Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 13.08.2016, 20:08
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
Мечи Марафон. Солнце Каннеша

Роман. Фэнтези с элементами постапокалиптики.

МАРАФОН НАЧИНАЕТСЯ С ПОСТА № 25!

Нгат пережил многое - междоусобицы князей, племен и кланов. Вторжение Сиятельных - мастеров магии, ненавистников железа, творцов городов из бронзы и волшебного стекла. Их феерический коллапс. Темные века. Череду объединителей и новый распад. Даже когда его народ, нгатаи, дети Пламенного Кау и Неистовой Нгаре, начали терять человеческий облик, превращаясь в жутких полузверей - и тогда Нгат устоял. Но что если древние беды на этот раз обрушатся на него одновременно?

Ханноку Шору из клана Кенна не везет по жизни. Стоило родиться полукровкой - родительские кланы перегрызлись насмерть. Получилось сменить сословие - озверение сделало его изгоем. И даже озверение ему досталось не простое, а чужеземное - в рогатого и крылатого демона. И что теперь делать, если ты выглядишь как тварь из преисподней, живешь в самом нетерпимом княжестве Нгата и при этом удручающе смертен?

---

Домарафонные посты:

Скрытый текст - SPOILER:


Марафонные:



Пост-марафон:
Скрытый текст - SPOILER:

1
2


Альтернатива:
Скрытый текст - SPOILER:


Вбоквел:
Скрытый текст - SPOILER:


Дополнения:


Выкладывается и на самиздате: http://samlib.ru/d/danilin_a_s/

Последний раз редактировалось Snerrir; 26.09.2017 в 04:46. Причина: Апдейт
Ответить с цитированием
  #61  
Старый 01.04.2017, 00:58
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-24, фармацевтика.

Скрытый текст - SPOILER:


По пути Караг долго спорил с Аэданом. Терканай требовал как можно скорее вернуться на тракт. Гильдеец не соглашался, говорил, что там и так повышенный фон. А по его выкладкам из-за рельефа и магических аномалий выброс должен был пойти как раз вдоль дороги. И вообще, если его мнение не ценят, зачем надо было так агрессивно тащить за собой? Переходные позвонки, вон, до сих пор ноют!

- Могу попросить дока посмотреть, - пообещал Аэдан, - Он оценит возможность пополнить знания.

- Да нет, я так, для напоминания! – тут же поздоровел кентавроид, затем с обидой добавил:

- Знаете ли, почтенный… Пользоваться этой слабостью – нечестно!

- Честно, нечестно… Эффективно! - отмахнулся Аэдан.

Все-таки дедядя слишком хорошо разбирается в зверолюдях. Даже не “своей” разновидности. Ханнока это начинало слегка пугать. А с другой стороны – знай он сам, что является сыном… как бы выразился Ньеч? Нулевого пациента целого подвида? Так вот, знай он это, разве не стал бы изучать уязвимые и сильные стороны разных граней проклятия? Сложный вопрос.

Это наводило и на другие мысли. Отчего эти слабости вообще есть? Его неуклюжие копыта и пока что почти бесполезные крылья. Необратимо глупеющие волки. Теперь еще и у шестолапов, оказывается, беда с позвоночником. Нет, проклятие оно на то и проклятие, чтобы заставлять страдать… однако же как-то больно оно все непоследовательно.

В суровый, ненаучный мир его вернул Шаи. Парень плелся в хвосте отряда, сгибаясь под непривычной ношей, все ниже клонясь к земле с каждым пройденным забегом. Но гордо молчал. Пока не закашлялся, зажал рот ладонью и опрометью кинулся к кустам. Выворачивало его знатно.

- Тьмать, что же у него за реакция такая… - ругался лекарь, пока едва не плачущий от унижения нобиль вытирал подбородок и глотал воду из фляжки. Ньеч и сам корил себя последними словами, что отвлёкся на пейзажи и новый объект для зверолюдоведения. Прошляпил. Теперь знатное лицо было не просто облезлым. Но еще и ярко красным.

- Шаи, ты что, забыл сегодня выпить сбор? – спросила Сонни. Мстительная девушка улыбалась.

- Нет! – огрызнулся юнец, - Это мерзкое пойло, но это же не значит, что я бы… Почему вы на меня так смотрите? О боги, да за кого вы меня принимаете?

Последние вышло уже не надменным. А с легким ужасом осознания.

“А парень-то растет” – одобрил Ханнок. Такими темпами через пару природных катастроф с ним можно будет общаться. Если выживет.

- Уважаемый, а у кого вы покупали припасы? – спросил Ньеча Караг.

- “Изысканные порошки Такцо Великолепного” - с сарказмом припомнил Ньеч. Вот она, божественная справедливость!

- Странно, - почесал ухо шестолап, - Такцо тот еще фазан, но поставщик надежный. Не Гильдия, конечно, но я сам иногда… кхм.

Огарок смущенно хмыкнул. А ведь, если подумать, проводник прав – и он сам и Сонни адаптировались быстро. Может быть сыграла роль его сиятельная наследственность и толика крови Сойдана в ученице? Или, что-то еще?

- Шаи вырос в местности с очень низким фоном, - привычной полуправдой поставил точку в диспуте Аэдан. Вернее – попытался.

- Да где такие еще сохранились-то? – возмутился Караг, - Я изучал сводки по северу на случай вторжения. Там везде он есть!

“Вторжения? Вот как?” – неприятно удивился Ханнок.

- С островов блаженных он, большезадый, с островов блаженных, - устало сказал Кан-Каддах. - Отстаньте от мальца.

- Он хоть идти-то дальше сможет, или нам возвращаться?

- Должен суметь. Это же твоя работа, так?

Шестолап недовольно дернул ухом. Затем полез в сумку. Вынул плоский квадратный сверток из бумаги. Внутри оказалась плитка из прессованных листьев и каких-то синих волокон. Ханнок прикинул про себя, что она здорово похожа на кирпичный чай, доставляемый с Дальнего Севера. Вот только вместо непонятных иероглифов ее украшал вполне нгатайские значки. “Кеи-8”. Вполне вероятно, что по первому слогу древнего жреческого термина “Суровое очищение”.

- Вы точно меня до храмового приюта доведете, - сказал гильдеец. – Это очень сильное средство. И дорогое. Должно помочь, хотя я его применял только при прямом отравлении, не фоновом. И не думал, что придется. Ах да, нам придется разбить лагерь поблизости. Парню сегодня будет не до перехода.



Последний раз редактировалось Snerrir; 02.04.2017 в 01:15.
Ответить с цитированием
  #62  
Старый 02.04.2017, 00:59
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-25, ориентирование на местности.

Скрытый текст - SPOILER:
Откровенно говоря, Шаи и на следующее утро было плохо. Это виделось по лихорадочно блестящим глазам и опухшему лицу. Ну, хоть цветом оно перестало походить на вареного рака. Парень выбрался из спальника последним, морщась и растирая виски. С отвращением посмотрел на сунутую под нос плошку с кашей.

- Я бы предпочел…

- Молчи и ешь, - отрезал Аэдан.

Нобиль нехотя заковырялся в разваренной пшенке. Но затем втянулся и слопал плебейское кушанье за милую душу. Гильдейское чудо-средство и впрямь оказалось забористое и прочистило его вчера сурово. Хороший знак, хотя Ханнок был слегка разочарован – он надеялся поживиться за счет аристократичной брезгливости. Он-то, напротив, чувствовал себя здесь замечательно – даже клеймо совсем зажило. Вот только есть вечно хотелось.

Сегодня скалы вокруг были красные. Тут и там возвышались пихты, казалось растущие иногда прямо на голом камне. По мере того как спускались вниз по каньону, вдоль звонкой горной речки, деревьев постепенно становилось все больше, они начали собираться в перелески и рощицы. Появился подрост и поросшие огромными лишайниками, полынью или осокой луга. А затем ущелье свернуло, и картина снова изменилась, как всегда в этих краях – радикально.

Заросли впереди поджарило недавним извержением. Обугленные стволы деревьев под разными углами торчали из серой, рассыпчатой земли, сквозь которую лишь местами пробивалась молодая поросль. Чахло выглядящая, низкорослая, но живучая и вредная – когда Ханнок попытался выдернуть один симпатичный зеленый веник с фиолетовым цветком, то добился лишь игл в ладони. На ругань обернулся Аэдан, но, оценив ситуацию, расслабился. Закатил глаза – “И этот теперь туда же!” – и показал кулак. Химер лишь клыкасто ухмыльнулся – с чего-то ему все же было хорошо. Уже, казалось, забытое чувство. Хотелось пробежаться наперегонки, даром что на копытах. Размять крылья. Нарвать букет и подарить Сонни в отдарок за заплатку. Спихнуть законтурца в речку.

Последнее, наверное, было бы чересчур – парню и так приходилось несладко. Его как раз шатнуло, но Шаи непокорно дернул головой, поправил лямки и пошел дальше. Гордый мерзавец, упрямый – не отнять.

- Стоп, - скомандовал гильдеец, подняв ладонь. Достал магометр, пробежался рысцой вперед-назад, взрывая когтями пепел. Затем кивнул сам себе и вытянул руку:

- Нам туда!

Ханнок несколько раз сморгнул, но приятнее картина от этого не стала. Дальше каньон раздваивался. Левый рукав был не просто обожжен – его залило лавой. Сейчас свежий базальт уже застыл. Здоровенными черными сосульками там, где огненный водопад стекал с горы в ущелье. Где растекся по дну – ребристыми потоками, словно туда вывалили громадную бочку жидкого, комковатого теста.

Правый же выглядел незнамо как заброшенным в эту суровую землю клочком Садов Праведных, как их описывали укульские мифы. Пушистой ковер то ли травы, то ли высоких мхов. Синего цвета, это да, но за последние месяцы сарагарец такого навидался, что это уже не казалось странным. Низкорослые деревья с алыми и сиреневыми кронами, словно перепутавшие сезоны. Некоторые лиственные шапки были такой правильной формы, словно за ними ухаживала бригада садовников. Другие напоминали здоровенные папоротники, даже с спиральными споровыми стручками. Там и сям летали четырехлапые мухи, причем Ханнок прикинул, что эти были какими-то уж совсем крупными, даже не с кулак, а с голову величиной. Сквозь заросли пробивались арки и колонны белого камня, местами обрушенные, но создававшие до неприличия романтичный колорит.

Надо ли говорить, что коготь Карага указывал на преисподнюю, а не на рай?

“Даже река течет к руинам, а этот специально, что ли, издевается?”

- Вообще-то через правый будет быстрее, - сказал Аэдан. Нечитаемый, но точно мрачный.

- Почтенный, вы меня вообще зачем наняли? – возмутился гильдеец. – Это же первая биота. Я проверял, не заражен ли левый рукав. А если и там и там равный фон, выбирать надо тот путь, где живет вторая. Это же основы выживания, вас там, в Залетной дружине, не учат этому, что ли?

- Заткнись, - разом окрысился Кан-Каддах. - Это не твое дело… И да, я горожанин, доволен? Именно потому и трачусь на всяких бестолочей!

Последний раз редактировалось Snerrir; 02.04.2017 в 01:41.
Ответить с цитированием
  #63  
Старый 02.04.2017, 19:12
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-26, таксономия.

Скрытый текст - SPOILER:
- Первая? Вторая? О чем вы вообще говорите? – спросил Ханнок. Даже не столько из-за интереса, а чтобы предотвратить очередное столкновение лбами.

- Вторая – это мы, - туманно объяснил шестолап. Ханнок непонимающе моргнул, почесал затылок. Караг вздохнул:

- Хорошо. Как бы мне вам объяснить… Помните, в утуджейской легенде о заселении мира…

- Не помнят они этого, Шесть Лап. Север. – рубанул ладонь воздух Аэдан.

- Хорошо. Хорошо. Я понял… Как насчет Десяти тысяч смертей Кау?

- Чего? – вытаращился Шаи, даже позабыв про усталость и тошноту. Под четырьмя недоуменными ответными взглядами (и одним свирепым – от Аэдана) сник и пробормотал:

- А, Десять Тысяч. Конечно! Они самые!

"Балда. Это же главный эпос Нгата." – усмехнулся Ханнок. Такой же был у Тсаана, только они его посвящали своему первопредку – Ахри, Владыке Скал, брату Кау. Видимо за Контуром даже столь важное культурное наследие оказалось забыто. Нет, похоже он несправедлив к парню – для жителя резервации тот очень неплохо изображает внешника.

- Какую именно смерть ты имеешь в виду, Караг? – спросил он вслух.

- Семнадцатую.

