Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 03.11.2015, 16:20
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
Мы есть Мир

Когда-то задуманное как рассказ, однажды это произведение перестало помещается в рамки рассказа. Когда пришло осознание этого факта, я мог лишь горько вздохнуть - крупные формы очень плохо мне даются. Но шли годы (не шутка), произведение обрастало новыми сценами, деталями и подробностями, не пойми откуда вылезли новые персонажи и наперебой начали кричать, что я делаю все неправильно и делать надо так, как они говорят. После определенной точки недостаток идей извратил сам себя и их внезапно стало столько, что , всерьез начал бояться, что в рамки романа произведение тоже уже может не поместиться.
Но последняя точка поставлена. Исписано четыре общих тетради, отброшены три варианта названия и теперь все готово. Это моя первое серьезное произведение подобного объема, так что читателя может ожидать сонм коряг и диссонансов, но, если кто-то дочитать до конца и потребует продолжения, значит, моя миссия выполнена.

Аргументированная критика от существ с цветом кожи отличным от зеленого и объемом отличным от 2х кубометров приветствуется.

Для удобства чтения текст разделен на части, примерно 110к в каждой. Так как форум не любит простынки больше 50к, под спойлерами - ссылки на самлиб, откуда можно в два клика скачать данную часть в фб2, если кому-то так удобнее.

Хорошего чтения.

Аннотация: Когда источник воды последних на Земле людей вместо жизнь стал нести медленную смерть, дочь правящей Триады и ее Защитник были вынуждены отправиться в путешествие в поисках спасения. Когда в городе, укрытом защитным Куполом, начались перебои с вроде бы вечной электроэнергией, тот Купол питающей, сын главы ученого Совета вместе с боевой подругой-снайпером вынуждены придумывать как заново оградить город от радиоактивной пустыни. Когда все четверо встретились на песчаных барханах, было дано много ответов. Но еще больше стало вопросов. Почему они не знали о существовании друг друга? Почему их проблемы начались одновременно? Где искать решение тех проблем? И что вообще творится в мире?!


Скрытый текст - Мы есть Мир. Часть первая.:

Скрытый текст - Мы есть Мир. Часть вторая.:

Скрытый текст - Мы есть Мир. Часть третья.:

Скрытый текст - Мы есть Мир. Часть четвертая.:

Скрытый текст - Мы есть Мир. Часть пятая.:

Скрытый текст - Мы есть Мир. Часть шестая. Окончание?:
__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 04.02.2016, 11:36
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
Неужели по прошествии такого долгого времени никто так и не откомментирует? На правах апа.
__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 04.02.2016, 11:47
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,928
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Mantiss, ссылки отталкивают, попробуйте выкладывать текстом, небольшими порциями. Ну и да, с активностью в разделе плохо. Хотите улучшить активность - начинайте с себя, комментируйте чужие работы.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 04.02.2016, 12:00
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
Да что-то если честно 480к выкладывать кусками по 50к... На страницу, думаю, выйдет да немаленькую... Впрочем, ладно, это не так страшно.
__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 04.02.2016, 12:06
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,928
Репутация: 1491 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Mantiss, 50к в пост не влезет. Тут вроде бы ограничение на 30 или 40.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 04.02.2016, 12:10
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
ПРОЛОГ

- Сикер, Сикер, прием! Сикер, говорит Файфстар, прием! Сикер!..
- Файфстар, это Сикер, на связи, прием...
- Сикер, Сикер! Говорит Файфстар! База А инициирует запуск!
- Файфстар, это Сикер, принято. Стадия инициации?
- Сикер, стадия два, через сутки и два часа - стадия три!
- Файфстар, время стадии четыре?
- Сикер, стадия четыре - двое суток и четыре часа! Стадия альфа три - сутки и восемь часов! Стадия бета три - сутки и двенадцать часов! Сикер, плохо слышно, хронодинамика запускается!
- Файфстар, это Сикер, прием. Количество омега-целей, зона покрытия?
- ...слышу, Сикер! Прием!
- Файфстар, это Сикер! Каково количество омега-целей?! Какова зона покрытия?!
- Восемь омега-целей, Сикер! Две дельта-цели! Зона... дцать километров!
- Сколько?! Файфстар, сколько?!
- Сикер, двенадцать в диаметре! Сикер, прием!
- Файфстар, это Сикер, слышу хорошо! Альфа три отсчет пошел!
- Сикер, принято! Отсчет пошел! Удачно добраться!
- И вам удачи, Файфстар! Конец связи!

Глава 1. Охра.

У зеркального забрала только один недостаток. И заключается он не в невозможности видеть глаза противника. И даже не в солнечных зайчиках, которыми тонированный шлем так настойчиво пытается ослепить. Заключается он в том, что песочного цвета клинок, отражаясь в таком же по цвету забрале, кажется обманчиво длинным. А значит, он сложнее в контроле.
Правда, это проблема Фэй. Когда нож уже упирался в подбородок противника, не хватило лишь каких-то полпальца.
А в следующую секунду Фэй сама стоит под холодным клинком, с заломленной за спину рукой.
- Бросай. - Глухо раздалось из-под шлема.
Аж мурашки по телу пошли. И ведь даже не дернешься. Остается лишь разжать пальцы, скосив глаза вниз. Нож уходит в песок по рукоять. В ту же секунду ощущение зажатости исчезает и можно отскочить, стегнув противника хвостом каштановых волос. Не ущерба ради, а так, выразить возмущение. Хотя какой ущерб сплошному поликарбонатовому шлему? Зато, воспользовавшись секундным замешательством, можно попытаться подхватить нож.
Да, как же. Кирби уже поддел гарду носком ботинка и дернул вверх. Поймав рукоять, свой нож он убрал в ножны, склонил голову к плечу и поманил Фэй кончиком ее же оружия. Познающая нехотя подошла и взяла протянутый рукоятью вперед нож.
- Ничему не учишься. - Кирби снял шлем и сверкнул злыми зелеными глазами. - Сколько раз я тебе говорил - не верь глазам, верь чувствам. Тебе не хватило каких-то полпальца!
- Это все твой шлем. - Фэй подняла на лоб круглые очки и шумно выдохнула - дыхание через маску всегда затруднено.
Солнечный свет неприятно резанул по глазам.
- Шлем здесь ни при чем. Дело в том, что ты учишься очень медленно. Едва научилась дышать, а пора бы уже и к бою переходить.
- Мне кажется, я никогда не научусь. - Фэй села на песок, скрестив ноги. Горячо, но некоторое время отдохнуть можно. - Я все равно никого не смогу убить.
- Конечно, не сможешь. - Кирби присел на одно колено, глядя прямо в глаза. - Если и дальше будешь филонить на тренировках. Вставай.
И распрямился сам, подавая пример - будто пружина распрямилась. Даже легкий ветерок поднялся, сдувший красную пыль с ресниц. Но все равно - лучше промыть глаза из фляги, прежде чем вставать и опускать очки. Не хватало еще белую слепоту подхватить, как маленькой.
Кирби уже стоит в боевой стойке, слегка выставив расслабленную левую ногу вперед и нагрузив правую. Руки согнуты в локтях, левая собрана в кулак возле шлема, правая, с ножом - в обратном хвате, возле груди.
- У нас есть еще час. Так что не теряй времени.
Фэй заняла аналогичную стойку, только нож взяла двумя пальцами под гарду, отставив в сторону. Сделала два глубоких вдоха, раскачивая клапан маски и собственные легкие, и еще один длинный - на максимум кислорода. И бросилась вперед.
Буря началась через полчаса. Сначала поднялся легкий ветер, по барханам побежали песчаные ручейки. Это еще ничего. Но вскоре ветер усилился, ручейки стали закручиваться в спирали, поднялись, превращаясь в маленькие торнадо. Если верить Кирби, их можно использовать в свою пользу. Не совсем понятно как, но факт - сам он умудряется скрываться в них и в мгновение исчезать, будто растворяясь. Можно даже решить, что он украдкой ускоряется, уходя от ударов, но, во-первых, еще в самом начале тренировок было обговорено обратное, а во-вторых...
Сказать честно, не такой уж и опасный у него противник...
Даже жуткий ветер пополам с режущим лицо песком, не помешал Кирби нанести Фэй еще три сокрушительных поражения, из которых два - по ее же собственной глупости. Выскальзывая из плотной завесы песка, он раз за разом наносил несколько молниеносных ударов и тут же отступал, растворялся и исчезал раньше, чем удавалось среагировать. Лишь однажды получилось каким-то образом успеть выйти на траекторию движения противника, но Кирби снова оказывается быстрее и уходит от удара. Правда что-то все-таки тормозит нож, значит, куда-то попала. И все же - поражение.
Лишь когда ветер уже начал трепать одежду, а песок - отчетливо скрипеть по защитным очкам, Кирби сжалился и позволил забраться в краулер. Фэй долго ругалась, вытряхивая одежду и ежеминутно протирая глаза от надоедливой пыли, проникающей в самые узкие щели. Кирби еще сколько-то времени провел снаружи, и, когда Фэй уже всерьез забеспокоилась и подумывала пойти за ним, люк наконец распахнулся и Защитник прошел внутрь. Отряхнуться, конечно, даже не подумал. Красная пыль багровым облаком струилась вокруг него, делая силуэт размытым и нечетким. Щелкнул шлем, Кирби стянул его с головы и положил на колени. Бросил хмурый взгляд на Фэй, та показала ему язык, но тоже скорее обиженно, нежели шутливо.
- Не нашел, - пожал плечами Кирби. - Дай воды.
Ах, вон оно что. Видимо, тот удар все же достиг цели и срезал флягу у него с пояса. Зачем он вообще остался ее искать? Воды в Поселке хоть отбавляй. Фляг, конечно не так много, но не настолько, чтобы искать потерянную, моментально занесенную песком.
- Ты, кстати, ошибся. - Фэй протянула Кирби флягу. - Буря началась раньше, чем через час.
- Я не говорил, что буря начнется через час. - Кирби сделал маленький глоток, прополоскал рот и вернул флягу. - Я говорил, что у нас есть еще час.
Действительно, не говорил. Как ни крути, а Кирби в очередной раз прав, снова уел Познающую, ничего для этого не сделав. Не всегда хорошо быть слишком умной и додумывать на ходу за собеседниками, пусть и рефлекторно.
Перевернув шлем, Кирби достал регенеративный патрон. Намек понят. Фэй стянула маску и выбила свой белый сегментированный цилиндр.
- М? - Фэй с гордостью показала патрон Кирби. Сегменты цилиндра почти равномерно белые, только местами виднеются черные пятнышки.
- Недурно. - Оценил Кирби, демонстрируя свой - кипельно-белый, будто из известняка вырезанный. Конечно, у него они всегда белые, неважно, бежит он, бьется или спит в шлеме.
- В дыхании ты сделала большие успехи, и дальше я уже не смогу тебя этому учить, - Кирби сбросил отработанный цилиндр на пол и вставил новый, матово-черный. - Дальше тебе придется самой контролировать дыхание и находить ошибки, просто глядя на отработанные патроны. Я думаю, к концу бури как раз успею объяснить, как это делается.
Но в этот раз Кирби все-таки ошибся. Даже спустя два часа, которые были проведены в разглядывании и сравнении черных пятен неотработанного угля на патроне, буря не утихла и даже не ослабла.
- Очень плохо, - констатировал Кирби, пустыми глазами наблюдая, как Фэй крутит в руках патрон.
- Ну, извини. - Даже обидно стало. - Стараюсь, как могу.
- Я не про тебя, - мотнул головой Кирби. - Ты как раз все правильно делаешь.
Вытянувшись в своем кресле, он провел пальцем по лобовому стеклу - там, где оно стыкуется с броней. На коже осталась тонкая красная полоска.
- Ветер усилился. - Он показал палец. - Настолько, что пыль стала проникать даже в щели брони.
- И ты это заметил?
Удивительно, как много всего неизведанного еще таит в себе Кирби. Вроде уже два года сутками напролет держатся вместе, рядом, а все же каждый день происходит что-то новое.
- Услышал. Прислушайся - тоже услышишь.
Фэй старательно прислушалась, очень старательно прислушалась, даже дыхание задержала. Нет никаких изменений. А Кирби смотрит. Стыдно, но придется признаться.
И как это получается у него?
- Я же Защитник. - Ответил Кирби. - Я уже десять лет почти не выхожу из Пустоши. И не к такому привыкаешь.
Откинувшись обратно в кресло, Кирби задумчиво переплел пальцы, хрустнув пластинами перчаток. Тонкие, вырезанные из панцирей двенашек, они покрывают каждые фаланги, кроме крайних и хрустят, цепляясь друг за друга при каждом движении. Особенно когда Кирби выворачивает пальцы замком от себя и потягивается.
Фэй, спохватившись, последовала примеру. Кирби называет это 'заминкой'. Небольшая нагрузка на рабочие конечности, спустя двадцать минут после тренировки. Чтобы наутро не было мучительно больно. То есть, больно все равно будет, но много меньше.
Вернув руки на грудь, Кирби медленно выдохнул и замер на мгновение. Потом посмотрел на Фэй:
- У нас есть два пути. Мы можем попытаться добраться до Поселка. Или остаться на месте и переждать бурю.
- Последствия?
Фэй подняла голову и сощурила глаза - так проще сосредоточиться. Отсекая поток информации от ненужных сейчас органов чувств, максимизировать восприятие тех, которые необходимы. Сейчас это слух.
- Если поедем, - спокойно начал Кирби, - то неминуемо собьемся с пути. Я способен отслеживать путь даже по памяти, но боковой ветер снесет краулер в сторону. Мы посадим аккумулятор, но окажемся близко к дому. По окончанию бури доберемся быстро. Это плюс. Минус - как сядут аккумуляторы, мы окажемся во тьме и холоде.
- Как скоро разрядятся аккумуляторы?
- Уже будут ночь.
- Второй вариант? - нахмурилась Фэй.
- Мы не тратим аккумулятор на движение. Сохраним до половины заряда. Когда буря кончится, движемся кратчайшим путем.
- Потери времени?
- Примерно одинаковы, плюс-минус пара часов.
Две параллельно развивающиеся картины в голове сложились в одну общую. И все лишние элементы отлетели, растворились. Решение принято. Осталось только выдохнуть.
- Остаемся.
- Принято.
Щелчок.
Кирби быстро и аккуратно разбирал обманчиво кажущееся монолитным снаряжение на отдельные части. Помнится, когда он сделал это впервые, оно казалось сродни фокусу, что изредка показывал отец. Позднее Фэй даже засекла время. Кирби, услышав приговор в четырнадцать секунд, пожал плечами и сказал 'Плохо'. У него вообще всегда все было плохо.
Может, потому он Тьма?
Кирби рассовывал снаряжение по многочисленным карманам и ящичкам возле водительского кресла. Все двенадцать краулеров Защитников в Поселке оборудованы подобным образом, неудивительно, что он привык. Вот когда вылазка произошла на краулере Знающих, вот тогда было весело.
Кирби оставил только спаренные ножны на правом бедре и синтетический костюм - основу брони. Достав из ножен основной нож, Защитник принялся точными и выверенными движениями водить по лезвию... в смысле, по клинку, конечно, алмазным камнем. В тишине краулера скрежет точила по стали кажется громом. Даже ветер за бортом будто стал тише, напуганный страшным звуком. Притих и забубнил, осторожно скребя броню песчаными пальцами.
- А вдруг ветер тоже пытается что-то сказать?
- В каком смысле? - замер Кирби.
- Но его никто не слушает. - Пожала плечами Фэй. - И у него переполняется терпение. Тогда и случаются песчаные бури.
- А почему нет? - едва заметно улыбнулся Кирби. - Вышла бы неплохая сказка. Подумай об этом.
Какое странное предложение от Защитника... Странное и даже страшное.
- Нет, думаю. - Покачала головой Фэй. - Я думаю, еще рано. Я же еще только Познающая, а не Знающая.
- И что с того? Все имеет свое начало, - Кирби снова скользнул камнем по клинку, - Ты же не думаешь, что однажды проснешься уже Знающей? Это такой же путь, и он так же имеет свое начало. Начни сейчас...
Фэй откинулась в кресле и закрыла глаза. Ветер все так же скребся в стальные борта, алмаз Кирби скребся по стали клинка.
А почему, собственно, нет? Кирби, конечно, редко думает, но при этом - почти всегда оказывается прав.
Давным-давно, когда Песок был еще маленьким и слабым и почти ничего не мог делать сам, его нашел Ветер. Ветер посмотрел на малыша, который едва-едва мог ходить по планете, и предложил свою помощь. Ветер еще не знал, что Песок - сын Войны...

Кирби тронул краулер, едва ветер начал стихать и появились хоть какие-то ориентиры. Песок все еще скребся в борта, но стоять на месте и дальше не было сил. И так больше суток потеряли ожиданием, и могли потерять еще больше, если бы оказалось, что буря не заканчивается, а лишь ослабла на время. Так что надо двигаться, даже несмотря на почти нулевую видимость.
Справедливо решив, что восточные грузовые ворота в бурю никто не откроет, Кирби каким-то чудом умудрился остановить краулер почти вплотную к северному входу, в пяти-шести метрах. Прикрыв голову курткой, как можно сильнее сжавшись, Фэй выпрыгнула из люка, и побежала к двери. Нащупав засов, схватилась и распахнула дверь тамбура.
- Идем! - это она крикнула уже изнутри.
Кирби, однако, не торопился. Он аккуратно закрыл люк краулера, развернулся и замер на месте. Ему, конечно, можно не волноваться о ветре и песке, по крайней мере, какое-то время - шлем позволял. Но это не значит, что он стал бы вот так стоять посреди бури, повернув голову куда-то в сторону.
- Кирби! Чего ты встал, Кирби!
Защитник повернул голову к Фэй и шагнул вперед.
Размытая тень - Кирби валится на песок, вытянув перед собой руки.
Нет, не повалился - перекатился на выгнутой спине, бросая противника через колено и кувырком вскакивая на ноги. В руке уже щерится серрейтором в полклинка пустынный нож.
- Кирби!
Фэй кидается к двери, но Защитник одним движением перемещается ближе и экономным ударом ноги закрывает ее. Лязгает запор.
А потом в дверь что-то врезается.
- Открой! - Фэй бьет кулаками в дверь, разбивая руки в кровь. Заслонка на двери больно сдирает костяшки.
Ну конечно!
Фэй дернула стальной крючок и приникла к мутному стеклу.
Да разве ж там что-то увидишь?! Сплошная непроницаемая стена песка! Но рано или поздно что-то же должно появиться в поле зрения!
Удар!
Настолько неожиданно, что аж отбросило от двери! Только и заметила что стремительную тень.
А спустя несколько секунд лязгнул засов, и заскрипели петли. В туче песка, спиной вперед, в тамбур ввалился Кирби, таща что-то массивное. Массивное и тяжелое. Вторично хлопнув дверью, Защитник остановился и выпрямился.
Груз оказался бронированным шакалом, разумеется, мертвым. Клинок песочного цвета торчал из шеи зверя, в самом уязвимом месте, где у человека находился бы кадык. Левый рукав Кирби свисал охряными лохмотьями, щиток отсутствовал, но сам Защитник, кажется, цел.
Да, первого взгляда удостоился именно Кирби, и лишь потом внимание обратилось к шакалу. И уже во второй раз за последние две минуты в спину ударила стальная стена - так близко оказался смертоносный зверь. Пластинчатая костяная броня, закрывающая все тело кроме хвоста и головы... Хотя нет, на голове тоже есть щиток, прикрывающий лоб и спускающийся до носа. А еще есть длинные, сантиметров двенадцать, не меньше, блестящие от слюны клыки и огромные когти. Уши размером с половину одеяла, с помощью которых шакалы слышат добычу за сотню метров даже сквозь руины, сейчас прижаты к голове, как и всегда при атаке. Никаких сомнений - мутант действительно всерьез пытался убить Кирби.
- Шакалы не нападают во время бури. - Последнюю мысль Фэй высказала вслух.
- Точно. - Кирби нагнулся и не без усилий высвободил клинок. - Они вообще не ходят во время бури. Они ориентируются на слух, а сильный ветер забивает им уши песком. Только что-то невероятное может заставить шакала выбраться из норы в бурю. Что-то, что напрямую угрожает ему или его потомству.
Кирби рассуждал о поведении шакала, одновременно пальпируя его. Делал он это настолько бесстрашно и безбоязненно, что Фэй сама не заметила как присела рядом.
- Смотри. - Кирби поднял прижатое к голове ухо. Из него на металлический пол сбежала быстрая струйка песка. - Он шел вслепую, совершенно не понимая, где находится и что вокруг. Он и на меня, скорее всего, напал лишь потому, что наткнулся - шел бы он пятью шагами правее или левее, даже не заметил бы.
- Ну и что могло его выгнать?
- Есть идеи? - глухой шлем бесстрастно воззрился на Познающую.
Фэй помотал головой - никаких идей не было. И да, в этом бессилии даже не страшно и не стыдно признаться. Слишком мало информации, если сейчас начать думать, обязательно зависнешь, проверяли.
- Вот и у меня нету. - Кирби выпрямился и схватил шакала за лапу. - Потому и затащил сюда, а не бросил за дверью. Умники разберутся.
Закинув лапу на плечо, Кирби потащил шакала к внутренней двери тамбура. Голова зверя зацепилась за порог и мотнулась. Или нет, не голова... Не голова, а щиток из кинетического хитина, тот, что исчез с руки Кирби. Вот он здесь - лежит на бронеплитах пола, блестя от шакальей слюны. Подхватив щиток с пола, Познающая последовала за Защитником.
Главное не концентрироваться. Главное не свалиться в задумчивость. Главное не залипнуть.
Слишком мало информации.

