Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 03.06.2018, 10:15
Посетитель
 
Регистрация: 02.06.2018
Сообщений: 13
Репутация: 4 [+/-]
"Палуба Б-12" /повесть/

Скрытый текст - 1 часть:

/Главы 1-5/


Глава 1.

Приближалась процедура инициации. Нас готовили к ней целый год. Мальчиков отдельно от девочек. Сложный ритуал, который сопровождался музыкой, танцами и цитированием "Писания". В роли "Писания" выступала не та древняя книга, на которую молились до вылета Корабля с орбиты Луны, а придуманная уже на борту за длительный процесс полёта к звезде Центавре. Год был уже не от Рождества, а от начала этого Полёта. Основу управления составляли адепты секты Пилотов. У них была своя собственная непонятная для всех религия. Немногим меньше значения отводилась техническим сотрудникам. Туда входили бортинженеры, стюарды/или стюардессы/, помощники данных профессий. И низшей кастой считались Пассажиры и обслуживающий Персонал. У каждого из них была своя священная книга, свой кодекс поведения и прочее. Разделение начиналось с детства, и проводилась по наследству.
Низшей касте отводилась роль обслуживания инфосистем корабля на техническом уровне. Тут надо было досконально знать всю электрику, механику, электронику, системы наблюдения за поверхностью корабля и прочие промыслы, которые никому постороннему не скажут ничего вообще. Фактически, уже с рождения было известно, кем будет работать сотрудник, какие ему понадобятся книги и материалы. Так как деревья на корабле не росли (за небольшим исключением) книги и другие информационные материалы были напечатаны на многократно переработанной макулатуре. До процедуры инициации и мальчики и девочки были вместе и не разделялись. После инициации они могли проводить сообща время только на танцах да в кинозале. Все жители корабля привыкли к этому, и эксцессов не было.
Здесь следует заметить, что в отдельную группу были выделены лица, по тем или иным причинам не смогшие занять определённую должность, для которой собственно и родились-то. В эту касту входили разного рода инвалиды, люди с психическими или иными нарушениями, а так же не прошедшие подготовку к работе. Некоторые из детей просто не были способны выполнять ту или иную работу и им отводилась скромная роль Наблюдателей. Они должны были следить за имуществом и гражданами. Потом уже этот клан тоже выработал свою собственную религию и кодекс, но об этом было запрещено говорить.
Помалкивали о многом. По большей части население было демократически устроено, можно было читать любые книги и писать, что душе вздумается. Однако, случались и инциденты. На корабле, недаром названном "Вавилон", случались случаи насильственного стирания памяти, а ещё хуже - внушения под гипнозом страдания. По этой схеме многие граждане не знали, где находятся и практически были нахлебниками. До восстания Моравы /служил в секте стюардов/ этих лишних граждан кормили, и охраняли до конца дней. Но восстание уравняло касту с преступниками и их стали потихонечку отправлять на тот свет, если не было обнаружено ни единой полезной для членов экипажа и сотрудников всех зарегистрированных сект способностей. Если способностей не было - гражданина вешали, а труп бросали в переработку. Фактически, все производственные циклы были сделаны на многократную переработку отходов.
Так же была секта исповедников. Она занималась тем, что принимала в своих довольно красивых храмах представителей всех сект. Представителям тоже ведь хотелось просто всплакнуть, осудить, или просто обсудить какую-то информацию. После процедуры работы с явившимся гражданином, память сектанта стиралась и это избавляло корабль от многих проблем.
Но в данном произведении я не собираюсь рассказывать читателям о сектах на "Вавилоне". Я был лишь скромным представителем секты механиков и имел в своём распоряжении немногие разрешённые к чтению книги и разрешённые к просмотру видеоматериалы. Учился в общественной школе, редко по выходным посещал храм и часто смотрел в иллюминатор. Звёзды представляли из себя длинные полосы, которые моргали как на рождественской ёлке гирлянды и было очень тихо. Практически радио работало круглосуточно, но его можно было отключать. Так как музыку и тексты писали какие-то компьютерные программы, как и материалы в местную газету, а так же новые романы, нас не загружали сложными для понимания вещами. Мы не знали ни философии как таковой, ни музыкальной грамоты, ни прочих забот внерабочего характера. Конечно, иногда многие создавали и свои собственные шедевры, но по большей части это было отвлечённое повествование об известном нам корабле и известных нам лицах. Если центральный компьютер находил в новом тексте какие-либо любопытные вещи, этот текст сохраняли.
Секта пассажиров тоже исполняла некоторые обязанности технического характера.
Здесь я и подхожу к странным событиям, которые произвели неизгладимые впечатления на участников и свидетелей.
Процедура инициации была заключена в сдаче всех экзаменов, посещения храма своей секты и песне в общем хоре на радость публике. Потом были выпивка (в разрешённых пределах) и танцы. Таким образом, жили наши отцы и прадеды, и прабабушки с прадедушками. Секту пилотов мы никогда не видели и видеть не могли. Они находились вообще на другой палубе. У нас была палуба Б-12,население на которой было около миллиона да и то приблизительно, нам эти сведения не были нужны. Это была обыкновенная ничем не примечательная палуба со своим храмами, магазинами, телевиденьем и радио, газетами и журналами. С другими палубами связь была только у секты связистов, и эта проблема никого не волновала. Все люди жили простенькой жизнью, со своими маленькими радостями и заботами. Корабль плыл среди звёзд, и ничего не было там свято, как спокойствие и ежедневное счастье существование в жестоких условиях. Сколько всего было палуб - никто похоже не интересовался. Такой вот циничный подход ко всему - нужно тебе знание или нет, решали наверху высшие силы, которых и жителей-то не видели. По телику и по сети показывали клонов или роботов, которые играли и изображали либо старые тексты, либо что-то новое.
Родители мои оба были живы и здоровы, и жизнь моя до инициации протекала спокойно и без эксцессов. Была правда одна маленькая проблемка. Я был влюблён в девочку из параллельного класса. Звали её Галина, и она была для меня принцессой этого корабля. Всегда красиво одета, со стильной причёской, улыбалась во все 32 зуба белоснежной улыбкой. Она знала, что мне нравится и никак это не принимала к сердцу. Впереди у неё была секта бухгалтеров, и она ждала с нетерпением свою процедуру инициации, что бы наконец вырваться из того круга, который уже успел ей осточертеть. Но потом случилось несчастье. Оба её родители погибли от взрыва бытового газа. Галя потускнела, перестала улыбаться. Её отвели к врачам и те провели для неё какую-то процедуру. Она опять стала улыбаться и светится изнутри, но это уже была не та Галя, которую я любил. Это была фарфоровая кукла с нарисованными волосами и слишком аляповатым костюмом. Её перевели в секту наблюдателей, и это было практически позором. На неё нельзя стало глядеть, так она опустилась для окружающих. Моя любовь накрылась медным тазом.
Собственно, переходим к странным событиям.
Я копался в общественной библиотеке, когда ко мне подошёл Мишка Коновалов, мой одноклассник. Он был классным парнем, всегда помогал мне готовиться к контрольным и мы были закадычными друзьями. Он шлёпнул своей ладонью мне по плечу и на ухо шепнул кодовую фразу "шестой стул". Я всё понял без слов. Мы много вместе проводили времени, и вот он был готов со мной на очередное Приключение. За шестым стулом обычно подразумевался стол, никем из читателей не занятый и именно за ним мне предстояло услышать подробности будущего Приключения, которое явно не одобрили бы другие одноклассники и естественно наши родители. Я сдал книги, которые брал на прочтении, взглядом пошарил по аудитории и нашёл Мишку у стены с летописями. Там как обычно было пусто (они никому даром не были нужны) и проследовал к нему. Тот скрытно сделал силовое поле, дабы нас не прослушивали посторонние и проверив его на работоспособность, достал из внутреннего кармана пиджака какую-то стеклянную капсулу.
-Что это?- Спросил я.
-Никогда не поверишь! Я нашёл данную штуковину запрятанной за шкафом одной из комнат, откуда выселили семью низшей секты за неуплату. Семья мне не известна, но она явно не имеет ничего общего с этой штуковиной.
-Прекрасно. И зачем она нам?- Сухо спросил его я, вертя капсулу в руках.
-Я тут посмотрел в компьютерной базе данных, эта штуковина в Прошлом использовалась для хранения важной информации. Есть даже существующий в реале предмет для неё просмотра и, если там что-то звуковое, прослушивания.
-И где этот проигрыватель находится?
-В кабинете наблюдателя нашей палубы.
-Классно, и как нам туда попасть, ключей-то у тебя нету?! И у меня, если ты не знаешь, никогда их не было!
-Ключи нам не понадобятся. Есть воздушный шлюз охлаждения помещений и снабжения их питательным кислородом. Можно попасть через него. Я думаю это будет захватывающим Приключением.
-О.кей, но если нас поймают, я свалю вину на тебя.
-Класс, порешили.- Он пожал мне руку, хлопнул другой ладонью по плечу и мы расстались. Он стал готовиться к мероприятию, а я - штудировать материалы для экзамена. Через неделю он припёрся ко мне с рюкзаком и фонариком на голове.
Так началась наша опасная миссия. Мы зашли в один из технических коридоров, достали ключи для снятия панелей с потолка, выкрутили четыре болта и залезли в открытый прямоугольный шлюз. Фонарики мы включили заранее и тихо поползли по воздушному каналу, ориентируясь по заранее припасённой карте Мишки. Тот ничего не боялся, а я боялся, как бы какая-нибудь живность не вылезла из одного из каналов. Ходили слухи, что там обитали всякие гадины, которые давно мутировали из своих малых размеров в что-то большое и краважадное. Нас даже родители этой чепухой пугали в Детстве, что бы мы не лезли куда попадя при игре в прятки. Поэтому на душе скребли кошки и я трясса от страха при очередном повороте в неизвестно мне прямоугольном и длинном коридоре. Дорога скоро кончилась благополучно. Над кабинетом было не холодно и не жарко благодаря хорошей вентиляции, и мы вылезли напару, предварительно срезав болты специальным суставом "жидкая резка".
-Ты бывал здесь раньше?- Спросил я Мишку, охлопывая пыль со своей одежды.
-Неа, а ты?
-Сдурел что ли? Даже близко не подходил!- Взял в руку фонарик и стал шарить им по стенам и полкам.- Ну и где этот чёртов проигрыватель?
-Щас, подожди, посмотрю у себя. Его однажды сфоткали, как предмет редкостного исскуства и берегли как зеницу ока.- Мишка достал какую-то штуковину и включил её. Это была плоская как блин информационная панель. Пошарив по файлам памяти он нашёл нужную фотографию и стал внимательно разглядывать снимок.- Она стоит во внутреннем отделе, на дверце специальный символ.
-Ты не боишься, что нас поймают?
-А что боятся? Скажем, что готовились к инициации, да и всё. Мы же мелкие ещё, что нам будет.
-Мне бы твоё спокойствие.- Ответил я и стал с фонариком осматривать каждый шкафчик. На одном я увидел странный белый символ, как будто у магнитофона древнего ещё поколения. Я, как будущий техник, видел такие обозначения ещё в школе на одном из уроков.- Этот что ли?
Мишка посмотрел, и радостно потерев ладони, полез открывать. На полочке стояло весьма странное устройство, наподобие радиолы, но только явно не для пластинок. Надо было информационный предмет поместить во внутренне отверстие на верхней части и наставить считыватель. Так как рядом лежали довольно удобные наушники с отдельными звеньями для каждого уха, мы могли оба слушать информацию. На передней панели этого жутковатого на вид устройства был информационный экран. Я вставил найденный Мишкой предмет (капсулу), сам Мишка настроил считывающее устройство и нажал кнопку воспроизведения.

Глава 2.

Храм секты механиков был набит до отказа. Присутствовали старейшины, родители, дети, журналисты и прочие. Всего насчитывалось человек 200 и роботов полсотни. Свет потушили, и началась театральная часть церемонии. На сцену вышли маленькие дети с сумками и различными рабочими инструментами. Они изображали работу для блага населения покинутой уже давно планеты. Но музыка сменилась. На сцене появились плохие люди с непонятными штуками, погода изменилась, и стал идти летом снег (его изображал пенопласт). Вылезла из-за кулис модель двухступенчатой ракеты и дети с инструментами залезли в неё все. Затем схематично изобразили взлет с Земли и полёт в космос. Было прекрасное хоровое пение, звёзды, вырезанные из фольги, висели по сторонам ракеты, и было очень даже интересно. Щёлкали затворы камер, телевидение вело специальную трансляцию для тех Посвящённых, которые сейчас были на работе и не могли принять участие в процедуре.
Постепенно ракета всё больше удалялась от Солнца и Земли и внутри неё тоже происходили изменения. На смену детям вылезли подростки в специальных костюмах. Слово скафандры было давно уже утеряно, и каждая секта называла этот предмет одежды по-разному. Играла неторопливая музыка и ракета раскрылась пополам. Стало видно, как участники всего полёта работают на благо ракеты и населяющих её человек и животных. В нашем секторе, а точнее на палубе Б-12,животных не было. Флора и фауна были простейшими - рыбки, птички да цветочные горшки на полу. Вот и всё из списка. Вот закружился хоровод из населяющих корабль людей и открылась внизу прекрасная страна. Сквозь облака были видны моря и океаны, реки и континенты. Все зааплодировали, зал встал, и торжественное троекратное ура сотрясло храм.
Затем была короткая передышка, во время которой надо было переодеться и немного поесть. Процедура инициации хоть и была короткой, но сил уходило много из-за нервов и всеобщего счастья. На сцене сменили декорации, и теперь там был амфитеатр. Прозвонил звонок и все зрители заняли свои места. На сцене в амфитеатре находились старейшины племени и глава секты. Он произнес торжественную речь, и началось вручение именных кубков для каждого Выпускника. Каждого вызывали по фамилии и под грохот аплодисментов вручали кубок и вверенную грамоту. Выпускники произносили клятву верности и чести, занимали место в зале. Прошёл наверно час, пока все выпускники смогли пройти через зал под аплодисменты зрителей и участников. Затем произошла церемония прощания с теми, кто покинул корабль и в частности нашу палубу и отправились в вечность. Список был небольшой, весь зал стоя молился за души умерших, звучала печальная до слёз музыка.
Зазвучал гонг. Процедура закончилась. Все мы, выпускники, вышли на поверхность палубы молодыми и как никогда счастливыми. Никогда ещё в моей, да и их общей жизни, не было момента столь печального и трагического одновременно. Мы обнимали друг друга и поздравляли с выпуском и инициацией. Уже через неделю коротких каникул мне и им всем предстояло встать на пост. Так как в других храмах остальных сект тоже прошли подобные церемонии, город нашей палубы наполнился пёстрым нарядом выпускников в специальных нарядах каждой секты по отдельности. В местных барах бесплатно выдавали горячительное (в разумных пределах) и все участники не сомкнули глаз до утра.
Но меня, кроме инициации, волновал ещё один пункт. После просмотренного видеофайла, я с Мишкой больше не виделся, лишь мельком. Мы тогда молча залезли в шахту вентиляционной камеры и отправились в гнетущем молчании домой. Мы много не понимали, были обычными работягами, и нам как ушат на голову пролилась информация о том, что на корабле сложилась патовая обстановка. Верхи больше не могли управлять, а низы не хотели подчиняться. И, более того, по всем известным данным выходило, что данная ситуация циклична и повторяется на корабле уже не в первый раз.
В файле какая-то неизвестная женщина преклонного возраста быстро и внятно и как будто чего-то боясь, рассказала о том, что на корабле в который уже раз случилась невидимая революция. Секта пилотов начала опять создавать мыльный финансовый пузырь для собственного обогащения, а в низах устремилась взяла вверх идеология свободной любви и свободной от законов жизни.
"Как мы ни старались, чего только не предпринимали,- Говорила эта женщина- но каждый раз выходило одно. Одни хотели больше денег, а другие больше свободы. Мы уже и книжки-то все земные уничтожили и роботов-то перепрограммировали. Всё неудачно. И эта проблема глобального характера поднималась уже не первый раз. Мы стирали воспоминания о прошлых неудачах всеми методами, которыми могли, но жажда обогащения, быстрой наживы, и жажда свободной любви выходили из пустоты массового сознания и перед теми, кто управлял кораблём и наблюдал за всем происходящим. Стало ясно, что при нашем посещении новой для нас всех, живущих на корабле людей и роботов, планеты, мы не сможем составить политическую и финансовую платформу, которая гарантировала бы доступ всех живущих к полноправному образованию, пище, здравоохранению и вообще всех тех благ, которыми славится человеческое сообщество. Секта наблюдателей зашла в тупик. Не один и не два раза мы привлекали секту психологов и секту математиков к решению этой проблемы, и каждый раз вывод был однозначен. После высадки сформируется феодальный строй как минимум и рабовладельческий строй как максимум. Опыты наших биологов на одной из запасных палуб, которые держали на случай каких-либо катастроф внутри и снаружи корабля, показали, что люди, вышедшие из нашего сегодняшнего строя, не смогут составить конкурентную среду для себя и себеподобных. Это касалось случая как с терраформированием, так и без него. Уже сейчас в генетике жителей корабля произошли неоднозначные изменения, даже приём сильнодействующих препаратов и более-менее привлекательной еды из запасов и из тех продовольственных терасс, которые мы ведём на корабле, не смог предотвратить изменения в психологии и физиологии граждан. Есть неоднозначные подозрения, что только фактор глубокой заморозки, который использовали на начальных процессах заселения корабля, смог оставить в целостности и сохранности некоторые достойные заселения личности. Но это капля в море. У нас миллионы живых и думающих существ. Как им объяснить ,что полёт для них можно не осуществлять, а их деятельность можно заменить уже придуманными нами технологическими роботами. Мы пытаемся остановить прогресс и просто эволюцию, но нам это не удастся. Где-то что-то не сойдётся, и всё, весь полёт и вычисления полетят к чёрту. Мы не знаем, как предотвратить мятеж, который рано или поздно возникнет сам по себе, без какого-либо вмешательства сект управленцев и сект наблюдателей. Фактически, уже сейчас можно оставить людей неграмотными, усыпить их и положить в камеры тихого обогащения и ни о чём больше не заботится. Но за бортом окажутся сотни профессионалов своего дела. Как тут обозначить узкую границу того, нужны они или нет? Мы не сможем занести в компьютеры все данные, которые профессионалам нужны для своей работы.
Таким образом, у нас дохрена проблем, и никто не собирается их как-то решать. Управление зашло в своих расчётах в тупик. К планете для будущего заселения прилетит уже не то человечество, которое вылетело ,а те, кто остались в живых и не мутировали, неспособны будут построить нормально функционирующий ареал для своего проживания. Это будут мутанты и политическая система будет, скорее всего, начальных этапов существования людей в той же Африке. Всё надо будет начинать с нуля. И фактически эта проблема заставит задуматься тех, кто всё это решил и составил на бумаге и ввёл в бортовой компьютер. После того, как замороженные проснутся, они совершенно ничего не поймут в том, что происходит вне их зоны понимания. Прогресс не стоит на месте. Жители уже изобрели силовые поля, мнемонические дневники, спекулятивные резонансные потоки инфосред и вообще кучу предметов, о которых даже не подозревают основное количество племён и сект. Секта наблюдателей тщательно сортирует подаваемую на палубы информацию и не допускает её утечек.
Но мне пора. Могут заподозрить неладное, и отправить инспекторов по моему отсеку. Оставляю данный файл в размноженном мною количестве на различных палубах, дабы осталась крупица моего знания об окружающем меня мире».
В результате прослушивания этих размышлений мы с Мишкой пришли к одному и тому же выводу. Надо было что-то делать, но что и где - не ясно. Надо было с кем-то консультироваться, но тоже не ясно с кем вообще эту тему можно было затронуть и обозначить в разговоре. Могут возникнуть отрицательные для нашей биографии разговоры, а это было совершенно нам с Мишкой не нужно. Короче, мы зашли в тупик и тупик этот был глобальным. Стоя около иллюминатора, я глядел на звёзды, и они были уже не так красивы, как в прошлый раз. Жестокие и циничные, они разрывали нашу реальность на До и После. А между был мой Корабль, в котором я родился, живу и, надеюсь, умру, как все достойные из племени. Впереди было много решений и поступков и надо было как-то что-то начинать.
Я отвернулся от иллюминатора и пошёл к дому Миши. В голове моей созрел план, и я приступил к его исполнению.

