Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 20.11.2009, 15:33
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Смех Зеленый и чешуйчатый...

Моя любовь к мифическим существам все таки вырвалась на волю... В свойственной мне форме. Очередной "шедевр". Со скобками или без - решать вам....
Скрытый текст - Даже не глава еще, а просто кусок текста. Хатико. Начало.:
Тихо шелестела листва. Мох упруго пружинил под ногами. Солнечный свет едва пробивался сквозь густые кроны деревьев. Где-то далеко закричала потревоженная птица и Хатико чутко вскинула голову. Серо-зеленые глаза пронзительно сверкнули в полумраке леса.
Вроде все спокойно. Шагах в двадцати кустарник зашевелился и показалась клыкастая морда огромного кабана. Любой другой человек в ужасе шарахнулся бы прочь, провоцируя вепря на атаку, но темноволосая девушка не считала зверя угрозой. Миролюбиво фыркнув, она просто пошла своей дорогой – вниз по склону, к небольшому ручью с песчаными берегами.
Присев на корточки, девушка погрузила ладони в воду, чувствуя кончиками пальцев толчки воды. Вверх по течению завозился секач. Было слышно как он с шумом спускается к воде, оскальзываясь на гальке.
Умывшись и напившись, Хатико наполнила небольшую кожаную флягу и встала, мысленно поблагодарив духов ручья. Солнечный блик упал на ее лицо, заставив чуть улыбнуться.
На вид ей был лет семнадцать-восемнадцать. Невысокая, но крепкая. С необычно бледной кожей и темными волосами до плеч. Лицо хмурое, серо-зеленые глаза смотрят пристально. Одежда давно превратилась в лохмотья.
Хотя как еще может выглядеть человек, в одиночку живущий в лесу? Особенно если этот лес находится рядом с землями эльфов и копями гномов. Но мало кто заходит сюда. Ибо место это зовется Свартальф – Темный Лес, Земли Нежити.
Хатико тем временем продолжила свои путь. Нечисти и диких зверей она не боялась – опытного человека лес предупредит об опасности.
Девушка шла в западную часть Свартальфа, там где подлесок намного реже и сам лес светлее и чище. Там обитают кентавры. Вернее, они приходят туда, когда в степи начинается сезон засухи. С кентаврами Хатико познакомилась несколько лет назад. Это был воистину странный и дикий народ… Они не доверяют чужакам, а уж людям тем более. И то, что Хатико умудрилась завоевать их доверие и уважение – более чем чудо…
Вороной кентавр Мардоний в ответ на этот вопрос ответил лишь «В тебе жив еще дух ветра». Но не пояснил что это значит.
Хатико шла почти весь день, пробираясь через буреломы и овраги Темного Леса. Она успела заметить следы минимум двух стад оленей, но решила не связываться. Звери здесь особенные – или хищные, или вампиры, или вообще оборотни. А сейчас уже вечер и нужно было спешить…
На самом деле был еще день, солнце только начинало меркнуть. Но густая листва пропускала мало света. Точнее, не пропускала почти ничего. В тени деревьев уже притаилась тьма. Скоро нежить вылезет из своих нор и всем прочим пора было искать укрытие.
Порыскав немного по местности, где ее застала ночь, Хатико устроилась в старой медвежьей берлоге под поваленным деревом. Привычно нарезала еловых веток и перетащила их в свою берлогу. Потом старательно разложила и прикрыла одеялом, чтобы меньше кололись. Получилось уютное гнездо.
Совсем стемнело. Из-за густой листвы не было видно звезд, даже лунный свет едва пробивался вниз. Только смутные силуэты деревьев серебрились, похожие на неприкаянные души.
Но Свартальф жил.
Большинство его обитателей днем прятались от губительного света и лишь ночью выходили из своих нор. Выходили на охоту.
Слева донеслось фырканье и тихий перестук копыт. Сверху – шорох крыльев. Но Хатико было все равно. Ее, надежно скрытую от чужих глаз и ушей, клонило в сон...
Шорох и тихий писк. Но не снаружи, а здесь. Внутри. Совсем рядом.
Хатико пружинисто подхватилась, сжимая в руке охотничий нож. Ее глаза сейчас были бесполезны, но уши и нос привычно заменили их.
Запах… запах не зверя, а ящера. Большого, но очень напуганного. Снова донесся жалобный писк, что-то большое прижалось к нога Хатико и крепко обхватило их. Девушка осторожно прикоснулась к странному существу. Ее ладонь нащупала чешую. Точно ящер.
Интересно, кто это? Жаль что ничего не видно. На улицу выходить бесполезно, огнь зажигать опасно… Ладно. Хатико вздохнула и осторожно разжала лапы неведомой твари, освобождая свои ноги и улеглась в «гнездо». Ночной гость подоткнулся ей под бок и тут же засопел.
Ночь прошла спокойно. Как только рассвело Хатико выбралась наружу. Она сидела на поваленном дереве, жуя найденные орехи и пару ягод, и болтала ногами. Внизу что-то затрещало, послышались звуки возни и ее ночной знакомый выполз наружу. Хатико замерла.
Она всю ночь спала в обнимку с детенышем дракона.


Он был довольно большим по человеческим меркам – стоя на задних лапках его макушка была по пояс Хатико. Пока еще неуклюжий, головастый, с короткими лапками и масенькими крылышками. На треугольной мордочке светились огромные желто-зеленые глаза, в приоткрытой пасти поблескивали ровные ряды зубов-игл.
Мардоний когда-то научил Хатико читать на человечьем, гномьем и эльфийском, он же дал ей старинную книгу «О народах нашего и других миров». Там был довольно большой раздел о драконах.
В книге говорилось что драконы живут почти вечно и растут до самой старости. Именно поэтому притаившихся стариков можно принять за средних размеров холм или скалу. Также в книге было написано, что драконья чешуя невероятно прочная и сверкает будто драгоценные камни, так что стаю летящих драконов часто сравнивали с радугой.
Чешуя дракончика, который сидел перед Хатико, была зеленой. Того яркого изумрудного цвета, какой бывает первая весенняя трава на лугах. И узор чешуи напоминал лист… Ближе к брюху зеленый переходил в бледно-желтый, пока еще коротенькие шипы на спине были цвета слоновой кости.
Малыш тем временем окончательно выбрался наружу и селя глядя на Хатико. Он не требовал еды но так смотрел на орехи в ее руках…
- Значит попросить поесть ты считаешь ниже своего достоинства. – Хмыкнула девушка. – Но просить и клянчить – это абсолютно разные вещи… К тому же ты не будешь есть орехи.
Дракончик не сдвинулся с места, когда Хатико спрыгнула вниз и вытащила на тусклый свет свою сумку. Но что-то в его глазах подсказало девушке, что он прекрасно понял все ею сказанное. И поэтому не стал отказываться от предложенного куска мяса.
- А ведь ты совсем меня не боишься. – Задумчиво протянула Хатико, когда детеныш аккуратно взял еду у нее с рук. – Хочешь остаться? Ты ведь совсем один… Если бы у тебя была мама, она бы уже прилетела. Таких малышей не оставляют надолго одних. – Она и не заметила, как стала осторожно поглаживать малыша по спинке, стараясь не проткнуть ладонь о его шипы.
Что ж. Дело твое. – Решила девушка.
Она решительно встала и закинула за спину наплечный мешок. Потом просто развернулась и пошла прочь, не оглядываясь, но вся превратившись в слух.
Несколько секунд царила гробовая тишина. Казалось, весь лес замер. А потом за спиной раздался нарастающий топот. Дракончик во всю мощь своих коротеньких лапок догонял ее, проваливаясь в ямы и путаясь в высоком подлеске.


Малыш оказался очень милым существом. И очень любознательным. Чувствуя защиту Хатико он бегал и прыгал вокруг, тем не менее оставаясь начеку. И именно он предупредил спутницу о притаившемся хищном растении. Чем заработал ее невольное уважение.
С виду невозможно было понять, какого он пола. Или она? Хатико все таки склонялась к варианту что «он». Шустрый такой мальчишка.
Она долго размышляла какое бы дать имя новому другу. Ведь любое существо должно иметь имя. А назвать его Дракончиком или Зеленым слишком банально. Помучившись несколько дней, она остановилась на имени «Рамдатта», что означало «таинственный». Ведь так и осталось тайной то, как малыш оказался в той берлоге именно в ту ночь, когда там решила заночевать Хатико. Тем более что это было почти единственное из имен, на которое Рамдатта решил отозваться. Так что решение было общим.
Они шли уже третьи сутки. Девушка стреляла из походного лука зайцев всякую мелкую птицу, попутно объясняя Рамдатте как нужно выбирать дичь и подкрадываться к ней. Все остальное он с успехом делал сам, хотя еще довольно неуклюже. Но он старался и уже к вечеру превзошел свою наставницу по количеству «улова».
Время шло, стоянка кентавров приближалась с каждым часом. Хатико пыталась представить реакцию Мардония, когда он увидит юного дракона, но не могла. Воображалку просто переклинило.
Занятая своими размышлениями, Хатико не сразу заметила что вокруг стало стремительно темнеть. Хотя вообще-то еще даже по лестным меркам был день. Рамдатта недоуменно завертел головой не понимая то происходит. Хатико выругалась. Она-то знала, что будет…
Начинался дождь.
Сначала стало совсем темно. Потом донесся шорох воды по листьям, но вниз пока что не упало ни капли. Хатико заметалась в поисках укрытия и, не найдя ничего подходящего, затащила Рамдатту под молодую ель.
И в этот миг листья наполнились водой как чаши и, не выдержав, склонились, выпуская всю воду вниз. С деревьев полились сотни тонких ручейков и земля намокла за считанные минуты. Елка под которой сидели путники оказалась довольно молодой и куцой, так что при малейшем движении холодная вода текла за шиворот Хатико и на голову Рамдатте.
Когда сверху перестала литься вода все вокруг было мокрым насквозь. Хатико с Рамдаттой не был исключением. Они выползли из своего укрытия, постанывая и опираясь друг на друга, а потом долго сидели прижавшись друг к дружке в попытке сберечь последние крохи тепла. Окончательно продрогнув, они поднялись и пошатываясь на затекших ногах побрели прочь. А что еще оставалось?


Лес постепенно становился светлее и чище. Исчезли непроходимые буреломы под ногами, появилась милая травка и даже едва заметная тропинка. Темно-зеленый, серый и черный цвета сменились коричневым, желто-золотистым и свежей зеленью. Ослабла аура тьмы, висевшая над головами путников.
Появились просветы в древесной листве, все чаще встречались залитые солнечным светом полянки, на которых Рамдатта резвился как ребенок. Хотя ведь он и был ребенком, только не человеческим, а драконьим.
Кентавры слыли заядлыми лошадниками. Они гоняли огромные табуны по степям, только в период засухи загоняя их под сень деревьев. Лошади, выкупленные у кентавров продавались в человечьих городах за огромнейшие суммы.
Хатико давно почуяла их стоянку – далеко в лесу слышалось заливистое конское ржание и бойкий стук копыт грызущихся жеребцов. Хотя не факт что ржали кони.
Поселение кентавров представляло собой несколько высоких, под рост хозяев, шатров, полукругом стоящих возле большого костра. Больше им ничего не требовалось. Спали на подстеленных одеялах или прямо на земле, ели стоя или лежа вокруг костра. Лошадям не нужен был загон, они никогда не убегали от своих табунщиков, а те защищали их от голодного зверья.
Хатико вышла из чащи спокойно и не таясь. К ней сразу же потянулись мягкие лошадиные морды с добрыми темными глазами. Несколько молодых кентавров – два рыжих, серый и мышастый – приветливо помахали руками и серый побежал сообщить Мардонию. Тот явился почти сразу – огромный, могучий. Выше пояса он был крепким смуглым мужчиной с иссиня-черными волосами, а ниже – могучим вороным жеребцом. Темные, без блеска, глаза внимательно скользнули по лицу Хатико.
- Приветствую, зеленоглазая. В этом году пришла к нам очень рано, даже слишком. Что-то случилось?
Хатико медленно покачала головой, обернулась и поманила Рамдатту:
- Мне нужно кое-кого тебе показать.
Дракончик осторожно выбрался из зарослей и встал рядом с Хатико, смущенно разглядывая кентавров.
Повисла изумленная тишина. Кентавры молча взирали на окончательно смутившегося Рамдатту. Первым молчание нарушил Мардоний.
- Но как… где ты его нашла?
- В самой темной части Леса. Хотя понятия не имею, как он мог там оказаться…
Кентавр молча покачал головой и сделал рукой приглашающий жест в сторону одного из шатров.


Хатико сидела на земле поджав и скрестив ноги. В руках она держала чашку с теплым чаем из степных трав. Рамдатта тесно прижался к ее боку. Напротив них по лошадиному поджав под себя ноги лежал Мардоний. Хатико только что закончила рассказывать кентавру историю встречи с юным дракончиком. Довольно долго Мардоний молчал, задумчиво глядя на Рамдатту.
- Милый малыш. – Заметил он. – Но как он оказался в Темном Лесу совсем один? И почему именно рядом с тобой? Он выбрал тебя, это ясно, но как? Ты дала ему правильное имя, зеленоглазая. – Он помолчал. – Насколько я понимаю, ты не собираешься с ним расставаться.
- А есть другой выход? Не прогонять же его теперь.
- Ну да. – Темные глаза кентавра встретились с серо-зелеными глазами Хатико. Интересно, кто он? У кентавров количество букв в имени означает статус. Имена из нескольких букв, например Рек или Ктах скорее всего принадлежат простым воинам. Фотий или Паладий – тут уже парни покруче. В имени Мардония восемь букв, так что он может оказаться шаманом или вождем. Или даже всем вместе. Он сам никогда не рассказывал о себе больше, чем требовалось для нормального общения. А Хатико побоялась его расспрашивать. Правильно говорилось в книге «О народах нашего и других миров» - «Кентавры неохотно раскрывают свои знания. Но все что они скажут ничтожно мало по сравнению с тем, что им ведомо»
- Ну да. – Сказал Мардоний. – Но готова ли ты принять ответственность за него? Дракон не всегда будет милым малышом. Скоро он вырастет и станет могучим зверем. Ты не сможешь более скрывать его в Свартальфе.
Хатико усмехнулась.
- А я и не собираюсь. И никогда не буду использовать Рамдатту в корысть себе. Но если кто-то причинит вред тебе или кому то, кого я считаю своим другом… он пожалеет о своей дерзости.
Впервые по губам Мардония скользнуло подобие улыбки.
- Приятно слышать, что я считаюсь твои другом.
- Ты необыкновенный кентавр, Мардоний. И вовсе не потому, что в твоем имени восемь букв. Ты очень много для меня сделал, зная что я ничем не смогу отплатить тебе. Любой человек на моем месте назвал бы тебя своим другом.
Кентавр запрокинул голову и прикрыл глаза.
- Чувствует душа моя, что скоро наш мир изменится. И изменишь его ты. Участие в этом, пусть даже самое мизерное, будет платой.
- Участие?
Лицо вороного кентавра, лицо деревянного идола, изменилось. Он улыбался. Мягко и спокойно.
- Обучение новой Повелительницы Драконов.


Хатико сидела на старом пне под лучами неяркого солнца уткнувшись в толстенную книгу. Мардоний с Рамдаттой ускакали в лес. Она знала, что кентавр заставляет дракончика подолгу бегать по буреломам, вырабатывая выносливость и сноровку. Это давало свои плоды, хотя Рамдатта был совсем не в восторге от такого обучения.
Они жили у кентавров уже две недели. Они – это Рамдатта и Хатико, успевшие стать не разлей вода. За это время Хатико успела прочитать еще несколько старинных книг, подружиться со всеми кентаврами и научиться мастерски ездить верхом.
Рамдатта при обильной кормежке ударился в рост и уже почти сравнялся со своей подругой – стоя на четырех лапах он мог коснуться мордой ее затылка. Пропорции тела вытягивались, крылья увеличивались, начали отрастать рога и шипы. Рамдатта стал больше походить на молодого дракона, а не на зеленого лупоглазого кабанчика.
Однажды Хатико играя запрыгнула на спину Рамдатте. И хотя пятки девушки скребли землю а дракон больше напоминал перегруженного ослика и над ними обоими откровенно ржали все без исключения кентавры обоим это очень понравилось!
Мардоний только похмыкивал, глядя на их буйные игры:
- Ничего, скоро он подрастет. А потом и на крыло встанет.
Хатико зябко поежилась.
- Никогда не мечтала летать.
- Ты его хозяйка. Придется.
А вот и они. Впереди бежит Мардоний – лицо спокойное, ни капли усталости, копыта глухо и мерно стучат по земле. Следом рысит Рамдатта – бег ровный, дыхание спокойное, хотя то и дело недовольно фыркает. Оно и правильно, кентавр его с самого утра гоняет а сейчас уже полдень миновал. Но бежит красиво, далеко выбрасывая мускулистые зеленые лапы.
Рамдатта подбежал к Хатико и они слегка столкнулись лбами, приветствуя друг друга. Девушка захлопнула книгу, использовав вместо закладки длинный стебелек, и отдала ее подошедшему кентавру. А потом они с драконом ушли в лес.
Они часто уходили вдвоем. На день, два, а то и больше. Хатико очень ценила эти часы тишины и покоя, проводимые рядом с Рамдаттой. Они охотились вместе, а потом долго сидели где-нибудь, греясь на солнышке. Хатико рассказывала дракону всякие истории из своей жизни или по памяти из книг, при этом почесывая ему горло и за растущими рогами. Рамдатта тихонько рычал в такт ее словам. Ему нравилось слушать.
Хатико смотрела в его дикие желто-зеленые глаза и до нее доходило основание того, что дракон, ЕЕ дракон, не просто животное. Он знает и понимает намного больше, чем можно себе представить.
Сейчас они нашли следы небольшого стада оленей-гулей и пошли по ним. Но вскоре мягкая земля сменилась опавшей хвоей и след исчез. Рамдатта побежал вперед, вынюхивая дичь, а Хатико остановилась, осторожно осматриваясь. Она не могла избавиться от ощущения, то за ней следят. Но как-то не догадалась посмотреть не в стороны, а наверх, на высокое дерево под которым стояла.
Рамдатта обернулся. Их взгляды встретились.
Тихий, но отчетливый голос появился где-то в глубине ее сознания.
Хатико.
Она застыла. Нет, это невозможно… не до такой же степени…
Сверху.
Хатико запрокинула голову, встречаясь с багровыми глазами сидящего на дереве существа. Время стало вязким как кисель. Девушка видела, как враг спрыгивает вниз целясь ей на плечи, тянется к горлу. Она изо всех сил шарахнулась в сторону, споткнулась и с разбегу влетела носом в корень.
Обернувшись, Хатико краем глаза заметила как тело Рамдатты растягивается в невероятном, рвущем мышцы прыжке. Стремительный и свирепый, он налетел на неведомую тварь, сбил ее с ног и схватил за горло. Жертва истошно заверещала, молотя по драконьему носу всем что попадалось под руку.
Кое-как поднявшись, Хатико подошла поближе. Враг оказался кобольдом, но подробно рассмотреть его не получилось – насмерть перепуганный, монстрик дергался и извивался, пытаясь освободиться. Хм, обычно они не нападают на людей, духу не хватает. А этот…
Хатико как бы собрала мысль в тугой шарик и кинула им в Рамдатту не надеясь, впрочем, на успех.
Отпусти его.
Рамдатта чуть повернул голову, не разжимая, однако, зубов.
Зачем?
Он не сделал нам ничего плохого.
Мог.
Но не сделал. И думаю урок был понятен. Отпусти его.
Юный дракон молча разжал челюсти, развернулся и равнодушно последовал за уходящей Хатико, оставив кобольда лежать под деревом.
Значитты умеешь разговаривать. – Задумчиво протянула Хатико. Ей очень понравилось разговаривать вот так – когда изо рта не вырывается ни звука, но тебя слышат. – Почему же раньше молчал?
Это было не нужно. Ты и так меня понимала.
А теперь?
Ты сделала то, чего я не понимаю. Тебя пытались убить. А ты отпустила врага. Живым.
Поверженного врага, малыш. Древняя человеческая мудрость гласит: делай другим только то, что хотел бы получить для себя. Что было бы, если бы ты оказался на его месте?
Дракон не ответил. Но Хатико чувствовала, что заставила его задуматься.
Вечерело. Хатико и Рамдатта исчерпали темя для разговора и теперь просто шли рядом. Они зашли слишком далеко и теперь не успевали вернуться домой до полной темноты. Безопаснее всего было бы окопаться в какой-нибудь норе до утра. Но надо еще найти такую нору, чтобы в нее влез молодой дракон. Так что пришлось просто лечь у корней огромного дуба, тесно прижавшись друг к другу. Рамдатта был ужасно жесткий и колючий, но от него шло ценное тепло.
Но когда луна была в зените, Хатико неожиданно проснулась. Что-то ее встревожило. Но что? Звук? Запах? Нет, не это… Хатико осторожно приподнялась на локте, вытаскивая из ножен на голени небольшой метательный нож. В тусклых отблесках лунного света мелькнула небольшая тень.
Внезапно на девушку сверху рухнуло что-то живое, шевелящееся. Она завопила от неожиданности и шарахнулась в сторону, натолкнувшись на шипы Рамдатты. Существо в ужасе шарахнулось в противоположную сторону. Оказалось что это их знакомец-кобольд. Рамдатта приподнялся, оскаливая клыки, но кобольд вскинул руки в приветственном жесте.
- Дракон не надо сердиться. Глорх не причинить вреда. Глорх пришел благодарить.
С этими словами он стал рыться в складках своего одеяния-балахона, перетянутого широким кожаным поясом. Потом шагнул вперед протягивая что-то на маленькой, словно детской ладошке.
- Глорх напал на хозяйку. Хозяйка отозвала дракона и пощадила Глорха. Глорх пришел благодарить.
Что-то блеснуло в его руке. Придвинувшись поближе, Хатико поняла что это старинный серебряный перстень с тончайшей резьбой. Листья, силуэты зверей, складывающиеся в какие-то буквы или вообще во что-то невообразимое.
- Вау… извини, Глорх, но я не могу это принять. Он слишком дорогой…
В темноте было плохо видно, но Хатико заметила как опустились длинные уши кобольда.
- Хозяйке не нравится подарок Глорха?
- Н-нет, перстень очень красивый. К тому же я люблю серебро…Просто я никогда в жизни не то что не носила, даже не видела таких дорогих вещей, понимаешь?
Глорх понял. И улыбнулся, так что в полутьме сверкнули острые треугольные зубы.
- Кольцо волшебный, потому такой красивый. Маги любят красивые вещицы. Если хозяйка потрет кольцо и позовет Глорха, то Глорх появится и будет исполнять приказы. И ни один кобольд теперь не причинит хозяйке вреда, где бы вы не встретились.
Рамдатта изумленно засопел. Хатико мягко улыбнулась.
- Глупо отказываться от помощи. Спасибо Глорх. Кстати, меня зовут Хатико. А это Рамдатта.
Кобольд церемонно поклонился, сделав что-то вроде реверанса. Хатико невольно хихикнула – очень уж смешно это смотрелось в исполнении худощавого карлика.
Повертев перстень в руках, девушка надела его на средний палец левой руки. Сначала ей показалось что он велик, но перстень сел как влитой, плотно обхватив палец. Полюбовавшись поблескивающим в лунном свет подарком, Хатико покосилась на Глорха.
- Слушай, может тебя покормить?
Порывшись в сумке она вытащила заботливо завернутый в листья кусок оленины и протянула просиявшему кобольду.
- На вот. А теперь извини, но я буду спать. Нам еще домой топать.
Глорх коротко поклонился и исчез.


