Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 07.03.2017, 22:49
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
МАРАФОН. ТЫСЯЧА КОРОЛЕЙ

Тысяча Королей

dark fantasy

Цикл "Хроники Цинады"

Книга первая

Смертельно опасный мир. На одной его половине солнечный свет вызывает мутации тела и души. А там, где царствует вечная ночь, обитают монстры. Люди выживают на клочке суши между светом и тьмой возле северного магнитного полюса, но их цивилизацию раздирают внутренние распри - сотни баронов начинают войну за Вечный Престол. И всё равно, несмотря на все опасности, сюда через порталы стремятся люди из других миров, ведь только здесь душа после смерти никуда не исчезает, а остаётся навечно возле живых в виде призрака. "Преисподняя переполнена, реку мёртвых сковало льдом".
Всё меняется, когда группа не самых чистых на руку магов получает рецепт апокалипсиса. Ни одна бессмертная душа отныне не в безопасности. Что уж говорить про живых.


счётчик знаков с пробелами: >180k

Скрытый текст - Пролог-памятка:
Вот Конгломерат Миров, запутанная сеть земель, которые связаны между собой порталами Древних.
Вот Цинада – Центральный Мир, главный оазис на картах человечьих, славный город, чьи стены неприступны, а короли – все как один велики.
Вот Скорлупа, Призрачный Мир, Земля Древних, сосед Цинады. Холодный недружелюбный край для живых и последнее вечное пристанище для немёртвых.
Вот Паутина, владения Лорда Паука в Скорлупе. Островок ойкумены на границе между убийственной тьмой и разрушительным светом. Здесь берёт начало история о Хранителях Слова.
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Властитель сотен наделов, которые подобно сегментам паутины расходятся в стороны от общего центра, столицы – Венозенга. Лорд Паук восседает на Вечном Троне, а подчиняется Короне Цинады, правит живыми в Скорлупе, но истинная власть здесь принадлежит Призрачному Правлению. Ибо в этом мире мёртвые никогда не уходят, души умерших остаются в виде привидений. И их всегда больше, чем живых.
Вот Несс, дочь барона, которую отправили обучаться на целителя в Храм Наук, обитель лучших магов Паутины. Она не желает себе такой судьбы, но влиятельные родители хотят удержать дочь подальше от мальца-конюха, с которым девица из знатного рода вздумала закрутить роман. По суровому замыслу, влюблённые не сумеют поддерживать отношения на расстоянии.
Вот Роудер и Пакинс, два мореплавателя, они возвращаются в Паутину с самых границ Скорлупы, с неизведанных земель на солнечной стороне планеты, где сила света вызывает Искажения и обрекает всё живое на скорую неминуемую гибель. Они везут найденные скрижали Древних на расшифровку магам в Храм Наук. Они больны, они умирают, но они готовы к смерти ради знаний и ради больших денег их семьям.
Вот Гаолин и Нансен; вместе с другими опаснейшими заключёнными из разных тюрем Паутины их везут в Храм Наук для того, чтобы испытывать на них неизвестные заклинания, которые удастся прочесть с найденных скрижалей Древних.
Вот Мирелла, Жектр, Корабус и Хайнс – верховные маги в Храме Наук - они с нетерпением ждут скрижали, ведь это может даровать им знания Древних, невероятные возможности…
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Он ещё не знает, что дни его уже сочтены…


Скрытый текст - Содержание (ссылки на главы и страницы):
Пролог (в шапке темы, то бишь в этом сообщении выше)
Глава 1: Вначале было Слово
1, 2-3, 4, 5-6, 7-8, 9, 10

Глава 2: Герои и злодеи
, , 2,...


Последний раз редактировалось Vasex; 26.03.2017 в 22:11.
Ответить с цитированием
  #21  
Старый 12.03.2017, 11:04
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
всё поправлю (я пока с серьёзными правками ни за один отрывок не брался), про богов и сам думал на потом перенести, к тому же придуман специально под них отдельный самостоятельный рассказ, возможно, вставлю по сюжету. да и боги не сыграют, наверное, никакой роли в первой книге, вот во второй будет многое на них завязано...
(цикл условный, т.к. между книгами - проходят десятки лет, другие миры, другие истории, другие персонажи)


сегодня и завтра, скорее всего, выложу 9 и 10 подглавы, а потом буду редактировать и дополнять уже выложенное, чтобы более-менее доделать главу. т.е. в понедельник или вторник, как получится. я предупрежу. по посту с 5 и 6 особенно будет заметна работа, там 3000 точно прибавится.
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 12.03.2017, 22:45
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 9:
9.
- Ты не переживай, первый раз у многих не получается, - пыталась подбодрить Окка.
- Многие падают в обморок при виде крови? – уточнила Несс.
Окка улыбнулась.
- Бывает. Но я имела в виду то, что тебя потом стошнило. Да ещё сломалась, бросила инструменты и убежала, оставив больного с незашитой раной… А ведь это был всего лишь палец!
Уродливый палец на уродливой вонючей ноге, с содроганием подумала Несс и сказала:
- Я себя ужасно чувствую. Сплошная череда позора. Этот день когда-нибудь закончится? Когда меня уже отправят домой? Я ведь ни на что не гожусь!
- Это мы сейчас посмотрим. Другим способом.
- Опять что-то омерзительное?
- Я бы так не сказала.
Окка отворила дверь. Они оказались в хорошо освещённой палате всего с одной кроватью и одним больным.
Наверное, это кто-то важный и богатый, подумала Несс. О, боги, всё-таки он омерзительный. Что это за болезнь такая? Старый, уродливый, почти лысый… Кровоподтёки, повязка... Так, надо сосредоточиться на основном!
- Мне нужно выращивать его глаза? Боюсь, я справлюсь только с ресницами и бровями! – зашептала Несс.
Окка прыснула от смеха и зажала рот рукавом. В палате рядом с больным находились ещё двое – верховный маг Хайнс и мастер ядов Даранес. Они тоже только вошли и едва успели поздороваться со слепым.
- Нет, - сказала Окка шёпотом. – Но ты угадала – это ближе к твоей специальности. Ты займёшься его выпадающими волосами. Голова, борода, всё такое.
- Это от старости?
- Нет, смотри внимательнее.
Хайнс как раз медленно поднёс к больному посох, на конце которого горел синим огнём маленький кристалл. Обычно если человека освещал синий огонь – его души не было видно. Но с Искажёнными всё обстояло иначе…
Душа больного дрожала, трепыхалась, резко и быстро выходила за рамки тела ещё живого человека то с одной стороны, то с другой. Будто призрак внутри него бился в страшной агонии. Несс такое видела всего несколько раз в жизни, от таких людей держались подальше, как от заражённых чумой.
- Искажённый! – почти воскликнула она и отступила на шаг.
- Тише, - улыбнулась Окка, придерживая девушку рукой за талию. – Видишь, ни верховный маг, ни мастер ядов – не боятся. Искажение – не простуда, её так просто не подцепишь. Но избегать близкого контакта, конечно, стоит.
Хайнс прокашлялся, оглядел присутствующих и заговорил:
- Тас Пакинс. От лица всего Храма Наук поздравляю вас с успешным завершением важной научной экспедиции.
Даранес, худощавый мастер ядов с костлявым бледным лицом, с короткой ухоженной бородкой и усами, ниспадающими до подбородка в обход рта, улыбнулся в полупоклоне:
- Присоединяюсь к поздравлениям и желаю вам лёгкой смерти и удачи в новой жизни, Тас Пакинс! Мы принесли вам добрейшие из ядов. «Пекучая вода», которой травятся во всех тавернах Междумирья… - Он водрузил на стол кувшин с прозрачной жидкостью. – И «Чёрный выход» - это уже из моей личной коллекции. Не придумаешь снотворного мощнее и ласковее! – Поставил небольшую бутылку из чёрного стекла.
- Ты, конечно, не торопись принимать сразу все лекарства, - усмехнулся Хайнс. – Вечность подождёт, ведь кто знает, какие сюрпризы ещё успеет преподнести жизнь.
- Спасибо, желанные гости, - вымученно улыбнулся Пакинс. - Забавно, что даже вам, мастер Даранас, приходится такое слышать. Наверное, не часто вам говорят такие вещи…
- О, что вы, в этом мире – это мой хлеб насущный!
- Для мастера ядов у Даранаса на редкость хорошая репутация! – Хайнс хохотнул и хлопнул подчинённого по плечу. – Призраки на него не жалуются и даже рекомендуют… не врагам, а своим близким! - снова рассмеялся Хайнс. Даранас улыбался и кивал.
- Я бы тоже мог всех вас поддержать и рекомендовать, не будь у меня… - Пакинс подыскал нужные слова, облизнул пересохшие губы. – Этого обретённого недуга. Впрочем, Хайнс, у меня есть маленькая просьба.
- Что ж, я весь внимаю, - тихо проговорил Хайнс и сделался вдруг напряжённым.
- Я очень признателен, что вы помогаете Искажённым до последних мгновений жизни. Многие в Паутине придерживаются иной политики: вышвыривают из деревень и городов ещё живых Искажённых, а то и забивают раньше времени… Но потом вы, как и все, вежливо или принудительно отсылаете Искажённые души за Грандуа. Мне бы хотелось попросить о том, чтобы остаться здесь на чуть больший срок, чтобы наблюдать за расшифровкой Скрижалей, которые я добыл таким непосильным…
- Искажения могут передаваться другим, если долго находиться рядом с больным, - перебила его Окка. Остальные заговорили о том же. – Неважно – рядом с телом или рядом со свободной душой.
- Мы все это прекрасно знаем, но я бы наблюдал издалека, осторожно, одним глазком, под ногами не суетился бы…
- Вы слепы, Пакинс.
- Мирелла обещала сделать мне призрачные глаза.
- Мы и так идём вам во всём навстречу, - повышенным тоном заговорил Хайнс. – Возимся с вами… Слишком много возимся! Этого всего не было в нашем с вами договоре. А ведь вы даже вряд ли самостоятельно доберётесь до зала Испытаний. Прислужникам нужно поднимать вас туда каждый раз на носилках? Сегодня ведь будем уже браться за первую Скрижаль!
- А если в виде духа? Мирелла иногда допускала…
- Мирелла слишком легкомысленна в вопросах безопасности. У неё особое отношение к Искажённым, за которое она не раз получала нагоняй.
Ага, подумала Несс, кто-то испытывает слабость к сломанным игрушкам, потому что самого судьба сломала. Ещё как сломала. Даже смотреть противно.
Хайнс продолжал:
- К сожалению, вам, как опытному исследователю, должно быть известно, что расшифровка найденных Скрижалей может растянуться на цинадские месяцы, а то и годы. А вы протянете по словам Окки считанные дни… Поэтому вы вряд ли узнаете результат своего труда… А что вам дадут эти несколько дней? Или вы хотите заражать всех сначала во плоти, а потом ещё торчать тут призраком?
- У меня ведь только одна просьба, о большем не смею просить… - взмолился Пакинс.
- Я не уверен. Не уверен. Мне это не нравится, - Хайнс развернулся и зашагал к выходу, сцепив руки за спиной. – Мне тоже доставалось от Призрачного Правления и самой Цинады за излишние затраты и внимание к Искажённым. Мы не можем попусту рисковать. Не ставьте меня в отвратительное положение.
Даранас ещё раз поклонился, с улыбкой прошептал слепому «я кланяюсь, кланяюсь» и ретировался вслед за главой Храма Наук.
Подошла Окка и тихо сказала Пакинсу:
- Поговорите с Миреллой. Уверена, она что-нибудь придумает.
- Вы, как всегда, даруете надежду, Окка… - Пакинс улыбнулся, но вскоре скривился от боли.
- Несс, приступай за работу. Не бойся, подойди ближе. Так просто в одно мгновение твоя душа не исказится.
- Да уж, - усмехнулся Пакинс. – Если хорошо заплатить, иногда даже шлюха может дать Искажённому и остаться после этого здоровой. В каком-то смысле, конечно…
- Тас Пакинс! – Окка лягнула ногой по ножке его кровати, отчего та закачалась. – Ведите себя прилично. Здесь юная особа.
- О, боги! Вы уж меня извините. Монокля при себе не имею.
Как же омерзительно он гогочет, подумала Несс. Но как бы себя на его месте вела бы я? Да ещё после такого долгого изнурительного пути под палящим сиянием Рашмы. С матросами… с наёмниками… с самоубийцами взаперти.
Несс принялась за работу, приложив дрожащие пальцы к лысой макушке старика. Пакинс времени не терял и наполнял кубок «пекучей», Окка ему помогала, со смехом объясняя слепому, как по форме отличается кувшин с «пекучей» от бутылки с ядом.
- Не знаю, получается ли, - чуть позже сказала Несс. – Я вроде чувствую колючки, но, возможно, они были и раньше.
- Да, это тебе не рост шерсти здоровой рыси ускорять, - сказала Окка. – Волосы неспроста повыпадали. Нужно приложить намного больше усилий и терпения.
- Ничего, я ваш лучший клиент, - заявил Пакинс. – Даже зеркало не нужно.
- Ты продолжай без меня, - сказала Окка ученице. – Я пойду проведаю остальных возвращенцев.
Несс хотела протестовать, но Окка быстро скрылась за дверью. Впрочем, нечего тут было обсуждать.
Дрожь в пальцах не унималась. Без синего огня Несс не видела метания Искажённой души, но будто ощущала её. Она волновалась всё больше и больше, часто утирала пот рукавами, а работа не двигалась. Что если Окка не придёт в ближайшие часы? Безопасно ли стоять рядом с Искажённым всё это время? Постоянно прикасаться к нему, к Искажённой плоти… А ведь говорили, что от этого потом рождаются уроды. Такие, как Мирелла, например.
То ли капля пота, то ли слеза упала с подбородка Несс на голову Пакинса. Девушка шумно дышала. Учёный поднял руку, провёл ладонью по всё такой же безупречно лысой голове и тяжело пробормотал:
- Ладно. Не ходить мне по девицам больше.
А затем нащупал, неуклюже притянул к себе, прижал к груди, откупорил чёрную бутылку и залпом осушил её.
- Не-не-не-не-не, стойте! – воскликнула Несс, но так и стояла, будто окаменелая. Сердце её готовилось пробить грудную клетку.
- Ты иди, - сказал Пакинс, поудобнее устраиваясь в постели. – Скажи, чтобы не беспокоили. И скажи Мирелле, чтобы она меня навестила.

примечание: призраки выглядят так, как выглядели тела при смерти, поэтому они заботятся о внешности на смертном одре. я это упоминал в каком-то виде ранее, но пока не придумал, куда это вставить более прямым текстом, возможно, будет в этом отрывке. просто была мысль привязать это к некоторым неуместным здесь репликам в сценах до или после. подумаю ещё

Последний раз редактировалось Vasex; 12.03.2017 в 23:16.
Ответить с цитированием
  #23  
Старый 13.03.2017, 15:25
Аватар для Ранго
сыч
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,612
Репутация: 1334 [+/-]
4.
Цитата:
Мы содержим рысей. Выращиваем мех на продажу.
рысей на мех не выращивают. Дешевле в природе найти. Даже поискал в сети опыт подобного выращивания. В нашей стране, якобы, с 86 года. Но учитывая их нрав и затраты (1.5 кг мяса в сутки на рыло, плюс многочисленные капризы), выгодней соболей разводить.
действительно, получилось очень длинно. Почему правят призраки? Потому что мудрее? Разве так где-то выбирают власть - по способностям?
Охренеть (смотрю на готовый материал), сколько успел накатать. Спринтер. Не сдуешься раньше времени?
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 13.03.2017, 16:54
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Ранго, готов поспорить, что это возможно, пускай и не практикуется. надо же было что-то экзотичное придумать для другого мира (а там ведь и оазисы волшебные, и попросту много чего на магии замешано, даже рост шерсти... и раз она такая приятная, то почему бы на неё не быть спросу при возможности выращивать в промышленных масштабах?). я даже по деньгам выяснял. единственная проблема - много корма нужно. но есть мысль, что это потому что прибывающие в Скорлупу скармливают домашних животных типа крысок, кошек, птиц и т.д., чтобы те тоже стали призраками вместе с хозяевами, но я пока не могу продумать окончательно этот момент, поскольку неуправляемые призраки животных могут здорово помешать всему и вообще как-то убого будет, если ещё и животный мир попадает в загробный мир, бесконечные стада коров и т.д. :)
и вообще я смотрю bobcat в ютьюбе) в реальности им часто привозят хомячков и т.д. на съедение. адекватные хозяева, понимающие природу.
Цитата:
Сообщение от Ранго Посмотреть сообщение
Почему правят призраки? Потому что мудрее? Разве так где-то выбирают власть - по способностям?
прикинь, сейчас бы существовали все былые правители (да ещё многие бы, типа сталина, не факт, что не самовыпиливались бы раньше старости, чтобы обрести вечную жизнь в вечном правлении в ещё более-менее энергичном относительно здравом рассудке; хотя там бы тогда и до него наставников хватало бы)... и вот такая толпа исторически великих правителей - а под ними в живом виде какой-нибудь вечно развлекающийся разгильдяй типа лорда паука или какие-нибудь ноунеймы по сравнению с ними, как современные политики, которые ничего не стоят на фоне, грубо говоря
естественно, можно не сталина взять, а других, вплоть до александра македонского, например
а теперь сюда до кучи топоповых личностей по всем специальностям - эйнштейны, теслы, ньютоны и т.д. в науке; и бесконечно многие другие в других сферах.


про объём да - для меня проблема не объём набить, а начать писать) впрочем, сейчас сильно графоманю, на тщательную вычитку нет времени и сил. думаю, на днях всё-таки время найду. а пока костяк набиваю, который ещё потом обрастёт более качественным мясом.
заготовок, кстати, уже нет, ещё сегодня отрывок выложу и это будет либо конец первой главы, либо разобью их на две "1. Прибытие в Храм Наук" и "2. Вначале было Слово", как изначально планировалось. ещё не знаю.

Последний раз редактировалось Vasex; 13.03.2017 в 17:06.
Ответить с цитированием
  #25  
Старый 13.03.2017, 17:15
Аватар для Ранго
сыч
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,612
Репутация: 1334 [+/-]
а что мог бы посоветовать сейчас А.Македонский? Идея с призраками-то крутая, ничего не скажешь. (Впрочем, вечность души она и в "первой печатной книге" прописана.) Призраки прям как сетевые эксперты (в хорошем смысле, когда действительно эксперты) Брина, "ноосфера". (Но кто обяжет им повиноваться? Власть - это сила и удерживают её силой. А так да, почти все Великие по жизни советовались с духами, богами и прочими. Рейган со своей бабищей на гороскопах сидел, хе. Чем не духи?) Но вот в чём дело - они не могут не подвергаться "энтропии". Иначе, будет перенаселение духов.
Ответить с цитированием
  #26  
Старый 13.03.2017, 17:24
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Цитата:
Сообщение от Ранго Посмотреть сообщение
а что мог бы посоветовать сейчас А.Македонский?
ты забываешь, что он бы не ожил сейчас, а свидетельствовал бы прогресс сотни лет. любому современнику пришлось бы ещё с нуля изучать то, что знает/видел своими глазами такой далёкий предок, живущий и поныне в виде призрака. остаются только рамки человеческого мозга/памяти, но что если призраки могут запоминать и изучать больше и эффективнее, чем живой человек, обременённый всеми границами и дефектами плоти?



