Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 25.05.2017, 21:33
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Марафон. Глаз дракона

Глаз Дракона - моя головная боль со времен школы.
Воодушевленная Зеной и еще некоторыми киношными персонажами, придумала в то время кровожадную сказку про любовь без особого смысла.
И оттого, заслуженно убранная в дальний ящик с глаз долой, эта история забылась.
5 лет назад случайно наткнулась на тетради с записями и ради смеха почитала (на сколько хватило смелости), задумалась. Решила освежить мысли, наполнить смыслом события. И таким образом, за 5 лет я написала 6 глав, скорость моего написания оставляла желать лучшего, главы получались совершенно разными, и в каждой из них было четко видно лишь одно: то, что оказывало на меня влияние в тот или иной период времени - книги, игры, люди...
... пока однажды я не придумала основу.
И теперь пытаюсь криво-косо вплести былую линию, разбавив ее побочными сюжетами, в новоиспеченный мир.

Ссылки на главы:
1 глава: Все вариации
2 глава: Последний вариант
3 глава: 1
4 глава: 1
5 глава:
6 глава:
7 глава: 1 ; 2; 3; 4; 5; 6; 7
8 глава: 1 ;2 ; 3 ; 4 ; 5
9 глава: 1; 2; 3 ;4
10 глава: 1 ; 2 ; 3 ;4 ; 5
11 глава: 1 ; 2 ; 3 ; 4; 4; 5; 6; 7
12 глава: 1; 2; 3; 4; 5; 6

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 11.02.2018 в 16:40.
Ответить с цитированием
  #81  
Старый 22.08.2017, 21:35
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Решение:
Девушка вскинула голову, раздался хлопок. Невидимые камни, словно отлетели назад или вовсе растворились в воздухе. Принцесса глубоко вздохнула. Ее внешний вид казался слегка потрепанным из-за налетевшей пыли, но Софья держалась весьма уверенно. Заметив Ларса, она повернулась в его сторону, вытянула руку вперед и прокричала:
— Стой! Не подходи ближе, — мужчина опешил, но остановился. Та продолжила. — Где Мария?
— Она здесь, никого не задело, все обошлось, — Ларс говорил как можно мягче, но принцесса требовала:
— Я должна видеть ее!
— Софья, чего раскричалась? — та ворчала в своей привычной манере, но голову из-за выступа показала.
— Не выходи! — София указала на укрытие. — Ларс, присмотри за ней! — не двигаясь с линии обороны, София раздавала указания.
Мужчина махнул Марии оставаться на месте, сам сделал шаг к принцессе и спросил:
— Что происходит?
— Это еще не конец, — девушка сменила направление руки. — Анна, стой!
Воительница показалась сквозь туман. По обе стороны от нее таинственным мерцанием рассыпалась защитная грань, и девушка решительным шагом направлялась к принцессе. В ее голосе играли нотки злости:
— Мы должны идти, София. Что ты задумала?
— Да поймите же вы, что мы не сдвинемся с места, пока не разрушим эти чары! Я одна из всех вас могу противостоять вражеской магии, поэтому... пожалуйста, дайте мне время.
Ларс нахмурился, но, помедлив, кротко кивнул и отошел к выступу, перевел взгляд с Софии на Анну. Они же смотрели друг на друга, и только им двоим было известно, о чем говорят их взгляды.
— София, не глупи, — Анна шагнула ей навстречу. — Что бы это ни было, тебе одной не одолеть врага. Давай поищем другой путь.
— Нет! Анна, я знаю, что могу! Такого прилива сил, как здесь, я не испытывала никогда в жизни. И если это мой шанс вырасти, то я использую его.
— Это безумие! Мы не знаем, с чем имеем дело...
— Я многому научилась у тебя, Анна, — София улыбнулась. В ее глазах побежали огоньки. — Я рада, что познакомилась с тобой, и что именно ты нас ведешь, — она опустила руки, перевела взгляд на Ларса. Рядом с ним издавала теплый небесный свет верхняя грань выступа, из-за которой украдкой выглядывала ее сестра.
Легкое покалывание охватило ладони принцессы, она закрыла глаза. На миг она представила, как ее лица касаются первые, еще неокрепшие, но уже теплые лучи солнца; как она, замерев с книгой возле камина, растворяется в уюте своего замка; как тревожное пламя свечей манит ее взор в глухой ночи...
Девушка еще раз огляделась вокруг себя и уже совершенно спокойно сказала:
— Подойди к Ларсу, — все та же улыбка озаряла ее лицо. — Прямо сейчас, слышишь, Анна? Подойди... Рядом с ним ты будешь в большей безопасности, чем где-либо...
— Только после тебя! — Анна бесшумно возникла совсем рядом с девушкой, но та была готова. По щелчку ее пальцев ветер, затаившийся среди гор, вдруг возник между ними и сильным порывом понес воительницу к укрытию. Сколько бы она не сопротивлялась, не вставала устойчивей на землю, ветер переборол ее и по указу своей создательницы оставил девушку возле выступа. Ларс подал ей руку, но та не приняла помощь, вскочила на ноги и вновь уставилась на принцессу.
София теперь полностью повернулась к спутникам, улыбалась и, овитая потоками ветра, словно проговорила его голосом:
— Все будет хорошо, — и очень плавно развернулась в сторону ущелья.
Анна не тронулась с места, ей нужно было видеть, что происходит. Не скрывая напряжения, девушка снова вытащила мечи и в любой момент готовилась вступить в бой с невидимым врагом. Ларс тоже не спешил прятаться: он находился рядом и смотрел лишь в одну точку. Каменистая поверхность выступа покрылась мерцанием, но никто не обратил на нее внимания: основное движение происходило возле поворота к ущелью.
Ответить с цитированием
  #82  
Старый 23.08.2017, 22:02
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Борьба:
София повернулась лицом к горам, растворяясь в свежести воздуха. Поддаваясь обостренному восприятию в этой местности, девушка прислушалась к собственным ощущениям. Ладони все также теплели, словно копили энергию для обороны, перед закрытыми глазами стояли образы дома, нос уже улавливал знакомые запахи, но что-то внутри возвращало принцессу в реальность.
Сквозь ее видение далеко сверху летели первые камни, рушащие иллюзорный мир замка. И девушка не простила им вторжения. Вмиг собравшись, она бросила все силы на сдерживание удара. Уже знакомые воронки закрутились вокруг принцессы и вбирали в себя всю мощь магии гор. А возникающие булыжники порхали в воздухе, как пушинки, по одному только велению волшебницы. А она, вместе с тем, не прекращала плести сети для ловушки новых, крушившихся прямо с неба, камней.
Они пронизывали ее видение, до сих пор не уходившее из мыслей, и приобретали материю уже на склонах, либо прямо в воздухе над ними. Воронки увеличились, вбирая в себя уже реальные булыжники. София замечала их и старалась оттолкнуть порывом, но основная масса все же попадала в воронки. Приближение каждого нового магического предмета отдавало жаром в ладонях, и со временем они уже почти горели, но девушка направила их вверх — туда, где подкрепление не помешает, — и потоки воздуха соединились в один смерч.
Зрелище завораживало масштабами и своей нереальностью. Среди гор, достигавших вершинами облаков, крутился огромный вихрь, впитывая в себя падающие с небес камни. Внизу, у истоков воронки стояла хрупкая девушка и управляла им. Теперь глаза ее широко распахнулись и пропускали сквозь себя эту магию, не доступную никому на свете.
Анна и Ларс застыли в стороне, боясь отвести взгляда от чудесного камне-воздушного потока. Никому из них в жизни не приходилось видеть подобное, и вряд ли когда-то такое еще повторится. Воронка набирала обороты и крутилась по своей оси быстрее с каждым окунающемся в нее камнем. Теперь их очертания среди потоков воздуха были неразличимы: одна сплошная тьма, словно, соревновалась в силах с магией ветра.
По мере увеличения скорости вихря, увеличивалось количество камней, попадавших в нее. Анна не повела и глазом, когда первый булыжник пролетел в метре от нее, но когда второй задел угол их укрытия, встрепенулась. София в этот момент согнула руки, словно от тяжести — будто сама держала на плечах груз разрушенных горных пород, спина ее наклонилась, ноги подкашивались.
Тонны камней теперь сыпались с неба, фонтаном расплескиваясь из вершины смерча. Горы недвусмысленно напоминали, кто и в чьих владениях сейчас находится. Но Анна этого не признавала. Не думая о последствиях своего решения, она нырнула под камнепад. Уворачиваясь от каждого следующего камня, далеко уйти не получилось. Ларс настиг ее и в два шага вернул в укрытие. Теперь, кроме него, спасительного места вокруг не оставалось.
— Ты с ума сошел?? Ее задавит под этой грудой!! — Даже оказавшись под выступом, Анна толкнула мужчину в плечо, не скрывая эмоций.
— Как и тебя! Ты слышала Софью? Не вздумай вмешиваться!
Анна постаралась выглянуть из-за укрытия, но кроме каменной лавины, покрывшей всю землю, она не увидела ничего.
Но Софья еще дышала. Она упала на колени, соорудив вокруг себя защитный купол, и все так же держала в ладонях смерч. Теперь он почти не вращался и скрипел, словно заржавевший механизм. Эти звуки, вероятно, слышала одна лишь Софья, воспринимавшая и спасительный вихрь, и вражеские снаряды как живое существо. И платила тем, что уже практически физически ощущала, как камни бьются о ее преграду, достигая тела, оставляя ссадины, порезы, сбивая с ног...
Ответить с цитированием
  #83  
Старый 24.08.2017, 21:07
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Последнее, что есть:
Но как быть, если не сдаваться? Как победить таинственного врага, не зная об его слабостях? Бить вслепую? Но как? Если нет сил, чтобы подняться и взглянуть на свое творение. Взглянуть на стремительный поток камней — самых разных, — покрывших собой все вокруг, бросить хотя бы быстрый взгляд на спутников, невидимых теперь даже при детальном разглядывании. Но сил не оставалось даже, чтобы дышать.
Ураган таял, а София не видела — ощущала — как стремительно несутся все зависшие до этого в воздухе булыжники, как рушится на нее целый мир, неумело спасаемый ею.
— Я научусь... когда-нибудь, — сама себе прошептала девушка. — Так же, как научилась Анна когда-то... не проигрывать.
Тоненькая струйка крови потекла из носа почти черной полосой на бледной коже девушки. Дыхание сбилось. Она подняла глаза. Прозрачный купол ее защитной магии растворился в воздухе, и она увидела мощь гор, с которой вздумала бороться в одиночку. И никто не поможет, никто не подскажет, как быть, лишь светлый замок вновь плывет перед глазами, где убранные покои и уютные залы, где весь он — это дом.
Миг крушения стихии застыл перед ней, и не ждала Софья чудес, что могли спасти ее, представила лишь своих спутников — Анну и Ларса — уже ставших родными за весь период их хода, несмотря на сложности; Марию — младшую сестру, всегда подражавшую ей и мечтавшей стать прекрасной девой, чтобы затмить всех принцесс на балу у лордов Наллароса и уже в статусе королевы вести к процветанию нечто большее, чем одинокий замок на скале у бескрайнего моря.
И теперь их судьбы угасали под толстым слоем булыжников, покрывавших землю, словно ковер — коридоры роскошного замка. И только она одна могла повлиять на исход, но ее жизнь таяла с каждым новым опускающимся камнем. От бессилия и невозможности изменить ситуацию, София задрожала. Руки охладели и, ища тепло, сомкнулись на груди.
Девушка опустила голову, коря себя за неудачу, готовая с достоинством принять последний удар. Но ладони обожгло пламенем. Она рывком оторвала их от груди и встряхнула в воздухе. Камни, самые близкие к земле, словно оттолкнулись о невидимую преграду, с легкостью набрали высоту и, паря, разлетелись на мелкие частицы. Руки сами потянулись выше, и нависшая следом неподъемная груда по одному лишь хлопку взорвалась в небе.
Ошарашенная, София озиралась по сторонам, ища источник, но вдруг в груди зажгло — ровно так же, как горели руки. И, желая избавиться от боли, девушка опустила глаза и удивилась, насколько ярко переливается медальон, как искрятся руки, и ноги твердо встают на почву. Одним лишь движением руки она подняла ввысь каменный ковер, покрывавший землю, и мысленно приказала ему исчезнуть. Мгновение камни колебались, но вдруг стали терять очертания и постепенно растворились в воздухе, как утренний туман среди гор.
Расчищенное пространство снова ожило, но Софья не спешила бросаться к своим друзьям. Медальон обжигал кожу, направляя ее саму при этом в сторону возможной опасности. Теперь девушка ясно чуяла ее, несмотря на удивительную победу. Но она вновь обрела силу, а, значит, должна оборвать цепочку магических обвалов.. должна дотянуться до источника вражеской магии, каким бы он ни был. И она вновь сотворила воронку.
Ураган полетел вперед, сквозь ущелье, не трогая ничего. Но здесь больше ощущалось колдовства, оно скрывалось от глаз где-то за границами воздуха. И сейчас София с каждым вдохом приближалась к разгадке, где именно. Мысленно ухватившись за хвост смерча, она словно проникла внутрь него, вихри магии обволокли ее, и девушка замерла.
Нависла тишина, но принцесса улавливала скрипящие звуки, практически не заметные слуху обычного человека. Монотонно звеня, они манили нарастающей громкостью.
Ответить с цитированием
  #84  
Старый 25.08.2017, 20:51
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Противостояние:
Преждевременно догадываясь о подступающей опасности, София поставила перед собой блок. Сверху вновь посыпались камни. Теперь они наращивали скорость, крутились в воздухе и могли менять направление. Девушка сосредоточилась на барьере, и он послушно отражал поток, с каждым ударом лишь крепчая. И вихрь начинал вновь набирать обороты: все закрутилось, как прежде, но принцесса теперь не тратила заимствованные ресурсы на обвал, она пыталась найти источник.
Руки тянулись к небу и будто ухватывались за тонкую нить, проходящую через всю воронку. София с усилием тянула ее на себя, сокращая расстояние до невидимого противника. Она должна достать его, взглянуть ему в глаза и узнать, чего он хочет. Впереди еще долгий подъем, и останавливаться посередине, а тем более поворачивать назад, после всего пройденного стало невозможным.
Неизвестная доселе магия, хранившаяся в медальоне мощь, вдруг вырвалась наружу и одарила свою носительницу безграничным ресурсом возможностей. Впервые София руководила своими силами и принимала решения о судьбах товарищей, а также методах достижения желаемого. А сейчас она хотела лишь одного — расправы.
В бесконечный камнепад магических снарядов ворвался пронзительный ветер, терзавший лицо и путавший волосы. Сосредоточение пошатнулось, когда девушка отвела одну руку в сторону и, уловив его движение, направила его к своей бушующей воронке. Вихри соединились. От увеличения потока все камни словно подскочили и от удара разлетелись вдребезги. Пользуясь моментом тишины, девушка сконцентрировалась на враге, но огромные валуны в небе возникли вновь.
И Софья проходила сквозь них, она тянула руки выше и выше, пытаясь достать до вершины то ли урагана, то ли гор, то ли чего-то иного, но безусловно, весомого в познании магии мира в целом. А та энергия, что определяла магию по ту сторону воронки, казалась чуждой здесь, среди гор, и значит, нужно выяснить, что происходит. Ведь чуть ниже в лес, в лагере амазонок, не срабатывало ни одно простейшее заклинание, а дома, в Белом Ястребе, о магии как о силе, никто и не слыхал. И те мощи, что витали здесь, были весьма любопытным явлением, вот бы направить их на благие цели...