На этот раз им дали выспаться. В Свартальфе вечер или утро мало отличается от ночи, но Хатико привыкла определять время даже не глядя по сторонам. Ее внутренние часы за время жизни в полумраке научились не ошибаться. Сейчас было раннее утро.
Хатико пихнула локтем в бок сопящего Рамдатту, сладко потянулась и встала. Ночью ей приснился черный единорог. Это вроде к неприятностям?
А потом начались указанные неприятности.
Пошло все с того, что Хатико все таки добудила Рамдатту и они неторопливо пошли в сторону лагеря кентавров. И все было бы прекрасно, если бы не уникальная способность Хатико влипать в истории.
Примерно через полчаса ходьбы до чутких ушей Рамдатты донесся шорох. Существо не просто шло, оно кралось среди деревьев. Причем в их сторону. А Свартальф – это такое место, где если к тебе кто-то подкрадывается, то совсем не для милого знакомства…
Хатико быстро отступила, прижавшись спиной к боку Рамдатты и окидывая пристальным взглядом окрестный подлесок. Тихонько зашелестела листва. Враг понял что обнаружен и не счел нужным скрываться. Из орешника высунулась лобастая морда ящерицы, размером эдак с лошадиную. Следом показалась шея, лапы и туловище…
Упс.
Это существо называли шипохвостом. И не зря. У гигантского ящера на оконце хвоста действительно красовался длиннющий ядовитый шип. Из пасти капала слюна. А ведь эти твари еще и плеваться умеют, причем довольно далеко. Ядом.
Хатико теснее прижалась к колючему боку Рамдатты. В кустах с другой стороны угрожающе зашелестело. Шипохвосты охотятся стаями. Никак не меньше дюжины особей.
Рамдатта попятился, понимая что он ящерам не противник. Ну почему им надо было появиться именно здесь?!
Шипохвосты стали окружать своих жертв. Отступать было некуда – позади оказался колючий кустарник в человеческий рост высотой. Осталось сделать только невообразимую попытку прорваться на свободу…
Гикнув, Хатико схватила Рамдатту за длинный шип на шее, подтянулась и в мгновение ока оказалась у него на спине и со всей силы пихнула дракона пятками в бока. Тот фыркнул, выпустив из ноздрей струйки дыма и резко вскинулся на задние лапы делая «свечку». Привычная оседлывать полудиких лошадей, Хатико с завопила, мысленно толкая дракона вперед.
Шипохвосты отпрянули, не ожидая от своей добычи такой реакции. Образовался просвет, через который на полной скорости проскочил Рамдатта. Стая кинулась в погоню, но догнать воспитанного кентаврами дракона было очень и очень непросто.
Ящеры оказались очень голодными и настырными. Рамдатта несся во весь опор как минимум час прежде чем сумел оторваться. Но проблемы на этом не закончились.
На бегу Рамдатта не особо смотрел куда бежит, только бы мордой в дерево не влупиться. Хатико тоже было не до пейзажей, ее больше волновало как не брякнуться с трясущейся и жутко колючей драконьей спины. В результате они пробежали мимо лагеря кентавров и попали в абсолютно незнакомую часть Свартальфа. И, поплутав где-то минут двадцать окончательно заблудились.
В конце концов Рамдатта выдохся и улегся на землю. Хатико с нелитературными стенаниями сползла с него, растирая исколотую и напрочь отбитую задницу. Немного придя в себя и оглядевшись она плюхнулась рядом с Рамдаттой и потерла серебряный перстень.
- Глорх!
Раздался тихий хлопок и кобольд возник перед ними.
- Хозяйка звала?
- Да. Ты знаешь эту область?
- Не совсем хорошо.
- А мы еще меньше. Убегали от шипохвостов и просто тупо заблудились. Сможешь вывести нас к лагерю кентавров?
- Глорх сделает как скажет хозяйка.
Рамдатта встал, Хатико ворча сквозь зубы забралась ему на спину. Потом проворно наклонилась, цапнула Глорха и усадила перед собой.
- Показывай куда идти.


__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 23.11.2009, 12:55
Аватар для Nikanor
Свой человек
 
Регистрация: 30.09.2008
Сообщений: 300
Репутация: 130 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Nikanor
"или вампиры" - может, лучше написать "кровопийцы", а то перед глазами сразу встает такой себе граф Дракула с бледной кожей и клыками в палец длиной)

"до нее доходило основание того" - скорее, "осознание", а не "основание"

"стада оленей-гулей" - взрыв мозга!!! Олени-трупоеды)))

"Почему же раньше молчал?
Это было не нужно. Ты и так меня понимала." - это мне напомнило старый-престарый анекдот о немом мальчике, который внезапно заговорил)))

"Полюбовавшись поблескивающим в лунном свет подарком" - в дремучем лесу просто не может быть лунного света. В тексте дальше говорится, что утро в лесу мало отличается от ночи - лучи солнца не проходят через деревья. Как тогда луна может бросать свой свет на кольцо?

"на оконце хвоста" - а на дверце что?)))

Текст как-то подозрительно напоминает "Эрагона". Посмотрим, что дальше будет...
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 24.11.2009, 15:27
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Nikanor Посмотреть сообщение
1 "или вампиры" - может, лучше написать "кровопийцы", а то перед глазами сразу встает такой себе граф Дракула с бледной кожей и клыками в палец длиной)
2 "до нее доходило основание того" - скорее, "осознание", а не "основание"
3 "стада оленей-гулей" - взрыв мозга!!! Олени-трупоеды)))
4 "Почему же раньше молчал?
Это было не нужно. Ты и так меня понимала." - это мне напомнило старый-престарый анекдот о немом мальчике, который внезапно заговорил)))
5 "Полюбовавшись поблескивающим в лунном свет подарком" - в дремучем лесу просто не может быть лунного света. В тексте дальше говорится, что утро в лесу мало отличается от ночи - лучи солнца не проходят через деревья. Как тогда луна может бросать свой свет на кольцо?

6 "на оконце хвоста" - а на дверце что?)))
Текст как-то подозрительно напоминает "Эрагона". Посмотрим, что дальше будет...
1 Долго колбасилась с подбором новых слов.
2 Это стандартные очепятки. Редактор их не замечает, да и я иногда тож...
3 Во-во. Но учитывая общий колорит местности...
4 Ну, если не вдаваться в детали... вы очень удивитесь, если ваша собака спросит вас какого черта вы запрещаете ей рыться в цветочных горшках?
5 Луна не светит как мы привыкли видеть, но даже в густой кроне деревьев есть дырки и тооненькие лучики проникают вниз.
Написано это действительно с подачи Гошика, но из общего с ним будет тока дракон. Ну и капитальные проблемы, которые будет устраивать всем без разбору главная героиня.
__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 04.12.2009, 15:34
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Смех

Воть
Скрытый текст - Вот немного измененный вариант с продолжением:

1 УЛЫБКА СУДЬБЫ
И жили они долго и счастливо пока не встретились…

Тихо шелестела листва. Мох упруго пружинил под ногами. Солнечный свет едва пробивался сквозь густые кроны деревьев. Где-то далеко закричала потревоженная птица и Хатико чутко вскинула голову. Серо-зеленые глаза пронзительно сверкнули в полумраке леса.
Вроде все спокойно. Шагах в двадцати кустарник зашевелился и показалась клыкастая морда огромного кабана. Любой другой человек в ужасе шарахнулся бы прочь, провоцируя вепря на атаку, но темноволосая девушка не считала зверя угрозой. Миролюбиво фыркнув, она просто пошла своей дорогой – вниз по склону, к небольшому ручью с песчаными берегами.
Присев на корточки, девушка погрузила ладони в воду, чувствуя кончиками пальцев толчки воды. Вверх по течению завозился секач. Было слышно как он с шумом спускается к воде, оскальзываясь на гальке.
Умывшись и напившись, Хатико наполнила небольшую кожаную флягу и встала, мысленно поблагодарив духов ручья. Солнечный блик упал на ее лицо, заставив чуть улыбнуться.
На вид ей был лет семнадцать-восемнадцать. Невысокая, но крепкая. С необычно бледной кожей и темными волосами до плеч. Лицо хмурое, серо-зеленые глаза смотрят пристально. Одежда давно превратилась в лохмотья.
Хотя как еще может выглядеть человек, в одиночку живущий в лесу? Особенно если этот лес находится рядом с землями эльфов и копями гномов. Но мало кто заходит сюда. Ибо место это зовется Свартальф – Темный Лес, Земли Нежити.
Хатико тем временем продолжила свои путь. Нечисти и диких зверей она не боялась – опытного человека лес предупредит об опасности.
Девушка шла в западную часть Свартальфа, там где подлесок намного реже и сам лес светлее и чище. Там обитают кентавры. Вернее, они приходят туда, когда в степи начинается сезон засухи. С кентаврами Хатико познакомилась несколько лет назад. Это был воистину странный и дикий народ… Они не доверяют чужакам, а уж людям тем более. И то, что Хатико умудрилась завоевать их доверие и уважение – более чем чудо…
Вороной кентавр Мардоний в ответ на этот вопрос ответил лишь «В тебе жив еще дух ветра». Но не пояснил что это значит.
Хатико шла почти весь день, пробираясь через буреломы и овраги Темного Леса. Она успела заметить следы минимум двух стад оленей, но решила не связываться. Звери здесь особенные – или хищные, или вампиры, или вообще оборотни. А сейчас уже вечер и нужно было спешить…
На самом деле был еще день, солнце только начинало меркнуть. Но густая листва пропускала мало света. Точнее, не пропускала почти ничего. В тени деревьев уже притаилась тьма. Скоро нежить вылезет из своих нор и всем прочим пора было искать укрытие.
Порыскав немного по местности, где ее застала ночь, Хатико устроилась в старой медвежьей берлоге под поваленным деревом. Привычно нарезала еловых веток и перетащила их в свою берлогу. Потом старательно разложила и прикрыла одеялом, чтобы меньше кололись. Получилось уютное гнездо.
Совсем стемнело. Из-за густой листвы не было видно звезд, даже лунный свет едва пробивался вниз. Только смутные силуэты деревьев серебрились, похожие на неприкаянные души.
Но Свартальф жил.
Большинство его обитателей днем прятались от губительного света и лишь ночью выходили из своих нор. Выходили на охоту.
Слева донеслось фырканье и тихий перестук копыт. Сверху – шорох крыльев. Но Хатико было все равно. Ее, надежно скрытую от чужих глаз и ушей, клонило в сон...
Шорох и тихий писк. Но не снаружи, а здесь. Внутри. Совсем рядом.
Хатико пружинисто подхватилась, сжимая в руке охотничий нож. Ее глаза сейчас были бесполезны, но уши и нос привычно заменили их.
Запах… запах не зверя, а ящера. Большого, но очень напуганного. Снова донесся жалобный писк, что-то большое прижалось к нога Хатико и крепко обхватило их. Девушка осторожно прикоснулась к странному существу. Ее ладонь нащупала чешую. Точно ящер.
Интересно, кто это? Жаль что ничего не видно. На улицу выходить бесполезно, огнь зажигать опасно… Ладно. Хатико вздохнула и осторожно разжала лапы неведомой твари, освобождая свои ноги и улеглась в «гнездо». Ночной гость подоткнулся ей под бок и тут же засопел.
Ночь прошла спокойно. Как только рассвело Хатико выбралась наружу. Она сидела на поваленном дереве, жуя найденные орехи и пару ягод, и болтала ногами. Внизу что-то затрещало, послышались звуки возни и ее ночной знакомый выполз наружу. Хатико замерла.
Она всю ночь спала в обнимку с детенышем дракона.


Он был довольно большим по человеческим меркам – стоя на задних лапках его макушка была по пояс Хатико. Пока еще неуклюжий, головастый, с короткими лапками и масенькими крылышками. На треугольной мордочке светились огромные желто-зеленые глаза, в приоткрытой пасти поблескивали ровные ряды зубов-игл.
Мардоний когда-то научил Хатико читать на человечьем, гномьем и эльфийском, он же дал ей старинную книгу «О народах нашего и других миров». Там был довольно большой раздел о драконах.
В книге говорилось что драконы живут почти вечно и растут до самой старости. Именно поэтому притаившихся стариков можно принять за средних размеров холм или скалу. Также в книге было написано, что драконья чешуя невероятно прочная и сверкает будто драгоценные камни, так что стаю летящих драконов часто сравнивали с радугой.
Чешуя дракончика, который сидел перед Хатико, была зеленой. Того яркого изумрудного цвета, какой бывает первая весенняя трава на лугах. И узор чешуи напоминал лист… Ближе к брюху зеленый переходил в бледно-желтый, пока еще коротенькие шипы на спине были цвета слоновой кости.
Малыш тем временем окончательно выбрался наружу и селя глядя на Хатико. Он не требовал еды но так смотрел на орехи в ее руках…
- Значит попросить поесть ты считаешь ниже своего достоинства. – Хмыкнула девушка. – Но просить и клянчить – это абсолютно разные вещи… К тому же ты не будешь есть орехи.
Дракончик не сдвинулся с места, когда Хатико спрыгнула вниз и вытащила на тусклый свет свою сумку. Но что-то в его глазах подсказало девушке, что он прекрасно понял все ею сказанное. И поэтому не стал отказываться от предложенного куска мяса.
- А ведь ты совсем меня не боишься. – Задумчиво протянула Хатико, когда детеныш аккуратно взял еду у нее с рук. – Хочешь остаться? Ты ведь совсем один… Если бы у тебя была мама, она бы уже прилетела. Таких малышей не оставляют надолго одних. – Она и не заметила, как стала осторожно поглаживать малыша по спинке, стараясь не проткнуть ладонь о его шипы.
Что ж. Дело твое. – Решила девушка.
Она решительно встала и закинула за спину наплечный мешок. Потом просто развернулась и пошла прочь, не оглядываясь, но вся превратившись в слух.
Несколько секунд царила гробовая тишина. Казалось, весь лес замер. А потом за спиной раздался нарастающий топот. Дракончик во всю мощь своих коротеньких лапок догонял ее, проваливаясь в ямы и путаясь в высоком подлеске.


Малыш оказался очень милым существом. И очень любознательным. Чувствуя защиту Хатико он бегал и прыгал вокруг, тем не менее оставаясь начеку. И именно он предупредил спутницу о притаившемся хищном растении. Чем заработал ее невольное уважение.
С виду невозможно было понять, какого он пола. Или она? Хатико все таки склонялась к варианту что «он». Шустрый такой мальчишка.
Она долго размышляла какое бы дать имя новому другу. Ведь любое существо должно иметь имя. А назвать его Дракончиком или Зеленым слишком банально. Помучившись несколько дней, она остановилась на имени «Рамдатта», что означало «таинственный». Ведь так и осталось тайной то, как малыш оказался в той берлоге именно в ту ночь, когда там решила заночевать Хатико. Тем более что это было почти единственное из имен, на которое Рамдатта решил отозваться. Так что решение было общим.
Они шли уже третьи сутки. Девушка стреляла из походного лука зайцев всякую мелкую птицу, попутно объясняя Рамдатте как нужно выбирать дичь и подкрадываться к ней. Все остальное он с успехом делал сам, хотя еще довольно неуклюже. Но он старался и уже к вечеру превзошел свою наставницу по количеству «улова».
Время шло, стоянка кентавров приближалась с каждым часом. Хатико пыталась представить реакцию Мардония, когда он увидит юного дракона, но не могла. Воображалку просто переклинило.
Занятая своими размышлениями, Хатико не сразу заметила что вокруг стало стремительно темнеть. Хотя вообще-то еще даже по лестным меркам был день. Рамдатта недоуменно завертел головой не понимая то происходит. Хатико выругалась. Она-то знала, что будет…
Начинался дождь.
Сначала стало совсем темно. Потом донесся шорох воды по листьям, но вниз пока что не упало ни капли. Хатико заметалась в поисках укрытия и, не найдя ничего подходящего, затащила Рамдатту под молодую ель.
И в этот миг листья наполнились водой как чаши и, не выдержав, склонились, выпуская всю воду вниз. С деревьев полились сотни тонких ручейков и земля намокла за считанные минуты. Елка под которой сидели путники оказалась довольно молодой и куцой, так что при малейшем движении холодная вода текла за шиворот Хатико и на голову Рамдатте.
Когда сверху перестала литься вода все вокруг было мокрым насквозь. Хатико с Рамдаттой не был исключением. Они выползли из своего укрытия, постанывая и опираясь друг на друга, а потом долго сидели прижавшись друг к дружке в попытке сберечь последние крохи тепла. Окончательно продрогнув, они поднялись и пошатываясь на затекших ногах побрели прочь. А что еще оставалось?


Лес постепенно становился светлее и чище. Исчезли непроходимые буреломы под ногами, появилась милая травка и даже едва заметная тропинка. Темно-зеленый, серый и черный цвета сменились коричневым, желто-золотистым и свежей зеленью. Ослабла аура тьмы, висевшая над головами путников.
Появились просветы в древесной листве, все чаще встречались залитые солнечным светом полянки, на которых Рамдатта резвился как ребенок. Хотя ведь он и был ребенком, только не человеческим, а драконьим.
Кентавры слыли заядлыми лошадниками. Они гоняли огромные табуны по степям, только в период засухи загоняя их под сень деревьев. Лошади, выкупленные у кентавров продавались в человечьих городах за огромнейшие суммы.
Хатико давно почуяла их стоянку – далеко в лесу слышалось заливистое конское ржание и бойкий стук копыт грызущихся жеребцов. Хотя не факт что ржали кони.
Поселение кентавров представляло собой несколько высоких, под рост хозяев, шатров, полукругом стоящих возле большого костра. Больше им ничего не требовалось. Спали на подстеленных одеялах или прямо на земле, ели стоя или лежа вокруг костра. Лошадям не нужен был загон, они никогда не убегали от своих табунщиков, а те защищали их от голодного зверья.
Хатико вышла из чащи спокойно и не таясь. К ней сразу же потянулись мягкие лошадиные морды с добрыми темными глазами. Несколько молодых кентавров – два рыжих, серый и мышастый – приветливо помахали руками и серый побежал сообщить Мардонию. Тот явился почти сразу – огромный, могучий. Выше пояса он был крепким смуглым мужчиной с иссиня-черными волосами, а ниже – могучим вороным жеребцом. Темные, без блеска, глаза внимательно скользнули по лицу Хатико.
- Приветствую, зеленоглазая. В этом году пришла к нам очень рано, даже слишком. Что-то случилось?
Хатико медленно покачала головой, обернулась и поманила Рамдатту:
- Мне нужно кое-кого тебе показать.
Дракончик осторожно выбрался из зарослей и встал рядом с Хатико, смущенно разглядывая кентавров.
Повисла изумленная тишина. Кентавры молча взирали на окончательно смутившегося Рамдатту. Первым молчание нарушил Мардоний.
- Но как… где ты его нашла?
- В самой темной части Леса. Хотя понятия не имею, как он мог там оказаться…
Кентавр молча покачал головой и сделал рукой приглашающий жест в сторону одного из шатров.


Хатико сидела на земле поджав и скрестив ноги. В руках она держала чашку с теплым чаем из степных трав. Рамдатта тесно прижался к ее боку. Напротив них по лошадиному поджав под себя ноги лежал Мардоний. Хатико только что закончила рассказывать кентавру историю встречи с юным дракончиком. Довольно долго Мардоний молчал, задумчиво глядя на Рамдатту.
- Милый малыш. – Заметил он. – Но как он оказался в Темном Лесу совсем один? И почему именно рядом с тобой? Он выбрал тебя, это ясно, но как? Ты дала ему правильное имя, зеленоглазая. – Он помолчал. – Насколько я понимаю, ты не собираешься с ним расставаться.
- А есть другой выход? Не прогонять же его теперь.
- Ну да. – Темные глаза кентавра встретились с серо-зелеными глазами Хатико. Интересно, кто он? У кентавров количество букв в имени означает статус. Имена из нескольких букв, например Рек или Ктах скорее всего принадлежат простым воинам. Фотий или Паладий – тут уже парни покруче. В имени Мардония восемь букв, так что он может оказаться шаманом или вождем. Или даже всем вместе. Он сам никогда не рассказывал о себе больше, чем требовалось для нормального общения. А Хатико побоялась его расспрашивать. Правильно говорилось в книге «О народах нашего и других миров» - «Кентавры неохотно раскрывают свои знания. Но все что они скажут ничтожно мало по сравнению с тем, что им ведомо»
- Ну да. – Сказал Мардоний. – Но готова ли ты принять ответственность за него? Дракон не всегда будет милым малышом. Скоро он вырастет и станет могучим зверем. Ты не сможешь более скрывать его в Свартальфе.
Хатико усмехнулась.
- А я и не собираюсь. И никогда не буду использовать Рамдатту в корысть себе. Но если кто-то причинит вред тебе или кому то, кого я считаю своим другом… он пожалеет о своей дерзости.
Впервые по губам Мардония скользнуло подобие улыбки.
- Приятно слышать, что я считаюсь твои другом.
- Ты необыкновенный кентавр, Мардоний. И вовсе не потому, что в твоем имени восемь букв. Ты очень много для меня сделал, зная что я ничем не смогу отплатить тебе. Любой человек на моем месте назвал бы тебя своим другом.
Кентавр запрокинул голову и прикрыл глаза.
- Чувствует душа моя, что скоро наш мир изменится. И изменишь его ты. Участие в этом, пусть даже самое мизерное, будет платой.
- Участие?
Лицо вороного кентавра, лицо деревянного идола, изменилось. Он улыбался. Мягко и спокойно.
- Обучение новой Повелительницы Драконов.