Фэй аккуратно переставляла ноги по едва видимым ступеням. Света пары слабых фонарей едва хватало, чтобы не переломать нижние конечности. Однако Кирби умудрился спуститься сам и спустить тело шакала. Караульный за нижней дверью отозвался на стук и открыл.
- Плохо выглядишь, брат. - Внимательно осмотрев Защитника, уронил Кирби. Караульный и вправду был каким-то бледно-синим, с огромными мешками под глазами. Он вымученно улыбнулся и закрыл дверь, почему-то совершенно не удивившись мертвому шакалу.
Фэй поморгал, заново привыкая к освещению бункера, и осмотрелась. Вроде все как обычно, но что-то явно не так. Что-то беспокоит. Будто слабый, но крайне назойливый запах заполнил коридоры Поселка.
Прикушенная губа вывела из ступора, Фэй повернулась к Кирби. Мимо кто-то прошел, едва не снеся Познающую. Впору возмутиться - что за обращение! Но все мысли об агрессии исчезли, едва Фэй рассмотрела неловкого мужчину. Как и караульный, он выглядел очень плохо и, кажется, даже стоял с трудом.
- Простите, Познающая. - Сглотнув, произнес бедолага и склонил голову. В холодном свете сверкнули капли пота на лбу.
- Н-ничего, - рефлекторно отодвинулась Фэй, на автомате подмечая синяки под глазами человека и трясущиеся пальцы. Плюс караульный. Мертвый шакал... Напряжение в воздухе... Где-то здесь связь...
Слава небу, подошел Кирби. Успел в последний момент, когда Познающая уже сползала в зыбучие пески безвыходной задумчивости и из последних сил цеплялась за остатки сознания. И хорошо, что он не расстался с телом шакала - оскаленная морда быстренько привела Фэй в чувство.
Хоть мысль о его причастности ко всему творящемуся и не ушла, а наоборот - окрепла.
Десять минут пути по подземным коридорам сопровождались все тем же - редкие встречные шарахались в сторону, прижимаясь к стенам, стараясь оказаться подальше от молодой пары с телом шакала. Будто боялись, что зверь оживет и кинется на них. Или - что Фэй и Кирби больны чем-то неизлечимым.
Или как если бы сами были смертельно больны.
Если пойти прямо от северного входа, уткнешься прямо в склады Техников, через которые можно попасть в их мастерскую. Но Кирби выбрал длинный путь - в обход зала Триады, через узкий коридор с вечно неработающим освещением, и прямо к ангару, через который - в мастерские. Его ход логичен - лучше пройти лишние двести метров с грузом на плечах, нежели с ним же прыгать по захламленному и едва освещенному складу Техников. В ангаре Кирби на секунду задержался возле одного из Техников, и, бросив тому пару фраз, ткнул пальцем в сторону северного входа. Техник кивнул и показал большой палец.
- Слушай, а почему мы вообще несем его к Техникам? - внезапно осенило Фэй. - Это скорее работа Целителей, надо было идти в лазарет.
- Сдается мне, и те и те сейчас находятся в одном месте. - Ответил Кирби. - И вместе думают, что теперь делать. Подожди здесь.
Защитник скрылся за дверью, оставив Фэй. Поразительно. Просто взял и ушел. Не иначе, тоже заметил, что за четверо с половиной суток их отсутствия что-то произошло. Что-то явно не попадающее в разряд хорошего. Фэй повернула голову в сторону идущего мимо Техника.
- Извините... - бросилась она к нему. Техник поднял взгляд и дернулся, будто от удара. Выставив перед собой руки, отшатнулся:
- Простите, Познающая. - Спохватившись, он склонил голову. - Вам лучше не приближаться. Вполне возможно, что вы и ваш Защитник - последние люди Поселка, избежавшие заражения.
- Заражения? - не веря своим ушам, переспросила Фэй. - Какое еще заражение?
- Мы пока не знаем. - Техник снова склонил голову. - Простите, Познающая. Я не вправе обсуждать это. Особенно с вами.
Покачнувшись, он продолжил свой путь. За спиной хлопнула дверь.
- Идем. - Уронил Кирби. Уже без шлема и нахмуренный. И без шакала.
Обратный путь к залу Триады не принес ничего нового. Людей в бункере было меньше, чем обычно, и все они, завидев молодых людей, не просто расступались, а отскакивали с пути.
- Я пойду с Защитниками, - Кирби остановился возле восточной двери зала. - Попробую узнать, что происходит. Если успею, встретимся здесь же. Если нет - у тебя в комнате.
- Хорошо. - Кивнула Фэй и Кирби ушел.
Ну, теперь главное собраться с духом. Заходить к Триаде всегда немного страшно, даже если через время ты сама сядешь в кресло одного из них. Слава небу, Кирби научил успокаиваться. Вдох, выдох, толчок.
Ну, хоть здесь все в порядке! Знающие, как им и положено, сидят за торцами поставленных трехлучевой звездой столов, и, оживленно жестикулируя, что-то обсуждают. На пересечении лучей звезды стоит привычная лампа в зеленом абажуре, на стене переливается собранная из осколков разноцветного стекла картина битвы из Последней Войны. Под ней - длинный костяной рог какого-то древнего животного, по бокам от него - два Защитника. Все это подметилось само собой, на уровне подсознания, и Фэй смогла выдохнуть - все в порядке. Можно совершенно без опаски шагать к столу, гадая, на каких местах сидят родители сегодня.
Но с каждым шагом привычная картина неуловимо менялась, и настроение - вместе с ним. Незамеченное поначалу, в воздухе проявилось то самое отчаяние и запустение, что заполняли коридоры Поселка. Даже лампа в зеленом абажуре светила тусклее обычного и даже картина на стене почти не переливалась в ее свете. Мысли о местоположении родителей постепенно отошли на второй план, вытесненные странным ощущением. Знающие сами повернулись к Познающей, когда до стола осталось десять шагов. Фэй остановилась, пригляделась к их лицам и едва удержалась, чтобы не отвести взгляд - все, что было в коридоре, проникло и сюда.
Мать и отец, самые дорогие люди, сейчас были похожи на оживших покойников. Конечно, это лишь иллюзия, вызванная неверным светом лампы и глубиной капюшонов, заставляющих глаза запасть, а скулы и носы - заостриться, но попробуй убеди в этом разум. Ввалившиеся щеки, сверкающие в глубине капюшонов глаза... Вот только глаза и показывают, что это еще живые и готовые бороться люди.
- Отец, мать. - Фэй поприветствовала родителей кивком. - Виал.
Родители откинули капюшоны, сгоняя наваждение, и снова стали людьми, хоть и явно не самыми здоровыми. Виал, следуя любимому принципу третьего человека, оставил для созерцания только крючковатый нос.
- Где твой Защитник? - прошелестел третий и закашлялся. Сухая, с длинными сухими пальцами, рука нашарила на боку флягу. Виал принялся жадно пить.
- Он ушел к своим с отчетом. - Ответила Фэй, дождавшись, пока он напьется. - Во время бури на нас напал шакал. Прямо у дверей бункера.
- Не может быть. - Нахмурился отец. - Буря длилась больше суток. Даже если учесть, что вы прибыли, когда буря только начала стихать, то шакалу ведь тоже нужно время чтобы добраться до бункера. Значит, ему пришлось бы выйти в самый разгар бури, а в это время шакалы и носа из норы нее высунут.
- Вот и Кирби так же сказал. - Кивнула Фэй. - Потому он его не бросил, а отнес к умникам.
- Фэй! - нахмурилась мать. - Следи за речью!
- К Техникам. - Глядя в усталые синие глаза, отчеканила Фэй.
- Почему к ним? - удивился отец. Фэй повторила ответ Кирби, что вызвало совершенно удивительную реакцию. Знающие переглянулись, мать открыла было рот, но Виал покачал головой:
- Просто случайность, Илана. Но шакал это бесспорно странно. Боюсь, это еще один кусочек мозаики.
- И мне так кажется. - Отец поставил локти на стол на зеленое сукно и, как всегда делал в минуты задумчивости, провел пальцами по двум полоскам седых волос на висках. - Еще одна критическая случайность, случившаяся слишком не вовремя, чтобы не обратить на нее внимания. А если добавить к этому все остальное, результат выходит совсем неутешительный.
- Эй, вы о чем? - Фэй почувствовала себя лишней. Только-только наметившаяся нить разговора оборвалась.
Триада с поразительной синхронностью вздрогнула, будто за пару секунд все трое успели забыть о присутствии Познающей. Впрочем, это было бы неудивительно.
- Прости, Фэй. - вымученно улыбнулась мать. Чистое небо, как же она похудела за эти четыре дня. - Отвлекись. Сама понимаешь, управлять Поселком нелегко.
- Понимаю. - Пытаясь держать себя в руках, кивнула Фэй. - А еще понимаю, что вы отчаянно пытаетесь от меня что-то скрыть.
Повисло напряженное молчание. Знающие переглядывались, пылающая злобой Фэй едва сдерживалась, чтобы не закричать.
- Что ж... - медленно начал крючковатый нос.
Но договорить он не успел.
Кирби всегда входил в помещение тихо и быстро - распахивая двери и тут же резко ускоряясь, прыгая на несколько метров вперед. Помнится, на вопрос, почему он не может входить по-простому, как все остальные, Кирби ответил, что так он выдирает, именно выдирает у времени возможность разом осмотреть окружение и успеть отреагировать на опасность. Вот и сейчас тяжелые двери не то чтобы распахнулись, а буквально разлетелись, будто вынесенные взрывом. Кирби проник в зал, возвращая разведенные в стороны руки обратно к телу, и спустя мгновение уже стоял в десяти шагах от стола, там, где людям его статуса и полагалось стоять. Конечно, все прекрасно осознали, что сейчас произошло, но Знающие нахмурились.
- Три. - Кивнул Кирби, задержав голову в почтительном поклоне.
- Что вы себе позволяете, Защитник? - гневно раздулся крючковатый нос. - Даже ваш статус не позволяет вам врываться без приглашения в зал Триады, тем более, таким образом!
Голос Виала сорвался, Знающий зашелся в сухом кашле и снова схватился за флягу. Запрокинув голову, подождал секунду, даже потряс, но, кроме пары капель, так ничего и не добыл. Мать тронула Виала за плечо и протянула свою флягу.
- Прошу прощения, Знающий. - Кирби на секунду прикрыл глаза в знак извинения. - Ситуация того требовала. Сложившееся положение, по мнению Старшего, близко к критическому, а зал Триады, как пункт управления, является важной точкой, защита которой становится приоритетной задачей. Не говоря уже о том, что именно здесь находится лично моя защитная цель.
Закончив явно не самостоятельно придуманную тираду, Кирби закрыл глаза и поморщился, будто длинные фразы горчат.
- Разумно. - Кивнул отец. - Но впредь лучше обойтись без подобного. В Поселке, в зале Триады, с двумя Защитниками, мы в безопасности.
- При всем уважении, Три, это не так. - Открыл глаза Кирби. - Вы уже в опасности, и, если ничего не предпринять, воцарится паника.
- Паника? - глаза Фэй против воли распахнулись. - Все настолько плохо?!
Знающие снова переглянулись. Виал покачал головой и так глубоко натянул капюшон, что скрыл даже нос.
- Фэй... - мягко произнесла мать, пряча руки под капюшоном. Она всегда принималась массировать виски, когда принимала тяжелое решение. - Фэй, девочка, займись, пожалуйста, чем-нибудь.
- Например, сходи пока в душ. - Карие глаза отца прошлись по фигуре Познающей. - А то прямо из Пустоши да в зал... А мы тут еще не все обсудили, потому что...
Вот последние два слова он сказал зря, и сам это понял. Во всяком случае, глаза его забегали.
- Потому что сначала нас прервала ты, а потом твой Защитник. - Запнувшись перед последним словом, пришла на выручку мать.
Как обычно - стоит отцу завязнуть в риторике, как Глас Триады приходит на помощь. Даже при оглашении новых решений Знающих именно Илана Карнай всегда стоит перед толпой, скрывая Разум и Сердце Триады за собой. Идеальная комбинация из трех сознаний, способная не только и не столько принимать правильные решения, но и убеждать прочих в правильности этих решений.
Но вот беда - то ли мать забыла, что перед ней стоит человек из ее собственной касты, то ли решила, что это не помешает, - в любом случае, она ошиблась. Несоответствие мимики с эмоциональной окраской слов, запинка в конце фразы и даже то, как резко она убрала рука от висков - все это было прекрасно заметно.
- Фэй, будь добра, займись чем-нибудь. - Тихо сказала мать. В синих глазах явственно читалась просьба. - Позже мы поговорим.
И, опустив голову, шепотом добавила что-то еще. Кирби вздрогнул и сделал шаг к Фэй:
- Пойдем.
Фэй еще несколько секунд смотрела на Триаду, а потом схватилась за ленту, стягивающую волосы, рывком содрала ее и пошла к выходу. Кирби в два шага догнал и пошел чуть впереди. Снова размазавшись на пороге зала, он оказался снаружи и остановился. Фэй развернулась возле дверей, развела руки в стороны и ухватилась за ручки дверей. Потянула на себя, фотографируя в памяти отца, барабанящего по столу пальцами, мать, снова держащуюся за голову и едва видного в сужающуюся щель Виала, опустошающего закинутую к потолку флягу.
Осмотрев замершего Кирби, Фэй двинулась по коридору к лестнице. Срывать злость на Защитнике бессмысленно, ему все равно. Или он хорошо делает вид. Кем бы он ни был - другом, наставником, защитником, подчиненным, он явно не являлся тем, кто виноват в глупости Знающих. Как бы парадоксально это ни звучало...
Да и какой смысл срывать злость на том, кто хладнокровно выслушает, как всегда, спокойно пожмет плечами и продолжит себя вести, как ни в чем ни бывало.
- Ты что-нибудь понял?
- Я слышал и видел не больше твоего. - Даже без шлема его голос звучит монотонно и безэмоционально. - А, вернее, даже меньше.
- А вот мне сдается, что нет.
Фэй одним длинным шагом догнала Защитника, шагнула еще раз, с разворотом, и уперлась ладонью в прочную, будто спрессованный песок, и такого же цвета грудную пластину. Защитник остановился, бесстрастно взирая сверху вниз. Много кого давил этот тяжелый взгляд, и неважно, какого роста был собеседник. Но не привычную Фэй.
- Ты расплылся, когда мать что-то прошептала. Не знаю как, но могу поспорить - ты разобрал.
Они так и стояли несколько секунд, будто две статуи, глядя друг другу в глаза и храня молчание.
А потом рука провалилась в пустоту, смазанную охряной полосой. Из-за спины послышались легкие, едва слышные шаги. Фэй развернулась, глядя в спину удаляющемуся Защитнику. Будто почуяв взгляд, Кирби остановился, но не обернулся. Приподнялись и опустились плечи, будто от тяжелого вздоха.
- Она сказала "Надеюсь".
__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 04.02.2016, 16:05
Аватар для GAN
Мастер слова
 
Регистрация: 09.06.2014
Сообщений: 1,292
Репутация: 180 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для GAN
Смело.
__________________
:) ;) (c) (tm)
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 05.02.2016, 10:04
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
GAN, а можно более развернуто? А то в моем понимании, звучит весьма двояко, если не трояко...

Глава 2. Капкан и сказка.

