Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 01.12.2017, 22:18
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
Смех Марафон. Хвостиком махнула

Предыстория идеи такова:
Давным-давно существовала Мастерская, где творились интересные и познавательные вещи. Одним из заданий там было придумывание собственного мира, называлось оно "Ступени".
Мной был придуман Мир Золотого Яйца.
Вот ссылки на всё, с ним связанное:
Общая информация о Мире Золотого Яйца
Информация о некоторых населяющих мир народах
Кое-что из этого уже не актуально, доработано, исправлено в процессе подготовки к написанию. Собственно, на данный момент имеется развёрнутый синопсис произведения. Конкретно текстом заниматься начинаю только сейчас.
Предварительно готовлюсь к варианту ежедневного написания по 3000 знаков.
Итак,
"Хвостиком махнула"
1. Падение Великого Крэгры
2. Две с половиной смерти
3. Побег из Бластодиска
4. Рыцарь и зеркало
5. Потухший
6. Падающий Город
7. Безумный рыцарь
8. Баборица
9. Старые друзья
10. Добрые люди
11. Распутье
12. Овомантия
13. Похищение
14. Добрые и злые
15. Шлемы снимаются и надеваются
16. Тухлость
17. Монашеские поговорочки
18. Хищник
19. У границ Пандерии
20. Мёртвые на деревьях
21. Бродяга
22. Кровь на руках
23. Встреча
24. Совет
25. Зеркало
26. Во спасение
27. Кодекс рыкаря
28. Триумф
29. Вождь народа
30. Халаза
31. Встреча в лесу
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: Map.jpg
Просмотров: 31
Размер:	113.7 Кб
ID:	15664  
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 17.02.2018 в 00:15.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 01.12.2017, 22:57
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 2,846
Репутация: 1006 [+/-]
Давай так. Если дойдёшь до финиша - должен мне желание.
За прошлый проигрыш.
__________________
Никто не может переглядеть ведьму, кроме коз, разумеется. (c)
@->--
Ведьмой нельзя быть немного, как нельзя быть слегка беременной. (c)
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 01.12.2017, 23:09
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
KrasavA, с чего бы? Никому я ничего не должен, кроме самого себя.

Начало, чуть исправленная версия написанного ранее. Как я понимаю, до официального старта все выкладки вне зачёта.

Скрытый текст - 1_5149:
Сви-би, бывший Великий Крэгра Пандерии вытянул шею, силясь заглянуть за забор. Голос актёра был слишком тих и вкрадчив, слова долетали обкромсанными, как уши глэглов.
- Бы... не... бы… Вот... ёмво...
Сви-би ударил кулаком по стене и зашипел от боли раньше, чем боль почувствовал. На содранных костяшках пухлых кулачков выступила кровь, бывшему Великому Крэгре стало дурно. Земля возле забора, утоптанная и твёрдая, показалась ему мягкой трясиной: он провалился и падал, падал, летел в бездонную чёрную пропасть. Пропасть!
Воздух влетел в горло со свистом, Сви-би вскочил, тряся головой. Ужасное видение улетучилось, но сердце продолжало грохотать. Сви-би ухватился обеими ладонями за грудь, затыкая, заглушая звук, так похожий на барабанный бой.
- Сви-би? - окликнули его, и бывший Великий Крэгра быстро нахлобучил на голову почётный шлем - золотой, украшенный завитыми рогами.
Знакомый штукла по имени Ла, нагруженный товаром, смотрел узенькими хитрыми глазками.
- Почему ты здесь? Почему не на пиянте?
- Я... в общем, я... дело в том... - начал Сви-би, но тут же осёкся: он сказал «Сви-би», отсёк два последних слога... да он же всё знает, и спрашивает только ради счастья насладиться чужим горем.
Сжав окровавленные кулачки, он шагнул к Ла.
- Иди к Мышке, глумила! И не заговаривай со мной больше, иначе я...
«А что «я»?» - дразнил насмешливый взгляд штуклы.
Не говоря больше ни слова, Сви-би стянул с головы шлем и побрёл вдоль забора. Дорожный мешок, собранный торопливо и неумело, колол и мял спину. На пиянте заиграла музыка, зрители завопили восторженно.
Лишиться всего. Что может быть хуже? Ещё позавчера он слушал лучших актёров, жевал лучший меланж, пил лучшее альбумино Пандерии и командовал лучшими крэграми Бластодиска. Перед ним заискивали, его звали на ужины, даже король-лева Людя обращалась к нему по-свойски, как к равному, но вчера началось крушение. Надежд, возможностей, всей жизни, выстраиваемой на протяжении двух эпох с величайшим тщанием.
Началось с того, что в Бластодиск, прямо к король-левскому дворцу, пришли микросы. Трое мерзких маленьких микросов, уже похожих на пандерцев. В их чёрных глазках играло лучами счастье. Они осматривались и примеривались ко всему вокруг, как хозяева. Сви-би, тогда ещё - Сви-би-би-би, стоял рядом с король-левой, встречая новых жителей, и смотрел на собственные сапоги. В голосе Люди, приветствующей микросов, он слышал нечто недоступное ни чьему уху.
Он поднял голову только когда король-лева увела микросов в их новые жилища. Трое ведунов, халазаров из клана Тянуки, исполнивших свою миссию, доставивших мерзких коротышей в Бластодиск, стояли в ряд. Они смотрели на крэгру.
В подранной когтями и клыками одежде, не отмытые от своей и чужой крови, но такие же счастливые, как и приведённые ими микросы.
- Радуйтесь, зверьё! - прошипел Сви-би-би-би.
Все ведуны усмехнулись - словно актёры на пиянте. Один сорвал с плеча дорожный мешок, не сводя взгляда с Великого Крэгры, развязал шнуровку.
Сви-би-би-би посмотрел на брошенный ему под ноги продолговатый предмет и заскрипел зубами. Этот стальной наруч он узнал бы из сотни. Рука его лучшего петеря, заказанного в Падающем Городе у Абсолютного Грандмастера овомантов.
Халазары стояли и смотрели. Казалось, они жаждут услышать безумный приказ Великого крэгры, и готовы вступить в безнадёжный последний бой. Сви-би-би-би затрясло, он до крови прикусил губу, засовывая обратно несказанные слова. Его личная охрана, пандерские крэгры, замерли в ожидании.
- Пошли вон отсюда! - прохрипел пандерец. - Вонючие мышиные глызы!
Они ушли: им-то что, их жизнь закончена.
Сви-би-би-би мог бы ещё попытаться всё поправить. Запудрить мозги королю-леве, заказать хоть дюжину новых петерей, преподнести дорогие подарки - да мало ли возможностей исправить оплошность? Но вместо всего этого он пошёл в запретный храм, хотелось задобрить Мышку, отвернуть её хвост от себя... Глупо было не заметить слежку.
Вечером, когда он уселся перед бутылкой альбумина обдумать своё положение, в дверь постучали. От громкого стука Сви-би-би-би съёжился: стучать в Бластодиске мог только один человек, и только в одном случае.
- Великий Крэгра Пандерии Сви-би-би-би? - проскрипел чёрный, как глаз овоманта, Великий курорябит.
Сви-би-би-би сглотнул и потерял лицо. Он заплакал и упал на колени, сбивчиво оправдываясь, дескать микросы просочиться не должны были, ну просто никак. И всё это - происки мышистов, а ещё - овомантов, которые сделали плохих петерей, а эти проклятые халазары...
- До меня дошли слухи, будто бы вы хотели их... наказать? - вкрадчиво перебил курорябит. - Например, убить? Просто так взять и убить Тянуки?
- Ложь! Клевета! Подлый навет! - прохрипел Сви-би-би-би.
- Что, не просто так? Может быть... - Курорябит оглянулся и продолжил страшным шёпотом: - Может быть, вы хотели убить их за то, что они привели к нам микросов? Может вы хотели показать всей Пандерии, что мы, истинные курорябане, не желаем появления у нас новых жителей и всячески этому препятствуем?
- Нет! - отчаянно завопил Великий Крэгра.
Курорябит поморщился.
- Конечно, нет, - сказал он мягко. - Мы всегда рады микросам.
Он опять оглянулся.
- Но мы не рады вялым разиням, которые именуются Великими крэграми, сидят по левую руку короля-левы на пиянте, но не могут сделать свою работу!
- Я закажу лучших петерей, - тихо, чтобы не гневить служителя, забормотал Сви-би-би-би, - я найму закраинцев, я приручу реновин. Больше этого не повторится! Никогда...
- Не повторится, - сказал курорябит. - Потому что Сви-би-би-би лишается слога уважения и слога пиянты, зовётся отныне Сви-би. Ну, а завтра, после вечернего объявления, он лишается и слога пандерца. Он будет зваться Сви, навсегда покинет столицу с тем, что сможет унести на себе.
Слушая страшную речь Великий крэгра повторял, как заведённый: "Никогда... Никогда... Никогда..." и замолчал только когда до него дошёл смысл сказанного. Такого наказания он не боялся, потому что оно не могло уложиться в его голове. Курорябит ушёл, а он всё стоял на коленях и смотрел на дверь. Три утерянных слога бились в его голове, как ужасный барабан: «Би-би-би»…
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 02.12.2017 в 20:53.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 02.12.2017, 08:06
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 2,846
Репутация: 1006 [+/-]
Аргументированно и сухо)
Тогда на волне самодостаточности пройди, сколько считаешь нужным)