2 БУДНИ ЗЕЛЕНОГО ДРАКОНА


Хатико сидела на старом пне под лучами неяркого солнца уткнувшись в толстенную книгу. Мардоний с Рамдаттой ускакали в лес. Она знала, что кентавр заставляет дракончика подолгу бегать по буреломам, вырабатывая выносливость и сноровку. Это давало свои плоды, хотя Рамдатта был совсем не в восторге от такого обучения.
Они жили у кентавров уже две недели. Они – это Рамдатта и Хатико, успевшие стать не разлей вода. За это время Хатико успела прочитать еще несколько старинных книг, подружиться со всеми кентаврами и научиться мастерски ездить верхом.
Рамдатта при обильной кормежке ударился в рост и уже почти сравнялся со своей подругой – стоя на четырех лапах он мог коснуться мордой ее затылка. Пропорции тела вытягивались, крылья увеличивались, начали отрастать рога и шипы. Рамдатта стал больше походить на молодого дракона, а не на зеленого лупоглазого кабанчика.
Однажды Хатико играя запрыгнула на спину Рамдатте. И хотя пятки девушки скребли землю а дракон больше напоминал перегруженного ослика и над ними обоими откровенно ржали все без исключения кентавры обоим это очень понравилось!
Мардоний только похмыкивал, глядя на их буйные игры:
- Ничего, скоро он подрастет. А потом и на крыло встанет.
Хатико зябко поежилась.
- Никогда не мечтала летать.
- Ты его хозяйка. Придется.
А вот и они. Впереди бежит Мардоний – лицо спокойное, ни капли усталости, копыта глухо и мерно стучат по земле. Следом рысит Рамдатта – бег ровный, дыхание спокойное, хотя то и дело недовольно фыркает. Оно и правильно, кентавр его с самого утра гоняет а сейчас уже полдень миновал. Но бежит красиво, далеко выбрасывая мускулистые зеленые лапы.
Рамдатта подбежал к Хатико и они слегка столкнулись лбами, приветствуя друг друга. Девушка захлопнула книгу, использовав вместо закладки длинный стебелек, и отдала ее подошедшему кентавру. А потом они с драконом ушли в лес.
Они часто уходили вдвоем. На день, два, а то и больше. Хатико очень ценила эти часы тишины и покоя, проводимые рядом с Рамдаттой. Они охотились вместе, а потом долго сидели где-нибудь, греясь на солнышке. Хатико рассказывала дракону всякие истории из своей жизни или по памяти из книг, при этом почесывая ему горло и за растущими рогами. Рамдатта тихонько рычал в такт ее словам. Ему нравилось слушать.
Хатико смотрела в его дикие желто-зеленые глаза и до нее доходило основание того, что дракон, ЕЕ дракон, не просто животное. Он знает и понимает намного больше, чем можно себе представить.
Сейчас они нашли следы небольшого стада оленей-падальщиков и пошли по ним. Но вскоре мягкая земля сменилась опавшей хвоей и след исчез. Рамдатта побежал вперед, вынюхивая дичь, а Хатико остановилась, осторожно осматриваясь. Она не могла избавиться от ощущения, то за ней следят. Но как-то не догадалась посмотреть не в стороны, а наверх, на высокое дерево под которым стояла.
Рамдатта обернулся. Их взгляды встретились.
Тихий, но отчетливый голос появился где-то в глубине ее сознания.
Хатико.
Она застыла. Нет, это невозможно… не до такой же степени…
Сверху.
Хатико запрокинула голову, встречаясь с багровыми глазами сидящего на дереве существа. Время стало вязким как кисель. Девушка видела, как враг спрыгивает вниз целясь ей на плечи, тянется к горлу. Она изо всех сил шарахнулась в сторону, споткнулась и с разбегу влетела носом в корень.
Обернувшись, Хатико краем глаза заметила как тело Рамдатты растягивается в невероятном, рвущем мышцы прыжке. Стремительный и свирепый, он налетел на неведомую тварь, сбил ее с ног и схватил за горло. Жертва истошно заверещала, молотя по драконьему носу всем что попадалось под руку.
Кое-как поднявшись, Хатико подошла поближе. Враг оказался кобольдом, но подробно рассмотреть его не получилось – насмерть перепуганный, монстрик дергался и извивался, пытаясь освободиться. Хм, обычно они не нападают на людей, духу не хватает. А этот…
Хатико как бы собрала мысль в тугой шарик и кинула им в Рамдатту не надеясь, впрочем, на успех.
Отпусти его.
Рамдатта чуть повернул голову, не разжимая, однако, зубов.
Зачем?
Он не сделал нам ничего плохого.
Мог.
Но не сделал. И думаю урок был понятен. Отпусти его.
Юный дракон молча разжал челюсти, развернулся и равнодушно последовал за уходящей Хатико, оставив кобольда лежать под деревом.
Значитты умеешь разговаривать. – Задумчиво протянула Хатико. Ей очень понравилось разговаривать вот так – когда изо рта не вырывается ни звука, но тебя слышат. – Почему же раньше молчал?
Это было не нужно. Ты и так меня понимала.
А теперь?
Ты сделала то, чего я не понимаю. Тебя пытались убить. А ты отпустила врага. Живым.
Поверженного врага, малыш. Древняя человеческая мудрость гласит: делай другим только то, что хотел бы получить для себя. Что было бы, если бы ты оказался на его месте?
Дракон не ответил. Но Хатико чувствовала, что заставила его задуматься.
Вечерело. Хатико и Рамдатта исчерпали темя для разговора и теперь просто шли рядом. Они зашли слишком далеко и теперь не успевали вернуться домой до полной темноты. Безопаснее всего было бы окопаться в какой-нибудь норе до утра. Но надо еще найти такую нору, чтобы в нее влез молодой дракон. Так что пришлось просто лечь у корней огромного дуба, тесно прижавшись друг к другу. Рамдатта был ужасно жесткий и колючий, но от него шло ценное тепло.
Но когда луна была в зените, Хатико неожиданно проснулась. Что-то ее встревожило. Но что? Звук? Запах? Нет, не это… Хатико осторожно приподнялась на локте, вытаскивая из ножен на голени небольшой метательный нож. В тусклых отблесках лунного света мелькнула небольшая тень.
Внезапно на девушку сверху рухнуло что-то живое, шевелящееся. Она завопила от неожиданности и шарахнулась в сторону, натолкнувшись на шипы Рамдатты. Существо в ужасе шарахнулось в противоположную сторону. Оказалось что это их знакомец-кобольд. Рамдатта приподнялся, оскаливая клыки, но кобольд вскинул руки в приветственном жесте.
- Дракон не надо сердиться. Глорх не причинить вреда. Глорх пришел благодарить.
С этими словами он стал рыться в складках своего одеяния-балахона, перетянутого широким кожаным поясом. Потом шагнул вперед протягивая что-то на маленькой, словно детской ладошке.
- Глорх напал на хозяйку. Хозяйка отозвала дракона и пощадила Глорха. Глорх пришел благодарить.
Что-то блеснуло в его руке. Придвинувшись поближе, Хатико поняла что это старинный серебряный перстень с тончайшей резьбой. Листья, силуэты зверей, складывающиеся в какие-то буквы или вообще во что-то невообразимое.
- Вау… извини, Глорх, но я не могу это принять. Он слишком дорогой…
В темноте было плохо видно, но Хатико заметила как опустились длинные уши кобольда.
- Хозяйке не нравится подарок Глорха?
- Н-нет, перстень очень красивый. К тому же я люблю серебро…Просто я никогда в жизни не то что не носила, даже не видела таких дорогих вещей, понимаешь?
Глорх понял. И улыбнулся, так что в полутьме сверкнули острые треугольные зубы.
- Кольцо волшебный, потому такой красивый. Маги любят красивые вещицы. Если хозяйка потрет кольцо и позовет Глорха, то Глорх появится и будет исполнять приказы. И ни один кобольд теперь не причинит хозяйке вреда, где бы вы не встретились.
Рамдатта изумленно засопел. Хатико мягко улыбнулась.
- Глупо отказываться от помощи. Спасибо Глорх. Кстати, меня зовут Хатико. А это Рамдатта.
Кобольд церемонно поклонился, сделав что-то вроде реверанса. Хатико невольно хихикнула – очень уж смешно это смотрелось в исполнении худощавого карлика.
Повертев перстень в руках, девушка надела его на средний палец левой руки. Сначала ей показалось что он велик, но перстень сел как влитой, плотно обхватив палец. Полюбовавшись поблескивающим в тонком лучике лунного света подарком, Хатико покосилась на Глорха.
- Слушай, может тебя покормить?
Порывшись в сумке она вытащила заботливо завернутый в листья кусок оленины и протянула просиявшему кобольду.
- На вот. А теперь извини, но я буду спать. Нам еще домой топать.
Глорх коротко поклонился и исчез.


На этот раз им дали выспаться. В Свартальфе вечер или утро мало отличается от ночи, но Хатико привыкла определять время даже не глядя по сторонам. Ее внутренние часы за время жизни в полумраке научились не ошибаться. Сейчас было раннее утро.
Хатико пихнула локтем в бок сопящего Рамдатту, сладко потянулась и встала. Ночью ей приснился черный единорог. Это вроде к неприятностям?
А потом начались указанные неприятности.
Пошло все с того, что Хатико все таки добудила Рамдатту и они неторопливо пошли в сторону лагеря кентавров. И все было бы прекрасно, если бы не уникальная способность Хатико влипать в истории.
Примерно через полчаса ходьбы до чутких ушей Рамдатты донесся шорох. Существо не просто шло, оно кралось среди деревьев. Причем в их сторону. А Свартальф – это такое место, где если к тебе кто-то подкрадывается, то совсем не для милого знакомства…
Хатико быстро отступила, прижавшись спиной к боку Рамдатты и окидывая пристальным взглядом окрестный подлесок. Тихонько зашелестела листва. Враг понял что обнаружен и не счел нужным скрываться. Из орешника высунулась лобастая морда ящерицы, размером эдак с лошадиную. Следом показалась шея, лапы и туловище…
Упс.
Это существо называли шипохвостом. И не зря. У гигантского ящера на оконце хвоста действительно красовался длиннющий ядовитый шип. Из пасти капала слюна. А ведь эти твари еще и плеваться умеют, причем довольно далеко. Ядом.
Хатико теснее прижалась к колючему боку Рамдатты. В кустах с другой стороны угрожающе зашелестело. Шипохвосты охотятся стаями. Никак не меньше дюжины особей.
Рамдатта попятился, понимая что он ящерам не противник. Ну почему им надо было появиться именно здесь?!
Шипохвосты стали окружать своих жертв. Отступать было некуда – позади оказался колючий кустарник в человеческий рост высотой. Осталось сделать только невообразимую попытку прорваться на свободу…
Гикнув, Хатико схватила Рамдатту за длинный шип на шее, подтянулась и в мгновение ока оказалась у него на спине и со всей силы пихнула дракона пятками в бока. Тот фыркнул, выпустив из ноздрей струйки дыма и резко вскинулся на задние лапы делая «свечку». Привычная оседлывать полудиких лошадей, Хатико с завопила, мысленно толкая дракона вперед.
Шипохвосты отпрянули, не ожидая от своей добычи такой реакции. Образовался просвет, через который на полной скорости проскочил Рамдатта. Стая кинулась в погоню, но догнать воспитанного кентаврами дракона было очень и очень непросто.
Ящеры оказались очень голодными и настырными. Рамдатта несся во весь опор как минимум час прежде чем сумел оторваться. Но проблемы на этом не закончились.
На бегу Рамдатта не особо смотрел куда бежит, только бы мордой в дерево не влупиться. Хатико тоже было не до пейзажей, ее больше волновало как не брякнуться с трясущейся и жутко колючей драконьей спины. В результате они пробежали мимо лагеря кентавров и попали в абсолютно незнакомую часть Свартальфа. И, поплутав где-то минут двадцать окончательно заблудились.
В конце концов Рамдатта выдохся и улегся на землю. Хатико с нелитературными стенаниями сползла с него, растирая исколотую и напрочь отбитую задницу. Немного придя в себя и оглядевшись она плюхнулась рядом с Рамдаттой и потерла серебряный перстень.
- Глорх!
Раздался тихий хлопок и кобольд возник перед ними.
- Хозяйка звала?
- Да. Ты знаешь эту область?
- Не совсем хорошо.
- А мы еще меньше. Убегали от шипохвостов и просто тупо заблудились. Сможешь вывести нас к лагерю кентавров?
- Глорх сделает как скажет хозяйка.
Рамдатта встал, Хатико ворча сквозь зубы забралась ему на спину. Потом проворно наклонилась, цапнула Глорха и усадила перед собой.
- Показывай куда идти.
Кобольд исправно вывел горе-путешественников к кентаврам. Встречать их собрались все обитатели лагеря. Глорх невольно втянул голову в плечи, глядя на огромных и могучих кентавров. Но Хатико успокаивающе похлопала его по плечу:
- Спокойно. Это друзья.
Мардоний уже откуда-то все знал. Хотя кобольда разглядывал с нескрываемым интересом.
Он неторопливо подошел, слегка постукивая копытами. Лицо его было неподвижно, но в глазах переливался смех.
- Кажется я не ошибся насчет тебя.
Хатико спрыгнула с Рамдатты, со стоном хватаясь за стертую до мяса задницу.
- Никогда, слышите, никогда больше я не сяду на дракона!!!
Мардоний только хмыкнул, легко ссаживая на землю Глорха. Тот покосился снизу вверх на Хатико.
- Хозяйка довольна? Глорх может идти?
Хатико опустила взгляд и впервые увидела кобольда стоящим неподвижно и при дневном свете. Здесь, на краю леса, было светлее и лучше видно. Он был ростом ей на ладонь пониже пояса, с бронзового цвета кожей, большими желтыми глазами и длинными и очень подвижными остороконечными ушами. Его мордочка была слегка вытянута вперед, как у животного, и в пасти хищно поблескивали ряды зубов-игл. Длинные темные волосы были заплетены во множество мелких косичек с вплетенными туда костяшками, слегка постукивающими при ходьбе. Одет он был в какое-то подобие туники, перепоясанного широким кожаным ремнем с большой пряжкой.
Хатико чуть улыбнулась и кивнула.
- Спасибо, Глорх. Ты можешь идти.
Мардоний пристукнул тяжелым копытом, глядя на то место, где только что стоял Глорх. Потом негромко фыркнут и пошел в строну чащи. Хатико с Рамдаттой потянулись следом.
- Кобольды издавна славились как странный, непредсказуемый, а иногда и жестокий народ.
Надеюсь ты понимаешь, что делаешь. Какую ответственность на себя берешь.
Хатико только усмехнулась, глядя на верхушки деревьев.
- Если я в чем то сомневаюсь, то предпочитаю выжидать. Каким бы необдуманным не выглядел мой поступок – я десятки раз взвесила все «за» и «против».
- То же самое ты говорила относительно Рамдатты.
- И не сдержала обещания? – Резко спросила девушка, переводя взгляд на кентавра.
- Я этого не говорил. – Невозмутимо ответил тот. Хатико шумно выдохнула, понимая что пробить оборону Мардония ей не по силам. Пока.
- Слушай, ты называл меня Повелительницей Драконов. Что это значит?
Мардоний с лукавым прищуром глянул на Рамдатту.
- Драконы чрезвычайно могучие существа. Огромные, прекрасные, мудрые. Они обладают огромнейшим магическим потенциалом, их способности порой не знают даже они сами. Существа четырех стихий – они ходят по земле, плавают в воде, летают в воздухе и дышат огнем. И, как ты понимаешь, они горды. Иногда даже слишком. И вот если человек или какой-либо другой расы может повелевать драконом и при этом не будет превращен в шашлык – именно таких и называют Повелителями Драконов.
- Мдя… существа четырех стихий… круто!
Темные глаза Мардония сумрачно блеснули, на миг став непроницаемыми как черное стекло.
- Но тебе нужно учитывать еще и то, что Повелители Драконов во все времена считались силой. Им приносили дары. Их старались завербовать в свою армию. Они не зависели от человеческих правителей, но часто нанимались к ним. Или наоборот, отвергали предложения князей и лордов. И тогда их пытались сначала заманить дарами. А потом – взять силой. Даже дракон долго не выстоит один против армии. Так что будьте начеку. Оба.
Он прав. Нам надо быть очень осторожными в словах и делах. – Заметил Рамдатта.
А еще иметь кинжал в рукаве и отражатель магии на шее. – Ухмыльнулась Хатико.


Жизнь быстро вошла в прежнее русло. Рамдатта утолил свой голод и теперь пытался мирно отоспаться в тенечке. Но Хатико нашла ему другое применение – наплевав на свою клятву никогда больше не садиться на дракона, она с решительно стыренных лошадиных шкур и веревок соорудила мягкое седло и теперь гоняла табуны верхом на драконе. Рамдатта решительно протестовал, но быстро втянулся в дело и бегал уже с удовольствием. Тренировки Мардония пошли ему на пользу, юный дракон мог часами лавировать среди лошадей не сбивая дыхания.
Лучше всего было пасти коней на границе леса и степи – сюда почти не долетал жар песков и деревья давали тень, но в то же время нельзя было растерять табун в лесу. Кружа по кустарникам на Рамдатте Хатико частенько замечала мелькавших то тут то там кобольдов. Они с интересом наблюдали за ней, но испуганно прятались при ее приближении. Хатико стала оставлять им еду на камнях. Остроухая мелкота сначала брала подношения опасливо, но потом успокоилась и даже позволяла девушке наблюдать за собой. И никто уже не кидался в ужасе в рассыпную едва завидев зеленого дракона со всадницей. Так, убирались с дороги.
Примерно через неделю после случая с шипохвостами Хатико снова проснулась от возни над ухом. Шумел Глорх, причем в компании четверых соплеменников. Хатико сразу их узнала – именно эту четверку она прикармливала своим обедом. А сейчас компания кобольдов с трудом тащила какой-то предмет, завернутый в темную ткань. Они так потешно ругались когда сверток цеплялся за корни… Глорх нетерпеливо заворчал и они наконец-то подтащили сверток к ногам Хатико. Она вопросительно глянула на кобольдов и, ободренная их зубастыми улыбками и активными кивками, стала аккуратно разворачивать темную ткань.
Под покрывалом оказалось седло для дракона. Это было понятно по специальному расположению подпруг и ремней – так, чтобы крыльям ничего не мешало. Само седло было сделано из крепкой черной кожи, с серебряной вязью на странном языке. И вообще все пряжки и украшения были серебряными. Хатико с трудом припомнила, что как то обмолвилась о том, что любит серебро…
Пока Хатико таращилась на новенькое седло, Рамдатта деловито обнюхал его, даже слегка пожевал и сделал вывод: Надевай.
Если бы не помощь кобольдов, Хатико провозилась бы с ремнями не меньше часа. Седло село как влитое между двумя шипами на загривке Рамдатты. Хатико потуже подтянула подпругу под чешуйчатым брюхом, проверила ремни на плечах и груди. Потом осторожно забралась на присевшего дракона, уселась, сунув ноги в специальные ременные петли, прилаженные вместо стремян. Рамдатта негромко фыркнул и выпрямился во весь рост. А ведь он хорошенько подрос…
Дракон прошелся в другой конец лагеря, обратно вернулся уже бегом. Хатико глянула на кобольдов и улыбнулась.
- Спасибо вам! Мы оба искренне рады, что вы наши друзья.
А потом она тряхнула темными волосами и, гикнув, погнала Рамдатту во весь опор по ночному лесу.

__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 04.12.2009, 16:46
Аватар для Snake_Fightin
Снейк железного дракона
 
Регистрация: 21.01.2007
Сообщений: 5,903
Репутация: 3334 [+/-]
Как адвокат, советую принять 3-5 стаканов клюквенного морса, и выложить одну главу в позитивные отзывы.
__________________

— Где мои драконы?!
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 06.12.2009, 14:51
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Памойму тут не 3-5 стаканов... а побольше и че нибудь покрепче... а первую главу я выложила.
__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 12.12.2009, 16:01
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Смех

Воть. Продолжение...
PS Звиняюсь за даблпостинг... но че-то глючить у меня...

Скрытый текст - Кусок 2 главы и 3я:
Это было великолепно! Рамдатта несся быстрее самого лучшего коня, деревья мелькали по сторонам с ошеломляющей скоростью. Стаи птиц испуганно шарахались в стороны. В седле скакать верхом было намного удобнее, но езда все равно требовала работы. Хотя было меньше шансов слететь в кусты.
Резкий порыв раскаленного ветра взъерошил темные волосы и они выскочили он залитую лунным светом степь. Рамдатта впервые увидел такое огромно-необьятное ровное пространство.
Они кружили по пустынной степи под огромной молочно-белой луной, исполняя дикий танец торжества жизни и свободы. Пыль летела клубами из-под лап юного властелина четырех стихий, и именно в этот миг он ощутил всю силу своего народа. Силу, которая принадлежала и ему тоже. Его спутница улыбнулась. Теперь они связаны навеки, в горе и в радости они будут вместе…
А потом они оба замерли, глядя на медленно розовеющий горизонт. И дракон впервые увидела рассвет. Солнце оказалось таким огромным и могучим! Долго, очень долго они смотрели, как огненно-красное светило становится золотым. А потом развернулись и неторопливо направились в лагерь. Пора было гнать лошадей на дневное.