- "Изгнанники-духи, лишенные дома, неслись через космос. И в бездне межзвёздной, холодной, унылой, где криков не слышно…" – процитировал Ханнок.

- Это шестнадцатая, Сарагар. – тут же прервал Аэдан. Зверолюд смутился, почесал когтем основание рога – похоже и он подрастерял хватку. А вот Сонни посмотрела на него с наклюнувшимся уважением. Видимо до сих пор считала, что он совсем обукулился.

- В семнадцатой говорится, как Кау и прочие духи, заново воплотившись после падения на Варанг, начали изучать новый дом, – тактично напомнил Караг. – Как они нашли здесь другую, не родственную им жизнь. Кау и его племянник Хоккун, самые любопытные, восхитились и принялись планомерно ее изучать. Это и есть первая биота.

- Так вот вы о чем! - удивился Ханнок, - Просто у нас их биотой не называют. И вообще не никак выделяют.

- Биота. Это же сиятельное слово… - встрял Ньеч. - Я думал, на юге ненавидят Сиятельных.

Огарок смотрел на Аэдана не мигая, чужим, черным взглядом. Тот возвел очи горе и сказал, с интонацией "как же меня достали все ваши проблемы с самоопределением":

- Ненавидят… Обожают… Какая, к тьматери, разница! Их наследие здесь повсюду. Тоннели Кин-Тарага, Ультан, вон это вот, наконец, – терканай ткнул пальцем в белые колонны на фоне первой биоты. - От того, что мы попытаемся выкинуть их из головы, беды не исчезнут. Напротив, им только легче будет нас сожрать. И не надо на меня так смотреть, док. Ты вообще не Сиятельный.

- Не все здесь так считают, - сказал Караг, внезапно тоже уже далеко не дружелюбный.

- Я не мой отец! – огрызнулся Кан-Каддах, - И даже он поддержал на совете решение объявить огарков "Усыновленными Кау".

- Да, ему на это потребовалось всего-то девять сотен лет, - пантерьи уши прижались к голове.

- Я что-то не понял? Ты нас с отцом обвиняешь в своих бедах? Эй вы, северяне, смотрите-ка, - Аэдан, непривычно распаленный, поочередно указал на каждого иммигранта, - Вот Шаи, человек. Вот Сонни, в которой, возможно, драколениха сидит, но – человек. Вот Ханнок, рогатый и парнокопытный человек. Вот Ньеч, чужеглазый и промагиченный насквозь, представьте себе – человек.

Палец застыл на скалящемся кентавроиде.

- А вот Караг, сын Аната. Варау. Все-все понимает и даже говорит. Разумный, есть его нельзя. Но нет, он не человек. Он иная, тьмать его, раса.

Варау молчал. Ханнок не удержался и сказал:

- Это сурово, Аэдан. Уж я-то…

- Сурово? – тут же переключил канал ярости Кан-Каддах, - А знаешь, что самое смешное?

Аэдан подался вперед, так что лицо оказалось напротив химерьей морды и вкрадчивым тоном заявил:

- Это ведь их решение. После очередной всеобщей войны с погромами, на юге случился припадок дружелюбия. Мы собрались, учредили всеобщий совет и объявили всех, кто способен заявить претензию на слово – людьми. Родные и приемные дети Четырех богов. Тьмать, самих богов внезапно стало Восемь. Даже князья севера тайно от собственных подданных прислали наблюдателей. Лишь два места отказались – Укуль, последний оплот Сиятельных и Тейвар – родина шестолапов. Мрак с ними, с укулли, наши послы знали, что идут, считай, на смерть. Но от вождей большезадых такого не ожидали.

- Мои вожди мертвы. Мой город мертв. – с болью в голосе сказал Караг. - Что ты от меня хочешь?

- Да ничего, - пожал плечами Аэдан, сам разом как-то постаревший, - Подожди еще столетие, может у старика опять будет благодушное настроение. Или работай как надо, и я замолвлю за тебя словечко.

- А что я пытаюсь делать? – простонал кентавроид.

- Эй, родовитые. Сюда посмотрите, – прервал их звонкий девичий голос. Сонни уселась на корточки рядом с берегом речки, где краснел глиняный пласт. Весенний паводок уже смыл следы пожаров, но молодая осока еще росла лишь местами. А потому отпечаток ноги в сандалии получился четким и заметным.


Последний раз редактировалось Snerrir; 02.04.2017 в 19:18.
Ответить с цитированием
  #64  
Старый 03.04.2017, 22:14
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-27, палеонтология.

Скрытый текст - SPOILER:
- Столько беготни с приборами, а это прошляпил. Следопыт пустошей, зоркий хищник… - усмехнулся Аэдан. Надменно, но Ханнок все равно уловил уязвленность. Как же, и его самого, сына живой легенды, рыжая рвач-недоучка во внимательности обскакала.

"Эх, Хама, Хама. Как бы из-за ваших с дружком заморочек нас и впрямь бы не угробило." – подумал химер. Подошел поближе, всмотрелся и заявил:

- Мне это не нравится.

- Какое ценное наблюдение! – деланно приподнял брови Аэдан. Зверолюду захотелось его хорошенько треснуть. Может и недобрый по жизни, Кан-Каддах обычно был куда более спокойным и рассудительным. Последние несколько дней – нет. Фон на него, что ли, так действует?

- Это сарагарская воинская калига. Характерная форма. Стандартная подбивка шипами.

- Ты уверен? – спросил Аэдан, еще помрачнев. И самое ужасное – разом стал привычнее, надежнее.

- Я сам такие носил, дома.

"Но больше не смогу, даже если обратно пустят…" – в горле опять встал ком. Ханнок скрипнул зубами, отгоняя непрошенные мысли.

- Вряд ли кто-то протащил сюда такие как сувенир. Для этих мест не самая подходящая обувь.

- Понятно. Так, подождите здесь, я… - Аэдан не договорил. Шестолап один великолепным прыжком перескочил речку. А вот приземление подкачало – глины хватало и на том берегу. Варау выбрался на сухой участок, брезгливо отряхивая лапы. Заозирался.

- Кау, свирепый предок, зачем ты продолжаешь меня испытывать? - процедил Кан-Каддах.

- Эй, тут еще следы есть! – жизнерадостно донеслось с другого берега. – Наш калига-перехожий и еще две пары. Ого какие! Словно от латных сапог со старых гравюр!

- Кому могло прийти в голову ходить здесь в таких? Это же дорого. И тяжело. – удивилась девушка.

"Орден" – по химерьей спине, щетиня гребень волос, пробежал холодок.

Ханнок с Аэданом переглянулись. И одновременно заорали:

- Назад! Живо!

- Ага, они с собой что-то несли! – для звероподобного Караг оказался туговат на ухо. Или просто чересчур отважен. Он уже протропил загадочных модников до заросшего первобиотой луга. Остановился у самого края зарослей, озадаченно почесал мохнатый затылок. Затем разом подорвался, отскочив на добрые две сажени назад. Было бы смешно – словно кот, внезапно атакованный бешеной мышью… кабы не вопль:

- Тьмать! Здесь кровь!

Ханнок рванул лямку, скидывая сумку. Зашарил взглядом по пепелищу, ища палку поувесистее. Нашел. Но когда рванулся к речке, был остановлен рукой Аэдана на плече.

- Молодец. Оживаешь. Но не дури, хорошо? Он сам напросился!

А затем сарагарцу резко расхотелось геройствовать. Из синих зарослей, обманчиво низких и пушистых издали, высунулась голова. Помесь рептилии и насекомого – плоская, укрытая сверху хитиновым панцирем, таращившая две пары круглых красных глаз. Заинтересованно зашевелила антеннами, защелкала жвалами. Караг вжался в землю, не двигаясь. Затем осторожно передвинул левую заднюю лапу. Правую переднюю. Еще раз, отзеркалено. Тварь бессмыленно буравила взглядом выжженый участок, водила из-стороны в сторону острой мордой. Возможно, черный зверолюд на темном пепле был для нее сложной мишенью. Или просто не хотелось покидать уютные кусты.

Кентавроид медленно отползал назад, зрители, затаив дыхание, следили. Тварь разочаровано взвыла – мелодично, печально, совсем не по внешности. Начала закапываться обратно. А затем с другой стороны подроста с хрустом выдрался человек. Исцарапанный, без шлема, в одной сандалии. Кожаная кираса изодрана в лохмотья, но Пять Лун Сарагара на груди еще читались. Спотыкаясь, рванулся к речке – похоже надеялся оторваться, пока зверюга ловит дурных шестолапов. Просчитался – первобиотец поднялся над синими, ломкими ветвями во весь рост и погнался за ним.

Ханнок беззвучно выматерился – тварь была длинной, словно змея, и громадной. Из-за сегментированных костяных пластин на спине казалось, что она целиком, кроме головы, состоит из позвонков. Конечностей только две – зловеще изогнутые костяные лезвия, сейчас поджатые, словно лапки богомола. Несмотря на размер, древнее чудище двигалось пугающе быстро.

Беглец сделал ошибку – обернулся. Заорал, всплеснул руками. Споткнулся и покатился по земле.

- А-а-а! Спасите! Кто-нибудь! Кау, Ютель, молю…

Хрясь.

Наблюдая, как монстр заглатывает едва не располовиненного земляка целиком, сарагарец внезапно вспомнил семнадцатую смерть Кау. Что именно ее причинило. Вернее, кто. Как и сорок последующих – изучая мир, чтобы сделать его безопасным для потомков, Пламя не щадил себя. Дома многие воспринимали "Главы о Других" как забавный мифологический цикл, или и вовсе – аллегории. Даже упертые буквалисты и те соглашались, что экзотические чудища если и существовали, то давно вымерли. Похоже, с выводами ученые мужи поторопились. Или первые дети Варанга после катаклизма начали отвоевывать луну обратно.

Едва Караг, медленно, чтобы не провоцировать зверя дополз до группы, они ушли. К счастью, твари хватило одной порции. Или она успела подзакусить обладателями башмаков.

- Идиот. – только и сказал Аэдан, посмотрев на перемазанного в глине и пепле гильдейца, вздрагивающего и обвисшего ушами. Просто, без эмоций, но от этого отважного кошака проняло только сильнее.


Последний раз редактировалось Snerrir; 04.04.2017 в 01:10.
Ответить с цитированием
  #65  
Старый 04.04.2017, 20:22
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-28, климатомагология.

Скрытый текст - SPOILER:
Когда обманчивый рай скрылся за скалами, Караг вновь поднял руку, подтвердив химерьи догадки – когда надо, со слухом у него все в порядке:

- Стойте. За поворотом кто-то есть. Лошадь. Две.

Ошибся – три. Просто одна уже померла. Чистокровный укульский жеребец не перенес фона. Его собрат был на последнем издыхании – шатался, ронял кровавую пену с морды. Третьему – мерину-гибриду, судя по упряжи принадлежавшему съеденному сарагарцу – тоже было тяжко, но он еще вполне бодро ржал, мотал головой и пытался сорваться с привязи.

- Ну, тихо, хороший, тихо… - заговорил с ним Аэдан. Терканай за время своего вояжа на север неплохо научился управляться с лошадьми. Успокоил мерина, отвязал, отвел в сторону и перепоручил заботам Шаи. Вернулся.

- Жалко, - сказала Сонни, но, когда Кан-Каддах достал кинжал и подошел к жеребцу, удивляться или отворачиваться не стала.

Они находились в расщелине, укрытой со стороны каньона уцелевшим деревом. Помимо животных находок было мало – немного овса в торбе, сломанный кремневый нож и тусклый серый кристалл, свисавший на веревке с ветки. Длинный, похожий на веретено. Ньеч снял его, покатал на ладони, прикрыв глаза.

- Интересно. Это накопитель. Из дешевых... насколько вообще эти артефакты могут быть дешевы. Настроен на стабилизацию фона.

- Что ж, это объясняет, как им удалось затащить укульских коней так далеко в Ядоземье, - сказал Ханнок.

- Нет, не объясняет. Говорю же – это лишь накопитель. Причем, посредственный. По такому фону хватит лишь дня на два, не больше. Даже если здесь были орденцы, им пришлось бы тратить всю стабильную магию на себя, не на перезарядку. И то бы их быстро уложило.

- Может быть, они попали под выброс в Ультане и их потому так быстро… выжгло, - сказал Караг. Нервно взглянул в сторону оставшегося на западе Нгаханга – вулкан по-прежнему было видно на горизонте. А за сверкающим на солнце ледником все еще висело в воздухе черное облако. Если напрячь глаза, или, хотя бы, воображение – можно было разглядеть алые вспышки. Шторм обещал затянуться надолго.