Софья нырнула в поток, дотягиваясь еще выше. Камни пролетали мимо и по мере приближения ее к источнику ударяли сильнее, барьер начинал гаснуть. Но нельзя было отступать! Никак нельзя! Цель близка, и все возможные силы нужно бросить на ее достижение. И с первым проломившим грань барьера ударом, девушка дотронулась до чего-то холодного.
Ее горячие ладони вмиг превратились в лед — магия врага, и тем более его близость не оставляли шансов на спасение. Ветер снова налетел на девушку, она почти не видела, но холодные руки держали цель. Оставался лишь последний шаг, чтобы покончить с ней. София сосредоточилась на невидимом враге, но вдруг уже физически ощутила удары камней по телу. Скользнувшая мысль резко отвела направление потока, но дыхание призрачного создания вновь направляло их назад. И девушка не стала сопротивляться.
Погрузившись в нереальность образов, она позволила каменным снарядам проникнуть сквозь себя. Медальон еще обжигал грудь, исполняя внутренние указания своей носительницы. А взгляд и сознание она устремила ввысь — туда вывела ее магия. И губы сами зашептали старое заклинание, не применяемое никогда и ни при каких обстоятельствах Магической академии Наллароса. Но сейчас слова всплывали в памяти сами.
София с трудом коснулась медальона, заряжая ладони энергией, и когда она направила их от себя, лавина камней застыла. Последнее слово заклинания смерти слетело в губ ровно в тот момент, когда порыв стихии подхватил весь поток не успевших опуститься камней и огненной стрелой понесло вверх, перемешав в хаосе магию ветра и огня.
И откат от сплетенного ею действа не заставил себя ждать. Последняя грань между физической болью и духовным истощением стерлась, обрушивая на принцессу каменную массу. Но девушка и не думала закрываться: завороженная, она устремила свой взор на призрачное существо, распахнутыми крыльями обнимавшее горы. Его крик покрыл окрестности тревожным сигналом, и величественные очертания растаяли в воздухе. Магическое сплетение, созданное Софьей, последовало за ним и потухло в сводах темных гор.
Воронка исчезла сразу. Принцесса в изнеможении упала на землю, не сводя глаз с небес. Медальон не обжигал кожу, ветер утих. Перед девушкой возник образ призрака — то ли реального, то ли созданного магией существа, в ушах стоял его пронзительный крик, глухим эхом разлетающийся по просторам гор. Тело ныло от понесенных ударов, местами разорванная одежда обнажала кровоточащие раны. Боли не было, только воздух вдруг исчезал куда-то, но за него София больше не боялась.
Ответить с цитированием
  #85  
Старый 28.08.2017, 20:37
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
* * *
Скрытый текст - С другой стороны:
Ночь закончилась вместе с вином. С опустившимся на лагерь утренним туманом в мой шатер ступила Кейра и предупредила об отходе гостей. Я кивнула и махнула ей, чтобы та взяла проводы на себя. После долгой ночи мое тело требовало сна. Однако сомкнувшиеся веки лишь пробудили шквал дремлющих в прошедшем празднике мыслей.
Сон сняло как рукой, я влезла в сапоги и осторожно приоткрыла колыхающийся разрез полотен при входе. Несмотря на ранний час, многие амазонки уже просыпались и переходили к своим повседневным заботам. Но меня интересовало другое. Переведя взгляд к частоколу, я увидела порядка полусотни воительниц, полукругом собравшихся у ворот. Половина из них седлали коней, остальные обратили свои взоры на уходящих. Даже наблюдая из-за спины, я ощущала, на кого именно они смотрят. Но я не должна вмешиваться.
Свою помощницу я заметила чуть поодаль от всей процессии. Так же, как и я, она смотрела со стороны на соплеменниц, но о чем думала при этом, я не представляла. Вскоре движение у ворот остановилось, звуки затихли, и, догадываясь, что они ждут меня, я сомкнула полотна при входе. Через несколько долгих минут я услышала ржание лошадей и затихающий топот копыт вместе с приближающимися шагами возвращавшихся в свои жилища амазонок. Затаившись еще ненадолго, я выглянула вновь.
Кейра провожала взглядом последних девушек, расходящихся по шатрам, а, убедившись, что в лагере все на своих местах, зашагала в мою сторону. Она была совсем юна, но уже хмурила брови, сосредоточившись на цели, не позволяла эмоциям портить стальное лицо, а девичьим грезам — решительность духа. Ее густые черные волосы всегда были собраны в хвост, над левым веком черная родинка чудным образом превращала почти детское личико в грозный взгляд воительницы.
Невольно я залюбовалась ей. Вот оно — истинное сочетание войны и женственности в воплощении моей верной помощницы. Завидев меня издалека, она прибавила шаг, а, подойдя к шатру, в своей обычной манере упала на одно колено и склонила голову:
— Госпожа?
— Зайдем, — я отворила входные створки, и мы прошли внутрь. — Садись, — предугадывая ее порыв вновь упасть на колени, я отодвинула стул, сама расположилась на своем ложе. — Как все прошло?
— Все прошло спокойно, госпожа, — и все же девушка сначала поклонилась в пол, прежде чем усесться. — Сборы и проводы заняли не более часа.
— Хорошо, — я улыбнулась, заглядывая Кейре в глаза. Она не моргнула. — Как ты?
— Все... нормально? — Впервые я прочитала удивление на лице девушки — первую эмоцию, которую она не смогла скрыть. Очевидно, она прочувствовала это, так как в тот же миг покраснела и пробубнила. — Простите.
Я расхохоталась:
— Тебе нужно выпить, Кейра! И отправиться на охоту в обязательном порядке, поняла меня? — Та потупила взгляд. — Да-да! Можешь взять себе кого-нибудь в компанию, отправитесь к трактиру на главную дорогу, развлечетесь ночку-другую в компании заблудших путников, мм? Отличная идея!
Моя помощница помедлила, прежде чем ответить:
— Благодарю вас, госпожа, – ее голос стал тих.
— Это мелочи. Ты заслужила отдых, — я отмахнулась. Но сразу перешла к делу. — Сколько наших воительниц ушло провожать гостей?
— Порядка двух десятков, госпожа. Они отправились по главному тракту до гор верхом, — краснота вмиг ушла с лица девушки, голос обрел твердость.
— Много... очень-очень много...
— Госпожа, они все добровольцы, не занятые никакими другими заботами.
— Кейра, они все — воительницы нашего племени. И, провожая путников, они рискуют не вернуться...
— Не вернуться? — Девушка подняла голову. — Они все отменные воины, их много, у них лошади, преимущество... в случае атаки они смогут организовать противостояние.
— Мне нравится твоя уверенность, Кейра. Ты все правильно говоришь, — я поднялась. — Но вокруг нашего лагеря и, вероятно, далеко вперед расположилась разведка Вилорма. Он перестал скрываться, его атаки стали более явными.
— И все же, госпожа, — Кейра так же поднялась. — Наши силы всегда превосходили вражеские. Даже если не в количестве, то в боевых навыках.
— Абсолютно верно, — я подошла ближе и слегка провела пальцами по открытой руке помощницы, она не дрогнула. — И оттого хочу задать тебе вопрос, Кейра. Обещай, что ответишь с присущей тебе непоколебимой честностью. — Я обошла вокруг нее и остановилась напротив. Встретившись со мной глазами, Кейра вмиг согнула колено:
— Как скажете, госпожа.
— В таком случае поднимайся. Мне нужно видеть твое лицо. — Девушка повиновалась, я отошла на шаг и, понизив голос, проговорила. — Хочу обсудить с тобой случившееся с Айреной. Меня интересует твое мнение о ней.
— Мне нравилась она. – Чуть помедлив, Кейра тихо ответила. – Жаль, что она не прошла Обряда.
— Понимаю. Вы были близки, вместе обучались. Тебе ее не хватает?
— Иногда. Она должна была стать амазонкой, но не сумела. Видимо, у нее другой путь. — девушка тянула слова. — Но я не в праве думать о том, чего нет.
— Она теперь враг, Кейра. Вероятно, основное оружие Вилорма против нас… и об этом надо думать! Наши воины рискуют не вернуться из-за нее.
Помощница опустила глаза:
— На ее месте мог оказаться кто угодно…
— Твое смятение объяснимо, многим из девушек было непросто принять мое решение, но...
— Госпожа! – Она не дослушала и рухнула колени. Я поспешила замолкнуть и в изумлении ожидала ее действий. – Мы амазонки, и главное, что есть у нас – это вы. Мы последуем туда, куда вы поведете и выполним то, что вы прикажете, беспрекословно.
— Встань, Кейра, – я старалась говорить, как можно мягче. – Я ни разу не усомнилась в твоей верности, знай это. И поэтому говорю с тобой. Пойдем, – я подала ей руку, девушка поднялась. Мы уселись рядом на краю моей кровати. Кейра смотрела в пол. – Ты не должна пугаться моих вопросов, хорошо? Посмотри на меня. Ответь только вот на что. Что делает амазонка, когда получает поручение от своей королевы?
Огромными глазами девушка уставилась на меня и отчеканила:
— Немедленно выполняет его, госпожа.
Я вновь улыбнулась:
— Вот видишь. Все просто! Ты все знаешь. И знаешь лучше всех. – Я поднялась и прошла к центру. – А посему у тебя будет задание, Кейра. Самое ответственное из всех, что ты получала когда-либо до этого. Только от твоих действий будет зависеть судьба твоей подруги.
Девушка выпрямилась, в один момент стерев с лица растерянность. Я продолжила:
— Полагаю, Вилорм рядом. Уже свело, а наши разведчицы так и не вернулись с докладом. Ты не должна вступать ни с кем в бой, Кейра. Тебе следует лишь вывести на разговор Айрену.
— Что мне ей передать, госпожа? — одна бровь все же шевельнулась на невозмутимом лице девушки, но голос остался беспристрастным.
— Что я готова принять ее, что ее ждут дома, и можно возвращаться. Она поймет, — я ухмыльнулась. — Полагаю, она попросит время на раздумья или на сборы, и ты дашь его ей. Назначь встречу на поляне у ручья, что к востоку от нашего лагеря. Это самое обычное место, все его знают, и она не должна испугаться...
— Мне все ясно, госпожа. Один вопрос. Почему она мне поверит?
— Ну вы же подруги, друг без друга не прожить! Скажи, что тоскуешь без нее! Да и тебе лучше знать, какие у вас общие интересы! Все, что угодно, но верни ее назад. Засиделась девчонка в вражеском замке.
— Вы очень великодушны, госпожа, — помощница преклонила колено. — Я оправдаю ваше доверие, Айрена придет на встречу.
— Не сомневаюсь в тебе, милая, — я пропела эти слова. — А сейчас не медли, направляйся в лес, будь осторожна, но добейся разговора и передай мое великодушие!


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 18:59.
Ответить с цитированием
  #86  
Старый 30.08.2017, 21:15
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
* * *

Скрытый текст - Дверь. Встреча вторая:
Выпуклые узоры на поверхности двери переливались разноцветьем красок. Словно живые, они плыли по преграде, наделяя витки магией. В тысячный раз Диар проводил по ним пальцами в надежде уловить новые колебания силы, но тщетно — кроме яркого наряда двери старания мужчины не привнесли никаких зацепок для разгадки тайны ее открытия.
Рядом с ним денно и нощно трудились трое учеников-магов, чьим наставником он числился еще со времен его нахождения в замке Черного Орла. Теперь обучаться не было времени: артефакт неимоверной магической важности требовал незамедлительного вмешательства всех имеющихся колдовских ресурсов. Но Белый Ястреб не подпускал. Несмотря на то, что красный рубин на перстне теперь горел беспрестанно, Диар черпал из него последние истощенные ресурсы силы, но раз за разом его попытки открытия не приносили результатов.
— Нашли чего? — рявкнул мужчина на своих учеников, не оборачиваясь от двери. Теперь коридор первого этажа был оборудован практически под полноценные покои, библиотеку, кабинет и столовую для господина: он не отходил отсюда ни на шаг даже ночью, вычисляя зависимости периодов активности скрытой за дверью магии от времени дня и ночи, присутствия людей, магических артефактов, заклинаний и прочего.
— В книге магии Черного Орла нет ничего о заколдованных дверях, милорд, — отвечал один молодой чародей в накинутом на глаза капюшоне. — Указано, что магию могут сосредотачивать лишь предметы, но не пространство, — он перелистнул тяжелую страницу.
— Все тщетно! — Диар выругался сквозь зубы, но рук не опустил. От непрерывного изучения магии они дрожали. Каждым новым движением ладони маг хотел словно проникнуть за преграду, прикоснуться к чуждой силе, познать ее природу, принять ее дары.
— У нас слишком мало артефактов, милорд, — ученик поднялся, но ближе не подошел. Рядом стоял еще стол с книгами, в которые уткнулись еще двое юношей.
— Не в артефактах дело, балбес! В первую очередь, ты, Ланез, сам сосуд, несущий магию, и в Черном Орле подобная мощь поддалась бы мне безо всяких усилий и магических предметов, чуешь, о чем я? Все дело в замке... не знаю... но чувствую.
Мужчина вновь пробегал глазами каждый завиток на двери, умело подсвечиваемый также стараниями его учеников, прикасался ухом, вслушиваясь, вспоминал старинные заклинания, давно не применяемые в силу сложности сплетения, медленного воздействия и колоссальной затраты энергетической мощи. Однако в этот раз маг не останавливался ни перед чем. Сотни заклинаний направлялись его устами, пальцами, глазами, мыслями; перстень беспрестанно горел красным, то и дело мужчина падал в изнеможении, и лишь ученики силой оттаскивали наставника от злосчастной двери.
Самих их Диар к ней не подпускал — азарт застилал все чувства, и пройти через магическую преграду должен только он! И то, что он получит, перекроет все его страдания. Когда маг прикасался к поверхности, ладони горели, физически ощущая непоколебимую силу, скрытую от лишних глаз. Волнения и толчки из-за двери проходили по рукам сквозь тело, пропуская сквозь него защитные колебания чуждого знания. Но оттого мужчина не отступал, все направляя и направляя по течению силы уже раскаленные пальцы.
— Милорд, мы известили Черный Орел о потребности в магах, они должны направить нам еще людей, давайте дождемся их. Вероятно, они привезут книги, — уже не в первый раз видя, как корчится в позывах боли учитель, Ланез решился вразумить его.
— Не смей соваться в мои дела, дурень! Я сам знаю, что нужно. Когда они подоспеют, мы уже будем одним только взглядом испепелять все неугодное!
Ланез через плечо покосился на своих товарищей. Те на мгновение оторвались от книг, но лишь покачали головами и продолжили чтение. Юноша все же решился подойти ближе, но остался стоять в стороне, наблюдая. Диар на его самовольство не отреагировал.
Маг был напряжен. Казалось, все клеточки его тела устремились сквозь преграду, движения стали резкими и несуразными. Неизведанное так манило его, что он не мог ступить и шага от двери, прислоняясь всем телом. Возможно, это так же объяснялось обычной физической усталостью, одолевавшей мужчину уже третьи сутки. Ноги плохо слушались, но упорство не позволяло ему сдаться. Тем более, что находка сулила славу и почет, так что отдать столь лакомый кусочек кому бы то ни было Диар ни за что бы ни согласился.