3 ЭТО ТУХЛОЕ СЛОВО «ПРОЩАЙ»


Лежа в тени старинных деревьев и изредка поглядывая на лошадей можно было поразмышлять о вечном и незыблемом. Хатико лежала на траве, опершись спиной о колючий бок Рамдатты. Он был не горячим и не холодным, но прижавшись покрепче можно было ощутить как внутри зарождается пламя.
Когда-нибудь ты станешь большим и сильным. – Протянула Хатико, разглядывая кусочек неба между деревьями.
Вообще-то мне и так неплохо.
Понравилось быть лошадкой?
А почему бы и нет? Учитывая то, что пока что все мои попытки взлететь оканчивались в кустах шиповника.
А ты пытался? Почему мне не сказал?
Не знаю… Это так просто, мечты. Я понимаю, что не стоит торопить природу. А то финал будет печален – носом в колючки.
Хатико хмыкнула.
Не говори «гоп» пока не перепрыгнешь… или пока не влупишься мордой в землю. Знаешь… лето кончается. Скоро кентавры уйдут обратно в степь. А мы?
Что «мы»? Ты жила здесь долго, очень долго. Из года в год ты провожала их, а потом встречала вновь. Что изменилось теперь?
Теперь появился ты. Мой друг, поддержка и опора. И тебе не кажется, что подул ветер перемен? Рано или поздно мы не сможем скрываться здесь. И придется уйти. Так что лучше – уйти сейчас исследователями и путешественниками, или потом – изгнанниками и бродягами?
Значит, мы уходим?
Не знаю. Честно. Надо будет спросить у Мардония. Может, он знает такое место, где можно будет… начать?


У Хатико не в привычке тянуть с важными решениями, и поэтому вечером того же дня они с Рамдаттой подошли к Мардонию, стоявшему рядом с сородичами. Заметив приближающихся девушку и дракона и подошел к ним. Хатико сразу взяла быка за рога.
- Вы скоро уходите?
- Примерно через неделю. А что?
- Мы не хотим сидеть в этом лесу до следующего года. Теперь, когда нас двое, мы готовы уйти отсюда. Может, ты знаешь место…
С которого можно начать…
Мардоний немного помолчал, прикрыв глаза и переступая с ноги на ногу.
- Вы уверены? Наш мир огромен и разнообразен, вы же пока видели лишь малую его часть. Кусок леса и кусок степи.
Хатико медленно покачала головой.
- Ты прав, я не знаю или не помню ничего, кроме этого леса. – Она обвела долгим взглядом окружающие деревья. – Но кто знает, может я была там… В любом случае я не собираюсь сидеть здесь до скончания веков.
Вороной кентавр внимательно посмотрел в глаза девушке, потом в глаза дракону. Потом улыбнулся, показав ряд широких и ровных зубов – уже не человеческих, еще не лошадиных.
- Это ваше общее решение?
Хатико покосилась на Рамдатту. Тот молча кивнул.
- Хорошо. Я не буду вас отговаривать или удерживать. К западу отсюда, довольно далеко в степи, около большой реки живет человек по имени Герудо. Он даст вам работу и кров до тех пор, пока вы сами не соберетесь уйти. И… удачи вам.
Придя под сень старых деревьев, служивших им укрытием и домом, Хатико бессильно рухнула на пушистый мох. Рамдатта склонился над ней, посапывая в лицо.
Что такое, сестренка? Это связано с нашим уходом?
Да. Мне не хочется уходить отсюда. От Глорха и Мардония.
Но ты сама говоришь – рано или поздно придется. Этот мирок станет тебе тесен. Так было, есть и будет – идя вперед невольно оставляешь что-то позади…Но что мешает твоим друзьям идти параллельно с тобой? И когда-нибудь вы встретитесь…
Хатико вздохнула и улыбнулась, притягивая к себе морду Рамдатты. Тот шумно засопел и улегся рядом, положив рогатую голову ей на колени.


Хочешь ты того ли нет, но время идет вперед. Так было веками. И эта неделя прошла так же быстро или медленно, как и десятки предыдущих.
Недавно Хатико вызвала Глорха и просто сказала, что они с Рамдаттой уходят. Тот лишь покачал головой, и его длинные уши печально обвисли.
- Не теряйте кольцо, хозяйка. И не забывайте Глорха.
Хатико улыбнулась и, став на колени, обняла маленького кобольда так сильно, что у того затрещали ребра.
- И ты не забывай меня, малыш.
А потом кентавры начали собираться. Хатико видела это уже много раз, но сейчас не могла сдержать тоскливых вздохов. Ведь ей тоже придется уйти отсюда. Возможно, уже навсегда.
Шатры сворачивались, костры гасились. Вещи грузились отчасти на вьючных лошадей, отчасти на самих кентавров. Хатико частенько замечала на себе пристальные взгляды. Все чувствовали ее тоску. Рамдатте было легче, он всего несколько недель привел среди могучих полулюдей-полуконей. А Хатико год за годом приходила сюда и терпеливо ждала, когда в степи на горизонте появятся клубы пыли. Зная, что встретит Мардония вновь. А теперь…
И вот настал этот день. Хатико встала, окатила себя с головы до пят ледяной водой из протекающего рядом ручейка. Хорошенько плеснула на морду заворчавшему Рамдатте. Буквально пинками заставила его подняться и дать оседлать себя. Навьючила все скромные пожитки на драконью спину и пошла к остальным.
Кентавры были уже готовы. Лишь несколько все еще возились с сумками и сгоняли лошадей в один большой табун. А потом все просто двинулись в путь. Воздух наполнился пылью и грохотом копыт. Кентавры окружили лошадей, подгоняли с боков и сзади. Рамдатта бежал рядом с Мардонием, слушая последние указания. Хатико с каменным лицом смотрела вперед.
Через полтора часа бега Мардоний слегка отделился от остальной группы и указал рукой направление.
- Вот. Здесь мы с вами расстанемся. Вам нужно туда, а я пойду с остальными. До встречи… и удачи вам.
Он развернулся и не оглядываясь помчался прочь, смешавшись с сородичами.


На Хатико, привыкшую к густым кронам деревьев над головой, степь действовала угнетающе. Не проходило чувство пустоты и потери чего-то родного. Огромное пустое пространство с редкими сколиозными кустиками создавало ощущение уязвимости. Но в то же время… десятки новых звуков, запахов, оттенков, незнакомые животные и птицы и чужой ветер, что трепал ее волосы – все это звало и манило исследовать себя. Познать что-то новое. Боль разлуки немного поутихла и Хатико сосредоточилась на том, что происходило вокруг.
Местные животные в большинстве своем были маленькими, очень маленькими или крохотными. Они тщательно прятались в подземных норках, закапывались в песок. Но Хатико, привычная слышать шелест упавшего листа на другом конце поляны, прекрасно знала кто где и что делает. И ей доставляло немалое удовольствие наблюдать за зверями.
Но всем нужен отдых. Здесь было намного теплее, чем в сыром и прохладном лесу. А Рамдатта еще и бежал весь день, неся на себе вещи и всадницу. Поэтому едва завидев более или менее густые заросли кустарника дракон направился туда – и не ошибся. Кусты оказались гуще из-за маленького родничка, бившего из-под земли.
Напившись и наполнив фляги, усталые путники стали устраиваться на отдых. Хатико просто села на теплую, нагретую солнцем землю, глядя как Рамдатта неторопливо и грациозно ложится, как устраивает на земле длинную шею с рогатой головой и шипастый хвост. В надвигающемся полумраке его глаза светились как два изумруда.
Он лег по собачьи, положив чешуйчатую морду на когтистые лапы и смотрел на свою подругу, казалось, с легкой улыбкой. То ли мягкие иглы, то ли жесткая шерсть у него на затылке сейчас умиротворенно пригладилась, прижалась к телу.
Гордость и властелин равнин, соперник ветра, друг солнца и луны, несущий в мир красоту и гармонию. Как же ты нашел меня? И почему именно меня? Чем я отличаюсь от остальных? И почему ты сейчас лежишь и смотришь на меня с ласковой улыбкой, безумно мудрой и любящей? Отчего в твоих глазах переливаются другие миры, когда ты смотришь на ночное небо? В тебе есть ярость урагана, уничтожающего все на своем пути. Терпение реки, годами подмывающей берега. Спокойная мудрость древних камней. Сила огня, способная и выжечь целый лес, и дать людям тепло и свет. Что же ты такое, существо четырех стихий?
Хатико почудилось, что она увидела ответ полуприкрытых глазах дракона. Что-то, что ее и озадачило, и даже смутило. Но тут сон сморил Повелительницу Драконов.

Она открыла глаза ровно в тот миг, когда солнце появилось над горизонтом. И просто лежала, глядя на рождение нового дня.
Мир вокруг нее просыпался. Завозилась в своей норке песчаная крыса. Сладко зевнул, открывая глаза, Рамдатта. Пронзительно закричал в небесной синеве ястреб. Хатико смотрела на него, лежа на земле. Смотрела и думала – а каково там, наверху? Тепло или холодно? И кто там живет? Ответы знают лишь духи умерших да птицы… и скоро узнаю я.
Мы идем, амэ?
Идем, идем… стоп, как ты меня назвал?
Амэ. Сестренка.
Хатико улыбнулась и встала. Рамдатта был прав. Пора идти.
Она уже привычно оседлала его, ловко запрыгнула наверх. Нет, все-таки забавно смотреть на мир с почти трехметровой высоты…
Рамдатта бежал мерной иноходью, попеременно выбрасывая вперед обе правые и левые лапы. Идеальная манера бега для абсолютно ровных пространств. В других случаях – абсолютно бесполезная потому что с иноходи нельзя сразу перейти в прыжок. А иногда это очень важно…
Примерно через час пути Хатико краем глаза заметила клубы пыли за спиной. Кто-то бежал за ними, причем догонял. А потом стало ясно, кто это. И Рамдатта неловко подпрыгнул, переходя с экономной иноходи на стремительный галоп.
За ними неслась стая пустынных волков. И ладно бы, дикие звери не страшны дракону. Но дело в том, что эти волки были мертвы. Горячий ветер ерошил потускневшую шерсть, бросал песок в пустые глаза. Зубастые пасти были хищно оскалены, но не было слышно ни дыхания, ни рыка.
Рамдатта бежал изо всех сил, но мертвые лапы не знали усталости. Стая догоняла. Вожак уже попытался вцепиться в драконий хвост. Его помощники из самых шустрых добирались до задних лап. Обернувшись, Хатико с высоты увидела белые хребты, покрытые полуистлевшей шкурой и ее замутило. Рамдатта глухо зарычал и прибавил скорости. Мертвая стая осталась позади. Дракон отвлекся, обернулся чтобы посмотреть назад. И не понял, почему вместо твердой земли оказался крутой песчаный бархан и его лапы потеряли опору…
Беглецы кувырком полетели вниз. Хатико не видела и не слышала ничего, она сосредоточилась только на том, чтобы не наколоться на драконьи шипы подобно бабочке. Когда же мир наконец перестал мелькать перед глазами и она подняла голову на нехорошо хрустящей шее, то увидела в нескольких шагах от себя неторопливо спускающуюся стаю. Они специально пригнали Рамдатту сюда!
- Отвалите! – Заорала она в мертво скалящиеся морды. И почувствовала, как в груди потеплело. Волки замерли. Потом вожак сделал неуверенный шаг… и рассыпался прахом. А за ним и остальные. Мертвая стая перестала существовать.
Хатико застыла, тупо глядя как ветер медленно уносит горстки праха. Потом с замершим сердцем обернулась.
Рамдатта лежал на боку, тяжело и хрипло дыша. Хатико подбежала к нему и застыла, не зная что делать. Похоже, у него сломана спина. Мардоний учил ее залечивать раны, но не такие серьезные. И у лошадей…
Лежащий дракон с вытянутой шеей чем-то походил на лошадь. Он судорожно дергал головой, раздувая ноздри и жадно хватая раскрытой пастью воздух. В зеленых глазах застыло страдание.
Так. Это лошадь. Просто очень большая… И зеленая… И с рогами… И крылья у нее тоже есть… Это лошадь. Лошадь, я сказала!
На миг зажмурившись и встряхнув головой, Хатико опустилась на колени. Осторожно нащупала место перелома, все таки заставив Рамдатту содрогнуться от боли. Расслабила руки, чувствуя как из этого места исходит боль. А потом медленно и постепенно расслабила локти, плечи, шею, спину, ноги. А всю освободившуюся энергию аккуратно собрала и направила в пострадавшее место. Мардоний говорил, да и другие кентавры тоже, что слова материальны. И имеют огромнейшую власть. Словом можно убить… или вылечить. Хатико почувствовала, что ее энергия слилась с энергией Рамдатты и выдохнула всего одно слово.
Исцеляй.
А потом бессильно сползла на песок, потеряв сознание от внезапно навалившейся усталости.


Что-то большое и жутко колючие настырно толкало ее, царапая плечо и шею. Хатико попыталась отвернуться, но это не помогло. Тогда, застонав и удивившись этому глухому звуку, она открыла плаза. И обнаружила прямо перед собой взволнованную физиономию Рамдатты.
Ты очнулась! А я уже боялся…
Что остался один?
Да. Причем в незнакомом месте. Бр-р!
Хатико хрипловато рассмеялась.
Трусишка!
Девушка попыталась встать… и бессильно рухнула обратно. Какого демона?! Она повторила попытку. Но ноги словно отнялись и отказывались не только держать тело, но и просто двигаться. Да и вообще все тело было словно ватное…
Это из-за того, что ты меня вылечила. – Заметил Рамдатта. Хатико удивленно подняла на него глаза и дракон пояснил - Ты залечила мою спину с помощью собственных сил. Подарила мне часть себя. И ослабела настолько, сколько отдала.
Хатико прикрыла глаза, чуть улыбнувшись.
Что ж, так тому и быть. Надеюсь, хоть часть моих сил восстановится за те несколько дней, что нам осталось провести в пути. Если я, конечно, не заблудилась.
Рамдатта лег, прижавшись брюхом к земле и Хатико забралась на него. Ей пришлось буквально ползти, подтягиваясь на руках за ремни седла. Но с каждым движением силы прибывали и Хатико с облегчением поняла, что к месту назначения она прибудет живой и здоровой. Что ж, неплохо!

__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН

Последний раз редактировалось Хаски; 12.12.2009 в 16:04.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 17.01.2010, 18:09
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Смех

Вот несколько запоздавшее продолжение банкета... жду комментов!

Скрытый текст - Продолжение. Глава какая-то...:
4 КОГДА ПОЕТ ВЕТЕР…
Постепенно что-то начало меняться в окружающем мире. Желто-оранжевая земля потемнела, где-то даже покрылась травой. Воздух стал намного влажнее, дышать теперь было легче. И вообще окрестности стали напоминать крайнюю часть родного леса, но – без деревьев. К великому сожалению путников.
Но именно это дало Хатико понять, что большая река, о которой упоминал Мардоний, совсем рядом. Так оно и оказалось . Но немного о другому, чем предполагала Хатико…
В какой-то момент земля перед ними оборвалась. Совсем как тогда, во время облавы мертвых волков. Вот только внизу оказался не раскаленный песок вперемешку с костями предыдущих жертв. Под лапами замершего дракона оказалась небольшая цветущая долина. Вся зеленая, с высокими деревьями и большой рекой, протекающей почти ровнехонько посередине. В вдоль реки, хотя и на небольшом расстоянии от нее, стояли несколько маленьких домиков, как то подозрительно похожие на домишки гномиков из сказки.
- Вау. – Оторопело выдохнула Хатико.
А ты уверена, что мы… м-м… не ошиблись адресом?
Да вроде нет… звезды правильно стали… мы на месте.
Тогда пошли?
Это ты «пошли», а я «поехали».
Рамдатта хмыкнул и стал осторожно спускаться вниз. Идти было недалеко и скоро дракон буквально ткнулся носом в стену дома. Хатико осторожно сползла с его спины.
- Э-э… Есть кто дома? Ау!
Изнутри донесся приглушенный шум, шаги и хрипловато-надтреснутый голос:
- Кого там нелегкая принесла?
Дверь открылась и во двор вышел мужчина. Он был росл, широкоплеч и могуч несмотря на то, что давно не был юнцом. Темно-каштановые, с проседью, волосы были аккуратно стянуты в хвост. Светло-карие, почти желтые глаза внимательно глядели из-под густых бровей. Увидев Хатико он удивленно вскинул бровь.
- А ты как здесь оказалась?
- Э-э… мы от Мардония.
- Мы?
Хатико запоздало сообразила что Рамдатта стоит за углом дома и его не видно. Поэтому она немного раздраженно поманила его рукой.
Ты чего там спрятался?
Тот негромко фыркнул и сделал шаг в сторону, высовываясь из-за угла. Мужчина замер.
- О древние боги Хаала… Но…как?
- Это долгая история… Вы Герудо?
- А кто ж еще? Других людей тут нету.
- Совсем-совсем? Вы что, один тут живете?
- Да, и вполне доволен. Кстати, как тебя звать-то?
- Хатико.
- А этого красавца?
- Рамдатта.
- Хм… - Герудо внимательно глянул на дракона из-под кустистых бровей. – Подходящее имя для зеленого, особенно сейчас.. ладно, заходи в дом. А я сейчас в амбаре ему постелю.
Он развернулся и, слегка подволакивая одну ногу, направился к амбару. Хатико переглянулась с Рамдаттой и тот пошел следом. А она осторожно зашла в дом.
Хата на самом деле оказалась очень большой – не то что снаружи. Некрашеные деревянные стены и пол были залиты солнечным светом. На огромном дубовом столе были разложены какие-то книги, свитки, амулеты. Похоже хозяин дома всерьез баловался магией…
За занавеской из деревянных же бусин оказалась спальня. Огромная кровать с резными головами демонов на столбиках, на которой можно было бы привольно разлечься вчетвером занимала большую часть комнаты. Из окна открывался вид на реку.
Позади раздался легкий шорох и в комнату вошел Герудо.
- Красиво, да? Я тоже так считаю. Но будь поосторожнее. За границей оазиса, которую я удерживаю, носятся пустынные дэвы и песчаные черти.
- И мертвые волки. – Добавила Хатико, с дрожью вспоминая бешеную погоню.
- Вообще много всего мертвого, но не упокоенного. – Заметил Герудо, с пониманием глянув на девушку. – Будь осторожна. Этим тварям не нравятся деревья и вода, некоторым не нравится сама жизнь в их владениях. Старайся не выходить отсюда без надобности, и Рамдатте скажи.
- Хорошо. – Коротко дернула головой Хатико, что означало кивок. У нее перед глазами все еще стоял мертвый оскал вожака стаи.


Выйдя из спальни Хатико услышала как зазвенели чугунки на кухне. Заглянув туда она поняла, что Герудо готовит что-то съестное и явно вкусное. Тот на миг оторвался от своего занятия и коротко кивнул ей. Хатико слабо улыбнулась и вышла в двор.
Солнышко мягко освещало деревья и домики. День катился к вечеру, но было еще светло. Немного постояв под золотистыми лучами, Хатико пошла к амбару, проведать Рамдатту.
Огромные двустворчатые двери были распахнуты настежь. Юный дракон лежал у самого порога на огромной копне соломы, попутно зажевывая часть зубастой пастью. Хатико тихонько хихикнула – очень уж забавно смотрелась чешуйчатая и зубастая морда Рамдатты с точащей из пасти здоровенной охапкой сена.
Ты все больше и больше смахиваешь на лошадь. Хотя сейчас скорее на корову… Что случилось?
Да ничего вроде. Просто я могу есть и мясо, и траву. Как там это называется… всеядность?
Всепожирательсво. Ты ведь ешь все, что можешь найти!
А это плохо?
Напрягает. Ты всю жизнь чего-то жуешь.
Хы. Я ин-ди-ви-ду-а-лен!
Ого, какие мы слова знаем!
- Что, удивлена?
Это уже Герудо. Когда это он успел подойти?
- Чем я удивлена?
- Что твой дракон ест сено. Причем в таких количествах, хе-хе.
- Ну... да.
- Это зависит от того, где он живет. Ведь чаще всего синие драконы живут в воде, им там легче спрятаться. Особенно большим. Вот и едят они в основном рыбу.
- А зеленые живут в лесу, так? Но там достаточно дичи…
- Точно. А ведь не всегда в лесу можно поймать себе достаточно большой кусок мяса. Представляешь, сколько на такую тушу надо! Вот и приходится выкручиваться. Есть сочные растения болот, выдирать осоку около рек, обмывать в воде, обгрызать корни и нижнюю часть стебля…
Хатико улыбнулась, обернулась к Рамдатте и крепко обняла его за шею.
- Лошадка ты моя!
Тот задиристо фыркнул, окатив Хатико и Герудо дождем из сена с соломой.
- Свинка. – Поправилась девушка, уворачиваясь от когтистой лапы.
Герудо только хмыкнул.
- Ладно, хватит миловаться. Идите есть. Оба.
Хатико отлепилась от Рамдатты и не оборачиваясь пошла к дому. Тот демонстративно остался сидеть на месте, показывая что все еще дуется. Но потом не выдержал и вприпрыжку помчался следом. Герудо только хмыкнул.
На обед было какое-то жареное мясо и салатик. Мясо было очень вкусное, но Хатико даже думать боялась, откуда оно… вернее кем было раньше. Рамдатта с удовольствием налегал на зелень, решив подтвердить свое звание лошадки. Герудо внимательно глянул на него из-под кустистых бровей и пообещал впрячь в плуг вместо вола, которого недавно зарезала «дохлятина». Скоро, мол, сезон начнется, а ему и работать не на ком.
Рамдатта мигом перестал жевать. Хатико подавилась листом капусты.
- Да хватит уже! Такими темпами я скоро помру с голоду…
На этом и закончили. Наконец-то спокойно доев, Хатико помогла хозяину помыть посуду. Рамдатта с интересом наблюдал за ее движениями, просунув рогатую голову в окно. Они здесь были довольно большие, к тому же его «размах» рогов был еще слишком мал чтобы застрять в форточке. Хотя это было бы забавно…
Пока Хатико с Рамдаттой тут цапались, уже стемнело. Где-то за краем оазиса раздался зловещий вой. Но теперь девушка с драконом почему-то были уверены, что это просто позерство… мало кто из ночных бродяг осмелится зайти сюда.