Я просто рада тебе, как участнику)
__________________
Никто не может переглядеть ведьму, кроме коз, разумеется. (c)
@->--
Ведьмой нельзя быть немного, как нельзя быть слегка беременной. (c)
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 02.12.2017, 20:52
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
Скрытый текст - 2_3425:
Бластодиск, по которому жирными дождевыми червями расползались дома, был городом дворов и закоулков. И тишины. Так же, как высоты, пандерцы до одури боятся шума, особенно громкого стука. Встретившись на улице, знакомцы разговаривают шёпотом, а того, кто осмеливается не шептать, считают простофилей и провинциалом. Здесь не стучат в двери, а скребут особым ножиком по стеклянному окошку. И музыки, кроме как на пиянте - ежедневном представлении для знати, в столице Пандерии не услышишь. Девиз королевского дома: "Тише воды - ниже травы".
В одном из многочисленных закоулков, за извивающимся двойным изгибом, домом, говорили громко, и истинные пандерцы, прошептав молитву Курочке, семенили прочь. Самые любопытные, перед тем, как ретироваться, заглядывали в подворотню, замечали троих оборванных ведунов и морщились брезгливо. Ведуны же не замечали ничего вокруг. Их занимало важное дело: они умирали.
Гототана уже лежал на земле, лицом кверху, с глубоко, по самую рукоять, загнанным в грудь клинком. Крови оказалось мало - когда в Закраине его ранила хитра, лужа была гораздо больше.
- Что ж, теперь - я, - сказал, улыбаясь, Хакачет.
Он встал на колени рядом с Гототаной, крепко ухватил рукоять кинжала обеими руками.
Гевайорн подошёл, чтобы помочь, если он начнёт падать вперёд.
- А ты? - спросил вдруг Хакачет. - Ты пойдёшь за нами?
Такие вопросы не задают, на них не отвечают, но Гевайорн, чуть помедлив, покачал головой.
- Нет?!
Это уже слишком. Объясняться? Вылеплять горе из слов?
Хакачет, не дождавшись ответа, отбросил кинжал и встал. Улыбка охотно сползла с его лица.
- Ты думал когда-нибудь об этой минуте? О том, что будет, когда всё кончится?
Ещё один бестактный вопрос. Любой Тянуки нет-нет да и задумается о жизни после прово’да, но рассуждать об этом вслух или делиться мыслями даже с ближайшими друзьями вряд ли будет. Гевайорн же никогда не считал Хакачета другом, даже совместное путешествие только отдалило халазаров друг от друга: слишком велик был страх за микроса, чтобы пустить в сердце ещё какое-то чувство. Не один раз, во время нападений диких кривородцев, пандерских петерей и хищников он истово молился Тёмной Мышке, чтоб она забрала любого из его спутников, а то и всех разом, но только не его микроса. Даже когда они дрались спина к спине, это не походило на строй братьев по клану - каждый из них, как загнанная в угол хитра, огрызался и гнал смерть прочь любыми способами.
- Так что, ты так всё себе представлял? - допытывался Хакачет.
- Ничего я не представлял.
- Нет, скажи. Чего теперь бояться? Мы росли, тренировались ежедневно, истязали себя, кто-то погиб ещё до того, как получил своего микроса. Всю жизнь мы полжили на это. И вот он, Прово'д! Единственное, на что мы годны, к чему нас готовили все эти годы. И всё заканчивается хорошо, микрос обретает родину. Мы исполнили долг. И... Всё? Конец? Ради этого мы живём?
- Ты никогда не нравился мне, Хакачет, - сказал Гевайорн. - И знаешь, если бы тебя убили, я бросил бы твоего микроса.
Он ждал, что Хакачет посмотрит с ненавистью или даже бросится на него, но тот только захохотал, дико и оглушительно. На свою беду заглянувший в подворотню пандерец побелел и резво спрятался за угол.
- Дурак ты, Гевайорн. Хочешь впутать меня в свой страх? Выкарабкаться с моей помощью? А вот и не угадал! Я не буду тебя убивать, я заколюсь и уйду, а ты будешь сидеть рядом с нами, слабый и беспомощный, и выть, как реновина, только ещё безутешнее.
- Иди в бездну! - крикнул Гевайорн.
Хакачет поднял с земли кинжал и с улыбкой развернул его остриём к себе.
- Чтоб ты сожрал землю! - успел крикнуть Гевайорн вдогонку вонзающемуся в грудь кинжалу, и Хакачет, проткнув своё сердце, и впрямь начал падать на лицо.
Гевайорн смотрел широко раскрытыми глазами: поверье связывало умершего спиной кверху халазара с большими несчастьями для проведённого им микроса. Хакачет, конечно, тоже знал это. Его тело, с умершим сердцем и отлетающей к Курочке душой, выставило руку и оттолкнулось от земли.
Хакачет затих, протыкая взглядом небо, выжигая глаза Гевайорну счастливой улыбкой.
Гевайорн упал на колени и завыл.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: Микрос с проводником.jpg
Просмотров: 13
Размер:	95.6 Кб
ID:	15614  
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 06.12.2017 в 23:47.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 03.12.2017, 07:38
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 2,846
Репутация: 1006 [+/-]
Начало сложно читать из-за множества новых определений и названий. Пришлось продираться, но осилила. Подзабыла много чего со времён Мастерской, поэтому в памяти освежить потребовалось и старые тексты.