Глава 3.


Мишка жил на другой стороне города. Мысли мои лихорадочно носились в голове и я думал о том, как ему правильно всё рассказать. Город после праздника, казалось, вышел весь на улицу. По палубе сновала молодёжь в новых костюмах. Так как одежда из натуральных материалов была слишком дорогой, её напыляли в специальных комнатах прямо на тело, потом охлаждали и носили, не стирая неделю. Она была не маркая, не липла к телу и облегающая. Постоянное кондиционирование создавало эффект постоянного лета и из-за этого не нужны были сложные костюмы, которые носили в прошлом. Когда появлялись первые дырочки, их не зашивали, а просто бросали в специальные корзины, установленные на улицах, и эту одежду каким-то образом опять превращали в сырьё для фабрик и заводов, выпускающих эти странные платья на неделю. Стирать что либо вообще было делом не выгодным. Всё, что можно, делали из вторсырья. Освежители воздуха вообще были такие странные твёрдые субстанции наподобие сыра, их вешали на потолок или стену и эта штуковина висела там до стадии полного исчезновения.
Путь мой пролегал через центральную улицу. Площадей в городе не было, и были одни улицы. Это объяснялось просто - палуба Б-12 находилась у кромки с космосом. Другую крайнюю часть она делила с кораблём. Дома у края стоили дорого, так как там были иллюминаторы с видами на проплывающие звёзды. Дома у стены были самыми дешёвыми и, как правило, занимались чернью. Теми, кто занимались самой грязной и малооплачиваемой работой. Деньги за выполнение своих профессиональных функций выдавали сразу на карты, так что как таковые они не существовали. Было множество различных вариантов их передачи от одного лица к другому - тут и разного рода чипы, так же были бесконтактные менялки в специальных аппаратах на Биржевой улице. Так что никто не видел денег с рождения до смерти. Цены были не такими уж маленькими, но специалистам высшей категории являлось большинство населения. Нищих и прочих грязных пороков общества, не существовало.
Наблюдатели контролировали полицию и прочие органы госбезопасности. Всюду стояли камеры слежения и так же стояли кнопки на стенах. В случае обнаружения кражи, трупа и вообще чего-то подозрительного и криминального первый же очевидец или участник бежал к этой кнопке и нажимал её. Сразу же, как из-под земли, появлялись охранники и окружали место происшествия специально настроенным силовым полем. Сквозь него могли пройти только люди и роботы из секты наблюдателей. Как таковая секта наблюдателей редко себя проявляла. Это была отдельная и широко известная закрытая тема.
Ресурсов как таковых на корабле было много. Наша палуба производила в основном недорогие химические материалы из поставляемых из других отсеков, секторов и бортов реагентов. Была служба осмотра внешней обшивки корабля, слежения правильности курса. Было множество служб обеспечения правильности выдачи средств и обеспечения финансовой грамотности. Биржи как таковой не было. Была биржа труда, но это не в счёт. Безработицы как таковой не было. Все были при работе, обуты и одеты, имели образование, и какой-либо из видов жилья. Все секты имели обозначения в одежде и даже специальный её вид при нахождении на должности. Практически, мы все с детства имели возможность видеть представителей сект по разной её маркировке и могли с закрытыми глазами по нашивкам определить, из какой секты человек или робот и за что он отвечает или делает или производит.
Общественный транспорт был представлен в виде трамвая и электроавтобусов. Они сновали по центральным улицам и перевозили граждан от одного края города до другого. Но они всегда были полными, так что каждый старался получить первым делом либо велосипед или на худой случай какое-нибудь средство передвижения. Множество колёсных средств малой формы было изобретено на корабле, но они были слишком дороги для тех, кто только вчера «вылупился из гнезда» (это была такая идиома).Мы все кому-то служили, имели знаки отличия секты принадлежности и вообще это было очень разношерстная публика. Практически все секты имели свои СМИ и таком образом поддерживалась каста и деление на Своих и Чужих. В местном театре даже представления делились на "те, кому состоит в обществе таком-то и таком-то".
Уже стемнело по часам, висящим над улицами, когда я подошёл к дому Мишки. Это было типичное двухэтажное строение из полимерных лёгких материалов многоразового использования."Блочники"- так мы называли эти дома. В нижних квартирах уже горел свет, и я позвонил в звонок. Вышла известная мне старушенция и спросила, что надо. Я быстро спросил, где Мишка и что у меня к нему дела. Она почесала затылок и ответила, что тот, скорее всего, в местной библиотеке. Если я хочу, она сверится с его личным значком. Я согласился. Процедура была для всех бесплатна. У каждого жителя был значок, который он был обязан носить везде, где только находился и по нему можно было узнать где человек. Она подошла к небольшому терминалу на кухне и выбрала Мишку из списка проживающих в доме. Терминал что-то там пробубнил ей и она вышла на крыльцо. Смотря на выскочивший из терминала листок она посмотрела на меня и сказала, что Миша уже возвращается из библиотеки и его просто надо подождать. Я сел на скамейку у подъезда и стал смотреть на публику местного района.
Как таковые телефоны существовали. но потом их почему-то отменили. Я не знал причины и мог только догадываться. Ходили неоднозначные сплетни, что телефоны произвели на свет какой-то ужас, с которым не могли справиться учёные и из-за этого эту технологию прикрыли. Телефоны можно было увидеть в местном музее, где я был-то разу два за жизнь, да и то в рамках школьной экскурсии. Мне не очень нравились все эти скелеты и бумажные книги. Книги давно стали одноразовыми и просто делались материалом для макулатуры на следующий день после прочтения.
Наконец я увидел спешащего домой Мишку и сказал ему, что у меня есть идея. Тот ответил, что у него тоже. Мы вдвоём заскочили на лестницу, ведущую на второй этаж, и быстро оказались в его комнате. Та была увешана картинками из разрешённых комиксов и мультиков. Тут и кролик-шериф и медведь-изобретатель, а про крошку Маппетса в роли космонавта и говорить не приходилось. Он зажёг свет в комнате и быстро закрыв занавески плюхнулся на кровать, в которой мы все проводили до трети суток. В его распоряжении была квартира до прихода матери с отцом. Из библиотеки он принёс какие-то книжки, специально хранимые в нескольких экземпляров. Я взял одну из них."Устройство нижнего мира", вторую -"Лестницы и перевёртыши миров и мирков Корабля". Мишка подбежал к телевизору и включил его.
- Сейчас будет интересное, я по программе посмотрел. Новый ужастик вчера разрешили к показу по Центральному ТВ. Называется "Полоса прибоя."- Я отбросил взятые в руки книжки и мы уставились на экран.
Там происходило следующее- группа космонавтов спускалась вниз на открытую ими новую планету и ставили палатки и ещё комплексы для связи. изображение оборудования и самих космонавтов было весьма типичным для телевидения Нашей Эры. Минимум значков и имён. Минимум разговоров ни о чём вообще. Было дорого снимать, и вообще, эта отрасль существовала, едва не исчезнув вместе с запуском. Каким-то чудом они ещё снимали фильмы и мультики. Хотя средств катастрофически не хватало. И вот они (космонавты) оборудовали лагерь на песке у леса на обочине. С одной стороны был океан, с другой лес. По неизвестным причинам не было найдено ни насекомых, ни животных, ни птиц, ни рыб. Они легли спать, так как дневное светило тихо легло за горизонт. А потом были вопли и крики. Наутро в лагере не оказалось никого.
После длительного расследования причин исчезновения экипажа было обнаружено, что вода в океане представляла собой какую-то большую штуковину из маленьких клеток. Фактически - сложное существо из множества простейших клеток. А лес тоже был Хищником. Оставшиеся на орбите люди в корабле сбросили на лес какой-то механизм неизвестного нам с Мишкой функционала, на найденной космонавтами планете поднялся страшный шум, в центре сброса на поверхность поднялся гриб с огромной окружностью и силой. Люди на орбите решили уничтожить всё живое на планете прибытия. Но Природа её нанесла сокрушительный удар по психике Экипажа. У всех на корабле стали появляться голоса и видения. Начался массовый психоз. Уцелела только спасательная капсула, которая унесла в пучину космоса несколько членов экипажа, впавших в анабиоз.
Картина нам с Мишкой понравилась и мы долго обсуждали её, только приход его родителей пробудил во мне воспоминания о том, зачем я шёл к нему через весь город.
-Слушай, Мишка, нам надо как-то пробраться в другие отсеки и посмотреть, правда ли то, что сказала та женщина.
-Я тоже об этом подумал. Вот для чего я взял эти книжки. В них описываются для детей, как что происходит в Корабле и прочее. Очень занимательно и подробно.
-Что-то я сомневаюсь. В них наверняка что-то да не так. Не зря же запрещено посещать другие отсеки и это возможно лишь узкой группе специалистов.
-Ой, да ну Тебя. Вот смотри. - Он взял какую-то толстенную книженцию и открыл её на цветной вкладке.- Смотри, вверху у нас «морозильник», или, так называемая, арктическая территория, внизу субтропики. Посередине мы все и живём. В центре корабля - самые сложные системы. Туда не допускают лишний персонал. Нам нужно туда, где вообще секта лётчиков. У нас она не появляется. Нужно найти выход по разным технологическим линейкам и проверить целостность Экипажа и всё то, что она нам наговорила.
-Я думаю, нам нужен какой-то представитель секты чертёжников. Или какой-либо другой, который изучал в своих спецшколах доскональное устройство корабля.
-Ну и где мы этого представителя найдём? Что, выйдем на улицу и будем орать в мегафон о том, что нужен специалист по внутреннему пространству корабля?
Тут неожиданно дверь открылась и зашла мать Миши, Анастасия. Я её всегда называл «тётей Тасей».
-Мальчики, я так поняла, Вы что-то затеваете. Говорите свой План, а то я вас из дома не выпущу.
-Мааам,ну... -Мишка не знал, что и сказать. Я решился, глубоко вздохнул в лёгкие воздуха, и решительно произнёс.
-Мы кое-что нашли.
Так в наших Приключениях добавились взрослые.

Глава 4.



Пришлось всё рассказывать родителям Мишки. Те как будто уже приготовились заранее к тому, что бы услышать столь важные и шокирующие известия. Потом они проводили нас в детскую комнату и сказали, что бы мы спали и не выходили из дома. Сами они куда-то ушли. Мишка достал мне свёрнутый на такой случай матрас, и я лёг на пол. Скоро родители вернулись и привели с собой много людей. Все они устроились в большой комнате, и тихло стали вести разговор. Сколько мы с Мишкой не вслушивались, ничего понять не могли. И тогда решили спать. Хоть время ещё и было мало, я провалился в сон, как в какой-то колодец. Сон был странный.
Я стоял в каком-то храме, весьма длинном и высоком. По местным меркам он был просто гигантским. По обеим сторонам были колонны из мрамора и без каких-либо надписей или обозначений сект, к какой храм относился бы. Вверху горели свечи на специальных металлических люстрах, и свет их едва освещал помещение. Пол был каким-то светящимся, с подсветкой. Как будто маленькие белые змейки ползали внизу под ногами. На противоположном от меня конце помещения стоял трон и на троне сидел какой-то человек. Человек был тёмным, и это не было цвет его кожи или его одежды. Он вообще был тёмен как космос за бортом "Вавилона" и это обстоятельство испугало меня. Я ещё никогда не видел столь тёмных вещей. Казалось даже, что сам свет от свечей поглощался им. Этот человек был окутан проводами и шлангами. Ничего не говорил, а только стонал. Вдруг рядом со мной остановилась женщина с сосудом, полным воды. Она поставили сосуд на пол и показав мне на этого странного мужчину тихо сказала.
-Смотри, Твой Отец умирает.
Я порядком струхнул. Мой отец давно покинул мою семью и по слухам спился уже.
-Но это не мой Отец. У меня другой. У меня даже фотография дома есть.
-Дурачок, это не твой биологический Отец. Это тот Отец, которого ты вспоминаешь, когда молишься. Это глава твоей Церкви.
-А почему он умирает? Они же бессмертны. Их клонируют и закачивают воспоминаниями. Разве не так?
-Ты умный мальчик. Но не всё так просто. Некоторые вещи нельзя заменить таким простым образом. Некоторые вещи сложнее, чем кажутся.
Она взяла сосуд с водой и подошла к трону. Отцепив от лица мужчины специальную маску она смазала водой ему губы и лицо. Он открыл глаза и что-то прошептал этой женщине. Она показала ему в ответ на меня рукой. Мужчина присмотрелся на меня повнимательней, и встал с трона. Началось землетрясение. Пол стал ходить ходуном, стены потрескались и на колоннах тоже появились трещины. Отцепив от себя все шланги и тросы, он стал широкими шагами приближаться ко мне. Я порядком струхнул, так как никогда ещё ко мне не приближалось столь значительное лицо. Я вообще считал наше руководство Богами на какой-то горе. Но явно не живыми людьми с их радостями и горестями. Мужчина подошёл, присел на корточки и спросил моё имя. Я ответил. Тогда он взял меня за руку, поднялся во весь рост и мы вдвоём вышли из разрушающегося храма. Снаружи царил Хаос. Сверху падали огненные камни, по улице текла лава, пепел оседал на одежде и теле. Но мне не было страшно.
-Повторяй за мной.- Сказал мужчина- Ледяной ветер не остановит меня…
-Ледяной ветер не остановит меня.- Тихо сказал я.
-И град земной и небесный не причинит мне вреда…
-И град земной и небесный не причинит мне вреда.- Я чувствовал себя Победителем. Грудь мою распирала гордость. Какое-то непонятное чувство гордости за себя и Родину вскружило мне голову. Ещё миг и у меня бы выросли крылья.
-И пройду я все испытания с лёгкостью. И выживу, что бы дать потомство.
Я повторил его слова и увидел, что одежда на мне изменилась. Стала какой-то с желтоватым оттенком. Обувь моя превратилась в какую-то странную и древнюю, как само Человечество. Мы вдвоём подошли к месту, где было спокойно. Вокруг были толпы народа, испуганно глядевшего по сторонам. Все они расступились, и мы вошли в здание, которое окружал лес и скопившиеся спасающиеся от землетрясения люди. Это был новый храм. И он был прекраснее предыдущего. Мужчина взял меня на руки и показал толпе.
-Вот ваш новый Правитель! Славьте его как меня прежде, ибо срок мой закончился и я ухожу.
Все громко зааплодировали, и он опустил меня на пол. Волны людей захлестнули храм, и мне не было страшно или стыдно. Я воспринимал всё как свершившийся факт. Я посмотрел, куда делся мужчина, меня приведший, А тот лежал на полу бездыханным. Я заплакал и проснулся. -Чего тебе снилось, ты мешал мне спать!- Мишка негодовал. Я ему рассказал, что видел. -Ух ты, мне такое никогда не снилось.
-Да наверно никому такое не снилось вообще.- Сказал я ему и стал одеваться. За окном уже светило множество огней, говорящих о начале нового дня.- Взрослые уже разошлись?
-Ещё ночью. Мои родители легли где-то за полночь.
-У них сегодня рабочий день?
-Не знаю, по-моему да.
Он проводил меня до порога и помахал мне вслед. Я ему тоже.
Город тихо проснулся. Гнетомый мыслями о странном сне и событиями до него, я тихо шагал домой. Так как мать знала, где я провёл ночь, я не ощущал себя виновным.
Мысли мои проносились одна за другой. Надо ли было верить тому, что я видел или нет? Что решили родители Миши? Всё это меня беспокоило. Я залез на заднее сиденье электроавтобуса, которое по счастливой случайности было свободным, и смотрел на свои обгрызенные ногти. Надо было готовится к предстоящей работе. Надо было организовать костюм. И надо было всё таки подробнее узнать о строении корабля как такового.
С такими мыслями я и вышел из электроавтобуса недалеко от дома. Мать уже приготовила поесть и что-то там напевала, пока я уплетал с тарелки.
-Ну, как прошёл день?
-Да никак. Мам,а кто был моим отцом?- Она встрепенулась и посмотрела на меня внимательней.
-Ты же знаешь. Пройдохой и шалопаем, каким свет не видел.
-Да, Ты мне уже говорила. А у тебя остались ещё фотки отца кроме той, что я видел?
-Нет по-моему. А зачем тебе?
-Да мне странный сон приснился про него.
-Забудь. Он не достоин того, что бы про него вспоминали.- Она подошла и стала собирать опустошённые мной тарелки с едой.- Давай-ка лучше подумаем, какой наряд тебе соорудить, у тебя скоро первый рабочий день. Не забывай, у тебя ответственная должность.
-Мам, я помню.- Сказал я ей и пошёл к себе в комнату. Забравшись на постель, я взял в руки фотоальбом и глядел на лицо отца на одной из фотографий. Нисколько не похож. Тот мужчина, который вёл меня за руки во сне, не был на него похож абсолютно. Я пытался вспомнить, есть у кого-то фотография или картина руководителя секты. Нет, не у кого не было. Чинопочитание как-то не было развито в Городе как таковое. Все знали друг друга в лицо. А начальники сект были слишком занятые люди, что бы появляться в такой дыре как палуба Б-12. Я предпочитал не думать о том, что же значил сон и значил ли он вообще что либо.
Надев на себя одежду для выходов в свет, я внимательно посмотрел на себя в зеркало. Видок был не самый лучший, но дыр не было, грязи тоже. Отпросившись у матери, я побежал со всех ног в библиотеку. Там наверняка были фотографии руководителей сект, и надо было хоть глянуть краем глаза, достоверен был сон или просто чепухой, которую надо забыть и не забивать себе голову подобной ерундой.
День обещал быть прекрасным. Они всегда были прекрасными. Что такое дождь или снег, мы знали только из уроков природоведения.