Ланез никогда не видел наставника в таком состоянии. Бодр и весел, он обычно разбрасывался колкостями без повода, но в последнее время его будто подменили. Смешки сменились грубостями, бодрость — злостью. И ученики, не получившие позволения даже прикоснуться к находке, наблюдали, как их учитель тает с каждым часом.
Сегодня был лишь очередной день его безумных поисков входа, не увенчавшийся успехом. И сейчас, уже потратив достаточно энергетических ресурсов, Диар опустил руки и лбом коснулся двери. Мужчина тяжело дышал и теперь смотрел только в пол, время от времени зажмуриваясь. Цветные витки на двери погасли и оставили светящиеся разводы лишь вокруг головы мужчины.
В висках пульсировала магия, она буквально прожигала мозг своей силой, тянула внутрь, признавая схожую сущность. И, в очередной раз закрывая глаза, Диар видел, как теплится за дверью неимоверная сила, как она извивается под его властными пальцами, повторяет контуры тела мага, и он дышит ей. Пропитывается одежда, волосы, кожа, наполняется плоть...
Задыхаясь, Диар звучно поймал ртом воздух и непроизвольно ухватился за опору. А, дотронувшись, уже не смог оторваться. Руки сами стали чертить круг, как будто границу, делившую пространство на две части, и маг оказывался ровно по его центру. Голова уже не держалась на плечах, повисла неподъемным грузом на груди, а руки продолжали рваными движениями делить поверхность, сильнее отдаляя мужчину от действительности. Губы его стали бубнить несвязные слова, тело задрожало, как в лихорадке, ладони резко сжались в кулаки и стали стучаться в запертую дверь.
Наблюдавший за происходившим Ланез задержал дыхание и боялся шевельнуться, отходя. Он еще раз окликнул учителя, но тот никак не отозвался. Другие ученики тоже оторвались от чтения и уставились на страшную магию: если что-то магическое и правда просочилось сквозь дверь, то сила эта была ужасна и брала слишком высокую цену. Но Диар был готов платить.
— Нужно позвать помощь! — воскликнул один из напуганных учеников.
— Кто поможет тебе? — Ланез сориентировался на месте. — Кроме нас в замке нет магов! Сядьте и ищите в книгах хоть что-нибудь! Я попробую применить свои знания.
Юноша сосредоточился. Перед его глазами крупными судорогами покрывалось уже безвольное тело учителя, но он, отогнав видения, направил свои еще неокрепшие силы на вызволение мага из магической ловушки. Невидимые нити поплыли по воздуху и дотянулись до Диара. Он ощутил прикосновение и даже повернул голову к ученику. Но глаза его горели безумием, что руководило им сейчас, никто утверждать не брался. Кровавый перстень на пальце мага сливался с цветом его кожи: прекратив тщетные попытки проломиться в глухую дверь, он лишь размазывал кровь по ее поверхности.
— М-ми...лорд, ¬— на выдохе промолвил Ланез, не сводя огромных глаз с наставника.
Тот, как будто пытался что-то отвечать, но его зубы стучали, как от холода, голова тряслась, словно под действием чар.
— Милорд, — мысленно отбросив все мучения наставника, юноша собрался и продолжил мысль. — Простите, милорд, но у вас кровь...
В ответ Диар лишь отвернулся и вновь принялся вырисовывать круги из собственной крови. Юноша сглотнул, перевел взгляд на товарищей. Свечи на столе перед ними резко погасли. Отбросив книги, ученики вскочили. Ланез продолжал:
— Вам нужно отдохнуть, милорд. Вы не спали уже две ночи, не прикасались к еде... Королева трижды отправляла слуг, чтобы осведомиться о Вашем здоровье...
Голова мага запрокинулась и сквозь учащуюся судорогу из его горла вырвался нечеловеческий, утробный голос:
— Вон! Все вон! — при этом рука ясно указала направление вдоль коридора, проскользив по двери и оставив красный след. Теперь кровь лилась буйным потоком по поверхности, но мужчина будто не ощущал боли. Свечение двери приобретало звук и теперь отдавалось размерным жужжанием в ушах мага, и он восклицал. — Это оно! Оно! Я заволучу это знание! Мое, мое!
Ученикам не пришлось повторять дважды. В страхе они побросали все прежние занятия и поспешили убраться из проклятого места. Ланез, с трудом скрывая дрожь, повел товарищей по коридору, но не успели они отойти даже на десяток шагов, как глухой хлопок в воздухе остановил их. Юноша обернулся и первое, что он увидел, был безумный взгляд кровавых зрачков, отвисшая челюсть, вырисовывающая зигзаги в воздухе. От злости Ланез плюнул под ноги, но тут же увидел двух своих товарищей, упавших замертво прямо у его ног. Доли секунды хватило юноше, чтобы перевести взгляд с наставника на бездыханные тела друзей и бежать. Теперь его охватывал лишь панический ужас — даже магические уловки и неизученные темы из книг не могли объяснить происходящее хотя бы вскользь.
А Диару не нужны были объяснения: к нему пришла сила! Он чувствовал ее прилив, буквально физически прикасался к ней сквозь запертую дверь и грезил, грезил лишь об одном — насколько он станет могущественнее, когда дверь ему поддастся. Заметив мертвых учеников, маг протянул к ним руку, и лишь одна мысль заставила замершую внутри тел кровь повиноваться чародею.
Ресурсов катастрофически не хватало. Несмотря на глобальные потери своей крови, мужчина чувствовал бодрость, но для открытия этого было мало. И тогда из бездыханных тел переплетающимися струйками по застывшему воздуху поплыли кровавые дорожки. Они въедались в ладони мага, а уже с них попадали на поверхность двери, превращая магическую преграду в страшный водопад.
Но Диар, словно ослеп от крови. Она сводила с ума, и он с готовностью поддавался искушению. И чем дольше он выкачивал из бедных тел последние капли, тем громче разлетался по округе его дикий, безудержный смех. Конечно, ведь он ближе к разгадке, чем когда-либо, и велика ли плата в две никчемные жизни, когда непостижимый источник принесет благо для всех на свете?

Звон в ушах стал непрерывным, заполоняя собой каждый клеточку тела. Пальцы сами стали отлепляться от двери, и ее свечение прекратилось. Теперь перед Диаром возникла лишь кровавая стена, темная, как гроб, в безлюдном, мертвом коридоре.
Сам мужчина отступил на шаг от стены, руки тяжелыми плетьми рухнули вниз, и силы его покинули. Он упал на колени в изнеможении и обхватил голову руками. Сущности, что приходили к нему в разум, сводили с ума, но казались такими реальными: Изабелла на троне вновь обрела власть над подданными, Вилорм пал от рук амазонок, Глаз Дракона разрушил хрупкие горы, разделяющие Расколотую низменность и городские тропы с караванными путями; магия заполонила все: мир предметов, растений, мир людей...
Перстень погас вместе с дверью, и лишь сейчас мужчина увидел, что колени его в луже из крови, во рту соленый вкус, вся одежда и кожа окрасились в красный. Треск в голове затмил звуки дыхания, кровавого кашля, глаза закрылись. Не устояв на коленях, мужчина полетел вниз, предугадывая неизбежную встречу лба и пола. Однако какого же было удивление, когда Диар не коснулся земли, он лишь застыл в собственной крови, задыхаясь, ловил крупицы воздуха дрожащими губами, пытался ползти.
Но мужчина не двинулся с места. Все силы были отданы на открытие двери, и теперь она надменно возвышалась над ним, умытая его же кровью и кровью двух убитых им учеников. Но сейчас он об этом не думал, последние мысли ушли, наступило беспамятство.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 19:00.
Ответить с цитированием
  #87  
Старый 02.09.2017, 22:56
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Последствия обвала:
* * *
Горный туман со временем развеялся, обвал резко прекратился. Путники затаились в укрытии, предполагая возвращение стихии. Никто не стремился высунуться и разведать обстановку, но и София не появилась оповестить об окончании борьбы со стихией.
И первая зашевелилась Анна. Не повернув головы в сторону спутников, она безмолвно встала и вышла из-за укрытия. Картина представляла собой ничто иное, как поле после боя: будто истоптанная тысячами сапог, земля промялась под жесткими ударами каменных глыб. Чуть вдали виднелись острые стволы поваленных деревьев, жуткие пни, развернутые корнями вверх, из треснувших скал продолжали сыпаться мелкие камни. В туманной дымке ущелье казалось мертвым местом, где полегла от разрушительного противостояния не одна тысяча воинов, но сейчас среди растрескавшихся валунов и скал, на опустевшей от магического и природного движения тропе в результате неравного боя остался лишь один павший.
Даже издалека, среди одинаковых валунов и булыжников Анна заметила ее. Воительница не могла видеть всего, что происходило в то время, когда они укрывались за преградой, но камни рядом пролетали всякие. И число их было несчетным. И против них выступила лишь одна хрупкая девушка, принцесса, которая и врагов-то не успела нажить за свою недлинную жизнь. Но после ожесточенного боя одержала верх над стихией.
Тоскливый ветер нарушил тишину. Его дуновения растрепали волосы, и девушка отвернулась против порыва. Рядом с Анной возник Ларс. Он коснулся рукой выступа, и его свечение прекратилось. Не сводя глаз с далекого силуэта принцессы, девушка проговорила:
— Я пойду туда. Ты останься с Марией. Если понадобится, нападай.
Они перекинулись быстрыми взглядами, и Анна зашагала к месту крушения вихря. Она ступала осторожно, стараясь не нарушать равнодушное спокойствие гор, ноги скользили под каменным покровом земли, одевшей броню в безмолвном ожидании врага. Анна подходила ближе. И с каждым шагом ее шею душил разрастающийся ком тревоги.
Маленькое цветное пятно — единственное яркое среди серых скал, не шевелилось. На приближение воительницы реакции не последовало также, и тогда девушка ускорила шаг. Отбросив осторожность, Анна рывком, в два шага оказалась возле Софии. И тут же застыла, как статуя. Повела лишь одним глазом в сторону Ларса, и, поймав на себе сосредоточенный взгляд, еле уловимо, не дрогнув ни одним мускулом на лице, покачала головой. Мужчина вдалеке повернулся к Марии.
Анна же внимательным взором овевала неподвижное тело Софии, стараясь запомнить каждый изгиб тела, выражение лица, положение рук. Светлые волосы раскинулись на камнях пушистым веером, первые пряди окрасились красным, задевавшие кровавые полосы, струившиеся из ушей. На бледном лице огромные зеленые глаза казались каменными — именно такими, что хранил Ларс у себя под сердцем, и ради которого София стала жертвой. Открытые, они устремились прямо перед собой и отражали небесную лазурь, губы приоткрылись. Редкое дыхание еще тревожило юную грудь девушки, но прямо под ней за порванной тканью зияла глубокая рана, живот сдавил булыжник. Стараясь не поддаваться эмоциям, Анна опустилась на колени рядом с девушкой.
Прикосновение к руке не вызвало реакции принцессы, но воительница заметила, что ее пальцы, будто касались открытого огня — кожа на ладонях покраснела и местами пошла пузырями. Ноги почти не показывались из-за груды камней. Анна крепче сжала ладонь.
— Софья, — она прошептала. Опустила голову. — Зачем все... это?
В ответ ладонь воительницы ощутила движение, уши уловили тихий кашель, взгляд поймал движение зрачков принцессы.
— Софья, — Анна повторила и затрясла ее руку.
— Я слышу, — девушка прошептала и сделала звучный, но неглубокий вдох. — Единственное, что могу сейчас, — голос захрипел, она снова прокашлялась.
Воительница не сводила глаз с принцессы, но слова не приходили. Она лежала на камнях такая беззащитная, побледневшая, хватавшаяся за последние мгновения жизни, но не грезившая о счастливом исходе. Когда умирает маг, его магия уходит вместе с ним. Ни у кого не возникало иллюзий насчет жизни, девушки молча смотрели друг на друга потухшими глазами обреченных. И сейчас они обе были обречены. И безмолвно принимали это.
— Не чувствую... ног, — София заговорила сама севшим голосом. — И рук, — она глазами указала на руку Анны, сжимающую ее ладонь. — Ничего...
— Это пройдет, Софья, все пройдет, — воительница поперхнулась своими словами. Какая разница, что чувствует она сейчас? Что изменит сожаление или горечь? Но что говорить, когда они обе понимают исход? Но принцесса нашла слова:
— Обвала больше не будет, у меня получилось... победить его, — София с трудом улыбнулась. — Вы сможете пройти.
— Софья, ты... — Анна снова не смогла ответить, лишь сильнее сжала ладонь девушки, но вспомнила, что она не чувствует прикосновений. — Ты знала...
— Всему есть цена, Анна... это главное знание, что я получила в этом путешествии. И если моя жизнь, — она вдохнула, — стоит того, чтобы дойти до конца, я готова платить.
Воительница отпустила руку и уселась на валун рядом, посмотрела на Ларса. Даже находясь на порядок дальше, он по одному повороту головы девушки понял, к чему все свелось. Сейчас он говорил с Марией, активно жестикулируя и, вероятно, отводя от осиротевшей принцессы печальные мысли.
— Мария не должна погибнуть... проследи за ней, — София заметила взгляд Анны. — Старая амазонка в лагере предостерегала меня, — голос девушки сипел, из носа побежала красная струйка. — Теперь неважно. Береги ее.
Анна зажмурилась, не в силах видеть угасание молодой принцессы, в которой горела жизнь и стремление к справедливости еще пару часов назад. Ее мудрость и рассудительность подкупали даже диких амазонок, ее тонко сплетенное чародейство брало верх над самыми искусными воинами врага.
— Я не знаю, что большее я могу сделать для тебя...
Опустив глаза, Анна заметила, как София перебирает пальцами, словно ища зацепку, и вновь накрыла ее ладонь своей. Не в силах ощутить прикосновение, принцесса как могла взялась за ее пальцы и попыталась поднять. Воительница сама взяла ее руку, и принцесса с легкостью поместила ее у себя на груди.
— Возьми его, Анна, — застывшие глаза девушки улыбались. — Вернись домой.
— Что это значит? — Анна разжала пальцы, но рука Софьи тяжелым грузом рухнула на камни, с губ сорвался протяжный глухой стон, и голова опустилась на плечо.
— Софья! — девушка снова затрясла ее, но та не откликалась. — Софья, проклятье! Очнись, ты сильнее! — Анна зарычала, но тщетно: теперь принцесса не слышала ее. — Ты сильнее...
Воительница сама не заметила, как ее голос заскрипел, как веки потяжелели от набегающих слез, но злость превозмогала. Закусив губу до крови, девушка не отрывала глаз от изящного силуэта принцессы, даже сейчас приносившего покой и доброту этому безумному, погрязшему в войнах миру.
— Ты спасла нас, — единственное, что смогла произнести девушка, и схватилась за горло. Ком из тысячи обид за случившееся, за то, что не смогла повлиять на исход, душил до смерти, отбирал воздух, и оттого дрожали губы.
Анна наклонилась к ней, чтобы стереть кровь с лица, в последний раз заглянуть в ясные глаза девушки, ни разу не затеявшей зла. Все случившееся поражало прямо в сердце, до боли — такой силы, что уже не помнила Анна, когда испытывала нечто подобное. И сейчас вдруг особенно стало ясно, почему она так сторонилась людей прежде, почему общество дебрей за десять лет ни разу не прискучило и не подвело в чаяниях. Лес был равнодушен. Люди же делали больно.