Шли дни жизни в степной роще, как ее называл сам Герудо. Он действительно впряг Рамдатту в плуг. Правда, с его личного согласия. Пахать-то действительно оказалось не на ком… Заодно «хозяин рощи» приучал дракона правильно таскать тяжелые грузы не на собственной спине, а, так сказать, за спиной. И при этом не задевать повозку или плуг хвостом с отрастающими шипами. И слушаться голосовых команд – подходящих поводьев на его длиннющую шею просто не нашлось.
В конце концов Герудо поставил Хатико вместо себя. И ты учись.
Он вообще многому ее учил – распознавать степные и пустынные растения, как она знала лесные. Варить всякие отвары и настои. Причем как яды, так и противоядия. Мало ли, как в жизни станет. Все может пригодиться.
Плюс дал несколько полезных советов по кормлению и уходу за Рамдаттой. Показал как смешивать ему зерно с травами и всякими подручными продуктами чтобы дракон сохранял запас сил как можно дольше. А ему растолковал как и что есть чтобы получился тот или другой эффект.
Герудо вообще много знал про животных. Повадки, что едят, где живут, какого обычно нрава, как их прогнать или наоборот, позвать. Хатико привыкло к нему и полюбила его, как своего учителя. На ее «мысленных полочках» он встал рядом с Мардонием, учившим и опекавшим ее во время жизни в лесной чаще.
Насколько они с Мардонием успели понять, Герудо с вороным кентавром не только прекрасно знали друг друга, но и были хорошими друзьями. И длинноволосый житель оазиса оказался намного разговорчивее, чем таинственный и вечно молчаливый кентавр… Но даже Герудо не смог ничего нового рассказать о своем друге. Видно, Мардоний вообще никому о себе много не рассказывал…

И , как обычно бывает, тишина и покой обрушились в один миг.
День начинался абсолютно как и все предыдущего. Ничего не предвещало перемен, к худшему это или к лучшему.
Хатико спала рядом с Рамдаттой, по привычке прижавшись к его колючему зеленому боку. Это утро иона проснулась, набросила на плечи плащ на всякий случай и выбралась из амбара. Она топала по знакомой дорожке, не особо вдумываясь в происходящее и вообще до конца не просыпаясь. Но чуткий нос лесного существа уловил запах тревоги, буквально разлитой в воздухе.
Хатико замерла как вкопанная. С безвольно опущенными руками и полуприкрытыми глазами. Со стороны могло показаться, что сон просто окончательно сморил ее.
Но сонливость исчезла в один миг.
Тишина.
Раньше деревья оазиса были полны разнообразных птиц, обычно очень крикливых по утрам. Сейчас во дворе висела гробовая тишина. Даже ветер примолк, напряженно ожидая.
Хатико почувствовала, как что-то изменилось. Ощущение чьего-то взгляда исчезло ненадолго. Должно быть неведомый враг отвернулся… Она решила не упускать своего шанса и тенью метнулась за угол дома. Плащ за ее спиной взвился, словно крылья. Девушка обернулась, недовольно покосившись на него. Замерла.
На нее с высоты как минимум двух с половиной метров смотрела львиная морда.
У зверя была роскошная золотисто-каштановая грива, правда, с серебряными нитями. Но все остальное было не львиным – косматая башка сидела на плечах огромного человеческого тела, с головы до пят покрытого короткой жесткой шерстью на тон светлее гривы. Из одежды на существе были лишь белые полотняные штаны с завязками на щиколотках. Позади человеческих ног с мощными когтями на пальцах покачивался хвост с кисточкой.
Но страшнее всего был взгляд. У существа были глаза Герудо – светло-карие, почти желтые. Бесконечно мудрые и страдающие. И они молили - Беги.
А потом он бросился.
Хатико не задумываясь отпрыгнула назад, красивым кувырком откатилась в сторону. Зверь двигался чудовищно быстро но неуклюже, как только что проснувшись. И хотя атаковал яростно, но все время промахивался. Будто боролся с чем-то или кем-то, заставляющим его драться.
Они вертелись в бешеном танце, поднимая тучи пыли. В один раз противник все-таки воспользовался преимуществом и напал на Хатико сзади. Она успела почуять опасность и отскочить. Герудо пролетел мимо нее и рухнул на землю. Хатико глянула на него – и застыла. В спине львиноголового существа, прямо под лопаткой, торчал матово-черный длинный шип с какими-то письменами. От него веяло мертвецким холодом несмотря на жаркую погоду.
Больше девушка разглядеть ничего не успела – Герудо с трудом поднялся и, пошатываясь, побрел в сторону амбара. На Хатико он даже не обернулся. Озадаченная и заинтересованная, она осторожно последовала за ним.
Герудо буквально проковылял к амбару. Хатико последовала за ним… Рамдатта лежал на земле, вытянувшись так, когда сломал спину. Он даже не успел выползти из амбара… Герудо с трудом подошел к нему и рухнул рядом, окончательно обессилев.
На звук из-за плеча Рамдатты вышло небольшое черное существо, сильно похожее на всем известного чертика. Он подошел к неподвижно лежащему Герудо, осторожно толкнул в плечо. Не получив никакого ответа, равнодушно отвернулся. У этого существа были короткие рожки на лбу, длинный хвост с кисточкой и раздвоенные копытца. О общем-то милый зверик. Если бы не он это устроил…
Хатико почувствовала, что звереет. Закипает, как вулкан. Медленно, но неотвратимо. Она стояла за углом дома, вцепившись ногтями в камень и тихонько рыча от нарастающей злости. Что-то хрустнуло под пальцами. Хатико опустила глаза и с ужасом увидела, что ее руки стали больше походить на птичьи лапы – ногти как будто вросли в плоть, соединились с костью и стали настоящими и весьма внушительными когтями, почти как у собаки. А хрустел камень в ее руках. Он крошился как сырой песок, небольшими кусочками падая у ее босых ног. И на них тоже появились когти…
Глаза Хатико вдруг стали очень узкими и злыми. Она усмехнулась и вынырнула из своего укрытия.
Мягко, как кошка, она подбежала к врагу, пользуясь тем, что он ее не видит. И яростно, будто ураган, налетела на него. С разбегу толкнула в спину, отшвыривая от друзей. Потом не особа целясь врезала ногой. Попала. Чертик взвыл от ярости и боли, с неожиданным проворством кинулся на нее и вцепился острыми зубами в руку. Теперь взвыла уже Хатико, со всей силы ударила его кулаком в спину. Враг снова зарычал, вывернулся из рук и отбежал в сторону.
Хатико кинулась за ним, но мощный порыв ветра отбросил ее назад. Что такое? И еще раз. И еще. Противник водил руками, вычерчивал какие-то символы и все новые и новые порывы ветра налетал на Хатико со всех сторон. От многочисленных падений уже болело все тело.
Улучив момент, когда «чертик» отвлекся, вызывая особо сильный ветер, Хатико не поднялась и кинулась на него как раньше, а буквально на четвереньках быстро подобралась к нему и с силой толкнула лбом под колени.
Не ожидавший атаки противник рухнул на спину и жалобно завизжал. Хатико подскочила и схватила его за шкирку, но он и не думал сопротивляться. Она, тихо рыча, подтащила его к Рамдатте.
- Расколдовывай!
Пленник послушно кивнул и протянул руки к морде дракона. Несколько коротких пассов и взмахов ладонями – Рамдатта глубоко вдохнул и открыл глаза. Приоткрыл пасть, поднял голову и огляделся. Заметил лежащего человекольва, глухо заворчал. Но не на него, а на «захватчика». Тот затрясся как осиновый листок. Хатико цыкнула на дракона и подтолкнула пленника к Герудо.
Тут дело обстояло сложнее и заняло намного больше времени. Нужно было вытащить шип, затянуть рану и привести в чувство самого Герудо. Когда он со стоном пошевелился и сел, Хатико слегка ослабила хватку на загривке пленника. За что тут же и поплатилась.
Тот мгновенно развернулся и вцепился ей в руку. Снова. Только на этот раз она как-то странно заныла и отяжелела. Закружилась голова. А потом наступила тьма.


Первым, что она увидела, был потолок из неструганных досок. С трудом повернув голову, Хатико поняла что лежит на той огромной кровати в комнате Герудо. За окном ярко светило солнце, было около полудня. Он сам, уже в человеческом облике, сидел у стены в большом резном кресле.
- Ты все таки очнулась.
Он сидел неподвижно, скрестив руки и ноги и глядя на нее исподлобья желтыми глазами. Хатико чуть улыбнулась.
- А что, не должна была?
- Как минимум завтра. Имп вкачал тебе полную дозу.
- Имп? Этот с рожками?
Опа… Импы – переходная стадия между животными и духами, как и феи. Как этот оказался здесь, буквально на обочине мира?
- Да, этот. Он усыпил тебя, а сам вырвался и попытался удрать. Но его схватил Рамдатта.
- А то ты как?
- Нормально. Шип я уничтожил, но сначала послал через него парочку проклятий на хозяина. Тот кто пытался тебя убить через меня здорово пожалеет о своем неразумном поступке.
- А этот…имп? Он жив?
- Да. Ты ведь тоже от него пострадала, ничуть не меньше, чем я. И решать, что с ним дальше делать, мы будем вместе. Согласна?
- Угу. – Кивнула Хатико и попыталась сесть. Попытка не удалась.
Герудо только покачал головой, чуть улыбнувшись.
- Тебе придется полежать еще несколько часов чтобы тело восстановилось. Поспи.
Он поднялся и беззвучно вышел, напоследок проведя ладонью над лбом Хатико.
Девушка и не заметила, как глаза закрылись будто сами собой и она уснула.


Во второй раз Хатико очнулась уже под вечер. На этот раз тело уже слушалось, так что она встала и выла из комнаты. Герудо был на кухне, готовил какое-то зелье. Заметив ее косой взгляд, он усмехнулся:
- Это просто противоядие. Хочу дать тебе еще немного, чтобы было уже наверняка.
- А где этот…
- За домом сидит.
Для начала Хатико зашла к Рамдатте. Он лежал на целой горе сена и с хрустом уминал его же. За один укус в его пасти исчезала небольшая охапка…
- Привет Рами. Ты как?
Да вроде нормально. Хотя пошатывает немного…
- Меня тоже. Ничего, и не такое переживали. Ладно, до обеда! Хотя для тебя он уже наступил…
Потом девушка направилась за дом – навестить недобитого «ниндзю». Он и вправду сидел там. Герудо хорошенько его потрепал в отместку за все хорошее… а потом надел ошейник и накрепко привязал цепью к кольцу в стене, предназначенному для верховых животных. Чтоб не перегрыз, значит… Хатико как можно тише подошла к нему и присела на корточки напротив.
«Чертик» был ростом примерно с Глорха, только весь покрытый короткой черной шерсткой. Рожки короткие, но довольно острые. На хвосте несколько тонких металлических колец с шипами наружу. Мдя, неплохое оружие если что… Одежка на нем была малость поновее, чем на Глорхе. Но ее было меньше. В смысле вместо туники с поясом была только набедренная повязка. Хотя при такой погоде…
Имп не видел ее, он сидел уткнувшись лбом в согнутые колени. Короткие остренькие ушки печально обвисли. Хвост дохлой змеей лежал на песке. Хатико протянула руку и коснулась его. Существо медленно подняло голову, встречаясь с ней взглядом. У него глаза были такие... как у смертника.
- Как тебя зовут?
- Хонта. Ты меня убьешь?
- Нет.
- Почему? Я ведь чуть не убил тебя…
Хатико улыбнулась своим воспоминаниям. Мягко, ласково.
- Когда-то меня тоже пытались убить. В лесу кобольд спрыгнул на меня с древа но Рамдатта, мой дракон, поймал его на лету и хотел прикончить. Я не дала.
На мордашке Хонты сквозь усталую безысходность проступило недоумение.
- Почему? Ведь он хотел прикончить тебя! Перегрызть глотку!
- Но. Не смог. Рами помешал ему. Ничего страшного не произошло. Зачем же мстить, зачем проливать кровь? Потом мы здорово подружились и с этим кобольдом, и с его племенем. Они не такие уж и пакостники, как говорят люди. Даже седло для Рамдатты сварганили…
- То есть ты меня не убьешь. – Сделал вывод чертенок. Похоже, он несколько воспрял духом… - Может, я смогу как то… выкупить свою свободу?
- Я по любому тебя отпущу. - Улыбнулась Хатико. – Но для начала хочу тебя кое о чем спросить. Можно?
- Ну давай… - С сомнением протянул Хонта.
- Первое. Кто тебя послал? И зачем? Кому это мы мешаем на краю земли?
- Ну… я не могу сказать тебе кто это, потому что и сам не знаю.
- Это как?
- Он… ну или она были в плаще. Длинном таком балахоне с капюшоном.
- Ясно. Таинственный недоброжелатель не хочет, чтобы мы его узнали. Ну и ладно. Тогда второй вопрос. Та магия которую ты использовал… все эти толчки и вихри… Научишь меня?
Имп задумался. Потом с сомнением заметил, глядя на Хатико:
- Магией воздуха это не назовешь… так, обрывки.
- Мне и этого хватит. Для начала…

Рамдатта лежал на краю утоптанной песчаной площадки позади дома. Огромный, грациозный. Существо с телом кота, хвостом змеи, шеей оленя и головой, коим нет подобия в этом мире. Он лежал изящно сложив лапы и высоко подняв голову чтобы лучше видеть происходящее.
Герудо стоял в тени, прислонившись спиной к стене. Он по своему обычаю скрестил руки и ноги и исподлобья поглядывал на площадку.
Хатико стояла рядом с Хонтой, возвышаясь над ним как Рамдатта возвышался над нею. Имп водил руками, покачиваясь из стороны в сторону. Он как будто лепил что-то, тянул к себе, потом отталкивал, закручивал, ускорял и останавливал. И воздух перед ним двигался, нехотя повинуясь. Было видно, что имп и сам недостаточно владеет этим искусством, но Хатико настояла на том, чтобы он ее учил.
И теперь она стояла рядом с ним стараясь копировать все его движения. Получалось неловко и угловато, пару раз вызванные порывы ветра – самое простое – сбивали с ног ее саму.
Тогда Хатико решила взять все в свои руки. Она прекратила свои попытки сотворить небольшой вихрь и замерла, расслабившись всем телом и прикрыв глаза. Хонта тоже замер, глядя на нее. Герудо лишь прищурился…
Воцарилась полная тишина… нет, не полная. Легонько пел ветер, теребя пряди волос и одежду Хатико. Она не пыталась сопротивляться. Она слушала. Слушала ветер. А потом, не открывая глаз, подалась вперед, плавно выставляя левое колено и медленно поднимая руки. Потом так же неторопливо и грациозно повернулась вокруг своей оси, при этом выполняя движения Хонты. Но теперь по другому. Медленно, плавно, и в то же время очень мощно. В этих шагах, и медленных движениях руками была спокойная, неторопливая сила.
И мир вокруг нее стал меняться. Он пришел в движение, вливаясь в этот неторопливый танец, убыстряя его темп. Хатико кружила с закрытыми глазами по площадке, а вокруг нее кружился могучий воздушный вихрь, повинующийся каждому движению. Он то отдалялся, то приближался, а потом вдруг метнулся в сторону, подхватил лежащий на земле платок, которым Хатико прикрывала голову чтобы не напекало, и бросил прямо ей в руки. Девушка ловко поймала его и открыла глаза, замерев. Вихрь распался и ветром умчался в степь.
Хатико стояла, чувствуя на себе изумленные взгляды. Но на душе было спокойно. Будто что то проснулось в душе. И осталось там навсегда.
Первым шевельнулся Хонта, до этого стоявший как изваяние.
- Ты… ты великий Маг Воздуха… Но как? Ведь ты сама просила меня научить тебя…
Хатико прикрыла глаза, ища ответ в себе. Она не хотела лгать…
- Я всегда это умела. Но не знала, что умею… Спасибо, Хонта.
Имп замер, изумленно глядя на девушку. Сначала он не мог вымолвить ни слова, но потом взял себя в руки.
- За что?!
- Ты пробудил меня. Заставил вновь слушать ветер. Я буду помнить это.
- А я буду помнить тебя, Маг Воздуха.
- Спасибо… Ты выполнил обещание. Можешь уходить.
Имп склонил голову на бок, как собака. Потом мягко подошел к Хатико и взял ее за руки, заглядывая в глаза. Постояв так немного, он заметил:
- Тебе предстоит долгий путь. Но ты справишься.
А потом исчез.
- Я знал что ты особенная. Но не знал, что настолько… Магия Воздуха – это не шутки. – Сказал Герудо, отлепляясь от стены. Он покосился на то место, где исчез Хонта. – Этот малец был прав. Твое умение еще создаст тебе немало проблем… но и доставит много радостных минут. Но решать все равно тебе.
- Что решать?
- Пользоваться этим или нет. И как пользоваться.
Иначе дар станет проклятием. – Мягко прозвучало у нее в ушах. Хатико обернулась. Рамдатта лежал все так же, не изменив позы. Но его глаза теперь смотрели на нее, только на нее одну. – И я думаю, что не ошибся в выборе.
Мы оба не ошиблись. – Беззвучно ответила Хатико.
Герудо тронул ее за плечо.
- Пошли есть. Пора уже.


Дни шли и шли, и не было им конца. Хатико теперь часто сидела на крыльце. Стоило ей закрыть глаза и прислушаться, как ветер начинал рассказывать удивительные вещи. В голове появлялись разные образы, картинки, в нос проникали незнакомые запахи, уши слушали странные звуки, принесенные ветром.
Я облетел вес-сь мир, знаеш-шь… И он прос-сто огромный! Такой огромный, что я не могу тебе рас-сказать… не хватит с-слов ваш-шего языка… Но тебе обяз-сательно нуж-шно его увидеть…!
Хатико и сама понимала, что прожить всю жизнь в этом оазисе она не сможет. И в один прекрасный момент, чувствуя ее настроение, Герудо подошел к ней, сидящей под боком Рамдатты.
- Хочешь уходить?
- Не то чтобы хочу. И в то же время не могу остаться.
- Тогда может ты согласишься на увеличение вашей команды?
Хатико и Рамдатта одновременно подняли головы:
- Это как?!
- Каждый год я ухожу отсюда чтобы проделать долгий путь. Я иду к морю, в один небольшой порт.
- Зачем?
- Узнать новости, повидаться с друзьями, купить чего-нибудь по хозяйству.
- И ты предлагаешь нам пойти с тобой?
- Да. Это все же лучше, чем тупо болтаться по пескам. Но решать все равно вам…
Девушка и дракон заговорчески переглянулись.
- НУ КОНЕЧНО!!!


__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 17.01.2010, 18:10
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Смех

Воть...

Скрытый текст - Вот еще, а то все не влезло.:
5

Рамдатта мерно переставлял чешуйчатые лапы, неся на своей спине двух седоков. Герудо сначала все норовил спрыгнуть и идти рядом, ворча что-то про свои ляжки, но потом привык и начал получать удовольствие от поездки. Хатико фактически не вылезала из седла. Она словно бы слилась с драконом, продолжая его движения. Вот ей ничего уже не натирало…
Пустынная степь осталась позади. Через полторы недели они все-таки выбрались оттуда. И теперь Хатико наслаждалась долгожданным видом деревьев вокруг себя. Пока что небольших, чахлых, но деревьев!
Герудо сказал, что скоро будет небольшая деревня. Там его знают, можно будет устроиться не только на ночь, а на несколько дней.
Он как всегда оказался прав. И в том что деревня будет скоро, и в том что она небольшая. Несколько десятков небольших домиков-шатров, покрытых плотной тканью всех оттенков оранжевого, желтого и зеленоватого.
Все казалось вымершим. Наверняка жители попрятались, издалека заметив Рамдатту… Но когда Герудо спрыгнул на землю и сказал пару фраз на незнакомом языке, пологи ближайших шатров откинулись и оттуда стали выбираться жители.
Они сгрудились вокруг Рамдатты, стоя, однако, на расстоянии. Но Герудо на том же трещащем наречии уверил их, что зеленый ящер не опасен и они подошли поближе, плотно обступив путников. Некоторые даже отважились потрогать Рамдатту за бока, но быстро отскакивали, когда он поворачивался. Тоже ведь не привык к такому вниманию… Хатико они разглядывали с не меньшим интересом, чем огромного зверя. Наверное их удивляла ее светлая кожа и зеленые глаза… сами обитатели палаточного, вернее шатрового городка были темнокожими, темноволосыми и кареглазыми. Одеты были в свободные балахоны, обмотанные какими-то тряпками что делало и похожими на мумий. Хотя Хатико это только развлекало…
Герудо договаривался с местными о ночлеге, может на две-три ночи (это он потом перевел). Рамдатте надоело слушать этот треск и он неторопливо отошел в сторонку, пройдя сквозь толпу как нож сквозь масло. Поднялся на засыпанный песком холм, который здесь называют барханом, и остановился, глядя в небо.
Интересно, каково там?
Страшно наверное.
Но другие ведь летают…
Мы – не другие. Мы это мы. Не больше, но и не меньше.
Странно ты говоришь.
Знаю. Но не могу ничего с собой поделать. Как будто это говорю не я а… другая я. Знаю, звучит глупо.
Да.
Но это не объяснишь словами. Просто их не хватит…
Понимаю.
А я не очень.
Что не очень? Понимаешь себя?
Да. Разумом я осознаю, что я человек. А вот душой… и рассудком, звериным рассудком я чувствую - что-то не так. Что-то здесь фальшиво… Но что?
Странная ты.
Какая есть.
- Эй, ребята! – Это Герудо. Судя по жестам он зовет спуститься вниз и устроиться на ночлег. Что ж, уже темнеет, а ночи здесь холодны…будто и не в пустыне сидишь.
Тьма опустилась на мир пугающе быстро, накрыв мир черным дырчатым покрывалом. Все собрались у большого костра, сложенного в честь гостей. Обычно кочевники очень экономят топливо… Герудо оживленно болтал о чем то вроде бы с вождем, с фланга к нему уже клеились две девушки с офигительными фигурками. Это было заметно даже сквозь балахоны… Что ж, сегодня человекольву не придется скучать. Хатико же сидела прислонившись спиной к боку Рамдатты, вполуха слушая потрескивающие разговоры. Дракон не спал, слушал, старался понять незнакомую речь. Хатико было глубоко начхать. В конце концов сон сморил ее, накрыв мягким крылом Рамдатты…
Первая ночь прошла спокойно. Это можно сказать по тому, что путников никто не разбудил раньше восхода солнца… а вот потом начались неприятности. Они что, к нам одним липнут?
На стоянку напала стая «дохлятины» – мертвые волки или шакалы, не разберешь. Наподобие тех, что повстречались Хатико с Рамдаттой на пути к Герудо… Только их было больше. Намного.
Не менее двадцати недобро скалящихся монстров носились между шатрами, нападая на все живое. Степные жители с успехам оборонялись, похоже им было не впервой. Герудо даже не стал сменять свой человеческий облик, голыми руками ломая шеи и челюсти.
А вот Рамдатта как всегда влип. Он проснулся, когда на него упал отброшенный Герудо шакал. Дракон подскочил, Хатико, мирно спавшая под его крылом, взлетела как ошпаренная. Оно и немудрено – такая свалка вокруг. Шум, грохот, крепкий мат на нескольких наречиях! Естественно девушка сразу вскочила ему на спину и погнала своего верного коня… тьфу, дракона в самую гущу схватки. Но тот с только ему присущей везучестью попал лапой в чью-то нору. И, естественно, заорал от боли на весь лагерь…
Все, абсолютно все твари повернулись на этот звук. А потом побросали своих противников и добычу и ломанулись на звук, свидетельствующий о возможности легкой наживы. Увидев несущуюся на них стаю, Хатико яростно замолотила огромного ящера по шее всем, чем могла достать до чувствительного места между плечом и ,собственно, шеей, и тот помчался прочь, сильно припадая на здорово подвернутую лапу. Естественно, быстроногие хищники были быстрее и стали нагонять добычу. Один даже вцепился в чешуйчатый хвост…
Памятуя о последствиях предыдущей пробежки, Рамдатта прибавил ходу как мог и для ускорения замахал крыльями. Это могло бы их спасти, по мертвые твари начали прыгать… чудовищно далеко и слаженно, то есть всей стаей. Дракон сбился, споткнулся и чтобы не вспахать носом песок еще усерднее замахал крыльями. Лапы запутались, земля стала стремительно приближаться… А потом вдруг резко скакнула вниз и назад. До девушки и дракона не сразу дошло что они полетели… А когда дошло Рамдатта стал еще отчаяннее работать крыльями и они оба заорали так, что хищники внизу круто затормозили, поджимая хвосты!!!
Хатико изо всех сил вцепилась в драконью шею руками, ногами и только что не зубами, вопя как неупокоенное привидение. Седло осталось в лагере, а удержаться на чешуйчатой, но от этого не менее скользкой и постоянно дергающейся шее не так то просто! Спереди и немного ниже ей вторил Рамдатта, и от его рева с барханов внизу сошла не одна песчаная лавина...
Дохлые волки остались далеко внизу и позади, Рамдатта стал немного успокаиваться, реже махать крыльями и орать потише. Потом и вовсе заткнулся. Через некоторое время Хатико последовала его примеру и расслабила руки. Потом, осмелев, свесилась вниз и стала разглядывать проносящуюся внизу землю. Голая степь, редкие кустики, песок. Ничего интересного.
Эй, ты можешь развернуться? Мы далековато улетели.
Мдя, пора домой. Развернуться… счас попробуем. Но за результат я не ручаюсь…
Юный дракон наклонился всем телом влево и на расправленных крыльях сделал красивый разворот.
Знаешь, а летать не так уж и плохо…
Ну да, ты ведь рожден для этого. А еще что-нибудь сможешь?
Попробую…
Рамдатта задорно фыркнул, взмахнул крыльями, набирая скорость, и резко нырнул вниз. Хатико взвизгнула, дракон победно взревел. Земля приближалась… В последний миг Рамдатта расправил огромные крылья, захлопал ими, выравнивая полет. За этим финтом последовала красивая «бочка», «кобра» и даже «змейка». Ветер трепал волосы и одежду Хатико, свистел в ушах. И она вдруг почувствовала такое единение с этим огромным зверем…
К этому моменту они успешно добрались до лагеря, где их уже ждал изнывающий от нетерпения Герудо…
После пятнадцатиминутной лекции «О том как опасно улетать без спросу черт знает куда в сопровождении стаи врагов» он наконец то успокоился и буквально с горящими глазами стал расспрашивать ребят о первом полете. Они вздохнули, переглянулись и рассказали все. Герудо долго смеялся…
Наконец, утерев выступившие слезы с глаз, он сказал, все еще сдерживая смех:
- Мардоний успел предупредить меня о вашей... хм, уникальности. Но он не раскрыл всего… Зато теперь я знаю, что в этот раз путь к морю будет очень веселым!
- И не факт что безопасным. – Буркнула Хатико.