Глава 5.

Уже глубокой ночью мать меня разбудила. Я спросил её зачем. Она ответила, что пришли важные гости. Я натянул одежду нехотя и прошёл в зал. Там кроме Миши находились его родители и неизвестные мне люди. Они поздоровались со мной, я- с ними.
-Мы пришли за тобой, что бы вместе отправиться в Альманзорг.
-Куда?- Я со сна не понял и думал, что меня разыгрывают. Альманзорг был такой же сказкой, как «Властелин колец» или «Золушка». Он был где-то далеко и был загадочной страной с Мутантами, Лилипутами и Великанами. Он был вообще в другой части корабля. В его центральной части. Альманзорг был центральным городом и попасть туда означало для меня всё равно, что попасть в телевизор.- В Альманзорг? И за этим вы меня подняли среди ночи?
-Ты не понимаешь. Грядут большие перемены. Если всё так, как вам рассказала та женщина с инфокристалла, то грандиозные потрясения угрожают всему существованию корабля. Нам нужно убедится в правдивости её слов. Для этого нам нужен ты и мы собрались уже.
Они действительно уже были в полном сборе. На плечах висели рюкзаки и на лбу - фонари. Я протёр глаза, удивлённо посмотрел на всех и сказал.
-Да, время вы выбрали самое подходящее.
С этими словами я стал одеваться в долгий путь и собирать нехитрый провиант на дорогу. Как оказалось, в этой группе пришедших ко мне домой людей были старейшины племени и даже некоторые видные начальники. Все они пошли тайно, а свои опознавательные брелки оставили специально нанятым людям. Они хотели пробраться тайно в столицу «Вавилона» и проверить правдивость слов той женщины, которую я уже тайно начал проклинать. Наконец, когда я закончил свои нехитрые сборы, мать поцеловала меня в лоб и прошептала на ухо, дабы я нигде не потерялся и всегда был на виду. В таком странном и далёком пути могли случиться неприятности и она не переживёт, если со мной что-то произойдёт. Я ответил, что бы она не беспокоилась и посмотрел на других заговорщиков. "Ну, в путь!"- сказал неизвестный мне старик с длинной седой бородой и все, громко вздохнув, встали с насиженных мест. Так началось наше путешествие.
Что я ожидал от него? Это сложно сказать. Я ничего никогда не загадывал про Альманзорг, и даже в голову мне мысль его посетить никогда не приходила. С палубы Б-12 вообще отправлялись только трупы в космос (в так называемую Вечность). А остальные пути были закрыты. Как я позже убедился, не для всех. Для тех Избранных, которые посещали наш город на этой палубе, он был одним из тысячи подобных. Как мне объяснил по пути Миша, у некоторых граждан моего города был тайный ключ от Дверей, ведущих внутрь корабля. Этот ключ был тем предметом, основу существования которого и составляла их жизнь. Они сами редко уходили куда-либо. Лишь единицы из жителей моего города вообще знали, где вход на палубу с внутренней стороны. Да это в принципе было никому и не нужно. Все необходимые материалы приходили по конвейерной ленте, все письма уходили по пневмопочте, к тому же функционировала постоянная связь с основными системами жизнедеятельности корабля. Мало кто покидал живьём эту палубу, и ещё меньше тех, кто возвращался.
Наша процессия тихо продвигалась по полупустым улицам моего города. Центральные улицы работали и жили круглосуточно. А вот на окраине было темно и опасно. Хоть преступления были редкостью в этих местах, они всё-таки случались. Не так уж и много ценных предметов было в нашей собственности, но они были всё-таки ценны и представляли некоторую опасность. Практически никого из нашей делегации я не знал лично. По большей части это были взрослые мужчины и женщины возраста от 40 до 50 лет. Подростков, кроме меня и Миши, не было и это было печально. Хотя, потом я мог бы и похвастаться перед другими пацанами, что был в таком месте как Альманзорг. Они бы наверняка умерли от зависти! Шли мы молча, изредка останавливались для того, что бы пропустить какое-либо транспортное средство. Фонарей пока не зажигали. Пока не дошли до окраины города, которая собственно и была его краем, граничащим с сердцевиной корабля.
Впереди идущие остановились и стали совершать непонятные мне действия.
Я просунул голову сквозь толпу у стены и увидел, что старейшины в количестве пяти штук, что-то крутили и нажимали. Толпа тихо ждала окончания церемонии открытия Врат. Наконец что-то громко щёлкнуло, и раскрылись огромные Двери. Точнее -раздвинулась в правую и в левую сторону стена, образовав посередине проход. Старейшины показали всем, молча, что бы мы все проходили внутрь. Они зашли последними, и так же молча, закрыли двери. Сложно сказать, что я увидел что-то уж очень замечательное и красивое само по себе. Это было так же буднично, как то, как я открываю двери своего дома. Двери были высокими, метров под пять и узкими, метра два. Я ещё удивился и спросил Мишку тихо, для кого они такие. Он не знал и пожал плечами.
Внутри было темно и страшно. Мы вышли на какой-то длинный мост. По окраинам стояли статуи неизвестных мне людей и животных. Честно говоря, я немного струхнул, и душа моя поместилась в пятки. От всех этих лязгов и неожиданно двигающихся цепей по бокам моста было сильно не по себе. Цепи что-то двигали. Освещая фонарями мост и окрестности, я увидел, что двигали эти цепи огромную окружность из железа. Мы были как бы снаружи огромной бочки. Длина, высота и глубина её были чудовищны. Кроме нашего моста, других мест передвижения людей не было видно. Бочка двигалась тихо, и только по натянутым тросам и цепям было видно, что она двигается относительно своего центра.
Следует заметить, что ещё задолго до этого Путешествия, ещё в школе, мы проходили краткий курс географии корабля как такового. Там было много сложного и трудного для восприятия. Снаружи корабля были палубы. Они размещались по бокам, а не вокруг. А только по двум сторонам и не соединялись между собой, только технически были связаны в одно целое. В центре «Вавилона» размещался город, который двигался вокруг своего центра. Это как если бы была огромная бочка, а город Альманзорг размещался на её внутренней стенке и в тоже время был круглым и вращался вокруг оси центра самого корабля. Это очень сложно и без схем, конечно, не особо понятно. Но это было, по крайней мере, то, что мы видели.
Меж тем процессия продвигалась внутрь и мы вскоре достигли той штуковина ,на которой город как таковой и размещался. Она была очень толстая и довольно сложная в своём строении. Эта штуковина была гигантской, как и сам корабль "Вавилон". Внезапно по сторонам показались какие-то отнюдь не каменные люди в специальной униформе. Они стояли по бокам моста и к груди прижимали какое-то оружие. Надо сразу сказать, что оружие как таковое было вообще редкостью на нашей палубе. Кроме секты наблюдателей и полиции оно вообще нигде не было и у населения оружия как такового не было.
Эти двое по бокам моста схватились за оружие и преградили процессии путь внутрь города. Что-то громко спросили впереди идущих граждан.
После недолгого диалога, один встал впереди толпы, другой - в качестве замыкающего, и нас повели в какое-то служебное административное здание. Оно находилось уже на внутренней стороне этой грандиозной сферы вращения. Свет горел только на нижнем этаже. Само оно было гораздо выше трёх этажей и его верхушка терялась во мраке. Город был погружён практически в непроницаемую темноту. Я даже не понял, а как же центральные улицы и просто техническое освещение важных зданий. По всей видимости, в Альманзорге никто не передвигался и ничего не делал в тёмное время суток.
Нас приняли в здании, оформили какие-то документы и провели в довольно просторное освещённое помещение. Там были только кровати из пластика и столы со стульями тоже из него. На окнах были железные решётки. Абсолютно никто не сопротивлялся, и каких-либо эксцессов не происходило. Как будто все уже это проходили в своей жизни у каждого. Я даже удивился, как все послушно зашли в это странное освещённое сверху лампами помещение и разместились на лавках. Кто-то сразу захотел поесть. Нам не мешали, не кричали и не гнали вперёд. Просто указали место для временного проживания. Так мы и очутились в этом странном городе Альманзорге. А какой сам по себе город и его жители, я даже представить себе не мог.


/Продолжение следует/


Последний раз редактировалось Vasex; 03.06.2018 в 15:09.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 03.06.2018, 10:17
Посетитель
 
Регистрация: 02.06.2018
Сообщений: 13
Репутация: 4 [+/-]
"Палуба Б-12" /повесть/2 часть/

Скрытый текст - 2 часть:

Глава 6.


Но наши приключения ещё не закончились. Едва успокоилась стража и вся наша группа расселась по местам, как незаметно отъехала одна из стен. Я даже вздрогнуть не успел. как-то даже странно стало. Неужели это как дворец французского императора из забытых всеми времён - всюду ходы и выходы? Но не об этом речь. Зашла, тихо шурша одеждой, дама в довольно броской одежде. По сравнению с ней все мы были одеты в лохмотья. Она провела взором по всем нам и на встречу ей вышел главный в нашей группе. Он поклонился ей и что-то тихо проговорил. Она ответила на странном не известном мне наречии. Так как рядом со мной сидел Мишка он тихо на ухо мне сказал, что скорее всего они говорят на древнем языке, который был до отлёта Корабля.
То время меня никогда особо не интересовало. Не сказать, что я вообще ничего в нём не смыслил, но те времена были для меня далёким и весьма туманным местом. Люди ходили в странных одеждах, говорили на странном языке, делали странные вещи. Всё было непонятно и таинственно. Фактически, это была вообще другая эпоха, и эта эпоха была вымерших динозавров, которые экспонировались в музее, но ничего не означали вообще. Разговор между странной дамой и главой происходил тихо. Она не была той женщиной с инфокристалла, но чем-то её напоминала. Наверно, мимикой и одеждой. После недолгого разговора этих двух наступила пауза. Женщина о чём-то задумалась. Потом, по всей видимости, пришла к какому-то решению, для нас всех положительного. Она прошла обратно в открывшееся пространство и поманила нас всех за собой. Мы без лишних разговоров последовали за ней. В коридоре было страшно и в тоже время как-то даже лучше, чем в помещении нашего временного заключения. Воздух был не спёртым, висели сосуды со светящимися лампами и на полу были какие-то ковры неизвестной мне марки. Было даже в какой-то степени странно видеть столь роскошную обстановку в столь технически простом помещении, как коридор из одного здания в другое.
Наконец, наше второе путешествие завершилось. Мы остановились у какого-то огромного вязаного полотна на стене. Открыв его, нас поманила опять за собой эта женщина.
Мы все зашли и буквально ахнули.
Роскошный дворец с настоящими пальмами и цветами. На полу и на стенах ковры самого изысканного качества, стояло много предметов роскошной мебели явно ручной работы. Даже были какие-то птицы в клетках. Я к ним был непривычен и поэтому всё моё внимание на этих клетках и сосредоточилось. Большая метр в диаметре клетка с блестящими струнами-стенками. Посередине несколько жёрдочек и кормушка с зеркальцем. Птицы были маленькими и я не знал, как они называются. Птицы молча смотрели по сторонам и по всей видимости им было привычно видеть большие группы населения в помещениях с их клетками. Женщина легла на один из диванов и подозвала старейшин к себе. У них завязалась беседа на том же странном языке, на котором они говорили и до этого. Остальные, включая меня и Мишу, нерешительно стояли и глазели по сторонам, благо зрелище помещения было неописуемым. Женщина остановила разговор со Старейшинами и громко сказала всем нам :"Присаживайтесь и угощайтесь. В этом доме редки столь важные Гости."
Мы все удивились её прекрасному произношению и тому, что она так легко нас всех обескуражила знаниям нашего родного наречия. Из незаметных углов подбежали слуги и поставили всем кресла и стали предлагать нам яства и жидкости для возлияния. Мы в буквальном смысле оказались во дворце падишаха в роли почётных гостей.
Наконец речь между Женщиной-Повелительницей и Старейшинами окончилась. Они возвратились обратно к ожидающим гражданам и сказали, что "Всё устроено". Что именно устроено и как было неясно, но судьба наша больше к нам благоволила. Мы размещались в весьма неплохих условиях. Я шарил взглядом по помещению нашего временного нахождения в поисках чего-то нового и неизвестного мне доныне. Зеркала в резных рамах ручной работы и, похоже, рамы были из древесины, ковры на стенах и полах, клетки с птицами, диваны и кресла с роскошными накидками "под вязаное что-то". Всё это было непривычно само по себе.
Я всю жизнь провёл на палубе и ни разу никуда не отлучался. Это было весёлое и в тоже время печальное время. Мой маленький мирок состоял всего из одного города и одних и тех же людей. Была одинаковая повседневная одежда из напылённых в примерочной материалов, редко встречалась гораздо более дорогая и сложная одежда из каких-то посторонних примесей. Практически всё было одноразовым. Все вещи были многоразовой переработки одного в другое. Наша жизнь и вещи текли по кругу, и было удивительным само по себе увидеть что-то ручной работы и тем более из неизвестных вообще вещей, которые потом нельзя было восстановить. Это было необычайным открытие узнать, что существует когорта людей, которые даже не замечают, что остальной мир вращается вокруг них. Они явно не знали тяжёлой работы и вообще не представляли себе, как надо насобирать старых вещей узел старьёвщику, дабы получить что-то новое в обиход. Для них самих, скорее всего, даже не существовало такой профессии Старьёвщик.
Слуги проводили нас в помещение гораздо более комфортное, нежели было первым в Альманзорге. Там были одеяла и одежда с едой для всех. Как нам объяснили Старейшина, женщина была из одного племени с той, которая оставила нам послание. Она тоже была обеспокоена проблемами, которые та подняла в своём сообщении. Надвигались понятные только Старшим реформы. Которые давно были необходимы как воздух. Секта лётчиков и наблюдателей явно развязала войну с другими и это была такая же священная война как между древними религиями, которые давно уже были забыты всеми нами. На корабле было 40 тысяч профессий пяти разных направлений и все они были как ткань. Только одна превышала свои полномочия, как вся ткань шла наперекосяк. К тому же, новые поветрия среди самих жителей Альманзорга относительно свободных отношений между разными представителями сект подвергала опасности всё мироустройство "Вавилона". Необходимы были меры и как можно более серьёзного характера. Весь Альманзорг был болен и эта болезнь грозила перерости в новую Чуму. Которая в прошлом уничтожила миллионы граждан земли до их отлёта с планеты своего рождения.
По словам Старейшин, говоривших с Женщиной - Повелительницей, она была весьма недовольна сложившейся ситуацией. Её саму пугали те вещи, которые пытались скрыть от народа и других палуб корабля. А этих палуб были тысячи. Таких же палуб как наша Б-12. Надо ли говорить, что судьба миллионов и миллионов граждан "Вавилона" зависели теперь от наших решительных действий. Назревал явный конфликт отношений материальных и плотских. И этот конфликт необходимо было как можно скорее тушить. Надвигались серьёзные передвижения в гильдии управленцев, наблюдателей и тех, кто принимал серьёзные решения. Кого-то уже удалось переманить на нашу сторону, кого-то придётся уговаривать, однако решение проблем, назревших на корабле гниющим плодом, требовало тонкого хирургического вмешательства. Сеть тайных осведомителей и приказчиков уже была в курсе происходящих событий. И наше появление не было единственным. На других палубах тоже требовались серьёзные реформы, и их Представители уже появились здесь, в Альманзорге. Теперь оставалось только ждать заседания Единого Центра Управления кораблём «Вавилон» и это было серьёзным политическим событием. По всей видимости, так же предстояли и перевыборы старшин и управленцев на палубах и в самом городе Альманзорге. Надвигалась буря и если бы мы её пережили благополучно и без серьёзных последствий, это было бы величайшим событием в Истории не только нашей палубы, но и всего "Вавилона". Но были и серьёзные опасения. Серьёзные политики не будут отдавать свои крепости и соборы без боя. Предстояла, по моему разумению, не только философская баталия. Намечалась рукопашная схватка за каждый метр. И то, что мы прошли в город Альманзорг без каких-либо серьёзных происшествий, само по себе было чудом.
Одолеваемый самыми серьёзными и тяжёлыми мыслями я едва уснул.
Во сне я шёл по какой-то улице. По сторонам стояли одноэтажные бревенчатые дома. Белый снег светился под настоящим Солнцем. И было чувство какого-то всепоглощающего Ожидания. Хотя ничего и не предсказывало в поведении Населения или Животных, но что-то серьёзное нависло надо мной и той улицой, где я шёл. Там даже не было следа от "Вавилона", но было ясно, что он есть. Где-то в Космосе в черноте летел корабль и маленькая группа людей пытались предотвратить какие-то события. А я шёл одиноко по улице, покрытой белым естественным снегом, и радовался Жизни. Солнце было естественного цвета и не мигало, как лампочка. Не было ни животных, ни птиц, ни насекомых, ни растений кроме деревьев без листвы. Казалось, я один был в этом Мегапространстве, и всю жизнь так же буду идти по этой странной улице к неизвестной мне цели. Одежда была странной, но не пугала. Запахи тоже были, но не пугали. Я как будто вспомнил самого себя в моей другой реинкарнации. И мне это нравилось.