мифичность про ноосферу в тему - дальше по сюжету даже что-то вроде призрачных интернет-сетей

Цитата:
Сообщение от Ранго Посмотреть сообщение
Иначе, будет перенаселение духов.
есть искаженные, которых изгоняют на солнечную сторону планеты
есть те, кто уходит и тает на теневой стороне планеты
есть те, кто уходит под землю (о них потом)
и не забывай, что там не человеческая цивилизацмя размером с густонаселенную планету Земля
а крохотный клочок суши при сравнении
как новая зеландия, например
к тому же не все любят вечную жизнь, есть много способов, которыми они стремятся покончить с этим на свету или во тьме, как я сказал
конечно, стремятся из других миров, но, можно уже немного представить масштабы

Последний раз редактировалось Vasex; 13.03.2017 в 17:30.
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 13.03.2017, 17:44
Аватар для Ранго
сыч
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,612
Репутация: 1334 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Vasex Посмотреть сообщение
ты забываешь, что он бы не ожил сейчас, а свидетельствовал бы прогресс сотни лет. любому современнику пришлось бы ещё с нуля изучать то, что знает/видел своими глазами такой далёкий предок, живущий и поныне в виде призрака. остаются только рамки человеческого мозга/памяти, но что если призраки могут запоминать и изучать больше и эффективнее, чем живой человек, обременённый всеми границами и дефектами плоти?
говорю же, любопытно. Посмотрим, как ты в тексте выкрутишься.
А пока - можно брать любого лидера и смотреть как костенеет его мышление. Брежнев, к примеру, начинал прогрессивным политиком, а скатился в... маразм застой? Посему пожизненная власть и глупа, что человеку свойственно каменеть в своих убеждениях, а мир имеет свойство меняться. В таком же - с призраками, с обменом мнениями, с сохранением опыта, что бы не случилось внизу (грубо говоря - татары сожгли Москву и убили всех строителей. Что будет? А ничего больше не будет. Умельцев хрен найдёшь. Ремесло исчезнет. А тут - духи целы, секретные искусства никогда не пропадут) - мир может оказаться настолько динамичным, что даже будет открыт действительно логический и дешёвый способ разводить рысей на шкуры (хотя, почему рысей? Тогда уж амурских тигров или леопардов). Мир без тёмных веков. В общем, посмотрю я как ты сможешь выкрутиться.

Опять же - если духи думают, а правят другие - то прямо-таки вижу шахматную партию между Хаосом и "забыл, как зовут деда Корвина" в Хронике Амбера. Мудрецы сражаются на доске, а их марионетки, думая что абсолютно самостоятельны, на земле.

Последний раз редактировалось Ранго; 13.03.2017 в 17:50.
Ответить с цитированием
  #28  
Старый 13.03.2017, 22:43
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 10.:
10.
- Нет, хуже всего, если член отвалится! - не унимался Гниль, пока их двоих вели в зал для Испытаний.
Гаолин в очередной раз согласился, что это очень плохо.
- Знаешь, это пугает меня до такой же усрачки, как умереть и стать сраным призраком! – с дрожью в голосе продолжал Гниль. Его потащили на испытания, как запасного. Чтобы далеко не ходить за новым узником, если первый на очереди – Гаолин – слишком рано получит своё освободительное увечье. – Ведь чем хреново быть призраком? Только потому что не ощущаешь вот этого! – Он схватился за штаны в паху и сжал в кулак. - Так что если на Испытании отвалится твоя сосулька, то всё, остаётся с собой покончить, иного выхода я не вижу. Что так, что так. Если что, не переживай, я освобожу тебя от мучений. Настоящий мужик другого мужика в такой беде не бросит.
Гаолин вздохнул. Умереть – это хоть и гарантированная свобода, но тоже совсем не то, что он предпочёл бы.
- Уж лучше сидеть в четырёх стенах хоть до Полной Тьмы, но с яйцами, правду говорю? Правду? – Гниль приткнулся на ходу плечом к Гаолину, но стражники растянули их в разные стороны.
- Ага… - шептал Гаолин. Комок в горле и липкий язык не позволяли сказать что-нибудь более внятное.
Широкая винтовая лестница закончилась, и они очутились в обширном полутёмном зале с людьми и призраками. Из потолочных решётчатых люков лились лучи синего света.
- Нет, хуже всего, если тебе мозги перевернёт вверх дном, и станешь на мужские задницы заглядываться! – Гниль заскрежетал руинами зубов. – Тогда уж лучше яиц не иметь, ничего не иметь, и загробной жизни тогда уже не надо. Ничего не надо. Будешь, как этот, сраный Паук… только о мохнатых попках и думать… Не-е, будь у меня вечная жизнь, я бы так низко не пал! Никогда в вечности, никогда!
Гаолин кивал, хотя про себя подумал, что… ну, это всё же не самый худший расклад. С этим можно было жить. В конце концов, борясь за выживание в тюрьме, – он раскрыл в себе самые неожиданные качества: ради жизни человек, как и любое животное, уже готов был на многое. Да хоть глотку самому себе перегрызть, лишь бы это уберегло! Но Гнили лучше подобную философию не навязывать.
Впрочем, в Скорлупе жизнь всегда ценилась невысоко, ведь она в каком-то смысле продолжалась. Может, и не стоило за неё так цепляться здесь…
- Слушай, малый! – подпрыгивал Гниль, глядя назад, на Гаолина, поверх наплечника стражника. – Если я таким стану… мать-перемать… пощади, Сотня Богов! … Лучше меня тогда убей сразу! Вот сразу, как выйдем, убей! Окажешь услугу?
Гаолин мрачно кивал, толком не слушая и думая о своём.
Их вывели на возвышенную площадку, которую огибала одинокая дугообразная стена в два с половиной человеческих роста. На ней были начертаны и вырезаны различные рунные знаки. Защитные? От чего? Для кого? Гаолин не знал, а спрашивать – язык уже совсем не поворачивался.
- Ох, Сотня Богов. Ты ведь не сможешь меня убить – закон побоишься так сразу переступать! – в ужасе воскликнул Гниль. – Пощади, Сотня Богов. Не знаю, что тогда делать.
Гаолин увидел знакомую ведьму, которая кривилась вбок, и из которой торчал призрак ребёнка. Она подала знак стражникам снять с заключённых цепи.
- Ох, срать-пересрать, Гаолин! – злился Гниль. – Почему ты такая тряпка! Боги послали мне такую тряпку! Не сможешь ведь замочить, ну никак не сможешь! И не захочешь. И если захочешь, то просто не сможешь! Свинью прирезать не сможешь, что уж человека! Мужелюба! Тьфу!
Маги рассматривали Скрижаль Древних. Гаолин слышал об этих камнях немногое, но достаточно, чтобы держаться от них подальше в лучшее время. Иногда эти камни начинали болезни, с которыми никто не знал, как совладать, иногда они отрывали конечности, но иногда приносили пользу (в основном магам и богачам, а не простому люду, конечно же! Как всегда!). Только вот не ради полезных качеств этих камней держали здесь узников…
Мы просто мясо, которое не жалко, с новым приливом горечи подумал Гаолин. Но в какие-то мгновения он ощущал необъяснимое, безумнейшее спокойствие…
Возможно, вот ещё нашлись какие-то вещи, с которыми человек может смириться, хоть и подумать такого о себе раньше не смел…
- Херовы маги… - шептал Гниль снова и снова.
Гаолин крепко зажмурился. Я выберусь, я выберусь, я прошёл уже не один ад, я выберусь, я выберусь, остался один шаг. Освободительное увечье, освободительное увечье… да будет так, давайте, только быстро, быстро!
Когда он снова открыл глаза, то заметил, что маги начали расходиться по своим местам. Кто-то подошёл к постаментам с книгами и свитками, кто-то с кем-то продолжал переругиваться.
Говорили о каком-то Искажённом призраке, которому разрешили присутствовать.
Говорили о том, что какой-то маг явился пьяным. И пришлось вместо него звать его ученика.
Стук сердца мешал слушать и осмыслять этот вздор.
- Начали, начали, - приговаривал верховный маг, блуждая меж людей.
В отличие от других, он не использовал посох при ходьбе, а просто нёс его, будто в каком-то ритуале. Казалось, что он вот-вот стукнет им о пол. Но это всё никак не происходило. Он бродил, покрикивал на магов, вновь подходил к Скрижалю, отходил. Этот бесконечный взмах, это бесконечное ожидание – всё ужасно нервировало Гаолина. Он зажмуривался снова и снова.
- Делим слова, - сказала кривая ведьма. Кажется, её звали Мирелла. – Я беру верхнее. «Шрала». Правильно читаю?
- Скорее «Шралу», - подсказывал Искажённый учёный, держась поодаль, на почтительном расстоянии от каждого.
- Больные ублюдки, - говорил Гниль и плевался. – Кто их растил? Они что, не знают, что сраных Искажённых надо закапывать заживо, а потом изгонять сраного духа в горы? Они сами себя губят! И нас погубят, помяни моё сраное слово!
Мирелла назвала Гаолина по имени и приказала ему выйти в центр площадки.
Он молящим взором уставился на неё, а она сквозь уродливые маслянистые сосули-волосы исподлобья глядела на него, чуть улыбаясь, оголив одинокий кривой нижний зуб.
Улыбка стала шире, она навела на него посох и закричала:
- Шралу!
Гаолин чуть дрогнул от крика, но ничего вроде бы не произошло. Он посмотрел на магов, затем на Гниль. Заключённый щурился.
- На месте? Он на месте? Всё на месте?
Гаолин призадумался и кивнул.
- Фух! – от такого сильного вздоха у Гнили почти подкосились ноги. Он заулыбался: - Когда-нибудь эти сраные слова закончатся! Ты только держись, слышишь? Держись за всех!
Гаолин проглотил кусочек страха. Одним кусочком меньше.
- Шралу! Шралу! Шралу! – заговорила Мирелла тише, разными интонациями, с разными ударениями, с разными жестами. Призрак у неё на уровне плеча с воинственным видом пищал тоже самое, поднимая сжатый кулак вверх.
Ничего не происходило.
- Как обычно, - вздохнул верховный маг. – Ладно, пробуйте другие слова.
Маги загалдели. Их всего было трое вместе с ведьмой. Один молодой – вроде бы адепт тени. Ещё один – старый в форме буревестника.
- Дежаже!
- Аррасакс!
Верховный маг в это время ругался с пьяным стариком в отдалении. Тот бесстрашно смеялся верховному магу в лицо.
- Так, меняемся словами. И переходим на следующие, - скомандовала Мирелла.
Искажённый призрак стоял, замерев и держа перед лицом трясущиеся кулаки. Возможно, кому-то молился. Он не сводил взгляда с Гаолина, чего-нибудь ожидая, как и все.
Маги очень старались, на разный лад корчили рожи, чуть ли не кидались посохами в бедного узника.
- Ммбияру! - выкрикивала теперь Мирелла.
Какие же они уроды, видели бы они себя с моей стороны, подумал Гаолин.
- Смотри на меня! – громко зашипела Мирелла. – В глаза смотри! Именно в глаза! Ммбияру!
Гаолин побоялся это делать, его взгляд заметался вокруг неё, вокруг её отдалённого лица, по всему, что точно, не являлось глазами.
- Я сказала – в глаза! Лучше слушай ведьму! В крысу превращу и скормлю рыси, которую ты во дворе как пить дать видел! В глаза смотри, не то пожалеешь, мелкий паскудный выкидыш!
Такой злой он её ещё не видел. Гаолин широко открытыми глазами уставился на неё. Она начала перебирать слова, морщась и не сводя с него взгляда. Потом отвлеклась сначала на какие-то записи, потом посмотрела на камень, что-то позабыла. Гаолин отвлёкся на Гниль: тот приспускал штаны, показывал задницу и вопросительно поднимал брови.
Гаолин заметил движение краем глаза, перевёл взгляд на верховного мага: тот толкнул посохом хмельного – старикан неуклюже повалился на бок, грязно ругнулся, а потом расхохотался. Прозвучало что-то вроде «Это всё, что ты можешь, Хайнс? Я так и думал». Верховный маг топал к остальным магам и качал головой. Он прошёл мимо буревестника, переключил внимание на Скрижаль, решил, наконец, заняться ею.
И тут Гаолин услышал своё имя.
Его звала Мирелла.
В следующее мгновение Гаолина не стало: его тело разорвалось на тысячу кусков, и не успели они окончательно упасть, как взорвались вновь, по отдельности - вся площадка и полукруглая стена с рунами перекрасились в красный. А затем каждая капля крови будто лопнула, распавшись на частички - кровавую пыльцу подхватил прохладный воздух, а вскоре растворилась и она. От Гаолина даже лужицы не осталось.
В момент взрыва верховный маг с превеликой готовностью стукнул посохом оземь. Течение времени стало медленным, как у патоки.
- Херовы… маги… – до смешного медленно заорал Гниль. Не будь замедления – его бы заметно трясло от дрожи. – Херовы… сравшие… падлы…
- Вот… это… жахнуло… – с расстановкой и восхищением прокомментировал мертвый брат кривой старухи. – Мирелла… давай… ещё… давай… ещё…
Призрак Гаолина оглядывался по сторонам, но тела своего не находил. Даже ошмётков. Он невольно левитировал, парил, поднимаясь ввысь.
- Что... произошло? - спросил он несколько утробным голосом.
- Какое-то заклинание расщепления? – прогрохотал верховный маг, медленно шагая к месту происшествия. Мало кто понимал, что он спешит, как может. Выглядело, будто старик осторожно ступает, не до конца доверяя своим больным ногам вес своего тела… – Слишком мощное... Ты как, Мирелла?
Остальные при грохоте взрыва бросили дела, застыли и уставились на ведьму. И теперь едва ли могли двигаться.
- Очень… странно... - пробормотала она, прислушиваясь к себе и оглядывая свои руки.
- Славно… – хохотал призрак Искажённого в отдалении. – Славно… это то… что нужно… за этим… стоило… идти… на край… мира…
- Громыхнуло… так… что… зашатался… пол… – воскликнул юный практик тени.
- Тебе нужно восстановить силы? – спрашивал верховный маг ведьму. - Присядь, я подам зелье...
- В том-то… и… дело… отдачи… никакой... - Она взволнованно зашептала: - Оно… ничего… не стоит… это… заклинание... ни капли силы...
- Всё… было… не зря… – радовался Искажённый, вздымая руки к свету, льющемуся с потолка.
- Вы… убили… меня… – дошло до Гаолина-призрака. – Где… я? Меня… больше… нет … убийцы…
- Долбаная… шлюха-… ведьма… жертва… инцеста… с Сайксом… долбаные… вы… все… сыны… гхаргов… это… так… вы… с гражданами… Паутины… поступаете? - разгорячился Гниль, перекрикивая всех. – Долбать… вас… в сраку… лучами… Рашмы… мы… это… так… не оставим… Гаолин… это… так… не… оставит… правда? …ты ведь… теперь… свободен… ты… всем… расскажешь… как нас… терзают… и умертвляют… ни за что…
- Я… всего лишь… продавал… дурман-… траву… – Призрачный Гаолин попытался от досады схватиться за лицо, но руки двигались так медленно, что он передумал. – Вы все… сволочи… её… пробовали… чтобы… видеть… призраков… без синего… огня… вы… все… могли… быть… на моём…. месте….
- Всем заткнуться! – рявкнул верховный маг и снова стукнул посохом о каменный пол. – Мирелла, призраков тоже заглуши!
У всех в зале будто отняло воздух – но и дышать больше не нужно было. По крайней мере, пока.
Все немо раскрывали рты – кто-то пытался освоиться с непривычным состоянием, а более опытные маги-старики – что-то озлобленно, но беззвучно кричали верховному магу. Они двигались к нему, но очень медленно, словно увязли в одном большом невидимом желе. Впрочем, верховный маг и ведьма тоже не могли нормально двигаться. И всё же первый двигался заметно быстрее остальных. Это была его стихия.
Гаолин пытался плыть то в сторону места, где недавно стоял, с мыслью, что это всё-таки какое-то недоразумение, это какой-то странный сон, ведь всё не должно быть так, то с вновь нахлынувшим осознанием рвался прочь из злополучного места, подальше от этой шайки чернокнижников и тюремных оков. В любом случае болтался в воздухе почти неподвижно. С такой скоростью он бы долетел до ближайшей стены в лучшем случае за десятую часть жизненного цикла тортиглии.
- Давай ещё раз по порядку. Что ты проделала?
- Решила… что все… эти строки… не отдельные… слова… или мысли… а одно… целое. – Она говорила очень медленно, но маг молчал, приближаясь к ней в гробовой тишине. – Фраза… или… единое… слово… зачитала… все… по порядку… потом… позвала… его… по имени… потому что… он… перестал… меня слушать…
- Ты зачитала весь Скрижаль и назвала мальца по имени?
- Выходит… что так.
Не давая ей договорить, он уже выстреливал новые слова – намного быстрее, чем это могли делать остальные:
- Ты зачитала заклинание… всё это, как одно заклинание… И когда назвала его по имени, он превратился в чёртов песок?
- Я… не уверена… что даже… песок остался…
- Без отдачи?
- Без…
- От такого сильного заклинания слабого мага могло бы и раздавить отдачей!
- И я… не утратила… силы… даже… могу… призвать… призрачную… бурю…
- Проклятье. В чём твой секрет? Как это возможно?
- Я точно… знаю… что могу… мне… не нужно… зелье…
- Этого не может быть. Это не укладывается в чёртовой голове.
- Это… очень плохо… Хайнс.
- Я знаю. Молчи.
- Это… опасно.
- Замолчи. Замолчи. Заткнись. - Он почти добрался до неё, вытягивая вперёд руку, будто пытался схватить её за лицо. – Дай подумать. Так. Так. Проклятье Сотни Бо… Думай, Мирелла. Тоже думай. Мы должны решать. Быстро.
Её глаза всё округлялись и округлялись. Гаолин не видел её такой напряжённой и напуганной, почему-то ему казалось, что она такой бывала чрезвычайно редко, если бывала вообще.
- Это связано с твоей специальностью? – вопрошал маг.
Она замешкалась с ответом.
- Говорить с…
- С духами, да. – Маг перебивал её, двигаясь и произнося слова быстрее. Вероятно, он и мыслил намного быстрее остальных в зале.
- Я... так... не... думаю... бес... смыслица... дрожали... иные... струны...
Проклятые маги, подумал Гаолин в бессильной злобе и скорби по самому себе, заигрались в богов и даже не понимают, что загубили судьбу человека. Не хочу так рано отдаляться от живых!
- Имя другого, – повысил тон верховный маг.
- Что? – спросила она.
- Имя другого узника.
Гниль быстро начал перестраивать озлобленное лицо в гримасу ужаса. При этом он откидывался назад, мотая головой «нет-нет-нет», а рот продолжал выплёвывать беззвучную тираду ругательств. Но медленное время держало его словно в оковах.
Жуткая ирония, подумал Гаолин, маги освободили их от цепей, ведь у магов им всегда найдётся замена. А они, глупцы, восприняли это как начало пути к свободе.
- Они… его… называют… Гнилью… но по докладу… он… - Она медленно опускала взгляд на свиток пергамента. – Роджи… Вайгхофус.
Гниль так выразительно проклинал и посылал всех обитателей Храма Наук, что Гаолин без труда мог прочитать каждое слово по губам. Даже при том, что никак читать не умел.
- Закрой рот рукой.
- Что?
- Закрой рот ладонью. – Кажется, маг кричал это, но расстановка по слогам всё портила.
Мирелла медленно поднимала ближайшую руку к лицу. Из-за её постоянной сутулости – путь предстоял не таким долгим, как мог быть.
- Говори, только тихо.
Гниль от ужаса и ярости будто преодолел один из магических барьеров и начал двигаться быстрее, почти как верховный маг. Но это была дорога вникуда.
- Говорить… что? – переспросила она, голос звучал приглушённо из-под пальцев. Её испуганный взгляд ползал туда-сюда по залу – на верховного мага, на чёртов камень, на Гаолина, на Гниль…
Гниль разворачивался спиной к магам, спасаясь бегством.
Верховный маг стоял уже вплотную к ведьме. Он взял её за плечи, двумя пальцами при этом удерживал посох. Сперва можно было счесть это успокаивающим жестом, но он поворачивал женщину вокруг её оси. Мелкий призрак на боку колдуньи в восхищении раскрывал рот и выпучивал глаза, будто от величайшего приключения в жизни.
- Заклинание, - ответил маг.
- Я… не смею, - сказала она.
- Что? – явно вскричал он, но медленное течение времени сделало эффект смешным. Только никто в такой час не смеялся.
- Не имеем… права…
- Какого гхаргского члена… - перебивал её он.
- …испытывать…
- Всё имеем. Заткнись. Заткнись, твою мать.
- …уже известные… нам…
- Потерявшая страх и рассудок дура. Нашла время зачитывать… - расхохотался он.
- …опасные… заклинания… на…
- Ты не спеши. Мы никуда не торопимся.
- …живых… людях.
- Закончила? Ты смотрела на него, когда произносила слова?
- Что?
- Ты смотрела на прошлого узника, когда произносила чёртовы слова?
- Да…
- Направленные заклинания действуют на объект, когда он находится в поле видимости, так?
- Да...
- Исключения бывают?
- Быва…
- Перечисли их, мы подождём. Так. Все достаём перья и начинаем записывать. Ведьма проводит урок.
- Заговоры… Привороты… Присушение… Призрачный канал...
- Отлично, можешь не продолжать, не раскрывай все карты, - медленно рассмеялся верховный маг, взгляд у него был безумным. – Как они действуют?
- Можно… колдовать… на… расстоянии…
- Отлично.
- Не видя… жертву…
- Но зная имя. Или даже по рисунку. Или представляя лицо. У разных ведьм по-разному получается, а чаще не получается вовсе. Молодец. Лучше и не скажешь. Замечательно. Что-нибудь из этого похоже на твоё последнее заклинание?
- Нет.
- Тогда, пожалуйста, испытай это неизвестное нам и всей науке заклинание, не глядя на жертву…
- Заче…
- Исполняй, Мирелла. Или я натяну тебя на руку, как перчаточную куклу, и проговорю твоей дурацкой головой сам.
- Шралу… - начала она.
- Умолкни. Дура. Прикрой рот ладонью. Чтобы лишний раз не слышали. – Он, наверное, не просто хотел помочь прижать её руку к губам, а просто ударил, но медленное время превратило всё в какой-то безумный танец. Он давил на её рот поверх её руки, а ведьма то ли откидывалась, то ли отклонялась, но отступала назад. И вот уже, чуть не падая, опустила одну ногу на более низкую ступеньку своей платформы.
- Да я… поняла… уже… - приглушённо кричала она. Уже окончательно развернулась и смотрела в противоположную стену зала, где никого не было.
- Хорошо. Теперь шёпотом. Заново.
Она стояла спиной к Гаолину и Гнили. Последний уже преодолел два шага, но скорость его возрастала.
- Просто слова. И просто добавь в конце полное имя.
Это какое-то безумие, думал Гаолин. Я ведь от этого умер! Я действительно погиб от их рук! И они добивают остальных! Гниль мне не друг, но он ведь ничего не сделал такого… чтобы так нечестно…
Гаолин видел часть лица Миреллы из-за её спины, видел, как вздувается скула, как двигается челюсть, даже немного ухо. Но уже никто не мог разобрать слова, кроме Миреллы и, может быть, мага, который стоял рядом. Тот оторвал взгляд от ведьмы и медленно переводил его на убегающего Гниля.
Лицо узника исказилось от напряжения и безмолвного крика. Он вперил взгляд в какую-то заветную цель, последнюю надежду. Там, у задней стены. Быть может, какая-та дверь или какое-то укрытие. Он был достаточно умён, чтобы понимать свои шансы, но также он понимал, что у него нет иного выхода. Только один – этот.
Да бросьте, подумал Гаолин, вспомнив яростный взгляд ведьмы, когда она назвала его по имени. Она просто обрушила на него свой гнев. Произнесла убийственное заклинание, глядя только на него одного. Правильно говорит чёртов колдун – не сработает эта штука на одно только имя, произнесённое вслух… Это было бы так смешно и глупо… Это было бы вопиюще неправильно… Нет, его убили не так. И Гниль это не убьёт, иначе можно было бы так просто…
Вновь этот оглушительный грохот начал нарастать ещё до того, как Гниль начал меняться… На бегу он начал расти во все стороны. А потом тело растрескалось – покрылось мелкой чёрной паутиной. Кровь просто чудовищно отставала. Потом, вслед за этой паутиной показалась новая, внутренняя, в погоню за снарядами-кусками протянулись красные и чёрные нити в окружении прочих брызг, объяснив, что в этой картине нет ничего загадочного, что это просто плоть и кровь, что это просто смерть, вопиющий пустяк, что это просто ещё одна смерть, и, вполне возможно, смерть всему живому.
Верховный маг печально усмехнулся и даже при своих возможностях как-то слишком не спеша потянулся к поясу, откупорил синюю бутыль и вскоре под нарастающие возгласы протеста опрокинул вязкое содержимое в себя.


