Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 21.07.2011, 21:51
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Габриэль

День, вечер, утро и прочие времена суток добрые, товарищи форумчане. Ваш покорный таки отважился на новый заход с проектом серьезнее рассказа на полтысячи символов :)

Морийцы искренне рассчитывают на полезный фидбек - это раз, и постараются не допустить ошибок, которые имели место, когда я проделывал тот же трюк с "Охотницей за головами".

Заранее благодарю и приятного чтения :)

ГАБРИЭЛЬ

Аннотация:
Спецслужбы крупнейших галактических держав вступают в очередное противостояние. Хотя на первый взгляд все это кажется банальными неприятностями, связанными с одним сотрудником Агентства Внешней и Внутренней Безопасности Федерации Млечного Пути, одним гемотрофом, или, говоря иначе, вампиром, который ведет себя слишком умно для вампира, и Габриэлью - любимой (приемной) дочерью и новоиспеченным вампиром.

Скрытый текст - Глава 1:

1
Отцовский долг

Мир, он же Вселенная, он же Сущее, медленно обретал краски. Как ни странно, краски были довольно... Яркие. Очень яркие. Обжигающе яркие. Мир состоял из сотен тысяч звуков и запахов, миллионов бесконечно далеких шагов и прикосновений, и очень, очень ярких красок.
Помимо этого пока в мире не было ничего, хотя было совершенно очевидно, что в мире просто должно быть что-то еще.
Впрочем, даже в таком виде мир был довольно интересен. Можно было слушать звуки, которые никогда не повторялись и сплетали некий загадочный узор. Можно было чувствовать, что все вокруг движется и живет. Мир являл собой множество грез.
Но мир не может существовать сам по себе. Без того, кто смотрит на него, преломляя его сквозь себя, мир не существует. Это тоже было очевидно.
Понятие «я» заслуживало особенного внимания. Но к этому понятию нужно прийти. Чтобы «я» имело место, его нужно осознать. Осознать себя.
Самоосознание… Странное понятие. Чтобы осознать себя, надо быть собой. А существует ли «я», или это только еще одна из грез?
Все, что есть – это не более чем грезы…
***
- Она изменилась.
- Это вирус, капитан. Скорее всего, она изменилась куда сильнее, чем вы думаете.
Огромный плоский экран висел в воздухе, нависая над зрителями. Других источников света в помещении не было, потому двое мужчин, внимательно изучающих изображение, казались призраками. Перед зрителями представала больничная палата. Центральным объектом палаты была койка, со всех сторон окруженная различным оборудованием. Над койкой пестрили десятки голограмм, передающих информацию о состоянии пациента – от артериального давления до передающей способности отдельных нейронов. На койке, обклеенная датчиками, лежала девушка. Ее волосы серебрились в заливавшем палату молочно-белом свете, кожа поблескивала, словно натертая маслом. Время от времени по телу девушки проходили волны судорог – это спазмы стремительно наливающихся нечеловеческой силой мускулов. Если приглядеться, можно было увидеть, как новые и новые волокна прирастают к старым, и плотно упаковываются. Будто вода в замедленной сьемке кипит под тонким льдом.
Довольно красивое лицо порой передавало какие-то неуловимые эмоции – они читались в незаметных движениях бровей, в полувздохах, в изгибе губ…
За девушкой, естественно, следили не только приборы, но и целая бригада медиков, а заодно – двое десантников в тяжелой броне. Грузные силуэты солдат виднелись по обе стороны койки, а мощные штурмовые винтовки были наведены на голову пациентки. Дополнительной мерой безопасности служили гравитационные фиксаторы на руках и ногах.
Тот, кого назвали капитаном, оторвал взгляд от монитора.
- Она все равно моя дочь, док. Так или иначе.
- Похвальный подход. Но довольно рискованный.
- Сколько осталось времени? – спросил капитан, потирая короткую бороду.
- Думаю, около двух суток. К этому времени первая фаза преобразований завершится, и она очнется.
- Спасибо. Тогда я подойду завтра.
- Конечно, капитан. В любое время.
***
Капитан Александров не спеша брел под проливным дождем. В небольшие просветы между стеклянных исполинов, подпирающих небеса, лились те слезы, которые не мог и не хотел проливать сам капитан.
Пусть она будет хоть трижды приемной! Он растил ее почти с пеленок, умудряясь посвящать каждую свободную секунду, даже когда отправлялся в другие галактики, даже когда связь казалась просто невозможной… Он всегда поддерживал ее, всегда прилагал все силы, чтоб помочь. Он так гордился, когда она попала на престижный факультет квантовой кибернетики, когда она окончила его с отличием, когда она бросилась вгрызаться в тонкости этой сложнейшей дисциплины, создавая прекрасную диссертационную работу… Она была настоящим бриллиантом, который был жестоко разбит какой-то неспособной контролировать себя дрянью! Проклятым кровососущим ублюдком!
Капитан остановился и с ненавистью посмотрел в небо. Дождь все усиливался, безжалостно хлеща его по лицу. Александров сжал кулаки. Он этого так не оставит.
***
Шеф посмотрел на одного из ценнейших своих агентов поверх стекол очков. Этот господин, известный как Растрелли, напоминал волшебника в летах, пытающегося замаскироваться среди простых смертных – длинная белоснежная борода, крючковатый нос, отполированная годами лысина, прямоугольные очки, старомодный костюм. Шеф восседал за огромным деревянным столом, развалившись в необъятном кожаном кресле. Он казался обманчиво простым и безобидным. Однако в его лысой черепушке без устали трудился один из, наверное, самых могучих разумов Пяти Галактик. Этот человек управлял главной спецслужбой своего государства, причем управлял так, что по всей известной Вселенной слова «Старик» и «Агентство», произнесенные таким себе выразительным тоном, не оставляли места для двусмысленности.
- То есть ты, капитан, хочешь, чтоб я выделил ценнейшие ресурсы Агентства на расследование этого дела?
- Да, сэр.
- Ты знаешь, что с тебя вода капает?
- Да, сэр.
- А ты знаешь, что бесплатного сыра не бывает?
- Не знал, что вам знакомо слово «бесплатный», сэр, - капитан отдал честь.
Шеф с комфортом расположился на высоте трех километров над городом, на верхнем этаже высочайшего здания города – Башни Новострома. Кабинет давал обзор на все триста шестьдесят градусов, и все эти триста шестьдесят градусов состояли из грозы и ливня. Капитан старательно смотрел мимо шефа, прямо в лицо стихии.
- И верно, не знаю, - наконец, почти через минуту, сказал шеф. – Я согласен передать тебе управление этой операцией, капитан. Сможешь набрать группу, задействовать наших аналитиков. Но я попрошу кое-что взамен. Вполне равноценное.
- Сэр?
Шеф провел рукой по столешнице, и в комнате возникла уже знакомая капитану голографическая палата, где лежала его дочь.
Капитан напряженно замер.
- Твоя дочь, капитан, превращается в гемотрофа. В вампира. Проще говоря, в одно из самых опасных существ Пяти Галактик. От нее не было бы толку, если бы не одна мелочь.
В этот раз шеф вообще не выполнял никаких манипуляций, но изображение палаты уменьшилось и отодвинулось вбок, уступая место компьютерной модели спирали ДНК.
- Я в этом ничего не смыслю, - пожал плечами Растрелли, - но по счастливой случайности у нас есть целый институт, который занимается как раз такими штуками.
Старик ткнул пальцем в спираль и усмехнулся. По голограмме мелькнула треугольная «тень» пальца. Капитан стиснул зубы. «Издевается».
- Это не обычная генетическая конструкция, которую выстраивает гем-вирус, как мне объяснили. Это аномалия и настоящий клад. Неповторимый шедевр, каких этот микроорганизм еще не порождал.
Для пущей экспрессии шеф взмахнул руками.
- Вы хотите забрать мою дочь, сэр? - недоуменно вопросил Александров. - Для исследований?
- О нет, зачем мне это? Ее и так уже исследуют. И будут исследовать, само собой. Нет, нет… Все куда проще. Гемотрофы, - шеф подался вперед, - стремительны, жестоки, беспощадны. Они сильны как отборные бойцы, напичканные мощнейшими имплантами, или как лучшие генные солдаты Кузницы. Но они безумны из-за своей тяги к крови. В любой миг могут стать неуправляемыми маньяками, сносящими все на своем пути.
Проектор, скрытый в недрах стола, вывел новое изображение – мужчину-гемотрофа. Его тело напоминало анатомический атлас – резко очерченные и великолепно развитые мускулы бугрились под кожей. Длинные серебристые волосы вампира свисали до плеч, а кожа маслянисто блестела.
- Гемотрофы также невероятно сексуальны, - откинувшись на спинку кресла, продолжил шеф излагать прекрасно известные Александрову вещи, - Не в буквальном смысле, конечно, хотя иногда и так. Каждая пора в их чертовом теле вырабатывает феромоны, на которые как мухи слетаются самцы и самки нашего, а заодно и нескольких других видов. Чаще всего гемотроф охотится натурально через постель, совмещая приятное с полезным. Перевозбужденная жертва, накачанная феромонами, даже не замечает, что ее осушают заживо.
- Зачем вы говорите мне все это, сэр? – спросил капитан, стараясь, чтоб его голос не звучал надтреснуто.
- Затем, что она, - Растрелли вновь приблизил изображение палаты и выразительно ткнул в сторону проекции, - лишена главного недостатка гемотрофов. Она не может впасть в ярость. Зато может разорвать человека напополам одной рукой. Может соблазнить кого угодно. А ее аналитическими способностями, между прочим, восхищается весь Норфорд.
- Вы хотите завербовать ее? – на лице капитана отразилась целая гамма эмоций. – Она же просто девчонка… Она работает над диссертацией… Она не умеет драться… Она не имеет подготовки! Она не годится. Она же просто погибнет!
Шеф добродушно рассмеялся. Это прозвучало в высшей степени неуместно.
- Она уже не человек. Твоя дочь – гемотроф, что необратимо и неизлечимо. – Растрелли развел руками.
Капитан не стал отвечать, он смотрел на дождь и на облака, изредка проходящие на уровне кабинета Растрелли.
Шеф не торопился продолжать. Он поудобнее умостился в кресле и забарабанил пальцами по столешнице, смотря на голограмму. Две ее маленькие копии возникли в стеклах очков.
- Либо она до конца своих дней будет ходить с инъектором на руке, получая донорскую кровь раз в месяц, а оттого тихо съезжая с катушек… - Медленно произнес старик, не обращаясь ни к кому конкретно. - Либо покинет Федерацию и станет обычным бродячим гемотрофом, убивающим людей, чтобы стать сильнее. А может присоединиться к нам. Получить спецподготовку, которая позволит в полной мере раскрыть ее способности. Она не будет изгоем, убийцей. Она войдет в круги элиты. Как, к примеру, ты. Более того, ты получишь все ресурсы, чтоб отомстить за нее.
Капитан Александров и шеф Растрелли одновременно посмотрели друг на друга.
- Заметь, время утекает – тот, кто на нее напал, все дальше и дальше. С каждой секундой.
Капитан явно колебался. Он прекрасно понимал, что «подготовка» Агентства не будет увеселительной прогулкой. Что его дочь, его милую и нежную дочурку, которая до сих пор порой звала его «папик» и целовала в щечку, превратят в ту самую убийцу, шпионку, в конце концов – в банальную шлюху, которую подкидывают всяким недоразвитым кронпринцам, чтоб те приняли нужное решение, думая не головой, а…
Но шеф прав. Это все равно лучше, чем любой другой вариант развития событий.
- Мой отцовский долг – защищать ее, - сказал капитан, - и я облажался по полной. Я не хочу вдобавок добровольно отдать дочь… не в те руки.
- «Тех» рук не бывает, капитан. Впрочем, я думаю, ты найдешь способ прикрыть дочери спину. – Шеф уже не сомневался, что Александров согласится.
И Александров не сомневался в этом также.
- Вот и хорошо. А сейчас, капитан, ступай домой. Отсыпаться. Завтра тебе предстоит большое начало. А мне уже надоело твое мокрое общество.
Капитан бросил последний взгляд на голограммы, висящие над столом, и вышел. Шеф знал, что он придет. Шеф знал, зачем он придет. Шеф умел набирать себе лучших агентов.
Проклятье!

__________________
Барлога не видали?

Последний раз редактировалось Дарин; 21.07.2011 в 22:00.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 21.07.2011, 21:53
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Скрытый текст - Глава 2:

2
Паутина логики


Капитан установил будильник на пять утра, но проснулся минут на десять раньше. Он так и лежал, грустно смотря в потолок, когда исполнительное устройство принялось оглашать округу яростным писком.
Мысли у Александрова путались, словно проводки, сложенные в кармане. Он попеременно думал о дочери, о нелепой гибели брата больше двадцати лет назад, о службе во флоте и о службе в Агентстве.
Наконец, он привстал на кровати, и вызвал консоль управления домом. Она легко перенастраивалась, чтоб реагировать на любой сигнал – от хлопка до определенного электромагнитного поля в мозге. Капитан же предпочитал щелкать пальцами.
Покорное воле хозяина, отдавшего через консоль соответствующий приказ, широкое обзорное окно неспешно распахнулось. Пейзаж утреннего Новострома, пока лишь чуточку подкрашенного багрянцем ранней зари, виднелся сквозь разбитую призму капелек, усеивавших стекло. Некоторые из них деловито сползали вниз, оставляя на стекле гладкие «дорожки». Дождило, похоже, до самого утра.
Готовя себе незатейливый завтрак из полуфабрикатов марсианской компании «Ю-Эй-Си Чемикалс энд Джинетикс», капитан пытался спланировать свои манипуляции на сегодня. Сперва – получить данные по делу, собранные полицией. В делах, где замешаны гемотрофы, или кто угодно другой, способный кидаться выдранными из земли фонарными столбами, копы проявляли завидное усердие, собирая максимум данных. Такие дела не проходили незамеченными, и если они оборачивались глухарем – то могли полететь головы.
Добыть материалы можно будет прямо из полицейской сети. Если шеф его не обвел вокруг пальца, то у него уже есть к ней полный доступ. Но в участке все равно надо будет побывать. Копы нередко избегают отмечать в рапортах совсем уж неудобные подробности, вроде того, что какой-то образец был загрязнен, а потому спален нафиг.
Без пятнадцати шесть капитан вышел из скоростного лифта на парковку гравимобилей. Ее, естественно, расположили почти на самом верху здания – по сути, под чердаком.
Капитана поприветствовал дежурный киборг - лимерианин, добродушно взмахнувший механизированным щупальцем. Этот грузный мешок плоти по имени Тольдес, передвигающийся на четырех коротких толстых ножках (естественно, и ножки, и туловище были биомеханическими) был наемником последние три галактических года, то есть, практически шестьдесят земных лет, а на старости лет решил осесть и заняться чем-нибудь поспокойнее.
Александров в помахал в ответ и направился к своему гравимобилю. Капитан любил все, что летает, и желательно – летает быстро. Свой гравимобиль он подбирал долго, а еще дольше занимался его тюнингом. Зато теперь этот зверь мог разогнаться до скорости, достаточной для выхода на орбиту. В основе его лежал «Корбен-Даллас» 73-го года, но стандартный движок капитан подменил даймлеровским гравиприводом, изготовленным по гхаальской технологии, а реактивный модуль поставил производства Малого Магелланова.
Разумеется, все это было очень и очень недешево, но Агентство платило своим людям как минимум хорошо. Ну а высококлассные специалисты широкого профиля получали больше, чем могли потратить. Очевидно, число нулей должно было вышибать из мозгов агентов любые вопросы об этичности их действий. И, что интересно, так оно и выходило.
Капитан уселся в кресло пилота и запустил предстартовую проверку. Одна за другой начали проявляться голограммы интерфейса системы управления – высотомер, радар, монитор гиродатчиков, монитор энергопотребления, индикаторы нагрузок по корпусу и двигателям, показания датчиков статуса двигателей, показания системы жизнеобеспечения, и так далее. Человек, привыкший к автоматизированной системе управления гравимобилем от такого количества показаний просто одурел бы. С точки зрения капитана же тут явно не хватало целого множества приборов, которые устанавливались на звездолетах.
***
Бинокуляры Тольдеса проследили за гравимобилем, вылетевшим из широкого причального пространства и мгновенно влившемся в бесконечный вихрь машин, роящихся в небе Новострома.
- Он вылетел. Передатчик активирован.
***
Капитан вынужденно перевел машину на автопилот, указав целью третий полицейский участок 58-го округа. Именно за этим участком было закреплено дело, документы по которому просматривал капитан.
На самом деле наскрести копам удалось удивительно мало.
В 23:37 в гостиницу «Зирис» прибыли двое постояльцев-землян. Господин Рагнар Бурквист, землянин, примерно 1,85 метров ростом, глаза карие, волосы темно-каштановые и госпожа Габриэль Александрова, землянка, примерно 1,65 метров ростом, глаза карие, волосы черные.
С 00:18, судя по звукам, доносившимся сквозь отлично звукоизолированные стены, пара приступила к цели своего визита.
С 01:43 в номере наступила тишина.
В 09:12 горничная обнаружила ужасающе изуродованный труп госпожи Александровой. Прилагающиеся снимки показывали кошмарную рану на шее девушки – целый кусок мяса был безжалостно вырван, судя по всему, зубами.
Ни одна камера безопасности больше не поймала господина Бурквиста. Более того, он не оставил ни единого кусочка, содержавшего ДНК, ни единого отпечатка. Да и вообще – землян с внешностью этого Бурквиста в базе не было.
Гемотрофы так не действуют. Вернее, действуют-то они именно так, но обычно – в других государствах и безо всякой маскировки. Тут же один гемм сумел обмануть тысячи систем сканирования генного кода, а потом уйти от бесчисленных средств наблюдения. Если это не четко спланированная акция, влетевшая кому-то во много, очень много копеечек, то не ясно даже, что тут можно думать.
Вампир – это, в первую очередь, хищник, а потом уже разумное существо. Он действует, а уже потом думает, что ему делать с тем, что он наворотил. Если в данном случае гемотроф думал… Капитану вспомнилось, о чем вчера вечером говорил шеф. «Неповторимый шедевр», вампир, способный управлять своим безумием. Он говорил это о Габриэли. Или нет?
Капитан треснул себя по лбу.
Шеф знал! Знал о том, что в городе есть гемотроф, способный быть спецагентом! И он выторговал у капитана жизнь его дочери в обмен на операцию, которая все равно была бы проведена!
Александров посмотрел в боковое окно, где огромная Башня Новострома возвышалась даже над крупнейшими небоскребами. Будь у него хороший бинокль, он смог бы даже посмотреть на зеркальные панели, которыми обшит снаружи кабинет шефа. Создавалось впечатление, что Старик сейчас сидит у себя, смотрит на капитана через подзорную трубу и посмеивается над собственной шуткой.
Ставки в игре были действительно высоки.
Капитан активировал систему связи, и, вздохнув пару раз, вызвал оператора Агентства.
- Да, господин Александров? – миловидная девушка, появившаяся на экране, благодушно взирала на капитана из двухмерного голографического окошка.
- АСВ Форджент сейчас свободна?
- Господин Растрелли вчера отозвал ее из Третьей Галактики. Она прибудет ориентировочно через час.
- Сразу по прибытию отправьте ее по моему пеленгу. Она мне очень нужна.
- Конечно, сэр. Распоряжения господина Растрелли были аналогичны.
- Как замечательно, что мы с ним думаем в одном направлении, - кисло улыбнулся капитан, - благодарю вас.
Он прервал связь и откинулся на спинку кресла. Несколько секунд сидел неподвижно, потом открыл бардачок и вытащил оттуда пару носовых фильтров. Такие штуки был обязан таскать с собой любой агент не-киборг: всякие отравляющие вещества были очень популярны в среде спецслужб, а такие фильтры блокировали любые «лишние» составляющие атмосферы - и неорганику, и органику… Включая универсальные вампирские феромоны.
Вдохнув безвкусный отфильтрованный воздух, капитан почувствовал себя спокойнее. Тем более что через полтора часа максимум его спину будет прикрывать АСВ и хороший друг.
***
Полицейский участок №3 не относился к участкам из благополучных районов. Это было очень старое и ужасно обшарпанное здание, исписанное граффити на сотнях языков. Перед входом всегда дежурило четверо тяжеловооруженных спецназовцев, а из бойниц строения поводили стволами скорострельные лазерные орудия.
Эти улицы состояли на две трети из мусора и насилия. Все виды здесь жили в бедности, опасаясь бандитского и полицейского произвола. Это положение дел тянулось уже так долго, что считалось в порядке вещей. Еще во времена Земной Империи, пять галактических тысячелетий назад , здесь все было именно так.
А с тех пор как Земля потеряла статус столицы, дела неспешно, очень неспешно усугублялись. Окраины Новострома так резко контрастировали с блистающим центром, что просто невозможно было понять, как эти места, эти миры, могут вместе образовывать один город.
Капитан вошел в участок под тяжелыми взглядами спецназовцев. Все четверо были даргонианами – могучими, выносливыми, сильными и довольно сообразительными рептилоидами. Даргониане, как и земляне, и еще несколько видов, встречались по всем Пяти Галактикам. Когда-то был их звездный час, и владения Даргонии простирались почти по всей Третьей Галактике, захватывая куски Второй и Пятой. Потом их государство пало, уступая место все новым и новым гегемониям. Сейчас в Пяти Галактиках установилось некое подобие стабильности, но капитан не сомневался, что рано или поздно ему суждено рухнуть.
Изнутри участок не выглядел лучше, чем снаружи. Мрачные серые стены, улыбчивые как антресоли сотрудники, и их не менее улыбчивые клиенты – оборванцы десятков видов, насуплено взирающие на всех, кто ходит без наручников.
- Чего вам? – недовольным тоном поинтересовался вахтер-землянин, негр в годах и в форме лейтенанта.
- Здравствуйте, - доброжелательно сказал капитан. – Я должен переговорить с вашим начальником.
- С каких делов? – не меняя интонаций вопросил лейтенант.
- По коду 0927, - отозвался капитан.
Лейтенант немного заволновался, и, как и предписывала процедура, «просветил» капитана сканером. Тот отправил полученные данные на обработку в базу, и вскоре лейтенант обнаружил, что заявившийся к нему человек и правда проходит по коду 0927 – «представитель высших государственных интересов», имеющий право распоряжаться тут как у себя дома.
- Сэр, - это лейтенант обращался к своему начальнику через интерком. Голос его был не недовольный, а нервный. – К вам тут один человек. Ээээ… Нет сэр, я не могу его послать в… Ээээ… У него код 0927. Да. Все точно, сэр. Я переслал вам данные. Да, сэр.
Негр посмотрел на капитана.
- Проходите. Третий этаж, кабинет 0309, прямо напротив лифта.
***
В этом участке распоряжался полковник Каралл. Как ни странно, он был нирианином. На Земле нириан было довольно мало. Эти долговязые гуманоиды были хрупкими созданиями, привычными к 0,4g их родной планеты, что располагалась в Третьей Галактике, во владениях Талейской Республики. В мирах с силой тяжести больше 0,6g нириане пользовались устройствами регулирования локальной тяжести, создававшими область пониженной или повышенной гравитации вокруг владельца.
Этот нирианин таким устройством не пользовался.
- Что привело к нам столь важного гостя, - полковник глядел на капитана снизу вверх. Он стоял за своим столом, упершись в крышку кончиками пальцев.
- Ваш участок расследует дело о нападении гемотрофа позвчерашним вечером, - констатировал капитан.
- Да. Расследует.
- Ну а мне нужно переговорить с ответственным следователем.
- Это невозможно.
- Что?
- Лейтенант Гарлиз был убит вчера утром у себя дома.
- А его записи, данные расследования?..
- Все уничтожено. Сейчас идет внутреннее расследование.
Капитан опешил.
- Это… Нетипично.
- Вы это мне говорите? – Каралл и не думал менять позу. – Что вам известно об этом деле, господин 0927? Я не привык терять людей, не зная почему я их теряю.
Капитан посмотрел на Каралла мутными глазами.
- Полковник, похоже, об этом деле я знаю меньше чем ничего.
***
Капитан вел гравимобиль, мчась к больнице Центра Контроля за Особо Опасными Видами. Располагалось это заведение на противоположном конце города, но сейчас капитан хотел только одного – увидеть Габриэль. Скорее всего, ничего не изменилось, тем более что его должны известить, когда она очнется.
Но сейчас это было неважно. Нужно было собраться, собрать мысли, сконцентрироваться… А заодно переговорить с доктором.
Однако, как известно, если хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. Питание гравимобиля капитана внезапно отключилось. Несколько мгновений тяжелая машина мчалась вперед по инерции, а потом начала плавно падать вниз.
Капитан со всей очевидностью осознал близость смерти, но сдаваться был не намерен. Он опустил кресло переднего пассажира, поднял заднее сиденье и открыл панель, скрытую в полу. Делать что-то становилось все сложнее – машина падала, причем падала все быстрее, по мере того как рассеивалось поле искусственной гравитации, державшее ее в воздухе.
Панель скрывала несколько трубок, подающих реагенты к реактивному двигателю, и проводку, запитывающую сервомоторы насосов. Александров достал пистолет, резким движением сорвал его внешний корпус и выдернул обойму. Поднеся пистолет к проводке, несколько раз нажал на спусковой крючок.
Мощный электромагнетизм, разгоняющий пули, в этот раз сработал вхолостую… Почти. Электромагнитное поле, будучи переменным, порождает ток в окружающих проводниках. Ток, конечно, слабый, но для маленького насоса этого хватило. Реагенты вступили в действие, и машина рванула вперед на реактивной тяге. От глупой гибели в результате удара о донышко заднего сиденья капитана спасли последние крохи искусственной гравитации. Его всего лишь ощутимо дернуло.
Александров вскочил за штурвал, связанный с соплами сугубо механическими средствами, и подкорректировал траекторию машины так, чтоб она упала в нелюдном месте. Вытянуть ее в воздух, естественно, было невозможно – подъемную силу для гравимобиля создавала гравитяга, а ее запустить не удастся. К тому же, насос уже снова встал, и реактивные движки отключатся через доли секунды.
Гравимобиль снижался, все набирая скорость, а потом чиркнул брюхом раз, второй, третий… Медицинский имплант впрыснул капитану целую пачку лекарственных средств, и он тут же отрубился.
***
Первое, что капитан увидел, очнувшись, были ярко-красные круги. Восемь штук. Постепенно круги начали совмещаться друг с другом, пока их не осталось два. Эти круги оказались радужными оболочками глаз, слабо светящимися в темноте. Глаза эти, как ни странно, располагались на чьем-то лице, обрамленном средней длины серебряными волосами.
Обладатель красных глаз усмехнулся, обнажив острейшие клыки.
- Привет, капитан. Ты меня ищешь? Ты меня нашел.
Вампир распахнул пасть раза в два шире, чем можно было ожидать, и эта зубастая бездна надвинулась на капитана…
__________________
Барлога не видали?
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 21.07.2011, 21:54
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Скрытый текст - Глава 3:

3
Бог из машины
… а потом умчались куда-то в сторону. Вампира дернуло, а потом отшвырнуло нечто очень быстрое. Раздался вопль, потом топот, прогремела пара выстрелов…
Тишину, на некоторое время воцарившуюся вокруг, рассеял звук чьих-то шагов. Наконец, капитан увидел перед собой пару стройных и долвольно мускулистых ног, затянутых в серый ноофлекс . Как бы странно это ни звучало, по поверхности ног прошла рябь, и они стали куда менее мускулистыми.
Обладательница этих самых ног склонилась над Александровым, явив довольно красивое лицо с тонкими чертами. Доминировали глаза – ярко-зеленые, очень подвижные и, невзирая на бытийность механизмами, невероятно выразительные. Капитан механически отметил, что Форджент прибыла почти на час раньше срока.
- Ты как, кэп?
- Хреново, - слабо отозвался Алескандров. – Я убил свою машину, а меня чуть не убил вампир.
- Ну а я чуть не убила его, - усмехнулась Форджент. – Сможешь идти?
- И не надейся, - Александров скривился, - я ног не чувствую.
Агентесса медленно провела ладонями по его телу – сверху вниз.
- Поврежден позвоночник. Опять менять придется.
Алескандров застонал.
- И еще куча всяких внутренних повреждений. Этому идиоту даже высовываться не надо было – ты б и часа не протянул. Я уже вызвала помощь.
- Жрать хотел, наверное.
- Жрать, жрать… Давно б вгрызся тогда. Ублюдок ушел – его подобрал гравимобиль.
Капитан только стиснул зубы.
***
Дееспособность вернулась к капитану только под вечер. Заменить один киберпозвоночник на другой – это не проблема, но все регенеративные процессы так или иначе требуют времени, пусть оно и измеряется в часах.
Под суровым надзором АСВ капитана доставили в центральную новостромскую клинику, провели операцию и упихнули в регенерационный бак. Все это недешево обошлось, но никто не тянул шефа за язык, давая капитану карт-бланш во всем, включая финансы.
- Куда сейчас? – поинтересовалась Форджент, когда они покидали больницу. Солнце уже садилось, и Новостром плавно окрашивался в праздничное золото, готовясь принять благородный багрянец.
- В больницу, - хмуро отозвался капитан.
Форджент обернулась на медучреждение, которое осталось у них за спиной, потом выразительно посмотрела на капитана.
- К Эль.
- Навестить? – сочувственно поинтересовалась Энни.
- Не только, - капитан лукаво глянул на киборгиню. – Есть пара вопросов о физиологии гемотрофов.
- А чем тебе наш аналотдел не угодил?
- Как минимум, названием.
Форджент покачала головой.
***
Доктор встречал их в зале наблюдения. Помещение и не подумала измениться – все та же темнота, все та же огромная голограмма.
- Добрый вечер, - капитан коротко кивнул.
Врач поприветствовал Александрова и Форджент, потом сразу перешел к делу:
- Процесс скоро завершится, капитан. Она может очнуться в любую минуту.
- И тогда?..
- Начнем давать ей кровяной концентрат. В первое время потребуется немало крови.
- А что насчет генетических аномалий? – прямо спросил капитан.
Доктор выглядел явно смущенным.
- Простите, капитан, мы не были до конца уверены…
- Так что насчет них?
- Судя по всему, мы имеем дело с необычным случаем. Генетика гемотрофов очень необычна, и их генокод практически невозможно расшифровать. Да и сам по себе вирус остается белым пятном в вирусологии. Вы, должно быть, слышали теории о разумности гем-вируса?
Капитан кивнул.
- Речь, конечно, идет не совсем о разуме в привычном понимании. Тут скорее дело в совмещении способности логически мыслить безо всякого подобия самосознания. Вирус… Вроде как знает, чего он хочет. Но он не понимает, кто он такой. Во всяком случае, именно так это все выглядит.
- Соединяя свою «целеустремленность» с мысленными процессами существа с самосознанием вирус создает вампира?
- Конечный продукт лепится по лекалу, которое извлекается из самоосознания хозяина, - пояснил доктор.
- Выходит так, - встряла Форджент, - вирус хочет крови, но не понимает зачем, и надергивает причины из головы своей жертвы?
- Вроде того. У вашей дочери очень необычный разум, капитан.
- Она не может впасть в ярость?
- В ярость может впасть кто угодно, - доктор усмехнулся. – Но, судя по тому, что мы наблюдаем, вирус произвел удивительно малые перестройки в нервной системе. Существует вероятность, и я подчеркиваю, только существует, что Габриэль Александрова очнется Габриэлью Александровой с новым взглядом на гастрономию в целом и деликатесы в частности.
- Ваш юмор меня смущает, доктор.
Доктор похлопал себя по животу и рассмеялся.
- Мне все это говорят капитан. Впрочем, я работал с десятком гемотрофов только здесь, и еще с тремя десятками по всей галактике, и могу сказать, что каждая трансформация индивидуальна. Возможность того, что ваша дочь чудесным образом не превратится в монстра, кажется маловероятной.
- Тогда такой вопрос… Передаются ли какие-то свойства или данные по наследству от гемотрофа-родителя?
- Ничего подобного. Гем-вирус не подвержен мутациям. Он вообще не меняется. Так что в каждом конкретном случае он начинает с чистого листа.
- Спасибо, доктор. Прошу вас, информируйте меня, как только…
- Конечно, капитан. Думаю, уже к утру все станет ясно.
***
- Ну что? У тебя прояснилось?
- Нет, все только запуталось… Есть у меня подозрения насчет этого гемотрофа, но… Как бы тебе сказать… Все уж очень мутно. Почему его не ловят системы слежения? Откуда у него столько сведений о деле? В том числе и обо мне?
- Дело серьезное, - согласилась Форджент.
Агенты поднялись на посадочную площадку Центра, расположенную на крыше небоскреба. До Башни отсюда было рукой подать, и она гордо возносилась почти на два километра вверх, стрелой пронзая небо, на котором появлялись все новые и новые звезды. Ночь вступала в свои права.
Форджент подошла к своему гравициклу, скоростной «лошадке» талейского производства. Машина была мощной и стремительной, подобно своей хозяйке, да и хромированные элементы поблескивали в том же ключе, что и ноофлекс. Когда Энни стояла возле нее или же сидела верхом, казалось, что они созданы друг для друга, как, скажем, блюдце и чашка из одного сервиза.
Капитан вынужден был признать, что в отдельных случаях «обводы» Форджент вызывают у него совершенно определенный отклик, который, похоже, сейчас вызовет поток похабных шуточек – ему-то сейчас ехать сзади, потому как людей чинят куда быстрее, чем машины.
Капитан был совершенно прав.
А еще он сейчас думал о вещи, которую называют «неуставные отношения». Но это мало беспокоило и его самого, и Форджент.
Гравицикл сорвался с места – Энни игнорировала правила движения. А может, не знала, что они существуют.
- Слушай, кэп… А ты когда-нибудь пробовал на гравицикле при скорости шесть сотен?..
***
Гравицикл приземлился в парковочном доке дома Александрова где-то в десять вечера. Капитан медленно сполз с машины, и, пошатываясь, отошел к колонне в поисках точки опоры. Хорошо еще, что чокнутая киборгша шутила начет… Этого…
Форджент деловито поправила прическу.
- Идем уже, нытик, - смеясь, агентесса ухватила капитана за руку и потянула к лифту. – Не там так у тебя…
- Что-то ты сегодня уж больно напористая, - проворчал Александров. – Это к переломам?
- Это из-за их отсутствия. Я не смогла убить того гема, и это меня бесит.
- Прекрасно. Добрый вечер, Тольдес.
Охранник приветствовал капитана традиционным взмахом щупальца. Примерно через минуту после того как лифт скрылся, он активировал коммуникатор.
- Он жив. –Пауза. - Ясно. – Длинная пауза. - Приступаю, сэр.
Бинокуляры киборга грозно сверкнули в полумраке.
***
Капитан чувствовал себя выжатым лимоном. Хотя нет, выжатым лимонам намного лучше. Их не мучают столько времени. С другой стороны, оно того стоило. Перед этим… Действом… Форджент пообещала выгнать из его головы все мысли. Что ж, держать обещания она умеет.
Капитан вдумчиво таращился в окно, но голова его при этом была абсолютно избавлена от любых мыслей.
В комнату зашла Форджент с огромным подносом всякой снеди. Где и когда она успела все это достать осталось загадкой. На киборгине была старая клетчатая рубашка капитана – и больше ничего.
- Уже думаешь? – поинтересовалась Энни. – Значит мало я тебя…
- Не-не-не-не, - капитан отчаянно замахал руками. – Кстати, это же моя рубашка.
- Из какого это фильма? – Форджент иронично приподняла бровь.
- Да из каждого второго, - хмуро отозвался Александров. – Но план действий на завтра надо определить четко.
Раздался звонок.
- И кто это решил потрезвонить в такое время? – вздохнул капитан и со стоном вызвал консоль. – О! Это из Центра.
- Неужели?..
- Сейчас узнаем. Да, док?
- Капитан, на вашем месте я бы поторопился прибыть в Центр немедленно. Ваша дочь очнулась, но скоро сюда прибудет некий господин…
- Я вас понял, - быстро сказал капитан. – Мчу. Форджент, одевайся. Нам надо в обратно Центр. Очень быстро.
- Да что за пожар-то? – вопросила Энни, мгновенно натягивая свою ноофлексовую «вторую кожу». Где она лежала капитан заметить не успел, да и не очень стремился, ибо прыгал на одной ноге, облачаясь в брюки.
- Элька очнулась. И сейчас ее начнут вербовать. Я не имею права этого пропустить.
- О. До центра час лету.
- Я знаю, что ты можешь управиться быстрее. Намного.
Форджент усмехнулась.
- Погнали! – и выбила окно.
Если бы не усиленный позвоночник капитана, он бы этого не пережил. Агентесса перешла в боевой режим, изменяя структуру биомеханических мышц на субмолекулярном уровне. Это нанесло определенный удар по ее привлекательности, зато утроило ее и без того немалый физический потенциал. Наблюдать это превращение довольно забавно – создается впечатление, что по всему телу идут статические помехи, и вот уже можно наблюдать новые пропорции.
Форджент обхватила капитана за поясницу, и с таким грузом выскочила в окно. Тремя мощными прыжками с гравимобиля на гравимобиль она достигла уровня дока; мгновение – и они уже вливаются в поток машин на гравицикле, обогнавшем скорость звука раза в два.
***
- А, капитан! – доктор перехватил их на полпути к залу наблюдения. – Вставьте эти фильтры в нос и идемте в палату!
- У меня есть свои, ей фильтр не нужен. Господин уже прибыл?
- К счастью, еще нет. Они приземлились внизу, и скоро поднимутся.
- Доктор, - капитан горячо пожал врачу руку, - вы не представляете, как я вам благодарен!
- Быстрее, если хотите успеть переговорить!
***
Раньше капитан видел эту палату только в голографическом виде. Она оказалась намного белее, чем выглядела на проекции. И была очень ярко освещена. Чересчур яркий свет притупляет реакции гемотрофов – они, конечно, не боятся света, но он слепит их чувствительные глаза.
Габриэль все также лежала прикованной к койке; приборов вокруг стало значительно меньше.
Глаза девушки были открыты и устремлены на него. Ярко-красные слабо светящиеся глаза гемотрофа с вертикальным зрачком.
-Па? – слабым голосом спросила Габриэль.
Капитан колебался лишь секунду. Потом подошел к койке и, неловко изогнувшись, крепко обнял дочь.
- Эль! Как я рад!
- Пап, это правда? Что я?..
Капитан ласково поцеловал ее в лоб и убрал с ее лица непокорную серебристую прядь.
- Да, милая, - прошептал он. – И это еще не все неприятности.
Лицо капитана ожесточилось.
- А теперь слушай внимательно. Ты сейчас – объект в крупной игре. На тебя хотят наложить лапы, причем в буквальном смысле. Сейчас сюда прибудут люди из Агентства, и их задача – завербовать тебя. Только тебе решать, согласишься ты или нет. У тебя два варианта – или Агентство, или мирная жизнь. И то и то, боюсь, для тебя закончатся плачевно. Одно опасно, другое ведет к безумию.
- Безумию?
- Ты не будешь получать достаточно крови от государства, Эль. И либо ты сорвешься и убьешь кого-либо, и вынуждена будешь бежать, либо лишишься рассудка от недостатка пищи.
-Пап… Как же я?..
- Этот выбор целиком на тебе, дорогая… Я не могу ничего изменить, ни на что повлиять… Я могу лишь тебя подготовить. Как могу. Прости, что подвел тебя. Я облажался. А все это валится на тебя. Прости.
- Пап, не говори так, - прошептала Эль. – Ты не виноват, что я повела себя как дура… Я ведь чувствовала, что все идет не так…
Капитан крепко сжал ее руку.
- Я люблю тебя, доченька, - сказал он, - и я всегда буду на твоей стороне.
- Прекрасно, капитан, - бодрым голосом сказал шеф, появившийся в палате как призрак – изниоткуда. Капитан не слышал, чтоб дверь открывалась. – И речь прекрасная. Шеф посмотрел на Габриэль. А Габриэль посмотрела на шефа. Очень старый, помятый временем, Растрелли, тем не менее приковывал к себе внимание. Он умел говорить тихо и вкрадчиво, но так, что все поворачивались к нему и слушали каждое слово.
- Капитан сказал все очень верно и точно, дитя. Я пришел сюда лично по одной-единственной причине. Я не хочу, чтоб такая прекрасная девушка, с таким живым умом и такими способностями, пропала. В буквальном смысле пропала. В отношении гемотрофов наше законодательство еще жестче, чем было даже в суровые имперские времена. Они тут просто не способны выжить. А за пределами Федерации они становятся простыми убийцами, которые глушат кровь и упиваются смертью. Если ты хочешь такого – пожалуйста, выбор твой, дитя. Если же тебе хочется жить полной жизнью и не нести бремя проклятия, а стать уважаемым и высококлассным специалистом на службе Федерации (и тут я не кривлю душой), то ты сделаешь одного старика счастливым.
- Сколько времени у меня есть на… Размышления?
- Пять минут, - ровным тоном отозвался шеф. – Потом тебя или внесут в реестр гемотрофов, или в реестр Агентства. На выбор.
Вышел шеф через дверь.
- Я мог бы попытаться добывать для тебя кровь… Ну, задействую связи… - Капитан задумчиво покачал головой. – Можно же что-то изобрести.
На лице Габриэль появилось выражение усталой грусти. Она улыбнулась отцу.
- Все это время я искала себя, пап. Я не могла понять, есть ли я, или меня нет. И боялась, что меня не существует, а мир – это выдумка… Если я попытаюсь перебарывать это… Боюсь, я так и не найду себя.
Капитан вздохнул.
- Выбор твой. Я в тебя верю, Элька.
- Отличный выбор! – благодушно сказал шеф.
Откуда он взялся было решительно непонятно.
- Вы что, издеваетесь?! – в один голос воскликнули Александровы.
Шеф улыбнулся.
- Разве что самую малость.
__________________
Барлога не видали?
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 21.07.2011, 21:55
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Скрытый текст - Глава 4:

4
Поиск ответов в условиях отсутствия вопросов


Александров осматривал свою квартиру с крыши соседнего здания. Вернее, он осматривал квартиру, расположенную тремя этажами ниже – его квартира… Наверное, наиболее правильным словом будет «испарилась».
Форджент, с живым интересом разглядывающая небоскреб, у которого буквально сорвало крышу, благодушно похлопала капитана по спине.
- Ну, во всяком случае, убило не тебя.
- Конечно, - капитан экспрессивно взмахнул руками, - убило целую кучу народу, а не меня.
АСВ в отличие от капитана уже полвека как выработала защитную реакцию на смерть и воспринимала ее совершенно спокойно. А приносила – с удовольствием. Александров не понимал этого и не принимал. Ему тоже доводилось совершать убийства. Командуя боевыми кораблями, он неоднократно уничтожал вражеские звездолеты. Пилотируя перехватчик – сбивал истребители противника, будь то пираты или кто-нибудь еще. Очутившись в Агентстве, капитан тоже не раз применял оружие. Но он всегда тянул с этим до последнего. Зачем лишать кого-то жизни, когда можно этого избежать? Капитан видел мир в виде серого градиента, причем довольно узкого. И он не понимал, откуда многие берут «черный» и «белый» цвета.
Впрочем, сейчас жизнь приняла довольно мрачный вид.
- Во всяком случае, у меня есть хорошие новости от аналитиков, - сказала Форджент. – Взрыв совершил некто Тольдес Га-Нериш, киборг-лимерианин. Мы уже вычислили его местоположение.
- Ну, хоть тут стандартные средства поиска работают. Неуловимость нашего друга-вампира меня раздражает… Стоп. Тольдес?
- Ага. Тип, который охранял парковку на верхнем уровне. Неслабо, да?
- Надо бы с ним переговорить. Мне это не нравится, знаешь ли. Получается, я находился под надзором уже черт знает сколько времени. Когда Тольдеса завербовали? И, главное, кто?
- Много бессодержательных вопросов, - отозвалась Форджент. – Он же киборг. Его могли и не вербовать. Взломали защиту и записали любые необходимые команды прямо в думалку.
Над срубленной головой экс-обиталища капитана пророкотал полицейский катер. Мощная бело-синяя машина проводила авиасъемку места теракта (именно в таком виде этот взрыв преподнесли прессе).
- Ладно. Тольдеса уже доставили к нам, на Тринадцатый.
- Хорошо, - капитан кивнул, - с орбиты его будет не так просто вызволить. Хотя… Уж больно мощная сеть у этих ребят. Причем прямо под носом у Агентства.
Энни переступила с ноги на ногу.
***
Габриэль шла. Не лежала, не сидела, и именно шла. Перемещалась из пункта А в пункт Б. Сама. Пусть и под бдительным надзором все тех же двух штурмовиков в тяжелой броне.
Вернее будет все же сказать, что ее вели. Ее руки были скованы, на ее ноги были надеты огромные утяжеленные башмаки, в которых ей едва удавалось переставлять ноги.
Длинный слабо освещенный коридор, со стенами, выкрашенными в уныло-синий цвет, заканчивался массивной металлической дверью. Она с шипением ушла в сторону, открывая вид на ночной Новостром. Миллионы огней: реклама, габариты гравимобилей, подсветка зданий… Звезды. Раньше Габриэль не видела их так. Их были много, очень, невероятно много. Небо было словно присыпано бриллиантовой пудрой, мерцающей, преломляющей зарево неугомонного города.
Под конвоем девушку сопроводили к орбитальному челноку. Это пузатое творение инженерного гения было выкрашено в бледно-голубой цвет. Трап был опущен, и девушку приветствовал полумрак шлюзовой камеры. Надпись на борту сообщала, что судно принадлежит компании «Суборбитальные и низкоорбитальные грузовые перевозки Говарда Дака».
Эль в последний раз кинула взгляд на звезды и тьма шаттла поглотила ее.
Вскоре челнок взмыл ввысь – к звездам.

***

Сам того не подозревая, капитан наблюдал отлет своей дочери. Яркая искра челнока мелькнула в небе и быстро растворилась. Капитан как раз забрал свой гравимобиль, ровно для того, чтоб через час вновь с ним распрощаться. За руль он отправил Форджент – Александрову хотелось просто посидеть и подумать. Агентесса, что удивительно, похоже, уловила его настрой и особо не лихачила. Путь их лежал к новостромскому космопорту, где стоял разгоряченный как молодой жеребец корвет Агентства, готовый доставить пассажиров и груз к Тринадцатому Орбитальному Аванпосту, под который косила одна из станций Агентства. Это был такой себе укромный уголок, где можно спокойно пытать людей, промывать им мозги, и вообще заниматься тем, что на демократическую публику выносить не принято. Какже-какже.
Космопорт больше всего напоминал титанический мухомор. Он возносился на добрых два километра ввысь, являясь вторым по высоте зданием Новострома, сразу после, естественно, Башни. Но диаметр «шляпки» этого мухомора достигал четырех километров. «Ножка» грибообразной конструкции скрывала в себе службы и склады космопорта, а «шляпка» служила местом стыковки кораблей. По всей ее поверхности виднелись концентрические кольца посадочных доков, становящихся все шире и шире по мере продвижения к верхушке гриба. Порт мог принять несколько сотен кораблей одновременно – от легких челноков до средних крейсеров (лишь единицы из числа которых были способны к атмосферным маневрам).
Огромная тень космопорта накрывала целые районы Новострома, путешествуя по городу. Падала она, впроче6м, в основном на склады и офисы припортовых организаций – грузовых контор, транспортных и курьерских служб, военных сил, а заодно и Космических Гильдий.
Космопорт надвигался на подлетающий гравимобиль циклопической, чудовищной громадой. Мимо проносились шпили небоскребов, а гриб-голиаф еле-еле набирал вес, постепенно заполняя весь обзор. Окна и навигационные огни порта свисали вниз причудливыми гирляндами всех цветов радуги. Все небо искрилось от голограмм, с которых жадные до денег компании призывали клиентов вложиться в их процветание.
Парковки в космопорту находились прямо под «шляпкой» - там, где она плавно перетекает в «ножку». Капитан посадил машину на свободное место (Агентство придерживало несколько местечек на вечнозабитой портовой парковке для своих людей).
Агенты протолкнулись через толпы народу, в основном занятого погрузкой-разгрузкой, и наконец добрались до расположенных в центре зала подъемников и эскалаторов. Довольно неприметная подвижная платформа, помеченная обшарпанной табличкой «349R» доставила их один из оккупированных спецслужбой ангаров.
Если бы кто попал в этот ангар, в жизни бы не догадался, что за дела тут могут твориться. Все как обычно: просторное помещение, содержащее кучи ящиков, бочек, шкафчиков, запчастей, совершенно непонятных штуковин, и, естественно, звездолет. Кораблик однозначно классифицировался как корвет – он был небольшим, не очень просторным, зато могучая двигательная установка прозрачно намекала на большую мощность и, соответственно, скорость.
Корабль как раз заканчивал предстартовую подготовку – технический персонал осматривал корпус, сверял показания приборов, проводил последние сканы целостности обшивки.
- Ну что, кэп? – невысокий седой тип, больше напоминающий гнома, нежели нормального человека, отделился от корабля и вразвалочку подошел к Александрову и Форджент. – Как тебе девчонка?
- Горяча, - кивнул капитан.
- Она жмет до 0,7c, так, между прочим, - человек усмехнулся. Его нос, больше похожий на попавшую под комбайн картофелину, при этом малость приподнялся, а грязно-белые усы встопорщились.
- Ну и хорошо. Нам на Тринадцатый надо.
- Да знаю я, - техник махнул рукой, - у нас коридоры через три, пять, семь и восемнадцать минут. Поспешите – улетите в первом.
***
- Дела, дела, - проговорил Ди’Петри, суровый даргонианин, которому довелось пилотировать шаттл в этот раз. Что-то мощность на маршевом падает.
Второй пилот, землянин по имени Бансес, глянул на свои инфоголограммы.
- И верно. Да еще шустро как.
- На перезапуск не реагирует.
- Ладно, связывайся с диспетчером. Нарушаем орбиту, придется идти на посадку.
Ди’Петри активировал систему связи.
- Нет, это не дело.
- Что еще?
- Сам глянь.
Круглая голограмма-интерфейс системы связи окрасилась в ярко-красный и выдала: «Сбой системы коммуникации. Проверьте драйверы системы коммуникации».
- Переключаюсь на ручное.
Наверное, это была ошибка. Потому как в момент переключения на ручное управление шаттл содрогнулся от мощного взрыва в машинном отделении.
Челнок закрутило в воздухе, и, оставляя длинный дымный след, он помчался на матушку-Землю. Прямиком в воды Атлантики, к востоку от Новострома.
***
Габриэль внезапно обнаружила себя в не очень удобном положении: корабль содрогнулся, накренился, и, судя по всему, начал падать. Но потом он упал, и это уже было больно. Очень. Потому как ее со скоростью звука (и это по меньшей мере) садануло об потолок. Двое десантников тоже оказались в подобном положении – но судя по тому, в каких позах они очутились на полу, оба уже были в лучшем мире.
А вот вампиресса сейчас была в этом мире, и этот мир начал заполняться водой. Это не самое приятное событие – с учетом того, что на ногах у тебя утяжеленные ботинки, а на руках – гравитационный захват. Плыть точно не выйдет.
Эль понимала, что на раздумья времени нет. Она подобрадлась к ближайшему солдату и сумела выудить его винтовку. Прочертыхавшись некоторое время, она сумела установить ее вертикально и положить смыкающую ее руки часть браслетов на ствол. Оставалось как-то нажать на спусковой крючок. Это можно было бы сделать ногой – но снять ботинки пока не представлялось возможным.
Габриэль решила положиться на свое видоизмененное тело и попыталась достать крючок головой – она не представляла, чем на него нажать, да хоть бы и носом, или даже подбородком (крючок-то рассчитан на палец, закованный в штурмовой скафандр). Девушка почувствовала явственный хруст недовольных таким обращением суставов, но относительно легко спустила голову на уровень рукоятки гауссовой винтовки.
Ее острый подбородок прекрасно лег на спусковик. Зажмурившись, Габриэль изо всех сил надавила на него… И опять треснулась об потолок. От таких ударов ломают шеи и разбивают головы – но для гемотрофа это просто… Очень сильный удар, от которого почти теряют сознание.
Эль плюхнулась в воду и едва не захлебнулась. Винтовка улетела невесть куда, зато рядом очутилась вторая. Почти не соображая, что она делает, девушка отстрелила запоры на сковывающих ее ботинках и освободила ноги. Не выпуская винтовки, она добралась до шлюза, и, выстрелив несколько раз по петлям, с разбега вышибла внешнюю заслонку.
Теперь тяжелую пушку пришлось бросить – забавно кувыркаясь, она растворилась в зеленовато-синих глубинах океана. Эль наконец покинула медленно погружающийся шаттл. Резкими, лягушачьими движениями, девушка наконец добралась до поверхности. Небеса по прежнему устилал ковер из звезд, а на западе пылало зарево – во всяком случае, сейчас Новостром играл на ее стороне, давая ориентир.
Девушка сосредоточилась и начала грести. Сейчас ее волновало лишь одно – у каждого есть предел сил. Пускай у вампира он намного выше, чем у человека. Но она изранена и выбилась из сил. Как она доберется до берега?
***
Корвет, в отличие от шаттла Габриэли, спокойно достиг конечного пункта полета - Тринадцатого Орбитального Аванпоста. Аванпост не представлял ничего необычного. Внешне, во всяком случае. Как и любой другой ОА, этот состоял из нескольких цилиндров, соединенных в некое подобие противотанкового ежа. Каждый кончик этого «ежа» был увенчан внушительной пушкой, способной наносить серьезные повреждения кораблям рангом выше среднего крейсера (попасть по мелочевке типа истребителей или корветов из медлительного орудия с низкой скоростью ведения огня было маловероятно).
Стыковочный модуль скрывался в самом центре «ежа», как и основные помещения станции. Недра Тринадцатого были тщательно защищены многослойным силовым полем, не менее многослойной обшивкой и двумя эскадрильями перехватчиков. Может, такие меры предосторожности и были излишними - кто знает - но, очевидно, в отношении этого объекта решили перестраховаться.
Капитан, а следом за ним и Форджент, сойдя с трапа, очутились в просторном белом посадочном доке. Тринадцатый без труда мог принимать корабли любого класса - от легких разведчиков до тяжелых крейсеров (последним, правда, пришлось бы стыковаться со станцией, а не заходить в док). Агентов уже ждали с распростертыми объятиями - мрачный молодой человек в форме офицера Флота Федерации в сопровождении целого взвода штурмовиков.
- Господин Александров, госпожа Форджент, прошу за мной, - человек чопорно поклонился и направился к выходу из дока, видневшемуся в дальнем конце помещения. Эскорт из десантуры загрохотал по полу вслед за агентами.
Путешествие по станции было довольно занудным, и могло быть описано так: коридор-лифт-коридор-лифт-КПП-лифт-коридор-лифт-КПП. Белые коридоры сменялись белыми лифтами, на место которых заступали новые белые коридоры. Люди тут казались контрастными привидениями - странные, непонятные темные силуэты.
И, наконец, отряд достиг комнаты для допросов. Это круглое помещение не выбивалось из общей стилистики - оно тоже было белым. По на белом же стуле восседал Тольдес. Вернее, на стуле восседала верхушка Тольдеса. Некоторые его запчасти были разложены по почти незаметным для невооруженного глаза белым полкам.
- Задавайте свои вопросы, господин Александров, - молодой человек снова поклонился.
__________________
Барлога не видали?
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 21.07.2011, 21:57
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Скрытый текст - Глава 5:

5
Счет, пожалуйста!
Окраина Новострома выглядела черно-белой даже в лучах знойного полуденного солнца. Похоже, ничто не способно было перекрасить громоздящиеся друг на друга серые коробки складов, припавшие пылью веков. Раньше тут, говорят, был старый имперский порт, и многие из складов были на самом деле ангарами. Потом, незадолго до крушения Империи, далеко на севере возвели тот одиозный «гриб», и порт вместе со всей инфраструктурой позабросили.
Однорукий затянулся кривой самокруткой, потом выпустил в серый воздух серого квартала струю серого дыма. Поношенная кепка с надписью «Буказоид» сползла ему на лоб, и он поправил ее своим местами проржавевшим протезом.
Однорукому было лет двадцать-двадцать пять, но выглядел он на все тридцать. Он был высокий и худой, но жилистый. Кожа киборга была темной – неясно, от жаркого солнца, на котором он проводил немало времени, или от природы, - и обветренной, лицо его покрывала двухнедельная щетина, по одной щеке тянулся неглубокий шрам.
С юга донесся вопль, исполненный животного ужаса. Однорукий удивленно приподнял бровь и посмотрел в сторону, откуда донесся крик.
Из-за угла выскочили ребята Гилгрейва, числом десятеро, и в панике промчались мимо Однорукого, периодически меча исполненные ужаса взгляды в обратном направлении. Это уже было интересно. Банда Гилгрейва держала несколько кварталов, и отбор людей в свою «организацию» старый Гилгрейв вел жестко.
Однорукий неспешно двинулся туда, откуда только что смылся десяток бандитов. Ему было любопытно.
***
Габриэль очнулась. Ее мутило, она чувствовала себя разбитой, и она держала в руках что-то красное. Наконец, она смогла сфокусировать взгляд на этом «что-то». Это оказался труп довольно крупного мужчины, залитый кровью. Его горло было разорвано.
На девушку нахлынул целый поток воспоминаний – как она догребла до берега, как она брела на свет Новострома по пригородным лесам, как она добралась до окраины и тотчас была атакована толпой землян, как разорвала двоих и выпила их кровь… Это все были чисто механистические заметки в ее голове, в точности, как кинохроника, воспроизводящие все события. Падение – захват – удар когтями – перекат – еще удар – вкус крови – вкус плоти – вкус крови… Ей нужна была кровь, и она ее получила. Vae victis.
Девушка пыталась осознать, что она сделала – и не видела от себя никакого эмоционального отклика. И уже этот факт таковой отклик вызвал – швырнув труп оземь, девушка яростно, с диким криком, ударила по стене одного из складов. В воздух взмыл фонтан из крошева в сопровождении целой тучи бетонной пыли. Габриэль сбила себе костяшки и закашлялась, и только после этого в ее глазах появились слезы.
«Только неясно, плачешь ты от пыли или от горя», - произнес механизм в ее голове.
***
Именно в таком состоянии – рыдающей над двумя трупами около продырявленной стены склада, оборванную, окровавленную, покрытую слоем пыли и грязи – нашел Габриэль Однорукий.
- Неслабо, - заметил он, медленно приближаясь к Габриэли. Некоторые говорили, что Однорукий – псих без инстинкта самосохранения (в том числе и местные бандиты, которые поэтому предпочитали не вступать с ним в конфликты), но некоторые, скажем, другие некоторые, знали, что с самосохранением у старины Однорукого все в порядке.
Габриэль заметила обитателя трущоб и мгновенно заняла боевую позицию. Ее девушка изучила на курсах самообороны, которые посещала еще в бытийность школьницей. На деле драться она практически не умела, но рассчитывала на свою вампирскую силу, а заодно и на внушительность самой позы в исполнении гемотрофа.
Человек примирительно поднял руки. Вернее, одну руку и один здоровенный механический дрын.
- Спокойно, спокойно! Я не собираюсь тебе угрожать.
«А я не собираюсь иметь с тобой дел», - подумала Габриэль.
- Я просто хотел глянуть, кто же это заставил ребят Гилгрейва бежать за сменой портков.
Габриэль выпрямилась и снова глянула на трупы.
- Это были бандиты?
- Невероятно, - Однорукий усмехнулся и сложил руки на груди, - и как ты об этом догадалась?
- С тем же успехом это могли быть просто люди, потерявшие работу и средства к выживанию.
Однорукий опешил.
- Если это так важно, то да, это были бандиты из банды Элли Гилгрейва. Не могу понять, зачем ты так жаждешь в этом убедиться.
- Ищу оправдание своей жестокости.
Киборг и вампир молча смотрели друг другу в глаза. Наконец, землянин пожал плечами:
- Зачем оправдывать жестокость? Этих дурней все равно грохнули бы. Не ты, так кто-нибудь другой.
- Тогда ответ за их гибель нес бы этот кто-нибудь другой, - отозвалась Габриэль. – А не я.
- Так или иначе, но тебе надо драпать отсюда, - Однорукий оглянулся. – Через пару часов, не позже, вся банда выйдет на охоту. За тобой, естественно.
Девушка посмотрела на северо-запад, где крохотной блестящей черточкой среди прочих огромных строений центрального Новострома виднелась Башня.
- Мне нужно добраться в центр города, - сказала она наконец, - или за мной будет охотиться такая банда, по сравнению с которой ребятишки Гилгрейва – пыль на дороге.
- Мафия?
Габриэль улыбнулась немного безумной улыбочкой, обнажая клыки:
- Агентство.
***
- Кто тебя нанял? – Форджент склонилась над Тольдесом, прикрепленным к креслу.
- Я не знаю.
АСВ схватила его за плечи и встряхнула.
- Кто?!
- Вам не надо его устрашать, - заметил молодой человек, который, похоже, был на станции за главного. Сколько раз капитан ни посещал станцию – каждый раз его встречал кто-то другой, хотя на объекте должно было быть не так уж и много народу. – Его мозг взломан и он будет давать исчерпывающие ответы на ваши вопросы.
- Ну, это не интересно, - Энни недовольно пожала плечами. – Тогда пытай его ты, кэп.
Капитан, улыбнувшись, покачал головой.
- Что ты знаешь о своем нанимателе, Тольдес?
- Он гемотроф, - бинокуляры Тольдеса повернулись к Александрову.
- Как он на тебя вышел?
- Пришел ночью в мое жилище. Заплатил наличностью. Внес корректировки в мою операционную систему по договоренности.
- Ты знал, что за корректировки он вносит?
- Нет.
- Он оставил тебе способ связаться с ним?
- Нет.
- А каким образом он с тобой связывался?
- Через пси-сеть.
- То-есть, он подключался к твоему пси-модулю?
- Да.
- Твой брандмауэр вел записи сеансов связи?
- Да.
- Больше мы ничего толкового от него не добьемся. Записи нужно отправить аналитикам, возможно им получится отследить устройство, с которого вампир связывался с Тольдесом.
Форджент кивнула.
- У меня руки чешутся навалять этому ублюдку.
- Чудесно. Но я планирую к тебе добавить пару взводов штурмовиков. Для надежности. – Капитан развел руками.
- Ты думаешь, я ему не смогу навалять?
Александров тяжело вздохнул.
- Я думаю, ты ему наваляешь слишком сильно.
Вскоре корвет с капитаном и Форджент покинул Тринадцатый.
***
- Так, тебе надо будет найти нормальный прикид, - вслух размышлял Однорукий, - и какое-нибудь оружие.
- Тебе-то какая с этого выгода?
- Да никакой особой, - с отсутствующим видом отозвался Однорукий.
- Город! Ну конечно…
- Фишку ты сечешь, - Однорукий кивнул. – Ты себе и представить не можешь, как все здешние мечтают проникнуть в город. Впрочем, я сомневаюсь, что ты – верный способ.
Габриэль выразительным взглядом окинула лохмотья, в которые превратилась ее роба.
- Да уж.
Они с Одноруким продвигались вглубь новостромских Трущоб, со всех сторон охватывающих основную часть города. Кольцо трущоб в толщину достигало шестидесяти километров. Здесь обитали все те, кому не нашлось место даже в бедных кварталах. Официально трущоб не существовало – здесь не было полиции, воды, электричества, связи и прочих благ цивилизации. Вернее, конечно же, они были и тут. Но неофициально. Короли бедняков – главари банд и шаек – постепенно остепенялись, брали под свой контроль огромные площади и начинали снабжать их необходимым, требуя взамен… По сути – того же, что и государство. Налогов.
Федерацию мало волновали эти микроцарства и княжества – до тех пор, пока в тех не начинались крупные заварушки, типа войн между двумя «королями», которые подавлялись вооруженными силами – беспощадно.
- Так что тобой движет, а, Однорукий? Ты не похож на рыцаря-альтруиста.
- Мне… Любопытно, - Однорукий сохранял абсолютно невинное выражение лица, но Габриэль обратила внимание, что его запах немного изменился. Судя по всему, он как минимум недоговаривает.
- И все?
- У всех нас есть скрытые мотивы. Могу сказать, что без меня тебе будет сложнее, чем со мной. Я знаю Трущобы, ты – едва ли.
Тут Габриэль вынуждена была признать его правоту. С того момента, как они покинули территорию старого порта, местность превратилась в адскую путаницу темных и узких улочек, застроенных просто ужасающего вида строениями, собранными из, по сути, мусора.
Народу на улицах было – пруд пруди. Земляне, даргониане, гхаалы, десятки других видов гуманоидов, инсектоидов, рептилоидов… Все, кто мог дышать воздухом старушки Земли, делали все, чтоб дышать им и дальше.
Какая-либо планировка в Трущобах отсутствовала. Это был стихийный мегаполис-лабиринт. И путешествие по нему обещало быть как минимум небыстрым.
Они остановились у довольно крупного строения, построенного из досок, закрепленных на металлическом каркасе. Двое раздетых по пояс молодчиков с дубинками щеголяли накачанными торсами и наколками в стиле «Йа прадал душу дявалу за пончек», делая вид, что охраняют вход.
- Это дом Мамаши Пиркс. Она верховодит Дьяволами в этом квартале. А Дьяволы – это, так, между прочим, самая здоровая банда в этом секторе Трущоб. Нам надо представить тебя Мамаше. Если все пройдет гладко, мы сможем добраться до города, не опасаясь Дьяволов.
Габриэль пожала плечами:
- Ну, вперед.

***

Одна из главных особенностей Колеса Фортуны – то, что имело оно всех в виду. Фортуна вертит его для всех и каждого, и не повезти может любому, также как и подфартить.
Похоже, Габриэль приглянулась одному из охранников. Может, ему нравились девушки покрепче, хотя скорее всего что он был более падок на вампирские феромоны, может, ему просто сильно не хватало дамского общества. Так или иначе, он ухватил девушку за руку как раз когда она следом за Одноруким входила в дом.
Эль резко обернулась, чтобы увидеть искаженное похотью лицо охранника-Дьявола. Если раньше феромоны теоретически могли не приступить к делу, то теперь землянин нанюхался по полной программе. С гортанным рыком он потянул Габриэль на себя, не ожидая никакого сопротивления.
Габриэль от удивления тоже и не собиралась сопротивляться – она резко подалась назад. Проблема в том, что сил она не рассчитала, и не только потянула за собой одуревшего часового, но и врезалась в его коллегу по другую сторону от входа.
Толпа на улице, похоже, полностью игнорировала происходящее, продолжая течь по своим делам, но из нее выделилось еще несколько татуированных бандитов, да и из здания, отпихнув в сторону Однорукого, выскочило еще несколько дюжих молодцев.
Вампирессу весьма профессионально обездвижили, связав ей руки и ноги углеволоконной веревкой, и поволокли вовнутрь. Девушка получила несколько весьма неприятных тумаков, и, похоже, дело докатилось до совсем уж неприятных последствий, если бы откуда-то сверху не прозвучал властный окрик:
- Что за хрень тут творится, змеиное отродье?!
В поле видимости Габриэли появилась женщина-землянка эпических пропорций. Наверное, в прошлой жизни она была валькирией – только рогатый шлем надеть да коня покрепче подобрать. Проще говоря, эта женщина была необъятна.
Ответа она дожидаться не стала и, грозно спустившись по убийственно скрипучей лестнице, подошла к группе, связавшей Габриэль.
- Что произошло? Быстро. – В ее голосе было не больше благодушия, чем в тяжелом бомбардировщике, заходящем на цель.
- Эта стервь напала на Боуи, Ма!
- Пиркс, возникло недоразумение, - вклинился Однорукий.
- Не все сразу!
Мамаша Пиркс обернулась и посмотрела на Габриэль.
- Вы приперли сюда вампира, дуболомы! Вам что, жить надоело? У вас мозгов нет, или как? И ты, Однорукий. Это чертов вампир! Вы все, что, не умеете думать башкой?! Совсем дуба дали?!
Поток недовольства Пиркс, похоже, заткнуть было невозможно. Габриэль постепенно приходила к выводу, что плановое изнасилование сейчас будет заменено плановым расстрелом.
Однорукий наконец сумел вставить свои пять копеек в крики Мамаши:
- Мы пришли представить ее тебе, Пиркс. Это соответствует правилам. А твои ребята считают, что любая баба сектора – их баба. Не дело. Ну а если дурень не может отличить гема, то это уже его проблемы, да?
- Сопляк, - валькирия плюнула на пол, - Не учи старших. Куда запропастился этот бульдогов ублюдок Боуи?! Найдите его и отделайте по самое мама не горюй! Развяжите девку.
Пиркс сердито глянула на Однорукого, но тот, как всегда, оставался невозмутим.
- Поговорим по… Правилам.
__________________
Барлога не видали?
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 21.07.2011, 21:58
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Скрытый текст - Глава 6:

6
Когда палач (не) спит

Скрипучая лестница плавно перешла в захламленный темный коридор, упираюшийся в металлическую дверь. У двери топтался фиолетовокожий талиссиец, низкорослый коренастый гуманоид о четырех двупалых руках. Он, очевидно, сторожил кабинет Пиркс – во всяком случае, на это намекал здоровенный ствол, на который карлик опирался. Входящих он проводил взглядом, исполненным вселенской подозрительности.
«Кабинет» Мамаши Пиркс (служивший, очевидно, еще и жилищем) был значительно чище, нежели остальные помещения. А на окнах даже висели сиреневые занавески.
Хозяйка уселась за здоровенный письменный стол, похоже, некогда списанный из какого-то крупного офиса. Сейчас он был пуст – за исключением бутылки бренди и нескольких пустых стаканов его покрывала разве что пыль.
- А теперь, - недобрым голосом начала толстуха, - скажи-ка мне, Однорукий, ты в конец двинулся или как?
- Пиркс, спокойно. Девчонка своя в доску, - киборг уселся на шаткий стул, сбитый из чего не попадя. Габриэль, недолго думая, последовала его примеру.
Лишь приняв сидячее положение Эль осознала, насколько она устала – ноги внезапно превратились в два свинцовых бруса, руки, напротив, стали ватными и нечувствительными. А во рту доминировал отвратительный свинцовый привкус.
И есть хотелось.
- Своя в доску, - протянула Пиркс.
- А зачем я бы притянул ее к тебе? Ведь ясно же, что твои парни – да и ребята других боссов – или пристрелят ее, или попытаются… Использовать. И им же, к слову, от этого будет хуже.
Пиркс подперла голову рукой и исподлобья глянула на вампирессу.
- Ну а какая мне польза от того, что я дам вам право прохода?
Однорукий хотел что-то добавить, но Мамаша остановила его взмахом руки.
- Дорогуша, - Пиркс ухмыльнулась самым гнусным образом, - я по твоей роже вижу, что ты тут… Новенькая. И я тебе кой-чего разъясню. Здесь, в Трущобах, территория поделена между – назовем вещи своими именами – бандами. И банды свою территорию блюдут. Ты идешь по улице – и за это тебе надо заплатить. Ты живешь здесь – тем более надо заплатить. А то ненароком и белый свет отключить могут.
Усталость все больше и больше наваливалась на Габриэль. Она чувствовала, что откровенно засыпает, а голос Пиркс слышался все более и более глухо.
- Пиркс, не тяни кота за хвост. К чему ты ведешь? – Однорукого было не так просто сбить с толку.
- Ребята Гилгрейва сидят у меня в печенках. Этот вонючий крыс решил, что взял бога за яйца и хорошенько их стиснул. Если я пошлю своих ребят прирезать ублюдка – это будет нормально. Но тут ко мне приходит самый натуральный вампир. А эти кровососущие твари, у них есть репутация… Скажем так, у них хорошая репутация в определенных кругах.
Габриэль встала. Она уперлась руками в столешницу и надвинулась на Мамашу. А потом совершенно чужим, холодным и лишенным эмоций голосом произнесла:
- Где он?
- Это, милочка, хороший вопрос, - Пиркс расплылась в улыбке, хотя ее взгляд выражал некоторое удивление. – Но, я думаю, ты без труда отыщешь ответ на него.