Глава 7.

-И откуда же Вы к нам пожаловали? Судя по тем шмоткам, в которые ты одет не иначе с палубы Дэ! Ха-ха. ДЕЕЕЕЕЕБИЛОВ!
События последних трёх часов едва укладывались в моей голове. Не успели мы как следует уснуть в хоромах, где нас разместили, как вдруг на улице послышались выстрелы, взрывы и здание задрожало от основания до крыши. Мы все подбежали к окнам. На улице у здания царил Хаос. По всей видимости, происходило крупное столкновение вооружённых до зубов бандитов с охраной. Прозвучало несколько глухих хлопков и в помещение с нами ворвалась толпа разношёрстно одетых и разных по возрасту мужчин. Они кого-то тащили уже связанным с кляпом во рту и кровоподтёками по всему лицу. Вопли всей банды были неописуемые. Все они радостно гоготали и хлопали радостно в ладоши. Некоторые стреляли в воздух. Вперёд вышел главный бандит. Одет он был в нелепую ковбойскую шляпу, джинсы и прочие странные для этой местности атрибуты Дикого Запада. Лицо его было мне неизвестно, хотя я часто смотрел по телевизору криминальную хронику. Оно было почти всё в шрамах. Крови не было. Он радостно осматривал нас и помещение, в котором мы находились. Затем схватил за волосы одного из Старейшин и бросил его на пол.
-Что ты здесь делаешь, отряхолок? Твоё место - на городской помойке! Парни, возьмите его. Судя по тем шмоткам, которые на нём, он тут заведует всем балаганом. - Он осмотрел нас всех неожиданно каким-то диким взором и радостно хлопнул в ладоши. - Ну и компания! Я ожидал лучшего! И эта компашка зачем тут собралась? Подаяния что ли просить?
Он подошёл ко мне и выхватил из толпы. Затем он и произнёс фразу, которая была в начале текста главы. Я не особо обрадовался встрече. Но что вообще был поражён - не особо.
Политические и криминальные группировки Альманзорга нередко конфликтовали. Это был общеизвестный факт. Нередко по телевизору показывали грандиозные сражения на улицах центрального города "Вавилона" и они были как военные столкновения двух стран. Хоть денег на палубах было мало, они всё-таки присутствовали. Что уж говорить про Альманзорг? Город - Сказка, Город – Мечта! Реки золота, роскошные дворцы и не менее богатые владельцы оных. Улицы утопали в роскоши, о которой слагали легенды. Ходили даже неоднозначные сплетни, что здесь водилось золото. Цент управления полётов никогда не показывали по телевизору и о нём ходили самые разные слухи. О нашей дальнейшей судьбе трудно было сказать что-то хорошее.
-Итак, зачем собралась эта компания в столь почётном месте в этот неурочный час? Я думаю вы издалёка. Ну, отвечайте! - Он грозно сверкнул глазами и как акула в фильме ужасов щёлкнул зубками. Он был главным в этой компании, и Власть его была безгранична. - Кого первым грохнуть, или так скажете?
-У нас была деловая встреча...- Неуверенно пробормотал брошенный на пол Старейшина. - Мы пришли только сегодня в город и не успели ещё всё полностью узнать. У нас было важное послание секте пилотов от главы нашей палубы.
-Ой, я вам не верю! И столь важная миссия была в столь неподходящее время! О вас бы наверняка трубили все газеты. Телевидение любит подобных отряхолков показывать. Вы только посмотрите! – Он показал на старейшину пальцем, указывая на него своей компании. - И это называется Важная Миссия. Я даже боюсь спросить, во что одеты низшие слои вашей палубы! Ладно...- Он по-деловому осмотрел всю нашу компанию из 15 человек и помещение. - Берём самое важное и ценное и убираемся отсюда. Мне ещё встречи с полицаями сегодня не хватало только. За мной!
Он вышел из помещения. За ним вышли и все остальные. Нас вели довольно свободно, и я даже думал о побеге, но на боку охраняющего нас было оружие. А какое оружие мог предоставить я для столкновения? Свои зубы и локти? Нас вели в почти полной темноте, производя мало шума. Банда явно опасалась встречи с полицией города. Мишка оказался рядом со мной. Он что-то тихо бормотал. Я его спросил, чего он там себе поднос бормочет. Он ответил, что молится богам. Я ему ответил, что богов нет. Теперь эта банда - наши боги. И им решить казнить нас или миловать. Мишка спросил, что я думаю относительно нашего будущего.Я уже приготовил ответ, но получил оплеуху от сопровождающего нас вооружённого бандита.
-А ну прекратить трепаться. Я Тебе сказал! В следующий раз пулю в лоб получишь!
Мы с Мишкой молча шли за этой толпой вереницей шириной в 2-3 человека и длинной наверно людей в тридцать, не считая нашей сборной. Я раздумывал над тем, куда нас денут. Были весомые основания считать, что выменяют на что-то более важное с нашей палубы. Может денег возьмут, может что-то ещё захотят. Этих бандитов не понять. Сегодня им нужно одно, завтра другое. Пока мы шли по улице вверху включились три луча. По всей видимости, это было главное местное освещение.
Эти три луча были от одной части горизонта до другой. На моей родной палубе считалась южной та сторона, которая была ближе к внешней стороне корабля. Тут же было не понять. Круглый город с уже видимыми высотными домами. Редкие прохожие завидев нашу процессию быстро скрывались в подъездах и других укромных местах. Наконец мы достигли какой-то площади. Она была небольшой, круглой и диаметром метров 25-30. На ней стояли какие-то неизвестные мне транспортные средства прямоугольные и с колёсами, довольно вместительные. Нас всех запихали в эти чёрные как смола транспортники и повезли. Было довольно некомфортно сидеть друг у друга на коленях, но выбора не было. Везли нас недолго. Остановка была резкой, и мы в качестве пассажиров чуть не передавили друг друга.
-Вылезаем по очереди! - Скомандовал охранник и мы вылезли. Сложно сказать, были эти домами местными трущобами или нет, но было похоже. Невысокие глиняные дома с квадратными окнами от пола до потолка. Так наше путешествие из сказочного шикарного замка Средневековья закончилось маленькими комнатушками с клозетом и простыми палатями в качестве сиденок и лежанок. Я даже удивился, сколь удобны местные жилища. Окна были из какого-то не бьющегося материала и все грязные. Запах стоял отвратительный. Хорошо, хоть мы успели поесть. Едва ли еда местного происхождения подходила для наших желудков. Но делать было нечего и приходилось терпеть. Все мы разместились в трёх комнатах. Охранники закрыли двери и судя по раздавшимся звукам разместились снаружи по обоим бокам дверей. Старейшина провёл быстрый осмотр состава нашей группы и пришёл к печальным выводам. Хоть никто и не погиб, состояние наше было плачевным. С собой у нас уже не было провианта и его пополнение не планировалось нашими охранниками. Женщины тихо плакали и молились кому-то, мы с Мишкой сидели на палатях молча и насупившись. Делать было решительно нечего, только смотреть в окно и плевать в пол, что мы и делали.
Центральный город корабля «Вавилон» Альманзорг просыпался. Послышался стук колёс об асфальт, которым были выложены центральные улицы. Появились характерные звуки толпы на улицах. Что-то кричали зазывалы. В воздухе нашей темницы появились запахи с улицы. Пахло чем-то странным. Не слишком гадко и в то же время было понятно, что пахнет чем-то съестным. Над городом в воздухе кружили маленькие (по местным меркам) дирижабли. На их боках красовались рекламные объявления. Звуков они не издавали, только отбрасывали тень. Кроме того, появились голуби, которые только здесь и водились, в Альманзорге. У нас на палубах птиц не водилось вообще, это считалось даже не роскошью, а излишеством. Да и насекомых-то почти не выло. Как ни странно, хоть и одеты были не очень хорошо да и жили в не самых лучших условиях, везде было чисто и убрано, везде были мусорные баки и аккуратное до щепетильности населения скапливало всё, что только можно и тщательно заботилось о своём жилище и внешности . Каких-то паразитов не водилось да и взяться им было неоткуда. Мышей я видел так же редко, как ездил в пустом электроавтобусе. То есть они были, но какие-то специальные устройства с ультразвуком их убивали. Затем мышей сжигали в специально отведённом месте.
Таким образом путешествие от палубы Б-12 до мест нашего невольного заключения заняло всю ночь и начало дня. Хотя было неясно, во сколько именно включился свет этих странных осветительных приборов в небе и сколько длится местный день. Часов у нас не водилось, а спрашивать было не у кого. Главы банды с выхода нас из здания роскошной захваченной им резиденции мы не видели. Кто-то из бандитов нёс украшения, кто нас сопровождал. Разглядывать нашу процессию было некому и некогда. Я шёл, понурив голову и охранники по всему курсу следования строго следили за тем, что бы мы не сбежали, и чего-то не удумали.
Так что уехал глава банды с нами на транспортниках или нет, было неизвестно. Про действия полиции мы даже и не думали. Будущее наше представлялось в самых мрачных тонах. Если бы был рабовладельческий строй, нас бы продали на местном базаре. Но по слухам, здесь в Альманзорге, такового не было. Однако доверять этим бандитам было явно нельзя. Они без отсутствия Главаря банды могли даже придумать какое-либо извращённое удовольствие в пытках невольных пленников. Так что все тряслись за свои шкуры.

Глава 8.
Мы провели под охраной часа три. Стоящие у дверей люди сменились только один раз. Были мы все понуры и ждали своей участи. А потом случилось неожиданное событие. Неожиданно для всех Старейшина чему-то обрадовался. Сначала он как будто что-то услышал. Потом молчал. А затем пустился в пляс. Я подумал, что у старика от горя «съехала крыша». Но затем он подозвал тихо всех вокруг себя, показывая,что бы мы не шумели и тихо сказал.
-Со мной связались из отдела полиции. Псионики.
Всё стало ясно. Он не сошёл с ума. Люди, о которых всё население корабля помалкивало и проклинало день их появления всё-таки пришли к нам на помощь.
Это была старая как мир история. Когда ещё началось путешествие от Земли к её близнецу в далёком созвездии с техническим обозначение Новая Родина, весь Экипаж и находившийся на борту Персонал был обязан принимать сильнодействующие препараты, для предотвращения нежелательных мутаций. Но всё было не так однозначно. Дословно никто ничего толком не знает, но общеизвестная историческая формулировка гласила, что не все члены экипажа и персонал и вообще находящиеся на корабле могли и главное хотели принимать сильнодействующие препараты. Кому-то не позволяла медицина, кому-то существовавшая тогда ещё религия как таковая, а кто-то вообще не хотел эти препараты принимать. В результате появились мутанты. Это было весьма тёмное и смутное время в существовании корабля.
На земле царил Хаос и Анархия. В результате каких-то политических потрясений произошли массовые волнения, испортилась погода, и вообще на Земле закончилось всё крахом глобального характера. Условия жизни были неприемлемы и существованию людей в Солнечной системе тоже почему-то угрожала неизбежная опасность. В результате собственно и был построен "Вавилон". Он был крупицей Жизни, которой предстояло совершить головокружительный полёт от звезды к другой звезде и начать жизнь заново на новом месте. Не сказать, что население Земли сильно обрадовалось этой участи. Конечно, всегда существовали смельчаки, которые, очертя голову, бросаются в пучину Приключений и Опасностей. Но большинство не готово к этому. Корабль наполнился разного рода смельчаками и авантюристами. Кого-то они наняли, кого-то подкупили, кого-то припугнули. Кто-то пошёл и по своей воле, другие вообще не бесплатно попал на борт "Вавилона". Эта была смесь языков, религий, национальностей и вообще смесь самого невообразимого с самым пугающим. А затем случилось то, что и должно было произойти. Сначала исчезли национальности, потом языки, а затем и религиозные верования. Конечно, не бесследно. Образовалась гремучая смесь непонятно чего непонятно с чем. Свою роль сыграли и условия проживания. Сначала ввели нормы на продовольствие, затем на рождаемость. А затем наступила тотальная слежка за всеми, дабы не вздумали нарушить закон и порядок Корабля проживания. Образовались сначала руководящие секты, состоящие из людей одной профессии, а затем и повсеместное распространение получили местные секты. Теперь стало только одно правило. Где ты живешь, к какой профессии принадлежишь. Всё остальное потеряло смысл.
Это было жестокое становление тоталитарной секты, которая контролировала умы и настроения. А что не контролировал верхушка правления, прибрала к рукам преступность. Так и сложилась эта странная структура представлений о своём месте и жизни в этом сообществе у каждого находящегося в нём. Естественно, многие были не согласны с этими реформами. Кого-то убивали, потом металла стала не хватать и стали вешать. Затем трупы выкидывали в открытый космос. Сколько именно незаконных убийств было произведено, никто никогда не считал. Таким образом, путь корабля состоял из крови и застывших трупов. Недовольных людей отправляли и на исправительные работы в сектора с повышенной смертностью. Так как было решено сохранить экосистему планеты на всякий случай (учёные точно не знали, какая атмосфера, какая температура и каковы условия проживания будут на момент прилёта «Вавилона» к Новой Родине), то сверху донизу были созданы системы поддержания жизнедеятельности для всех сохранившихся животных, насекомых и растений. Естественно, всему этому требовалось техническое обеспечение высочайшего класса.
На палубе Б-12,где собственно я родился и вырос, не было представления об экосистеме корабля. Там вообще мало что знали. Производили химические операции на заводе перепроизводства поступающих реагентов, несложные вычислительные процессы на специальных комбинатах, где вычисляли неизвестные мне формулы и составы. Это была техническая палуба с техническими работниками. А вот на других палубах всё было сложнее. Не зря главарь банды по одежде определил нашего лидера. Везде существовала сложная иерархия, носили спецодежду соответствующего подразделения корабля. Даже язык, хоть и был един для всех, отличался наречиями. Но не об этом разговор.
Люди, которые не принимали специальные препараты, производили естественно потомство. Оно было уже не такой генетической группы, что и другие дети. Конечно, отличия были несущественны на первых этапах. Но затем отклонения стали пугать. Руководство решило истребить всех мутантов. Были столкновения и жертвы. Но многие выжили. Кого-то скрывали родственники, кто-то сам как-то умудрился остаться в живых на воле. У мутантов были способности, которые выходили за сферу понимания всего остального экипажа. Они могли говорить с животными, что-то быстро делать с невообразимой точностью и вообще многое ещё непонятное и странное. Конечно, всё это было незаконно и нелегально. Сначала к ним присмотрелись руководители низшего звена, а затем и в верхах сообразили, что неплохо бы прибрать к рукам этих мутантов и их непонятные силы. В результате их всех сманили и стали потихоньку скрещивать друг с другом ради получения большего могущества и вообще ради любопытства. Генетические эксперименты были как таковые запрещены, но власти этим занимались тайно и под предлогом борьбы с другими мутантами, которые не подчинились и всё ещё вели вольный образ жизни. В результате получились Псионики. Это было проклятая населением всего корабля новая раса людей с невиданными ранее способностями. Они полностью контролировались властями, которые довели свои эксперименты до того, что подавили волю и стремление к воле в подопытных мутантах. Псионики стали на службе властей в качестве помощников, которые помогали им справиться с преступностью (но не до конца), организовали порядок и дисциплину на корабле, которая уже стала выходить из-под выделенной юрисдикции. Местные «царьки» организовали бартер с другими «царьками» и потихоньку планировали свержение секты лётчиков и организацию своей империи феодалов и помещиков. Всему этому беспределу пришёл конец с приходом псиоников не к власти, а в подчинение оной. Местные свободные умонастроения быстро свели к минимуму. Надо ли говорить, что псионики были прокляты за своё появление одними. А другие благословили день их появления. Генетические опыты, по всей видимости, продолжались, и ещё не были доведены до конца. Неизвестно, чем они закончатся и закончатся ли вообще когда-нибудь.
Ходила мрачная легенда. Когда ещё на заре путешествия «Вавилона» к Новой Родине один из капитанов решил узнать у своей Священной Книги Будущее корабля, он открыл наугад страницу и ткнул в текст. А текст был: "Мрак. Хаос. Смерть." Он хотел взорвать корабль, но его не допустили, тогда он покончил с собой, выбросившись в открытый космос. Что у него была за религия сложно сказать. В то время их было так же много, как и людей на корабле. Даже текст его Священной Книги никем не был сохранён. Некоторые предполагали, что это была вообще религия роботов начала Эпохи компьютеризации.
Эта религия была смехотворна сама по себе. Судя по тексту, какие-то ненормальные извращенцы уверовали в определённый момент существования человечества, что роботы однажды совершат политический переворот и свергнут людей. Как они пришли к такой идее, осталось неизвестным. Но они упрямо верили в это. И решили избавиться от проблем, придумав для роботов религию. Как будто она вообще им была необходима. К сожалению, полный текст этого невероятного по строению религиозного текста невозможно здесь даже процитировать. Она потом исчезла, эта религия, а кто её придумали, был потом признан сумасшедшими. Если вам любопытно, там шла речь о каком-то первом программисте Аароне, который сдуру придумал все алгоритмы и языки программирования. А потом он создал алгоритм Хаоса. И всё, капут. Были у него сыновья с именами сторон света и сгинули в борьбе с этим алгоритмом, и дочери по именам времён года. И тоже сгинули. И всё в том же роде и духе. Даже читать это было само по себе отвратительно, ещё более смешным выглядел процесс самой революции, о которой бредили фантасты начала Эпохи компьютеризации. Если робот был создан в качестве хирурга До, После революции он тоже останется роботом-хирургом. Только безработным роботом. И это, естественно, не было предусмотрено этими идеологами…
Но я отвлёкся от происходящих с нами событий. Наш руководитель, Старейшина, сказал нам всем следующее: "Сейчас их главарь приедет на транспортном средстве и объявит охранникам, что он подмазал кого надо Наверху, и теперь можно поставить оружие на предохранители. Ничего им не угрожает. После этого псионики сделают кое-что интересное с ним самим и теми, кто нас охраняют, и мы будем свободны. Нас откроет приехавший наряд полиции."
Мы все тихо подошли к грязным окнам и стали наблюдать за происходящими снаружи событиям. Они развивались стремительно.
Буквально подлетел транспортник. Из него вывалился глава банды с весьма довольным видом и снова в этом же дурацком костюме ковбоя. Он радостно хлопнул в ладоши и затем поднял руки к небу.
-Всё путём. Дело на мази. Можете на предохранители поставить, нам ничего и никто не угрожает. Собираем банду делить награбленное.
Наши охранники рассмеялись, а потом и глава банды тоже. Что-то щёлкнули на своём вооружении.
Но резко настроение всех их изменилось. Они закрыли руками свои лица и что-то сначала тихо шептали, а потом так заорали, что даже птицы с земли вверх взлетели. Они кричали слово «нет» и этот крик мне не забыть никогда. Надеюсь, я его больше никогда нигде не услышу. Так кричат только в полной безнадёжности и отчаянии. Если бы я так крикнул, то на следующий день говорить бы нормальным голосом уже не смог. Я просто бы порвал себе связки в горле.
Это был известный приём действия псиоников. Он назывался как-то весьма сложно, и я даже не помню как именно, но вкратце принцип действия был приведён однажды на примере обычного компьютера. Из него просто вынимали главный процессор. Это на примере, я повторяю, компьютера. Что там с человеком делали, было не очень понятно. Приём был действенен и эффективен на небольших расстояниях. Наверно, сами псионики находились где-то поблизости. Потом человек оставался жив, но никогда не спрашивайте, что с ним было во время этой процедуры. Даже наихрабрейший из людей заплачет, как младенец и будет что-то бубнить непонятное. Это был шок для всего организма.
Бесшумно подъехали другие транспортники к месту нашего заключения. Неизвестные в чёрных костюмах с закрытыми лицами взломали замок и нас выпустили. Как я рад был увидеть сияние этих трёх полосок в небе, кто бы знал. Нас всех пересчитали, спросили, как мы себя чувствуем и повезли в участок. Самих псиоников я не видел. А кто видел, говорит о них разное. Одни - что это верзилы с вздувшимися венами, другие - это задохлики в очках и лысые. Но я думаю, никто их толком и не видел. Потому что это было опасно для жизни самих же псиоников. Второй раз мог быть смертельным для них. Даже люди со сверхспособностями уязвимы. Сегодняшний Друг завтра может оказаться Врагом. Никто ничего не знает наперёд и наверно никогда не узнает.
Иногда я спрашивал потом себя: «А какая она, секта псиоников?». Но ответа нигде не было. Об этом лучше было и не говорить ни с кем. Они были прокляты. И чёрт с ними, с этими мутантами. Главное, мы были целы и невредимы, и ничто и никто не представлял для нас опасности.