Мир нравится откровенной издёвкой над фанатизмом и глупостью.
А ещё у меня уже появился/вспомнился любимый герой.
Не знаю, кого ты из него вылепишь, но даже если ничего - он всё равно уже любимый.
__________________
Никто не может переглядеть ведьму, кроме коз, разумеется. (c)
@->--
Ведьмой нельзя быть немного, как нельзя быть слегка беременной. (c)
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 03.12.2017, 13:24
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
Скрытый текст - 3_3075 (добавлено 3007 из следующего поста):
Сви сидел на низенькой табуретке, посреди моря из расставленных и разбросанных по полу вещей. Слёзы катились по его щекам, и бывший Великий Крэгра Пандерии ничего не мог с ними поделать.
Уже четырежды он начинал собирать дорожный мешок, но каждый раз вытряхивал его, скуля от обиды и отчаянья: унести с собой самое ценное значило это самое ценное выбрать, но мешок был так мал... Две эпохи, с шестого Бабкиного Удара, Сви только и делал, что жил впрок. Копил лучшее альбумино, самые изысканные блюда из меланжа, прекраснейшие украшения, дорогое оружие и гору ценностей, которые являлись таковыми здесь, в богатом столичном городе, но не за его пределами. Картины, мебель, антиквариат, драгоценности, ковры... Кому это всё достанется, когда он, лишённый всего, покинет город. При одной мысли о том, что кто-то, пока неизвестный, придёт в его дом, будет ходить босыми ногами по его коврам, лежать на его диванах, любоваться его коллекцией полотен, есть его меланж сидя за его прекрасным огромным столом, Сви начинало трясти.
- Ща-а-асс! - отчаянным шёпотом позвал Сви.
Тотчас в комнату заглянул глэгла, его верный слуга, не сбежавший, как сделали все прочие. Сви посмотрел на него, не утирая слёз, он надеялся, что Щасс посочувствует его горю, но глэгла только присвистнул, глядя на разбросанное по комнате богатство.
- Не-е... - протянул он. - Столько мы точно не унесём. Давай я, всё ж таки, помогу тебе разобраться. Иначе мы так до ночи ковыряться будем.
- Разбираться ты будешь? - с ненавистью к единственному существу, не бросившему его в момент краха, прошипел Сви. - Что ты понимаешь в этом, каплоухий? Ты видишь эту картину? Сам Зэмилан написал её по моему заказу! Знаешь, сколько она стоит? Даже у Люди нет подобной.
Щасс прислонился к дверному косяку с нарочито скучающим видом. Бывший Великий Крэгра с минуту прожигал его взглядом, но так и не прожёг.
- Ну давай, разберись, барбар! - буркнул он, наконец, и слёзы опять побежали по его пухлым щекам.
Глэгла мерзко ухмыльнулся, подхватил мешок, и принялся споро засовывать туда еду, одеяла, ножи, горелку и прочий хлам. Быстро набив мешок барахлом, он забросил его на плечо.
- Это мой будет. А ты свой сам собирай, только учти, ты его понесёшь сам. И давай поскорее, я долго ждать не буду. Скоро уже вечерняя стража, неохота каждому свой мешок показывать.
Щасс вышел, и Сви опять принялся перебирать сокровища. В мешок последовали несколько бутылок самого дорогого и изысканного альбумино, несколько горшочков с меланжем урожая прошлой эпохи, тяжёлая золотая цепь, усеянная каменьями. Взвесив в руке ноше, крэгра осознал, что она уже достаточно тяжела. Оставалось последнее - то, из-за чего он, не меньше чем дерзкий глэгла, не хотел встречи со стражниками.
Сви подошёл к комоду, оглянувшись на вход, потянул ручку двери. На полочке лежали две вещи, возможно - самое ценное, чем он обладал. Зеркало на длинной ручке, запрятанное в чехол, и золотой, украшенный завитыми рогами, шлем. Зеркало он сунул в мешок, а шлем, символ власти Великого Крэгры, взял подмышку - он мог ещё пригодиться. В конце концов, не все в Бластодиске знали о его крахе и изгнании, и шлем мог выручить, поскольку никаким другим оружием, кроме демонстрации своего величия, Сви пользоваться не умел.
- Идём, - сказал бывший Великий Крэгра скучающему у порога Щассу.
Дверь запирать он не стал. Возникло безумное желание: хватать горстями накопленное богатство и швырять его прямо на улицу, пусть будет суета, пусть нищеброды станут драться за каждую мелочь. Но только представив, как какой-нибудь глэгла с мерзкими оборванными ушами будет лапать своими грязными руками картину Зэмилана, Сви содрогнулся от отвращения.
Ноги несли его по знакомым улочкам, по которым совсем недавно он ходил, в сопровождении щеголеватых гвардейцев, и все жители города, завидев его золотой шлем, жались к стенам, уступая ему дорогу. Некоторые, повинуясь нахлынувшему уважению, даже шептали вслед что-то ободряющее и благодарное. Сейчас на него косились, кто-то узнавал и удивлялся, другие просто молча проходили мимо, чуть не задевая его плечом. "Это хуже смерти. Хуже пропасти и ударов хвоста Мышки", - думал Сви. Последней каплей стали звуки начинающейся пиянты.
- Ты, вот что, - торопливо обернувшись к Щассу, проговорил Сви. - Вернись-ка и запри дверь!
Глэгла фыркнул, но подчинился.
Сви с трудом дождался, когда ободранные уши слуги скроются за поворотом, и со всех ног припустил к забору, из-за которого доносились вожделенные звуки. Он припал к нему всем телом, как голодающий, которому не просто хочется поесть, а хочется впитать еду всеми доступными органами чувств.
Вслед за коротким музыкальным этюдом - скрипка, арфа, свирель - последовала пьеса. Бывший Великий Крэгра знал её наизусть, он шептал её вместе с актёрами. Сюжета он не помнил, да эти мелочи никогда и не отвлекали его от главного в представлении: пышности, претенциозности и, что греха таить, громкости.
"В последний раз", - вдруг отпечаталось в его голове. - "Этому больше не быть! Никогда!" Две эпохи, прожитые ради медленного, упорного карабканья на вершину безудержно катились вниз, в чёрную пропасть.
- Сви-би? - окликнули его.
Он от неожиданности подпрыгнул и криво напялил золотой шлем.
Глэгла с необъятным мешком за спиной, по имени Ла. Всегда услужливый, всегда почтительный. Но только не сейчас. Всем известно, что бродячие торговцы, штуклы, первыми узнают все новости.
- Почему ты здесь? Почему не на пиянте?
Глаза его смеялись, их просто разрывало от внутреннего хохота.
Сви буркнул в ответ что-то злобное и жалкое, и больше не желая терпеть издевательства, поплёлся вдоль стены, за которой актёр продолжал бубнить текст.
Щасс догнал его на самом выходе из города.
- Ну ты и деятель! - буркнул он. - Делать мне нечего, бегать за тобой по всему городу. Закрыл всё. Ключ тебе отдать?
Сви не ответил. Выглядел он так, словно нёс на плечах не полупустой мешок, а держал на плечах скорлупу мира.
- Ладно, давай топай за мной, - сказал Щасс. - И не отставай.
Но Сви не хотел не отставать. Чем ближе была стена, отделяющая столицу Пандерии от остального мира, тем неувереннее становились шаги бывшего Великого Крэгры. Тяжёл путь на собственные похороны. Он спотыкался, волочил ноги по земле, наыкался на прохожих. В воротах его пошатнуло, и он налетел на громадного воина в закрытом шлеме - блуждающего рыцаря Ордена Великого Гоготуна, впечатался лицом в его нагрудник. Громила придержал Сви за мешок, помог слабым ножкам не подкоситься, ещё и извинился, а Сви даже не заметил.
Нищий глэгла, которого стражники волокли подмышки, чтобы выдворить за ворота, захохотал и крикнул вслед уходящему рыцарю:
- Не обращайте внимания, Ваше Безобразие! Этот колченогий - бывший Великий Крэгра Сви-би-би-би! А теперь - бродяга, и гонят его взашей прямо как меня!
Сви даже зажмурился от дикого унижения. Если бы желания человека реализовывались от концентрации мыслей, то Сви должен был проснуться сейчас в своей постели, сказать: "Какой глупый сон!" и, не торопясь, пойти во дворец, расчищая улицы одним видом своего золотого шлема. Но ничего не случилось.
Перед тем, как сделать свой первый в жизни шаг за пределы города, он долго решался. Да, видно, и не решился бы, если б шедший сзади нищий горлопан не пнул его коленом под зад.
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 04.12.2017 в 10:27.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 04.12.2017, 10:26
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
День 1