***

Капитан залпом выпил содержимое бокала и крякнул. Форджент с грустным видом взирала на бушующую внизу танцплощадку с подсвеченного неоновыми лампочками балкончика, на котором располагался бар клуба «Сак-Тус».
- И охота тебе дрыгаться на дискотеках? – вопросил Александров.
Энни перевела взгляд на капитана. В этом взгляде крылась вся вселенская грусть и печаль за бездарно потраченное время.
Капитан вздохнул.
- Ничего, скоро у тебя будет возможность проявить «двигательную активность». Рано или поздно, так или иначе.
Киборгиня закатила глаза, очевидно, выражая отношение к такой «двигательной активности».
Капитан давным-давно привык к такой вот кибернетической апатии, которая накатывала на Энни в период бездействия. Она просто не могла не бегать, прыгать, драться, или, на худой конец, искать себе партнеров на ночь.
Впрочем, он прекрасно понимал, чем это вызвано – прошлое, оно, знаете ли, накладывает отпечаток на всех. Форджент вот, к примеру, первые четыре десятилетия своей жизни шла к тому, чтобы стать сильнее. Причем не просто сильнее, а сильнее всех. Она с маниакальным упорством улучшала свое тело – сперва упорно тренировала свою естественную оболочку, а потом ставила все более и более навороченные боевые импланты… Пока ее не заприметило Агентство. У Энни Форджент был талант – кибероболочки под управлением ее разума превращались в послушные и смертоносные устройства. Если у обычного человека уходило несколько месяцев, чтоб приспособиться к новой оболочке, то для Форджент хватало пары суток. Сложно сказать, добилась ли Энни своей цели, но ее нынешняя оболочка была вершиной инженерного искусства Федерации . И ее следовало использовать на полную катушку.
Поток размышлений Александрова прервал подошедший к столику человек… Вернее, не совсем человек.
- Меня ждете? – человек уселся за стол и широко улыбнулся, обнажая клыки.
- И чего скалишься?
- Хочу поздравить с пополнением, - вампир хмыкнул.
- Есть кто-то в Агентстве, кому неизвестно еще о… Пополнении?
- Думаю, пара человек в Пятой еще не осведомлены. Но завтра к полудню будут знать. Ты же сам знаешь, где работаешь, кэп.
- М-да. Это очевидно. Ну да ладно…
- Так чего вам надо от старины Корнуолла?
- Мы ищем одного гемотрофа.
Капитан достал из кармана маленький проектор и вывел на него голографическую картинку, снятую глазами Форджент. На ней весьма отчетливо был запечатлен неуловимый гемотроф.
- Чувачок из наших, - кивнул Корнуолл. – Но я его не видел. Хммммм…
- Что – «хм»?
- Да дошли до меня слушки, будто в северных Трущобах нарисовался один персонаж. Гем, без регистрации, охотится на кого ни попадя. Но я с ним не пересекался.
- Трущобы, значит… А поконкретней?
Корнуолл, прищурившись, глянул на капитана.
- Прямую наводочку не дам, но есть одна бабенка… Она лежит под Гайлером, а район Гайлера – как раз северные Трущобы. Сам чувак лихо ныкается, но через егойную телку легко на него выйдешь, а для твоей подружки заломать гема труда не составит.
Капитан кивнул.
- Тогда лови адресок, и я пошел.

***

Банда Гилгрейва вышла на охоту за Габриэлью, Габриэль же – вернее, нечто, внешне очень на нее похожее – вышло, чтоб поохотиться на них.
Последние лучи кровавого заката, проскользнувшие между зданий, рассекали прохладный ночной воздух.
Ночные Трущобы мало отличаются от дневных – они не затихают ни на минуту… Внешне. Темные дворы, укромные уголки, пустые и заброшенные здания окутывает покрывало ночи. И именно такие места обыскивали бандиты, ожидая найти там затаившуюся убийцу.
И они добились немалого успеха!

***

Луч фонарика скользнул по углам заплесневевшей от сырости лачуги. Воздух был наполнен удушливым ароматом гнили – похоже, прежний владелец умер меньше месяца назад, а лачугой, затерянной в глубине беднейших мест Трущоб еще никто не заинтересовался.
Двое землян осторожно оглядывались в кромешной тьме.
- Ублюдочное дерьмо! – прошептал один. – Босс в корень трахнулся!
- Бетон ему на копчик, - подтвердил другой. – Кто ж так делает-то?
Вопрос был хороший, и совершенно правильный. К сожалению, насладиться своей правотой бандит не успел – практически неуловимое движение, стремительное, словно бросок кобры, лишило его жизни. И головы.
Подельник погибшего в расцвете сил бандита обернулся на звук – и обнаружил себя прижатым к шершавой гнилой стене комнаты. Ему в глаза вперились два тлеющих уголька, перечеркнутых вертикальными зрачками.
Его окутал непонятный аромат – даже не аромат, а ощущение аромата, словно сам воздух изменил структуру. В его жилах забурлила кровь, в нем пробудились дикое, неудержимое желание, усиливающееся от близости теплого и определенно женского тела…
Кто-то спрашивал его о чем-то, и он радостно отвечал – не было ничего, что он не отдал бы ей, лишь бы она стала его…
Ее лицо сперва приблизилось, а потом пропало из поля зрения. Мгновение сладостной боли…

***

- Вампиры вообще по определению полигамны, - заметил капитан. Гравимобиль пронесся над стеной, отделяющей основную часть города от Трущоб. Официально за этой стеной не было ничего – любая застройка была запрещена. Но куда там…
Форджент пожала плечами.
- Девиации встречаются. Вон, Элька, скажем, по идее должна избегнуть приступов ярости…
- Согласен, но все-таки странно… У них вся физиология заточена под простой принцип – «замани в постель и там сожри». Метод охоты.
Энни снова пожала плечами.
- У меня схожий подход, и что?
Капитан не рискнул развивать эту тему.
- Ладно, мы уже на подлете.
Движение за пределами города стало куда свободнее. В Трущобах почти не было транспорта – разве что какие полуубитые наземные машины или гужевой транспорт. Нет, иногда гравимобили появлялись и там – но это все были прилетевшие из города люди. В основном в Трущобы летали за наркотиками или другими запретными утехами. А еще там скрывались…
- Дельфина Утверд, - капитан напоследок еще раз просмотрел материалы Корнуолла. – двадцать семь земных, землянка. Миленькая.
- Худовата, как по мне.
- Ну конечно!
Гравимобиль с шипением приземлился на пыльной площади, и немедля был окружён ребятней из Трущоб.
- Как думаешь, они успеют разобрать машину до нашего прихода? – проталкиваясь через толпу, бросила Форджент.
- Не думаю. Машина будет биться током в качестве самообороны.
- Жестоко.
- Надеюсь, на час этой жестокости хватит. Так, нам вперед и налево.


***

Ночка выдалась кровавой. Габриэль не стала истреблять всех гилгрейвовцев (слишком затратно), но каждого, кто попадался ей на глаза, она убивала – кровь это не только и не столько пища, сколько сила. А сила лишней не будет.
Элли Гилгрейв смекнул, что дело неладно, и забаррикадировался в одном из складов в северной части старого космопорта. Габриэль сняла часовых, и проникла в эту бетонную коробку через люк на крыше – с ее когтями взобраться по стене было совсем нетрудно.
Восприятие Габриэли было сильно искажено ее состоянием – ей казалось, что она убивает едва движущиеся манекены. Никто из скучившихся в освещенном центре полупустого склада бандитов даже не успел выстрелить. Движения убийцы были настолько быстры, что встретившиеся с ее кулаками земляне и даргониане разлетались в стороны, как тряпичные куклы.
Десятеро человек погибли меньше, чем за три секунды. Этот рывок лишил вампирессу остатков несчастной робы – и она, недолго думая, сняла одежду с одного из бандитов, подходящего по комплекции.
Нагота принесла ей миг блаженства, прорвавшегося даже сквозь завесу безэмоциональной холодной расчетливости. Тело гемотрофа не любит быть закрытым – так площадь, с которой в воздух попадают феромоны, ключевой компонент успешной охоты, становится меньше, чем могла бы быть.
С точки же зрения самого гемотрофа, нагота – это второе после вкуса крови во рту наслаждение, особый, ни с чем не сравнимый экстаз.
Без эмоций, почти беззвучно, Габриэль выпила кровь всех землян, оставшихся в помещении склада. Голову Элли девушка отрубила большим охотничьим ножом, отыскавшимся на трупе одного из даргониан.
Минуту она постояла, ловя последние мгновения удовольствия единения с природой – своей природой – и принялась одеваться.


***

- О. – Мамаша Пиркс смотрела на голову, а та смотрела бы на Мамашу, не будь отрубленной. – Это было… Быстро.
- Мы не оговаривали сроков, - в голосе вампирессы все еще не было ни следа эмоций. – Я рассчитываю на выполнение второй части сделки, в противном случае…
- Все в порядке, - Пиркс с опаской вытащила из ящика стола небольшой агрегат, похожий на электробритву. – Дай руку. Ладонью вниз.
Мгновенный укол боли – и Габриэль обнаружила на обратной стороне своей ладони знак в виде рогатой башки беса.
- По этой штуке тебя узнают. Я оповещу наших.
- Хорошо.
Габриэль спустилась по лестнице и вышла в ночь. За ней следили не на шутку напуганные глаза Дьяволов.
На улице ее дожидался Однорукий. Он вынырнул из темноты, окружавший прямоугольные пятна света, вырывающегося из окон.
- Идем?
- Идем.
Они прошли метров сто.
А потом Габриэль упала на колени, содрогаясь от рыданий.
__________________
Барлога не видали?
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 21.07.2011, 21:58
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Скрытый текст - Глава 7:

7
Сюрпризы и неожиданности

Чандерс задумчиво начищал корпус винтовки. Старая, надежная гауссова винтовка и так была в отличном состоянии, но если предстояла драчка – то все время до ее начала он посвящал своему оружию. Боевой скафандр старого наемника, изрядно помятый временем и пулями, тоже был в возможно близком к идеальному состоянии.
Десяток ребят, также облаченных в серьезную броню, перешучивались. Они не воспринимали задачу всерьез. Одна девчонка? Тьху. Даже если она и вампир – в одиночку против десяти тяжелых штурмовиков может идти только боец класса «альфа».
Гауссова винтовка АСК-436, стоящая на вооружении у боевых подразделений Федерации (и не только Федерации), была надежным, безотказным и очень удобным порталом прямо в ад. Она выстреливала до десяти тысяч патронов в минуту, а синтезировала их прямо из воздуха. Она могла без подзарядки непрерывно вести огонь до пяти минут, а никто не будет шкварить из синтезирующей гауссовки пять минут без передыху. АСК-436 без проблем «прогрызала» почти все силовые поля, распыляла пехоту, технику и строения… А еще – весила полтонны, требовала нанитного термоядерного реактора для модуля синтеза (и топливо для него выедала почти мгновенно) и вообще была неповоротливой дурой.
Потому помимо 436-й штурмовики тягали что-нибудь помельче, вроде ионного карабина.
Небольшой угольно-черный челнок без опознавательных знаков, поднырнувший под зону приема радаров, мчался по прямой наводке на юг. Под его днищем мелькали все более и более примитивные постройки Трущоб…

***

Однорукий с завидным аппетитом уплетал довольно сочно выглядящий окорок. Сперва киборг объел хрустящую золотистую шкурку, после чего приступил к мясу. Его землянин поглощал, причмокивая, словно не ел уже лет десять.
- Ммммм, - произнес он, громко чавкая, - куная фтука! Тыфу ет ниэл уыцу!
- Не говори с набитым ртом, - проворчала Габриэль.
- Ыы ты аэш уа!
Девушка грустно посмотрела на свою порцию.
- Что-то я пока не очень голодная, - она криво усмехнулась. – Добавки хочешь?
Чудовищное заведение под вывеской «Курятник» имело один – зато огромный – плюс: это и правда был курятник, а значит, вместо синтетической баланды тут можно было побаловаться куриным мясом. Настоящим.
Вообще, хозяин брал за каждый грамм внушительные по меркам Трущоб деньги. Но для Однорукого отчего-то делал скидки. Габриэли не очень хотелось вникать во взаимоотношения между владельцем «Курятника» и прожорливым киборгом.
А потом история сделала так, что узнавать стало нечего.
Габриэль услышала глухой рокот. Это не походило ни на гул редких гравимобилей, порой шнырявших даже над этими районами, ни на мощное самодовольное урчание звездолетов и крупных шаттлов, дефилировавших на орбиту из космопорта. Этот рокот был куда слабее… Маленький шаттл? Шлюп?
Черный челнок буквально рухнул на небольшую пыльную площадь, убив десятка два человек и нанеся увечья еще полусотне. Трупы, обломки ларьков и скомканной земли осыпали окружающие постройки, а следом прилетела волна жаркого песка, поднятого турбинами транспорта…

***

- Вижу цель! – крикнул Чандерс, едва спрыгнув с пандуса. Он вскинул винтовку и открыл огонь. Из ствола вырвался пылающий поток, казалось, чистого пламени.
К командиру присоединились остальные штурмовики, обрушившие целый огненный буран на ни в чем не повинный «Курятник».

***

Габриэль сама не помнила, как она действовала и когда успела сделать все то, что сделала.
Сильным рывком она утянула Однорукого под стол - за долю секунды до того как челнок обрушился на площадь. И когда началась стрельба, они уже забежали за угол ресторана. Габриэль особо не церемонилась – одним мощным ударом она проломила кирпичную ограду, отделяющую открытую часть «Курятника» от уличной суеты Трущоб.
Здание за спиной у беглецов взлетело на воздух – такую порцию разрывных пуль в него всадили. Ударная волна сшибла их с ног, а свистящие осколки кирпича вонзались даже в защищенную одеждой плоть.
Основной удар приняла на себя Габриэль, которая отчасти закрыла собой Однорукого.
Доносящиеся со стороны руин грузный топот и жужжание механизированных суставов заставляли торопиться.
- Там боевые экзоскелеты, - прошипела Габриэль.
- Чудно, - отозвался тяжело дышащий Однорукий из-под нее. – Можешь слезть?
Девушка со стоном поднялась на ноги. Раны, казалось, были наполнены раскаленной магмой. А еще – жутко зудели. Вампирское тело усердно заживляло повреждения.
Сейчас Габриэль была полна сил – она выпила немало столь любимой вампирами жидкости – и это касалось в том числе регенеративных процессов.
Однорукий также встал на ноги, и они снова побежали прочь от злополучной забегаловки.

***

- Так, господа, получен вектор движения цели! – сказал Чандерс. – Бегут на север по переулкам. Разбиться на пары по двое, охватить квартал и начать преследование! Ланстоун – со мной.
Десятеро бойцов в экзоскелетах без опознавательных знаков бросились в погоню.