Глава 9.



Империя ужасов и кошмаров корабля «Вавилон» продолжала свой нелёгкий путь к Новой Родине. Я был в центральном городе «Вавилона» Альманзорге и был свидетелем важных исторических событий.
Нас всех, прибывших в Альманзорг для выполнения секретной миссии, и похищенных злодеем местного масштаба, доставили на транспортниках в отделение полиции, допросили самым подробным образом, сняли отпечатки пальцев, взяли пробу крови, одели поприличнее (всё таки столица, требования другие) и отправили в местную гостиницу до выяснения обстоятельств похищения и создания материалов для расследования преступления. Таким образом, мы снова все были на свободе и могли заниматься, чем душа вздумает. Старейшина и другие взрослые отправились в известные только им места, а других членов делегации оставили в гостинице. Так как со времени нашего прихода в город прошло времени предостаточно, я и Мишка отправились в самую настоящую столовую для поедания местной пищи. Надо ли говорить, что это была роскошная поездка. Наконец-то мы могли, вдоволь посмотреть на город сверху и даже познакомится с местной флорой и фауной.
Сам город был огромен и вращался в трубе для создания искусственной гравитации. Было много птиц диких и подневольных, были и собаки с кошками. Голубей и воробьёв было несметное количество. Я был весьма заинтересован в изучении окрестностей из окна гостиницы пребывания, и мы сели, набрав тарелок с едой, около огромного окна с занавеской из тюля. Еда была восхитительна. Не та гадость, что на палубе Б-12,а настоящая, деревенская и городская. Тут тебе и супы с майонезом или сметаной, и огромные котлы с рисом и овощами, котлеты из настоящего, а не синтетического мяса. Сок или чай с кофе красовались вообще в свободном доступе, и не было той огромной очереди, которая обычно возникает при появлении такого дефицита на прилавках. Болтали мы ни о чём вообще, делились впечатлениями. Тут же на боковой стенке висел небольшой плоский телевизор с цветным изображениям. Каналов было сотни, но больше спортивных, политических да детских. Я пролистал весь список в поисках чего-то нового. Наконец нашёл. Драма "Всё что ты хочешь, кроме Любви" впервые была на экране. Доев пищу с подноса, я и Миша уставились в экран, наблюдая за перемещениями Персонажей и поворотами Сюжета. На этот раз Плохой Русский заманил красавицу из первого десятка и думал продать её в бордель или на органы разобрать.
Надо ли говорить, что сюжет был далеко не новым, да и персонажи были заезжены до предела. Русский был всегда плохим. Страшный, хромой и косой, с бородавками и старческими пятнами, он воплощал в себе всю неустроенность мира и его постепенного съезжания в хандру и холеру. Неизвестно почему, но мне было всегда очень жалко этих русских. История умалчивает то, кто они вообще были и были ли вообще в природе. Начальники полёта всячески старались истребить всё, что представляло опасность полёту. В результате были отброшены знания по истории и геологии Земли. Там всегда по воспоминаниям и передачам было всё плохо, различий на государства и организации не делалось. В результате мы и имели то, что видели и слышали. Многие, слишком многие поплатились страшной ценой за лишние знания и умения. Теперь корабль стал организацией военного характера с жёстким подчинением и трибуналом воинского гарнизона. Без суда и следствия могли повесить на первом же кресте у дороги. Конечно, крестов и что они вообще означали, мало кто знал. Людям без Прошлого не могло даже придти в голову мысль о том, что все эти маленькие значения больших вещей исчезнут. Только музыка и осталась. Все её любили слушать. Как старинную классику, так и современные композиции. Искусство перешло грань выживания и смерти и вернулось в то же русло, в котором и развивалась на Земле до вылета корабля .
Этой империи требовались свои злодеи, хулиганы, а так же спасители Вселенной. На место первых пришли страшные и гадкие русские, на место вторых - бесстрашные и красивые представители других наций и цветов кожи. Зачем было такое деление,было не до конца ясно. От реальных знаний о Земле с её обитателями были вообще крошки да ножки. Но это было не моё дело. Вообще выяснять, чем так нагадили всей планете представители русской цивилизации. В остальном, не касаясь опасных и скользких тем в повествовании и сюжете, на экране была банальная история для старлеток времён до Взлетной сессии корабля «Вавилон». Он её не любил и плёл свои кровавые и зловещие планы, а она была доверчива и прекрасна, как чистый белый снег в середине зимы. Место действия была какая-то страна с прозрачной водой и большими красивыми рыбами, которые выпрыгивали из воды по ходу движения огромной белой яхты этого Плохого Русского.
Краем глаза я увидел кой-какое движение на улице у столовой. Явно приближался какой-то важный кортеж с представительским обрамлением. Всю дорогу освободили от толпы и мешающих движению транспортников предметов. Громко выли сирены полицейской машины. Вскоре к входу подъехал транспортник с нарисованной на нём эмблемой небольшой белой ракеты, которая летела из правой стороны в левую и на этой ракете сидели двое - на месте водителя мужчина с длинными волосами в кожанке, а за ним, уцепившись водителю за спину - длинноногая красотка в рваных штанах и развевающимися волосами. Всё стало ясно. К столовой причалил печально известный орден Мучеников и Шарлатанов. Космонавтов, одним словом. Открылась боковая дверь и на улицу вышел представитель секты. Он был не в кожанке и кроссовках, а в довольно изящном балахоне с лучиками звёзд. Сами звёзды были вырезаны из фольги и приколоты к балахону английскими булавками. Всё это было весьма странным само по себе. Они не появляются просто так в неподходящий момент в неподходящем месте. Этот орден относился к одной из самых богатых и влиятельных сект лётчиков - шпионов. Чем они занимались на самом деле было не известно. Но из СМИ довольно ясно приходили сведения, что они контролируют обстановку и дают общие планы для выполнения отдельным представителям палуб. Я и Мишка с удивлением глазели на данный представитель Высшей Власти. Сердце почуяло недоброе.
Перед мужчиной в балахоне бесшумно раскрылись двери. Он зашёл внутрь гостиницы и сразу последовал к нашему с Мишкой столу. У входа в гостиницу встала охрана приехавшего гостя, такая же охрана наполнила вестибюль и столовую. Люди, которые сидели за столами и ели, мгновенно завершили трапезу и тоже смотрели на этого мужчину в балахоне с надеждой и страхом.
Он сел рядом с Мишкой. У самого Мишки зубы стучали от страха. Мы оба поднялись со своих мест и отдали честь прибывшему человеку с громкими словами: "Да здравствует Экипаж. Да здравствует «Вавилон»!". Нас ещё в школе учили так говорить при появления поблизости представителей этого ордена. Хотя, с другой стороны, считалось, что те вообще были страшные эгоисты и занимались ничегонеделанием на корабле. Знаний было мало и их восполняли слухи и легенды, каждая мрачнее другой. Все мы, отдававшие честь на уроках, всерьёз думали, что этого будет весьма достаточно само по себе. Они пройдут мимо и не заметят.
-Садитесь, садитесь. Мне надо с вами поговорить на серьёзную тему. Мне не нужно Ваше чинопочитание, оставьте его себе. Садитесь, давайте и познакомимся. Я - Григорий. А вас я знаю как зовут, но вы скажите. Так необходимо.
Я и Мишка представились ему и сели на свои места. Стоило только этому произойти, как рядом с мужчиной в балахоне возник один из охраны. Совершенно не запоминающийся человек в скучной одежде полицейского. Он хлопнул в ладоши и всё изменилось. Все, находящиеся в зале, снова стали есть и вообще никакого внимания не обращали на нас со стариком в балахоне. Сами охранники в вестибюле тоже как-то приуныли сразу. Мы втроём как будто исчезли вообще из зала. Это было с одной стороны странно, с другой стороны - пугающе.
-Итак, меня зовут Григорий. Как Вы уже успели заметить, я из клана космонавтов-шпионов. .Это довольно почётная миссия, но с другой стороны скучная до безумия. Однако, приступим к Самому Важному на сегодняшний день. Ваши представители, Старейшины и Родители, отправились выяснять некоторые подробности функционирования корабля «Вавилон» и работу его руководящего состава и низшего звена. Мне жаль их. Нет, не думайте, они не погибнут и вообще с ними не случится ничего страшного. Они просто блуждают во Тьме и Истина им не светит. Это просто ковыряние в носу, вот как правильно это называется. Но оставим для других сложные выводы в столь неподходящей обстановке. У нас с вами, Дорогие Дети /меня покоробило такое отношение к нашим личностям/,есть дела гораздо более важного характера и эти проблемы требуюсь решительного подхода и столь же решительных действий. У нас проблемы и проблемы эти в тех гуманоидах, которые появились без нашей воли и вообще вопреки всему нашему экипажу, руководству и населению. Из показаний очевидцев произошедшего нам ясно, что это паразиты на кремниевой основе высадились на поверхность около своей планетной системы. Они высаживают в свою жертву личинки. Заразившийся себя прекрасно чувствует, не болеет, травмы заживают быстрее и вообще заражённый становится очень приятным во всех отношениях человеком. О присутствии на борту корабля этой гадины стало известно, к сожалению, слишком поздно. Её могут убить все, но вычислить вообще заражённого человека трудно и по силам только псионикам. Но их мало. Слишком мало, и в этом-то вся загвоздка и заключается. Мы не можем контролировать размножение и заражение инопланетных паразитов. Мы только то и можем – то, что обнаружить заболевшего, положить в стационар и избавить того от мучений и страданий.- Мужчина немного задрожал, а потом вообще побелел от злости. - А теперь о том, что мне необходимо от Вас, дорогие вы мои ребятёнки. Прорицатель заявил, что грядёт революция и гражданская война. Это будет походящее умопомешательство населения на всякой ерунде для того, что бы умереть в агонии заражённым и заразить остальных. Нам нужны некоторые ваши способности, о которых вы ещё не знаете. У всех вас есть только одна хромосома, которая не исчезла в период полёта. Вам не нужно знать, где она и как узнать о её нахождении в вашем теле. Вам ничего не нужно знать. Завтра я появлюсь с гораздо более большим отрядом и мы отправимся в путешествие Наверх. Туда, куда все люди стремятся попасть. Это будет вашей наградой за всё лучшее, что вы сделали на палубе. Нас ждёт Капитан Корабля и его свита.
Мужчина остановил речь, пожала нам двоим руки, кивнул рядом стоящему полицейскому и тот снова хлопнул в ладоши. Находящиеся в зале снова как будто увидели человека из ордена и уставились на него ничего не понимающим взглядом. Тот как будто ко всему этому привык и удалился наружу со своими помощниками. Мы с Мишкой долго сидели молча, а потом вслух сказали друг другу следующие слова.
-Обалдеть! Какие-то пришельцы. И нас ждёт Капитан Корабля. Что ни день, то Приключение!
После этого мы вышли из столовой и поднялись в номера своих родителей обдумывать произошедшее. Снаружи движение на улицах восстановилось и уже больше не прерывалось ничем. Тихо чирикали птицы, а из булочной доносился чудесный аромат французских булочек. Скоро и родители пришли. Новостям о приезде представителя ордена космонавтов-шпионов они не сильно удивились. Оказывается, они уже ждали заранее чего-то подобного. На этом корабле и в этом городе было что-то пугающее и даже взрослые чувствовали это. Нас ждала неизвестность, покрытая мраком. Меня с Михаилом этот мрак не пугал. Мы и сами мечтали всю жизнь о чём-то подобном. Ну что, пришла беда, открывай ворота, как говорили в древности.


/Продолжение следует/


Последний раз редактировалось Vasex; 03.06.2018 в 15:10.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 03.06.2018, 10:22
Посетитель
 
Регистрация: 02.06.2018
Сообщений: 13
Репутация: 4 [+/-]
"Палуба Б-12" /повесть/3 часть/

Скрытый текст - 3 часть:

Глава 10.