- Нет, - покачал головой Ханнок, - я видел, как магмастеров укладывал в лазарет даже наш, сарагарский дождик.

Химер еще раз посмотрел на конские туши. Поежился. Интересно, если даже сейчас дикомагия так сильно била по волшебным созданиям, то каково же приходилось сразу после коллапса? Не говоря уж о коренных сиятельных владениях на внутреннем полушарии. Вроде бы Укуль пытался посылать туда экспедиции. Не вернулись даже те корабли, что были укомплектованы устойчивыми к магии внешниками.

- Что скажешь, Аэдан?

- Магия. Мистика. О да. Зна-то-ки, жри меня мухи. К тьматери все – у них с собой ни еды, ни прочего припаса нет.

Кан-Каддах закончил вытирать кровь с лезвия. С силой бросил кинжал в ножны.

- Эти скоты… прости, Сарагар. Эти герои тут не одни. Где-то поблизости ошивается отряд с целым обозом и мне вот очень интересно, как это они умудрились просочиться сюда, на юг. Не через Кинайские Врата же. Большезадый, какие еще перевалы сейчас проходимы?

Видмо, ситуация была настолько серьезной, что варау и не подумал обижаться на оскорбление:

- Маяк-Гора… нет, она, извергается с прошлого года, - начал перечислять он, - У Кауарака стоит гарнизон Терканы. Ступени Нгаре, Мост Покаяния, Пронеси-Меня-Боги… они под горцами, но там есть посты Гильдии. Все отозвались, как только первая волна шторма прошла. Остальные слишком далеко, орденцев бы давно засекли. Пропустили? Но, Сиятельные… это хуже чем измена, это безумие.

Караг занервничал – неприятная мысль. Аэдан покачал головой.

- Вспоминай еще, Шесть Лап, это важно.

- Туннель у Кохорика обрушился еще пять лет назад. Танцующее Пламя… нет, точно нет. Там такой фон, что даже зверолюдей наизнанку выворачивает.

- Аэдан, как сильны были камни на старых башнях, которые мы проходили? - вновь подал голос Ньеч.


Последний раз редактировалось Snerrir; 04.04.2017 в 20:28.
Ответить с цитированием
  #66  
Старый 06.04.2017, 00:05
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-29, логистика

Скрытый текст - SPOILER:
- Сложно сказать, - подумав, ответил Аэдан. – Их хватило на то, чтобы сдерживать дикую магию тысячу лет. На сколько еще осталось – не знаю… тьмать! Док, вы гений! Мне надо было проверить, почему они не светятся!

- Итак, разовьем гипотезу, - продолжил Ньеч. От его спокойной деловитости внезапно стало страшно - таким же он, наверное, обсуждал с помощниками: резать по живому, или нет. – Если мне не изменяет память, в теории, при наличии нескольких камней этого типа, самое малое – трех, их можно перезамкнуть в самоподдерживающуюся систему. Локальное стабилизационное поле. Если обеспечить портативные держатели и команду опытных наладчиков – она даже может быть мобильной.

- Мрак, чума и блохи! – выругался шестолап. Сонни закусила губу. Ханнок же потерялся на полпути в малознакомых словах. Про Шаи и говорить нечего – непонимающе моргал глазами. Но кажется, он начал потихоньку понимать, что не все открытия в мире – приятны и захватывающи. На их с химером счастье (или – нет), Аэдан подытожил:

- Итак, версия - Орден снял древние камни и с их помощью прошел Танцующее Пламя. Умно – за этим перевалом давно не следят. Зачем ловить самоубийц?

- Более того, - включился в разговор мрачный черный Караг. – Пламя находится к западу от Кин-Тарага.

Проводник указал пальцем на горы.

- Вот хребет и Кин-Тараг, - коготь сместился левее. – Здесь выход с Пламени, - еще чуть вбок, во впадину между основным хребтом и Нгахангом, как раз туда, где бушевал ураган:

- А вот там находится Ультан. Или находился. Совершенно внезапно проснувшийся. Да. И расположенный как раз на линии между перевалом и соседней с нами долиной. Полагаю, эти трое всадников отправились сюда от большого лагеря.

Ханнок непроизвольно заозирался по сторонам, словно из-за скал вот-вот должны были повыскакивать высокие золотокожие воины в доспехах их бронзы и волшебного стекла. С трудом взял себя в руки – не время нервничать. Клан Кенна сейчас нужнее Дома Туллия.

- А теперь еще кое-что: наши друзья тащили с собой что-то тяжелое. Караг пробежался по ложбине рысцой, остановился у одной из туш:

- Ага. Вот здесь тоже отпечатки, словно четыре ножки. Похоже, они собирались что-то доставить на местные руины. Или что-то оттуда забрать. Я уже рад, что у Первых хороший аппетит… Сиятельных сожрали первыми, человек затаился и прожил достаточно, чтобы послужить нам пособием о нравах древних. Накопитель иссяк, жеребцы подохли. Вот так, друзья.

- Итак, - снова взял очередь Аэдан, - В итоге: у нас вторжение Орденцев. Они лазают по руинам и портят погоду… Забудь, что я сказал, Шесть Лап. Мы вернемся к Вратам и оповестим гарнизон.

По-быстрому содрали с коней упряжь – бронзовые бляхи и заклепки укульского литья были хорошим доказательством словам. И просто – ценным трофеем. Сарагарец клацал копытами по базальту, смотря под ноги. Чтобы не попасть ногой в расщелину и не сломать лодыжку – да, конечно. Но было и иное. Когда впереди уже снова показались синие заросли, Аэдан тихо спросил:

- Что такой мрачный, Сарагар?

Ханнок покачал головой, ответил, едва удерживаясь от рыка:

- Мой город помогает Сиятельным. Кто знает, может те несчастные выворотни с заставы… Тьмать, да может все пограничье перекинуло именно потому, что за неделю до нас кто-то из моих земляков цинично снял камень с внешних башен. Или не цинично. А со светлой идеей… еще хуже. Мрак, тебе не понять, а я десять лет посвятил Укулю. Мы сами роем себе яму, в белых плащах со священными гимнами. Кто знает не рухнет ли от этой дыры теперь вся плотина… Боги…

Сбивчиво. Путано. Слова шли с трудом. Хотелось наконец выговориться за все эти годы защитных улыбок, обривания головы и, да, за двадцать лет попыток стать нгатаем до этого. Вот только озверевшие голосовые связки не справлялись с задачей.

- Не спеши с выводами, что я могу понять, а что нет, - сказал Аэдан. Хлопнул его по плечу:

- Как оповестим коменданта, пойдем – выпьем. Расскажешь, что там у…

- Тьма-а-а! – Взвыл впереди варау.

Ханнок поднял морду и похолодел. Над вершиной Нгаханга стремительно росло пепельное облако. Клубящееся, разбухающее на глазах, пронизанное молниями. На многие забеги разлетались обломки, оставляя за собой дымный след – похоже, что гора изрядно потеряла в высоте. Зверолюд замер, не в силах оторвать глаз от катастрофы, даже когда его схватил за лямку рюкзака Аэдан.

- Очнись, придурок! – заорал нгатай, утягивая его за собой на землю.

- Берегись!

Звук догнал картинку. Вулкан был далеко, но ударная волна все равно сбила химера с ног. Врезала по чутким острым ушам с силой молота Ахри. Ханнок скорчился на земле, раззявив пасть в неслышимом крике. Со стен каньона посыпались камни. Над зарослями первой биоты очумело роились чуже-мухи, сталкиваясь в воздухе и падая в гигантский лишайник. Бесновался костяной змей, ломая деревья и сшибая колонны с одинаковой легкостью.

- …ой? – спустя вечность услышал Ханнок, в навалившейся звенящей тишине, что оказалась страшнее грохота.

- А?

- …вой …рю?

- Я НЕ СЛЫШУ!

Аэдан отмахнулся, помог встать.


Последний раз редактировалось Snerrir; 06.04.2017 в 00:19.
Ответить с цитированием
  #67  
Старый 07.04.2017, 00:48
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-30, сумбур и геология.

Скрытый текст - SPOILER:
- Уходим! – четко и медленно сказал он. Да и то драколень не столько услышал это, сколько прочел по губам.

Слух начал возвращаться, только когда они уже миновали распадок с лошадьми. Аэдан с Карагом не сговариваясь перешли на бег. Остальные перепугались и подхватили темп.

- Так мы не возвращаемся? – запоздало спохватился сарагарец. Думать было тяжело - Нгаханг глухо рокотал позади, земля вздрагивала. За спиной на одной ноте выл змей. Страшно.

- Нет. Шесть Лап говорит, что нам надо быстрее выходить из каньона. По нему может лахар пойти.

- Э-э… А что такое… - спросил Шаи.

- Ах да. Север. Вот что, просто перебирай ногами быстрее…

- Лахар - это когда ледник от земного жара стаивает. Вода, пепел и камни несутся вниз лавиной, сметая все на своем пути! – влез черношкурый и радостно оскалился, словно речь шла не о ждущей их грязной смерти, а о заседании в Доме Дебатов. Гильдеец ухитрялся удирать от извержения с таким видом, будто оказывает огненной горе услугу. Даже речь на бегу не сбил.

– И это если палящей тучей не накроет. Это очень интересное извержение! Видите, как высоко поднялось облако? В определенный момент жар недр больше не сможет поддерживать его в воздухе, оно сколлапсирует и каскадно обрушится…

- Если ты сейчас же не заткнешься, я сам тебя обрушу. Каскадно! - сущим зверолюдом зарычал Аэдан, и пнул шестолапа под зад. Не попал, но заставил умолкнуть, - Хочешь, чтоб… эти - совсем слегли?

- Гора… же… далеко… - в отличие от этих эрудитов, Ханнок совсем запыхался. Но молчать было страшно. Дал себе зарок - если выживет – принесет в жертву Кау барана. Или даже целого телка. И Ахри, Скале, тоже не поскупится. И женам их, честное слово! И залезет за трактат по геологии – это окозленное Ядоземье явно пытается угробить сарагарского пасынка. И недели здесь не прожил!

- Варанг силен! - благоговейно взвыл Караг. Раскинул на бегу руки, словно обнимая весь мир. Ханнок переменил мнение – слушать было вообще кошмар.

- Этот чертов каньон собирает стоки со всего плато, - крикнул Аэдан, - Шаи, садись на лошадь, живо! Остальные, скидывайте ему и Карагу пожитки и ходу!

Они бежали. Мимо проплывали высокие скалы. Как назло – крутые, почти отвесные, взбираться по которым – самоубийство. Под копытами хрустел и скрежетал базальт. Ханноку пришло второе дыхание, но надолго не хватило и его.

- Где… там… твой… подъем? – даже Аэдан начал уставать.

- Хах… сейчас… за поворотом, - Караг ловил воздух открытой пастью, вывалив язык. Со своей сбруей и чужими пожитками, ему явно приходилось нелегко. Ханнок посмотрел вперед замутненным взглядом – впереди, за упавшей скалой виднелась осыпь, образовавшая природный пандус.

- Бросай… сумки…!

- Ни за что! – огрызнулся шестолап. Отчего-то это успокаивало. Близко – может обойдется? В конце концов, наверняка Так-Так просто перестраховываются, иначе бы кот бросил добро и…

Грохот за спиной начал нарастать. Теперь еще и с шипящими нотками, какие бывают, когда на золотых приисках по лотку пускают породу – камешки трутся о борта, друг о друга… хорошие такие камешки. С борова величиной.

Захотелось оглянуться. Но Ханнок еще очень хорошо помнил, до чего это довело земляка. Стиснул зубы, рванул вперед из последних, уже совершенно незнамо у кого одолженных сил. Они добежали до спасительной осыпи, начали карабкаться.

Добрались до середины, когда лахар их догнал. Химер почувствовал, как под ладонями и копытами дрожат камни. От грохота опять заболели уши. Наверху заржал мерин Шаи, пошатнулся, едва удержался на ногах. Заартачился, перегородив им путь наверх. Кан-Каддах треснул скотину кулаком по крупу и мерин, ошалело завизжав, попрал силу притяжения и выскочил в узкую расщелину, ведущую наверх, на плато. Остальные вырвались следом, и так и попадали, кто где смог на землю.

- Ты совсем сдурел, задница? – заругался Аэдан, едва получилось восстановить дыхание. – Я же сказал тебе бросить груз!

- Отстань, нетопырь! – гильдеец отцепил фляжку и принялся жадно пить. Вытер усатую морду и заявил:

- Все же обошлось!

Земля снова вздрогнула. К грохоту грязевого потока внизу добавился шум осыпающихся камней. Ханнок выглянул из расщелины и похолодел – спасшая их осыпь обрушилась в поток. Темно-серый, все текущий и текущий дальше, кипящий камнями, стволами деревьев и пемзой. На его глазах мимо раздавленным червяком проплыл костяной змей.