конец первой главы. а, может, и второй, если разделю на две.

апд. сегодня, 14ого, буду писать не новую страницу, а редактировать и дополнять старые. как минимум, по этому посту будет заметно, что добавятся 3000 знаков. но, думаю, что всего в общей сумме добавится намного больше

апд 22:50 14 марта. страницу написал, но втиснул в предыдущие. дополнил 5 и 6 отрывки.
Скрытый текст - подробнее:
это
Цитата:
Муна нашла Тракеция Скрёбыша в его самом личном кабинете – где всегда царил творческий беспорядок: всюду были разбросаны и развешаны рисунки конструкций, частей человеческих тел. Из двух братьев-изобретателей – этот был выдумщиком, а Руций Скрёбыш – воплотителем. Человек искусства и человек дела.
превратилось в это
Цитата:
Наспех возведённая только из-за нехватки рабочего места в излишне вычурных хоромах Храма наук, на фоне тёмных однотипных дворовых построек – складов, казарм, домиков прислужников - мастерская братьев Скрёбышей казалась неуместной трущобой, зданием под снос, не иначе. Какие великие мастера могли обитать под этой ужасно спроектированной крышей? Словно опасная глыба льда, за которой своевременно не доглядели, она нависла всей этой гигантской снежной шапкой и криво уложенными брёвнами, скорее над улицей, чем над самим зданием, прямо над входом, норовя обрушиться на подошедших слишком близко.
Муну физические опасности не волновали, она в нетерпении летела к затенённому и непримечательному фасаду.
Внутри царил всегда поражающий и вместе с тем такой родной и привычный хаос. Мебель не на своих местах, точно ураган прошёл; страшный бардак из слесарных инструментов, каких-то невообразимых доспехов, грязной посуды, предметов одежды, чертежей. Местами всё покрылось серой пылью и будто потеряло краски от времени и бездействия, а кое-где виднелись недавние оазисы – признаки пребывания людского: горящая свеча возле раскрытых книг, ещё горячий чай возле окна, покрытого морозными узорами, свежие блестящие краски на палитре подле мольберта. И всё верхом на ковре опилок, титановой стружки и объедков. А ведь тут совсем недавно была цинадская проверка, тут почти каждый день бывает Хайнс и другие не последние маги Храма Наук!
Ещё Муну встречали изваяния из горных руд, люди-статуи, такие знакомые, но всё такие же неживые. Многие в разных позах, но большинство выровнены по скучной солдатской стойке; кто-то недоделан, кто-то испорчен, а кто-то использовался как вешалка для всего подряд.
Эта неподвижность человеческих силуэтов, подумала Муна, страшит, как если увидеть мертвеца, который каким-то чудом держится на ногах. Да уж, и после смерти смерть всё ещё страшит.
Муна нашла Тракеция Скрёбыша в его самом личном кабинете – где тоже царил творческий беспорядок, но более художественный: всюду были разбросаны и развешаны рисунки конструкций, частей человеческих тел. Из двух братьев-изобретателей – этот был выдумщиком, а Руций Скрёбыш – воплотителем. Человек искусства и человек дела.
а это
Цитата:
Стражники пропустили Руция, Орону и голема Эолина во дворец. Взобравшись по многочисленным ступенькам очень длинной, но отлогой лестницы, они добрались до ворот тронного зала.
- Вечный Трон, подумать только! – выдохнул Руций, смахивая пот, мотая головой и не веря, что это происходит наяву.
превратилось в это
Цитата:
Взобравшись по многочисленным ступенькам очень длинной, но отлогой лестницы, они добрались до парадного входа во дворец.
- Эти ступени… сколько раз он сходил и восходил по ним? Быть может, даже босиком?
Ага, с ухмылкой подумал Руций, быть может, пометил здесь уже каждый камень за сотни лет жизни. Всем, чем только мог придумать.
Стражники пропустили Руция, Орону и голема Эолина внутрь без долгих расспросов. Для мира, где за точным временем никто не следит, встречи с королём всё равно носили заранее многократно спланированный и оговоренный характер.
- Покои Лорда Паука… - шептала Орона.
Нет, думал Руций, это лишь нескончаемые коридоры и какие-то залы ожидания для гостей – и всё с приступом гигантизма: камины, диваны, шторы, статуи и фонтаны – всё как минимум длиной или всем размером с малый сельский дом. Хотя, конечно, отделку поручали лучшим мастерам, и баснословные деньги обрушили на убранство. Какая ткань ковров! Подсвечники из серебра, ручки дверей из золота! Знаковые места наполнялись магическими благовониями и не просто так – а чтобы настроить на нужный лад. Например, в зале с флагами, вымпелами и штандартами былых воинств, государств и других миров ощущался жар, пыль, запахи ярмарки и будто бы крови, но это вызывало не тошноту, а скорее голод, так было задумано; а там, где хранились картины и находки на тему покорения Грандуа – дышать было слишком холодно, но это почему-то приливало новые силы, открывало второе дыхание – точно ты сам, а не Лорд Паук, усмехался с вершины Кхекса – самой высокой точки горной цепи.
Руций в тревоге задумался. А что если голем случайно что-нибудь испортит? Хватит ли у Храма Наук денег, чтобы расплатиться? Впрочем, в конце концов, за всё платила Цинада.
- Тронный Зал Лорда Паука… - шептала Орона.
Внушает, подумал Руций. Но лишь размером. Чем не центральная городская площадь, накрытая шатром из камня? Вот только камушком до такого потолка не добросишь. Порой казалось, что нигде в Скорлупе, кроме Грандуа такой высоты воочию не увидишь– любая подобная высота должна была встречать восход Рашмы… Но ведь снаружи купол дворца не был залит светом… Секрет здесь был в том, что гости дворца не замечали, что длинные коридоры после лестницы на входе, ведущие к Тронному Залу, шли под небольшим углом вниз – так посетители постепенно спускались под город, любуясь торжественным убранством покоев.
- Вечный Трон… - шептала Орона.
Да, подумал Руций. Конечно, это кресло с обыкновенной подушкой под задницу и мягкими подлокотниками ничего особенного в себе не таило, разве что приковывала взгляд его высочайшая каменная спинка, уходящая куда-то в неразборчивую тень под своды потолка в центре зала.
- Как много здесь вещей, намекающих на бесконечность, - восхищалась Орона по пути к Вечному Трону и группе людей возле него. - Даже эти свечи повсюду… Поговаривают, что они никогда не уменьшаются и не гаснут. Ничего особенного, слуги подпитывают магией, наверное… Зато какой эффект, какой символизм!
- А у нас в домах одни тортиглии, - усмехнулся Руций через силу. В этом до того гигантском зале, что приходилось напрягаться, чтобы осознать его, даже если напрямую наблюдаешь его, становилось не до шуток. Все слова казались мелочными и неуместными подробностями из никчемных людских жизней, коим тут не место.
Руций выдохнул, смахивая пот, мотая головой и не веря, что это происходит наяву.


апд. сегодня, 15.03.2017, 23.18 - написал страницу, чтобы дополнить ей отрывок №2 - о содержании рысей и немного об устройстве мира - в общих чертах теперь описывается раньше первого появления Муны в карете... надеюсь, не убил начало - не сильно переусложнил теперь сцену с каретой
Скрытый текст - дополнил 15.03:
было как-то так, я старый вариант потерял, т.к. успел подправить эти абзацы тоже:
Цитата:
Ещё был рысёнок Кыс, которого Несс держала на руках и поглаживала днями напролёт, но он почти всё время спал. В поездке его тоже укачивало, он растерял всю свою прыть и бодрость. Отец Несс – один из самых знатных баронов шестого сословия, владелец одного из сегментов Паутины Лорда Паука – зарабатывал большие деньги на разведении рысей. Продавал их мех по огромным ценам при почти полном отсутствии конкуренции. Весь земляной надел состоял из вольеров для крупных кошек. Мать Несс в свободное от развлечений время организовывала экскурсии по этому зоопарку, и они были достаточно популярны – даже семейства других баронов приезжали погостить ради этого.
Синий огонь не согревал, не освещал, зато оголял ранее скрытый призрачный мир. Поскольку Несс держала путь не одна, теперь она могла рассмотреть попутчицу. В богатом облачении красно-золотой расцветки, немного старомодном, но изящном, вызывающем и уж точно слишком лёгком для климата Скорлупы перед ней в карете сидела Муна – при жизни известная куртизанка для богатых аристократов, танцовщица, певица, художница… За этой массой увлечений имелись отнюдь не выдающиеся таланты, скорее ветреность, постоянная смена интересов и прекрасные телесные формы, которые всё окупали. Муна не ощущала холода, точнее ощущала совершенно иной холод, укрыться от которого никакая одежда не помогла бы.
Она умерла около пятидесяти лет назад. Но в мире Скорлупы мёртвые души оставались в виде призраков и продолжали в каком-то роде существовать и докучать живым. Полупрозрачные, неосязаемые, но всё такие же, как при жизни.
- Тратишь кристаллы из-за скуки! Расточительство! – с улыбкой сморщила носик Муна. – Что говорил про экономию твой отец?
стало вот так:
Цитата:
Ещё был рысёнок Кыс, которого Несс держала на руках и поглаживала днями напролёт, но он почти всё время спал. В поездке его тоже укачивало, он растерял всю свою прыть и бодрость. Отец Несс – один из самых знатных баронов шестого сословия, владелец одного из сегментов Паутины Лорда Паука – зарабатывал большие деньги на разведении рысей. Продавал их мех по огромным ценам при почти полном отсутствии конкуренции. Весь земляной надел состоял из вольеров для крупных кошек. Мать Несс в свободное от развлечений время организовывала экскурсии по этому зоопарку, и они были достаточно популярны – даже семейства других баронов приезжали погостить ради этого.
Со стороны это всегда сопровождалось удивлением и порицанием… Разводить рысей? Ещё бы драконов разводить додумались! Все сразу спрашивали – где же барон берёт столько мяса для животных? В этом была небольшая хитрость, до которой додумались немногие, поэтому сильной конкуренции у отца Несс ещё не было…
В Скорлупе говорили: «преисподняя переполнена, реку мёртвых сковало льдом». Здесь люди иначе относились к смерти, чем в других землях – всего лишь как к промежуточному этапу, и это было отнюдь не слепой верой: как раз именно своим глазам верили, ведь здесь загробный мир можно было воочию лицезреть с помощью синего огня, дурман-травы или другими способами. Некоторые призраки даже умели на время становиться видимыми для живых; так что Скорлупа – не лучшее место заводить любовников после преждевременной кончины партнёра. Или надеяться, что покойники молчат. Убийство здесь редко сходило с рук.
Конечно, большинство предпочитало хоронить трупы: по звериным инстинктам закапывать всякую испорченную гадость подальше от глаз и ноздрей. Только вот в Паутине зачастую требовалось сначала долбить лёд, да и землю копать в этом холодном краю – совсем не плёвое дело.
Новая привилегия человека разумного – сжигать людей. Не все умершие были к этому морально готовы, да и древесина на ледяном острове была довольно редким и ценным ресурсом. А ещё так поступали гхарги – и со своими, и с врагами, что отпечаталось мрачным символом в народной памяти после былых войн.
Конечно, богачи могли позволить себе любой каприз за счёт импорта из других миров.
Были и другие способы – например, отправлять труп в лодке в открытые воды, как поступали многие народы в чужих мирах. Только вот если он тонул – то вода или рыбы страшно обезображивали его (вездесущие призраки легко такое находили даже на дне тёмных вод), а если продолжал плыть – то либо искажался от Рашмы, либо кормил бестий на тёмной стороне Скорлупы. Что тоже не очень приятные варианты для жителей любого сословия.
Но порой тела просто замораживали, чтобы решить их судьбу позже: призраки зачастую никак не могли определиться, что делать со своей бывшей оболочкой.
Многим было всё равно: «пускай забирают себе, если им так надо, мне плоть уже не нужна!»
Многие даже настаивали: «пускай этот разлагающийся ужас побыстрее уничтожат!»
Многим нужны были деньги барона: «Этот безумец хочет купить тело мертвеца! Бесполезный труп! Это же лучшая сделка в моей жизни! Извини, бабуля, но ты просто сейчас в шоке и не мыслишь здраво, память о тебе и твоя душа никак не пострадают, ведь с этим мусором ты уже никак не связана! Это как прибираться за больным… А кто-то готов этот материал вообще купить! Нет, он не некромант, бабуля…»
Естественно, отец Несс, будучи бароном в сегменте пятого сословия, покупал тела простолюдинов из более низких сословий – например, из десятого, там вообще можно было купить целую телегу трупов за сущие копейки. Он часто шутил, что при желании мог бы там за столько же даже заказать свежих на свой выбор.
Только приходилось проверять их – а не больны ли они чумой или каким-нибудь другим популярным нынче недугом в низких сословиях. Поэтому при дворе всегда было в почёте семейство слуг-знахарей: некоторые из них ухаживали исключительно за животными и контролировали, питаются ли те здоровой безопасной пищей.
И лишь немногие умершие осознавали природу во всей её естественной красе и готовы были отдавать тела с полным пониманием того, что их ждёт, и только ради этого занимались доставкой блюд из себя, как прочие отдавали барону своих умирающих или уже почивших домашних животных. Многие в семействе и окружении отца Несс уже даже завещали своим телам ту же участь.
В общем, рыськи не голодали, а духи, бывшие владельцы тел, на них зла не держали. Ну, возможно, кроме зверюшек, чьё мнение никто не спрашивал. Однако призрачного мира для животных либо не существовало, либо жители Скорлупы ещё не научились его видеть.
Синий огонь не согревал, не освещал, зато оголял ранее скрытый призрачный мир. Поскольку Несс держала путь не одна, теперь она могла рассмотреть попутчицу. В богатом облачении красно-золотой расцветки, немного старомодном, но изящном, вызывающем и уж точно слишком лёгком для климата Скорлупы перед ней в карете сидела Муна – при жизни известная куртизанка для богатых аристократов, танцовщица, певица, художница… За этой массой увлечений имелись отнюдь не выдающиеся таланты, скорее ветреность, постоянная смена интересов и прекрасные телесные формы, которые всё окупали. Муна не ощущала холода, точнее ощущала совершенно иной холод, укрыться от которого никакая одежда не помогла бы.
Она умерла около пятидесяти лет назад. Но в мире Скорлупы мёртвые души оставались в виде призраков и продолжали в каком-то роде существовать и докучать живым. Полупрозрачные, неосязаемые, но всё такие же, как при жизни.
- Тратишь кристаллы из-за скуки! Расточительство! – с улыбкой сморщила носик Муна. – Что говорил про экономию твой отец?