Они покинули племя степняков через день и еще одну ночь. Герудо объяснил, что таких небольших племен-кланов здесь скитается довольно много. «Вроде бы когда то они были одним народом – сказал он. – Но потом что-то случилось и они вымерли почти полностью. А ведь великая была раса…».Так же он заметил, что торопиться особо некуда и можно немного передохнуть, освоиться. Если они опоздают на недельку, ничего страшного не случиться. В дороге путникам может повстречаться только что не древний бог, а так… все что угодно. И когда угодно. Во сне, с недоеденным бутербродом во рту, во время бешеных скачков Рамдатты в воду за рыбами…
Путь продолжался. Есть было особо нечего – крупной дичи нет, только степняцкие хилые деревца и кустики стали сменяться такими родными и привычными великанами: огромными дикими вишнями, яблонями, орешником, которые Рамдатта наловчился обдирать на ходу. Потом стали изредка встречаться ели, сосны. И даже ( уря!) стали появляться небольшие болотца…
Местные обитатели тоже стали меняться… причем не всегда в лучшую сторону. Особенно Хатико впечатлил здоровенный, не меньше лошади, жук с горящими глазами. Она здорово перепугалась, увидев их в темноте… а потом перепугалась еще больше, рассмотрев монстра полностью. Герудо прошептал что-то, вытащил небольшой мешочек с каким-то порошком и приказал Хатико сыпануть это в морду гигантского жука. Она послушалась, сотворив небольшой ветерок и с его помощью развеяв невесомую пыль над монстром. Тот остановился, словно сбившись с курса, завертел огромной башкой, пощелкивая челюстями. Потом издал громкий звук, забавно напоминающий «А-апчхи!» только какой то скрипучий и помчался прочь, быстро перебирая ногами.
Хатико облегченно вздохнула.
- Что это за сук… за существо?
- Песчаный скорпион. Их здесь довольно мало, считай что нам повезло. Увидели его и остались целы… Они закапываются в песок около троп и ждут. Долго ждут. Днями, неделями, иногда месяцами.
Девушка поежилась, зябко передернув плечами.
- Жуть. Чего только не выдумает природа…
- Все ее творения совершенны. Каждый создан для какой-то цели… и целей этих великое множество.
- Надо только понять какая цель – твоя.
Очередное людское поселение им встретилось лишь через четыре дня, проведенных на рысях и кое-где даже во весь опор. Рамдатта становился все сильнее и выносливее, но летать с двумя седоками опасался. Еще рухнет в самый неподходящий момент… впрочем, как обычно.
Городок назывался Ашуз. Небольшие каменные домики, мощеная булыжниками дорога, мирные, улыбчивые люди. Рынок, правда, большой, но там в основном продукты. Хотя… Хатико долго торчала в лавке шорника, вертя в руках сбруи для самых разных животных. А сам шорник тем временем во все глаза таращился на Рамдатту, мирно стоявшего у дверей.
Герудо почти сразу же куда-то смылся, так что они оказались полностью предоставлены сами себе. Половина денег, которые они взяли из дома, Герудо и оставил в седельной сумке. Что ж, приятно, что тебе доверяют…
Хатико купила длинный кожаный ремень, который специально долго вымеряла на терпеливо стоящем Рамдатте. Она решила сделать что-то вроде поводьев, обмотав рога дракона ремнем. Другое дело, что шея у этого звероящера была изрядной длины, так что и ремешок потребовался немаленький… хорошо еще, что шорник, впечатленный появлением такого необычного зверя, отдал товар за полцены.
Потом парочка направилась в центр городка, справедливо решив что самое интересное будет именно там. Проходя мимо самых разнообразных лавок, Хатико с Рамдаттой проглядывали глаза. Чего тут только не было! Сладости, ткани, книги, даже духи!
Проходя мимо хлебопека Хатико купила три сладкие булочки. Одну съела сама, две отдала Рамдатте, бросив их прямо в открытую пасть. Ну и зубы у него… вообще этот ящер растет не по дням, а по часам! Уже его холка на уровне подбородка Хатико. А что дальше будет?!
Следующие несколько часов прошли в бездумном шатании по городу. За Рамдаттой уже бегала целая орава ребятни всех возрастов, прячась за углами и норовя кинуть в него каким-нибудь яблоком или хоть огрызком…
Неизвестно откуда нарисовался Герудо с толстой холщовой сумкой через плечо. Коротко кивнув и даже не поинтересовавшись насчет денег, он приказал садиться в седло и стрелой дуть из этого клоповника! Хатико с Рамдаттой ничего не поняли, но приказ выполнили исправно. Буквально через двадцать минут они уже на рысях неслись прочь от города. Раз так, то заодно девушка воспользовалась случаем «обкатать» поводья, примотанные к рогам Рамдатты. Сначала она просто правила им, как лошадью, но долго держать руки на весу непросто и Хатико положила их на колени, лишь изредка подправляя курс. Это вполне устроило обоих.
Отбежав на порядочное расстояние от Ашуза, Хатико осмелилась спросить у мрачного Герудо:
- А чего случилось то? Почему мы выперлись оттуда на ночь глядя?
Герудо был мрачен как голодный призрак и ответил неохотно.
- Потому что там люди меня не шибко любят.
- Что, весь город?!
- Да, весь. Подстрекаемый моим давним недругом… которому все не могу свернуть шею.
Хатико была умной девушкой, и больше вопросов на эту тему не задавала. Рамдатта тоже помалкивал, предоставив подруге вести переговоры. Но ее волновало кое-что еще…
- Слушай, ну я понимаю, живые враги не добавляют настроения. Ноты можешь отвлечься от самокопаний и ответить – куда идти?!
Перед ними простиралось огромное, до горизонта, поле. Справа тоже поле, сзади Ашуз, слева какие-то скалы. Интересно, как они оказались в таком… прямом месте?
Герудо внял голосу разума в лице зеленоглазой девицы, сидящей перед ним в седле. Он поднял взор, окинул им местность и, внезапно ухмыльнувшись, спросил:
- Дальше пути два. Один длинный, но проверенно безопасный, по нему купцы товары возят. Второй – дыра в земле, населенная всякой гадостью, рядом с которой жучок из степи покажется симпатяжкой. Но он выведет нас буквально к побережью, а там и до нужного порта рукой подать… но не факт, что мы туда дойдем в полном составе и с рассчитанным природой количеством конечностей.
Рамдатта повернул рогатую бошку, оглядываясь на Хатико. Он прекрасно знал, что та выберет… Девушка задумчиво шевельнулась в седле и спросила лишь:
- Ты согласен?
Дракон кивнул.
Хатико обернулась к Герудо и с улыбкой кивнула через плечо:
- Показывай короткую дорогу.
Тот лишь усмехнулся…
- Рули к скале.


Внутри было прохладно, но не сыро. И даже не темно – странные голубоватые камешки в стенах освещали большой тоннель, идущий куда-то вдаль и вглубь. Хатико осторожно потрогала «светяшки». Холодные… Повертев головой, она выковыряла пару штук и сунула в карман. Герудо хмыкнул.
- Вот этот ход. Он ведет почти напрямую к побережью… но немногие отваживаются пользоваться им.
- Вот и отлично. – Заметила Хатико, все еще разглядывая пещеру. – Меньше народу - больше кислороду.
Рамдатта покосился на темный лаз, не предвещавший ничего хорошего.
Нам туда?
- Угу. И чем скорее мы пойдем, тем скорее придем. Вперед!
Лаз был широким, так что даже Рамдатта мог идти не наклоняя головы. Поначалу путникам никто не встречался, только здоровенные «зубы пещеры» - сталактиты и сталагмиты, так вроде их называют. Стали появляться летучие мыши, вернее собаки. И рожами собаки, и размером… потом были еще какие-то гибриды обезьяны и кошки, но Хатико не особо их разглядывала. Вообще большинство монстров бесследно исчезало в темных ответвлениях тоннеля едва завидев Рамдатту. Ну да, он же большой парень...
Здесь вообще была целая сеть тоннелей, больших и маленьких. Пока что нужный им ход был достаточно широк для Рамдатты, так что Герудо мог не отвлекаться от вспоминания пути. Если бы не он, Хатико с Рамдаттой вообще бы тут навсегда остались… в виде двух симпатичных привидений.
Вообще быстро стало понятно, почему переход по этому пути считался экстремальным. Здесь было сто-олько всяких тварей! Вот уж Рами набегался… И хищные растения, маскирующиеся под скалы, и что-то вроде камешков с крысиными лапками, и те же собакомыши… Но особенно Хатико впечатлил гриб. Большой такой. Но если обычно грибы покрыты пятнами, в крайнем случае пупырышками, то шляпка этого была покрыта глазами. Моргающими. Вполне живыми. Похожими на звериные. И даже заинтересованно разглядывающими путников… БЭЭ!!!
Вот после этого Хатико действительно сплохело, хотя до этого она целых два дня держала себя в руках. Этот гриб… гадость. И откуда такие твари берутся?!
В результате остаток подземного пути – еще два дня – она проделала на спине Рами, бессильно лежа на седле и то и дело ловя ободряющие взгляды Герудо. Похоже не она одна такая слабонервная в первый раз… И лишь когда потянуло сквознячком кое-как сползла на землю и пошла своим ходом. А там и свет впереди показался… Ура!
На радостях выскочив на солнышко, Хатико взвыла и шарахнулась обратно. Но натолкнулась на идущего следом Рами и замерла, уткнувшись носом ему в плечо. Сверху донеслось глухое рычание Рамдатты… следом из тоннеля щурясь вышел Герудо.
- Что, шибануло? Оно и верно. Четыре дня нам только эти гниляшки светили, а по сравнению с солнцу они – тьфу… Постойте немного, подождите, а потом медленно открывайте глаза. Сейчас пройдет…
Хатико послушно сделала что сказано. Вскоре и вправду полегчало, хотя приходилось слегка щуриться. Герудо с Рамдаттой пришли в себя еще быстрее, у них глаза к этому более приспособлены. Но в любом случае через полчаса компания уже двигалась в сторону побережья. Рами ориентировался сам, по запаху. Похоже ему нравился соленый морской бриз…
Ровная дорога пошла в гору. Дракон начал хрипеть и рычать недавно выученные проклятья уже преодолев первую треть пути. Дальше всадниками пришлось слезть и идти рядом. Герудо отважно решил идти первым. Хатико перекинула поводья вперед и теперь тащила Рами вперед за рога, как корову… дошли до середины. И не сговариваясь рухнули на землю.
- О-ох! Как же тут местные ходят-ездят?
- И не знаю. Каждый раз эта горка меня чуть до обморока не доводит…
- Ага…
УФФ!!! – Это уже Рамдатта. Он всегда ставит последнюю точку.
Ладно, посидели, выпотрошили сумки с провизией, еще посидели. Потом наконец морально подготовились и продолжили идти… Из пещер они вышли около полудня. За треть пути от вершины горы оказались к вечеру…
- И долго нам еще топать?! – Пропыхтела Хатико.
- Совсем недолго. – Улыбнулся Герудо, внезапно останавливаясь. Хатико от неожиданности натолкнулась на человекольва, сильно зашибив челюсть об его плечо. Хотела ругнуться… и замерла раскрыв рот. За ее спиной шумно вздохнул Рамдатта.
__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 26.01.2010, 00:08
Аватар для ersh57
Историческая личность
 
Регистрация: 07.04.2009
Сообщений: 2,289
Репутация: 986 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Хаски Посмотреть сообщение
Тихо шелестела листва. Мох упруго пружинил под ногами. Солнечный свет едва пробивался сквозь густые кроны деревьев. Где-то далеко закричала потревоженная птица и Хатико чутко вскинула голову. Серо-зеленые глаза пронзительно сверкнули в полумраке леса.
Берем первый абзац. Как известно, содержание абзаца должно нести единый мыслеобраз. Что имеем здесь? Первые три предложения дают описание леса. Четвертое и пятое относятся к ГГ. Два разных предмета. Можно ли их объединить? Можно. Для этого первые три предложения следует слить в одно. Конечно, при этом получится "гусеница", но только так достигается смысловая цельность абзаца. При слиянии мы получаем вводное предложение к появлению в тексте героини. Если же не сливать, то требуются отдельные абзацы.

Теперь переходим к анализу предложений. "Тихо шелестела листва." Что можно сказать по его поводу? Целых два замечания! Во-первых, предложение идет с инвертированным порядком слов. Почему это важно - рассмотрим позднее. Во-вторых, предложение не закончено, не несет полной смысловой нагрузки. Листва сама по себе шелестела? Или, все-таки, дул ветерок? Нет причины, которая заставила листву шелестеть! Автор пропустил! Можно ли говорить, что такое предложение закончено? Сомневаюсь.

Далее, почему важен порядок? Потому что следующее предложение, как и третье, идут с прямым порядком слов! И сочетания уже нет! Рассыпалось!

Вместо единой совокупности фраз имеем разрозненные предложения! А их сочетать надо! Нанизывать, как нанизывают бусины. Стыковать.

Давайте посмотрим, как может выглядеть текст в нормальном литературном виде:

Легкий ветерок шевелил листвой. Мох упруго пружинил под неспешными шагами/почему заменено? Потому что ПРУЖИНИТЬ может что-то при движении. В статике этого нет, значит надо внести движение./. Солнечный свет едва пробивался под полог густых крон/Куда он пробивался? Предложение следует замыкать. Сейчас оно разомкнуто. Смысл висит в воздухе. А поскольку кроны бывают именно у деревьев, то это уточнение лишнее, вроде масла масляного./. Где-то далеко закричала потревоженная птица/ Очередная незавершенность предложения. Если не хочется уточнять, то пойдет и "кем-то" или "чем-то потревоженная". Кроме того, поскольку предложение сложносочиненное, то не забываем про запятую=>/, и Хатико чутко вскинула голову/Это как? Слово "чутко" должно относится по смыслу к органам чувств. Здесь мы имеем голову. Это орган определенного чувства? Потом, куда она вскинула голову? Чью голову она вскинула? Если свою, то на кой? Куча вопросов!/. Серо-зеленые глаза пронзительно сверкнули в полумраке леса/Пронзительно? Сверкнули в полумраке? Они ярко светятся? Нет, надеюсь. Скорей они чуть блеснули. Полумрак же. Пронзительно? По отношению к кому? Кого данная девица собралась пронзать взглядом пылающих углей глаз?

И так следует разбирать слово за словом, предложение за предложением, абзац за абзацем. Предлагаю автору попробовать и переписать кусок первой главы вплоть до сна с дитенышем дракона. Внимательно и обстоятельно. Никуда не торопиться, а вдумываться в каждое слово в полном соответствии с пословицей "Семь раз...".

Пока же - нечитабельно. Не текст, но собрание разрозненных предложений.

Пусть автор не обижается. Говорю, что вижу.
__________________
===============================
ВысокО-высОко только неба синь.
Как туда взобраться, неба не спросив?
Я взмахну руками и летит душа
ВысокО-высОко
Не-спе-ша...
Ответить с цитированием
  #11  
Старый 26.01.2010, 15:28
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Смех

Цитата:
Сообщение от ersh57 Посмотреть сообщение
Берем первый абзац. Как известно, содержание абзаца должно нести единый мыслеобраз. Что имеем здесь? Первые три предложения дают описание леса. Четвертое и пятое относятся к ГГ. Два разных предмета. Можно ли их объединить? Можно. Для этого первые три предложения следует слить в одно. Конечно, при этом получится "гусеница", но только так достигается смысловая цельность абзаца. При слиянии мы получаем вводное предложение к появлению в тексте героини. Если же не сливать, то требуются отдельные абзацы.

Теперь переходим к анализу предложений. "Тихо шелестела листва." Что можно сказать по его поводу? Целых два замечания! Во-первых, предложение идет с инвертированным порядком слов. Почему это важно - рассмотрим позднее. Во-вторых, предложение не закончено, не несет полной смысловой нагрузки. Листва сама по себе шелестела? Или, все-таки, дул ветерок? Нет причины, которая заставила листву шелестеть! Автор пропустил! Можно ли говорить, что такое предложение закончено? Сомневаюсь.

Далее, почему важен порядок? Потому что следующее предложение, как и третье, идут с прямым порядком слов! И сочетания уже нет! Рассыпалось!

Вместо единой совокупности фраз имеем разрозненные предложения! А их сочетать надо! Нанизывать, как нанизывают бусины. Стыковать.

Давайте посмотрим, как может выглядеть текст в нормальном литературном виде:

Легкий ветерок шевелил листвой. Мох упруго пружинил под неспешными шагами/почему заменено? Потому что ПРУЖИНИТЬ может что-то при движении. В статике этого нет, значит надо внести движение./. Солнечный свет едва пробивался под полог густых крон/Куда он пробивался? Предложение следует замыкать. Сейчас оно разомкнуто. Смысл висит в воздухе. А поскольку кроны бывают именно у деревьев, то это уточнение лишнее, вроде масла масляного./. Где-то далеко закричала потревоженная птица/ Очередная незавершенность предложения. Если не хочется уточнять, то пойдет и "кем-то" или "чем-то потревоженная". Кроме того, поскольку предложение сложносочиненное, то не забываем про запятую=>/, и Хатико чутко вскинула голову/Это как? Слово "чутко" должно относится по смыслу к органам чувств. Здесь мы имеем голову. Это орган определенного чувства? Потом, куда она вскинула голову? Чью голову она вскинула? Если свою, то на кой? Куча вопросов!/. Серо-зеленые глаза пронзительно сверкнули в полумраке леса/Пронзительно? Сверкнули в полумраке? Они ярко светятся? Нет, надеюсь. Скорей они чуть блеснули. Полумрак же. Пронзительно? По отношению к кому? Кого данная девица собралась пронзать взглядом пылающих углей глаз?

И так следует разбирать слово за словом, предложение за предложением, абзац за абзацем. Предлагаю автору попробовать и переписать кусок первой главы вплоть до сна с дитенышем дракона. Внимательно и обстоятельно. Никуда не торопиться, а вдумываться в каждое слово в полном соответствии с пословицей "Семь раз...".

Пока же - нечитабельно. Не текст, но собрание разрозненных предложений.