Воительница посмотрела на медальон. В лучах солнца он переливался золотом, оставаясь на белой коже единственным живым пятном. Никогда прежде Анна не замечала украшение у принцессы на шее, и оттого сквернее становилось внутри, что она ее так и не узнала лучше. Отгоняя мысли, девушка рывком освободила шею принцессы от медальона и, задержав взгляд на теле, плавным движением руки закрыла ее стеклянные глаза. Только что ее путь окончился.
Но, несмотря на утрату, путь остальных продолжался. Где-то рядом их дожидалась Пещера Дракона, и невозможно было представить, как достичь ее без Софии. Никто из всех не был более достойным войти туда, чем она. Но с этого момента время пошло иначе. Прежние цели, будто, стерлись, но Анна, несмотря на глубочайшее чувство скорби, заставила бы себя двигаться и, если понадобится, войти внутрь. Однако прежде, чем продолжить путь, возникла задача посложнее.
Возвращаясь к действительности, Анна поспешила убрать медальон в потайной карман под грудью и на шаг отступила от камня, где покоилось тело Софии, заставила себя обернуться. Мария вышла из-за укрытия и, скрестив руки на груди, надулась и считала камни на земле. Ларс прекратил попытки успокаивать капризную принцессу, отошел в сторону и не сводил взгляда с воительницы. Заметив его, девушка с трудом сдержала дрожь на лице, но мужчина выжидал. Мгновение они застыли друг напротив друга, как будто изучая, но смотрели куда-то сквозь. И лишь когда губа девушки дрогнула, Ларс сделал шаг.
— Оставайтесь здесь, Мария, — исключив возможную опасность снизу (должен же иметь обвал и положительные свойства!), воин направился к месту крушения. Он остановился в метре от Анны, хотел начать диалог, но она его опередила:
— Мы должны сказать ей, — девушка кивнула в сторону Марии. — Вряд ли она осознает сейчас, что произошло.
Ларс промолчал. Мария за его спиной уселась на выступ и теперь разглядывала небеса.
— Это... сделала магия? — он спросил чуть погодя.
— Не знаю. Со стороны обычный несчастный случай в горах... но мы видели, что она творила.
— Наверное, это неважно. Мы должны идти дальше ради нее.
Анна опустила голову. Легкий ветер подхватил ее волосы и заигрался в порывах. Зачем этот разговор? И зачем с ним говорить о чувствах? Ларс заметил плохо скрываемую дрожь в руках и частое сердцебиение девушки, прошел дальше. Он замер напротив бездыханной Софии, опустился на колено и склонил голову перед ней. Анна не тронулась с места. Спиной она ощущала шепот и умиротворяющую энергию Ларса, сама отпустила мысли, но в один миг все растаяло.
По неровному ковру из камней неуклюже вышагивала Мария, спотыкалась, но, поднявшись, вновь продолжала упорно идти. Пока она настигала своих спутников, соскальзывала, падала, попутно ругалась, никто не вышел ей на помощь.
— Я хочу идти, — сказала она, запыхавшись и усевшись прямо на камни перед Анной.
Та с пренебрежением посмотрела на нее и отошла с дороги в сторону, ожидая. В ответ Мария одарила ее гневным взглядом, с трудом поднялась и направилась к Ларсу. Уловив шаги, мужчина выпрямился и ступил навстречу принцессе. Его широкая спина закрывала Софью. Та ухватилась за вовремя поданную руку и принялась ворчать на плохую дорогу. Ларс пропустил девушку вперед, отстраняясь. Анна отвернулась.
Через мгновение девчачий крик наполнил собой окрестности, соленые слезы омыли камни. И вздрогнули горы, но ни один камень не слетел с их изгибов. И встрепенулись далекие птицы, в тревоге покидая гнезда. И бродящий ветер утих, уступая место плача одинокой девушке, потерявшей сестру.
Анна зажмурилась. Ларс отвернулся.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 19:02.
Ответить с цитированием
  #88  
Старый 04.09.2017, 20:19
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,874
Репутация: 1486 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
88ой день
Ответить с цитированием
  #89  
Старый 04.09.2017, 22:04
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Сегодня уже 89-ый

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 19:04.
Ответить с цитированием
  #90  
Старый 04.09.2017, 22:28
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,874
Репутация: 1486 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
а ок
только никак не пойму, как вы с денисом сократили разницу в два дня до одного. ведь недавно по подсчету было 74 и 76
апд. денис 22ое число пропустил)

Последний раз редактировалось Vasex; 04.09.2017 в 22:46.
Ответить с цитированием
  #91  
Старый 05.09.2017, 21:30
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Значит, сегодня пишу 90-ый:

* * *
Скрытый текст - Перед свиданием:
В суете я не заметила, как опустились сумерки. Два часа назад Кейра принесла весть: Айрена согласна вернуться назад. Девушкам удалось встретиться среди зарослей, когда отряд Вилорма, упиваясь боем, расправлялся с моими воительницами. По словам девушки, Айрена была взволнована ее появлением, постоянно оборачивалась, опасаясь слежки, и не могла вымолвить ни слова. А когда она услышала о моем предложении, и вовсе испугалась. Однако Кейра умела найти точки давления на свою подругу. И после недолгих раздумий Айрена согласилась.
Вообще, зная прямолинейность Кейры, на ее напористость я не рассчитывала: вероятно, все ее доводы были правдивыми, девушка на самом деле скучала без соратницы, а та, подключив инстинкты, это почувствовала. Ничто не подкупает больше, чем искренность, а в совокупности с запоздало признанной значимостью получается неопровержимая смесь. Гордая свои расчетом, я величественно прошлась по шатру. Предвкушение близкой победы блаженной улыбкой растеклось по моим губам: настолько сильного эмоционального подъема я не испытывала уже несколько лет. И сегодня все должно было закончиться.
— Как вы и просили, госпожа, — Кейра вошла бесшумно, но я не повела и глазом. — Я принесла вина, — она поставила графин на стол.
— Разлей на два кубка, выпьем. — Я говорила размеренно, но не глядя на помощницу. — Ты умница. Сегодняшняя победа будет целиком твоей заслугой, поэтому наслаждайся.
В то время, пока она наполняла кубки, я любовалась своим отражением в стальной глади меча. Аметист загадочно сверкнул в отблеске немногих свечей, зажженных перед началом моих сборов. Прежде я заплела волосы и накинула тяжелый халат длиною в пол, на тело нанесла символы амазонок — старинный ритуал, один из многих, которые я не чтила, но сегодня во мне просыпался дух победителя, и я хотела выглядеть подобающе.
Кейра протянула мне вино. Я неторопливо приняла кубок и пригубила, растягивая вкус. Не получив от меня иной реакции, девушка отошла. Я сделала глоток и прошлась в противоположную сторону шатра, шелестя подолом. Тяжелый и огромный, он путался под ногами и, непривыкшая к подобной одежде, я скинула груз с плеч.
— Сегодня день нашего величия, и мне нужна безупречная одежда. Ты поможешь мне собраться. — Повернулась к помощнице.
— Ваш доспех из кожи готов, госпожа. Его привели в порядок после турнира.
— Несомненно, это отличная новость, Кейра, но сегодня мы идем не воевать, так ведь? — я подошла к сундуку возле кровати. — Эти знаки на моем теле, знаки нашего племени, такие же, как те, что наносятся на Обряде Посвящения, и я готова повторить его для нашей милой Айрены, — я достала тряпичный наряд, довольно легкомысленный, и уж точно не несущий в себе ни малейшей защитной функции, но идеально подходящий для сегодняшнего случая. — Подойди. Ты поможешь мне с одеждой.
С тех пор, когда я надевала что-то другое, кроме доспеха, уже весь мир, наверное, перевернулся, столько всего поменялось вокруг, в том числе я сама, мой статус и возможности, мои подопечные, друзья, враги. И поэтому, когда я облачилась в тряпичный наряд амазонок, то несколько растерялась от чуждой легкости из-за отсутствия шкур на плечах, колчана со стрелами, лука за спиной... одним словом, в нем не было ни капли практичности!
Мне нравилась открытая спина одеяния и открытые ноги — несмотря на длину до пят, как у платья, из-за разрезов с двух сторон движения не сковывались. Верх также выгодно подчеркивал грудь и выделял нанесенные знаки. Опоясывалось так называемое боевое платье кожаным поясом, но что-то более тяжелое, чем нож, он вряд ли выдерживал. Однако, не смея изменять оружию, я взялась за меч.
— Это символ, помнишь? — опережая вопрос Кейры о странной необходимости наличия при себе оружия без доспехов, я пояснила.
— Я бесконечно благодарна вам, — Кейра склонилась. – Ваше милосердие тысячекратно окупится преданностью и честью Айрены.
— Не говори за нее, — я подошла к девушке. Подолы платья приятно обволакивали ноги. Я вдруг обнаружила, что ко мне возвращается прежнее стремление к выделяющейся внешности женщин-воительниц, кружащей голову даже чужакам. – Она сама все скажет при встрече. Осталось недолго.
— Все готово к выходу, госпожа. Мы можем выдвигаться в любой момент, когда вы прикажете.
— Еще немного.
Я прошлась по обиталищу, неспешно кружа. Держала в руках меч и крепче ухватилась за рукоять. Блеск свечей отразился в лезвии игривыми огоньками. Мои волосы слились с ними в один большой пожар, и внутрь закралось жгучее, но до сладости приятное предчувствие – мое преображение словно вернуло меня на пять, десять лет назад, когда я могла любоваться своей красотой и наслаждаться мужчинами. И сегодня оно поможет мне одержать главную победу, вероятно, за всю жизнь.
— Где мой конь? – враз поменявшись в лице, я обратилась к помощнице.
— Он уже у ворот, госпожа. Там же нас ожидают остальные амазонки.
— Возьми меч. – Я протянула его девушке. – И ступай к ним. Прикрепи ножны к лошади и спрячь меч. Сегодня у него... у нас другая цель.
Кейра повиновалась, не думая. В считанные секунды она приняла у меня из рук оружие и, поклонившись, покинула мой шатер. Я оставалась в своем жилище еще несколько мгновений. Мысли в хаосе разбрелись по жилам, мне требовалось время, чтобы привести их хотя бы в малейший порядок. Страха не было. Я сама затеяла эту игру, и сейчас включалась в нее без сомнений. Я рисковала всем, но была уверена при этом, что потери меня не настигнут.
Время утекало, приближая меня к заведомому часу. Мы встретимся ночью, у лесного ручья, и все встанет на свои места. Айрена тоже амазонка, и, вероятно, она догадывается о моих намерениях, но меня ее догадки не беспокоили. Она согласилась на встречу — на этом точка. Заострив свои стремления на бесповоротном наступлении, я решительным шагом вышла на улицу.
И вновь, как в день Посвящения, мои ступни ощутили влагу холодной земли. Не теряя самообладания от нахлынувшей прохлады, я еще прошлась вокруг шатра, осмотрелась по сторонам. Амазонки разбрелись по жилищам, лишь единицы оставались на ночном дежурстве: кто у костра, кто в лазарете, кто на смотровых вышках, а кто в шатре сладострастия. Я надела сапоги.
На лагерь амазонок неспешно опустилась ночь. Подкравшись незаметно, она заполнила собой воздух. Солнце сдало свой пост, и теперь луна осветила темный небосклон равнодушным мерцанием. Дышалось легко, и я направилась к воротам. С каждым шагом меня пронизывал свежий воздух, его холодные струи обнимали мое тело, укутывали каждый шаг. И я поддавалась их силе.
У ворот было теплее. Девушки давно собрались и ждали моего появления, негромко переговариваясь. Здесь ярче, чем где-либо в лагере, горели факелы, освещая первые шаги пути из дома. Лучницы-разведчицы на башнях изредка косили взгляды на нас, но вопросов не задавали. Кроме нас пятерых из лагеря никто не знал, куда мы направляемся и для чего, хотя свой отъезд я ничем не скрывала.
Завидев меня еще издалека, все девушки преклонили колено, но я моментально подала знак, чтобы они поднимались и седлали коней. Кейра привела моего родного белогривого Стая, и я без лишних слов поднялась на него и продвинулась вперед, к открывающимся воротам. Кейра поспешила встать рядом, одна амазонка шла на шаг позади, и еще две замыкали наш скромный отряд.
И лес принял нас. Его холодное дыхание прошелестело листьями, тьма укрыла от посторонних взглядов. К месту встречи мы добрались быстро. Еще на подходе к поляне я различала среди редких деревьев темный силуэт Айрены.
Мы выстроились в том же порядке, что шли. Я на полшага пропустила лошадь вперед, все позади замерли. По правую руку от себя я ощущала волнение Кейры. Она не спускала взгляда с подруги и страшилась возможного конфликта, ведь мы для того и назначили встречу, чтобы заключить мир. Но пока я не торопилась. Прежде я хотела изучить свою несостоявшуюся подопечную.
А она и правда изменилась. Пропал испуг, расправились плечи, взгляд приобрел уверенность. Она стояла на земле рядом с лошадью и, завидев нас, позволила себе широкую улыбку. Я считывала то, что кроется за ней. Но вуаль внешнего радушия оказалась слишком плотной: на расстоянии, в темноте разгадать ее фальшь я не сумела. Но, по большому счету, сейчас ее внутренний настрой не значил для меня ничего. Самым главным показателем был сам факт ее присутствия здесь.
И я последовала ее примеру. Опустившись на землю, я жестом приказала Кейре слезть, остальным — оставаться в седлах. В знак повиновения девушки отвели коней на полшага назад, Кейра оказалась возле меня. Наступило молчание. Никто из нас не торопился вновь сродниться и в радужном порыве броситься друг другу в объятия. Но начать наш диалог должна была я — в конце концов, именно я выступала инициатором встречи.
— Рада видеть тебя в здравии, Айрена, — я заговорила громко, но без эмоций. — Польщена, что ты приняла мое приглашение.
— Превосходный шанс вернуться домой, — ее слова никак не сочетались с внешностью. Всем видом она показывала, что противостоит мне. Что ж, школа амазонок усвоена девчонкой на отлично. Только какой же след оставил на твоем восприятии Вилорм?
— Прекрасная ночь. Под стать Ночи Посвящения. Мы завершим ритуал, — я растянула губы в ответной улыбке. Но Айрена лишь покачала головой:
— Боюсь, не сегодня...
Лицо девушки не дрогнуло, лишь в глазах зарезвились огоньки. Даже сквозь ночную тьму я различала ее эмоции, и сейчас все внутри нее ликовало. Айрена отступила на шаг, но в то же время из-за ее спины показались силуэты. Не различая лиц, я представляла, кто передо мной. Одними только грузными движениями Сефер выдавал себя, Силант прошмыгнул вперед бесшумно, но его манера укрытия была известна мне как никому другому. Кроме них позади еще выросли фигуры, но они меня не волновали. И через мгновение во главе всей свиты встал сам Вилорм.
Ухмылка Айрены постепенно превратилась в оскал: конечно, она обхитрила! Она привела воинов сюда, по ее плану складывалась ситуация. И как я могла полагать, что девчонка воистину пожелает вернуться? Ведь у нее теперь новый господин, которому она верна.