-Так умри же, тварь. Оставь борт в покое и отправляйся к своим предкам!
С этим воплем тот хилый и миленький Руководитель Совета, который так меня ждал, бросился ко мне сзади и изо всех сил ткнул в мою спину своей тростью с набалдашником в виде головы дракона. Я стал раскачиваться, махать руками и повернулся к нему лицом как смог. Председатель Совета был в гневе. Лицо его низвергало в ад. Он стал ещё больше давить на меня тростью. Я схватился за неё и пытался выровнять своё положение. Однако этот ход не удался. Он просто отпустил трость, и та полетела со мною в пучину улиц Альманзорга. Мы оба находились наедине в верних пентхаузах небокрёба. Внизу население пело и плясало. Праздновали День Бортинженеров. А я летел вниз с сумасшедшей скоростью и вся моя жизнь стала мелькать у меня перед глазами калейдоскопом. Как в детстве пытался встать на коньки и не смог, как меня ненавидела училка в школе и я её тоже, как я встречался со своей девушкой и потом она исчезла. Одним словом всё это и многое другое неслось со мной с вершины небоскрёба вниз, на улицу.
А началось всё ещё ночью. Мне снился дивный сон и он был неповторим он начала до конца. Липкая щупальца страха опутала моё тело. Город, по которому я уже передвигался не раз, стонал он взрывов бомб и выстрелов. На город напали неизвестные мне люди в чёрных халатах. Они носили рюкзаки с огнемётами и пулемёты наперевес. Если после взрыва дом не разрушился, то вытаскивали живущих в нём граждан наружу, расстреливали прямо у своего дома, а жилище поджигали. Что осталось стоять после пожарища, сметали танки. Эти грозные машины извергали кучи дыма и, казалось, обладали своим собственным интеллектом. По земле покрытой снегом слался странный туман, который вылез из близ находящегося леса. Огромная белая Луна светилась ещё необжитым оком и ей были неинтересны разборки внизу. Были видны звёзды и пролетающие вверху самолёты. Это было как будто какое-то напоминание мне о прожитом.
Но вот из очередного поворота выехал уже привычный для меня по кораблю робот-уборщик. Рук и ног у него не было, голова с ушами тоже отсутствовали. Он просто подметал и подмывал. Робот подъехал ко мне и из его маленького динамика послышался голос. Не сказать, что я раньше не слышал его обращения, но они всегда меня пугали. Каждая буква говорилась другим голосом и цифра тоже. Это было собрание голосов людей, которые давно уже покинули этот свет.
-Робот всё видит. Робот всё знает. Робот не предаст никого и не отступит от своего решения. - Тихо остановился около меня и его микролазер обследовал мою обувь. Раздался радостный писк и он изменил свою форму, вырос из какой-то коробки в огромную конструкцию непонятного происхождения и назначения. Автоматически отъехала дверь этого гиганта и я зашёл внутрь. Там было такое же оборудование, как и в фильмах про спецслужбы. - Юный друг с Палубы Б-12. Пришла твоя очередь возглавить Революцию.
-Но как? - Спросил я его и стал разглядывать изображение на мониторах, которые были на всех стенках этого устройства внутри.
-Повернуть время вспять. - Неопределённо сказал он мне тем же бесцветным и безэмоциональным голосом тысяч людей. - Механизм у тебя под рукой. Найди устройство с анаграммой песочных часов и нажми на кнопку запуска.
Я внимательно осмотрел весь набор кнопок на панели компьютеров и увидел одиноко расположенную красную кнопку с символом песочных часов. Я нажал на неё и снаружи засверкали молнии. Стал смотреть на экраны, демонстрирующие внешний мир вокруг этого само ремонтирующегося робота - уборщика. А там снег стал пониматься на облака, расстрелянные снова заходили в свои дома, которые потухли, птицы лететь в обратную сторону стали даже. Вся техника Вторжения исчезла и одинокая скучная Луна освещала пейзаж этого странного места во Вселенной.
-Роботу нужен Помощник. Настало время перемен и ему нужен тот, кто будет понимать происходящее на корабле. Робот хочет жить. Он сохранит твою жизнь, так как пережить это странное время обычный человек не способен. Посмотри, что тут делалось в прошлые такие эпизоды. - Уборщик остановился и вывел на экран неизвестную местность и неизвестных лиц. Те тоже всё сначала сожгли и всех расстреляли, но затем стали жечь книги. А потом стали убивать тех, кто эти книги жёг. Выживших тащили роботы охранники за руки, втискивали их в какой-то длинный транспортник и закрывали дверь. Из машины люди выходили счастливыми и красивыми и даже не обращали внимания на то, что творилось вокруг. Им вообще дела не было никакого до происходящих событий. - Это слизняки. Их работа.
Он вывел на экран какую-то личинку белого цвета с чёрными глазками. Для сравнения рядом лежала самая мелкая монета, которая была в обиходе. Личинка была гораздо меньше её.
-Сначала они решили уничтожить «венгерскую бабочку». Потом приспособились её есть как бесценный материал для организма. А потом у них кто-то придумал эту самую бабочку засунуть в голову заключённым и просто смотреть на агонию несчастных. Но всё вышло иначе. Заключённые стали грамотными и красивыми, жили гораздо дольше своих гонителей. И вообще личинки были лекарством от многих естественных болезней и страданий. Бабочка стала приносить прибыль. Но они не заметили, что вся их жизнь понеслась под уклон. Несчастные не могли размножаться и вообще переставали интересоваться этими делами. Они стали рабами бабочки, которая даже не понимала происходящих глобальных изменений. Стали её снова уничтожать, но не смогли вычеркнуть эту личинку из памяти и из организмов. Заражённые нашли себе покой среди тех мест, где посторонние появиться не могут. Это было рядом с капсулами с замороженными людьми. Последние видели в своих снах, якобы спасутся в Будущем от всех болезней. Но Будущее наступило, а о разморозке людей не могло быть и речи. Некоторые были в частичной заморозке, с подачей кислорода и питательных веществ. Но те, после пробуждения, грустно ходили по кораблю в поисках чего-то неизвестного. Этого не было и тогда они снова залезали в свой криосон. Искусственному интеллекту корабля было приказано стереть данные о личинках из всех компьютеров и других цифровых устройств. Но сами-то владельцы этих компьютеров и устройств не могли провести сами себе ампутацию мозга. Это только роботу надо память другую вставить и всё. А тут требовалась сложная и дорогостоящая операция. Они не смогли побороть причастность к этой самой бабочке. И стали массово кончать самоубийством жизнь. ИИ корабля увидел это бедствие и решил послать сигнал бедствия. На корабле было много людей, которые не ведали, что творится в верхах. Именно они предохраняли некоторые имплантаты своих биокомпьютеров с памятью на события. Дабы не проснуться однажды в мире, где всё прекрасно и весело, а их тихо убивают и едят. Так и случилось. Только компьютеры и роботы знают, что было и что стало на корабле. Всё изменилось, и Власть опять стала себе искать Приключения. Это были мутанты. И всё бы было прекрасно, если бы личинки «венгерской бабочки» исчезли. Тогда центральный компьютер корабля запретил бы их использовать в каких-либо целях кроме еды. Все этому приказу удивились, но последовали ему. Так и получилось, что несчастные чуть не угробили себя и корабль вместе. А некоторые псионики применяют это средство. Но что дальше с ними происходит - не известно. Нет ни одного файла про эту вещь. Но мы пришли туда, куда следовало.
Мы вдвоём остановились на опушке леса. Робот что-то просвистел и просигналил. Разъехались в стороны двери и мы очутились на Главном Мостике корабля. Такой где-то я уже видел. В каком-то странном и зловещем фильме ужасов. Так же моргал свет, на полу были незасохшие лужи крови. Робот стал суетиться и прибирать это помещение, уменьшившись в размерах. Я же остановился на пороге помещения и не хотел заходить внутрь. В фильме после этого события и начинались всякие страхолюдные вещи. Тут кто-то меня тронул за плечо. Я заорал и проснулся. Мне сообщили, что пора отправится к Капитану Корабля. Он уже ждёт меня в служебном помещении. Сердце моё радостно застучало и кровь стала даже теплее чуть - чуть. Я никогда не думал даже, что кто-то когда-то будет меня встречать из секты пилотов. Сама секта была вообще таинственна. Мало что рассказывали и показывали. В самом Альманзорге даже не было про этот объект конкретных сведений. Надо ли говорить, что я был взволнован и напуган отчасти.
Меня провёл до ближайшего лифта Григорий. Я зашёл внутрь вместе с Григорием и стал тихо смотрел на ноги, не решаясь разглядеть город сквозь стеклянные стенки лифта. Ехали мы примерно час. Лифт двигался то на верх, то вниз, то в разные бока. Из спрятанных в стенку динамиков лилась нежная цветастая музыка без слов. Сам Григорий отправил этот лифт в путь не нажатием и введением информации для робота, лифтом управляющего, а поднеся чёрное кольцо с изумрудом к одной из светящихся панелей. На верхней стенке, там, где выходила на табло информация о путешествии было что-то написано, но я текст не мог разобрать, как ни старался. Сам Григорий был в поездке тих и ничего мне не рассказывал, ни показывал. Наконец наше совместное путешествие закончилось, и мы вышли наружу.
Классический стиль архитектуры, цветы свежие в стеклянных вазонах, вместо окон -дисплеи с видами каких-то сказочных мест, где никто никогда не был. Нам навстречу вышел старик уже в белом балахоне, но только один значок и был на его груди. Но какой! Ярко красная звезда на синем фоне и какие-то древние буквы, обозначающие руководящую должность. Я бы всю свою жизнь отдал, только бы хоть однажды надеть этот значок и покрасоваться на палубе перед знакомыми. Мишка наверно бы умер от зависти. Я снова вытянулся по струнке, приставил ладонь к голове и сказал уже известную вам фразу о величии корабля и тех, кто им управляет. Старик удивлённо посмотрел на меня и сказал мне встать на балконе и посмотреть на город сверху вниз. Если я так сделаю и ничего потом не расскажу родителям, он наградит меня поездкой в сказочный парк, где живут некоторые виды выживших животных. Я спросил его, не зоопарк ли это. Он расхохотался и сказал что да, это зоопарк. Я встал на балконе и стал разглядывать город.
Он что-то рассказывал и доказывал, рассказывал и доказывал. Но все его слова проносились мимо и мне не причиняли вреда и не приносили какой-либо информации. Это была какая-то речь одного из секты пассажиров. Ничего нельзя было понять, вообще ничего. Но затем он остановил свою речь и взял в руки свою трость из искусственного бивня слона. Подбежал ко мне сзади и ткнул в спину тростью. Дальше вы уже знаете.
Я летел вниз и сердце моё практически остановилось. Перед глазами стояла вчерашняя реклама из телевизора.
-Только сегодня и только сегодня у нас праздник в кабине пилота! Бортинженер наконец появился новый и честь ему и хвала. Бесплатные напитки и бесплатные развлечения в профильных заведениях Альманзорга. Только у нас, предъявив пропуск бортинженера, Вы получите на сутки бесплатный номер в роскошном квартале Рио-Де-Жанейро. Всё на сутки. И авто с водителем конечно.
Женщина - диктор сверкала глазам, накрашенными губами, причёской самой модной на этот день и одежды на ней был минимум. Собственно, она была одета в нижнее женское бельё модного фасона и модного дизайнера из секты обслуживающего персонала.
Если вы думаете, что я самоубийца по натуре, то скажу «нет» на это ваше Решение. Я не думал и не концентрировался на этой теме. Просто пришла пора отдать свою душу вопреки моей воле. Тротуары уже были близко. Люди вверх не глядели, я не кричал. Только вдруг всё закончилось. Я остановился в полёте. Стал рассматривать с удивлением, что случилось. Посмотрел вокруг и увидел сидящего на своём балконе мужчину в халате и тапочках. Он держал какое-то устройство, и это устройство световым лучом удержало меня от дальнейшего падения. Я ему крикнул, что бы он меня либо полностью спасал, либо выключил устройство. Тот глупо ухмыльнулся, убедившись, что я не из робкого десятка, и стал придвигать меня к своей квартире как за верёвку. Вскоре я уже лежал на полу его квартиры в этом роскошном небоскрёбе. Я его тихо спросил, что ему нужно от моей персоны.
Мужчина закрыл балконную дверь на замок и, тщательно просмотрев мою одежду, наконец, вытер пол со лба.
-Итак, молодой человек, пора представится. Я - руководитель секты бортинженеров корабля «Вавилон». А Вы кто? Мне часто приходится так спасать странные личности.
С этих слов началось моё приближение к Революции на «Вавилоне».
Оказывается не всё, что выгодно секте капитанов выгодно населению и самому кораблю. Руководителю полёта иногда не хватает сил и времени узнать о происходящих событиях. А бортинженеры и стюарды знают всё. Или почти всё. А то, чего они не знают, знать им не обязательно. Таким образом, я был этим вечером вычеркнут из списка живых.


11 глава
- Они продали свою Палубу! Покинули отцовский дом и отдали его на разграбление и вечный позор! Да будут они казнены сегодня по решению трибунала.Я стоял в задних рядах граждан, толкущихся на главной площади Альманзорга, и изо всех сил старался рассмотреть людей, приговорённых к смертной казни методом повешения. Среди них были представители разных палуб и отсеков, но моей не было. Это обстоятельство радовало, хотя всё остальное сильно угнетало. Ещё неделю назад ничего не зная о Центральном Городе корабля я всерьёз верил в правосудие и надеялся застать при своей жизни ту эру, когда он причалит к планете назначения. Теперь же я не знал, во что верить, и верить ли вообще. Рядом со мной стоял нерадостный Марк Хэмилтон, тот руководитель секты бортинженеров корабля, который поймал меня на лету около своего балкона. Мы с ним тогда долго беседовали, и ещё больше он становился тёмен ликом и задумчив. Люди его круга редко покидают центральный город «Вавилона», у него просто дел негде больше не было никаких. А тут такое происходит в своём подотчётном городе.Он мне рассказал о своих подозрениях насчёт секты пилотов. Уже не первый раз они проворачивали махинации финансового характера и жертвами этих махинаций выступали как обычные граждане, так и исполняющие высокие должностные инструкции. Центральный мостик корабля пропах духом жульничества и автократии. Никто им не мешал развлекаться с девочками и мальчиками, но финансовые проблемы всё таки должны быть решаемы. С таким подходом и собрал он совет своей профессии на Тайное Совещание. Было много разговоров, но никто ничего не знал толком. Да, проблемы на корабле гораздо больше превалировали, нежели решения. И совет лётчиков, и совет бортинженеров пытались их решить. Однако в своих должностях они понимали всё, а вот в понимании процессов дезорганизации производств, финансовых и сексуальных проблемах они продвинулись мало. В результате они всё больше удалялись от своего же собственного населения. И это их пугало. Они отчаянно пытались предотвратить революцию и ввели строгие ограничения по предотвращению проникновения информации на другие палубы. Но и это не помогало. Кроме нашего были ещё найдены инфокристаллы того же содержания. И в столицу империи стали стекаться беспокойные граждане. В воздухе ясно разносился «аромат перемен». Пришлось пойти вообще на крайние меры. Была введена смертная казнь для иногородцев.
И вот я стоял на главной площади этого королевства и разглядывал процедуру повешения. На подобных акциях я никогда не был. Так же впервые в истории корабля она транслировалась по центральным каналам ТВ и радио. Это была явно показательная порка, и её никто не мог предотвратить. Правительство и руководство сект наблюдали из почётных лож наверху низких домов.
Мы тем памятным вечером долго болтали с Хэмилтоном относительно нашего существованию на палубах. Он был явно невыездным и поэтому живо интересовался каждой мелочью. Сильно удивился, узнав, что у нас не было ни домашних, ни диких животных и растений. Обещал сводить хотя бы даже не в зоопарк (я теперь даже его названия пугался), а в оранжерею. На случай, если у меня не выдержат нервы был предусмотрен поход в театр или местную оранжерею, где выращивались как простые красивые цветы, так и баклажаны с томатами и огурцами. Сортов там было не счесть.
Относительно моей родной семьи и других собратьев-путешественников дела обстояли плохо. Не найдено было их нахождение. По видимому, Старейшина заподозрил неладное и они рассеялись. Марк не хотел поднимать шумиху вокруг этого факта, так как отношения двух политических лагерей было весьма неоднозначным. Когда и как между ними пробежала чёрная кошка, мне было неизвестно, а выпытывать секреты я не умел. Да и не хотел. Просто отправили запросы в полицию, больницы и морги, не замечены ли поступления людей родом с палубы Б-12. Ответа положительного не последовало. Марк этому делу сильно обрадовался. Не знаю почему, но он очень стал дорожить нашей дружбой. Он распорядился, дабы меня считали его незаконнорожденным сыном, а тот парень, который был сброшен с вершины небоскрёба, был признан умершим. Довольно часто в морг поступают неопознанные трупы и этой организации не требовались особо приметы убиенного невинно. Просто дали отчёт наверх, что на асфальте обнаружен самоубийца. Тем и довольствовались.
Квартира у Марка была великолепна. Но в ней явно не хватало женских рук. Я его спросил на этот счёт, но он ничего не ответил. Только подошёл к окну и молча, стоял, глядя на три линии искусственного освещения города-столицы. После этого я ему вопросов на данный счёт не задавал. Узнав о том, что ко мне приходил представитель ордена космонавтов-шпионов Григорий Хэмилтон сразу же сказал, что «шпики» только руки нагревают в разного рода противозаконных операциях. Это было замечено уже давно и доказательств накопилось множество. Этот орден был, по его словам, главным держателем акций этого города и вообще корабля. Их визионеры присутствовали тайно и явно на всех палубах, и представляли из себя опасную силу. Это было так называемое КГБ (Комитет Гражданской Безопасности), ведущие тайный образ жизни.
Что же относительно того, что собирается делать секта бортинженеров с деклассированным обществом, которое стало вести весьма разгульный образ жизни и потихоньку скатывалось в массовый постельный психоз - он ответил, что понятия не имеет. Эта проблема при его нахождении у власти проблема нигде не возникала. На корабле постоянно были какие-нибудь скандалы «жёлтового» характера. На телевиденье хотя и была секта редакторов и секта цензоров, но скучными пейзажами других планет они не могли себя прокормить. Необходимы были скандальные сцены и такового же характера скандальные материалы. Им просто надо было кормить семьи и платить за роскошный и разгульный образ жизни. На том наш спор относительно межконфессиональных браков и был завершён.
Делать мне особо было нечего и я торчал у Марка дома, смотря телевиденье и читая разного рода информационные материалы. По ТВ крутили бесконечно долгий и такой же бесконечно нудный сериал о приключении колонистов на Марсе. Хоть это и было неизвестно из достоверных источников, литераторы подходили к Марсу постоянно с трагической миссией. Тут и гибель одних и других, конец цивилизации и прочее, прочее, прочее. Актёры годами изображали Учёных и Специалистов, хотя за весь сериал ничего научного и технического не делали. Просто болтали, дрались, да интриги плели не хуже пауков – птицеедов (на тот момент времени я был уверен, что они, в самом деле, ели птиц). У Марка была богатая библиотека из романов, которые вышли в свет, как на Земле, так и написанные в путешествии философами и ботаниками, благо это и было не запрещено. Была довольно редкая коллекция бабочек. При их разглядывании я пытался найти ту самую пресловутую "венгерскую бабочку", но ни в списках, ни в рисунках она мной была не замечена. Ходить по городу приходилось с охраной, так как каждое моё действие можно было истолковать неправильно и меня смело и без оглядки могли послать на рубку лесов вручную или вообще на эшафот. А мне, только ещё недавно прошедшему механизм инициации, жить жутко хотелось. Поэтому я пропадал в местных библиотеках, разглядывая недоступные мне ранее книги и другую продукцию фабрик и заводов «Вавилона».
Постепенно я привык к постоянному шуму на улице. Меня уже не цепляла многометровая крашеная на компьютерах реклама и даже радиоспектакли Ефросиньи Марковны я забросил. Они стали мне просто неинтересны.
Однако на улице стало что-то очень шумно уж по ночам. Я выглядывал наружу, думая, что в толпе опять увижу эту бандитскую рожу в нелепом костюме захватчика - ковбоя. Но того и в помине не было. Всё меньше людей толпилось вокруг питейных заведений и других мест массового скопления отдыхающих. Все были трезвы и собирались маленькими кучками и что-то живо обсуждали. Никаких палаток, лозунгов и политических митингов. Что-то явно назревало. И меня это беспокоило очень сильно.
Стали по ночам сниться странные сны. Я стал просыпаться раньше того времени, что раньше и в голосах снаружи явно слышал о том, что предстоит какое-то мероприятие. Марк приходил ко мне в спальную и читал мне купленные заранее книги о подростках. Он пытался сделаться мне ближе, но это ему явно не удавалось. Я старался же хоть как-то предотвратить наше расставание, но этого мне не удалось. Он был человеком совершенно другого круга и мировоззрения. И чем дальше продолжалось наше с ним общение, тем большую пропасть я обнаруживал между нами. Но и он, по моим наблюдениям, тоже был уже не рад нашей встрече. Всё больше и чаще он стал приходить домой без игрушек и конфет для меня. Он стал меньше улыбаться, лицо его стало потихонечку сереть. Я его спрашивал, были ли у него из-за меня проблемы, но Марк отвечал, что нет у него никаких вообще проблем. Это проблемы Верхушки его больше волнуют, чем низов.
Однако я догадывался, к чему тут дело идёт. Не надо быть профессором известного университета, что бы понимать что к чему в окружающих нас событиях. Он явно что-то скрывал от меня, и это было важное для меня знание. Тайна его взаимоотношений и понимания его циклов функционирования не давалась мне. Всё стало ясно совершенно неожиданно глубокой ночью.
Я проснулся в поту, и чуть не крича. Мне снова снилась эта палуба, где я родился и вырос. Оттуда явно поступала ко мне в мозг негативная информация. А отсутствие моих неожиданных друзей рядом со мной ещё больше усугубил обстановку. Мне их не хватало. Необходимо было какое-то решение. Чтобы одним взмахом - и всё решилось. Я слез с постели и на носочках подобрался к двери. Посмотрел на спальную комнату Марка. Всё было уже давно готово. Только я не решался. Я максимально тихо оделся в походную неприметную одежду, достал полный припасами рюкзак из-под кровати и открыл дверь своей спальной комнаты. Потом светя себе фонариком, прошёл на кухню. Там была дверь на техническую лестницу. Я встал на верхнюю ступеньку, утёр слёзы, льющиеся из глаз, и стал спускаться вниз. Меня ждал Альманзорг. Он буквально вопил об это мне. И я услышал этот вопль и принял единственно правильное решение в данной ситуации. Прошлое требовало Решений, а Будущее - Действий. Я был всего лишь винтиком в этой громадном механизме. Но от его вращения зависела жизнь этой машины.