Пусть автор не обижается. Говорю, что вижу.
1 В тот то и дело, что у меня шиза... если я начинаю писать "гусеницами", то у меня одна на три-четыре строки, благо воображения хватает...
2 Ну, кому как...
3 Легкий ветерок шевелил листвой. Мох упруго пружинил под неспешными шагами у меня нездоровые какие-то ассоциации. Ветер шевелил листвой? Как? руками ее дергал? Или пинал? Или шевелили как осьминог щупальцами? Вспоминается "Пираты карибского моря" про корабль-призрак. Вернее его капитан...
Далее. Если мох пружинит, то по другому, как неспешно, по нему ходить сложновато. Сама пробовала... или очень медленно и осторожно, или быстро. Но потом одеждой за сук, модой в паутину и коленкой в корягу. Не, вы попробуйте побегать по батуту...
4 Это как? Слово "чутко" должно относится по смыслу к органам чувств. Здесь мы имеем голову. Это орган определенного чувства?
Ну да.... Потом обьясню.
5 Серо-зеленые глаза пронзительно сверкнули в полумраке леса/Пронзительно? Сверкнули в полумраке? Они ярко светятся? Нет, надеюсь. Надейтесь, надейтесь... *потирает ручки*
Кого данная девица собралась пронзать взглядом пылающих углей глаз?
Местных колоритных обитателей....
6 Предлагаю автору попробовать и переписать кусок первой главы вплоть до сна с дитенышем дракона.
Вот когда воображалка возьмет паузу - тогда и буду перерабатывать от и до... а счас у меня пруха...
__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
  #12  
Старый 25.02.2010, 22:16
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Смех

Фух, добралась!
Скрытый текст - Скромненькое предисловие....:
Почему у некоторых людей жизнь поворачивается совсем иначе, чем у других? Многие считают, что судьба предопределена свыше и ничего изменить нельзя. Можно лишь смириться… Это не так. Не Боги вершат судьбы людей, а сами люди. То, как мы относимся к этому миру. Все наши слова, действия, даже мысли – все имеет огромное значение.
Все мы рано или поздно оказываемся на перепутье. И самый малый поступок, даже незаметный и сразу забыты й, может подтолкнуть человека на одну из дорог.
А вернуться назад нельзя…


Скрытый текст - И, собственно, начало...:

Тихо шелестел ветерок в кронах деревьев. Мох пружинил под ногами. Солнечный свет едва пробивался сквозь густые кроны деревьев. Где-то далеко закричала потревоженная птица и Хатико вскинула голову. Серо-зеленые глаза сверкнули в полумраке леса.
Вроде все спокойно. Шагах в двадцати кустарник зашевелился и показалась клыкастая морда огромного кабана. Любой другой человек в ужасе шарахнулся бы прочь, провоцируя вепря на атаку, но темноволосая девушка не считала зверя угрозой. Миролюбиво фыркнув, она просто пошла своей дорогой – вниз по склону, к небольшому ручью с песчаными берегами.
Присев на корточки, девушка погрузила ладони в воду, чувствуя кончиками пальцев толчки воды. Потом набрала ее в ладони и ополоснула лицо. Вверх по течению завозился секач. Было слышно как он с шумом спускается к воде, оскальзываясь на гальке.
Умывшись и напившись, Хатико наполнила небольшую кожаную флягу и встала, мысленно поблагодарив духов ручья. Солнечный блик упал на ее лицо, заставив чуть улыбнуться.
На вид ей был лет семнадцать-восемнадцать. Невысокая, но плотно сбитая. С необычно бледной кожей, давно не видевшей солнечного света в этом лесу, и темными волосами до плеч. Лицо хмурое, серо-зеленые глаза смотрят пристально. Одежда давно истрепалась об кустарники и стволы деревьев.
Хотя как еще может выглядеть человек, в одиночку живущий в лесу? Особенно если этот лес находится рядом с пустошами. Но мало кто заходит сюда. Ибо место это зовется Свартальф – Темный Лес, Земли Нежити.

__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 02.04.2010, 19:45
Аватар для Хаски
Посетитель
 
Регистрация: 12.05.2009
Сообщений: 68
Репутация: 5 [+/-]
Смех

Полностью изменено начало! Я решила что оно слишком прозаическое....
Скрытый текст - Новые 1и2 главы:


Почему у некоторых людей жизнь поворачивается совсем иначе, чем у других? Многие считают, что судьба предопределена свыше и ничего изменить нельзя. Можно лишь смириться… Это не так. Не Боги вершат судьбы людей, а сами люди. То, как мы относимся к этому миру. Все наши слова, действия, даже мысли – все имеет огромное значение.
Все мы рано или поздно оказываемся на перепутье. И самый малый поступок, даже незаметный и сразу забытый, может подтолкнуть человека на одну из дорог.
А вернуться назад нельзя…












1 УЛЫБКА СУДЬБЫ
И жили они долго и счастливо пока не встретились…

Тихо шелестел ветерок в кронах деревьев. Мох пружинил под ногами. Солнечный свет едва пробивался сквозь густые кроны деревьев. Где-то далеко закричала потревоженная птица и Хатико вскинула голову. Серо-зеленые глаза сверкнули в полумраке леса.
Вроде все спокойно. Шагах в двадцати кустарник зашевелился и показалась клыкастая морда огромного кабана. Любой другой человек в ужасе шарахнулся бы прочь, провоцируя вепря на атаку, но темноволосая девушка не считала зверя угрозой. Миролюбиво фыркнув, она просто пошла своей дорогой – вниз по склону, к небольшому ручью с песчаными берегами.
Присев на корточки, девушка погрузила ладони в воду, чувствуя кончиками пальцев толчки воды. Потом набрала ее в ладони и ополоснула лицо. Вверх по течению завозился секач. Было слышно, как он с шумом спускается к воде, оскальзываясь на гальке.
Умывшись и напившись, Хатико наполнила небольшую кожаную флягу и встала, мысленно поблагодарив духов ручья. Солнечный блик упал на ее лицо, заставив чуть улыбнуться.
На вид ей был лет семнадцать-восемнадцать. Невысокая, но плотно сбитая. С необычно бледной кожей, давно не видевшей солнечного света в этом лесу, и темными волосами до плеч. Лицо хмурое, серо-зеленые глаза смотрят пристально. Одежда давно истрепалась об кустарники и стволы деревьев.
Хотя как еще может выглядеть человек, в одиночку живущий в лесу? Особенно если этот лес находится рядом с пустошами. Но мало кто заходит сюда. Ибо место это зовется Свартальф – Темный Лес, Земли Нежити.
Хатико тем временем продолжила свои путь. Нечисти и диких зверей она не боялась – опытного человека лес предупредит об опасности.
Девушка шла в западную часть Свартальфа, там где подлесок намного реже и сам лес светлее и чище. Там обитают кентавры. Вернее, они приходят туда, когда в степи начинается сезон засухи. С кентаврами Хатико познакомилась несколько лет назад. Это был воистину странный и дикий народ… Они не доверяют чужакам, а уж людям тем более. И то, что Хатико умудрилась завоевать их доверие и уважение – более чем чудо…
Вороной кентавр Мардоний в ответ на этот вопрос ответил лишь «В тебе жив еще дух ветра». Но не пояснил что это значит.
Хатико шла почти весь день, пробираясь через буреломы и овраги Темного Леса. Она успела заметить следы минимум двух стад оленей, но решила не связываться. Звери здесь особенные – или хищные, или вампиры, или вообще оборотни. А сейчас уже вечер и нужно было спешить…
На самом деле был еще день, солнце только начинало меркнуть. Но густая листва пропускала мало света. Точнее, не пропускала почти ничего. В тени деревьев уже притаилась тьма. Скоро нежить вылезет из своих нор и всем прочим пора было искать укрытие.
Порыскав немного по местности, где ее застала ночь, Хатико устроилась в старой медвежьей берлоге под поваленным деревом. Привычно нарезала еловых веток и перетащила их в свое укрытие. Потом старательно разложила и прикрыла одеялом, чтобы меньше кололись. Получилось уютное гнездо.
Совсем стемнело. Из-за густой листвы не было видно звезд, даже лунный свет едва пробивался вниз. Только смутные силуэты деревьев серебрились, похожие на неприкаянные души.
Но Свартальф жил.
Большинство его обитателей днем прятались от губительного света и лишь ночью выходили из своих нор. Выходили на охоту.
Слева донеслось фырканье и тихий перестук копыт. Сверху – шорох крыльев. Но Хатико было все равно. Ее, надежно скрытую от чужих глаз и ушей, клонило в сон...
Какой-то странный звук донесся издалека, заставив Хатико подскочить на месте. Как будто кто-то кричал. Далеко-далеко. Он повторился несколько раз, испуганный и отчаянный, а потом затих. Хатико рухнула обратно на свое ложе и отключилась.
Она проснулась с приходом утра. Даже не видя солнца, Хатико всегда просыпалась с его восходом… эта странная связь озадачивала ее. Но и только.
Наскоро собрав свои скромные пожитки, Хатико вылезла из укрытия и постояла немного, вдыхая прохладный утренний воздух. Он бодрил, придавали сил и помогал думать. Куда же теперь? И тут она вспомнила про странные крики, доносившиеся ночью. Движимая любопытством, Хатико по памяти направилась к их источнику…
Длинные и хлесткие ветви странных то ли мелких деревьев, то ли огромных кустов уже привычно норовили врезать по лицу, схватить за воротник или отодрать широкую полосу от подола рубашки. Хатико просто отводила их в сторону и как можно быстрее пробегала мимо стараясь не получить вдогонку.
Через час, а может и два она добралась примерно до того места, откуда доносились вопли. Хатико недоуменно остановилась на небольшой полянке с травой ей по пояс и стала оглядываться. Но ничего необычного вокруг не было. Хатико так бы развернулась и пошла прочь, если бы не тихий шорох с другого конца поляны. Пригнувшись, девушка стала тихонько подбираться к источнику шума, с трудом пробираясь через высокую траву.
Наконец она дошла до места. Теперь от странного существа ее отделяли только несколько пучков травы. Быстро проверив наличие любимого ножа и вдохнув поглубже Хатико раздвинула траву…
И встретилась взглядом с огромными желто-зелеными глазами…
Которые со страхом смотрели прямо на нее…
На земле перед Хатико лежал большой темно-зеленый зверь, намертво запутавшийся в гибких ветвях и высокой траве. Он был довольно большим, с молодого жеребца размером, и очень напуган. Истоптанная чьими-то когтистыми лапами земля возле него объясняла этот страх. Похоже у него была веселая ночь…
Хатико оторвалась от разглядывания травы и следов и перевела взгляд на диковинное существо. У него было тело кота, лапы ящерицы, хвост змеи и похожая на лошадиную голова на длинной, но мощной шее. Но самым удивительным были глаза – огромные, желто-зеленые, с вертикальным зрачком.
Он лежал, прижавшись к земле и настороженно следя за каждым движением человека. Странный, дикий, чуждый. Если бы не полузасохшие, и оттого очень жесткие и прочные стебли, он бы уже давно напал бы на нее и разодрал в клочья. Хатико читала это по его глазам.
Девушка медленно и плавно вытащила нож. Зверь приоткрыл зубастую пасть и злобно зашипел, поблескивая зелеными глазами. Но это все, что он мог сейчас сделать… Хатико стала осторожно обходить его сзади, преследуемая взглядом диких глаз.
Вот его хвост. Похоже, он пытался порвать стебли мощными ударами, но от этого только еще больше запутался. Поэтому хвосту досталось больше всего…
Хатико осторожно положила ладонь на основание хвоста зверя. Тот заворчал, попытался повернуться и укусить, но не смог. Хатико передвинула руку ближе к концу хвоста, прижала его к земле и стала быстро перерезать веревки. Затупившийся нож резал плохо, приходилось просто перепиливать стебли и листья, по крепости сравнимые с хорошими веревками.
Ближе к крупу и задним лапам дело пошло легче. Зверь дергал головой и хвостом, но не корпусом. И здесь стеблей и лиан было не в пример меньше. Хатико резала и пилила, ругаясь на нож и саму себя за то, что не заточила. Иногда она от злости даже принималась грызть лианы зубами. Тогда дело шло на-амного быстрее…
Занятая работой, Хатико не сразу обратила внимание на то, что зверь перестал дергаться и просто устало лежал, положив голову на землю и косясь на нее огромным золотисто-изумрудным глазом.
Медленно, но верно Хатико подходила к плечам и голове. И во тут начинались проблемы… отдохнувшее животное снова стало мотать башкой и хлестать хвостом, а учитывая то, что он уже был свободен, Хатико пару раз хорошенько получила по спине. Но по сравнению со злобными растениями на пути сюда эти удары казались легкими шлепками, и Хатико продолжала работать.
Почуяв, что почти свободен, зверь яростно задергался, снова пару раз попав хвостом по Хатико, и попытался встать. Но его передние лапы и голова все еще были плотно притянуты к земле, поэтому зверю пришлось снова лечь.
Передние лапы Хатико освобождала буквально по травинке, резво отскакивая от ударов длинного хвоста. А потом… в какой-то миг она снова встретилась взглядом с чарующими желто-зелеными глазами. Но теперь в них не было ненависти. Только легкая опаска и… недоумение?
Хатико молча отвела взгляд и, сунув нож в зубы, уселась на шею зверя и придавила обеими руками его голову, закрывая пальцами глаза. Тот завозился, приподнимая верхнюю губу и скаля ровные белые зубы.
Но он устал, а Хатико весила не меньше пятидесяти килограммов, поэтому зверь смирился и не пытался сбросить девушку, пока она распиливала стебли на его морде.
Все. Хатико легла на морду животом, одной рукой по-прежнему сжимая огромные челюсти, а другой засовывая нож на место. Потом медленно выпрямилась, убирая руки. А потом красивым кувырком соскочила с него и откатилась в сторону.
Шорох взметнувшихся листьев. Оглушительный рев. Мощный удар в спину, подбросивший Хатико высоко в воздух. Огромная когтистая лапа, с силой надавившая на ребра. Злобно оскаленная морда прямо перед лицом.
Хатико устало выдохнула. Адски болели руки, пальцы вообще отказывались гнуться. Ныла спина после нескольких часов в сгорбленном положении над чешуйчатой спиной. Затекли ноги а в глазах все начинало двоиться от нехватки воздуха из-за тяжеленной лапы на груди. Все? Похоже, да.
Последним, что она помнила, были огромные желто-зеленые глаза совсем рядом и горячее дыхание на своем лбу…


Хатико очнулась тогда, когда солнечные лучи уже не проникали вниз. Значит, вечер. Сегодня или уже завтра? А, какая разница. Главное что живая и руки уже не так болят…
Вздохнув, Хатико кое-как поднялась и побрела в сторону места встречи с кентаврами.
Лес постепенно становился светлее и чище. Исчезли непроходимые буреломы под ногами, появилась милая травка и даже едва заметная тропинка. Темно-зеленый, серый и черный цвета сменились коричневым, желто-золотистым и свежей зеленью. Ослабла аура тьмы, висевшая над головами путников.
Появились просветы в древесной листве, все чаще встречались залитые солнечным светом полянки, на которых Рамдатта резвился как ребенок. Хотя ведь он и был ребенком, только не человеческим, а драконьим.
Кентавры слыли заядлыми лошадниками. Они гоняли огромные табуны по степям, только в период засухи загоняя их под сень деревьев. Лошади, выкупленные у кентавров продавались в человечьих городах за огромнейшие суммы.
Хатико давно почуяла их стоянку – далеко в лесу слышалось заливистое конское ржание и бойкий стук копыт грызущихся жеребцов. Хотя не факт что ржали кони.
Поселение кентавров представляло собой несколько высоких, под рост хозяев, шатров, полукругом стоящих возле большого костра. Больше им ничего не требовалось. Спали на подстеленных одеялах или прямо на земле, ели стоя или лежа вокруг костра. Лошадям не нужен был загон, они никогда не убегали от своих табунщиков, а те защищали их от голодного зверья.
Хатико вышла из чащи спокойно и не таясь. К ней сразу же потянулись мягкие лошадиные морды с добрыми темными глазами. Несколько молодых кентавров – два рыжих, серый и мышастый – приветливо помахали руками и серый побежал сообщить Мардонию. Тот явился почти сразу – огромный, могучий. Выше пояса он был крепким смуглым мужчиной с иссиня-черными волосами, а ниже – могучим вороным жеребцом. Темные, без блеска, глаза внимательно скользнули по лицу Хатико.
- Приветствую, зеленоглазая. В этом году пришла к нам очень рано, даже слишком. Что-то случилось?
Хатико медленно покачала головой.
- Нет, все нормально. Просто проходила мимо.
Она решила никому не рассказывать о встрече с зеленым зверем.
Кентавр молча покачал головой и сделал рукой приглашающий жест в сторону одного из шатров.


Хатико сидела на земле поджав и скрестив ноги. В руках она держала чашку с теплым чаем из степных трав. А на коленях у нее лежала книга «О народах нашего и других миров» - толстенный фолиант, содержащий в себе довольно подробную информацию о народах мира и не только. Хатико выпросила ее сразу же, как только оказалась в лагере кентавров и теперь искала что-нибудь про странное существо встреченное в лесу. Пролистав почти всю книгу, Хатико уже отчаялась найти что-нибудь стоящее, как вдруг примерно в последней трети книги нашла статью о драконах. Зеленый зверь в точности подходил под их описание.
Увлеченная чтением и разглядыванием картинок, Хатико и не заметила, как Мардоний склонился через ее плечо.
- Драконы? Отличный выбор, зеленоглазая…
Хатико недоуменно вскинула голову:
- Ты это о чем?
- Не торопи время. Все придет само… - Таинственно ответил Мардоний, отходя. Интересно, кто он? У кентавров количество букв в имени означает статус. Имена из нескольких букв, например Рек или Ктах скорее всего принадлежат простым воинам. Фотий или Паладий – тут уже парни покруче. В имени Мардония восемь букв, так что он может оказаться шаманом или вождем. Или даже всем вместе. Он сам никогда не рассказывал о себе больше, чем требовалось для нормального общения. А Хатико побоялась его расспрашивать. Правильно говорилось в книге «О народах нашего и других миров» - «Кентавры неохотно раскрывают свои знания. Но все что они скажут ничтожно мало по сравнению с тем, что им ведомо»




2 РАМДАТТА


Делай хорошо, плохо само получится


Она жила у кентавров уже две недели. За это время Хатико успела прочитать еще несколько старинных книг, подружиться со всеми кентаврами и все-таки научиться мастерски ездить верхом.
Хатико сидела под сенью огромного дерева, наблюдая как движутся тени. Потом ей это надоело. Она встала и тихо ушла в лес. Там было намного темнее, чем на окраинах, но это было очень даже кстати. Привыкшая к полутьме, Хатико не очень жаловала яркий свет а ориентировалась в основном на слух и запахи.
Вскоре она нашла следы небольшого стада оленей-падальщиков и пошла по ним. Но потом мягкая земля сменилась опавшей хвоей и след исчез. Хатико остановилась, осторожно осматриваясь. Она не могла избавиться от ощущения, что за ней следят. Но как-то не догадалась посмотреть не в стороны, а наверх, на высокое дерево под которым стояла.
Звук, запах, образ, пришедший откуда-то извне…
Хатико запрокинула голову, встречаясь с багровыми глазами сидящего на дереве существа. Время стало вязким как кисель. Девушка видела, как враг спрыгивает вниз целясь ей на плечи, тянется к горлу. Она изо всех сил шарахнулась в сторону, споткнулась и с разбегу влетела носом в корень.
Обернувшись, Хатико краем глаза заметила что-то огромное, зеленое, летящее прямо на нее сбоку. Мощный удар отшвырнул ее в сторону, выбив весь воздух из легких. Дракончик. Стремительный и свирепый, он налетел на неведомую тварь, сбил ее с ног и схватил за горло. Жертва истошно заверещала, молотя по драконьему носу всем что попадалось под руку.
Кое-как поднявшись, Хатико подбежала поближе.
- Стой, стой, СТО-ОЙ!!!
Дракон дернул головой с зажатой в челюстях добычей и покосился на нее.
Нападавший оказался кобольдом, но подробно рассмотреть его не получилось – насмерть перепуганный, монстрик дергался и извивался, пытаясь освободиться. Хм, обычно они не нападают на людей, духу не хватает. А этот…
- Ты что здесь делаешь? И отпусти его! Отпусти, я сказала!
Дракон с явным неудовольствием глянул на Хатико, но кобольда выплюнул. У него на морде там и было написано «Только за то, что ты мне помогла. И больше я так делать не стану!»
Хатико осторожно подошла к нему поближе, заглядывая в глаза.
- Спасибо, что помог. И еще раз спасибо за то, что послушался и отпустил этого.
Дракон сидел неподвижно. Слушал.
У него была такая обиженно-недоуменная морда, что Хатико вдруг захотелось его погладить, успокоить. Она медленно протянула руку к его морде…
Но дракончик с диким шипением подскочил, выгнув спину, и одним могучим скачком исчез в кустах.
Хатико опустила руку, глядя на слегка покачивающиеся кусты.


Хатико ушла далеко и теперь не успевала вернуться в лагерь до полной темноты. Безопаснее всего было бы окопаться в какой-нибудь норе до утра. Пришлось просто лечь у корней огромного дуба и постараться свернуться в наиболее компактный комочек.
Но когда луна была в зените, Хатико неожиданно проснулась. Что-то ее встревожило. Но что? Звук? Запах? Нет, не это… Хатико осторожно приподнялась на локте, вытаскивая из ножен на голени небольшой метательный нож. В тусклых отблесках лунного света мелькнула небольшая тень.
Внезапно на девушку сверху рухнуло что-то живое, шевелящееся. Она завопила от неожиданности и шарахнулась в сторону. Существо в ужасе шарахнулось в противоположную сторону. Оказалось что это тот самый кобольд, которого дракончик тряс как погремушку. Тот, видя что Хатико потянулась за ножом, вскинул руки, показывая, что пришел с мирными намерениями.
- Не надо сердиться. Глорх не причинить вреда. Глорх пришел благодарить.
С этими словами он стал рыться в складках своего одеяния-балахона, перетянутого широким кожаным поясом. Потом шагнул вперед протягивая что-то на маленькой, словно детской ладошке.
- Глорх напал на хозяйку. Хозяйка отозвала дракона и пощадила Глорха. Глорх пришел благодарить.
Что-то блеснуло в его руке. Придвинувшись поближе, Хатико поняла что это старинный серебряный перстень с тончайшей резьбой. Листья, силуэты зверей, складывающиеся в какие-то буквы или вообще во что-то невообразимое.
- Вау… извини, Глорх, но я не могу это принять. Он слишком дорогой…
В темноте было плохо видно, но Хатико заметила как опустились длинные уши кобольда.
- Хозяйке не нравится подарок Глорха?
- Н-нет, перстень очень красивый. К тому же я люблю серебро…Просто я никогда в жизни не то что не носила, даже не видела таких дорогих вещей, понимаешь?
Глорх понял. И улыбнулся, так что в полутьме сверкнули острые треугольные зубы.
- Кольцо волшебный, потому такой красивый. Маги любят красивые вещицы. Если хозяйка потрет кольцо и позовет Глорха, то Глорх появится и будет исполнять приказы. И ни один кобольд теперь не причинит хозяйке вреда, где бы вы не встретились.
Хатико чуть смущенно улыбнулась.
- Глупо отказываться от помощи. Спасибо Глорх. Кстати, меня зовут Хатико.
Кобольд церемонно поклонился, сделав что-то вроде реверанса. Хатико невольно хихикнула – очень уж смешно это смотрелось в исполнении худощавого карлика.
Повертев перстень в руках, девушка надела его на средний палец левой руки. Сначала ей показалось что он велик, но перстень сел как влитой, плотно обхватив палец. Полюбовавшись поблескивающим в тонком лучике лунного света подарком, Хатико покосилась на Глорха.
- Слушай, может тебя покормить?
Порывшись в сумке она вытащила заботливо завернутый в листья кусок оленины и протянула просиявшему кобольду.
- На вот. А теперь извини, но я буду спать. Мне еще домой топать.
Глорх коротко поклонился и исчез.