Кейра рядом напряглась. В отличие от меня, не поменявшейся в лице с появлением мужчин, она плохо скрывала чувства. Оно и объяснимо: только благодаря ей состоялась наша встреча, и закончиться она должна была совсем не так. Ее грызла вина, и, пожалуй, это было самым скверным из всей сложившейся ситуации.
— Я подвела Вас, — она сумела не повернуться ко мне, произнося это, но голос выдавал ее страх. Безмерная преданность в считанные мгновения превратила честь в предательство. Ее личное доверие подруге вдруг перевесило рациональный расчет, и ошибка привела безоружную королеву леса в руки врага. Девушка обрывисто вдохнула.
С каменным лицом я слегка коснулась ее руки, но глазами впилась в пришедших. Да, они превосходили нас числом: кроме личных полководца и разведчика Вилорм привел с собой еще семерых воинов. Но я ничуть не сомневалась, что моя несостоявшаяся воспитанница стоила их всех. Они тоже изучали нас, оттого и затянулась пауза, но мой интерес среди всей толпы был только один.
Вилорм не изменился. Все та же черная фигура в плаще, словно твердой стеной разделяла пространство. Широкие плечи острыми углами резали воздух. Его густая щетина и длинные волосы скрывали лицо, но глаза от меня ему никогда не удавалось спрятать. Вечно нахмуренный, он бросал колкие взгляды на моих амазонок, на лес, на землю. Руки, закрытые перчатками из кожи, он сложил на животе в ожидании. Но голову оставлял повернутой чуть в сторону. Он избегал меня.
Таить свою уверенность уже не было смысла, я с вызовом посмотрела на Айрену. Она не усмирила пыл: улыбка поугасла на ее губах, но лицо наполнилось яростью. Стиснув зубы, она в напряжении ждала действий, кулаки с усилием сжались. Кейра отвела глаза на вражеских воинов, лишь бы не видеть нахальную ухмылку подруги. Твердости она не теряла, несмотря на неоднозначную ситуацию. В любой момент враг мог приказать атаковать нас, в любой момент наша встреча могла окончиться, не начавшись. Но упускать такой шанс я не намеревалась. Сегодня будет днем моей главной победы. И я сделала первый шаг вперед.
Айрена и все воины Черного орла обнажили мечи, сам Вилорм остался неподвижен. Мои девушки не тронулись с места. Их лица остались, как и прежде, непроницаемы. Без моей команды они не атакуют. Ветер затормошил подолы платья, и тогда я вспомнила, что не вооружена и максимально открыта. Риск отчего-то вскружил голову, но сладкий укол под грудью повел меня вперед. Со вторым шагом я ощутила ласковые прикосновения ветра к коже и остановилась. Ну, так чего же ты ждешь, Вилорм? Посмотри на меня — я здесь, как ты и хотел. Я здесь — без оружия и без доспехов, — перед тобой. Так неужели ты будешь бездействовать?
Но с моим третьим шагом он включился в игру. Неизвестно, что вело его, но я не успела набрать скорость, как он настиг меня. Такой гордый, сильный, непредсказуемый, он смотрел теперь только мне в глаза, а я не могла предугадать его действия в неистовом, почти зверином взгляде. Он буквально прожигал меня насквозь, забирал воздух, которым я дышала, перетягивал силу, которая наполняла меня, и становился еще могущественней, чем прежде.
А я слабела. Тело поддалось мурашкам то ли от ночной прохлады, то ли от величественной мощи в упор глядящего на меня мужчины. Дыхание его стало тяжелое, как будто от долгой погони, и так оно и было в каком-то смысле: долгие пять лет я убегала от него, терзая отказами, но сегодня должно все измениться.
И ему я не стала противиться. Застывшие в полуметре друг от друга, мы оба сделали шаг. Мы оба знали, для чего пришли сюда сейчас, так что был ли смысл отступать? Без капли ложного сомнения и лишнего стеснения Вилорм притянул меня к себе, хотя мы и без того уже касались телами. Под немигающим взглядом мужчины на миг я потеряла опору. Не отдавая себе отчета в действиях, я впилась в его губы, и он с готовностью поддержал мою страсть.
Мы стояли в центре поляны, где по обе ее стороны наблюдали за безумством нашего порыва преданные воины — враги друг другу, но с честью несущие службу каждый своему господину. И кем они стали сейчас, глядя на нас?
Вилорм не отпускал меня. Мне не терпелось взглянуть на Айрену, эту самонадеянную девчонку: пусть видит, кто кого обхитрил, не того ты выбрала в соперники, голубушка, так наслаждайся теперь моим триумфом! Но Вилорм крепче сжал мои руки, его губы оковали мои и не давали возможности отступить, мне оставалось поддаваться его пылким порывам, кружившим голову всплывающими обрывками из прошлого.
Внутри меня все ликовало. Погруженная в неистовый поток страсти, я не видела лиц ни своих, ни воинов Вилорма, но должна была закончить начатое. И, с трудом оторвавшись от мужчины, я осмотрелась.
Ночной лес стал еще тише. Даже ветер утих среди лабиринтов спутанных деревьев. Воины, опешив, не выдавали своего присутствия ни единой эмоцией. Айрена глянула на Кейру. В безграничной верности господам они потеряли друг друга. Ни секунды Айрена не сомневалась, что приведет на встречу Вилорма, а Кейра — что я сдержу обещание. Они просчитались обе и теперь искали поддержку каждая по ту сторону баррикад.
— Это ты, — Вилорма не беспокоили средства получения желаемого. Мы встретились после долгого молчания, и теперь мои волосы не покидали его рук, плечи принимали ласки, руки сковались его объятиями. — Настоящая...
— И как ты додумался до такого? — Вопреки его напору, я обвела глазами вражескую сторону поляны. — Сынишка подсказал? — Как можно скорее я перевела взгляд обратно на мужчину. Нужно быть предельно осторожной: в рядах его людей Гурия не наблюдалось.
— Вероника, прошу тебя! Хоть сегодня давай не будем говорить об этом! Я столько не видел тебя! — Он крепче прижал меня к себе и принялся водить ладонью по открытой спине. Я незаметно, стараясь не разочаровать надежд мужчины, отстранилась.
— Ты до сих пор злишься! — Вилорм почувствовал мою холодность и с поспешностью, как будто догоняя, схватил меня за руку.
— Мой дорогой, — я посмотрела ему прямо в глаза, — стала бы я с тобой встречаться здесь? — Моя открытая улыбка должна была внушить доверие.
— Злишься, что я отнял ее у тебя? — Указательный палец мужчины уверенно ткнул в сторону Айрены. Девчонка не ожидала, что станет предметом внимания, и я воспользовалась моментом заглянуть ей в лицо.
Легко и очень плавно я повернулась к ней. Девушка вмиг подтянулась, но меч не бросила. От умиления я усмехнулась: ну не прелесть ли ¬— полуслепой котенок жаждет броситься на тигра! И злые огоньки так и сверкают!
— Насколько я помню, это Гурий увел ее, — не оборачиваясь, я произнесла это как можно тверже. — Мне не на что злиться, она твоя.
Девчонка плохо скрывала эмоции. Ее юная грудь часто поднималась и опускалась под тяжелым дыханием. Пальцы крепко обхватили эфес, весь ее вид выражал готовность к атаке.
— Но сегодня я пришел к тебе, — привычно грубый голос Вилорма вдруг сменил окрас. — И я пришел с дарами.
— Ты хорошо меня знаешь, — не скрывая восторга, я повернулась к мужчине. Он глазами влюбленного юнца пожирал меня, но слова выдавали его истинные намерения. И я поддалась его чувствам:
— О, Вилорм, мы не виделись так долго, а ты все тот же! Столько произошло...
— И сегодня я исправлю самую малую из своих ошибок, что совершил за это время, — он встал рядом. Теперь мы оба разглядывали Айрену. Девушка сохраняла невозмутимость, но глядя на то, как твой, казалось, безупречный план горит огнем, сложно долго оставаться равнодушной. Но пока что амазонка держалась.
— Она отличный боец. — Вилорм заговорил первый. — Честный и преданный. Она заслуживает вернуться домой.
Я не скрыла удивления:
— Ты отдаешь девчонку мне обратно? Боюсь, у нее самой на этот счет сложилось другое мнение.
Вилорм не медлил:
— Так ли это? — он рявкнул в своей прежней манере. Девушка не повела и глазом:
— Я верна Вам, мой господин, — беспрекословно, без лишних движений, Айрена склонила колено перед ним и положила меч на землю.
Тот расхохотался:
— Слышала, Вероника? Твоя школа! — Он поднял меч девушки и протянул мне. — Становиться на колени не стану, но вещица твоя!
Я прищурилась, повернула голову в сторону мужчины. Пару мгновений я заострила взгляд на нем, но оружие не приняла, покачала головой:
— Мы амазонки, Вилорм. Нам нельзя приказывать... и если она достойна этого звания, она выберет сама, где ее место.
— Мудрые слова! Ты истинная королева своего народа. — И, уже обращаясь к Айрене, проговорил. — Поднимайся. Ты заслужила право выбора. И слава благоразумию твоей королевы — она насквозь видит твою ценность!
Я улыбнулась, плавно подала руку девушке, но она выпрямилась без моей помощи. Остальные воины не вмешивались. Происходящее производило крайне странное впечатление, и вряд ли кто-то знал всех деталей ситуации, чтобы принять чью-то сторону. Хотя именно в этот, чуть ли не единственный момент, мы оказались на одном берегу.
Пожалуй, самой близкой к пониманию из всех наших воинов, была моя Кейра. Первое недоумение исчезло с лица девушки, и сейчас она сосредоточилась на моих действиях. Амазонка внимательно следила за движениями, слушала слова, только и успевая переводить взгляд с меня на Вилорма и потом на Айрену. Наша встреча как будто, вовсе не удивила девушку: с прежним равнодушием она впитывала в себя каждый наш жест.
Айрена в беспристрастности не уступала Кейре. Поднявшись, она бросила на меня гордый взгляд и на шаг отступила. Я сделала два вперед и немедля заговорила:
— Ты отлично справилась с поставленной задачей, моя дорогая. И теперь я готова принять любой твой выбор. Как и Вилорм. Если бы не ты, эта славная встреча не состоялась.
— Только по вашей воле у меня теперь новый господин! — Недолго думая, девушка бросилась в атаку. — О каком выборе речь, когда все было решено за меня еще до Посвящения!
— О, нет, все не так, — я поджала губы. — Я никак не могла знать, что глупенький мальчишка Гурий выследит нас...
— А по-моему, — она перебила и повысила голос. Пыл разгорался в ней с каждым словом, я увлекалась. — все достаточно просто. Придорожный трактир — как раз то место, где наиболее вероятна встреча с кем-то из людей Вилорма, разве нет?
— Как и с любыми другими мужчинами, — я протянула ей руку. — Ну, так что, мир?
Вилорм безучастно наблюдал за нашим разговором, но вмешиваться не торопился. Его воины украдкой поглядывали на него, и мужчина отвечал каждый раз еле заметным кивком и, будто, ни в чем не бывало, начинал что-то напевать под нос. Но когда она смотрел на меня, вся его веселость пропадала в одночасье, взгляд менялся, манера говорить становилась изысканной, как на приеме у королевы, и легкий румянец просачивался сквозь поросль на щеках. Я пропадала.
— Я не предам. — Напыщенность в словах девушки пропала. Она поистине говорила то, что думает. И, значит, можно было начинать праздновать победу. — Мой истинный господин — Вилорм, а мой дом теперь — Черный Орел.
Я выдержала паузу. Прошлась вперед-назад по поляне. И, остановившись напротив, на искренность ответила тем же:
— Понимаю, хоть и непросто. И предоставляю шанс навсегда покончить с вопросом выбора. Кое-кто ждет тебя, Айрена, — я махнула Вилорму, он кивнул Сеферу. Ряды его воинов оживились, но мужчина не спускал с них глаз, следя за порядком. Девушка не пошевелилась. Среди возникшего шума мы оставались стоять друг напротив друга.
Но, как только я уловила грузные шаги Сефера, повернулась. Чуть помедлив, девушка повторила то же. И мы увидели рядом с мужчиной тонкую фигуру женщины. На ее губах и глазах были повязки, но по доспеху четко определялось, что она амазонка. Ее тело покрывали порезы и ссадины, как будто после недавнего боя. Ноги не успевали за широкими шагами воина, и когда женщина отставала, он бил ее по спине.
— Стой, Сефер! — Команду подал Вилорм, и мужчина остановился. Его пленница выпрямилась и расправила плечи. Даже невольная, она не теряла боевого духа лесных воительниц. Мои амазонки не подали и малейшего вида ярости, хотя я могла представить, какая буря эмоций на самом деле бушует внутри каждой — мы были готовы начать войну за любую из нас.
Сефер по знаку Вилорма снял повязки с женщины. Черные волосы падали ей на лицо, но одним взмахом головы она опрокинула их назад и открыла взгляд. Не оборачиваясь по сторонам, не ища ответа, где находится и что происходит, она сразу глянула на нас. И даже в темноте ночи я видела, как поползли вверх брови мудрой, наученной опытом боевой жизни амазонки, из груди вырвалось тихое "Ах". Не мешая женщине осмысливать увиденное, я отошла — самое малое, что я могла сделать для матери, вновь обретшей пропавшую дочь.
Поляну вновь укутала звенящая тишина. Тень смятения легла на лицо девушки: вряд ли она когда-либо еще думала увидеть мать. Родственные связи в лагере поддерживали единицы — мы друг для друга, в первую очередь, боевая опора, щит и меч, — но в случае этих двоих данный закон не писан. Привязанность Мираэнн к дочери прослеживалась на протяжении всего периода ее становления как бойца. И сегодня это стало моим козырем.
Забыв о статусе пленницы, женщина шагнула навстречу Айрене. Ее глаза наполняла забота, губы дрожали от переполняемых эмоций. Только что развеялись все ее сомнения касательно судьбы дочери, материнское сердце биением нарушало безмолвие ночи.
— Девочка моя... ты живая! — Она сделала еще шаг.
Айрена в растерянности глянула по сторонам, но никто не подал и знака, как следует вести себя. Вилорм отстранился от ситуации и снова наблюдал в стороне. Я заметила еле различимый кивок, и взяла бразды правления в свои руки.
— Стой, Мираэнн.
— Моя госпожа, — она склонила голову. — Я вовек благодарна вам за эту встречу.
— Скольких жизней моих воительниц она мне стоила?
— Госпожа, — женщина опустилась на колено. — Воины Черного Орла полностью уничтожили наш отряд, когда мы возвращались после проводов принцесс...
— Ты жива, Мираэнн, — я говорила властно. — И ты здесь. Но в этот раз выбор не за тобой. Сефер! — Я махнула воину, и он в ту же секунду оказался возле женщины. — Держи ее, если будет сопротивляться.
Айрена не двинулась с места. Среди равнодушных взглядов она выискала лишь один, наполненный состраданием. Моя помощница не могла оставить бывшую подругу один на один с неизвестностью и странной ситуацией. Одним только взглядом она выражала ей поддержку. Возможно, Кейра ощущала вину перед ней, ведь именно по ее приглашению мы все оказались здесь. И неважно, что та, в свою очередь, также привела господина со свитой.
И Айрена собралась. Не думая о том, что произойдет, она решительным шагом направилась к матери. Я ожидала этого и встретила девчонку ее же мечом, выставленным поперек ее хода.
— Возвращайся. — Я повернула к ней рукоять. — Или докажи... свою преданность новому господину. Она твой враг теперь, — я указала в сторону Мираэнн. — Так убей ее.