Кирби проводил прямо до комнаты, которую Фэй делила с родителями. Потом Защитник ушел, оставив в одиночестве. Правда, пообещал, что вернется.
Он, конечно, вернется. Вот только когда и с какими новостями? И чем заняться, пока его нет? Может, послушать отца и действительно сходить освежиться?
Фэй сняла костюм и аккуратно вытряхнула его от пыли в коридоре. В этом плане повезло - тренировочный костюм повторял форму Защитников в мельчайших деталях, за одним исключением - не неся никакой боевой функции, он не имел ни одной хитиновой пластины. А ведь именно на стыках брони, вырезанной из панцирей двенашек, и ткани всегда собиралась та самая пыль, что заставляла Защитников отмывать форму после каждой вылазки в Пустошь. Фэй же достаточно было вытряхнуть свой, как она его называла "каркас", и пыли почти не оставалось. Правда, лучше если этого никто не увидит. И не только из-за пыли на полу.
Обнаженная Фэй осторожно выглянула из дверей блока, быстро метнула взгляд туда-сюда, и, никого не заметив, принялась за свое черное дело. Натрусив на пол целую кучу красного песка, Фэй пнула ее и шмыгнула обратно в блок.
Костюм лег на узкую кровать, покрытую старым шерстяным пледом, очки и дыхательная маска - на исцарапанный металлический стол. Туда же отправился бы и нож, если б он был.
Фэй подошла к зеркалу, на углу рамы которого висело одеяние Познающей - длинная белая мантия на пуговицах с капюшоном. Почти как у Знающих, только капюшон не такой глубокий. Но не одежда сейчас важна.
Как там Кирби сказал? Однажды проснуться уже Знающей? Технически оно так и устроено - в одно прекрасное утро кандидату сообщают, что Знающий скончался, и приносили его балахон - отстиранный и отглаженный. Старый, на пуговицах, обирают.
Но Кирби, конечно, не это имел в виду. Ведь неважно, каков ты снаружи и какая на тебе одежда, важно, кто ты внутри. А одежда как раз только и делает, что мешает это рассмотреть. Что не мешало, однако, самому Кирби вылезать из своей скорлупы только на время водных процедур и любовных утех. Если, конечно, последнее интересует Тьму.
Оторвав взгляд от балахона, неожиданно вызвавшего такую бурю эмоций, Фэй быстро сбегала в едва теплый душ и вернулась к зеркалу. Теперь самое интересное. Еженедельный осмотр самой себя в поисках прогрессивных изменений.
Да, ростом Фэй даже среди прочих родившихся, выросших и живущих под низким сводом купола жителей Поселка, мягко говоря, не выделялась. Целители говорили, что рост девушек продолжается вплоть до двадцати пяти лет, но к своим двадцати двум Познающая выработала свой ресурс. Несмотря на все страстное желание быть такой же высокой и статной как отец, за последний год она не выросла нисколько. Впрочем, желание тоже угасло, едва Кирби популярно разъяснил все достоинства и недостатки разных ростов. После этого оставалось только радоваться, что рост не изменился.
Зато изменились ноги. Стройные, длинные и красивые, сейчас они были покрыты многочисленными синяками и даже парочкой ссадин. Кирби очень любил наносить удары по голеням, едва ученица начинала нагружать ведущую ногу, "зависая на ней". Но синяки это вина не наставника, а, скорее, самой Фэй, вернее, ее тонкой нежной кожи, упорно не желавшей набиваться, несмотря на все упражнения. Кирби и не бил даже, если честно, так, легкие намеки на удары, не более. Бедра, так же с синяками, но уже пожелтевшими, резко и угловато сходились в тонкую талию - за два года тренировок организм потерял солидную часть жировой массы, сформировав фигуру типа "песочные часы". Вот только бедра и не успели за всем остальным, да так и остались шире, чем хотелось бы. Ну и шакал с ними, с бедрами. Зато над ними - идеально плоский, хоть и без пресловутых кубиков, живот, вымученный у организма долгими статическими подъемами корпуса, когда, лежа на спине, поднимаешь тело под углом к полу и держишь, сколько хватит сил. А потом дожимаешь угол до прямого и обратно на спину через точно такую же задержку. Из постоянных упражнений Кирби заставлял делать только это, добавляя другие от случая к случаю. Он говорил, для такого телосложения удары должны наноситься не силой, а через волну, скручиванием корпуса от бедра, через мышцы бокового пресса и дальше - в грудь и руки.
Кстати, грудь и руки. И раньше-то не получалось похвастаться выдающимися формами, а сейчас последние жировые волокна пропали, уступив место намного менее объемной мышечной ткани. Посему до привлекательных форм - как до Кирби в обращении с ножом. Зато руки наоборот - ощутимо отвердели и обрели невероятную пластичность и силу, пусть и пришлось пожертвовать холеными ногтями, сменив их на короткие, нередко - с полосой грязи под кончиками, будто у Фермера какого. Через локти с заметными шишечками старых гематом, набитых рефлекторным падением на суставы, руки переходили в узкие плечи, кожа на которых едва не рвалась тонкими выступающими косточками ключиц.
Но главное находилось еще выше.
Что-то Фэй не нравилось в себе, что-то наоборот - ни за что бы не согласилась скрывать от других, но ни то ни другое не относилось к лицу. Здесь Познающая имела полное право гордиться симбиозом мягкой округлости лица матери и хищного вытянутого анфаса отца, доставшимися ей по наследству. Вот сейчас эта интересная смесь смотрит из зеркала, сверкая карими глазами и задумчиво покусывая тонкую нижнюю губу. Это у нее как у матери привычка, только по-своему переработанная. Одернув себя, Фэй прекратила грызть губы и приподняла голову. Давний шрам на подбородке, - след неудачного падения, - все еще бугрился на нижней части челюсти, вот уж где-где, а в этом месте изменения были бы только на пользу. Но и ладно, на лице вон тоже шрам, пересекающий чуть горбатый, и, будем честны, слегка длинноватый, зато узкий, а потому названный отцом "аристократическим", нос. Эта отметина самая старая, а потому совершенно не заметная, если не присматриваться, но почему-то постоянно кажется, что собеседник неотрывно смотрит именно на этот шрам, когда-то бывший серьезной раной. Пришлось привыкнуть свои коричневые, матерью называемые "каштановыми" волосы длиной до лопаток если и собирать в хвост, то всегда оставлять спереди для того, чтобы скрыть свое мнимое уродство.
Снова опустив голову, Фэй еще раз быстрым взглядом окинула всю себя с ног до головы. Нет, скорее, все-таки нравится, чем не нравится. И, кивнув этой мысли, Познающая потянулась за балахоном.
- Ну, наконец-то. - Раздалось сзади. - Я уже думал, ты до следующей бури будешь себя разглядывать.
Рука замерла на полпути. Чем бы в него кинуть? А, без толку, все равно увернется, а то и обратно швырнет. Продолжая движение, Фэй сняла балахон, приложила его к обнаженному телу и развернулась.
Кирби стоял возле открытой двери, - вот же дура, забыла закрыть! - и с присущим ему каменным спокойствием смотрел на едва прикрытую белой мантией Фэй.
- Скотина, - констатировала Фэй. - Одеться хотя бы дашь без свидетелей?
Кирби, как обычно, пожал плечами, отклеился от двери и скрылся в соседней комнате.
- Ты, кстати, лучше бы спасибо сказала. - Раздалось оттуда. - Что я стоял тут и караулил, пока ты голая себя в зеркале разглядывала.
- Могу поклясться, на самом деле ты занимался тем же самым. - Натягивая белье, парировала Фэй. - Хоть бы постучался.
- Не хотел отвлекать. Во время боя бы тебе такую сосредоточенность, как десять минут назад.
- Во время боя мне некогда думать о своем теле. - Огрызнулась Фэй, уже застегивая пуговицы балахона.
- Вот и я говорю - в этом твоя проблема. - Кивнул Кирби. Сто процентов кивнул! Он всегда кивает, забивая своей прямолинейностью последнюю точку в разговоре. Не ставя, а именно забивая, так, что при всем желании уже не получится развить тему дальше.
- Буря закончилась. Идем. - Произнес Защитник, едва Фэй вышла из комнаты.
- Издеваешься? - выдохнула Фэй. - Ты это специально, да? Чтобы я снова переодевалась, пока ты на меня глазеешь?
- Нет, мы не идем на поверхность. Я просто хочу тебе кое-что показать.
- Тогда зачем нужно было меня оставлять в комнате и ждать конца бури, чтобы только после этого повести куда-то?
- Для того чтобы все думали, что мы отправились на поверхность, - не поворачивая головы, ответил Кирби и громко вздохнул. - Если до этого, конечно, кому-то еще есть дело.
Изумительный тактик. Жаль, стратег никакой. Ну да ладно, стратегия - удел Знающих.
А если нет Знающих - Познающей.

Кирби вывел Фэй обратно на первый ярус. Неужели снова в зал Триады? Нет, свернули с лестницы и направились куда-то к поварским цехам Фермеров.
- Я кое-что выяснил. - Не оглядываясь, произнес Кирби. - Но свести все воедино не выходит. Мысли разбегаются. Мне нужна твоя помощь.
- Какого рода?
- Того, который тебе лучше всего дается.
- А ты уверен, что это в нашем праве?
- Я уверен, что никто не станет искать причину, пока не устранит последствия. - Кирби на секунду обернулся. - Но, мне кажется, будет уже поздно.
Здесь с ним не поспорить. Знающие вряд ли примут меры, пока не будут уверены, что тем не сделают хуже. А на то, чтобы придумать беспроигрышную комбинацию, если таковая вообще существует, может уйти слишком много времени.
Кирби внезапно остановился. Просто замер на одном месте, как умеют только Защитники - будто напрочь игнорируя законы инерции.
- Сейчас мне надо ненадолго отлучиться. - Обернулся он.
- Шутишь? - вспыхнула Фэй. - Ты вытащил меня для того, чтобы оставить в коридоре?
- Ты я и знал, - Кирби взлохматил короткие черные волосы растопыренной пятерней. - Слушай, так надо. Триада пытается не допустить паники, ничего никому не сообщая, и многим это не нравится. А так как ты относишься к Триаде, пусть и не столь явно, твое появление может вызвать... не лучшую реакцию.
- Кого же ты там спрятал?
- Если я все правильно понимаю, то единственных, кто еще не заразился. А сейчас подожди немного.
Что ж, он снова прав. Вряд ли в сложившейся ситуации кто-то будет рад видеть ту, чьи родители упорно скрывают происходящее. Вряд ли кому-то придет в голову слушать оправдания молодой Познающей. А если Кирби с таинственными людьми, почему-то не заразившимися непонятной болезнью, на короткой ноге, то, глядишь, у него получится убедить их.
Но все же, кто эти люди?
Фэй прислонилась к стене, зябко поеживаясь. Очень уж непривычно без сопровождения Защитника. Даже с детства привычные голые бетонные стены холоднее обычного. А, может, дело не в температуре?
Фэй повертела головой, осматривая помещение. Обычно возле столовой в это время всегда много женщин, приводящих детей на вечернее кормление, но сейчас даже этот механизм дал сбой. Женщина всего одна, и да, с ребенком, девочкой лет десяти на вид. Малышка лежит на полу, а мать нагнулась над ней, держа ее голову у себя на коленях. Даже на расстоянии заметны крупные капли пота на лбу женщины. Девочка не двигается, но улыбается, слушая мать. Интересно, что она слышит?
Мягко толкнувшись лопатками от стены, и, перекатившись с носка на пятку, как учит Кирби, Фэй приблизилась к женщине.
- И тогда злоба всех людей собралась воедино и превратилась в страшную ведьму Войну. Война хотела нести смерть и разрушение, хотела уничтожить тех, кто ее породил - людей. Она уничтожала города и деревни, отнимала мужей у жен и братьев у сестер. Она не щадила никого, и, когда, казалось, надежды нет, выжившие собрались вместе и вызвали доброго духа, которого звали...
- Мир... - одними губами прошептала Фэй.
Наверное, не найдется в Поселке ни одного человека, не слышавшего эту сказку в детстве. Но сейчас, в атмосфере напряжения, когда даже стены грязнее и холоднее обычного, она кажется лучом света в пещере безнадежности.
- И тогда Мир победил Войну и отправил ее в такие далекие дали, что никто никогда ее уже не видел. Но перед своим поражением Война в бессильной злобе создала сыновей, наказав им мешать и досаждать людям. Она создала бронированных шакалов, песок и красную пыль. Мир был бессилен сражаться с таким слабым, но многочисленным врагом, и тогда... Кайса! Кайса!
Женщина обеспокоенно протянула руку к затихшей девочке, но та вдруг улыбнулась и, повозившись, повернулась на бок.
- Спит... - со слезами счастья на глазах, выдохнула мать. - Наконец-то спит...
А в голове Фэй уже раскручивался маховик подсознания, наматывая на себя нить давней истории.
Дети Войны мешали жить, но это полбеды. Беда началась, когда пришли мары. Похожие на людей, но явно к людям не относящиеся, мародеры, как их сразу назвали в народе, или мары, как сократили позже, больше всего они казались какой-то злой насмешкой над человечеством. Сухощавые и поджарые, с непропорционально длинными конечностями и будто вовсе лишенные кожи, а после еще и как следует поджаренные, они были невероятно быстры и проворны. И кровожадны. Пытаясь разорвать все, что находится в зоне видимости, они бились как безумные, даже на последнем издыхании старались добраться до людей. Война вышла на новый, совершенно чуждый человеку уровень. Именно тогда стало ясно, что огнестрельное оружие, принесенное еще с Базы, уже неэффективно. Красная пыль неминуемо проникала в самую узкую щель, блокировала любой механизм и превращала любую смазку в подобие воска. Единственное оружие, что люди имели, отказывалось работать и превращалось в груды железа прямо в руках людей.
"И тогда Мир вызвал к себе всех людей и разделил их на пять групп. Касание Мира изменило людей, дав им новые способности, которые помогли справиться с марами. Так появились Знающие, вставшие во главе Поселка. Техники, создавшие краулеры и другие механизмы, столь нужные Поселку. Целители, научившиеся лечить самые тяжелые раны простым наложением рук. Фермеры, находящие воду в самых, казалось, невероятных местах. И Защитники, переломившие ход сражения"
Периодически не так и не туда, но со временем Защитники научились перемещаться, захватывая с собой маров, насаживая их на колья баррикад, или, набрав дикую скорость серией коротких прыжков, впечатывать врагов в стены под хруст ломающихся костей. А когда, наконец, вскрыли не поддающиеся ранее помещения, оказавшиеся арсеналами, полными законсервированного холодного оружия, ход войны наконец переломился.
И вообще все в это время случилось удивительно кстати. Ранее никем даже не замеченный узкий проход к арсеналам был вскрыт именно тогда, когда стрелковое оружие показало свою неэффективность. И Целители научились лечить как раз в тот момент, когда лазареты были переполнены, а склады медикаментов - опустошены до последнего пузырька.
"Мир подарил людям новые способности, без которых выжить в Пустоши, сотворенной Войной, было бы невозможно. Только насчет будущих Техников мир сомневался - стоит ли возвращать людям власть над механизмами, с помощью которых они когда-то уничтожили планету. Но, глядя на ярость и страсть, с которой люди сражаются за существование и выживание, он принял решение"
- Фэй!
Познающая, погруженная в мир воспоминаний и легенд, вздрогнула от неожиданности, фокусируя взгляд на темном силуэте. Кирби хмуро смотрел и нервно щелкал пальцами.
- Очнулась, красавица. - Кивнул Защитник.
- Ты так быстро... - только и нашла, что сказать Фэй.
- Меня не было почти полчаса. - Еще сильнее нахмурился Кирби. - Пойдем, нас ждут.
Фэй отлепилась от стены и посмотрела на склонившуюся женщину, кажется, так и уснувшую в неудобной позе.
"И тогда Мир выбрал четырех людей и нарек их Вера, Бесстрашие, Безумие и Дерзость. Мир забрал их и ушел, обещая, что, когда будет необходимо, четыре Имени вернутся и помогут снова отстоять право на жизнь"
История благополучно закончилась и Фэй улыбнулась. Очень уж приятно вспомнить, пусть и в сокращенном варианте, старую сказку, которую каждая мать читает своим детям перед сном. И Фэй - не исключение. Говорят, раньше сказки были намного добрее, но взамен практически не давали информации о прошлом.
Что ж... Какой вокруг мир, такие и сказки.