***

- Ну и вонища! – Форджент выразительно помахала рукой.
- Так отключи рецепторы, - капитан невесело усмехнулся.
Он снова оглядел комнату, покосившись на окончательно разложившийся труп. Да, очередная нить оборвалась.
Дельфина Утверд, дочь Карла Утверда, владельца небольшой транспортной компании, была мертва уже по меньшей мере неделю. Следов борьбы или обыска в доме не было, системы защиты стояли в режиме полной готовности – создавалось впечатление, будто убийца просто вошел в дом, убил хозяйку и спокойно вышел, вежливо улыбнувшись стволам охранных турелей, грозно зыркающих на всех нежелательных гостей.
Кто бы ни был этот вампир, но или он, или его покровители следы заметали знатно. Покушение на агента, расследовавшего дело в день получения задания, устранение всех, даже самых косвенных зацепок… Оставался, конечно, сам Гайлер – вампир, соорудивший особняк посреди трущоб и неслабо раскошелившийся для его благоустройства.
«Возможно, на него хотя бы отчасти получится выйти через сам особняк, - подумал капитан. – Вложения были капитальные, а многие вещи тут – явно эксклюзивные».
- Если вампир так уж ее любил, - задумчиво сказал капитан, - отчего ж не забрал тело?
- Или не знает, или боится, - Форджент пожала плечами.
Капитан повторил ее жест.
- Добро. Передам это дело нашим ребятам. Пусть выйдут на Карла Утверда – может, ему что-нибудь известно… А мы, дорогая моя, упустили важный кусок этой головоломки.
Александров с довольным видом, совершенно не соответствующим комнате с гниющим трупом, постучал себя по носу.
Энни пожала плечами.
- Если кто что и упустил – так это ты. Я тут чтоб морды бить, если что не так.
- Успеется, - капитан продолжал ухмыляться.
- Что? Если ты о гостиничном персонале и местах, где Габриэль проводила время – то этим занималась полиция, и у тебя должен быть отчет, разве нет?
- А говоришь, думать не умеешь.
- Я такого не говорила, - Форджент фыркнула. – Просто предпочитаю заниматься другими делами.
Она переступила с ноги на ногу.
Для обычного человека жест был совершенно естественный, но киборги никогда этого не делали – у них не уставали ноги. У Форджент – уставали. Это была мнимая усталость, чисто психологическая, но она была единственным киборгом, у которого такой эффект имел место. Слияние Энни и ее искусственной оболочки было столь глубоким, что они стали единым целым. И это делало Форджент удивительно естественной и живой.
Капитана не привлекали киборги – они отталкивали его своей мертвой механистичной аурой,. Форджент же способна была вызвать в его душе «левые» мысли, просто переступив с ноги на ногу.
Двое агентов были очень близки – во всех смыслах. Энни была старше капитана и намного опытнее, но в Агентстве они очутились одновременно – и многим вещам во время базового курса учились вместе. Вместе же они провернули не одно дельце, где каждый из них буквально поминутно спасал другого от падения в пропасть.
Александров не любил Форджент, а она не любила Александрова. Они просто работали вместе. И были друзьями.
Капитан никому не сказал бы об этом – особенно самой киборгине – но во всем мире у него было два человека, кому он верил безоговорочно и слепо.
Глупо, конечно. Агент не может верить вообще никому.
Но капитан был старый наивный дурак.
«Дурак, который думает черт-те о чем».
- Полковник Каралл не переслал мне никаких данных по делу – все они были уничтожены… Кем-то. Но по дороге из участка… Сама знаешь, что случилось. А потом нас – хорошо, меня – отвлек Тольдес. Нужно заново собрать данные, которые утратила полиция. Покуда мы будем этим заниматься – возможно, наши аналитики смогут сказать что-то насчет этого… Гайлера.

***

Нет, не убежать.
Они бежали быстро, но обогнать боевые экзоскелеты – это непросто. Штурмовики растянулись широкой цепью, и летели невысоко над крышами домов – явно быстрее своей цели.
А потому пришлось нырнуть в толпу – и перейти на шаг.
Габриэль недаром писала диссертацию по квантовой кибернетике: она прекрасно знала, как работают тактические системы целеуказателей экзоскелетов. Сперва они ищут объекты с девиациями поведения – например, наиболее подвижные, а потом уже сопоставляют их с некими заложенными шаблонами. Потому чтоб убежать от такой машины – в первую очередь лучше не спеша идти.
Но есть и другие моменты… Скажем, красивые длинные серебристые волосы… Они, правда, отличненько скрылись под капюшоном. Чтоб им обзавестись, Габриэль пришлось плотно прижаться к какому-то несвежему мужику в длинном выцветшем плаще с капюшоном. Он торговал разным барахлом под навесом из огромного трубопровода, соединяющего какие-то спецсооружения, вынесенные за город, с самим Новостромом. Огромные серебристые трубы образовывали зону тени метров в тридцать длиной – ровно то, что нужно.
Мужик, чье имя так и осталось за бортом истории, источал тонны похоти, а вдохнув порцию феромонов, был готов сделать все что угодно за один маленький…
Что именно «маленького» он хотел – также неизвестно, ибо Однорукий банально вырубил его обрезком трубы.
Человек мешком осел в руках у Габриэль. Его шея оказалась у самых ее губ, внезапно даже для нее самой ее лицо искривилось в гримасе неудержимого желания… Ее рот открылся, и зубы мягко коснулись человеческой кожи… Чуть-чуть прижались…
А потом она с силой отшвырнула его от себя.
Однорукий не очень хотел спрашивать ее, что случилось: такого выражения лица он еще не видел.
- Ну что ж, - наконец произнесла Габриэль. – За дело.
Торговец был быстро и решительно раздет почти догола.
От него разило - но выбирать не приходилось.
Габриэль про себя позабавилась тому, что проходящие мимо люди и инопланетяне полностью игнорируют столь наглый грабеж.
Вскоре две закутанные в рванье фигуры вышли из-под прикрытия трубопровода.
Габриэль действительно недаром работала над диссертацией по квантовой кибернетике…

***

- Цели нет, шеф! – Чандерс скривился. Проклятие! Ну куда можно деться от совершенных систем слежения и поиска цели?!
- Продолжайте поиск, - наконец сказал он. – Раствориться в воздухе они уж точно не могли.

***

Солнце медленно ползло к завершению своего ежедневного маршрута. Оно лениво засунуло пальцы ног в морскую воду, и, очевидно найдя температуру приемлемой, зарумянилось, залив небо алым.
Александров не мог видеть заката – не только потому что окна отеля, где они с Форджент временно остановились, выходили на восток, но еще и из-за небоскребов, закрывавших все небо.
Но сегодня капитана мало заботил закат.
Тупик за тупиком… Это утомляло и раздражало. А что и вовсе бесило – так это оперативность реакции противника. Слишком быстро. Слишком эффективно. Слишком четко. Враг знал. Знал об их расследовании все – и даже больше.
Откуда?
Капитан посмотрел на спящую рядом Форджент. Она откинула простыню куда-то в угол и развалилась в неимоверной позе, отхапав две трети кровати. Руку она уже неоднократно пыталась закинуть Александрову на нос.
«Хоть не храпит», - успокоил себя капитан и попытался заснуть.
А потом сильная нога коллеги спихнула его на пол.

***
Погоня отстала. Габриэль видела, как силуэты экзоскелетов скрылись в совершенно не верном направлении.
Они с Одноруким, плюнув, отправились на юго-запад – ровно туда, куда им было совсем не нужно. И противник, кто бы он ни был, похоже, купился. Экзоскелеты рыскали в направлении северо-востока.
Вонючее рванье они беглецы отправили в сточную канаву после захода солнца. Спать не хотелось – да и было опасно.
Габриэль хотела… Есть.
А Однорукий хотел Габриэль.
Потому разговаривать не хотел никто.
Они просто сидели под старой ржавой железкой и смотрели на звезды.
А потом, не сговариваясь, встали и продолжили путь.
До конца ночи им нужно было отыскать лучшую маскировку. И, желательно, не вонючую.
__________________
Барлога не видали?
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 25.08.2011, 14:38
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Скрытый текст - Глава 8:

Глава 8
Politici non fidem

Капитан проснулся с твердой метафизического происхождения уверенностью, что “щас что-то случится”. Случилось. Яростно запищал коммуникатор.
Александров сонно встал с пола (отвоевать высоту так и не удалось), отряхнулся и побрел к терминалу. Источник вызова система не определила, и голографическая панель терминала тревожно мигала красным. Похоже, она не очень любила, когда кто-то не давал ей гордо высветить имя звонящего.
Капитан с обреченным видом нажал на созданную пучками фотонов и ионов кнопку, ощутив привычное покалывание на кончиках пальцев. Статический заряд любой голопроекции был лишь немногим больше того, что возникает на гребешке после тщательного причесывания густой шевелюры, но он все-таки возникал.
- Вечер добрый, - голографическая голова шефа казалась еще круглее, чем в жизни. - Я не отвлекаю?
Александров обреченно вздохнул.
- Никак нет, шеф.
- Ну и славненько. Дело в том, что я очень хотел бы увидеть ваши физиономии воочию в своем кабинете. - Сообщил Растрелли. - Пять минут назад.

***

Форджент бодро толкнула Александрова в бок. Тот что-то проворчал, но продолжал неотрывно таращиться на индикатор положения лифта. На трехкилометровую высоту подъемник взбирался почти пять минут.
Энни не собиралась сдаваться: она снова толкнула капитана в бок. Но тот опять лишь проворчал нечто в духе “Нушотенада?”
Девушка вздохнула и уныло привалилась к стенке.
Двери наконец с легким шипением отворились, и агенты поднялись в кабинет по пологой полуспиральной лестнице, выводящей в противоположную относительно рабочего стола Растрелли часть помещения.
- А, вот и вы. – кивнул шеф. Он лениво потягивал кофе, откинувшись на спинку кресла. Напротив стола в рядок стояли три кресла – и одно из них было занято.
- Присаживайтесь, господа и дамы, - благодушно сказал шеф и снова отхлебнул кофе.
Очутившись в кресле, капитан смог увидеть, что соседнее занимал немолодой мужчина-землянин, на вид лет сорока, со строгими, острыми чертами лица. Мужчина был лыс, зато носил внушительные, почти рыцарские усы. Левый глаз его заменял грубый, но мощный имплант, светящийся, словно маленький уголек, правый же глаз – тоже искусственный, но бионический, был серо-стального цвета.
- Ну что ж, прошу вас познакомиться с уполномоченным по делам безопасности посольства республики Талей, господином Ивом Чандерсом.

***

Стена Новострома возвышалась над ними, словно огромный горный хребет. Ощущение, конечно, было ложным, но двухсотметровая, почти вертикальная преграда, производила впечатление.
Кое-где на всей протяженности Стены размещались КПП, однако Габриэль сочла слишком опасным соваться туда – если противник имеет возможность спокойно гонять по Трущобам в боевых скафандрах, причем доставлять их десантным челноком, то уж средств отслеживать проходящих через КПП у него должно быть вдоволь.
С другой стороны, карабкаться на стену это тоже не решение. Воздушный транспорт перемещался между городом и внешним миром свободно, а вот двух идиотов, лезущих на двухсотметровый забор, загребет полиция.
Девушка задумчиво поглядела на новое препятствие, затем кивнула Однорукому:
- Есть идеи?
Тот почесал за ухом.
- Думаю, должен быть не просматриваемый подземный путь. Как я слышал, под стеной есть туннели, и ими пользуются чтоб вывозить или ввозить всякую дрянь… Здешние ребята охотно работают с городскими. Добрый нал еще никому не мешал.
- Я думаю, ходить по Трущобам и спрашивать у каждого встречного-поперечного «Дяденька, дяденька, не знаете секретных туннелей под Стеной?» будет не лучшей идеей…
Однорукий усмехнулся.
- Согласен. Но у меня есть надежды, что отыскать их мы сможем и сами. Честно говоря, не думаю, что их так уж сильно маскируют. С учетом того, как легко я сам в свое время попал на планету…
- Кстати, как? – полюбопытствовала Габриэль.
- Да ну… Дал на лапу таможенному инспектору по прибытии, тот подмахнул бумаги на проход через КПП – и вот я в Трущобах. Визу на жительство я бы не понянул. – Он криво усмехнулся.
Девушка понимающе кивнула. Виза на жительство была неотъемлемым элементом в системе законодательства любой планеты, входящей в Федерацию Млечного Пути. Планета, заинтересованная в притоке новых сил, в графе «Стоимость визы на жительство» записывала цифру «ноль». Земле же иммигранты не были нужны – и виза стоила заоблачные деньги. Стоимость визы снижалась на девяносто процентов для родственников граждан планеты – но едва ли таковые у Однорукого имелись. Некоторые люди надеялись, что в Трущобах смогут накопить на визу – но в подавляющем большинстве случаев такие надежды не оправдывались.
Сама Габриэль также уроженкой Земли не была, как и все семейство Александровых. Визу получил капитан Александров – когда присоединился к Агентству, и вскоре перевез на планету Габриэль, как раз потерявшую родителей.
- Ладно, хватит тут торчать… Пройдемся по периметру, авось что-то да отыщется.

***

Чандерс откашлялся и продолжил:
- … и мое правительство выразило интерес к этому делу. Проведение саммита может оказаться под угрозой в таких обстоятельствах, не так ли, господин Растрелли?
Шеф с важным видом кивнул.
- Собственно, поэтому я и пригласил сюда агентов, отвечающих за непосредственное проведение расследования. Господин Александров, не поделитесь успехами?
- Сэр, мы продолжаем отслеживать потенциальные контакты. В настоящий момент имеется один потенциальный осведомитель. Возможные места его появления находятся под наблюдением. Также отрабатываются побочные факты и свидетели, сэр.
- То есть, вы в тупике, так?
- Никак нет, сэр, - отчеканил капитан. – Мы на многоуровневой развилке семи девятиполосных хайвэев, сэр.
Чандерс фыркнул.
- Я смотрю, следствие в надежных руках, - сказал он.
Растрелли поставил пустую чашку на стол и покачал головой:
- Поверьте, господин Чандерс, я поручил расследование своим лучшим людям, и опасность будет устранена до начала саммита.
Ив Чандерс кивнул.
- Ну что ж, я передам это послу Найерти. Думаю, он будет рад слышать, что опасности не будет.
Уполномоченный встал, и, слегка поклонившись поклонившись, быстрым шагом покинул кабинет.
- И что это было? – мгновение спустя спросила Форджент, по-деловому закинув ноги на стол Растрелли.
Шеф кинул на нее укоризненный взгляд.
- Это было беспокойство Талеи о заднице их Второго Косулея, - пожав плечами, проворчал он.
В руках у Растрелли неожиданно возникла уже зажженная сигара. Шеф сделал глубокую затяжку и по очереди глянул на Александрова и Форджент.
- Саммит, интерес относительно которого горит в глазах господина Александрова, и который вам, госпожа Форджент, глубоко параллелен, будет иметь место через пять дней. Помимо глав Большой Пятерки , будут также представители Союза Независимых Планет, Сайярского Синдиката, представители и главы крупнейших Гильдий, главы ряда держав Третьей Галактики и даже делегация Империи Хроносов. Именно по настоянию Хроносов этот саммит будет проведен, причем не где-нибудь, а на Земле.
- Хроносы, - проворчала, нахмурившись, Форджент.
- Черт их знает, что задумали наши зеленые слизистые друзья, - ворчливо сказал шеф, - и зачем им проводить это мероприятие не в каком-то из столичных миров… Так или иначе, но вопрос о гемотрофе просочился наружу, и беспокойство выражают многие послы. А, вам двоим, особенно тебе, Форджент, особо объяснять не нужно, насколько сильные и опасные твари эти кровососы. Особенно те, что постарше.
Энни кивнула. Значительно раньше, еще в начале ее карьеры в Агентстве, один довольно древний вампир отделал ее как ребенка, и не убил лишь по недосмотру.
- Хорошо. Как я сказал, до начала саммита пять дней. И гемотроф должен быть пойман или уничтожен к концу четвертого. Ясно? Тогда вон с глаз моих!

***

Господин Чандерс прошел через просторный светлый вестибюль Башни Новострома и очутился на улице. Он прошел по площади, где в небо возносились свитые в тугие спирали струи воды, и, наконец, добрался до сверкающего лимузина, приземлившегося, чтоб подобрать уполномоченного по вопросам безопасности.
Захлопнув дверь и убедившись, что машина уносит его прочь от башни, Чандерс изолировал заднее сиденье и запустил систему шифрованной пси-связи.
- Милорд, прошу простить меня. Я не мог говорить – посол срочно отправил меня с заданием. Да, милорд, конечно. Провал с девкой непростителен. Мы ищем ее. Да, милорд, я знаю. Все будет так, как вы велите.

***

- А чего-й-та вы тут шаритесь?
Немолодой (или очень потрепанный) аксианин, коренастый серокожий гуманоид, облаченный в какое-то рванье, окинул Габриэль и Однорукого подозрительным взглядом пяти глаз.
- Мы… Эээээ… - начала было Габриэль, но ее перебил Однорукий:
- Ищем проход в город.
- Хех, - хехнул аксианин. – Есть такое дело.
Он прищурился и сделал выразительный жест пальцами. Их у него было всего три – ровно столько, сколько нужно.
Однорукий почесал в затылке и выудил из кармана десяток медных монет. Габриэль не была уверена, но ей показалось, что валюта милитаросская.
Аксианин чмыхнул носом, ловко сгреб монеты, и, воровато оглянувшись, натужившись, принялся пихать здоровенный контейнер, возле которого он и обретался. Контейнер, благо, был на колесах. Со скрежетом он сдвинулся, открыв глазам путников старый-престарый люк метров трех в диаметре. На нем было выбита полустертая надпись: «Императорская Фактория №148, 5745 г., выпускной коллектор №58».
- Вот вам, выход. Только машину с лебедкой подогнать надо.
Габриэль усмехнулась. Она склонилась над люком, и, ухватившись руками за неаккуратно приваренный крюк, потянула изо всех сил. Сперва ей казалось, что у нее раньше оторвутся руки, мышцы девушки от напряжения будто готовы были лопнуть, но потом люк подался – сперва на миллиметр, потом на два, и наконец, вампиресса со сдавленным стоном оттащила толстенную чугунную затычку, приоткрыв примерно метровый зазор.
Аксианин испуганно посмотрел на едва дышащую Габриэль, согнувшуюся нпополам, чтоб подгибающиеся ноги не подвели, и, пробормотав что-то, поспешил скрыться.
Однорукий присвистнул, и, включив фонарик на искусственной руке, заглянул в отверстие.
Габриэль наконец выпрямилась, тяжело вздохнула и сняла плащ. В туннелях в нем не походишь – можно задохнуться. Однорукий последовал ее примеру.
- Знаешь, - оглядев ее, сказал он, - по-моему ты… Ээээ… Подросла.
Девушка криво усмехнулась.
- Я буду «подрастать» еще месяц, - сказала она. – Ладно, я спущусь первая, потом ты.

