивид и объект, и субъект, - и все кто бы то ни было - лишь части целого общего, кажущегося раздробленным; куски и строительные материалы Вселенной. Возможно, мощнейшего из компьютеров. Надсуперсупер... продолжите по вкусу.
Настолько мощного, что видится он (она/оно/др.) созданиям меньше и слабее бездвижным и недвижимым Ничем. Иль: Всем.
Различие невелико. А. М. Сетон "Как я изучал и создавал живой СК"

Нулевой уровень


0

Некто, а быть может, Никто, столь медленный, что быстрый, и настолько стремительный, как будто неподвижный, не определившийся с Заглавными буквами имени, да и не интересующийся ни именем своим, ни названиями окружающих... этот никтонекто занимается лишь бессловесным ненужным наблюдением. И, вполне вероятно, он смотрел на изложенное выше.
Прямо здесь. Прямо сейчас. Раньше и позже.
В прошлом, настоящем и будущем. И на территории без пространств и времён.
Всегда и никогда.
Посколь даже и самый громадный и непобедимый враг не властен над простейшим, неухватываемым, недоказываемым пунктом - переменной, имя которой ... .

(Май 2016 года)

************************************************** ***********

Если кому нужно или кого-то интересует полное авторское форматирование - скачать его можно по ссылке https://yadi.sk/i/GMfScYC6s6MtT

************************************************** ***********



O
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #220  
Старый 30.05.2016, 14:27
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,296
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Мой раздел с самым новым http://samlib.ru/n/nedelxko_grigorij...index_38.shtml
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Блиц 2013: Голодные тексты Креатив Архивы конкурсов 25 15.05.2013 09:58


Текущее время: 10:19. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.