тут как минимум +3000 знаков, даже больше
и пока никаких больше исправлений не было, всё будет, просто сегодня не очень подходящий у меня день
планирую, конечно, дописать и переписать в выложенных отрывках многое

Последний раз редактировалось Vasex; 17.03.2017 в 18:03.
Ответить с цитированием
  #29  
Старый 16.03.2017, 21:46
Аватар для Мережук Роман
Всех сожрал в Ужастиках 2012
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,391
Репутация: 1772 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Мережук Роман
Vasex, а новый контент когда будет? Как то не улыбается возвращаться к правкам\вставкам постоянно.
На 5-м отрывке завис совсем. Не пошло совсем.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #30  
Старый 16.03.2017, 22:36
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
23.36. апдейт первого отрывка, минимум +3000 знаков соблюдено
Скрытый текст - что добавил в разные части текста:
...Они возвращались с далёкого материка, где изучали следы загадочной павшей цивилизации Древних. Пакинс вместе с другими учёными за время экспедиции открыли несколько новых заброшенных городов, один из которых – целый мегаполис – по размерам и важности вполне мог потягаться с Венозенгом, а то и Цинадой – двумя крупнейшими людскими городами...

...Он дотронулся дрожащей рукой до повязки. Палящий песок, поглотивший большинство городских руин; слабые, но всё же грозные и опасные от голода и безумия мутанты, давно утратившие облик человеческий, на этих осколках цивилизации; сверкающее бесчисленными бриллиантами в лучах Рашмы море; артефакты Древних – каменные плиты с человеческий рост, на которых были вырезаны забытые историей факты или заклинания… Скрижали Древних… То немногое, что видели эти глаза, утрачивая зрение во время похода. В конце концов, бортовой целитель их попросту удалил из-за опухолей, вызванных Рашмой… Но учёному было достаточно того, что он видел. Другие исследователи и о таком мечтать не смели...

...Бесконечно долгие дни во тьме, холоде и мокроте. Бесконечное бренчание цепей, как последняя песнь жизни. Бесконечная отвратительная похлёбка. Бесконечно долгие взгляды матросов, друзей. Коих Пакинс потом больше не видел. Это было благом. Запахи он тоже уже не различал то ли больным носом, то ли больным мозгом – и для борта «Любопытного» это было великим благом! Плоть тоже подводила – бесконечно онемелая, она приняла бесконечный холод за вторую кожу. Тоже благо. Оставались только звуки и разные ноты боли… Всё же это была нелёгкая дорога...

...Мятеж. Бунт. Попытка захватить власть на корабле. Для такой ослабленной команды – возможно, так оно и было. Но со стороны это выглядело просто смешно - походило на толкучку дремучих стариков. Игра – кто кого перехрипит и кто кого утопит собственной блевотой. Никто не погиб – матросов в подчинении опытного мореплавателя Роудера было больше, и они были более крепкими, лихо скрутили борцов за науку. Потом была война молчанием… Бессмысленная и умирающая вместе с командой...

...И вообще Храм Наук нанял меня именно в противовес вам: удержать от глупостей, ведь мы должны знать меру во всём. Мы на пределах человеческих возможностей, а вам всё ни по чём! Без глаз рвётесь в бой! Вернуться домой, вернуть добытые Скрижали – это не менее важная задача, чем добыть их. Самая главная! Кому будут нужны тысячи таких Скрижалей, которые мы бы добыли с вашим упорством, если бы не смогли доставить их назад? Вы мне даже снились, Пакинс, мёртвым и довольным в обнимку с этими булыжниками. На дне океана. Только вот не знаю – это я вас в воду бросил или ваша беспечность туда завела вас без чужого вмешательства...

...Да что там героями – кто знает, какие знания мы не добыли, не сумели собрать, быть может, они ждали нас за следующим поворотом, за следующей дверью…
Страх учёного был сильнее боли, холода, голода и прочих неудобств. Страх, что они на самом деле вернутся ни с чем. Тогда действительно – какой смысл возвращаться? Мало того, что исказились, так ещё останутся неудачниками в истории, которые умерли ни за что…

...В городе Фортстуне проживали немногие, всё носило здесь временный характер – в первую очередь из-за близкого восточного края стены (за ним начинались Восточные Золотые Поля, где царствовал Рашма). Когда-то здесь, в тени на краю бухты, просто разбивали палатки при подготовке в экспедиции. Потом появились многочисленные иглу из снега или кубов льда: одну часть теперь населяли обречённые недолговечные рыбацкие семьи, когда у южных морей им негде стало селиться и приходилось теперь питаться облучённой рыбой; другая часть хижин – по большей части пустовала и служила временной крышей для прибывающих или убывающих групп...




Мережук Роман, на выходных, а точнее после них - точно.
зачем тебе новый контент, если завис на пятом?) значит, надо пятый делать и делать!)


апдейт. 17.03.2017. 20:52. значительно дополнил восьмой отрывок. дополнил бы ещё чё-нить, но иду смотреть "Сплит" в кино :)
Скрытый текст - знаки соблюдены:
....
....
...
Из ничего он вынырнул во тьму.
Вендр по-звериному бесшумно припал на четвереньки и поспешно огляделся. Он стоял абсолютно голым на своей одежде, которая ранее была на нём; вокруг, в тесной коморке, были развешаны другие робы и рясы – не много, но и не мало для юноши, отдавшему жизнь служению Храму Наук. Так уж заведено – дни в Скорлупе одинаковые, но по цинадскому времени робы должны быть разные. Цинада пропагандировала Порядок всегда и во всём.
Вендр ощущал себя матёрым стариком, хотя на деле был совсем молодой, однако, уже не простой ученик – все его сверстники, закончившие обучение, отправились работать магами – куда-то в Паутину или другие миры. Если, конечно, успешно сдали экзамены, а это получалось далеко не у всех.
А он остался. Слишком хорошо владел магией тени. Тут только три пути – в учителя… шпионы… или злодеи.
Её неосязаемые, едва ли видимые и осмыслимые щупальца расползлись во все стороны от гардероба – в комнату Вендра, в коридор, в соседние помещения, вверх и вниз – на другие этажи. Никого рядом. Только за двумя стенами вправо – беззвучно кричащий на себя от депрессии какой-то призрак внутри толстой стены; а за тремя стенами влево – группа учеников-целителей знакомится с новенькой, которая ведёт себя излишне надменно:
- Мне всё равно, где я буду спать. Я здесь надолго не задержусь, вот увидите.
- Тебя хотят выгнать? – спрашивали её. – Что ты натворила?
- Мне самой здесь не нравится!
- Ты, наверное, из четвёртого сословия? Тебе здесь слишком мерзко?
Кажется, они улыбались, подшучивали над ней, но новенькая реагировала излишне серьёзно:
- Слишком мерзко – лучше и не скажешь. Все эти учителя, все эти мерзкие больные…
Вздор, подумал Вендр. Не отвлекайся. Проверь ещё раз. Будь терпелив, как возможный враг. Нет, всё-таки в других залах и коридорах – никого. Можно выходить из укрытия.
Вендр скорым образом оделся, спрятал амулет за пазуху и, не торопясь, то и дело прислушиваясь, вышел из шкафа.
Никого. Можно расслабиться.
Но нет! Оплошность! Одна рука тьмы отделилась от угла комнаты и облизала пол по направлению к мальцу. Вендр замер, гадая, его секрет раскрыт иль нет. В это время лоскут тени начал расти из пола вверх, обретать форму.
Корабус, его учитель, был тот ещё лентяй. Он сформировал лишь челюсти из блестящей смолистой тьмы, хотя обычно требовал от единственного ученика человеческий силуэт в полный рост:
- Вендр… Вот ты где… Дуй сюда, прогульщик…
- Сейчас буду, - буркнул Вендр. Про себя усмехнулся: учитель искал его и, скорее всего, не догадался искать в шкафу. Но теперь придётся быть вдвойне осторожным. В следующий похожий раз тот непременно туда заглянет, ведь точно видел, как ученик оттуда выходил. Что он подумал? Непонятно. Вряд ли он даже подозревал, хотя его способности были сильнее… Но это не надолго.
А ведь Корабус спал, когда Вендр пришёл к нему на урок недавно. Ученик привык к разгильдяйству наставника, сделал это общим делом, и решил не беспокоить старца. Понадеялся, что тот проснётся ещё не скоро…
Неосторожность! Вендр корил себя за нетерпение. Это ведь может всё испортить! Никогда больше не стоит отлучаться из этого мира, если он в это время кому-то нужен. Например, тому, кто, как и он, может смотреть сквозь стены, другие этажи, следить за всеми и даже более…
Впрочем, даже если теневая лапа Корабуса забралась слишком далеко – вряд ли она могла понять, что происходило в гардеробной. Худшее, что мог подумать учитель, это то, что ученик его превзошёл – научился уходить в тень глубже, чем сам магистр тени. А как иначе трактовать исчезновение? Был и нету! А ведь никому не расскажет – слишком горделив Корабус, чтобы признавать выдающиеся способности какого-то молокососа.
Вот только сложно будет объяснить, почему Вендр выныривает из тени голым. Впрочем, пускай учитель придумает себе какую-нибудь пошлость, Вендру всё равно. В Храме Наук некого было стыдиться… Не этих чванливых болванов-неудачников, как тех алхимиков, мечтающих найти заклинание, превращающее воду в золото. Или хотя бы вино. Большего им, дуракам, не надо.

- Вы меня искали? – спросил Вендр Корабуса, поклонившись.
Учитель, когда проснулся, нагнал теней в свой кабинет, полный книжных шкафов, но не закрепил их, позволив им метаться. Вендр полагал, что так Корабусу лучше думается. И легче отследить или отпугнуть мимо проходящих призраков. Теперь на его лице и лысине плясали тени, будто взирал он из-под волнующихся мутных вод в свете луны…
Огоньки свечей были крохотными и дрожали в ужасе, будто овечки в окружении волков.
- Да. Занятия отменяются. Для тебя это, пожалуй, новость: новые Скрижали уже здесь. Пакинс прибыл. А я проиграл горсть золота Хайнсу – уверен был, что этого безумца Рашма не отпустит! – Корабус в сердцах сжал кулак, обёрнутый тенью, и пальцы, словно из эфира, прошли сквозь его же пальцы и ладонь – и так несколько раз – кулак превратился в страшный цветок иль страшный невозможный перелом. – Я ведь читал в его глазах, этого ублюдка Пакинса, что он не повернёт назад! И тени говорили! А я послушал, эх…
Вендр не нашёлся, что сказать – то ли подбодрить наставника, то ли посетовать вместе с ним. Нет, привычнее обоим, когда Вендр слушал молча, как могильная плита. Лучший собеседник, лучший.
- Ну ничего, - успокоился мастер тени, тьма отступила, кисть вернулась в рамки осмысления. Даже рассмеялся: - Теперь, говорят, у него нет глаз! Да я готов заплатить за то, чтобы на это посмотреть!
- Окка, наверное, их восстановит, чтобы, когда окончательно помрёт, призрак не выглядел уродом, - сказал Вендр. – Или Мирелла как-нибудь поможет…
- Чтобы Пакинс не выглядел уродом? Хах. Когда такое было? Такого быть не может. Не важно, - отмахнулся Корабус. – В общем, занятия переносим на потом. Не знаю, на сколько дней затянется чтение Скрижалей… Никогда у Древних ещё ничего не находили, связанного с мастерством тени, так что особых надежд я не возлагаю… Но как же не почтить память бедных исследователей!
Корабус развернул перед собой свиток – алфавит Древних, где на цинадском языке указывалось произношение.
- Буду готовиться. А ты иди, отвлеки Миреллу от подготовки. Потребуй попрактиковать с ней призрачную тень. Или найди Жектра. С ним даже напрягаться не надо – просто спроси его что-нибудь о Полной Тьме, всю ночь будет тебе рассказывать свои безумные сказки! Завтра отчитаешься. Если отвлечёшь обоих, я хоть не буду выглядеть на Испытаниях самым неспособным на их фоне… Хайнс достал меня своей маразматичной критикой! И мне кажется, что он подыскивает мне замену. Но тень молчит на этот счёт. Так просто делишки самого Хайнса не разнюхать.
И ни слова о гардеробе – выделил главное Вендр. Что ж, не всё потеряно.
Малец сгустил тени на лице - незаметно улыбнулся и поклонился.
Маленький подарок учителю на прощанье: нагнать чуть больше тени на свитки и полностью раздеть, окутанный тьмой, корешок книги на одной из полок. Золотистый такой, броский... «Тёмная правда королей. Том первый. Автор: Корабус Брайнен».
Излюбленное укромное место мастера тени – там он прятал бутылку с вином.

Последний раз редактировалось Vasex; 17.03.2017 в 19:52.
Ответить с цитированием
  #31  
Старый 18.03.2017, 10:18
Аватар для Ранго
сыч
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,612
Репутация: 1334 [+/-]
быстрее пишешь, чем я читаю.
5.
Цитата:
Сообщение от Vasex Посмотреть сообщение
Площадка всегда была ровно очищена от снега; на ней и днём, и ночью маршировали, занимались физическими упражнениями, отрабатывали боевые приёмы немногочисленные солдаты.
может просто - "упражнялись"?

Цитата:
Сообщение от Vasex Посмотреть сообщение
Наспех возведённая только из-за нехватки рабочего места в излишне вычурных хоромах Храма наук, на фоне тёмных однотипных дворовых построек – складов, казарм, домиков прислужников - мастерская братьев Скрёбышей казалась неуместной трущобой, зданием под снос, не иначе. Какие великие мастера могли обитать под этой ужасно спроектированной крышей? Словно опасная глыба льда, за которой своевременно не доглядели, она нависла всей этой гигантской снежной шапкой и криво уложенными брёвнами, скорее над улицей, чем над самим зданием, прямо над входом, норовя обрушиться на подошедших слишком близко.
сильно это... тяжело написано. Можешь же более литературно, где проще, где доступней.

6. богато контентом, расписывает мир, но что-то важное, интригующее, появляется только к концу.
Ответить с цитированием
  #32  
Старый 19.03.2017, 22:45
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Глава 2: Герои и злодеи
Скрытый текст - 1 - 18.03.2017:
1.
В свете обыкновенных факелов и синих огней тени людей, постаментов, скрижалей по непонятным причинам росли. Даже когда они начали подниматься из пола, отделяться от стен, точно неведомые маслянистые чудища бесшумно выныривали из пучины чёрных болот, никто их не замечал: в зале Испытаний все были слишком увлечены ругнёй. Но недолго длились едва ли разборчивые словесные распри. Пропуская мимо ушей срез мнений и испив синего напитка, Хайнс отбросил бутыль – теперь она медленно падала, ведь время снова потекло нерасторопно. И до первых осколков он грохнул посохом снова, приказывая всем умолкнуть.
- Проклятье… Сотни… Богов… – взревела одна из теней, скрежеща растущими зубами и выбрасывая перед собой длиннющие иглы-когти для эффектности.
– Хватит… затыкать… чужие… рты… Хайнс… – шипела другая.
- Лучше… заткни… голоса… в своей… ополоумевшей… голове… – наперебой верещала третья.
- Иначе… не ясно… что ты… такое… творишь… – спешила дополнить четвёртая. - И… почему…
Корабус при этом немо раскрывал рот, всё ещё увязнув на месте, в отдалении, но тени говорили за него, вторя его устам.
- Уйми свои чары! – рявкнул Хайнс, брызжа слюной и драгоценными каплями напитка. – И свой хмельной рассудок! Иначе, обрушу гору, башню, не знаю, что ещё, но впущу сюда Рашму, будешь свои тени потом по нитям собирать! В рядах Искажённых!
Корабус усмехнулся и медленно-медленно скрестил руки на груди. Самодовольные тени поступили также.
- Уймитесь все! Как безмозглые дети! - Хайнс обвёл взглядом магов и призраков. Он пребывал в ужасном настрое. – Я пытаюсь вытащить всех нас из бездны стыда и позора! Всё не пойму, есть ли ещё шанс уберечься или дальше будет сплошное паденье!
Взгляды же присутствующих, точно тортиглии, нерасторопно ползали по залу, но чаще всего скрещивались на верховном маге в ожидании ответов, объяснений, указаний или хотя бы свободы от оков времени.
Выше место – выше решения – выше ошибки - выше паденье – выше боль, припомнил присказку Хайнс, тяжело вздохнув. Тодас, как всегда, зрил в самую суть и обнажал её своими мерзкими речами. Потом Хайнс дёрнул головой, коря себя за то, что сразу же подумал о своей судьбе, о своей должности, о реакции архимагов Цинады… Выше место? Есть вещи намного выше.
Колдун остановил взгляд на Вендре. Юном даровании, подающим большие надежды. Достойная замена Корабусу подрастает. Даже на Испытаниях Скрижалей взялся заменить наставника, который был не в состоянии работать. Пускай тот считал иначе.
Юноша водил взглядом то вверх, то вниз – пытался быстро взглянуть на свитки переводов, записи звучания, но в то же время интересовался обстановкой вокруг и будто не хотел слишком явно разглядывать письмена.
- Жектр, - позвал буревестника Хайнс, поворачиваясь к нему.
- Я…
- Сожги записи! Все свитки, к чёрту их!
- Не… поним…
- Живо выполняй! Все свитки, всё на постаментах, все новые переводы…
- Но нам… они… могут…
- Выполняй!
- Сотня… бесов… - пробормотал Жектр и воздел свой посох.
Вендр медленно отпрянул от постамента, непонимающе моргая. Взглянул на Хайнса. Тот не ответил взглядом. Нет времени на всё это сюсюканье.
Свитки сказочно медленно скукожились, почернели и вскоре затрещали пламенем.
Пакинс где-то в отдалении что-то удивлённо причитал…
Хайнс сказал:
- А теперь сотри в порошок Скрижаль.
- Прости… что…?
- Меня сегодня плохо слышно? – в многократном размере прозвучало под сводами потолка. - Я сказал: уничтожь чёртову Скрижаль. Которую мы расшифровали и зачитали.
Взгляды магов и призраков начали взволнованно ползти к ней.
- Быстро! – рявкнул Хайнс. – Сразу же! Без лишних раздумий и тупых вопро…
- Но… ведь… это… как… его… - начал выдыхать Жектр.
- Что за… бред… - воскликнул Пакинс. – Бред… не надо… так… это… немыслимо…
- Ценность… Скрижалей… слишком… - пыхтел Жектр.
- Верховный маг Храма Наук приказывает тебе повиноваться! – взревел Хайнс. – Или отправлю тебя в новую ссылку! Думаешь, дальше Скорлупы некуда падать?
В пляске от новых огоньков, затанцевали, зашептались тени, наигранно на разный лад жестикулируя:
- Проклятье…
- Глупец… ой глупец…
- Совсем… тронулся… ледник…
- Загубишь… всё… что… строил… и оберегал…
- Посмешища... все мы... из-за одного... тебя...
Хайнс не обращал внимания на Корабуса:
- Жектр! Ты уснул, старик? Я не слышу трения камней! Вы все забыли о следовании цинадскому Порядку! Я доложу на вас всех, тупые пустозвоны!
- Рука… не поднимается… - с горечью усмехался Жектр, но руку с посохом вновь поднимал. – Подумал бы… о судьбах… моряков…
- Да что… это… творится… - причитал призрак Пакинс. – Я что… зря… всё это… ради них…
- Умолкни его, Мирелла.
- Сделано… - сухо произнесла она. – Призраки… противятся... всё сильней... я… не с смогу… их долго…
- Мог бы… и сам… - рычал Жектр. – Дерьмо… это… ворочать… но на других… сваливаешь…
- Мне нужны силы, - спокойно ответил Хайнс. – А камень, как и огонь, - твоя стихия, буревестник.
- Ты… только что… осушил… бутыль…
- Эти силы нужны мне на другое. Держать вас, кляч борзых, в узде.
Великий камень с письменами посреди зала разразился страшными звуками, подобно грому. Хайнсу он напомнил сход лавины. Скрижаль начал уменьшаться в размерах, осыпаться и крошиться на пол, и ползти по нему во все стороны, точно растаял в лужу из чёрного песка. Вскоре окончательно растёкся пылью и стал ничем. Как те два узника. Почти.
- Замечательно. Простое позади. А вот с вашей памятью, конечно, дело обстоит сложнее, - нехорошо усмехнулся Хайнс.