Скрытый текст - 3(2)_3007:
Ноги несли его по знакомым улочкам, по которым совсем недавно он ходил, в сопровождении щеголеватых гвардейцев, и все жители города, завидев его золотой шлем, жались к стенам, уступая ему дорогу. Некоторые, повинуясь нахлынувшему уважению, даже шептали вслед что-то ободряющее и благодарное. Сейчас на него косились, кто-то узнавал и удивлялся, другие просто молча проходили мимо, чуть не задевая его плечом. "Это хуже смерти. Хуже пропасти и ударов хвоста Мышки", - думал Сви. Последней каплей стали звуки начинающейся пиянты.
- Ты, вот что, - торопливо обернувшись к Щассу, проговорил Сви. - Вернись-ка и запри дверь!
Глэгла фыркнул, но подчинился.
Сви с трудом дождался, когда ободранные уши слуги скроются за поворотом, и со всех ног припустил к забору, из-за которого доносились вожделенные звуки. Он припал к нему всем телом, как голодающий, которому не просто хочется поесть, а хочется впитать еду всеми доступными органами чувств.
Вслед за коротким музыкальным этюдом - скрипка, арфа, свирель - последовала пьеса. Бывший Великий Крэгра знал её наизусть, он шептал её вместе с актёрами. Сюжета он не помнил, да эти мелочи никогда и не отвлекали его от главного в представлении: пышности, претенциозности и, что греха таить, громкости.
"В последний раз", - вдруг отпечаталось в его голове. - "Этому больше не быть! Никогда!" Две эпохи, прожитые ради медленного, упорного карабканья на вершину безудержно катились вниз, в чёрную пропасть.
- Сви-би? - окликнули его.
Он от неожиданности подпрыгнул и криво напялил золотой шлем.
Глэгла с необъятным мешком за спиной, по имени Ла. Всегда услужливый, всегда почтительный. Но только не сейчас. Всем известно, что бродячие торговцы, штуклы, первыми узнают все новости.
- Почему ты здесь? Почему не на пиянте?
Глаза его смеялись, их просто разрывало от внутреннего хохота.
Сви буркнул в ответ что-то злобное и жалкое, и больше не желая терпеть издевательства, поплёлся вдоль стены, за которой актёр продолжал бубнить текст.
Щасс догнал его на самом выходе из города.
- Ну ты и деятель! - буркнул он. - Делать мне нечего, бегать за тобой по всему городу. Закрыл всё. Ключ тебе отдать?
Сви не ответил. Выглядел он так, словно нёс на плечах не полупустой мешок, а держал на плечах скорлупу мира.
- Ладно, давай топай за мной, - сказал Щасс. - И не отставай.
Но Сви не хотел не отставать. Чем ближе была стена, отделяющая столицу Пандерии от остального мира, тем неувереннее становились шаги бывшего Великого Крэгры. Тяжёл путь на собственные похороны. Он спотыкался, волочил ноги по земле, наыкался на прохожих. В воротах его пошатнуло, и он налетел на громадного воина в закрытом шлеме - блуждающего рыцаря Ордена Великого Гоготуна, впечатался лицом в его нагрудник. Громила придержал Сви за мешок, помог слабым ножкам не подкоситься, ещё и извинился, а Сви даже не заметил.
Нищий глэгла, которого стражники волокли подмышки, чтобы выдворить за ворота, захохотал и крикнул вслед уходящему рыцарю:
- Не обращайте внимания, Ваше Безобразие! Этот колченогий - бывший Великий Крэгра Сви-би-би-би! А теперь - бродяга, и гонят его взашей прямо как меня!
Сви даже зажмурился от дикого унижения. Если бы желания человека реализовывались от концентрации мыслей, то Сви должен был проснуться сейчас в своей постели, сказать: "Какой глупый сон!" и, не торопясь, пойти во дворец, расчищая улицы одним видом своего золотого шлема. Но ничего не случилось.
Перед тем, как сделать свой первый в жизни шаг за пределы города, он долго решался. Да, видно, и не решился бы, если б шедший сзади нищий горлопан не пнул его коленом под зад.
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 15.12.2017 в 23:39.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 04.12.2017, 11:29
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,482
Репутация: 1442 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Записываю тебя, как первый режим.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 05.12.2017, 12:16
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
День 2

Скрытый текст - 4_3040:
Храм изнутри, как и снаружи, был сплошь покрыт позолотой. Сияющая статуя Курочки в позе наседки высилась до самого закруглённого потолка, плавно переходящего в стены. Грозные Дед и Бабка, размером поменьше, Но сделанные так же искусно и богато, стояли по бокам. Не убранные после окончания службы дары занимали целиком длинный стол с толстыми резными ножками. В основном - альбумино и меланж, но среди них странным образом оказалась большущая картина, изображающая горделивого толстячка в золотом шлеме.
Кариан Эзингдейл, рыцарь Ордена Великого Гоготуна, взирал с высоты своего огромного роста на маленького чёрного человечка, который размахивал руками и кричал. Он мог бы и не кричать, а говорить спокойно, но такова уж была его роль. Великий Курорябит Гечу-шу-шу-шу, единственный в Пандерии, кто безбоязненно стучал, бил при каждом удобном случае в украшенный перьями барабан и никогда не понижал голос до шёпота - тем самым он неустанно демонстрировал презрение к Мышке и главным страхам пандерцев, доказывая окружающим силу адепта Курочки.
- Вам Магистр просто не понимает серьёзности ситуации! - говорил Гечу-шу-шу-шу. - Здесь вообще никто не понимает ничего? Что за народ? Пока хвост не стукнет, глэгла не зачешется!
Рыцаря нисколько не трогала яростная речь, да курорябит и сам понимал, что перед ним - просто посланник, и нет никакого резона изгаляться перед ним, тем не менее, остановиться не мог. Гневная его тирада, перемежаемая постукиванием по барабану и топотом специально громких подошв, затягивалась, и Кариан не выдержал:
- Будет какой-то ответ Магистру?
- Набить бы ему морду! - рявкнул Гечу-шу-шу-шу, - Да Курочка не позволяет! Вы совсем отупели от своего кодекса. Вам говорят: мир в опасности, а вы там сопли жуёте. Никакого толку от Магистра твоего нету, придётся опять всё самому...
- Так что насчёт ответа?
- Проваливай, тупоконечный! От тебя толку ещё меньше, чем от него.
Рыцарь с готовностью повернулся и вышел, гремя доспехами, под звук барабанящих пальцев курорябита. Задерживаться в Бластодиске он не собирался, тем более, что у него появилось срочное доброе дело. И максимума усилий потребовало от Кариана решение повременить с его выполнением ради завершения почтовой миссии - кодекс Ордена Велигого первым пунктом наставлял: "Отложи все дела, какими бы важными они не казались, и делай добро. Самое скромное доброе дело важнее, чем..." Кариан замешкался, пытаясь вспомнить, важнее чем что, но потом махнул рукой и поспешил дальше: ясно же, что важнее всего что есть на свете. И выбор между доставкой послания Великому Курорябиту Пандерии от Великого Магистра Ордена Великого Гоготуна - дело несомненно менее важное, нежели возвращение простому человеку утерянной вещи.
Кариан как раз проходил мимо того самого места на выходе из города, где он накануне столкнулся с путником. Из мешка незнакомца выпала вещица в замшевом чехле, на ощупь опредлённая рыцарем как зеркало с ручкой. Поскольку рыцарь винил в столкновении себя: слишком узкие прорези в забрале сильно затрудняли обзор, - он заставил себя сполна расплатиться за оплошность самонаказанием. Собравшись с силами, он стянул шлем и принялся осматривать дорогу, не потерял ли путник ещё что-то. Прохожие тайком пялились на него, обходили стороной, но Кариан стойко сносил неприятные минуты. Один глэгла, видимо никогда раньше не встречавший рыцарей Велигого, встал, как вкопанный и разинул от удивления рот. Кариан стиснул зубы, развернулся к зеваке в анфас, чобы тот смог насладиться отталкивающим зрелищем, и только тогда надел шлем. Нищий у ворот дотронулся до его доспеха - на счастье.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: Рыцарь Ордена Великого Гоготуна.jpg
Просмотров: 17
Размер:	45.4 Кб
ID:	15615  
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 15.12.2017 в 23:39.
Ответить с цитированием
  #11  
Старый 06.12.2017, 23:41
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
День 3

Скрытый текст - 3008:
У ворот Бластодиска толпился народ: глэглы несли в столицу провизию, ну а поскольку входить дозволялось только в особом порядке, ежедневно здесь возникали хаотические ярмарки. Торговцы-штуклы были тут как тут со своими безразмерными мешками. Кариан шёл, глядя прямо перед собой. Перед ним все почтительно расступались: рыцарей Ордена Великого Гоготуна по-настоящему уважали и побаивались. Уважали - потому что главными идеями, тянущимися красной линией через весь кодекс, были добро и справедливость. Боялись - потому что на деле добро и справедливость большинство простодушных жителей воспринимало по-своему, и нередко это воприятие шло вразрез с мнением рыцаря. Как известно, девиз Ордена Велигого звучал как: "Добро на лезвие топора". У каждого из рыцарей топоров этих было по две штуки, и лезвия их точились регулярно.
Сейчас, когда Кариан шёл, рассекая толпу, стремление к добру и справедливости прямо-таки отпечатывалось на лице каждого: воришки отдёргивали руки от чужих мешков, напёрсточники переставали прятать шарики в ладонях, хозяева переставали подгонять работников, а терпеливо ждали, когда же они сами решат поторопиться. Рыцарь проходил мимо всего этого действа и отлично понимал, что за его спиной мир станет прежним, впрочем его это нисколько не волновало. В умении находить оправдания рыцари Велигого также неплохо преуспели, как и в долгих беседах о вселенской несправедливости.
Несправедливость была началом всего. Когда микрос, которому предназначено было стать рыцарем Ордена, являлся в замок Велигого, он уже казался страшненьким. И, чем усерднее он изучал боевые искусства и кодекс служения добру, чем в большей степени он становился рыцарем, тем безобразнее становилось его лицо. Великие умы Ордена писали об этом кучу трактатов, в которых призывали относиться к уродству как к благодати, но и сами, всю жизнь, прятали лица за масками. Погоня за красотой, попытки хоть на немного побороть жестокую судьбу, заставляли некоторых малодушных рыцарей делать мерзкие недостойные вещи. Например, замазывать пудрой рябые серые лица, подтачивать клыки, брить торчащие клочками бороды, подкрашивать губы, подрисовывать брови. Конечно, это делали только блуждающие рыцари, вроде Кариана, которым не грозило попасться на глаза Великому Магистру. За подобное преступление наказанием было изгнание в Закраину, но даже такая суровая кара не могла заставить рыцарей принять своё уродство как данность.
- Ваше Безобразие! - окликнул Кариана низенький штукла.
Рыцарь медленно, с достоинством повернулся.
- Я слыхал, ты ищешь кое-кого.
Кариан не удивился. Всем известна способность бродячих торговцев узнавать то, что никто узнать не мог.
- Да, добрый человек, я ищу того, кто обронил эту вещь.
Он продемонстрировал штукле зеркало в чехле.
- Один добрый человек сказал, что тот, кого я ищу, был Великим Крэгрой.
- Всё верно, Ваше Безобразие. Сви, бывший Сви-би-би-би. Это его штуковина.
- Ты знаешь, где мне его найти?
- Конечно, знаю. Он шёл в Падающий город, вместе со своим слугой, вы вполне можете его нагнать.
- Благодарю тебя, добрый человек.
- Ла. Меня зовут Ла. Надеюсь, что я помог вам, и вот что ещё… - Штукла понизил голос до шёпота. - Я могу помочь вам ещё кое-в чём… Пудры, румяны, помады, тени, бритвы…
Кариан покраснел и, против воли, воровато оглянулся. Он наскоро, почти не глядя запихал в мешок всё, что предлагал штукла, сунул ему несколько монет и чуть не бегом убежал от торговца, сгорая от стыда, презирая себя за слабость и попутно кляня несправедливость мирового устройства самыми чёрными словами.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: Штукла.jpg
Просмотров: 18
Размер:	74.8 Кб
ID:	15616  
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 15.12.2017 в 23:40.
Ответить с цитированием
  #12  
Старый 07.12.2017, 18:29
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
День 4