Неприметная небольшая дверь в маленькой, утопленной в стене, арке. Даже захочешь - не найдешь, если только случайно не окажешься вплотную. Наверное, именно так были запрятаны склады холодного оружия, в свое время столь вовремя обнаруженные Искателем.
- Ну и кто там?
- Пять человек. - Просто ответил Кирби. - Пять Фермеров с самых дальних аванпостов, прибывшие в Поселок чуть раньше нас. Есть мнение, что кроме нас они единственные, кто избежал заражения.
- Заинтриговал. - Призналась Фэй и толкнула дверь. Кирби рефлекторно скакнул на секунду вперед и оказался внутри раньше, чем Познающая успела осмотреть помещение.
- Все-таки привел... - проскрипел кто-то из-за охряной спины, перекрывшей все поле зрения. В отсутствии видимости приходится полагаться на чувства и воображение, и Фэй быстренько нарисовала в голове образ седого, но еще крепкого старика с кривым суровым носом, маленькими вредными глазами и сдвинутыми в одну хмурую мохнатую щеточку бровями.
Кирби шагнул внутрь, наконец давая возможность осмотреться, и Фэй не без удовольствия отметила, что воображение в очередной раз не подвело. Надо отдать должное Фермеру - хмурый старец, стариком его язык не поворачивается назвать, - лучился энергией и силой, напрочь игнорируя пандемию за стеной.
- Дверь закрой, чего встала!.. - гаркнул он, махом ломая весь благоприятный образ. Дверь, конечно, Фэй закрыла. Но это первый и последний раз, когда старику подобное обращение сошло с рук. Прикрыв дверь, Познающая наконец получила возможность осмотреть помещение.
А оно оказалось крошечным - всего-то и места, что на круглый стол человек на пять-шесть, да узкий тамбур, в котором и встали новоприбывшие. Мелкий дрожащий свет от жировой лампы на столе не столько освещал, сколько давал прекрасную густую тень, скрывающую лица Фермеров в глубинах капюшонов. Капюшоны, песочного цвета халаты, самодельные, а потому у каждого - уникальные, широкие пояса, нагруженные ножами, щупами, лопатками, флягами, хранилищами семян и шакал пойми чем еще. И самое главное - уже неистребимая, а потому и не истребляемая темная полоса под каждым ногтем на руках. Фермеры во всей красе.
- Уважаемые, будьте повежливее. - Прошелестел Кирби. - Не забывайте, в чьем обществе находитесь.
Фермеры синхронно стянули капюшоны, открывая лица людей самых разных возрастов и внешностей. Был здесь даже один негр, которых в Поселке числилось всего-то около десяти, не больше. Подчинившись Защитнику, однако, никто из Фермеров и головы не повернул в сторону новоприбывших. Видимо, кроме старика все были готовы к появлению Фэй, да и тот ворчал скорее из природной вредности.
- Ко мне, надеюсь, у тебя нет претензий? - крякнул он, пробираясь к пустующему за столом месте. - Я и так без капюшона.
- К тебе, Жо, у меня претензий больше, чем к остальным. Когда-нибудь я все-таки отрежу твой поганый язык. - Кивнул Кирби, на что названный Жо расплылся в широкой улыбке. А у них явно не такие простые отношения, как кажется. - Что я пропустил?
- Чуть больше, чем ничего. - Проскрипел Жо, опускаясь на стул. - Мы же тебе не Знающие. Единственное что мы можем это мусолить проблемы, пока не замусолим до дыр.
- Вот потому я и пошел за Фэй. У нее в голове ума больше чем у нас всех два раза взятых.
- Минутку-минутку. - Фэй бросило в жар. - Вы чего от меня хотите?
- В идеале - решения. - Развел руками Жо. - Но на худой конец сгодится и план.
- План чего? - снова не поняла Фэй.
- Спасения Поселка. - Немедленно ответил Кирби.
Фэй внимательно вгляделась в лица окружающих, но нет - нигде нет даже намека на улыбку. Но попробовать все же стоит.
- Вы шутите, да?
Но никто не улыбнулся и не признался в том, что маленькую Познающую разыгрывают.
- Да нет, вы что... Там же и так вся Триада сейчас ломает голову над тем, как всех спасти.
- Вот именно. Как спасти, а не как избавиться от напасти. - Вздохнул Жо. - Кроме того, пока они не придут к какому-то решению, они, как обычно, никому ничего не скажут. А мы хотим знать, какие варианты могут нас ждать. И насколько вероятно спасение Поселка при каждом из них.
- И вы думаете, я смогу воспроизвести для вам разговоры и мысли Знающих? - усмехнулась Фэй. - Там-то три умных головы, а у меня лишь одна и та в ранге Познающей.
- Зато одна голова не сможет спорить с другими. - Отрезал Кирби. - По причине их отсутствия.
Фэй снова обвела присутствующих взглядом, в каждой паре глаз видя надежду. А еще - готовность к действию, любому, какое только укажет Познающая. Неужели за каких-то четыре дня Поселок пришел в состояние агонии, да такой, что до смерти осталось всего ничего?
- Хорошо. - Фэй закрыла глаза и мерными короткими вдохами нагнала в легкие, и, через кровь, в мозг максимум кислорода. - Что с шакалом?
- А девочка знает, что спрашивать. - Усмехнулся Жо. Сознание, стимулируемое неуклонно растущим уровнем кислорода в крови, очистилось еще не до конца, и органы чувств, в отсутствии зрения взявшие на себя информационную нагрузку, отрисовали картинку не полностью. Но этот скрипучий голос, исходящий от наиболее яркого силуэта, с чем-то спутать невозможно.
- Вскрытие показало, что зверь давно не пил - три или даже четыре дня. - Вспыхнул ответом непроницаемо-черный силуэт рядом. Кирби, конечно. Тьма как есть. - Несмотря на природные способности, столько времени даже шакалы без воды не живут. Думаю, именно жажда заставила его покинуть нору.
- Но ведь шакал не копает нору, не найдя водоносного слоя близкого залегания и не выкопав первым делом колодец, верно?
- Вернее некуда, - наконец обретший лицо силуэт Жо вспыхнул. - А нюх на воду у них лучше, чем у меня с моим опытом.
- Значит, его источник воды стал опасен. - Фэй медленно перетекала между формирующимися в кромешной тьме картинками, проверяя каждую на достоверность. - Не пересох, не стал недоступен. Иначе шакал выкопал бы новый колодец. Вода стала непригодна для питья и зверь это почуял. И пошел туда, где есть хотя бы немного чистой воды. Хотя бы в бочках. Пошел к нам.
Фэй открыла глаза, выныривая из глубины чередующихся картин.
- Восточная река. - Сквозь перехваченное неожиданным спазмом горло, прохрипела Познающая. - Все дело в воде. И, мне кажется, я даже знаю, что именно с ней не так! Мы с вами здоровы лишь потому, что не пили воду Восточной реки. Мы четверо суток провели в Пустоши, на автономном запасе. Вы, если я все правильно поняла, были на дальних аванпостах. Оттуда добираться долго и вы прибыли лишь немногим раньше нас. Могу поспорить - никто из вас еще не опустошил свои фляги и, уж тем более, не наполнил их из Восточной реки.
- Безукоризненно! - воскликнул Жо, прищелкивая пальцами. - Изумительно!
- Но это еще не все. - Покачал головой Кирби. - Потому что нет ответов на два самых главных вопроса. Первый - что с водой?
- Симптомы, которые я видела - задумчиво начала Фэй, - Очень похожи на проявления лучевой болезни, если проще - поражения радиацией.
- Как это возможно?! - вскинул брови молодой Фермер. - Мы уже давно исследовали всю пустыню, от аванпоста до аванпоста! Радиации уже нет!
- Во-первых, от аванпоста до аванпоста - это еще не вся пустыня. - Фэй снова прикрыла глаза. - Во-вторых, река могла размыть подземный источник радиации, например, залежи урановой руды. Но в это я слабо верю. И, в-третьих, налицо все симптомы именно лучевой болезни - испарина, тошнота, потеря сознания, нарушенная координация движений.
Фермеры переглянулись и почти синхронно кивнули, будто их все-таки убедили.
- Нас сорвали с Фронтира на севере. - Прогудел Жо в сцепленные перед лицом ладони. - Прислали срочное сообщение солнечным телеграфом. Требовали лучшего Фермера и лучшего Защитника для его сопровождения.
Остальные снова синхронно кивнули, видимо, символизируя тем аналогичность своих историй.
- Значит, среди Защитников тоже могут быть здоровые. - Фэй посмотрела на потолок. - Хотя вряд ли, с их обменом веществ.
- Угу. - Прогудел Кирби, как раз делая глоток из фляги.
- Ну и какие варианты решения проблемы могут предложить Знающие? - Жо положил подбородок на жесткую морщинистую сцепку ладоней и уткнул взгляд в Познающую.
- Разные. Но ни один из них вам не понравится.
- Как бы то ни было, сейчас только мы семеро можем что-то сделать. - Грустно констатировал Жо. - Так что выкладывай свои варианты, а уж мы-то постараемся.
- Постараемся что? - внезапно прогудел тот самый чернокожий, что привлек внимание еще в самом начале. - Постараемся сдохнуть в муках? Или постараемся удержать потроха внутри, а не выблевать их на пол?
Он положил на стол широкие черные ладони с отвратительно-розовыми квадратиками ногтей и тяжело поднялся.
- Я против. - Тихо сказал чернокожий. - Оставаться умирать с обреченными... Да еще дергаться как норная курица под ножом неумелого Фермера... Нет, меня такой вариант не устраивает.
- Рэндалл, сядь. - Устало потер глаза Жо. - Или говори прямо, чего хочешь.
- Я хочу. - Верзила на секунду задумался. - Я хочу, чтобы мы прямо сейчас пошли в ангар и взяли краулер. Силой, если понадобится, сейчас это нетрудно. Я хочу, чтобы мы сели в краулер и рвали когти из этого уже мертвого места. Я хочу жить, а не подыхать в мучениях. И я хочу спросить - кто со мной?
- Рэндалл, никто с тобой... - тихо начал Жо, но скрип металла по бетону, как это делает ножка тяжелого стула, прервал его. Напротив негра встала еще одна фигура. Неприметный коротко стриженый затылок тут же скрылся под капюшоном. Этот Фермер, в отличие от Рэндалла, был невысок ростом и не отличался телосложением, но намерения явно имел те же. Он кивнул громиле, и они вместе принялись выбираться из-за стола.
- Сиди, - буркнул Жо, заметив порыв недавно высказавшегося молодого Фермера. - Пусть идут. Теперь это их проблемы.
В полной тишине все наблюдали, как предатели выбираются из-за стола и идут к выходу.
- Пропусти.- Буркнул негр Кирби, намертво перекрывшему проход. Защитник несколько секунд исподлобья смотрел ему в глаза, но все же сделал шаг в сторону, прижимаясь к стене.
Фэй тоже прижалась как можно плотнее, лишь бы не коснуться этих отвратительных людей, спасающих свои шкуры и не думающих о других. Да если бы во время войны с марами все были такими, то на ней бы летопись человечества и остановилась!
Идущий следом за Рэндаллом Фермер, будто почувствовав эту ненависть, остановился рядом и взглянул прямо в глаза. Под капюшоном царила кромешная тьма, но сверкающий ответной безграничной ненавистью взгляд с лихвой это компенсировал. Холодный огонь обжег, будто настоящее пламя, Фэй отшатнулась, хоть и некуда уже. Лишь бы оказаться подальше от этих глаз.
Хлопнула дверь, Фэй выдохнула. Пара секунд этого взгляда как-то непонятно растянулись в несколько часов. Молодой Фермер откинулся на спинку стула, тяжело дыша.
- Успокоился? - поинтересовался Жо. Кажется, он один спокойно отреагировал на произошедшее. Или только кажется? Как-то очень нервно его пальцы барабанят по столу.
- Делать-то что будем? - внезапно подал голос последний Фермер, до того не проронивший ни слова. - О каких вариантах говорила наша Познающая? И почему они нам не понравятся?
Фэй встряхнулась, выбрасывая из головы лишние мысли и снова закрыла глаза. В этот раз все далось проще, картинки вспыхнули мгновенно. Три разных варианта событий, вероятность каждого - примерно одинакова. Вероятность выжить при каждом из них - тоже. Что ж, начнем...
- Вариант первый. Укрепиться в Поселке, сняв дозоры, отозвав все аванпосты и намертво заблокировав оставшиеся два выхода, обеспечить питание аварийными запасами как воды, так и еды. Плюсы - никакая тварь не сможет проникнуть в Поселок, если укрепиться по максимуму, ни одна тварь не сможет атаковать беззащитных людей. Минусы - если запасы чистой воды кончатся раньше, чем очистится вода Восточной реки, а это однозначно будет так, все погибнут. Питания от двух слабых рек не хватит на всех. Вообще почти ни на кого не хватит. И все равно придется выходить на поверхность, только уже в намного меньшем количестве и намного более плохом качестве.
Фэй повела глазами под сомкнутыми веками, отгоняя первый вариант. Вторая картинка уже вежливо висела перед внутренним взором.
- Второй вариант. Оставить Поселок, расселив всех по аванпостам, не зависящим от Восточной реки. Таких мало и на всех не хватит, но и далеко не все доживут. Оставшиеся люди потеряют единство и станут легкой добычей для тварей даже при условии стен аванпостов.
Картина остановилась на довольно неприятной сцене и Фэй сморгнула ее в сторону. Какое счастье. Даже первый вариант не был так страшен и отвратителен. Хотя нет. Худшее еще впереди.
- Третий вариант хуже всех остальных. - Так и сказала Познающая. - Покинуть бункер и всем Поселком направиться вверх по течению Восточной реки в поисках источника загрязнения. При обнаружении - уничтожить или просто поселиться выше по течению, продолжая получать чистую воду.
- И быстренько быть сожранными тварями, не успев даже колодцы пробурить. - Кивнул третий Фермер. - Ничего хорошего, в общем. Начинаю думать, что Рэндалл не так уж и глупо поступил.
- Я просто рассказала, что вижу. - Развела руками Фэй. - Опираясь на знания о радиации, теоретической мобильности Поселка и множество других факторов. Устранить последствия лучевой болезни возможно лишь в том случае, если организм прекратит набирать радиоактивные элементы. Соответственно, любой Знающий придет к выводу, что избавиться от проблемы это значит избавиться от Восточной реки, постоянно или на время, как повезет.
- Вот потому никто не видит четвертого варианта. - Вздохнул Кирби. - А он, смею думать, самый лучший.
Фэй перевела взгляд на Кирби - ну-ка, что там придумал Тьма?
А Тьма лишь пожал, по своему обыкновению, плечами:
- Объединить все предыдущие.

Двери зала распахнулись вторично за последние несколько часов. Фэй вместе с привычно скакнувшим вперед Кирби ворвалась в зал, печатая быстрые звонкие шаги по матовой плитке.
- И долго вы собирались скрывать от меня правду?!
Триада прервала разговор и недоуменно уставилась на вошедших. К шакалу правила! Сейчас следование старым курсом есть прямой путь к гибели.
Фэй подошла вплотную к столу и грохнула ладонями по столешнице.
- Поселок на грани гибели, а вы даже не сообщили Целителям от чего именно надо лечить! - сощурившись, Фэй нагнулась к Знающим. - Вы не сказали Фермерам прекратить брать воду из Восточной реки! И Техникам не велели найти все действующие счетчики радиации и привести их в порядок! Какие вы после этого Знающие?!
- Фэй, девочка, что ты себе позволяешь? - нахмурился Виал.
- Я позволяю себе ровно столько, сколько имею право себе позволять!
- И кто, позволь узнать, дал тебе это право?
- Вы же и дали! Своим бездействием, которое в данном случае становится преступным!
- Ты переходишь всякие границы, Познающая. - Вскинул голову крючконосый
- Постой, Виал. - Прервала его мать. - В ее словах есть доля правды, но пусть сначала ответит на один вопрос. Скажи, дочь, а с чего ты взяла, что мы бездействуем?
Фэй замолчала. Сейчас лучше немного помолчать и дать Знающим самим сплести для себя висельникову петлю. План, предложенный Кирби, безупречен и уникален, но для его успеха обязательно нужно дать понять Знающим, что иного выбора у них нет.
- Пока ты со своим Защитником где-то пропадала, мы продумывали варианты решения... проблемы.
- Не сомневаюсь, что это так. - Кивнула Фэй. - Но могу поспорить, что знаю все ваши варианты. Первый - окопаться в бункере и медленно агонизировать в отсутствии воды, еды и, элементарно, солнечного света. Второй - расселиться по дальним аванпостам и стать легкой добычей для любого противника. И третий, который кажется вам наиболее удачным - оставить Поселок и уйти вверх по течению Восточной реки, чтобы поселиться выше источника загрязнения. Не так ли?
- А девочка умница. - Ухмыльнулся Виал. - То же время, те же выводы, только у нас три головы против ее одной. Достойно восхищения!
- Однако, вот незадача - я, в отличие от вас, информацию получала от трех Фермеров и одного Защитника. - Фэй стукнула костяшкой по столешнице. - И еще кое-что. Ваши домыслы, даже насчет третьего варианта, ошибочны. Ни один из ваших планов не сработает.
- Мы знаем. - Кивнул Виал. - Именно потому это лишь планы и варианты, а не указы. Мы просто ищем какой-то выход.
- А мы уже нашли. - Фэй отпустила столешницу и выпрямилась. - Вернее, Кирби нашел.
Знающие недоуменно уставились на Защитника. Кирби еще сильнее склонил голову, уперев взгляд в пол.
- Это не так. - Коротко уронил Защитник. - Я лишь подсказал направление.
- Это шутка такая, да? - гневно сощурился Виал.
- Не думаю, что шутки сейчас уместны. - Фэй постаралась вложить в свой взгляд максимум силы. - Не знаю, что вы себе надумали, но я скажу вам так - одна я ни за что бы не узнала всего, что знаю. И план мы придумали точно так же вместе. Пятеро последних, не зараженных людей - единственные, кто еще способен трезво мыслить и активно действовать. Но кто-то должен еще и помогать в Поселке, а, значит, должен остаться. Получается, именно мы вдвоем с Кирби должны отправиться вверх по Восточной реке в поисках источника загрязнения!
Повисло долгое молчание. Долгое и тяжелое. Знающие уткнули взгляды в Познающую, но, казалось, не видели ее.
- Я запрещаю. - Наконец проронил отец.
Мать и Виал посмотрели на него с благодарностью. Никак Триада объединилась перед лицом общего противника! Ну уж нет, уважаемые! Вы уже зашли слишком далеко для того, чтобы у вас остался хоть один путь к отступлению.
Но раньше, чем Фэй успела открыть рот, сзади раздался спокойный голос Кирби:
- При всем уважении, три, не в ваших силах запретить Познающей это путешествие. Насколько я знаю Кодекс, ранг Познающей дает полное право совершать любые действия, способные принести новую информацию. Без согласования с кем-либо. Разумеется, в сопровождении своего Защитника.
Кирби сморщился и снова уткнул взгляд в пол.
- Значит, никуда не поедет Защитник. - Пожала плечами мать. - Скажем, из-за неспокойной ситуации в Поселке, когда каждый боец на счету.
- Опять же, при всем уважении, вы не в силах мне запретить. Защитники подчиняются напрямую старшему, Аяксу, а от него запрета не поступало и не поступит.
Кирби снова поморщился. Отец тут же повторил этот мимический жест:
- Еще как поступит. Один приказ - и запретит.
- Нет, не запретит. - Поднял глаза Кирби. - Аякс мертв.
И снова - тишина. Молчали все. Знающие - потому что переваривали информацию. Фэй - потому что сейчас надо молчать, заставляя их делать правильные выводы. Кирби... Скорее всего, просто так.
- Когда?! - Гаркнул Виал.
- Четыре часа назад. Я едва успел с ним поговорить. - Кирби обвел Триаду взглядом. - Старший и без радиации давно уже был плох и держался на силе воли, а вода его добила.
- Это - первая смерть в Поселке, - подхватила Фэй. - Но если вы так и будете стоять на своем и не слушать наших предложений, очень скоро число смертей станет равно количеству жителей. Вспомните - вы сами меня обучали, вы знаете, что мы правы!
- После смерти старшего выбирается новый. - Быстро оправившись, контратаковал Виал. - По Кодексу.
Последние слова он ехидно проскрипел, но Кирби это не смутило.
- Верно, из трех заместителей. - Кивнул Защитник. - Путем боя до выяснения, кто лучший. А в нынешнем состоянии заместителей единственное, что вы сможете таким образом выяснить - в кого из них больше еды поместилось за завтраком.
- В любом случае, нам понадобится много меньше времени на сборы, нежели вам - на подготовку боя.
- Не усугубляй ситуацию, девочка. Твой Защитник и так провинился, вовремя не доложив о смерти старшего.
- И я готов понести за это наказание. - Снова опустил голову Кирби. - По Кодексу. От старшего. Когда его выберут.
Знающие замолчали. Это конец. Все карты биты, все доводы израсходованы. Мозг лихорадочно перебирает в голове картинки логики, будто стопку слайдов, но каждый - засвечен. Выхода нет.
Под дробный перестук коротко остриженных ногтей по столешнице прошло несколько минут. Знающие молчали, уперев взгляды в стол. Наконец с тяжелым вздохом отец провел пальцами по седым полосам, будто пытаясь таким образом стереть из головы тяжкие мысли.
- Я запрещаю. - Повторил он. Устало и бессильно.
- А я - нет. - Внезапно сказала мать.
Отец удивленно выпрямился в кресле. Мать пожала плечами.
- Джин, нам нечем крыть. Эту битву мы проиграли.
- Согласен. - Вздохнул Виал. А вот это уже неожиданно! - Илана права. Наши доводы давно исчерпаны, а у них, готов поспорить, пара-тройка еще есть в запасе.
- Но она - ребенок! - вспыхнул отец. - Пока еще только Познающая!
- Она твой ребенок, Джин. - Тихо ответил Виал. - Твой и Иланы. За всю историю Поселка первый Знающий, родившийся от двух других Знающих. Этот ребенок поставил в тупик всю Триаду, с использованием наших же законов, нами же написанных. Уверен, она не пропадет.
- Отец... - Фэй сглотнула. - Пойми, выбора нет.
- Я знаю. - Отец поднял голову. Глаза его сверкали. - Поэтому я поеду с вами.
- Нет! - вырвалось у Фэй раньше, чем она придумала что ответить.
- Поддерживаю. - Снова подал голос Кирби. - Вам нельзя.
- Это переходит все границы! - взревел отец, поднимаясь со своего места.
Вот он! Вот он, Сердце Триады, настоящий властный правитель Поселка, дышащий чистой энергией собственной правоты!
- От дочери еще куда ни шло, но терпеть запреты какого-то Защитника!..
- Это не мой запрет...
- Постой-постой, - скривился отец. - Дальше я сам. Триада обязана находиться в Поселке во время критической ситуации в полном составе. По Кодексу. Нами же написанному.
Кирби едва заметно шевельнул головой. При должном желании это и за кивок-то не сочтешь, но отец понял.
- Все, я в этом больше не участвую. - Он поднял руки и опустился обратно на стул, возвращаясь к состоянию пожилого больного человека. Но внезапно он снова вскинулся и обратился к другим Знающим. - А вы почему молчите?!
- А сказать нечего. - Пожал плечами Виал и судорожно сглотнул. - Ты отказываешься понимать, но у нас действительно нет ни единой возможности запретить это путешествие, не нарушив при этом Кодекс. А какие мы правители, если нарушаем собственные же законы? Вся наша хваленая Триада не в силах сравниться с этой... парочкой...
- Раз дело обстоит так... - кулаки отца сжались. - Мне придется выйти из Триады.
- Раз дело обстоит так, дорогой, - звенящим голосом ответила мать. - То по их возвращению нам всем стоит сложить с себя полномочия! Не знаю как ты, а я горжусь тем, что мы вырастили такую дерзкую и бесстрашную дочь, и тем более - превосходную Познающую!
С явным усилием она поднялась с места и продолжила тем самым высоким властным голосом, что и был Гласом Триады:
- Ты отказываешься верить, а ведь мы с Виалом давно уже тебе говорим - Поселок нестабилен и слаб! Посмотри доклады Целителей - умирает людей больше, чем рождается, и, если не изменить устоявшихся порядков, мы просто вымрем! Критическим мог стать любой момент, и вот он настал! И, если мы не способны разрешить ситуацию привычными методами, нам придется прибегнуть к таким же критическим! Голосованием два к одному - путешествию быть!
Мать замолчала, сверкая глазами и тяжело дыша, будто километр пробежала. А потом силы оставили ее, и, пошатнувшись, Знающая повалилась на пол. Кирби в два резких движения оказался рядом и едва успел подхватить обмякшее тело.
- Спасибо. - Едва слышно выдохнула мать, с помощью Защитника усаживаясь обратно в кресло.
Отец даже не шевельнулся, когда его жена начала падать, лишь громко хрустнули суставы сплетенных длинных пальцев.
- Тогда я применю принцип третьего человека. - Не сдавался он.
- Не выйдет. - Покачал головой Виал. - Сердце не может считать голос и разум дураками и продолжать гнуть свою линию, заведомо ошибочную. Это справедливо и для анатомии и для Триады. По Кодексу.
Все. Теперь Сердце Триады сломлено. Если Разум и Глас можно элементарно заманить в ими же сотворенную логическую ловушку, то сломить Сердце способны лишь двое Знающих, вместе с ним и составляющие правительство. С другой стороны, будь Триада в нормальном самочувствии, вряд ли план сработал.
Отец опустил голову к столу и сцепил пальцы на затылке.
- Я принимаю волю Триады. - Глухо сказал он. - Что нужно для путешествия?
__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...