Скрытый текст - вот продолжение отрывка - 19.03 - больше 10 000 знаков:
- Что… ты… вообще… задумал?... – рычали тени. – Что… такого… случилось? … отпусти… нас… ничего… не понимаю…
- Молчать! – Хайнс прикрыл глаза и устало потёр переносицу. – Где ты, Окка, когда так нужна? Срастить бы ваши рты на время! Дали бы, как следует, подумать! Или мне самому взяться за нитку и иголку?
- Хайнс… - зашептала ведьма. – Не спеши… может… всё не так уж… плохо… может… мы… преувеличиваем… опасность…
- Мирелла! – вскричал Хайнс. – Ты сама видела, что случилось с заключёнными! Ты сама это сделала. С обоими! Как по-другому ты это объяснишь? Так. Так… Стой…. Как там звали… Назови кого-нибудь ещё из заключённых. Самого недостойного.
- Недосто…
- Мирелла, соображай быстро! Ну же!
- Ладно… - Она опустила взгляд, но свитки с именами узников были сожжены. – Проклятье… Всё… сгорело… Хайнс… ты уничтожил… их свитки…
- Дурень… - сетовал Дрог. – Хайнс… дурилка…
- Мирелла! Ты там всё время хаживала, знавала их в лицо и по именам должна была слышать!
- Они… ох… чёрт… они… использовали… прозвища…
- Все? Где-то ещё есть записи? Только не говори мне, что это были единственные… Ну ладно, давай попробуем прозвища…
- Седой… - пискнул Дрог. – Седой… не… с прозвищем…
- А нет… одного… знаю… - Она смотрела печально. – Он… самый… старый… к нему… относились… уважительно… по полному… имени… величали…
- Говори.
- Айвер… Свистун… это имя… по документам…
- Наверное, потому и кличку придумывать не пришлось.
Хайнс поднёс ладонь ко рту и прошептал несколько слов. Глаза его смотрели со страхом перед собой. Затем он молча призадумался, прислушался к ощущениям. Лицо его ещё больше покрывалось потом, хотя в этом желе они почти не двигались и не напрягались физически.
– Мирелла, свяжись через канал не с Оккой. А с охраной возле остальных узников. С охранными призраками.
Мирелла несколько раз медленно очертила рукой перед собой круг. Внутри воздух помутнел, а затем проступили очертания коридора Храма Наук. И прозрачное лицо призрака.
- О, Мирелла! Как проходят Испытания? – почувствовал связь призрак, улыбнулся и заговорил очень быстро. Замедление действовало только в небольшом радиусе вокруг Зала Испытаний.
- Нет… времени… - прохрипела она. – Проверь… камеру… с Айвером…
- А что с ним? – нахмурился призрак. – Тут как раз что-то ка-ак бахнет… Случилось что-то?
- Быстро… быстро… быстро… - приказывала ведьма.
Призрак повиновался. Картинка стала неразборчивой – он проходил сквозь стены. И вскоре заохал, запричитал и рассвирепел.
- Его нет! Вы же его не брали на Испытания? Вы брали других. Он как-то сбежал! Я сейчас же подниму тревогу!
- Нет… - прошипела ведьма.
- Его нет! Проклятье Сотни Богов! Я ведь совсем недавно проверял! Он сидел там! Это, наверное, была иллюзия…
- Успокойся…
- А я ведь слышал какой-то грохот! Там что-то громыхнуло, а потом ты сразу связалась со мной. Но ничего в камере нет. И никаких лазов за стенами или в полу я не вижу!
– Нет… не надо… тревогу… успокойся… крови… там… не видно?
- Крови? Тебя как-то плохо слышно, у вас там всё в порядке? Крови я не вижу, нет… О боги! Он здесь! Он в полу! Я нашёл его призрака!
- Что происходит? Что происходит? – причитал призрак. – Я начал тонуть в пол! Я ничего не понимаю! И никакой дурман-травы я не курил!
- Он здесь! Но тело куда-то подевалось! Будто испарилось!
- Всё… в порядке… не поднимай… панику… закрываю… канал… - Мирела махнула рукой и связующее окно с призраком исчезло. Она повернулась к Хайнсу. – Он… исчез… телом… как… эти…
- Чума… - радостно воскликнул Дрог.
- Хуже не придумаешь, - ответил маг. – Значит так! Никому теперь не раскрывать рот без разрешения меня, верховного…
- Я говорила… тебе… что не нужно… было…
- Мирелла! Во имя Порядка! Угомонись! Мысли упорядоченно. Каждый, кто ослушается, будет казнён! Кончились шутки! Разве я схожу с ума? Разве я один не почувствовал потери сил от заклинания? Оно невероятное! Оно всё меняет! Это неправильно!
- Да… это слишком… опасно…
- По-хорошему надо на вас всех обрушить всё это чёртово здание! Это как раз то опасное знание, открытия которого всегда боялись простолюдины! Из Предола и других сегментов Паутины вокруг нас! Эта зараза должна быть погребена, зарыта, забыта! Быть может, это как раз то, что погубило Древних! Но вот незадача – как сделать так, чтобы вы не разболтали это в виде призраков после своей смерти? Вот тогда я вас сдержать уже не смогу! И ты, Мирелла, надолго не сможешь!
- Разболтать… что? – даже как-то наигранно удивился Вендр.
- Мы… ничего… никому… не скажем… Хайнс… - проговорил Жектр со злобой. – За кого… ты нас… принимаешь…
- Это знание… - подал голос Пакинс. – Оно… не должно… умереть… я не дам…
- Вы что… нашли… что-то такое… ценное… - заклацали тени, - … что готовы… ох… сотня… богов… объясни всем… Хайнс… я ведь ничего… не слышал… ничего не понимаю…
- Это мы ещё выясним, кто что слышал, а кто не мог слышать, - зашипел Хайнс. – Это даже первостепенная задача! Мирелла, ты должна мне помочь!
- Ты… не даёшь… времени… дух… перевести… - вздыхала она.
- Используй свои силы, чтобы осмотреться! Нам не нужны лишние уши! Сейчас же! И так угодивших в бездну олухов вокруг хватает! И ещё раз призываю вас всех держать язык за зубами! Прямо сейчас! Даже не вздумайте пробовать заклинание на вкус! Все будут казнены, обещаю! И изгнаны! Как Искажённые! Придумаю вам участь! Не переживайте! Не я, так мои заместители!
- Мы… должны… сохранять… спокойствие… - проскрежетал Жектр. – Не теряйте… рассудок…
- Кто… как… не мы… - медленно качал головой Пакинс.
Мирелла прикрыла глаза. Запрокинула голову. От её искривлённого тела в четыре стороны начали расползаться её призрачные копии – точнее только слепки её головы без глаз и со страшно разинутыми ртами. Ищейки медленно плыли к стенам Зала Испытаний. Вскоре Мирелла начала вращаться, закручивая вереницы выпущенных духов спиралью, чтобы увеличить охват их территории. Дрог хватал единственной ручонкой воздух, будто пытаясь поймать духов, но проходил их насквозь.
- Надолго… меня… так… не… хватит… - пожаловалась ведьма.
- Долго же они к стенам будут лететь! - Хайнс лихорадочно соображал, что ещё можно сделать.
- Ускорил бы… время… было бы… быстрее… - сказала Мирелла, но верховный маг её проигнорировал.
- Вендр! – позвал ученика тени Хайнс. Тот воззрился удивлённо. – Твой амулет! Который светится!
- Да… он… у меня… - Юноша поднял руку к груди. Там висело много амулетов, один из них слегка светился белым.
- Забава молодых! – усмехнулся Хайнс. – Нам, старикам Скорлупы, уединение давно уже не нужно и глаз чужих из стен мы не боимся. Ко всему привыкаешь. Всё лишь тлен. Всё лишь былые тени богов, разве тебя этому не учили? Стыдно. Особенно тебе должно быть стыдно, с твоим-то опытом. Сними свою побрякушку, малец.
Юноша медленно отцепил от шеи амулет, при этом говорил:
- Он светится… но здесь… полно… призраков… вокруг…
- Это спорно. Пакинс стоит слишком далеко от всех, как ему и было велено. А погибшие от заклинания тоже не близко, их специально далеко размещали у рунного полустенка, чтобы в случае неудачного заклинания – до магов не успели бы добраться так быстро… Когтями, взрывом, чумным газом, бес знает чем… Давай ещё их отодвинем. Мирелла, я ускорю для них время, а ты подвинь их к дальней стене, туда, в бок.
- Мои… силы… на… исходе…
- Сделай это. А потом выпей эликсир восстановления.
Призраки заключённых беззвучно и неустанно орали матом, паря над местом своей гибели. И тут они стали двигаться быстрее. Мирелла повела рукой – и призраков словно подхватил небольшой ветер и потащил к дальней стене, противоположной от Пакинса.
- Всё равно светится слишком ярко, - вздохнул Хайнс.
- Может… он… у меня… довольно… мощный… усиленный… как-то… - проговорил Вендр.
- Ты его как-то улучшал?
- Да… вроде… нет…
- Что-то тут не так. – Хайнс увёл взгляд вбок. – Ближайшая к тебе стена.
- Ага… может… быть…
- Мирелла.
- Да…?
- Оставь в покое узников. – Хайнс видел краем глаза, что Мирелла с издёвкой управляет освобождёнными душами, вынуждая их приблизиться друг к другу – лицом к лицу, будто целуясь. Они продолжали кричать и сопротивляться, проходили друг сквозь друга. – Взгляни на эту стену.
Ей понадобилось время, чтобы просто посмотреть. Взгляд её при этом затуманился.
- Мои… духи… скоро… до неё… долетят… зачем… ещё… растраты…
- Это может продолжаться долго, а у нас нет времени. Смотри иначе. Я мечтаю, чтобы мы ограничили себя, изолировали себя, как можно быстрее. Я надеюсь, что мы ещё успели. Так что не подводи всех нас, во имя Сотни Богов, прочувствуй эту стену, пока есть время!
- Дух… мог… давно… уйти… - рассмеялась одна из теней возле стены, оскалив зубастую пасть в профиль, махая рукой в ответ на все взгляды. Затем её ручища начали удлиняться, поползли по стене, пальцы росли и сгибались, разгибались, сгибались вновь. Будто тень щупала стену, на которой лежала.
- Если таковой и был, то не уйдёт, - ответил Хайнс. – В соседних залах время тоже остановило свой бег. В этом я уверен.
- Что-то… есть… - сказала Мирелла. – Плохо вижу… далековато… стою… но что-то… есть…
- Проклятье! Ты точно уверена? – Хайнс кричал во весь голос.
- Да… что-то есть… свечение… не могу… разобра…
- Вендр! Швыряй амулет сейчас же! Туда, к стене! Без тупых вопросов!
- А… можно… я… брошу? – восхищённо вопрошал Дрог. Мирелла на него шикнула.
Вендр разок моргнул и повернулся. Не стал тратить время на замах, сразу бросил амулет с той позиции, как его держал.
Все долго наблюдали полёт камня на цепочке.
- Да… ничего… не будет… - сказала тень Вендра, пытаясь игриво поймать амулет теневой рукой, но не отрывая её от стены.
- Хайнс… разволновался… попусту… - сказала другая тень.
Амулет достиг стены, с долгим щелчком отскочил от неё и начал падение.
При этом светился он особенно ярко.
- Точно… есть… - сказала Мирелла.
- Попался ублюдок! – Хайнс указывал пальцем на стену и щурился. – Жектр! Сломай стену! Живо!
- Надеюсь… - начал старик.
- Жектр, не томи!
- …ты… понимаешь…… что… делаешь… и надеюсь… - Стихийный маг поднимал посох. - …что чёртова… крыша… не рухнет…
- Если рухнет, будешь её держать на собственном хребте, буревестник!
Жектр выполнил жест рукой – схватил перед собой воздух в кулак и дёрнул на себя. Стена с грохотом начала разваливаться, погребая под собой ярко светящийся амулет. Вековые камни там посыпались, точно стену вытошнило от всего услышанного за сегодня. Или будто с той стороны приложились тараном.
Вскоре осталось лишь облако пыли, которое и не думало рассеиваться. Не дожидаясь приказов, Жектр махнул рукой – пелена расползлась во все стороны.
Никакого тарана в этих покоях не было.
Тени заговорили с усмешкой:
- Болячки…
- Сотни…
- Искажённых…
- Гхаргов…
- Хайнс…
- Ты… великолепен…
- Твой… карантин…
- Обещает… быть…
- Нерушимым…
- Как… сия стена…
- И сия… Скрижаль…
Остальные пребывали в долгом молчании, взирая на картину.
Призрачная Муна зависла в том месте, где была стена. Смотрела на магов с испугом и уже что-то лепетала в оправданье…
А позади неё почти закончила неловкое падение на камни стены Несс, дочь барона, крича от ужаса, ведь стена, на которую она опиралась, только что была целёхонькой и крепкой.
- Вот уж правду говорят про Скорлупу! – закричал Хайнс. – Везде у стен бывают уши, но в Скорлупе они имеются у стен всегда! Умолкни её, Мирелла! Что… что… что она лопочет? Шпионка! Нет оправданья! За такое в Цинаде, да в любом мире, положена смертная казнь! Но ты и так мертва, чертовка, так что теперь только изгнание остаётся! Как для последней Искажёнки! Только ты обесчестишь это изгнание! Потому что таких полнейших дур даже среди Искажённых не бывает!
Муна продолжала лепетать и оправдываться, жмурилась, призрачные слёзы сказочным образом брызгали во все стороны.
А Несс медленно ударялась о камни. Не закрывалась руками, не моргала, завороженно наблюдала, как острые осколки впиваются в кожу, сдирают её. Совершенно не понимала, что происходит.
- Ну и много ты подружке рассказала?
Муна отрицательно водила головой и посыпала отрицаниями речь.
- Много ей поведала о нашем новом открытии? И ей судьбу решила испоганить?
Муна плакала, кривилась, но продолжала отрицать.
- Хайнс… - позвала Мирелла.
- Нет времени оборачиваться! – взревел Хайнс. – Что ты хочешь?
Мирелла помолчала из-за долгого-долгого вздоха. Вскоре она произнесла:
- Муна… врёт…

Скрытый текст - 20.03:
Воцарилось молчание. Муна исказила рот, пыталась что-то сказать, но не находила слов, чтобы побить эту карту. Её страх будто перешёл на новый уровень – до полного оцепенения.
- Что ты ей сказала? – спросил Хайнс. И больше не разглагольствовал. Пожалуй, сам выдохся и устал повторять одно и то же. Казалось, уже всем понятен вопрос и никакие отговорки тут не сработают. Все ими были сыты по горло.
Понимала и Муна. Она переводила испуганный взгляд с одного мага на другого, но о поддержке мечтать не стоило. Тихо стонала Несс, медленно и неуклюже поднимаясь с груды камней. Её руки и щека немного кровоточили.
- Я… - разлепила губы Муна и вновь надолго призадумалась. – Я… говорила… ей… что… здесь… происходит…
Опять всеобщее молчание. Заранее осуждающее. Муна закрыла глаза и выпалила так быстро, как могла, дрожащим голосом:
- Я… передавала… ей… слова… заклинания… которые… слышала… я… не… знала… что это… опасно… и… не уверена… что… сделала… это… в правильном… порядке... и… не… уверена… что… все их… назвала... я… даже… сама… не… до конца…
- Вот и всё! – с нервным смехом воскликнул Хайнс. - Сколько теперь нас? Десять?
- Я… вряд ли… смогу… прочитать… эти… слова… - продолжала Муна.
- Чёрта-с-два… это я… не смогу… зачитать… Слово… - закричал тенями Корабус. – Ибо… я… ни черта… не слышал…
- Это мы сейчас узнаем! – Хайнс проделал долгий взмах рукой и, словно сфокусничал, явил свету полупрозрачный легчайший материал меж пальцев – едва заметный глазу. Точно содрал защитную плёнку с века тортиглии, но больших размеров – с ладонь человеческую.
Он поднёс эту удивительную ткань к лицу Миреллы.
- Спасибо… конечно… за призрачный… носовой… платок… - сказала она. – Но он… кажется… больше нужен… Муне…
- Кричи, как ты кричала заклинание! – приказал Хайнс.
Думать особо было нечего, потому Мирелла быстро повиновалась и заорала на платок:
- Гаолин…!
Призрачную ткань подхватило неведомым ветром и понесло через Зал Испытаний.
- Игра… кто… кого… переплюнет? – радостно спросил Дрог и начал дуть.
- Дыханье… не поможет… - сказала Мирелла. – Как и… настоящий… ветер… Хайнс… владыка… Пустоты…
- И в данном случае меня интересует дуновение звука, - сказал он.
По мере движения – платок рос в размерах, но становился прозрачнее.
Корабус стоял довольно далеко в огромном зале. Мог не слышать. И действительно – платок начинал окончательно растворяться в пустоте задолго до того места, где он раньше стоял у дальней стены.
Корабус самодовольно улыбнулся, но разные чувства овладевали им, он снова разозлился и заревел тенями:
- Так значит… я один… такой олух… который… пропустил… всё самое… интересное… я требую… разделить… сие… бремя…
- Корабус… нечитаемый… - сказала Мирелла. – Никого… здесь… больше… так легко… не прочесть…
- Нет! – ответил Хайнс Корабусу. – Он мог прикидываться пьяным! Он мог слушать тенями, как поступает всегда! Как бы там ни было – знаешь ты или нет эти слова, их распространение нужно остановить любой ценой.
- Ценой?... Да кто ты… такой… чтобы судить?... Прибрали… к своим… рукам… ту ценность… что нашли…? – Тени росли всё сильнее, и уже в зале было больше полной тьмы, чем света. Даже Вендру, адепту тени, стало не по себе, он начал озираться. – Не хотите… делиться…? Это знание… оно ведь… и моё… по праву…
- Умолкни, Корабус! Не до тебя сейчас!
- Так… значит… я тоже… не слышал? – подал голос Пакинс, который стоял ещё дальше от центра зала, у другой стены.
- Кто бы… говорил! – громко зашипела Мирелла.
- Да ты ведь с этими Скрижалями разделял постель все последние месяцы! – рассмеялся Хайнс, но смотрел при этом свирепо. – Уж кто из нас лучше всех знает Слово, так это ты!
- И то… верно… - не стал спорить Пакинс и смущённо улыбнулся.
- Алчные… ублюдки… - рычали теневые монстры. – О-о-о-о… - долго с хрипотцой протянули они хором. – Я… знаю… что вы… задумали… - Корабус медленно шагал к Хайнсу. Взбешённые тени, неподвластные времени, формировали за ним чудовищный плащ и вроде бы ускоряли движения. – То долгожданное… тайное… знание… сохраните… в кругу… сказочного… такого хрупкого…обоюдного… доверия… и решите… этим Словом… все свои… жалкие… проблемы…
- Никто не произнесёт Слова без моего ведома! – кричал Хайнс в сторону, для всех.
- …чтобы потешить… самолюбие… - продолжал грозно ворчать Корабус.
- Я… до сих… пор… ничего… не понимаю… - пробормотал Вендр. – Вы… как-то… убиваете… по одному… только имени…?
- …свои грязные… мелочные… человеческие… пороки… - уже верещали тени.
- Хайнс… - обратился к главе Храма Жектр. – Ты… всё-таки… раздуваешь… опасность… мы ведь… не станем… так глупо…
- …проблемы… смертных… - скрежетала тьма демоническими голосами на разный лад.
- Мы ничего… не знаем… – заговорила Несс. – И больше… не будем… подслушивать… я даже… не хотела…
- …плебеев… да ещё… из низких сословий! - Корабус неестественно быстро ударил взглядом в Несс, чей взгляд даже не поспевал за ним, мимо идущим.
Барьеры рухнули. Время потекло как обычно – но для магов по непривычке уже даже слишком быстро.
Звякнула о пол бутылка. Мирелла рукавом утёрла рот, а другой рукой водила перед собой, удерживая призраки узников.
- Этих я ещё контролирую! – крикнула она. – А вот с живым как-нибудь сам!
- Хоть кто-то меня понимает! – воскликнул Хайнс, он стоял спиной к спине Миреллы. Его лоб блестел от капель пота. Он не сводил взволнованного взгляда с Корабуса. – Маг Тени! Ты пьян! Остановись! Именем Порядка!
- Я уже не пьян! – взревел со смехом из своих уст Корабус. – Она пьяна! – указал он пальцем на свою тень сбоку, что лежала на полу.
- Пьяна? – спросила тень у хозяина. – Да кто тут пьян! Врёшь, наглецкий паскудыш! Ущемляешь! В своей плоскости - я крепко стою на ногах!
Корабус небрежно махнул рукой – это отбросило тень куда-то вдаль, она там о что-то будто ударилась, охнула и затихла.
- Я отделил хмель от крови! Довольно детских обвинений!
- Остановись и успокойся! Всем успокоиться! – всё повышал и повышал голос Хайнс. Стены начинали дрожать.
- Мерзотники! – приговаривал Корабус, приближаясь. – Я знаю, каково это! Найти то, что возвысит над другими! Вот оно, золото алхимиков из бесполезной мочи! Вот он, эликсир бессмертия, который так искали короли! Вот она, свобода! Но всё это ценой чужих жизней! Никто теперь не в безопасности! Кроме вас, кучки уродов! И Стражей Врат, вестимо!
- Ты преувеличиваешь! – вмешался Жектр. - Это всего лишь новый топор для палачей, ничего по большому счёту не изменится! Облегчит им работу и только! Казни утратят зрелищность, приобретут будничность! И мы ещё многого не знаем – кто и как это может творить! И где!