Ни один мускул не пошевельнулся на лице девушки, но спиной я буквально чувствовала, как ужас охватил Кейру, Мираэнн застыла в ожидании. Но решение оставалось только за Айреной. Я сжимала ее меч, и с каждым мгновением он становился тяжелее. Однако вскоре девушка избавила меня от участи держать его. Она приняла свое оружие.
Не моргая и практически не дыша, Айрена глянула на мать. Женщина смиренно наблюдала за каждым действием дочери, не смея противостоять ни ее решению, ни беспрекословной силе стражника. Они не сводили глаз друг с друга, но разговаривать больше не пытались. А между ними была я. И я видела, как девушка крепче обхватила меч, яростный прежде взгляд потух — она собралась исполнять долг.
Вилорм так и стоял в стороне, но девушке не требовалось его слово, она сделает это ради него и бесконечной верности его делу. Айрена находилась в трех шагах от Мираэнн и решила не мешкать. Твердой поступью она преодолела это ничтожное расстояние и, зажмурившись, подняла меч.
— Айрена, — с тихим выдохом женщина покачала головой, но глаз с дочери не сводила. Только вряд ли ее утешало то, что она видела: лицо девушки не украсила ни одна эмоция. Я подошла, чтобы видеть любую деталь в поведении каждой и предупредить возможный сговор. Но этой мыслью я переоценила девчонку.
Тяжелое лезвие с трудом пронзило воздух. Вряд ли до этого Айрене приходилось выступать в роли палача. А сегодня ее оборвавшееся Испытание Обряда — истинный шанс вернуть прежний уклад жизни, — продолжилось. Равнодушные глаза девушки, не дрогнувшие при взмахе лезвия, не сменили выражения, когда твердая рука вонзила острие в горячее тело. Они так и смотрели ровно перед собой, не цепляясь ни за детали, на за людей. И лишь когда румянец со щек стал покидать бледное лицо, забегали по земле в бессмысленной суете.
Я отступила на шаг. На прежнем моем месте и под ногами пропитывали холодную землю красные капли. По руке ливневым потоком стекала кровь, но я не ощущала ее. Ослабшие пальцы девушки выпустили меч, и он с тяжелым звоном стали рухнул вниз. А следом за ним — девчонка. Ноги ее не ослабли, колени стали последней опорой, удержавшей вмиг увядшее тело. Я вновь подошла к ней. Но прежде чем она собрала тускнеющий взгляд, поляну накрыл безумный крик убитой горем матери. Она, наоборот, вскочила и порядком изловчилась, чтобы ухватить брошенный меч, но я остановила ее.
Не отходя от Айрены, я выставила вперед руку с ножом, острием к Мираэнн, но ее не испугал мой выпад. Тогда вмешался Сефер. Он заломил ей руки за спину и отвел назад. Женщина не переставала кричать. Теперь с криком боли смешались еще ругательства в мой адрес, но воин снова закрыл ее губы повязкой.
— Мма-ма, — еле связав слоги, девушка теряла способность к речи. Руками она коснулась раны на животе, заполнившей кровью поляну. Я сделала еще шаг. Айрена не посмотрела на меня. Она с трудом хватала ртом воздух, но начала закашливаться, из горла вырывались все более слабые стоны.
Голова клонилась к земле, и руки уже не прикрывали рану, давая волю густой красной жиже, но я помогла девчонке увидеть себя напоследок. Взявшись за ее подбородок, я подняла ее белое лицо к небу. Вряд ли девушка что-то различала в молчаливой темноте леса, но услышать меня она была обязана:
— Ты хотела, чтобы я убила тебя, — я говорила громко, чтобы все внимали мою речь. — И я здесь, — улыбка выступила на моем лице. — И пусть все видят мое милосердие!
Так, чтобы ни у кого не осталось сомнений в моих намерениях, я подняла вверх вытянутую руку, сжимавшую нож. От запястья до локтя, а теперь еще и к плечу тянулась красная полоса от крови Айрены. Нож тоже был окрашен в красный и, казалось, пропитывался цветом с каждым угасающим стоном девушки.
И тогда я прекратила ее страдания. Одним взмахом руки я направила лезвие к горлу амазонки, и в тот же миг возле моих ног оказалось ее бездыханное тело.
Бездушную тишину ночи нарушали лишь скованные всхлипы Мариэнн: теперь ей терять было нечего. Девчонка выполнила свою миссию безукоризненно, а, значит, пора было заканчивать ее Испытание. И без меня сие действо не состоялось бы.
— Уведи ее, — я махнула Сеферу и указала на Мираэнн. Подняться на ноги для нее сейчас было невыполнимой задачей. Воин ударил ее по лицу, но та, словно и не почувствовала. Я повторила жестче. — Уведи ее!
Мужчина пожал плечами и, взвалив женщину себе на спину, поспешил скрыться за линией выстроившихся воинов. В центре поляны осталась я одна — в красивом платье, расписанном кровавыми узорами, — и возле моих ног несла уже иную службу мертвая амазонка.
— Я выполнила свой долг, — последний раз бросив взгляд на бездыханное тело то ли главного моего оружия в борьбе с Черным Орлом, то ли главной соперницы, воспитанной мной же, я обошла ее и проговорила уже в пустоту. — Мы не умираем, Айрена... мы мстим.
Осторожно ступая, я отошла назад. На себе я ощущала недоуменные взгляды с обеих сторон, но что они в себе несли — злость, ненависть, любопытство или другие эмоции, — я не могла знать, но я использовала свое законное право, а амазонка невольно его подтвердила своим повиновением моему приказу к нападению. Она была одной из нас до последнего своего вздоха — никто бы не поспорил, — но всецело сопротивлялась определенной судьбе. Но чтобы идти наперекор, нужны колоссальные силы и хотя бы какая-то минимальная поддержка. Она боролась в одиночку. И исход ее сопротивления предопределялся еще у истоков, когда она предстала передо мной на Испытаниях Обряда. И только что все кончилось. Отличная попытка, девочка, но ты приняла не ту сторону...
... И дальше не последовало ни шороха, ни удивленного взгляда, ни вздоха. Как будто не видел никто только что перед собой кровавой картины. Шаги Сефера стихли, и в рядах воинов Вилорма ледяным столбом застыла тишина. Амазонки замерли тоже. Девушки, как одна, выпрямили спину и, подняв подбородок, устремляли свой взгляд вперед. Я удовлетворенно кивнула им, но тут же осеклась: среди них я не увидела помощницы. Сперва я не поверила своим глазам, обернулась, но в обратной стороне строя также ее не было.
— Кейра! — наспех осмотревшись, я окрикнула ее. Никто не откликнулся, я глянула на Вилорма. — Ты постарался? — Мои брови сдвинулись.
Но мужчина, напротив, расцвел, и, подходя ближе, пролепетал:
— Как же плохо ты обо мне думаешь, Вероника... Да и какой мне прок доставлять тебе неудобства, когда я пришел просить о союзе...
— Никаких союзов! — Я прошипела. Но тут же, окинув глазами местность, окликнула девушку снова.
— Отчего же, Вероника? — Мужчина подошел ближе и рукой овил мою талию, но мне было не до его глубоких порывов. — Самое время. Твои воины покидают тебя, а мои... ждут команды повиновения.
Он говорил серьезно, и на долю секунды я задержала взгляд на лице мужчины. Но поиск пропавшей сейчас занял вдруг все мои мысли. Неужели я так увлекалась расправой, что не заметила самого важного? Точнее — самую важную для меня амазонку.
Ситуация требовала решения: сегодня наконец-то мы встретились с Вилормом, и, значит, наступил мой шанс разрешить с ним все недомолвки. Но сейчас мои планы рухнули с исчезновением помощницы. Допустить ее потерю я не могла. И тогда я обратилась ко всем:
— Амазонки! Выдвигайтесь на поиски Кейры! Она нужна мне живая и невредимая, в лагере, возле моего шатра. Живо!
Дважды повторять не пришлось. Девушки без лишних вопросов развернулись, оседлали коней и рысцой направились на поиски, разбредясь по лесу. Моя одинокая лошадь смиренно ждала в стороне, я повернулась к Вилорму. Несмотря на то, что я осталась одна среди врагов, страха не возникало. Воины Черного Орла по команде господина сделали шаг назад, я отметила его стремление угодить мне. Но, пряча растерянность под горделивым взглядом, расправила плечи и величественно прошлась по центру поляны.
— Вероника, — Вилорм перехватил меня. — Мы не с проста встретились.
— Надо полагать, — я не отстранилась, подняла голову, чтобы видеть его лицо, — у тебя есть предложение для меня...
Вилорм казался задумчивым. Определенная мной судьба несчастной Айрены его ничуть не задела. Всем своим видом, взглядами и движениями он устремлялся ко мне.
— Я не прошу участия, не прошу союза, — мужчина понизил голос. — Но есть одна вещь, которая может своим нахождением в нужном месте изменить многое.
Я хмыкнула:
— Ты не туда пришел... Глаз Дракона уже далеко за пределами этой поляны.
— Речь не о нем. — Он приблизился, касаясь дыханием моей щеки. — Мне нужен другой предмет, не менее важный! И с ним мне можешь помочь только ты.
— Почему я должна верить тебе? Помогать?
— Я думаю, ты так же, как и все мы, заинтересована в том, чтобы жить...
— Убить меня вздумал? Думаешь, я уязвима тем, что осталась одна?
— Да брось, мне это ни к чему, — Вилорм отмахнулся. — Кроме меня есть тысячи более могущественных сущностей, жаждущих смерти... А я заинтересован их сдержать.
— О чем ты говоришь? — Я насторожилась. — Запутываешь меня, чтобы я приняла тебя в свои объятия? Многого хочешь, Вилорм. — Я отстранилась, но он схватил мою руку и снова приблизил к себе. Заглядывая в глаза, зло зашептал:
— Я поклонялся тебе все эти годы, чтоб ты знала, Вероника! Но за это время я так и не обрел покоя среди мучений. Она до сих пор преследует меня. И моя безумная страсть к тебе борется с бесконечным чувством вины... оно так и не отпустило меня. Оно терзает ночами, приходит днем, и кажется мне, что я схожу с ума!
Он сильным хватом провел рукой по моей талии, опускаясь к бедрам. Я своей безучастностью позволяла ему прикосновения. Но, добравшись до разреза и коснувшись открытой ноги, его рука дрогнула. Мужчина отвел взгляд и покачал головой.
— Я не могу быть с тобой, понимаешь? — с шепота его голос сорвался на крик. — Наша война будет продолжаться годы и десятилетия, а я не хочу так...
С ответом я не спешила. Вместо слов я так же коснулась его тела и, взявшись за подбородок, подняла его голову, чтобы видеть глаза. Сейчас они искали надежду в моих, понимание и поддержку, возможно, и для него я могла стать последней опорой, как сбившемуся путнику — ориентир. Я сказала:
— Я знаю, что ты просишь, — приблизившись, я задела губами мочку его уха. — И я дам тебе это.
Не дожидаясь ответа, я отошла. Вилорм повернулся к своим подопечным:
— Уходите. Все, живо! Я сам вернусь в замок.
Его решение стало неожиданностью не только для меня. В темноте, среди засуетившейся массы людей, Силант недоуменно глядел на господина. Но тот кротко покачал головой, и разведчик поплелся вслед за всеми, оглядываясь. Проводив глазами последних скрывшихся среди темных деревьев воинов, Вилорм подошел ко мне. И я повела его к своей лошади.
Порядком затосковавшая, она не подала ни малейшего признака движения. Не теряя времени, я подошла и вынула меч из ножен. Все это время он дожидался моего возвращения и сейчас таинственно сверкнул рукоятью в тусклом свете звезд.
— Я не спрашиваю, зачем, — я протянула оружие мужчине. Он помедлил, прежде чем взять его, но, опомнившись, очень осторожно принял меч из моих рук. Все его внимание теперь занимало блестящее лезвие, завлекавшее переливами и скромной игрой граней аметиста во тьме ночи.
Вилорм буквально загорелся, рассматривая его. В руках мужчины он не казался мне чужим. Но и моим он больше не был. Своей силой и упорством я заслужила его, но была ли достойна носить его все эти годы? Вероятно, Вилорм знал больше. Но я не спрашивала.
— Моя дорогая! — Он не скрывал восторга. — Я в долгу перед тобой, — он сделал шаг, чтобы стиснуть меня в благодарственные объятия, но я отошла.
Считав легкое недоумение на его лице, я улыбнулась. Ветер поймал мои волосы и разогнал их по разным сторонам. Вторя ему, я покачала головой и оседлала лошадь. Предугадав вопрос, я взяла курс на заросли и бросила напоследок:
— Не приходи больше. Своей рукой я убила амазонку сегодня. И потеряла вторую. Ты открыл мне глаза на истину.
Вместо ответа Вилорм решительным шагом стал приближаться к лошади, но я дернула поводья. Мужчина крикнул:
— Давай обсудим это! Вероника! Мы сможем действовать согласованно.
Я остановилась:
— Нет, Вилорм. Ты все еще любишь ее... и я не встану на пути.
Не дожидаясь ответа, я отправила лошадь в галоп.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 19:08.
Ответить с цитированием
  #92  
Старый 06.09.2017, 20:59
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Ночь перед встречей:
— Это символ, помнишь? — опережая вопрос Кейры о странной необходимости наличия при себе оружия без доспехов, я пояснила.
—Я бесконечно благодарна вам, — Кейра склонилась. – Ваше милосердие тысячекратно окупится преданностью и честью Айрены.
— Не говори за нее, — я подошла к девушке. Подолы платья приятно обволакивали ноги. Я вдруг обнаружила, что ко мне возвращается прежнее стремление к выделяющейся внешности женщин-воительниц, кружащей голову даже чужакам. – Она сама все скажет при встрече. Осталось недолго.
— Все готово к выходу, госпожа. Мы можем выдвигаться в любой момент, когда вы прикажете.
— Еще немного.
Я прошлась по обиталищу, неспешно кружа. Держала в руках меч и крепче ухватилась за рукоять. Блеск свечей отразился в лезвии игривыми огоньками. Мои волосы слились с ними в один большой пожар, и внутрь закралось жгучее, но до сладости приятное предчувствие – мое преображение словно вернуло меня на пять, десять лет назад, когда я могла любоваться своей красотой и наслаждаться мужчинами. И сегодня оно поможет мне одержать главную победу, вероятно, за всю жизнь.
— Где мой конь? – враз поменявшись в лице, я обратилась к помощнице.
— Он уже у ворот, госпожа. Там же нас ожидают остальные амазонки.
— Возьми меч. – Я протянула его девушке. – И ступай к ним. Прикрепи ножны к лошади и спрячь меч. Сегодня у него... у нас другая цель.
Кейра повиновалась, не думая. В считанные секунды она приняла у меня из рук оружие и, поклонившись, покинула мой шатер. Я оставалась в своем жилище еще несколько мгновений. Мысли в хаосе разбрелись по жилам, мне требовалось время, чтобы привести их хотя бы в малейший порядок. Страха не было. Я сама затеяла эту игру, и сейчас включалась в нее без сомнений. Я рисковала всем, но была уверена при этом, что потери меня не настигнут.