Последний раз редактировалось Mantiss; 05.02.2016 в 10:08.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 05.02.2016, 10:08
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
Спустя час Глас Триады во всеуслышание объявила всю правду о происходящем, и тут же - о варианте решения проблемы. Это не заняло много времени, намного больше ушло на раздачу указаний и подключение к работе людей. Все держащиеся на ногах Фермеры в сопровождении нескольких Защитников были отправлены на поверхность - выяснить, воду какой из рек будет проще и быстрее подвести к Поселку. Именно так - проще и быстрее, потому что все прекрасно понимали - даже в сумме Северная и Западная реки, каждая на порядок слабее Восточной, ревущей в широком желобе на третьем уровне бункера, не дадут достаточного для всех количества воды. Потому начать решили с самого простого источника.
Целителям наконец сообщили, с чем они имеют дело. В лазареты отправили несколько чудом уцелевших еще со времен Последней Войны документов, в той или иной степени рассказывающих о радиации, местах ее скоплении в организме и воздействии на человека.
Защитники рассредоточились по бункеру, внимательно следя за тем, чтобы не возникло паники, а если и возникнет - подавляя, не прибегая к оружию. Впрочем, это было лишним - все так активно принялись за работу, или находились в таком плохом состоянии, что на панику не оставалось ни времени, ни сил.
Техники переворачивали свои склады в поисках всего, что прямо или косвенно могло определить уровень загрязнения, а, если повезет, то и отфильтровать или хотя бы защитить от него.
И только Знающие, их дочь, ее Защитник и троица Фермеров находились в ангаре и готовили краулер к отправке. Еще здесь был чудом держащийся на ногах Техник, исследующий каждый стык брони песчаного танка, выбранного для экспедиции. Еще был Защитник, которому, видимо, по жребию выпало наблюдение за ангаром. Кирби что-то сказал ему, на что тот вылупился, что твоя коровель на ущипнувшую за ногу норную курицу, потом взглянул на мать, получил кивок и усвистал в коридор, будто и не пил зараженную воду никогда в жизни.
- Нашел! - раздалось из того же коридора спустя десять минут. Под ребристый раскатистый грохот взмыленный Жо вкатил в ангар двадцатилитровую железную бочку. - Залита пять дней назад, если верить маркировке!
Кирби тут же рванулся помочь затащить воду в краулер, Знающие вместе с Фэй склонились над грубой картой, нарисованной Защитником за пять минут с закрытыми глазами.
- Почему так? - Виал ткнул пальцем в условно прямую линию, соединяющую схематичный Поселок и еще более схематичный аванпост на востоке. После него линия изламывалась и уходила за край карты, на этот раз уже напрямую на восток.
- Это идея Кирби. - пожала плечами Фэй. - Я ему доверяю.
- ванг Эйвери! - даже не соизволив обернуться, гаркнул Виал. Гаркнул и сухо закашлялся. Зато Кирби возник рядом, будто из ниоткуда.
- Разум?
- Почему так?
Кирби некоторое время медлил, но потом сообразил, чего от него хотят и точно как Фэй пожал плечами:
- Тому две причины. Первая - это самый дальний аванпост, который до сих пор держится на востоке. На нем могут находиться карты дальнейшей местности или иная информация о том, что ждет нас дальше.
- Разумно. - Кивнула мать. - Но не настолько важно, чтобы закладывать крюк в полсуток пути.
- Вторая причина - насколько я знаю, с этого аванпоста в ответ на сообщение об эпидемии не явился ни один человек. С остальных трех прибыли, а с этого - нет. Учитывая то, что аванпост находится на востоке, выходит, он питается от Восточной реки. И, если они не получили сообщение об опасности, наш долг предупредить их лично, раз уж мы оказались рядом.
- Принимаю. - Кивнула мать. Виал повторил ее жест, но молча.
А отца здесь не было. Но и без него ясно - маршрут Кирби одобрен большинством голосов.
- Свободен. - Кивнул Виал. Кирби исчез.
- Могу я тоже пойти? - стараясь говорить максимально твердо, спросила Фэй. - Чем быстрее закончим подготовку, тем быстрее выйдем из ангара.
Знающие переглянулись. Мать кивнула.
- Познающая! - крикнули откуда-то сбоку. Фэй покрутила головой и увидела молодого Фермера. Того, который все рвался остановить пару ренегатов. Широко улыбаясь, он нес сразу два мешка на широких плечах - один большой, другой поменьше.
- Я кое-что нашел для вас! - еще шире улыбнулся он, подкидывая мешок поменьше. - Неделю назад присланное с северного аванпоста мясо коровелей!
Продолжая двигаться к краулеру, он буквально вынуждал следовать за собой и не переставал радоваться.
- Тогда был хороший убой, как раз перед бурей, так что немного мяса осталось. Фермеры его тогда засолили и засушили, а потом так и забыли в этой канители с болезнью!
Фэй вошла следом за ним в краулер. Фермер ловко скинул с плеча мешок побольше, явственно чем-то хрустнувший, и аккуратно пристроил сверху тот, что поменьше.
- Так что кроме сушеных грибов, которые через день надоедят, у вас в путешествии будет еще и мясо! - обернувшись и сверкая глазами, продолжал он. - Немного, конечно, да и сушеное, а не свежее, но лучше чем вовсе без белков!
- Спасибо... - внезапно смутилась под напором этой чистой энергией Фэй. - Ну... Что помогаешь... Всем вам спасибо.
- Это вам спасибо. - Резко посерьезнел Фермер. - Вы дали нам надежду. Если бы не вы, у нас бы не было даже ее.
- Ее и не будет. - Заглянул в краулер Кирби - Если вы оба так и будете торчать на одном месте. Фэй, у меня кое-что есть для тебя.
- Удачи в пути. - Сверкнул улыбкой Фермер, первым выпрыгнул из краулера и исчез.
Фэй вылезла следом, одновременно пытаясь понять, что изменилось вокруг. Точно что-то изменилось, вот только что? Постоянное мелькание разноцветных пятен вокруг жутко отвлекало. Стоп, начнем с простого. Поставим все на свои места.
Две белых хламиды это Знающие. Три охряных - Фермеры. Один синий комбинезон - уставший Техник. Две охряных, но облегающих... Минутку, почему две?.. Ах, вон оно что! Недавно отосланный Защитник снова стоит на своем посту, тяжело дыша. Не связано ли это с тем, что там у Кирби так кстати появилось?
- Держи.
В руки падает тяжелый сверток цвета красного песка. Ногти скрипнули по кинетическому хитину. Предвкушая самое невероятное, Фэй осторожно развернула сверток.
Да, это она. Хитиновая броня Защитника в полном комплекте и уже в сборе, начиная с перчаток с обрезанными кончиками пальцев и защитой каждой отдельной фаланги, и заканчивая усиленными накладками на щиколотках. Даже пара ботинок того же цвета с высокими берцами присутствовала. Аккуратно поставив их на пол, Фэй взяла костюм за плечи и вытянула перед собой, любуясь своей личной формой.
И тут же что-то глухо звякнуло об пол.
О, нет!
Спина моментально покрылась холодным потом. Фэй взглянула на Кирби, но тот смотрел вниз, на пол, взглядом, полным изумления. Через силу Фэй тоже опустила глаза.
- Вот только не заставляй меня думать, что я поспешил...
Да как он смеет!..
Фэй катнула рукоять подошвой к себе, закинула ее на носок и резким рывком подбросила в воздух.
- Убедила. - Кивнул Кирби, даже не дожидаясь, когда нож ляжет в руку Фэй. Но это не помешало поймать рукоять и аккуратно вложить длинный, с серрейтором на половину длины и ярко выраженным фальшлезвием, клинок в ножны на правой штанине костюма.
- Шлема на твой размер не нашлось. - Покачал головой Кирби. - Так что придется обойтись, как обычно, очками и маской.
- Не страшно. - Улыбнулась Фэй. - Только скажи - ты правда думаешь, что я готова?
- Не уверен. - Кирби развернулся спиной. - Но выбора нет.
- Фэй!
Проводив взглядом удаляющегося Кирби, Фэй подошла к матери.
- У нас все готово, дочь. - Печально улыбнулась Знающая. - Все погружено и готово.
- Кроме самого главного. - Виал тоже улыбнулся, - невиданное дело! - и положил руку Фэй на плечо. - Помни, девочка, что бы там ни сунул тебе твой Защитник, чему бы он тебя там ни обучал. Главное, что у тебя есть и с чем т лучше всего умеешь управляться - здесь.
И ткнул в лоб длинным пальцем. Правда совсем не обидно и даже приятно. Дав свое напутствие, он отошел, уступив место матери.
- Фэй... - выдохнула мать. - Имей в виду, будь мое состояние хотя бы вполовину лучше, я бы тебя ремнем отхлестала, несмотря на твой возраст.
Чистое небо, она же плачет! Сама улыбается, а в глазах сверкают яркие блики.
Внутри все сжалось. Чтобы тоже не заплакать, пришлось сглотнуть.
-- Но, раз уж вышло так, как вышло, - утеревшись рукавом, продолжила мать, - то постарайся сильно не рисковать.
- Не беспокойтесь, Глас! - вклинился Кирби, уже стоящий в распахнутом люке. - Для этого у нее есть я!
- У тебя отвратительный Защитник. - Засмеялась мать. - Грубый и дерзкий, но, если он вернет мне мою дочь живой, клянусь, я все прощу! И тебе тоже. Уверена, твой отец бы со мной согласился.
Отец...
Отец даже проводить не соизволил придти! Явственно хрустнули суставы пальцев, зубы вторили им скрипом.
Но мать не виновата. Она совершенно ни при чем. И срывать на ней злость - последнее дело. Поэтому Фэй несколько раз глубоко вздохнула и заставила себя разжать пальцы.
- Не хороните нас раньше времени. - Жестче, чем хотелось бы, сказала Познающая. - Мы вернемся.
- Я верю. - Улыбнулась мать и обняла Фэй. - Я знаю.
Отодвинув дочь, она слегка подтолкнула ее в спину:
- Иди. А то я тебя все-таки выдеру.
Улыбнувшись в ответ, Фэй пошла к краулеру. Ребристый трап завибрировал под ногами, упакованный в складки охряного костюма нож вторил ему тихим скрипом стали по хитину. Даже бездушные вещи рвались в путешествие, в бой. А раз так, и человеку, хозяину, не пристало рефлексировать и оборачиваться. Уходить так ухо...
- Фэй!
Познающая замерла, не закончив шага. Ботинки цвета песка скатились со сложенного костюма и упали. С чего ты это? И почему так дрожат ноги?
Все просто.
Не выдержав, Фэй бросила костюм на пол, и помчалась вниз по трапу, вытянув руки.
- Фэй!
Жесткая белая ткань больно оцарапала щеку. Плевать! И на мокрое пятно, по той ткани расплывающееся, тоже плевать! Главное, что он пришел.
- Папа... - выдохнула Фэй. - Ты все же пришел...
- Эй... - отец присел рядом и заглянул прямо в глаза. - Разве я мог иначе? В смысле, я думал, что мог, а оказалось...
Он печально улыбнулся и аккуратно стер слезы с лица дочери.
- Прости меня. Я слишком привык к своему положению и к тому, что мои приказы безоговорочно выполняют.
Отец опустил голову и тяжело сглотнул.
- Я, кажется, совсем разучился думать.
- Если ты это понял, значит, еще не совсем. - Через силу улыбнулась Фэй.
Отец снова прижал к себе
- Что бы ни случилось. Куда бы вы ни попали. Помни, здесь тебя всегда любят. И ждут.
- Я знаю, папа. Я помню.
- Ну, тогда иди. - Отстранился отец. - Уверен, у вас все получится.
Фэй кивнула и уже во второй раз ступила на трап краулера. И больше уже не оборачивалась.
- Едем? - спросил Кирби, сидящий в кресле пилота с закрытыми глазами. Руки он держал на сенсорной контрольной панели.
- Едем. - Кивнула Фэй, садясь в кресло рядом.
Кирби провел пальцем по панели. Краулер вздрогнул и медленно пополз к раскрытым воротам, за которыми сияли яркие звезды, заполнявшие все вокруг от края до края.
"Но однажды ночью Ветер и Песок потеряли друг друга в полной темноте..."
__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 06.02.2016, 18:11
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
Глава 3. Все фиолетово.

- Шило!
Нет, только не сейчас. Как всегда - в самый неподходящий момент, чтоб его! Препарация пиявки максим, а, вернее, того, что от нее осталось после взрыва контактной мины - дело сложное и отвлекать в это время означала со стопроцентной вероятностью обречь ученого на новую попытку.
Но на этот голос лучше откликнуться. Вот Лайнус и поднял голову от микроскопа, стараясь максимально доходчиво изобразить недовольство.
Отец шел привычным размашистым шагом, сам прямой как электрощуп, даже руки почти не двигаются. Только ноги мелькают, да стелются по воздуху полы расстегнутого халата, будто ангельские крылья. Да Сильвио Джар, считай, и есть ангел, апостол науки всего Луисвилля. Разве что нимба над головой не хватает да божественного сияния вокруг фигуры, но и без этого авторитет отца высок как градирни АЭС. Жаль, в этом Лайнус не пошел в него.
Зато не жаль насчет всего остального.
Отец подошел к столу, на котором красовались, и, будем честны, отчаянно смердели фрагменты пиявки, и поморщился. Его вполне можно понять - после двух часов работы со слаборадиоактивной органикой от Лайнуса вряд ли пахнет лучше.
- У тебя одного хватает наглости меня так называть. - бен Джар стер со лба пот, хотя, по ощущениям, тот никуда не делся. Ну да, а с чего бы взяться изменениям, если собственную физиологическую жидкость заменить на фиолетовую чужую, покрывающую руки аж до локтей. Отец, увидев это, поморщился и отвернулся.
- Может, это потому что я твой отец? - ага, усиленно делает вид, что что-то изучает. Значит, на лбу и вправду осталась красивая фиолетовая полоса.
- Во-первых, это потому, что ни у кого другого нет звания гранд-магистра. А во-вторых, это прозвище, насколько мне известно, употребляется окружающими как раз наоборот - когда меня нет в Институте и достоверно известно, что в ближайшее время я не появлюсь.
- Кстати, насчет Института. Вернее, лаборатории. Тебя с твоей непонятной деятельностью уже давно хотят вытурить и мне с каждым днем все труднее находить доводы против.
- Пусть идут в Пустошь. - Привычно огрызнулся Лайнус. Запахло горелым, бен Джар поморщился и торопливо выдернул предметное стекло из микроскопа. Тот будто специально дождался, когда хозяин отвлечется, забыв выключить лазер, и быстренько сжег так тщательно приготовленный препарат. Недолго думая, Лайнус выбил препарат прямо на пол, а стекло кинул в контейнер с использованной посудой. Туда же отправились насквозь фиолетовые полотенца. Лайнус подхватил ящик и понес к блоку очистки. Едва успевший присесть отец вздохнул и пошел следом.
- Ты постоянно всех шлешь в Пустошь, однако, чаще выбираешься туда сам. - Бубнил он из-за спины. Даже своими километровыми шагами он не успевал за сыном, иначе обязательно шел бы рядом, а не сзади. - Причем чаще иных аутсайдеров.
- И что с того?- Лайнус на секунду обернулся.
В тот же момент из-за угла, будто назло, вышла девушка, лаборантка, судя по халату. Она тоже куда-то спешила, уткнувшись в планшет, и по сторонам не смотрела. Крутнувшись вокруг своей оси, Лайнус чудом обошел девушку, что только сейчас обнаружила опасность и встала как вкопанная, поднимая круглые глаза. Зря это она.
Бедная лаборантка мгновенно побледнела и через секунду из-за спины послышались характерные звуки. Не страшно. Некоторые, увидев содержимое контейнеров с маркировкой "бен Джар" и вовсе валились в обморок.
- Нора! - отец остановился. - Но!.. Да чтоб вас!..
Отпустив еще парочку непонятно кому адресованных ругательств, он догнал и даже перегнал Лайнуса и вцепился в контейнер.
- А ну остановись, когда с тобой отец разговаривает!
Лайнус остановился. Посмотрел на отца и отпустил свою ношу.
Реакция была вполне ожидаема - Джар-старший, не привыкший к тяжестям, не удержал накренившийся контейнер и уронил его себе прямо на ноги. Фиолетовое, с редкими оранжевыми вкраплениями, выплеснулось на пол и на белоснежные брюки.
- Твою мать! - растерянно пробормотал отец, так и стоя с расставленными в стороны руками. Где же вечные лоск и горделивость?
- Твою жену! - ответил Лайнус, обходя живописную лужу, начинающуюся на полу и заканчивающуюся на коленях отца, и продолжая свой путь. Глядишь, получится свинтить, пока он тут по своим брюкам убивается.
- Лайнус!.. Ты!.. Да чтоб тебя!..
- Лучше не идите туда. - Бросил Лайнус двум проходящим мимо дюжим лаборантам. Те смерили злобными взглядами, но направления не изменили. Что ж, их предупредили.
- Эй, вы! Убрать!
Снова торопливые шаги за спиной. Конечно, зачем ждать подтверждения того, что приказ будет выполнен.
- Лайнус бен Джар! - громыхнуло за спиной во всю мощь натренированных лекторских легких. - Если ты сию минуту не остановишься, я исключу тебя из ученого Совета!
Лайнус остановился. Медленно поставил не донесенную до пола ногу обратно. Развернулся.
- Ты не посмеешь. - Стараясь сохранять спокойствие в голосе, сказал Лайнус.
- Еще как посмею! - отец гордо вскинул голову и скрестил руки на груди. - Исключу из Совета и аннулирую твой ключ выхода за Периметр!
А вот это уже что-то новенькое. Много угроз всякого рода было со стороны отца, но такая - впервые. Конечно, маловероятно, что он ее выполнит... Но все же вероятно.
Ладно, пусть угрозы останутся угрозами.
Лайнус сделал шаг назад.
- Ну вот. Я остановился. Дальше что?
Пусть они мало общались. Пусть Лайнус никогда не вслушивался в лекции отца. У каждого, кто сидит достаточно высоко, рано или поздно реакция на подобное пропадает. Настроенный на решение проблем мозг начинает буксовать, когда решение проблемы есть сама по себе проблема. И, переключаясь на второе, напрочь забывает о первом.
- Так я и думал, - кивнул Лайнус, разворачиваясь. - Я остановился. Только попробуй аннулировать ключ.
Принцип не без риска, но пока еще ни разу не подвел. В той или иной вариации неоднократно помогал свалить подальше. Теперь главное, чтобы отец вспомнил, что он хотел и успел перебеситься, пока сына не будет рядом. Поэтому Лайнус остановился в дверях Института и обернулся:
- Да, кстати. Брюки смени.
В закрывающиеся двери полетели ругательства.