И впрямь – обошлось.

Ответить с цитированием
  #68  
Старый 07.04.2017, 23:54
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-31, оптика.

Скрытый текст - SPOILER:
Караг вспрыгнул на вершину большого камня, зависшего на краю пропасти. Глыба шаталась, из-под нее сыпались мелкие обломки и пыль, но кентавроид умело балансировал, вцепившись когтями. Даже не отвлекаясь от рассматривания вулкана через странную конструкцию – две трубки с перемычкой.

- Хорошо. То есть плохо, но хорошо.

По правде говоря, ничего замечательного Ханнок не видел. Даже наоборот. Нгаханг ярился спросонья, пепельная туча расползлась на пол-заката. Старое солнце блестело сквозь вулканную взвесь кроваво-красным диском.

- Пепел уходит на запад. Если ветер не изменится – нас не заденет. А вот жителям деревень с той стороны не позавидуешь.

- Так. Мы можем добраться до Кин-Тарага? – спросил Аэдан.

- Я похож на самоубийцу? – возмутился шестолап, спрыгивая с камня. Тот хрупнул, закачался – Ханнок почти ждал того, что сорвется вниз. Но нет, ничего не произошло.

- На, сарагарский друг, посмотри. Я уже понял, что дома ты таких не видел! – с ноткой превосходства проурчал Караг и протянул прибор.

Ханнок, помявшись, взял. Дорогая штука, хотя и поношенная - из плотной кожи, с бронзовыми кольцами. Поблёскивали полированные линзы, может даже из закаленного магией стекла – на севере некоторые огарки еще делали такое. Что ждать от юга химер уже перестал гадать. Виднелась надпись – на нгатаике, но явная калька с укульского термина: "двойной-дальневзор". А еще ниже приписка – "собран кланом Кса-Тавалик, собственность Гильдии".

Ханнок взглянул на гору через прибор. Хоть и знал, чего ждать, все равно вздрогнул: Нгаханг скакнул ближе. Стало возможно различить огоньки от пожаров, добивающих поваленный лес, тонкие алые нити потоков лавы из вторичных кратеров. Прямо на глазах часть пепельного облака просела и покатилась по склону, сжигая все на своем пути. Далеко, и в другую сторону, к счастью, но сквозь дальневзор казалось – что аккурат по их души.

Пока смотрел, гильдеец и Кан-Каддах продолжали спорить. А может – и договариваться, с этой южной агрессией не поймешь:

- Если обогнем гряду вон там, она прикроет нас.

- Сбежал от Дедушки и хочешь подорваться на Внучке? Семейка часто будит друг друга.

- А вон там?

- А там явно второй лахар прошел. Даже если затих – проход забило грязью и бревнами.

- Думай, задница, думай. Не все же мне.

- Друг, ты же понимаешь, что если даже застава у тоннеля уцелела, то они уже эвакуировались?

- Но с тем, что нам надо сообщить гарнизону, хоть спорить не будешь7

- Ты меня кем считаешь?

- Варау.

- Хар-р-р, иди ты знаешь куда…

- И все же.

- У меня есть передатчик. Не стационарный, маломощный. Излучение от шторма не перебьет, и пепел будет мешать. Но если отойдем подальше и найдем чистую, высокую точку, то можно попытаться связаться с одним из ближайших постов. Или с Кохориком.

- Но не с Вратами?

- Нет. Успокойся, Кан-Каддах. Разлом самодостаточен – пересидят.

- Кохорик не по дороге на Теркану.

- А что сейчас вообще по дороге в Теркану?

Ханнок передал дальневзор нетерпеливо ерзающему, но слишком гордому нобилю. Подошел к спорщикам:

- А такое здесь часто… Ну, взрывы и прочее?

- Да. Но, кажется мне, это – не норма, - мрачно отозвался Караг, - Хвост готов заложить, взрыв на городище как-то спровоцировал вулкан. Нарочно или нет – не знаю. Тут рядом еще пара спящих есть… Я уже рад, что наши кавалеристы не добрались толком до развалин в биоте.

- А что там было? – полюбопытствовал Ханнок.

- Понятия не имею. Мне ничего не известно, в каталоге этот каньон прописан как маловажный. Может быть за Контуром о нем знают больше… Без обид Кан-Каддах, ваши зря с таким фанатизмом уничтожали архивы Сиятельных.

- Вас не спросили, - огрызнулся терканай. – Где большезадые вообще тогда были? Правильно, сидели в своем Тейваре и плевали на весь мир. А сейчас гляди-ка, плачут по Омэлю.

- Я не плачу по Омэлю, - как-то слишком поспешно отозвался шестолап. – Просто сейчас было бы проще.


Последний раз редактировалось Snerrir; 08.04.2017 в 00:06.
Ответить с цитированием
  #69  
Старый 08.04.2017, 23:48
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-32, о пользе отдыха.

Скрытый текст - SPOILER:
- Уважаемы господа южных племен, - Ньеч отчаялся дождаться своей очереди любования летними вулканами, - Мне самому очень интересны ваши мнения насчет древних культур, но, может быть, мы все же уйдем куда-нибудь подальше отсюда?

Вдалеке согласно громыхнул Нгаханг.

- Ладно, - Кан-Каддах устало отряхнул насевшую пыль с рубахи, - Я решил. Веди нас к Кохорику, лапнутый, а по пути может и свернем к Теркане, если представится случай.

---

Ветер сдул пепел и тучи к западу. Караг пощелкал магометром и заявил, что и магию от Ультана – тоже. Сарагарец, правда, ему вначале не поверил: да, небо было чистое, звезды хорошо видны. Но вместе в ними на синем, а затем и черном ночном фоне проступило сияние. Желтое, зеленое, красное. Меняющее цвета. Где - языками пламени, перетекающими один в другой, колеблющимися словно огонь на ветру. Где - волокнистыми дугами, упирающимися концами в горизонт. Похоже на радуги, только множественные, без дождя и солнца.

- Это тоже дикая магия? – с опаской спросил Ханнок.

- Да, - сказал Аэдан и позволил себе постоять на месте, щурясь на небесные огни, - но это хорошая дикая магия. Или, по крайней мере – не вредная. Она пришла от полюса после того как фон обрел хоть какое-то подобие стабильности…

- Некоторые наши магологи полагают, что когда-то она была такой на всем Варанге. А высшая, упорядоченная, появилась позднее! - опять полез доказывать профпригодность Караг. Терканай посмотрел на него искоса, но даже почти без злобы – видно красочная, родная ночь настроила его на благодушный лад.

- Ага, конечно. Это все очень к месту, но ты лучше поищи где нам привал устроить.

Ханнок был с дедядей полностью согласен. Даже проснувшаяся-таки химерья выносливость дала сбой. Про других и говорить нечего – огарок шел почти вслепую, уповая лишь на огонек магометра в руке у гильдейца. Разноцветное великолепие с непривычки лишь мешало ему ориентироваться, отзываясь вспышками в глазах. У Сонни с ночным зрением было получше, но она уже несколько забегов предпочитала держаться за подпругу мерина. Про нобиля и говорить нечего – скорчился в седле, опасно шатаясь и временами что-то глухо бормоча под нос – то ли еще ругался, то ли уже молился.

- Да я уже нашел! – тут же заявил Караг, - Вон у того озерка остановимся!

- Вообще-то мы прошли уже два таких. И гораздо чище. – не оценил выбор терканай.

- Вот потому господин наниматель, я вам и нужен! - радостно оскалился шестолап, - В горячих горах такая чистая вода – еще подозрительнее. Серные пары и кислоты глубин часто просачиваются на поверхность…

- Боги, я же не настолько горожанин, - процедил Аэдан, - Я что, по-твоему щелок и жгучую воду так легко могу прошляпить?

- После моей прошлой группы я предпочитаю лишний раз подстраховаться! – чуть прижал уши кентавроид. Смущенно или зло – чтобы точно определить Ханнок уже слишком устал.

- А я уже почти уверен в том, что они сами от тебя в кипяток попрыгали. Вот что, сейчас мы вернемся к предыдущему…

Конец спору положил Шаи. Парень закатил глаза и мешком свалился с седла. Хорошо, здесь хоть трава росла – чахлая и сухая, но смягчившая падение. По крайней мере, когда Аэдан с проклятиями полез поднимать спутника, тот очнулся и даже переломов не нашел.

- Ай, тьма со всеми вами. Остановимся здесь, - махнул на вымотанных переселенцев терканай. Но с таким видом, будто они все его жесточайше разочаровали. Деспот.

"Есть, есть все же польза и от знати" – подумал сарагарец, скидывая осточертевшую ношу и разминая крылья.

---

Он спал тяжело. Снились белокаменные города, сжигаемые огнем с небес. Колонны беженцев, падающих по пути от голода и отравления магией, да так больше и не поднимающихся. Багровые бури, выжигающие некогда плодородные земли. Пожары и резня в лагерях и собранных наспех укреплениях, где дрались истощенные, отчаявшиеся, замотанные в тряпье люди. А затем будто бы он сам, в одном отряде с худыми, больными, но торжествующими дикарями, расписанными вайдой, сжимая в едва окрепшей руке кинжал ползет к такому анклаву. Как, выскочив из зарослей, вбивает острие между ребер часовому, проворачивает, наблюдая как в некогда серебряных, а теперь беспросветно черных глазах тает жизнь. Бросается к ближней палатке, откидывает полог…

Поначалу Ханноку показалось, что вопль был продолжением сна. А затем он узнал голос. Кричал Шаи.

Зверолюд подорвался с лежанки, подхватил дорожный посох. Но нобиль уже замолк. Неверяще округлив глаза, законтурец смотрел на пучок черных волос в горсти. На виске у него виднелась свежая плешина.


Последний раз редактировалось Snerrir; 09.04.2017 в 00:08.
Ответить с цитированием
  #70  
Старый 09.04.2017, 22:51
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-33, этногеография и эстетика.

Скрытый текст - SPOILER:
- Что случилось? – встревоженно рявкнул подбежавший Аэдан. Он как раз стоял на страже. Вслед за эти приковылял моргающий спросонья гильдеец – он-то успокоился быстро, как только понял, что никакая тварь, местная или сиятельно-захожая на них не покусилась.

- О боги… Это радиация, да? Я умираю? – пролепетал Шаи.

- Нет, друг. Не умираешь. – зевнул Караг, - Все в порядке. Со всеми нами все в порядке.

- Откуда мне знать? Вы сильные, привычные… А я…

- Друг, - покачал головой шестолап, - От лучей войны плохо всем, даже зверолюдям. Успокойся, у тебя побочный эффект от лекарства. Когда я отлеживался после последней экспедиции, с меня тоже вся шерсть сошла.

- И что мне теперь всю жизнь лысым как Сиятельный ходить?

- Не-а. Новая вырастет. Еще более лоснящейся. Дай время. - почесал мохнатую макушку кошак, затем озадаченно добавил: – Надо же, а я и забыл этот термин.

Нобиль замер, явно не зная, как реагировать – то ли успокаиваться, то ли заранее ужасаться новой лоснящейся шерсти. Аэдан, злой и встрепанный, толкнул его ладонью обратно в горизонтальное положение. Сказал гильдейцу:

- Сразу не мог предупредить?

- Я устал выяснять, когда мое мнение ценно, а когда нет, - скучающим тоном отозвался тот. – Кстати, вон с того камня можно попробовать связаться с гильдией, раз уж встали.

На пару с терканаем они ушли проверять аппаратуру. Ханнок оценил высоту солнца и понял, что сейчас безбожная рань. Но по второму разу заснуть не получилось – видения еще стояли в глазах, стоило лечь, как сразу хотелось то ли броситься в бой, то ли сбежать, поджав хвост. Зверолюд сел, посмотрел на связистов – черная и пегая фигурки вдали перетаскивали передатчик с камня на камень, жестикулировали, все более агрессивно. Пивом не пои – опять цапаются. Козлоящер вздохнул и пошел к озерку.

С отражения на него уставилась клыкастая, красноглазая морда. Уже привычная, но так не ставшая своей, родной. А теперь еще и невыспавшаяся, одичалая. Ханнок уселся на берег и принялся подравнивать отросшую гриву ножом. Поначалу хотел даже выбрить ее на здешний воинский манер – узким гребнем, как подглядел у Хамы. Но от амбиций пришлось быстро отказаться – может ловкость рук и вернулась, но не для цирюльного дела. Чем больше он примерялся, чем тщательнее старался вести лезвием, тем сильнее накатывала позабытая было жуть. Разум все еще бастовал из-за новой формы башки. Словно зверел по второму разу. Под конец рука дернулась, лезвие чиркнуло по рогу. Тер-демон зашипел сквозь зубы и уставился на небо, лишь бы не видеть этот звероподобный ужас.