Скрытый текст - 3047:
Нырнув в первые возникшие на обочине высокие меланжевые кусты, упал на землю, мигом развязав мешок. Баночки, тюбики и коробочки притягивали и отталкивали одновременно.
Чем больше рыцарь смотрел на них, тем сильнее понимал, как будет ненавидеть себя вскорости, но руки не слушались его. Он сбросил шлем и ухватил пудру, и тут на глаза ему попалось зеркало, оброненное бывшим Великим Крэгрой. Кариан вытащил его из чехла и взглянул на своё отражение. Сморщился, отвернулся, тяжело вздохнул и снова посмотрел. К этому нельзя было привыкнуть. Он был безобразен, как намерения Мышки. Кожа - серая, корявая пыльная тропа. Длинные острые клыки уродливыми ростками торчат из нижней челюсти. Бурые волосы, редкие и толстые, на подбородке и щеках...
Он впился взглядом в собственные глаза: бешеные, с красными белками и огненными зрачками. От долгого пристального взгляда картинка затуманилась. Кариан принялся усиленно моргать, потом вытер выступившие на глазах слёзы рукавом камзола. Проклятый жестокий мир. Вопиющая, беспредельная несправедливость во всём. Незнакомая злоба окатила его, как ушат помоев. Выронив пудру, он сжал рукоять топора, чувствуя, как гулко стучит сердце, как просыпаются желания, всю жизнь прячущиеся за моралью и кодексом. Мельком, перед тем как убрать в чехол, он взглянул в зеркало. Румянец и ровная чёрная бородка, голубые глаза лучатся здоровьем, а зубы - все до единого ровные и белоснежные.
Кариан встал, сгрёб в мешок косметику и швырнул туда же зеркало. Вспомнив о деле, он призадумался, вспомнил величественный золотой шлем на голове изгнанного из города человечишки. Разве справедливо, что этим шлемом обладает такое ничтожное существо? Рыцарь усмехнулся и быстро зашагал по дороге в Падающий город, в надежде побыстрее догнать бывшего Великого Крэгру.
Бластодиск располагался в самом центре Пандерии, на вершине мира. Страны, прижавшиеся к Пандерии с четырёх сторон света занимали Пологие Земли, и жители их ненавидели пандерцев, некоторые - скрыто, другие - явно, но одинаково сильно. В Виталлине и Латебре пандерцев недолюбливали тайком, поскольку обе страны входили в Троицу - союз дружественных государств. По сочинённому королём-левой Людей договору, каждая из трёх стран считалась равной другим, но равность пологян всегда оказывалась чуть поскромнее. И пиянта у них была потише, и Крэгра был не Великим, а просто Первым. Туда же, на Пологие Земли были вытеснены с Вершины все доставляющие беспокойство и раздражающие своей суматохой жителей столицы организации, общества и альянсы, вроде монастырей Паньгу и Хираньягарбха или рыцарей Велигого.
Кариан порадовался, что путь его лежит вдали от резиденции Великого Магистра - меньше всего на свете он хотел бы сейчас встретиться со своими собратьями. При одной мысли о них, о кодексе, о лживой тяге к добру и справедливости, ему хотелось убивать. Неосознанно он всё ускорял шаг, пока, наконец, не побежал со всех ног, гремя доспехами. Он не думал красться и следить издалека, хотелось только одного: выплеснуть ярость хоть на ком-нибудь. И пухлый пандерец с золотым шлемом был как раз тем, кем надо. Далеко уйти он точно не мог: слишком рыхлое тело и слишком слабые ножки, и Кариан, уже не желая сдерживаться, достал оба топора из-за пояса и бежал, размахивая ими, как сумасшедшая мельница.
Он бы пробежал мимо жертвы, если бы этот олух сам не выскочил из кустов и не крикнул вдогонку несущемуся рыцарю:
- Ваше Безобразие! Нам нужна помощь!
Кариан остановился, вдохнул несколько раз пыль, поднятую им самим, и, не спеша, пошёл назад.
- Ваше Бе… - толстяк разглядел лицо рыцаря и застыл с разинутым ртом.

__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 15.12.2017 в 23:40.
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 08.12.2017, 07:02
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 2,846
Репутация: 1006 [+/-]
Ура! Картинки!
Как раз хотела спросить, как представлять всех героев. В понятие "люди" они не укладываются, из существующих классических, разве только хоббиты, гремлины и ещё некоторая нечисть как-то проецируются в них. Ну всё, больше вариантов не было.
Это картинки из какой-то игры?
__________________
Никто не может переглядеть ведьму, кроме коз, разумеется. (c)
@->--
Ведьмой нельзя быть немного, как нельзя быть слегка беременной. (c)
Ответить с цитированием
  #14  
Старый 08.12.2017, 09:22
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
KrasavA, картинки из моей коллекции артов, а первоисточник затерялся в анналах истории.
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя
Ответить с цитированием
  #15  
Старый 08.12.2017, 09:35
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 2,846
Репутация: 1006 [+/-]
Ты ещё и коллекционер, оказывается)
Пока читаю про рыцарей и жду приглянувшегося героя.

Вообще, наличие здорового сарказма и юмора говорит о качественном произведении.

P.S. Прошу не путать с второсортными перепевками юморных детективов и юморных фэнтези.
__________________
Никто не может переглядеть ведьму, кроме коз, разумеется. (c)
@->--
Ведьмой нельзя быть немного, как нельзя быть слегка беременной. (c)
Ответить с цитированием
  #16  
Старый 08.12.2017, 10:17
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
Цитата:
Сообщение от KrasavA Посмотреть сообщение
Вообще, наличие здорового сарказма и юмора говорит о качественном произведении.
Спорные критерии. Сарказм - это вообще вещь сама по себе спорная. Как я прочитал где-то, саркастический человек - как собака, которая кусается, но еще и научилась улыбаться при этом.
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя
Ответить с цитированием
  #17  
Старый 08.12.2017, 10:58
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 2,846
Репутация: 1006 [+/-]
Цитата:
Винкельрид, саркастический человек - как собака, которая кусается, но еще и научилась улыбаться при этом.
Всё думала, что же в этом предложении не так.
Вроде да, плохо, что собака кусает.

И поняла. Это точка зрения обычного человека, а не собаки.