А на улице-то уже вечер. Спасибо, папа, и результаты двухчасовой работы сгубил, и настроение тоже, что себе, что сыну. Сам небось на нервах тут же прыгнул в Скарабея и покатил домой, как и все остальные в такое время. Вон идет мимо группа людей в оранжевых комбинезонах, а за ними - еще одна. Где-то среди них и мать, наверное. Хотя нет, мать, наверное, уже дома, у нее третья смена сегодня, короткая. Наверняка уже приготовила ужин и ждет мужчин к столу. Может, даже отец уже дома и успел рассказать, какой у них плохой сын. Тогда ужин пройдет в молчании и мать снова уйдет спать пораньше, пожаловавшись, что проблемы на станции еще не решены, и завтра она снова задержится.
Лайнус шагал по городу, привычным движением подтягивая изредка сползающий рюкзак. Иногда кто-то здоровался, кто-то просто кивал, проходя мимо... Кто все эти люди? Почему они так пристально смотрят и начинают шептаться, едва пройдешь мимо? какое вам дело, люди?
Пусть пролегал мимо дома, но горящий в окнах свет и два силуэта в одном из них сразу давали понять - на доме он не закончится. Одна фигура повыше, с ежиком коротких и явно мокрых волос, другая пониже и пошире - у матери сидячая работа. Мелькали руки, дергались головы. Сразу ясно - либо спорят, либо ругаются.
Или сына ругают. Вдвоем.
Лайнус вздохнул и зашагал прочь. Пока родители не успокоятся, а это час не меньше, дома лучше не появляться.
Но куда податься парню двадцати трех лет в отсутствие желания идти домой? Любой другой ответил бы просто и ожидаемо - к друзьям. Посидеть дома, поиграть в "Эволюцию", если родители не против. Если против - пойти на площадь Первоученых посмотреть на вечерние полулегальные гонки на Жуках и иногда совсем нелегальные - на Скарабеях. Ну, или просто погулять по городу, болтая с друзьями о всяких глупостях.
Нет у Лайнуса друзей.
Зато есть Периметр. И он лучше любого друга. Он никогда не занят и всегда рад видеть. У них даже есть собственное, одно на двоих, приветствие, неизвестное больше никому. И пусть это лишь четыре цифры и пусть некоторые обладают почти тем же самым, да и шакал с ними! Все равно оно свое, личное.
- Привет.
Периметр, конечно, не ответил. Но в разноцветных переливах силового поля, казалось, мелькнуло что-то вроде улыбки. Конечно, хрень шакалья, просто поле среагировало на что-то извне, например, на брошенную ветром пыль, что легла на купол причудливой дугой. Но ведь приятнее думать, что Периметр тоже рад видеть друга.
Лайнус медленно пошел вдоль поля, касаясь его кончиками пальцев. Периметр чуть заметно покалывал, реагируя на органику, предупреждая, что не пропустит, это приятно. Ощущение будто трогаешь идеально гладкое стекло, которое каким-то образом находится под небольшим напряжением.
Вот и портал выхода. Толстая стеллитовая арка с герметичными шлюзовыми дверями из того же сплава. Как всегда - величественная и гордая. Напоминает часть когда-то виденного на древних слайдах Стоунхеджа. Только вместо камня - сложный сплав на основе кобальта и хрома, а вместо мистики внутри - стабилизаторы и эмиттеры силового поля. А еще - цифровая панель возле двери, словно протянутая в приветственном жесте рука.
Лайнус уперся зудящим лбом в дверь, положил на клавиатуру пальцы, изогнутые в причудливой фигуре давно отточенного молниеносного набора личного ключа. Стеллит приятно холодил, тяжелые мысли медленно утихали. Лайнус закрыл глаза.
Удар пришел сзади. В спину резко толкнуло, пальцы на клавиатуре дернулись, панель радостно пискнула. На дисплее появилась первая цифра.
Девять.
Лайнус начал разворачиваться, но рюкзак что-то держало. Вскинув руки к плечам, Шило щелкнул застежками-фастексами, расстегивая лямки, и наконец развернулся.
Пятеро. Примерно одного возраста, зато совершенно разных конституций - от худого как пинцет до бугая с габаритами электронного микроскопа. У него-то в руках и остался рюкзак, на который он пялился с нескрываемым отвращением. Да все они так пялятся - брезгливо-радостно. Будто мультимуху поймали и собираются по одной отрывать ей лапки и наблюдать за регенерацией, покуда насекомое не истратит всю свою массу.
В руке сам собой оказался мультитул. Какая находчивость. Инструмент тяжелый, коль дойдет до драки, кому-то будет больно. Недолго, правда - против пятерых шансов все равно что нет.
- Бен, ты измазался. - Скосив глаза на бугая, произнес один из шакальей пятерки. Названный Беном перевел взгляд на рюкзак Лайнуса в руке и выругался. Еще бы, тот ведь до сих пор покрыт фиолетовой кровью, куски пиявки ехали именно в нем.
- И сам мразь, и вещи твои такие же. - Процедил Бен, кидая рюкзак обратно. Лайнус перехватил его в воздухе и перевел полет в падение, падая на одно колено. Щелчок фастекса - одна лямка зафиксирована.
Вставать надо уже аккуратно. Нырком под первый удар, простой и страшно сильный - прямой с ноги в голову.
Пусть Лайнус был ученой крысой и ей же остается, пусть для выхода в пустыню ему требуется полтонны оборудования, но есть и положительный момент - та же пустыня сделала реакцию бен Джара лучше, чем у мультимухи.
Пусть себе бьет бугай, удар-то идет выше, над головой. А рука закидывает рюкзак на плечо, другая, - с мультитулом, - атакует висок противника. Не самая удобная позиция - удар не доходит совсем чуть-чуть инерция увлекает прямо на бугая. И, если его оттолкнуть к двери шлюза, то руки выставить он уже не успеет. И красиво впишется рожей в клавиатуру. Судя по тону звука, точно в нужную цифру.
Четыре.
Спасибо, шакал. Вали обратно - пока ты в ауте и не сопротивляешься, отшвырнуть тебя от двери вполне по силам. Отшвырнуть и прижаться к двери спиной. Теперь нужно найти на ощупь клавиатуру, что нелегко, и сбросить цифры. Главное не отводить взгляда от шакалов, а то немедленно нападут. Вот двое помогают подняться амбалу Бену, а другие двое как раз похрустывают пальцами.
- В натуре Шило. - Произнес один.
- Точно. В заднице. - Поддакнул второй.
Амбал невредим, только оглушен слегка и явно не понимает, как этот дрищ умудрился его ушатать.
- Ну, бен Джар... - прогудел шкаф, поднимаясь. - Шакалий сын, от тебя одни проблемы! Грязь и срач везде и кругом! Даже не представляешь, как нас тошнит от тебя!
Весь в бетонной пыли и пиявочной крови, с каждой секундой он свирепел все больше. Кулаки сжались, а голос сорвался на истеричный крик.
- Что ни день, ты оставляешь за собой тоны дерьма, которое твой папаша заставляет убирать именно нас!
Ага, потому и морды знакомы. Кажется, как минимум одному из них именно сегодня был дан совет не ходить вперед. И таки да...
- Сегодняшний день был последней каплей! - продолжал шкаф. - Ты хоть знаешь, как это дерьмо воняет и насколько хреново отмывается?!
- Откуда ему, он и сам не моется, не видишь, что ли? - ощерился самый мелкий шакаленок.
- Конечно, знаю. - Лайнус не обратил внимания на выпад. - Я лично таскаю все это из-за Периметра.
- Вот и вали за свой Периметр! - разошелся мелкий. - Только сначала мы тебя как следует отделаем, чтобы не возникло желания вернуться!
Сейчас будет второй дубль. Лайнус дернулся в сторону. Кулак ткнулся в стеллит, противник скривился и отскочил. Пользуясь секундой, Лайнус развернулся и ткнул пальцем в клавиатуру.
Замечательную идею они только что высказали!
Восемь.
Против пятерых драться бессмысленно и глупо. Даже будь ты мастером боевых искусств, шансы на победу исчезающе малы. Значит надо работать на дистанцию, иначе один пропущенный удар - и конец.
Амбал Бен сорвался с места, согнувшись вдвое. Прыжок на дверь, толчок от нее и прямо в толпу прыжком от спины противника. Сзади - гул металла, в который врезалось что-то массивное и писк нажатой клавиши.
Неправильной.
Еще в полете Лайнус бросает рюкзак тому, что побольше, а на самого мелкого падает сам. Быстрый перекат, - с рюкзаком бы так не получилось, - Шило снова на ногах! Можно даже успеть пнуть лежащего по ребрам, чтобы не дергался. Потом провал назад, перед лицом - ветряк мельтешащих рук еще одного аспиранта. Этот дерется как и сам Лайнус - неумело, но крайне старательно.
Ждать, ждать...
Плечо врезается в живот противника, Лайнус со всей силы отталкивает врага. Тот спотыкается об уже оприходованного по ребрам и валится рядом. А Лайнус уже перепрыгивает их, целя ногой в предпоследнего.
Стопу захлестывает лямка. Вместе с прилетевшим сбоку рюкзаком Лайнус падает на бетон. Высокие градирни, почему именно на задницу?! Теперь пару суток ни посидеть ни полежать нормально! Еще и по ребрам с ноги прилетело! Что ж вы делаете, твари?!
Лайнус дернул ногой, подтягивая рюкзак. Второй пинок прилетает в него. Внутри что-то хрустит, да плевать! Зато нога противника путается в расстегнутой лямке, и резкий рывок валит его на бетон. Теперь сам попробуй прочность берцев на своих ребрах! Где там последний? Уматывает на первой космической, да и пусть себе! Может, больше не полезут! Теперь главное - добраться до шлюза, ворочающиеся на бетоне тела уже приходят в себя.
Лайнус подскочил к порталу, ткнул в кнопку "удалить", а затем - в нужную.
Девяноста четыре восемьдесят три.
Дверь зашипела, едва заметно выдвинувшись вперед, Лайнус дернул на себя, проскользнул в щель и тут же захлопнул за собой. Спустя несколько секунд по стеллиту загрохотали кулаки. Благо, с той стороны. И, даже будь у кого-то из них ключ выхода за Периметр, внутрь шлюза не попасть, пока внутри кто-то есть.
Вот после этой мысли и накатило. Из тела будто разом исчезли все кости, и, чтобы не упасть, пришлось привалиться к стене и максимально аккуратно сползти по ней. Рюкзак выпал из рук и рухнул на пол.
- Урод! - бесились с той стороны. - Крыса поганая, вали в свою Пустошь, пусть тебя там сожрут! А вернешься - так мы тебя подождем!
- Удачи! - набрав полные легкие воздуха, крикнул в ответ Лайнус. - Шлюзов в Периметре дюжина, мне несложно будет дойти до другого! В отличие от вас, трусов, что боятся нос из-под купола высунуть!
- Может, мы трусы, зато ты - дебил! - взрыв гомерического хохота.- Да тебя возле каждого шлюза ждут! Или ты думаешь, тех, кого ты успел за четыре года достать, всего пятеро? Или, считаешь, мы знали, к какому именно шлюзу ты пойдешь?
А вот это уже плохо. Пожалуй, даже хуже всего остального. И слонофаг с ним, с вопросом, как они вычислили, к какому шлюзу пойдет Лайнус, хуже всего то, что теперь придется поломать голову над тем, как возвращаться.
Ну вот, задумался на секунду и снова лоб зачесался. Видать, горячка боя окончательно сошла на нет. Лайнус поскреб лоб и уставился на что-то сиреневое, застрявшее под ногтями. В этом балагане можно забыть все, что угодно, включая и то, что до сих пор с ног до головы в пиявочной крови. То-то люди на улицах косились, да эти пятеро с таким отвращением смотрели.
Да к шакалу!
Придерживая ноющий бок, Лайнус поднял рюкзак и поднялся сам.
- Удачно дождаться! - крикнул он несмолкающему грохоту, щелкнул вторым фастексом, закинул рюкзак за спину и открыл внешнюю шлюзовую дверь.
Ночь съедает все. Она поглощает кровь, впитывает страх и абсорбирует инстинкт самосохранения. Единственное, что ночь дает взамен - опасность, которая грозит отовсюду - из любой точки бескрайнего черного, в мелкую яркую крапинку, простора. Опасность и ночь - всего две вещи, что Лайнус ненавидел в единственной в жизни любимой. От которой очень сложно отказаться. Которую невозможно забыть. До которой всего шаг.
Привет, Пустошь...

Когда имеешь чуть больше, чем ни хрена, выжить в Пустоши невозможно. Так всегда утверждали аутсайдеры. Да настолько уверенно, что не оставалось никаких сомнений - их собственное образование всегда строилось на основании этого тезиса. Выходит, без привычного Жука за спиной, респиратора и оружия, какой-то защиты от солнца и зверей, имея лишь неполную бутылку воды, приволоченную из предыдущей ходки, самопальную карту окружающей местности да мультитул, только и остается что, что тем мультитулом шустренько копать себе могилу в песке.
Да хрен там. Для начала - и выживать не нужно. Всего лишь подождать несколько часов под защитой а-импульса, экономно расходуя воду и стараясь не схватить теплой удар - солнце взойдет уже очень скоро. Как два пальца...
Хотя, конечно, любой другой уже валялся бы без сознания от одной только перспективы оказаться в пустыне, в одиночку, да еще и ночью. Кроме аутсайдеров, разумеется. Так уж устроены люди города, как муравьи, с той лишь разницей, что при вторжении в муравейник, абсолютно все, от фуражиров до солдат, бросаются на защиту жилья. А люди Луисвилля только на защиту самого жилья и уповают.
Лайнус сел на уже остывший песок, привалившись спиной к двери. Только здесь, в мертвой зоне обзора любого, кто вздумает смотреть изнутри купола, можно отдохнуть без вида оскаленных рож и стучащих в прозрачную стену кулаков. Какая ирония - для всех жителей города за стеной живут чудовища. Только с другой стороны.
Интересно, аутсайдеры так же думают?
Выщелкнув из мультитула нож, Лайнус принялся тереть обухом засохшие сиреневые пятна на одежде. Корка соскребалась легко, но пятна не уходили - въелись насмерть. Однако за неимением другого занятия выбора не оставалось. Да и почиститься, хоть как-то, не мешает. О том, чтобы умыться, конечно, и речи не идет - шакал его знает, сколько тут придется проторчать, а воды с куркин нос.
Мягкий голубоватый свет купола лился со всех сторон сразу. Повышая порог восприятия глаза, он делал звезды еще ярче, а небо - еще гуще, совсем непроницаемым, почти осязаемым. Раньше такое небо называли "бархатным", но где он теперь, этот "бархат"? Что он вообще такое? Что из себя представлял? Раньше люди и по воздуху, говорят, летали, да не одним способом. Где они теперь, эти механизмы и машины? Гниют в песке, вместе с оружием, взрывчаткой и отравляющими веществами. База в руинах, а Луисвилль - вот он! Стоит и сияет на всю окружающую пустыню. Раньше говорили - "война - двигатель экономики". Что ж, возможно. Зато наука - двигатель жизни, и никакая злоба и сила не победят искушенный ум!
Отцу бы это объяснить... А он объяснил бы всем прочим, кто до сих пор гнется под Кри и его военные замашки. У города одиннадцать отрядов аутсайдеров, транспорт и оружие, почти неограниченные энергетические ресурсы! Но до сих пор единственное, чем занимаются люди - сидят под защитой своего купола, изредка посылая воинов на поиски дефицитного металла и боеприпасов, а ведь ни в том ни в другом проблемы как раз и нет!
Муравьи и муравьи. Как есть, муравьи
Лайнус царапнул по коже и выругался, углядев протертую дыру на штанах. Вот это задумался так задумался, плохой идеей было чиститься ножом, пусть даже и обухом. По ходу дела, кровь этой мышечной машины еще и немного кислотна, иначе как объяснить, что рип-стоповые штаны, условно выражаясь, "моментально" протерлись тупой стальной полосой?
Изумительно, как изменились животные всего за четыре-пять человеческих поколений. Мухи обрели ураганную регенерацию, шакалы обросли прочной броней, пауки, если это, конечно, все же пауки, приобрели дополнительных четыре лапы и некисло вымахали, кольчатые черви и вовсе переместились из недр земли на поверхность и увеличились раз эдак в пятьсот, добавив в кровь кислоты. Зато куропатки, или цесарки, поди разбери, наоборот - начали копать норы и бегать что твой бронескаф на полном заряде.
Все в мире стараются выжить. Даже простейшие, миллиардами гибшие от любого внешнего фактора, и те объединились в невероятных размеров колонии, катающиеся по песку и пытающиеся жрать даже камни. И хрен ты чего с ними сделаешь, если только из огнемета жечь. Даже буйволы с газелями, удивительным образом перемешавшие свой генотип во время бушующей радиации и ионизирующего излучения, снова разделили его позже, и именно так, как это нужно было для выживания! До сих пор непонятно, как именно работает этот механизм, но факт есть факт - все самцы дикой коровы Януса имеют фенотип буйвола, а самки - газели!
В новом мире не осталось ничего от старого!
Кроме муравьев. И людей. И если первые все же изменились, то вторые так и остались трусливыми существами с редкими вкраплениями выходящих за рамки привычного особей. Люди так и живут по принципу "мой дом - моя крепость", не замечая того, что с каждым годом в крепости остается все меньше жителей. Не понимая того, что через полвека уже не останется в городе никого, кто не являлся бы любому другому родственником той или иной степени дальности. И не думая о том, что наука, ради которой и для которой Луисвилль был создан, под давлением военной машины, но в отсутствии реального противника, совершенно перестала развиваться.
Всех все устраивает. Всех, кроме белого квикфута Лайнуса бен Джара, чтоб он сдох...
Мимо проползло что-то маленькое и медленное. Лайнус отвлекся, и, в свете едва-едва начавшего заниматься рассвета, разглядел... камень. Ну, или что-то очень похожее.
- Какая прелесть... - непонятно для кого озвучил собственные мысли Лайнус и потянулся за мультитулом. Снова щелкнул клинок, Лайнус принялся скрести находку в надежде взять пробу. Странный камень от каждого тычка острием немного прибавлял в скорости.
- Фантастика...
Ползя за странным камнем на карачках, Лайнус продолжал тыкать его ножом. Это в смысле у живого существа внутри существует какой-то механизм накопления кинетической энергии, приложенной извне? В том, что это живое существо, сомнений уже не оставалось - помимо движения вперед, камень начал еще и из стороны в сторону перемещаться, выписывая на песке причудливые кривые.
- Да ты охренел... - огорчился Лайнус, когда пришлось встать в полный рост, чтобы поспеть за разогнавшимся валуном. Камень пер вперед по песку, будто по пластиковому льду, при этом никаких видимых движителей не имея. Неужто в пустыне они перемещаются под действием одного только ветра? А что, у камня по колено высотой, парусность должна быть неплохая, даром что он гладкий как яйцо додекапода. Кстати, а не чье-то ли это яйцо?..
Резкий вой заставил остановиться как тело, так и мысли. Пронзительный звонкий звук рассек ночную тишину надвое, и даже, казалось, саму ночь. Внезапно выяснилось, что уже совсем рассвело, и песок, по которому недавно можно было ползти на коленях, уже сейчас источал жар. А ведь солнце еще даже не оторвалось от горизонта, висело над ним пылающим диском, на фоне которого отчетливо вырисовывались два силуэта.
Шакалы.
Рука метнулась к бедру, но схватила лишь воздух. Ну конечно, откуда в кобуре взяться бластеру, который после ходки этой же рукой был скинут в ящик стола в Институте! Законопослушный бен Джар, хороший бен Джар!
Шакалы уже заметили свой завтрак, можно не сомневаться. Лайнус оглянулся - на сколько там увел от купола подлый камень?
Славное название, кстати. Отлично подходит.
Даже самые оптимистичные подсчеты не радовали. Километра два точно есть. Сам же камень уже покрыл еще сотню метров, держа приличную скорость. Лайнус скрипнул зубами, еще раз посмотрел назад, еще раз вперед.
- Иди на Базу!
Лайнус припустил по песку, оставив за спиной и приближающихся шакалов, и удаляющийся подлый камень. Ног проваливались в песок, приходилось каждый раз совершать лишнее движение, чтобы их освободить. Яркий солнечный свет отражался от песка, пускал солнечные зайчики, пытался ослепить, а Лайнус все бежал...
Покачиваясь из стороны в сторону, купол Периметра приближался, до него всего-то оставалось метров восемьсот-девятьсот. Полторы минуты бега по твердой поверхности. Пять минут - по песку.
Оглянуться. Ох, лучше не оглядываться. Шакалы уже вполовину сократили разрыв. Им проще - они мягко отталкиваются широкими лапами, почти не вязнущими в песке. Они вчера закусили парочкой цесарок и всю ночь спокойно спали в норах. Вот и бегут сейчас... будто на соревнованиях... и у каждого цель - первым разорвать... финишного человека...
Лайнус ступил на колею от подлого камня раз, другой, а потом и вовсе перешел на нее. То ли эта хренота чего выделяла, то ли весила полтонны, но ноги перестали увязать в песке по щиколотки, скорость вдвое увеличилась.
А шакалы уже почти дышат в спину. Метров пятьдесят до них, не больше. Резко выдохнуть, и поднажать еще - только и успевай, что переставлять ноги под разогнавшимся телом. Осталось все ничего!..
Хрип за спиной оборвался. Лайнус развернулся прямо на бегу, вытягивая руки. Шакал рухнул сверху - целился в шею сзади, но разворот сломал все его планы. Инерция движения потащила назад, да еще и зверь добавил, Лайнус покатился спиной вперед, схватив мутанта за горло. В последнюю секунду колено вклинивается между телами, и шакал летит вперед, бестолково размахивая лапами. Подтянув к груди вторую ногу, Лайнус перекатывается через голову. Левая рука прижимает шею зверя у песку, правая заносит нож... Сейчас шакал извернется и сомкнет зубы на левом запястье, но зато и сам лишится жизни. А следом - и сам Лайнус. От заражения крови.
Но шакал лишь тонко визжит и бьется под Лайнусом, суча лапами и пытаясь перевернуться. Из пасти хлещет пена, в узких, почти слепых глазах - дикий ужас. Ловко машет, тварь - коготь распарывает рубашку на плече, рассекает руку, но даже запах крови не успокаивает зверя. Наоборот - шакал бьется и скребется еще сильнее! Держать дальше глупо - так точно ничего хорошего не получится!
Но шакал сам выскальзывает из захвата и стремглав несется прочь, вслед за вторым, уже едва видным на горизонте.
Лайнус перекатился на спину и дал себе немного отдыха. Потом начало припекать отовсюду сразу и пришлось сесть с невольным вздохом. Лайнус обернулся, улыбнулся и вяло помахал рукой:
- Спасибо, друг.
Периметр не ответил. Ну и хрен с ним. Зато помог. Не будь вокруг Купола этих ста метров мертвой зоны... Быть самому мертвой зоной...
Лайнус скинул рюкзак, вытащил бутылку и осушил ее. Теперь можно. Вряд ли придется еще сколько-то торчать в пустыне.
Но - пришлось. Студенты за стеной Купола все еще боролись со сном, либо просто поминутно тыркая друг друга, либо передавая по кругу бутылку явно с чем-то полулегальным. Что ж, все логично, коль ты почти сутками торчишь в Институте, вполне можно свистнуть пару-другую бутылочек медицинского спирта да настоять на них хоть хрен шакалий.
Пришлось обойти восемь шлюзов, потратив лишних два часа, когда, наконец, удача улыбнулась невольному аутсайдеру. К тому моменту уже снова захотелось пить, а глаза приходилось прикрывать рукой, чтобы не ослепнуть в минуту. Но за девятыми воротами наконец нашлась компания, которая то ли слишком хотела спать, то ли слишком много выпила, то ли вовсе не имела к Лайнусу личных счетов. В любом случае, сейчас они мирно дрыхли прямо на бетоне, частично развалившись друг на друге.
- Вот и ладненько. - Пробормотал Лайнус, открывая шлюзовую камеру. Пять утра, если часы еще не сошли с ума. Даже дневная смена АЭС еще только проснулась.
А кто-то еще и до дома не добрался. Девять часов за Периметром это вам не шутки. Перехватить бы еще чего-нибудь, а то совсем желудок сводит. Одной водой сыт не будешь. Но ладно, сейчас главное до дома добраться. Остальное - потом.
Поминутно оглядываясь, оставляя за собой песок и хлопья наконец начавшей отваливаться фиолетовой крови, Лайнус потопал к дому.
__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...
Ответить с цитированием
  #11  
Старый 16.02.2016, 17:43
Аватар для Mantiss
Местный
 