- Дай, помогу. – сказала за спиной Сонни. Ханнок вздрогнул от неожиданности. Так увлекся войной с самим собой, что и не заметил, как нгатайка подошла. Помявшись, вложил в протянутую ладонь лезвие – если рыжая мстительница и сочтет момент удобным чтоб расквитаться, то хоть избавит его от фантомных кошмаров.

- Вот. Так лучше будет, - удовлетворенно сказала девушка, - Тебе шею и хребет брить? Я заметила, что большинство местных драколеней так и делает.

- Валяй, - отмахнулся Ханнок, затем, оценив результат, похвалил:

- У тебя хорошо получается!

Сонни фыркнула. Ханнок забеспокоился – неужели за озверелый период жизни он совсем разучился делать комплименты? Но ученица огорошила его несколько другим:

- Так я ж тебя уже брила два раза! Тогда ты сильно возмущался, даже сожрать хотел. Но ничего, мы с Учителем справились – вкололи транквилизатор в голый зад, скрутили и… Эй!

Зверолюд дернулся, машинально раскрыл крылья, так что девушка потеряла равновесие и шлепнулась на землю. Но обижаться не стала, лишь рассмеялась в голос:

- Нет, Ханнок Шор, ты все же настоящий ламанец! Только вы так боитесь женщин! Говорила же - не обязан ты на мне жениться! Мое сердце принадлежит науке… Да. И только ей!

Ответить с цитированием
  #71  
Старый 10.04.2017, 23:05
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-34, литературоведение.

Скрытый текст - SPOILER:
- Я не боюсь, я куртуазен! – огрызнулся Ханнок.

"Просто теперь еще рогат, хвостат и парнокопытен…" - и далее по списку. Зверолюд тяжело вздохнул в попытке настроить самого себя на позитивный ряд и выдал краткую версию:

- Это женщины меня теперь боятся. У меня ведь свадьба была на равноденствие намечена.

- Дай угадаю – закончилось слезами и обмороками, как в дешевых укульских романах? Или там даже прощальная элегия завалялась?

- Злая ты, - прошипел сарагарец, - А еще служишь Иштанне…

- Я не злая, я романтичная! – мечтательно закатила глаза девушка, подставив лицо молодому солнцу. – Озверение это такой шикарный сюжетный ход! Он из всех сил борется с накатывающим безумием и приходит прощаться. Она целует его в волосатый лоб и клянется помнить, даже если ему самому не суждено. За окном светят луны, взывая к волчьей душе. Таинственно пищит биота. И он в последний раз…

- Я, похоже, какой-то неправильный зверолюд, - цинично прервал Ханнок, - В моем случае все ограничилось кувшином в лоб. А элегия звучала как "Люди! Помогите! Оно пришло насиловать и жрать мои души!".

Драколень встал, встряхнулся, сбрасывая сбритый волос, наставил коготь на лекаршу и заявил:

- Ничего ты в этом не понимаешь, Сонни из рода Кех!

Девушка скрестила руки на груди, вздернула подбородок.

- Уж поверь – понимаю. У меня парень оволчел. Кстати, нормально расставания мне тоже не досталось.

- Тогда откуда все эти луны и мохнатая благодать? – Ханнок чуть поостыл, но лишь самую малость.

- Ну, помечтать-то хочется, - пожала плечами нгатайка, - Тебе, кстати, грешно на романтику рассчитывать. Ты у нас не верный черный волчек. А жуткий серый дракозел. Увы.

Ханнок разозлился, приоткрыл пасть, до девушка его опередила.

- Да-да. Я в курсе что и сама скорее всего та еще… коза. Оба хороши, родич.

- Но вот мы здесь, два северянина с замысловатой личной жизнью. Рыдай Теркана, ужасайся Джед-Джей…

Сонни прыснула в кулак:

- Сарагар еще не обукулен.

- Майтанне еще не сдохло.

- Да… Кстати, ты мне подал мысль…

Девушка наклонилась над водой. Собрала волосы в кулак, примерилась и одним хирургично точным движением отмахнула почти под корень.

- Радикально, - заметил Ханнок, наблюдая как Сонни споро равняет прическу на южный манер. Уже знал, что женщины здесь часто стриглись коротко.

- Раз уже довелось оказаться родней варварам, могу хоть попользоваться. Заделаюсь воительницей, разрисую лицо, натворю подвигов, меня воспоют…

- Получишь прикладом по лицу, и до конца дней будешь плеваться в зеркало, - реальный боевой опыт Ханнока несколько остудил у него восторги от древних эпосов.

- Тоже вариант, - согласилась нгатайка, - Но прежде, прежде мне предстоит самое важное: обретение штанов. Как думаешь, этот тсаанский плешивчик внимательно следит за запасной парой?

- Тихо. Тихо. – заговорщицки шепнул сарагарец, - Аэдан возвращается. Ты же не хочешь, чтобы верность клятве у дедяди начала бороться с чувством стиля?

- У этой задницы оборудование старше моего папы, - с ходу заявил им Кан-Каддах. Впрочем, еще издали, по выражению пятнистого лица стало понятно – ни до кого они с шестолапом не достучались.

- Просто мы еще слишком близко к пеплу и аномалии. Рельеф сложный, - Караг оправдывался, но вяло – требовательный сойданов сын явно его совсем измотал. – Завтра к вечеру мы дойдем до очень хорошей точки. Заодно оттуда можно будет свернуть на Теркану если понадобится.

- О-о-о… - раздалось от спальных мешков, заставив всех заозираться. Но когда Аэдан увидел, что нобиль просто проснулся и опять удивлен, то зло отмахнулся и ушел паковаться.

- Что случилось, дева, у тебя тоже магия?

- Опять. Я не дева! – оскорбилась Сонни.

- Это называется адаптация к господствующему этносоциальному климату, вождь, - мстительно пояснил Ханнок. Оставив недовысказанным: "А магия – у тебя в башке".

Боги, неужели он сам когда-то увлекался Контуром?

Ответить с цитированием
  #72  
Старый 12.04.2017, 00:45
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-35, лингвистика

Скрытый текст - SPOILER:
Волосы волосами, но к обеду Шаи ожил. Привилегию сидеть в седле, ему, впрочем, оставили. Не сказать, чтобы гордец этому радовался, но так, по крайней мере не замедлял путь. Животное тоже выглядело не ахти, но Аэдан потребовал, чтобы гильдеец накормил его все тем же сбором.

- Я чувствую себя святотатцем, - возмутился Караг. Но отломил от плитки еще порцию – перспектива польстить сыну одного из влиятельнейших вождей Юга, похоже, перевешивала краткосрочную выгоду. И личную неприязнь тоже.

Явным признаком восстановления сил у Шаи послужила новая атака вопросами. Благо местность опять изменилась и у него появилась множество новых целей.

Узкое плато, разделяющее каньон и соседнюю долину, осталось позади. На смену растущей пучками траве и низкому кедровому стланику пришло сосновое редколесье. Затем деревья вытянулись, зачастели. Появились лиственные – клены, ясени и те самые странные повислые растения с полосатой корой. Караг с Аэданом называли такие "береза" – явно что-то из утуджейского. Попадались и экземпляры из первой биоты.

- Это звездовник, - устало сказал шестолап, даже не дожидаясь слов. Хватило лишь заинтересованного раскосого взгляда на россыпь синих и пурпурных цветочков. Ханнок вынужден был признать, что флора и впрямь заслуживает вопроса – красивая. Особенно на фоне мха и ломкого белого лишайника.

- Он ядовит, - несколько поуменьшил северный восторг Караг. – И да, вон тот – краснолист – тоже. А к маяк-цвету вообще подходить не стоит – он любит примагиченные места. А вон то…

- Это белый гриб, - вскинул бровь Ханнок. – Скажешь, он тоже опасен?

- Для нас с тобой, друг, нет, - пояснил южный зверолюд. – А вот нормалам есть его не стоит. Даже носителям – он впитывает всякое… Знаешь, мы не стали звать свою страну Ядоземьем без причины.

"Ну, хоть будет с чем картошку по-сарагарски есть" – порадовался про себя Ханнок. Радость вышла подвяленной – в остальном список готовых угробить тебя вещей получался уж больно длинным.

- А вот это…

- Синеяд. Господин Токкан, давайте вы просто пообещаете, что не будете ничего трогать. Мне надо сосредоточиться.

- Звездовник, щеттинник, синеяд… - пробормотал Шаи, отвернувшийся и явно уязвленный. – Неужели вы не могли придумать более красивые имена?

- Когда пришел коллапс нам некогда было изощрятся, - обиделся Караг.

Хорошее объяснение. Но химер подумал и решил, что в чем-то с нобилем согласен. Простые, на торговом диалекте, названия корешков, травой и зверушек выглядели чересчур обыденно на фоне прочих ужасов Ядоземья. Тем более что в остальном южная фантазия себя не ограничивала. Некоторые места, про которые спрашивал не Шаи – а, на удивление, Аэдан, звучали таинственно, экзотично. И выглядели соответственно.

"Место, где драконы покусали праотца" – видимая издали излучина реки с каменными останцами, напоминавшими то ли исполинские клыки, то ли драколеньи рога.

"Дзабандзарова погибель" – холм с лысой вершиной, выжженной до обсидианового глянца. Судя по ломающему язык дзоканью – что-то из аборигенного наследия. Тут и там через спекшуюся корку торчали огромные камни, украшенные резными спиралями. Некоторые – с такими же массивными перемычками сверху, словно огромные ворота.

"Дом позабытых осквернителей" – заросший березняком зиккурат. Покинутый. На прихрамовой платформе рядком лежали поваленные стелы. Единственная, что не обрушена, а лишь скособочилась, изображала, на удивление – тер-демона. В первый раз сарагарцу довелось увидеть монументального собрата по озверению. Вот только морда и сопроводительный текст тщательно сбиты. Южане отказались про это говорить – Аэдан с непонятной яростью, Караг – посмотрев на реакцию Кан-Каддаха.


Последний раз редактировалось Snerrir; 17.04.2017 в 00:28.
Ответить с цитированием
  #73  
Старый 13.04.2017, 00:35
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-36, полевая энтомология

Скрытый текст - SPOILER:
Неподалеку от этих развалин они и остановились. Шаи слез с мерина и враскоряку побрел к зарослям высоких трубчатых растений. Здоровенных, в человеческий рост, украшенных зонтиками соцветий. Ханноку показалось, что они немного напоминают гигантский укроп.

- Нет! – рявкнул Аэдан. Караг лишь вяло глянул на них и заковылял к ручью. Что-то после забега наперегонки с вулканом все никак в себя прийти не может. А еще, бестолочь мохнатая, на пол-ночи дозора напросился.

Нобиль со страдальческим лицом повернулся.

- Что, опять? Очередная первая биота?

- Если бы, - сплюнул Кан-Каддах. – Это пупырь-трава. Ей фон нипочем. Она теперь везде растет, даже в оазисах. Кое-кто зовет ее Местью Омэля.

Шаи вздохнул и ушел на другую сторону поляны.

- Наследие Сиятельных? – удивился Ньеч. Огарок подошел к злым растениям, заинтересованно их рассматривая.

- Странно, магии не чувствую.

- Пес его знает. Наверняка притащили с собой на кораблях с Внутренней стороны… Эй, ты!

Под неласковый взор Кан-Каддаха попался шестолап, заартачившийся в стороне, у воды. И тут же отгреб очередную порцию дедядиной нелюбви:

- Чего расселся? Сбегай, разведай – безопасно ли тут останавливаться.

- Сейчас, почтенный, сейчас. Минутку… - устало отмахнулся гильдеец. Ханнок как раз шел к ручью и заметил в руке у него фляжку. Принюхался – пахло апельсинами.

- Поделишься? – дружелюбно шепнул химер. Караг вздрогнул, начал засовывать выпивку обратно в сумку. Посмотрел на сарагарца, как на предателя.

- Тьмать, ты протащил с собой в поход алкоголь? – слух у Кан-Каддаха все же был отменным. И если раньше Аэдан был злым, то теперь – опасным. Гильдеец даже попятился, но потом попробовал возмутиться:

- Да что вы все, в самом деле? Я - варау. Нужно будет – протрезвею.

- Сдурел, большезадый? Немедленно вышвырнул прочь!

- Слушайте, здесь я проводник, а не…

Ошибка. Аэдан опять сорвался и врезал кулаком по пантерьему носу. Караг взвыл и отскочил в сторону.