А точка зрения собаки в этом случае - Не надо меня дразнить)
А если будете дразнить - укушу. Но я не злая. Могу улыбнуться при этом.
__________________
Никто не может переглядеть ведьму, кроме коз, разумеется. (c)
@->--
Ведьмой нельзя быть немного, как нельзя быть слегка беременной. (c)
Ответить с цитированием
  #18  
Старый 08.12.2017, 14:02
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
KrasavA, ты понимаешь как-то по-своему, точка зрения собаки тут совсем ни при чём. Сарказм - это желание человека пошутить, но ещё и задеть кого-то при этом, указать на какой-нибудь недостаток, к примеру (обычно когда его об этом не спросят). Сам я в общении с другими людьми стараюсь с этим бороться, но пока не очень получается. Мне кажется, что сарказм - это маска, за которой прячутся собственные комплексы, в какой-то степени - низкая самооценка и желание самоутвердиться за счёт кого-то/чего-то. Вообще ничего хорошего в сарказме, при ближайшем рассмотрении, не вижу.
И хотелось бы понять, где ты видишь сарказм в моем тексте. Так, на заметку.
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя
Ответить с цитированием
  #19  
Старый 08.12.2017, 16:53
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 2,846
Репутация: 1006 [+/-]
Цитата:
Винкельрид, Сам я в общении с другими людьми стараюсь с этим бороться, но пока не очень получается.
Не вздумай избавляться от такого замечательного качества!
Это всё равно что сказать, мне не нравятся мои знания и умения, станука я тупишкой, как та серая масса, что на меня обижается.

Смотри. С моей точки зрения.
Подчёркиваю, с моей, кою никому не навязываю.

Юмор - это умение видеть второй слой в ситуации. Смешной, иногда неожиданный. Скажем так - это пряник для мозга. Можно просто пошутить над неряхой и он поймёт, что это нелепо и исправит ситуацию. Грубый пример, конечно, но что первое в голову пришло.

Сарказм - это умение не только видеть второй слой, а ещё и менять такой шуткой ситуацию быстрее.
Это не только пряник, но и кнут.
В этом случае неряха не только исправит ситуацию, а сделает это бегом.
Умение управляться двумя предметами одновременно - высший пилотаж.

А ты хочешь от этого умения отказаться.

И к чему придёшь?
К возможности сказать человеку, что это плохо и он поступает неправильно. Да чихать он, как правило хотел, на такое мнение.

Надо поискать информацию, но вроде умение высмеивать недостатки людей/общества, часто делало книги бессмертными. Зачем упускать такой шанс, особенно, если он получается "как бы сам" и абсолютно естественно.

Цитата:
И хотелось бы понять, где ты видишь сарказм в моем тексте.
Я пока не буду перечитывать твои тексты, но когда увижу строчки соответствующие этому описанию, укажу.

Цитата:
Мне кажется, что сарказм - это маска, за которой прячутся собственные комплексы, в какой-то степени - низкая самооценка и желание самоутвердиться за счёт кого-то/чего-то.
Ах ты, зайка)
Не буду спорить. Возможно, некоторые люди так и делают.
Сарказм - это инструмент. А кто и как им пользуется его личное дело.
Хорошо, конечно, если на пользу. Бывает, конечно и наоборот.
Но, вот знаешь то, что я выделила курсивом к тебе не относится.

А если когда-то и относилось, считай - это период взросления, некий эмоциональный подростковый максимализм. Его проходят все, кто хоть как-то учится думать своим мозгом, а не навязанными шаблонами мышления. Некоторые правда на этом уровне и остаются, а некоторые понимают, что где-то может быть перебор и ослабляют напор.

И если понял, что умеешь это делать, можно не только "на кошках" тренироваться, а без лишнего самокопания использовать себе и другим на пользу.

Относиться к себе с сарказмом, для меня уже норма. Не для выделывания. А чтоб понимать где ошибка и как быстрее её исправить.
__________________
Никто не может переглядеть ведьму, кроме коз, разумеется. (c)
@->--
Ведьмой нельзя быть немного, как нельзя быть слегка беременной. (c)

Последний раз редактировалось KrasavA; 08.12.2017 в 16:58.
Ответить с цитированием
  #20  
Старый 08.12.2017, 23:33
Аватар для Винкельрид
Герой Швейцарии
 
Регистрация: 30.05.2006
Сообщений: 2,720
Репутация: 1114 [+/-]
День 5

Скрытый текст - 2965:
- Как же это?
- В чём дело, толстяк? Обознался?
Сви опустил взгляд с лица рыцаря на топоры в его руках и сделал маленький шажок назад, к кустам.
- Так что ты хотел, тебе нужна какая-то помощь? - вкрадчиво спросил Кариан, напирая на толстяка.
- Помощь, да... - пролепетал Сви еле ворочающимся языком. - Я хотел... Впрочем...
Он развернулся и бросился бежать, но рыцарь в два прыжка догнал его и саданул обухом топора по спине. Сви не удержался на ногах, покатился кубарем в кусты.
- Ваше Безо... Что вы де... - прохрипел он, когда окованный стальными пластинами сапог надавил ему на позвоночник.
- Мешок твой где?
Барахтаясь, как жук, бывший Великий Крэгра обеими руками указал на кусты, и Кариан оставил его в покое, напоследок пнув носком сапога под рёбра. Из толстяка со свистом вышел воздух, он закряхтел и заскулил, пытаясь отползти и спрятаться, ошалевший, потерявший рассудок от ужаса и непонимания.
Рыцарь вломился в кусты и споткнулся о полупустой мешок. Бутылки с альбимоном жалобно звякнули, а золотой шлем упал и покатился к дороге. Кариан остановил его ногой.
- А ну не трожь, разбойник! - раздался грозный голос, и Кариан мгновенно развернулся и присел, вскинув топоры в защитную позицию.
Напротив него, сжимая в руках короткую сухую палку, стоял доходяга, одетый в тряпьё.
- Ого, вояка-палочник! - сказал рыцарь, выпрямляясь и опуская топоры.
- Отойди от шлема или хуже будет!
- Как скажешь! - Кариан пожал плечами и сделал вид, что уходит, но тут же бросил тело вперёд, в один миг оказавшись рядом с палочником, не ожидавшим такой прыти от громадного рыцаря.
Древко топора врезало несчастного прямо в лоб, от чего он пошатнулся и хлопнулся на землю. Рыцарь улыбнулся, показав великолепные зубы, подцепил за ремешок шлем и не спеша вышел на дорогу.
Сви никак не мог оправиться от потрясения. Он сидел, глотая пыльный воздух и ощупывая рёбра обеими руками. При виде золотого шлема в руках Кариана он взвизгнул, пронзительно и жалко:
- Нет! Ты не смеешь его забирать! Я не позволю!
- Не позволишь? - переспросил Кариан. - Посмотри на себя, пухлое ничтожество! Твоё былое величие лопнуло как пузырь, стоило тебе лишиться высокой должности. И, когда оно лопнуло, оказалось, что, кроме него у тебя ничего не было. Ты превратился в самого себя: в убогое, ни на что не способное существо. Тебя просто нет. И шлем тебе ни к чему. Учись жить, как пыль, которой ты сейчас равен.
Увидев, как рыцарь, развязав свой мешок, наклонился, Сви завопил нечленораздельно и подскочил с земли. Прыгнул вперёд отчаянно, как загнанная в угол крыса, и вцепился в шлем. Не глядя, и даже не поднимая головы, Кариан отмахнулся от него, несильно попав лезвием топора по лицу. Брызнула кровь, а Сви моментально сдулся, как проколотый мяч, и стёк на дорогу без звука.
Завязав мешок, рыцарь посмотрел на него, окровавленного, серо-белого от пыли.
- Ты не уйдёшь далеко, предатель, - прошептал обескровленными губами толстяк. - Тебя погубит этот шлем... Не тебе его носить!
- Для начала он погубит тебя! - сказал Кариан и замахнулся.
Сви зажмурился. В голове его пронеслось воззвание к Мышке. Почему, в минуту смертельной опасности, он молился ей, а не благой Курочке, бывший Великий Крэгра вряд ли смог бы ответить.
Удара не было. Сви открыл глаза и увидел спину убегающего разбойника, и только потом, за спиной услышал шаги. Повернувшись, он разглядел силуэты спешащих к нему фигур. Сви хотел было произнести слова благорности неожиданным спасителям, спугнувшим рыцаря-отступника, но сумел только раскрыть рот и упасть на землю, по пути теряя сознание.


Скрытый текст - и еще 36:
Казалось, будто внутри него пусто и темно.