Регистрация: 06.09.2012
Сообщений: 104
Репутация: 19 [+/-]
Глава 4. Удары.

Пока лифт тихо возносился на восьмой этаж, Лайнус подтягивал все ремешки и застежки на рюкзаке и одежде. Даже ботинки расшнуровал заранее - все, чтобы как можно бесшумнее проникнуть в квартиру.
Правда, все это оказалось лишним. Даже не столько лишним, сколько бесполезным - отец сидел на кухне, откуда замечательно просматривалась входная дверь. В сухих длинных пальцах он сжимал парящую кружку. Судя по вскрытой пачке кофейного порошка - не первую. Судя по натужно сипящему чайнику - не последнюю...
Лайнус застыл в двери.
Закрыть ее с этой стороны или с той и линять пока не поздно? Попробуй догадайся что у отца на уме - скандал или мирный разговор, как раньше? Ну, в смысле, совсем недавно.
Отец ответил сам.
- Я человек неглупый, - тихо сказал он. - По крайней мере, факты сопоставлять умею. И если мой сын после неприятного разговора куда-то пропадает на десять часов...
- Девять, - автоматически отозвался Лайнус и только потом посмотрел на часы. И правда, уже десять.
- Девять часов. - Поморщился отец. - Когда сын пропадает на девять часов и возвращается под утро, посыпая свежевымытый пол и едва держась на ногах, щурясь от электрического света и щеголяя драной одеждой, вывод напрашивается только один. Возвращение домой и ужин с семьей сын променял на очередной. Несанкционированный, - отец поднял длинный сухой палец, - Ни с кем не согласованный выход за Периметр.
- Ничего подобного! - вспыхнул Лайнус.
- Я еще не закончил. - Отец снял очки и устало потер глаза, едва не утопив пальцы в черепе. - И, сделай одолжение, не повышай голос. Мать заснула час назад. Мало того, что у них на станции уже неделю какие-то проблемы, так еще и ты выкидываешь фокус за фокусом.
- Я ничего не выкидываю! - Прошипел Лайнус. - Это твои студенты, между прочим!
- Моих студентов вообще не касайся. - Отец вернул очки на кончик длинного узкого носа. - И не моих - тоже. Единственное, в чем ты с ними пересекаешься, так это в том, что им приходится убирать за тобой после каждой твоей вылазки за Периметр.
- Точно. - Лайнус сделал два шага вперед, схватился за спинку пластикового стула и нагнулся к отцу. - Ведь может разве хороший отец спокойно смотреть, как сын работает с собственноручно добытыми образцами? Конечно нет, надо обязательно проесть ему мозг нотациями, от которых он сбежит как от квикфута! А папаша доволен - в очередной раз ткнул шакаленка в его же собственную лужу! Которую даже убирать самому не придется, ведь есть студенты кафедры биологии и просто лаборанты!
- Ты знаешь, я с самого начала был против твоей связи с биологией! Твоя задача - заниматься энергетикой, как я, как мой отец и как его отец! Мы создали Купол и мы должны заниматься им, а не резать биоматериал, разбрасывая вокруг тонны дерьма!
- Это мое дерьмо. - раздался громкий треск, меж сжатых пальцев появилась трещина. - И я сам бы его убрал, если б не ты со своими нравоучениями и нотациями. А твои святые студенты сегодня собирались устроить мне темную возле шлюза! И только побег за Периметр является причиной того, что кроме песка я не принес в руках собственные зубы!
Огонь ярости в глазах отца моментально погас, он даже недоуменно моргнул два раза.
- Лайнус. - едва ли не шепотом произнес он. - Ты все же сошел с ума? Или у тебя настолько кончились отговорки, что ты готов оговорить любого безвинного?!
Теперь уже Лайнус опешил. На секунду. А потом он приподнял треснутый стул и отшвырнул его в сторону. Сделав еще шаг, он положил ладони на столешницу и нагнулся прямо к лицу отца.
- То есть, ты... - от злости аж дыхание перехватило. - То есть ты говоришь, что я вру?! Что я подставляю твоих студентов, до которых мне нет и не будет дела даже останься они последними людьми на планете?! И что я делаю это ради того, что прикрыть свой очередной, наверное, уже тысячный выход за Периметр, разрешения на которые я и так никогда не спрашивал?!
- Теперь будешь. - Кивнул отец. - А вернее не будешь. Я запрещаю тебе появляться ближе, чем в пяти метрах от любого шлюза или базы аутсайдеров.
- Я бы еще посоветовала тебе уточнить, с какой именно стороны Купола. - Тихо раздалось из-за спины. - А то наш сын уже неоднократно ловил тебя на таких мелочах.
Мать прошла мимо и села возле отца, положив голову ему на плечо. В халате, с темными мешками под глазами, бледная и осунувшаяся. Уставшая. Спала ли она вообще?
Да хрен там! Она уже определила свою позицию в этой войне! А на войне не смотрят, болен ты или устал!
- Ли... - тихо начала мать. - Ты все отказываешься понять, но мы о тебе беспокоимся. Ты пропадаешь в Пустоши, возвращаешься, едва держась на ногах, грязный и уставший, и тут же исчезаешь. С отцом ты видишься хотя бы в Институте, я же вовсе начала забывать, как ты выглядишь.
Грустно вздохнув, мать взлохматила свои короткие темные волосы.
- Ли, пойми, так быть не должно.
- Как раз так и должно! - прорычал Лайнус. - Как раз это и есть настоящий я, моя истинная натура! Уж не знаю, кого вы пытались из меня воспитать, но у вас это не вышло! Вы ни разу не поинтересовались, чем хочу заниматься я сам! Не знаю, в каком плане вы за меня волнуетесь, но точно не в плане моих желаний!
- Мы - твои родители. - Наставительно произнес отец. - Поэтому в случае расхождения твоих желаний с нашими, приоритет отдается нашим!
- Сильвио, зачем...
- Нет, постой. - Поднял ладонь отец.
- Да, мам, постой. - Согласился Лайнус. В голове моментально созрел план. - И каково же твое желание?
- Мое желание - чтобы ты носа своего больше не высовывал за Периметр! Поэтому через три часа, когда откроется Институт и загрузится Система, я удалю твой личный ключ выхода.
- Через три часа? - Лайнус нагнулся, поднял стул и поставил его на место, отделив себя от родителей. - Тогда я ухожу сейчас.
И, резко развернувшись, зашагал к двери, хлопая развязанными шнурками. На ходу поднял рюкзак, закинул за спину и грянулся плечом в дверь. Игнорируя лифт, загрохотал подошвами по лестнице.
Бежать, бежать отсюда. Быстрее...
За спиной грохнуло, кто-то закричал. Плевать, скорее по лестнице вниз, хоть кубарем, да на улицу. Солнце резануло по глазам, Лайнус крутнулся, ослепленный, прикрыл глаза ладонью и зашагал к гаражу.
Их было всего два на весь дом, но, если лейтенант Стивенс по-военному аккуратно содержал свой, то у семьи Джаров, занятой наукой, вечно не хватало времени поправить дверь, заедающую через раз. Рука на автомате отсчитала на связке нужный ключ, плечо грянулось в дверь.
Жук уже урчал заведенным с пульта двигателем. Лайнус привычно скользнул между трубами сварной рамы, плюхнулся на сиденье и скинул рюкзак за спинку. Лямки зацепились за кронштейны, собственноручно приваренные три года назад. Широкие колеса на литых дисках с шестью амортизационными прорезями каждый, мягко качнули машину на рессорах. Три галогеновые лампы на верхней трубе рамы вспыхнули и снова погасли, показывая готовность к старту. Все в порядке, топлива под завязку, запыленность всего семь процентов...
Кстати, о топливе! Отец же наверняка кинется в погоню...
Оставив Жука на холостых, Лайнус выскользнул из кабины и рванулся к Скарабею отца. Верный мультитул со звонким щелчком раскрылся стальной бабочкой, являя миру неожиданно хищные челюсти пассатижей. Не снижая скорости, Лайнус рухнул на правое бедро, проскользнул под днищем тяжелого трехосного грузовика и остановился прямо под трансмиссией. Пассатижи щелкнули и впились кусачками в армированный шланг топливопровода. Да, вот сейчас остается только порадоваться, что Скарабей отца грузовой, а не боевой модификации, и защиты днища не имеет.
Хлынувший поток бензина смысл все мысли. Тяжело воняющая струя хлещет прямо на лицо и грудь, но и хрен с ним, одежда и так грязная по самое не хочу, а бензином вроде даже чистить можно...
Что-то там точно можно...
Мульт в чехол, развернуться, рука на край днища, подтянуться... И Лайнус снова сидит в пилотском кресле своего Жука.
Газ в пол - и резким рывком Жук вырывается из своей темной норы, распахивая ворота хищным зверосбрасывателем. Лайнус достал и надел широкие солнцезащитные очки. Запустив руку в бардачок вторично, вытащил бутылку с водой и сделал приличный глоток. Теперь-то можно не экономить. И не торопиться. Теперь времени хоть отбавляй. Целых семь минут.
А вот и площадь первоученых. И Периметр. И, конечно, несколько Жуков и Скарабеев, рассредоточенных по максимальной площади. Умно, отец, умно. Наверняка, увидев, что собственная машина выведена из строя, обзвонил всех знакомых, живущих близко к Периметру. Остается лишь надеяться, что здесь только обычные люди, могущие лишь попытаться не выпустить нарушителя, но не посмеющие сунуться следом, за Периметр.
Лайнус снизил скорость, потом и вовсе остановился, осматривая неожиданную баррикаду. Машины стоят полукругом, крайние бамперами торчат прямо в поле Купола. В центре дуги - шлюз выхода. Разумно и логично - если выпустить Жука через поле далеко от шлюза, то можно и не успеть добежать до двери. А если близко... А близко они дадут. Сдвинутся немного - и зажмут в такой же дуге, вплотную к полю но далеко от шлюза. И как не бейся, умный Периметр не выпустит объект, в котором больше семидесяти пяти процентов органики. Беспроигрышная комбинация против любого нормального человека.
Шах и мат, ученые.
Лайнус направил машину к ближайшему Скарабею, чей капот тонул в мареве поля. За секунду до того, как колеса Жука коснулись наклонного пандуса, заменяющего Скарабею задние двери, Лайнус выбросил за борт рюкзак. За полсекунды - выпрыгнул сам, покатившись по земле. Оставшийся без водителя, но чувствующий своей электроникой приближение Купола, Жук скрипнул защитой днища по пандусу и взлетел над явно не ожидавшими такого поворота учеными. Что ж, плюс пара секунд.
Пользуясь случаем, Лайнус подхватил рюкзак и двухметровыми скачками понесся к шлюзу. В поле зрения навязчиво мелькали так и не завязанные шнурки. Очень обидно будет наступить на них...
Жук приземлился наполовину в поле Периметра, лишь чудом разминувшись со своим трамплином. Сработала автоматика, заглушая двигатель, но инерции хватило, чтобы вытащить все четыре колеса с бетона на песок. Пронесло.
А теперь за дело.
Судя по очкам, бородке и единственному предмету одежды - белым штанам, это был простой работник Института, ученый или лаборант. Раскрыв рот, он протянул было руку, но Лайнус легко увернулся, присев и крутнувшись. Что ж, это было легко. Главное чтобы тут не было аутсайдеров. А то недолго трепыхаться...
Руки тянулись со всех сторон, пытались зацепиться хоть за что-то. Приходилось крутиться гироскопом, отбрасывая чужие конечности и не давая коснуться себя. Почти что игра в догонялки, только ставка слишком велика.
Уже дважды схватили за рюкзак, чуть не сорвав его с плеч, раз - за рубашку, вынудив приостановиться и сбить ритм, но все же каждый шаг приближает к шлюзу. Лайнус старался обойтись без ударов, обходясь толчками и захватами. Главное - стараться не думать, что случится, когда дверь окажется рядом и где взять лишнюю секунду на ввод ключа. Да и некогда думать - только и успевай мультимухой скользить между противниками, прокатываясь у них между ногами и пролезая в крошечные бреши между конечностями. Угловатые и медленные движения, размытые взгляды... Что ж, повезло. Аутсайдеров нет. А стерильная интеллигенция, пусть даже на два порядка превосходящая числом - не препятствие. Помеха, не более. Еще два шага - и вот дверь. Быстрый взгляд через плечо - ух ты, лишняя секунда в виде только начавших разворачиваться ученых, образовалась сама собой. Уже второй раз за последнюю половину суток краткой болью отозвались сложенные в неестественной фигуре пальцы, и впились в кнопки клавиатуры, каждый - на долю секунды раньше предыдущего. Пискнула панель, зашипели гермозатворы, и Лайнус скользнул в щель, тут же дергая дверь в обратную сторону. Едва не отчекрыжив два пальца, стеллитовая плита встала на место, щелкнули прутья запоров и зашипел воздух, выходя через поршни герметизации. Над дверью зажглась зеленая лампочка.
Лайнус вздохнул и, словно десять часов назад, нет, уже одиннадцать, съехал спиной по стене. В горле пересохло, но вся вода в Жуке. Тело бьют адреналиновые судороги, но выплеснуть энергию уже некуда. Нельзя терять ни минуты, но мозг отказывается давать команду на подъем. Только несколько минут судорожного дыхания через пересохшее горло помогают успокоиться. По крайней мере, для подъема достаточно. Закрыв глаза, чтобы не кружилась голова, Лайнус шагнул к внешней двери.
Попытался шагнуть, конечно же. Невозможно шагнуть, если кто-то стальной хваткой держит за ногу. Лайнус падает вперед, едва успевая выставить руку, чтобы превратить падение в перекат. Касание пол, мгновение - и Лайнус лежит на спине, выжимая сенсорный триггер стан-бластера.
Эх, нервы... Прорыв адреналина совсем вас убил.
Не стальная то хватка, а стеллитовая. Всего лишь так и не завязанные паракордовые шнурки защемило дверью при закрытии.
Но не это плохо.
Плохо то, что палец вхолостую елозит по несуществующему сенсору так и не взятого из ящика стола бластера. Плохо то, что единственное оружие потеряно все равно что навсегда.
А палец все пытается нащупать триггер и всечь в стеллитовую плиту парализующий заряд. Лайнус выругался и разжал пальцы.
Возвращение равносильно самоубийству. Хотя идти без оружия в Пустошь - тоже. Отряды аутсайдеров уже наверняка подняты по красной тревоге и хорошо, если еще не успели вывести из гаражей машины. В этот раз отсидеться в мертвой стометровке не удастся.
Лайнус достал мультитул и принялся кромсать изрядно севшим ножом парашютную стропу, заменяющую шнурки, и, в принципе, почти все веревки и канаты в городе. Параллельно с этим он все искал выход из сложившейся ситуации.
Пойти вперед без оружия - гарантированно попасть в лапы мутантам. Пойти назад - гарантированно попасть в лапы... руки, конечно же, ехидно ухмыляющегося отца.
Да хрена там!
Лайнус рванул недорезанный паракорд с такой силой, что последняя жила лопнула с громким щелчком. Что угодно, только не назад. Лучше уж и правда в пустыню, без оружия. Норные курицы же как-то умудряются выживать. Взять с них пример, раскопать старые нычки, оборудовать себе свою собственную нору, вот как замечательно получится. Больно нужно тощее человеческое тело всяким мутам. Если верить отцу, у них там уже давно устоялся свой биоценоз, в котором для человека нет места.
Вооружившись этой мыслью взамен бластера, Лайнус поднялся и закинул за спину рюкзак. В любом случае, в пустыне от каких-то старых привычек придется избавляться.
Лайнус протянул правую руку вниз и щелкнул фастексами, что держали на бедре пустую кобуру. Отлитый по форме навсегда потерянного оружия кусок пластика хрустнул под толстой подошвой ботинка и отправился в угол шлюза.
А потом - сжатый кулак, красная кнопка, громкое шипение, знойный ветер и довольное урчание Жука.
И снова привет... Пустошь...