"Да что с ним не так?" – подумал Ханнок.

- Остановитесь! Спокойно! – хрипло крикнул Ньеч, - Скажите, что вот это за мрак?

Поначалу сарагарец решил, что добрый доктор решил таким немудреным способом отвлечь южан от разборок. А затем присмотрелся и понял, что огарок бы серьезен. Предельно. На стебле пупырь-травы, которую Ньеч не побоялся, несмотря на все предупреждения, отогнуть голой рукой, виднелся налипший ком какой-то непонятной твердой субстанции. Белесый и полупрозрачный.

И впрямь - сработало. Оба варвара одновременно, даже не переглядываясь, заорали:

- Назад! Опасность!

Поздно.

Кустарник зашевелился, заворчал, хлюпнул. И в огарка прилетел похожий сгусток – только еще больший, свежий и ярко-белый.

- Какого… - Ньеч попытался счистить налипшую пакость, но обнаружил, что она моментально затвердела, склеив руки. Дернулся, как муха в паучьем коконе, пошатнулся и упал. А затем из зарослей размытым пятном выскочила какая-то тварь. Подхватила спеленутую добычу и нырнула обратно.

- Нет! – крикнула Сонни.

- Тьма-а-а… - выругался Аэдан. Перехватил меч и, не-оглядываясь, рубанул назад. Вторая зверюга, подкравшаяся со спины, тонко пискнула и покатилась по траве, пятная ее синей кровью из вспоротого бока.

Ханнок, вцепившись в ведерко для воды, завертелся на месте, вглядываясь в мельтешащие ветки. Кусты урчали и похрустывали. Затем хлюпнуло и в химера полетел ловчий плевок. В последний момент зверолюд успел раскрыть крыло, прикрыться, и слизь растеклась по перепонке, стягивая ее как гигантский струп, обездвиживая. Но крыло – все же не рука, и когда тварь подскочила ближе, то получила ведром по морде. Обиженно взвизгнула, побежала искать более сговорчивую жертву.

Сонни стояла неестественно спокойно, сузив глаза от ненависти, сжимая кинжал. Чуть дрожавший, но ей сейчас не операцию делать. От второго плевка девушка увернулась, просто отшагнув в сторону. Подняла руку, прицеливаясь…

- Берегись, о дева!

Нападавший зверь попросту споткнулся о метнувшегося наперерез бестолкового юнца. Извернулся, харкнул в упор. Подхватил дурное мясо жвалами и закинул на спину. Удар аэданова меча опоздал на долю секунды – только ветки закачались. Хищники скрылись. На поляне остались четверо уцелевших и медленно дрожавший, издыхающий неудачник. Четырехлапый, прикрытый со спины хитиновыми пластинами, морда узкая, хоботком. Две пары тускнеющих глаз, конвульсивно дергающийся хвост с жалом на конце. Вылитый крысопаук, только с телка величиной.


Последний раз редактировалось Snerrir; 13.04.2017 в 00:39.
Ответить с цитированием
  #74  
Старый 13.04.2017, 23:32
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-37, на безрыбье и горожанин - следопыт

Скрытый текст - SPOILER:
Кан-Каддах смотрел вслед убежавшим чудищам. Затем рывком развернулся, так и не опустив меч. Нашел глазами шестолапа и сказал, негромко так:

- Вон.

- Что? Ты вконец спятил? Нам надо идти за…

Черное лезвие вжикнуло в пальце от шеи Карага, причем это он еще успел отдернуть голову. Не рискнув более искушать судьбу гильдеец отпрыгнул в сторону и скрылся за листвой.

- Аэдан, да что же это с тобой такое-то! – взвыл Ханнок, одновременно пытаясь сцарапать стекловидную корку с крыла. Мерзость пристала крепко, когти лишь скользили по ней, - У, гадство!

- Обойдемся без него, - коротко бросил терканай. Он уже рылся в сумках, безжалостно выкидывая половину вещей на землю. Вытащил клинок Шаи – бронзовый, короткий, явно укульского литья, а потому, вероятно, и не видимый ими до сих пор. Закинул за спину его же мозаичный щит.

Сонни тихо всхлипывала, но затем покачала стриженой головой и спросила:

- Каковы шансы?

- Хорошие, - отмахнулся Кан-Каддах. Большие шелковичники никогда не добивают добычу. И даже не едят, пока не подтухнет. Они подвесят их в коконах в логове и будут ждать.

- Это… странно, - по мнению Ханнока южные хищники вели себя как-то нерационально. Интересно, как вообще с таким гуманизмом не вымерли еще. А затем стало не до этого - он сумел-таки отодрать кусок пленки и нецензурно зашипел. Больно, тьмать!

- Тьма их знает, почему так, - очередной природоведческий разговор на этот раз здорово поднимал боевой дух. Видимо, поэтому Аэдан и соизволил его поддержать: - Говорят, что их вывел Омэль, как сторожевых псов. Они даже стараются не ранить жертву. Подвешивают и словно ждут, что хозяин заберет. Дай сюда.

Нгатай подтянул к себе химерье крыло и начал сноровисто надрезать остеклевший клей. Жутковато – казалось, что лезвие того и гляди прорубит перепонку. Но дедядя, похоже, знал, что делает. Содрать целиком не содрал, но получилось, по крайней мере, сложить крыло.
- Держи, - сказал Аэдан, и перехватил меч рукоятью вперед. Но когда Ханнок протянул руку, покачал головой, - Да не ты. Она. У тебя хоть клыки с когтями есть.

Сонни кивнула и принялась срезать подол платья. Она уже поддела под него штаны, явно взятые из сумки нобиля. Исполнила-таки угрозу. Вот только никому теперь не было смешно. Потому как переоделась она явно для того, чтобы драться было удобнее.

Все-таки сарагарца это нервировало. Он, конечно, уже крепко разочаровался во всем укульском, но даже среди нгатаев-северян по нынешним временам считалось зазорным подначивать женщин к схваткам. Одиннадцатый век, чай, на дворе, просвещенная эпоха… Ядоземцам про это сказать забыли. Более того, они, похоже, нарочно зарывались в прошлое, даже не свое – утуджейское. Воительницы, колесничие Великой Матери, девы копья - из того же культурного пакета что охота за головами, подпиливание зубов и расписывания лица татуировкой.

Сонни прикончила, наконец, платье. На пробу взмахнула мечом, раз, другой. Ханнок вынужден был признать, что недурно – для гражданской. Аэдан одобрительно кивнул, девушка смущенно улыбнулась, затем снова хлюпнула носом.

"Богадельня. Для тех, кому Душу Разума отшибло" – подумал Ханнок и подобрал с земли тяжелый посох. Клыки клыками, но с палкой в руке как-то спокойней.

---

- Может, все-таки не стоило прогонять следопыта? – осторожно заметил Ханнок. Они стояли у оплеванного ловчим клеем пня. Даже на его небогатый опыт деревяшка казалась чересчур знакомой.

- Нет. Справимся. – уронил слова Аэдан. Словно камни с парапета стены - на черепа осаждающим.

- Я уверен, что видел это место раза два, не меньше. Что у тебя за проблема с варау?

- Не твое дело.

- Как же не мое. Мы лезем в логово к хищникам. Сейчас любой человек на сче…

- Варау – не люди, - рявкнул терканай, - Они сами так говорят. Это мерзкие Кау твари, которых мы пустили к себе, после того как их чудесный город разгромили враги. И чего они делают здесь? Готовятся отвоевывать Тейвар обратно? Нет. Хотят стать частью Терканнеша? Нет. Платят добром за добро? Нет. Пьют, таскаются по кабальным конторам и ноют об утраченном величии. Огарки и те, прости меня папа, смогли, а эти – нет.

- Караг пытался тебе угодить. Это было видно. - не согласился зверолюд.

- Пытаться – не значит делать.

Ответить с цитированием
  #75  
Старый 15.04.2017, 00:48
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-38, тактика

Скрытый текст - SPOILER:
- Знаешь, я тоже не племенной герой. И в Терканнеш не рвался. Но меня ты как-то терпишь.

- Зря, похоже. Помолчи, а?

Аэдан ткнул мечом в овраг сбоку.

- Сейчас пойдем там.

Кусты, деревья. Ханнок не считал себя топографически неодаренным, но поймал мысль, что заблудился бы напрочь. Лес был недобрым, чужанским. Незнакомые растения Терканнеша перемежались откровенно враждебной биотой – химер зацепил безобидно выглядящую синюю лозу крылом, пока продирался через близкие заросли, и теперь оно жутко чесалось.

- Пройдет, - едва удостоив взглядом, сказал Кан-Каддах. Он зачем-то осматривал стволы деревьев. Наконец, нашел, что искал:

- Хвала Кау.

Подошедший зверолюд увидел резьбу – несколько непонятных черт и грубоватые буквы – "Зарезервировано кланом Хеккеш".

Терканай стер испарину со лба и расправил плечи. Хорошо. Когда он был зол, это было привычно и почти успокаивающе. А от нервничающего Аэдана становилось страшно.

- Логово рядом. Теперь – тихо, - шепнул он им. – Шелковичники сейчас будут не охотиться, а защищаться. Могут погрызть. Слабые места – брюхо, глаза и слуховые мембраны.

"Интересно, как это он определил, что близко?" – подумал Ханнок, которому совсем не понравилось это игривое "погрызть".

Сарагарец перехватил посох поудобнее и покрался за нормалами, уворачиваясь от веток и стараясь не топотать копытами. Сейчас химерья нескладность мешала больше, чем когда бы то ни было. А ведь это они просто лезли, считай, напролом. Если бы все шло по правилам – с учетом ветра, освещенности и прочих следопытских заморочек… проще зарезаться. Укульский церемониальный меч у них как раз есть.

За листвой показался холм, каменистый и смутно знакомый. Когда подошли ближе, Ханнок понял – что это тот самый зиккурат. Дом сквернавцев, или как там его. Похоже, они дали знатный круг по чаще, обходя руины.

На листве и коре деревьев стали попадаться стекловидные потеки. Потянуло душком разложения. Они завернули за угол обрушенной, поросшей мхом стены и химер вздрогнул: с буковой ветви свешивался олень, опутанный ловчей сетью. Очень давно мертвый и судя по белеющим тут и там костям… объеденный. Сразу было не понять, как именно, но из наиболее мрачных догадок – плеваться твари умели не только клеем, но еще и пищеварительным соком.

Сильнее всего мертвечиной и зверьем разило из двери, ведущей в пристройку пирамиды. Ханнок поежился и молча протянул посох Аэдану, как самому опытному. Но тот лишь покачал головой. Выпедрежник, готов с животными на мечах рубиться. Или заботится о непутевом спутнике – приятная мысль.

Терканай тихо, не тревожа подошвами обломки и лишайник подошел к проему. Спутники остались ждать во дворе – химер со своим размахом крыльев был в коридорах неловок, а что ждать от девушки – все еще непонятно. Может, получится выманить по одной, или вообще незваными, вороватыми гостями обнести закрома и уйти.

Размечтался. Ну конечно же, конечно их давно заметили.

Нервно мнущий в ладонях посох Ханнок услышал цокот когтей в последний момент. Крутанулся, поднял руки и шелковичник вцепился в защитно вскинутую палку жвалами, едва не утянув демона на землю весом. Трубчатая морда сопела в лицо, обдавая кислотным запахом, хитиновые клещи щепили дерево на лучину. Сарагарец собрал силы и скинул зверюгу на землю. Прямо как в тренировочных боях на коротких копьях. Наступил на шею копытом, прижал и засадил острием посоха в глаз. Пускай свинцовая оковка-шип не соперник бронзе, но ее хватило.

А потом сзади навалилась туша еще потяжелей. Зашипев, сарагарец попался сбросить тварь на землю, но не получалось. Повезло еще, что ей крылья мешали – толком не примериться, не вцепиться жвалами в серую шкуру. Но несколько чувствительных укусов все же досталось. Ханнок взбесился, разогнался и с силой ударил наездника о стену, да так, что и самому спину прихватило. Шелковичник заверещал, но хватку не ослабил.

Краем глаза драколень видел, как дерется Аэдан. Кан-Каддах был великолепен – три противника, неудобное оружие, внезапность. Но он все равно держался. Четкий ритм, выдержка, удар – четырехглазая башка отлетает в сторону, все еще шевеля жвалами. Щит бьет по морде вторую тварь, выводя из равновесия. А затем обсидиан вспарывает ей шею. Еще удар – она затихла в стороне…

А затем везенье кончилось. Последний зверь, судя по выцветшему хитину и весу - самый взрослый, матерый, решил попрать традиции – и плюнул клеем в бою, не в охоте. Аэдан попытался отмахнутся мечом, но не получилось. Упал.