Последний раз редактировалось Vasex; 20.03.2017 в 22:41.
Ответить с цитированием
  #33  
Старый 21.03.2017, 15:36
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 114
Репутация: 10 [+/-]
Все-таки слова через многоточия тяжело идут. Я понимаю, что так задается ритм и что это важно для создания сцены зависшего времени, но лично мне тяжеловато. Особенно, учитывая что экспозиция через диалоги строится на том, что в них надо вчитываться и анализировать. И если бы данный прием применялся в одном отрывке - было бы интригующе, но конкретно это сцена, имхо, для такого приема длинновата.
Ответить с цитированием
  #34  
Старый 21.03.2017, 22:45
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 21.03 четокактопокатак:
- Закрой рот, буревестник! – рявкнул Корабус. - Ты слишком глуп на склоне своих лет! Не понимаешь, что происходит! А ведь от тебя избавятся первым! Ты ненадёжный! Кому ты нужен? Кто доверит тебе такое оружие? Никакой надзор не убережёт тебя от глупостей! Вся эта затея Хайнса – вздор и фарс!
- И что ты предлагаешь? – кричала Мирелла, не сводя взгляда с призраков заключённых, которых удерживала магической силой на месте. – Пока от тебя не слышно предложений, кроме как поделиться с тобой тем, что ты и так должен был изучить! Зачем тебе это теперь? Лучше дай сначала разобраться с…
- Да он водит нас за нос! – шипел Хайнс. – Он мог слышать тенями! Он так постоянно делает! А теперь делает вид, что его не нужно изолировать, как остальных! Хочет разгуливать на свободе с оружием массового уничтожения!
- Да как тут вообще изолируешься… – вздыхала Мирелла.
- Я хочу домой! – зажала руками уши Несс. – Вы кучка сумасшедших! Мне хватило! Всё!
Дрог тоже причитал и зажимал уши в своей манере.
- Стой на месте, ученица! – бросил через плечо Хайнс.
- Не шевелись… - шепнула Муна. – И не говори ни слова…
Тени всё сгущались и сгущались. Огни факелов уменьшились до размеров пламени свечей. Корабус маршировал через зал и уже почти дошёл до Хайнса и Миреллы. Впадины скулистого исхудалого лица наводнились тёмными озёрами – глаз его не было видно. Подол теневого плаща, который уже тянулся через ползала до стен поглотил Вендра, тот лишь в испуге склонил голову набок, зажмурился и сосредоточился на чём-то…
- Я не допущу вашу монополию на новое знание! – прогрохотал Корабус. – Уж точно не ради этого мы здесь собрались! Не ради запретного таинства! Не ради тёмного сговора! Не ради тёмных делишек! Любое знание – достояние общественности, ведь так, Хайнс? Этими словами заложили фундамент Храма Наук!
- Ты давно не открывал свод законов Цинады…
- Мы не в Цинаде.
- Призрачное Правление относится к Храму Наук ещё жёстче.
- Ты что, безумец, хочешь, чтобы все друг друга поубивали? – вскричала Мирелла на Корабуса. - Даже магом, наверное, не нужно быть! Назвал имя – смерть! Имя – смерть! Имя – смерть! Смерть на завтрак, смерть на обед, смерть на ужин, смерть перед сном! Хоть каждый миг! Смерть, смерть и смерть!
- Мирелла, - процедил Хайнс. – Не верещи.
- Люди и так умеют держать нож в руке, - пожал плечами Корабус. – Цивилизованные граждане друг друга не убивают. Особенно без веского повода. И я не говорил, что разболтаю всем об этом. Я не тупой. Мы вместе решим судьбу Слова, как верховные ма…
- Так что потом? Голосовать? – рассмеялся Хайнс. – Кидать жребий?
- Сначала изучим феномен, узнаем рамки и границы! – жестикулировал Корабус. - Быть может, есть способ контролировать заклятье или уберечься от него!
- Есть и другие Скрижали! – добавил Пакинс. – Там могут быть ответы!
- Или новые напасти! – воскликнула Мирелла.
- Так что – и их вы собрались уничтожить? – озлобленно закричал Пакинс. – Всё нажитое таким непосильным…
- Никто на них даже не взглянёт без моего ведома! – пристукнул посохом Хайнс. – Искажённых из экспедиции на время задержим для разбирательства! Скрижали под замок! И уничтожим, если надо! Так будет даже проще и разумнее!
- Тиран! Беспринципный изверг! – Пакинс яростно вытаращил глаза, выставил вперёд руки и поплыл к Хайнсу через зал.
- Стой, Искажённый! Мирелла, останови его! У меня нет сил на то, чтобы держать телегу времени снова!
- Сотня гхаргских задниц… - заныла она. – Я не могу разорваться! – Она, не глядя, выставила руку назад и создала посреди зала, позади Корабуса, призрачную стену.
Пакинс уткнулся в неё и застучал по ней кулаками.
- Призраки! – вскричал Корабус, разводя руки в стороны. – Вы что, не понимаете, какая вас ждёт участь? Они будут держать вас силой целую вечность, ведь не смогут от вас избавиться и не придумают, как избавить вас от знания Слова! Таких возможностей нет ни у кого!
- Чёртов выдумщик! Мы лишь удержим всех на время!
- Поддержите же меня! Сделаем это общим делом! Не дадим решать судьбы людей этой кучке неудачников! Будем решать вместе! На равных! Здесь уже не будет глупой иерархии – не будет начальников и рабов!
Он всегда стремился стать главой Храма, но с годами спился, понимая несбыточность надежд. И теперь такая возможность! Хайнс вздохнул и крикнул:
- Каждый, кто пойдёт против Храма – идёт против Цинады и всего Конгломерата Миров! Корабус – тебе грозит изгнание! Остановись сейчас же! И убери чёртову тьму!
- Пакинс, Муна! – взывал Корабус. – Господа узники! Безжалостно убитые этими выродками! Которые думают лишь о своём благе! Уходите со мной! Вместе решим, что делать со Словом! Только скажите его!
- Будто бы я помню эти сраные слова! – восклицал Гниль.
- Ага… - сказал Гаолин.
- Я бы с радостью… - пискнул Дрог, а Мирелла на него шикнула.
- А я помню, наверное, - признался Пакинс.
- Что ж! – восклицал Корабус. – Будет время собраться с мыслями! Перед вами лежит вечность – мы сделаем её приятней! Я буду вашими руками в мире живых! Исполнителем вашей воли! Ведь вы не сможете пользоваться Словом, будучи призраками! Призраки не влияют на мир живых!
- Я никуда с тобой не пойду! – воскликнула Муна. Дрожь сошла на нет. Она смело посмотрела на Корабуса. – Мой дом – здесь!
Конечно здесь, подумал Хайнс. Ведь ты ждёшь, когда Скрёбыши завершат твоё тело. Потом, поглядим, насколько ты здесь задержишься, плутовка. Одна радость: из всех присутствующих тебя легче всего держать на поводке, пока ты не получишь желаемое. А это может случиться нескоро.
- Меня ждёт Изгнание… - жалобно подал голос Пакинс, сползая по стене.
- К чёрту Изгнание Искажённых! Мы всё изменим! Всю политику этих вечно галдящих уродов в Паутине! Клятвенно обещаю тебе! Лишь сообщи мне чёртово Слово!
- Я последний раз повторяю… - Хайнс занёс посох для удара.
- И вы согласны, друзья мои, - вытягивал будто в жесте прошения Корабус, улыбаясь узникам. – Я благодарен вам и обещаю, что не подведу!
- Идиоты, - шипела Мирелла.
Хайнс обернулся. Гаолин и Гниль сердито кивали.
- Тогда соберёмся в замке уважаемого Гонца, барона Предола, где всё и порешим! Мы на его земле, но он недолюбливает Храм Наук и Цинаду! Будем считать это нейтральной зоной переговоров! – воскликнул Корабус. – Я буду там! Живым или мёртвым, если эти недоумки потеряют остатки человечности и поступят со мной так, как поступили с вами! За правое дело! – Он поднял сжатый кулак. - Никакого тайного общества убийц! Никакого скрытого насилия! Мы отомстим этим ублюдкам за вас и за всех!
- Никто не покинет Храм Наук без… - закричал Хайнс.
- А теперь к свободе! – воздел руки Корабус и широко улыбнулся.
Тени атаковали всех живых, но главной целью была Мирелла.
Одни схватили её за шею, другие повисли на руках, третьи плели теневое лезвие, чтобы перерезать ей горло или пригрозить этим…
Довольно, подумал Хайнс и ударил посохом о пол. Но удара не услышал. На полу под ним давно уже и незаметно скопился густой комок тени и беззвучно поглотил посох. А затем быстро всосал его полностью, вырвав из руки мага. Тот воззрился на свою ладонь – ожог дымился.
Жектр среагировал быстрее остальных: окружил себя вихрами белого огня, разогнав большинство теней по щелям и укрытиям.
- Проклятье! – Корабус остановился и уставился на свои ноги. Они начали каменеть – прирастать к полу.
Жектр расхохотался:
- Будет тебе тень, Корабус! Внутри статуи теней не меньше, чем в могиле!
- В Скорлупе смерть ничего не меняет! – ответил с усмешкой Корабус. – Разве что Говорящая с Духами потеряет всю свою жалкую ценность!
- Помогите! Духи уходят! – вскричал Дрог.
А этот малыш умён, подумал Хайнс. Переживает не за хозяйку, а за более важное дело. Я никогда его не недооценивал. И, скорее всего, был прав. Духи учатся… А когда речь о многих годах, о вечности – они могут даже превзойти живых.
Миреллу душили и терзали тени, она потеряла контроль. Пакинс ловко нырнул в пол, Гаолин и Гниль летели к дальней стене, за которой уже была улица - начинался открытый простор. Муна замерла в нерешительности. Несс наблюдала за происходящим со страхом.
- Тревога! Тревога! Храмова стража! – вскричал Хайнс хоралом своих голосов. Эти звуки, точно особые призраки, не встречали препятствий и бежали быстрее всех – разве что уступали свету.
Клич об опасности услыхали все в Храме Наук. Стражи-храмовники во внутреннем дворе и на стенах должны были внять ему.
Они должны быть готовы к подобному, хотя такое случалось чрезвычайно редко - в самых исключительных случаях. На празднествах и на учениях, пожалуй.
А после – сами по себе зазвенели колокола, сигналя общую тревогу.
- Призраки бегут из Зала Испытаний! Остановите их любой ценой! – кричал Хайнс на всю округу голосом, подобно грому.
Тени сплели достаточно реальный и острый клинок, оттянули голову Миреллы назад и уже подносили лезвие к её шее, когда другие тени – более сильные – атаковали их, скрутили, разбросали, обезоружили.
Корабус оторопел, оглянулся.
Учитель и ученик встретились взглядами. Последний его стойко сдержал.
- Предатель! – прошипел Корабус.
- Шралу… - сказал ученик.
- Заткнись! – вскричал Хайнс. – Не говори! Здесь всюду его тени, он всё услышит!
- Продолжай! Что! Задумал! – заорал Корабус, вытягивая руку. К Вендру вернулся страх. Из его полураскрытого рта вытянулась гигантская теневая змея, быстро обвила его шею и принялась душить. – Продолжай! Бить! В спину!
Лужа тени на полу тянула за ноги Хайнса, словно тот угодил в болотную топь. Жектр никак не мог справиться со своей сумкой, чтобы достать восстанавливающий эликсир. Обессилевшая Мирелла сделала несколько шагов, таща за собой по полу посох, бесполезный, точно ветка для костра, затем размахнулась им и сломала о затылок Корабуса.
Тот потерял сознание и свесился вниз – нижнюю половину тела покрывал камень.
Из призраков остались только Муна и Дрог. На какое-то время в Зале Испытаний наступила тишина.




Скрытый текст - 22.03:
Мирелла устало хромала, оглядывалась, оценивая обстановку. Жектр всё ещё вращал вокруг себя посохом, концы которого ярко светились от пламени: отгонял от себя тени. Хайнс и Вендр боролись с остатками тёмных тварей, те быстро растворялись.
- Духи! Духи! – попискивал Дрог.
- Они уходят! Один вниз, двое уже за стеной! – сказала Муна, а сама оставалась на месте.
Призраки думали холодно и здраво, пока живые собирались с мыслями и силами.
- Проклятье… - протянул Хайнс.
- Что теперь? – шипела Мирелла. – Пакинс всё разболтает!
- Роудер предупреждал меня про этого ублюдка! – покачал головой Хайнс, поднимаясь на ноги. – Пакинс обезумел в походе… Его нужно остановить! Ещё не поздно!
- Как же мы… - начал Жектр. Он только сейчас справился со своей сумкой и откупорил бутыль.
- Стой! – воскликнул Хайнс. - Дай эликсир Мирелле! Ей нужней! Ты должна остановить Пакинса, а я призову остальных на помощь! Быстро!
- Что делать мне? – спросил Жектр. – Я не могу воздействовать на призрачный мир!
- Пригляди за девчонкой, чтобы не натворила глупостей.
- Мы останемся здесь! Мы не будем ничего нарушать больше! – заговорила Муна.
- Лучше помоги ловить Пакинса и остальных, иначе можешь забыть о своём титане! – сказал ей Хайнс.
Жектр посмотрел на Несс, скривился, небрежно махнул рукой. Девушка вскричала: её руки сковало кривыми сталагмитами из льда, которые будто росли из пола.
- Исчерпался, - выдохнул Жектр. – На камень меня уже не хватило. Что дальше?
- Присмотри за горами.
- Что?
- Восстанови силы и иди на верхние уровни, Жектр! И смотри на горы! А мне нужно найти свой посох…
Мирелла на ходу осушила бутыль и поспешила, хромая, к лестнице. Хайнс следовал за ней, часто останавливаясь, разворачиваясь и размышляя. Жектр пошёл к другим ступеням, через обломки, мимо Муны и Несс.
- Ты на них не серчай, - сказала бывшая куртизанка. – И на меня. Всё образумится. Я помогу им остановить призраков. Ненадолго исчезну.
И она нырнула в пол.

В зале, помимо прикованной Несс у разрушенной стены, остались лишь маги тени. Вендр не сводил взгляда с учителя, который пребывал без сознания. Корабус свесил руки и голову вниз, вдоль окаменелого туловища, а его волосы взмокли от крови на затылке. Она капала на пол из тёмного камня.
Старый глупец, подумал ученик. Ослеп от зависти и жадности, а узнал бы Слово, как все, может, тоже усомнился бы во всех своих принципах… Это страшное бремя. Мы даже этого ещё до конца не осознали…
Вендр осторожно подобрался ближе, отгоняя от Корабуса тени и собирая их за своей спиной, будто отбрасывал в сторону или забирал оружие бессознательного врага на случай, если тот резко очнётся или прикидывается. Наконец поднёс дрожащую руку к его шее проверить пульс.
- О, боги… - прошептал Вендр в ужасе.
Он схватился за плечи Корабуса, откинул его в другую сторону, на спину, насколько смог. В свете огней синих ламп души не было видно. Два варианта: либо ещё живой, либо уже удрал в виде призрака.
Но биения сердца всё-таки не было.
- Это плохо. Очень плохо.
Жизнь – такая вещь, которую не вернуть. Если и был шанс образумить Корабуса, то теперь карты легли так, что его неверный путь покажется ему единственным возможным.
И путь этот будет покрыт кровью.

Корабус в виде призрака незаметно соскользнул по своему телу вниз, через пол… Огляделся, прислушался, и продолжил путь вниз. В самый низ – до фундамента Храма Наук, до земли. Пожалуй, самый надёжный способ для бегства, пока остальных ловят в воздухе и меж стен.