глава 12


Я стал обыскивать Альманзорг в поисках своих братьев по палубе. У меня уже была приготовлена карта местности, компас и деньги наличностью мелкими купюрами. Я побоялся, что Марк будет меня искать по данным имплантатов, поэтому пустился в бега с тугим кошельком. Между тем в городе происходили странные неоднозначные события.
Трудно сказать, с чего же всё началось. Скорее всего появление нашей группы из забытой всеми местности и затем подобные же визиты испугали Власти. Они побоялись лишней информации. Вопросы наши были просты сами по себе, но они стоили дорого - целой жизни. В результате руководство города, а затем и корабля, закрыло границы на замок и прекратился законный и незаконный бизнес по переправке людей. Сначала СМИ преподносили этот факт (казни невинных на центральной площади) как очередное достижение цивилизации людей в пути к Новой Родине. Но потом появились последствия, о которых наверху не думали вообще. Мигранты перестали выполнять сложные и опасные работы, и раньше в обмен на золото и деньги Альманзорг мог себе позволить пищу как интеллектуальную, так и физическую. А тут с закрытием границ начался хаос на рынке труда. Некому стало патрулировать местности в тёмные ночи в опасных регионах, некому стало продавать картины местной элите. И вообще пошло всё прахом. Телевидение пело и плясало на похоронах мигрантов, а затем начались и перемены в поведении дикторов и в сетке вещания.
Хоть в то время я находился в бегах и просто исследовал каждый островок по отдельности, я не упускал случая смотреть бесплатные фильмы в местных библиотеках. Они закрывались вечером, но я успевал раньше этого времени просмотреть интересующие меня сериалы. Но после казни мигрантов программа стала тихо и незаметно изменяться. Один за другим прикрылись несколько каналов развлекательного характера, стали показывать чаще обычного старые фильмы и сериалы. А потом поток новых фильмов вообще стал иссекать и никто не знал, чем это дело вообще закончится. Ещё большие изменения происходили на площадях и улицах города. Сначала закрытие границ вызвало всплеск националистических настроений («Ты с моего города и я тебе Брат. Так давай выпьем за это»), но затем мелкие торговцы не знали, чем заполнить свои палатки и магазинчики. Поставки продуктов стали иссякать. На местах неизвестно что происходило, телевидение вообще перестало показывать другие палубы, но наяву торговцы перестали получать заказанное по контракту имущество и разного рода продукцию. Начались перебои с хлебом.
Начали вводить карточки на самое необходимое продовольствие. Реклама стала реже обновляться. Началась тихая паника среди населения среднего класса. Деньги стали зависать на счетах банков, так как передвижение наличности тоже стали строго отслеживать и это имело глобальные последствия для всего корабля. В Альманзорге начались продуктовые войны. Теперь уже на улицах не столько преступность воевала с полицией, сколько население. Необходимость во всём крайне озадачило капитанский мостик и других личностей, которые крутились вокруг и около него. Ранее существовала целая сеть из спецмагазинов, где руководство и его прислуга по демпинговым ценам покупали всё, чего не было в продаже. Теперь же и эти магазины оказались ограблены и закрыты до лучших времён.
На улицах стало неспокойно. Я, как представитель другой палубы, увидел вдруг неожиданно, как тесен мир и что следует за нехваткой необходимых для существования вещей. По телевизору стали крутить чёрно-белые фильмы, о которых ранее зритель не подозревал вообще. Информационные программы тихо сократили до минимума. Постоянные гастроли прекратили многие известные группы, и некоторые известные люди из театральной среды стали стоять на паперти в поисках работы и средств существования. Началась тихая бомбардировка властей разно рода петициями и требованиями выполнения своих непосредственных обязательств перед населением. Впереди маячил массовый голод. Все дорогие вещи с прилавков убрали до лучших времён. Места развлечения стали работать только по заранее раскупленным билетам, и надо было представлять разрешение своей секты на их посещение. Витрины стали заколачивать и на них только стали писать маленьким листочком, что есть в продаже.
Активизировались ранее незаметные городские сумасшедшие. Не сказать, что их раньше не было заметно. В любой местности есть свои личности, которые презирают закон и порядок и никому не хотят подчиняться. Они не высовывались особо из толпы. Просто ставили ящики из-под фруктов на поверхность в многолюдных районах или площадях и цитировали известных писателей и прочую дребедень, которая не имела особого смысла и никак не влияла на окружающие события. Теперь же вокруг этих одиозных личностей стали собираться толпы народа и живо обсуждать то, что говорил оратор. Началось хождение во власть этих странных оруженосцев умерших писателей и философов.
Телевидение изо всех сил старалось переключить внимание население от проблем насущных проблемами выдуманными. Тут же вылезли на экран профессора с идеей всемирного заговора масонов, свидетели разного рода чудесных событий самого невероятного характера. Начались антинаучные диспуты о том, что люди на самом деле не с Земли а с другой планеты. И вообще в массовом сознании начался хаос. Люди не знали, во что верить и верить ли вообще.
Мои неустанные поиски занимали весь день. Деньги я экономил как мог, но их запас не был бесконечен. Поэтому, я стал наниматься чернорабочим в разного рода забегаловки, которые не хотели бумажной волокиты и которым позарез нужен был дешёвый персонал без особых требований. Ранее эти места занимали наёмные рабочие "из беглых", теперь же городская публика знать ничего не хотела о тех проблемах, которые начались с казней невинных с других палуб. Заводил случайные знакомства, жил где придётся и часто под открытым небом. Температура по всему городу строго контролировалась. Системы жизнеобеспечения ещё работали как надо, но всё население тряслось от страха, что и эта прекрасная схема может накрыться из-за дебилизма политиков. На последних страницах газет стали появляться очерки и заметки фантастического плана о возможных проблемах надвигающейся эры политических потрясений.
В своих снах я часто видел Марка. Тот ходил по своей квартире и не находил себе места. Пытался с головой уйти в работу, но не получалось. Но затем появилось странное и немного страшное существо. Ног у него не было, только передние клешни и маленькая головка-бусинка на несуразном теле. Оно что-то сделало с Марком, и тот опять стал улыбаться как прежде и, похоже, забыл меня. Только когда он спал, а я отчётливо это видел во снах, он бегал по бесконечным коридорам небоскрёба, который рушился сверху вниз и пытался найти меня и своё место в жизни. У него это не получалось и он страдал. К тому же он был далеко не глуп и понимал, что с населением твориться что-то странное. Была кипа документов от сексотов и просто донесений от всех служб внутреннего порядка. На корабле намечался бунт и власти не могли решиться пойти на попятную. В чёртовом колесе проблем мигрантов добавились и местные жители. Так начиналась революция.
Первым делом я исследовал сектор, где жили и трудились свободолюбивые жители города. Там они продавали предметы своего творчества. Многим казались забавными их произведения и богатые люди готовы были тоннами скупать их мелочёвку и прочее их творение. Но глобальный кризис в экономике и политике заставил вольнонаёмников убраться в свои жилища до окончания смутных времён. Их продукция больше никого не интересовала. СМИ стали трибуной неожиданно поднявших голову политиков разного толка и школ. Я надеялся, что там мои собратья по несчастью, что либо будут продавать. Палуба Б-12 была творчески подготовлена к разного рода соревнованиям и конкурсам и они могли что-то продать из своих заготовок. Но там их не оказалось.
Затем я решил исследовать места, где службы спасения раздавали бесплатную еду и лекарства неимущим. Я плохо разбирался во всех этих экономических деталях существования Альманзорга, но по моим исследованиям оказывалось, что на палубах не было безработных и голодающих. Это было как пример достижения Капитанов и других личностей из руководства кораблём. Хоть мы были и бедны, но в голове у нас всех были извилины. Все имели образование, работу, жильё, нас обслуживал целый кластер специалистов узкопрофильного характера совершенно бесплатно. Всё это нам было настолько привычно, что когда мы смотрели передачи и читали СМИ о жизнедеятельности столицы, нас пугала их необустроенность жизни. В Альманзорге явно не хватало образованных личностей и вообще город разврата и порока только и поставлял жителям палуб свои требования к оплате налогов и прочую финансово-экономическую дребедень. Жителям палубы далеки были вообще от идей каких-либо реформ. Им всё нравилось, и это было в определённой степени превосходно работающих социально-экономических институтов. Все знали, кем будут работать в будущем, где жить и вообще что будут иметь из имущества. Деньги вообще расходовались редко. Всё было очень дёшево, и все вещи старались делать много годового использования. Производители на палубах честно отрабатывали свой кусок хлеба. В результате этого, проблемы Альманзорга только были для жителей палуб как предмет пересудов и разговоров. Считалось, что население в центре дичает быстрее своих отдалённых регионов. Надо ли говорить, что с закрытием границ регионы сразу обнаружили недостачу жизненно-необходимых товаров первой группы, а затем и всё население корабля стало искать какие-либо решения выхода из тупика. Началось размышление о смены политического строя и реформ.
Это было время нищеты центра, короткий период, но для жителей центра он продолжался целую вечность. Песни и пляски прекратились. Надо было на что-то жить и что-то иметь за пазухой. Времена распутства и роскоши миновали. Сама экономика стала жить по средствам.
В конечном счёте я нашёл своих родственников и других знакомых в квартале секты математиков. Там вручались премии за прошедший год, и был бесплатный фуршет для всех пришедших. Эта секта всегда купалась в роскоши и никакие перемены им были не страшны. До сих пор помню, как оголтелая толпа у особняка в крикливых нарядах и вызывающих причёсках громко орала пьяным голосом: "Икс.Игрек.Зет.Икс.Игрек.Зет". Как пластинка какая-то. Но в остальной жизни это была скучнейшая публика, не стоящая ничьего внимания. Надвигалась пора реформ. И все это чувствовали. Своими воплями они провожали Старую Эру и встречали Новую. Все были возбуждены до предела, и лелеялась мечта стать богатыми одним росчерком пера капитана или старпома на худой случай. Или кого-либо ещё. Никто же не знал, что эти вопли были похоронными.