Время утекало, приближая меня к заведомому часу. Мы встретимся ночью, у лесного ручья, и все встанет на свои места. Айрена тоже амазонка, и, вероятно, она догадывается о моих намерениях, но меня ее догадки не беспокоили. Она согласилась на встречу — на этом точка. Заострив свои стремления на бесповоротном наступлении, я решительным шагом вышла на улицу.
И вновь, как в день Посвящения, мои ступни ощутили холодную влагу ночной земли. Не теряя самообладания от нахлынувшего холода, я еще прошлась вокруг шатра, осмотрелась по сторонам. Амазонки разбрелись по жилищам, лишь единицы оставались на ночном дежурстве: кто у костра, кто в лазарете, кто на смотровых вышках, а кто в шатре сладострастия. Я надела сапоги.
На лагерь амазонок неспешно опустилась ночь. Подкравшись незаметно, она заполнила собой воздух. Солнце сдало свой пост, и теперь луна осветила темный небосклон равнодушным мерцанием. Дышалось легко. И я направилась к воротам. С каждым шагом меня пронизывал свежий ночной воздух, его холодные струи обнимали мое тело, укутывали каждый шаг. И я поддавалась их силе.
У ворот было теплее. Девушки давно собрались и ждали моего появления, негромко переговариваясь. Здесь ярче, чем где-либо в лагере, горели факелы, освещая первые шаги пути из дома. Лучницы-разведчицы на башнях изредка косили взгляды на нас, но вопросов не задавали. Кроме нас пятерых из лагеря никто не знал, куда мы направляемся и для чего, хотя свой отъезд я ничем не скрывала.
Завидев меня еще издалека, все девушки преклонили колено, но я моментально подала знак, чтобы они поднимались и седлали коней. Кейра привела моего родного белогривого Стая, и я без лишних слов поднялась на него и продвинулась вперед, к открывающимся воротам. Кейра поспешила встать рядом, одна амазонка шла на шаг позади, и еще две замыкали наш скромный отряд.
Ответить с цитированием
  #93  
Старый 07.09.2017, 21:26
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Встреча В и В:
И лес принял нас. Его холодное дыхание прошелестело листьями, тьма укрыла от посторонних взглядов. К месту встречи мы добрались быстро. Еще на подходе к поляне я различала среди редких деревьев темный силуэт Айрены.
Мы выстроились в том же порядке, что шли. Я на полшага пропустила лошадь вперед, все позади замерли. По правую руку от себя я ощущала волнение Кейры. Она не спускала взгляда с подруги и страшилась возможного конфликта, ведь мы для того и назначили встречу, чтобы заключить мир. Но пока я не торопилась. Прежде я хотела изучить свою несостоявшуюся подопечную.
А она и правда изменилась. Пропал испуг, расправились плечи, взгляд приобрел уверенность. Она стояла на земле рядом с лошадью и, завидев нас, позволила себе широкую улыбку. Я считывала то, что кроется за ней. Но вуаль внешнего радушия оказалась слишком плотной: на расстоянии, в темноте разгадать ее фальшь я не сумела. Но, по большому счету, сейчас ее внутренний настрой не значил для меня ничего. Самым главным показателем был сам факт ее присутствия здесь.
И я последовала ее примеру. Опустившись на землю, я жестом приказала Кейре слезть, остальным — оставаться в седлах. В знак повиновения девушки отвели коней на полшага назад, Кейра оказалась возле меня. Наступило молчание. Никто из нас не торопился вновь сродниться и в радужном порыве броситься друг другу в объятия. Но начать наш диалог должна была я — в конце концов, именно я выступала инициатором встречи.
— Рада видеть тебя в здравии, Айрена, — я заговорила громко, но без эмоций. — Польщена, что ты приняла мое приглашение.
— Превосходный шанс вернуться домой, — ее слова никак не сочетались с внешностью. Всем видом она показывала, что противостоит мне. Что ж, школа амазонок усвоена девчонкой на отлично. Только какой же след оставил на твоем восприятии Вилорм?
— Прекрасная ночь. Под стать Ночи Посвящения. Мы завершим ритуал, — я растянула губы в ответной улыбке. Но Айрена лишь покачала головой:
— Боюсь, не сегодня...
Лицо девушки не дрогнуло, лишь в глазах зарезвились огоньки. Даже сквозь ночную тьму я различала ее эмоции, и сейчас все внутри нее ликовало. Айрена отступила на шаг, но в то же время из-за ее спины показались силуэты. Не различая лиц, я представляла, кто передо мной. Одними только грузными движениями Сефер выдавал себя, Силант прошмыгнул вперед бесшумно, но его манера укрытия была известна мне как никому другому. Кроме них позади еще выросли фигуры, но они меня не волновали. И через мгновение во главе всей свиты встал сам Вилорм.
Ухмылка Айрены постепенно превратилась в оскал: конечно, она обхитрила! Она привела воинов сюда, по ее плану складывалась ситуация. И как я могла полагать, что девчонка воистину пожелает вернуться? Ведь у нее теперь новый господин, которому она верна.
Кейра рядом напряглась. В отличие от меня, не поменявшейся в лице с появлением мужчин, она плохо скрывала чувства. Оно и объяснимо: только благодаря ей состоялась наша встреча, и закончиться она должна была совсем не так. Ее грызла вина, и, пожалуй, это было самым скверным из всей сложившейся ситуации.
— Я подвела Вас, — она сумела не повернуться ко мне, произнося это, но голос выдавал ее страх. Безмерная преданность в считанные мгновения превратила честь в предательство. Ее личное доверие вдруг перевесило рациональный расчет, и ошибка привела безоружную королеву леса в руки врага. Девушка обрывисто вдохнула.
С внешне каменным лицом я слегка коснулась ее руки, но глазами впилась в пришедших. Да, они превосходили нас числом: кроме личных полководца и разведчика Вилорм привел с собой еще семерых воинов. Но я ничуть не сомневалась, что моя несостоявшаяся воспитанница стоила их всех. Они тоже изучали нас, оттого и затянулась пауза, но мой интерес среди всей толпы был только один.
Ответить с цитированием
  #94  
Старый 08.09.2017, 22:48
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Страсть под луной:
Вилорм не изменился. Все та же черная фигура в плаще, словно твердой стеной разделяла пространство. Широкие плечи острыми углами резали воздух. Его густая щетина и длинные волосы скрывали лицо, но глаза от меня ему никогда не удавалось спрятать. Вечно нахмуренный, он бросал колкие взгляды на моих амазонок, на лес, на землю. Руки, закрытые перчатками из кожи, он сложил на животе в ожидании. Но голову оставлял повернутой чуть в сторону. Он избегал меня.
Скрывать свою уверенность уже не было смысла, я с вызовом посмотрела на Айрену. Но она не усмирила пыл. Улыбка поугасла на ее губах, но лицо наполнилось яростью. Стиснув зубы, она в напряжении ждала действи й, кулаки с усилием сжались. Кейра отвела глаза на вражеских воинов, лишь бы не видеть нахальную ухмылку подруги. Твердости она не теряла, несмотря на неоднозначную ситуацию. В любой момент враг мог приказать атаковать нас, в любой момент наша встреча могла окончиться, не начавшись. Но упускать такой шанс я не намеревалась. Сегодня будет днем моей главной победы. И я сделала первый шаг вперед.
Айрена и все воины Черного орла обнажили мечи, сам Вилорм остался неподвижен. Мои девушки не тронулись с места. Их лица остались, как и прежде, непроницаемы. Без моей команды они не атакуют. Ветер затормошил подолы платья, и тогда я вспомнила, что не вооружена и максимально открыта. Риск отчего-то вскружил голову, но сладкий укол под грудью повел меня вперед. Со вторым шагом я ощутила ласковые прикосновения ветра к коже и остановилась. Ну, так чего же ты ждешь, Вилорм? Посмотри на меня — я здесь, как ты и хотел. Я здесь — без оружия и без доспехов, — перед тобой. Так неужели ты будешь бездействовать?
Но с моим третьим шагом он включился в игру. Неизвестно, что вело его, но я не успела набрать скорость, как он настиг меня. Такой гордый, сильный, непредсказуемый, он смотрел теперь только мне в глаза, а я не могла предугадать его действия в неистовом, почти зверином взгляде. Он буквально прожигал меня насквозь, забирал воздух, которым я дышала, перетягивал силу, которая наполняла меня, и становился еще могущественней, чем прежде.
А я слабела. Тело поддалось мурашкам то ли от ночной прохлады, то ли от величественной мощи в упор глядящего на меня мужчины. Дыхание его стало тяжелое, как будто от долгой погони, и так оно и было в каком-то смысле: долгие пять лет я убегала от него, терзая отказами, но сегодня должно все измениться.
И ему я не стала противиться. Застывшие в полуметре друг от друга, мы оба сделали шаг. Мы оба знали, для чего пришли сюда сейчас, так что был ли смысл отступать? Без капли ложного сомнения и лишнего стеснения Вилорм притянул меня к себе, хотя мы и без того уже касались телами. Под немигающим взглядом мужчины на миг я потеряла опору. Не отдавая себе отчета в действиях, я в порыве впилась в его губы, и он с готовностью поддержал мою страсть.
Мы стояли в центре поляны, где по обе ее стороны наблюдали за безумством нашего порыва преданные воины — враги друг другу, но с честью несущие службу каждый своему господину. И кем они стали сейчас, глядя на нас?
Вилорм не отпускал меня. Мне не терпелось взглянуть на Айрену, эту самонадеянную девчонку: пусть видит, кто кого обхитрил, не того ты выбрала в соперники, голубушка, так наслаждайся теперь моим триумфом! Но Вилорм крепче сжал мои руки, его губы оковали мои и не давали возможности отступить, мне оставалось поддаваться его пылким порывам, кружившим голову всплывающими обрывками из прошлого.
Внутри меня все ликовало. Погруженная в неистовый поток страсти, я не видела лиц ни своих, ни воинов Вилорма, но должна была закончить начатое. И, с трудом оторвавшись от мужчины, я осмотрелась.
Ответить с цитированием
  #95  
Старый 11.09.2017, 22:00
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Смерть близко:
Ночной лес стал еще тише. Даже ветер утих среди лабиринтов спутанных деревьев. Воины, опешив, не выдавали своего присутствия ни единой эмоцией. Айрена глянула на Кейру. В безграничной верности господам они потеряли друг друга. Ни секунды Айрена не сомневалась, что приведет на встречу Вилорма, а Кейра — что я сдержу обещание. Они просчитались обе и теперь искали поддержку каждая по ту сторону баррикад.
— Это ты, — Вилорма не беспокоили средства получения желаемого. Мы встретились после долгого молчания, и теперь мои волосы не покидали его рук, плечи принимали ласки, руки сковались его объятиями. — Настоящая...
— И как ты додумался до такого? — Вопреки его напору, я обвела глазами вражескую сторону поляны. — Сынишка подсказал? — Как можно скорее я перевела взгляд обратно на мужчину. Нужно быть предельно осторожной: в рядах его людей Гурия не наблюдалось.
— Вероника, прошу тебя! Хоть сегодня давай не будем говорить об этом! Я столько не видел тебя! — Он крепче прижал меня к себе и принялся водить ладонью по открытой спине. Я незаметно, стараясь не разочаровать надежд мужчины, отстранилась.
— Ты до сих пор злишься! — Вилорм почувствовал мою холодность и с поспешностью, как будто догоняя, схватил меня за руку.
— Мой дорогой, — я посмотрела ему прямо в глаза, — стала бы я с тобой встречаться здесь? — Моя открытая улыбка должна была внушить доверие.
— Злишься, что я отнял ее у тебя? — Указательный палец мужчины уверенно ткнул в сторону Айрены. Девчонка не ожидала, что станет предметом внимания, и я воспользовалась моментом заглянуть ей в лицо.
Легко и очень плавно я повернулась к ней. Девушка вмиг подтянулась, но меч не бросила. От умиления я усмехнулась: ну не прелесть ли ¬— полуслепой котенок жаждет броситься на тигра! И злые огоньки так и сверкают!
— Насколько я помню, это Гурий увел ее, — не оборачиваясь, я произнесла это как можно тверже. — Мне не на что злиться, она твоя.
Девчонка плохо скрывала эмоции. Ее юная грудь часто поднималась и опускалась под тяжелым дыханием. Пальцы крепко обхватили эфес, весь ее вид выражал готовность к атаке.
— Но сегодня я пришел к тебе, — привычно грубый голос Вилорма вдруг сменил окрас. — И я пришел с дарами.
— Ты хорошо меня знаешь, — не скрывая восторга, я повернулась к мужчине. Он глазами влюбленного юнца пожирал меня, но слова выдавали его истинные намерения. И я поддалась его чувствам:
— О, Вилорм, мы не виделись так долго, а ты все тот же! Столько произошло...
— И сегодня я исправлю самую малую из своих ошибок, что совершил за это время, — он встал рядом. Теперь мы оба разглядывали Айрену. Девушка сохраняла невозмутимость, но глядя на то, как твой, казалось, безупречный план горит огнем, сложно долго оставаться равнодушной. Но пока что амазонка держалась.
— Она отличный боец. — Вилорм заговорил первый. — Честный и преданный. Она заслуживает вернуться домой.
Я не скрыла удивления:
— Ты отдаешь девчонку мне обратно? Боюсь, у нее самой на этот счет сложилось другое мнение.
Вилорм не медлил:
— Так ли это? — он рявкнул в своей прежней манере. Девушка не повела и глазом:
— Я верна Вам, мой господин, — беспрекословно, без лишних движений, Айрена склонила колено перед ним и положила меч на землю.
Тот расхохотался:
— Слышала, Вероника? Твоя школа! — Он поднял меч девушки и протянул мне. — Становиться на колени не стану, но вещица твоя!
Я прищурилась, повернула голову в сторону мужчины. Пару мгновений я заострила взгляд на нем, но оружие не приняла, покачала головой:
— Мы амазонки, Вилорм. Нам нельзя приказывать... и если она достойна этого звания, она выберет сама, где ее место.
— Мудрые слова! Ты истинная королева своего народа.
Ответить с цитированием
  #96  
Старый 12.09.2017, 21:38
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Переговоры:
И, уже обращаясь к Айрене, проговорил. — Поднимайся. Ты заслужила право выбора. И слава благоразумию твоей королевы — она насквозь видит твою ценность!
Я улыбнулась, плавно подала руку девушке, но она выпрямилась без моей помощи. Остальные воины не вмешивались. Происходящее производило крайне странное впечатление, и вряд ли кто-то знал всех деталей ситуации, чтобы принять чью-то сторону. Хотя именно в этот, чуть ли не единственный момент, мы оказались на одном берегу.
Пожалуй, самой близкой к пониманию из всех наших воинов, была моя Кейра. Первое недоумение исчезло с лица девушки, и сейчас она сосредоточилась на моих действиях. Амазонка внимательно следила за движениями, слушала слова, только и успевая переводить взгляд с меня на Вилорма и потом на Айрену. Наша встреча как будто, вовсе не удивило девушку: с прежним равнодушием она впитывала в себя каждый наш жест.
Айрена в беспристрастности не уступала Кейре. Поднявшись, она бросила на меня гордый взгляд и на шаг отступила. Я сделала два вперед и немедля заговорила:
— Ты отлично справилась с поставленной задачей, моя дорогая. И теперь я готова принять любой твой выбор. Как и Вилорм. Если бы не ты, эта славная встреча не состоялась.
— Только по вашей воле у меня теперь новый господин! — Недолго думая, девушка бросилась в атаку. — О каком выборе речь, когда все было решено за меня еще до Посвящения!