Пакинс изо всех сил метался по коридорам и залам Храма Наук. Натыкался на прислужников и других привидений – пугал или отталкивал в стороны, быстро осваивая призрачные возможности.
Огорченье, сплошное огорченье, ограниченная скорость, горевал Пакинс. Так просто не удрать, но живому было бы ещё сложнее. Ничего, я покажу этим недоумкам, что великое знание так просто в землю не зароешь. Для них я, может, и выгляжу злодеем и безумцем, но посмотрим, как о моём поступке будут говорить историки! Я то могу видеть всё со стороны, я привык взирать на прошлое с высоты лет, специальность у меня такая, а эти глупцы мыслят только о самом мелочном насущном! Здесь и сейчас! Тьфу на эти рамки! Я всю жизнь копал в прошлое и думал о далёком будущем, для меня этих жалких рамок нет! Особенно теперь, когда вечная жизнь – отныне хлеб мой насущный! Слепцы!
Пакинс со смехом дотронулся до своих век.
Мирелла… подумал он. Её последний подарок. Благодарность? Доверие? Жалость к Искажённым? Уже не важно. Они теперь по разные баррикады. Нет времени думать о ней, нужно бежать! А она как раз может его остановить, если Корабус её как следует не задержит. Остальные говорящие с духами и призраки в Храме Наук так сильно не пугают…
- Пакинс! Именем Порядка! Стой, ублюдок! – раздался крик старой карги.
- Проклятье гхаргов! – Пакинс ужаснулся, завидев Миреллу на другом конце коридора на башенной лестнице. Он сразу же ринулся в ближайшую стену. Как она его нашла? Она снова смотрит через стены? Откуда у неё столько сил?
В новом коридоре он наткнулся на двух живых стражников, спешащих на тревожный зов Хайнса.
- Что там происходит? – спросили они про зал Испытаний.
- Мирелла обезумела! – воскликнул Пакинс. – Она напала на Хайнса! – В виде призрака мыслить было проще, слова легко выходили из его уст, любые слова. Просто падали, как чёртов дождь. – Остановите её! Она гонится за мной! Уничтожает всех призраков подряд!
Никто не мог уничтожать призраков, кроме Рашмы, Полной Тьмы и Пожирателя Душ. Но что сказалось, то сказалось. Пакинс едва сдержал улыбку и заскользил дальше, мимо задумавшихся стражников. Они вдобавок с опаской расступились, ведь сразу поняли, что такая трепыхающаяся душа может быть только у Искажённого…
- Остановите его! Кто-нибудь! – кричала Мирелла, тяжело врываясь в коридор.
- Стойте, Мирелла! – крикнули ей прислужники. – Мы вынуждены вас задержать до разбирательства!
Что она могла против крепких закованных в броню вооружённых храмовников? Они легко сжали её немощное тело стальными перчатками.
- Глупцы! Идиоты! Он же уйдёт! Мы не должны допустить! Именем Хайнса! Именем Цинады! Я вас всех казню!
Пакинс с улыбкой покидал коридор, проходя сквозь стену. Но недолго он радовался.
Голос Хайнса снова загремел по всему Храму Наук, особенно громко внутри стен, любых твёрдых тел – ещё более громко, оглушительно.
Он призывал задержать трёх призраков. Двух заключённых и одного Искажённого учёного. Он обещал награду тем, кто поможет. Он обещал даже дополнительные услуги и помощь тем Искажённым, кто ещё не отправился в Изгнание.
Сладкие речи, сладкие, со страхом подумал Пакинс. Если бы он такое услышал, лёжа под наблюдением целителей, он бы сразу же с собой покончил, чтобы напоследок перед Изгнанием повеселиться, подзаработать и даже, возможно, улучшить репутацию для истории…
- А теперь я призываю всех повелителей пустоты помочь уберечь тайное знание! Оглушим округу громом! Пускай никто ни слова не услышит, пока преступники не будут пойманы и изолированы!
Прощай, спокойствие, прощай, стекло, прощайте, слуховые перепонки! подумал Пакинс и в панике зажал свои призрачные уши. Конечно, это не имело никакого смысла. Дрог, наверное, сейчас делал тоже самое.

Жектр на исходе сил выскочил на один из верхних балконов и воззрился на ближайшие горы. Он создал из камней глубокие затычки для ушей, но это мало помогало.
Хайнс вместе с собратьями по магии начинали Песню Грома. Он даже не мог вспомнить, когда к такому приходилось прибегать кому-либо. Разве что для устрашения гхаргов или каких-нибудь чудовищ в былых войнах.
Теперь стёкла лопались, а кровь шла из ушей живых.
Но больше всего Жектра пугало нарастающее землетрясение. Оно, конечно, само не разрушило бы Храм Наук, но могло бы вызвать тех, кому это по плечу.
С ближайших - вплотную близких к Храму гор начинали свой бег камнепады, оползни и лавины...

Скрытый текст - 23.03 - можно пока считать отцепным:
Ни люди, ни призраки отныне не слышали друг друга. Да что там – даже самих себя.
Через такое проходить никому ещё не доводилось, хотя разговоры о подобных мерах велись давно, как раз по поводу Скрижалей.
Конечно, это было связано в первую очередь с тем, чтобы не распространять опасные заклинания. Но как определялась их опасность? По поводу этого велись нескончаемые споры. Хайнса критиковали в первую очередь за то, что он может утаить или уже утаивал полезные… выгодные для себя заклинания. Как самый популярный пример: превращение какого-нибудь вещества в золото. На что Хайнс отвечал: «Это тоже из разряда опасных заклинаний. Ведь это сразу же сломает всю нашу экономику, и боги не знают, что ещё. Если воду можно будет превращать в вино или золото, как того желают плебеи, то какого людям будет жить с таким морем под боком? Всё изменится! Абсолютно всё!».
До Жектра начинало доходить, насколько опасно найденное Слово. Поначалу паника Хайнса и Миреллы казалась неуместной и глупой, а поведение Корабуса – всего лишь последствием хмеля или новым витком его привычного неподчинения Хайнсу… Он ведь всегда представлял оппозицию верховному магу, вступал с ним в конфронтации по любому поводу. Возможно, это нравилось Цинаде: ведь растение только в тени других растений обретает стройный рост на пути к свету. Теперь, когда Жектр воочию наблюдал за тем, как Хайнс готов поубивать всех подчинённых, обрушить на них горы в конце концов, буревестник осознал, в насколько серьёзную ситуацию вляпались маги Храма Наук.
Я ведь могу убить, кого угодно, подумал Жектр. Хайнса? Его место займёт Мирелла… Они будут подозревать Жектра. Миреллу? А что дальше? Самому стать верховным магом? Совсем не подозрительно! Так ли это нужно Жектру? Это репутацию не восстановит и к архимагам Цинады его не приблизит. Только ещё больше пригвоздит к чёртовой Паутине… Да и вообще тут у стен могут быть уши: нельзя произносить эти слова… Хотя сейчас такая шумиха, такая суматоха… Сработают ли они, если их сам не услышишь? Даже через кости – всё дрожит от Песни Грома…
В общем, если не знаешь, как поступать, поступай правильно или путём наименьшего зла, подумал Жектр. Пускай голова болит у Миреллы и Хайнса, раз уж взвалили на свои плечи всю ответственность. Жектр никогда не отличался быстротой реакции и умением плести интриги, бить исподтишка. Он подождёт. Он тщательно всё взвесит, рассмотрит все варианты…
Я ведь могу умереть в любой момент из-за Слова, подумал Жектр. Есть ли у меня враги, желающие мне смерти? Вполне возможно. В основном в Цинаде, где от меня избавились заговорщески-законным способом. Пока что до них Слово не докатилось, но сколько пройдёт времени? Пакинс передаст им весточку уже на днях? Или кто-то другой проболтается через месяц? Год? Точно проболтаются, как же они остановят призраков и Корабуса? Слишком разные ублюдки, каждый у себя на уме, к каждому нужен индивидуальный подход. Всех в охапку не загребёшь за раз. На что надеется Хайнс? Непонятно. Успокаивает одно: они с Миреллой вряд ли воспользуются Словом, чтобы избавиться от Жектра, как бы его недолюбливали. Это неразумно, а он против их плана не выступал, он их союзник. Пока что. Пока ничего не ясно до конца.
Так думал Жектр, наблюдая сход огромной лавины на стены Храма Наук. Он извлёк последний эликсир из личных запасов. Многие считали, что поскольку Храм находится на источнике, здесь все подобные напитки текут бесконечной рекой – пей, сколько хочешь. Но это было не так. Почти всё в огромных количествах поставлялось в Цинаду и другие миры. Иногда Храм Наук даже испытывал нехватку, когда источник подводил – давал меньше восстанавливающих вод в какой-то период. Конечно, маги получали бесплатные бутыли время от времени, но порой тоже приходилось выкладывать за них кровное золото. Здесь эликсиры по восстановлению продавались по самым низким ценам, но даже за такие деньги можно было купить огромный сегмент земли где-нибудь в низких сословиях. Так что сегодня затраты магов можно было сравнить с затратами от какой-нибудь небольшой войны для проигравшей стороны.
Но проигравших ещё нет, подумал Жектр, выпивая эликсир. Война только начинается. Возможно, сегодня мы положем ей конец, задушив это тёмное дитя ещё в зародыше. И моя цель пока что – остановить эту чёртову лавину.
Он раскинул руки в стороны, крепко сжимая посох, и закричал на горы слова древних заклинаний. Обычно опытные маги не нуждались в словах и жестах, чтобы творить уже знакомую волшбу, это были «костыли» для усиления эффекта, к которым зачастую прибегали ученики. Но сейчас Жектр нуждался в своих силах до их последней капли. Он надеялся, что другие буревестники Храма, поступают так же, заметив землетрясение или догадавшись, что такой грохот в горах не пройдёт без последствий.
Только слов своих Жектр не слышал.
Но ничего, главное чтобы слышали мёртвые боги.




Последний раз редактировалось Vasex; 23.03.2017 в 21:58.
Ответить с цитированием
  #35  
Старый 22.03.2017, 09:27
Аватар для Ранго
сыч
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,612
Репутация: 1334 [+/-]
7. Морщась и пригибаясь от лютого снегопада, опираясь на посох, он вышел на открытую площадку на вершине одной из самых высоких башен Храма Наук. Более высокие уровни уже ловили свет Рашмы-Никогда-Не-Заходящего.
Если бы не скалы Грандуа по бокам и сзади – можно было увидеть целиком другие сословия Западной Паутины, да даже можно было разглядеть Венозенг на востоке. Сейчас едва ли видно было ближайшие леса и деревушки.
8. Он стоял абсолютно голым на своей одежде, которая ранее была на нём; вокруг, в тесной коморке, были развешаны другие робы и рясы – не много, но и не мало для юноши, отдавшему жизнь служению Храму Наук. Так уж заведено – дни в Скорлупе одинаковые, но по цинадскому времени робы должны быть разные.
очень торопишься.
Ответить с цитированием
  #36  
Старый 22.03.2017, 22:19
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
да, всё в сильной спешке, к тому же взял за привычку писать на исходе суток)) надо это менять. сегодняшний отрывок залил в предыдущий пост.
со временем всё отредактирую и дополню, конечно. пока даже не вчитывался всерьёз в написанный текст, так, чисто самые громкие фейлы вычиткой убираю, остальное пока пускай так

спасибо за указание на ошибки и отзывы, стимулируют, помогают, сами знаете. на этой неделе и я пройдусь по вашему

Последний раз редактировалось Vasex; 22.03.2017 в 22:31.
Ответить с цитированием
  #37  
Старый 24.03.2017, 22:54
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,344
Репутация: 1326 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 2.:
2.
Сперва Руций и Орона гостили среди убранства дворца, угощались прелестными яствами, губили совсем чуть-чуть вина, рассматривали произведения искусства. Слуги Лорда Паука сначала говорили, что король задержится ещё на какое-то время. Потом ещё. Так тянулось до того, что тортиглии начали дохнуть, а маги погружали Венозенг в сумерки. По меркам Цинады наступала ночь, но, как и в любой столице, многие граждане от этого только оживлялись, готовились к гуляниям.
Когда неопределённость уже начала раздражать, королевские слуги сказали, что Лорд Паук готов сразу выступить с речью перед народом. Колокольни вокруг дворца простучали сбор для желающих послушать короля, это подкреплялось высокими столбами красного пламени, которые видно было издалека поверх домов.
Руция сильно взволновало предстоящее выступление.
- Как так? Сразу перед гражданами? Что если он нас засмеёт?
Орона напротив - хранила спокойствие:
- Лорд Паук в последние годы ведёт довольно тихий образ жизни, никого громко не критиковал и не скандалил. Вряд ли сегодня что-то изменится.
Орона также помнила, как у короля горели от любопытства глаза. Как у дитя, получившего желанную игрушку. Она сказала:
- Единственное, что может напугать Лорда Паука – что это ещё больше обесценит его роль. Если призраки смогут жить вечно во плоти, то чем они хуже этого неуязвимого Стража? Но он вряд ли об этом всерьёз задумается. К тому же его управленческая роль настолько мала сегодня, что вряд ли кому-то будет нужно убрать его с Вечного Трона… Чем бы дитя не тешилось…
Теперь Орона и Руций стояли на той самой долгой пологой лестнице перед входом в королевский дворец. В отдалении, за забором, собиралась толпа зевак. Ещё больше кружило вокруг призраков, будто само Призрачное Правление переползло сюда с Площади Вечности. Все ждали речи Лорда Паука.
Это действительно происходит, думала Орона. Мы ждём решения Лорда Паука, но оно так предсказуемо. Ему точно понравилась новая игрушка Скрёбышей, не может не понравиться: он слишком мучается от скуки в своей вечной жизни, а это внесёт в неё немалое разнообразие. Всё следует намеченному ещё в Цинаде плану. Всё движется так легко, как бывалый меч скользит в родных ножнах.
Руций переминался с ноги на ногу, часто утирал лоб рукавом самого дорогого кафтана, который носил в своей жизни, – Орона подобрала его на рынке Венозенга перед аудиенцией с королём, а старый настояла запрятать куда подальше.
- Не думал я, что перед столькими людьми выступать будем, - пробормотал Руций. – Не мастер я слово говорить, сами знаете. Кажется, я видел известных призраков, даже трёх.
- Как и договаривались, предоставь держать слово мне, - сказала Орона. - К самому изобретателю обратятся, только если понадобится уточнить тонкости конструкции. Я ведь в этих шестерёнках не бум-бум.
- А вы хорошо держите слово. – Руций посмотрел на неё в упор. – Я ещё волнуюсь, что меня, простого мастера, да что там, деревенского простака – можно легко водить за нос. Позвольте уточнить, Орона, вы ведь не простой торговец?
- Почему ты так решил? – улыбнулась она, но хитро сдержала его взгляд. Не юлила, не играла всерьёз, лишь подтрунивала. И давала ему это понять.
Руций немного расслабился, чувствуя, что собеседница спокойно вскрывает карты, значит, ничего страшного не затаила.
- Орона Голос-из-Стали… Я вспомнил, где слышал это имя. Вы какой-то известный военный Цинады.
- Военный? Я? – рассмеялась Орона. – Тут вы ошибаетесь.
- Может, генерал…
- Нет-нет-нет…
- Вы вели переговоры во Второй войне со Стражами…
- Никакой войны не было.
- Некоторые считали, что как раз благодаря вам… Вы её остановили.
- Глупости. Я мало что решала. Решали советники короля, верховные маги. Я лишь была их устами.
- Зато какими устами! О вас сегодня пишут призраки-историки. Тогда вы заработали своё второе имя…
- Да. Хотя я простой дипломат – не лучше многих других.
- Вы заключили повторный союз со Стражами… с самим Повелителем Стражей…
- Очень выгодный союз, без капли крови. – Орона улыбалась, упиваясь воспоминаниями. – То были мои лучшие годы. Молодые годы…
- Да бросьте, вы до сих пор так свежа и юна! Сколько цинадских лет прошло? Пятнадцать? – Руций покачал головой. – Орона Серебринка! Подумать только…
- Магов Храма Наук так легко одурачить, - не сдержала бахвальства она. - На фоне тамошних бородачей и престарелых ведьм я, конечно, смотрелась ребёнком.
- Наверное, не обошлось без чар…
- Ничего такого, чего не умеет любая из женщин.
- Но зачем тогда Цинаде посылать к нам такое высокопоставленное лицо? – тихо спросил Руций.
- А куда это высокопоставленное лицо отправлять? Это моя работа. Кто-то же должен её делать. И карта Скорлупы выпала мне. Я знала, что это может взволновать здешних магов, а мне лишние волнения не нужны. Вот и представилась Серебринкой, торговой гильдией, это всё сильно упростило… Даже несмотря на то, что меня рассматривали, как шпионку, это ничего существенно не меняло. О Храме Наук и без меня всегда найдётся кому докладывать. Да и не люблю, когда со мной обращаются, как с какой-то принцессой. Повторюсь – приписываемые мне в народе заслуги на самом деле не только мои. Я предпочитаю путешествовать без свиты, без охраны, налегке. Радует, что мало кто знает именитых дворян в лицо. Ещё мне кажется, что вы, Скрёбыши, себя сильно недооцениваете. Цинада прослышала о ваших успехах и поспешила на помощь, оказать весомую поддержку, что здесь удивительного? Скорее удивительны эти чудеса ходячие, которых пока ни в одном мире нет!
- Вас всегда упоминали в контексте с войной… - покачал головой Руций. – Вы одёргивали меня перед королём, не позволяя делать акцент на том, что основная задача – вернуть призракам тела.
Ох уж эта проницательность способных простолюдинов, подумала она с лёгким сожалением. Ну ничего, мы ведь совсем чуть-чуть приглушили мотив: не стали делать его главным, чтобы никого всерьёз потом не обманывать, но и не стали окончательно душить – ведь Лорд Паук, как и все жители Скорлупы, в первую очередь заинтересуются возвращением призраков в материальные тела, а не какими-либо другими возможностями. Нам нужно было его заинтересовать – мы и заинтересовали. Но не бросались громкими обещаниями, что ограничимся только этим.
- Круговорот вечной жизни. Вы в Скорлупе помешаны на ней, - сморщилась с улыбкой Орона.
- Вы что-то скрываете… - продолжал Руций без тени улыбки. – Там, в Цинаде, задумали что-то… Совсем иное применение титанам, верно?
- В мире, где у стен полно ушей, вы слишком любите интриги. Видите их там, где их нет.
- Что ж, хотелось бы в это верить. – Он снова утёр пот.
- Не переживай так, - спокойно сказала Орона. – Вы с братом проделали великолепную работу. Теперь от вас ничего не зависит. Предоставь это дело дипломатам.
Руций усмехнулся, глядя на толпу у дворца:
- Ну теперь-то я не боюсь провалиться на переговорах. Когда вы рядом, такое не произойдёт. Я переживаю по другому поводу. Как бы только переговоры повели нас по правильной дороге. Как бы ваши тайные мотивы по одобрению титанов не обернулись против Храма Наук и меня с братом.
- Вам нечего бояться, - искренне и мягко сказала Орона. А затем прокашлялась, возвращая голосу стальные нотки. – Выходит.
Лорд Паук в окружении свиты, охраны, друзей и призраков появился у парадного входа во дворец. Эолин в виде титана держался справа от него, голем улыбался.
Орона подмечала хорошие знаки и ставила засечки в уме в свою пользу. Всё шло хорошо.
- Друзья мои! – радостно заговорил Лорд Паук, а маги сделали его голос громким. – Граждане Венозенга и гости нашего прекрасного города! Я рад, что вы отложили дела и собрались здесь поглазеть на вашего потешного слугу! – Толпа ответила смешками. – Но этим вечером вас ожидают совсем иные фокусы! Я бы назвал их – исторически значимыми! И я не шучу, не преувеличиваю, вовсе нет! Будьте внимательны! Я расскажу вам о том, что нас ждёт в будущем! И это будущее наступает уже сегодня!
Орона улыбалась. Ещё одна победа в её дипломатической копилке. Маленькая или большая – ещё не ясно, но точно победа. И очень даже может оказаться большой в дальнейшей перспективе.
- Друзья мои! И стар, и млад! Взгляните на это новшество! На изобретение мастеров и творцов нашего Храма Наук!
Эолин вышел вперёд, спустившись на несколько ступеней ниже Паука, разведя руки в стороны и сияя лицом.
- Это мой дорогой Эолин! Как многим известно, он не так давно отошёл в призрачный мир ради вечной молодости! Многие так поступают в Скорлупе с незапамятных даже для меня времён, а это, конечно, в какой-то мере порицается сторонниками смертной жизни! Но довольно порицаний! Взгляните! Он вернулся в ряды живых!
Толпа охала. Люди приглядывались, видели с такого расстояния плохо, но кивали и говорили друг другу, что похож, определённо похож. Ничего, подумала Орона, ещё будет время убедиться в этом каждому.
Покружив на месте, пританцовывая и притоптывая, Эолин закрепил руки на поясе, а затем вынырнул из неподвижно застывшей куклы в виде призрака. Взмыл высоко, чтобы его все видели, и продолжил что-то радостно, но едва слышно издали, кричать, жестикулировать, кружиться вокруг своей оси.
- Он первый, кому это удалось! – продолжал Лорд Паук. – Благодаря изобретателям, благодаря магам Храма Наук! Теперь мы можем создавать големов, которые выглядят точь-в-точь, как умершие люди при своей жизни!
Люди в толпе то затихали заворожено, то гомонили между собой вновь. Через призрачные каналы зазывали новых зрителей. Призраков уже крутилось вокруг дворца несчитанное множество.
- Это открывает такие возможности! – покрикивал король. – Это может изменить всё! Эти титаны… так их называют… пока не идеальны! Но маги Храма Наук обещают вскоре делать их ещё лучше! Однако… поверьте лично мне… Я провел всего несколько мгновений с моим возлюбленным, и этой близости хватило, чтобы убедиться…
В тот же миг прозвучал хлопок: Лорда Паука прямо посреди речи каким-то магическим образом разорвало в клочья, даже успело забрызгать красной кровью белоснежные ступени, а затем всё, что от него осталось - превратилось в пыль.
Толпа ужаснулась. Свита и охрана сначала в испуге отступили, а затем осторожно приблизились. Никто не понимал, что произошло.
Некоторые люди засмеялись, подумав, что это некий новый фокус бессмертного правителя. Что он только не делал каждый день – и сжигал себя, и топил, и пытался пронзить, а теперь попросту взорвал! Сейчас пелена рассеется, и они увидят, что он жив-здоров…
Но никакой пелены не было. На его месте завис призрак – очень похожий на него. Только вот слабо всем верилось, что это действительно он. Удивлённо оглядывался, осматривал своё призрачное тело…
Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный, бессменный правитель Скорлупы…
…загадочным образом погиб.