KrasavA, твоя ошибка, основная, из-за которой все остальные рассуждения уже не имеют никакого значения, в том, что ты определяешь юмор и сарказм как инструменты воздействия на людей, а высмеивание почему-то считаешь чем-то, способным сделать произведение бессмертным. То есть ты считаешь, что человеку с нормальной самооценкой действительно хочется всех высмеивать, учить и направлять? Нет, это - вечная забота нереализовавшихся зануд и злобных умников. Человеку с нормальной самооценкой всё это не требуется. И я рад, что постепенно избавляюсь от незрелых эмоций и поступков, меня уже не тянет, как раньше, упражняться в остроумии, издеваясь над текстами МТА или спорить с пеной у рта с кем-то, доказывая свою правоту. Если человек стремится (через сарказм, споры и унижение других) любой ценой добиться признания своей правоты, он не самодостаточен. Самодостаточен - когда объясняет, если к нему обращаются за советом, но не навязывается и не лезет исправлять чужие ошибки, если его это делать не просят.
Скрытый текст - Вся 4 сцена:
Храм изнутри, как и снаружи, был сплошь покрыт позолотой. Сияющая статуя Курочки в позе наседки высилась до самого закруглённого потолка, плавно переходящего в стены. Грозные Дед и Бабка, размером поменьше, Но сделанные так же искусно и богато, стояли по бокам. Не убранные после окончания службы дары занимали целиком длинный стол с толстыми резными ножками. В основном - альбумино и меланж, но среди них странным образом оказалась большущая картина, изображающая горделивого толстячка в золотом шлеме.
Кариан Эзингдейл, рыцарь Ордена Великого Гоготуна, взирал с высоты своего огромного роста на маленького чёрного человечка, который размахивал руками и кричал. Он мог бы и не кричать, а говорить спокойно, но такова уж была его роль. Великий Курорябит Гечу-шу-шу-шу, единственный в Пандерии, кто безбоязненно стучал, бил при каждом удобном случае в украшенный перьями барабан и никогда не понижал голос до шёпота - тем самым он неустанно демонстрировал презрение к Мышке и главным страхам пандерцев, доказывая окружающим силу адепта Курочки.
- Вам Магистр просто не понимает серьёзности ситуации! - говорил Гечу-шу-шу-шу. - Здесь вообще никто не понимает ничего? Что за народ? Пока хвост не стукнет, глэгла не зачешется!
Рыцаря нисколько не трогала яростная речь, да курорябит и сам понимал, что перед ним - просто посланник, и нет никакого резона изгаляться перед ним, тем не менее, остановиться не мог. Гневная его тирада, перемежаемая постукиванием по барабану и топотом специально громких подошв, затягивалась, и Кариан не выдержал:
- Будет какой-то ответ Магистру?
- Набить бы ему морду! - рявкнул Гечу-шу-шу-шу, - Да Курочка не позволяет! Вы совсем отупели от своего кодекса. Вам говорят: мир в опасности, а вы там сопли жуёте. Никакого толку от Магистра твоего нету, придётся опять всё самому...
- Так что насчёт ответа?
- Проваливай, тупоконечный! От тебя толку ещё меньше, чем от него.
Рыцарь с готовностью повернулся и вышел, гремя доспехами, под звук барабанящих пальцев курорябита. Задерживаться в Бластодиске он не собирался, тем более, что у него появилось срочное доброе дело. И максимума усилий потребовало от Кариана решение повременить с его выполнением ради завершения почтовой миссии - кодекс Ордена Велигого первым пунктом наставлял: "Отложи все дела, какими бы важными они не казались, и делай добро. Самое скромное доброе дело важнее, чем..." Кариан замешкался, пытаясь вспомнить, важнее чем что, но потом махнул рукой и поспешил дальше: ясно же, что важнее всего что есть на свете. И выбор между доставкой послания Великому Курорябиту Пандерии от Великого Магистра Ордена Великого Гоготуна - дело несомненно менее важное, нежели возвращение простому человеку утерянной вещи.
Кариан как раз проходил мимо того самого места на выходе из города, где он накануне столкнулся с путником. Из мешка незнакомца выпала вещица в замшевом чехле, на ощупь опредлённая рыцарем как зеркало с ручкой. Поскольку рыцарь винил в столкновении себя: слишком узкие прорези в забрале сильно затрудняли обзор, - он заставил себя сполна расплатиться за оплошность самонаказанием. Собравшись с силами, он стянул шлем и принялся осматривать дорогу, не потерял ли путник ещё что-то. Прохожие тайком пялились на него, обходили стороной, но Кариан стойко сносил неприятные минуты. Один глэгла, видимо никогда раньше не встречавший рыцарей Велигого, встал, как вкопанный и разинул от удивления рот. Кариан стиснул зубы, развернулся к зеваке в анфас, чобы тот смог насладиться отталкивающим зрелищем, и только тогда надел шлем. Нищий у ворот дотронулся до его доспеха - на счастье.
У ворот Бластодиска толпился народ: глэглы несли в столицу провизию, ну а поскольку входить дозволялось только в особом порядке, ежедневно здесь возникали хаотические ярмарки. Торговцы-штуклы были тут как тут со своими безразмерными мешками. Кариан шёл, глядя прямо перед собой. Перед ним все почтительно расступались: рыцарей Ордена Великого Гоготуна по-настоящему уважали и побаивались. Уважали - потому что главными идеями, тянущимися красной линией через весь кодекс, были добро и справедливость. Боялись - потому что на деле добро и справедливость большинство простодушных жителей воспринимало по-своему, и нередко это воприятие шло вразрез с мнением рыцаря. Как известно, девиз Ордена Велигого звучал как: "Добро на лезвие топора". У каждого из рыцарей топоров этих было по две штуки, и лезвия их точились регулярно.
Сейчас, когда Кариан шёл, рассекая толпу, стремление к добру и справедливости прямо-таки отпечатывалось на лице каждого: воришки отдёргивали руки от чужих мешков, напёрсточники переставали прятать шарики в ладонях, хозяева переставали подгонять работников, а терпеливо ждали, когда же они сами решат поторопиться. Рыцарь проходил мимо всего этого действа и отлично понимал, что за его спиной мир станет прежним, впрочем его это нисколько не волновало. В умении находить оправдания рыцари Велигого также неплохо преуспели, как и в долгих беседах о вселенской несправедливости.
Несправедливость была началом всего. Когда микрос, которому предназначено было стать рыцарем Ордена, являлся в замок Велигого, он уже казался страшненьким. И, чем усерднее он изучал боевые искусства и кодекс служения добру, чем в большей степени он становился рыцарем, тем безобразнее становилось его лицо. Великие умы Ордена писали об этом кучу трактатов, в которых призывали относиться к уродству как к благодати, но и сами, всю жизнь, прятали лица за масками. Погоня за красотой, попытки хоть на немного побороть жестокую судьбу, заставляли некоторых малодушных рыцарей делать мерзкие недостойные вещи. Например, замазывать пудрой рябые серые лица, подтачивать клыки, брить торчащие клочками бороды, подкрашивать губы, подрисовывать брови. Конечно, это делали только блуждающие рыцари, вроде Кариана, которым не грозило попасться на глаза Великому Магистру. За подобное преступление наказанием было изгнание в Закраину, но даже такая суровая кара не могла заставить рыцарей принять своё уродство как данность.
- Ваше Безобразие! - окликнул Кариана низенький штукла.
Рыцарь медленно, с достоинством повернулся.
- Я слыхал, ты ищешь кое-кого.
Кариан не удивился. Всем известна способность бродячих торговцев узнавать то, что никто узнать не мог.
- Да, добрый человек, я ищу того, кто обронил эту вещь.
Он продемонстрировал штукле зеркало в чехле.
- Один добрый человек сказал, что тот, кого я ищу, был Великим Крэгрой.
- Всё верно, Ваше Безобразие. Сви, бывший Сви-би-би-би. Это его штуковина.
- Ты знаешь, где мне его найти?
- Конечно, знаю. Он шёл в Падающий город, вместе со своим слугой, вы вполне можете его нагнать.
- Благодарю тебя, добрый человек.
- Ла. Меня зовут Ла. Надеюсь, что я помог вам, и вот что ещё… - Штукла понизил голос до шёпота. - Я могу помочь вам ещё кое-в чём… Пудры, румяны, помады, тени, бритвы…