***
В помещении царила полутьма. Не то, чтоб было совсем уж темно – но черные стены, пол, потолок и мебель делали ее действительно темной. Помещение просто «глотало» свет.
Оттого девушка в белом обтягивающем ее совершенную – буквально совершенную – фигуру казалась там неуместной и ненужной. Она выглядела видением неземной красоты, явившемся в царство вечной ночи. Наверное, описание «совершенная» годилось не только ее фигуре: лицо, волосы, походка, речь, все в ней было идеальным в той мере, в какой нечто может быть идеальным.
Впрочем, была одна мелочь.
Она сама этого не осознавала.
Девушка прошла по комнате и остановилась перед внушительным черным креслом – почти троном – и преклонила колени.
- Отец, ты звал меня?
- Да, доченька.
С трона поднялась фигура, закутанная во все то же черное.
Он подошел к коленопреклоненной и положил руку ей на голову.
- Сегодня, дитя мое, тебя ждет твое первое задание. Господь направит твои стопы, чтоб ты смогла помочь избежать великого зла, что может обрушиться на нас!
- Я готова, отец.
- Тогда иди! Брат Нурмс проведет для тебя инструктаж.
Девушка кивнула. Не говоря ни слова больше, она покинула помещение, и тьма в нем словно сгустилась.
Человек в черном снял капюшон и напряженно посмотрел в дверной проем, где скрылась его «дочь».
- Снимайте защиту, - проговорил он в переговорное устройство на запястье. – Она вышла.
Он ощутил, как сотня чужих разумов отключилась от его собственного.
Сигне Фаталис, Знак Рока, могла прочесть его, как открытую книгу – даже с этой защитой. И истинной защитой ему служила ее вера. В него.
Не дай Господь случиться тому, чтоб эта вера пошатнулась!
- Чандерс подтвердил готовность, милорд, - сказал человек в такой же черной одежде, без предупреждения входя в помещение.
- Хорошо, брат Крейг. Нам должно молиться об успехе.
- Господь с нами, милорд.
- Аминь!
- Аминь!

***

- Скользкий тип этот Чандерс, - проворчала Форджент. Капитан подвел гравимобиль к парковке ресторана «Линда Мэри», где Габриэль и таинственный Рагнар Бурквист провели время перед тем, как направиться в гостиницу «Зирис».
- Скользкий, - Александров кивнул. – Но дипломаты – они все такие.
- Он не дипломат, а головорез, - отозвалась киборгиня. – Я таких навидалась.
Александров задумчиво кивнул:
- Может быть. Впрочем, нас это не касается.
Машина приземлилась на свободной ячейке, и агенты вышли на свежий воздух. Со стороны океана опять наползали мрачные черные тучи, обещавшие знатный ливень.
- Что за погода в последнее время? – капитан рефлекторно сжал кулаки, вспоминая предыдущую грозу, когда ему сообщили…
- Расслабься, - Форджент словно прочла его мысли и ободряюще (больно) хлопнула Александрова по плечу. – Идем жрать.
-Ай.
Капитан поставил машину на сигнализацию и последовал за коллегой, которая уже входила в высокие зеркальные двери ресторана.
- Вы заказывали столик? – медоточиво поинтересовался метрдотель, лощеный нирианин, вокруг пояса которого плавно крутилось колечко гравикомпенсатора.
- Конечно, нет, - отозвалась, фыркнув, Форджент. – Нам нужен ваш начальник, и живенько.
Кто именно к нему пришел нирианин еще не понял, но тотчас сообразил, что это не клиенты.
Александров осмотрел зал. Ресторан выглядел весьма и весьма фешенебельно. Габриэль точно не смогла бы его себе позволить… А значит организовал встречу именно Бурквист. Он просто обязан был здесь наследить.
Метрдотель наконец увидел идентификационные данные Энни на своем дисплее и торопливо связался с начальством, которое не замедлило появиться самолично.
Управлял «Линдой Мэри» Гордон Ли Херзог-Лоббтротт (урожденный Гордон Броуди, но на это имя он больше не отзывался). Сей субъект был высокомерен, чванлив, заносчив и мелочен, зато рестораном руководил просто превосходно, отчего и богател.
- Господин Херзог-Лоббтротт, - без запинки выговорил капитан, когда они с Форджент очутились в кабинете у начальника, и начальник удобно устроился в своем кресле. – Мы здесь чтобы выяснить, что вам известно о вашем клиенте, некоем Рагнаре Бурквисте. Нам известно, что он осуществил здесь оплату довольно крупного счета.
- Да-да, герр Бурквист, хоть последнее время и не появляется, раньше бывал у нас едва ли не ежедневно.
- Один или с кем-то?
- О, этот герр наслаждался обществом юных дам, - Херзог-Лоббтротт хохотнул. – А они и не возражали. Не всякому по карману «Линда Мэри».
- В его последний визит было что-то необычное?
Хозяин развел руками:
- Нет, все как всегда, герр агент. Они откушали, выпили, затем удалились. Все это я уже рассказывал геррам из полиции.
- Боюсь, у них есть технические трудности, - усмехнулся капитан. – К ним никто не подходил, не связывался?
Херзог-Лоббтротт призадумался, а затем победно вскинул палец.
- Йа-йа, приходил один человек с большие усы. Герр Бурквист сильно сердиться, йа!
- Записи с камер остались? Этот Гер, или как его там, на них не появлялся?
- Йа, должно быть, полявлялся! Я предоставлял записи полиции, могу и вам.
- Было бы прекрасно, - улыбнулся капитан.
__________________
Барлога не видали?
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 29.08.2011, 18:31
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Скрытый текст - Глава 9:
Глава 9
Огромный новый мир
Сигне Фаталис восхищенно смотрела на сверкающие башни Новострома. Она тысячу раз видела их на фотографиях и в виде голографических проекций и благодаря собственной совершенной памяти могла ориентироваться в городе многим лучше большинства его жителей. Но... Город! Сигне видела его как никто другой. Ее глазам был открыт бесконечный хоровод тысяч, миллионов, миллиардов разумов, сплетенных воедино — здесь, в Новостроме, в двух других мегаполисах планеты — Аиде и Эллисе, - на орбите и дальше...
Она никогда не чувствовала ничего подобного раньше, и нежданно для себя она ощутила в душе глубокое, совершенно искреннее чувство... Запретное чувство.

***

- Милорд, я не уверен, что это лучшая идея...
Черный зал не стал темнее или светлее. Черный — он остается черным. Таким же остался и его хозяин, восседающий на троне. Он медленно кивнул и провел ладонями по лицу — совершенно человеческий жест усталости, который он не мог позволить себе в ее присутствии. Затем он задумчиво посмотрел на свою «правую руку», также закутанного в черную ткань неприметного человека.
- Проклятье, я знаю, Фархем. Но этот дурак Чандерс засветился, и его нужно убрать так быстро, как только можно. Я не могу выйти на связь с нашим штатным уборщиком, а другого такого, кто смог бы чисто убрать Чандерса у на нет.
- Милорд, я боюсь, она не сможет. Лишь три года на подготовку — слишком мало. Риск велик, очень велик.
- Господь с нами, брат, - помедлив, ответил человек на троне. - Если мы не пойдем на этот риск, то провал гарантирован.
В зале повисла тишина.

***

- Чандерс! Чандерс, мать его! - Форджент резко ударила кулаком о ладонь.
Голографическая физиономия талейского уполномоченного по делам безопасности была видна более чем отчетливо. На том же кадре присутствала также Габриэль — та Габриэль, которую капитан помнил... И от этого защемило в сердце.
Таинственный вампир — или его сообщник — в кадр не попадал. Он невероятно ловко избегал камер. Но Чандерс — тот попался!
- Вопрос в том, что нам с ним делать... Дипломатический иммунитет, - капитан обернулся к напарнице.
Энни насупилась. Даже ей приходилось признать, что так от просто наехать на Чандерса не удастся.
- А если мы действительно имеем крота в наших рядах, то стоит нам сообщить об этом деле в Агентство, и мы приступим к гонке за головой Чандерса. Если гонка уже не началась. Они могут решить устранить этого «дипломата» просто из соображений конспирации, как проделали уже с целой кучей народу.
- Щепетильные ребята, - согласно кивнула Форджент. - И что предпримем?
- Да я вот тут подумал... Для начала нам стоит просто переговорить с Чандерсом. Пока он точно жив. Напрямик, в морду так сказать. - Капитан покачал головой и, ткнув в сторону Энни пальцем, добавил: - Только без рукоприкладства!

***

Габриэль брела по длинной бетонной трубе. Под ногами шлепала гнилая жижа вперемешку с дохлыми крысами и вообще невесть чем, с потолка изредка светили флюоресцирующие светильники.
- Это, похоже, хлебные крошки, - пробормотал Однорукий. - Обзначают какой-то маршрут.
Габриэль выразила согласие кивком.
- Тогда пойдем по этому следу.
Некоторое время они брели молча. «След» немного петлял, порой сворачивая в другие трубы, иногда настолько узкие, что через них приходилось ползти. Бетон сменялся металлом, потом сверхпрочным пластиком, а тот — снова бетоном.
- Мы движемся в основном вдоль Стены, - заметил Однорукий.
- Да? Я тут совершенно не ориентируюсь.
- Это несложно. Просто следи за поворотами. Сейчас мы идем строго а запад.
Они остановились у кубической клетушки. По грязной поросшей мхом торцевой стене вверх уходила изрядно проржавевшая лестница. Здесь свет давала старая мерцающая светодиодная лампа.
Габриэль заметила а стене выцветшую табличку. На ней едва читалось: «Служебная камера 43. Осторожно, не открывать шлюз когда горит красный свет!»
Шлюза тут, очевидно, давным-давно не было, как и сигнальной лампы — тяжелой промышленности в Новостроме не водилось уже очень, очень долго и все это, наверное, разобрали еще до падения Земной Империи.
- Интересно, куда это ведет?
- На какой-нибудь склад, скорее всего, - вглядываясь в удаляющуюся ввысь темную круглую шахту отозвался Однорукий.
- Ладно, - Габриэль тоже бросила взгляд вверх. Ее острое зрение позволило вампирессе увидеть крышку люка метрах в двухстах по шахте.
Она ухватилась за перекладину и начала быстро взбираться вверх.

***
Сигне ползла по довольно узкой вентиляционной шахте. Ей приходилось прикладывать немалые усилия, чтоб силой мысли обманывать гравиметрические датчики, контролирующие состояние вентсистемы посольства Республики Талей. Не делай она этого, повсюду уже выла бы тревога, извещающая о загрязнении сложного комплекса, контролирующего состав атмосферы в здании, где работало несколько десятков представителей разных видов.
Личный кабинет Ива Чандерса был уже совсем недалеко. Девушка потянулась к помещению внутренним взором. Да, он там один. Сейчас, ей надо только прикоснуться к его разуму...
Проклятие! Еще двое вошли в помещение.
Девушка ощутила два ясных, целеустремленных разума. О Господь Направляющий, служащие Агентства! Она опоздала! Или... Или это знак? Знак свыше, что поселившееся в ней щемящее чувство — не от лукавого?

***

Александров и Форджент, входя в кабинет, и предположить не могли, что совсем недалеко от них находится существо, способное уничтожить их обоих даже не напрягаясь. Впрочем, на их счастье (и к огромному сожалению ее хозяев) Сигне и помыслить не могла о том, чтоб убить кого-нибудь или даже напрямую воздействовать на его разум. И задание с Чандерсо причиняло ей почти физическую боль.
- Господин Чандерс, - Александров доброжелательно улыбнулся. - Как замечательно, что вы согласились с нами встретиться.
Чандерс, бывший совершенно невозмутим всего несколько часов назад сейчас выглядел бледным и явно испуганным.
- Мы пришли к вам, господин Чандерс, по одному довольно щепетильному вопросу. Нас интересует произошедшая на днях ваша встреча с неким Рагнаром Бурквистом в ресторане «Линда Мэри».
Человек нервно сглотнул и оглянулся.
- Капитан, я готов сотрудничать с вами на любом уровне, - он бросил нервный взгляд на Форджент, неспешно подошедшую к стене, чтоб получше разглядеть какой-то абстрактный шедевр, усердно декорирующий кабинет. - Если Агентство предоставит мне защиту. Меня хотят убить.
Александров с невинным видом приподнял бровь:
- А как же талейские средства защиты? Они не способны обеспечить вашу защиту?
- Защиту мне, скорее всего, не обеспечит ничто. - Сквозь страх землянина прорезался гнев. - Но на что-то я смогу надеяться где-нибудь на далекой, никому не нужной космической станции!
- Такую станцию мы вам и впрямь подыщем, - усмехнулся капитан.

***

- Такую станцию мы вам и впрямь подыщем, - разум агента осветился весельем, которое прикрыло рокочущий в нем — совершенно справедливый! - гнев. Сигне ощутила прилив сочувствия к этому землянину — своему врагу.
Но она допустила небольшую ошибку, выпустив из зоны внимания второго агента — женщину-киборга. Потому что од ней внезапно обрушился потолок.
Форджент выпустила запястные клинки, и одним плавным, но невероятно быстрым движением прорезала круглое отверстие в потолке. Сигне не ожидала такой атаки, и даже не успела слевитировать, чтоб замедлить падение. Впрочем, ее готовили к бою не день и не два. Она мгновенно сконцентрировалась и не целясь выпустила волну телекинетического приложения воли. Люди, мебель и, в общем-то, стены, разлетелись в разные стороны, словно вообще не мели веса.
Энни тотчас вновь оказалась на ногах. Она попыталась поразить противницу одним из клинков — но Сигне реагировала молниеносно. Лезвие, нацеленное, чтоб нанести несмертельную, но критическую рану, отсекло лишь прядь волос.
Сигне направила новый удар телекинез грациозным взмахом руки.
Капитан лишь сейчас встал и уставился на столь прекрасную и одновременно ужасную противницу. Он никогда не видел такой псионической мощи. Эта затянутая в белоснежный облегающий костюм девушка нанесла уже несколько пси-ударов, которые убили бы, выжгли начисто любого псионика, но она все еще была полна сил.
Вдобавок к такой разрушительной пси-мощи, она двигалась со скоростью, не уступающей таковой лучшему боевому киборгу Пяти Галактик. Чего капитан не понимал — так это почему она атакует физически, а не выжжет вчистую разум всем присутствующим в комнате, не испепелит их, или не вскипятит кровь — с ее-то возможностями таких проблем быть не должно...
Тактические размышления промелькнули в голове капитана со скоростью молнии, но сдаваться он был не намерен. Выхватив имульсный пистолет, он выстрелил со смертоносной точностью — и попал.
Удар отбросил девушку метра на три, и она медленно осела на пол. Ее тотчас подхватила Форджент.
- Этого боялись, господин Чандерс? - тяжело дыша спросил Александров.

***

Девушка сидела на стуле неподвижно, словно статуя.
«Самая прекрасная статуя, какую я видел», - подумал капитан, глядя на нее сквозь прозрачную сторону стекла комнаты для допросов. Агентство использовало этот старинный стереотипный подход, хотя при желании рядом можно было вывести голографические проекции происходящего в комнате с любого ракурса.
Девушку доставили на Тринадцатый Орбитальный, где поместили в комнату допросов, накачав различными успокоительными и подавляющими волю веществами.
- Невероятно, - флотский, приветствовавший агентов в прошлый раз, никуда не делся. Как и морпехи. - Мы выполнили анализ ее ДНК. Работа явно с Кузницы, но это — их шедевр, их вершина. Мы не можем расшифровать даже сотой доли того, то туда заложено. Код Кузницы всегда отличался запутанностью, но тут... Не уверен, что мы вообще способны расшифровать, что они туда заложили.
- Кузница, значит... Что ж, это уже след.
- Сейчас мы работаем ад составом препаратов, который позволит переговорить с ней, не рискуя лишиться мозг или сгореть заживо. Ее пси-потенциал просто... Умопомрачителен, капитан.
Александров кивнул.
Ему недоставало ехидных колкостей Форджент, но ей пришлось отправиться с Чандерсом куда-то в другое место. Александров не только предпочитал, но и был обязан не знать в какое.
- И когда все бдет готово. Полчаса, час... - Офицер неожиданно замолчал. - Проклятие! Капитан, у нас неопознанный контакт на курсе перехвата. Прошу меня простить.

***

Габриэль легко подняла крышку люка и осмотрелась. Довольно темное, обширное и пустое помещение. Они все еще были под землей, но по отдаленному гулу транспорта девушка поняла, что они совсем не глубоко. Снизу доносилось пыхтение поотставшего Однорукого.
Выбравшись из люка, девушка остановилась и огляделась повнимательней. Определенно — это и правда склад. Небольшие лишенные маркировки металлические ящики стояли тут неровными рядами. Возле самого люка возвышалась штанга электромагнитного подъемника. Плоский «блин» слегка покачивался прямо над люком.
В другом конце помещения виднелась большие подъемные ворота.
Не удержавшись, девушка приоткрыла один из ящиков. Там обнаружилась куча микросхем. Габриэль не была уверена, что это за электроника, но скорее всего это были блоки управления для какого-то оружия типа гауссовых ружий или пистолетов. В следующем ящике обнаружилась куча одежды даргонианского покроя.
Сзади присвистнул Однорукий.
- Да мы почти выбрались!
Вампиресса легка улыбнулась и утвердительно кивнула.
- Я слышу воздушный транспорт. Мы почти на поверхности.
Она почти бегом добралась до ворот. В некоторой степени ее подстегивало все нарастающее чувство голода. Даже Однорукий уже казался очень, очень аппетитным.
Резким движением Габриэль загнала руки под нижнюю плоскость ворот. Словно штангистка, она начала тянуть их вверх, а затем, одним толчком, вскинула на вытянутые руки. Девушка почувствовала, что рукав футболки, пододетой под куртку лопнул.
- Эээээ, тут вообще-то была кнопка открытия, - заметил, подходя, Однорукий.
Габриэль наградила его мрачным взглядом.