Скрытый текст - 25.03:
Корона лежала на одной из ступеней, чудом не скатившись вниз по лестнице. С виду целая, невредимая. Повсюду валялись или ещё медленно, кружась, падали вместе с редкими снежинками клочки королевской одежды.
Реакция стражи не заставила себя долго ждать: они взирали на призрака, переводили взгляд на место, где он стоял, но потом кто-то из них что-то скомандовал и они заторопились вниз и вверх по огромной пологой лестнице, посреди которой стояли Руций и Орона.
- Я ничего не понимаю, - вздохнул изобретатель.
- Это… дрянная шутка, - сказала дипломат неуверенно. – Паук… он ведь любит так… веселить… наверное…
- Он, что, умер? – воскликнул Руций. – Но что его убило?
Орона огляделась. Заметила стражу, спешащую к месту происшествия, но больше её взволновала толпа зрителей.
Люди начали кричать со злобой во всё горло:
- Чёртовы колдуны!
- Это всё они!
- Сжечь их! Сжечь!
- Проклятый голем! Всё он!
- Ублюдки!
- Верните Паука!
Они грозной массой навалились на ворота и забор, стражники едва могли их остановить. А изгородь вокруг дворца была такой несерьёзной, такой хлипкой. При бессмертном правителе он носил уже скорее декоративный характер, защитных функций у него осталось не больше, чем в породах крохотных ручных собачек, которых так любили цинадские аристократы.
Не все, конечно, проявляли озабоченность смертью правителя. Многие хохотали, просто падали от смеха, держась за животы. Сложно было понять – принимали происходящее за шутку или просто находили ситуацию с гибелью неуязвимого жутко уморительной.
Всё пропало, подумала Орона. Этот корабль идёт ко дну, нужно возвращаться в Цинаду, пока меня не засосало в воронку.
- Это правда, Эолин? – кричал на призрака новый дух, подбираясь к нему.
- Правда… что? – Тот пребывал в растерянности не меньше остальных.
- Это вы меня убили? – Паук громко спрашивал это у любовника, но вскоре перевёл взгляд на Руция и Орону. – За что вы со мной так? Как вы это сделали?
- Нет, нет… - водила головой из стороны в сторону Орона.
- Да как такое может быть! – воскликнул Руций.
Стража была уже совсем близко. Они то и дело останавливались, взирая на призрак короля над головами, то на возможных виновников. Голем Эолина стоял неподвижно.
- Что за мерзкая магия? – вопрошали другие призраки, спускаясь с небес.
- Кто её сотворил?
- Что это за камень во плоти?
- Они с помощью него как-то убили Паука!
- Это правда, Эолин? – кричал дух короля. – Это правда? Чего же ты молчишь?
- Паучок… - В мольбе в печальном жесте простирал руки к своему любимому Эолин. – Паучок… Да как же это может быть? Да как же… - Он тоже ощущал неуверенность, поглядывал на Орону и Руция удивлённо. – Да разве… разве… они могли? Как же это возможно?
- Ну а кто тогда? Кто? – кричал взволнованно король.
- На кол колдунов! На кол колдунов! – начала хором скандалить толпа.
- Мы не колдуны! – воскликнул Руций. – Мы же не маги! Правда? – Он с подозрением воззрился на Орону.
А она внимательно смотрела на него. Но не могла прочесть его. Слишком большой стресс. Тут нужно как следует подумать… Её как-то использовали? Этот проклятый Храм Наук… Её использовали для коварного замысла? Но ведь это какой-то бред!
И вот стража добралась до них.
- Постойте…
Нет. Их здорово повалили и скрутили.
- Да как вы смеете! – не сдержалась Орона. – Я здесь от лица Цинады! Вы все очень сильно…
- Закрой рот, тварь поганая! - услышала она сквозь прорези нависшего над ней забрала, а потом получила стальным кулаком в лицо. Ступенька перед её глазами немного оросилась кровью и затуманилась.
- Точно они! Точно они убили! – кричал кто-то в толпе.
- Паскуды! Убийцы!
- Гореть будете!
- На кол окаянных! На кол колдунов!
Изгородь всё же не выдержала. Где-то рухнула сразу всей секцией, где-то прогнулись лишь отдельные прутья. Некоторые граждане к тому же применяли магию.
- Что это за магия? Как они это сделали? – вопрошали многочисленные призраки, кружа над головами.
- Это точно они?
- Может, это какой-то яд?
- Паук! Что тебе давали выпить последним?
- Паук! Ты что-нибудь носил с собой в карманах?
- Может, какой-то взрывчатый амулет?
- Паук! Да ты ведь теперь никто!
- Ты смертный, паук! Ты простой смертный!
- В тебе ничего особенного!
Призраков становилось всё больше, они окружали Паука и Эолина. Некоторые начали задевать Паука, пролетая мимо. Многие из них были знатными гражданами Паутины, многие имели авторитет не меньше, чем у вечно живущего Стража.
- Отстаньте от него! – вступился за любимого Эолин.
- Это недоразумение! Остыньте! – взывал Паук. – Мы разберёмся, что произошло! Терпение!
- Ты теперь никто, арахнид!
- У тебя больше нет власти! Нет ничего!
- Как же ты будешь носить корону?
- Ты смертный!
- Смертная козявка, которую взяли и раздавили каблуком!
- Ты же глупец! Тебя столько лет Цинада держала здесь за шута!
- Тебе нет места среди нас!
- Паучок! Тебе не рады!
- Только и можешь пить да трахаться! Век за веком! Всё! Кончилось! Больше не будешь развлекаться!
- Смертный Лорд Паук! Неуязвимый, бессмертный правитель Скорлупы!
- Помогите, снова умираю! Умираю со смеху!
Призраки веселились, перебивали друг друга, цеплялись один за одного, со смехом карабкались по призрачным телам, пробивались к центру плотнеющего вихря… Призрачное Правление перебиралось в королевский дворец.
Они тянулись к королю, хватали его, он отстранялся, отбивался, одёргивал рубаху.
- Хватит! – кричал Эолин, но загородить от всех призраков не мог. – Дайте ему освоиться! Вас всех накажут!
- Бесполезный!
- Безмозглый!
- Король Скорлупы? Нет! Король ничего!
- Не троньте Паука!
Десятки призраков – фанатиков и бывших любовников правителя – вторглись в вихрь, и началась неразбериха, бескровная, но ожесточённая драка бестелесных созданий. Они испытывали боль почти как люди. Но умереть, конечно, не могли.
- Эолин! – кричала Орона. – Объясни им, что мы тут не при чём!
Стража тащила гостей Храма Наук наверх, к дворцу, но все со страхом взирали на толпу, что поднималась снизу. Ранее безоружные люди потеснили охрану у забора, подобрали их мечи и копья, кто-то достал личные кинжалы…
Руций протестовал, вырывался, совсем потерял голову, из-за чего тормозил стражников. Орону вели следом, она часто оглядывалась. Охрана короля ругалась матом друг на друга.
В пылу терзаний, шума-гама Эолин различил оклик, сообразил, что там, внизу, не всё ещё завершено…
Он ринулся вниз, вынырнул из смерча духов, но даже истинно холодный призрачный рассудок был затуманен, подвержен страшной смуте. Он ничего не понимал, и в то же время самые разные решения сменяли одно другое в демонической пляске, и все они имели в основе месть, великую месть.
Он не обратил внимания на разъярённую толпу ниже по ступеням. Он двинулся к бронированной охране, что замешкалась в верхней части лестницы. Скоро они дойдут до входа во дворец…
- Убийцы! – шептал он. – Убийцы! Предатели! Проклятые маги! С этими вашими изобретениями! Я до вас доберусь!
Титану безуспешно пытались свести руки вместе, повалить или хотя бы наклонить его, заковать в цепи. Стражники били его кулаками, а затем хватались за повреждённые руки. Затем били мечами в ножнах по ногам, но титан стоял неподвижно.
Эолин вселился в своего голема.
- Подчиняйся! Именем короля! – кричал ему в лицо стражник.
Из Эолина был боец не ахти какой. Но его новое тело обладало могучей силой.
Он схватил одного бедолагу пальцами за переднюю часть шлема и сдавил. Кровь крепкими струями ударила сквозь прорези забрала.
- Руби его! – закричал в ужасе напарник. – Руби чудного!
Эолина ударили мечом, а потом копьём. Сильно взрыли кожу на спине и на лице. Он поднёс пальцы к щеке, которая болталась на уровне груди, с ещё большей злостью воззрился на ошмётки, затем схватился за лезвие вражеского меча, невозможным с виду образом искривил его и с лёгкостью, будто соломенную куклу, нанизал вояку на его же клинок. Третий попытался убежать наверх, но Эолин поймал его за ногу и без всяких усилий швырнул тело далеко-далеко, с большой высоты лестницы. Тот врезался о крышу одной из дворцовых колокольней, а потом рухнул на землю, безжизненной грудой металла.
- Убийцы! Вы за всё ответите! – кричал Эолин незнамо кому.
И тогда такая же обезумевшая, такая же растерявшая страх толпа его настигла.
- Убийца! – кричали ему в лицо. – Убийца короля! Бей нелюдя!
Но вершить самосуд над ним у них не вышло.


Скрытый текст - 26.03:
Первого, который напрыгнул ему на спину, он схватил за гриву и с размаху распластал по ступеням перед собой. От такого удара сломалось немало костей, если не хребет. Другого, повисшего на левой руке – Эолин просто затряс и сбросил: тот свалился и исчез за краем лестницы без перил, и какое-то время звучал его отчаянный вопль. Следующего убил одним ударом кулака в голову. Взглянув на кровавую яму вместо лба, Эолин на время пришёл в себя, попытался отступить, но обезумевшая толпа навалилась на него с новой силой. Он старался не бить, а отмахиваться, с Пауком получалось быть нежным, осторожным, но в этой толкучке и суматохе всё шло наперекосяк: он задевал лица тяжёлыми пальцами, оставляя глубокие порезы и переломы, он задевал локтями окружающих, корёжа рёбра и сдавливая органы бедняг, он наступал на чужие ноги – сдирал кожу с мясом ниже колен и расплющивал ступни.
Кровь ручьями потекла по ступеням вниз, люди дальше по цепочке цепенели от шока. В ком-то просыпался здравый страх, начиналось паническое бегство, опять толкучка, падения с лестницы. Кто-то наоборот свирепел ещё больше и рвался поскорее в бой. Но на какое-то время возле Эолина никого не было, он снова обернулся ко дворцу…
И тогда с узких балконов, окружающих купол дворца начали стрельбу королевские лучники. Неясно было, какой у них приказ: усмирить голема, возможного убийцу короля и нескольких стражников, или усмирить его вместе с толпой, потому что на мясорубку перед дворцом нельзя было реагировать иначе.
Стрелы застучали о ступени из белого мрамора, о титановую сталь, внутреннюю начинку Эолина. Он прикрывался рукой, но это было лишено смысла. Вскоре он расхохотался, а стрелы и болты продолжали ударяться о него, сдирая кожу. Он не надеялся восстановить плоть – его это сейчас ничуть не волновало, да и с магами Храма Наук он больше связываться не хотел… Разве что с этими двумя, явными убийцами!
Голем зашагал вверх по лестнице, к горстке стражников, которые пытались затащить двух пленников в позолоченные ворота.
А над головами взволнованных людей переливались сине-зелёными оттенками небеса. Призраки продолжали терзать Лорда Паука, вышучивать и унижать его.
К ним присоединялись свежие души, многие ещё не осознавали, что погибли, другие свирепели или горевали, царил страшный хаос в объятьях какофонии от ужасного хорала.
Толпа жителей Венозенга на лестнице билась в агонии, они не знали, что делать. Их достали стрелы лучников со стороны дворца, поэтому лишь самые одичавшие и обезумевшие продолжали подъём, раненные попадали, некоторых пытались оттащить. Но снизу, с внутреннего двора, путь отступления отрезала подоспевшая стража – десятки бронированных солдат. Паника достигла апогея. Подошвы омывались стекающей вниз кровью.
Орона кричала стражникам:
- Оглянитесь! Он идёт! Он сюда идёт! Осторожно! Да послушайте!
Они не слушали. У одного сбился шлем, съехав на лицо, но обе руки были заняты – не мог поправить. Другой выкрикивал указания остальным, которые возились впереди с Руцием, тот вовсю упирался, цеплялся за всё подряд ногами на входе во дворец, и доказывал свою невиновность – он отвратительно истерил, считая, что его уже тащат на скорую смертную казнь. Этого нельзя было исключать, думала Орона, но другой палач был куда ближе – его тень уже доползла до её ног.
Ранее красивый, дорого одетый, теперь он был страшен, как Пожиратель Душ. Последнего мало кто видел, но по описаниям и рисункам в книгах Орона представляла его примерно таким, только не во плоти: высоким, неуязвимым, широкоплечим, чёрным, как Полная Тьма, но частично скрытым за ошмётками плоти и лохмотьями одежды…
Эолин легко отправил в далёкий полёт командира стражи. А затем небрежно выбил из руки меч другого вояки. Орона, хоть и со скованными руками, оказалась свободной – больно рухнула плечом на каменный пол, а затем заселозила ногами и поползла к полураскрытым воротам.
- Мерзкие предатели! Цинадские выродки! Убийцы! – кричал на Орону и Руция Эолин. Остальные стражники тряслись от ужаса и отступали. – Паучок предупреждал, что ему когда-нибудь ударят в спину! Если смогут придумать как! Это всё вы! Вы-ы!
Ещё один охранник дворца рискнул атаковать копьём нелюдя, но лишь сломал древко о крепчайшее тело. Эолин рывком попытался поймать врага, однако тот ловко отпрыгнул, споткнулся, подскочил и бросился без оглядки наутёк.
- Это не мы! Мы ничего не делали! – говорил Руций. – Эолин! Очнись! Зачем нам это нуж…
Голем схватил мастера-изобретателя за шкирки и поднял с пола, держа перед собой. Ноги Руция тряслись в воздухе, с башмаков, которые так долго выбирала Орона на ярмарке, заструилась моча, заполняя пространство паром.
- Гнусная ложь! – процедил Эолин. – Все вы мастера языком шлёпать!
- Эолин! – встряла Орона. – Сам подумай, какой нам с этого прок! Нас подставили!
- Я дал тебе это тело! – стуча зубами, проговорил Руций, лицо его было белее снега. – Не ради этого! Ты должен был помогать!
- А кто теперь поможет Пауку? – взревел Эолин. – А? – Он кричал механическим голосом так сильно, что дрожали кости. – Я верил вам! Я верил магам! Я верил Цинаде! А вы такое сотворили!
Они называли его по имени, что-то пытались объяснять, но в этом шуме мало какие слова помогали. Он воздел Руция над собой, собирался куда-нибудь бросить, как тех стражников, поломать все кости. Но что-то его удерживало. Он продолжал выкрикивать злобные слова. Но что-то будто гасло в нём…
И тогда в короткий миг затишья и раздумий до них добрались два фанатика Паука… У того, который нёс меч, стрела торчала из груди, дышал от с отвратительным громким хрипом, и по лицу его можно было прочесть: он прекрасно понимает, сколько ему осталось. Другой выглядел здоровым и держал в руках копьё.
Один принялся ломать меч о поясницу титана. Тот вполоборота начал неуклюже отмахиваться от нового противника, продолжая удерживать мастера в воздухе за одежду. А другой фанатик Паука воспользовался удачным моментом, обошёл их всех и со смехом нанизал Руция на копьё.
Тот страшно заорал, выпучив глаза к призрачному небу.
А хохочущий мститель продолжал дёргать копьё, вгоняя всё выше и выше.
Орона пыталась вскочить с наручниками за спиной, но поскальзывалась, билась лицом, теряла саму себя в беззвучном крике.
Потом из дворца хлынула новая волна стражников…





Последний раз редактировалось Vasex; 26.03.2017 в 23:26.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
МАРАФОН. ДОЛГАЯ ДОРОГА Мережук Роман Творчество 39 26.03.2017 23:31
Последний довод королей MirfRU Рецензии 1 22.04.2013 12:32
Марафон 2 Второй забег на 100 страниц Horadrim Мастерская 50 03.08.2010 05:45
Геральт и убийцы королей (23.09.2009) MirfRU Новости 7 27.09.2009 23:31


Текущее время: 09:39. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.