Кариан покраснел и, против воли, воровато оглянулся. Он наскоро, почти не глядя запихал в мешок всё, что предлагал штукла, сунул ему несколько монет и чуть не бегом убежал от торговца, сгорая от стыда, презирая себя за слабость и попутно кляня несправедливость мирового устройства самыми чёрными словами. Нырнув в первые возникшие на обочине высокие меланжевые кусты, упал на землю, мигом развязав мешок. Баночки, тюбики и коробочки притягивали и отталкивали одновременно.
Чем больше рыцарь смотрел на них, тем сильнее понимал, как будет ненавидеть себя вскорости, но руки не слушались его. Он сбросил шлем и ухватил пудру, и тут на глаза ему попалось зеркало, оброненное бывшим Великим Крэгрой. Кариан вытащил его из чехла и взглянул на своё отражение. Сморщился, отвернулся, тяжело вздохнул и снова посмотрел. К этому нельзя было привыкнуть. Он был безобразен, как намерения Мышки. Кожа - серая, корявая пыльная тропа. Длинные острые клыки уродливыми ростками торчат из нижней челюсти. Бурые волосы, редкие и толстые, на подбородке и щеках...
Он впился взглядом в собственные глаза: бешеные, с красными белками и огненными зрачками. От долгого пристального взгляда картинка затуманилась. Кариан принялся усиленно моргать, потом вытер выступившие на глазах слёзы рукавом камзола. Проклятый жестокий мир. Вопиющая, беспредельная несправедливость во всём. Незнакомая злоба окатила его, как ушат помоев. Выронив пудру, он сжал рукоять топора, чувствуя, как гулко стучит сердце, как просыпаются желания, всю жизнь прячущиеся за моралью и кодексом. Мельком, перед тем как убрать в чехол, он взглянул в зеркало. Румянец и ровная чёрная бородка, голубые глаза лучатся здоровьем, а зубы - все до единого ровные и белоснежные.
Кариан встал, сгрёб в мешок косметику и швырнул туда же зеркало. Вспомнив о деле, он призадумался, вспомнил величественный золотой шлем на голове изгнанного из города человечишки. Разве справедливо, что этим шлемом обладает такое ничтожное существо? Рыцарь усмехнулся и быстро зашагал по дороге в Падающий город, в надежде побыстрее догнать бывшего Великого Крэгру.
Бластодиск располагался в самом центре Пандерии, на вершине мира. Страны, прижавшиеся к Пандерии с четырёх сторон света занимали Пологие Земли, и жители их ненавидели пандерцев, некоторые - скрыто, другие - явно, но одинаково сильно. В Виталлине и Латебре пандерцев недолюбливали тайком, поскольку обе страны входили в Троицу - союз дружественных государств. По сочинённому королём-левой Людей договору, каждая из трёх стран считалась равной другим, но равность пологян всегда оказывалась чуть поскромнее. И пиянта у них была потише, и Крэгра был не Великим, а просто Первым. Туда же, на Пологие Земли были вытеснены с Вершины все доставляющие беспокойство и раздражающие своей суматохой жителей столицы организации, общества и альянсы, вроде монастырей Паньгу и Хираньягарбха или рыцарей Велигого.
Кариан порадовался, что путь его лежит вдали от резиденции Великого Магистра - меньше всего на свете он хотел бы сейчас встретиться со своими собратьями. При одной мысли о них, о кодексе, о лживой тяге к добру и справедливости, ему хотелось убивать. Неосознанно он всё ускорял шаг, пока, наконец, не побежал со всех ног, гремя доспехами. Он не думал красться и следить издалека, хотелось только одного: выплеснуть ярость хоть на ком-нибудь. И пухлый пандерец с золотым шлемом был как раз тем, кем надо. Далеко уйти он точно не мог: слишком рыхлое тело и слишком слабые ножки, и Кариан, уже не желая сдерживаться, достал оба топора из-за пояса и бежал, размахивая ими, как сумасшедшая мельница.
Он бы пробежал мимо жертвы, если бы этот олух сам не выскочил из кустов и не крикнул вдогонку несущемуся рыцарю:
- Ваше Безобразие! Нам нужна помощь!
Кариан остановился, вдохнул несколько раз пыль, поднятую им самим, и, не спеша, пошёл назад.
- Ваше Бе… - толстяк разглядел лицо рыцаря и застыл с разинутым ртом. - Как же это?
- В чём дело, толстяк? Обознался?
Сви опустил взгляд с лица рыцаря на топоры в его руках и сделал маленький шажок назад, к кустам.
- Так что ты хотел, тебе нужна какая-то помощь? - вкрадчиво спросил Кариан, напирая на толстяка.
- Помощь, да... - пролепетал Сви еле ворочающимся языком. - Я хотел... Впрочем...
Он развернулся и бросился бежать, но рыцарь в два прыжка догнал его и саданул обухом топора по спине. Сви не удержался на ногах, покатился кубарем в кусты.
- Ваше Безо... Что вы де... - прохрипел он, когда окованный стальными пластинами сапог надавил ему на позвоночник.
- Мешок твой где?
Барахтаясь, как жук, бывший Великий Крэгра обеими руками указал на кусты, и Кариан оставил его в покое, напоследок пнув носком сапога под рёбра. Из толстяка со свистом вышел воздух, он закряхтел и заскулил, пытаясь отползти и спрятаться, ошалевший, потерявший рассудок от ужаса и непонимания.
Рыцарь вломился в кусты и споткнулся о полупустой мешок. Бутылки с альбимоном жалобно звякнули, а золотой шлем упал и покатился к дороге. Кариан остановил его ногой.
- А ну не трожь, разбойник! - раздался грозный голос, и Кариан мгновенно развернулся и присел, вскинув топоры в защитную позицию.
Напротив него, сжимая в руках короткую сухую палку, стоял доходяга, одетый в тряпьё.
- Ого, вояка-палочник! - сказал рыцарь, выпрямляясь и опуская топоры.
- Отойди от шлема или хуже будет!
- Как скажешь! - Кариан пожал плечами и сделал вид, что уходит, но тут же бросил тело вперёд, в один миг оказавшись рядом с палочником, не ожидавшим такой прыти от громадного рыцаря.
Древко топора врезало несчастного прямо в лоб, от чего он пошатнулся и хлопнулся на землю. Рыцарь улыбнулся, показав великолепные зубы, подцепил за ремешок шлем и не спеша вышел на дорогу.
Сви никак не мог оправиться от потрясения. Он сидел, глотая пыльный воздух и ощупывая рёбра обеими руками. При виде золотого шлема в руках Кариана он взвизгнул, пронзительно и жалко:
- Нет! Ты не смеешь его забирать! Я не позволю!
- Не позволишь? - переспросил Кариан. - Посмотри на себя, пухлое ничтожество! Твоё былое величие лопнуло как пузырь, стоило тебе лишиться высокой должности. И, когда оно лопнуло, оказалось, что, кроме него у тебя ничего не было. Ты превратился в самого себя: в убогое, ни на что не способное существо. Тебя просто нет. И шлем тебе ни к чему. Учись жить, как пыль, которой ты сейчас равен.
Увидев, как рыцарь, развязав свой мешок, наклонился, Сви завопил нечленораздельно и подскочил с земли. Прыгнул вперёд отчаянно, как загнанная в угол крыса, и вцепился в шлем. Не глядя, и даже не поднимая головы, Кариан отмахнулся от него, несильно попав лезвием топора по лицу. Брызнула кровь, а Сви моментально сдулся, как проколотый мяч, и стёк на дорогу без звука.
Завязав мешок, рыцарь посмотрел на него, окровавленного, серо-белого от пыли.
- Ты не уйдёшь далеко, предатель, - прошептал обескровленными губами толстяк. - Тебя погубит этот шлем... Не тебе его носить!
- Для начала он погубит тебя! - сказал Кариан и замахнулся.
Сви зажмурился. В голове его пронеслось воззвание к Мышке. Почему, в минуту смертельной опасности, он молился ей, а не благой Курочке, бывший Великий Крэгра вряд ли смог бы ответить.
Удара не было. Сви открыл глаза и увидел спину убегающего разбойника, и только потом, за спиной услышал шаги. Повернувшись, он разглядел силуэты спешащих к нему фигур. Сви хотел было произнести слова благорности неожиданным спасителям, спугнувшим рыцаря-отступника, но сумел только раскрыть рот и упасть на землю, по пути теряя сознание.
__________________
— А ты ниче.
— Я качаюсь.
— Как думаешь, для чего мы в этом мире?
— Я качаюсь.


Не будите спящего героя

Последний раз редактировалось Винкельрид; 15.12.2017 в 23:41.
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
не будите спящего героя, неверный свет, хвостиком махнула

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Марафон. Глаз дракона Klara_Hummel Творчество 129 18.02.2018 21:50
Марафон. Судьбы нет Денис Мартыновский Творчество 131 11.12.2017 00:31
Марафон. Первый Ранго Творчество 91 16.05.2017 00:31


Текущее время: 07:28. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.