***
Легкий крейсер мчался вперед, окруженный полем генератора хаоса, а оттого отображался на радаре в виде штук восемнадцати мутных клякс. Он вышел из гиперпространственного портала и проложил курс, пересекающийся с орбитой Тринадцатого Аванпоста, включил глушилки, и, набрав объективно самоубийственную скорость, рванул точно к цели.
Защитные системы Аванпоста открыли огонь, однако такой резвой атаки не ждал никто, так что крейсер просто расстрелял фрагмент обшивки аванпоста еще до того, как разогрелись генераторы силовых полей, а затем, сквозь яростный поток вырывающейся атмосферы, подобно дротику вонзился в космическую станцию.
Расположенные на носу шлюзы распахнулись, и через них внутрь устремились штурмовики, облаченные в черные боевые экзоскелеты. Одиночные очаги сопротивления станции легко подавлялись, и солдаты продвигались к центральным блокам аванпоста – к зонам, где содержали и допрашивали пленников.
Александров, сам будучи опытным офицером флота, прекрасно понял, что происходит.
- Эй, ребята, прикрывайте дверь, - обернувшись, приказал он двоим морпехам в бело-красных экзоскелетах, охранявшим камеру. Те быстро переместились ко входу в отсек и заняли удобные огневые позиции у переборок.
Капитан, усмехнувшись, зашел в комнату для допросов и подхватил оказавшуюся удивительно легкой девушку. Он взвалил ее на плечо и, что-то насвистывая, отправился к точке, занятой десантниками. Вдали уже были слышны выстрелы и грохот тяжелых сапог.
Пройдя через шлюз отсека, Александров ощупал рукой одну из стеновых панелей. Мягко надавив на нее, капитан активировал пневмопривод, и та с легким шипением отодвинулась.
- Закроете за мной, - сказал он десантникам. Один из них, с нашивками лейтенанта, отдал честь.
Палили уже совсем рядом…
__________________
Барлога не видали?

Последний раз редактировалось Дарин; 29.08.2011 в 18:45.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 11.09.2011, 22:07
Аватар для Дарин
Свой человек
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 394
Репутация: 126 [+/-]
Этой главой завершается первая сюжетная арка истории. Ура, товарищи!

Скрытый текст - Глава 10:
Глава 10
Иллюзорная кульминация

Капитан вихрем мчался по служебным коридорам станции. Он знал, что случится с минуты на минуту, и он боялся этого. Все боятся смерти, даже те, кто с нею встречался очень близко, даже те, кто уверены, что им уже нечего бояться и нечего терять. А Александрову было что терять и уж тем паче было чего бояться.
По лбу землянина лился пот, а казавшаяся такой легкой ноша сейчас стала почти невыносимой тяжестью. Какого черта было строить такую здоровенную станцию?!
Капитан даже не пытался перебраться на другой уровень – он бежал к самому сердцу Аванпоста, к центральному каналу, защищенной силовыми полями зоне нулевой гравитации, созданной для быстрого ввода на станцию габаритных грузов.
И подгоняло его то, что в любую секунду персонал станции мог подорвать реакторы, банально отключив стабилизирующие поля центрифуги, чтобы не допустить врага к секретным материалам.
Александров выскочил в один из коридоров, идущих к каналу – буквально в двадцати метрах от цели. На секунду он замер, чтоб перевести дыхание, затем метнулся вперед – терять время нельзя. Левой рукой он выхватил свой пистолет и несколько раз на бегу выстрелил в силовое поле, перекрывающее доступ к спасению. Слабое поле, столкнувшись с ионизацией выпущенных электромагнитной катапультой пуль, деактивировалось во избежание короткого замыкания в системе – и в тот же миг капитан флота Агентства Внешней и Внутренней Безопасности Александр Александров прыгнул в пропасть.

***

Габриэль и Однорукий продвигались по подземной части Новострома. Здесь располагались склады, небольшие промышленные предприятия, неблагополучные жилые районы и системы, снабжавшие город энергией и водой.
Но поверхность была совсем близко – по сути, метрах в пятнадцати, не больше. В здешних местах было полно народу: грузчики, водители электрокаров, мелкие бизнесмены и их менеджеры: все они суетились, занимаясь своими делами, шныряли по переходам, загружали и разгружали контейнеры, бочки, ящики… Габриэль с удивлением открывала для себя совершенно другой Новостром: не лощеные блистающие улицы центра, не пыльная анархия Трущоб, а… Такая себе прослойка, что ли? Низшие слои среднего класса? Или высшие слои бедноты?
Девушка была искренне уверена, что уж что-что, а ящики, к примеру, должны грузить роботы. Но нет, вот же: пыхтящий от натуги землянин, лишенный всяких кибермодификаций, тащит не такой уж большой ящик к контейнеровозу. Габриэль уже в определенной мере осознала ту физическую силу, какую дало ей произошедшее (и все еще продолжающееся) превращение, и она могла представить себе возможности, скажем, грузчика-киборга, или вооруженного экзоскелетом, или же генетически модифицированного…
- Боже, я не верю своим глазам. Ладно Трущобы, но это же Новостром! Неужели так сложно обзавестись хотя бы грузовыми экзоскелетами? – Габриэль не сдержалась от искушения поделиться своими чувствами. Однорукий лишь пожал плечами:
- Ничего удивительного. Сама прикинь: простейший мышечный генмодер обойдется в пятьдесят штук, киберусиление – ну, штук в десять. Грузовой экзоскелет – это тыщ восемьдесят. А рабочий просит пятьдесят единичек в день минус простой. Для средней руки бизнесмена-посредника окупаемость такого вложения составит… - Однорукий прищурился. – От тысячи до восьми тысяч лет.
Габриэль тряхнула головой. Она подсчитала результат намного быстрее Однорукого, но сам факт все никак не укладывался у нее в голове.
А потом из ее головы вылетели все мысли.
Она почувствовала. Его. Близко!

***

- Ну что, все благополучно с господином Чандерсом? – Голос Шефа отчетливо прозвучал в голове у Форджент. Порой она находила подкорковый пси-передатчик жутко неудобной штукой, но иногда он был просто незаменим.
- Сдала его на поруки ребятам из Службы Сокрытия Свидетелей.
- Вот и славно. Для тебя есть работенка, и сделать ее надо срочно.
Энни удивленно нахмурилась. Шеф крайне редко давал какие-то внезапные указания. Она задействовала ускорители и ее гравицикл рванул по направлению к центру города. За ее спиной солнце медленно скрывалось за горизонтом, как всегда заливая мир кровью.
- Тебе надо пересечься с майором Ген’Ташем точке, которую тебе сейчас скинут наши аналитики. Скорее всего будет жарко. Ты возглавишь штурм объекта, координаты которого сейчас тоже прибудут. Еще жди планировку и объемную схему… Так, уже должно прийти.
- Подтверждаю, - Форджент уже задумчиво разглядывала появившийся перед ее мысленным взором фрагмент подземной части Новострома.
- Хорошо. Удачи. И еще раз: советую поспешить.

***

Ноги сами несли Габриэль по коридорам, галереям и развязкам. В ней все сильнее и сильнее клокотала забытая за всем навалившимся ярость и обида. Даже нет, не забытая… Габриэль и не подозревала, что в ней есть эта ярость – исступленная злоба, заставлявшая сжимать кулаки, стискивать зубы, едва не рычать в голос!
Сперва она сремительно шагала, потом побежала, немилосердно отбрасывая все препятствия.
Он. Он. Он! Он!!!
Тот, кто нанес ей удар. Предал. Извратил!
Габриэль даже не задумывалась, откуда взялась эта уверенность… Ей просто вспомнились яркие краски мира, что ей было дано увидеть, когда она провалилась в пустоту.
Девушка ощущала необыкновенный прилив сил, ее словно распирало изнутри – все сильнее и сильнее. Ее гнев резонировал с ее мутацией, и разум становился все более и более зыбким…
А потом случилось что-то странное. Опять.
Ее ярость исчезла.
Она словно взглянула на себя со стороны. Она увидела могучую хищницу, беспощадную к своей жертве, созданную чтоб убивать – убивать жестоко и беспощадно. Острые когти на кончиках пальцев, обнаженные в оскале клыки, жестокие глаза, светящиеся жаждой уинчтожения.
Она не могла понять, восхититься или изумиться. Это ничуть не походило на те разы, когда верх над ней брал некий чудовищный механизм, и в то же время…
В этот момент хищница вышибла ногой боковую дверь какого-то склада. Здание было подвешено под потолком огромной искусственной пещеры, на дне которой громоздилось целое поле ящиков, контейнеров и прочей тары. Помимо этого сооружения, приросшего еще и к стене «пещеры», с потолка свисали еще тысячи подобных искусственных сталактитов, некоторые из которых деловито затягивали гравизахватами лил лебедками новые грузы.
Габриэль не заметила всего этого.
Она увидела ЕГО.
А ОН увидел ее.
Он не походил на того, кто запомнился ей… На Рагнара. Он был изыскан, галантен, соблазнителен… Он был прекрасен!
Он не был этим отражением ее самой.
Обнаженный по пояс, вампир склонился над каким-то устройством, похоже – крупногабаритным пси-передатчиком, увенчанным традиционной «двузубой вилкой», наполненной биоматерией передающей частью устройства. Он не чувствовал ее как она – его, а потому среагировал не сразу.
Но тех долей секунды, что у него было, вампиру хватило.
Он перехватил руку Габриэли, которая должна была перебить ему шейные позвонки и вывернул.
Но Габриэль – не та, что смотрела, а та, что вела бой, - словно продолжая его движение, высвободилась и отпрыгнула.
Они закружились, держа друг друга в поле зрения, обходя устройство по часовой стрелке.
Гемотроф подпрыгнул и оказался на крышке передатчика. НЕ замедляясь, он крутанулся вокруг «вилки», используя ее как шест. Вампир целил девушке в лицо. Но Габриэль увернулась и ударила по прибору.
Ее противник, похоже, не ждал этого – он пошатнулся и рухнул на пол вместе с агрегатом. Но Габриэль не успела атаковать – спустя миг он был уже на ногах и заблокировал ее удар.
Девушка ухватилась за его руку и подтянула его к себе. Их взгляды встретились.
А потом грянул взрыв. Дальняя стенка склада, которой он «прижимался» к стене искусственной пещеры, разлетелась в пыль и в помещении появилось пятеро штурмовиков в черных боевых экзоскелетах.
Их 436-е взревели в унисон, разнося все в щепки.
Гемотроф уклонился от их огня и отступил под прикрытие новоприбывших союзников. А Габриэли оставалось лишь готовиться к печальному концу.
Она – вернее, та, что сейчас владела ее телом – пыталась уклоняться, но в какой-то момент ей задело руку – самым краешком, иначе оторвало бы, - потом ногу, и она уже не могла двигаться с такой быстротой…
Она видела кровожадную улыбку спокойно ждущего ее конца вампира – он готовился испить крови собрата… Пусть не слишком могущественного, но в сотни раз более ценного, чем любой человек.
И вот она увидела, что ее траектория неизбежно пересекается с одним из смертоносных потоков.
Габриэль удивленно поняла, что ей плевать.
Ее муки закончатся.
Ей не надо будет пытаться умерить свои новые желания с законами ее старой морали.
Ей…
Почему она еще жива?
Штурмовики обернулись и попытались открыть огонь, но их словно срезало невидимым ножом. Мощные экзоскелеты один за одним разлетались на металлолом, разбрызгивая кровавые ошметки управляющих ими боевиков…
Гемотроф ринулся к выходу из склада, позабыв и про союзников, и про Габриэль.
Напрасно.
Девушка метнулась к нему, отбила его неуклюжую контратаку и всей набранной инерцией повалила на пол.
А за тем – не мешкая – впилась ему в горло.
Она не слышала криков и новой стрельбы. Она не слышала хрипов умирающего вампира. Ей было плевать кто он, что он, кто она и что она.
Габриэль – сама Габриэль, ибо больше не осталось никого иного – чувствовала всю ту мощь, что широкой рекой прибывает в ней.
Экстаз! Безумие! Всемогущество!
Всесокрушающая мощь!
От такого не грех и отключиться – что Габриэль не замедлила сделать.

***

Капитан успел – и не успел.
Он уже сидел за штурвалом корвета, когда станция содрогнулась.
Оставалось лишь три-четыре секунды до того как станция обратится сферой всепоглощающей термоядерной плазмы, чтоб навеки исчезнуть из мироздания.
Гравитационная катапульта? На это нет времени. Прогрев двигателя? Два раза ха-ха!
Александров просто подал полную тягу на маршевый двигатель суденышка. Корвет такой подлости не ждал. Он рванул вперед по стартовым направляющим как ужаленный, оставляя за собой море пламени и дыма.
Приборы кораблика наперебой вопили о перегрузке, о перегреве и о структурных повреждениях, а Александров уже запустил ионизацию обшивки.
У него в голове мелькнула лишь одна шальная мысль: какой дурак вбухал столько денег в обеспечение резервной службы аванпоста гиперпространственными корветами?.. Ах, да, на случай срочных курьерских операций… Можно было сообразить.
- Твою мать, быстрее! – взвопил Алесандров, когда неспешно начал ползти по голографическому экрану индикатор готовности к прыжку.
За взрывом станции и волной жара, которую он уже, по идее, переживет, последует целый цунами альфа-, бета- и гамма-частиц, которые хоть и не повредят корабль, превратят всех на его борту в кашу, ибо силовые поля поднимаются еще дольше, чем стартует гиперпривод.
Капитан успел – и не успел.
Корабль прыгнул ровно в ту секунду, когда его «накрыло» волной радиации и электромагнитных искажений.
Корабельная электроника отправилась в нокаут, оставив капитану неуправляемую скорлупку со сгоревшим двигателем. Корвет лишь несколько минут кувыркался в гиперпространственном тоннеле, а потом ударился о его «стенку» - тут тонкую грань, что отделяет тонкую нить обычной трехмерности, протянувшуюся сквозь непознанную глубь изнанки Вселенной.
В одном капитану повезло: после сокрушительного удара, разрушившего значительную часть внешней обшивки, он увидел звезды. Тысячи звезд.
Но, черт побери, и что дальше?!

***

Габриэль очнулась. Очнувшшись, она увидела над собой потолок. И знакомые лица.
- Т… тетя Энн? О… Однорукий? А т-ты тут … откуда? – едва выговорила изможенная Габриэль.
- Я ж говорила тебе, Элька у нас всегда была крепким орешком! – Форджент ткнула Однорукого (который выглядел более чем непривычно в нормальной одежде – кожаной куртке, рубашке и брюках) в бок. Тот предсказуемо пошатнулся, но, похоже, он к такому привык не меньше капитана Александрова.
- Прости, я не имел права сообщить тебе там. – Однорукий развел руками. – Я возглавлял резидентурную ячейку Агентства в том районе Трущоб.
- В ней состоял он один, - заговорщицки прошептала Энни.
- Я вас ненавижу, - сонным голосом сообщила Габриэль.
- Вот и славненько. Все равно тебе с нами работать – сама подписалась, - Энни широко улыбнулась.
- Во всяком случае, шеф был тобой весьма доволен. Он долго ругался матом на меня (очно) и тебя (заочно), а потом пообещал выписать премии. И… Извини, что не пришел тебе на помощь в складе. Но ты бежала слишком быстро. Я подоспел даже позже спецназа.
Габриэль кивнула. Более ярко выразить эмоции она не могла.
- Одно м-мне не дает покоя, - пробормотала она наконец. – Как вы на м-меня вышли, е-если даже О-однорукий н-не знал?
Энни посмотрела в сторону – суля по освещению, там было окно – и на ее лице отразилась непривычная серьезность.
- Тут идет какая-то игра на более высоком уровне, дорогая моя. Все это куда больше и куда серьезнее просто политических игр вокруг завтрашнего саммита, террористов и спецлужб. И, похоже, нам никто об этом говорить не собирается.
Энни посмотрела на Габриэль и улыбнулась.
- Ничего, сами разберемся.
- Ладно, давай валить, пока доктор Ларани не вырвал нам глаза для своих сатанинских обрядов, - сказал Однорукий, подталкивая Форджент к выходу.
- Да, давайте… Заходите, если что, - Габриэль почувствовала, что сон снова наваливается на нее, а задавать новые вопросы ей не хотелось. Даже тот, который беспокоил ее больше всего остального вместе взятого. Где же Александров? Где папа? Где тот, кого ей не хватало больше всего?

***

Однорукий сердито зыркнул на Форджент.
- Чуть не проболталась!
- Все равно ей рано или поздно предстоит узнать, - Энни с деланным безразличием пожала плечами.
- Проклятие, мы знаем, что он исчез с базы, и сейчас вычисляем координаты прыжка! Нам самим неясно, что произошло. Лично я не верю, что старина Ксан мог погибнуть на борту звездолета.
Энни пожала плечами.
- Я видала много смертей. Бывали и такие, каких быть просто не могло. И я хочу, чтоб когда Эльку таки заберут на курсы базовой подготовки, она уже знала, что случилось – или, если тебе так будет лучше, что могло случиться.
Они молча вошли в лифт.
__________________
Барлога не видали?
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
вампиры, детектив, космоопера, научная фантастика

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 03:03. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.