— О, нет, все не так, — я поджала губы. — Я никак не могла знать, что глупенький мальчишка Гурий выследит нас...
— А по-моему, — она перебила и повысила голос. Пыл разгорался в ней с каждым словом, я увлекалась. — все достаточно просто. Придорожный трактир — как раз то место, где наиболее вероятна встреча с кем-то из людей Вилорма, разве нет?
— Как и с любыми другими мужчинами, — я протянула ей руку. — Ну, так что, мир?
Вилорм безучастно наблюдал за нашим разговором, но вмешиваться не торопился. Его воины украдкой поглядывали на него, и мужчина отвечал каждый раз еле заметным кивком и, будто, ни в чем не бывало, начинал что-то напевать под нос. Но когда она смотрел на меня, вся его веселость пропадала в одночасье, взгляд менялся, манера говорить становилась изысканной, как на приеме у королевы, и легкий румянец просачивался сквозь поросль на щеках. Я пропадала.
— Я не предам. — Напыщенность в словах девушки пропала. Она поистине говорила то, что думает. И, значит, можно было начинать праздновать победу. — Мой истинный господин — Вилорм, а мой дом теперь — Черный Орел.
Я выдержала паузу. Прошлась вперед-назад по поляне. И, остановившись напротив, на искренность ответила тем же:
— Понимаю, хоть и непросто. И предоставляю шанс навсегда покончить с вопросом выбора. Кое-кто ждет тебя, Айрена, — я махнула Вилорму, он кивнул Сеферу. Ряды его воинов оживились, но мужчина не спускал с них глаз, следя за порядком. Девушка не пошевелилась. Среди возникшего шума мы оставались стоять друг напротив друга.
Но, как только я уловила грузные шаги Сефера, повернулась. Чуть помедлив, девушка повторила то же. И мы увидели рядом с мужчиной тонкую фигуру женщины. На ее губах и глазах были повязки, но по доспеху четко определялось, что она амазонка. Ее тело покрывали порезы и ссадины, как будто после недавнего боя. Ноги не успевали за широкими шагами воина, и когда женщина отставала, он бил ее по спине.
— Стой, Сефер! — Команду подал Вилорм, и мужчина остановился. Его пленница выпрямилась и расправила плечи. Даже в своем положении она не теряла боевого духа лесных воительниц. Мои амазонки не подали и малейшего вида ярости, хотя я могла представить, какая буря эмоций на самом деле бушует внутри каждой — мы были готовы начать войну за любую из нас.

Ответить с цитированием
  #97  
Старый 13.09.2017, 21:44
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Отрада матери:
Сефер по знаку Вилорма снял повязки с женщины. Черные волосы падали ей на лицо, но одним взмахом головы она опрокинула их назад и открыла взгляд. Не оборачиваясь по сторонам, не ища ответа, где находится и что происходит, она сразу глянула на нас. И даже в темноте ночи я видела, как поползли вверх брови мудрой, наученной опытом боевой жизни амазонки, из груди вырвалось тихое "Ах". Не мешая женщине осмысливать увиденное, я отошла — самое малое, что я могла сделать для матери, вновь обретшей пропавшую дочь.
Поляну вновь укутала звенящая тишина. Тень смятения легла на лицо девушки: вряд ли она когда-либо еще думала увидеть мать. Родственные связи в лагере поддерживали единицы — мы друг для друга, в первую очередь, боевая опора, щит и меч, — но в случае этих двоих данный закон не писан. Привязанность Мираэнн к дочери прослеживалась на протяжении всего периода ее становления как бойца. И сегодня это стало моим козырем.
Забыв о статусе пленницы, женщина шагнула навстречу Айрене. Ее глаза наполняла забота, губы дрожали от переполняемых эмоций. Только что развеялись все ее сомнения касательно судьбы дочери, материнское сердце биением нарушало безмолвие ночи.
— Девочка моя... ты живая! — Она сделала еще шаг.
Айрена в растерянности глянула по сторонам, но никто не подал и знака, как следует вести себя. Вилорм отстранился от ситуации и снова наблюдал в стороне. Я заметила еле различимый кивок, и взяла бразды правления в свои руки.
— Стой, Мираэнн.
— Моя госпожа, — она склонила голову. — Я вовек благодарна вам за эту встречу.
— Скольких жизней моих воительниц она мне стоила?
— Госпожа, — женщина опустилась на колено. — Воины Черного Орла полностью уничтожили наш отряд, когда мы возвращались после проводов принцесс...
— Ты жива, Мираэнн, — я говорила властно. — И ты здесь. Но в этот раз выбор не за тобой. Сефер! — Я махнула воину, и он в ту же секунду оказался возле женщины. — Держи ее, если будет сопротивляться.
Айрена не двинулась с места. Среди равнодушных взглядов она выискала лишь один, наполненный состраданием. Моя помощница не могла оставить бывшую подругу один на один с неизвестностью и странной ситуацией. Хотя бы глазами, но она выражала ей поддержку. Возможно, Кейра ощущала вину перед ней, ведь именно по ее приглашению мы все оказались здесь. И неважно, что та, в свою очередь, также привела господина со свитой.
И Айрена собралась. Не думая о том, что произойдет, она решительным шагом направилась к матери. Я ожидала этого и встретила девчонку ее же мечом, выставленным поперек ее хода.
— Возвращайся. — Я повернула к ней рукоять. — Или докажи... свою преданность новому господину. Она твой враг теперь, — я указала в сторону Мираэнн. — Так убей ее.
Ни один мускул не пошевельнулся на лице девушки, но я буквально спиной чувствовала, как ужас охватил Кейру, Мираэнн застыла в ожидании. Но решение оставалось только за Айреной. Я держала ее меч, и с каждым мгновением он становился тяжелее. Однако вскоре девушка избавила меня от участи держать его. Она приняла свое оружие.
Не моргая и практически не дыша, Айрена глянула на мать. Женщина смиренно наблюдала за каждым действием дочери, не смея противостоять ни ее решению, ни беспрекословной силе стражника. Они не сводили глаз друг с друга, но разговаривать больше не пытались. А между ними была я. И я видела, как девушка крепче обхватила меч, яростный прежде взгляд потух — она собралась исполнять долг.
Вилорм так и стоял в стороне, но девушке не требовалось его слово, она сделает это ради него и бесконечной верности его делу. Айрена находилась в трех шагах от Мираэнн и решила не мешкать. Твердой поступью она преодолела это ничтожное расстояние и, зажмурившись, подняла меч.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 13.09.2017 в 21:57.
Ответить с цитированием
  #98  
Старый 14.09.2017, 21:53
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Смерть дочери:
— Айрена, — с тихим выдохом женщина покачала головой, но глаз с дочери не сводила. Только вряд ли ее утешало то, что она видела: лицо девушки не украсила ни одна эмоция. Я подошла, чтобы видеть любую деталь в поведении каждой и предупредить возможный сговор. Но этой мыслью я переоценила девчонку.
Тяжелое лезвие с трудом пронзило воздух. Вряд ли до этого Айрене приходилось выступать в роли палача. А сегодня ее оборвавшееся Испытание Обряда — истинный шанс вернуть прежний уклад жизни, — продолжилось. Равнодушные глаза девушки, не дрогнувшие при взмахе лезвия, не сменили выражения, когда твердая рука вонзила острие в горячее тело. Они так и смотрели ровно перед собой, не цепляясь ни за детали, на за людей. И лишь когда румянец со щек стал покидать бледное лицо, забегали по земле в бессмысленной суете.
Я отошла на шаг. На прежнем моем месте и под ногами пропитывали холодную землю красные капли. По руке ливневым потоком стекала кровь, но я не ощущала ее. Ослабшие пальцы девушки выпустили меч, и он с тяжелым звоном стали рухнул вниз. А следом за ним — девушка. Ноги ее не ослабли, колени стали последней опорой, удержавшей вмиг увядшее тело. Я вновь подошла к ней. Но прежде чем она собрала тускнеющий взгляд, поляну накрыл безумный крик убитой горем матери. Она, наоборот, вскочила и порядком изловчилась, чтобы ухватить брошенный меч, но я остановила ее.
Не отходя от Айрены, я выставила вперед руку с ножом, острием к Мираэнн, но ее не испугал мой выпад. Тогда вмешался Сефер. Он заломил ей руки за спину и отвел назад. Женщина не переставала кричать. Теперь с криком боли смешались еще ругательства в мой адрес, но воин снова закрыл ее губы повязкой.
— Мма-ма, — еле связав слоги, девушка теряла способность к речи. Руками она коснулась раны на животе, заполнившей кровью поляну. Я подошла еще ближе. Айрена не посмотрела на меня. Она с трудом хватала ртом воздух, но начала закашливаться, из горла вырывались все более слабые стоны.
Голова клонилась к земле, и руки уже не прикрывали рану, давая волю густой красной жиде, но я помогла девчонке увидеть себя напоследок. Взявшись за ее подбородок, я подняла ее белое лицо к небу. Вряд ли девушка что-то различала в молчаливой темноте леса, но услышать меня она должна была обязана:
— Ты хотела, чтобы я убила тебя, — я говорила громко, чтобы все внимали мою речь. — И я здесь, — улыбка выступила на моем лице. — И пусть все видят мое милосердие!
Так, чтобы ни у кого не осталось сомнений в моих намерениях, я подняла вверх вытянутую руку, сжимавшую нож. От запястья до локтя, а теперь еще и к плечу тянулась красная полоса от крови Айрены. Нож тоже был окрашен в красный и, казалось, пропитывался цветом с каждым угасающим стоном девушки.
И тогда я прекратила ее страдания. Одним взмахом руки я направила лезвие к горлу амазонки, и в тот же миг возле моих ног оказалось ее бездыханное тело.
Бездушную тишину ночи нарушали лишь скованные всхлипы Мариэнн: теперь ей терять было нечего. Девчонка выполнила свою миссию безукоризненно, а, значит, пора было заканчивать ее Испытание. И без меня сие действо не состоялось бы.
— Уведи ее, — я махнула Сеферу и указала на Мираэнн. Подняться на ноги для нее сейчас было невыполнимой задачей. Воин ударил ее по лицу, но та, словно и не почувствовала. Я повторила жестче. — Уведи ее!
Мужчина пожал плечами и, взвалив женщину себе на спину, поспешил скрыться за линией выстроившихся воинов. В центре поляны осталась я одна — в красивом платье, расписанном кровавыми узорами, — и возле моих ног несла уже иную службу мертвая амазонка.
— Я выполнила свой долг, — последний раз бросив взгляд на бездыханное тело то ли главного моего оружия в борьбе с Черным Орлом, то ли главной соперницы, воспитанной мной же. — Мы не умираем, Айрена... мы мстим.
Ответить с цитированием
  #99  
Старый 15.09.2017, 23:21
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Скрытый текст - Пропажа:
Осторожно ступая, я отошла назад. На себе я ощущала недоуменные взгляды с обеих сторон, но что они в себе несли — злость, ненависть, любопытство или другие эмоции, — я не могла знать, но я использовала свое законное право, а амазонка невольно его подтвердила своим повиновением моему приказу к нападению. Она была одной из нас до последнего своего вздоха — никто бы не поспорил, но всецело сопротивлялась определенной судьбе. Но чтобы иди наперекор, нужны колоссальные силы и хотя бы какая-то минимальная поддержка. Она боролась в одиночку. И исход ее сопротивления предопределялся еще у истоков, когда она предстала передо мной на Испытаниях Обряда. И только что все кончилось. Отличная попытка, девочка, но ты приняла не ту сторону...
... И дальше не последовало ни шороха, ни удивленного взгляда, ни вздоха. Как будто не видел никто только что перед собой кровавой картины. Шаги Сефера стихли, и в рядах воинов Вилорма ледяным столбом застыла тишина. Амазонки замерли тоже. Девушки, как одна, выпрямили спину и, подняв подбородок, устремляли свой взгляд вперед. Я удовлетворенно кивнула им, но тут же осеклась: среди них я не увидела помощницы. Сперва я не поверила своим глазам, обернулась, но в обратной стороне строя также ее не было.
— Кейра! — наспех осмотревшись, я окрикнула ее. Никто не откликнулся, я глянула на Вилорма. — Ты постарался? — Мои брови сдвинулись.
Но мужчина, напротив, расцвел, и, подходя ближе, пролепетал:
— Как же плохо ты обо мне думаешь, Вероника... Да и какой мне прок доставлять тебе неудобства, когда я пришел просить о союзе...
— Никаких союзов! — Я прошипела. Но тут же, окинув глазами местность, окликнула девушку снова.
— Отчего же, Вероника? — Мужчина подошел ближе и рукой овил мою талию, но мне было не до его глубоких порывов. — Самое время. Твои воины покидают тебя, а мои... ждут команды повиновения.
Он говорил серьезно, и на долю секунды я задержала взгляд на лице мужчины. Но поиск пропавшей сейчас занял вдруг все мои мысли. Неужели я так увлекалась расправой, что не заметила самого важного? Точнее — самую важную для меня амазонку.
Ситуация требовала решения: сегодня наконец-то мы встретились с Вилормом, и, значит, наступил мой шанс разрешить с ним все недомолвки. Но сейчас мои планы рухнули с исчезновением помощницы. Допустить ее потерю я не могла. И тогда я обратилась ко всем:
— Амазонки! Выдвигайтесь на поиски Кейры! Она нужна мне живая и невредимая, в лагере, возле моего шатра. Живо!
Дважды повторять не пришлось. Девушки без лишних вопросов развернулись, оседлали коней и рысцой направились на поиски, разбредясь по лесу. Моя одинокая лошадь смиренно ждала в стороне, я повернулась к Вилорму. Несмотря на то, что я осталась одна среди врагов, страха не возникало. Воины Черного Орла по команде господина сделали шаг назад, я отметила его стремление угодить мне. Но, пряча растерянность под горделивым взглядом, расправила плечи и величественно прошлась по центру поляны.
— Вероника, — Вилорм перехватил меня. — Мы не с проста встретились.
— Надо полагать, — я не отстранилась, подняла голову, чтобы видеть его лицо, — у тебя есть предложение для меня...
Вилорм казался задумчивым. Определенная мной судьба несчастной Айрены его ничуть не задела. Всем своим видом, взглядами и движениями он устремлялся ко мне.
— Я не прошу участия, не прошу союза, — мужчина понизил голос. — Но есть одна вещь, которая может своим нахождением в нужном месте изменить многое.
Я хмыкнула:
— Ты не туда пришел... Глаз Дракона уже далеко за пределами этой поляны.
— Речь не о нем. — Он приблизился. Кожей я ощущала его дыхание на лице. — Мне нужен другой предмет, не менее важный! И с ним мне можешь помочь только ты.
Ответить с цитированием
  #100  
Старый 16.09.2017, 00:48
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,874
Репутация: 1486 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
2 выкладки осталось, верно?
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
[оргтема] За сокровищами дракона ALi Архив ролевых игр 150 23.07.2012 17:35
[игра] За сокровищами дракона ALi Архив ролевых игр 21 12.06.2012 21:20
Как убить дракона MirfRU Статьи 5 09.01.2010 08:59
Глаз / The Eye (2008) Kaeldana Кино 2 27.06.2009 20:36
[игра] Книга жизни и глаз Игнарима LokI Архив ролевых игр 542 07.03.2007 19:45


Текущее время: 09:22. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.