Ханнок и сам едва держался на ногах. Оглушенный зверь все еще ворочался на спине, не стряхивался. А затем вдруг хлюпнул и обмяк – Сонни подобралась ближе, улучшила момент и с хирургической точностью ударила лезвием в ушную перепонку.

"Молодец. Настоящий воин. А теперь брысь спасать вождя!" – хотелось крикнуть. Но время, хоть и замедлившееся, вязкое словно смола, не позволяло. И в горле стоял рык.

Ханнок бессильно наблюдал, как матерый подбирается для последнего прыжка на терканая. А затем круглый, фасетчатый глаз лопнул. На его месте выросло древко. Славное, калёное, с щегольским пестрым оперением. Сарагарец видел такие в колчане Карага.



Последний раз редактировалось Snerrir; 16.04.2017 в 18:41.
Ответить с цитированием
  #76  
Старый 16.04.2017, 00:16
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-39, консервирование

Скрытый текст - SPOILER:
Сам шестолап показался мгновением позже. На бегу натянул тетиву своего вычурного лука и выстрелил, засадив стрелу в глотку хищнику, спрыгивающему со ступени пирамиды. Тварь покатилась вниз, сминая ветки наросшего березняка, шлепнулась на землю. Увидев подкрепление, уцелевшие животные бросились прочь.

- Привет! – жизнерадостно рявкнул Ханнок, спихивая с себя тушу шелковичника.

- Тихо ты! – цыкнул гильдеец. Подскочил к проему, целя в него наконечником. Затем опустил лук.

- Чисто. Забирайте своих товарищей.

- Я же кажется велел тебе прочь уходить? - сказал Аэдан. По-прежнему недовольный, гордый и ухитряющийся выглядеть опасным. Даром что лежит на земле, так монументально оплеванным, что может двигать лишь одной ногой.

- Подпись в лицензию поставить забыл! – огрызнулся Караг, - Даже если меня выгонят, я не хочу напоследок любиться с Домом Калама. Мне что, прикажешь твою голову тащить как доказательство, что вы действительно отказались от услуг? И даже не озверели по дороге?

- Ах, да. Гильдия и ее хваленые архивы, – поднял брови Кан-Каддах.

- Эй! Люди! Вытащите нас отсюда! – тонко и жалобно донеслось из глубин развалин.

- Вот как. Когда надо - я людь, а не задница с претензиями, - зашипел гильдеец. Демонстративно достал фляжку, отхлебнул, сверля лежащего злыми желтыми глазами.

- Ты чертов алкоголик, - холодно донеслось с земли.

- Друзья? Это вы?! Помогите! – продолжали голосом Шаи стонать из здания.

- Хорошая идея! – одобрил Аэдан, - Нет, просто замечательная. Что окаменели, северяне? Поднимайте! Или и дальше будем полагаться лишь на это черное недоразумение?

Ханнок переглянулся с девушкой.

- Ну, не знаю. Ты выглядишь таким мирным.

- Уверен, что не хочешь полежать еще? Ты наверняка устал. Нервы расшатались…

Терканай стукнул затылком по земле, смотря на небо – синее, такое пронзительное, каких дома Ханнок и не видел. Выматерился. А потом рассмеялся:

- Тьматерь, с вами! Да, я признаю – был не прав. Погорячился. Все, пока что я завязываю воевать с Гильдией, слышишь меня, Шесть Лап? Мир. Мир и благоденствие!

- Кан-Каддахи, - сказал, как выругался Караг, растирая шею. То ли наорался на кого до хрипоты, то ли напоминал, что едва не получил по ней лезвием.

- Лю-ю-юди! Ау!

- Да здесь они! Сейчас счистят тебе пленку с ушей! Дай им уже разобраться со своими профессиональными травмами раз и навсегда! – Ньеч, похоже, тоже в порядке. И вот перед ним было уже стыдно.

Пока Сонни срезала клей с терканая, зверолюди полезли в пристройку, вытаскивать несостоявшиеся припасы. Добычу спеленали знатно, так, что у Шаи только рот остался открыт – все-таки странная забота со стороны безмозглого зверья. Ньеч отделался куда легче, даже нос не заклеили. Но, кажется, последним он был не слишком доволен.

Камера смердела. Кислотой, аммиаком, гнилым мясом и плесенью. Помимо огарка с законтурцем, там было еще несколько коконов. Пара старых – опавших, словно сдувшихся, из которых торчали бычьи черепа с рогами. И свежие – еще глянцевито блестящие. Герметичные, в несколько слоев, без дыхательных отверстий. Видимо, живность недавно здорово с ними провозилась, истратив почти весь клей. Может это и уберегло уже их группу от наплевательского отношения при зачистке логова.

Ханнок ткнул один из них когтем. Тот покачнулся на крепежных нитях туда-обратно. Но остался тих и недвижим. Что ж, кем бы не были эти бедняги, они уже пили возлияния с предками.

Когда на пару с шестолапом вытащили товарищей, Ханнок оставил их на попечении лекарши со скальпелем, а сам пошел обратно.

- Ты куда? – спросил Караг.

- Снять… Ну, этих…

- Зачем? Пусть висят. Другие снимут, – удивился гильдеец.

Ханнок непонимающе почесал затылок.

- А как же благодарности духов? "Нашел труп – похорони, не то придет во сне…".

- Хрр. Суеверия. На юге старых костей навалом.

- Хорошо – обыщем и заберем их добро, - зашел с другого фланга сарагарец.

- Вот, дело говоришь! – оживился Аэдан. Встал. Расправил плечи, стряхивая крошку от счищенного клея. Караг брезгливо фыркнул.

- Ничего ты не понимаешь, Шесть Лап. Мне не их пожитки нужны, а информация. Слишком много странного в последнее время происходит. Вот так. А еще – хранитель знаний, храни меня предок.


Последний раз редактировалось Snerrir; 16.04.2017 в 18:43.
Ответить с цитированием
  #77  
Старый 16.04.2017, 23:59
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-40, анатомия.

Скрытый текст - SPOILER:
- Это ваше решение, - сказал кентавроид, морщась и растирая спину. Похоже, опять потянул.

Когда выволокли коконы, Ханнок принялся отпарывать белую массу одолженным мечом. Готовился к худшему, но смрад не пошел, напротив – труп был свежий. И стал таковым явно не от истощения, а от многочисленных укусов.

- Тьмать, - выругался сарагарец, когда одежда и снаряжение стали видны. Еще один земляк.

- Кто тут у нас? – проворчал помогавший Аэдан. – Снова союзник Ордена?

- Что-то никто не стал ждать его подтухания, - поежился химер, - Загрызли и подвесили. Хорошие сторожевые зверушки, добрые.

- Этот мог сам на рожон в логово припереться, они его и задрали, - пожал плечами Кан-Каддах. - Вопрос – что ему надо было здесь?

- Господа, вы лучше сюда гляньте! – каким-то совсем странным голосом сказал Ньеч.

Человек из второго кокона был намного выше ростом и богаче одет. Вернее - не совсем человек. Из-под вскрытой пленки показалась голова – на первый взгляд бритая, но на самом деле никогда и не имевшая волос. Даже бровей не виделось. Как и ресниц на веках огромных глаз. Кожа - золотого цвета, не в поэтичном смысле как, например, у тсаанаев, этих "людей меди", а с подлинным, металлическим блеском.

Сиятельный. Самый настоящий.

Лицо у Ньеча было нечитаемое. Ханноку даже стало интересно – сравнивает ли он то, что видит сейчас перед собой с собственным отражением в зеркале? И если да, то завидует ли? В отличие от него, Сиятельному, даже изможденному на вид и смертно оскалившемуся, более подходил термин "лик". Симметричный, точеный, чужой и пугающий, но при этом странно притягательный. Ханнок помнил такие по фрескам в храмах Верхнего города, да еще, иногда, издали, в свите послов Ордена. Если те вообще были достаточно дружелюбны, чтобы снять маски. А так близко – впервые.

Звероврач подцепил пальцем желтое веко и открыл. Показалось ровное, матовое серебро, без белка и склеры.

- Видите черные точки в углу? У него начался магический голод. Не резкий, ломкой, а хронический. Какие бы источники они не везли с собой, их едва хватает.

Огарок бесцеремонно повернул лысую голову, надавил пальцами на горло.

- Щитовидка вздута. Легкое отравление дикомагией.

Отодрал еще кусок пленки, на груди, разрезал одежду. Сдёрнул с цепочки на сиятельной шее накопитель. А затем надрезал скальпелем кожу между двух ребер на правой стороне груди.

- Боги, что ты делаешь? – простонал Шаи, стараясь смотреть в сторону. Ну да, законтурные щепетильности. А еще парень до сих пор не отошел от подвешивания. И от унижения на тему того, что его, как самого бесполезного, выпростали из клея последним. Вернее – вытаскивали в данный момент.

- Проверяю одну теорию, - буднично отозвался лекарь, засовывая в надрез два пальца. Что-то там нащупал, потянул, вначале осторожно, а потом и вовсе – рывком. На свет показался кристалл, зеленоватый там, где не был красным от крови.

- Надо же, орденцы и впрямь вживляют своим лучшим пограничным стражам дополнительные накопители под кожу!

- Ахри, отец наш… - невесть с его побледнел нобиль. А ведь был, вроде, не робкого десятка. Даже отвернулся, так резко, что Сонни от неожиданности сняла с его головы весь оставшийся клеевой "капюшон". Вместе с ослабленными магией волосами.

Все тактично промолчали. Кроме Аэдана – тот расхохотался. Нервно, явно сбрасывая напряжение, но искренне.

- Да ты теперь вылитый укулец, вождь!
Затем посерьезнел.

- Вот что, господа хорошие. Пойдемте-ка все посмотрим, не оборонили ли наши друзья чего внутри.

- Может, я здесь подожду? – вяло отозвался Шаи.

- Подожди, - согласился южанин, - Может объяснишь вернувшимся шелковичникам, что это мы не со зла. Ладно, шучу. Док, пригляди…

Нобиль вздохнул, провел ладонью по облысевшей макушке. Встал и пошел первым к проему.

- Во имя раздолбанных стен Ишканхи – все, хватит. Понял я. Пора привыкать к новой жизни.


Последний раз редактировалось Snerrir; 17.04.2017 в 00:30.
Ответить с цитированием
  #78  
Старый 18.04.2017, 00:55
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-41, искусствоведение

Скрытый текст - SPOILER:
В свете факелов старая зала выглядела еще непригляднее, даже несмотря на то, что стало возможно рассмотреть резьбу и декор на стенах. Может, когда-то она и радовала глаз, но неведомые вандалы, изувечившие памятники снаружи, знатно поработали и внутри. Впрочем, даже по оставшимися от сколотых фигур силуэтам можно было понять – когда-то почти все сцены были посвящены тер-зверолюдям. Местами, где их не добили долото разрушителя и плевки шелковичников, демоны виднелись во всей красе. Потрясающие оружием, поражающие врагов, вяжущие пленных. Противники, что характерно, сплошь были нормалами.

Один барельеф особо привлек внимание сарагарца, настолько, что он подошел ближе, хрустя выстлавшими пол костями и хитиновой чешуей. На картинке был трон – тщательно вырезанный, с княжьей атрибутикой. Возможно, когда-то – еще и с инкрустацией, судя по темневшим пустым выемкам. Некогда восседавший на нем властитель оказался сколот особенно тщательно, но силуэт, опять же, напоминал химерий. Рядом с троном скрючился нагой, изможденный человечек, походу исполнявший для неведомого тирана роль приступка под копыта.

Впрочем, в первую очередь Ханнока заинтересовал другой персонаж. Один из немногих нормалов в этой комнате, изображенный не в оковах или при смерти. Тоже, впрочем, не на вершине социальной лестницы – юноша в богатой одежде, почтительно преклонивший колени и подносящий дары. Его вандалы почему-то пощадили, можно было рассмотреть лицо. И оно казалось странно знакомым.

Вообще вся сцена сильно напоминала классический сюжет – князь дарует вассальному вождю землю и титул, то клянется служить. Популярный мотив, самому Ханноку, когда он еще работал в мастерской, несколько раз приходили заказы на памятные чаши и таблички. В разных стилях: Майтанне, Тсаан и даже, один раз, в кичливом, помпезном – под Шиенена. Так что в этом деле сарагарец уже разбирался. И сейчас был почти уверен, что здешний мастер работал под архаику. И на демона, обладающего большим гонором – в такой позе изображали только легендарных князей-завоевателей. А еще – богов.