Жук несогласованно скакал всеми четырьмя колесами по трещинам сухой земли. Вал барханов, окружающих город, которые машина так весело взрывала защитой радиатора и топтала несоосными колесами, остался далеко за кормой. Только облако пыли продолжало сопровождать багги, только и дожидаясь момента, когда он встанет. Спидометр исправно дрожал чуткой стрелкой возле отметки в семьдесят километров в час. В другое время, конечно, следовало бы скинуть скорость до разрешенной оптимальной, но не в этом случае. В этом случае любой запрет превращается в прямое руководство к действию.
Лайнус изо всех сил крутил штурвалом из стороны в сторону и что-то горланил. Вроде бы даже что-то связное и рифмованное. А почему нет? В бутылке еще полтора литра холодной воды, в баке почти девяносто литров топлива, а в животе - только что на ходу проглоченный и той же водой запитый сублимат. Ветер, пусть и горячий, но все равно приятный, треплет волосы, вся пыль остается за кормой, заботливо уложенные ветром песчаные волны километрами наматываются на колеса.
Что еще нужно для счастья?
Эйфория ушла очень быстро - через две минуты после того, как голове стало невыносимо жарко и пришлось прямо на ходу повязать бандану, прикрыв ею короткие черные волосы, буквально созданные для того, чтобы впитывать тепловое излучение. Надо же, сколько раз выходил в Пустошь, привычка скрывать глаза и голову давно въелась, что называется, в подкорку, а на адреналине вылетело-таки из головы. Вот и напекло ту наадреналиненую голову, провоцируя на странные мысли и эйфорию. Глядишь, еще двадцать минут такой езды - и приехал бы доморощенный аутсайдер прямо в какую-нибудь разрушенную постройку, дерево или прямо в логово к мутантам.
Какая замечательная мысль...
Скорость упала до рекомендуемых в пустыне тридцати пяти километров в час, Лайнус встряхнулся, прогоняя остатки бреда из головы. И как только подобные мысли вообще появились? Сейчас думать надо только об одном.
Куда, собственно, ехать?
Пришлось сделать остановку, предварительно заткнув нос и задержав дыхание. На ощупь выбравшись из моментально скрывшегося в облаке таки догнавшей пыли, Жука, Лайнус кинулся прочь, пока не кончился запасенный в легких воздух. Даже при условии круглых солнцезащитных очков, видимость нулевая, остается надеяться лишь на то, что пыль скоро осядет. Иначе найти в этом облаке машину будет сложнее, чем ее покинуть.
Лайнус упал на песок, судорожно вдыхая и рефлекторно откашливаясь. Веселенькое приключение сам себе устроил, нечего сказать. Вот прямо сейчас хватай да тащи человека к себе в норку на корм голодным детенышам. Даже если умудришься прокашляться, оружия при себе все равно нет.
Отдышавшись, Лайнус первым делом оглядел окрестности, но никого кровожадного и охочего до человеческого мяса не обнаружил. Что ж, коль так, можно и делом заняться.
Выбрав место с наименьшей концентрацией трещин, Лайнус прямо на земле расстелил свою гордость и радость - закатанную в тонкий пластик карту окружающей Луисвилль местности. Достал мультитул и выудил из него складную линейку. Жаль не успел замерить время в пути, но не беда - электроника Жука все делает за пилота, включая замер траектории пути и записи ее в бортовую память. Единственный вариант для пилота, потерявшегося в пустыне, вернуться в город.
Но сейчас она нужна для другого.
Прямо грязным ногтем по мягкому пластику Лайнус прочертил весь свой путь. Что там аутсайдеры с их электронными системами и заложенными прямо в память Скарабеев картами? Те карты обновляются лишь тогда, когда возникает новая опасность в давно разведанной пятидесятикилометровой зоне вокруг города. То ли дело настоящая карта, на которой можно рисовать прямо руками и прямо на ходу. Карта, на которой показаны не только горячие пятна, лежки мутантов и источники ценного сырья в виде законсервированных песком двести лет назад боевых машин, но и оазисы, рощи гидрогенных деревьев, руины зданий уже не пойми для чего и когда построенных... А пройдет еще пара лет - и карта полностью покроется густым слоем значков и пометок и неважно, что прожжена, порвана и погрызена. За такую карту весь альянс аутсайдеров не задумываясь отдаст по безымянному пальцу левой руки.
Жжет...
Лайнус перевел взгляд обратно на карту и выяснил, что, пока он витал в мечтах, палец на автомате продолжил движение вдоль уже кончившейся линейки, да так и соскользнул с края карты, уперевшись в раскаленную землю. Из ближайшей трещины уже вылезла не в меру любопытная мультимуха и явно примерялась к чужаку, вторгшемуся на ее территорию. Будто размышляла - стоит ли связываться или ну его на Базу?
- Кыш. - Буркнул Лайнус, щелкая муху ногтем. Вроде и несильно, а тонкие крылья насекомого, с ноготь размером каждое, отлетели прочь. Оглушенная мультимуха упала на спинку и задергалась, недвусмысленно намекая, что умирает. Потом, однако, поняла, что никого не обманет, в секунду отрастила новую крылья, уменьшившись на пару процентов, и, недовольно жужжа, полетела к горизонту.
Лайнус проводил ее взглядом и вернулся к карте, пытаясь отследить след от ногтя. До прямой получившейся линии было, конечно, как младшему Джару до поста старшего, но свое дело она сделала - проходя в миллиметровой близости от жирной точки с припиской "а-м 12" убедила Лайнуса ехать именно туда. Действительно, почему нет? По-хорошему, как раз сегодня в планах было скататься проверить модуляторы, но если получилось по-плохому, почему бы не вернуть планы обратно к хорошему? К тому же если он все-таки работает так как надо, это замечательная стартовая точка для создания убежища.
Карту в рюкзак, рюкзак в багги, снова клубы пыли за кормой, а впереди - еще двадцать пять километров пустыни, которым еще только предстоит намотаться на широкие колеса.
Лайнус больше не гнал, держась оптимума в сорок километров. Вряд ли топливные баки, под завязку залитые горючим, валяются в пустыне на каждом шагу, да и датчик запыленности после недавней гонки обиженно показывал девять процентов вместо семи, а машина это пока единственное, чего лишаться нельзя никак. Скоро еще модулятор появится, из той же категории. Потом надо будет разыскать подходящие руины или хоть что-нибудь, хотя бы издали похожее на убежище, притащить прибор туда, найти источники еды и воды, попутно соображая, что делать с окружающим зверьем.
Но реальность, как обычно, внесла свои коррективы.
Модулятор не работал.
- Да ла-а-адно... - огорчился Лайнус, приседая возле наполовину торчащего из песка старого, еще довоенного зеленого цинка из-под патронов. Рядом с ним торчал модулятор, сверкая солнечными панелями, но, судя по полу-оторованной полу-отогнутой крышке закладки-приманки, это единственное, на что изобретение Лайнуса было способно. Непонятно только почему.
Лайнус достал мультитул, быстро открутил болты на верхушке модулятора и аккуратно поддел ее ножом. Щелчок - и Лайнус осторожно тянет солнечные панели вверх, ожидая момента, когда проводки, идущие к аккумулятору натянутся, не позволяя продолжить.
Но хитрые проводки и не думали натягиваться. Они просто в один момент выскользнули из корпуса и закачались, блестя оголенными контактами без малейших признаков пайки.
- Шутите? - поинтересовался Лайнус, заглядывая внутрь корпуса.
Но нет, не шутят. На клеммах аккумулятора тоже ни следа застывшего олова. Неужели такое возможно?
Вообще, возможно. Помнится, когда в голову пришла идея а-модулятора, да еще такая четкая и ясная, он, как помешанный, полутора суток не спал, сначала вычерчивая, а потом и собирая тестовые прототипы. К концу тридцать третьего часа перед глазами уже все плыло и сейчас уже сложно сказать, пропустил он пайку последнего модулятора, или нет.
Реальность услужливо подсунула правильный ответ. И еще поехидничала, мол, сейчас эта штука является лишь ничем иным кроме как тем, на что похожа - безумно древним оружием в виде палки с металлическим набалдашником. Кистепер, что ли... Или кистепер это рыба? Да хрен с ним.
Пнув железный столбик, отчего тот покосился, но не упал, Лайнус ухватился за ручку ящика, торчащую из песка. Выругался, обжегшись, но в несколько приемов все же выволок. Ящик был, конечно, пуст. По крайней мере, для Лайнуса в его нынешнем состоянии. От куска вяленого мяса дикой коровы Лайнуса остался только кусок обертки, от небольшого запаса воды - прокушенная фляга. Еще нашлась древняя как сам ящик бензиновая зажигалка, видимо, из-за своего запаха не заинтересовавшая зверье. Бензин за неделю в раскаленном ящике, конечно, выветрился до последней молекулы, но авось на низкооктановом топливе Жука заработает. В любом случае пригодится, решил Лайнус, убирая стальной прямоугольник в карман. Когда у тебя есть чуть меньше чем ни хрена, сгодится все. С той же мыслью он закинул в машину и зеленый ящик, половина крышки которого торчала перпендикулярно своему нормальному состоянию. Авось потом получится выпрямить. Правда в грузовую нишу за пилотским креслом ящик не лез, даже если вытащить единственную ненужную вещь - лабораторный халат, который с момента выдачи отцом семь лет назад так ни разу и не надевался. Ящик удалось пристроить слева от пилотского кресла, а халат полетел к бензобаку.
Появилась мысль, как заправить зажигалку.
Свинтив крышку с горловины бака, установленного перпендикулярно ходовой и занимающего всю заднюю часть Жука, Лайнус упихал туда халат, испытывая при этом почти что садистское удовлетворение. Ткань из мутировавшего, теперь еще быстрее растущего бамбука, благодаря капиллярному эффекту пропиталась в секунду. Может, это не очень удобно для работы химиком или биологом, зато для целей Лайнуса подходит как нельзя лучше. К тому же другой ткани в городе все равно почти нет.
Сжав торчащий из бака конец, Лайнус принялся выжимать горючее на вату внутри стального корпуса. Топливо лилось ручьем, наверняка, эта ткань еще и горит замечательно. Вот сейчас заправим зажигалку и надо сжечь этот халат к шакалам. Гори он, этот халат, гори отец, гори Институт, и весь город вместе с ними!
Движение слева.
Лайнус рефлекторно дернулся в сторону, и только это спасло горло о т острых желтых клыков. Вместо шеи шакал попал в плечо, моментально взорвавшееся дикой болью. Удар отбросил в сторону, взвились в воздух два обрывка лопнувшей под клыками лямки. Шакал прыгнул во второй раз.
Стремительность этих зверей просто поражала - не каждый аутсайдер успевал ловить их бросок, если подпускал слишком близко. Но аутсайдеры не носят рюкзаков.
А Лайнус носит. Не снимая.
И сейчас рюкзак, ничем не закрепленный на левом плече, Лайнус дернул на грудь, прикрывая шею. Взвились в воздух обрывки лямки, хлестнув зверя по глазам. Плевать он хотел. Они вообще почти слепы.
Страшные клыки сомкнулись на рюкзаке, легко пропарывая и ткань, и, судя по звуку, металлическую коробку аптечки. И бутылку с водой - тоже.
Фонтаном брызнула вода, попала на оскаленную морду. Шакал недовольно дернул головой, едва не вырвав плечо, на котором лямка еще держалась, из сустава. По щекам что-то потекло, Лайнус взвыл. Едва превозмогая боль, он отвел правую руку и со всей силы ударил раскрытой ладонью по рюкзаку.
Не совсем понятно, что именно не нравится шакалу в воде, попавшей на нос, но что-то явно не нравится, это точно. При этом бить шакала даже в тот же нос - только лучезапястные кости ломать.
Но, сложив два и два, всегда получишь один результат.
Рюкзак окончательно разорвался, бутылка лопнула, и вода выплеснулась настоящим фонтаном в противоположную вектору удара сторону - прямо на нос шакалу. Недовольно зарычав и отпустив, наконец, жертву, мутант попятился, оглушено мотая бронированной головой. Лайнус вскочил с горячего песка, швырнул в шакала обрывки рюкзака и ринулся к кабине Жука. Схватился за раму, прыгнул внутрь, приложился обо что-то левым плечом. Новая вспышка боли, новые искры перед глазами. Палец промахивается мимо кнопки запуска, еще раз, еще...
Ну, давай!..
Зубы лязгнули возле правого уха, сдирая кожу и едва не оторвав этот важный орган. Лайнус рефлекторно дернулся в сторону, снова вмазавшись распоротым плечом в гремящее железо. Застрявший в раме шакал втянул голову в широкие плечи и резко вытянул шею, протиснувшись таким образом еще на несколько сантиметров. Еще раз дернулся, еще, каждый раз выигрывая немного расстояния и сверля свой обед ненавидящим взглядом. Разделять его мнение не было ни малейшего желания, поэтому Лайнус рванулся в противоположную сторону.
И снова врезался многострадальным плечом в зеленый ящик с полуоторванной крышкой, пятнадцатью минутами ранее собственноручно запихнутый внутрь.
Третья вспышка боли наконец отрезвила. Моментально пришло понимание простого факта - пока ящик на месте, вылезти решительно невозможно. Левая рука отключилась от боли и висела хвостом самца дохлой коровы Януса, пришлось расшатывать ящик правой.
Рывок, рывок, рывок... И шакал по правую руку так же дергается, вот только мотивация разная. Наконец ящик подался и взлетел в воздух. Лайнус занес его над правым плечом.
И в эту же секунду шакал, наконец, протиснул плечи в раму и с победным ревом кинулся в последний раз. И надо же было так получиться, что именно сейчас шея человека оказалась прикрыта стальным ящиком, дыра в котором вовсе не уступала по размерам клыкастой пасти.
Лайнус снова приложился, но уже о борт. В плече хрустнуло, да как больно! До рефлекторного крика!
Ящик вырвался из ладони и принялся колотиться об рамы Жука. Дикий грохот наполнил уши, даже зубы заболели и в глазах поплыло. Через силу Лайнус протянул здоровую руку к раме, вцепился в нее и буквально выволок себя наружу.
Горячий песок ударил по плечу... Твою же мать, опять по левому!
Скрючившись и пытаясь ладонью зажать боль в распоротом, а то и сломанном плече, Лайнус с третьей попытки поднялся.
Грохот все не унимался. Шакал с остервенением мотал неожиданным намордником, колотя металлом по металлу и с каждой секундой все больше свирепея от грохота, для его чутких ушей он должен казаться бесконечной чередой взрывов.
Ну, ничего. Сейчас он успокоится.
Лайнус протянул ладонь к бедру и сжал пальцы.
А потом разжал и выругался, проклиная себя, свою забывчивость и весь город с его запретами на ношение оружия.
Грохот смолк. Лайнус медленно поднял глаза. Шакал, наконец, освободился от металлического подарка и сверлил взглядом врага, свисая с борта багги. Филейная часть мутанта висела как трофей на стене неправильного охотника.
И это так смешно, что Лайнус не удержался и хихикнул.
Будто среагировав на звук, шакал заскреб задними лапами по борту и снова начал дергаться, но уже в обратную сторону.
Смеяться резко расхотелось. Потому что вот теперь шансов нет. Даже бежать нет смысла - все равно догонит и убьет. Единственная разница между местами смерти - в наличии или отсутствии одуряющего запаха топлива.
Топлива?!
Лайнус метнулся к бензобаку. Схватив полузаправленную зажигалку прямо с горстью песка, он что было сил рванул прочь от джипа, ежесекундно оглядываясь на почти выбравшегося шакала. Десять метров, пятнадцать... Как назло насквозь просушенная земля под ногами сменилась песком, скорость резко упала. Снова взгляд через плечо - мутанту осталось всего ничего. Тридцать метров...
Все.
Или ничего.
Лайнус остановился, из-под ног взметнулась туча песка. Развернувшись лицом к машине, принялся лихорадочно накручивать колесико зажигалки. Хруст - посыпался тонкий, перемолотый песок. Хруст - еще порция. Да сколько его там еще?! Хруст. О да, давай! Чирк, чирк... Неужели кремень стерся?! Чирк... Ну!
Ну!
- Ну, давай! - взвыл Лайнус, ударил зажигалку о ладонь и снова чиркнул колесиком. И наконец-то, в ту секунду, когда шакал кулем повалился на песок, над дырчатой ветрозащитой победным знаменем затрепыхался длинный язык пламени.
Шакал яростно взглянул на человека, подобрал конечности и медленно начал подниматься. Так же медленно и так же неотрывно глядя хищнику в глаза, Лайнус поднял над плечом пылающую зажигалку. Зверь напрягся для мощного, уже точно последнего для жертвы, прыжка, и тогда Лайнус метнул зажигалку в торчащий из бензобака халат. Надо же, все-таки сжег...
__________________
Ни на что не претендую и вам не советую...
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Зло есть добро? (01.06.2010) MirfRU Новости 1 02.06.2010 19:15
Есть Игра! (06.03.2010) MirfRU Новости 3 23.03.2010 05:06


Текущее время: 12:44. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.