На этот раз ей дали выспаться. В Свартальфе вечер или утро мало отличается от ночи, но Хатико привыкла определять время даже не глядя по сторонам. Ее внутренние часы за время жизни в полумраке научились не ошибаться. Сейчас было раннее утро.
Ночью ей приснился черный единорог. Это вроде к неприятностям?
А потом начались указанные неприятности.
Пошло все с того, что Хатико все таки нашла в себе силы подняться в такую рань и пошла в сторону лагеря кентавров. И все было бы прекрасно, если бы не ее уникальная способность влипать в истории.
Примерно через полчаса ходьбы до чутких ушей Хатико донесся шорох. Существо не просто шло, оно кралось среди деревьев. Причем в ее сторону. А Свартальф – это такое место, где если к тебе кто-то подкрадывается, то совсем не для милого знакомства…
Хатико быстро отступила, прижавшись спиной к стволу ближайшего дерева и окидывая пристальным взглядом окрестный подлесок. Тихонько зашелестела листва. Враг понял что обнаружен и не счел нужным скрываться. Из орешника высунулась лобастая морда ящерицы, размером эдак с лошадиную. Следом показалась шея, лапы и туловище…
Упс.
Это существо называли шипохвостом. И не зря. У гигантского ящера на оконце хвоста действительно красовался длиннющий ядовитый шип. Из пасти капала слюна. А ведь эти твари еще и плеваться умеют, причем довольно далеко. Ядом.
Хатико теснее прижалась к колючему стволу. В кустах с другой стороны угрожающе зашелестело. Шипохвосты охотятся стаями. Никак не меньше дюжины особей.
Ну почему им надо было появиться именно здесь?!
Шипохвосты стали окружать свою жертву. Отступать было некуда – позади оказался колючий кустарник в человеческий рост высотой. Осталось сделать только невообразимую попытку прорваться на свободу…
Между шипохвостами оставался довольно широкий просвет. Но как только Хатико собралась двинуться к нему, как кусты жалобно затрещали и ей навстречу вылетел… дракончик, преследуемый еще пятью шипохвостами!
Он промчался совсем близко, задев Хатико плечом, и спрятался за ее спиной. Ну да, теперь ее очередь всех спасать. Только как, интересно?!
Ее взгляд скользнул по шипохвостам. Нет, они стоят слишком тесно друг к другу, не прорвешься. Хотя… Хатико покосилась на дракончика, потом на шипохвостов и снова на дракончика… а что, может получиться. В одном случае из десяти…
Хатико осторожно сделала несколько шагов назад, оказавшись около плеча дракончика. Шипохвосты дружно придвинулись ближе, расценив это как признак страха. Хатико быстро глянула на дракончика, но он был занят, злобно рычал на врагов. Та-ак… шаг назад, и еще половинка. Теперь только бы не сорваться…
Хатико чуть присела, напружинив ноги и повернулась корпусом к дракону, чувствуя как трясутся руки. Три. Два. Один!
Победно гикнув, Хатико схватила дракончика за холку, навалилась всем телом, подтянулась, оказалась у него на спине, как можно крепче обхватив руками за шею. И заорала во всю мощь легких. Так, что шипохвосты невольно отскочили назад а дракончик под ней присел от неожиданности. Уловив момент, когда вражеский строй поредел и смещался, Хатико со всей дури саданула пятками в бока своего «коня». Тот дико взревел от неожиданности и боли и рванул с места в галоп.
Ящеры оказались очень голодными и настырными. Дракончик несся во весь опор сквозь заросли и буреломы, перемахивал овраги, пару раз едва не врезался в деревья на всем скаку. Хатико не свалилась с него только благодаря подготовке Мардония.
Шипохвосты неслись по пятам, Хатико спиной чувствовал их горячее дыхание. Понятие времени стерлось. Невозможно было определить, сколько они уже бегут – десять минут или полчаса. И только когда Хатико уже почти свалилась со спины бегущего дракона, не чувствуя ни напрочь отбитой задницы, ни занемевших рук, шипохвосты постепенно отстали и скрылись в зарослях. Но проблемы на этом не закончились.
На бегу ни он, ни она не смотрели, куда именно бегут, так что в результате они пробежали мимо лагеря кентавров и попали в абсолютно незнакомую часть Свартальфа. Хатико поняла это по неуверенной походке дракончика и по тому, как он все время вертел головой.
В конце концов дракон выдохся и улегся на землю. Хатико со стенаниями сползла с него и плюхнулась рядом. Дракончик фыркнул, дрогнув ноздрями, и стал вылизывать ссадины на боках.
- Извини. – Честно покаялась Хатико.
Дракон вытянул шею и шумно выдохнул ей в лицо.
- Это ты так спасибо говоришь, да? Ну, тогда пожалуйста… - Хатико помолчала. – Слушай, а у тебя имя какое-нибудь есть?
Дракончик непонимающе склонил голову на бок, глядя на Хатико.
- Ну, понимаешь, я, например, человек. Но людей много и чтобы не путаться у каждого свое имя. – Принялась объяснять Хатико. Дракончик мрачно засопел.
-Я тебя ни с кем не спутаю. – Успокоила его Хатико. – Но это могут с делать другие. К тому же мне тоже надо как-то тебя звать. А «Дракон, иди туда, Дракон, принеси это» звучит довольно глупо. Согласен?
Дракончик кивнул, показывая, что согласен.
- Так вот. Я тут подумала и решила: давай я буду звать тебя Рамдатта, что значит «таинственный». Ведь я так и не узнала, откуда ты здесь взялся. Имя длинновато, но его можно будет сокращать до Рами, если хочешь. Ну как?
Дракончик склонил голову на другой бок, внимательно глядя на Хатико.
Хатико повернула голову, встречаясь глазами с драконом. Улыбнулась.
- Рамдатта.
Дракончик опять «свернул» голову на бок. И Хатико готова была поклясться, что он улыбается…
Они оба устали после этой гонки. И морально, и физически. Поэтому дракончик снова лег, а Хатико привалилась к его боку спиной, чертя что-то палочкой на песке. Сама того не заметив, она нарисовала очень красивый портрет Рамдатты.
Тихое сопение около ее уха заставило Хатико поднять голову. Дракончик через ее плечо внимательно смотрел на рисунок. Потом вдруг подскочил и куда-то умчался. Раздался смачный древесный треск.
Появился он почти сразу, таща в зубах молодое деревце, выдранное прямо с корнями. Оно было длинновато, и голову дракончика все время клонило то на один, то на другой бок.
- И что бы это значило? – Озадаченно поинтересовалась Хатико.
Рамдатта зарычал настолько громко, насколько это было возможно с деревом в зубах и стал бегать вокруг, таща один конец ствола по песку. Хатико с недоумением наблюдала за ним до тех пор, пока дракончик не выплюнул дерево и не уселся на некотором расстоянии напротив нее, виляя хвостом.
И только тогда Хатико поняла, что он делал. Рамдатта бегал вокруг нее не просто так. С помощью деревца в зубах он старательно изрисовал всю землю вокруг Хатико причудливыми зигзагами.
Девушка хот ела выйти из этого причудливого «круга», но случайно наступила ногой на одну из линий. Рамдатта зашипел. Хатико убрала ногу. Рамдатта замолчал. Еще раз глянув на дракончика, Хатико снова поставила ногу на линию, теперь уже нарочно. Рамдатта опять зарычал. Хатико убрала ногу. Он замолк.
Улыбнувшись, Хатико раскинула руки и побежала по диковинному рисунку, не касаясь линий. Она словно кружилась в диковинном танце, смеясь от переполнявшего ее веселья. Шаг вперед, налево, осторожный поворот, снова вперед, направо… и все это глядя в небо…
Хатико была так увлечена танцем, что не заметила, как подошла к краю рисунка и натолкнулась спиной на Рамдатту. И вот, глядя на него снизу вверх…
Она решительно выдохнула, протягивая руку к его морде. Если не сейчас, то когда?
Дракон резво подался назад, зашипел. Хатико закрыла глаза и отвернулась, застыв с протянутой рукой.
Зверь замер, с недоумением глядя на руку прямо перед своей мордой. А потом, будто понял, медленно и осторожно ткнулся носом в протянутую ладонь.
Хатико невольно вздрогнула. Ощутив прикосновение прохладной кожи к своей руке. Драконий нос на ощупь был мягким и бархатистым. Он слегка подрагивал под пальцами, втягивая ее запах, стремясь запомнить его навеки. Осмелев, Хатико передвинула руку повыше, на лоб. Там шкура была ощутимо шершавее и плотнее. Такое ощущение, что это уже не кожа, но еще и не чешуя.
- Рамдатта. Рами… - Улыбнулась Хатико, поглаживая дракона по лбу. – Пойдем домой, Рами? Меня уже заждались… Пойдем вместе, да? Ты не против?
Рами был не против. Хатико читала это в его огромных желто-зеленых глазах. Он бы пошел за ней куда угодно. Потому что больше некуда…
Девушка наконец оторвалась от почесываний, на всякий случай отступив на шаг от жаждущего продолжения Рамдатты, старательно потерла серебряный перстень.
- Глорх!
Раздался тихий хлопок и кобольд возник перед ними.
- Хозяйка звала?
- Да. Ты знаешь эту область?
- Не совсем хорошо.
- А мы еще меньше. Убегали от шипохвостов и просто тупо заблудились. Сможешь вывести нас к лагерю кентавров?
- Глорх сделает как скажет хозяйка.
Рамдатта подошел к Хатико, требовательно ткнулся носом ей в плечо.
- Что? – Не поняла она.
Тогда он взял ее зубами за рукав и подтянул к себе, к своей холке.
- Ты хочешь, чтобы я ехала на тебе? – Догадалась Хатико. Дракончик закивал. – Ну ладно…
Она покрепче ухватилась за его холку, подтянулась и по передней лапе как по ступенькам забралась на спину. Там она слегка поерзала, устраиваясь основательнее, и наконец возвестила:
- Я готова. Хотя нет, подожди…
Хатико проворно наклонилась, цапнула Глорха и усадила перед собой.
- Вот теперь все. Глорх, показывай куда идти.
Кобольд исправно вывел горе-путешественников к кентаврам.
Хатико решила до поры, до времени не раскрывать своего маленьк… хорошо, большого и чешуйчатого секрета, поэтому оставила Рамдатту за границей лагеря, в кустарнике.
Встречать их собрались все обитатели лагеря. Глорх невольно втянул голову в плечи, глядя на огромных и могучих кентавров. Но Хатико успокаивающе похлопала его по плечу:
- Спокойно. Это друзья.
Мардоний уже откуда-то все знал. Ну, не все. Хотя кобольда разглядывал с нескрываемым интересом.
Он неторопливо подошел, слегка постукивая копытами. Лицо его было неподвижно, но в глазах переливался смех.
- Ну, и где ты пропадала? Мы все волновались…
- Было бы из-за чего. Подумаешь, заблудилась маленько. Глорх же вывел.
- Подумаешь? Вот уж кто кто, а ты должна лучше всех знать опасности Свартальфа…
- И знаю! Я же живая вернулась! И вся…
- Ну да, потерять руку или ногу - это так, пустячок! – Мардоний явно хотел сказать что-то еще, но осекся, глядя куда-то за спину Хатико. Она обернулась.
- О-оу… - Только и смогла пробормотать девушка…
Рамдатта не внял ее предупреждениям и просьбам посидеть в кустах. И все-таки последовал за ней.
И теперь он стоял в окружении целого табуна здоровенный человекоконей, растерянно лупая изумрудными глазами. События развивались слишком быстро…
- Все в порядке! – поспешно воскликнула Хатико, подбегая к Рамдатте и на всякий случай обхватывая его за шею. – Все в порядке. – Повторила она. – Он друг. Они друзья.
- Ты его знаешь? – Вскинул темную бровь Мардоний.
- Эээ… ну да.
- А почему нам не сказала?!
- Ч-что?!
- Почему мне не сказала, спрашиваю? Не каждый день увидишь ручного дракончика…
- Ааа… Значит ты все-таки дракон. – Заметила Хатико. – Ну, мы познакомились всего несколько дней назад…
- И он же дает себя погладить? – Изумился Мардоний.
- Требует. – Кисло улыбнулась Хатико.
Вороной кентавр внимательно посмотрел на нее темными глазами… и расхохотался!
- Я всегда знал, что притягиваешь всякие интересные события. Но чтобы до такой степени…
- Хозяйка довольна? Глорх может идти?
Упс, про него-то все счастливо забыли…
Хатико опустила взгляд и впервые увидела кобольда стоящим неподвижно и при дневном свете. Здесь, на краю леса, было светлее и лучше видно. Он был ростом ей на ладонь пониже пояса, с бронзового цвета кожей, большими желтыми глазами и длинными и очень подвижными остроконечными ушами. Его мордочка была слегка вытянута вперед, как у животного, и в пасти хищно поблескивали ряды зубов-игл. Длинные темные волосы были заплетены во множество мелких косичек с вплетенными туда костяшками, слегка постукивающими при ходьбе. Одет он был в какое-то подобие туники, перепоясанной широким кожаным ремнем с большой пряжкой.
Хатико чуть улыбнулась и кивнула.
- Спасибо, Глорх. Ты можешь идти.
Мардоний пристукнул тяжелым копытом, глядя на то место, где только что стоял Глорх. Потом негромко фыркнул и пошел в строну чащи. Хатико с Рамдаттой потянулись следом.
- Кобольды издавна славились как странный, непредсказуемый, а иногда и жестокий народ.
Надеюсь ты понимаешь, что делаешь. Какую ответственность на себя берешь.
Хатико только усмехнулась, глядя на верхушки деревьев.
- Если я в чем то сомневаюсь, то предпочитаю выжидать. Каким бы необдуманным не выглядел мой поступок – я десятки раз взвесила все «за» и «против».
- Дракона это тоже касается? – Поддел Мардоний.
- Ну… нет. Все как-то само вышло.
- Понимаю. Все самые важные вещи, от которых зависит наша судьба, всегда происходят сами. – Качнул головой Мардоний и исчез в чаще леса.


Жизнь быстро вошла в прежнее русло. Рамдатта быстро освоился в лагере. И еще быстрее стал любимчиком всех без исключения его обитателей…
Через некоторое время Хатико нашла ему применение - она из решительно стыренных лошадиных шкур и веревок соорудила подобие мягкого седла и стала постепенно приучать к нему Рамдатту. Дракончик упорно изображал неуклюжего неумеху, каждый раз «нечаянно» роняя Хатико в кустарник. Наконец ей это надоело и Хатико доступно, буквально на пальцах объяснила дракончику, почему и зачем напяливает на него эту странную штуку. Что с ее помощью проще удержаться на его спине, и натереть ее, подпрыгивая на ухабах, теперь уже не удастся, и что к седлу можно примотать какие-нибудь вещи или даже что-нибудь вкусненькое про запас, и еще много чего можно придумать, если понадобится…
Рамдатта понял. Во всяком случае он перестал носиться как бешеный, стремясь содрать это штуку со спины. Частенько вместе с Хатико… Теперь они часто пасли табуны вместе. То есть Хатико верхом на Рамдатте. Она постепенно привыкала к его походке и резким виражам, а он учил простые команды типа «стой», «вперед», «налево», «направо», «быстрее», «притормози», «сядь» и так далее.
Оказалось, что у Рамдатты все-таки есть крылья. Просто они были сложены и плотно прижаты к бокам, поэтому Хатико их не замечала. Пока что маленькие и слабые, судя по костяку эти крылышки обещали стать просто огромными. Так Мардоний сказал, аккуратно рассмотрев их с всех сторон.
Лучше всего было пасти коней на границе леса и степи – сюда почти не долетал жар песков и деревья давали тень, но в то же время нельзя было растерять табун в лесу. Кружа по кустарникам на Рамдатте Хатико частенько замечала мелькавших то тут то там кобольдов. Они с интересом наблюдали за ней, но испуганно прятались при их с Рами приближении.
Хатико стала оставлять им еду на камнях. Остроухая мелкота сначала брала подношения опасливо, но потом успокоилась и даже позволяла девушке наблюдать за собой. И никто уже не кидался в ужасе в рассыпную едва завидев зеленого дракончика со всадницей. Так, убирались с дороги.


Когда Рамдатта оставался один, он шел в надежно скрытую от чужих глаз рощицу с большим пепелищем посередине. Наверное здесь когда-то случился пожар и почерневшая земля омертвела. Никто не знаю об этом месте. Рамдатта хранил его в тайне, потому что в случае найти ему замену оказалось бы проблемой. А эта полянка оказалась идеальной для его тайных тренировок.
Здесь он учился летать.
Сначала юный дракон просто садился, расправлял крылья и начинал махать ими настолько долго, насколько смог. Сначала мышцы жутко сводило уже после пяти минут подобной тренировки, но потом они окрепли и могли выдержать до получаса. Уверившись в собственных силах Рамдатта стал предпринимать первые попытки взлететь. Он отходил в один конец поляны, а потом как можно быстрее несся в противоположный махая крыльями. Но ничего не получалось. Он был еще слишком молод, его тело было большим и неуклюжим по сравнению с крыльями. Какие уж тут полеты!
Но время идет несмотря на то, хотим мы этого или нет. Рамдатта рос, креп и становился увереннее в себе. Совместные приключения с Хатико заставили его поверить – если очень сильно захотеть, то все получится. Не сразу, но получится. И он не оставлял своих попыток.
И вот наступил тот день, когда, уже привычно пробегая из одного конца поляны в другой и неистово махая крыльями, Рамдатта вдруг понял, что не чувствует лапами земли. Это было так неожиданно и странно, что он растерялся, забил крыльями и, потеряв равновесие, со всего маху врезался в колючие заросли ежевики.
Выбрался он оттуда весь ободранный, исцарапанный и увешанный прицепившимися плетями ежевики. Но воистину счастливый.
Он полетел!


Примерно через неделю после случая с шипохвостами Хатико снова проснулась от возни над ухом. Шумел Глорх, причем в компании четверых соплеменников. Хатико сразу их узнала – именно эту четверку она прикармливала своим обедом. А сейчас компания кобольдов с трудом тащила какой-то предмет, завернутый в темную ткань. Они так потешно ругались когда сверток цеплялся за корни… Глорх нетерпеливо заворчал и они наконец-то подтащили сверток к ногам Хатико. Она вопросительно глянула на кобольдов и, ободренная их зубастыми улыбками и активными кивками, стала аккуратно разворачивать темную ткань.
Под покрывалом оказалось седло для дракона. Это было понятно по специальному расположению подпруг и ремней – так, чтобы крыльям ничего не мешало. Само седло было сделано из крепкой черной кожи, с серебряной вязью на странном языке. Легкое и крепкое, но в то же время достаточно большое. И поклажу можно закрепить, и еще одного-двух всадников выдержит… А все пряжки и украшения были серебряными. Хатико с трудом припомнила, что как-то обмолвилась о том, что любит серебро…
Пока Хатико таращилась на новенькое седло, Рамдатта деловито обнюхал его, даже слегка пожевал и с готовностью подставил спину, быстро оценив все преимущества новой сбруи. И держится лучше, и всяких петелек-крючков для поклажи просто куча…
Если бы не помощь кобольдов, Хатико провозилась бы с ремнями не меньше часа. Седло село как влитое у основания шеи и на холке. Хатико потуже подтянула подпругу под чешуйчатым брюхом, проверила ремни на плечах и груди. Потом осторожно забралась на присевшего дракона, уселась, сунув ноги в специальные ременные петли, прилаженные вместо стремян. Рамдатта негромко фыркнул и выпрямился во весь рост. А ведь он хорошенько подрос…
Дракон прошелся в другой конец лагеря, обратно вернулся уже бегом. Хатико глянула на кобольдов и улыбнулась.
- Спасибо вам! Мы оба искренне рады, что вы наши друзья.
А потом она тряхнула темными волосами и, гикнув, погнала Рамдатту во весь опор по ночному лесу.


Это было великолепно! Рамдатта несся быстрее самого лучшего коня, деревья мелькали по сторонам с ошеломляющей скоростью. Стаи птиц испуганно шарахались в стороны. В хорошем седле скакать верхом было намного удобнее, но езда все равно требовала работы. Хотя было меньше шансов слететь в кусты.
Резкий порыв раскаленного ветра взъерошил темные волосы Хатико, и путники выскочили он залитую лунным светом степь. Рамдатта впервые увидел такое огромно-необьятное ровное пространство.
Они кружили по пустынной степи под огромной молочно-белой луной, исполняя дикий танец торжества жизни и свободы. Хатико, улыбаясь, смотрела на небо, позволяя Рами самому выбирать путь.
А потом они оба замерли, глядя на медленно розовеющий горизонт. И дракон впервые увидел рассвет. Солнце оказалось таким огромным и могучим! Долго, очень долго они смотрели, как огненно-красное светило становится золотым. А потом развернулись и неторопливо направились в лагерь. Пора было гнать лошадей на дневное.

__________________
Господь наблюдает за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно.
Выпей отравы, тварь. Ой, то есть выпей отвар из трав. (с) КВН
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
драконы

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 13:39. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.