Окончательно заинтригованный, зверолюд начал счищать старый, ломкий клей со стены, в надежде найти пояснение. Должна же быть обычная посвятительная формула – кто, кому и когда приносит клятву. Нашел – но, увы, не совсем то что ждал. Оригинальная надпись была сбита, а поверх, коряво, наспех и едва читаемо виднелось:

"Будь ты проклят, Осквернитель! Будь ты проклят во веки веков!".

И еще немного, уже совсем непотребного.

- Эй, Сарагар, чего застрял? – недовольно сказал Аэдан, выводя Ханнока из задумчивости. Терканай подошел ближе, всмотрелся и сплюнул.

- А, понятно.

- Что понятно? – полюбопытствовал северянин.

- Ничего. Так, давай-ка…

- Что, даже не расскажешь очередную лекцию? - внезапно проурчал Караг. Довольный-довольный, словно неузнанным княжий погреб с марочными винами разграбил.

- Нет! - озлился Аэдан, но к рукоприкладству не перешел. И на том спасибо.

- Эй, а это что? – брезгливо спросил Шаи. Парень держал в руке ребристый шар, белый, с красными прожилками.

- Там за углом еще целый штабель таких!

На этот раз Кан-Каддах выглядел почти счастливым от того, что кто-то сменил тему. Усмехнулся и сказал:

- Это, вождь, яйцо шелковичника.

Нобиль дернул щекой, поднял руку, явно намереваясь хряпнуть шар о ближайшую стену. Но Караг черным вихрем подбежал и выхватил.

- Эй, ты чего делаешь?

- Как чего? – опешил законтурец, - Надо уничтожить эту мерзость!

- Да с какого Омэля? Мстить, что ли, собрался? – четвероногий гадливо скривил морду.

- Вы опять надо мной издеваетесь? Причем тут я? Это же чудовища! Если они размножатся, нападут еще на кого…

- Господин Токкан. Если вы уничтожите кладку, вам самим лучше в ближайших поселках не появляться. Это застолбленное логово! И мы явно отбили уцелевшим желание лакомиться человечиной.

Господин Ток Каан непонимающе сморгнул, насупился. Аэдан усмехнулся, покачал головой:

- Держу пари, этих коров, - он пнул сапогом ближайший кокон, - местные сами сюда приволокли. Богатые деревни часто подкармливают шелковичников.

- Да зачем? – возопил совсем сбитый с толку Шаи.

- Как зачем? – аж прижмурился Аэдан. Подобрал с земли кусок клеевой пленки:

- Это же знаменитый терканайский шелк, краса и гордость Юга! Животных выкуривают из логова, собирают слюну, размачивают в особом растворе и пропускают через станок. Нити получаются очень тонкими и прочными. Крайне прибыльный промысел, не жаль отдать пару скотин по-лядящей на корм зверушкам.

"А сам напросившийся турист, так вообще - экономия" – закончил про себя Ханнок.

На Шаи было забавно смотреть. Казалось, его сейчас стошнит.

- Боги, все эти лучшие люди дома, все эти жрецы и куртизанки…

- Да, вождь, все они ходят в волокне, снятом с трупов.


Последний раз редактировалось Snerrir; 18.04.2017 в 05:31.
Ответить с цитированием
  #79  
Старый 19.04.2017, 00:51
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-42, этнография

Скрытый текст - SPOILER:
Краем глаза Ханнок заметил, как Сонни отколупнула кусок шелка-сырца покрупнее и положила в сумку. Зверолюд одобрительно кивнул, а затем его посетила мысль:

- Может, Орден сюда за яйцами полез? Наладить производство тканей за Контуром…

- Для этого им надо знать куда лезть. Сомневаюсь, что про эту кладку знает кто-нибудь кроме местных горцев, - возразил Аэдан.

- Здесь рядом деревня есть, - сказал Караг. Затем добавил, помрачнев: - Или была.

- Ты полагаешь, что Укуль так откровенно пошел войной на Терканнеш?

- Вариант "у них опять завелись здесь союзники" мне нравится еще меньше.

"Опять?" – неприятно поразился Ханнок. Из всей ойкумены Терканнеш числился законтурцам самым непримиримым врагом. В прошлой жизни это его мало волновало, он и сам голову брил, но последнее время Орден вел себя совсем не по-людски. А если они и впрямь пробили брешь в защите Севера… ему стоит считать их врагами.

- Соракова жарь, мы же перебили последних культистов еще до моего отъезда! – выругался Аэдан. Прозвучало загадочно.

- Так на то они и культисты, чтобы опять заводиться. Как тараканы, - пожал плечами Караг.

Кан-Каддах хмыкнул.

- Не ожидал от варау такого эпитета.

- А с чего мне любить омэлепоклонников? – возмутился шестолап, - Потому лишь, что на наших набольших напала блажь считать себя наследниками Проклятого дома? Ну, так пока они об этом спорили, мой город и разгромили. Теперь мне приходится платить налог на сиятельность, отмечаться на каждом посте и доказывать всяким Кан-Каддахам, что мне можно доверять. Без обид, сын Сойдана, но есть большая вероятность, что вы сами толкаете моих сородичей на эту муть. А после Дня Киновари – и собственных.

- Да, я тут много нового и чудесного о нас услышал, - не стал спорить Аэдан, - Только насчет меня ты ошибаешься. Мне, в общем-то, все равно, откуда у вас такая уникальная Спираль пошла и что там в этом вашем Тейваре произошло. Меня бесит четвероногое самолюбование и нежелание платить за ошибки.

Из соседней комнаты вышел Ньеч, держа в руке какой-то длинный предмет. Ханнок присмотрелся и понял, что это – укульский меч. Богато украшенный и покрытый кровью, не синей, биотной, а – красной. Находка интересная, и звероврач явно собирался вклиниться в разговор, но химер отрицательно покачал головой. Пусть южане наговорятся.

- То-то ты за мной следишь как жрец за послушниками, - продолжал распаленно рычать Караг, - Знаешь, друг, я понимаю, что тебя волнует порядок и традиции. Ты у нас настоящий Кан-Каддах. Но может хватит следить за тем как я одет и что пью?

- А вот теперь послушай-ка сюда. Я расскажу тебе историю. Очередная летопись, тьмать. Шестнадцать лет тому назад. Чудесная область Дхор недалеко от топей, славная своими кулинарными традициями. Я вполне признаю теперь, что лягушек и впрямь можно есть, даже не с голодухи. У меня было время оценить – стояли лагерем при заставе. Под знаменем Красного Кау. Тихая местность, благожелательные поселяне, запасов на полгода. Что нам бояться, особенно когда у нас в следопыты варау приписан. Даже настоящий ветеран этой вашей войны в Тейваре. А потом горцам внезапно надоело быть тихими и они пришли в гости к нам, соседям. С огоньком. А ветеран, вот незадача, проспал свою смену. Напился, с кем не бывает.

- Да это чушь какая-то, - недоверчиво оскалился Караг, - Мне секунды хватает, чтобы протрезветь…

- Ага. Ему тоже, - терканай стал совсем уже недобрым. Ханнок пожалел, что не дал доку вмешаться.

- Вот только знаешь что, Шесть Лап. Для того чтобы очнуться, вам надо этого захотеть. Я не знаю, просто ли он упился для потери сознания. Или же приговорил бутылочку на пару с горцами – что ему нгатаи, это же не ваша земля, вы тут страдаете… Из всего отряда выжили только я и Хама.


Последний раз редактировалось Snerrir; 19.04.2017 в 15:52.
Ответить с цитированием
  #80  
Старый 20.04.2017, 00:49
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 323
Репутация: 37 [+/-]
МАРАФОН-43, ботаника

Скрытый текст - SPOILER:
- Я правильно понимаю – ты невзлюбил нас из-за поступка одного варау?

- Нет. А после того, как на расследовании половина вашей общины попыталась перевести стрелки на нас с Хамарве. Как же так, герой, да прошляпил. Это все наветы Кан-Каддахов! Старик никогда не любил шестолапов, вот его отродье и отыгрывается. Сами, небось, сговорились с горцами, а теперь как прижали, выкручиваются! И множество корнокрылых подхватили эту песню!

- А до тебя не могло дойти что вторая половина общины – из другой партии! Хоть немного нас поспрашивать! Слушай, двуногий, если…

- Там труп в нише!

Спорщики осеклись и посмотрели на непривычно громкого Ньеча. Тот бросил на пол окровавленный меч. Аэдан провел ладонью по лицу, словно смывая злость.

- Сразу не мог сказать? – ворчливо отозвался он.

- Интересно было послушать про южный подход к знакомой мне проблеме, - огарок искоса посмотрел на стушевавшегося сарагарца, но подливать масла в огонь не стал.

Мертвец оказался, что удивительно – не спеленутым. И вряд ли это шелковичники так разбили ему лицо, а потом еще и засадили клинок под ребра. Странная стрижка – выбритый лоб и отпущенные до плеч волосы. Другой мотив татуировки, отличный от прочих южан. Рубаха и плащ оторочены бахромой. Горец. Руки связаны.

- Что ж, по крайней мере кто-то из его клана не обрадовался сотрудничесству с Укулем, - вынес вердикт Аэдан.

- А почему шелковичники его не подвесили?

- Скорее всего он их и кормил. Привыкли, стали считать своим. А когда шпионы с севера его убили – стали мстить.

Ханноку стало почти совестно перед животными.

- Нам надо будет забрать восточнее, если мы не хотим пересечься с орденцами. Припоминаю - деревня клана Теккеш как раз отсюда по дороге на Теркану.

- Понятно, - ответил шестолапу Аэдан. Спокойно и деловито, уже привычнее. Видимо совместное обсуждение шелководства и военной истории помогло, хотя бы на время, унять его неприязнь к четвероногим.

- Там есть удобные точки для связи?

- Большое дерево к востоку, еще ближе к Кохорику. И уже наверняка – Холм Любований, чуть дальше.

- Слышу тебя. Идемте, нам больше нечего здесь искать… Эй, Сарагар, стой! Держи – не все же тебе, и впрямь, с палкой бегать.

Принимая от Аэдана укульский бронзовый меч, ритуально совершенный, высшего литья, для чистокровных Сиятельных… Ханнок сполна оценил иронию судьбы.

---

Все-таки со словами на Юге творилось что-то странное. Они регулярно не желали точно передавать реальность. Взять помянутое "большое дерево", например.

Его стало видно, когда группа перевалила через очередную скальную гряду и оказалась у спуска в соседний каньон. Впереди нависал над пропастью широкий уступ, а на нем росло огромное хвойное. С темно-красной корой, довольно широкой кроной. Похоже, оно даже ветвилось вторичными стволами, нетипично для елей и их родни. Гигант клановым патриархом возвышался над рощей из подроста, едва достигающего его середины.

Ханнок был впечатлен. А когда понял, что небольшие деревца, там и сям прозябающие на краю хвойного подроста – это на самом деле полностью выросшие, взрослые "березы", то и вовсе – впал в благоговение. Картинка словно из повестей про внешние земли, переполненных драконами и городами из золота. Вот только в отличие от большинства подобных россказней – реальна.

Когда добрались до рощи, солнце уже начало спускаться с небосвода. Скоро он вначале заалеет, а потом расцветится лунами и магией. Если, конечно, Нгаре облаков не нагонит – причуды рельефа и капризы ветра делали воздух на этой стороне хребта влажным. Дно каньона уже скрылось в тумане.

У подножья красного гиганта и вовсе журчали сквозь мох и каменные плешины ручьи. Местами вода собиралась в выложенные камнем углубления. Да и вообще, место выглядело обустроенным. У корней лежала каменная плита, на ней – подношения. Лакированные нгатайские шкатулки. Большие раковины, створчатые или витые. Разноцветная галька, гравированная спиралями. Шелестели платки, вывешенные рядком на веревки – подранные ветром, обесцвеченные дождями льняные. И куда более стойкие к элементам шелковые.


Последний раз редактировалось Snerrir; 21.04.2017 в 03:06.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 17: Серое Яблоко - Лисье Солнце Креатив Архивы конкурсов 7 04.04.2015 01:28
Креатив 16: Lina-chan - Солнце нового дня Креатив Архивы конкурсов 15 29.04.2014 13:09
Креатив 15: Лунное Солнце - Проклинающий рассвет Креатив Архивы конкурсов 53 08.11.2013 16:51
Мафия-5. День четвертый. Закатившееся солнце Flüggåәnkб€čhiœßølįên Архив Мафии 47 06.05.2013 18:03
Креатив 14: Noir - Чёрное солнце Креатив Архивы конкурсов 22 07.02.2013 23:49


Текущее время: 05:30. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.