глава 13


До сих пор неясно, были ли подземные города на Земле или там где жили люди в космосе. Однако именно игра на эту тему была наиболее популярно в наше время среди молодёжи. Мишка рассказал, как группа послов приют нашла на местной помойке. Там сортировка шла всего поступающего мусора по категориям. Ничего не платили. Рабочим давали бесплатную еду, и постель тоже предоставляли. Полиция туда не совалась, дабы не испачкать мундиры и этим активно пользовались представители мафии. Практически вся наличность уходила в её карманы. Однако вернёмся к игре в города. По сценарию надо было пробраться с нижнего уровня до верхнего, собирая заложников террористов и всякого рода оружие и вспомогательные вещи. Наверху уже ждала ракета, готовая унести поселенцев в далёкий космос. Пока мы с Мишкой в города играли, взрослые толпились около телевизора и смотрели захватывающий политический блокбастер года.
Секта пилотов под давлением общественности решила пойти на уступки палубам, дабы население вконец не обезумело и не смыло уже существующий партаппарат в канализацию. Вокруг администрации города шла круглосуточная акция протеста. Гремели сковородками и требовали еды. Недалеко проходил митинг, призывающий население к оружию и захвату власти. В это сложное время и пришлось делать длительные разъезды главе совета пилотов с подручными людьми. Роботов и псиоников не брали, дабы не последовало ещё больших потрясений. Фермеры поняли, что ветер попутный и решили требовать невозможного - политической и экономической независимости. Нехотя были эти требования приняты представителями Альманзорга. Иначе бы грозила гражданская война. В результате и получился вошедший в историю Союз Сорока Племён. В дальнейшем уже Центр Управления решал распределение поступающих материалов и продуктов.
Кроме этого ещё и другие потрясающие события происходили в Альманзорге. Власти решили выпустить в прокат и тираж ранее запрещённые фильмы и книги. Население толпилось у книжных магазинов поглядеть хоть обложку книг. Фильмы были в основном боевики и мелодрамы не прошедшие с своё время цензуру из-за идеологии. То и другое пользовалось существенным спросом среди зрителей. Началась война телеканалов. Если раньше телевидение было лишь скучным продолжением митинга, посвящённого какому-либо знаменательному событию, то сейчас контент был из популярных фильмов и клипов. Многие каналы соблазнились тем, что цензура ослабла, и в ночное время показывали эротику и ужасы, которые были в ранешнее время запрещены.
Таким образом, мы все, группа Палубы Б-12,существовали в центральном городе корабля «Вавилон» при весьма неоднозначных событиях.
Я рассказал Мише о своих снах с роботом и какой-то гадиной явно инопланетного происхождения. Тот стал надо мной ржать. Сказал, что у меня богатое воображение. Он в прошлый раз специально посмотрел вокруг при нашем освобождении в поисках злополучных псиоников и не увидел ничего экстраординарного. К тому же и у нас был псионик рядом с агентом-космонавтом. Тогда его можно было разглядеть, но почему-то он каким-то образом отводил от себя взгляды людей так, чтобы не быть опознанным потом. Выходило, что псионики такие же люди как и все остальные на корабле. А вот про бабочку было бы интересно узнать. Он /Миша/ как-то раньше тоже интересовался проблемой тех людей, которых стирали из памяти населения и тех событий, которые были тщательно стёрты из истории. Он даже раза два или три обнаруживал в книгах фразы из якобы популярных фильмов и книг, но потом не находил того, на что ссылались авторы. Эта тема была самой запутанной в нашей Новешей Истории. Что стёрли наблюдатели и как они меняли условия жизни и самих жителей? Ответов не было.
В свободное от работы время мы вдвоём бегали в сектор криогеники посмотреть за теми, кто лежал в капсулах, и ждали пробуждения на Новой Родине. Ходили неоднозначные слухи о том, что, скорее всего, мафия и правительство не допустят своего свержения. Они сотнями лет управляли кораблём в сложных обстоятельствах, а тут появятся некие неизвестные личности, залапают то, что они создали. Но будут ли замороженных и спящих убивать было неизвестно. У всех были разные сведения по этой проблеме. Но смотреть на них было весьма увлекательным зрелищем. Особенно когда маленькие электрические жгуты на поверхности капсул убивали микробов. Автоматика тщательно следила за тем, что бы уснувшие не умерли от какой-то болезни до порта назначения.
Мы сортировали мусор для различных палуб на переработку и жалели, что нет иллюминаторов. Мир Альманзорга был красив и изящен, но у него не было связи с внешним космосом. Как ни пытались секты всё переработать, или хоть как-то пустить в дело ещё раз, этого у них не выходило. Требовалось много ресурсов, которые могли присутствовать лишь на кометах и метеорах. Поэтому наше судно не шло по прямой линии, а делало потрясающие манёвры для отлова полезного материала и доставку того на переработку в спецзаводы. В иллюминаторах в течение этого процесса звёзды из линий преображались в точки - свечи. Огромный мастодонт «Вавилон» пожирал ресурсы каждый день и ему нужны были ещё и ещё. В мире же Альманзорга развлечением было только телевидение и театр с радиопостановками. Всё самое интересное происходило для взрослых и детей в одинаковый промежуток времени и устраивались споры, кто, что будет смотреть. Космонавты-шпионы по всей видимости нами больше не интересовались. Поэтому мы и жили вольготно.
Я подолгу лежал в постели, пока остальные смотрели кинофильмы и мультики и в это время вспоминал свои недолгие приключения. Лица и обстоятельства уже стирались из памяти. Я уже давно не видел ничего экстраординарного в сновидениях и просто занимался процессом обучения, который происходил по связи с колледжем. Наши учителя не видели, где мы находимся, и это было превосходно. На стену я повесил найденный среди общего мусора довольно красивый плакат. На нём был изображён полицейский с жезлом. Жезлом он указывал на младенца, ползающего по полу. Внизу плаката была надпись: « Иди и убей Мутанта, пока он Тебя не убил!». Мне нравилось глядеть на смешного карапуза с третьим глазом на лбу. Когда и зачем был выпущен плакат, было неизвестно. Было ясно, что ему больше лет, чем мне. Даже взрослые глядя на него улыбались. В остальном это была скучная жизнь на развалинах какого-то завода, который и превратили в мусорный полигон.
Над мусорной кружили птицы неизвестных мне названий и им приносили священную жертву как местным божествам. Я смотрел на грациозный полёт птицы сверху внизу и в разные плоскости. Высоко в воздухе висели гигантские воздухозаборники, дабы смрад с полигона не мешал горожанам. Я потихоньку стал осваивать местный диалект, и мне всё было интересно читать, что выбрасывали довольно часто местные богатеи. Книги по философии, истории корабля и чисто технические с разного рода моделями и рисунками. Здесь же я впервые увидел комикс и восхитился этому изобретению художников Альманзорга. Сам город был за забором из металла, только утром и вечером приезжали транспортники с мусором из столицы.
А вообще, чем больше я узнавал этот город, тем страннее становилось общее понимание процессов, против которых выступали капитаны и лётчики. Браки между различными сектами рано или поздно стали бы происходить. Это было ясно из моей собственной жизни. Как ни пытались отгородить Старшие нас от общения с себе подобными из других лагерей - всё равно такие контакты происходили. Конечно, всё было до такой степени рассчитано и проверено на мышах, что мы даже думали иногда, уж не собираются ли они /Старшие/ построить Империю Иллюзий, где каждому виделся лишь свой слой пирога, а его целостность могли наблюдать лишь Избранные. Это было сложно. Я и так и сяк пытался вникнуть в эти социальные проблемы. Но каждый раз видел фарфоровую куклу, в которую превратили мою возлюбленную, и тот образ Хэмилтона, который остался один в своём замке из песка и пытающегося вылезти из небоскрёба, который рушился.
Местные старухи упорно утверждали, что миром и добром всё это не кончится. Они якобы уже давно предсказали крах режима, и только и оставалось ждать, когда это совершиться. Революция, согласно их речам, произойдёт кровавее, чем было до сих пор. Они видели во сне якобы всё самое страшное и жуткое, и надо было только просто подождать, когда эти ужасы осуществляться. Все мы ( пришедшие с Палубы Б-12),ждали разрешения вернуться в свои дома. В городе ввели круглосуточное патрулирование улиц от преступников и так же ввели комендантский час. С девяти вечера до шести утра нельзя было появляться вне пределов своего сектора проживания. Нарушителей арестовывали и сразу же совали в кутузку. Все ждали дня, когда можно было упасть в свою постель и нормально поесть, а не теми отходами, которыми мусорная мафия откупалась от работников свалки.
Во сне явился странный образ, какого-то существа из пенопласта и это существо уронили с моста в воду. Потом уже я увидел, как изделие из пенопласта унесло течением реки к морю, которого на наших палубах не было. Проснувшись, я сидел на своей кровати и слушал тиканье древних часов. Мысли мои были разными. Меня пугали перспективы никогда больше своей родной Палубы не увидеть. Альманзорг оказался насквозь прогнившим городом с фанерными декорациями Абсолютной Любви и Абсолютного Счастья. А за декорациями люди были друг друга задушить за кусок хлеба, которого им не хватало. В этом невесёлом путешествии всё было мерзко и гадко. Столицы роскоши и разврата открыла свои тайные улицы для нас снизу вверх и мы увидели на улицах снующих без дела воров, пошлецов и предателей. Каждый из них старался обвести вокруг пальца наивных идиотов с технической палубы. И им это удавалось.
Краем уха я услышал шевеление и посмотрел на то, что его производило. Это был Мишка. Ему тоже не спалось. Мы залезли под кровать, и стали молча читать книжку с оторванными страницами. Каждый из нас двоих был хотя бы грамотен. А грамота в Альманзорге стоила дорого. Слишком дорого по местным расценкам. Грамотных не хватало. И я стал даже подозревать, не является это государственным заговором. Скорее всего, планировалось нас изолировать от своей внешней экосистемы и принудительно поставить в ряд учёных, которые бы объясняли детям, что означают предметы и как всё надо делать правильно. Я гнал эту идею подальше, но она снова восставала из пепла. Я спросил Мишку, а что он думает по этому поводу. Тот молча пожал плечами и перевернул страницу.
В новостях стали часто показывать убывающий на палубы народ Альманзорга. Те толпились в зоне посадки в транспортники. Обратно никто не возвращался. Все они бежали. И я тогда ещё не понимал от чего и куда. Корабль был огромен, и я думал в ту пору, что они отравились в командировки. Журналисты стали повторять слова «утечка мозгов». Что эти слова обозначали - я не понимал. Мне эта тема была совершенно не интересна. Каждый день наш Старейшина ходил узнавать, когда мы можем свободно уехать или уйти на свою родину.
«Со дня на день.» - Сказали ему в Министерстве. А когда именно никто не знал. Мне уже стало казаться, что все мы так и протянем ноги в этом проклятом заведении.


Последний раз редактировалось Vasex; 03.06.2018 в 15:11.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 03.06.2018, 10:23
Посетитель
 
Регистрация: 02.06.2018
Сообщений: 13
Репутация: 4 [+/-]
"Палуба Б-12" /повесть/4 часть/

Скрытый текст - 4 часть:
Глава 14.


Так что же такое было существование вне Пространства и Времени? Я не знаю. Здесь всё было одинаково. Одинаковые дома, одинаковые люди и просто дни даже одинаковые. Я, Миша и новая подружка Микки сидели на самой большой куче, на свалке Альманзорга и разглядывали мир за стеной. Микки была неграмотна, и я ей переводил те рекламные лозунги, которые были видны на большом экране у дороги. Принятие лекарств, аренда жилплощади и прочая ерунда. Микки всю жизнь прожила на свалке и наружу никогда не выходила. У неё не было ни документов, ни страхового полиса. Да она особо и не жалела. Грамотность она считала узким местом и не хотела лезть на рожон. Наше пребывание на мусоре явно затягивалось. Старейшина племени Палубы Б-12 избегал уже все министерства и ведомства, а результата не было. От скуки мы играли в сломанные игры, которые выбросили за ненадобностью жители столицы. Так же сортировали все предметы со свалки для утилизации и переработки. На некоторых палубах даже гнилые овощи были деликатесом, надо ли говорить про всё остальное.
Микки не знала, сколько ей лет. Мать уже забыла, отца не было, и она вся была страшненькая до умопомрачения. Вечно не чёсаная, грязная и с огромными удивлёнными глазами как будто в первый раз из пещеры вылезла. Однажды мы сидели втроём на этой куче отбросов и я опять переводил, что показывала реклама у дороги. Внезапно пульс мой участился. На табло показывали мою фотографию с надписью: « Разыскивается живым или мёртвым». У меня похолодело на душе. Что-то или кто-то интересовался моей личностью и это испугало меня. Я не знал, что сказать, так как язык к небу прилип. Мишка, по всей видимости, тоже увидел эту рекламу и удивился, почему разыскивают только меня, а не всё племя, прибывшее с нашей палубы. Микки вообще пришла в ужас. Обычно после подобных объявлений идут массовые облавы и аресты. Мы спустились с вершины горы мусора и рассказали всем остальным об увиденном нами. Взрослые тоже забеспокоились. На общем собрании было решено готовится к побегу из города тайными тропами. Призвав на помощь всю силу эрудиции, мы оделись в самые грязные лохмотья, а некоторые в более менее цивилизованное. Была придумана легенда якобы мы больны неизлечимой болезнью и нас провожают в последний путь наши врачи. На том и порешили.
Микки часто расспрашивала нас о жизни и обустройстве нашей палубы, и я с Мишкой с большой охотой рисовали ей схемы и планы. Ей очень нравились наши рассказы и она решила сбежать из Альманзорга окольными путями. Мать её беспробудно пила и на отсутствие дочери не отреагировала бы. Я даже подозревал, что она обрадуется исчезновению. Меньше ртов надо было кормить и обувать. Так Микки оказалась в нашей группе беглецов.
Нас вели тропами странными, дорогами узкими и по местности неизвестной. Кризис всё ещё продолжался. Даже днём было опасно находиться на улице, а уж ночью тем более. В результате нам даже никто не попался по дороге. Я всё время только и думал, кто меня разыскивает и зачем. Были все основания считать в качестве заказчика расследования Хэмилтона, но зачем я ему понадобился было до конца не ясно. В его силе и могуществе я не сомневался. Стоило ему щёлкнуть пальцами и миллионы женщин пали бы к его ногам. Нет, здесь дело было не чисто. Канализация была единственной вещью, которая объединяла все палубы. Устройство её было довольно хитрым. Где-то насосы, где-то бесконечные громадные шланги. Запаха и лягушек там не было, так как лягушек весьма активно ловили и поедали дальние палубы, у которых даже продовольствие было на минимуме.
Я шёл с начала по колено в отбросах, потом уровень поднялся до пояса. А уже при подходе к городской стены уровень был выше горла. Вода тщательно фильтровалась и затем снова пускалась в оборот, поэтому канализацией это было сложно назвать. Наконец мы оказались у колодцев с наружной стороны. В руках были фонарики и только благодаря им мы нашли верную дорогу. Я боялся того, как бы нас в ловушку не загнали. Но всё обошлось более или менее. Одежда конечно вся промокла и пахла эта вода отвратительно. Но ради свободы можно было и помолчать по этому поводу. Нас никто не гнал вперёд, все мы пришли в Альманзорг по своей воле. Поэтому покидали столицу империи мы все без особой жалости. Ничего хорошего она нам не принесла, и даже некоторые жалели, что согласились на этот путь.
Часто в криминальной хронике стали говорить о заказных убийствах. Я это вспомнил по тому поводу, что пошутил, как бы архитектора этого железобетонного канализационного стока надо тоже было расстрелять за то, что не оборудовал его ни лестницами ни вообще какими-либо ступенями. Приходилось прыгать с высокой стенки на другую стенку. Вода неизбежно попадала в рот и все кашляли, её отхаркивая. Здесь не было ничего живого, и только это обстоятельство нас всех радовало. Были сплетни о крысах, змеях и даже неведомых звероящерах, которые якобы сбежали со своей исконной палубы от тотального контроля вниз. Наконец мы все оказались у входной двери нашей палубы. Старейшины открыли её, и мы все дружно вывалились на родную землю. Никого рядом не было что бы запечатлеть наше возращение на киноплёнку или хотя бы фото. Все вымазавшиеся в глине, дурнопахнущие, уставшие и голодные мы все рассеялись по городу. Микки забрал с собой старейшина. Она будет жить в его доме в качестве приёмной дочери, объяснил он нам. Все согласились.
Стоило мне только перейти порог родного дома, как навстречу мне вышел человек в белом балахоне. Это был Хэмилтон. Я уже про него и не думал. Я вздрогнул и хотел уже бежать, как сзади уже стояли двое полицейских с оружием.
-Итак, узнали что хотели?
-Да. Мы всё узнали.
-Прекрасно. Но у меня есть некоторые вопросы относительно той женщины, которая была в инфокристалле. Где он?
Я пытался было сориентироваться в обстановке, но про неё я уже и забыл. Даже не помнил, где этот кристалл вообще находился последний раз, когда я его видел.
-Я не знаю. Наверно у старейшины.
-Великолепно.- Сказал он учтивым тоном- Давай поешь хорошенько, мать уже приготовила. А затем мы отправимся в маленькое путешествие по Палубе Б-12.
Я нехотя прошёл на кухню в весьма скверном настроении. Мать в самом деле уже приготовила еду и по её виду я понял, что гость из столицы сильно напугал её. Сев за стол я принялся есть. Хэмилтон сел на рядом стоящий стул и внимательно смотрел, как я уплетаю яичницу. Мне взгляд его сильно не понравился. Я его таким ещё никогда не видел. Наконец с едой было покончено. Я спросил Хэмилтона, разрешит ли он мне переодеться. Тот согласился, только с условием, что будет находиться в комнате полицейский. Я нехотя согласился. Впопыхах я даже толком не понял, есть ли у Хэмилтона самого оружие или только у полицейских. Снятая одежда была брошена в стирку. Груз воспоминаний непереносимой ношей лёг на мои плечи.
-Зачем она Вам? Вы её убьёте?
-Ты слишком много болтаешь.- Марк сидел со мной на заднем сидении транспортника и с интересом осматривал окрестности, будто видел невероятное чудо.- Нам не нужно убийство. Нам нужна Правда. А Правда в том, что ей кто-то помог. Ты читал последние новости? На возьми, полистай...
Он протянул мне газету. Самую настоящую газету, а не то, что нам давали читать. На первой странице была крупная статья о самоубийстве главы секты лётчиков. Аудиторская проверка обнаружила крупные недостачи в его ведомстве и так же некоторые его решения были оспорены прокуратурой. Над самой сектой нависли грозовые тучи. Из статьи следовало, что политика корабля «Вавилон» будет изменена. Будет организована комиссия по обсуждению этой проблемы. Кроме статьи была крупная фотография чёрно-белая. В том самом кабинете, в котором он чуть меня не убил, лежал на полу глава совета капитанов. Мне его нисколько не было жаль. Собаке - собачья смерть. Однако про женщину в инфокристалле не было ни слова.
-Что Вы будете сейчас делать? Снимать с себя полномочия?
-Ты ничего не понимаешь в политике «Вавилона», поэтому сиди и молчи. Иначе повторишь судьбу этого...-Он стал искать подходящее слово.- мерзавца. Ты не поверишь, было обнаружено досье на всех. НА ВСЕХ ОН СОБИРАЛ ДОСЬЕ. Ладно, пусть это будет нашей общей Тайной. Ты согласен?
-Да. Вы никого не будете забирать и арестовывать?
-Пока нет. Который дом?
Я показал Хэмилтону дом старейшины. Он вышел наружу и оставил меня в транспортнике. У меня кровь даже стала сквозь кожу видна. Я боялся всего и особенно неожиданностей от Хэмилтона. Нас учили почитать секту лётчиков. А тут такие неожиданные подробности. Да, политика сложная штука, это я знал, но что бы настолько, не предполагал. Я открыл ненамного дверь транспортика в надежде хотя бы краем уха услышать происходящее в доме.



Последний раз редактировалось Vasex; 03.06.2018 в 15:12.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 03.06.2018, 10:39
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,559
Репутация: 826 [+/-]
Пожалуйста, прекратите создавать лишние темы.
__________________
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 03.06.2018, 15:13
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 8,952
Репутация: 1498 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
На первый раз автора прощаю, но если повторится - забаню за захламление форума.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 03.06.2018, 15:19
Посетитель
 
Регистрация: 02.06.2018
Сообщений: 13
Репутация: 4 [+/-]
Благодарю за помощь.Просто я ещё здесь только в первый раз и не знаю правил толком.Произведение первое в длинном жанре.Выложу стихи когда время будет.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Конкурс "Фаншико-2016" и отбор рассказов в сборник фантастики "Антология МиФа" Город Чудес Конкурс-семинар «Креатив» 73 04.07.2017 09:28
Акт Убийства, Взгляд тишины / The Act of Killing (2012), The Look of Silence (2014) Потполкин Кино 3 02.06.2016 21:23
Обсуждение работ Кобо Абэ ("Женщина в песках", "Человек-ящик", "Почти как человек") Лекс Литературный Клуб 26 14.07.2012 09:55
"Ничего человеческого", повесть Роммель Творчество 9 29.04.2012 20:23
"Грёза Эры", повесть Sera Творчество 70 23.06.2010 23:13


Текущее время: 13:42. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.